Автореферат диссертации по теме "Энергетика мнемической деятельности в норме и при экстремальных воздействиях"

На правах рукописи

АМИНЕВ Эварист Гесиодович

ЭНЕРГЕТИКА МНЕМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НОРМЕ И ПРИ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЯХ (психофизиологический анализ)

19.00.02 - Психофизиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Уфа - 2004 г.

Работа выполнена на кафедре экспериментальной и прикладной психологии Башкирского госудаственного унниверситета (1999-2000), а также в лаборатории психофизиологии бывшего Уфимского филиала факультета психологии МГУ им. М.В Ломоносова (1996-1998) и лаборатории прикладной психофизиологии Института высокотехнологичной психологии, г.Уфа (2001 -2003). Экспериментальная база, компьютеры и программное обеспечение предоставлены Первой уфимской политологической гимназией.

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Дмитриева Н.В. доктор психологических наук, профессор Аболин A.M. доктор медицинских наук, профессор Минибаев М.М.

Ведущая организация: Башкирский государственный медицинский университет.

Защита состоится « ^ ^ » к^Л^ 2004 г. в ^^__часов

на заседании диссертационного Совета по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук Д.212.013.07 при Башкирском государственном университете (МФЦ психологии) по адресу: 450075, г. Уфа, ул. Фрунзе, 32. H<k <Г<г ^ Уи>и MfhBfP

/и. ct< teo-fn / X

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета (МФЦ психологии), р

Автореферат разослан « /i » ¿<о л ¿f Р 2004 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета, кандидат психологических наук, доцент

_Аминев Э.Г.

© Aminev G А. & Aminev К О , 2004 Постановка задач, методики, результаты, таблицы, рисунки

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Проблема памяти - одна из активно разрабатываемых в отечественной и зарубежной когнитивной психологии (Beatty J., Kahneman D., 1966; Смирнов A.A., 1966; Выготский JI.C., 1975; Грановская P.M., 1974; Зинченко В.П., Величковский Б. М., Вучетич Г.Г., 1980; Kirchner D.M., Klatzky R.L., 1985), психофизиологии и нейробиологии конца прошедшего столетия (Трауготт H.H., 1973: Греченко Т.Н., 1979; Соколов E.H., 1981; Horn G., McCabe B.J., Cipolla-Neto J., 1983; Лебедев АН., 1990; Martin K.C., Casadio A., Zhu H.E.Y., Rose J.C., Chen M., Bailey C.H., Kandel E.R., 1997).

Были установлены значительные индивидуальные различия - от мнеми-ческой одаренности до дефицитов памяти (Рубинштейн С.Л., 1946; Лурия А.Р., 1968-1976; Цветкова Л.С., 1972; Ninio A, Kahneman D., 1974; Кабардов М.К., Хомская Е.Д., 1975; Ляудис В.Я., 1976; Ахутина Т.В., Яблокова Л.В., Полонская H.H., 2000; Дубровинская Н.В., Фарбер Д.А., Безруких М.М., 2000). Однако после классических работ Г. Хидена (Hyden H., 1960; Hyden H., Egyhazi E., 1964) возникла надежда, что в ближайшее время будут найдены способы стимулирования памяти на уровне молекулярных и геномных механизмов (Ашмарин И.П., Кругликов Р.И., 1983; Бурлакова Е.Б., 1990; Александров Ю.И., Греченко Т.Н., Гаврилов В.В., 1997; Kaplan A.Y., Kochetova A.G., Nezavibathko V.N., Ashmarin I.P., 1997; Крыжановский Г.Н., 1997).

Вместе с тем в современной психологии индивидуальных различий памяти фундаментальные вопросы остаются без ответа.

В классических работах московской школы дифференциальных психофизиологов установлены предпосылки индивидуальных различий на основе общих и парциальных свойств нервной системы (Теплов Б.М., 1961; Небы-лицын В.Д., 1966; Мерлин B.C., Вяткин Б.А., 1973; 1969; Крупное А.И., 1983; и др.), составившие основу нейродинамических теорий мнемических способностей (Голубева Э.А, 1980, 1993; Пасынкова A.B., Гусева Е.П., Липовецкий С.С., 1980; Кабардов М.К., Матова М.А., 1988; Изюмова С.А., 1995; и др.).

Сейчас в новейших исследованиях на низших животных (дрозофилы, ап-лизии, крысы и др.) получены ошеломляющие факты участия в механизмах памяти биомембран, аденилатциклазной системы, вторичных мессенджеров (Са2+, цАМФ, ДАГ), ионов Mg2+, протеинкиназ А и С, ранних и поздних генов c-fos c-jun, сателлитных участков генома в процессах памяти (Kandel Е. R., Schwartz J.H., 1981; Koestner J., 1985; Тушмалова H.A., 1990; Cooper D.M.. 1991; Anokhin K.V., Mileusnic R., Shamakina I.Y., Rose S.P.R., 1991; Abel T., Martin K.C., Bartsch D., Kandel E.R., 1998; Данилова H.H., 1999; Alberts В. et al., 2002; Кроль В.М., 2003).

Это ставит перед психофизиологами задачу изучения индивидуальных различий памяти на более глубинных уровнях, чем классические свойства нервной системы, что позволит создать постнеклассическую теорию индивидуальных различий памяти и более широко биохимической индивидуальности

Память имеет важное значение для личного состава МЧС, персонала АЭС и объектов уничтожения ядерного и химического оружия, работников аэрокосмического агентства, дейстующих в экстремальных и экологически опасных условиях, где стрессовая нестабильность может иметь трагические последствия (Дикая Л.Г., 1991; Береговой Г.Т., Пономаренко В.А., 1992; Араке-лов Г.Г., 1994; Бодров В.А., 1995; Тарабрина Н.В., и др. ,1996; Журавлев А.Л., Поздняков В.П., 1997; Миннебаев М.М., Иванов A.B., 2001; Григорьев А.И., Ба-евский P.M.; 2003 Рыжов Б.Н., 2004).

Неустойчивость памяти в условиях помех специально изучалась в лаборатории A.A. Смирнова - Ф.В. Ипполитова (Яковлева E.JI., 1978), однако в последующем эти приоритеты потеряли поддержку. В настоящее время в условиях роста техногенных катастроф и в свете задач «Основных направлений деятельности Правительства Российской Федерации на период до 2008 года» от 28.06.2004 проблема стрессовой неустойчивости приобретает особую остроту.

Таким образом, теоретическая неразработанность в дифференциальной психофизиологии проблемы нейробиологических предпосылок индивидуальных различий памяти, ограничение их рамками классической нейродина-мической теории индивидуальности и практическая значимость создания на базе современных высоких технологий эффективной системы психобиологической реабилитации мнемических способностей, обусловили актуальность выбранного направления диссертационного исследования.

Объект исследования: индивидуальные различия многомерной памяти человека в норме и в условиях экстремальных и экологических нагрузок.

Предмет исследования: соотношение индивидуальных различий памяти с классическими свойствами темперамента, нервной системы и с пост-неклассическими характеристиками биохимической индивидуальности (Уильяме Р.,1960; Ананьев Б.Г., 1971; Мерлин B.C., 1982; Лазурский А.Ф., 1995).

Цель исследования: Разработать теоретические положения постнеклас-сической Эволюционно-энергетической концепции индивидуальных различий памяти, дополняющей классические представления о свойствах нервной системы принципиально новыми энергетическими характеристиками психодинамической и биохимической индивидуальности, и на основе крупных научных достижений в сфере высоких технологий создать проект эффективной системы психобиологической реабилитации памяти в норме и в условиях экстремальных и экологических стрессов.

Задачи исследования:

1. Провести эмпирическое исследование и установить распределение частоты встречаемости базовых типов индивидуальных различий памяти человека.

2 На основе принципов синергетики описать закономерности нелинейной динамики типообразования психобиологических систем, характеризующиеся снижением популяционного потенциала - частоты Q-выживаемости -

типов индивидуальных различий памяти по мере увеличения суммарного дефицита Sdef базовых параметров памяти.

3. Разработать алгоритмы компьютерной психодинамической диагностики и методику неинвазивного исследования биохимической индивидуальности путем определения устойчивости биомембран и митохондрий нервных окончаний кожи человека к локальному воздействию ингибиторов.

4. Методами экспериментальной психологии личности и высоких прецизионных технологий (МРТ, ЯМР, УФ-спектрометрия и др.) экспериментально изучить свойства и функционирование мнемических структур в системе иерархической - личностной, нейрофизиологической и биохимической - индивидуальности в норме, в условиях экстремальных и экологических нагрузок.

5. Получить нелинейные регрессионные уравнения компьютерного прогноза устойчивости мнемической системы оператора к экстремальным и экологическим нагрузкам по данным высокотехнологичного психодиагностического скрининга.

6. Разработать систему психобиологической реабилитации памяти на основе выскотехнологичной психодиагностики и комплексной поддержки мне-мотренингов средствами регулирования метаболизма микроэлементов, дизэн-зимических синдромов и точечной лазерной биостимуляции.

Гипотеза. В качестве рабочих гипотез при постановке и выполнении исследования выдвигались следующие предположения:

1. Функции распределения типов индивидуальных различий памяти являются результатом эволюционного процесса типообразования с выживанием и элиминацией различных вариантов дефицита индивидуальной памяти и могут быть описаны средствами нелинейной динамики и синергетики по Г. Хакену (Fuchs А., Haken Н., 1988; Хакен, 2001).

2. Соотношение координат типов индивидуальных различий памяти имеет гиперсферную организацию, согласующуюся с векторной психофизиологической моделью (Измайлов Ч.А., Соколов E.H., Черноризов A.M., 1989) и может быть представлено алгеброй квадратичных форм в многомерном личностном и мнемическом пространствах, не нашедшем применения в классической экспериментальной когнитивной психологии и психологии индивидуальности.

3. Индивидуальные различия продуктивности памяти в норме, при экстремальных и экологических нагрузках связаны не только с ЭЭГ-индикато-рами классических свойств нервной системы, но и с особенностями нейро-структурных, биохимических, биомембранных и субмолекулярных параметров биохимической индивидуальности (Гусельников В.И., Супин А.Я., 1968; Девятков Н.Д., Голант М.Б., 1982; Koestner J., 1985; Lopes da Silva F.H., Witter M.P., Boeijinga P.H., Lohman A.H., 1990; Ситько С.П., Мкртчян Л.Н.; Бодунов M.B., 1997).

4. Предложенная автором система психобиологической реабилитации памяти не заменяет, а эффективно дополняет современные методы психокоррекции и когнитивного тренинга в практической психологии, терапии и пси-

хотерапии в медицине и включает высокотехнологичную психодиагностику и психобиологическую поддержку мнемотренингов средствами регулирования метаболизма микроэлементов, дизэнзимических синдромов и точечной лазерной биостимуляции.

В качестве альтернативной гипотезы служило представление об универсальности роли и самодостаточности мнемотехнических тренингов для коррекции индивидуальных дефицитов памяти (Мейман Э., 1913; Лезер Ф., 1990; Матюгин И.Ю., 1990; Морис П., Хампсон П., 1991; Сермак С., 1991; Андреев O.A., Хромов Л.Н., 1992; Гарибян СЛ., 1992; Kroll N.E.A., Klimesch W., 1992; Лапп Д., 1993; Аткинсон В.В., 1994; и др.) без системного учета функционального состояния «силы» и энергетики нервной системы, в том числе на уровне ЭЭГ и ВП, биомембран, митохондриального аппарата и метаболизма микроэлементов.

Методологическая основа.

При постановке проблемы и разработке концепции типологии индивидуальных различий памяти опирались на деятельностно-субъектный подход (Рубинштейн С.Л., 1946; Ломов Б.Ф., 1975; Леонтьев А.Н., 1983; Донцов А.И., 1984; Фельдштейн Д.И., 1989; Слободчиков В.И., Исаев Е.И., 1995; Абульханова К.А., Александров Ю.И., Брушлинский A.B., 1996; Базаров Т.Ю., 1997; Барабанщиков В.А., 2000; Рыжов Б.Н., 2004) и на неклассическую, историко-эволюционную парадигму в социальную философию и психологию (Асмолов А.Г., 1996, 2002; Миронов В.В., 1997; Панарин A.C., 1999; Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Ван Цзинь и др., 1999), развивающую идеи эволюционной физиологии и биологии (Орбели Л.А., 1938; Шмальгаузен И.И., 1942; Север-цов А.Н., 1945; Рожанский H.A., 1957).

За основу брали следующие принципы:

1. Принцип синергетики (Kahneman D., Ghiselli Е.Е.,1962; Попков Ю.С., 1967; Пригожин И., 1985; Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г., Потапов А.Б., 1996; Дмитриева Н.В., 1998; Иваницкий Г.Р., 1999; Fell J., Kaplan А., Darkhovsky В., Roeschke J., 2000; Хакен Г., 2001; Belokurov V.V., Khrustalev O.A., Sadovnichy V.A., Timofeevskaya O.D., 2001), в соответствии с которым концептуальную вербальную модель взаимосодействия базовых процессов памяти с учетом критерия психо-биологической выживаемости приводили к уравнению нелинейной динамики типообразования.

2. Принцип векторного моделирования мозговых механизмов и сознания (Измайлов Ч.А., Соколов E.H., Черноризов A.M., 1989; Данилова H.A., 1992; Миронов В.В., 1997), являющийся формализацией понятия организации памяти (Асмолов А.Г., 1985), и правило геометрического представления психологических данных (Крылов В.Ю., 1990; Гусев А.Н., Измайлов Ч.А., Миха-левская М.Б., 1998), исходя из которых для характеристики целостной организации индивидуальных различий памяти в данной работе введено понятие гиперсферы в многомерном комплексном мнемическом пространстве.

3. Принцип ядерности из аналитической психологии (Юнг К., 1993; Кос-тюнина М.Б., Куликов М.А., 1995; Самуэлс Э„ 1997; Нюнберг Г., 1999; Ма-

гомед-Эминов М.Ш., 1998; Аграчев С.Г., Кадыров И.М., 2000; и др.), в соответствии с которым целостная (интегральная) характеристика мнемической индивидуальности определяется отклонением показателей индивида от поверхности гиперсферы памяти во внешнюю или внутреннюю область, против или в направлении «ядра» мнемического пространства (пронуклеарные и контрнуклеарные мнемотипы). Не комплексность, не связность памяти (Kroll N.E.A., Klimesch M., 1992), а нуклеарность многомерной модели памяти.

4. Принцип экономичности классического психоанализа в форме представления о психической энергии, функциональной энергетической нагрузке и энергоресурсах (Freud S., 1920; Kahneman D., 1964; Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б., 1996) с вытекающим отсюда конструктом об энергетике индивидуальности и когнитивных процессов как частных случаев энергетики больших систем (Одум Г., Одум Э., 1978).

5. Принцип полноты науки (Гинзбург В.Л., 2001; Александров Е.Б., 1991; Арнольд В.И., 2002; Кругляков Э.П., 2003), согласно которому поиск психофизиологических предпосылок мнемической продуктивности в рамках теории иерархической индивидуальности (Bronfenbrenner U., 1951; Мерлин B.C., Белоус В.В., Вяткин Б.А., Маствилискер Э.И., 1973; Лейнг У., 1995) в данной работе проводился как на уровне классических и неклассических свойств нервной системы (Русалов В.М., 1979; Голубева Э.А., 1980, 1993), но также постнеклассических параметров биомембранной и биохимической индивидуальности (Уильяме Р., 1960; Ананьев Б.Г., 1971; Акинщикова Г.И., 1976; Мерлин B.C., 1982; Аминев Г.А., Кудашев А.Р. и др., 1987; Аминев Э.Г., Уразбаев В.Н, 1987).

6. Принцип биоэнергетики, согласно которого любые процессы жизнедеятельности, в том числе психической, обеспечиваются не за счет виртуальной, мистической энергии (Казначеев В.П., Михайлова Л.П., 1985; Васильцов Н.Г., 1994; Гримак Л.П., 1994; Кандыба Д.В, 1994; Гринвелл Б., 1996), а на основе реальных механизмов регуляции и преобразования энергии на биомембранном, внутриклеточном и организменном уровнях (Сент-Дьердьи А., 1964; Алдашева A.A., 1988; Медведев В И , 1988; Штеренталь И.Ш., Золотова В.Ф., Мержиевская В.М., Иванова Л.Н., 1988; Скулачев В.П., 1989; Кондрашова М.Н., Сирота Т.В., Темнов A.B., 1997; Кнорре Д.Г., Мызина С.Д., 1998) Не случайно крупнейшие физики выступают против наступления лженауки и экстрасенсорных спекуляций (Гинзбург В.Л., 2001; Кругляков Э.П., 2003).

