Автореферат диссертации по теме "Интенциональная организация семейного дискурса"

005017357

На правах рукописи #

Гребенщикова Таисля Александровна

ИНТЕНЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СЕМЕЙНОГО ДИСКУРСА

Специальность: 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2012

1 С Г Т">

005017357

Работа выполнена на кафедре экспериментальной психологии и психодиагностики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Государственный академический университет

гуманитарных наук

Научный руководитель: канд. психол. наук

Зачесова Ирина Анатольевна

Официальные оппоненты: Кольцова Вера Александровна

д-р психол. наук, профессор, зав.лаборатории

истории психологии и

замдиректора по науке

Федерального государственного

бюджетного учреждения

науки Институт психологии

Российской академии наук (ИП РАН)

Розанова Нина Николаевна

канд. филол. наук, старший научн. сотр. Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт русского языка Российской академии наук им. В.В. Виноградова (ИРЯ РАН)

Ведущая организация: Федеральное государственное

бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российский государственный гуманитарный университет

Защита состоится « 31 » мая 2012 г. в 13:00 на

заседании диссертационного совета Д 002.016.02 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте психологии Российской академии наук по адресу: 129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН.

Автореферат разослан «_»_2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета канд. психол. наук, доц.

Т.Н.Савченко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена изучению интенциональных характеристик семейного дискурса, сопряженных с взаимодействием коммуникантов, их отношениями и оказываемым психологическим воздействием.

Актуальность темы исследования определяется неразработанностью психолингвистических аспектов семейной коммуникации и проблемы организации семейного дискурса.

Вовлеченность человека в коммуникацию в современном мире определяет влияние на него различных видов дискурса - политического, масс-медийного, профессионального, повседневного. Человек является не только объектом воздействия дискурса, но и его участником. В первую очередь это относится к дискурсу обыденной жизни и его разновидности - диалогу с близкими людьми в семье. Последний признается базовой формой общения (J1.C Выготский, В.И.Карасик, Н. Sacks, G. Jefferson, Е. Schegloff), в которой ежедневно осуществляется познание человека человеком (Б.Ф Ломов; А.А. Бодалев). При этом семейный дискурс остается наименее изученным ввиду трудности получения материала исследования.

Усиление роли коммуникации и массовой информации во всех областях жизни обусловливает растущую актуальность таких вопросов, как умение понимать намерения говорящего и понятным образом выражать свои, разрешать возникающие в коммуникации конфликты и прогнозировать их, противодействовать нежелательному воздействию со стороны и самому эффективно оказывать воздействие на других (Психологическое воздействие..., 2012). Изучение интенциональной организации семейного дискурса, вскрывая «внутренне-сущностные механизмы взаимодействия в общении» (Ломов, 1984), позволяет подойти к решению этих вопросов. Кроме того, семейный дискурс как один из источников позитивно направленного общения имеет психотерапевтическую ценность в жизни человека, что с повышением уровня социальной напряженности особенно важно в современной действительности.

Понятие дискурса имеет различные трактовки в дисциплинах, связанных с изучением речи и коммуникации, и к настоящему моменту их количество чрезвычайно велико. Так, в дискурс-анализе и лингвистике дискурс понимается как способ воздействия на получателя (Р. Блакар, N.Fairclough, С. Mouffe, Е. Laclau, R.Wodak и др.), в этнометодологическом подходе - как взаимодействие коммуникантов в различных областях повседневной практики (H.Garfinkel, H.Sacks, G.Jefferson, Е.А. Schegloff и др.), в теории речевых актов - как способ достижения говорящими определенной цели (Дж. Л. Остин, Дж. Р. Серль, W. Franke и др.). В современных психологических и психолингвистических исследованиях особое внимание уделяется изучению дискурса в различных коммуникативных контекстах, в связи с социокультурной ситуацией, целями, отношениями, представлениями общающихся сторон (Ю.Н. Караулов, Н.Д. Павлова, van Dijk, R. Harre, Schmidt и др.). При этом важным направлением " исследования становится изучение интенциональных оснований дискурса. В

рамках подхода, получившего известность как интент-анализ, дискурс рассматривается как область экспликации мотивациоиных состояний личности, актуального состояния сознания взаимодействующих субъектов (Ушакова и др. 2000; Алмаев, 2002; Цепцов, 2002; Зачесова, 2005). Подчеркивается, что изучение интенциональных оснований дискурса позволяет понять, чем обусловливается выбор тех или иных речевых средств выражения, протекание взаимодействия, использование коммуникантами приемов речевого воздействия (Павлова, 2002, 2003).

В рамках интенционального подхода получила развитие тема конфликта в телевизинном и политическом дискурсе (Ушакова и др., 1995), рассматривается проблема воздействия в политическом (Павлова, 2000, 2002) и масс-медийном дискурсе (Григорьева, 2007; Павлова, Григорьева, 2012), описаны особенности интенционального содержания научного и психотерапевтического дискурса (Кубрак, 2009; Кириллова, 2010; Дискурс в современном мире, 2011) и др. Аналогичные проблемы в отношении семейного дискурса остаются мало изученными, тогда как его интенциональное содержание, тесно связанное с личностной сферой коммуникантов, во многом направляет их взаимодействие. Обращение к интенциональному содержанию семейного дискурса позволяет получить новые данные о том, почему то или иное высказывается собеседником, как в результате речевых шагов складываются отношения коммуникантов и как эти условия влияют на последующую организацию диалога.

Следует отметить, что в настоящей работе в качестве объекта выступает дискурс в ситуации, свободной от ограничений, которые накладываются на коммуникантов в ранее изучавшихся видах дискурса. Так, в семейном дискурсе воздействие не однонаправлено, как при воздействии говорящего на аудиторию в политическом дискурсе, оно оказывается обеими участвующими в коммуникации сторонами. Кроме того, отношения между адресатом и адресантом в семейном дискурсе лишены какой бы то ни было формальности, в отличие от ситуации научного и психотерапевтического дискурса.

Объект исследования - диалоги в ситуации семейного общения.

Предмет исследования - интенциональная организация взаимодействия собеседников в семейном дискурсе.

Цель исследования:

Теоретический и эмпирический анализ интенциональной организации взаимодействия в семейном дискурсе.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ исследований дискурса, выявив роль интенциональной составляющей в организации дискурса и его видов.

2. Провести эмпирическое исследование семейного дискурса, охарактеризовав актуальные интенции партнеров коммуникации, осуществить их классификацию и выявить их иерархическую соподчиненность.

3. Описать интенциональные паттерны взаимодействия, формирующиеся в процессе взаимодействия коммуникантов.

4. Исследовать выраженность доминирования коммуникантов в диалогическом взаимодействии и соотнести полученные результаты с их собственной оценкой сложившихся межличностных отношений.

5. Выявить преобладающие интенциональные паттерны взаимодействия, связанные с реализаций отношений доминирования-подчинения собеседников в ходе диалога.

6. Описать интенциональные структуры, связанные с оказанием психологического воздействия в диалоге.

Общая гипотеза: интенциональную организацию семейного дискурса формируют иерархически соподчинененные интенциональные структуры, отражающие складывающиеся в диалоге отношения субъектов общения и определяющие реализуемые тактики оказания воздействия.

