Автореферат диссертации по теме "Этнические проявления психологической защиты"

На правах рукописи

ЛУКЬЯНОВА ЕЛЕНА ЛЕОНИДОВНА

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ (НА ПРИМЕРЕ ИЗУЧЕНИЯ РУССКИХ И КИТАЙСКИХ ВЫПУСКНИКОВ ВУЗО В)

Специальность— 19.00.01 — общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

ХАБАРОВСК 2006

Работа выполнена на кафедре психологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Дальневосточный государственный университет путей сообщения»

Научный руководитель -

Доктор психологических наук, профессор Воробьева Кларисса Ивановна

Официальные оппоненты:

Доктор психологических наук, профессор Решетников Михаил Михайлович

Кандидат психологических наук, доцент Аристова Ирина Леонидовна

Ведущая организация -

Институт Психологии РАН

Защита состоится « 8 » декабря 2006 г. в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета КМ 218.003.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Дальневосточный университет путей сообщения» Федерального агентства железнодорожного транспорта по адресу: 680021, г. Хабаровск, ул. Серышева, 47, ауд. 230.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного государственного университета путей сообщения Министерства путей сообщения по адресу: г. Хабаровск, ул. Серышева,

Автореферат разослан« 1 » ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

М.В. Сокольская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования проблемы этнических проявлений психологической защиты обусловлена изменениями в российском обществе в конце 80-х гг., которые возродили интерес в отечественной науке к этническим проблемам. Свой вклад в изучение национально-психологических особенностей внесли JI.M. Дробижева (1991), Т.Г. Стефаненко, Е.И. Шлягина, С.Н. Еникопов (1993), А.О. Бороноев, В.Н. Павленко (1994), Э.А. Саракуев, В.Г. Крысько (1996), Г.У. Солдатова (1998), B.C. Мухина (2001), А.Г. Шмелев (2002), A.A. Хвостов (2005) и др.

В связи с развитием международных контактов со странами Азиатско-Тихоокеанского региона возрос интерес к изучению этнических особенностей представителей восточного региона. Особенности китайского этноса освещены в трудах как отечественных синологов В .Я. Сидихменова (1987), В.В. Малявина (1992), H.H. Чебоксарова (1993),

A.Е. Лукьянова (1994), И.Е. Бобрышева (1996), В.М. Алексеева (1996), М.В Крюкова, М.В. Софронова, М.Т. Степанянц, М.Л. Титаренко,

B.Ф. Феоктистова (1997), Ю.М. Сердюкова (1998), C.B. Копьггько (2004), так и зарубежных авторов Сунь Юйхуа (2000), Вана Эрдона (2000), Вана Биндуна (2004), Тань Аошуана (2004) и др.

Интерес отечественных ученых к особенностям китайского народа обусловлен рядом причин. Во-первых, «соседствующим» географическим положением России и Китая. Во-вторых, китайский этнос является доминирующим этносом в мире и по численности населения, и по уверенным позициям, которые он занимает в мировой экономике. В-третьих, несмотря на достаточное количество работ, освещающих социально-философский и культурологический аспект представителей китайского этноса, психологический аспект в современной науке изучен недостаточно.

Изучение основ традиционной культуры Китая показало, что существенное влияние на систему мышления, психологию, поведение китайского этноса оказала специфика философского знания — конфуцианство и основанные на нем правила поведения в обществе (Л.С. Васильев (1976), H.A. Абрамова (1998), С.А. Просеков (2003)). Проблема влияния конфуцианства на развитие современного общества обсуждается и имеет много сторонников и противников. Успех Китая, считают исследователи H.A. Абрамова (1998), М.Л. Титаренко (1997), объясняется не слепым копированием иностранного и отбрасыванием испытанных средств своей традиционной культуры, а в их умелом сочетании с новыми методами хозяйствования, на базе устойчивой системы конфуцианских принципов. Все сказанное позволяет предположить, что в бессознательном психическом современных китайцев заложены конфуцианские принципы. Изучение этнического бессознательного, в частности психологической защиты этноса, только начинается и ограничивается работами A.A. Налчаджяна и C.B. Лурье.

Проблема изучения психологической зашиты не перестает быть актуальной, так как само понятие психологической защиты является одним из основополагающих в современной теории личности. Актуальность исследования обусловлена постоянно возрастающей значимостью исследований при изучении патогенеза психических и психосоматических заболеваний (А.Н. Михайлов, B.C. Ротенберг); для понимания «внутренней картины болезни» и выбора обоснованной психотерапевтической тактики (В.А. Ташлыков); в построении любой личностно-ориентированной терапии (В.М. Воловик, В.Д. Вид); для понимания психоаналитической диагностики характера (Н. Мак-Вильямс); при описании феноменов межличностного и межгруппового взаимодействия, при взаимодействии субъекта с информационной средой общества (Г.В. Грачев) и т.п. Психологическая защита выступает в качестве психической детерминанты поведения человека, играющей важную роль наряду с социальной и биологической детерминантами.

Феномен психологической защиты по-прежнему остается теоретически мало интерпретированным и достаточно «неразведанным» эмпирическим полем. Накопление фактов в этой области, осуществляемое на основе различных методологических подходов, рассмотрение их в рамках определенного и достаточно строго очерченного поля бесспорно продуктивно. Вопрос выявления действия механизмов психологической защиты значим, прежде всего, потому, что затрагивает особенности функционирования нормальной психики. Сохранение самоуважения, поддержание сильного, непротиворечивого, позитивного чувства собственного Я- одна из главных функций защитных механизмов.

Анализ исследований, посвященных данной теме, позволяет сделать вывод об отсутствии единого понимания сущности и структуры данного понятия. Большие разногласия между исследователями возникают относительно общего числа этих механизмов и содержания применяемых терминов. Описание психологической защиты чаще определяется деятельностью самого исследователя, его общетеоретической и методологической позицией. Методический арсенал для оценки выраженности основных защитных механизмов, которым располагает отечественная наука, очень ограничен.

Все выше изложенное определило выбор темы исследования «Этнические проявления психологической защиты (на примере изучения русских и китайских выпускников вузов)».

Цель: изучение этнических проявлений психологической защиты у русских и китайцев.

Гипотеза: имеется специфика проявлений психологической защиты у русских и китайских студентов.

В соответствии с поставленной целью в работе выделяются и решаются следующие задачи:

- провести теоретический анализ состояния проблемы психологической защиты в работах отечественных и зарубежных психологов;

- провести исследование специфики защитных механизмов у русских и китайских выпускников вузов;

- выявить и проанализировать особенности проявлений защитных механизмов у представителей русского и китайского этносов.

Объект исследования: защитные механизмы личности.

Предмет исследования: особенности этнических проявлений психологической защиты у русских и китайцев.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: культурно-историческая теория (Л.С. Выготский, М. Коул, С. Скрибнер); концепции кросс-культурных различий (Г.Д. Гачев, Т.П. Григорьева, А.Я. Гуревич, К.Г. Мяло, Ю.М. Сердюков, B.C. Степин, С. Ямагучи и др.); работы по психоанализу (3. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни, А. Адлер, К. Роджерс и др.); проблемам исследования бессознательного (Ф.В. Бассин, А. Еремеева, Б.Д. Карвасарский, Э. Киршбаум, Е.С. Романова, В.А. Ташлыков, Д.Н. Узнадзе и др.); стресса (Т. Кокс, X. Крон, Р. Лазарус, Г. Селье, X. Шредер и др.); системный подход к изучению личности (Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.Н. Небылицин, Б.М. Теплов и др.).

Методы исследования: теоретический анализ психологических исследований по проблеме психологической защиты; методы сбора данных: тест-опросник LIFE STYLE INDEX, разработанный Р. Плутчиком в соавторстве с Г. Келлерманом и Х.Р. Контом, адаптированный и стандартизированный Романовой Е.С., Грановской P.M., методика С. Розенцвейга, адаптированная Тарабриной Н.В., тест локуса контроля Дж. Роттера (модификация Обозова H.H.), проективные методики «Автопортрет», «Моя семья», сочинение «Мои проблемы», метод «естественных категорий» Б.А. Еремеева; методы математической статистики (корреляционный анализ, t-критерий Стьюдента).

Достоверность результатов и выводов исследования обеспечивается методологической и теоретической обоснованностью работы; применением комплекса методов, адекватных психологической сущности изучаемых явлений и математико-статистических процедур в соответствии с целью и задачами исследования.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующих положениях:

1. Выделены доминирующие защитные механизмы в психологической защите китайцев и русских. У русских — это интеллектуализация, проекция, отрицание; у китайцев - проекция, реактивные образования, вытеснение.

2. Выявлены и описаны особенности проявлений психологической защиты у русских и китайцев.

3. Установлено, что проективные методики, как графические, так и вербализованные, возможно использовать для изучения этнических проявлений механизмов психологической защиты.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении представлений об этнических особенностях проявлений психологической защиты у представителей русского и китайского этносов и выявлении зависимости наборов защитных механизмов от этнических особенностей.

Практическая значимость: полученные результаты помогут глубже понять проблемы психологии межэтнического взаимодействия между Китаем и Россией; могут быть использованы в учебном процессе в качестве рекомендаций преподавателям, работающим с китайскими студентами, в тех областях и отраслях знаний, где необходимо учитывать специфику этнического бессознательного, национальные особенности китайского этноса. Расширены возможности использования методик Б.А. Еремеева, С. Розенцвейга для интерпретации механизмов психологической защиты.

База исследования: исследованием было охвачено 139 человек: 49 китайских респондентов, обучающихся в педагогическом университете г. Хэйхе (пр. Хэйлудзян), 90 русских респондентов, обучающихся в педагогическом университете г. Благовещенска (Амурская область). Обе группы респондентов — выпускники гуманитарных факультетов.

Первый этап исследования носил констатирующе-поисковый характер. На этом этапе была изучена психологическая литература по анализируемой проблеме, выявлены недостаточно исследованные вопросы поставленной научной проблемы. Был накоплен обширный эмпирический и экспериментальный материал.

Второй этап включал теоретическую разработку поставленной проблемы, а также организацию и проведение эксперимента.

Третий этап диссертационного исследования связан с обработкой, обобщением, описанием и систематизацией полученных результатов.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Для каждого исследуемого этноса характерен свой набор защитных механизмов.

2. У русских доминирующими механизмами защиты являются проекция, интеллектуализация, отрицание.

3. У представителей китайского этноса доминирующими механизмами защиты являются проекция, реактивные образования, вытеснение.

4. В проявлении защитных механизмов отражаются национальные личностные особенности.

Апробация и внедрение результатов работы. Основные результаты исследования обсуждались на международной и региональных

научно-практических конференциях (2002, 2004, 2006), на региональной научно-методической конференции (2006).

Результаты настоящего исследования использованы в разработке спецкурса «Психологическая защита личности», а также в консультативно-диагностической работе с клиентами Центра Психоаналитической культуры г. Благовещенска.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из 3 глав, списка литературы, 14 таблиц, 10 рисунков и 20 приложений. Объем основного текста работы - 183 стр.

Публикации по теме: По теме исследования опубликовано 6

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования; обоснованы цель, объект и предмет исследования; представлены научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, определены положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретический анализ природы психологической защиты» определены основные понятия, рассмотрена специфика подходов к изучению и описанию механизмов психологической защиты, раскрыты история и . современное состояние проблемы, определены методологические основы исследования и вопросы, подлежащие дальнейшему изучению и разработке.

На современном этапе развития психологического знания проблема психологической защиты не имеет единого концептуального основания. В ходе анализа литературы было обнаружено многообразие подходов, представлений, теоретических и эмпирических построений. Прежде всего, специфика современного состояния проблемы отражает противоречивый характер ее развития. Появление термина «защита» связано с работой З.Фрейда «Защитные нейропсихозы» (1894), хотя зарождение идеи защитных механизмов просматривается уже в работах французских исследователей (Maillet, 1845;Taine, 1870).