7. Принцип гармонического единства структуры и оптимальной динамики как аналог позитивистского принципа единства порядка и прогресса (Конт О., 2003), который в отношении к классическим мнемотренингам подразумевает психофизиологическое сопровождение с компенсацией дефицита метаболизма микроэлементов, витаминов B-комплекса, энзимов, а также назначением нанопрепаратных форм (Calehr H., 1984; Авцын А.П., Жаворонков A.A., Риш М.А., 1991; Аткинс Р., 2001).

8. Принципы верифицируемости и фальсифицируемости, т.е. быть подтверждаемым или отвергаемым в эксперименте (Конт О., 2003; Поппер К., 1983; Файерабэнд П., 1986; Дружинин В.Н., 1997), которые нашли отражение в репрезентативности выборок, повторных исследованиях, расчете статистической значимости гипотез.

Методы исследования включали:

- теоретический анализ проблемы и обоснование новых категорий «Эволюционно-энергетическая типология индивидуальных различий памяти», «энергетика индивидуальности и памяти»;

- математическое моделирование концептуальных (словесных) описаний синергетики базовых процессов памяти, квадратичные формы гипер-сферной организации индивидуальных различий памяти в мнемическом пространстве. С учетом серьезных критических замечаний Ю.И. Александрова в адрес корреляционного анализа, мы дополнили традиционную статистику теорией отказов в моделировании процессов заучивания (Герцбах И.Б., Кор-донский Х.Б., 1966); бинарным анализом и автоматными грамматиками состояний памяти (Трахтенброт Б.А., Барздинь Я.М., 1970; Березовский Б.А., Борзенко В.И., Кемпнер Л.М, 1981; Брауэр В., 1987);

- компьютерный мониторинг базовых мнемических функций и стрессовой устойчивости в норме, клинике и в условиях стрессовых нагрузок (см. Вассерман Л.И., Дьяконов И.Ф., Ильина М.Н., 2003; Ениколопов С.Н.,1998);

- психодиагностику личностно-темпераментальных и психоаналитических свойств индивидуальности: тесты 16PF, Big5, ММР1; невротические шкалы 48.0 МКБ10 (Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В., 1976; Собчик Л.Н., 1990; Бодунов М.В., Романова Е.С., 1993);

- нейрофизиологическое обследование, включая регистрацию ЭЭГ и ВП (Рутман Э.М., 1979; Базылевич Т.Ф., 1983; Пасынкова A.B., Гусева Е.П., Ли-повецкий С.С., 1980; Сысоева О. В., Вартанов А. В., 2003); МРТ и расчет индексов (Коновалов A.M., Блинков С.М., Пуцилло М.В., 1990); ингибиторный анализ биомембран нервных окончаний кожи (Аминев Г. и Э., 2000); замеры импеданса кожи (Тарусов Б.Н., Антонов В.Ф., Бурлакова Е.В. и др., 1968), электропроводности БАТ и высокочастотных электромагнитных излучений организма (Нечушкин А.И., Оганесян О.В., 1977; Портнов Ф.Г., 1987); УФ-, ИК-спектрометрия, ЯМР- и ЭПР- спектрометрия биожидкости (Тарусов Б.Н., Антонов В.Ф., Бурлакова Е.В. и др., 1968; Березовский В.А., Колотилов H.H., 1990; Попова О.В., Шмаров Д.А., Будник М.И., Козинец Г.И., 2002);

- статистический анализ достоверности различий с помощью параметрического и непараметрического критериев (Урбах В.Ю., 1963; Суходольский Г.В., 1972), корреляционно-факторный анализ (Харман Г., 1972).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Многообразие индивидуальных различий вербальной памяти в популяции проявляется в вариабельности четырех базовых мнестических процессов - краткосрочного (непроизвольного) запоминания, оперативной логической обработки, порога перевода информации из краткосрочной в средне-

срочную долговременнную память (промежуточную память), долговременная память (хранение на следующие сутки), - распределение частот которых подчиняются типо-образующим закономерностям синергетики и нелинейной динамики выживаемости психобиологических систем (чем выше число дефицитов SumDef, тем ниже частота Q встречаемости в популяции данного типа).

2. Индивидуальные различия памяти в пространстве базовых мнестиче-ских процессов образуют целостную систему, имеющую гиперсферную организацию и состоящую из двух вложенных гиперсфер эндо- и эктонуклеарной организации памяти человека, и соответственно интегральная характеристика мнемотипа определяется индивидуальным индексом нуклеарности (отклонением индивида от поверхности гиперсферы памяти в направлении к или от «ядра» мнемического пространства) и суммарным числом дефицитов. При этом суммарное число дефицитов отражает статическую, дискретную характеристику памяти индивида, а индекс нуклеарности - мобильную, непрерывную, отражающую синергетические, компенсаторные отношения в системе памяти.

3. Индивидуально-типологические различия функционирования памяти, выражаемые дефицитами базовых мнемических процессов, отражаются на личностно-темпераментальных проявлениях энергетики иерархической индивидуальности в различных условиях жизнедеятельности - в норме, в условиях экстремальных и экологических воздействий.

4. Дефициты базовых мнемических процессов статистически достоверно связаны с индивидуальной нестабильностью ионных каналов и рецепторных образований биомембран, аденилатциклазной системы и митохондриального аппарата нервных окончаний кожи человека.

5 Комплексная психобиологическая реабилитация с дополнением классических мнемотренингов средствами высокотехнологичной психодиагностики и психобиологической поддержки средствами регулирования метаболизма микроэлементов, дизэнзимических синдромов и точечной лазерной биостимуляции - статистически значимо способствует повышению эффективности и сохранению отдаленных результатов мнемотехнического тренинга.

Научная новизна.

1. Теоретически разработана и экспериментально апробирована новая эволюционно-энергетическая концепция процесса типообразования из многообразия индивидуальных различий памяти, основанная на принципе психобиологического выживания различных профилей дефицита мнестических функций.

2. В рамках векторной теории мозгового обеспечения психики (E.H. Соколов, 1981, 1995), получила подтверждение и дальнейшую конкретизацию категория организации памяти (А.Г. Асмолов, 1985, 2002), сформулированная в виде новой научной идеи гиперсферной организации индивидуальных различий памяти в многомерном (комплексном) мнемическом пространстве.

3. Исходя из принципа полноты, предложена оригинальная научная гипотеза о системной обусловленности типологических различий памяти (и

других свойств индивидуальности) взаимосодействием классических нейрофизиологических свойств нервной системы и глубинных биомембранных и субмолекулярных параметров энергетики индивидуальности.

4. Эволюционно-энергетическая концепция типов индивидуальных различий памяти обогащена новыми доказательствами и фактами статистически значимых связей мнемических дефицитов с естественно-научными параметрами многомерной энергетики индивидуальности, включая личностно-тем-пераментальные и психоаналитические проявления, ЭЭГ и ВП-индикаторы свойств нервной системы, а также биомембранные и субмолекулярные характеристики энергетики нервной клетки.

5. Впервые выведены и экспериментально апробированы формулы нелинейных разностных уравнений динамики распределения вероятностей типов индивидуальных различий памяти, а также уравнение квадратичных форм целостной организации базовых мнемических процессов.

6. Впервые на основе комплексного психологического, ЭЭГ и биомеб-ранного тестирования разработаны рекомендации для практики психофизиологического контроля личного состава подразделений МЧС, МВД и ГУИН на риск срывов устойчивости к стрессу в модельных ситуациях повышенной опасности и система психобиологической реабилитации памяти по показаниям.

7. Патентован неинвазивный способ измерения индивидуальной стабильности биомембран нервных окончаний кожи человека, пригодный для применения в практике образования, здравоохранения и службах кадрового мониторинга (с) Агтппеу О.&Е., патент № 2156464,20.09.2000.

Теоретическая значимость исследования.

1. Сформулирована постнеклассическая эволюционно-энергетическая концепция индивидуальных различий многомерной памяти, в рамках которой средствами нелинейной динамики впервые получены принципиально новые закономерности и формулы (уравнения) типообразования и популяционной выживаемости типов памяти в зависимости от суммарного дефицита базовых параметров памяти, установлены связанные с ними индикаторы темперамента и ЭЭГ-индексы свойств нервной системы, а также различия поисковой активности, личностных эргов, психоаналитических особенностей сновидений и выявляемые с помощью высоких технологий маркеры биохимической и биофизической индивидуальности.

2. Описаны все элементы изложения концепции типообразования: первичные постулаты, концептуальная математическая модель, способы исследования и экспериментальные факты, выводы по реализации интеллектуальной продукции, тенденции развития и применения концепции в других отраслях психологической теории и практики, где возникают вопросы разнообразия и типологии.

3. Раскрыты существенные проявления концепции типообразования в индивидуальных различиях памяти: с одной стороны, возможности распространения принципа синергетики и психобиологической выживаемости типов на другие когнитивные процессы и свойства личности и, с другой сто-

роны, трудности интерпретации гиперсферной организации индивидуальности, связанные с фактом разделения координат психологического пространства на действительные и мнимые.

4. Вычленены новые проблемы пронуклеарного и контрнуклеарного градиента развития индивида в многомерном психологическом пространстве, существенно расширяющей известную шкалу экстраверсии и интроверсии К. Юнга до дипольной модели.

5. Полноценно изложены обусловленные недостаточностью энергетических субсистем индивидуальности явления дефицитарности и неустойчивости памяти в реальных модельных ситуациях деятельности спецслужб МЧС, МВД и ГУИН, консультационных центров системы образования.

Практическая значимость исследования.

1. Очерчена сфера применения концепции индивидуально-типологических различий памяти и предложена новая технология в практике психобиологической реабилитации памяти учащихся, в клинике невротических расстройств, а также кадрового мониторинга в подразделениях МВД, предъявляющих особые требования к эффективности и стабильности мнемических процессов (спасатели, сотрудники ОПР).

2. Создана нормативная модель проекта психофизиологического обеспечения безопасности и защиты жизни спасателей в условиях ликвидации аварий и катастроф, ориентированного на предупреждение «мнемического ступора», повышенной чувствительности к стрессу, пригодного также для профилактики срывов самоконтроля в спецподразделениях МВД в зонах локальных боевых действий.

3. Даны рекомендации для более высокого уровня организации деятельности медико-психолого-педагогических комиссий в органах образовании и здравоохранения на основе нормативной правовой системы лицензирования и сертификации заключений «Обучению не подлежит» и «ЗПР», включая в качестве решающих объективных критериев показатели дефицита памяти и других когнитивных функций в комплексе с антропометрическими и генетическими предикторами.

4. Установлены регламентирующие нормы и требования в рамках оптимальных процедур и услуг системной, судебной психобиологической экспертизы возраста несовершеннолетних по комплексу показателей памяти и других когнитивных процессов, биомембран и электрических зарядов ядра клеток и их обработки с применением аппарата преобразований Лоренца.

5. Формализованы соотношения научно-позитивного и стихийно-эмпирического знаний в деятельности психолога-консультанта путем разработки автоматизированного рабочего места на базе информационных и телекоммуникационных технологий массового мониторинга когнитивных дефицитов, раннего алкоголизма, брутальной агрессии, суицидных и радикальных установок в молодежной среде большого промышленного города на базе интегрированного программного комплекса 81ММ-02/96-02 (с) Аштеу Е., 1996-2002.

6. Научно обоснованы перспективные направления научно-технического прогресса на среднесрочную перспективу в области обеспечения психологической службы специализированным программным комплексом и измерительной техникой для психофизиологического мониторинга и реабилитации памяти, а также прецизионной судебно-психологической эксперитизы несо-вершенолетних, ориентированных на скрининг сензитивности к экотоксикан-там промышленных городов и перегрузок в системе образования, а также на кадровый мониторинг в правоохранительных органах и МЧС, в объектах уничтожения химического и ядерного оружия. Как пишет Базылевич Т.Ф. (2002), психофизиологическая практика сейчас нуждается в «методиках, позволяющих получить тонкие нейрональные (клеточные) показатели у нормального человека и при алкогольной зависимости. Регистрация экологических «ниш» индивидуальности требует таких тонких характеристик».

Достоверность и объективность результатов и выводов.

Эволюционно-энергетическая концепция типообразования индивидуальных различий памяти обоснована методологически посредством фундаментальных положений эволюционной физиологии высшей нервной деятельности и историко-эволюционного подхода в психологии (Орбели JI.A., Асмолов Г.А.), подтверждена фактическими результатами и анализом экспериментального научного поиска.

Сравнение и совпадение авторских и литературных данных по статистическим моментам памяти и тестовых личностно-темпераментальных шкал свидетельствует о добротности и объективности экспериментального материала.

Достоверность результатов и выводов обеспечивается также репрезентативностью выборки во всех сериях опытов, расчетом вероятности нулевой гипотезы (Р<0.05) и использованием в выводах только статистически значимых итогов эксперимента.

Для определения эффективности системы психобиологической реабилитации памяти производили самопроверку катамнестических данных через полгода после реабилитации, а при использовании психобиологических средств по рекомендации И.П. Ашмарина применили метод двойной слепой проверки.

Апробация работы

Основные научные результаты диссертации отражены в патенте РФ на изобретение способа диагностики биомембран, докладывались на всесоюзных, всероссийских и международных конференциях: VII Съезд Общества психологов СССР при АН СССР, г. Москва, 1989; Всероссийская конференция «Семья в изменяющемся мире», Сыктывкар, 1994; Всероссийская научно-практическая конференция «Кризис в Российском обществе и молодежь», Уфа, 1995; Всероссийская конференция РПО «Методы психологии», г. Ростов-на-Дону, 1997; Всесоюзная конференция Всесоюзного физиологического об-ва им. И.П. Павлова «Современные проблемы интенсификации научных исследований», г. Москва, 1998 г.; II Съезд Общества психологов

России, г.г. Москва-Ярославль, 1999; VII Multidisciplinary Conference of Biological Psychiatry «Stress and Behavior» /International Brain Research Organization, Moscow, 2003; Международная конференция «Пространство и время в восприятии человека», Санкт-Петербург, 2003; Международная научная конференция «Ломоносов-2003», Москва, 2003; V Международная научная конференции «Наука и образование», Кемерово, 2003; Всероссийская конференция «Интегративная психология: теория и практика», Москва-Ярославль, 2004; XXVIII International Congress of Psychology, Beijing, China, 2004; а также на республиканских конференциях и симпозиумах Башкирского отделения Российского психологического общества с международным участием (1994 -2001), в том числе: «Синектика духовности: традиционный и нетрадиционные подходы», г. Уфа, 1994; «Педагогическая психофизиология и нейропеда-гогика», 1996; «Проблемы биофизики индивидуальности: мембраны и модели», 1998; «Матричные модели индивидуальности», 1999; «ЯМР-исследо-вания в психологии», 1999; «Проблемы биофизики духовности и одаренности», 2000; «Нейрокриминология: субмолекулярные методы, 2001;

Результаты исследования внедрены: в Уфимском отделении Приволжского регионального поисково-спасательного отряда (ППРСО) МЧС РФ при комплексной психологической подготовке; в службе персонала Национального банка РБ при отборе кандидатов в резерв; в Республиканской стоматологической поликлинике при предоперационной подготовке; в Первой уфимской политологической гимназии в центре одаренных детей.

Обследуемый контингент, В экспериментах за период с 1986 по 2003 гг. участвовали 986 чел, в том числе: студенты университета - 5/7, учащиеся старших классов - 314, спасатели - 38, оперативные работники МВД РФ - 39, банковские служащие - 47.

Объем и структура работы.

Диссертация состоит из Введения, аналитического обзора, главы экспериментальных психологических и нейрофизиологических методик, трех глав собственных исследований, заключения с обсуждением полученных данных и перспектив, общих выводов и списка литературы. Работа изложена на 408 страницах машинописного текста, содержит 47_ таблиц, 77 рисунков. Список литературы включает 655 наименований, из которых 2J_6 на иностранных языках.

Под руководством автора защищены и утверждены ВАКом России 7 (семь) кандидатских диссертаций, материалы которых в данной диссертации не используются.