Эмпирические гипотезы:

1. Направляющие взаимодействия интенциональные структуры - ведущие интенциональные направленности субъектов общения - отличаются по выраженности частных интенций, входящих в их состав.

2. Ведущие интенциональные направленности коммуникантов проявляются в различных сочетаниях, обнаруживая специфику семейного дискурса в конкретном коммуникативном контексте.

3. В семейном дискурсе преобладают определенные типы межличностного взаимодействия, отражающие отношения доминирования-подчинения собеседников в соответствующих интенциональных паттернах.

4. Семейному дискурсу присуще равенство в выраженности доминирования коммуникантов в диалогическом взаимодействии друг с другом.

5. Семейный дискурс характеризуется определенными вариантами воздействия, реализуемыми коммуникантами в соответствии с той или иной ведущей интенциональной направленностью.

Методологическая и теоретическая основа исследования.

Анализ речевого материала базировался на интенциональном подходе в изучении психологического аспекта речи (Т.Н Ушакова., Н.Д.Павлова, В.В. Латынов., В.А. Цепцов, И.А. Зачесова. и др), а также на представлениях о психолингвистических характеристиках семантического содержания речи (A.A. Леонтьев, Н.В. Уфимцева, И.Н. Горелов и др.), когнитивных механизмах функционирования языка и речи (Ч. Филмор, Т. Ван Дейк, А.Н. Баранов, А.Е.Кибрик и др.) и опыте социолингвистических исследований непринужденной разговорной речи (М.В. Китайгородская, H.H. Розанова; И.Н Борисова; A.B. Занадворова и др.). Исследование проявляемых в диалоге взаимоотношений собеседников и оказываемого ими речевого воздействия опиралось на теории диалогического субъект-субъектного взаимодействия (A.B. Брушлинский, К.А. Абульханова, А.У. Хараш, Г.М.Кучинский, М.М. Бахтин), системный подход (Б.Ф. Ломов, Б.Г. Ананьев, В.А. Барабанщиков) и принцип общения в психологии Б.Ф Ломова.

Методики исследования.

Экспериментальные:

-интент-анализ, позволяющий реконструировать интенции субъекта по его речевой продукции (Ушакова и др., 1995, 2000; Павлова, 2002);

-методика Миллара-Роджерс для оценки реализуемых коммуникантами в диалоге отношений домирования-подчинения (Millar, Rogers, 1979);

-методика «Гравюра», направленная на оценку межличностных отношений в малой группе/диаде (Поддубный, 2002).

Вспомогательные:

- при сборе и обработке эмпирического материала использовались метод «скрытого диктофона» (Земская и др., 1978) и система транскрипции вербального материала (Atkinson, Heritage , 1984).

- при статистической обработке данных применялся программный пакет Statistica 6.0., способы непараметрического анализа данных (критерий Вилкоксона, многофункциональный критерий Фишера, критерий согласия х2 Пирсона); результаты экспертной оценки оценивались с помощью коэффициента согласованности каппа Флейса (Fiéis, 1989).

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечиваются опорой на теоретические и методологические положения отечественной и зарубежной психологии, тщательной методической проработанностью проблемы, адекватностью методов анализа и обработки данных, валидизацией результатов интент-анализа на основе экспертной оценки, соответствием полученных выводов эмпирической базе исследования.

Научная новизна исследования:

1. Реализован новый интенциональный подход к исследованию семейного дискурса, направленный на выявление актуальных интенций коммуникантов в ходе взаимодействия.

2. Получены новые данные, характеризующие интенциональную организацию взаимодействия собеседников в семейном дискурсе, а также тактики оказания воздействия.

3. Впервые сопоставлены данные о межличностных отношениях коммуникантов, полученные по результатам интент-анализа семейного диалога, и их собственные представления о взаимоотношениях друг с другом. Выявлено расхождение между самооценкой отношений и реально складывающимися отношениями собеседников в диалоге.

Теоретическая значимость работы определяется ее вкладом в изучение роли актуальных интенций субъектов общения в процессе коммуникации и организации дискурса. Расширяется представление о механизмах взаимодействия и воздействия в дискурсе, что существенно для психологии личности и психологии воздействия, одной из актуальных задач которой является изучение его особенностей в разных коммуникативных контекстах. Изучение интенциональной организации семейного дискурса показывает нерасторжимое единство речевого содержания с мотивационными характеристиками и перцептивно-когнитивными процессами субъекта, развивая представление о коммуникативной функции речи.

Практическая значимость работы связана с возможностью использования полученных данных при решении вопросов эффективности общения, воздействия и противодействия ему в практике повседневного общения и психотерапии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Организацию семейного дискурса определяют ведущие интенциональные направленности субъектов общения, отличающиеся по выраженности наполняющих их интенций и имеющие различную представленность в конкретном коммуникативном контексте.

2. Определенные сочетания ведущих интенциональных направленностей собеседников в процессе общения формируют характерные интенциональные паттерны, направляющие процесс взаимодействия в семейном дискурсе. Воздействие, осуществляемое при этом коммуникантами друг на друга, выражается в тактиках, коммуникативные ходы которых связаны с реализацией актуальных интенций субъекта.

3. Отношения доминирования-подчинения коммуникантов, складывающиеся в диалогическом взаимодействии, не соотносятся с самооценкой существующих между ними отношений доминирования-подчинения.

Апробация работы. Теоретические и эмпирические результаты исследования обсуждались на расширенных заседаниях кафедры экспериментальной психологии и психодиагностики Государственного академического университета гуманитарных наук и лаборатории психологии речи и психолингвистики Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН (2007-2012 гг.), а также были представлены на Всероссийских научно-практических конференциях «Познание в структуре общения» (Москва, 2008), «Познание в деятельности и общении: от теории и практики к эксперименту» (Москва, 2011), на 4-ой Международной конференции «Коммуникация-2008» (Москва, 2008) и на 6-ой Международной конференции «Психолингвистика в современном мире» (Украина, Переяслав-Хмельницкий, 2011). Основные результаты исследования отражены в 10 публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений, содержит 13 таблиц, 15 рисунков и 2 приложения. Объем работы составляет 130 страниц, библиографический список насчитывает 148 источников, в том числе 30 - на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяются цель, задачи, объект, предмет исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются гипотеза и положения, выносимые на защиту. Подчеркивается, что интенциональная организация семейного дискурса рассматривается в работе в связи с реализацией в нем взаимодействия, воздействия и взаимоотношений коммуникантов.

Первая глава «Интенциональные и интерактивные особенности дискурса» состоит из трех частей, в каждой из которых рассматриваются аспекты организации дискурса. В параграфе 1.1 главы «Взаимодействие субъектов общения» отмечается отсутствие единой методологической концепции того, как соотносится между собой понятия взаимодействия и общения. Если одни авторы рассматривают их связь посредством выделения конкретных уровней анализа (Г.М. Андреева; Я. Яноушек; Б.Ф. Ломов и др.), то другие определяют её в глобальном, образующем парадигму смысле (Г.А. Ковалев, Н.В. Казаринова). К направлениям, так или иначе рассматривающим проблему взаимодействия партнеров в общении, также можно отнести символический интеракционизм (Ч. Кули, Дж. Мид, Г. Блумер, Э. Гоффман и др.), когнитивную психологию (К. Левин, Т. Ньюком, Л. Фестингер и др.) и теории психоаналитической ориентации (Г. Салливен, Э. Берн, В. Шутц и др.).

