Автореферат диссертации по теме "Гендерная идентичность у лиц пожилого и старческого возраста как фактор социально-психологической адаптации"

На правах рукописи

004608655

СОКОЛИНСКАЯ ЕЛЕНА ВИКТОРОВНА

ГЕНДЕРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ У ЛИЦ ПОЖИЛОГО И СТАРЧЕСКОГО ВОЗРАСТА КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОП1ЧЕСКОЙ

АДАПТАЦИИ

Специальность 19.00.01 - общая психология, психология личности, история

психологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 3 СЕН 2010

Москва -2010

004608655

Работа выполнена в Московском государственном гуманитарном университете им. М. А. Шолохова на кафедре клинической психологии

Научный руководитель:

кандидат психологических наук, доцент Дворянчиков Николай Викторович

Официальные

оппоненты:

доктор психологических наук Березина Татьяна Николаевна

Ведущая организация

кандидат психологических наук, доцент Шаповаленко Ирина Владимировна

Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова.

Защита состоится

««20» е&итз^щ,

2010 года в 14.00 часов на заседании

диссертационного Совета Д 212.154.04 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 109172, Москва, Новоспасский переулок, дом 3, корп. 3, ауд. 314.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, Москва, ул. Малая Пироговская, д.1.

Автореферат разослан « ¿У» от 2010 года

Ученый секретарь ^

диссертационного Совета ^ ""/'С,- Бусарова О. Р.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. В последнее время в психологии и психологических отраслях знаний с большей частотой находит свое подтверждение точка зрения, согласно которой тендерная идентичность является результатом сложного развития личности на протяжении всей жизни (Б.Г. Ананьев, S. Bern, Т.В. Бендас, И .С. Клецина, И.С. Кон и др.). Во многом данная ситуация связана с очевидной актуальностью как чисто теоретических, так и практико-ориентированных исследований в рамках рассматриваемого нами направления.

Тендерная идентичность как фундаментальное базовое чувство принадлежности к определенному полу в связи с предписанными ему социальными функциями и статусом не дается индивиду автоматически при рождении, а вырабатывается в результате сложного взаимодействия его природных задатков и соответствующей социализации. При этом сам субъект является активным участником этого процесса, вырабатывает соответствующие ей самосознание, уровень притязаний, самооценок и т.д. Помимо этого, динамика онтогенеза тендерной идентичности отражает процесс принятия новых тендерных ролевых позиций, соответствующих различным возрастам. (И. С. Кон, 2004; Л.Н. Ожигова, 2006; Е.М. Ижванова, O.A. Карабанова, 2006 и др.).

Следует отметить детальную разработанность феноменов и закономерностей тендерной идентификации на ранних этапах онтогенеза (у детей и подростков) как в отечественной, так и в зарубежной науке (Д.Л. Нечаевский, 2001; И.Ю. Шилов, 2000; Г. Крайг, 2000; О.В. Прозументик, 1999; Л.В. Попова, 1996; E.HErikson, 1996).

Однако работ посвященных динамике и содержанию тендерной идентичности в пожилом возрасте явно недостаточно, что не позволяет целостно представить се закономерности и функции на протяжении человеческой жизни.

В современной психологической науке старение рассматривается как продолжающееся развитие человека. Следует отметить, что помимо приспособительных механизмов оно включает в себя способы активного взаимодействия с миром, где наряду с инволюционными процессами имеют место процессы и факторы, противостоящие инволюции. (Б. Г. Ананьев, 1972; М.В. Ермолаева, 2002; О.Н. Молчанова, 1999; Н.Ю. Прахт, 2001; A.A. Реан, 2001; В.В. Фролькис, 1985; Э. Эриксон, 1996). Кроме того, одной из основ полноценного функционирования личности в старости является продолжающая динамично развиваться мотивационная система. На фоне устранения мотивационного напряжения («элемента соревновательности») центральным жизненным мотивом становится «смыслообразукяций мотив», отражающий то, ради чего человек живет.

Важным, как нам кажется, является то, что людям пожилого возраста приходится приспосабливаться не только к изменяющейся социальной ситуации (прекращение трудовой деятельности, изменение социального

статуса, избыток свободного времени, утрата ведущей роли в семье и т. д.), но и реагировать на изменения в самих себе (морфо-функциональные изменения, снижение когнитивных функций, ухудшающееся состояние здоровья и т. д.). Понятно, что в зависимости от того, как человек переживает выход на пенсию, и какое отношение формируется у него в процессе осознания этого факта, происходят соответствующие изменения в его мотивационно-потребностной сфере. Для того, чтобы успешно преодолеть возрастной кризис, в процессе переживания которого неизбежны инволюционные изменения, пожилым людям необходимо обладать достаточным репертуаром поведенческой гибкости, тесно связанной с индивидуальной спецификой структуры социально-психологической адаптации.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание на то, что, по нашему мнению, наиболее доступным и целесообразным является изучение в отношении адаптации именно социально благополучных представителей пожилого и старческого возраста. Для представителей же социально неблагополучных слоев населения целесообразнее проводить исследования причин и уровня их дезадаптации.

Под социально благополучными мы понимаем представителей пожилого и старческого возраста, проживающих в благоустроенных квартирах, удовлетворенных своим материальным положением, имеющих достаточно высокий уровень образования (высшее или средне-специальное), следящих за состоянием своего здоровья.

Также хотелось бы отметить, что тендерная идентичность, являясь базовой составляющей самосознания, представляет собой чувствительный индикатор адаптивных функций, что с достаточной степенью четкости прослеживается в исследованиях A.Heilbrun, 1981; S. A. Basow, 1980; W. Н. Jones, М. Е. Cernovetz и R. О. Heuson, 1978; С. Emslie, К. Hunt, и R. О' Brien, 2004. Однако, тендерная идентификация и трансформация маскулинных и фемининных качеств как совокупности личностных характеристик, соответствующих стереотипу женственности или мужественности, у пожилых людей в зарубежной психологии изучена крайне фрагментарно и неполно. При этом полученные данные отражают интересные и важные для этого периода изменения тендерного самосознания (K.Duglas, D. Arenberg, 1978; S. S. Feldman, Z. C. Biringen, S. C. Nash, 1981; L. Tamir, 1982; C. J. Erdwim, J. C.Meüinger, 1983; Davidson, K., 2004; Thompson E. H. и Patrik M. Woarty P. M. 2004).

Общеизвестно, что андрогинный тип тендерной идентичности представляет собой сложный комплекс установок, стереотипов, ролевых представлений и т.д. При этом андрогиния как баланс, гармоничное сочетание в личности и поведении маскулинных и фемининных черт, является, в первую очередь, значимой психологической характеристикой человека, определяет его способность варьировать поведение в зависимости от требований ситуации. Степень выраженности андрогинии имеет индивидуальный характер.

Необходимо отметить тот факт, что в настоящее время все же остаются открытыми вопросы, касающиеся того, о чем может говорить склонность тендерного аспекта самосознания пожилых людей к андрогинии, (J. S, Hude, D. Е. Phillis, 1979;, М. Krajnik, К. Skuldt-Niederberher, 1991; J. D. Sinnott, 1977, 1982; Y. Shimonaka, К. Nakazato, C.Kawaai, S. Sato, 1997; Schaie, К. M. и Willis,S.L. 2002), неоднозначность данных и интерпретаций относительно андрогинных качеств у пожилых вызывает множество предположений, что также, пусть и косвенно, подтверждает очевидную актуальность нашего исследования.

В отечественной психологии накоплено еще недостаточно знаний о феномене тендерной идентичности в пожилом возрасте. Отсутствие таких исследований у людей пожилого и старческого возраста не позволяет составить представление о динамике и функциях этой составляющей самосознания в течение всей жизни.

Цель исследования: Изучение тендерной идентичности людей, находящихся в пожилом и старческом возрасте, и ее взаимосвязи с социально-психологической адаптацией к изменяющимся условиям жизнедеятельности.

Объект исследования: Тендерная идентичность в пожилом и старческом возрасте.

Предмет исследования: Андрогиния в структуре тендерной идентичности как фактор успешной социально-психологической адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Гипотеза исследования: Успешность социально-психологической адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности у представителей пожилого и старческого возраста (живущих в социально благополучных условиях) зависит от ведущей роли андрогинии в структуре тендерной идентичности.

Задачи исследования:

1. провести анализ основных теоретических и экспериментальных данных по теме исследования;

2. установить индивидуальную степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности в структуре тендерной идентичности у лиц пожилого и старческого возраста;

3. измерить уровень социально-психологической адаптации, качества жизни, и выраженности личностных черт в пожилом и старческом возрасте;

4. определить значимые различия и сходства между мужчинами и женщинами по полученным показателям шкал методик, используемых в исследовании с учетом возрастных особенностей, семейного положения и уровня образования испытуемых;

5. выявить наличие взаимосвязи между андрогинным типом тендерной идентичности и показателями социально-психологической адаптации, выделенными в ходе исследования.

Теоретическая основа исследования: 1. Эпигенетическая теория психосоциального развития личности Э. Эриксона, согласно которой условием формирования полноценной личности в пожилом

и старческом возрасте является интеграция и оценка всех прошлых стадий развития эго.

Основываясь на этом положении, можно предположить, что на поздних этапах онтогенеза происходит интеграция маскулинных и фемининных черт в структуре тендерной идентичности, в результате чего формируется андрогинный тип тендерной идентичности, тесно связанный с успешной адаптацией.

2. Концепция андрогинии С. Бем. Утверждение о наибольшей приспособленности к жизни лиц андрогинного типа тендерной идентичности, сочетающего черты маскулинности и фемининности, что позволяет проявлять гибкость в поведении в зависимости от требований ситуации.

Основываясь на этом утверждении, можно предположить, что андрогинная тендерная идентичность в пожилом и старческом возрасте является фактором успешной адаптации к изменяющимся жизненным условиям.

Методологическая основа исследования:

Принципы системного подхода к изучению целостности личности Б.Г. Ананьева, Л.И. Анциферовой, А.Н. Леонтьева, В.Д. Шадрикова и др.; основные подходы к проблеме самосознания И. С. Кона, В. В. Столина, Л. Д. Столяренко, И. К. Кузнецовой и др., позволяющие рассматривать половое/гендериое самосознание как один го аспектов целостного самосознания личности; многофакторный подход Koestner R., Aube J., Spence J. T., и др., позволяющий рассматривать включенность полотигшческих качеств в целостную личностную самоидентичность; результаты исследований по гевдерной проблематике Н.В. Дворянчикова, Л.В. Поповой, В.Е. Кагана, A.C. Кочаряна, A. Heilbran, S. A. Basow, W. H. Jones, M. E. Chernovetz, и R. O. Heuson и др.; основные представления Б. Г. Ананьева, Е. Ф. Рыбалко, А. А. Реана, О. Н. Молчановой, Э. Эриксона, В. В. Фролькиса и др. о старении как о продолжающемся развитии человека, когда наряду с инволюционными процессами имеют место процессы и факторы, противостоящие инволюции.

Методы исследования включали:

Теоретический анализ психологической литературы по проблеме исследования; наблюдение, беседу, анализ медицинской документации, тестирование, качественный и количественный анализ результатов с применением методов математической статистики.

Достоверность полученных результатов и выводов диссертации обеспечивалась научно-методологической базой исследования, использованием комплекса методов, адекватных предмету, целям, задачам, репрезентативностью выборки, адекватными методами статистической обработки данных.

Научная новизна исследования состоит в следующем: 1. В результате эмпирического исследования тендерной идентичности у социально благополучных представителей пожилого и старческого

возраста выявлено преобладание андрогинного типа тендерной идентичности в мужской и женской группах испытуемых.

2. Получены данные о состоянии структур тендерной идентичности на поздних этапах онтогенеза. Выявлено преобладание андрогинии во всех измеряемых конструктах: «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы» в женской и мужской группах испытуемых (на примере социально благополучной выборки).

3. При помощи количественных характеристик показана взаимосвязь между андрогинным типом тендерной идентичности и успешной социально-психологической адаптацией в пожилом и старческом возрасте. Выявлено, что взаимосвязь с социально-психологической адаптацией имеет только такой структурный компонент геидерпой идентичности как «Я-реалыюе» (в отличие от «Я-идеалъного», «Мужских стереотипов» и «Женских стереотипов») (на примере социально благополучной выборки).

4. Выявлено, что среди социально благополучных пожилых мужчины по уровню выраженности андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное») и параметрам, характеризующим успешную адаптацию, имеют более высокие показатели, чем женщины.

Теоретическая значимость работы состоит в уточнении представлений о структурных и содержательных компонентах тендерной идентичности в пожилом и старческом возрасте. Полученные в исследовании данные о преобладании андрогинии в структуре тендерной идентичности у лиц пожилого и старческого возраста во всех исследованных конструктах: «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы» -дополняют существующие в науке представления о развитии тендерной идентичности личности на протяжении всей жизни.

Уточненные в исследовании научные представления о наличии взаимосвязи андрогинного типа тендерной идентичности и адаптационных процессов личности в пожилом и старческом возрасте расширяют существующие в современной науке представления об особой стадии тендерной идентификации, сопутствующей наиболее удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что:

1. Полученные данные могут быть использованы при разработке учебных программ для психологов и социальных работников, при подготовке и повышении их квалификации.

2. На основе выдвинутых и доказанных в исследовании положений может быть осуществлена консультативная и психокоррекционная помощь людям, находящимся в пожилом и старческом возрасте.

3. Кроме того, на основе полученных данных можно проводить новые научные исследования и расширять научные познания в такой малоизученной области психологической науки как геронтопсихология.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В пожилом и старческом возрасте преобладает андрогиииый тип тендерной идентичности как фактор, противостоящий инволюционным процессам и способствующий лучшей адаптации к изменяющимся жизненным условиям (на примере социально благополучной выборки).

2. Высокая самооценка, стремление к самостоятельности, независимости, эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, находящиеся в тесной взаимосвязи с реальным уровнем развития андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное»), являются важнейшими характеристиками, обеспечивающими адаптацию к изменению жизненных условий в пожилом и старческом возрасте (на примере социально благополучной выборки).