А. Фрейд и другие представители Эго-психологии внесли существенные коррективы в теорию психологической защиты. Защитные механизмы они трактовали как глобальные, здоровые, адаптивные способы переживания мира. Основную функцию защитных механизмов они определяли как и 3. Фрейд, но выделили совершенно новый аспект -сохранение самоуважения, поддержание сильного, непротиворечивого, позитивного чувства собственного Я.

Представители неофрейдизма (К. Хорни, Г. Салливан, Э. Фромм, Э. Эриксон, А. Адлер В. Райх, П. Лойстер, Э. Берн и др.) сместили акцент с внутрипсихических процессов на межличностные отношения. В работах этих ученых также значительное место отводилось проблеме генезиса механизмов защиты и определяющей роли семьи в этом процессе.

В дальнейшем идея психологической защиты выходит за рамки исключительно психоаналитической теории и находит свое отражение в исследованиях стресса (Т. Кокс, X. Крон, Р. Лазарус, Г. Селье, Р. Плутчик, X. Шредер, Д. Улич и др.). Ими было дано новое психофизическое обоснование комплексной защитной реакции энергетической системы на жизненно значимые изменения во внешней среде. Уточнены характеристики ситуаций образования новых и актуализации уже имеющихся механизмов защиты. Также было подтверждено положение об адаптивной ценности механизмов защиты.

В отечественной психологии тема психологической защиты получает активное обсуждение, начиная с работ Ф.В. Бассина (1969), который не ограничивал понимание значения психологической защиты только специфическими эксквизитными ситуациями, а представлял ее как нормальный широко обнаруживаемый механизм, направленный на предотвращение расстройств поведения и физиологических процессов не только при конфликтах сознания и бессознательного, но и при столкновении вполне осознаваемых, но аффективно насыщенных установок. Представления о психологической защите не только привлекаются для объяснения эмпирически выделяемых феноменов в практике психотерапии (В.М. Воловик, В.Д. Вид, 1975), но и теоретически вводятся в контекст общепсихологических концепций установки (Ф.В. Бассин, 1976), отношений личности (В.А. Ташлыков, 1984), самооценки (В.В. Столин, 1983). Также предлагается семиотическая (В.Н. Цапкин) и психофизиологическая (B.C. Ротенберг) интерпретация защитных механизмов. Психологическая защита определяется как «пассивно-оборонительные формы реагирования в патогенной жизненной ситуации» (Р.А. Зачепицкий); «механизмы, поддерживающие целостность сознания» (B.C. Ротенберг); «механизмы компенсации психической недостаточности» (В.М. Воловик, В.Д. Вид); «способы репрезентации искаженного смысла» (В.Н. Цапкин); «динамика системы установок личности в случае конфликта установок» (Ф.В. Бассин). Большое многообразие понятийных средств характеризуется общим моментом для всех определений: понятие ситуации конфликта, стресса, травмы, а также цель — снижение эмоциональной напряженности, вызванной конфликтом, и предотвращение дезорганизации поведения, сознания, психики. Основная смысловая конструкция всех определений практически совпадает с психоаналитическим пониманием психологической защиты. Отличие заключается лишь в определении того, что стоит за конфликтом.

Разнообразны и психические реальности, для объяснения которых привлекаются представления о психологической защите. Это и поведение, как «психотическое» (А.Б. Добрович, 1985), так и «нормальное» (Б.В. Зейгарник, 1980), и «феномены общения (сопротивление в психотерапевтическом контакте), гипноза» (В.Е. Рожнов, 1976), «сна» (B.C. Ротенберг, 1984). В исследованиях последних лет, понятие

«психологическая защита» трансформировалось в описание феноменов межличностного и межгруппового взаимодействия (Ю.Б. Захарова, 1991, В.А. Штроо, 2001), а также взаимодействия человека с информационной средой общества (Г.В. Грачев, 1998), этнической самозащиты (A.A. Налчаджян, 2000).

В работах Б.Д. Карвасарского, В.А. Ташлыкова, Ф.Е. Василюк, Ю.С. Савенко, B.C. Роттенберг, И.Д. Стойкова, Э.И. Киршбаум, А.И. Еремеевой отмечается, что возникновение механизмов психологической защиты способствует ситуации, которая представляет собой серьезное испытание для человека, и которая в некоторой степени превышает его внутренние ресурсы, выходит за рамки его актуального развития. Психологическая защита определяется субъективной значимостью этого события для человека, поэтому и задача психологической защиты данными авторами видится в устранении психологического дискомфорта, а не решение эксквизитной ситуации.

В.К. Мягер, A.A. Налчаджян, Б.В. Зейгарник, Е.Т. Соколова, P.M. Грановская, Е.С. Романова, О.Ф. Потемкина, Л.Р. Гребенников, И.М. Никольская, Г.В. Грачев, М.В. Юркова и т.д. определяют психологическую защиту вслед за Ф.В. Бассиным как нормальный повседневно работающий механизм человеческого сознания.

Анализ литературы позволяет утверждать, что вопросы, касающиеся общих закономерностей функционирования психологической защиты, количества и характера организации защитных механизмов остаются неразработанными. Количество защитных механизмов определяется от 8 до 34. Результаты исследований Е.С. Романовой, JI.P. Гребенникова (1996) позволяют все многообразие защитных механизмов обобщить и свести к восьми базовым, выступающих регуляторами основных эмоций человека и их комбинаций: замещение, отрицание, проекция, вытеснение, интеллектуализация, регрессия, подавление и реактивные образования.

Таким образом, понимание психологической защиты давно вышло за рамки его первоначального определения, сложившегося в представлениях психоаналитической концепции. Однако отсутствие методологически четких подходов не позволяет выделить психологическую защиту в самостоятельный процесс или механизм, она по-прежнему представляется лишь частью каких-либо других психологических феноменов.

Во второй главе «Особенности этнического бессознательного» представлен анализ исследований феномена бессознательного в психологической науке, выявлена взаимосвязь этнического бессознательного с национальными особенностями.

Тема бессознательного на протяжении столетий разрабатывалась в качественно. различных аспектах: философском, психологическом, социальном, биологическом, нейрофизиологическом, психиатрическом,

невропатологическом. Изучение бессознательного осуществлялось в контексте его соотношения с сознанием.

Начиная с Э. Гартмапа, рационалистически толкуемое понятие бессознательного проникает в психологию. Автор обстоятельно обсудил проблематику бессознательного, признал за ним несомненную ценность и попытался рассмотреть плюсы и минусы, которые оно включает в себя. Кроме того, Э. Гартман провел различия между физическим, гносеологическим, метафизическим и психическим бессознательным, то есть задолго до 3. Фрейда он ввел понятие бессознательного психического, но не дал этому понятию необходимого объяснения.

Лейбниц представлял это понятие как заключающее троякое содержание, то есть он рассмотрел бессознательное в трех различных его понятиях, и впервые, не указывая на это, показал многозначность данного феномена.

3. Фрейд попытался осмыслить вопросы, связанные с психическим бессознательным, так как, по его мнению, именно бессознательное психическое выступало в качестве приемлемой гипотезы, благодаря которой открывалась перспектива изучения психической жизни человека. Бессознательное психическое 3. Фрейд рассматривал в качестве теоретической конструкции, необходимой для лучшего понимания и объяснения человеческой психики, имеющей свои особенности и содержательные импликации. Объясняя явление бессознательного, 3. Фрейд столкнулся с многозначностью этого понятия. Вначале в его понимании бессознательное предстало в качестве двух самостоятельных психических процессов: пред сознательного и вытесненного бессознательного. Принимая во внимание многозначность данного понятия, топическое и динамическое понимание человеческой психики было дополнено 3. Фрейдом ее структурным осмыслением. В работе «Я и Оно» (1923) 3. Фрейд рассмотрел структуру психики через призму соотношений Оно (бессознательное), Я (сознание) и Сверх-Д которое и стало «третьим» бессознательным. Признание, которого позволило исследовать сложные взаимодействия между сознательными и бессознательными процессами, протекающими в глубинах человеческой психики. Именно оно, по мнению 3. Фрейда, способствовало лучшему пониманию природы внутри личностных конфликтов и причин возникновения неврозов.

Помимо индивидуального или личного бессознательного, К.Г. Юнг вносит определенную ясность в трактовку понятия коллективного бессознательного, феномен которого также описывался с глубокой древности. К. Юнг отмечает, что коллективное бессознательное присуще всем людям, передается по наследству и является корнем индивидуальной психики. Коллективное бессознательное К. Юнг представляет как систему установок и типичных реакций, незаметно определяющих жизнь человека, это скрытые следы памяти человеческого прошлого: расовая и

национальная история. Именно в коллективном бессознательном сконцентрированы все архетипы. Вводя понятия «архетип» и «коллективное бессознательное», К. Юнг пытался рассмотреть природу бессознательного не только в биологическом плане, а с точки зрения символического обозначения и схематического оформления структурных представлений человека. Именно архетипы дали научное обоснование той устойчивости и повторяемости мировоззренческих и поведенческих стереотипов различных народов, которые отмечали многие ученые еще задолго до К. Юнга. А относительная структурность в понимании коллективного бессознательного, внесенная К.Г. Юнгом, открыла науке новые горизонты в изучении особенностей культуры исторических общностей.

Специальных работ, посвященных изучению бессознательного исторических общностей нет, поэтому в рамках нашего исследования рассмотрены некоторые положения из теории этногенеза JI.H. Гумилева. JI.H. Гумилеву, прежде всего, удалось продемонстрировать то, что этнос не является состоянием, а представляет собой процесс, который закономерно протекает в историческом времени. Им отмечено, что этническая принадлежность всегда отражается в сознании, но не является продуктом сознания, и находится в сфере бессознательного, представляя собой природный феномен. В целом, Л.Н. Гумилев подробно разработал категорию этноса и показал его место в природе и истории. Универсальным критерием отличия этносов между собой, по мнению Л.Н. Гумилева, может служить только стереотип поведения, который является динамической составляющей и передается по наследству через механизм сигнальной наследственности. Стереотип складывается в процессе адаптации этноса к окружающей среде и особенно ярко проявляется в экстремальных условиях.

Следовательно, проявления этнического бессознательного мы можем просмотреть в закономерных поведенческих реакциях представителей разных этносов в различных эксквизитных ситуациях.

В.Г. Бабаков свел поведение этнофоров в стрессовых ситуациях к трем типам, которым дал подробную характеристику. Сравнение различных поведенческих реакций этих типов личности в стрессовых ситуациях с бессознательно проявляющимися механизмами психологической защиты, позволяет предположить, что существуют поведенческие реакции, состоящие из определенного набора защитных механизмов, принадлежащих представителям различных этносов.

Исследования C.B. Лурье, A.A. Налчаджяна являются первыми в области изучения психологической защиты этноса. Факт существования этнического бессознательного признавался А. Сухаревым, который определил его трехуровневую, иерархическую структуру.

Г. Девере считает доказанным утверждение, что каждая культура имеет свою иерархию защиты, и определяет этническое бессознательное

как часть бессознательного сегмента психики индивида общую с другими членами его культурной общины, состоящее из материала, который каждое новое поколение учится репрессировать в соответствии с требованием преобладающих культурных образцов.

A.A. Налчаджян стремится приложить различные известные защитные механизмы психологической защиты не к отдельным личностям, как это обычно делалось до него, а к этническим группам. На этническом уровне психологическую защиту он рассматривает как способ ликвидации рассогласований между этнической картиной мира и реальностью. Как психологическую защиту A.A. Налчаджян расценивает любое поведение, устраняющее психологический дискомфорт, связанный с низкой самооценкой, тревогой, страхом и так далее. Но при этом автор обращает внимание на то, что необходимо отличать этнические защитные механизмы и личностные, и предлагает выделять два уровня этнозащиты: а) глобальный, осуществляемый крупными блоками культуры и другими средствами и б) специфический, осуществляемый с помощью специальных защитных механизмов и их комплексов.