Общепсихологические исследования по проблеме взаимодействия связаны с разработкой темы мышления в общении (A.B. Брушлинский, В.А. Поликарпов, Г.М. Кучинский). Подчеркивается, что реально протекающий диалог между собеседниками является той единственной формой общения, при которой возможно субъект-субъектное взаимодействие. В оригинальных экспериментах

B.А. Поликарпова и A.B. Брушлинского было показано, что взаимодействие коммуникантов соотносится со степенью схождения у них аналитико-синтетических процессов (Брушлинский, Поликарпов, 1990). Г.М. Кучинский, ориентируясь на установки субъектно-деятельностного подхода Рубинштейна

C.Л. и философские идеи Бахтина М.М., установил, что исходными циклами речевого общения в ходе решения совместных задач являются циклы «вопрос-ответ», «сообщение - отношение к сообщению» и «побуждение к действию -выполнение» (Кучинский, 1991).

Проводится параллель между исследованиями Г.М. Кучинского и школой диалог-анализа, известной как конверсативный анализ (H.Sacks, J.Heritage, Е. Schegloff, M.Billig и др.), в которой было показано, что в основе интеракций, происходящих в повседневно-бытовом разговоре, лежат простые принципы последовательности и предпочитаемой структуры. Отмечается некоторая формальность и поверхностность такого подхода в сравнении с исследованиями Г.М. Кучинского, выделявшего, наряду с циклами взаимодействия, факторы взаимообусловленности и связанности реплик коммуникантов. Также в параграфе рассматриваются представления о стереотипах речевого взаимодействия как условиях успешной коммуникации (П. Грайс; G. Leech; J. Searle) и универсальных последовательностях продуцируемых реплик (W. Franke и др.).

Отмечается заслуга Б.Ф.Ломова, который подчеркивал, что взаимодействие в общении не есть система чередующихся действий или воздействий каждого из участников общения, акцентировал их партнерство и активную роль как субъектов (Ломов, 1984). В дальнейшем эти идеи Б.Ф. Ломова нашли свое продолжение в рамках развиваемого лабораторией психологии речи и психолингвистики Института психологии РАН интент-анализа. Этот метод изучения психологической базы дискурса направлен на определение

личностных и ситуативных факторов его детерминации в различных коммуникативных контекстах (Ушакова и др., 1995, 2000; Павлова, 2003).

Приводятся результаты серии работ, выполненных в интент-аналитическом подходе и посвященных интерактивной организации разговора. Н.Д. Павлова выделяет два взаимосвязанных плана диалога: проблемный (отражающий собственно содержание общения, обмен информацией и концептуализацию полученных сведений) и план, связанный с регуляцией отношений коммуникантов (принятие/неприятие сказанного, вовлечение в диалог, выражение заинтересованности и др.). Было показано, что формы совместной познавательной деятельности, реализуемой в диалоге, зависят от складывающихся отношений: так, возникающая консолидация партнеров позволяет достичь более глубокого уровня обсуждения (Павлова, 2000, 2005). В этой работе развивается подход интент-анализа к изучению вербальной коммуникации, т.е. учитываются установки коммуникантов, связь особенностей взаимодействия с коммуникативным контекстом.

В параграфе 1.2 «Межличностные отношения коммуникантов в семейном дискурсе» разбирается второй аспект его организации, а именно -обуславливающие его взаимоотношения членов семьи, и дается общая характеристика особенностей семейной коммуникации. К числу основных параметров межличностных отношений, реализующихся в семье, В.Н. Дружинин относит доминирование-подчинение, ответственность и эмоциональную близость (Дружинин, 2000). Автор, осуществляя классификацию типов семей на основе трех указанных параметров, отмечает, что вектор ответственности не всегда совпадает с вектором доминирования: доминировать в семье может как отец, так и мать или ребенок.

Уточняется, что в настоящем исследовании особое внимание было уделено отношениям доминирования-подчинения как одному из факторов организации семейного дискурса. Этот выбор обусловлен близкой эмоциональной дистанцией с партнером, оцененной большинством коммуникантов, участвовавших в исследовании, что исключает вариативность результатов при последующем сопоставлении. Параметр ответственности был отложен для дальнейшего изучения семейного дискурса.

За отсутствием к настоящему моменту психологических исследований семейного дискурса1, анализируются исследования семейного диалога в смежных дисциплинах. Представляет интерес работа A.B. Занадворовой, которая выделяет четыре уровня неравенства в семье, влияющего на организацию коммуникации: иерархическое, обусловленное традиционными представлениями о семейной иерархии; неравенство в уровне компетенции, связанное с наличием определенных знаний, умений, опыта; неравенство в смысле транзактного анализа, определяемое состояниями «ребенок»,

1 исключение составляет работа 2011 года В.В Латынова, однако в ней рассматривается связь особенностей семейного дискурса, описываемых на основе самоотчета испытуемых, и ощущения субъективного благополучия членов семьи, а не сам дискурс как таковой (Латынов, 2011).

«родитель», «взрослый», и ситуативное неравенство, соотносимое с данными обязательствами или другими обстоятельствами, предоставляющими кому-либо из коммуникантов психологическое преимущество (Занадворова, 2000).

Отмечается, что история любой семьи предполагает функционирование в ней своеобразных речевых стереотипов, ритуалов, обращений и т.п., подразумевающее обширную совместную апперцепционную базу собеседников (Современный русский язык, 2003; Китайгородская, Розанова, 1999). Тем не менее, несмотря на существование подобных специфических особенностей семейного диалога, существуют интегрирующие факторы общения, одинаковые для всех семей (Елизаров, 1996). Обобщая их, можно выделить участие в регуляции совместной деятельности, в случае семьи - совместной жизни, и реализацию отношений с близкими людьми. Идея «проблемной» (содержательной) и «отношенческой» (фатической) линии в диалоге также транслировалась во множестве работ различных направлений - философии языка и культуры (Балли, 2007; Бахтин, 1995), прагматической теории коммуникации (Бейтсон, 2000; Вацлавик и др., 2000), лингвистике и генристике (Винокур, 1993; Дементьев, 2010), психологии мышления (Брушлинский A.B., Поликарпов В.А., 1990; Кучинский Г.М., 1991) и, наконец, психологии речи (Ушакова и др., 1995, 2000; Павлова, 2000; Зачесова И.А., 2005). Уточняется, что настоящая работа ориентирована на указанные две неспецифические задачи, поскольку выделение остальных зависело бы от множества конкретных ситуаций, отличающихся во всех семьях.