Работа является частью системных ориентированных исследований, проводимых Институтом хайтек-психологии (с 2001), г. Уфа; МФЦ психологии Башгосуниверситета (1999-2000), а также психофизиологической лабораторией бывшего Уфимского филиала факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (1996-1998) в рамках проекта «Психология индивидуальности: высокие технологии», утвержденного вице-президентом АН РБ, акад. Р.Н. Гимаевым (1994).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, формулируются рабочая и альтернативная гипотезы, представляются методологическая основа и методы исследования, определяются положения выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, достоверность и объективность результатов и выводов, представляются апробация, обследуемый контингент, объем и структура работы.

Первая глава представляет теоретико-системный (метапсихологический) анализ современного состояния проблемы индивидуальных различий памяти в дифференциальной психофизиологии.

Первый раздел посвящен наиболее востребованной в образовательной, клинической и судебной практиках проблеме индивидуальных различий памяти, мнемической одаренности и дефицитов (Кабардов М.К., Е.Д. Хомская., 1975; Голубева Э.А., 1980, 1993; Kroll N.E.A., Klimesch, W., 1992; Изюмова С.А., 1995; Дубровинская Н.В., Фарбер Д.А., Безруких М.М., 2000; Klatzky R. L., Lippa Y., Loomis J. M., Golledge R. G., 2002). Поскольку мнемодефициты могут носить тотальный или парциальный характер, соответственно их типология рассматривается в контексте структур и видов памяти.

Ведущая в отечественной психологии концепция деятельности (Рубинштейн C.JL, 1946; Леонтьев А. Н., 1975; Петровский A.B., 1979; Брушлинский A.B., 1990) позволяет выделить в мнемической деятельности блоки мотивации, целеполагания, планирования и принятия решения, исполнительного звена и контроля (Зинченко П.И., 1961; Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г.Г., 1980). В западной психологии особое внимание уделяется алгоритмам кодирования при запоминании (Atkinson С., Raugh R., 1975), длительности и объемам хранения (Miller G.A., 1956; Kroll N.E.A., Klimesch W., 1992; Kahneman D., Wright P., 1971; Klatzky R. L., Lippa, Y., Loomis J. M., Golledge R.G., 2002). В тоже время в когнитивной науке нет единства мнений по делению памяти на самостоятельные блоки КП и ДП (Солсо P.JL, 1996).

Второй раздел включает материалы по личностно-темпераментальным и психоаналитическим предпосылкам индивидуальных различий памяти, энергетике в личностных концепциях. В теоретической модели Р. Кеттелла понятие энергетики присутствует через категорию «эрги», но фактически соответствует базовым инстинктам, которые в свою очередь сами нуждаются в энергетическом обеспечении. В модели Big Five (Digman J.M., 1990; Goldberg L.R., 1990; Шмелев А.Г., 1990, Block J., 1995; Джерилевская M.A., 2000; Лак Ян, Бругман Г., 2003) энергетика напрямую не представлена и тут базовые качества сами по себе требуют энергетической поддержки.

Заметим, что А.Ф. Лазурский (1995) считал основополагающим положение об анатомо-физиологических коррелятах основах наклонностей, или душевных качеств, иначе о физико-химических процессах, происходящих в

мозгу. Важное значение придавал биохимии и Б.Г. Ананьев (1963), который предусматривал даже возрастная биохимию. В московской психологической школе К.К. Платонов (1982) в основу темперамента положил павловские представления о силе нервных процессов и, следовательно, учитывал фактор энергетики.

Субъект-объектное членение реальности - одна из самых фундаментальных парадигм нового времени (Тхостов А.Ш.. 1994; Слободчиков В.И., Исаев Е.И., 1995), однако и здесь энергетика явно не выделяется и представлена лишь через блок темпераментальных свойств и свойств нервной системы.

В теории интегральной индивидуальности (Bronfenbrenner U., 1951; Мерлин B.C., Вяткин Б.А., 1976), в системной концепции Э.А. Голубевой -М.К. Кабардова - С.А. Изюмовой, целостно-функциональной модели А.И. Крупнова (2000) энергетика вновь представлена лишь косвенно через темпе-раментальные и классические нейродинамические свойства. Энергетические компоненты индивидуальности ждут изучения и в сфере структурно-мозговых (Симонов П.В., Ершов П.М., 1984) и генетических исследований (Гавриш Н.В., Равич-Щербо И.В., Шибаровская Г.А., Шляхта Н.Ф., 1984).

Энергия как ведущая парадигма сохранилась и в работах учеников и последователей 3. Фрейда, но и в новых психоаналитических теориях понятие «психической энергии» не уточнено, не найдены ее первоисточники, и, следовательно, «энергетика» сохраняет статус метафоры (Томэ X, Кэхеле X., 1996). Также не изучены связи дефицита памяти, с сексуальной энергетикой

Третий раздел освещает нейрофизиологические предпосылки индивидуальных различий памяти, работы отечественных дифференциальных психофизиологов (Теплов Б.М., 1961; Небылицын В.Д., 1966; Голубева Э.А., 1980, 1993; Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Зачесова И.А., 1989; Изюмова С.А., 1995; Бочарова С.П., 1990), прорыв в этой области ознаменовался созданием ЭЭГ-моделей частотного кодирования мнемических образов (Забродин Ю.М., Лебедев А.Н., 1977, 1990; Klimesch W., 1992).

Как видим, в теории свойств нервной системы важное место отводилось представлениям об энергетике, но тот час же возникает вопрос, что является источником, обеспечивающим энергией сами эти процессы.

В последние десятилетия в связи с успехами стереотаксических технологий, нейроанатомии, MP-томографии появились новые возможности в изучении нейроструктурных основ энергетики нервной системы. Начало этому положили исследования роли ретикулярной формации среднего мозга в механизмах реакции активации (Moruzzi G., Magoun H.W., 1949). Дальнейшее развитие эта линия поиска механизмов побуждения деятельности получила в нейрофизиологии лимбической системы (Witlolock D.G, Nauta W.J., 1956; Masters R D., 1992), анализа блочной структуры мозгового обеспечения и специализации полушарий (Sperry R.W., 1968; Лурия А.Р., 1973; Хомская Е.Д., 1972; Трауготт H.H., 1973; Данилова H.H., 1992). Эти работы дали толчок развитию психодиагностики, разработке системных программ психологического консультирования (Цветкова Л.А., 1995; Ахутина Т.В., Яблокова

JI.В., Полонская H.H., 2000). И в то же время возможности МРТ-индексирова-ния индивидуальных различий мозга в дифференциальной психологии используются недостаточно.

Четверый раздел представляет исследования биоэнергетических предпосылок индивидуальных различий памяти. Биэнергетика является ключевым направлением развития фундаментального биологического знания (Скулачев В.П., 1972, 1989; Кондрашова М.Н., Сирота Т.В., Темнов A.B., 1997; Крыжа-новский Г.Н., 1997; Кнорре Д.Г., Мызина С.Д., 1998). Экспериментальные оценки энергозатрат на разные виды и кванты деятельности легли в основу нового научного направления социальной физиологии (Судаков К.В., 1985), в работах по биополитике, показана роль цАМФ и ДГМГ в программируемой альтруистической клеточной смерти, ради социальной системы (Самуилов В.Д., Олескин A.B., 2000).

Игнорирование реальных энергозатрат, отмечают и специалисты по возрастной психофизиологии (Дубровинская Н.В., Фарбер Д.А., Безруких М.М., 2000), в педагогических монографиях и диссертациях фактор энергетики в расчет не берется, новые технологии обучения не анализируются, а учебники не проверяются на экологичность с позиций энергетических затрат ребенка (Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Буянкина В.В., 1995). Не существует и законодательной нормативной базы по энергетической экспертизе педагогических инноваций.

В новейших исследованиях памяти установлено участие в индивидуальных различиях памяти биомембран, аденилатциклазной системы энергетики клетки, вторичных мессенджеров (Са2+, цАМФ, ДАГ), ионов Mg2+, протеин-киназ А и С, ранних и поздних генов c-fos c-jun, сателлитных участков генома в процессах памяти (Тушмалова H.A., 1990; Cooper D.M.. 1991; Abel T., Martin K.C., Bartsch D., Kandel E.R., 1998; Сварник О.Е, Анохин К.В., Александров Ю.И. 2001)

Это ставит перед дифференциальной психофизиологией проблему перехода на энергетическую, мембранную и геномную парадигму понимания и коррекции расстройств поведения и дефицитов памяти.

Вторая глава посвящена методам экспериментального исследования.

В первом разделе описали объект и организацию опытов, а затем поэтапно методы проведенных исследований, способов математической обработки и моделирования.

Второй раздел посвятили описанию методов мониторинга базовых мнемических функций, котрые включали: классические пробы Бине-Джекобса-Вудвортса на объем краткосрочной памяти; Эббингауса - Аткинсона на заучивание; Мюллера-Пильцекера на ретроактивное торможение; Зинченко-Смирнова на непроизвольное запоминания; Бехтерева на определение объема зрительной памяти (Miller G.А., 1956; Флорес Ц., 1973; Забродин Ю. М., Лебедев А.Н., 1977; Романова Е.С., Усанова О.Н., Потемкина О.Ф., Соколов И.М., 1993). При обследовании личного состава МЧС и МВД дополнительно

определяли устойчивость мнемических процессов к экстремальным стимулам (вспышка, выстрел, резкий запах, электроток, ожидание боли).

Анализ данных заучивания проводился по результатам трех серий (в общей сложности заучивания 45 слов). Интегральную функцию распределения времени образования памятных следов обрабатывали по П.Б. Невельскому (1965), по модели Р. Аткинсона - Г. Бауэра - Э. Кротерса (1969). На основе теории отказов расчитывали параметры распределения как Гамма-функции (Герцбах И.Б., Кордонский Х.Б., 1966): X - скорости обработки запоминаемой информации, у - порога следообразования, т.е. количества «обработок», необходимых для перевода запоминаемого слова в ДП.

Третий раздел включал описание личностно-темпераментальных тестов Тесты 16PF и Big5, Р.Стреляу, В.М.Русалова и K.P. Клонингера расматривали как взаимодополняющие (Digman J.M., 1990; Goldberg L.R., 1990; Шмелев А.Г., 1990, Mischel W., Shoda, Y.A., 1995; Джерилевская M.A., 2000). Тест 16PF (Cattell R.B., Eber H.W., Tatusuoka M.M., 1970; Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М., 1986; Вяткин Б.А., 1994; 2001) использовался как стандарт профессионального консультирования, принятый в системе МЧС и МВД (см. Приказ МВД РФ № 160 от 17.05.94 «Об утверждении инструкции о порядке отбора граждан на службу в ОВД РФ»); Аналогично, как взаимодополняющие рассматривались темпераментальные опросники (Strelau J., Angleitner А., Bantelmann J., Ruch W., 1990; Eysenk H.J., 1991; Русалов В.М., 1992; Cloninger C.R., Svrakic D.M., 1997).

В соответсвии с каузальной теорией связи индивидуальных различий памяти со свойствами темперамента Г. Айзенка (McLaughlin S., Eysenk H.J., 1967) и концепцией поисковой активности B.C. Ротенберга, В.В. Аршавского (1984) ввели коэффициенты физиологической активации и уровня поисковой активности: ФзАк = 2-Н-Э и ПсАк = 2 0 - Н, где Н - нейротицизм; Э - экстраверсия; О - открытость опыту - шкалы теста Big5.

Четвертый раздел представлял описание клинико-психологических и психоаналитических тестов (MMPI, МКБ10, вытеснения и др.). Применяли адаптированный варант MMPI Хатуэя-Маккинли по Л.Н. Собчик (1990). Невротические и поведенческие расстройства диагносцировали по симптоматике (Нуллер Ю.Л., Циркин С.Ю., 1994). Психоаналитический блок позволял оценивать: стадии личностностного развития по 3. Фрейду по типам: О - оральный, зависимый), А - анальный, аккуратный, У - уретральный, честолюбивый, Ф - фаллический, уверенный, Г - генитальный, уравновешенный (Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Сафронов В.П.; Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998); структура личности: СуперЭГО - блок совестливости, следования общественным нормам; ЭГО - реалистичность, учет ситуации; ИД - желания, инстинкты (Фрейд 3., 1991, 1997); об энергетике либидо судили по суммарному баллу теста «Психологическая защита свободного секса» (Аминев Г А., Прошкина В.М., 1987) и ответам на конфиденциальную анкету «свобода секса» (Кон И.С., 1988; Потемкина О.Ф., 1993); топографический подход представлен тестом

символики сновидений (Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Сафронов В.П., 1997) с классической трактовкой символов (Фрейд 3., 1991; Юнг К., 1994).

Пятый раздел охватывал нейрофизиологические методики.

Регистрация ЭЭГ производилась для оценки свойств нервной системы (Палей И. М, 1976; Русалов В.М., 1979; Голубева Э.А., 1980; Базылевич Т.Ф., 1983; Бодунов М.В., 1997) на электроэнцефалографе «EEG-80» фирмы «Medi-сог» с интегратором-анализатором, а также на компьютерных установках «Нейрон-Спектр ЗМ» фирмы «Нейрософт» (г. Иваново) и CONANM (г. Москва, Кулаичев А.П., 1998). Активные электроды устанавливались по системе 10-20 (У. Пенфилд, Г. Джаспер, 1958) в отведениях Oi, 02, F3, F4. Фиксировали мощности 5, 54, 5,8, 0, 94, 618, а, а4, a,g, ß,, ß14, ßi,ig, ß2, ß2,4, ßzje, где индексы соответствуют частотам стимуляции, а также полный спектр ЭЭГ в фоне и при гипервентиляции.

Вызванные потенциалы на свет использовали для изучения соотношения сенсорных и информационных систем мозга в соответствии с концепцией

A.M. Иваницкого (Чуприкова Н.И., 1967; Пучинская JI.M., 1967; Симерниц-кая Э.Г., 1970; Шагас Ч., 1975; Иваницкий A.M., 1976; Рутман Э.М., 1979; и др.). Производили 25 усреднений, шаг квантования - 0.39 мс, эпоха - 400 мс, всего 1024 значений. Замеряли амплитуды и латентности волн: ТР2о, TN40, ТР53, TN73, ТР94, TNi14, TP 135, TN190, UP20, UN4O, UP53, UN73, UP94, UN,,«, UP135, UN190 (Шагас 4., 1975).

Магнитно-резонансная томография - одно из Hi Tech направлений в психофизиологии (Gevings А., 1995; Данилова H.H., 1998; Безденежных Б.Н., 1997; Холин A.B., 1999) - проводилась на базе РКБ № 2 АП РБ на магнитно-резонансном томографе «Gyroscan Т5 NT» фирмы «Philips», сила магнитного поля 0.5 Тесла, центрация скана на талямусе. Измеряли параметры мозговых структур и рассчитывали следующие индексы (Аминев Г.А., Аминев Э.Г., 1999): Cg/Cs - лобно-затылочный комиссуральный индекс; gt/ts - лобно-заты-лочный каллозальный; gt/Thr - лобно/таламический; gt/Ms - лобно-мезэнце-фалический; gt/Pvt - лобно-мостовой; Thr/Ms - таламо-мезэнцефалический; Thr/Pvt - таламо-мостовой Thr - горизонтальный диаметр зрительного бугра; МСИ - Моторно-сенсорный индекс = ПрЦИ/ЗдЦИ.

Для измерения основного обмена и оценки энергозатрат замеры проводили в покое и при мнемической нагрузке (заучивание 15 слов), использовали соматические константы (рост, масса), значения частоты сердечных сокращений и артериального давления (система Omron), рассчеты по формулам Лилье-Штрандера и Цандера, Эрлангера-Гукера, Старра, Рида (Медведев

B.И., 1988; Аверьянов B.C., Виноградова О.В., Грицевский М.А., Капустин К.Г., Юревич А.Ж., 1988; Вейн A.M., 1991).