Идея о глобальных защитных механизмах рассматривается и в работах C.B. Лурье, но она определяет их как неспецифические, однако, подробный разбор глобальных и специфических защитных механизмов осуществлен впервые именно A.A. Налчаджяном.

Далее в главе приводится обзор многочисленных работ ученых, в которых отражены национальные особенности народов России и Китая, исследование проявлений психологической защиты у которых нами было проведено. Для рассмотрения национальных особенностей китайцев нами были проанализированы работы не только современных исследователей, но и труды китаеведов конца XIX - начала XX веков (A.M. Поздне'ев (1887), И. Коростовец (1889), A.A. Столповская (1891), А.Н. Краснов (1904), Н. Монастырев (1912), К.А. Харнский (1927)), в которых наиболее полно представлены не только национальные характеристики китайцев, но и особенности их культуры.

Третья глава «Исследование механизмов психологической защиты у китайских и русских выпускников вузов» посвящена верификации сформулированной гипотезы. В ней представлено подробное описание диагностических средств и полученных данных, определены основные особенности проявлений механизмов психологической защиты у русских и китайских выпускников вузов.

Для выявления особенностей функционирования механизмов психологической защиты у выпускников России и Китая был использован тест-опросник LIFE STYLE INDEX, разработанный Р. Плутчиком в соавторстве с Г. Келлерманом и X. Контом, адаптированный и стандартизированный Е.С. Романовой, P.M. Грановской.

Анализ качественной и количественной обработки теста позволил установить, что наиболее часто используемым, доминирующим у всех

обследуемых является механизм проекции, самые низкие показатели - по использованию механизма замещения. В остальном у представителей каждой этнической группы выявлен свой набор защитных механизмов. Так, у русских выпускников последовательность защитных механизмов следующая: проекция, интеллектуализация, отрицание, компенсация, реактивные образования, регрессия, вытеснение, замещение; у китайских выпускников — проекция, реактивные образования, вытеснение, отрицание, компенсация, интеллектуализация, регрессия, замещение.

Интересным представляется факт, что у представителей разных этнических групп наиболее часто используемым защитным механизмом является проекция, а наименее - замещение. Но существенным отличием является то, что у русских выпускников показатели использования проекции сверхнормативные - 7,93 при р < 0,001, а у китайских ниже нормативных - 6,21 при р < 0,01. У наименее популярного механизма защиты замещения показатели в обеих этнических группах ниже нормативного значения: 1,93 и 2,11 при р < 0,001 у русских и китайцев соответственно. Доминирующими механизмами защиты у русских обследуемых являются проекция, интеллектуализация, отрицание, у китайских — проекция, реактивные образования, вытеснение. По веем механизмам защиты показатели превышают нормативные значения, за исключением показателя проекции у китайских обследуемых.

Е. С. Романова считает, что проекция упрощает поведение, исключает необходимость в повседневной жизни оценивать свои поступки, следовательно, бессознательный перенос выпускниками неприемлемых собственных чувств, желаний и стремлений на других способствует перекладыванию ответственности за то, что происходит внутри Я на окружающий мир. Перекладывание ответственности, особенно типично для русского народа, этим действием снимается внутреннее напряжение, то есть происходит «освобождение» себя от травмирующей ситуации за счет переноса ответственности на других людей, либо на обстоятельства. Таким образом, действуя на уровне неосознаваемой установки, этот защитный механизм освобождает выпускников от тревоги, чувства вины, ответственности и, соответственно, приносит облегчение, то есть цель психологической защиты на какой-то промежуток времени достигнута. По отношению к русским студентам доминирование этого защитного механизма и превышение его нормативного показателя, может характеризовать наличие такой национальной особенности как безответственность, так как перекладывание или проецирование ответственности на другое лицо способствует формированию сниженного уровня собственной критичности, желания уходить от конструктивного разрешения собственных проблем, чаще «плыть по течению», обвиняя то людей, то обстоятельства в сложившейся ситуации.

У китайских выпускников проекция характеризует такую национальную особенность как национальное тщеславие, то есть они проецируют все свои «хорошие» качества, так как живут в «хорошем государстве», в этом были еще убеждены, по мнению А. Столповской, жители «Срединного государства».

Вторым по частоте использования у русских выпускников выявлен механизм интеллектуализация, его показатель превышает нормативное значение 8,62 при р < 0,001, у китайских обследуемых он стоит на шестом месте, т. е. не является популярным, и ниже стандартного значения — 3,34 при р < 0,001. Следовательно, у русских выпускников неосознаваемый контроль над эмоциями и импульсами обнаруживает выраженную зависимость любой ситуации от ее рациональной интерпретации. Суеверность русских также может вполне быть объяснима с позиции действия этого механизма.

Редкое проявление этого механизма у китайцев обусловлено, скорее всего, тем, что, живя по определенным законам, китайцы не проникают в глубь событий или вещей путем отстраненного обсуждения в абстрактных терминах, а стараются действовать по предписанным правилам, а также и тем, что китайцы живут больше разумом, чем чувствами, которые еще конфуцианской теоретической мыслью рассматривались как вторичные по отношению к природе человеческого существа

В проявлении этого механизма защиты у русских выпускников можно наблюдать такие национальные особенности как эмоциональность, общительность. У китайцев — эмоциональную сдержанность, практицизм.

На третьем месте у русских и четвертом месте у китайцев, то есть практически равнозначно, стоит механизм отрицание. Но у русских выпускников показатель по данному механизму защиты выше стандартного значения — 7,93 при р < 0,001 и относится к наиболее популярным механизмам защиты, а у китайских выпускников ниже — 4,05 при р < 0,001 и не является прпулярным. Для русских и китайских выпускников действительность, в сложившейся ситуации, не совсем приятна, и отрицая существование неприятностей, связанных с невозможностью осуществить собственные желания, побуждения, намерения, русские выпускники стараются снизить степень угрозы путем бессознательного отрицания их существования, поэтому прибегают к отрицанию достаточно часто. Популярность такого способа защиты, как отрицание, возможно, отражается в проявлении таких особенностей русских, как максимализм, храбрость, бесстрашие. Китайцы же, благодаря их природной неприхотливости и выдержке, просто смиряются с ситуацией, поэтому к такому способу защиты прибегают реже.

На втором месте у китайских и превышающий стандартное значение — 5,92 при р < 0,001, зато на пятом месте у русских обследуемых и соответствующий стандартному значению, стоит такой механизм как

реактивные образования. Не смотря на то, что реактивные образования маскируют части личности и способствуют более ригидным реакциям на события, именно этот механизм большинством авторов признается как пример успешной защиты, так как устанавливает психические преграды -отвращение, стыд, мораль. Поэтому не случайно, что именно реактивные образования занимают у китайских выпускников одно из доминирующих положений в наборе защитных механизмов и превышают нормативный показатель, так как развитие этого защитного механизма, по мнению большинства авторов, связывается с окончательным усвоением индивидом «высших социальных ценностей». Для китайцев свойственна жизнь по предписанным социумом правилам. Результатом работы данного защитного механизма у китайцев являются и такие поведенческие реакции, как негативное отношение к «неприличным» разговорам, шуткам, фильмам эротического содержания, подчеркнутое стремление соответствовать общепринятым стандартам поведения, вежливость, любезность. Не случайно в Китае запрещены фильмы, журналы эротического содержания, а также и азартные игры. У русских же выпускников данный механизм не является столь популярным, так как они не всегда стремятся жить по правилам, а, наоборот, «запретный плод» становится объектом пристального интереса, большинство часто надеется на «авось», чудо, «счастливый билет». Высокий процент использования китайскими обследуемыми реактивных образований, вероятно, имеет функцию фиксации положительного самоотношения путем выгодного сравнения себя с другими, что также типично для китайского народа.

На третьем месте у китайских выпускников и на седьмом у русских выпускников выявлен механизм вытеснение. У русских показатель этого механизма ниже стандартного значения - 4,20 при р < 0,01, у китайцев же превышает стандартное значение - 5,88 при р < 0,001. В ситуации наших обследуемых, при вытеснении защита проявляется в блокировании неприятной, нежелательной информации, которая осуществляется при переводе из воспринимающей системы в память, либо при выводе ее из памяти в сознание. В данном случае вытеснение выступает как форма переживания несоответствия своих ожиданий и действительности. Так как условием вытеснения обычно выступает результат сравнения новой информации с идеалом Я, происходит конфликт, в результате которого обследуемые вытесняют неприятную для них информацию, тем самым снимают напряжение и разрешают возникший конфликт. Причем, русские выпускники к такому способу защиты прибегают гораздо реже, чем китайские. Китайскими выпускниками этот механизм защиты используется немногим меньше, чем проекция и реактивные образования. Как показали исследования, проведенные нами ранее, у детей 5 — 7 лет в Китае, наиболее часто используемым является механизм вытеснение. Согласно психоаналитической концепции, ситуацией при работе этого механизма управляет Свсрх-Д, и именно Сверх-Л' делает индивида

«нечувствительным», «слепым», «глухим» к травмирующей его информации, так как при восприятии этой информации возможно нарушение сложившегося равновесия, внутренней согласованности психической жизни.

У китайских обследуемых низкий балл по замещению в сочетании с высоким по реактивному образованию отражает факт проявления национальной установки на «примерное» поведение, предполагающее отсутствие агрессивности, стремление следовать общепринятым правилам поведения, скромность, справедливость и т.п.

Механизмы, которые у реципиентов двух этнических групп наименее популярны - это компенсация, регрессия, замещение.

Таким образом, анализ результатов позволяет утверждать, что у каждой этнической группы обследуемых существует свой набор защитных механизмов.

Результаты обследования по методике С. Розенцвейга показали, что у русских выпускников по направлениям реакций преобладают экстрапунитивные — 50% при стандартном значении 36,2%, в ответах высказываются негативные эмоции по поводу возникшей ситуации, обвиняются и осуждаются окружающие люди. Эти реакции можно отнести к результату работы механизма проекции.

У китайских выпускников преобладают интропунитивные направления реакций - 37,5% при стандартном значении 35,1%. В этих ответах признается собственная вина, просится прощение, ответы начинаются со слов «извините», «простите». Эти ответы указывают на работу такого механизма как реактивные образования. Преобладание ответов этого направления реакций, скорее всего, связано с такой национальной особенностью, как «потеря лица». Учитывая, что это явление социальное, то усвоенные определенные культурно-исторические ценности не позволяют реагировать на любые неприятности неподобающим для китайца образом.

По типу реакций у русских и китайских выпускников преобладают реакции с фиксацией на самозащите (ЕО), Причем у русских выпускников высказывания, имея личную направленность, направлены на окружающих или находящимися за пределами ситуации людей. У китайских выпускников реплики также имеют личную направленность, но они чаще направлены на самих себя. Выраженность показателя ЕБ характеризует такое свойство личности как сила-слабость Я. Превышение этого показателя у обеих этнических групп обследуемых нормативного значения, а также превышение реакций Е над М и I у русских, и М над Е и I у китайцев, свидетельствуют о сильном Я у обследуемых. Сформированность психологической защиты выяснялась путем сравнительного анализа показателей Е, I, М, характеризующих направленность реакций ЕО.

У русских реакций Е (5,3) больше, чем I (1,6) и М (3,5), это означает, что психологическая защита сформирована и может быть определена как защита через агрессию и перекладывание собственной вины на других людей. Их психологическая защита проявляется в виде «осуждения за спиной», сплетен, поддержания дистанции в общении, холодной корректности. У китайских выпускников реакций М (3,9) больше, чем Е (2,8) и I (3,7). Психологическая защита в данном случае также считается сформированной и может бьггь определена как философское отношение к жизни. Они рассуждают по типу: «жизнь во все вносит свои коррективы, идеальных людей в реальной жизни нет, многое от нас не зависит, ко всему нужно относиться спокойнее, на все смотреть проще, не надо многого ждать и требовать, кого-то обвинять». В Китае есть народная мудрость, смысл, которой сводится к тому, что в жизни нет ни врагов, ни друзей - все они учителя.