В параграфе 1.3 «Воздействие в различных видах дискурса» описывается третий выделяемый в настоящей работе аспект интенциональной организации дискурса. Как отмечают многие авторы, воздействие на партнера является неотъемлемым элементом любой коммуникации: сообщая нечто адресату, говорящий всегда влияет на его картину мира (Т.Н Ушакова, П.Б Паршин, О .С. Иссерс, А.Н. Баранов, Г.Е. Крейдлин, Б.Ф. Поршнев, R. Blakar, T.Van Dijk и др.). Мы рассматриваем воздействие как влияние на индивидуальное сознание и поведение, осуществляемое разнообразными речевьми средствами для достижения поставленных говорящими целей (Паршин, 1987; Стернин, 2001). Манипуляция как разновидность воздействия была исключена из анализа ввиду скрытого ее характера и лежащего в ее основе обмана (Ковалев, 1987; Доценко, 1997; Почепцов, 2000; Добрович, 2000; Берн, 2003), что не всегда удается определить стороннему наблюдателю. В параграфе приводятся представления о различных способах дискурсивного воздействия (Van Dijk, 2008; Поттер, 1998; Лакофф, Джонсон, 1990; Блакар, 1987; Степанов, 2005; Алексеев, 2005; Цепцов, 2005; Григорьева, 2007; Чернявская, 2008; Кубрак, 2009 и др.) и рассматриваются классификации стратегий и тактик воздействия (Иссерс, 2008; Marwell, Schmitt, 1967; Levine, Wheeles, 1997). Отмечается, что различные варианты воздействия не изучались на материалах спонтанных диалогов в контексте семейного дискурса.

В выводах главы подводятся итоги теоретического обзора, выделяются опорные положения, в соответствии с которыми планируется эмпирическое

исследование интенциональной организации семейного дискурса, выдвигаются эмпирические гипотезы и уточняются задачи исследования.

Во второй главе «Дизайн эмпирического исследования семейного дискурса» приводятся общие сведения об участниках исследования, представляется схема исследования и описываются методические основания работы.

В параграфе 2.1 «Особенности семейного дискурса и этапы его исследования» очерчивается граница объекта исследования, включающая следующие параметры: «участники» - члены семьи в непринужденной домашней обстановке, «тема» - сфера бытовой коммуникации между супругами, родителями и их детьми, «способ» - контактный (Хэллидей, 1991; Красных, 1999; Китайгородская, Розанова, 1999; Кашкин, 2000; Звягинцева, 2009). В исследовании принимали участие семьи студентов-психологов, а также историков и экономистов, всего 24 пары (п=48) - как супружеские, так и детско-родительские, образованные разными взрослыми членами семьи (дети старше 16 лет). Им предлагалось записать диалог с одним из членов своей семьи в наиболее типичной ситуации методом «скрытого диктофона» (Земская, 1978). Отмечается, что исследуемые диалоги относятся к естественно протекающей, неподготовленной речи.

Процедура исследования включала несколько этапов:

1. квалификация психологического содержания речи методом интент-анализа и выявление основания иерархической организации интенций семейного дискурса;

2. описание типичных вариантов семейного взаимодействия, реализуемого в сочетаниях ведущих интенциональных направленностей коммуникантов;

3. определение по методике Миллара-Роджерс взаимодействующих позиций в отношениях доминирования-подчинения, реализуемых коммуникантами в соответствующих интенциональных паттернах;

4. соотнесение полученных результатов с самооценками участников исследования своих позиций в паре, полученных с помощью методики С.Е. Поддубного «Гравюра»;

5. описание интенциональных оснований речевого воздействия, осуществляемого коммуникантами друг на друга в процессе субъект-субъектного взаимодействия.

В параграфе 2.2 «Методики изучения семейного дискурса» описываются процедуры интент-анализа, направленного на квалификацию актуальных интенций субъекта, и методика Миллара-Роджерс, предназначенная для оценки взаимоотношений доминирования-подчинения, реализуемых в диалогическом взаимодействии.

Единица кодирования - коммуникативный ход - высказывание, содержащее конкретную интенцию. Аудио-материал 126-ти диалогов был транскрибирован с учетом пауз, хезитаций, интонационных выделений речи (Земская, 1978; Atkinson, Heritage, 1984). Анализ диалогов (всего 2769 коммуникативных хода) был проведен 2-мя экспертами, имеющими опыт интент-анализа.

В данном параграфе особое внимание уделяется интент-анализу как психологическому методу квалификации интенциональных оснований речи в различных видах коммуникативной практики (Слово в действии..., 2000; Психологические исследования дискурса, 2002, Проблемы психологии дискурса, 2005, Ситуационная и личностная детерминация дискурса, 2007; Дискурс в современном мире, 2011 и др.). Описываются этапы интент-анализа и его процедуры, апробированные в работах Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой, В.В. Латынова, Цепцова В.А. и др. (Ушакова и др., 1995. 2000; Павлова, 2000, 2003). Подчеркивается необходимость при квалификации конкретной интенции одного коммуниканта учитывать ответную реакцию его партнера и целостный коммуникативный контекст всего диалога. По материалам предыдущих исследований дискурса составляется предварительный перечень интенций для семейного дискурса (Ситуационная и личностная детерминация дискурса, 2007). Указывается необходимость валидизации полученных результатов, которая в настоящей работе проводится на основе групповой оценки с участием 6-ти экспертов, сотрудников и аспирантов лаборатории психологии речи и психолингвистики ИП РАН, имеющих опыт интент-анализа. Надежность-согласованность работы экспертов проверялась с помощью коэффициента каппа Флейса для номинальных переменных (Флейс, 1989)

При описании методики Миллара-Роджерс обращается внимание, что в своих работах по изучению семейной коммуникации авторы учитывают двойную функцию каждой реплики в диалоге (Millar, Rogers, 1979, 1985). С одной стороны, она выражает текущую позицию коммуниканта, а с другой является ответом на высказывание его партнера. Доминирование-подчинение исследователи рассматривают в аспекте контроля за речевым обменом: посредством того или иного высказывания собеседники как бы задают друг другу определенные варианты коммуникативных ходов. Подобную точку зрения разделяют последователи прагматического направления в изучении коммуникации, которые представляет диалог как разворачивающийся процесс вынуждаемых действий (Г. Бейтсон, П. Вацлавик, Дж.Остин, П.Грайс, G.Leech; А.Н. Баранов и Г.Е. Крейдлин).

Каждому коммуникативному ходу говорящего с учетом целостного контекста диалога в соответствии с методикой приписывалась доминантная, подчиненная или нейтральная позиция. По итогам анализа характеризовались паттерны взаимодействия, подчитывались абсолютные частоты доминирования коммуникантов в диадах.

В параграфе 2.3 «Исследовательские и статистические гипотезы» приводится перечень соответствующих гипотез и процедур обработки данных. Определяется соответствие выбранных процедур характеру исследуемого материала, а именно проверяется равномерность распределения коммуникативных ходов среди участников исследования. Отмечается, что для объяснения полученных результатов 4-го этапа исследования будет сформулирована дополнительная гипотеза о возрастных различиях групп, по-разному оценивших свои взаимоотношения в паре (результаты обсуждаются в параграфе 3.4).

В конце главы дается общая схема исследования, уточняются предмет и гипотезы исследования, единица кодирования семейного дискурса коммуникативный ход, содержащий интенцию - и переменные - уровень доминирования коммуниканта в диалоге и собственная оценка отношений в паре с партнером.

В главе 3 «Ведущие интенциональные направленности коммуникантов в интенциональной организации дискурса» содержатся результаты 5-ти исследовательских этапов, направленных на изучение взаимодействия коммуникантов, их отношений и воздействия, реализуемых в семейном повседневном дискурсе.