3. Мужчины пожилого и старческого возраста по уровню развития андрогинных черт личности, параметрам качества жизни и интегральным показателям, характеризующим способность к адаптации, имеют более высокие показатели, чем женщины, что является свидетельством более успешной социально-психологической адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности (на примере социально благополучной выборки).

Апробация диссертационной работы.

Результаты исследования докладывались на кафедре клинической психологии психологического факультета Московского государственного гуманитарного университета им. М. А. Шолохова.

Основные результаты диссертационного исследования представлены на конференциях: Научно-практическая конференция «Человек в трудной жизненной ситуации» РГСУ, 2004 г.; Межвузовская научно-практическая конференция «Психология здоровья: психологическое благополучие личности»' УРАО, 2005 г.; 3-я Российская конференция по экологической психологии РУДН, 2005 г., Международная межвузовская научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» СПбГУ, 2007 г. Материалы IV съезда Российского Психологического Общества, Ростов-на-Дону 2007 г. Межвузовская научная конференция-семинар молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогики и социологии, Красноярск 2010 г. По материалам исследования опубликовано 9 работ, в том числе 1 - в издании, рекомендованном ВАК РФ.

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, выводов, приложения, списка литературы, включающего 149 наименований, 27 из которых - на иностранном языке. Текст диссертации изложен на 169 страницах. Работа содержит 14 таблиц и 25 рисунков.

Основное содержание работы:

Во введения к диссертации обоснована актуальность заявленной темы, обозначаются объект, предмет и задачи исследования, раскрывается научная и теоретическая значимость работы, ее практическая ценность, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Динамика тендерной идентичности и социально-психологической адаптации в пожилом и старческом возрасте» содержит пять параграфов и является теоретическим обоснованием диссертационного исследования. В ней представлен аналитический обзор научных и экспериментальных данных по теме исследования.

Первый параграф посвящен проведению теоретического анализа формирования тендерного самосознания в его филогенетическом аспекте.

В первую очередь здесь заостренно внимание на идее противоположности мужского и женского начал, а также андрогинной природе человека. Именно эта идея, встречаясь еще в древних мифах и традициях всех известных обществ, в конце XIX - начале XX века приобрела особое внимание психологов и философов как в России, так п за ее пределами, и оказала крайне весомое влияние на развитие психологической науки. Во многом именно поэтому понятие «пол» сможет стать предметом исследования в его, в первую очередь, философско - психологическом аспекте.

Кроме того, именно в рамках первого параграфа теоретической главы диссертационной работы наглядно продемонстрировано, что в Западной Европе доминирующей концепцией, определяющей понимание и интерпретацию пола и любви, стал психоанализ (3. Фрейд, 1989; К. Юнг, 1994; О. Вейшшгер, 1991; К. Хорни, 1993 и др.), в то время как в России развивалась гуманистическая традиция в понимании этого вопроса (В.В. Розанов, 1990; B.C. Соловьев, 1990; П. А. Флоренский 1917, С. Н. Булгаков, 1994; И. А. Ильин; Н. А. Бердяев, 1989).

Во втором параграфе приводится аналитический срез современного состояния научной проблемы самосознания и тендерной идентичности.

В первую очередь в этом разделе диссертационного исследования проанализированы основные подходы, имеющие прямое отношение к изучению механизмов тендерной социализации, особенностей формирования тендерных предпочтений и некоторых типичных для пола личностных характеристик, а именно психоаналитическая концепция (3. Фрейд, 1989), теория социального научения и ее разновидность теория моделирования (А. Bandura, R.Walters, 1965), теория когнитивного развития (L. Kohlberg, 1966), когнитивно-генетическая теория (Ж. Пиаже), «новая психология пола» (Е. Maccoby, С. Jackin, 1974; S. Bern, 1975; A. Heilbrun, 1981).

Помимо этого особое внимание уделено рассмотрению концепции тендерной идентичности С. Бем. Именно согласно логике этой концепции, человеку наиболее предпочтительно быть андрогишшм, то есть сочетать в себе лучшее из маскулинной и фемининной тендерных ролей. Андрогиния, являясь значимой психологической характеристикой человека, определяет его способность к варьированию поведения в зависимости от ситуации. Она помогает формировать устойчивость к стрессу, способствует достижению успеха в различных сферах жизнедеятельности.

Кроме того, немаловажно, что именно результаты научных изысканий С.Бем позволили проводить новые исследования тендерной идентичности как

структуры, соединяющей маскулинные и фемининные черты. Большое количество экспериментальных исследований, направленных на выявление тендерной идентичности, проведенных с использованием опросника, разработанного С. Бем, обнаружили связь андрогинии с ситуативной гибкостью, высоким самоуважением, мотивацией к достижениям, субъективным ощущением благополучия (S.L. Bern, 1978; A. Steinman, D. J. Fox, 1974 и др.).

Плюс к этому, в рассматриваемом нами разделе диссертации придано большое значение равнозначному освещению различных подходов к проблеме тендерной идентичности, представленных в отечественных и зарубежных исследованиях (Т.В. Бендас, 2005; Ш. Берн, 2001; Т.Д. Бессонова, 1999; O.A. Воронина, 1990; И.В. Грошев, 2001; Н.В. Дворянчиков, 2001; С.Н. Ениколопов, 2001; Е.П. Ильин, 2002; И.С. Клецина, 2003; И.С. Кон, 2004; И.Г. Малкина-Пых, 2006; S. A. Basow, 1980; S. L. Bern, 1987; M. E. Cemovetz и R. О. Heuson, 1978; K.Davidson, 2002; С. Emslie, К. Hunt, 2004; A. Heilbrun, 1981; R. Koestner, J. Aube, 1995; E. Maccoby, C.Jacklin, 1974, E. N. Thompson, 2004 и др.). Здесь также отмечается активное развитие тендерной психологии в настоящее время во всем мире и в нашей стране в частности.

Помимо этого, именно в этом разделе диссертации рассмотрена проблема несоответствия употребления понятий «тендер», «пол» и их производных в качестве синонимов, отмечено, что их различение имеет принципиальное значение (И.С. Кон, 2004; Н.В. Дворянчиков, 1998). В первую очередь отмечается, что понятие «пол» подразумевает свойства, выражающее биологические отличия между мужчинами и женщинами, определяемые генетическими особенностями строения клеток, анатомо-физиологическими характеристиками и детородными функциями, тогда как понятие «гендер» указывает на социальный статус и социально-психологические характеристики личности, которые связаны с полом и сексуальностью, и возникают во взаимодействии с другими людьми.

В диссертационной работе используется идея И.С. Кона (2004 г.) о том, что в психологии наиболее продуктивным является понимание тендера как комплекса психологических или поведенческих свойств, ассоциирующихся с маскулинностью и фемининностью.

Кроме того, здесь рассмотрены ключевые понятия тендерной психологии, такие как: «тендерные роли», «тендерные стереотипы», «гендерная идентичность», «тендерная идентификация» и т.д.

Отмечено, что гендерная идентичность, является базовой составляющей самосознания, представляющей собой чувствительный индикатор адаптивных функций.

В третьем параграфе рассмотрены основные этапы развития тендерного аспекта самосознания в онтогенезе. Поэтапно, на протяжении всего жизненного пути человека, от раннего возраста до возраста поздней взрослости, прослежена динамика тендерной идентичности.

Тут же отмечен такой немаловажный факт, что тендерное самосознание, образ "Я" или представление о себе, не возникает у человека сразу, а

складывается постепенно, на протяжении всей жизни под воздействием многочисленных социальных влияний.

Кроме того, сделана попытка рассмотрения целостной картины развития личности. В первую очередь показано, что изменения, происходящие в ходе старения, зависят от многих факторов и очень индивидуализированы. Также показано, что на поздних этапах онтогенеза происходит интеграция маскулинных и фемининных черт в структуре тендерной идентичности, в результате чего формируется андрогинный тип тендерной идентичности, тесно связанный с успешной адаптацией.

В четвертом параграфе представлены как основные типологии старения, так и существующие стратегии адаптации применительно к старости. Описано несколько наиболее гавестных классификаций, отражающих отдельные аспекты старения. Отмечено, что среди описанных в литературе типов старения находится много общих черт, при том, что большинство людей нельзя полностью отнести только к одному типу. Выражено согласие с мнением большинства ученых о том, что представленные классификации носят ориентировочный характер, а типы старости не исчерпывают всего многообразия проявлений поведения, общения, деятельности стареющего человека, ввиду больших индивидуальных различий у представителей данного возрастного периода.

Кроме того, именно в этом параграфе обобщены исследования отечественных и зарубежных авторов, показывающие, что изменение социально-психологической ситуации в связи с выходом на пенсию переживается пожилыми людьми неодинаково, что в свою очередь обуславливается различными стратегиями адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности в пожилом и старческом возрасте (М. В. Ермолаева, 2002; Н. Ф. Шахматов; В. Д. Альперович, 1998; О. Н. Молчанова, 1999; Я. Стюарт-Гамильтон, 2002 и др.).

Крайне важно, что в достаточной степени отчетливо показано, что адаптация пожилого человека к изменяющимся условиям жизнедеятельности существенно определяется его индивидуально-психологическими особенностями, спецификой сформированное™ личности, особенностями его прошлой жизни и т. д. Кроме того, человек, находясь на пороге старения, сам может выбрать стратегию адаптации к старости. Плюс к этому отмечено, что адаптация к старости происходит несколько различно у женщин и у мужчин, что может быть связано с различиями в стиле жизни обоих полов (М. В. Ермолаева, 2002).

В пятом параграфе описаны структура и типы тендерной идентичности, а также в достаточной степени развернуто представлены результаты исследований, свидетельствующие о наличии взаимосвязи тендерной идентичности с процессами социально-психологической адаптации.

Отмечено, что тендерная идентичность включает в себя тендерные представления, стереотипы, интересы, установки полоролевого поведения и

отражает важный аспект самосознания личности (И. С. Клецина , 2004; Е. М. Ижванова, О. А. Карабанова, 2006).

В структуре тендерной идентичности выделяют 3 компонента.

Когнитивный, который включает в себя осознание принадлежности к определенному полу и степени своей типичности/нетипичности как представителя тендерной группы.

Аффективный, который включает в себя оценку, сравнение своего ролевого поведения с эталонными представлениями о маскулинности/фемининности.

Конативный, который включает в себя самопрезентацию себя как представителя тендерной группы, способность к разрешению кризисов идентичности в соответствии с личностно-значимыми целями и ценностями (Клецина И. С., 2004 г.).

Отмечено, что по мнению Л. Н. Ожиговой (2006 г.) тендерную идентичность следует понимать в качестве элемента общей «Я-концепции» личности, что позволяет исследовать тендерную идентичность как сложный конструкт и элемент личности, взаимосвязанный со всеми принимаемыми образами «Я».

Исходя из того, что гендерная идентичность является базовой составляющей самосознания и «Я-концепции» личности, в которой структурными компонентами являются тендерные представления о себе («Я-реальное») и о нормах (мужские и женские стереотипы) (когнитивный компонент), гендерная самооценка, отношение к этим нормам, их принятие или отвержение (аффективный компонент) и проявления «Я-реального» в поведении: тендерные планы, способы и структуры поведения (конативный компонент) в практической части работы исследовались такие структурные составляющие тендерной идентичности как «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы» и «Женские стереотипы».

Хотелось бы отметить такой немаловажный факт, что в начале 70-х годов XX в концепции С.Бем андрогиния была описана как совмещение маскулинных и фемининных черт, подчеркивалось, что андрогинная личность может предоставлять более гармоничный стандарт психического здоровья в обществе. С.Бем и её коллеги результатами своих исследований показали малую приспособленность к жизни индивидов, обладающих характеристиками, строго соответствующими их полу, тем самым высказав точку зрения, противоположную взгляду традиционной психологии.

В своих исследованиях С. Бем выделила такие типы тендерной идентичности как: маскулинный, фемининный, недифференцированный, андрогинный.

- К маскулинному типу относятся люди, у которых обнаруживаются высокие показатели по шкале мужественности и низкие по шкале женственности;

- к фемининному типу относятся люди, имеющие низкие показатели по шкале мужественности и высокие по шкале женственности;

- к недифференцированному типу относятся люди, у которых низкие показатели по шкале мужественности и женственности;

- к андрогинному типу относятся люди, имеющие высокие показатели по шкале мужественности и по шкале женственности.

Кроме того, в этом параграфе обобщены существующие исследования, посвященные изучению связи тендерных свойств с психологическими характеристиками у мужчин и женщин (А. Heilbrun, 1981; S. A. Basow, 1980; W. Н. Jones, М. Е. Chemovetz, и R. О. Heuson, 1978 и др.).

В достаточной степени подробно описан ряд основополагающих исследований, например, исследование Heilbrun А., (1981) где приводятся данные, согласно которым высокомаскулинные и низкофемининные женщины характеризуются агрессивностью, трудностями в установлении и поддержании межличностных контактов; низкомаскулинные женщины характеризуются беспомощностью, пассивностью, низкой самооценкой; высокофемининныс - тревожностью и низкой уверенностью в себе. Высокомаскулишше мужчины отличаются обедненной коммуникацией, сниженностью эмоциональных проявлений; низкомаскулинные мужчины характеризуются зависимостью, пассивностью, беспомощностью, тревожностью, низкой самооценкой; высокофемининные -изолированностью, одиночеством, склонностью к депрессии, низким уровнем достижений; низкофемининные мужчины испытывают трудности в установлении и поддержании межличностных контактов, отличаются нерешительностью в отношении карьеры. Согласно исследованиям Basow, S. А., (1980); Jones, W. Н„ Chemovetz, М. Е. и Heuson, R. О., (1978) и др., маскулинная модель связана с более высоким чувством собственного достоинства, большей жесткостью в поведении, а также большим количеством стереотипных выборов поведения по сравнению с другими типами тендерной идентичности.

Таким образом, результаты исследований по изучению тендерной идентичности свидетельствуют о тесной взаимосвязи этой структуры с психическим здоровьем личности и общими показателями ее социально-психологической адаптации.

