Автореферат диссертации по теме "Эмоциональная устойчивость в напряженной деятельности, ее психологические механизмы и пути повышения"

АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ НАУЧНО - ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ОБЩЕЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

На правах рукописи

АБОЛИН Лев Михайлович

УДК 159.9

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ В НАПРЯЖЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ЕЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ И ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ

19. 00. 01 — Общая психология

Авто р.еферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

МОСКВА 1989

Работа выполнена на кафедре психологии Казанского филиала Волгоградского государственного института физической культуры и на кафедре педагогики и психологии Татарского института усовершенствования учителей.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНТЫ: доктор психологических наук, профессор Б. А. ВЯТКИН; доктор психологических наук, профессор В. А. ПЛАХТИЕНКО; доктор психологических наук, профессор Д. И. ФЕЛЬДШТЕЙН.

Ведущая организация: МГУ им. М. В. Ломоносова, факультет психологии.

Защита диссертации состоится „_"_19Й9 г.

в „_" часов- на заседании специализированного Ученого Совета

Д — 018. 03. 01 ордена Трудового Красного Знамени института общей и педагогической психологии АПН СССР. Адрес: 103009, Москва, пр. Маркса 20, корп. В.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке института общей и педагогической психологии АПН СССР.

Автореферат разослан „__ 1989 г.

Ученый секретарь специализированного Ученого Совета, кандидат психологических наук

А. В. ЗАХАРОВА

Проблема иооледования и ее а к -ту&льнооть.К настоящему времени в психологии четко определились два взгляда на значение эмоциональных процессов в регуляции жизнедеятельности человека: как на процессы, организующие деятельность и поведение /Л.С.Выготский, О.В.Дашкевич, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, O.K.Тихомиров, C.Iz&rcL ,0.(Ч0ШГ&Г и др./, и как на процессы, дезорганизующие их /Э.Гельгорн и Дж. Луфборроу, П.Фресс, 0.А.Черникова, М. Arnold , A.L&zafUS , P.Young и др./.

Острые формы проявления дезорганизующего влияния эмоций: растерянность, аффект неадекватности, скованность позы, нарушение координации движений, замедленное протекание психических процессов, несдержанность в общении, агрессивность, психосоматические расстройства и мн.др. - обусловили возникновение проблемы эмоциональной устойчивости (ЭУ),

В последние пять десятилетий эта проблема занимает одно из важных мест в системе наук о человеке, осуществляющем деятельность в напряженных (экстремальных, стрессовых) ситуациях /Б.А. Вяткин, Э.Гельгорн и Дя.Луфборроу, П.Б.Зильберлан, В.М.Игуменов, Л.А.Китаев-Сшк, Ф.П.Космолинский, В.Л.Маршцук, Е.А.Милерян, А.Е.Ольшанникова, В.М.Писаренко, К.К.Платонов, Я.Рвйковский, Г.Селье, О.А.Сиротин, В.В.Суворова, О.А.Черникова, J.GuMford , и др./.

В психологии и психофизиологии ЭУ исследовалась как свойство личности, способствующее высокой продуктивности деятельности в напряженных условиях; ее изучение строилось в основном на выявлении и дифференциации условий, определении разноуровневых физиологических и интеллектуальных факторов напряженных и ненапряженных видов деятельности, которые задают высокую степень проявления ЭУ.

Исследователи обращались к изучению собственно эмоций человека в ходе осуществления им напряженной деятельности. Однако эмоции рассматривались в исследованиях не как особая форма деятельности, направленная на достижение успеха в напряженных ситуациях, а как отблеск в сознании человека тех или иных его состояний, внешних воздействий, как особая форма созерцания. В результате переживания определялись как дезорганизующее начало, никак по другому не участвующиэ в регуляции напряженной деятельности, ЭУ - как компонент саморегуляции /Б.Л.Боткин, В.Л.Маршцук,

Б.Э.Мшгвман, О.А.Плахтиенко и др./, действующий наряду о другими - волевыми, интеллектуальными, физиологическими.