Ингибиторный анализ биомембран нервных окончаний кожи выполнялся неинвазивным способом измерения ресурса устойчивости мембран нервных окончаний кожи по динамике порогов электроболевой чувствительности до и после воздействия мембранотропных препаратов, смешанных с димексидом (Аминев Г.А., Аминев Э.Г., патент, 2000). С учетом литературных данных

(Машковский М.Д., 1988; Додсон Р., Эллиот Д., Эллиот У., Джонс К., 1991; Губский Ю.И., Шаповалова В.А., Кутько И.И., Шаповалов В.В., 1997; Иваничев Г.А., Литвинова Е.В., Миннебаев М.М., 2001) использовали: мак-роэрг - АТФ; активаторы цАМФ - Трентал, Аминофиллин, Теофиллин; активаторы аденилатциклазной системы - Адреналин, Тироксин, Глюкагон, Интерферон; ингибиторы мембранного транспорта: Строфантин, Коргликон -для подавления Na+, Ка+- насоса, Стугерон - Са++- канала, Омепрозол - Н+-каналов (в митохондриях); препараты, действующие на митохондрии: рубо-мицин - ингибитор синтеза ДНК путем интеркаляции между основаниями и частично РНК; рифампицин - ингибитор ферментов митохондрий; Нистатин -индуктор потери низкомолекулярных соединений из клетки, не действующий на митохондрии; Тетрациклин и Левомицетин - ингибиторы белкового синтеза на малой 30S- и 508-субъединицах рибосомы. Результаты сопоставлялись с собственными данными, полученными методом измерения электрофорети-ческой подвижности эритроцитов на дорогостоящем, приборе «Parmokvant-2» фирмы «Carl-Zeiss JENA» (Аминев Г.А., Салаватов М.Т., и др., 1987; Аминев Э.Г., Уразбаев В.Н., 1987, 1989).

Психодиагностический скрининг молекулярных дисфункций проводился с учетом актуальности проблемы в современной медицине (Вавилова Т.П., Петрович Ю.А., Малышкина Л.Т., 1991; Рубин В.И., Давлетов Э.Г., Эйберман

A.С., 1995). Оценка дефицитов функционирования проводилась по 12 группам ферментов, сопряженных с основными видами обмена - углеводным, жировым и белковым: а) углеводного обмена при гликогенозах: ГбФ-глюкозо-б-фосфатаза; МФ-мышечная фосфорилаза; при нарушениях обмена мукопо-лисахаридов: АЬИ-а-Ь-индуронидаза; ^6С-М-ацетилгексозамин-6-сульфа-таза; NA4C-N-aцeтилгaлaктoзoaмин-4-cyльфaтaзa•, б) нарушением жирового обмена при гиперлипопроеинемии и сфинголипидозах - ЛПЛ-липопротеин-липаза; при ганглиозидозах - АрС-арилсульфатаза; в) с нарушением белкового обмена при дефиците ферментов метаболизма аминокислот - ФАО-фени-лаланиноксидаза; ГГФРТ-гипоксантингуанин фосфорибозилтрасфераза; ГГЕ - гиперглицинемия; ЦБС-цистатионин-(3-синтетаза; в) с нарушением биосинтеза мочевины - МТН-метионина.

Методы измерения концентраций микроэлементов и спектрометрических параметров биожидкостей применялись с учетом их активного использования для изучения внутриклеточных энергетических процессов (Умецкая

B.Н., Пинаев Г.П., 2001), в том числе в целях реабилитации персонала объектов уничтожения ядерного и химического оружия (Бурлакова Е.В., 2003), подготовки сверхдальних космических полетов (Григорьев А.И., 2003).

Концентрации микроэлементов, связанных с мембранными процессами оценивали в двух сериях опытов Методом атомно-абсорбционной спектрометрии в ИОХ УНЦ РАН измеряли концентрации в слюне Fe, Си, Cr, Ni, Zn, Mn, Со, Са, Mg. В другой серии определяли концентрации Na, К и Са (ммоль/л) в сыворотке крови. Забор крови производился из локтевой вены, утром натощак в клинических условиях с соблюдением лабораторно-клини-

ческих стандартов (Колб В.Г., Камышников B.C., 1982). По всем разделам работа велась двойным слепым методом (Дружинин В.Н., 1997): медики, биохимики, физики, волонтеры не посвящялись в цели эксперимента.

УФ - спектры слюны в диапазоне от 200 до 400 нм определялись на базе ИОХ УНЦ РАН с помощью спектрофотометра «Specord» М-42/М 400 фирмы Carl-Zeiss JENA. У испытуемых собирали слюну в объеме 8-10 мл после троекратного полоскания полости рта дистиллированной водой, утром натощак без стимулирования слюноотделения. Общая динамика спектра сопоставлялась с литературными данными (Колосова Л.Г., Хома О.И., Соболева В.М., 1972; Лизогуб А.П., 1986) и собственными результатами полученными ранее в других лабораториях.

ИК-спектрометрию сухого остатка мочи, размешанного в вазелиновом масле, в диапазоне 4000-400 см'1 проводили на спектрофотометре «Specord» M-80VEB фирмы Carl-Zeiss JENA в той же лаборатории.

ЯМР1 Н-спектрометрия слюны выполнялась на спектрометре Bruker АМ-300 с рабочей частотой 300 МГц, относительно внутреннего стандарта ТМС (Гордон А., Форд Р., 1976; Драго Р., 1980; Гюнтер X., 1984; Кузнецов В.В., Спирихин Л.В., 1998; Панасенко A.A., 1999). Определяли величины химического сдвига и времени релаксации ХС, ХСН, TP и ТРН (индексом обозначены показатели, полученные после нагрузки - десяти приседаний). Контрольные измерения осуществляли на ЯМР-спектрометре JEOL FX-90Q с рабочей частотой 89.55 МГц в лаборатории структурной химии ИНК АН РБ. Сравнение проводилось по совпадению корреляций в двух независимых группах. С учетом материалов по программе ядерной и радиационной безопасности ЦЭПР значения ХС и TP рассматривались, как прецензионные индикаторы неустойчивости к экологическим нагрузкам (Попова О.В., Шмаров Д.А., Будник М.И., Козинец Г.И., 2002).

ЭПР-спектрометрия слюны проводилась на базе ИОХ УНЦ РАН с помощью спектрометра SE/X 2544 фирмы «Radipan» с рабочей частотой 9.6 МГц и частотой модуляции 100 кГц. В качестве спинового зонда использовали радикал ТЕМПОН, производного пиперидин-Ы-оксила, ввиду его широкого применения в физикохимиии и в медико-биологических работах, в частности для изучения структуры цитоплазмы (Кузнецов А.Н., 1976; Ажипа Я.И., 1983). В спектрах замеряли линии Jb J2, J3, чувствительные к молекулярному микроокружению, и расчитывали характеристики микровязкости: H32 = V(J3/J2)-1, (2)

где ц32 - соответствует времени вращения радикала на угол п/2. Аналогично ВЫЧИСЛЯЛИ |Д21 И Цз).

Диэлькометрия слюны регистрировалась в диапазоне f=10-106 Гц замерялись tg5 - тангенс угла потерь, г", г' - действительная и комплексная часть диэлектрической проницаемости (Рез И.С., Поплавко Ю.М., 1989).

Импендансометрия кожи по Б.Н Тарусову (Тарусов Б.Н., Антонов В.Ф., Бурлакова Е.В. и др., 1968): в четырех точках измеряли полное сопротивление кожи Z на частотах от 104 до 106 Гц. Для оценки снижения резистентного -

сто организма к эконагрузкам рассчитывали коэффициент энергетики Б.Н. Тарусова KT = Z(106)/Z(104).

Шестой раздел посвящен технологиям психобиологической реабилитации памяти. Комплексные программы реабилитации мнемических ресурсов человека (Аминев Э.Г., 1997-2000), формировались в рамах теории восстановительной медицины А.Н. Разумова (2002) и включали три блока: высокотехнологичная психодиагностика причин снижения мнемических способностей, системная психобиологическая поддержка мнемических ресурсов, мнемотре-нинги (Матюгин И.Ю., 1990; Гарибян С.А., 1992; Лапп Д., 1993).

Определялись индивидуальные причины мнемодефицитов и формировался персонифицированный пакет процедур, включавший стабилизаторы мембран (Иваничев Г.А., Литвинова Е.В., Миннебаев ММ., 2001), пищевые добавки и нанопреаратные формы, в том числе семакс (Kaplan A.Y., Koche-tova A.G., Nezavibathko V.N., Ashmarin I.P., 1997), микроэлементую, витаминную поддержку на базе B-комплекса, лазерное стимулирование электроаномальных точек, суггестивные процедуры на фоне мануальной терапии, ПИР, аутотренинга и гипервентиляции с внушением тепла-холода в зоне вегетативных центров (Лобко П.И., Мельман Е.П., Денисов С.Д., Пивченко П.Г., 1988). Применяли двойной слепой метод: клиенты в случайном порядке делились на две группы - мнемотренинга и реабилитации, операторы мнемот-ренинга о делении испытуемых не информировались.

Седьмой раздел - дисперсионный корреляционно-факторный, регрессионный анализ (Урбах В.Ю., 1964; Харман Г., 1972; Суходольский Г.В., 1972; Гусев А.Н., Измайлов Ч.А., Михалевская М.Б., 1998) выполнялся в пакете анализа Ехсе1-97, рассчет квадратичных форм, параметров гамма-модели - в модуле Nonlinear Estimation STATISTICA-6.0. Авторские макросы обеспечивали сопряжение стандартных пакетов с системой телекоммуникационного мнемического мониторинга SIMM-02/96-02 (с) Aminev Е., 1996-2002.

Третья глава «Вероятностно-популяционные закономерности индивидуальных различий памяти».

В первом разделе показали неправомерность классической модели Р. Ат-кинсона, аппроксимирующей процессы заучивания геометрической прогрессией (Аткинсон Р., Бауэр Г., Кротерс Э., 1969). Экспериментально на основе методов теории отказов (Герцбах И Б., Кордонский Х.Б., 1966) доказано, что время перевода из КП в ДП описывается гамма-функцией с параметрами X -скорость обработки информации, у - порог следообразования (рис.1), которые могут интерпретироваться с позиций нейронных механизмов памяти (Kandel Е. R., Schwartz J.H., 1981; Соколов E.H., 1981).

0.20 -ОМ ■

0.05 •]

0.0 10 2В 30 40 3.0 6.0 70

Рис. 1. Дифференциальные кривые заучивания. Обозначения: ромбики - экспериментальные данные; квадраты - теоретические кривые, рассчитанные согласно гамма-модели памяти. Исп. Аф.Т., дев., 19 лет.

Во втором разделе, чтобы элиминировать взаимозависимые данные, провели корреляционно-факторный анализ. Показано, что при охвате 75.3% дисперсии, многообразие индивидуальных различий памяти проявляется в вариабельности четырех базовых процессов: краткосрочного (непроизвольного) запоминания, интенсивности обработки информации, порога перевода информации из краткосрочной в среднесрочную долговременнную память, долговременной памяти (хранение на следующие сутки). Условный рассчет дисперсии на один ведущий показатель в каждом факторе не дает существенных различий - НП(КП): 0/пР= 5.4/1 = 5.5%; X: Б/пР= 41.9/9=4.66%; у: 0/пР= =12.0/3= 4.00%; ДПдс: Б/пР=5.5/1 = 5.5%; ДПСС: 0/пР= 15.9/5 =3.98%; следовательно, это равноправные компоненты системы вербальной памяти человека в качестве независимых осей многомерного мнемического пространства.

В третьем разделе представлены данные телекоммуникационного мнемического мониторинга. При сопоставлении средних значений девушки по всем показателям памяти (за исключением порога у) превосходят юношей. Различия статистически значимы: I- критерий Стьюдента колеблется в пределах от 3.09 до 7.56, что выше критического значения ^1= 2.60. Параметры гамма-модели памяти в обеих выборках близки, что согласуется с гипотезой о тендерной идентичности нейрофизиологической организации памяти.

За критерий дефицита взяли границы Кс1еГ = М-0.5Б и Кс1еГ = М+0.5Б для параметра у (здесь дефицитарность означает повышение порога). Самый низкий уровень частоты дефицитов и, следовательно, наиболее высокая защищенности от разрушений независимо от половой принадлежности обнаруживается по модельному показателю у - порогу перевода информации из КП в ДП (25-22 %, N = 517, >1ж = 361, = 156.), а также по эмпирическим объемам воспроизведении в конечных пробах заучивания. В женской выборке меньше индивидов с высоким забыванием через сутки ДПдс (22%), но наблю-

дается более высокий уровень дефицита по интенсивности обработки информации X (38.6%). Эти материалы трудно объяснимы на основе чисто когнитивных гипотез строения памяти (Клацки Р., 1978; Солсо Р.Л., 1996).

В четвертом разделе ставилась задача представить методологию эволю-ционно-энергетического моделирования процесса типообразования с использованием принципов психобиологической выживаемости (Орбели Л.А., 1938; Шмальгаузен И.И., 1942; Северцов А.Н., 1982; Асмолов А.Г, 1996, 2002) и синергетики (КаЬпешап Б., ОшеШ Е.Е.,1962; Пригожин И., 1985; Хакен Г., 2001; Иваницкий Г.Р , 2002) и апробировать адекватность модели на примере мнемотипов индивидуальных различий памяти.

Концептуальную модель вербальной памяти представили из следующих блоков и взаимодействий: V - объем КП; X - интенсивность обработки информации; у - порог перевода единицы информации из КП в ДПсс; - ДПСС, долговременная память среднесрочного хранения; (^-выживаемости.

Предполагаем, что выживаемость типов индивидуальных различий памяти, т.е. частотность представленности данного типа в популяции, является функцией дефицитарности базовых показателей памяти. По данным факторно-корреляционного анализа это означает зависимость от четырех переменных: <2 = (3 (V, X, у, >У). Закономерности синергизма, прямые и обратные связи, компенсаторные механизмы опишем символически в виде системы «материальных импликаций, снабженных индексами степени влияния». Если X влияет на блок У, записываем: X = (а) => У, или в виде элементарного, линейного разностного уравнения: ДУ = аХ, где (а) - коэффициент интенсивности влияния.

Получим для блока НП (КП): чем больше V объем ПП (промежуточной памяти), тем выше 0 - выживаемость данного типа индивидов: V = (а,) => (}; чем меньше ПП, тем интенсивнее X скорость обработки информации (закон взаимной компенсации дефицита логики за счет ПП): V = (- Ь|) => X; чем больше V тем больше объем ДП (эффект эргонтичных взаимодействий по Шмальгаузену-Северцову): V = (с0 => XV;

Для X - блока: чем интенсивнее X обработка информации, тем выше (}-выживаемость: X = (а2) => <3; чем меньше X обработка информации, тем больше V объем ПП (закон компенсации дефицита интенсивности обработки за счет КП): X = (-Ь|) =>У; чем больше X обработка информации, тем ниже у (порог санкционирования перевода в ДП) - эффект облегчения доступа к ДП: ^ = (-Сз) У; эффект синергизма: чем сильнее обработка информации X и ПП, тем эффективнее развитие обработки информации: А.-У = (з2) => X.

Для у - блока перевода единиц хранения из КП в ДПСС: чем выше у, тем ниже выживаемость: у = (-а3) => С?; чем больше у порог доступа к ДП, тем выше дефицит логики Х- у = (-с2) => X.

Для блока ДПСС (промежуточная память): чем активнее ДП, тем выше выживаемость: \У = (а4) => С>; чем больше ДП, тем больше объем ПП (эф-

фект эргонтичных взаимодействий по Шмальгаузену-Северцову): \¥=(С|)=>У; чем выше порог у санкционирования, тем ниже перевод в ДПСС: у =(-Ь3) => W;

Для показателя выживаемости р: эффект обратной связи: р = р р; чем выше выживаемость тем выше обработка информации X: = (Ь4) => чем выше выживаемость р, тем лучше ДП: О = (с4) W.

Вербальные закономерности синергетики блоков приводим к системе элементарных разностных уравнений-. Для НП(КП): Ар = ДX— - Ь]У; Д\У = С)У; для Л- ДО = а2\; ДУ = -ЬД; Ду= -с2 X; АХ- = б2 XV: для у: ДО = -а3у; Лл= -с2у; для ДПСС: ДО = a4W; ДУ = с, XV; Д\У = -Ь3у; для Р-выживаемости: Др = р Р; АХ= Ь4Р; Д\¥ = с4р. Далее из системы выводится обобщенное разностное уравнение - модель психобиологического выживания типов индивидуальных различий памяти:

<2 = <хД2<3 + РД<} + XV + еХ + фу + Т1\¥ + +5 (1)

где а = 1/(а2Ь4 + а4с4), (3= - ар, х = а(а2Ьг а4С)), е = а^Ь) + а3с2), ф = аа4Ь3, т]= - аа^, ц = - оса2з2.