В параграфе 3.1 главы «Иерархическая организация интенций семейного дискурса» представлены результаты интент-анализа, составляющие основу настоящего исследования. Было выделено 42 частные интенции, которые распределяются между 7 ведущими интенциональными направленностями (ВИН) коммуникантов, в свою очередь соотносящимися с «проблемной» и «отношенческой» линией коммуникации. С одной стороны, для каждой из 7 направленностей характерно преобладание нескольких частных интенций, соответствующих ее специфике. С другой, редко встречаются случаи, чтобы та или иная частная интенция проявлялась исключительно в одной ВИН. Такое положение дел соответствует многоплановости интенционального подтекста.

Интент-анализ показал, что основные задачи семейного дискурса отвечают следующим ВИН коммуникантов: ВИН1 - побудить к обсуждению (интенции: запросить информацию, поинтересоваться, поболтать, сообщить, вернуться к теме, упрекнуть/выразить недовольство, поделиться и др.); ВИН2 — побудить к действию (интенции: указать, запросить информацию, советовать, выразить заботу, обосновать свою позицию и др.); ВИНЗ — поддержать обсуждение (интенции: поболтать, пояснить свое мнение, информировать, выразить мнение, уточнить позицию партнера, пошутить и др.); ВИН4 — поддержать отношения с партнером (интенции: поболтать, поинтересоваться, сообщить, пожаловаться, пояснить свое мнение, выразить мнение/отношение, поделиться и др.); ВИН5 -выступить против партнера (интенции: упрекнуть/выразить недовольство, возразить/критиковать позицию партнера, пояснить свою позицию, осуществить самопрезентацию, выразить издевку и др.); ВИН6 - изменить мнение/представление партнера (интенции: возразить/критиковать позицию партнера; обосновать/аргументировать свою позицию, информировать, оправдаться, выразить мнение и др.) и ВИН7 - уклониться от обсуждения, предписания, навязываемого мнения (интенции: пояснить свою позицию, обозначить ответ/участие в коммуникации, сменить тему, сообщить/информировать, уточнить позицию собеседника, оправдаться и др). В отдельных пунктах диссертации подробно описывается каждая ведущая интенциональная направленность и приводятся примеры ее проявления в диалоге.

Представленность в дискурсе каждой направленности отражена на рисунке 1. Результаты поведенных статистических процедур в отношении данных интент-анализа позволяют сделать вывод о том, что классификация интенций по

7 категориям обоснована: каждая ведущая интенциональная направленность (ВИН) отличается от любой другой по выраженности интенций в своем составе.

Рассматривая содержание ВИН, нельзя отрицать и функциональное сходство некоторых направленностей. Например, «побудить к действию» и «побудить к обсуждению» связаны в силу общей инициирующей тональности, которая может вывести на дискуссию, сходство «изменить мнение» и «уклониться» (от навязываемого мнения) отражает усилия коммуникантов в формировании желаемой модели ситуации друг у друга. Близость направленностей «поддержать обсуждение» и «поддержать отношения с партнером» объясняется кооперативным характером диалога, когда каждая тема, заявленная собеседником, поддерживается его партнером, а пару «изменить мнение»-«выступить против партнера» объединяет столкновение интересов коммуникантов.

Выраженность ведущих интенциональных направленностей (ВИН) в семейном дискурсе

ВИН 6 изменить мнение/ представление^ партнера 9,85%

ВИН 5 выступить против партнера 4,71%

ВИН 4 поддержать отношения с_ партнером 38,93%

Рисунок 1. Выраженность ведущих интенциональных направленностей в семейном дискурсе (в процентах относительно общего количества реализованных коммуникантами интенций).

Отмечается, что представленная классификация позволяет характеризовать специфику семейного дискурса. Так, не было обнаружено достаточных оснований для выделения направленностей, которые можно было бы обозначить как «принять предписания, позицию партнера», равно как и «отказаться» от них. Эти устремления выражены редкими случаями частных интенций «выразить согласие» (только 1,3% от всех интенций), «выразить одобрение» (0,3%) и «отказаться» (0,5%). Избегание воздействия в виде неконкретного ответа, смены темы или стремления «отшутиться», выражаемые в ВИН7 (уклониться), более характерно для семейного дискурса, о чем свидетельствует не только упомянутый факт, но и преобладание пары ВИН2 (побудить к действию) - ВИН7

ВИН 1 побудить к обсуждению 10,84%

ВИНЗ поддержать обсуждение 15,78%

(уклониться) над другими сочетаниями с инициирующей ВИН2. Незначительное число случаев открыто выражаемого согласия были отнесены к ВИН4 (поддержать отношения), а отказа - к ВИН6 (изменить мнение партнера), но не ВИН7, т.к. тенденция «уклониться» демонстрирует стремление избежать прямого ответа и ответсвенности за отказ. Обращается внимание, что среди типовых направленностей субъекта речи в общении, выделяемых авторами (Т.Н.Ушакова, Н.Д. Павлова, И.А.Зачесова, Т.А. Кубрак, A.A. Григорьева и др.), а именно - на себя, на партнера или на текущую коммуникацию, в семейном дискурсе преобладает направленность на партнера: побудить его к действию, обсуждению, поддержать с ним отношения, изменить его представления или выступить против него.

В конце параграфа описываются результаты проведенной валидизации полученных результатов интент-анализа на основе экспертизы. Было показано, что эксперты работают согласованно, их оценка отличается от случайной (хг карра= 0,83, значимо отличается от нуля, р<0,001). Оценка отношения шансов (ОШ) того, что результаты экспертизы совпадают с результатами интент-анализа, чрезвычайно высока: w=795, то есть вероятность совпадения оценок в 795 раз превышает вероятность их расхождения. Доверительный интервал OUI оценивался по логарифмической функции (Флейс, 1989), и в данном случае он, хоть и довольно широк, свидетельствует в пользу высокой вероятности совпадения результатов экспертизы с интент-анализом: 89<ОШ<6974. Экспертами не был дополнен список предлагаемых интенций, что подтверждает адекватность их классификации, предлагаемой в исследовании.

В параграфе 3.2. «Интенциональные паттерны взаимодействия в диалоге» рассматривались сочетания ВИН, в которых собеседники реализуют свои позиции. При анализе встретились все 49 теоретически возможных сочетания (от 1 до 7). Результаты представлены на рисунке 2. Проверялась исследовательская гипотеза о том, что семейный дискурс характеризуется выраженностью определенных сочетаний ведущих интенциональных направленностей. Распределение частот сочетаний ВИН значимо отличается от равномерного (х2=9595,29, df=48, р<0,01), т.е. существуют преобладающие сочетания ВИН, репрезентирующие взаимодействие коммуникантов в паре, которые были определены далее.

Согласно полученным результатам, несмотря на принципиально любой возможный из 49 вариантов согласования интенций, только четверть из них имеет высокую частотность. К ним относятся, например, сочетания ВИН6 (изменить мнение партнера) - ВИН7 (уклониться от навязываемого мнения) (52 раза) и ВИН7 - ВИН6 (51 раз), свидетельствующие о многократном стремлении собеседников повлиять друг на друга, убедить, и ответного нежелания их партнеров подчиняться этой установке. Аналогична ситуация в случае пары ВИН6 - ВИН6 (116 раз), отражающей активное сопротивление воздействию с аргументированием и критикой, а не в виде уточняющих вопросов или оправданий.