Отсутствие четкости в определении и объединении близких по смыслу условий деятельности, односторонность в определении уровней и факторов ее регуляции, их многообразие и неоднозначность вариантов соотношения с ЭУ, недостаточное внимание к сфере эмоциональной лизни человека в ее целостности и развитии и т.д., -все это в целом не привело к получению значимых практических и определенных теоретических, результатов.

Представленная диссертационная работа является обобщением результатов многолетних экспериментальных и теоретических исследований психологических механизмов ЭУ человека, закономерностей ее повышения.

Сущность проблемы исследования кратко вырачена так: определяют XI эмоциональные механизмы целостного процесса саморегуляции напряженной деяте.тьности. а также обучение и воспитание человека его ЭУ, и если определяют, то нельзя ли установить характер связи мевду ними?

Такая постановка проблемы создавала благоприятные предпосылки для выявления методов и средств целенаправленного формирования ЭУ, которая до настоящего времени представлялась в исследованиях как наименее развиваемое качество личности.

Методологической основой работы быяо положение, согласно которому эмоции человека отра-кают в форме субъективного перекивания значимость (сшсл) явлений и ситуаций, состояний организма и внешних воздействий и служат однгм из главных механизмов внутренней регуляции психической деятельности и, в конечном счете, - поведения /С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, О.К.Тихомиров, В.К.Билгаао, 0.В.Дашкевич и др./, а также принципы функционально-системного подхода /Б.Г.Ананьев, О.А.Конолкш, Б.Ф.Ломов, Н.И.Чунрикоза и др./.

Актуальность проблемы исследования определяется, о одной стороны, - социальной и практической значимостью вопросов повышения ЭУ, поскольку в общественно необходимых напряженных видах деятельности отрицательные последствия острых форм проявления эмоциональной неустойчивости весьма разнообразны, а моральные и чьето экономические потери чрезвычайно велики. Достаточно актуализировать в памяти трагические события на Чернобыльской АЭС и пассажирском пароходе "Адмирал Нахимов", в Нагорном Карабахе и

Спитаке и др., чтобы представить воочию социальную значимость и актуальность проблёмы ЭУ. С другой стороны, тем,,что проблема ЭУ как результат целостного процесса эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности, вопросы о критериях единства рационального и эмоционального, телесного и духовного, о месте и роли переживаний (их субъективной значимости), об устойчивых физиологических и социально-психологических индивидуальных особенностях в системе саморегуляции; вопросы о типах, путях развития и формирования процесса эмоциональной саморегуляции и роли в этом процессе целенаправленной системы обучения и воспитания о целью повышения ЭУ изучены недостаточно.

От успешной разработки проблемы ЭУ во многом зависит общая ориентация педагогической мысли и практики в деле подготовки для народного хозяйства высокопрофессиональных кадров, способных продуктивно осуществлять деятельность и сохранять целесообразность поведения в напряженных условиях.

Цель исследования - рассмотреть саморегуляцию напряженной деятельности в аспекте представлений о системной организации эмоций с учетом конкретных внешних условий и внутренних состояний, установить связь уровня эмоциональной саморегуляции с продуктивностью напряженной деятельности, выявить зависимость ЭУ от особенностей эмоциональной саморегуляция.

Гипотеза исследования. ЭУ - системное качество личности, способствующее высокой продуктивности деятельности и целесообразности поведения в напряженных ситуациях. Предполагалось, что эмоциональная устойчивость в условиях напряженной деятельности опосредуется целостным процессом саморегуляции в единстве рациональных, эмоциональных и телесных проявлений.

Переживания напряженной деятельности выполняют множество регуляторных функций и могут быть сгруппированы в определенные функциональные звенья, образующие целостную систему эмоциональной саморегуляции.

У эмоционально неустойчивого (ЭНУ) человека в напряженной деятельности актуализируются аффективные процессы, психофизиологическая природа которых уходит корняш в базальные (наиболее древние), ретикулярно-лимбические образования мозга. Эффективный процесс имеет нерасчлененный, генерализованный характер.