Вторая глава «Организация эмпирического исследования влияния тендерной идентичности на процессы социально-психологической адаптации в пожилом и старческом возрасте» посвящена вопросам методического обеспечения и организации эмпирического исследования, дана характеристика выборки, подробно изложены методики психологического исследования. Состоит из двух параграфов.

В первом параграфе представлены теоретические положения, на которые опирается эмпирическое исследование, выделены; цель, гипотеза, задачи исследования.

Во втором параграфе дано описание: испытуемых, процедуры проведения эмпирического исследования, методик, используемых в исследовании.

В качестве испытуемых в исследовании приняли участие люди пожилого и старческого возраста (в возрасте от 65 до 89 лет), проходившие плановое обследование и лечение в Госпитале для ветеранов войн г. Москвы. Средний возраст мужчин составил 78.2 лет, средний возраст женщин - 75.2 лет. Общий объем выборки составил 111 человек (50 мужчин и 61 женщина). В мужской выборке испытуемых, женатые составили 58%, в женской выборке замужние - 36.1% ,в мужской выборке вдовцы - 38%, в женской вдовы - 59%. В разводе: 4% мужчин и 1.6 % женщин. Никогда не вступали в брак и не имели детей 3.3% женщин и 0% мужчин. Живут в одиночестве (отдельно от семьи) 20% мужчин и 26.2 % женщин. Высшее образование имеет 64% мужчин и 34.4% женщин; среднее и среднее специальное - 28% мужчин и 52.5% женщин; начальное и неполное среднее -8.% мужчин и 13.1% женщин. Большинство испытуемых на момент проведения исследования проживали в благоустроенных квартирах и были удовлетворены своим материальным положением.

Этапы эмпирического исследования включали в себя: анализ медицинской документации (историй болезни), беседу, наблюдение, психологическое тестирование испытуемых. Обследование носило индивидуально - личностный характер.

В эмпирическом исследовании использовались следующие методики:

1) «МиФ» - модифицированная методика исследования степени выраженности маскулинности-фемининности (модификация методики S. L Bern, 1974, (Т. Л. Бессонова, 1994; Н. В. Дворянчиков, 1998)) - позволяет установить индивидуальную степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности, определить субъективное отношение личности к своему «реальному» и «идеальному» уровням развития этих черт, выявить субъективные представления о гендерных нормах.

2) «Краткий опросник оценки статуса здоровья» (J. Е. Were, 1992) -(«SF-Зб») адаптированный в Межнациональном центре исследования качества жизни (г. Санкт-Петербург, 1998 г.) позволяет оценить параметры качества жизни за последние 4 недели по 8 шкалам: 1. Физическая активность («ФА»); 2. Роль физического фактора («РФ»); 3. Боль («Б»); 4. Общее здоровье («03»); 5. Жизненная сила («ЖС»); 6. Социальная активность («СА»); 7. Роль эмоционального фактора («РЭ»); 8. Психическое здоровье («ПЗ»).

3) Методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда адаптация А. К. Осницкого - позволяет измерить такие интегральные показатели, как: «Адаптация», «Самоприятие», «Принятие других», «Эмоциональная комфортность», «Интернальность», «Стремление к доминированию».

4) «Пятифакторный опросник» (Р. Мак-Крей и П. Коста, 1987) адаптация А. Г. Шмелева - позволяет выявить выраженность пяти базовых личностных факторов, которые остаются стабильными в течение всей жизни взрослого человека: «N» нейротизм; «Е» экстраверсия; «О» открытость опыту; «А» согласие; «С» добросовестность.

5) «ФПО» (Д. С. Саламова, С. Н., Ениколопов, Н.В. Дворянчиков, 2000) - (фигура, поза, одежда), проективная методика, позволяющая установить индивидуальные представления о тендерных нормах субъектов, степень их усвоенности, индивидуальные тендерные предпочтения, особенности эмоциональных предпочтений.

В третьей главе «Результаты эмпирического исследования влияния тендерной идентичности на процессы социально-психологической адаптации в пожилом и старческом возрасте, анализ эмпирически полученных данных» представлены результаты эмпирического исследования и их обсуждение. Состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе исследовалась структура тендерной идентичности испытуемых, выявлялся преобладающий тип тендерной идентичности.

При анализе распределения типов тендерной идентичности по выборке испытуемых, с помощью методики «Миф», обнаружилось преобладание андрогинии во всех измеряемых конструктах: «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы» в женской и мужской группах испытуемых (таблицы №1-№4).

Таблица 1.

Распределение типов тендерной идентичности («Я - реальное») но выборке испытуемых при помощп методики «МиФ», %

Выборка Андрогинный Фемининный Маскулинный Недифференцирован

тип тип тип -ный тип

Мужчины 62 20 10 8

Женщины 48 39 8 5

Как видно из таблицы №1, в мужской выборке испытуемых преобладает андропшный тип тендерной идентичности. В женской - тендерная идентичность характеризуется распределением между авдрогинным и фемининным типами, при преобладании первого.

Таблица 2.

Распределение тендерных предпочтений по выборке испытуемых («Я-идеальпое») при помощи методики «МиФ», %

Выборка Андрогинный Фемининный Маскулинный Недифференцированный

тип тип тип тип

мужчины 82 0 16 2

женщины 90 7 3 0

Как видно из таблицы №% 2, тендерные предпочтения испытуемых характеризуются преобладанием андрогинии в мужской и женской группах, при этом женская тендерная роль не входит в систему тендерных предпочтений мужчин так же, как мужская тендерная роль практически не входит в систему тендерных предпочтений женщин.

Таблица 3.

Распределение представлений о женской тендерной роли по выборке испытуемых (женские стереотипы) при помощи методики

«МнФ», %

Выборка Андрогинный Фемининный Маскулинный Недифференцированны

тип тип тип йтип

мужчины 82 18 0 0

женщины 88 12 0 0

Как видно из таблицы № 3, представления о женских стереотипах характеризуются преобладанием андрогинии в мужской и женской 1руш1ах испытуемых, при эчом мужскаи тендерная роль не входит в систему представлений о женской тендерной роли. Что свидетельствует о правильной, то есть соответствующей биологическому полу, идентичности испытуемых

Таблица 4.

Распределение представлений о мужской тендерной роли по выборке испытуемых (мужские стереотипы) при помощи методики

«МнФ», %

Выборка Андрогинный тип Фемининный тип Маскулинный тип Недифференцированны й тип

мужчины 82 0 14 4

женщины 88 0 10 2

Как видно из таблицы № 4, представления о мужских стереотипах характеризуются преобладанием андрогинии в мужской и женской группах испытуемых, при этом женская тендерная роль не входит в систему представлений о мужской тендерной роли. Что свидетельствует о правильной, то есть соответствующей биологическому полу, идентичности испытуемых.

Полученные и отображенные в таблицах данные свидетельствуют о смысловом и эмоциональном принятии испытуемыми андрогинного типа тендерной идентичности, характеризующегося большей гибкостью в диапазоне сценариев поведения, чем маскулинный или фемининный. Причем в мужской группе испытуемых выраженность андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное») выше, чем в женской.

В результате проведения структурного анализа путем расчета семантической близости между различными составляющими тендерной идентичности, в женской группе испытуемых выявилось значительное расхождение между образами «Я-реальное» и «Я-идеальное» (р<0,05), свидетельствующее о неуверенности в себе, тревожности, заниженной самооценке, неудовлетворенности собой (рис.№1).

я- реальное Я- идеальное Мужские стереотипы Женские стереотипы

мужчины 34,6 37,5 38,2 38,8

женщины 32,5 39 38,3 38.5

Рис. 1. Различия по показателям шкал опросника «МиФ» между мужской и женской группами испытуемых .

Обозначения: Я - «Я-реалъное». ЯИ - «Я-идеальное». ЖС- «Женские стереотипы». МС - «Мужские стереотипы».

При анализе индивидуальных представлений испытуемых о структуре тендерной идентичности, при помощи проективной методики «ФПО» (фигура, поза, одежда) - выяснилось, что при сопоставлении показателей по разным шкалам и показателям, заданным в тесте, обнаружены корреляционные взаимосвязи как в мужской, так и в женской группах испытуемых, что говорит о том, что испытуемые достаточно точно определяют тендерные качества по всем основным атрибутам, заданным в тесте (р<0,05).

В мужской выборке испытуемых собственные представления о мужских качествах, в большей степени определяют идентификацию (р<0,05), чем женские качества (обратная корреляция). «Я-идеальное» в мужской и женской группах испытуемых соотносятся с идентификацией (р<0,01) и эмоциональными предпочтениями в мужской выборке испытуемых (р<0,05), что свидетельствует о достаточно высокой самооценке испытуемых.

В женской выборке испытуемых собственные представления о женских качествах в большей степени определяют идентификацию (р<0,05), и тендерные предпочтения (р<0,05), чем мужские качества (обратная корреляция).

Полученные данные наглядно показывают, что индивидуальные представления испытуемых о тендерных нормах, степени их усвоенности и индивидуальных тендерных предпочтениях, находятся в соответствии с полом испытуемых.

Во втором параграфе исследовался уровень социально-психологической адаптации, параметров качества жизни, степень выраженности базовых личностных факторов испытуемых. Выявлялись значимые различия по полученным данным между мужской и женской группами испытуемых при помощи ^критерия Стьюдента.

При измерении уровня социально-психологической адаптации по методике К. Роджерса и Р. Даймонда выяснилось, что в среднем по выборке испытуемых показатели по шкалам "Самоприятие" и "Интернальность" находятся на высоком уровне выраженности, показатели по шкалам "Адаптация", "Приятие других", "Эмоциональная комфортность", "Доминирование" - на среднем. По шкале "Эскапизм" (уход от проблем) выявлен низкий уровень выраженности.

В результате статистической обработки результатов исследования при помощи I - критерия Стыодепта обнаружилось, что мужская группа испытуемых показала более высокие результаты, чем женская на уровне значимости р<0,01 по шкале «Адаптация», на уровне значимости р<0,05 по шкалам «Самоприятие», «Эмоциональная комфортность», «Интернальность». По шкалам «Приятие других», «Стремление к доминированию», «Эскапизм» (уход от проблем) значимых различий не обнаружено (рис № 2).

При оценке параметров качества жизни испытуемых по методике "БР-36" выяснилось, что в среднем по выборке показатели по всем шкалам находятся на среднем уровне выраженности за исключением шкалы «Роль физического фактора», где обнаружился низкий уровень выраженности показателей, что свидетельствует об ограничении жизнедеятельности в пожилом и старческом возрасте вследствие физических проблем.

В результате статистического анализа полученных результатов при помощи I - критерия Стьюдента выявилось, что мужчины выше оценивают степень своей физической нагрузки, социального функционирования, ощущают себя более сильными, энергичными, бодрыми, общительными, а также в меньшей степени, чем женщины, испытывают чувство тревоги, подавленное настроение и отрицательные эмоции (рис.№ 2).

Мужчввы > Женщины

Физическая активность 3.647*»

Эмоциональная комфортность 2383*

Роль физического фактора

з.пог*"

Жизненная сила 3.302»*

Психическое здоровье 2.917»«

р < 0,01 р < 0,05

Анярогання «Я-реальное» 2395«

Социальная активность 2.599*

Самоп рнягмс 2.087*

Адаптация

2.709*«

Ннтернальиость

- р<0,05; *» - р«0,01

Рис. 2. Оценка различий по показателям шкал методик «МиФ», «К. Роджерса и Р. Даймонда» 36» между мужской и женской группами испытуемых при помощи I - критерия Стьюдента

Как видно из рис.№ 2, мужская выборка испытуемых показала более высокие результаты, чем женская, по многим показателям шкал опросника «ББ-Зб», и методики «К.Роджерса и Р. Даймонда», а также по шкале Андрогиния «Я-реальное» методики «МиФ». Полученные данные позволяют сделать вывод о более высокой оценке мужчинами степени своей физической нагрузки, социального функционирования, ощущения себя более сильными, энергичными, бодрыми, общительными, в меньшей степени, чем женщины, испытывающими чувство тревоги, подавленного настроения, отрицательных эмоций. А также - о более высоком уровне социально-психологической адаптации мужской группы испытуемых по сравнению с женской. Показано, что мужчины пожилого и старческого возраста более склонны к эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, более уверены в себе, чувствуют себя более эмоционально комфортно, чем женщины; имеют склонность приписывать причины и ответственность за результаты собственной деятельности не внешним факторам, а себе, обладают способностью к более широкому использованию имеющегося репертуара поведения в зависимости от требований в различных ситуациях.

При измерении выраженности базовых личностных факторов, с помощью «Пятифакторного опросника», выяснилось, что в целом по выборке испытуемых показатели по фактору «Нейротизм» находятся на высоком уровне выраженности. Показатели по факторам «Открытость опыту» и «Согласие» находятся на среднем уровне выраженности. Показатели по

факторам «Экстраверсия» и «Добросовестность» находятся на низком уровне выраженности.

При сравнении мужской и женской групп испытуемых по показателям шкал «Пятифакторного опросника» с помощью {-критерия Стьюдента значимых различий обнаружено не было.

По результатам качественного анализа в мужской и женской группах испытуемых выявилось наличие определенных физических и психологических проблем, имеющих место в пожилом и старческом возрасте, отражающих ухудшающееся состояние здоровья, возрастные изменения в эмоциональной, когнитивной и коммуникативной сферах. Об этом свидетельствует некоторая склонность к беспокойству, неуверенности в своих силах, ипохондрии, подверженности отрицательным эмоциям, тревожности, раздражительности, отвлекаемости, сниженной организованности, несосредоточенности, слабом контроле собственных импульсов, избегании широкого круга общения.

Кроме того получены данные, свидетельствующие о стремлении обследуемых к самостоятельности, независимости, умению учитывать интересы окружающих, склонности с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, а также наличии способности сосредотачивать внимание на одном деле.

В третьем параграфе прослеживалась динамика по полученным показателям в ходе исследования в связи с возрастом испытуемых, их семейным положением и уровнем образования. Выявлялись значимые различия мевду группами испытуемых при помощи 1-критерия Стьюдента.