Превышение нормативного значения наблюдается у русских обследуемых и по типу реакции ОБ (реакции с фиксацией на препятствии) - 31,2% при стандартном - 28,9%, а у китайских обследуемых этот показатель ниже стандартного значения - 25,0%. У русских выпускников реакций Е' (4,2) больше, чем 1'(1>1) и М'(2,2) по данному направлению. У китайских выпускников реакций Г (3,4) больше, чем Е'(1,4) и М'(1,1) при ОБ ниже нормативного.

Таким образом, результаты данной методики показали, что психологическая защита у всех обследуемых сформирована. Русские обследуемые чаще прибегают к проекции, интеллектуализации как к защитным механизмам, а китайские выпускники - к проекции, вытеснению и реактивным образованиям.

Для подтверждения данных о том, что русские причины своих неудач и проблем чаще связывают с внешним миром, а китайцы эти моменты, реальные или воображаемые, преобразуют во внутренние представления и структуры, нами было проведено исследование локуса контроля. Результаты обследования показали, что русских выпускников в основном можно отнести к экстерналам, а китайских к интерналам. Принимая во внимание позицию психоанализа о том, что экстернализацию можно считать механизмом защиты, то интернализацию также можно отнести к защитным механизмам. Следовательно, можно определить два способа защитного реагирования: экстернальный и интервальный, которые качественно отличаются друг от друга. Наибольший процент ответов у русских выпускников относится к степени экстернальности «выражена» - 46%, а у китайцев к степени «слабо выражена» - 84%. Учитывая, что основными показателями экстернальности являются категории «выражена» и «сильно выражена», то общая сумма по ним у русских обследуемых составляет 69%, а у китайцев — 16%. Следовательно, у русских обследуемых прослеживается тенденция к экстернапьному способу защитного реагирования, а у китайцев - к интернальному.

Таким образом, превышение нормативного показателя по интропунитивному направлению реакций у обследуемых китайцев, а у русских по экстрапунитивному направлению реакций по методике С. Розенцвейга соотносятся с результатами исследования локуса контроля.

Исходя из того, что информацию мы можем получать и через невербальные средства выражения, мы использовали рисунки обследуемых для интерпретации вероятных проявлений механизмов психологической защиты. В ходе проведения исследования, был учтен и тот момент, что в русской и китайской культурах проявление одних и тех же жестов может иметь разное значение, мы принимали лишь во внимание те жесты, значения которых друг другу не противоречат. Нами также не оценивались направления рисунков: лево — право, верх - низ, цветовое разрешение.

На интегративно-оценочном этапе оценки рисунков по классификации Е.С. Романовой были получены следующие результаты: наибольший процент рисунков приходится и у русских, и у китайцев на реалистическое изображение (у русских — 27%, у китайцев — 54%). У русских присутствуют все виды изображений, у китайцев отсутствует эмоциональное изображение. Дальнейшее упорядочение материала шло по схеме Г. Рида. Во всех исследуемых группах, присутствуют все виды изображений, но в различных процентных соотношениях, за исключением эмфатического направления рисунков у китайских выпускников, так как возможно, философские традиции Китая укоренили в бессознательном народа способность не нарушать своими действиями (и даже мыслями) гармонии природы, а согласовывать с ней свою сущность.

Анализ рисунков для выявления частоты и особенностей проявлений механизмов психологической защиты у обследуемых, проводился с позиции более углубленного разбора содержания рисунков, для выделения наиболее типичных жестов и движений, отображенных в рисунках и сравнение их с критериями, выделенными Е.С. Романовой.

Анализ содержания рисунков выпускников БГПУ показал, что у них наиболее часто встречается изображение лица как центрального, изображенного в профиль или в виде бюста; изображение портрета в интерьере; сюжетные автопортреты, выполненные в обычной реальной ситуации (на фоне природы или других членов семьи); также встречаются изображения в ожидаемой, но вполне реальной ситуации (в свадебном платье, с дипломом в руках и т.д.); незначительное количество автопортретов в вымышленной ситуации, эти ситуации связаны с уходом в ' мир собственных фантазий, и совсем незначительное количество изображений автопортретов себя, но в более младшем возрасте. Среди рисунков «Автопортрет», выполненных русскими девушками-обследуемыми, есть пять рисунков (5,6%), когда вместо женских автопортретов были изображены мужские. Скорее всего, здесь уместно говорить о действии такого защитного механизма как замещение. У тех

обследуемых, которые изобразили себя маленькими девочками, вероятно, сработал защитный механизм регрессия.

У китайцев наиболее часто встречаются изображения в полный рост, в форменной одежде; изображение лица всегда в анфас, только один рисунок из 49 - автопортрет в профиль; автопортреты все изображены в реальной ситуации.

Во всех 278 рисунках обследуемых персонажи либо совершают какие-то действия, либо они изображены в определенных позах, в которых можно выделить жесты; все изображения имеют определенные мимические проявления, разной степени выраженности. Наиболее часто встречающимися, в 56% рисунков (по результатам двух рисунков) у русских выпускников являются изображения стен, ворот, заборов, дверей. Эти элементы подтверждают проявление у обследуемых такого защитного механизма как интеллектуализация. Также проявлению именно этого механизма защиты способствуют такие детали изображений в рисунках, как чрезмерная озабоченность порядком, изображение румянца на щеках, изображение себя, прислоненными к каким-либо предметам. В изображениях автопортрета присутствует жесты, выражающие чувство гордости за себя: закладывание рук за спину; подпирание щеки сжатыми в кулак пальцами, когда указательный палец упирается в висок. Достаточно часто русские выпускники изображали тщательно прорисованные большие пальцы, когда рисовали кисть руки, руки на бедрах (при изображении автопортрета в полный рост, причем как у вымышленного, так и у реального персонажа). Данные жесты также указывают на использование защитного механизма интеллектуализации русскими выпускниками.

В рисунках семьи или в автопортрете, где было изображено двое и более людей, встречалась открытая треугольная позиция двух стоящих людей, как бы указывающая на принятие в компанию третьего человека. В рисунках, отражающих эмоциональные состояния, встречался комплексный жест: развернутые ладони, поднятые плечи и поднятые брови. Эти жесты свидетельствуют о работе такого механизма психологической защиты как отрицание, который для данной категории обследуемых также является доминирующим.

Перечисленные жесты практически не встречаются в рисунках китайцев. В рисунках выпускников китайцев обращает на себя внимание то, что изображенные персонажи находятся на достаточно большом расстоянии друг от друга, а если изображены, взявшись за руки, то руки чаще вытянуты в стороны. Эти проявления относятся к действию такого защитного механизма как реактивные образования. На многих изображениях этой категории обследуемых часто встречается стереотипная улыбка. В рисунках органического направления обращает на себя внимание то, что изображенные члены семьи, хоть и обращены друг к другу, но как бы избегают взгляда в упор. При выполнении каких-то

действий (ухаживание за животными, детьми, чтение книг и т.д.) в ритмических рисунках, в отличие от подобных рисунков русских выпускников, обращает на себя внимание сдержанность изображенных движений. Следовательно, сохранение зонального пространства, вытянутые прямые руки, избегание взгляда в упор, стереотипная улыбка, закусывание нижней губы, сдержанные движения — эти особенности в рисунках у китайских выпускников доказывают проявление такого защитного механизма как реактивные образования. В рисунках данной категории обследуемых встречается изображение закрытых ладоней или отсутствие ладоней вообще (в Китае также открытая ладонь — признак честности). Китайскими обследуемыми часто изображались взгляд в сторону (в Китае не принято смотреть в глаза), прикрытые веки (хотя это можно отнести за счет восточного разреза глаз), преувеличенно спокойное выражение лица. Эти изображенные моменты тоже не являются случайными, эти жесты соотносятся с действием такого защитного механизма как вытеснение.

В рисунках и у русских, и у китайских выпускников встречаются изображения человеческих фигур со скрещенными на груди руками, сидящих или стоящих людей, рисуются перекрещенные ноги, сцепление пальцев рук, когда изображаются фигуры, взятые за руки. Эти жесты свидетельствуют о проявления такого защитного механизма как проекция.

Помимо этих перечисленных жестов и движений, отраженных в рисунках наших исследуемых, встречаются в единичных рисунках жесты и движения, свойственные другим механизмам психологической защиты.

Для того чтобы снизить уровень субъективности во время интерпретации графической продукции, в наше исследование было добавлено проективное вербализованное задание - сочинение «Мои проблемы». Это задание предполагало выявление «естественных категорий», отражающих представления наших респондентов об осознаваемых проблемах их жизни. Причем, обозначенные проблемы наших респондентов, характеризовались как факты сознания, в которых едины осознанное и неосознаваемое. Использовалась статистическая процедура обработки высказываний, имеющая психолингвистические основания. На основе полученных данных были составлены корреляционные матрицы данных употребления определений респондентами, учтенных в статистической обработке.

Анализ корреляционных плеяд у русских и китайских выпускников показывает, что подход к собственным проблемам можно охарактеризовать как устоявшийся, это подтверждается большим количеством в плеядах значимых связей и меньшим количеством отталкиваемых связей, значения которых также приближаются к достоверным.

Кристаллизация «естественных категорий» у русских выпускников происходит вокруг слов: «проблемы», «любовь», «деньги», «здоровье».

Наибольший процентный уровень значимости (0,80 при 0,01) между понятиями «проблемы» - «любовь». Между понятием «проблемы» во взаимном притяжении находятся слова «деньги» (0,72 при 0,01), «реализация» (0,54 при 0,01), «здоровье» (0,53 при 0,01). Выявлена статистически значимая связь между категориями «время - деньги» (0,44 при 0,05), «деньги - достаток» (0,44 при 0,05), «деньги - здоровье» (0,52 при 0,01), «время - здоровье» (0,44 при 0,05), «время - достаток» (0,52 при 0,01), «реализация - образование» (0,52 при 0,01). Все эти связи указывают на то, что обследуемые считают свои проблемы явлением временным. Практически происходит отрицание основных причин и рациональная интерпретация собственных предположений, а, следовательно, и уход от конструктивного разрешения проблем, это следствие работы таких защитных механизмов как отрицание и интеллектуализация.

Во взаимно отталкивающих связях находятся понятия «здоровье», «образование», «квартира», «достаток», «хорошая» и «разочарование».

Анализ корреляционных плеяд у китайских выпускников показывает, что формирование «естественных категорий» происходит вокруг трех категорий «деньги», «терпение», «совершенствоваться». Наиболее значимая связь между категориями «деньги - терпение» (0,92 при 0,01), «деньги - совершенствоваться» (0,92 при 0,01), «терпение -совершенствоваться» (0,85 при 0,01). Основной проблемой или как отмечали обследуемые «трудностью жизни», является проблема материального плана. Эти связи указывают на работу такого защитного механизма как вытеснение. Только вытесняя из сознания негативные или нежелательные моменты, можно проявлять терпение, не уходить в проблему, а просто отстраниться от нее. Выявлена связь между категориями «деньги - не разочаровывать» (0,62 при 0,01), «совершенствоваться — не разочаровывать» (0,72 при 0,01), «терпение - не разочаровывать» (0,52 при 0,01), то есть, однажды добившись определенного уровня, китаец не должен «упасть вниз»; «любовь- — работа» (0,46 при 0,05) - китаец любит любую работу. Обособленный характер в общей схеме плеяд у китайских выпускников занимает корреляционная связь «родители — характер» (0, 76 при 0,01). Наиболее отталкиваемыми понятиями оказались «родители - терпение» (-1 при 0,01), «родители - совершенствоваться» (-0,85 при 0,01), «родители -деньги» (-0,9 при 0,01). Отрицательные связи между категориями «вера-будущее» (-1 при 0,01), китаец живет только настоящим; «преодолевать — законы» (-1 при 0,01) и «преодолевать - начальник» (-1 при 0,01), законопослушный китаец не представляется, как нарушающий законы или открыто перечащий начальнику, при необходимости любой китаец может сыграть в игру «кто кого перехитрит».