Первая, психолого-эволюционная закономерность состояла в том, что чем выше количество дефицитов базовых показателей памяти БитО^ тем ниже средняя частота встречаемости Р данного варианта в популяции, что указывает на значимость мнемических функций для выживаемости (рис. 2).

Рис 2. Зависимость средней частоты встречаемости Qcp % от числа дефицитов SumDf для каждого типа индивидуальных различий памяти Девушки, N* = 361.

Расчеты по уравнению (1) показали высокую согласованность теоретических и экспериментальных кривых встречаемости типов р (рис. 3), позволили выявить специфические тендерные различия: Рмеог = аД2р + РДР + xV + еХ+ фу+л W + 5 =

= -0.86Д2Р + 1.59ДР + 0.15V + 2.23Х+ 4.47y+4.50W +1.2U*V -1.23; QMteor = -0.67Д2Р + 0.92ДР - 0.82V + 0.53Х + 8.14у +5.35 W + 5.38k* V -2.68.

Расчет по критерию хи-квадрат дал: %2 = 8.8. При числе степеней свободы f = 16-3 критические значения Xos2 = 22.4, Xoi2 = 27.7. Следовательно,

нулевая гипотеза об идентичности теоретической и эмпирической распределений не может быть отвергнута.

Рис. 3. Динамика частот Q % встречаемости в популяции разных вариантов типов памяти Примечание: по оси абсцисс - различные типы памяти. Девушки, = 361

Тендерные различия носят закономерный характер, согласующийся с литературными данными о женской психобиологии (Багрунов В.П.,1981; Ва-сильченко Г.С., 1983; Кон И.С., 1988; Вейнингер О., 1992; Нагаев В.В., Обро-сов И.Ф., 1992; Потемкина О.Ф., 1993; и др.). Наиболее ярко это проявилось по следующим коэффициентам:

• для мужчин большой объем НП (КП) имеет даже негативное значение для адаптации (х„ = -0.82 против хж= 0.15);

• в то же время синергизм КП и интенсивности обработки информации X*V для мужчин более важный позитивный фактор выживания в популяции (цм = 5.38 против Цж = 1.21);

• чем меньше гамма, тем у мужчин больше показатель Q-выживаемости (фм= 8.14 против фж=4.47); обращаем внимание, что по у критерий дефицита обратный!

В пятом разделе исследовали гиперсферную организацию индивидуальных различий памяти. Исходя из принципа векторной организации мозгового обеспечения психики (Измайлов Ч.А., Соколов E.H., Черноризов A.M., 1989) и в соответствии законом инерции квадратичных форм (Мальцев А.И., 1956) выдвинули гипотезу о том, что в четырехмерном пространстве все испытуемые находятся на вложенных друг в друга Rn -гиперсферах:

av(V- Vo)2 + а,А - л0)2 + а/у - у„)2 + aw(W - W0)2 = Rn2, (2)

где <V0, Х0, Уо, Wo> - центр мнестической гиперсферы, Rn2 = Ro2 + пехрш -радиус гиперсферы, квантованный числом дефицитов каждого испытуемого n„p = Sdef. Степень при псхр устанавливается эмпирически по точке максимальной корреляции R = R(nKorm, псхрш) между рядами экспериментальных и теретических значений и приходится на точку со = 1/3.

Второе предположение является уточнением гипотезы: реально каждый испытуемый находится не точно на своей гиперсфере, а за ее пределами в направлении к ядру - центру гиперсферы, эндонуклеарный тип - или от ядра, эктонуклеарный тип. Подставляя в (2) данные испытуемого <У, X, у, рассчитываем индивидуальный радиус гиперсферы Ксхр2 и далее индекс нук-леарности:

Если 1пис>0, тип эктонуклеарный, и наоборот. Корреляционно-факторный анализ подтвердил самостоятельный характер показателей 1пис и БсЗе^ при этом оказалось, что распределение 1пис имеет двух-, трех-модальную структуру с пиками соответствующими эндо- и эктогиперсферам (рис. 4), а распределение числа дефицитов 8с1еГ носит квазинормальный характер, с одним пиком и не разбивает популяцию на подгруппы.

Рис 4 Распределение частот встречаемосш индекса нуклеарности

Пояснения- По оси абсцисс - значения индекса нуклеарности; по оси ординат -частота встречаемости в популяции в %. Девушки, = 361.

Четвертая глава «Энергетика индивидуальности как фактор индивидуальных различий памяти».

В первом и втором разделах в качестве предикторов индивидуальных различий памяти исследовали энергетику физиологической активации ФзАк = 2Н + И, где Н и И - нейротицизм и интроверсия (модель Г. Айзенка), а также интенсивность поисковой активности ПсАк = 2-О-Н или 2 0 +У, где О и У - шкалы теста Big5 - открытость опыту и уравновешенность-антиней-ротицизм (модель B.C. Ротенберга).

Ранее установленный Г. Айзенком нелинейный эффект зависимости памяти от активации получил подтверждение на показателе объема долговременной, среднесрочной памяти ДПСС.

Вместе с тем обнаружена новая, параболическая зависимость (рис.5): высокие и низкие значения поисковой активности ухудшают объем ДПСС (эффект В. Ротенберга). Эта динамика отражает общие закономерности адаптации (Ротенберг B.C., Аршавский В.В., 1984) и подтверждается опытом педагогики. Низкая поисковая активность снижает эффективность урока, но и чрезмерная интенсификация поискового компонента не способствует долго

Inuc = Rexp2-Rn2.

срочному закреплению материала: продуктивность обучения обеспечивается в зоне оптимума.

6 80 -I

i-ие-1-1-,-,-,

-100 ООО 1.00 200 300 400

Рис. 5. Эффект В. Ротенберга: параболическая зависимость объема ДПсс при заучивании с помехами. По оси абсцисс - значения показателя поисковой активности, по оси ординат - ДПсс. N = 210 чел.

В третьем разделе как предикторы индивидуальных различий памяти рассматривались личностные эрги (модель Р. Кеттелла).

Показано (табл. 1), что индивидуальные различия памяти находятся в закономерной связи с системой личностных свойств, образующих базовые эрги (врожденные качества, драйвы, влечения) и не имеют статистически значимых корреляций с семами (культурным компонентом индивидуальности).

Таблица 1

Коэффициенты интеркорреляции показателей памяти с личностными свойствами по тесту 16PFP Кеттелла

Примечание НП(КП) - непроизвольная память, X, у - интенсивность обработки и порог за-печатления в модели теории отказов, ДПСС - объем запоминания после решения арифметических задач (ДП среднесрочная) Шк - шкалы, расположены с учеюм группировки по эргам Количество испытуемых N = 165 дев, г05 = 0 15, Тщ- 0 20

Шк Эрги и семы Кеттелла: НП X У ДПсс SDef Q INuc

1 Эрг родительской заботы 0.20 -0 17 -0.06 0.04 -0.02 -0 06 0 07

Q4 Эрг агрессии -0.01 -0.27 -0 04 0.14 0.01 0.04 -0 04

н Агрессии 0.01 -0.19 -0.03 0.13 0 05 -0.09 0 00

Е Агрессии 0.07 -0.17 0.08 0.12 0.01 -0.12 -0.03

ЭАг Комплексный показатель агрессии ЭАг = Н + Е + <34 0.02 -0.26 -0.01 0.16 0.02 -0.03 -0.04

В Эрг любопытства -0 И -0.22 -0.22 -0.01 0 07 0.03 0.10

С Эрг самоутверждения 0.07 0.15 0 04 0.27 -0.32 0,24 -0.18

О, Самоутверждения -0.12 0.00 -0 12 0.19 -0.15 0.16 -ОН

Q3 Самоутверждения -0 07 0 02 -0 09 0.09 -0.07 0.15 -0.11

ЭСу Комплексный показатель самоутверждения Су=2С+03+0, -0 10 0 13 -0 07 0.28 -0.28 0.38 -0.26

III к Эрги и семы Кеттелла: НП X 7 ДПсс 8Бе{ О 11Чис

р Эрг нарциссизма 0.16 0 05 0.08 -0.08 0.01 0.11

А Нарциссизма 0 01 -0.10 -0.01 -0.01 0.04 -0.16 0.06

0? Нарциссцизма 0.07 -0.14 -0.01 -0.09 0.11 -0.19 0.14

МО Эрг страха 0.03 -0 01 0.06 0.11 -0.18 0.11 тм

О Страха 0.03 0.02 -0.06 0.03 -0.10 0.02 -0.17

Эрг архетипа родительской заботы (шкала I) статистически значимо коррелирует с непроизвольной памятью. Эрг агрессии (С?4, Н, Е) имеет серии отрицательных корреляций с интенсивностью X обработки информации. Эрг любопытства (В), или ориентировочного рефлекса по И.П. Павлову, сопровождается снижением у - порога перевода информации из КП в ДПСС. Рост эрга самоутверждения (С), как правило, означает и более устойчивую к помехам память. Эрг нарциссизма, беспечности, независимости (Р, А, СЬ) коррелировал с низким уровнем (^-выживаемости в популяции. Эрг страха (МО, О) статистически значимо связан с индексом нуклеарности 1пис: чем больше страх, тем субъект ближе к ядру гиперсферы памяти. В тесте Русалова (1992) выделились характеристики социальной и предметной эргичности, что согласуется с результами, полученными по тесту Р. Кеттелла.

При переходе к нелинейным моделям Мету = (Ьу5аТ, - Х0)у корреляционный оптимум приходился на \=2, т.е. на квадратичную зависимость, при этом коэффициент детерминации не превышает 31%.

В четвертом разделе объектом анализа как предикторы индивидуальных различий памяти стали символика сновидений и либидозная активность (модель 3. Фрейда, табл. 2). Абсолютные значения корреляций частоты сновидений с показателями памяти лежали в пределах от 0.33 до 0.19 (Р<0.01-0.05, N = 106, г05= 0.19, гО1=0.26). Наибольшее количество связей приходилось на оперативную и непроизвольную память, ретроактивное торможение, т.е. подавление памяти новой информацией. Тесное взаимодействие ОП со сновид-ной активностью подтверждает положение 3. Фрейда о влиянии на содержание сновидений «дневного налета». Высокий уровень корреляций сновидений с ретроактивным торможением свидетельствует об обоснованности теории вытеснения в психоанализе.

Таблица 2

Корреляционная матрица связей психоаналитических и мнемических показателей

Примечание: Ы= 106, г05= 0.19, г0,=0.26.

Символика сновидений НП ПП С РТ ОП Всего

Братья - Сестры 0.21 0 15 0.10 0.04 0.01 1

Женские гениталии -0.24 -0 02 0.21 0.02 0.05 2

Половые органы -0,20 -0 02 -0.17 0.00 -0.09 1

Волосы на лобке -0.18 -0.19 0.04 0.02 -0.02 2

Вагина 0.04 0.09 0.29 0.04 0.01 1

Инцест 0 06 -0.18 0.21 -0.21 -0.19 3

Девственность -0.19 -0.06 0.20 0.30 -0.05 3

Символика сновидений НП ПП С РТ оп Всего

Аборты -0.10 -0.10 -0.08 -0.24 2

Матери -0 17 0.04 -0.06 ШШи. 0.00 1

Неудовлетворенный секс 0.06 0.09 -0.07 ъш -0.05 1

Роды -0.08 -0.10 -0.11 0.20 -О"» 1

Женская грудь -0.12 -0.12 0.05 -0.01 Шг 1

Страх кастрации -0.05 -0.07 -0.09 -0.03 тш 1

Эякуляции -0.07 -0.10 0.17 0.08 'ЯП 1

Женщина -0.08 -0 03 0 09 -0.02 -0.22 1

Пенис -0.04 -0.19 -0.04 0.09 -0.21 2

Отец 0.08 -0.13 0.09 -0.19 ■0.20 0

Кол-во М-релевантных сновидений 5 2 4 6 9 26

В пятом разделе перешли к ЭЭГ- и МРТ-индикаторам свойств нервной системы - маркерам индивидуальных различий памяти (модели Э.А. Голубе-вой - М.К. Кабардова - С.А. Изюмовой).

При исследовании связей показателей памяти с непрерывными кривыми спектральной мощности ЭЭГ установлен факт привязки индивидуальных различий отдельных блоков памяти к разным фиксированным участкам спектра. Это означает, что разные волновые составляющие ЭЭГ решают свои специфические задачи модуляции продуктивности процессов памяти (рис. 6).

Объем непроизвольной памяти выше при высоких значениях спектра мощности ЭЭГ на нижних частотах а-ритма (9-10 Гц, а,), а объем произвольной памяти выше при низком вольтажем высоких частот а-ритма (12-13 Гц, а?). Это подтверждает теорию А.Н. Лебедева о частотном кодировании памяти. Ретроактивное торможение, неустойчивость к помехам связаны с мощностью спектра ЭЭГ на нижних (13-18 Гц) частотах р,-ритма, скорость заучивания - с быстрыми (21-24 Гц) частотами р2-ритма.

Учитывая, что в процессе онтогенеза медленные ритмы формируются ранее быстрых, можно предположить, что НП и ПП обеспечиваются двухступенчатым механизмом альфа-ритма. Быстрые частоты также имеют двухступенчатый механизм: ргчастота служит для оперативного стирания информации (ретроактивное торможение РТ), а р2-частота необходима для процессов обработки информации.

Аналогично изучили связь продуктивности памяти с отдельными участками (не волнами) непрерывной кривой вызванного потенциала. Мозговые процессы, определяющие индивидуальные различия памяти, образуют каскад последовательно развертывающихся оперативных систем мозга.

Система экстренного реагирования (Т=68-76 мс), или ургентная система мозга, определяет ретроактивное торможение, или неустойчивость к помехам, и объем оперативной памяти: соответственно г=0.46 и 0.45, Р<0.01. Система средне-срочной обработки информации (Т= 112-147 мс) отражает индивидуальные различия объемов непроизвольной, произвольной памяти и скорости обработки информации (г=0.34-0.37, Р<0.05). Система долгосрочно-

го реагирования (Т=203-356 мс) отражает индивидуальные различия продуктивности всех блоков вербальной памяти, в том числе объемов непроизвольной (Т=203, г=0.35; Т=239, г=-0.33; Т=298, г=0.33; Р<0.05) и произвольной памяти (Т=241, г=0.35, Р<0.05); скорости обработки информации (Т=307, г=-0.36; Т=346, г=0.33; Р<0.05) и неустойчивость к помехам (Т=356, г= 0.34, Р<

Рис. 6 Динамика корреляции показателей памяти вдоль спектра ЭЭГ. С - скорость логической обработки, РТ - неустойчивость к вербальным помехам, НП, ПП, ОП (Вкс) - объемы непроизвольной, произвольной и оперативной памяти

Впервые для решения задач дифференциальной психофизиологии разработан метод расчета МРТ-индексов соотношений мозговых структур, обобщающий классическую модель право-леволушарной асимметрии (Яреггу ЛЖ, 1968; Хомская Е.Д., 1972; Балонов Л.Я., Деглин, В.Л..Черниговская Т.В., 1985; Ермаков П.Н., 1988; Кабардов М.К., Матова М.А., 1988).

Установлен новый, ранее неизвестный факт нейроиндикации индивидуальных различий оперативной памяти (табл. 3), имеющий важное значение для прецизионного мониторинга стратегических кадров: так, объем оперативной памяти не имел тесных связей со спектрами ЭЭГ, в то же время по нейро-структурным предикторам этот показатель занимает лидирующее мес-

то. Это согласуется с данными Н.П. Бехтеревой с сотр. (1977) об изменении нейронной активности подкорковых структур при выполнении пробы Бине.

Объем непроизвольной памяти был значимо выше у лиц с более высоким лобно-затылочным индексом измеряемым по размерам мозолистого

тела (г = 0.39, Р<0.05), что согласуется с концепцией об орально-каудальной асимметрии 3. Фрейда. И, напротив, с шириной лимбической извилины на уровне передних участков трункуса, отражающих транскаллозальные ассоциации двигательных зон коры, непроизвольная память находилась в отрицательных корреляционных отношениях (г = -0.35, Р<0.05).

Таблица 3.

Интеркорреляционная матрица связей нейроанатомических индексов головного мозга с индивидуальными различиями показателей памяти.