В результате проведенного исследования удалось обнаружить значимые различия в зависимости от возраста испытуемых по некоторым шкалам, отражающим параметры качества жизни, где группа испытуемых, находящихся в возрасте старше 75 лет, показала более высокие результаты, чем группа испытуемых, находящихся в возрасте от 65 до 74. По шкалам «Роль физического фактора», «Жизненная сила», и «Психическое здоровье», обнаружены различия на уровне значимости р < 0,01. Из чего можно сделать вывод, что влияние возраста параметры качества жизни существует, но при этом входит в противоречие с принятым в обществе стереотипом о том, что с возрастом все только ухудшается.

Полученные результаты можно объяснить возрастной адаптацией к изменяющимся условиям жизни, снижением с возрастом уровня притязаний, большей зависимостью от близких. Кроме того, по данным опросов, большинство пожилых людей, находясь под влиянием принятых в обществе негативных стереотипов и установок, убеждены, что принадлежат к тем немногим счастливчикам, которым удалось избежать «несчастной участи большинства стариков» (Г. Крайг, 2000).

Нужно отметить, что не удалась попытка выявления достоверных различий по показателям шкал методик, используемых в нашем исследовании, в зависимости от уровня образования, возможно из-за небольшого процента испытуемых, имеющих низкий уровень образования. Так как 92% мужчин

имеет высшее и средне-специальное образование и только 8% - неполное среднее, и 86.9% женщин имеет высшее и средне-специальное и 13. 1% -неполное среднее.

При сравнении результатов исследования испытуемых, живущих в семье, и ведущих одинокий образ жизни (независимо от их семейного положения) выявлено, что испытуемые, проживающие в семьях, имеют более высокие показатели по параметрам, отражающим способность к большей адаптации, чем ведущие одинокий образ жизни. А именно по показателям шкал Андрогиния «Я-реальное» на уровне значимости р<0,01, «Самоприятие» на уровне значимости р<0,05, «Социальная активность» на уровне значимости р<0,05.

При сравнении результатов исследования испытуемых, в зависимости от их семейного положения, у вдов и вдовцов выявлено достоверное (р < 0,05) снижение показателей по шкале «Социальная активность», и тенденция к снижению по шкале «Психическое здоровье» по сравнению с замужними и женатыми, что свидетельствует о том, что вдовы/цы по сравнению с замужними/женатыми более склонны к ограничению социальной активности, выражающейся в общении с друзьями, родственниками, что в свою очередь связано со снижением общего показателя положительных эмоций и характеристикой настроения (наличие депрессии, повышение уровня тревожности) и т. д.

При этом обнаружено, что мужчины-вдовцы обладают более высоким уровнем адаптации по сравнению с женщинами-вдовами (р < 0,05), более высокой степенью повседневной физической нагрузки (р < 0,05), социальной активности (р < 0,05), а также превосходят женщин-вдов по выраженности уровня показателя андрогинии «Я-реальное» (р < 0,05), что свидетельствует о способности к более широкому использованию имеющегося репертуара поведения в зависимости от требований в различных ситуациях.

На основе сравнительного анализа данных по выборкам мужчин и женщин, проживающих в семьях, выяснилось, что мужчины имеют более высокий уровень адаптивности и чувствуют себя более эмоционально комфортно, чем представители женской выборки. Выше, чем женщины, они оценивают уровень своей повседневной физической нагрузки, жизненный тонус, уровень своих взаимоотношений с друзьями, родственниками, уровень настроения, общий показатель положительных эмоций.

В четвертом параграфе выявлялись корреляционные взаимосвязи между андрогинным типом тендерной идентичности и показателями социально-психологической адаптации, полученными в ходе исследования, при помощи линейного коэффициента корреляции Пирсона.

В результате статистической обработки данных, полученных в ходе всего исследования, удалось выявить наличие корреляционной взаимосвязи между показателем степени выраженности андрогинии в структуре тендерной идентичности испытуемых (андрогиния «Я-реальное») и показателями по шкалам, отражающим более успешную адаптацию и уровень качества жизни испытуемых (рис № 3).

Рис. 3. Оценка наличия корреляционных взаимосвязей между показателями по шкале «Андрогиния Я-реальное» методики «МиФ» и показателями по шкалам опросника «К. Роджерса и Р. Даймонда», «БР-Зб», «Пятифакгорного опросника» по линейному коэффициенту корреляции Пирсона

С показателями по шкалам: «Эскапизм», «Роль физического фактора», «Роль эмоционального фактора», «Нейротизм», «Согласие», «Добросовестность», отражающими склонность к уходу от проблем, эмоциональную неустойчивость, ипохондрическую направленность, тревожность, неуверенность в своих силах, эмоциональные и физические проблемы, способствующие ограничению повседневной активности, а также идеальные и субъективные представления о тендерных нормах («Я-идеальное» и тендерные стереотипы), корреляционных взаимосвязей выявлено не было.

Полученные данные свидетельствуют в первую очередь о том, что высокая самооценка, стремление к самостоятельности, независимости, эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, склонность с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, способность сосредотачивать внимание на одном деле, склонность приписывать причины и ответственность за результаты собственной деятельности не внешним факторам, а себе, находящиеся в тесной

взаимосвязи с реальным уровнем развития андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное») являются важнейшими характеристиками, обеспечивающими адаптацию к новым жизненным ситуациям, возникающим в результате переживания процесса старения (на примере социально благополучной выборки).

Таким образом, в результате проведенного количественного и качественного анализа получены интересные данные, установлено, что на фоне правильного, т.е. соответствующего полу, усвоения ролей, у испытуемых преобладает андрогинный тип тендерной идентичности (при более высоких показателях в мужской выборке испытуемых по сравнению с женской). Реальный уровень развития андрогинии в структуре тендерной идентичности имеет тесную взаимосвязь с множеством факторов, характеризующих социально-психологическую адаптацию. Что, по нашему мнению, является отражением особой стадии тендерной идентификации, способствующей более удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Необходимо отметить тот факт, что результаты нашего исследования получены на социально благополучной выборке испытуемых. Представители выборки проживают в благоустроенных квартирах, удовлетворены своим материальным положением, имеют достаточно высокий уровень образования (в основном высшее и средне-специальное), следят за состоянием своего здоровья (1-2 раза в год проходят стационарное обследование и лечение).

В целом теоретическое и эмпирическое исследование позволило сделать следующие выводы:

1. Теоретический анализ психологических подходов к изучению тендерной идентичности свидетельствует о тесной взаимосвязи этой личностной структуры с психическим здоровьем и общими показателями социально-психологической адаптации.

2. В существующих экспериментальных исследованиях людей пожилого и старческого возраста недостаточно учитывается роль андрогинии в обеспечении процессов адаптации.

3. В результате теоретического анализа исследований людей пожилого возраста показано, что адаптация к процессам старения существенно определяется индивидуально-психологическими особенностями личности, спецификой ее сформированное™, особенностями прошлой жизни и т. д.

4. В результате эмпирического исследования в данной работе установлена индивидуальная степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности в структуре тендерной идентичности социально благополучных испытуемых. Обнаружено преобладание андрогинии во всех измеряемых конструктах: «Я-реальное»(54%), «Я-идеалыюе» (86%), «Мужские стереотипы» (86%), «Женские стереотипы» (86%). Получены данные о том, что в пожилом и старческом возрасте преобладает андрогинный тип тендерной идентичности при соответствующих полу представлениях о тендерных ролях и положительном к ним отношении (при более высоких

показателях Андрогинии «Я-реальное» в мужской выборке испытуемых по сравнению с женской на уровне значимости р<0,05).

5. Измерен уровень социально-психологической адаптации, качества жизни и выраженности стабильных личностных черт испытуемых. Получены данные, свидетельствующие о том, что при наличии определенных психологических проблем позднего возраста, таких как склонность к беспокойству, ипохондрии, неуверенности в своих силах, подверженности отрицательным эмоциям, тревожности, раздражительности, отвлекаемости, сниженной организованности, слабом контроле собственных импульсов, избегании широкого круга общения, у испытуемых имеются качества, отражающие способности к успешной адаптации, такие как стремление к самостоятельности, независимости, умение учитывать интересы окружающих, склогаюсть с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, а также способность сосредотачивать внимание на одном деле.

6. Выявлена положительная корреляционная взаимосвязь на уровне значимости р<0,01 между реальным уровнем развития андрогинии в структуре тендерной идентичности (Андрогиния «Я-реальное») и качествами, отражающими лучшую адаптацию в пожилом и старческом возрасте («Адаптация», «Самоприятие», «Эмоциональная комфортность» и т.д). (на примере социально благополучной выборки).

7. Определены значимые различия между мужчинами и женщинами по показателям, полученным в ходе исследования. Получены данные о том, что среди социально благополучных пожилых мужчины имеют более высокие результаты по показателям шкал отражающим параметры качества жизни и способность к адаптации, чем женщины («Адаптация», «Физическая активность», «Психическое здоровье» на уровне значимости р<0,01, Андрогиния «Я-реальное» на уровне значимости р<0,05 и т.д.)

8. Выявлено, что испытуемые, проживающие в семьях, имеют более высокие показатели по параметрам, отражающим способность к большей адаптации, чем ведущие одинокий образ жизни (Андрогиния «Я-рсальнос» на уровне значимости р<0,01, «Самоприятие» на уровне значимости р<0,05, «Социальная активность» на уровне значимости р<0,05).

9. Выявлено, что андрогинный тип тендерной идентичности, является отражением особой стадии тендерной идентификации, способствующей более удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте (на примере социально благополучной выборки).

В заключения дается краткая характеристика основных положений и результатов работы. Намечаются возможные направления дальнейшего изучения тендерных аспектов социально-психологической адаптации людей, находящихся в пожилом и старческом возрасте.

В приложении содержатся бланки методик «МиФ», «БР-Зб», «ФПО», а также первичные данные по мужской и женской группам испытуемых по методикам, использованным в исследовании.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора, одна из которых в издании, включенном в перечень ВАК РФ:

1) Соколинская Е.В. Влияние тендерной идентичности на социально-психологическую адаптацию в пожилом я старческом возрасте //Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. Аспирантские тетради. № 18, 2007 г., с. 457-470. -1.0 и.л.

2) Соколинская Е.В. Особенности адаптации к трудным жизненным ситуациям в пожилом и старческом возрасте //Материалы второй научно-практической конференции «Человек в трудной жизненной ситуации», РГСУ, Москва 2004 г., с. 219-221. - 0.1 п.л.

3) Соколинская Е.В. Тендерные аспекты психологической адаптации у лиц пожилого и старческого возраста // Молодые голоса. Выпуск 10. Сборник научно-исследовательских работ аспирантов и соискателей. МГОПУ им. М. А. Шолохова, Москва 2004 г., с. 140-145. - 0.3 п.л.

4) Соколинская Е.В. Влияние соматических заболеваний на качество жизни в пожилом и старческом возрасте // Материалы межвузовской научно-практической конференции «Психология здоровья: психологическое благополучие личности», Москва 2005 г., с. 182-187. - 0.2 п.л.

5) Соколинская Е.В., Дворянчиков Н.В. Влияние полового самосознания на процессы адаптации у лиц пожилого и старческого возраста // Материалы 3-й Российской конференции по экологической психологии, РУДН, Москва 2005 г., с. 191-201. - 0.6.п.л. (авторский вклад 50%).

6) Соколинская Е.В., Дворянчиков Н.В. Тендерные аспекты качества жизни у лиц пожилого и старческого возраста // Научно-практический журнал «Психология зрелости и старения» №1 (33), весна, 2006 г., с. 94-107. - 0.8 п.л. (авторский вклад 50%).

7) Соколинская Е.В., Дворянчиков Н.В. Тендерная идентичность и психологическая адаптация на поздних этапах онтогенеза //Материалы международной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов « Психология XXI века», СПбГУ, Санкт-Петербург 2007 г., с. 305-306. - 0.1 п.л. (авторский вклад 50%).

8) Соколинская Е.В., Дворянчиков Н.В. Сравнительный анализ тендерных аспектов социально-психологической адаптации на поздних этапах онтогенеза // Материалы IV съезда Российского Психологического Общества, Ростов-на-Дону 2007 г., с. 180. - 0.1.п.л. (авторский вклад 50 %).

9) Соколинская Е.В., Дворянчиков Н.В. Влияние андрогинного типа тендерной идентичности на адаптационные процессы в пожилом и старческом возрасте //Материалы межвузовской научной конференции-семинара молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогики и социологии, Красноярск 2010 т., с. - 0.1.п.л. (авторский вклад 50%).

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Соколинская, Елена Викторовна, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1 ДИНАМИКА ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ В ПОЖИЛОМ И СТАРЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

1.1 История развития учения о тендерных особенностях самосознания личности

1.2 Современное состояние научной проблемы самосознания и тендерной идентичности

1.3 Особенности развития тендерных аспектов самосознания в онтогенезе

1.4 Типы старения, стратегии адаптации к старости

1.5 Структура и типы тендерной идентичности, взаимосвязь тендерной идентичности с процессами адаптации

ГЛАВА 2 ОРГАНИЗАЦИЯ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ПРОЦЕССЫ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ В ПОЖИЛОМ И СТАРЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

2.1 Цель, гипотеза и задачи исследования

2.2 Методика исследования

ГЛАВА 3 РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ВЛИЯНИЯ ГЕНДЕРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ НА ПРОЦЕССЫ СОЦИАЛЬНО

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ В ПОЖИЛОМ И СТАРЧЕСКОМ ВОЗРАСТЕ, АНАЛИЗ ЭМПИРИЧЕСКИ ПОЛУЧЕННЫХ ДАННЫХ

3.1 Исследование структуры тендерной идентичности испытуемых

3.2 Исследование показателей социально-психологической адаптации испытуемых

3.3 Результаты исследования значимых различий между группами испытуемых и их обсуждение

3.4 Результаты исследования корреляционных взаимосвязей тендерной идентичности испытуемых с показателями социально-психологической адаптации и их обсуждение

Введение диссертации по психологии, на тему "Гендерная идентичность у лиц пожилого и старческого возраста как фактор социально-психологической адаптации"

Актуальность работы. В последнее время в психологии и психологических отраслях знаний с большей частотой находит свое подтверждение точка зрения, согласно которой тендерная идентичность является результатом сложного развития личности на протяжении всей жизни (Б.Г. Ананьев, S. Bern, Т.В. Бендас, И.С. Клецина, И.С. Кон и др.). Во многом данная ситуация связана с очевидной актуальностью как чисто теоретических, так и практико-ориентированных исследований в рамках рассматриваемого нами направления.