Эмоционально устойчивый человек, напротив, характеризуется высоким'уровнем организованности системы саморегуляции напряженной деятельности. Переживания эмоционально устойчивых людей

имеют направленность на вое звенья еаморехуляции, каздое из которых выступает в отношении к цели как единый и сообразно о ней согласованный эмоциональный процесс.

Повышение ЭУ это всегда целенаправленное развитие регулирующих функций эмоции от недифференцированных, генерализованных их проявлений ко все более дифференцированным - специфическим. Обогащение содержания эмоций и увеличение их регуляторных возможностей постепенно и непрерывно объединяются в целостную систему эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности.

Средства .диагностики и метода формирования ЭУ должны разрабатываться с учетом психологически обоснованных представлений о структуре и содеряании целоотного процесса эмоциональной саморегуляции в экстремальных условиях деятельности с учетом индивидуальных особенностей человека.

Организация учобно-воспитательного процесса, при котором моделируются специфичеокге ситуации осуществления человеком рациональных, пристрастных и телесных преобразований условий деятельности, будет способствовать фактическому преодолении барьера психофизиологической разобщеннооти в деле формирования высокого уровня ЭУ.

Основные задачи:

- теоретическим и экспериментальным анализом провести обоснование значимости исследования проблемы ЭУ как уоловия высокой продуктивности саморегуляции напряженной деятельности, уточнить содержание понятия ЭУ; .

- разработать и обосновать методические подходы к исследованию ЭУ в контексте эмоциональной саморегуляции;

- построить модель, отражающую функциональную отруктуру целостного процесоа саморегуляции напряженной деятельности;

- использовать эту модель, во-первых, для объединения эмоциональных, рациональных и телесных проявлений, характеризующих одну и ту ¡ш реальность, но выступающих до настоящего времени в исследованиях проблемы ЭУ вне закономерных связей друг с другом, во—вторых, для диагностики дефектов процесса эмоциональной саморегуляции, обусловливающих эмоциональную неустойчивость;

- выявить типы эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности;

- разработать программу целенаправленных воздействий на дефектные компоненты и параметры целостного процесса эмоциональной саморегуляции;

- изучить изменения функциональной структуры системы эмоциональной саморегуляции в специально организованном формирующем эксперименте.

Объектом исследования была напряденная соревновательная деятельность спортсменов различной квалификации (Олимпийских чемпионов и чемпионов мира, Европы, мастеров спорта СССР, спортсменов низших спортивных разрядов) и специализации (борьба, футбол, хоккей и др.); учебная деятельность студентов института физической культуры и других вузов; деятельность спортсменов в лабораторных условиях, моделирующих реальные условмя профессиональной деятельности. Всего испытуемых - более 1500 человек.

Методы исследования. Сложность явления ЭУ обусловила применение широкого диапазона методических приемов. Использованы: сравнительный метод (сопоставление групп с различным уровнем ЗУ, представителей различных видов деятельности); метод возрастных и квалификационных срезов; исследование, включающее физиологические, психофизиологические, психологические и социально-психологические методические процедуры. Среди эмпирических методов применялись процедуры наблюдения, самонаблюдения и самоотчетов. В процедуру исследования включались также естественный, лабораторный и формирующий эксперимент, психофизиологические методики, метод синхронной регистрации и синхронного анализа параметров (фотокинематических, собственно эмоциональных, эмоционально-физиологических, вербачышх, результативных и др.) напряженной деятельности. Методы статистической обработки включали: выявление достоверности различий, корреляционный, дивергентный и ковергентный анализ, проверку нормальности распределения параметров по критерию "лямбда", анализ корреляционных матриц по методу отыскания максимального корреляционного пути. Использованы также собственные разработки методик лабораторного эксперимента (например, методика "Шторка" для изучения особенностей психологического уровня саморегуляции).

Научная новизна, Впервые разработана системная (целостная) теория ЭУ. Теоретическим и экспериментальным анализом выявлены психологические основания пзучетш ЭУ как результата единства рациональных, эмоциональных и телесных компонентов спстегл! саморегуляции напряженной деятельности. Установлено, что основой единства является перэтвшшяо - как деятель-

ность, напраг генная на успешное достижение поставленной цели в напряженных условиях, на преодоление трудных ситуаций, на совершенствование личности. Критерии этого единства - наличие инвариант; частая сочетаемость и высокая сопряженность рациональных, эмоциональных и телесных проявлений процесса саморегуляции.