Анализ содержательной стороны составленных плеяд показал, что у обеих этнических групп обследуемых прослеживаются проявления

защитных механизмов. Китайцами используются чаще проекция, реактивные образования и вытеснение, русскими - проекция, отрицание и интеллектуализация.

Таким образом, можно утверждать, что проявление психологической защиты наблюдается вне зависимости от национальности, но для каждого этноса характерен свой набор защитных механизмов. В проявлениях механизмов защиты отражаются национальные личностные особенности.

По результатам теоретического и эмпирического анализа нами были сделаны следующие выводы:

1. Основное понимание психологической защиты близко к психоаналитическому пониманию:

- общим моментом являются ситуации конфликта, травмы, стресса, а также цель — снижение эмоциональной напряженности и предотвращение дезорганизации поведения, сознания психики, разница в том, что определено за конфликтом;

- определение цели и условий проявления психологической защиты зависят от теоретических установок и типа практики исследователя.

2. Теоретические положения К.Г. Юнга, Ф.В. Бассина, Д.И. Узнадзе, А.А- Налчаджяыа и др. позволяют предположить, что этническое бессознательное является составляющей частью коллективного бессознательного. Это реально существующий феномен, проявление которого можно наблюдать через стереотипные поведенческие реакции, национальные личностные особенности представителей конкретных наций. Этническое бессознательное идентично у представителей одного этноса и образует основание для психической жизни каждого.

3. Этническая самозащита в настоящее время изучена недостаточно, так как в основном изучение механизмов психологической защиты шло без учета их национальных проявлений.

4. Для представителей каждого этноса характерен свой набор защитных механизмов.

5. Для китайцев доминирующими защитными механизмами являются проекция, реактивные образования, вытеснение; для русских — проекция, интеллектуализация, отрицание.

6. Русские имеют тенденцию к экстернальному способу защитного реагирования, у китайцев прослеживается тенденция к интервальному способу защитного реагирования.

7. В проявлении доминирующих защитных механизмов отражаются национальные личностные качества представителей конкретных наций.

В настоящем исследовании рассмотрена лишь часть сложной проблемы этнических проявлений психологической защиты. Дальнейшая разработка этой проблемы может включать такие перспективные

направления, как изучение психологической защиты в условиях билингвизма, в различные онтогенетические периоды, влияние социально-экономических условий на проявление защитных механизмов и т.п.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Лукьянова Е.Л. К вопросам психологической защиты у детей [текст] / Е.Л. Лукьянова // Молодежь XXI века: шаг в будущее: сб. трудов III региональной научно-практической конференции. - Благовещенск, АмГУ, 2002.-С. 91-92.

2. Денисова P.P., Лукьянова Е.Л. Особенности психологической защиты русских и китайских дошкольников [текст] / P.P. Денисова, Е.Л. Лукьянова // Психология образования: проблемы и перспективы: Материалы первой международной научно-практической конференции. -Москва, 2004. - С. 24 - 25.

3. Лукьянова Е.Л. Психологическая интерпретация национальных черт китайцев [текст] / Е.Л. Лукьянова // Материалы научно-практической конференции. - Благовещенск: изд-во Амурского областного краеведческого музея, 2006, № 1 (23) - С. 124 - 128.

4. Лукьянова Е.Л. Проявление механизма психологической защиты «проекции» у русских и китайских выпускников вузов [текст] / Е.Л. Лукьянова // Современные тенденции развития теории и практики социальной педагогики: Материалы региональной научно-методической конференции. - Благовещенск: изд-во АмГУ, 2006. - С. 80 - 84.

5. Лукьянова Е.Л. Проявление бессознательного в психологической защите этноса [текст] / Е.Л. Лукьянова // Материалы 56-й научно-практической конференции преподавателей и студентов: В 3-х ч. Ч. 3. -Благовещенск: изд-во БГПУ, 2006. - С. 16 - 23.

6. Лукьянова Е.Л. Психология защитного поведения [учебная программа] / Е.Л. Лукьянова // сборник учебных программ № 4 по специальности 030900.-Благовещенск: изд-во БГПУ, 2006.-С. 112-121.

ЛУКЬЯНОВА Елена Леонидовна

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ (на примере изучения русских и китайских выпускников вузов)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических

Лицензия ЛР № 040326 от 19 декабря 1997 г.

Формат бумаги 60х 84 1/16 Бумага тип. N1 уч.-изд. л. 1,4 Тираж 100 экз._Заказ №2137

Издательство Благовещенского государственного педагогического университета. Типография Благовещенского гос.пед. университета 675000, Амурская обл., г. Благовещенск, ул. Ленина, 104.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Лукьянова, Елена Леонидовна, 2006 год

Введение.

Глава 1. Теоретический анализ природы психологической защиты.

1.1. Подходы к изучению психологической защиты (диахронический аспект).

1.2. Основные характеристики механизмов психочогической защиты.

Глава 2. Этнопсихологические особенности бессознательного.

2.1. Своеобразие этнического бессознательного.

2.2. Этнические особенности китайского и русского народов.

Глава 3. Исследование механизмов психологической защиты у китайцев и русских.

3.1. Методология, цели и структура исследования.

3.2 Методы и процедуры исследования.

3.3 Этнические проявления механизмов психологической защиты у выпускников вузов России и Китая

Введение диссертации по психологии, на тему "Этнические проявления психологической защиты"

Акгуальность проблемы исследования. Изменения в российском обществе в конце 80-х гг. возродили интерес в отечественной науке к этническим проблемам. Свой вклад в изучение национально-психологических особенностей внесли: JT.M. Дробижева (1991),

A.О. Бороноев, В.Н. Павленко (1994), Э.А. Саракуев, В.Г. Крысько (1996), Г.У. Солдатова (1998), B.C. Мухина (2001), Т.Г. Стефаненко, Е.И. Шлягина, С.Н. Еникопов (2003) и др. В последние годы исследованием психологических особенностей русского этноса занимались З.В. Сикевич (1996), А.Г. Шмелев (2002), А.А. Хвосгов (2005) и другие.

В связи с развитием международных контактов со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) возрос интерес к изучению этнических особенностей представителей восточного региона. Особенности китайского этноса освещены в трудах как отечественных синологов В.Я. Сидихменова (1987), В.В Малявина (1992), М.В Крюкова, М.В. Софронова, Н.Н. Чебоксарова (1993), А.Е. Лукьянова (1994),

B.М. Алексеева (1996), И.Е. Бобрышева (1996), М.Л. 'Гитаренко (1997), М.Т. Степапянц (1997), В.Ф. Феоюистова (1997), Ю.М. Сердюкова (1998), М.Е. Кравцова (1999), С.В. Копытько (2004), так и зарубежных авторов Сунь Юйхуа (2000), Вана Эрдона (2000), Тань Аошуана (2004), М. Гране (2004), Вана Биндуна (2004) и других.

Интерес отечественных ученых к особенностям китайского народа обусловлен рядом причин. Во-первых, географическим положением. Знание национальпо-психологических особенностей будет способствовать рашитию понимания и преодолению спорных вопросов в диалоге культур России и Китая. Во-вгорых, китайский этнос является доминирующим этносом в мире и по численности населения, и по уверенным позициям, которые он занимает в мировой экономике. Китайцы - одна из немногих ныне существующих этнических общностей, как отмечает М.В. Крюков, которая, несмотря на сложные перипетии политической истории, завоевания и нарушения государственного единства, многочисленные этнические включения, не утратила своей специфики. В-третьих, несмотря на достаточное количество работ, освещающих социально-философский, культурологический аспект представителей китайского этноса, психологический аспект исследования в современной науке изучен недостаточно.

Изучение основ традиционной культуры Китая, показало, что существенное влияние на систему мышления, психологию, поведение китайского этноса оказала специфика философского знания -конфуцианство, а также основанные на нем правила поведения в обществе (Л.С. Васильев (1976), Н.А. Абрамова (1998), С.А. Просеков (2003)). Проблема влияния конфуцианства на развитие современного общества обсуждается и имеет много сторонников и противников. Успех Китая, считают исследователи Н.А. Абрамова (1998), М.Л. Титаренко (1997), объясняется не слепым копированием иностранного и отбрасыванием испытанных средств своей фадиционной культуры, а в их умелом сочетании с новыми методами хозяйствования на базе устойчивой системы конфуцианских принципов. Синте? западной кулыуры и китайских духовных ценностей определил сущность нового этапа развития китайской цивилизации. Все сказанное позволяет предположить, что в бессознательном психическом современных китайцев заложены конфуцианские принципы.

Изучение этнического бессознательного, в частности психологической защиты этноса, только начинается и офаничиваегся работами А.А. Налчаджяна (2000, 2004), С.В. Лурье (1998). Хотя проблема изучения психологической защиты не перестает быть актуальной, так как само понятие психологической защиты является одним из основополагающих в современной теории личности. Актуальность настоящего исследования обусловлена постоянно возрастающей значимостью исследований при изучении патогенеза психических и психосоматических заболеваний; для понимания «внутренней картины болезни» и выбора обоснованной психотерапевтической тактики; в построении любой личностно-ориентированной терапии; для понимания психоаналитической диагностики характера; при описании феноменов межличностного и межгруппового взаимодействия; при взаимодействии субъекта с информационной средой общества и т. п. Психологическая защита выступает в качестве психической детерминанты поведения человека, играющей важную роль наряду с социальной и биологической детерминантами.

Феномен психологической защиты по-прежнему остается теоретически мало интерпретированным и достаточно «неразведанным» эмпирическим полем. Накопление фактов в этой области, осуществляемое на основе различных методологических подходов, рассмотрение их в рамках определенною и достаточно строго очерченного поля бесспорно продуктивно.

Наблюдающийся в начале XXI века рост нервных и сосудистых заболеваний, все более частое возникновение так называемых психосоматических расстройств принято связывать с ускорением темпа жизни, повышением количества перерабашваемой информации, общим усложнением общественной среды. Особое значение при этом придается патогенному фактору - эмоциональному стрессу, но в тоже время степень влияния этою фактора определяется мерой способности субъекга противостоять ему. Содержательно в этом отношении выражение 3. Фрейда (1966) о том, что любая живая субстанция пари1 среди внешнего мира, заряженного сильнейшими энергиями; она неминуемо была бы убита действием раздражений, которые исходят от этих энергий, если бы не была снабжена защитным покровом. Одной и* форм психической рефляции рассматривается психоло1ическая защита в виде функционирования ряда защитных механизмов: вытеснения, отрицания, проекции, идентификации, регрессии и др.

Вопрос выявления действия механизмов психологической защиты значим, прежде всего, потому, что затрагивает особенности функционирования нормальной психики. Сохранение самоуважения, поддержание сильного, непротиворечивого, позитивного чувства собственного Я - одна из главных функций защитных механизмов.

Анализ исследований, посвященных данной теме, позволяет сделать вывод об отсутствии единого понимания сущности и структуры изучаемого понятия. Можно отметить большие разногласия между исследователями относительно общего числа этих механизмов и содержания применяемых терминов. Описание психологической защиты чаще определяется деятельностью самого исследователя, его общетеоретической, методологической позицией. Методический арсенал для оценки выраженности основных защитных механизмов, которым располагает отечественная наука, очень ограничен.

Все выше изложенное определило выбор темы исследования «Этнические проявления психологической защиты (на примере изучения русских и китайских выпускников вузов)».

Гипотеза: имеется специфика появлений психологической защиты у русских и китайских студентов.

Объектом исследования являются защитные механизмы личности. Предметом исследования являются особенности этнических проявлений психологической защиты у русских и китайцев.

Цель: изучение этнических проявлений психологической защиты у русских и китайцев. Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ состояния проблемы психологической защиты в работах отечественных и зарубежных психологов.

2. Провести исследование специфики защитных механизмов у русских и китайских выпускников вузов.

3. Выявить и проанализировать особенности проявлений защитных механизмов у представителей русского и китайского этносов.