Тендерная идентичность как фундаментальное базовое чувство принадлежности к определенному полу в связи с предписанными ему социальными функциями и статусом не дается индивиду автоматически при рождении, а вырабатывается в результате сложного взаимодействия его природных задатков и соответствующей социализации. При этом сам субъект является активным участником этого процесса, вырабатывает соответствующие ей самосознание, уровень притязаний, самооценок и т.д. Помимо этого, динамика онтогенеза тендерной идентичности отражает процесс принятия новых тендерных ролевых позиций, соответствующих различным возрастам. (И. С. Кон, 2004; JI.H. Ожигова, 2006; Е.М. Ижванова, О.А. Карабанова, 2006 и др.).

Следует отметить детальную разработанность феноменов и закономерностей тендерной идентификации на ранних этапах онтогенеза (у детей и подростков) как в отечественной, так и в зарубежной науке (Д.Л. Нечаевский, 2001; И.Ю. Шилов, 2000; Г. Крайг, 2000; О.В. Прозументик, 1999; Л.В. Попова, 1996; E.HErikson., 1996).

Однако работ, посвященных динамике и содержанию тендерной идентичности в пожилом возрасте, явно недостаточно, что не позволяет целостно представить ее закономерности и функции на протяжении человеческой жизни.

В современной психологической науке старение рассматривается как продолжающееся развитие человека. Следует отметить, что помимо приспособительных механизмов оно включает в себя способы активного взаимодействия с миром, где наряду с инволюционными процессами имеют место процессы и факторы, противостоящие инволюции. (Б. Г. Ананьев, 1972; М.В. Ермолаева, 2002; О.Н. Молчанова, 1999; Н.Ю. Прахт, 2001; А.А. Реан, 2001; В.В. Фролькис, 1985; Э. Эриксон, 1996). Кроме того, одной из основ полноценного функционирования личности в старости является продолжающая динамично развиваться мотивационная система. На фоне устранения мотивационного напряжения («элемента соревновательности») центральным жизненным мотивом становится «смыслообразующий мотив», отражающий то, ради чего человек живет.

Важным, как нам кажется, является то, что людям пожилого возраста приходится приспосабливаться не только к изменяющейся социальной ситуации (прекращение трудовой деятельности, изменение социального статуса, избыток свободного времени, утрата ведущей роли в семье и т. д.), но и реагировать на изменения в самих себе (морфо-функциональные изменения, снижение когнитивных функций, ухудшающееся состояние здоровья и т. д.). Понятно, что в зависимости от того, как человек переживает выход на пенсию и какое отношение формируется у него в процессе осознания этого факта, происходят соответствующие изменения в его мотивационно-потребностной сфере. Для того чтобы успешно преодолеть возрастной кризис, в процессе переживания которого неизбежны инволюционные изменения, пожилым людям необходимо обладать достаточным репертуаром поведенческой гибкости, тесно связанной с индивидуальной спецификой структуры социально-психологической адаптации.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание на то, что, по нашему мнению, наиболее доступным и целесообразным является изучение в отношении адаптации к старению именно социально благополучных представителей пожилого и старческого возраста. Для представителей же социально неблагополучных слоев населения целесообразнее проводить исследования причин и уровня их дезадаптации.

Под социально благополучными мы понимаем представителей пожилого и старческого возраста, проживающих в благоустроенных квартирах, удовлетворенных своим материальным положением, имеющих достаточно высокий уровень образования (высшее или среднее специальное), следящих за состоянием своего здоровья.

Также хотелось бы отметить, что тендерная идентичность, являясь базовой составляющей самосознания, представляет собой чувствительный индикатор адаптивных функций, что с достаточной степенью четкости прослеживается в исследованиях A.Heilbrun, 1981; S. A. Basow, 1980; W. Н. Jones, М. Е. Cernovetz и R. О. Heuson, 1978; С. Emslie, К. Hunt, и R. О' Brien, 2004. Однако тендерная идентификация и трансформация маскулинных и фемининных качеств как совокупности личностных характеристик, соответствующих стереотипу женственности или мужественности, у пожилых людей в зарубежной психологии изучена крайне фрагментарно и неполно. При этом полученные данные отражают интересные и важные для этого периода изменения тендерного самосознания (K.Duglas, D. Arenberg, 1978; S. S. Feldman, Z. C. Biringen, S. C. Nash, 1981; L. Tamir, 1982; C. J. Erdwins, J. C.Mellinger, 1983; Davidson, K., 2004; Thompson E. H. и Patrik M. Woarty P. M. 2004).

Общеизвестно, что андрогинный тип тендерной идентичности представляет собой сложный комплекс установок, стереотипов, ролевых представлений и т.д. При этом андрогиния как баланс, гармоничное сочетание в личности и поведении маскулинных и фемининных черт, является, в первую очередь, значимой психологической характеристикой человека, определяет его способность варьировать поведение в зависимости от требований ситуации. Степень выраженности андрогинии имеет индивидуальный характер.

Необходимо отметить тот факт, что в настоящее время все же остаются открытыми вопросы, касающиеся того, о чем может говорить склонность тендерного аспекта самосознания пожилых людей к андрогинии, (J. S. Hude, D. Е. Phillis, 1979; , М. Krajnik, К. Skuldt-Niederberher, 1991; J. D. Sinnott, 1977, 1982; Y. Shimonaka, K. Nakazato, C.Kawaai, S. Sato, 1997; Schaie, К. M. и Willis,S.L. 2002). Неоднозначность данных и интерпретаций относительно андрогинных качеств у пожилых вызывает множество предположений, что также, пусть и косвенно, подтверждает очевидную актуальность нашего исследования.

В отечественной психологии накоплено еще недостаточно знаний о феномене тендерной идентичности в пожилом возрасте. Отсутствие таких исследований у людей пожилого и старческого возраста не позволяет составить представление о динамике и функциях этой составляющей самосознания в течение всей жизни.

Цель исследования: Изучение тендерной идентичности людей, находящихся в пожилом и старческом возрасте, и ее взаимосвязи с социально-психологической адаптацией к изменяющимся условиям жизнедеятельности.

Объект исследования: Тендерная идентичность в пожилом и старческом возрасте.

Предмет исследования: Андрогиния в структуре тендерной идентичности как фактор успешной социально-психологической адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Гипотеза исследования: Успешность социально-психологической адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности у представителей пожилого и старческого возраста (живущих в социально благополучных условиях) зависит от ведущей роли андрогинии в структуре тендерной идентичности.

Задачи исследования: 1. Провести анализ основных теоретических и экспериментальных данных по теме исследования;

2. установить индивидуальную степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности в структуре тендерной идентичности у лиц пожилого и старческого возраста;

3. измерить уровень социально-психологической адаптации, качества жизни и выраженности личностных черт в пожилом и старческом возрасте;

4. определить значимые различия и сходства между мужчинами и женщинами по полученным показателям шкал методик, используемых в исследовании с учетом возрастных особенностей, семейного положения и уровня образования испытуемых;

5. выявить наличие взаимосвязи между андрогинным типом тендерной идентичности и показателями социально-психологической адаптации, выделенными в ходе исследования.

Теоретическая основа исследования:

1. Эпигенетическая теория психосоциального развития личности Э. Эриксона, согласно которой условием формирования полноценной личности в пожилом и старческом возрасте является интеграция и оценка всех прошлых стадий развития это.

Основываясь на этом положении, можно предположить, что на поздних этапах онтогенеза происходит интеграция маскулинных и фемининных черт в структуре тендерной идентичности, в результате чего формируется андрогинный тип тендерной идентичности, тесно связанный с успешной адаптацией.

2. Концепция андрогинии С. Бем. Утверждение о наибольшей приспособленности к жизни лиц андрогинного типа тендерной идентичности, сочетающего черты маскулинности и фемининности, что позволяет проявлять гибкость в поведении в зависимости от требований ситуации.

Основываясь на этом утверждении, можно предположить, что андрогинная тендерная идентичность в пожилом и старческом возрасте является фактором успешной адаптации к изменяющимся жизненным условиям.

Методологическая основа исследования:

Принципы системного подхода к изучению целостности личности Б.Г. Ананьева, Л.И. Анциферовой, А.Н. Леонтьева, В.Д. Шадрикова и др.; основные подходы к проблеме самосознания И. С. Кона, В. В. Столина, Л. Д. Столяренко, И. К. Кузнецовой и др., позволяющие рассматривать половое/гендерное самосознание как один из аспектов целостного самосознания личности; многофакторный подход Koestner R., Aube J., Spence J. Т., и др., позволяющий рассматривать включенность полотипических качеств в целостную личностную самоидентичность; результаты исследований по тендерной проблематике Н.В. Дворянчикова, Л.В. Поповой, В.Е. Кагана, А.С. Кочаряна, A. Heilbrun, S. A. Basow, W. Н. Jones, М. Е. Chernovetz, и R. О. Heuson и др.; основные представления Б. Г. Ананьева, Е. Ф. Рыбалко, А. А. Реана, О. Н. Молчановой, Э. Эриксона, В. В. Фролькиса и др. о старении как о продолжающемся развитии человека, когда наряду с инволюционными процессами имеют место процессы и факторы, противостоящие инволюции.

Методы исследования включали:

Теоретический анализ психологической литературы по проблеме исследования; наблюдение, беседу, анализ медицинской документации, тестирование, качественный и количественный анализ результатов с применением методов математической статистики.

Достоверность полученных результатов и выводов диссертации обеспечивалась научно-методологической базой исследования, использованием комплекса методов, адекватных предмету, целям, задачам, репрезентативностью выборки, адекватными методами статистической обработки данных.

Научная новизна исследования состоит в следующем: 1. В результате эмпирического исследования тендерной идентичности у социально благополучных представителей пожилого и старческого возраста выявлено преобладание андрогинного типа тендерной идентичности в мужской и женской группах испытуемых.

2. Получены данные о состоянии структур тендерной идентичности на поздних этапах онтогенеза. Выявлено преобладание андрогинии во всех измеряемых конструктах: «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы» в женской и мужской группах испытуемых.

3. При помощи количественных характеристик показана взаимосвязь между андрогинным типом тендерной идентичности и успешной социально-психологической адаптацией в пожилом и старческом возрасте. Выявлено, что взаимосвязь с социально-психологической адаптацией имеет только такой структурный компонент тендерной идентичности как, «Я-реальное» (в отличие от «Я-идеального», «Мужских стереотипов» и «Женских стереотипов») Данные получены на примере социально благополучной выборки.

4. Выявлено, что среди социально благополучных пожилых мужчины по уровню выраженности андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное») и параметрам, характеризующим успешную адаптацию, имеют более высокие показатели, чем женщины.

Теоретическая значимость работы состоит в уточнении представлений о структурных и содержательных компонентах тендерной идентичности в пожилом и старческом возрасте. Полученные в исследовании данные о преобладании андрогинии в структуре тендерной идентичности у лиц пожилого и старческого возраста во всех исследованных конструктах: «Я-реальное», «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы» -дополняют существующие в науке представления о развитии тендерной идентичности личности на протяжении всей жизни.

Уточненные в исследовании научные представления о наличии взаимосвязи андрогинного типа тендерной идентичности и адаптационных процессов личности в пожилом и старческом возрасте расширяют существующие в современной науке представления об особой стадии гендерной идентификации, сопутствующей наиболее удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в следующем:

1. Полученные данные могут быть использованы при разработке учебных программ для психологов и социальных работников, при подготовке и повышении их квалификации.

2. На основе выдвинутых и доказанных в исследовании положений может быть осуществлена консультативная и психокоррекционная помощь людям, находящимся в пожилом и старческом возрасте.

3. Кроме того, на основе полученных данных можно проводить новые научные исследования и расширять научные познания в такой малоизученной области психологической науки как, геронтопсихология.

На защиту выносятся следующие положения:

1. В пожилом и старческом возрасте преобладает андрогинный тип гендерной идентичности как фактор, противостоящий инволюционным процессам и способствующий лучшей адаптации к изменяющимся жизненным условиям (на примере социально благополучной выборки).

2. Высокая самооценка, стремление к самостоятельности, независимости, эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, находящиеся в тесной взаимосвязи с реальным уровнем развития андрогинии в структуре гендерной идентичности («Я-реальное»), являются важнейшими характеристиками, обеспечивающими адаптацию к старению (на примере социально благополучной выборки).

3. Мужчины пожилого и старческого возраста по уровню развития андрогинных черт личности, параметрам качества жизни и интегральным показателям, характеризующим способность к адаптации, имеют более высокие показатели, чем женщины, что является свидетельством успешной социально-психологической адаптации к изменяющимся условиям жизнедеятельности (на примере социально благополучной выборки).

Апробация диссертационной работы.

Результаты исследования докладывались на кафедре клинической психологии психологического факультета Московского Государственного Гуманитарного Университета им. М. А. Шолохова.

Основные результаты диссертационного исследования представлены на конференциях: Научно-практическая конференция «Человек в трудной жизненной ситуации» РГСУ, 2004 г.; Межвузовская научно-практическая конференция «Психология здоровья: психологическое благополучие личности» УРАО, 2005 г.; 3-я Российская конференция по экологической психологии РУДН, 2005 г., Международная межвузовская научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» СПбГУ, 2007 г. Материалы IV съезда Российского Психологического Общества, Ростов-на-Дону 2007 г. Межвузовская научная конференция-семинар молодых ученых по результатам исследований в области психологии, педагогики и социологии, Красноярск 2010 г. По материалам исследования опубликовано 9 работ, в том числе 1 - в издании, рекомендованном ВАК РФ.