Экспериментально доказывается определяющая роль эмоций в саморегуляции напряженной деятельности, их участие в расчленении и интеграции экстремальных условий деятельности; в осуществлении уцрекдакщбго планирования, в образовании и реализации мотивации, потребности, цели, автономности и оперативности действия и др. Показано, что выявленные регуляторные функции составляют отдельные звенья - переживаемую цель, совокупность значимых переживаний узловий деятельности, программу эмоционально-исполнительских стереотипов, совокупность критериев успеха-неуспеха и др. Установлено, что у эмоционально устойчивого человека отдельные звенья лыехуязыт в отношонии к"цели "успех-неуопех" как единый и сообразно с ней согласованный эмоциональный процесс.

Установлена также обусловленность этого процесса эмоциональным опытом (ЭО), в котором свернуты интегративше успехи-неус-пзхи осуществленных ранее попыток. ЭО имеет определенное содержание, зависящее от уровня профессиональной подготовки человека. Обнаружено, что в напряженных условиях эффект сокращения ориентировочной основы действия, обеспечивающий его целесообразность, автономность и автоматизщювалность, опосредуется 30 и эмоциональными предет ааленинмп.

Для углубленного изучения ЭО, его диагностики необходимы модельные или естественные условия, провоцирующие "утгату" привычных для человека отношений профессиональной деятельности.

Раскрыты разлитая систем саморегуляции у эмоционально устойчивых и неустойчивых людей.

В трактовке четырех выделенных типов эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности сделач переход от описания их отдельных форм&тько-динамичоских проявлений к содержательным - собственно психологическим. Показано, что традиционные формально-динамические типы темперамента - холерический, сангвинический, меланхолический и флегматический - можно рассматривать и со стороны содержательных особенностей процесса эмоциональной саморегуляции.

Предложен и апробирован вариант программы-рекомендаций повышения ЭУ, предусматривающий целенаправленную организацию цело-

отного процесоа саморегуляции напряженной деятельности. Установлено, что организация учебной деятельности, в которой создаются условия, способствующие развитию знаний о структуре и особенностях целостного процесса эмоциональной саморегуляции, развитию навыков анализа, сравнения, синтеза и др., ликвидирует структурные и содержательные дефесты процесса саморегуляции, повышает уровень ЭУ.

Установленный факт изменения характера влияния конкретного уровня саморегуляции или его отдельного проявления на показатели ЭУ в зависимости от степени развития целостной системы эмоциональной саморегуляции является дальнейшей конкретизацио;: положения о регулирующем значении эмоций. Это способствует разработке целостного подхода к изучению условий проявления и формирования движущих сил потребностно-эмоциональной сОеры человека как активного субъекта напряденной деятельности.

Практическое значение результатов исследования, внедренио их в практику. Учитель, тренер вооружаются целостной теорией повышения ЭУ, которая лежит в основе разработанной и проверенной в эксперименте программы-рекомендации целенаправленной организации деятельности по формированию процесса эмоциональной саморегуляции. Представленные в работе модель и типы эмоциональной саморегуляции являются методическим инструментом диагностики, позволяют педагогам решать вопросы индивидуального подхода, снижать зависимость ЭУ от особенностей нервной системы, кратковременных неблагоприятных состояний и др.

Возможности целенаправленной организации напряженной деятельности о целью формирования ЭУ, апробированы в сборных спортивных командах СССР, ГСФСР, в школах Татарской АССР. Формирующие эксперименты показали, что в условиях специальным образом организованной напряженной и эмоционально насыщенной деятельности, спортсмены и школьники хорошо овладевают системой эмоциональной саморегуляции действий, что обеспечивает им достаточно высокий уровень ЭУ.

По материалам исследования подготовлены и изданы методические рекомендации для учителей физической культуры и методистов, работающих в системе повышения квалификация учителей. Для занятий по повышению квалификации учителей общеобразовательных школ Татарской АССР разработан и прочитан спецкурс "Развитие и воспитание эмоционально-волевых качеств личности школьника".