Примечание. N = 35, г05 = 0.33, г01 = 0.44.

Мозговые структуры и индексы НП пп С РТ ОП Всего

Лобно/затылочный индекс (gt/ts) 0.39 -0.01 -0.18 -0.10 0 14 1

Расстояние от колена мозолистого тела до трункуса (GT) 0.32 -0.13 -0.17 -0.15 0.00 1

Ширина лимбической извилины, передне-срединный отдел (ПсрЛИ) -0,35 -0.08 0.19 -0.11 -0.19 1

SC - расстояние от сплениума до передней комиссуры 0.17 -0.39 -0.13 -0.32 -0.21 2

Ширина лимбической извилины, предколенный отдел (ПкЛИ) 0.00 0.17 -0.42 -0.17 0.10 1

Ширина гиппокамповой извилины справа (ГИпр) 0.18 -0.31 -0.49 -0.29 -0.27 1

То же слева (ГИлв) 0.06 -0.24 -0.35 -0.10 0.00 1

Средняя ширина (ГИср) 0.14 -0.31 -0.41 -0.22 -0.15 1

Лобно/таламический индекс (ßt/Th) 0.28 -0 04 -0.33 -0 31 -0.02 1

Нижние бугры четверохолмия (Сг) 0.10 0.10 0 00 0.33 0.06 1

Ширина передней центральной извилины (ПрЦИ) 0.13 0 12 0 11 0.12 0.41 I

Ширина лимбической извилины, ретросплениальный отдел (РсплЛИ) 0.16 0 16 0.27 0 06 0.44 1

Лобно-мостовой индекс (gt/PV) -0.02 0.30 -0.27 0 01 0.45 1

Таламо-мостовой коэффициенты Th/PV) -0.17 0.30 -0.07 0.16 0.43 1

Ширина среднего мозга (Ms) -0.06 -0.04 -0.05 -0.18 0.35 1

Ширина покрышки варолиева моста (PV) 0.09 -0.28 0.26 0.03 '0.37 1

Моторно-сенсорный индекс (m/s) 0.04 0.09 0.10 0.15 0J2 1

Кол-во значимых связей МРТ 3 1 5 2 1 18

Скорость заучивания отрицательно коррелирует с шириной предколен-ного отдела лимбической извилины (г= -0.42, Р<0.05). Того же знака отношения наблюдались у показателя скорости обработки информации с шириной гиппокамповой извилины (г= -0.49, Р<0.01). И, наконец, доминирование лоб-но/таламических отношений (¿?/77г) также снижает активность процессов обработки информации (г=-0.33, Р<0.05).

Индивидуальные различия оперативной памяти модулированы обширной системой образований, локализующихся вдоль «длинника» ствола мозга. Объем оперативной памяти больше у лиц, имеющих более развитый кинестетический анализатор - ширину передней центральной и ретросплениаль-ных отделов лимбической извилины (г= 0.43, Р«0.01). Развитию оперативной памяти способствует и доминирование лобно-мостового индекса (&/РУ), что согласуется с классическими представлениями об активирующей роли ретикулярной формации среднего мозга и тормозном влиянии ретикулярной формации моста на кору больших полушарий. Значимое позитивное влияние на ОП отмечается со стороны таламо-мостовой системы (ТИ/РУ).

Таким образом, с помощью метода МРТ-индексов эволюционная концепция индивидуальных различий памяти получила веские доказательства зависимости продуктивности памяти от взаимодействия различных системных блоков мозга: нео-, архе- и палеокортикальных образований.

В шестом разделе изучались как маркеры индивидуальных различий памяти параметры биохимической индивидуальности (модель Р.Уильямса).

• Измеряли индивидуальную реактивность нервных окончаний кожи на воздействие мембрано-тропных веществ и препаратов, блокирующих мито-хондриальный аппарат (Аминев Г.А., Аминев Э.Г. 2000.).

Установлена зависимость индивидуальных различий объема непроизвольной памяти от чувствительности нервных окончаний к адреналину: чем выше реакция на «гормон стресса», тем меньше способность к спонтанному запоминанию (г=-0.33, Р<0.05). У индивидов, более остро реагирующих на стресс, при внутреннем «выбросе» адреналина наблюдаются эпизоды сбоев мнемической системы, вплоть до амнезии и ступора памяти. Эффект может быть положен в основу объективной диагностики склонности к аффекту в практике судебно-психологических экспертиз, профессионального отбора в службы с экстремальными нагрузками, психофизиологического скрининга и предупреждения острых стрессов у подростков в мегаполисах, регионах риска чрезвычайных происшествий (см. диссертацию Шутова В.П., 2004).

Индивидуальные различия объема произвольной памяти определялись чувствительностью митохондрий нервных окончаний к антибиотику сильного действия - рифампицину (г = 0.44, Р<0.01), являющемуся противотуберкулезным препаратом первого ряда, действующим также на возбудителя лепры, болезни легионеров (справочник ВИДАЛЬ, 1995, с.783). Скорость заучивания отрицательно коррелирует с повышенной реакцией на рубомицин, ин-гибирующий синтез ДНК путем интеркаляции между основаниями и частично РНК (г =-0.39, Р<0.05).

Неустойчивость к помехам, или ретроактивное торможение, были тем ниже, чем выше реакция на интерферон - иммуномобилизующий активатор аде-нилатциклазной системы (г = 0.44, Р<0.01) Аналогично высокая реакция на трентал и аминофилин, вызывающие увеличение концентрации цАМФ, также способствует снижению неустойчивости памяти к помехам (г = -0.33, -0.34, Р<0.05). Следовательно, эти препараты повышают устойчивость памяти. Высо-

кая чувствительность к стугерону, ингибитору Са++ канала, мезатону, дофамину и атропину, активаторам агадрено-, дофамино- и холинорецепторов, также способствуют росту устойчивости памяти, или снижению ретроактивного торможения (г= -0.33, до -0. 40, Р<0.05). Введение мезатона, дофамина и атропина можно рассматривать как транссинаптический путь поддержки и биотренинга устойчивости и закрепления энграмм памяти.

Повышенная чувствительность к действию иохимбина, антагониста а2-адренорецепторов, супрастина и циметидина, антагонистов Нг, Н2-гистами-новых рецепторов, сопровождается ростом объема оперативной памяти (г = 0.33 - 0.44, Р<0.05-0.01). Следовательно, для обеспечения высокого индивидуального уровня оперативной памяти необходимо разблокирование этих рецепторов клеточных мембран. Таким образом, путь к высокой устойчивости памяти к вербальным помехам лежит через нормальное функционирование всех мембранных механизмов, а для поддержки оперативной памяти следует стимулировать рецепторы основных нейромедиаторов.

• Впервые в психодиагностической практике для измерения индивидуальных различий памяти применен метод УФ-спектрометрического анализа биожидкости (слюны).

Установлено, что высокий уровень связей объема непроизвольной памяти и неустойчивости памяти к вербальным помехам сопровождается ростом амплитуды спектра оптической плотности слюны в УФ-диапазоне (А.=200-350 нм) на участках 220, 232, 274, 306 нм (рис. 7). Это однозначно доказывает необходимость комплексных психобиологических методов поддержки тренингов памяти на уровне биохимической индивидуальности.

Рис. 7 Динамика корреляций показателей памяти с оптической плотностью слюны в УФ-диапазоне (>.=200-350 нм) Примечание' ПП, ОП - объемы произвольной и оперативной памяти, РТ - неустойчивости к вербальным помехам, С - скорость заучивания

Пятая глава «Устойчивость памяти к экстремальным нагрузкам»

В первом разделе исследовали устойчивость памяти к экстремальным воздействиям у личного состава (острый стресс у сотрудников МЧС, МВД).

Снижение объемов памяти достоверно для ольфакторного, кинестетического и психоэмоционального стрессоров (запах, удар током, режим ожида-

ния - соответственно ^Стьюдента равняется 3.04, 4.22, 5.86, Р<0.01-0.001). Выявлена типологическая организация по неустойчивости памяти к стрессо-генным агентам, адресованным к некортикальным (стресс ожидания) и па-леокортикальным анализаторам (химический стресс). Каждый четвертый спасатель (23.7%) относился к категории лиц с повышенной неустойчивостью к неокортикальному дистрессу, сопровождающемуся высокими значениями темпераментального предиктора «силы возбуждения нервной системы» по Я. Стреляу и шкалы новаторства Р. Кеттелла (табл. 4).

Таблица 4

Корреляции личностно-темпераментальных свойств с уязвимостью к стрессу у спасателей.

Примечание. N = 38, г05 =0.32, г01 = 0.42.

№ Шкалы Темпераментальные и личностные свойства ОжБ Зпх

1 СВОЗ Сила возбуждения ОМ 0.14

2 ь Подозрительный -0.35 -0.13

3 01 Новаторский 0.31 0.05

4 СТОР Сила торможения 0.22

5 в Ответственный 0.09

6 с Эмоционально устойчивый 0.32

7 Сэр Социальная эргичность -0 14 -ом

8 N Прямолинейный 0 14 -0.34

9 УРВ Уравновешенность 0 17 -0.33

Палеокортикальный, химический дистресс определяется «силой торможения» и повышенной ответственностью в (г=0.46, Р<0.01). Напротив, эмоциональная устойчивость С является предиктором высокой толерантности к химическому стрессу (г=-0.44, Р<0.01). Аналогично предикторами устойчивости выступали темпераментальная шкала социальной эргичности по В.М. Русалову, а также личностное свойство прямолинейности N по Р. Кеттеллу (г=-0.33, -0.38, Р<0.05).

На основе теоретических расчетов получены линейные и нелинейные усеченные регрессионные уравнения прогноза неустойчивости к некортикальному и палеокортикальному дистрессу, позволяющие усилить профотбор системе МЧС и МВД.

Второй раздел посвятили изучению памяти при неблагоприятных экологических нагрузках (экологический стресс у молодежи крупного промышленного города). Обнаружена связь индивидуальных различий популяцион-ной выживаемости типов памяти и времени "П спин-решеточной релаксации протонов молекул воды слюны (табл. 5): чем выше время релаксации, тем больше представленность индивидов такого типа в популяции. Чем длительнее состояние энергетических протонных конфигураций, тем также меньше объем памяти при совмещенной деятельности ДПСС. При этом более информативным маркером индивидуальных различий ЯМР-стабильности стал эколого-мнемический индекс выживаемости ЭМИ=1п(0/ДПсс), г=0.48, Р<0.01.

Таблица 5.

Интеркорреляционная матрица связей индивидуальных различий показателей памяти с параметрами ЯМР-спектров протонов молекул воды

Примечание: НП (КП) - непроизвольная память; X, у - интенсивность обработки и порог запечатления в модели теории отказов; ДПСС - объем запоминания после решения арифметических задач (ДП среднесрочное). ХС, Т! - химический сдвиг и время релаксации протонов молекул воды в слюне. Количество испытуемых: N = 70, девушки; г05 = 0.23, г01 = 0.31.

Параметры Т, ХС

(^-выживаемость -0.08

ДПсс -0.21 -0.11

ад/дп) ,0.48 -0.06

БишОеГ -0.12 0.21

НП(КП) 0.06 -0.24

1п((5сИЧ).5)/НП) -0.12 0.28

Кол. значимых связей 3 3

С показателем химического сдвига ХС статистически значимо связан уровень мнемического дефицита БишОеГ (г=0.21, Р<0.05): чем выше электронная экранизации, тем интенсивнее дефициты разных блоков памяти.

Третий раздел представляет технологию психобиологической реабилитации памяти: высокотехнологичную психодиагностику мнемических дефицитов. Для контроля состояний в процессе комплексного мнемотренинга предложена дополнительная методика: измерение спектра импеданса кожи в области высоких частот (Тарусов Б.Н., Антонов В.Ф., Бурлакова Е.В. и др., 1968). Её применение обосновано наличием достоверных пиков корреляционных спектров показателей памяти и сопротивления кожи (рис. 8).

Из динамики корреляционных связей видно, что в критической точке спектра f = 104 Гц кривая корреляций непроизвольной памяти «иглообразно» спадает до отрицательных значений: чем выше сопротивление кожи, тем ниже непроизвольная память. Ретроактивное торможение имеет полосу положительных связей с импедансом в диапазоне от 102 до 104 Гц. Это означает: чем выше сопротивление кожи к переменному току до нижней предельной частоты Б.Н. Тарусова, тем сильнее неустойчивость памяти к помехам.

Скорость заучивания положительно коррелирует с импедансом в полосе от 104 до 1045 Гц: чем выше сопротивление на этих частотах, тем скорость обработки информации выше. Следовательно, эти частоты имеют отношение к каналам логического анализа материала. Индивидуальные различия оперативной памяти также проявляются на высоких участках спектра импеданса, образуя после критической частоты 104 Гц плато положительных связей вплоть до частоты 10575 Гц, где отмечается пикоподобный подъем. Эти ре-

зультаты подтверждают информативность энергетического коэфициента Б.Н. Тарусова (отношение импеданса на частотах 104/106Гц).

0 30 -г

; Ю- 2 50 3 00 3 50 4 00 4 30 5 00 S 50 1 éio

Рис. 8. Динамика корреляций импеданса кожи с индивидуальными различиями показателей памяти Пояснение' на нижнем графике нижняя кривая (ромбики) - корреляционная связь индивидуальных различий объема непроизвольной памяти НП; верхняя кривая (треугольники) - связь неустойчивости памяти. На верхнем графике' треугольники - динамика корреляций для скорости заучивания, ромбики - объем оперативной памяти (ретроактивное торможение) Примечание: по оси ОХ логарифм подаваемой частоты. N =35, r0s =0.33, r0i =0.44.

Четвертый раздел дает алгоритмы системной психобиологической поддержки тренингов памяти.

Микроэлементная поддержка при мнемических дефицитах проводится на основе измерения концентрации (ммоль/л) Ре, Си, Сг, 1п, Мп, Со, С а, М% в слюне и Иа, К, Са в сыворотке крови, выполненных методом атомно-абсорбционной спектрометрии (Хавезов И., Цалев Д., 1983):

Выявлено, что недостаточность Со в слюне сопровождается снижением непроизвольной памяти (г=0.33, Р<0.05). Снижение Са сопряжено с ухудшением функций произвольной и оперативной памяти (г=0.33 и 0.45, Р<0.05 и 0.01). И, наоборот, избыток Mg а Ре в слюне влечет снижение скорости переработки информации при заучивании (г=-0.31 и -0.34, Р<0.05), чем больше в слюне Ип, тем сильнее склонность к ретроактивному торможению, больше неустойчивость памяти (г=-0.33, Р<0.05).

Оказалось, что корреляционные связи индивидуальных различий объема произвольной памяти ПП с показателем неустойчивости биомембран к ингибитору кальциевого насоса стугерону находятся в линейной регрессионной связи с корреляциями объемов памяти и содержания кальция в слюне:

Гстуг — - 0.31 + 1.07 гСа.сл> коэффициент детерминации D = 87.0%.

Аналогично корреляции объема произвольной памяти с неустойчивостью биомембран к ингибитору натрий-калиевого насоса коргликону рассчитываются по корреляциям с концентрациями в слюне ионов натрия и калия:

гкоргл = -0.12-0.90 гма.Сл -0.44 гк.Сл, коэффициент детерминации D = 77.4%.

Это доказывает валидность экспериментального материала, важность учета микроэлементозов в психологическом консультировании.

Связь снижения мнемических функций с дисфункцией фертментных систем оценивали по дизэнзимическим синдромам (Ташев Т., 1980; Бышевский А.Ш., Терсенов O.A., 1994). Сбои в цепи метаболизма галактозы: блокирование активности фермента 1Ч-ацетилгалактозоамин-4-сульфатазы сопровождается снижением объема НП (г= -0.45, Р0.01), т.е. дефицит NA4S проявляется как потеря "ключа" от хранилища непроизвольной памяти. Дефицит NA4S влечет и потерю устойчивости памяти к помехам (табл. 6).

Связь индивидуальных различий памяти с основным обменом определяли по динамике пульса, систолического и диастолического давления в процессе заучивания (163 волонтера, 89 жен, 74 муж).

Недостаточность непроизвольной памяти проявлялась в низких значениях диастолического давления и периферического сопротивления сосудов и, напротив, в росте ударного объема сердечных сокращений, редуцированного пульсового давления, вегетативного индекса Кердо (г= от -0.58 до -0.31, Р<0.01-0.05). Учитывая, что положительные значения индекса Кердо указывают на симпатикотонию, получаем, что непроизвольному запечатлению способствует доминирование парасимпатического тонуса.