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, приложения, списка литературы, включающего 149 наименований, 27 из которых - на иностранном языке. Текст диссертации изложен на 169 страницах. Работа содержит 14 таблиц и 25 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

3.4 Результаты исследования корреляционных взаимосвязей гендерной идентичности испытуемых с показателями социально-психологической адаптации и их обсуждение

Следует отметить, что еще одной из важнейших задач нашего исследования являлось выявление корреляционных взаимосвязей между андрогинным типом гендерной идентичности и показателями, полученными в ходе исследования, при помощи линейного коэффициента корреляции Пирсона.

В результате обработки и интерпретации данных, полученных в ходе всего исследования (при помощи линейного коэффициента корреляции Пирсона), удалось выявить наличие корреляционной взаимосвязи на уровне значимости р<0,01 между показателем степени выраженности андрогинии в структуре гендерной идентичности испытуемых (андрогиния «Я-реальное») и показателями по шкалам «Адаптация» (г=0,43), «Приятие других» (г=0,44), «Самоприятие» (г=0,5), «Интернальность» (г=0,37), «Стремление к доминированию» (г=0,38), «Общее здоровье» (г=0,28), «Психическое здоровье» (г=0,33), «Состояние здоровья по сравнению с прошлым годом» (г=0,29), «Экстраверсия» (г=0,43); на уровне значимости р<0,05 по шкалам «Эмоциональная комфортность» (г=0,3), «Физическая активность» (г=0,21), «Жизненная сила» (г=0,24), «Социальная активность» (г=0,28), «Открытость опыту» (г=0,33) (рис. №25).

С показателями по шкалам, отражающим склонность к уходу от проблем, эмоциональную неустойчивость, ипохондрическую направленность, тревожность, неуверенность в своих силах, эмоциональные и физические проблемы, способствующие ограничению повседневной активности, а также идеальные и субъективные представления о тендерных нормах («Я-идеальное» и гендерные стереотипы), корреляционных взаимосвязей выявлено не было.

Рис. 25. Оценка наличия корреляционных взаимосвязей между показателями по шкале «Андрогиния Я-реалыюе» методики «МиФ» и показателями по шкалам опросника «К. Роджерса и Р. Дай мои да», «SF-36», «Пятифакторного опросника» но линейному коэффициенту корреляции Пирсона * - р<0,05; ** - р<0,01

Как видно из рисунка №25, показатели по шкале Андрогиния «Яреальное» имеют корреляционную взаимосвязь с показателями по шкалам

Адаптация», «Приятие других», «Самоприятие», «Интернальность»,

Стремление к доминированию», «Общее здоровье», «Психическое здоровье»,

Состояние здоровья по сравнению с прошлым годом», «Экстраверсия»,

Эмоциональная комфортность», «Физическая активность», «Жизненная сила»,

Социальная активность», «Открытость опыту».

С показателями по шкалам Андрогиния «Я-идеальное», «Мужские стереотипы», «Женские стереотипы», «Эскапизм» (уход от проблем), «Роль физического фактора», «Боль», «Роль эмоционального фактора», «Нейротизм», «Согласие», «Добросовестность» корреляционных связей не выявлено.

Полученные данные свидетельствуют в первую очередь о том, что высокая самооценка, стремление к самостоятельности, независимости, эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, склонность с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, способность сосредоточивать внимание на одном деле, склонность приписывать причины и ответственность за результаты собственной деятельности не внешним факторам, а себе, находящиеся в тесной взаимосвязи с реальным уровнем развития андрогинии в структуре тендерной идентичности («Я-реальное»), являются важнейшими характеристиками, обеспечивающими адаптацию к новым жизненным ситуациям, возникающим в результате переживания процесса старения (на примере социально благополучной выборки).

Таким образом, в результате проведенного количественного и качественного анализа получены интересные данные, а также установлено, что на фоне правильного, т.е. соответствующего полу, усвоения ролей, у испытуемых преобладает андрогинный тип тендерной идентичности (при более высоких показателях в мужской выборке испытуемых по сравненшо с женской). Реальный уровень развития андрогинии в структуре тендерной идентичности имеет тесную взаимосвязь с множеством факторов, характеризующих социально-психологическую адаптацию. Что, по нашему мнению, является отражением особой стадии тендерной идентификации, способствующей более удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Итак, нам бы хотелось отметить, что проведенное исследование показало следующие результаты. По выборке испытуемых, средний возраст которых составил у мужчин 78,2 и женщин - 75, 2 лет, большее количество мужчин имеет высшее образование, большее количество женщин - среднее и среднее специальное, большинство мужчин женаты, большинство женщин — вдовы, в основном испытуемые проживают в благоустроенных квартирах и удовлетворены своим материальным положением.

Кроме того мы выяснили, что индивидуальные представления испытуемых о тендерных нормах, степени их усвоенности, структуре гендерной идентичности и индивидуальных тендерных предпочтениях находятся в соответствии с полом испытуемых.

При выявлении внутриструктурных взаимодействий гендерной идентичности испытуемых обнаружились значимые различия по семантической близости образов «Я - идеальное» и «Женщина должна быть», где мужская выборка превзошла женскую на уровне значимости р<0.01, а также «Я — идеальное» и «Мужчина должен быть», где женская выборка превзошла мужскую на уровне значимости р<0.05, что свидетельствует о невключенности женского тендерного стереотипа в систему тендерных предпочтений мужчин и о невключенности мужского тендерного стереотипа в систему тендерных предпочтений женщин, то есть о нормальном типе (соответствующем биологическому полу) идентичности испытуемых. Кроме того, в женской группе испытуемых выявилось значительное расхождение между образами «Я-реальное» и «Я-идеальное» (р<0,05), свидетельствующее о неуверенности в себе, тревожности, заниженной самооценке, неудовлетворенности собой, эмоциональном дискомфорте.

Мужчины выше, чем женщины, оценивают себя по таким параметрам качества жизни, как физическая нагрузка, социальное функционирование. Они ощущают себя более сильными, энергичными, бодрыми, общительными и в меньшей степени, чем женщины, испытывают чувство тревоги, подавленное настроение, отрицательные эмоции, более склонны к эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности, более уверены в себе, чувствуют себя более эмоционально комфортно, имеют склонность приписывать причины и ответственность за результаты собственной деятельности не внешним факторам, а себе.

При этом, при измерении выраженности базовых личностных факторов в мужской и женской группах испытуемых выявилось наличие определенных физических и психологических проблем, имеющих место в пожилом и старческом возрасте, отражающих ухудшающееся состояние здоровья, возрастные изменения в эмоциональной, когнитивной и коммуникативной сферах. О чем свидетельствует некоторая склонность к беспокойству, неуверенности в своих силах, ипохондрии, подверженности отрицательным эмоциям, тревожности, раздражительности, отвлекаемости, сниженной организованности, несосредоточенности, слабом контроле собственных импульсов, избегании широкого круга общения.

Кроме того, нами получены данные, свидетельствующие о стремлении обследуемых к самостоятельности, независимости, умению учитывать интересы окружающих, склонности с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, а также наличии способности сосредотачивать внимание на одном деле.

Помимо этого, в результате анализа проведенного нами исследования удалось обнаружить значимые различия по некоторым шкалам, отражающим параметры качества жизни, где группа испытуемых, находящихся в возрасте старше 75 лет, показала более высокие результаты, чем группа испытуемых, находящихся в возрасте от 64 до 75 лет. Полученные результаты можно объяснить, в том числе, и возрастной адаптацией к изменяющимся условиям жизни, снижением с возрастом уровня притязаний, большей зависимостью от близких.

При этом следует отметить, что нам не удалось выявить достоверных различий по показателям шкал методик, используемых в нашем исследовании, в зависимости от уровня образования испытуемых.

В результате сравнения данных исследования испытуемых в зависимости от их семейного положения выяснилось, что вдовы/цы по сравнению с замужними/женатыми, более склонны к ограничению социальной активности, выражающейся в общении с друзьями, родственниками, что связано со снижением общего показателя положительных эмоций и характеристикой настроения (наличие депрессии, повышение уровня тревожности) и т. д.

Плюс к этому обнаружено, что мужчины-вдовцы обладают более высоким уровнем адаптивности по сравнению с женщинами-вдовами, более высокой степенью повседневной физической нагрузки, социальной активности, а также превосходят женщин-вдов по выраженности уровня показателя андрогинии «Я-реальное», что свидетельствует о способности к более широкому выбору репертуара поведения в зависимости от требований в различных ситуациях.

В свою очередь, при сравнении результатов обследования испытуемых, проживающих в семьях, а также ведущих одинокий образ жизни, получены данные, говорящие о более высоком уровне самоприятия, самооценки, социальной активности, а также более высокой степени выраженности андрогинных черт в структуре тендерной идентичности у проживающих в семьях по сравнению с одинокими. Кроме того, выяснено, что испытуемые, проживающие отдельно от семьи, склонны к большей эмоциональной нестабильности, повышенной чувствительности к стрессогенным ситуациям, чем проживающие в семьях.

Также необходимо отметить, что мужчины, проживающие в семье, по сравнению с женщинами, проживающими в семье, имеют более высокий уровень адаптации и чувствуют себя более эмоционально комфортно, а также выше оценивают уровень своей повседневной физической нагрузки, жизненный тонус, уровень своих взаимоотношений с друзьями, родственниками, уровень настроения, общий показатель положительных эмоций. В то время как у женщин, проживающих в семьях, по сравнению с мужчинами выше уровень тревожности и неудовлетворенности собой.

Также полученные данные свидетельствуют о том, что представители мужской выборки, ведущие одинокий образ жизни, выше, чем женщины, проживающие отдельно от семьи, оценивают себя по параметрам качества жизни, отражающим влияние физического состояния на ролевое функционирование (работа, выполнение будничной деятельности), оценке своего жизненного тонуса (бодрость, энергия), уровню своих взаимоотношений с друзьями и родственниками.

Хотелось бы отметить, что в результате обработки данных, полученных в ходе всего исследования, удалось выявить наличие корреляционной взаимосвязи, между степенью выраженности андрогинии в структуре тендерной идентичности (андрогиния «Я-реальное») и показателями по шкалам «Адаптация», «Приятие других», «Самоприятие», «Интернальность», «Стремление к доминированию», «Общее здоровье», «Психическое здоровье», «Состояние здоровья по сравнению с прошлым годом», «Экстраверсия», «Эмоциональная комфортность», «Физическая активность», «Жизненная сила», «Социальная активность», «Открытость опыту», что может говорить о том, что наиболее распространенный по выборке испытуемых андрогинный тип тендерной идентичности, позволяющий использовать в поведении индивида более широкий набор экспрессивности или инструментальности в зависимости от требований ситуации, способствует лучшей адаптации в пожилом и старческом возрасте, так же, как стремление к независимости, самостоятельности, ориентация на дело, открытость, склонность к эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности и т.д. Причем необходимо подчеркнуть, что в результате нашего исследования выяснилось, что взаимосвязь с социально-психологической адаптацией имеет только такой структурный компонент тендерной идентичности, как «Я-реальное» (в отличие от «Я-идеального», «Мужских стереотипов» и «Женских стереотипов»).

Соответственно, в результате проведенного количественного и качественного анализа установлено, что на фоне правильного, т.е. соответствующего полу, усвоения ролей у испытуемых преобладает андрогинный тип тендерной идентичности (при более высоких показателях в мужской выборке испытуемых по сравнению с женской). Реальный уровень развития андрогинии в структуре тендерной идентичности имеет тесную взаимосвязь с множеством факторов, характеризующих социально-психологическую адаптацию. Что, по нашему мнению, является отражением особой стадии тендерной идентификации, способствующей более удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте.

Необходимо отметить тот факт, что результаты нашего исследования получены на социально благополучной выборке испытуемых. Представители выборки проживают в благоустроенных квартирах, удовлетворены своим материальным положением, имеют достаточно высокий уровень образования (в основном высшее и среднее специальное), следят за состоянием своего здоровья (1-2 раза в год проходят стационарное обследование и лечение).

В целом теоретическое и эмпирическое исследование позволило сделать следующие выводы:

1. Теоретический анализ психологических подходов к изучению тендерной идентичности свидетельствует о тесной взаимосвязи этой личностной структуры с психическим здоровьем и общими показателями социально-психологической адаптации.

2. В существующих экспериментальных исследованиях людей пожилого и старческого возраста недостаточно учитывается роль андрогинии в обеспечении процессов адаптации.

3. В результате теоретического анализа исследований людей пожилого возраста показано, что адаптация к процессам старения существенно определяется индивидуально-психологическими особенностями личности, спецификой ее сформированное™, особенностями прошлой жизни и т. д.

4. В результате эмпирического исследования в данной работе установлена индивидуальная степень выраженности фемининности, маскулинности, андрогинности в структуре тендерной идентичности социально благополучных испытуемых. Обнаружено преобладание андрогинии во всех измеряемых конструктах: «Я-реальное»(54%), «Я-идеальное» (86%), «Мужские стереотипы» (86%), «Женские стереотипы» (86%). Получены данные о том, что в пожилом и старческом возрасте преобладает андрогпнный тип гендерной идентичности при соответствующих полу представлениях о тендерных ролях и положительном к ним отношении (при более высоких показателях Андрогинии «Я-реальное» в мужской выборке испытуемых по сравнению с женской на уровне значимости р<0,05).

5. Измерен уровень социально-психологической адаптации, качества жизни и выраженности личностных черт испытуемых. Получены данные, свидетельствующие о том, что при наличии определенных психологических проблем позднего возраста, таких как склонность к беспокойству, ипохондрии, неуверенности в своих силах, подверженности отрицательным эмоциям, тревожности, раздражительности, отвлекаемости, сниженной организованности, слабом контроле собственных импульсов, избегании широкого круга общения у испытуемых имеются качества, отражающие способности к успешной адаптации, такие как стремление к самостоятельности, независимости, умение учитывать интересы окружающих, склонность с интересом заниматься ограниченным кругом проблем, а также способность сосредотачивать внимание на одном деле.