Первые два места по распространенности в семейном дискурсе занимают сочетания с преобладанием фатического компонента - ВИНЗ (поддержать

обсуждение) - ВИНЗ (поддержать обсуждение), 290 раз, и ВИН4 (поддержать отношения) - ВИН4 (поддержать отношения), 589 раз. Первая пара свидетельствует о направленности на поддержание разговора как такового, уточнение мнения собеседника и сообщение своего (неслучайно ВИНЗ в диалогах проблемного содержания имеет «нейтрализующий» по отношению к воздействию собеседника характер, поскольку переносит внимание адресата с личности говорящих на саму коммуникацию). Частота позитивного эмоционального обмена, оказания поддержки друг другу, осуществляемых на полюсе «унисона» в отношениях, значительно превышает количество демонстрируемых негативных оценок партнера (частота сочетаний ВИН4-ВИН4 выше ВИН5-ВИН5, ш= 28,76, различия значимы на уровне р<0,01). Уточняется, что высокая выраженность в семейном дискурсе пары ВИН4 - ВИН4, направленной на поддержание отношений с партнером, связана с преобладанием «чисто» фатических, по выражению Т.Г.Винокур, интенций, лишенных информативной необходимости, свидетельствующих о желании поддерживать взаимодействие как таковое (Винокур, 1993).

В параграфе 3.3 «Взаимодействие коммуникантов в аспекте реализации отношений доминирования-подчинения» приводятся результаты соответствующей серии исследования. Соотнесение данных анализа интенциональной направленности согласованных реплик и их квалификации по типу доминирования-подчинения позволило выделить интенциональные паттерны, в которых реализуются складывающиеся в диалоге отношения собеседников. По типу доминирования-подчинения было выделено 7 паттернов согласования интенций (из 9 теоретически возможных)). Результаты представлены в таблице 1.

Было показано, что в повседневном общении коммуниканты в ответ на доминирование партнера чаще выражают свою позицию в виде ответного, симметричного доминирования и ухода от задаваемых партнером вариантов подчинения, чем комплементарного подчинения. Так, на первом месте по степени распространенности находятся интенции, связанные с сопротивлением, отстаиванием своей позиции, а на втором - интенции, выражаемые в составе ВИН уклониться. Наименее же типичный сценарий в развитии отношений - это принятие предписаний, мнения, следование интересам партнера в споре, чаще всего проявляющиеся в сочетании ВИН1 (побудить к обсуждению) - ВИНЗ (поддержать обсуждение), и, гораздо реже, в составе ВИН2 (побудить к действию) - ВИН4 (поддержать отношения с партнером) и ВИН6 (изменить мнение партнера) - ВИН4 (поддержать отношения с партнером).

В целом, полученные результаты свидетельствуют о непринужденности повседневного семейного дискурса, свободы каждого собеседника добиваться поставленных целей и отстаивать свою позицию в диалоге.

В параграфе 3.4 «Соотношение между оценками позиций в отношениях с партнером и характером взаимодействия с ним в диалоге» проверялась гипотеза о равенстве частот позиций доминирования собеседников. Были получены данные о том, что между собеседниками в парах нет статистически выраженных различий в уровне доминирования. Следовательно, соответствия между тем, как

собеседники оценивают свои позиции в отношениях в семье и тем, какую позицию они проявляют во взаимодействии в диалоге, не обнаруживается.

Имеющийся формат данных (абсолютные частоты встречаемости)

Абсолютные частоты встречаемости различных сочетаний ведущих интенциональных направленностей (ВИН)

600 500 400 300 200 100 о

Условные обозначения некоторых сочетаний ВИН:

4-4 - поддержать отношения с партнером -

поддержать отношения с партнером; 3-3 - поддержать обсуждение -поддержать обсуждение;

1-3 - побудить к обсуждению -

поддержать обсуждение; 6-6 - изменить мнение/представление партнера-изменить мнение/представление партнера;

2-7 - побудить к действию - уклониться; 1-7 - побудить к обсуждению - уклониться;

5-5 - выступить против партнера -

выступить против партнера.

^ПЧГОир^Г^Г^гНгНгН^цр^^^г^г^ЦЭС^ГОиргПГП^

Рисунок 2. Абсолютные частоты встречаемости ВИН.

позволяет, снизив размерность переменных, получить представления о вероятной тенденции. Те коммуниканты, для которых частота случаев доминирования превосходила ее медианный уровень, попадали в категорию «1» -доминирующих в диалоге. Остальные относились в категорию «0» -недоминирующих. По аналогичной шкале оценивались позиции собеседников: коммуниканты, считающие себя доминантным в паре с партнером, относились в категорию «1», а те, кто видел себя подчиненным или равным - в категорию «0». Были получены результаты, согласно которым собеседники склонны оценивать свою позицию в отношениях ниже, чем она проявляется в диалоге: те, кто отнес себя к категории «подчиненных» партнеру или «выступающих с ним на равных», чаще стремятся занять доминирующую позицию, чем те, кто уже считает себя в отношениях доминирующим (критерий в-знаков, сдвиг в оценках доминирования неслучаен, р<0,01). Такая закономерность требует проверки на большей выборке, с увеличенным периодом записи диалогов, однако можно предположить, что у ведущего, доминантного в паре нет установки стремиться к доминированию в диалоге. Проверка дополнительной гипотезы показала, что в группе оценивших себя как доминирующих, преобладают

Таблица 1. Интенциональные паттерны взаимодействия собеседников, реализуемые в согласованных коммуникативных ходах___

Типы интенциональных паттернов Сочетания ведущих интенциональных направленностей Примеры парных интенций Примеры диалогов

Комплементарное подчинение ВИН2-ВИН4, ВИН6-ВИН4, ВИН1-ВИНЗ. критиковать- выразить согласие; выразить мнение - выразить согласие; дать указание - выразить согласие, обещать; напомнить -оправдаться, обещать; упрекнуть -оправдаться; выразить недовольство -оправдаться; попросить - обещать; запросить информацию - пояснить; предложить действие - согласиться; Л.: Почему ты приготовила сегодня один рассольник/ Разве им наешься// (выразить недовольство). К.: Я так старалась/(оправдаться). С: Ну а с тебя просто на еду/ поесть// (намекнуть). Ю: С меня на еду / хорошо/ (согласиться, принять).