Тэорездг^нзкпе положения и практические рекомендации используются в научной и учзбной работе преподавателей институтов физической культуры, в работе тренеров детских и юношеских спортивных школ г.г.Москвы и Казани, в работе тренеров спортивных команд СССР п РСФСР, в курсах лекций и спецкурсах автора.

На зашит у выносится концепция ЭУ как результат целостной системы эмоциональной саморегуляции напряженкой деятельности, которая содержит следующие основные положения.

1. ЭУ - системное качество, приобретаемое человеком и проявляющееся у него з напряженной деятельности в единстве рациона-льшгх, эмоциональных к телесных компонентов. Основой единства является пережившею - как деятельность, а критериями этого единства - наличие инвариант„ высокая сочетаемость и сопряженность эмоциональных, рациональных и телесных проявлений процесса саморегуляции. Целостная система эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности включает в себя эмоциональный опыт, переживаемую цель, совокупность значимых переживаний условий деятельности, программу эмоционально-исполнительских стереотипов, средства подготовки к ее реализации и реализацию, совокупность критериев успзха-неуспеха, запоминание, а также коррекцию, основанную иа эмоциональной оценке и действии оценивания промеауточшх результатов.

2. Б основе различий высокого и низкого уровней ЭУ лежит разница в функционировании процесса эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Саморегуляция неустойчивых людей оформляется как аффективный процесс, з котором проявляются природные (глубинные) основы эмоциональной жизни, выступающие ктк аффективные реакции, последствия которых имеют случайный характер. Проявляются они моторно, внешне, ситуативно, реализуясь как неуправляемая аффективная экспрессия. Система саморегуляции эмоционально устойчивых лвдей, напротив, организуется в целостный целесообразный а упорядоченный процесс. Эмоции в этом процессе специфицируются в его отдельных звеньях и связях между ними. Они управляемы и участвуют в непосредственной координации возникновения и преобразования форм функционирования интеллектуальных регуляторов. Пэрежизания в системе саморегужчии эмоционально устойчивого человока имеют внутреннюю шкалу ценностей, которая определяет интенсивность этого процесса в отличие от внешней обусловленности интенсивности аффективного процесса неустойчивого человека.

3. Традиционно наделяемые типы темперамента должны рассматриваться не только со стороны формально-динамических особенностей, но и со стороны содержательных характеристик целостного процесса эмоциональной саморегуляции.

4. Обеспечение ЭУ связано о формированием тех способов и приемов эмоциональной саморегуляции, которые соответствует ярко выраженным индивидуальным особенностям и адекватны ситуациям.

5. Система эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности становится более расчлененной, дифференцированной и упорядоченной, если условия ее развития направлены не на отдельные изолированные операции и действия, а на формирование определенной последовательности и взаимосвязи звеньев целостного процесса саморегуляции, задающих единство аффективного и интеллектуального. Развитие системы осуществляется в эмоциогенных (эмоционально оформленных) условиях.

Результаты исследования получили разностороннее освещение и апробацию. Они докладывались на Всесоюзных съездах, конференциях, симпозиумах и семинарах; па республиканских, межвузовских и региональных конференциях и заседаниях; на двух международных конференциях; на Всемирном научном конгрессе "Спорт в современном обществе" в г.Тбилиси 1980 г.; на двух совместных заседаниях лаборатории психологии трудовой подготовки школьников и лаборатории психологии физического воспитания школьников НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР; на расширенном заседании лаборатории гуманитарного образования и воспитания НИК профессионально-технической педагогики АПН СССР; на расширенном заседании Совета Казанского филиала Волгоградского института физической культуры; на расширенном заседании кафедры педагогики и психологии Татарского института усовершенствования учителей; на расширенных тренерских советах Государственного Комитета по физической культуре и спорту СССР и РСФСР и ряда других.

Содержание работы отражено: в учебных пособиях по общей и педагогической психологии, психологии физического воспитания и спорта; в монографиях, статьях, докладах и тезисах (85 наименований, общий объем свыше 35 печатных листов); в научных отчетах по теме, выполняемой кафедрой психологии Казанского филиала Волгоградского института физической культуры.