6. Выявлена положительная корреляционная взаимосвязь на уровне значимости р<0,01 между реальным уровнем развития андрогинии в структуре гендерной идентичности (Андрогиния «Я-реальное») и качествами, отражающими лучшую адаптацию в пожилом и старческом возрасте («Адаптация», «Самоприятие», «Эмоциональная комфортность» и т.д). (на примере социально благополучной выборки).

7. Определены значимые различия между мужчинами и женщинами по показателям, полученным в ходе исследования. Получены данные о том, что среди социально благополучных пожилых мужчины имеют более высокие результаты по показателям шкал, отражающим параметры качества жизни и способность к адаптации, чем женщины («Адаптация», «Физическая активность», «Психическое здоровье» на уровне значимости р<0,01, Андрогиния «Я-реальное» на уровне значимости р<0,05 и т.д.)

8. Выявлено, что испытуемые, проживающие в семьях, имеют более высокие показатели по параметрам, отражающим способность к большей адаптации, чем ведущие одинокий образ жизни (Андрогиния «Я-реальное» на уровне значимости р<0,01, «Самоприятие» на уровне значимости р<0,05, «Социальная активность» на уровне значимости р<0,05).

9. Выявлено, что андрогинный тип гендерной идентичности является отражением особой стадии гендерной идентификации, способствующей более удачной адаптации в пожилом и старческом возрасте (на примере социально благополучной выборки).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наше диссертационное исследование посвящено изучению гендерной идентичности людей, находящихся в пожилом и старческом возрасте, и ее взаимосвязи с социально-психологической адаптацией к изменяющимся условиям жизнедеятельности.

Хотелось бы отметить, что проведен обзор литературы по проблеме динамики гендерной идентичности в пожилом и старческом возрасте, рассмотрены фило- и онто- генетические особенности развития тендерных аспектов самосознания, а также современное состояние научной проблемы самосознания и гендерной идентичности.

Кроме того, в исследовании прослежена динамика гендерной идентичности поэтапно, на протяжении всего жизненного пути человека, сделана попытка представления более целостной картины развития личности, в связи с тем, что тендерная идентичность не возникает у человека сразу, а складывается постепенно, на протяжении всей жизни под воздействием многочисленных социальных влияний. Отмечается, что старость, являясь важным этапом онтогенеза, итогом всего жизненного пути человека, вбирает в себя все предыдущие этапы развития личности.

Помимо этого, нами были рассмотрены основные подходы, сложившиеся в психологии к изучению механизмов гендерной социализации, особенностей формирования тендерных предпочтений и некоторых, типичных для пола личностных характеристик (3. Фрейд, 1989; A. Bandura, R.Walters, 1965; L. Kohlberg, 1966; E. Maccoby, C. Jackin, 1974; S. Bern, 1975; A. Heilbrun, 1981; J.T. Spence, 1993; R. Koestner, J. Aube, 1995).

В нашей работе наглядно представлены основные типологии старения и возможные стратегии адаптации к старости. (Д.В. Бромлея, Ф. Гизе, И.С. Кона, К. Рощака). Описаны структурные компоненты и типы гендерной идентичности, представлены результаты исследований ученых, свидетельствующие о взаимосвязи гендерной идентичности с процессами социально-психологической адаптации (A.Heilbrun, 1981; S. A. Basow, 1980; W. H. Jones, M. E. Cernovetz и R. О. Heuson, 1978; J. S. Hude, D. E. Phillis, 1979; , M. Krajnik, K. Skuldt-Niederberher, 1991; J. D. Sinnott, 1977, 1982; Y. Shimonaka, K. Nakazato, C.Kawaai, S. Sato, 1997; Schaie, К. M. и Willis,S.L. 2002 и др.).

Необходимо отметить тот факт, что результаты нашего исследования получены на социально благополучной выборке испытуемых, так как, по нашему мненшо, наиболее доступным и целесообразным является изучение в отношении адаптации к старению именно социально благополучных представителей пожилого и старческого возраста. Для представителей же социально неблагополучных слоев населения целесообразнее проводить исследования причин и уровня их дезадаптации.

Представители нашей выборки в основном являются ветеранами и участниками ВОВ, которые обладают определенным авторитетом, уверенностью в себе, проживают в благоустроенных квартирах, удовлетворены своим материальным положением, имеют достаточно высокий уровень образования (в основном высшее и среднее специальное), следят за состоянием своего здоровья (1-2 раза в год проходят стационарное обследование и лечение).

В эмпирической части нашей работы исследовалась структура тендерной идентичности испытуемых, оценивались параметры качества жизни, измерялся уровень социально-психологической адаптации, а также степень выраженности базовых личностных факторов. Устанавливалось наличие корреляционной взаимосвязи между андрогинной тендерной идентичностью и показателями социально - психологической адаптации испытуемых.

Кроме того, мы исследовали динамику показателей по всем вышеперечисленным аспектам в связи с возрастом испытуемых, уровнем их образования, семейным положением. Также было проведено подробное статистическое исследование групп испытуемых, фактически проживающих в семье, т. е. с мужем/ женой, с. кем-то из взрослых детей или внуков и ведущих одинокий образ жизни независимо от их семейного положения.

В результате окончательной обработки и анализа данных, полученных в ходе всего исследования, удалось выявить наличие корреляционной взаимосвязи между выраженностью андрогинии в структуре гендерной идентичности (андрогиния «Я-реальное) и показателями по шкалам, отражающим успешную социально-психологическую адаптацию, что свидетельствует о том, что наиболее распространенный по выборке испытуемых андрогинный тип гендерной идентичности, позволяющий использовать в поведении индивида более широкий набор экспрессивности или инструментальности в зависимости от требований ситуации, способствует лучшей адаптации в пожилом и старческом возрасте, так же, как стремление к независимости, самостоятельности, ориентация на дело, открытость новому опыту, склонность к эмоциональному приятию духовной ценности собственной личности и т.д.

Проведенное исследование показало основные направления различий и сходств между мужской и женской группами испытуемых по показателям, характеризующим тендерное самосознание и социально-психологическую адаптацию. Полученные результаты позволяют говорить о том, что в целом среди социально благополучных пожилых мужчины лучше адаптированы к старению, чем женщины. Они субъективно ощущают себя более уверенными, активными, чувствуют себя более эмоционально комфортно, а также меньше, чем женщины, нервничают, испытывают чувство подавленности и тревоги.

Следует отметить, что результаты нашего исследования несколько расходятся с проводившимися ранее, по итогам которых женщины пожилого возраста являются более адаптивными, чем мужчины, они легче переносят одиночество, легче устанавливают новые знакомства, дружеские отношения и т. д. (1С. Рощак 1990, Н.Ф. Шахматов 1996).

Но при этом, наши данные подтверждаются итогами других исследований (JI.A. Егорова, Т.В. Рябчикова 2004), в результате которых в целом у женщин показатели физического, психологического и социального функционирования ниже, чем у мужчин.

В первую очередь это объясняется большими индивидуальными различиями людей, находящихся в пожилом и старческом возрасте, кроме того, исследования, проводившиеся в домах-интернатах для престарелых, не могли не наложить свой отпечаток на полученные результаты. Соответственно, в результате количественного и качественного анализа получены интересные данные, а также установлено, что успешная социально-психологическая адаптация к изменяющимся жизненным условиям у людей пожилого и старческого возраста (живущих в социально благополучных условиях) зависит от ведущей роли андрогинии в структуре тендерной идентичности.

Исходя из безусловной необходимости изучения более широкого диапазона проявлений адаптации в контексте тендерных свойств, нам хотелось бы. наметить возможные перспективы дальнейшего изучения тендерных аспектов социально-психологической адаптации. Сюда можно отнести проведение более масштабных исследований с участием возрастных групп, предшествующих тем, в отношении которых проводилось наше исследование, представителей других социальных групп, людей различных по степени материального благополучия. Разработку менее трудоемких психодиагностических процедур, оптимальных для исследования людей позднего возраста. Разработку тренинга тендерной идентичности пожилых для внедрения в практику результатов, полученных в ходе исследования с целью повышения уровня социально-психологической адаптации людей почтенного возраста.

Подводя окончательный итог нашей работы, можно сказать, что подготовка людей к успешному старению не исчерпывается только поддержанием физического здоровья на приемлемом уровне. Не менее важна практическая психологическая помощь для улучшения качества жизни и активной социально-психологической адаптации людей пожилого и старческого возраста. Так как не вызывает сомнения то, что люди, достигшие периода «осени жизни», могут полноценно и достойно жить, а не просто доживать свой век.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Соколинская, Елена Викторовна, Москва

1. Абраменкова В. В. Половая дифференциация и сексуализация детства // Вопросы психологии. 2003. - № 5. - С. 103-120.

2. Абрамова Г. С. Психология человеческой жизни: Исследования геронтопсихологии: Учеб. пособие для студ. психол. фак. Высш. учеб. заведений. -М.: Издательский центр «Академия», 2001. — 224 с.

3. Айвазова С. Г. Идейные истоки женского движения в России // ОНС. 1991. - №4. - С. 125 -132.

4. Александрова Н. X. Особенности субъектности человека на поздних этапах онтогенеза: Автореферат дис. . д-ра психол. наук, Москва София, 2000. 24 с.

5. Алешина Ю. Е., Волович А. С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопр. психол. 1991. - № 4. - с. 74-82.

6. Альперович В. Д. Геронтология. Старость. Социокультурный портрет. Учебное пособие -М.: «Издательство Приор», «Экспертное бюро», 1998 г., 272 с.

7. Альперович В. Д. Проблемы старости: Дис. в виде научного доклада. д-ра философ. Наук, Ростов-на-Дону, 1998. 66 с.

8. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды.: В 2 Т — М: Педагогика, 1980, Т 1 -232 с.

9. Ананьев Б. Г. Избранные психологические труды.: В 2 Т М: Педагогика, 1980, Т 2-287 с.

10. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977. 369 с.

11. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. JL: Изд-во ЛГУ, 1968. 339 с.

12. Антология Мировой философии. В 4-х т. Т. 2: Европейская философия от эпохи Возрождения по эпоху Просвещения. М.: « Мысль», 1970. - 776 с.

13. Бандура А., Уолтере Р. Принципы социального научения // Современная зарубежная социальная психология. Тексты / Под ред. Г. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, JT. А. Петровской. -М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 55-60.

14. Бендас Т. В. Гендерная психология: Учебное пособие. СПб.: Питер, 2005.-431 с.

15. Бердяев Н. Метафизика пола и любви.// Перевал. 1907 № 6 с.26.

16. Бердяев Н. Философия творчества, культуры, искусства. В 2-х т. Т. 1 М., Искусство, 1994. - 542 с.

17. Бердяев Н. Эрос и личность. Философия пола и любви. М., изд-во Прометей, МГПИ им. Ленина 1989. -156 с.

18. Берн. Ш. Гендерная психология. СПб.: Прайм ЕВРОЗНАК, 2001. - 320 с.

19. Бессонова Т.Л. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического ВУЗа. Автореф. канд. психол. наук МПГУ им В. И. Ленина. М., 1994. - 16 с.

20. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968. -464 с.

21. Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М.: Республика, 1994., - 415 с.

22. Ведмеденко Л.Ф., Сокорева И.Е. Медицинская помощь женщинам пожилого возраста с учетом их психоэмоциональных особенностей // Клиническая геронтология. 2006. - Т. 12, №4, С. 41 -44.

23. Вейнингер О. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. Пер. с нем. М.: Форум XIX - XX - XXI, 1991. - 192 с.

24. Воложин А. И., Субботин Ю. К. Адаптация и компенсация универсальный механизм приспособления. - М.: Медицина, 1987. - 176 с.

25. Гамезо М. В., Герасимова В. С., Горелова Г.Г., Орлова Л. М. Возрастная психология: личность от молодости до старости: Учебное пособие, М.: Педагогическое общество России, 2001. - 272 с.

26. Геодакян В. А. Эволюционная теория пола. Природа, №8, 1991, С. 60-69.

27. Геодакян В. А. Мужчина и женщина. Эволюционно-биологическое предназначение // Женщина в аспекте физической антропологии (Отв. Ред. Г. А. Аксянова-М,: ИЭАРАН, 1994. С. 85-92.

28. Гериартрия. Учеб. пос. / Под ред. Д. Ф. Чеботарева. -М., 1090.-238 с.

29. Глуханюк Н. С., Гершкович Т. Б. Поздний возраст и стратегии его освоения. Издание 2-е, дополненное М.: Московский психолого-социальный институт, 2003, 112 с.

30. Гозман JI. Я. Психология эмоциональных отношений. Москва МГУ, 1987, -175 с.

31. Грошев И. В. Психология половых различий: Монография. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2001. 683 с.

32. Дворянчиков Н.В. Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением: Автореф. дис. .канд. психол. наук: М., 1998 - 20 с.

33. Егорова Л. А., Рябчикова Т. В. Сравнительный анализ качества жизни больных старше 60 лет с сердечной недостаточностью // Клиническая геронтология. 2004. № 3. - С. 19-25.

34. Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал. -2001. Т. 22, №3. - С. 100 - 115.

35. Ермолаева М. В. Практическая психология старости. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. - 320 с.

36. Ермолаева М.В. Психология зрелого и позднего возрастов в вопросах и ответах: Учеб. пособие. М.: Издательство Московского психолого -социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. - 280 с.

37. Женщины и социальная политика (гендерный аспект). Отв. Ред. 3. А. Хоткина. -М.: РАНГ, 1992.-205 с.

38. Захарчук А. Г. Энциклопедия долголетия. М. - СПб., 2005. - 512 с.

39. Ижванова Е. М., Карабанова О. А. Проблемы гендерной идентичности в России // Психотерапия. 2006. - №7. - С. 26 - 31.

40. Ильин Е. П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. -СПб.: Питер, 2002. 544 с.

41. Иовлев Б. В., Карпова Э. Б. Концепция отношений В. Н. Мясшцева. Статья 6. Компоненты отношения к болезни // Обзор психиатр, и мед. психол. 1998. -№ 2. С. 9-12.

42. Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М.: Педагогика, 1991. 256 с.

43. Каган В. Е. Когнитивные и эмоциональные аспекты тендерных установок у детей 3-7 лет // Вопросы психологии. 2000. - №2 — С. 65-69.

44. Каган В. Е. Половая идентичность и развитие личности // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. 1991, №4, с. 25 33.

45. Кемпер И. Легко ли стареть? СПб., 1996. - 208 с.

46. Клецина И. С. Тендерная социализация: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 1998. 92 с.

47. Клименкова Т. А. Секс и тендер // Материалы первой Российской летней школы по женским тендерным исследованиям «Валдай 96». - М. МЦГИ, 1997. С. 38-41.

48. Ключко О.И. Тендерная ассиметрия социализации: Автореф. дис. . канд. философских наук. Саранск. 1999. 20 с.

49. Кон И. С. Пол и тендер. Заметки о терминах // Андрология и генитальная хирургия. 2004. № 1-2. С. 31-35.

50. Кон И. С. Психология половых различий // Вопросы психологии 1985. № 3. С. 165-171.

51. Кон И. С. Психология старшеклассника. М.: Просвещение, 1980. - 192 с.

52. Кон И. С. Психология юношеского возраста (Проблемы формирования личности). М.: просвещение 1979. - 174 с.

53. Кон И. С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива / АН СССР, Ин-т этнографии. -М,: Наука, 1988. 270 с.

54. Кон И. С. Сексология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2004. — 384 с.

55. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Издательство «Питер», 2000. - 992 с.

56. Краснова О. В. Социально психологические аспекты старения // Клиническая геронтология № 3, 1997, С. 3 -13.

57. Краткий философский словарь / А.П. Алексеев, Г.Г. Васильев и др. ; Под ред. А.П. Алексеева. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. - 496 с.

58. Лаак Я. Big 5: Как измерить человеческую индивидуальность. Перевод с англ.: Издательство: КД Университет, 2003. 112 стр.

59. Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. Пер. с фр. М.: Гнозис, 1995. - 192 с.

60. Лидере А. Г. Возрастно — психологические особенности консультирования пожилых людей. //Психология зрелости и старения, 1998, №4, с. 13 22.

61. Максимова С. Г., Луницын Б. Г. Социальные ситуации фрустрации лиц пожилого и старческого возраста в контексте социально-психологической дезадаптации. // Клиническая геронтология № 7, 2001. С. 38 - 44.

62. Малкина-Пых И. Г. Возрастные кризисы: Справочник практического психолога. М.: Изд-во Эксмо, 2004. - 896 с.

63. Малкина-Пых И. Г. Тендерная терапия / И. Г. Малкина-Пых. М.: Эксмо, 2006. - 928 с. - (Справочник практического психолога).

64. Мерлин В. С. Принципы психологической характеристики типов личности // Теоретические проблемы психологии личности. М., 1974. - 354 с.

65. Миллет К. Теория сексуальной политики // ВФ, 1994. - № 9. - С. 147-172.

66. Молчанова О. Н. Специфика Я-концепции в позднем возрасте и проблема психологического витаукта. // Мир психологии, 1999, № 2, с. 133-141.

67. Мудрик А. В. Общение как фактор воспитания школьников. М.: Педагогика, 1984. - 111 с.

68. Мухина В. С. Близнецы. М., Изд-во Народное образование, 1997. 608 с.

69. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество: Учебник для студ. вузов. 6-е изд., стереотип. - М.: Издательский центр «Академия», 2000. - 456 с.

70. Мухина В. С. Детская психология. М.: Просвещение 1985. - 272 с.

71. Мясшцев В. Н. Личность и неврозы. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. - 426 с.

72. Нечаевский Д. Л. Стереотипы маскулинности и фемининности у учащихся школы: Автореф. дис. .канд. социологических наук. Саратов, 2001. 16 с.

73. Ожигова Л. Н. Тендерная идентичность личности и смысловые механизмы ее реализации: Автореф. дис. . доктора психол. наук. Краснодар, 2006. — 47 с.

74. Основы психологии: Практикум / Ред.-сост. Л. Д. Столяренко. Ростов: Феникс, 2000. - С. 415 - 421.

75. Память. Исторический сборник. Вып. 4. Париж, 1981, с. 241.

76. Попова Л. В. Тендерные аспекты самореализации личности. Учебное пособие к спецсеминару М.: «Прометей», 1996. 42 с.

77. Практикум по гендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. — СПб.: Питер, 2003.-479 с.

78. Прахт Н.Ю. Межполушарная ассиметрия и межполушарное взаимодействие в когнитивных процессах в позднем возрасте (в норме и патологии): Автореф. дис. .канд. психол. наук. М., 2001.

79. Прозументик О. В. Становление полового самосознания в старшем дошкольном возрасте: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1999,- 21 с.

80. Психология самосознания. Хрестоматия. Самара: Изд. Дом "Бахрах-М" 2000. - 672 с.

81. Психология человека от рождения до смерти./ Под ред. А. А. Реана- СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. 656 с.

82. Путь к себе. Изд-во «Пресса», 1992, №2 с. 39.

83. Райгородский Д. Я. Психология личности. Т. 1. Хрестоматия. Издание второе, дополненное. Самара: Издательский Дом «Бахрах-М». 2000. - 448 с.

84. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. -М.: Мир, 1994 320 с.

85. Репина Т. А. Анализ теорий половой социализации в современной западной психологии // Вопр. психол. 1987. - № 2. - С. 158-165.

86. Рощак К. Психологические особенности личности в пожилом возрасте. Автореф. дис. канд. психол. наук, М., 1990.

87. Русский эрос или философия любви в России. Москва: «Прогресс», 1991. -444 с.

88. Рыбаков Б. Язычество древних славян М., 1981, с. 33-68.

89. Саламова Д.С., Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Проективная методика исследования полоролевой идентичности «Фигура Поза - Одежда» Журнал практического психолога, 2000, 10-11 сс. 87-103.

90. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. С-Пб. 1996.-350 с.

91. Славянская мифология. Энциклопедич. Словарь. М., 1995, с. 335.

92. Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин. Минск: Харвест, 1998. - 800 с.

93. Советский энциклопедический словарь. М.: Совет, энциклопедия, 1980.- 886 с.

94. Современный философский словарь / Под общ. ред. д. филос. н., проф. В. Е. Кемерова. 2-е изд. Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Москва, Минск: «ПАНПРИНТ», 1998. - 1064 с.

95. Сорокоумова Е. А. Возрастная психология. Краткий курс. СПб.: Питер, 2007. - 208 с.

96. Столин В. В. Самосознание личности. М., Изд-во МГУ, 1983. 286 с.

97. Столяренко JI. Д. Основы психологии. Издание третье, переработанное и дополненное. Серия «Учебники, учебные пособия», Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000. 672 с.

98. Стюарт-Гамильтон Я. Психология старения. СПб.: - Питер, 2002. - 256 с.

99. Теория и история феминизма. Курс лекций / Под ред. И. А. Жеребкиной; Харьковский центр тендерных исследований. Харьков: Ф-Пресс, 1996. - 387 с.

100. Теория и методология тендерных исследований: Курс лекций / Под общ. ред. О. А. Ворониной. М.: МЦГИ-МВШСЭН-МФФ, 2001. 416 с.

101. Ткаченко А. А., Введенский Г.Е., Дворянчиков Н.В. Судебная сексология. М., Медицина 2001. - 546 с.

102. Токарев С. А. Гл. ред. Мифы народов мира. Энциклопедия (В 2-х томах) -М, 1987.-т. 1 А-К.-671с.

103. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. Пер. с нем.- М.: Наука, 1989. -455 с.

104. Фрейд 3. Три очерка по теории сексуальности // Психология бессознательного. М., 1990 С. 123-201.

105. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Пер. с фр. -М.: Касталь, 1996. -448 с.

106. Хорни К. Женская психология. Санкт-Петербург: Восточно-Европейский институт психоанализа, 1993. — 222 с.

107. Хоф Р. Возникновение и развитие тендерных исследований // Пол, тендер, культура/Под ред. Э. Шоре, К. Хайдер. М.: Изд-во РГГУ, 1999. С. 57-89.

108. Хрестоматия по возрастной психологии. М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1998. - 352 с.

109. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности СПб: Издательство «Питер», 2000. -608 с.

110. Чудновский В. Э. К проблеме адекватности смысла жизни. // Мир психологии, 1992, №2, с. 74 80.

111. Шабалин В. Н. Загадки старения. М., 2002. - 480 с.

112. Шадриков В. Д. Психология деятельности и способности человека. М., 1996.-320 с.

113. Шилов И. Ю. Полоролевые образы и особенности гендерной идентичности в сознании старшеклассников, обучающихся в образовательных учреждениях разного типа: Автореф. дис. .канд. психол. наук. СПб., 2000. - 20 с.

114. Шуклин В.В. Мифы русского народа. Екатеринбург, 1995. с. 39.

115. Энциклопедический словарь медицинских терминов. М.: Советская энциклопедия, 1982. - Т. 1. - 464 с.

116. Эриксон Э. Детство и общество: Пер. с англ. Изд. 2-е, перераб. и доп. -СПб.: Ленато, 1996. - 592 с.

117. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996. - С. 245 - 256.

118. Юнг К. Г. Аналитическая психология. СПб., 1994. 149 с.

119. Юнг К. Г. Либидо, его метаморфозы и символы. Санкт-Петербург. Восточно-Европейский институт психоанализа, 1994. -416 с.

120. Юнг К. Психологические типы: Пер. с нем. СПб.: Ювента. - М.: Прогресс - Универс. - 716 с.

121. Bandura A., Walters R. Н. Social learning and personality development. N. Y., 1965. 296 p.

122. Bern S. Sex role adaptability one consequence of psychological androgyny // J. Pers. And Soc.Psychol. 1975, № 31. p. 634-643.

123. Bern S. L. The measurement of psychological androgyny. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1974, №42, 155-62.

124. Bern S. L. Beyond androgyny: Some presumptions prescriptions for a liberal Sexual identity// Psychology of woven; future directions and research/ Eds. J/ Sherman, F. Denmark. N. Y.: Psychological dimensions. 1978.

125. Carlson H. M., Steuer J. Age, Sex-Role Categorization, and Psychological Health in American Homosexual and Heterosexual Men and Women. The Journal of Social Psychology, 125(2), 203-211.

126. Courtenay, Will H.; Keeling, Richard P. Men, Gender, and Health: Toward an Interdisciplinary Approach. Journal of American College Health, May 2000, Vol.48 Issue 6, p243, 4p.

127. Daniel O. Clark, Timothy E. Stump, and Teresa M. Damush Outcomes of an Exercise Program for Older Women Recruited through Primary Care J Aging Health Vol. 15, № 3, 567-585 (2003).

128. Davidson K. "Why Can't a Man Be More Like a Woman?" Marital Status and Social Networking of Older Men. Journal of Men's Studies, Vol. 13, No. 1, Fall 2004, 25-43.

129. Deborah Finkel, Nancy L. Pedersen, Stig Berg, and Boo Johansson Quantitative Genetic Analysis of Biobehavioral Markers of Aging in Swedish Studies of Adult Twins J Behavior Genetics Vol. 33, No. 2, March, 2003.

130. Emslie C., Hunt K., and O'Brien R.Masculinities in Older Men: A Qualitative Study in the West of Scotland. Journal of Men's Studies, Vol. 12, No. 3, Spring 2004, 207-226.

131. Heilbrun, A. B. Measurement of masculine and feminine sex-role identities as independent dimensions. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1976, 44, 183-90.

132. Heilbrun, А. В., Pitman, D. Testing some basic assumptions about psychological androgyny. Journal of Genetic Psychology, 1979, Vol. 135, p. 175-88.

133. Kenney, Janet W. Women's 'inner-balance': a comparison of stressors, personality traits and health problems by age groups. Journal of Advanced Nursing, Mar 2000,Vol. 31 Issue 3, p 639, 12p, 6 charts, 1 diagram.

134. Koestner R., Aube J. A multifactorial approach to the study of gender characteristics //J. ofPers. 1995. V. 63 (3). P. 681 710.

135. Kohlberg L. A cognitive-development analysis of children's sex-role concepts and attitudes // The development of sex differences. Stanford, CA: Stanford University Press, 1966. P. 56-93.

136. Maccoby E. E., Jaclin C. N. The psychology of sex differences. Stanford, California, 1974.412 р.

137. Martin С. L., Halverson С. F. A schematic processing model of sex-typing and stereotyping in children. Child Devel 1981, v. 52., p 1119-1134.

138. Mischel W. A social-learning view of sex differences in behavior. In: The development of sex differences. Stanford , CA: Stanford University Press. 1966. P. 57-81.

139. Money J. Linguistic resources and psychodynamic theory // British Journal of Medical Sexology, 1955, vol. 20, p. 264-266.

140. Rubin G. The Traffic on Women // Reiter R., ed. Toward on Anthropology of Women. NY.: Monthly Review Press, 1975.-306 p.

141. Shimonaka, Yoshiko; Nakazato, Katsuharu; Kawaai, Chieko; Sato, Shinichi. Androgyny and succesful adaptation across the life span among. Journal of Genetic Psychology, Dec. 1997, Vol. 158 Issue 4, p 389, 12p, 1 chart, 1 graph.

142. Stanley A. Murrell, Nicholas L. Salsman, and Suzanne Meeks Educational Attainment, Positive Psychological Mediators, and Resources for Health and Vitality in Older Adults J Aging Health Journal of Aging and Health, Vol. 15, No. 4, 591615 (2003).

143. Steinman A., Fox D. J. The male dilemma: How to survive sexual revolution. N. J. Jason Aronson, 1974.

144. Thompson E. H., and Patrick M. Whearty P. M. Older Men's Social Participation: The Importance of Masculinity Ideology. Journal of Men's Studies, Vol. 13, No. 1, Fall 2004, 5-24.

145. Ware J.E., Sherbourne C.D. The MDS Short Form Health Survey (SF - 36) conceptual framework and I tem selection. - Med. Care, 1992. - Vol. 30. - P. 473 -483.