Симметричное доминирование 'М4, ВИН6-ВИН6, ВИН6- ВИН7, ВИН2-ВИН2, ВИН2-ВИН6, ВИН6-ВИН1, ВИН7-ВИН2, ВИН5-ВИН5, Обосновать позицию - критиковать; критиковать - критиковать; выразить мнение - корректировать мнение, выразить сомнение; указать -указать; поинтересоваться-поинтересоваться; напомнить-напомнить; выразить недовольство - выразить недовольство; Б.: У тебя в ванной трубы такие/ причем тут люди// (критиковать). М.: Нет/это не трубы/это так кран включают// (возразить). М.: Давай мой посуду/ чтобы папа пришел/ было чисто// (указать). Н.: Я и с собакой погуляй/я и посуду помой/я и папе продиктуй// (выразитьнедовольство)

Уход от линии доминирование-подчинение ,т>->. ВИН1-ВИН7, ВИН2-ВИН7, ВИН6-ВИНЗ, ВИН6-ВИН4 Выразить мнение обозначить, пошутить, уточнить; дать указание-пошутить, уточнить; напомнить -дать краткий ответ, пошутить. М.: Не знаю/если делать до приезда Иры/ нужно на следующей неделе// (настоять на своем). Н. Или заказать в передаче «Магазин на

уточнить; дать совет - поболтать-упрекнуть, выразить недовольство -уточнить; попросить - пошутить, уточнить; поинтересоваться -поболтать, пошутить, уточнить. диване» // (пошутить). К.: Что было?// (поинтересоваться). С.: Всё было//(дать краткий ответ, избежать пояснений).

Комплементарное доминирование чЦ4 ВИН4-ВИН1, ВИН4-ВИН5, ВИН4-ВИН2. оправдаться - упрекнуть, сменить тему; пожаловаться - дать совет; Т.: Сегодня был загрузочный день в пять пар/ последней психофизику ещё поставили/ там такая тётенька у нас/ слушать невозможно/за ней успевать.// (пожаловаться). П.: А ты диктофон бери с собой// (дать совет).

Симметричное подчинение ФФ ВИН4-ВИН4. принести извинения - принести извинения; пожаловаться -пожалеть, посочувствовать; И. Я так устал/ ты себе не представляешь// К. Ах ты/ бедненький//

Нейтральная симметрия ВИНЗ-ВИНЗ, ВИН1-ВИНЗ, ВИН4-ВИН4 поделиться впечатлениями -выразить мнение; информировать -уточнить; пошутить - пошутить/ поддержать шутку; поболтать-поболтать; пояснить - уточнить. Л: Ехала в метро видела стоит/ бабулька/лет под семьдесят/ коса а-ля//Тимошенко//(поболтать). А.: А-а/я думала/Ющенко (поболтать).

Доминирование в ответ на нейтральную позицию ВИН4-ВИН2, ВИНЗ-ВИН2, ВИН4-ВИН5, ВИН4-ВИН6. Информировать, сообщить -напомнить; сообщить, поболтать -выразить недовольство. А.: Я в прошлый раз приготовила «Фантазию»//(сообщить). Б.: Хоть бы нам с отцом приготовила//А то ты готовишь, когда нас дома нет (упрекнуть).

коммуниканты более старшего возраста по сравнению с группой недоминирующих: критерий Mann-Whitney U, р=0,000553, n,=31 (недоминирующих), п2=15 (доминирующих). Можно предположить, что собеседники оценивают свою позицию в отношениях с партнером как доминирующую, ориентируясь на свой статус «старшего» члена семьи.

В заключительном параграфе главы «Варианты оказания дискурсивного воздействия в семейном дискурсе» рассматриваются интенциональные основания речевого воздействия в семейном дискурсе. Используется понятие коммуникативной тактики, которое трактуется как подвижная линия реализации воздействия, выстраиваемая коммуникантом в процессе взаимодействия с партнером. Составляющие тактику коммуникативные ходы связаны с реализацией конкретных интенций субъекта воздействия и, в конечном итоге, служат побуждению партнера к действию (ВИН2) и изменению его представления, отношения (ВИН6).

При побуждении партнера к действию (ВИН 2) коммуниканты в равной степени реализуют прямые и косвенные способы воздействия, что может определяться, в первом случае, присущим семейному общению сниженным порогом вежливости и необходимостью кратких высказываний, «экономящих время», а во втором - обширностью общей апперцепционной базы собеседников и их речевой креативностью (cd=0,41, нет различий, р<0,05). К прямым вариантам побуждения к действию были отнесены указания и близкие к ним по форме краткие просьбы, а к косвенным - различные варианты намеков, выражения недовольства, заботы, советов и др.

В составе ВИН6 (изменить мнение партнера) выделены коммуникативные ходы, в которых преобладает рациональный (демонстрация вреда/пользы, приведение примеров, обращение к авторитету и пр.) и эмоциональный (обращение к моральному долгу, давление на «жалость», предупреждение и пр.) план воздействия. Было выяснено, что в семейном дискурсе коммуниканты, стремясь, убедить друг друга, чаще используют способы рационального, чем эмоционального воздействия (ш=9,63, различия значимы, р<0,01). Показано, что в случае «чисто» фатического общения - болтовни, не преследующей специальных коммуникативных целей, - оказание воздействия происходит в сфере регуляции очередности высказываний и захвата коммуникативной инициативы, когда коммуниканты желают быть выслушанными и требуют друг от друга внимания.

Особое внимание в параграфе было уделено изучению самопрезентации как универсальному способу воздействия, уже получившему разработку в исследованиях других видов дискурса (Павлова, Григорьева, 2007; Кубрак, 2009). Выявленные формы самопрезентации можно условно разделить на позитивные - демонстрация компетентности, знаний, достижений, негативные -демонстрация некомпетентности, неумения, неуспеха, и нейтральные, в меньшей степени связанные с качествами говорящего - ссылка на обстоятельства, демонстрация затраченных усилий. В целом, структура самопрезентации в семейном дискурсе принципиально не отличается от описанной Т.А. Кубрак в научном и психотерапевтическом дискурсе (Кубрак, 2009). Так, с одной

стороны, она направлена на самохарактеризацию говорящего, а с другой - на воздействие, которое в случае семейного дискурса относится к усилению своей позиции в споре или обоснованию просьб и указаний.

На рисунке 3 представлена модель тактики оказания речевого воздействия. Стремясь добиться желаемого поведения или убедить партнера, коммуниканты чаще используют не одиночные приемы воздействия, но определенные многоходовые тактики (ш=9,78, есть различия, р<0,01). Эти данные свидетельствуют о том, что в семейном диалоге сопротивление собеседника не

ПК2 Завершение

сопротивление!____

уклонениа—-I———

диалога, начало нового

-еопротивлёНиг уклонение

Рисунок 3. Модель тактики оказания речевого воздействия в семейном дискурсе. Примечание. ПК1, ПК2 - партнеры по коммуникации. Коммуникативный ход 1 - реализация воздействия определенным высказыванием. Условия реализации тактики (соблюдаются одновременно):

1) ><п (т.е. пока коммуникативные ходы не исчерпаны);

2) собеседник, оказывающий воздействие, не отказывается от своего замысла;

3) собеседник, испытывающий воздействие продолжает сопротивление/уклонение;

4) диалог не завершается.