Таблица 6.

Корреляционная матрица связей индивидуальных различий показателей памяти и дизэнзимических синдромов (молекулярных дисфункций).

Примечание- N = 35, г05 = 0.33, г0| = 0.44.

Фементы НП ПП С РТ оп Всего

NA4S (угл.) -0,45 0.15 0.05 0.42 -0.10 2

АрС (лип.) -0.44 -0.28 0.02 0.33 -0.01 2

ALI (бел.) -0.42 -0.12 -0.15 0.20 -0.22 1

ГГЕ (бел.) -0.33 -0.05 -0.04 0.08 -0.04 1

ЦБС (бел.) -0.3$ -0.10 0.10 0.08 -0.08 1

МТН (бел.) -0.15 -0,43 0.08 -0.14 -0 10 1

Г6Ф (угл.) -0 27 -0.04 -0.35 0.10 -0.08 1

Кол-во значимых связей 5 1 1 2 0 9

Пятый раздел обобщает опыт психобиологической мнемореабилитации.

Отметим, что ограниченный результат мнемотренинга в наших экспериментах был связан со специальным отбором испытуемых с ригидностью системы циклической АМФ и основного Иа,К-насоса, что не означает отказ от классических методик, а указывает на необходимость их психобиологического сопровождения (табл. 7). При двухфакторном дисперсионном анализе:

результаты сеансов консультирования на 33% определяется влиянием организованного фактора В - тренинга или реабилитации. Незначительный процент изменчивости зависел от пола и взаимодействия двух факторов (3-5%). В основном успех был обусловлен случайным фактором (59%), что вполне понятно, если учесть многоуровневое обеспечение памяти. Однако расчет достоверности с помощью Р-критерия показал, что различие тренинга и психобиологической реабилитации является статистически значимым (Ро<0.01).

Таблица 7.

Результаты мнемотренинга и психобиологической реабилитации памяти. Примечание: критерий Стьюдента 1о5=2.37,1о1=3.50.

Скорость заучивания С(Х) Мнемотренинг ПБ-реабилитация

до после разность до после разность

Юноши'

Среднее значение 0.79 0.94 0.15 0.79 1.15 0.27

Стандартное отклонение 0.10 0.22 0.16 0 10 0.10 0.07

Критерий 1-Стюдента 0 91 3.70

Ро >0.05 <0.01

Девушки:

Среднее значение 0.89 1.02 0.14 0.89 1.30 0.41

Стандартное отклонение 0.09 0.18 0.13 0.10 0.26 0.17

Критерий ьСтюдента 1.03 2.40

Ро >0.05 <0.05

Положительные итоги апробации свидетельствуют о важности смены парадигмы психологической коррекции на принцип психобиологической реабилитации (поддержки) не только памяти, но и всей системы когнитивных функций. Эти результаты также означают необходимость реального применения в работе практического психолога методов психофизиологического сопровождения, регламентированных совместными приказами Минобразования и МинТруда.

В заключении диссертации проведено обсуждение полученного материала и рассмотрены перспективы теоретического и практического развития направления с выходом на новые технологические решения в области менеджмента и обеспечения деятельности личного состава в экстремальных условиях.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

1. В рамках парадигмы синергетики больших систем и векторного психофизиологического моделирования, с использованием высоких технологий разработаны теоретические положения постнеклассической эволюционно-энергетической концепции типов индивидуальных различий памяти, имеющие существенное значение для прецизионного подбора и психобиологиче-

ской реабилитации стратегических кадров в условиях экстремальных воздействий.

2. На основе эволюционного моделирования теоретически и экспериментально доказано, что многообразие индивидуальных различий памяти сводится к вариабельности четырех базовых процессов и функция частоты выживаемости типов памяти в популяции описывается нелинейным разностным уравнением вида:

о = аЛг<2 + рд<2 + XV + еА. + фу + л \У + цХ*У +5, где О - коэффициент выживаемости типа (0 - 100 %); V - объем КП; А. - интенсивность обработки информации; у - порог перевода единицы информации из КП в ДПсс; XV - долговременная память среднесрочного хранения.

3. Индивидуальные различия памяти в четырехмерном пространстве базовых мнестических процессов имеют гиперсферную организацию, и интегральная характеристика мнемотипа определяется индивидуальным индексом нуклеарности, т.е. отклонением индивида от поверхности гиперсферы памяти в направлении «к центру» или «от ядра» мнемического пространства (эндо- и эктонуклеары). При этом суммарное число дефицитов отражает статическую, дискретную характеристику памяти индивида, а индекс нуклеарности - мобильную, непрерывную, отражающую синергетические, компенсаторные отношения в системе памяти.

4. Установлено, что индивидуальные различия памяти находятся в закономерной связи с системой энергетических свойств интегральной индивидуальности, образующих личностные эрги (врожденные качества, драйвы, влечения) в модели Р. Кеттелла, и не имеют статистически значимых связей с семами (культурным компонентом индивидуальности). Высокий уровень I эрга архетипа родительской заботы способствует процессам запечатления в непроизвольной памяти. Повышение эрга агрессии (<34, Н, Е) отражается в снижении показателя X - скорости обработки информации в мнемической модели теории отказов. Эрг любопытства В сопровождается снижением у -порога перевода информации из КП в ДПСС.

Эмоциональная устойчивость С (эрг самоутверждения) соответствует более стабильной памяти в условиях помех и более частой встречаемости, С>-выживаемости такого типа памяти в популяции. Личностные свойства Р, А, (эрги нарциссизма, беспечности), напротив, снижают популяционную (}-выживаемость типов памяти. Эрг страха (МО, О) усливает индекс эндонукле-арности индивида 1пис в многомерном мнемическом пространстве: чем больше страх, тем субъект ближе к ядру гиперсферы памяти.

5. Впервые получены экспериментальные доказательства связи индивидуальных различий памяти с психодинамическими особенностями символики сновидений и либидо (модель З.Фрейда).

Больший объем непроизвольной памяти НП соответствует повышенной частоте символов конфликта с братьями и сестрами, сверстниками, сослуживцами, что характеризует доминирование непроизвольной регуляции в общении с ближайшим окружением. Снижение объема произвольной памяти

ПП сопровождается статистически значимым увеличением эротических символов (волосы на лобке, пенис), раскрывающих фрустрации в сексуальных отношениях. При этом по данным социологического опроса возрастание числа интимных партнеров наблюдается на фоне повышения объема НП.

У девушек с более интенсивной скоростью обработки информации С имеет место высокая частота сновидений с символикой темы «вагина» и «инцест». Склонность к ретроактивному торможению у девушек ассоциируется с вытеснениями конфликтов, связанных с темами «девственность, аборты, отношения с матерью и неудовлетворенность сексуальным опытом». Предложенный алгоритм анализа сновидений отражает наличие затяжных (пролонгированных) стрессов, которые и проявляются в нарушениях практически всех блоков системного механизма памяти субъекта. Этот вывод не только экспериментально подтверждает исходные положения психоанализа и, как нам думается, ставит точку в дискуссиях по поводу научности или ненаучности психоаналитического толкования сновидений.

6. Подтверждена нелинейная (додсоновская) зависимость объема непроизвольной памяти и средне-срочной памяти ДПсс от энергии активации Акт = 2Н + И, где Н и И - нейротицизм и интроверсия (эффект Г. Айзенка), и установлена параболическая зависимость объема памяти в условиях помех от интенсивности поисковой активности ПсАк = 2 0 +У, где О и У - шкалы теста В1§5 - открытость опыту и уравновешенность (эффект В. Ротенберга).

7. В рамках парадигмы свойств нервной системы (модели Э.А. Голубе-вой - М.К. Кабардова - С.А. Изюмовой) и частотного кодирования энграмм (модель А.Н. Лебедева) показано, что разные волновые составляющие ЭЭГ участвуют в модуляции разных мнемических блоков: объем непроизвольной памяти выше у лиц с высокими значениями спектра мощности ЭЭГ на нижних участках альфа-ритма (9-10 гц, условно а |-ритмы), объем произвольной памяти ПП - выше при низком вольтаже верхней полосы альфа-ритма (12-13 гц, условно а2-ритмы). Неустойчивость к помехам связана с мощностью спектральной плотности ЭЭГ на частотах бета1 ритма (13-18 Гц), а скорость заучивания С - на частотах бета2 ритма (21-24 Гц), что подтверждает представление о двух-ступенчатом эволюционном механизме генеза индивидуальных различий памяти и ритмов мозга.

8. Методом расчета МРТ-индексов мозговых структур, обобщающих классическую модель право-леволушарной асимметрии (Бреггу Я.Ш., 1968) установлены имеющие важное значение для прецизионного мониторинга стратегических кадров эффекты: объем оперативной памяти статистически значимо выше у лиц с большей шириной передней центральной и ретроспле-ниальных отделов лимбической извилины, а также с доминированием лобно-мостового каллозального и таламо-мостовой системы индексов ^1/РУ и ТЬ/РУ). Скорость заучивания С отрицательно связана с шириной предколен-ного отдела лимбической извилины, шириной перешейка гиппокамповой извилины и индексом доминирования лобно/таламических отношений ^ЪПГЬ).

Эти результаты позволяют ввести категории палео-, архе- и неомнестических предпосылок индивидуальных различий памяти.

9. Патентован неинвазивный способ измерения индивидуальной стабильности биомембран нервных окончаний кожи человека, пригодный для применения в практике образования, здравоохранения и службах кадрового мониторинга (с) Aminev G. and Е., патент К® 2156464,20.09.2000.

На основе ингибиторного анализа биомембран и митохондриальный аппарата нервных окончаний кожи человека установлено, что способность к спонтанному запечатлению, или объем непроизвольной памяти, снижается при высокой реактивности нервных окончаний на адреналин (этот эффект может быть положен в основу диагностики аффекта в практике судебно-психологических экспертиз);

Объем произвольной памяти определяется чувствительностью митохондрий нервных окончаний к антибиотику сильного действия рифампицину, ингибитору РНК-полимеразы. Низкая скорость заучивания С сопровождается повышенной реакцией на рубомицин, ингибирующий синтез ДНК путем ин-теркаляции между основаниями и частично РНК, т.е. чем выше у индивида "ранимость" генома к ксенобиотикам, тем сильнее расстройство обучаемости.

9. Впервые в психодиагностической практике методом УФ-спектромет-рического анализа слюны показано, что высокие значения объема непроизвольной памяти и одновременно повышенной неустойчивости памяти к помехам отражаются на амплитуде спектра оптической плотности в диапазоне 1=200-350 нм и на пиках 220, 232, 274, 306 нм. Это открывает путь для направленного поиска и синтеза биохимических препаратов, обеспечивающих поддержку психобиологической реабилитации памяти.

10. В условиях лабораторного моделирования производственных стрес-согенных ситуаций установлен эффект типологической дифференциации спецконтингента по повышенной неустойчивости памяти к некортикальному, психологическому стрессу ожидания или палеокортикальному, химическому (23.7 % личного состава).

Получены нелинейные усеченные регрессионные уравнения прогноза неустойчивости к нео- палеокортикальному дистрессу:

1) Y(hTOkopt) = 17.36 + 0.86С2 - 8.39С - 2.15L + 1.50CB03;

2) У(палеокорт) = 9.82+0.46С2 -5.47 С -1.41-N +2.01СЮР -0.46-сЭр +0.31-N2 где С - эмоциональность, L - подозрительность, N - прямолинейность, СВОЗ и СТОР - сила возбуждения и торможения, сЭр - социальная эргичность (с ошибкой 1 пропуска на 19 и 13 чел.).

11. Обнаружен новый, ранее неизвестный факт связи индивидуальных различий популяционной выживаемости типов памяти учащихся и времени Т| спин-решеточной релаксации протонов молекул воды слюны, подтверждающий данные исследователей из Центрального военного клинического госпиталя ракетных войск стратегического назначения (Попова О.В., Шмаров Д.А., Будник М.И., Козинец Г.И., 2002) о значительной чувствительности

этого субмолекулярного маркера к воздействию неблагоприятных экологических факторов сверхмалой интенсивности.

Чем меньше время релаксации Т] протона молекулы воды в слюне, тем ниже (3 -выживаемость индивидов данного типа в популяции, что позволяет создать новый способ прецизионного эколого-психологического мониторинга влияния условий промышленного города на психическое развитие детей, а также раннего обнаружения влияния малых доз экотоксикантов на объектах уничтожения в химической промышленности (с) Э. Аминев.

Введен новый интегральный эколоро-мнемический индекс выживаемости ЭМИ = 1п(<3/ДПсс), являющийся информативным эколого-психологичес-ким маркером индивидуальных различий ЯМР-стабильности энергетической конфигурации Т, протонов молекул воды в слюне.

12. Показана эффективность экологической биоиндикации состояния непроизвольной памяти: на критической частоте Г = 104 Б.Н. Тарусова связь спектра с объемом непроизвольной памяти «иглообразно» спадает. Чем ниже сопротивление, т.е. легче электромагнитная связь на частоте 104, тем лучше запечатление, и это открывает новый подход к биообратной связи. Установлено также: чем выше сопротивление кожи к переменному току до нижней предельной частоты, тем сильнее неустойчивость памяти к помехам.

13. Методом атомно-абсорбционной спектрометрии исследованы связи индивидуальных различий показателей памяти с концентрации ионов Ре, Си, Сг, Хг\, Мп, Со, Са, М§ в слюне, Иа, К, Са - в сыворотке крови. Показано, что индивидуальные различия объема непроизвольной памяти НП статистически значимо связаны с содержанием ионов кобальта в слюне Со: недостаточность кобальта сопровождается снижением непроизвольной памяти. Аналогично снижение кальция сопряжено с ухудшением функций произвольной и оперативной памяти ПП и ОП.

Индивидуальные различия в скорости переработки информации С были статистически значимо и отрицательно связаны с содержанием марганца и железа в слюне: избыток этих элементов означает снижени способности к заучиванию материала. Чем больше цинка в слюне, тем сильнее склонность к ретроактивному торможению, больше неустойчивость памяти.

14. Методами клинической психодиагностики установлены отрицательные связи непроизвольной памяти с дизэнзимическими синдромами по Т. Ташеву: чем слабее способность к непроизвольному запечатлению, тем интенсивнее признаки недостаточности молекулярных дисфункций, связанные с «сбоями» в цепи метаболизма галактозы. Снижение скорости С обработки информации в процессе заучивания статистически значимо сопровождается синдромом дизэнзимии «глюкозо-6-фосфатазы». На основе реального опыта апробации показана эффективность психобиологической реабилитации памяти при трудностях обучения.

Разработанная система психобиологической реабилитации, ориентированная на поддержку психологических тренингов средствами высокотехнологичной психодиагностики и регулирования биохимической индивидуаль-

ности, открывает новые перспективы формирования толерантности индивидуальности и когнитивных способностей к стрессовым нагрузкам, подготовки к экстремальным и экологическим нагрузкам в регионах риска и военно-промышленных объектах уничтожения химического и радиационного оружия (с) Аминев Э., 2000.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ.

Основные научные результаты диссертации опубликованы в следующих изданиях.

I. Опубликованные работы, приравненные ведущим рецензируемым научным журналам и изданиям, определяемым ВАК России'

1. Способ измерения индивидуальных характеристик биологических мембран нервных окончаний //Патент РФ на изобретение № 2156464. - 20.09.2000.

2. Спорные проблемы психофизиологии /Материалы Всесоюзной конференции Всесоюзного физиологического об-ва им. И.П. Павлова «Современные проблемы интенсификации научных исследований», (Москва), 1988. - С. 3-6. (в соавт.).

3. Мембранологический подход к анализу индивидуальных различий запоминания. /Материалы VII съезда Общества психологов СССР. - М.: АН СССР, ОП СССР, 1989. - С. 47. (соавт.).

4. Интегрированный тренинг при сексуальной девиантности. /Материалы Всероссийской конференции «Семья в изменяющемся мире» (Сыктывкар), 1994 - С. 127-129. (в соавт.).

5 Нейрокриминология и проблемы девиантного поведения /Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Кризис в Российском обществе и молодежь» (Уфа), 1995. - С. 58-61. (в соавт.).