Методологическая основа исследования: системный подход к изучению личности (Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов,

B.Н. Небылицин, Б.М. Теплов и др.).

Теоретической основой исследования явились: культурно-историческая теория (Л.С. Выготский, М. Коул, С. Скрибнер); концепции кросс-культурных различий B.C. Степин, Т.П. Григорьева, А.Я. Гуревич, Г.Д. Гачев, К.Г. Мяло, Ю.М. Сердюков, С. Ямагучи и др.); работы по психоанализу (3. Фрейд, А. Фрейд, К. Хорни, А. Адлер, К. Роджерс и др.); проблемам исследования бессознательного (Ф.В. Бассин, Д.Н. Узнадзе, Э. Киршбаум, А. Еремеева, Б.Д. Карвасарский, В.А. Ташлыков, Е.С. Романова и др.); стресса (Т. Кокс, X. Крон, Р. Лазарус, Г. Селье, X. Шредер и др.)

Методы исследования: теоретический анализ психологических исследований по проблеме психологической защиты; методы сбора данных: тест-опросник LIFE STYLE INDEX разработанный Р. Плутчиком в соавторстве с Г. Келлерманом и Х.Р. Контом, адаптированный и стандартизированный Е.С. Романовой, P.M. Грановской, методика

C. Розенцвейга, адаптированная Н.В. Тарабриной, тест локуса контроля Дж. Роттера (модификация Н.Н. Обозова), проективные методики «Автопортрет», «Моя семья», сочинение «Мои проблемы», метод «естественных категорий» Б. А. Еремеева, методы математической статна ики (корреляционный анализ, t-критерий Стьюдента) с применением статистических пакетов прикладных компьютерных программ Microsoft Excel 7.0.

Экспериментальная база исследования: исследованием было охвачено 139 человек: 49 китайских респондентов, обучающихся в педагогическом университете г. Хэйхе (пр. Хэйлудзян), 90 русских респондентов, обучающихся в педагогическом университете г. Благовещенска (Амурская область). Обе группы респондентов - выпускники гуманитарных факультетов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Для каждого исследуемого этноса характерен свой набор защитных механизмов.

2. У русских доминирующими механизмами защиты являются проекция, интеллектуализация, отрицание.

3. У представителей китайского этноса доминирующими механизмами защиты являются проекция, реактивные образования, вытеснение.

4. В проявлении защитных механизмов отражаются национальные личностные особенности.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующих положениях:

1. Выделены доминирующие защитные механизмы в психологической защите китайского и русского этносов. У русских - это интеллектуализация, проекция, отрицание; у китайцев - проекция, реактивные образования, вытеснение.

2. Выявлены и описаны особенности проявлений психологической защиты у русских и китайцев.

3. Установлено, что проективные методики, как графические, так и вербализованные, возможно использовать для изучения этнических проявлений механизмов психологической защиты.

Теоретическая значимость исследования заключается в расширении представлений об этнических особенностях проявлений психологической защиты у представителей русского и китайского этносов и выявлении зависимости наборов защитных механизмов от этнических особенностей.

Практическая значимость: получепные результаты помогут глубже понять проблемы психологии межэтнического взаимодействия между Китаем и Россией; могут быть использованы в учебном процессе в качестве рекомендаций преподавателям, работающим с китайскими студентами; в тех областях и отраслях знаний, где необходимо учитывать специфику этнического бессознательного, национальные особенности китайского этноса. Расширены возможности использования методик Б.А. Еремеева, С. Розенцвейга для интерпретации механизмов психологической защиты.

Апробация и внедрение результатов работы. Основные результаты исследования обсуждались на международной и региональных научно-практических конференциях (2002, 2004, 2006), на региональной научно-методической конференции (2006).

Результаты настоящего исследования использованы в разработке спецкурса «Психологическая защита личности», а также в консультативно-диагностической работе с клиентами Центра Психоаналитической культуры г. Благовещенска.

Объем и структура диссершции. Диссертация состоит и? 3 глав, списка лиюратуры, 11 таблиц, 10 рисунков и 20 приложений. Объем основного текста работы изложен на 183 сip.

Публикации по теме: По теме исследования опубликовано 6 работ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По результатам теоретическою и эмпирического анализа нами были сделаны следующие выводы:

1. Основная структура многих определений понятия психологической защиты близка к психоаналитическому пониманию:

- общим моментом является ситуация конфликта, травмы, стресса, а также цель - снижение эмоциональной напряженности, связанной с конфликтом, и предотвращение дезорганизации поведения, сознания психики, разница состоит в определении того, что стоит за конфликтом;

- определение цели и условий проявления психологической защиты зависит от теоретических установок и типа практики исследователя.

2. Среди исследователей пег единой точки зрения на общее количество механизмов защиты, на степень их соотнесенности друг с другом, на точность определения отдельных механизмов. В определенной степени этот факт затрудняет выявление инвариантных характеристик психологической защиты.

3. Теоретические положения К.Г. Юнга, Ф.В. Бассина, Д.И. Узнадзе, А.А. Налчаджяна и других позволяют предположить, что этническое бессознательное является составляющей частью коллективного бессознательного. Это реально существующий феномен, проявление которого можно наблюдать через стереотипные поведенческие реакции, национальные личностные особенности этнофоров. Этническое бессознательное идентично у представителей конкретных наций и образует тем самым основание для психической жизни каждого.

4. Этническая самозащита в настоящее время изучена недостаточно, так как в основном изучение механизмов психологической защиты шло без учета их национальных проявлений. Для юго чтобы составить полную картину этнопсихологической самозащиты, необходимо на начальном этапе исследовать этнические проявления психологической защиты у конкретных этнофоров.

5. Для представителей каждого этноса характерен свой набор защитных механизмов.

6. Для китайского народа доминирующими защитными механизмами являются проекция, реактивные образования, вытеснение; для русских -проекция, интеллектуализация, отрицание.

7. В проявлении доминирующих защитных механизмов отражаются национальные личностные качества представителей конкретных наций.

8. У русских прослеживается тенденция к экстернальному способу защитного реагирования, у китайцев - тенденция к интернальному способу защитного реагирования.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Лукьянова, Елена Леонидовна, Хабаровск

1. Абульханова К.А. Кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. -М.: Изд-во Института психологии РАН, 1997. С. 7 - 37.

2. Авенариус Г.Г. Краткий очерк истории Китая в связи с учением Конфуция о существе государственной власти // Весгник Азии. № 19 -22.-Харбин, 1914.-С. 1 - 149.

3. Адлер А. Понять природу человека. СПб.: Акад. Проект, 2000. - 253 с.

4. Адлер А. Наука жить: Пер. с нем. Киев: Port-royl, 1997. - 287 с.

5. Аккофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. М.: Наука, 1974. -281 с.

6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб: Питер, 2001. -228с.

7. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. СПб.: Питер, 2001.-272 с.

8. Аниховский С.Э. Отношение русскоязычного населения к присутствию китайских религий на Дальнем Востоке // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Благовещенск: АмГУ, 2001. - № 2. - 338 -341.

9. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Медицина, 1975.-447 с.

10. Ю.Арутюнян С.М. Нация и ее психический склад. Краснодар: Изд-во Министерства просвещения РСФСР, 1966. - 270 с.

11. Арутюнян С.М. Этносоциология / Л.М. Дробижсва, А.А. Соколовой. -М.: Аспект Пресс, 1998. 270 с.

12. Асмолов А.Г. По ту сторону сознания. Методологические проблемы неклассической психологии. М.: Смысл, 2002. - 480 с.

13. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. Воронеж: 11ПО «Модэк», 1996. - 768 с.

14. М.Асмолов А.Г. XXI век: психология в век психологии // Вопросы психологии, 1999. № 1. - С. 3 - 12.

15. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл, 2001 .-416с.

16. Асмолов А.Г. Знаем ли мы себя: неосознаваемые механизмы регуляции поведения личности. М.: Знание, 1989.-41 с.

17. Афанасьев В.Г. Мир живого: Системность, эволюция и управление. -М.: Политиздат, 1986.-333 с.

18. Афонасенко Е.В. Особенности этнического самосознания (на примере изучения молодежи России и Китая): Монография. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. - 224 с.

19. Батмаев П.А. Мудрость в русском народе.-СПб., 1917.-С.89

20. Барский К., Палецкий Д. Китайская грамота мимики и жестов // Азия и Африка сегодня. 1994. - № 4. - С. 59 - 63.

21. Бассин Ф.В. О некоторых современных тенденциях развития теории бессознательного: установка и значимость (заключительная статья) // Тбилиси, 1985.-Т. 4.-С. 37

22. Бассин Ф.В. О силе Я и психологической защите // Вопросы философии. 1969. - № 2. - С. 118 - 126.

23. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного. М.: Медицина, 1968.-467 с.

24. Бассин Ф.В. Сознание и «бессознательное». М., 1962. - 86 с.

25. Бассин Ф.В., Буралакова М.К., Волков В.Н. Проблема психологической защиты // Психологический журнал. 1988. - Т. 9, № 3. - С. 78 - 87.

26. Велик А.А. Психологическая антропология (культура и - личность). Историко-теоретический очерк // Личность, культура, этнос: современная психологическая антропология. - М.: Смысл. - С. 7 - 31.

27. Бердяев II.А. О человеке, его свободе и духовности: Избранные труды / Ред.-сост. Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская. М.: МПСИ: Флинта, 1999. -312 с.

28. Берталланфи Л. Общая теория систем критический обзор // Исследование по общей теории систем. - М.: Наука, 1969. - 61 с.

29. ЗЬБодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика. СПб: Изд-во «Речь», 2000.-440 с.

30. Бойко А.Н. Проблема бессознательного в философии и конкретных науках. Киев: Вища школа, 1978. - 135 с.

31. Бочоршивили А.Т. Проблемы бессознательного в психологии. -Тбилиси: Изд-во Акад. наук Груз. ССР, 1961. 70 с.

32. Бурлакова Л.Ф., Олешкевич В.И. Проективные методы: теория, практика применения к личности ребенка. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001. - 352 с.

33. Бурлачук Л.Ф., Мороюв С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. М.- СПб: Питер, 1999. - 528 с.

34. Вассерман Л.И., Беребин М.А., Косенков Н.И. О системном подходе к оценке психической адаптации // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева, 1994. № 3. - С. 16 - 25.

35. Васильев Л.С. Этика и ритуал в трактате «Ли цзи» // Этика и ритуал в современном Китае: Сборник статей / Редколлегия: А.А. Бокщанин, Л.С. Васильев (отв. ред.), А.И. Кобзев.-М.: Наука, 1988.-С. 173-201.

36. Василюк Е.Ф. Психология переживания (Анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд. Моск. уни-та, 1984. - 200 с.

37. Василюк Е.Ф. Психология выбора// Психология с человеческим лицом. -М.: Смысл, 1997.-332 с.

38. Вундг В. Проблемы психологии народов // Преступная толпа. М.: Институт психологии РАН, Изд-во «КСП+», 1998. - С. 6 - 308.

39. Выготский J1.C. Психология развития как феномен культуры / Под ред. М.Г. Ярошевского. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «Мэдок», 1996.-512 с.

40. Выготский J1.C. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 2. Проблемы общей психологии / Под ред. В.В. Давыдова. М.: Педагогика, 1982. - 504 с.

41. Гардинер Р.В. Культура, контекст, развитие // Психология и культура / Под ред. Д. Мацумото. СПб: Питер, 2003. - С. 174 - 199.

42. Гумилев J1.H. География этноса в исторический период. J1.: Наука, 1990.-278 с.

43. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: изд-во Азбука классика, 2002. - 608 с.

44. Гусева Т.И. Психология личности. Ростов н/Д: «Феникс», 2004. -160 с.

45. Грановская P.M. Элементы практической психологии. Ленинград: изд-во Лен-ого унив., 1988. - 566 с.