Структура и объ'ем диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, шести

глав, объедигэнных в три раздела, заключения, описка литературы, включающего 468 наименований, из которых 109 на иностранном языка. Работа содержит 53 рисунка и 57 таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введет^ содеркит краткое изложение сути работы, ее теоретико-методологическое обоснование, обсуждение новизны и практической значимости.

3 первой части диссертации (гл.1 и 2 - "Современное состояние проблемы эмоциональной устойчивости в психологической науке"; "Экспериментальное исследование феномена эмоциональная устойчивость в рамках традиционного - "элементного"* подхода") выявлялись условия возникновения проблемы ЭУ, рассматривалась история становлонш понятия ЭУ, анализировались критерии и факторы. Б этой же части формулируются исходные положения, гипотеза и задачи.

Показано, что предпосылками к постановке и исследованию проблемы ЭУ явились теоретические и экспериментальные работы В. Вундха, ЙЖ ала ХДРо^ол , выполненные в конце XIX

и в начале XX столетий. Основной итог этих работ состоял в следующем: характер влияния эмоций на течение продуктивности деятельности (целесообразность поведения) зависит от качества и интенсивности ее емсиповального компонента, а также от степени сложности, напряженности внешних обстоятельств.

Аналогичные результаты (не всегда однозначные) содержатся и в более поздних исследованиях /Б.А.Вяткин, Э.Гельгорн и Дж.Луф-боррсу, Ф.Д.Горбов, Б.Карольчак-Бернацка, Л.А.Китаев-Смык, Б.Дж. Крэттк, В.Л.Нарищук, Н.М.Наенко, И.М.Палей, В.М.Писаренко, К.К. Платонов, Я.Ре-йковский, В.В.Суворова, Е.ди{(у, (г.Ь.Ргеетал,

, Е.МапЩае, Т.Тьу£ог и кн.др./, в которых проблема ЭУ представлена в рашсах различных теорий личности /Д.Айзенк, Р.Кеттелл, Ф.Слпсрт, У.'Делдон и др./. "теории мотивации достижения" /Д.Матляелланд и Дж.Аткинсон/, получившей в последние годы развитие в исследованиях Х.Хекхаузена и др., теории гомеостаза /У.Коннон/ и стресса /Г.Селье/, теории адаптационно-трофического

*При реализации "элементного1' подхода данные об ЭУ сопоставляются с отдельными физиологическими и психологическими явлениями или фактами.

значения симпатической нервной системы /Л.А.Орбали/, теории темперамента и свойств нервной системы /Т.Рибо, И.П.Паалоз, Б.М.Те-плов, В.Д.Небылицин, В.С.Мердин и др./, теории надежности деятельности /М.И.Бобнева, Ф.Д.Горбов, Е.Ф.Ломов, В.Д.Нес'ылицин, В.А.Плахтиенко и др./, теории психологической готовности спортсменов к соревнованиям /А. {.Пуни, П.А.Руцик/.

Теоретический анализ работ показал, что наиболее обширные данные по проблеме ЭУ накоплены в экспериментальных исследованиях эмоционального (поихического) стресса, в содержание которого включены первичные эмоциональные реакции, возникающие при критических воздействиях, или эмоционально-психические симптомы, порожденные телесными изменениями /Ф.П.Космолпнский, Р.Лазарус, Л.Леви, В.Э.Мильман, Ч.Д.Спилбергер, К.В.Судакоа, А.Фрюкхольм, М.Франкенхойзер и др./. Сопоставительный анализ результатов, представленных в них, свидетельствовал о фундаментальной их общности. Главный смысл результатов заключается в том, что при среднем уровне эмоционального стресса достижения человека в деятельности относительно высоки, а при эмоциональном стрессе низкого и высокого уровня гни могут быть хуже результатов, показанных в обычных (ненапряженных) условиях.