6. Методы диагностики в волновой теории личности. /Материалы Всероссийской конференции РПО «Методы психологии» (Ростов-на-Дону), 1997.- С. 6-7 (в соавт.).

7. Психофизиология - 21 век: волновая концепция индивидуальности /Материалы II Съезда Общества психологов России (Москва-Ярославль), 1999 - С. 6-8. (в соавт.).

8. Энергетическое обеспечение темперамента- Там же, 1999.-С. 8-9. (в соавт.)

9. Нейрофизиологическая диагностика предоперационной тревоги //Российский стоматологический журнал.-2001,№4.-С 39-41 (всоавт.).

10. Эволюционно-генетические предикторы- терроризм и шахидизм /Пространство и время в восприятии человека: историкопсихологический аспект: Материалы XIV Международной научной конференции. - СПб • Нестор, 2003. - ч.1.- С. 12-14. (в соавт.).

11. Talent and biomembrane //Proceedings of the 7 Multidisciplinary Conference of Biological Psychiatry "Stress and Behavior'- Moscow, 26-28 February 2003. - P 162. (CoAuthors)

12. Психофизиологические маркеры индивидуальных различий интеллекта: ABC-когнитивные типы /Третий съезд РПО - СПб 2003. - С. 518-520

13. Мембранные предикторы интолерантного восприятия /Пространство и время в восприятии человека- историкопсихологический аспект: Материалы XIV Международной научной конференции. - СПб.- Нестор, 2003. - ч 1.- С. 15-16. (всоавт )

14 Resonant psycholinguistics: Individuality and Politics (Oral Presentation). -XXVIII International Congress of Psychology - Beijing, China, 2004. (Co-Authors)

15. Mnemonic stupor in rescuers: Training and Membrane stabilizing food additives. (Poster Presentation) - XXVIII International Congress of Psychology - Beijing, China, 2004. (Co-Authors)

II. Монографии.

16. Многоуровневые коды индивидуальных различий памяти. - Уфа: Уфимский филиал факультета психологии МГУ и БГУ, 1996. - 180 с.

17. Инструментарий пенитенциарного психолога. - Уфа: Уфимский филиал факультета психологии МГУ и УЮИ МВД РФ, 1997. - 170 с. (в соавт.).

18. Энергетика и личность (нетрадиционная, неклассическая и постнекласси-ческая психофизиология личности) -Уфа: БО РПО, 2003.-245 с (в соавт.).

19 Энергетика мнемической деятельности (нетрадиционная, неклассическая и постнекпассическая психофизиология) - Уфа'ИВП. 2003 -162с (в соавт)

III. Учебно - методические пособия.

20 Психофизиологические методы в психологии' методические указания - Уфа: БГУ, 1987. - 32 с. (в соавт.)

21. Психологическая служба школы. Методические рекомендации к педагогической практике студентов. - Уфа: БГУ, 1994. - 28 с. (в соавт.).

22. Уфимская психоаналитическая батарея тестов /Сб.: Образование: гибкие технологии,- Ч. 2. - Уфа. БО РПО, 1997 - С. 61-109. (в соавт.).

23. Уфимская батарея тестов пенитенциарного психолога/Сб.: Проблемы биофизики индивидуальности мембраны и модели - Уфа-БО РПО, 1998 - С. 162-199.

24 Уфимская батарея тестов медицинского психолога /Сб ' Матричные модели индивидуальности - Уфа- БО РПО, 1999. - С. 136-176

25 Уфимская нейрокриминологическая батарея тестов. /Сб.' Нейрокриминология: субмолекулярные методы.-Уфа: БПОРПО, 2001 -С 268-292.(в соавт.).

III. Сборники материалов республиканских конференций БО РПО, подготовленные под редакцией диссертанта-

26. Проблемы биофизики индивидуальности' мембраны и модели. - Матер, научно-практической конференции БО РПО, ноябрь, 1998 - Уфа. БПО РПО, 1998.- 208 с.

27 Проблемы биофизики индивидуальности мембраны и модели - Матер научно-практической конференции БО РПО, ноябрь, 1998 - Уфа БПО РПО, 1998 - 208 с.

38. ЯМР исследования в психологии - Матер научно - практической конференции БО РПО, ноябрь. 1999 - Уфа: БПО РПО, 1999 - 321 с

29. Проблемы биофизики духовности и одаренности. - Матер, научно-практической конференции БО РПО, ноябрь, 2000,-Уфа- БПО РПО, 2000. - 320 с

30. Нейрокриминология: субмолекулярные методы - Матер, научно - практической конференции БО РПО, ноябрь, 2001,-Уфа: БПО РПО, 2001. - 330 с.

IV. Статьи и тезисы докладов:

31 Проблемы валеологии в волновой теории личности /Тез. докл. региональной научно-практической конференции «Актульные вопросы валеологии». - Екатеринбург- УГМА, 1997. - С 7-8 с (соавт).

32 Экспресс-диагностика психо-физиологических параметров личности с помощью вербальных тестов - Там же, 1997. - С. 8-10 (соавт )

33 Психофизиологический фактор энергетики индивидуальности (для практики спорта) /Сб ■ Состояние и перспективы совершенствования физической культуры в системе образования. - 4.1. - Омск: СГАФК, 1998. - С. 113-118. (в соавт.).

34 Психофизическое моделирование нейронных механизмов мозга. /Сб Молодежь вузов республики - науке, школе, производству - Уфа: БГУ, БГПИ, 1986. - С 46-47

35 Исследование модели нейрона с непрерывным дрейфом порога - Там же, 1986 С 59-60.

36. Электрокинетические характеристики эритроцитов у лиц со злокачественными заболеваниями. /Сб.: Электрофорез клетки. - Уфа: БО СЫТО, БГУ, 1987. - С. 42-45 (в соавт.).

37. Факторная структура биофизических и биохимических характеристик системы крови и кровообращения у работников гражданской авиации при эмоциональном стрессе. - Там же, 1987. - С. 5-8 (в соавт.).

38. Выявление параметров стохастичности мозга при исследовании образной памяти. /Сб.: Психофизиология человека в условиях перестройки. - Уфа: БО СНТО, БГУ 1987.-С. 4-6.

39 Особенности электрокинетических характеристик эритроцитов у лиц с различной памятью. - Там же, 1987. - С. 54-56 (в соавт.).

40. Возможные психофизиологические механизмы связей индивидуальных различий на мембранном и психологическом уровнях. /Сб: Физиология и биохимия клетки при действии экстремальных факторов - Уфа: БГУ, 1988. - С 65-70.

41. Связь между электрофоретической подвижностью эритроцитов и кратковременной памятью. /Сб.: Электрофорез клетки. 4 2.- Уфа: БО СНТО, БГУ, 1989. - С. 45-47 (в соавт.).

42. Электроэнцефалографическая диагностика психического развития в практике экспертизы. /Сб Применение психологических знаний в юридической практике. -Уфа: БГУ, 1993. - С. 68-70.

43 Психопунктурный тренинг в социотерапии. /Сб.: Социальные проблемы молодежи в условиях перехода к рыночной экономике и пути их решения. - Ч. 1. - Уфа. БГУ, 1993.-С 63-64.

44 Психопунктурные паттерны памяти у подростков /Межвуз сб : Экспериментальные исследования возрастных особенностей школьников Ч 1 - Уфа' БИПКРО, 1994. - С. 67-70.

45. Психопунктурный тренинг и тестирование способностей к гуманитарным и естественным дисциплинам./Сб.: Синектика духовности. Традиционные и нетрадиционные подходы,- 41.- Уфа- БООП РАН 1994,- С. 110-113.

46. Процедура психопунктурного якорения.- Там же, 1994.-Ч. 2. - С. 121-123.

47. Аминев Э.Г., Ягудинова Г.С. Психопунктурное программирование в практике врача. /Сб Актуальные вопросы стоматологии - Уфа: БГМИ, 1995. - С. 104-105.

48 Нейропедагогика и развивающее обучение. /Сб.: Теория и практика развивающего обучения- итоги и перспективы. Тез докл. Международной научно-практической конференции - Уфа: Наука, образование и культура, 1995 - С. 35-37 (в соавт).

49. Нейропедагогика и развивающее обучение. /Тез докл международной научно-практической конференции «Теория и практика развивающего обучения» -Уфа: Наука, образование и культура, 1995.-С. 35-37 (в соавт.).

50. Модернизированная система Q-факторного анализа для решения задач индивидуального подхода. /Сб.: Информатизация образования: личностно-ориен-тированные проекты. - Уфа: БО РПО, 1996. - С. 7-8.

51. Использование методов компьютерной диагностики при каузально-ориентированном тренинге памяти - Там же, 1996. - С 12-13 (в соавт )

52. Психопунктурное программирование снижения тревожности /Сб.: Информатизация образования- личностно-ориентированные проекты - Уфа, БО РПО, 1996 - С. 61-62 (в соавт.).

53. Психофизиологический фактор энергетики в практике образования /Сб.: Образование: гибкие технологии. - Ч. 1. - Уфа: БО РПО, 1996. - С. 20-23.

54. Психофизиологический глоссарий причин снижения памяти (микроэлементы и память). - Там же, 1996. - С. 28-29 (в соавт.).

55. Психофизиологическая диагностика и личностно-ориентированная психотерапия в школе: диагностический процесс.- Там же, 1996. - С. 41- 43 (в соавт.).

56. Об адекватометрической концепции способностей. /Сб.: Образование: гибкие технологии. - 4.2. - Уфа: БО РПО, 1997. - С. 32-33 (в соавт.).

57 Биодинамический психоанализ и психотерапия - новая парадигма. - Там же, 1997.-С. 33-35 (в соавт)

58 Оптимизация профессионального отбора- психофизиологические и регрессионные модели. - Там же. 1997 - С 39-41. (соавт )

59. Творчество и аденилатциклазная активность - Там же, 1997 - С. 44-45 (в соавт.)

60. Энергетика мембран в становлении творческих способностей. /Сб.: Актуальные вопросы психологического обеспечения деятельности органов внутренних дел. - Уфа: УЮИ МВД РФ, 1999. - С. 15-17

61. Я-концепция и мигохондриальный геном. - /Сб.: Проблемы биофизики индивидуальности: мембраны и модели,- Уфа. БО РПО, 1998,- С. 12-14. (в соавт.)

62 Творчество и биомембраны. - Там же, 1998. - С. 25- 26 (в соавт.).

63 Личностный и мембранный факторы психологических защит механизмы акцентуации характера -Там же, 1998 - С 36-39. (в соавт.).

64. Реактивность мембран и чувствительность памяти к травме - Там же, 1998 -С. 42- 43 (в соавт.).

65 Сверхслабые ЭМП и ЭЭГ. - Там же, 1998. - С. 46-48. (в соавт ).

66. Мембранные насосы и память. - Там же, 1998. - С. 57-62. (в соавт.).

67. Связи факторов интеллекта с БАТ в многоуровневой системе иерархической индивидуальности - Там же, 1998. - С. 75-78. (в соавт.).

68 Память и эффективность психоанализа-Там же, 1998.-С 108-110 (в соавт.).

69 Волновые корреляции новая статистическая парадигма в прогнозе эффективности (динамика архетипа «свой-чужой» в группе встреч) - Там же, 1998 - С 139-145 (в соавт).

70 Метод ЯМР-спектроскопии в изучении индивидуальности, в практической валеологии и консультировании /Сб ■ Матричные модели индивидуальности - Уфа-БО РПО, 1999. - С. 76-79 (в соавт.).

71. Спектральные характеристики связи факторов интеллекта с системой БАТ -Там же, 1999. - С. 89-93 (в соавт.).

72. Биохимия психоанализа. УФ-спектрометрия сновидений. /Сб.: Проблемы биофизики духовности и одаренности.- Уфа: БО РПО, 2000 - С. 107-110 (в соавт )

73. Одаренность и биомембраны - Там же, 2000. - С. 119-127 (в соавт.)

74 ЭПР предикторы развития ядерных образований- биофизические подходы в возрастной психологии - Там же, 2000 - С. 47-52 (в соавт )

75 Соотношение реактивности мембран нервных окончаний кожи и краткосрочной памяти - Там же, 2000 - С. 152-155 (в соавт.)

76 Диэлькометрия в практике биофизического психоанализа суицидных клиентов - Там же, 2000. - С. 104-107. (в соавт.)

77 Многофакторная структура личности- ЭПР - предикторы (ЭПР в судебно-психологической экспертизе аффекта). /Сб Нейрокриминология субмолекулярные методы. - Уфа БПО РПО, 2001. - С 36-39.(в соавт.).

78 Биобихевиористика дефицит микроэлементов в генезе поведенческих расстройств (Инфантильное и эротичное поведение) - Там же, 2001 -С 93-95 (в соавт )

Авторские права таишшены Патсшом РФ № 2156464, ¿0 09.2000

79. Импеданс как психодиагностический маркер в нейрокриминологии (Биофизический подход к диагностике и регулированию воспоминаний). - Гам же, 2001. -С 95-98.(в соавг.).

80. Нейромембранная диагностика в прикладной психологии методы скрининга ад-диктивного повеления -Тамже, 2001.-С 103-107(всоанп.).

81 Вытеснение: психовегстативныс корреляты - Там же. 2001. - С 128-131. (в соав г.)

82 Психофизиолотчсскос моделирование осциллятор Ван дер Поля в пенитенциарной психодиагност икс. - Там же, 2001 - С 134-141 (в соавт.).

83 Психофизиологическое моделирование социальных установок, модель двухслойной нейронной сети. - Там же, 2001. - С. 141-145 (в соавт.).

84. Биохимическая валидность свойств нервной системы (Соотношение между ЭЭГ и УФ-спектром). - Там же, 2001. - С. 178-180 (в соавт.).

85 Нейроморфометрия индивидуальности: МРТ-индексы лимбической системы. - Там же, 2001. - С. 257-258 (в соавт.).

86 Вытеснение и БА Г' модели аттрактора. - Там же, 2001 -С 264-265 (в соавт )

87. Энергетика в психологии' классические и постклассические модели - Там же, 2001.-С. 265-267.

88 Динамика мнемических ритмов религиозных текстов, дифференциально-разностная модель Пуанкаре //Сборник по материалам V международной научной конференции "наука и образование" - Кемерово, 2003. (в соавт.).

89. Мембранные дисфункции как факторы ишолерантного восприятия //Сборник по материалам V международной научной конференции "наука и образование". -Кемерово, 2003. (в соавт.).

90. Аминев Э.Г. с соавт. Применение линейных дифференциальных уравнений третьего порядка к моделированию процессов научения //Сборник по материалам V международной научной конференции "наука и образование" - Кемерово, 2003 (всоав!)

V. Под руководством автора защищены и утверждены кандидатские диссертации, реализующие практические рекомендации данного исследования.

1. Камаева J1 М. Психофизиологические предикторы индивидуальной чувствительности к экотоксикантам /Автореф канд. дис -Уфа УФ ФП МГУ, 1998.-20 с.

2 Koctciiko П.Л Э|гтропия биопотенциалов коры головною мозга в системе индивидуальности/Автореф. канд.дис,-Уфа УФФ11 МГУ, 1998 - 19с.

3. Дик Е.Н. Соотношение энергетики биолотически активных точек и интеллекта в системе индивидуальности /Автореф.канд. дис -Уфа БГУ,1999. - 22 с

4. Москвина Н В Латеральные профили и некоторые особенности мнестических и речевых функций человека /Автореф канд. дис.-Уфа:БГУ,2000.-24 с

5. Костенко А.Л. Индивидуальная реактивность на электромагнитные поля крайне высокой часточы /Автореф. канд дис. - Уфа: БГУ, 2000 - 23 с.

6. Сафина Р Б. Психофизиологический анализ иридологических маркеров индивидуальное! и /Автореф. канд. дис. - Уфа. БГУ, 2000. - 23 с.

7. Марданов Д А Психофизиологическое исследование си гуативной дезинформации в условиях психологического отбора (в системе правоохранительных органов) /Автореф. канд. дис. - Уфа: БГУ, 2002 - 23 с

Э. Аминев

РНБ Русский фонд

2006-4 26494

Лицензия ЛР № 848355, регистрационный номер 209 от 21.07.2000 г.

Подписано к печати 08.10.2004 г. Формат 60x84 1/16. Объем 2 5 п.л. Тираж 100 экз. Заказ 271. Бесплатно.

450005, г. Уфа, Пархоменко, 97, ИВТП