останавливает говорящего. Линия сопротивления, оказываемая субъектом в ответ на воздействие его партнера, строится, как правило, в сочетании ВИН изменить мнение партнера - изменить мнение партнера/уклониться, побудить к действию - уклониться. Границы тактики могут определяться сменой темы, достижением конкретного результата (согласием или выражением нежелания адресата следовать предписаниям партнера), стремлением коммуникантов завершить диалог. Коммуникативные ходы, содержащие интенцию вернуться к теме, направлены на контроль за развитием диалога и служат собеседникам подспорьем в реализации основных тактик. Штрихпунктиром на рисунке обозначены варианты формирующихся в диалоге тактик. Сочетание способов

рационального и эмоционального воздействия, с включением самопрезентации, образует наиболее сложно организованную и расширенную частными интенциями тактику (на схеме под цифрой 1). Серия одинаковых по типу ходов

например, последовательность упреков или запросов, - дает менее вариативную тактику (на схеме под цифрой 2). И, наконец, повторение одного и того же шага без изменений образует самую простую тактику - своеобразную зацикленность, в виде, например, «канюченья» (Иссерс, 2008; Дементьев, 2010) или повторения какого-либо одного вопроса (на схеме под цифрой 3).

В заключении подводятся основные итоги диссертационной работы, обобщаются полученные результаты, обозначаются перспективы дальнейших исследований.

1. Основные задачи семейного дискурса связаны с регуляцией совместной жизни и поддержанием отношений между близкими людьми. В этих условиях направленные на собеседника интенции коммуникантов формируют ведущие интенциональные направленности (ВИН), выступающие в определенных сочетаниях и организующие процесс взаимодействия. Получены статистические основания для выделения 7 ВИН: 1. побудить к действию, 2. побудить к обсуждению, 3. поддержать обсуждение, 4. поддержать отношения с партнером, 5. выступить против партнера, 6. изменить мнение (представление) партнера, 7. уклониться (от предписания или навязываемого мнения). Каждая направленность соотносится с определенными частными интенциями, определяющими ее функциональную специфику.

2. Для фатического (отношенческого) и информационного (содержательного) планов диалога характерны различные сочетания ВИН, и между ними принципиально возможен любой переход. Существуют наиболее частотные переходы, определяющие характер взаимодействия коммуникантов на определенном участке диалога. Так, более вероятны различные варианты уклонения от выполнения предписаний, чем явного отказа или согласия с ними, а в ситуации спора - отстаивание своей позиции, нежели избегание обсуждения.

3. Кооперативный характер взаимодействия соотносится с комплементарностью отношений, проявляющихся в типичных для семейного диалога сочетаниях ВИН: поддержать отношения с партнером - поддержать отношения с партнером, поддержать обсуждение - поддержать обсуждение, побудить к обсуждению - поддержать обсуждение. Столкновение сторон проявляется в интенциональных паттернах, репрезентирующих симметричные позиции коммуникантов: ВИН изменить мнение партнера - изменить мнение партнера, изменить мнение партнера - уклониться, побудить к действию -побудить к действию.

4. Для семейного дискурса наиболее типично взаимодействие по типу симметрии доминирования, реже реализуется уход от задаваемых партнером отношений доминирования-подчинения. Взаимодействие по типу комплементарного подчинения является наименее распространенным.

5. В процессе взаимодействия собеседники проявляют доминирующую позицию по отношению друг к другу с одинаковой частотой. Выявлена тенденция: доминирующие в диалоге склонны занижать оценку своей доминантности в отношениях в паре с собеседником. Чаще стремятся занять доминирующую позицию те, кто по данным самооценки оценил себя равным или подчиненным партнеру. Это может быть связано с возрастом и статусом старшего члена семьи: так, оценившие себя доминирующими в отношениях, старше и при этом реже стремятся доминировать в диалоге.

6. С ВИН изменить мнение партнера соотносятся интенциональные структуры, связанные с воздействием на рациональный и эмоциональный компоненты модели ситуации адресата. Поведенческий компонент воздействия связан с ВИН побудить к действию и реализуется прямыми и косвенными способами, в равной степени представленными в семейном дискурсе. ВИН поддержать отношения с партнером включает самопрезентацию, интегрирующую в себе все компоненты воздействия.

7. Складывающиеся в ходе взаимодействия тактики воздействия формируется в случае сопротивления или уклонения коммуникантов от предписаний или навязываемого партнерами мнения и проявляются в соответствующих сочетаниях ВИН. Коммуниканты чаще реализуют многошаговые тактики воздействия, чем одиночные коммуникативные ходы. При этом активное сопротивление собеседника не останавливает субъекта воздействия, который продолжают действовать до достижения конкретного результата.

Список публикаций по теме диссертации:

Работы, опубликованные автором в ведущих рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Гребенщикова Т.А., Зачесова И.А. Реализация отношений доминирования-подчинения между членами семьи в повседневном дискурсе // Экспериментальная психология. 2011, Т.4, №4. С.75-87.

2. Гребенщикова Т.А. К построению модели тактики дискурсивного воздействия в межличностном общении в семье // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А.Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. 2012, Т. 18, № 2. С.146-148

В других научных изданиях:

3. Зачесова И.А., Гребенщикова Т.А. Взаимоотношения собеседников в диалоге// Ситуационная и личностная детерминация дискурса / Под ред. Н.Д. Павловой, И.А. Зачесовой. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007. С.162-184.

4. Гребенщикова Т.А. Взаимоотношения собеседников в бытовом семейном диалоге// Познание в структуре общения. Под ред. Барабанщикова В.А., Самойленко Е.С.- М„ Институт психологии РАН, 2008. С.238-245.

5. Зачесова И.А., Гребенщикова Т.А. Варианты дискурсивного воздействия в повседневном семейном диалоге // Сборник научных трудов Переяслав-Хмельницкого ГПУ имени Григория Сковороды "Психолингвистика" по результатам VI Международной научно-практической конференции "Психолингвистика в современном мире " 21-22 октября 2011 г., №8. С. 15-22.

6. Гребенщикова Т.А. Приемы дискурсивного воздействия в повседневном общении в семье // Познание в деятельности и общении. Под ред. Барабанщикова В.А., Носуленко В.Н., Самойленко Е.С.- М., Институт психологии РАН, 2011.С.403-410.

7. Гребенщикова Т.А., Зачесова И.А. Дискурсивное воздействие в семейном межличностном взаимодействии // Психологическое воздействие: механизмы, стратегии, возможности противодействия / Под ред. А.Л.Журавлева, Н.Д. Павловой. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2011. С. 325-354.

8. Зачесова И.А., Гребенщикова Т.А. Развитие межличностных взаимоотношений в бытовом семейном дискурсе и представление о них собеседников // Материалы IV Всероссийского съезда РПО, 2007 г. - Москва -Ростов-на-Дону, Кредо. Т.2, С.23.

9. Зачесова И.А., Гребенщикова Т.А. Интенциональное пространство бытового семейного дискурса: отношение доминирования-подчинения собеседников.// Коммуникация в современной парадигме социального и гуманитарного знания: Материалы 4-й международной конференции РКА «Коммуникация-2008». - М„ 2008.С. 212-214.

10. Зачесова И.А., Гребенщикова Т.А. Прямые и косвенные способы дискурсивного воздействия в повседневном диалоге // Материалы V Всероссийского съезда Российского психологического общества. М.: Российское психологическое общество, 2012. Т. 1. С.76-77

Усл.п.л. -1.5 Заказ №08686 Тираж: ЮОэкз.

Копицентр «ЧЕРТЕЖ.ру» ИНН 7701723201 107023, Москва, ул.Б.Семеновская 11, стр.12 (495) 542-7389 www.chertez.ru