Эти данные согласуются о многочисленными результатами жизненных наблюдений /Э.Гельгорк и Дж.Луфборроу, В.А.Горовой-Иалтан, А.Ф.Лазурский, А.М.Свядощ и др./, в списаниях которых усматривалась и другая направленность дезорганизующего влияния напряженных условий. Они дезорганизуют не только мышление, память, воображение и другие психические функции деятельности, но и само эмоциональное поведение: в ооотоянии эмоционального паралича (шока) у человека при совершенно ненарушенной функции интеллекта исчезает эмоциональное возбуждение, сострадание, тревога, страх и т.д. /А.М.Свядощ/.

Экспериментальное и жизненное подтверждение постоянства значения эмоционального компонента для продуктивности напряженной деятельности явилось первым основанием для констатирования, что случаи ЭНУ нужно рассматривать как следствие нарушения организующей функции эмоций и что характер эмоциональной регуляции мо.-тао принять как первое эмпирическое приближение к истинному стношению между внешними условиями напряженной деятельности и уровнем ЭУ.

Существенным этапом в решении вопроса о причине нарушения эмоциональной регуляции стали исследования К.П.Павлова экспериментальных неврозов. Отрицательные эмоциональные сдвиги являются

следствием рассогласования деятельности корковых и подкорковых эмоциональных структур, в основе которого лежит "... один и тот же физиологический механизм..., торможение роры со стороны перевозбужденного подкоркового центра" /1951, с.256/. Такое объяснение представлялось достаточным для признания участия специфического нервного субстрата эмоций в проявлении ЭУ. Из этого, однако, не следовал вывод о том, что процесс высвобождения низшей (нерацкональьой) форды эмоционального регулирования "срабатывает" сам по себе и что человек с его более сложными процессами нервной интеграции, которые принято называть психическими /Н.И. Чуприкова/, не играет никакой роли в выборе форм поведения. В первой главе показано, что хотя напряженные условия и вовлекают в большей мерз в сферу своего действия "нижние этажи" мозга, они могут функционировать под воздействием подлинно человеческих -высших эмоций. С развитием высших психических процессов основная перзичная функция эмоций - оценочная /П.К.Анохин, Н.Я.Грот, С.Х. Раппопорт, П.В.Симонов и др./ не упразднилась. Совершенствуясь, она подводила к образованию наивысших психических способностей -эмоциональному отражению, осмыслению и регулированию поведения, к формированию личности как психического субъекта сознания, нравственности и др. /Л.М.Веккер, Л.С.Выготский, Б.И.Додонов, А.Н. Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, П.М.Якобсон и др./.

Приведен рад определений понятия ЭУ, сформированных в работах О.В.Дашкевича, П.Б.Зильбермана, В.Л.Марищука, В.Э.Мильмана, С.М.Оя, В.М.Писаренко, К.К.Платонова, Я.Рейковского, Т.Рибо, С.Л. Рубинштейна, О.А.Сиротина, О.АЛерниковой и других авторов, анализ которого позволил раскрыть историю становления основных взглядов на ЭУ, увидеть какие представления сложились о ней к настоящему времени, пррвести их критику и уточнение определению этому феномену. ЭУ рассматривается нами как системное качество личности, приобретаемое индивидом и проявляющееся у него в напряженной деятельности, все эмоциональные механизмы которой получают свою определенность в структуре саморегуляции. Поскольку.эмоциональные механизмы обладают приспособительным эффектом, выступая в динамическом единстве по отношению к принятой субъектом цели,, то ЭУ должна быть представлена как целостный процесс эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Развернутая аргументация в пользу этого определения невозможна без принципиального единства "афректа-интеллекта",-"эмоций-деятельности",. "эмоций-волп" ,и "эмоцпй-фпзиологической организации".

Большое внимание уделяется критериям и факторам ЭУ, а также анализу результатов исследований характера их соотношения с показателями продуктивности деятельности.