46. Грачев Г.В. Информационно-психологическая безопасность личности: Теория и технология психологической защиты: Автореф. дисс. докт. психол. наук. М., 2000. - 56 с.

47. Деларю В.В. Защитные механизмы личности: Метод, реком. / сост. В.В. Деларю. Волгоград: Волг ГАСА, 2004. - 48 с.

48. Денисова P.P., Лукьянова Е.Л. Особенности психологической защиты российских и китайских дошкольников // Материалы первой международной научно-практической конференции «Психология образования: Проблемы и перспективы. М., 2004. - с. 24 - 25.

49. Дробижева JI.M. Этническое самосознание русских в современных условиях: идеология и практика // Советская этнография. 1991. - № 1. -С. 31 - 43.

50. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. -М.: ИП РАН, 1993.- 120 с.

51. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. СПб: Питер, 2000. -320 с.

52. Дубов И.Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. 1993. - № 5. - С. 20 -29.

53. Дюк В.А. Компьютерная психодиагносжка. СПб.: Изд-во «Братство», 1994.-364 с.

54. Зимняя И.А. Линвопсихоло1 ия речевой деятельносш. М.: Московский психолого-социальный институт, Воронеж: НПО «Модэк», 2001.-432 с.бО.Зинкевич-Евстигнеева Т.Д., Кудзилов Д.Б. Психодиагностика через рисунок в сказкотерапии. СПб: Речь, 2003. - 144 с.

55. Иванова А. А. Изучение этнических стереотипов с помощью проективных рисунков // Вопросы психологии. 1998. - № 2. - С. 71 -81.

56. Кабрин В.И. Транскоммуникация и личностное развитие. Томск: Изд-во Томскою ун-та, 1992. - 246 с.

57. Калинин С.И. Компьютерная обрабо1ка данных для психологов / Под ред. АЛ. Тулупьева. СПб: «Речь», 2002. - 134 с.

58. Карвасарский Б.Д. Медицинская психология. JI.: Медицина, Ленингр. отд., 1982.-271 с.

59. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. М.: Медицина, 1985.-е. 39

60. Кравцова М.Е. Поэзия Древнего Китая: Опыт культурологического анализа. СПб: Центр «Петербургское Востоковедение», 1994. - 544 с.

61. Краснов А.Н. Как живут китайцы. Харьков: Типолит М. Зильбергер и Сыновья, 1904-32 с.

62. Китай. История, экономика, культура, героическая борьба за национальную независимость // Под ред. В.М. Алексеева, Л.И. Думана, А.А. Петрова. Москва; Ленинград, 1940. - С. 248 - 272.

63. Китай. Его история, политика и торговля с древних времен до наших дней / Сост. Э. Паркер. Пер. с англ. СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1903. -569 с.

64. Киршбаум Э., Еремеева А. Психологическая защита. М.: Смысл, 2000. - 181 с.

65. Колпаков Е.М. Этнос и этничность // Этнографическое обозрение. -1995.-№5.-С. 17-27.

66. Костандов Э.А. Восприятие и эмоции. М.: Медицина, 1977. - 248 с.

67. Костандов Э.А. Функциональная асимметрия полушарий и неосознаваемое восприятие. М.: Наука, 1983. - 173 с.

68. Коростовец И. Китайцы и их цивилизация / изд-во Кн. Магазина М.М. Ледерле. СПб.: Тип. П.П. Стойкина, 1889. - 625 с.

69. Краснянский Д.Е. К категориям «нация» и «этнос» // Философия и общество. 1998. - № 6. - С. 161 - 169.

70. Крысько В.Г. Этническая психология: Учеб. пособие для с гуд. высш. учеб. заведений М.: Изд. Центр «Академия», 2002. - 320 с.

71. Крылов А.Н. Человек в российском психоанализе. М.: Иэд-во нац. ин-та бизнеса, 1999. - 203 с.

72. Кушнер П.И. Этнические территории и этнические границы. М.: Изд-во Акад.наук СССР, 1951. - 277 с.

73. Лазарус Р. Теория стресса и психофизиологические исследования / Эмоциональный стресс. Л.: Медицина, 1970. - 178 с.

74. Лаплаш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу: Пер. с фр. И предис. Н.С. Автономовой. М.: Высш.шк., 1996.-623 с.

75. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М.: Старый сад, 1997. - 316 с.

76. Лебон Г. Психология народов и масс: Пер. с фр. СПб.: Издание Ф. Павленкова, 1896. - 328 с.

77. Лейбин В. Психоанализ. Учебник. СПб.: Питер, 2002. - 576 с.

78. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1999. - 287 с.

79. Леонтьев А.Н. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1993. - 87 с.

80. Леонтьев А.Н. Философия психологии: Из научного наследия / Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева. М.: Изд-во Московского университета, 1994. - 228 с.

81. Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. - № 4. - С. 3 - 7.

82. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологи. -М.: Наука, 1984.-444 с.

83. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии. 1975.-№ 2.-С. 31 -45.

84. Лукьянов А.Е. Лао-цзы и Конфуций: Философия ДАО. М.: Изд. Фирма «Восточная литература» РАН, 2001.-384 с.

85. Лурье С.В. Историческая этнология: Учеб. пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 1997.-446 с.

86. Лю Сяоянь. Опыт гуманитаризации общего образования в Российской федерации в 90-е годы XX века и возможности его использования в практике работы средней школы В Китайской народной республике: Автореф. дис. канд. педагог, наук. М., 18 с.

87. Лян Шумин. В чем специфика китайской культуры? // Проблемы Дальнего Востока.-2004.-№4.-С. 131 141.

88. Марцинковская Т.Д. Национальное самосознание и его отражение в российской психологической науке (Середина 19 начало 20 вв.): Афтореф. дис. докт. психол. наук. - М., 1994.-48 с.

89. Марцинковская Т.Д. Национальное самосознание и его отражение в российской психологической науке (Середина 19 начало 20 вв.): Дис. . докт. психол. наук. - М., 1994.-355 с.

90. Маланов С.В. К вопросу о теории сознания в культурно-историческом и деятельностном подходах к объяснению психических явлений // Мир психологии. 2003. - № 2. - С. 95 - 103.

91. Маслов А.А. Образы маскулинности и фемининности в Китае // Вестник Моск. ун-та. Серия: Востоковедение. 1997. - № 5. - С.56 -78.

92. Маховец К. Проективный рисунок человека. М.: Смысл, 1996. - 157 с.

93. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе / Пер. с англ. М.В. Глущенко, М.В. Ромашкевича. М.: Независ. Фирма «Класс», 998. -472 с.

94. Мепегетти А. Образ и бессознательное: Учеб. пос. по интерпретации образов и сновидений / Пер. с итальянского М.: ННБФ «Онтопсихология», 2000. - 448 с.

95. Мерлин B.C. Психология индивидуальности: Избр. Психологические труды. М., Воронеж, 1996.-446 с.

96. Михайлов А.Н., Ротенберг B.C. Особенности психологической защиты в норме и при соматических заболеваниях // Вопросы психологии. 1990.-№5.-С. 106-112.

97. Монастырев Н. Конфуцианства летопись Чунь цю. СПб., 1876. -346 с.

98. Мслрич ЕЛ. Китайские мигранты на Дальнем Востоке России // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. 2003. - № 5. - С. 201208.

99. Налчаджян А.А. Этнопсихология. СПб: Питер, 2004. - 381 с.

100. Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности (формы, механизмы, стратегии) Ереван: АН Арм. ССР, изд-во ОГЕБАН, 1988.-262 с.

101. Налчаджян А.А. Этнопсихологическая самозащита и агрессия / учеб. пос. Ереван: изд-во ОГЕБАН, 2000. 408 с.

102. Налчаджян А.А. Я-концепция // Психология самосознания / Ред.-сосг. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах-М», 2000. - с. 270 -332.

103. Никольская И.М., Грановская P.M. Психологическая защита у детей.- СПб.: Речь, 2000. 507 с.

104. Остер Д., Гоулд П. Рисунок в психотерапии. Метод. Пос. М.: «Маркетинг», 2004. - 184 с.

105. Павленко В.П., Таглин С.А. Общая и прикладная этнопсихология: Учебное пособие. М.: Т-во научных изданий КМК, 2005.-483 с.

106. Павлов И.П. Огвег физиолога психологам // 11олное собр. соч. М. -Л., 1951.-Т. Ш, кн. 2.-С. 187-188.

107. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. М. - Л., 1951 - Т. Ш, кн. 2.-С. 243-244.

108. Павлов И.П. Рефлекс свободы. СПб.: Питер, 2001. - С. 220 - 221.

109. Петровский А.В. Возможности и пути построения общепсихологической теории личности // Вопросы психологии. 1987. -№4.-С. 30-44.

110. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности.- Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 1996. 512 с.

111. Позднеев A.M. Об отношениях европейцев к Китаю // Сб. географических, топографических и статистических материалов по Азии. СПб., 1887. - вып. 27. - С.228 - 263.

112. Почагина О. Китайская молодежь: ошошение к семье и браку // Проблемы Дальнего Востока. 2003. - № 6. - С. 109 - 124.

113. Почагина О. Социокультурные и социологические аспекты старения населения в КНР // Проблемы Дальнего Востока. 2003. - № 3. - 109 -124.

114. Платонов IO.I1. Этнический фактор. Геополитика и психология. -СПб.: Речь, 2002.-519 с.

115. Помченко М.А. Семантическое пространство этнической картины мира (на материале сравнительного исследования китайских и русских студентов): Автореф. дисс.канд. психол. наук. Хабаровск, изд-во ДВГУПС, 2006.-24 с.

116. Потемкина О.Ф., Потемкина Е.В. Психологический анализ рисунка и текста. СПб.: Речь, 2005. - 524 с.

117. Почебут Л.Г., Чикер В.А. Организационная социальная психология. СПб.: Речь, 2000. - 298 с.

118. Проективная психология / Пер. с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО - Пресс, 2000. - 528 с.

119. Просеков С.А. Проблемы социокулыурной трансформации пезападных обществ в 90-е годы XX века (на примере Китая): Автореф. дисс. канд. философ, наук. М., 2001. - 25 с.

120. Психоанализ и науки о человеке / Под ред. II.C. Автономовой, B.C. Степина, М.: Ин-г философии 1995.-415 с.

121. Психотерапевтическая энциклопедия / Под ред. Б.Д. Карвасарского. -СПб.: Питер, 1999.-752 с.

122. Психология и культура / Под ред. Д. Мацумото. СПб.: Питер, 2003.-718 с.

123. Психология личности в трудах отечественных психологов / Сост. и общ. ред. Л.В. Куликова. СПб.: Питер, 2001.-480 с.

124. Пути и пределы «Эго» / Под ред. Р. Уолша, Ф. Воон. М., 1996. -217 с.

125. Рабочая книга практического психолога: Пособие для специалистов, работающих с персоналом / Под ред. А.А. Бодалева, А.А. Деркач, Л.Г. Лаптева. -М., 2001. -С. 12-94.

126. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа: Пер. с англ. СПб.: Восточно-европейский Институт Психоанализа, 1995.-228 с.

127. Райх В. Анализ личности. М.: СПб.: «КСП+», «Ювента», 1999. -333 с.

128. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер с англ. М.: Прогресс; Универс, 1994.-480 с.

129. Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. -СПб.: Речь, 2001.-416 с.

130. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты: Генезис. Функционирование. Диагностика / Моск. гор. пед. унт. Мы гищи: Талант, 1996. - 139 с.

131. Романова Е.С., Потемкина О.Ф. Графические методы в психологической диагносшке. М.: Дидакт, 1992. - 256 с.

132. Российская ментальность (Материалы «круглого стола») / Г.Д Грачев, И.К. Пан тин, А.С. Панарин и др. // Вопросы философии. -1994.-№ 1.-С. 25-53.

133. Российский менталитет / Коллект. моногр. под ред. К.А. Альбухановой-Славской, М.И. Воловиковой. М.: Изд-во Институт психологии РАН, 1996.- 136 с.

134. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер КОМ, 1999.-456 с.

135. Русские / Отв. ред. В.А. Александров, И.В. Власова, Н.С. Полищук. -М.: Наука, 1997.-654 с.

136. Руткевич Л.М. Психоанализ и современная философская культура: Тексг-лекция по курсу «Современная западноевропейская философия». -М.: Рос. ун-г дружбы народов, 1995. 33 с.

137. Ряан А.А. Психология изучения личности. СПб.: Изд-во

138. B.А. Михайлова, 1999. 228 с.

139. Селье Г. Стресс без дистресса. М.: Прогресс, 1979. - 125 с.

140. Сердюков Ю.М. Демифологизация магии: Монография. -Уссурийск: Издательство УГПИ, 2003. 154 с.

141. Сидоренко Е.В. Методы психологической обработки в психологии. -СПб: «Речь», 2004.-350 с.

142. Сидоров П.И., Парняков А.В. Введение в клиническую психологию: Т.1.: Учебник для студентов медицинских вузов. М.: Академический проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2000.-416 с.

143. Симон Ж. Срединное царство. Основы китайской цивилизации / Пер. Р. Ранцева. СПб.: Изд-во Л.Ф. Пантелеева, 1886. - 382 с.

144. Словарь практического психолога / Сост. С.10. Головин. Минск: Харвест, 1998.-800 с.

145. Современная психология: Состояние и перспективы исследований. Ч. 3. Социальные представления и мышление личности: Материалы юбилейной научной конференции ИП РАН, 2002. - М.: Изд-во Институт психологии РАН, 2002. - 288 с.

146. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: Изд-во Моск. унт-га, 1980. - С. 254.

147. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М.: Изд-во МГУ, 1989. - С. 4, С. 210.

148. Соколова Е.Т. Я-образ тела // Психология самосознания / Ред.-сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Издательский Дом «Бахрах - М», 2000.1. C. 406-422.

149. Сонин В.А., Шпионский Л.М. Классики мировой психологии. Биографический энциклопедический словарь. СПб.: Речь, 2001. -288 с.

150. Степанова Е.И. Психология взрослых основа акмеологии. - СПб, 1995.- 450 с.

151. Стеценко А.П. К вопросу о психологической классификации значений // Вестник МГУ. Сер. 14. - Психология. - 1982. - №3. - С. 38 -47.

152. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: Учебник для вузов / Т.Г. Стефаненко. 3-е изд., испр. И доп. -М.: Аспект Пресс, 2003. - 367 с.

153. Сголповская А. Очерк истории культуры китайского народа. М.: Тип. К.Т. Щепкина, 1891.-475 с.

154. Сухарев В.А., Сухарев М.В. Европейцы и американцы глазами психолога. Минск: Беларусь, 2000. - 366 с.

155. Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическое и биохимическое исследование состояния фрустрации и эмоционального стресса при неврозах: Дисс. канд. психол. наук. Ленинград, 1975. -178 с.

156. Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций. Метод, реком. Ленингр. н. и. психопеврол. ин-т им. В.М. Бехтерева / Сост. Н.В. Тарабрина. Л.: Ленингр. н.-и. психоневрол. ин-т, 1984. - 23 с.

157. Тарасов А. Китайцы в Забайкалье // Проблемы Дальнего Востока. -2003,-№5.-С. 61 -78.

158. Тертицкий К.М. Китайцы: традиционные ценности в современном мире. М.: МГУ, 1994. - 347 с.

159. Тихонравов В.Ю. Экзистенциальная психология: Учебно-справочное пособие. М.: «Академия», 1996. - 270 с.

160. Ткаченко Г.А. Культура Китая: Словарь-справочник. М.: «Муравей», 1999.-381 с.

161. Гомэ X., Кэхеме X. Современный психоанализ: Учебник: В 2 г. Т. 1 // Пер. с англ. // Под общ. ред. А.В. Казанской. М.: Прогресс. Изд. Группа «Прогресс-литера», 1996. - 575 с.

162. Узнадзе Д. Психология установки. СПб.: Питер, 2001. -416 с.

163. Улыбина Е.В. Психология обыденного сознания. М.: Изд-во «Смысл», 2001. - 263 с.

164. Ушаков Г.К. Систематика пограничных нервно-психических расстройств // Неврозы и пограничные состояния, 1972. С. 10 - 11.

165. Ухтомский А.А. Избранные труды / Под ред. Е.М. Kperica. JI.: Наука, 1978.-358 с.

166. Франкл В. Человек в поисках смысла: Пер. с разных яз. М.: Прогресс, 1990.-368 с.

167. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы: Пер. с англ. М.: Педагогика, 1993.- 144 с.

168. Фрейд 3. Влечения и их судьба. М.: ЭКСМО-пресс, 1999. - 428 с.

169. Фрейд 3. Психология бессознательного: Сб. произведений / Сост. М.Г. Ярошевский. М.: Просвещение, 1990.-448 с.

170. Фрейд 3. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа. СПб.: изд-во «Алепка», 1998. - 252 с.

171. Фрейд 3. «Я» и «Оно»: тр. разных лет. Тбилиси: Мерани, 1991. -312 с.

172. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М.: Ренессанс, 1992. -289 с.

173. Фрейд 3. О психоанализе. Пять лекций // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. Г1.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М.: Просвещение, 1980.-С. 143 -183.

174. Форчун Д. Психическая самозащита. Пер. с англ. Киев: София, 1999.-192 с.

175. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993.-415 с.

176. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Политиздат, 1998. - 256 с.

177. Харнский К.А. Китай с древнейших времен до наших дней. -Хабаровск; Владивосток. АО Кн. Дело, 1927.-440 с.

178. Хайдегер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. М.: Республика, 1993.-447 с.

179. Хайдегер М. О сущности истины // Философские пауки, 1989. № 4. -С. 96-104.

180. Хвостов А.А. С i рук тура и детерминанты морального сознания личности: Афтореф. дисс. докт. психол. наук. М., 2005.-48 с.

181. Хорни К. Ваши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза. СПб.: Лань, 1997. - 240 с.

182. Хорни К. Культура и невроз // Психология личности. Тексты / Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузыря. М.: Изд-во МГУ, 1982. - С.50 -127.

183. Хорни К. Невротическая личность нашего времени: Самоанализ: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1993.-478 с.

184. Хорни К. Я-идеальное // Психология самосознания. Самара: Изд. дом «Бахрах-М», 2000.-423 с.

185. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб: Питер, 2001. - 608 с.

186. Царегородцев Г.И. Общество, окружающая среда, медицина // Вопросы философии. 1975. - № 2. - С. 68.

187. Чукас Е.А. Влияние конфуцианской философии на семсйно-бытовые отношения в Китае // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. -Бла1 овещенск: АмГУ, 2001.- С. 438 441.

188. Шапарь В.Б., Тимченко Л.В., Швыдченко В.II. Практическая психология. Инструментарий. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2002. -688 с.

189. Шгейнталь Г., Лазарус М. Мысли о народной психологии // Философские записки. Воронеж, 1864, - Вып. 1, 2, 5.

190. Энциклопедия глубинной психологии: В 4 т. Т 1: Зигмунд Фрейд. Жизнь. Работа. Наследие / Под общ. ред. A.M. Боковикова. М.: Менеджмент, 1998. - 782 с.

191. Энциклопедия глубинной психологии. Т. 4: Индивидуальная психология. Аналитическая психология / пер.с нем. и общ. ред. A.M. Боковикова. М.: Когито-Центр, 2004. - 379 с.

192. Эриксон Э. Дегсгво и общество. Изд. 2-е, перераб. и доп.: Пер. с англ. - СПб.: Ленато, АС Г, Фонд «Университетская кнша», 1996. -592 с.

193. Этнопсихологические проблемы вчера и сегодня: Хреегома1ия / Сое г. К.В. Сельченок. Мн.: Харвест, 2004. - 496 с.

194. Юнг К.Г. Сознание и бессознательное. СПб.; М.: У нив. Кн. ACT, 1997.-536 с.

195. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. / Пер. с англ. М. - К.: ЗАО «Совершенство» - «Port-Royal», 1997. - 384 с.

196. Юнг К.Г. Психология и алхимия. М.: Рефл-бук: Ваклер, 1997. -592 с.

197. Юнг К.Г. Психология бессознательного. Пер. с нем. М.: Канон, 1994.- 320 с.

198. Юнг К.Г. Психологические типы. М.: «уиивер. книга» ACT, 1996. -717 с.

199. Юркова М.В. Структура и динамика защитных механизмов личности в процессе ее социализации: Автореф. дисс.канд. психол. наук,-Ярославль: изд-во ЯрГУ , 2000. 24 с.

200. Ямагучи С. Культура и контроль // Психология и культура / Под ред. Д. Мацумото. СПб: Питер, 2003. - С. 359 - 390.

201. Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер с нем. М.: Политиздат, 1991.-527 с.

202. Ясюкова J1.A. Взаимосвязь индивидуально-психологических характеристик в структуре профессиональных способностей // Вопросы психологии. 1990. - № 5. - С. 72 - 80.

203. Adler A. Der Sinn dcs Lebens. Frankfurt: Fisher Verlag, 1983. P. 45, 55.

204. Arieti S. American hahdbook of psychiatry. N.Y.; Basik Books, 1974.

205. Bellak L., Hurvich M., Gcdiman H.K. Ego functions in schizophrenics, ncurotics, and normals. N.Y.; Wiley, 1973.

206. Devereux G. Basic Problems of Fthnopsychiatrie. Chicago, London: The University of Chicago Press, 1980, p. 6 257.

207. Coleman J.C. Abnormal psychology and modern life. N.Y.; Scott, Foresman & Company, 1956.-P. 19.

208. DSM II Diagnostic and statistical manual of mental disorders (2nd ed.). Washington, D.C.; American Psychiatric Association, 1968. P. 127.

209. Freedman A.M., Kaplan H.I., & Sadok B.J. (Eds.), Comprehensive textbook of psychiatry, Vol. 2. Baltimor; Williams & Wilkins, 1975.

210. Freud A. Das Ich und die Abwehrhmechanismen. Wien: Internationaler psychoanalytischer Verlad, 1936. P. 24 - 48.

211. Freud S. The basic writings of Sigmund Freud Transl. a. ed., with an introd. by dr. A.A. Brill. N.Y.: Modern libr., Cop., 1966. VI, - 1001 p.

212. Freud S. On creativity and the unconscious Papers on the psychology of art, lit., love, religion Sigmund Freud; Sel., with lntrod. a. annot. by Benjamin Nelson.N.Y.: Harper & Row, 1958. 310 p.

213. Lazarus R.S. Stress and Stressbwaltigung. Ein Paradigma // Fillipp S.-N. (Hrsg.) Kritische Lebensereignisse. Munchen: Urban & Schwarzenberd, 1987.-P. 70.

214. Noyes A.P., & Kolb L.C. Modern clinical psychiatry. Philadelphia: Saunders, 1963.

215. Plutchik R., Kellerman H., Conte H.R. A structural theory of ego defenses and emotions // Isard E. (ed.) Emotions in personality and psychogy. N.Y.: Plenum Publishing Corporation, 1979. P. 229 - 257.

216. Plutchik R. A general psychoevolutionary theory of emotions. In R. Plutchik, & H. Kellerman (Eds.). Emotion: Theory, research, and experience: Vol. 1. N.Y.: Academic Press, 1980.

217. Rodgers C.R. The theory of therapy, personality and interpersonal relationships, as developed in the client-centered framework // Koch S. (ed.) Psychology: A study of a science. N.Y., 1959. V. 3 P. 184 - 256.

218. Ulich D., Mayring Ph., Srrchmel P. Stress Sektioh Psychologic: Arbeitsmanuskript. Universitat Bamberg, 1982. P. 24.

219. Vaillant G. E. Theoretical hierarchy of adaptive ego mechanisms // Archives of General Psychiatry, 1971. 24. P. 107 - 118.