В качестве критериев ЭУ чаще всего рассматриваются параметры успешности или эффективности деятельности, диагностируемые с помощью оценок компетентных судей /O.A.Сиротин, А.Е.Ольшанни-кова и др./, определения степени "рассогласования" и величины различных пространственно-временных характеристик поведенческих и физиологических функций /А.В.Алексеев и Н.К.Волков, Л.Д.Гиссен, В.Л.Марищук, В.М.Писаречко, Ю.Я.Киселев, К.К.Платонов, Hi.flrm jtrOfKj/, в том числе.эмоциональных /В.Э.Мильман, А.Е.Олыпаннико-ва, В.М.Писаренко, О.А.Сиротин, О.АЛерникова, XTiL/ßo^ и др./.

К внешним факторам, дезорганизующим деятельность, а также исключающим возможность обычного адекватного поведения, относят интенсивные раздражители /В.Вундт, Йеркес и Додсон/, сложные или трудные задачи /Н.И.Наенко, П.Фресс/, избыток или недостаток информации, дефицит времени, неопределенность /В.Э.Мильман, П.В. Симонов/, высокий темп поступления сигналов, большие физические и психические нагрузки и др. /В.А.Алаторцев, ¡O.A.Александровский, Ф.Д.Горбов, П.Б.Зильбермая, Л.А.Китаев-Смык, Ф.П.Космолинский, В.Л.Марищук, В.Э.Мильман, Н.И.Наенко и др./

Отмечается, что настоятельная необходимость введения в психологический анализ внутренних промежуточных факторов, которые в работах различных исследователей принимали ту или иную понятийную и терминологическую форму, возникла в связи о критикой бихевиористской схемы n«S-ft", а такке теорий, неизменно базирующихся на представлениях о жизненных потребностях организма /К.Лоренц, У. Мак-Даугалл, Н.Тимберлен, З.Фрейд и др./. Критика была вызвана в основном наличием экспериментальных фактов, указывающим на то, что, во-первых, поведение может наблюдаться и при отсутствии предъявляемых сигнальных раздражителей (материальных объектов, на которые направлена активнооть), во-вторых, характер поведения не всегда обуславливается внутренними энергетическими факторами.

К внутренним промежуточным факторам, опосредующим зависимость ЭУ от внешних условий, относят чаще всего особенности эмоционально-физиологической реактивности /В.М.Игуменов, В.С.Мерлин, Н.И.Наенко, В.М.Писаренко, А.В.Родионов, О.А.Сиротин и др./, свойства нервной системы /3.И.Бирюкова, Б.А.Вяткин, Э.А.Голубева, К.М.Гуревич, Е.И.Ильин, В.С.Мерлин, В.Д.Небылицин, И.П.Павлов,

Н.М.Пейсахов, О.А.Сиротин, Я.Стреляу, В.В.Суворова и др./, устойчивые социально-психологические особенности личности /Д.Ай-зекк, Л.Д.Гиссен, Д.А.Грэй, Е.А.Калинин, Р.Кеттелл, Б.Дж.Кретти, В.Л.Марищук, В.Э.Мильман, Я.Рейковский, 0.А.Сиротин, с. ЯШОпЖ, <т. Т&у^ог , £. Мес1пь$> , 1. Ваг^воп и др./, особенности интеллекта /З.Гератеволь, Ю.А.Каликинский, Б.Б.Коссов, А.В.Родионов, Г.Мюнстербврг, ЕЛ.Сурков, 0.А.Конопкин,¡)%МОйЫц •

(¿е$з,С.Ьее и др./. °

Основной закономерностью анализируемых соотношений параметров и ЭУ явилось положение, что равные внешние напряженные условия и равные индивидуальные особенности проецируют равные проявления ЭУ. Это положение, однако, мояно опровергнуть точно также: равнье внешние условия при тавных внутренних не будут задавать всегда одинаковый уровень ЭУ. Неоднозначные варианты проистекают из-за того, что такое постоянство всех рагных внешних и внутренних условий просто не может быть никогда выполнено.

. В овяэи с существованием факта неоднозначной зависимости ' уровня ЭУ с индивидуальными особенностями предпринимаются "комплексные исследования" разноуровневых факторов. Например, в психологии спорта такой комплексный подход чаще всего реализуется в аспекте построения модельных характеристик спортсменов высшей квалификации или "идеальной модели чемпиона" /Н.М.Галковский, Л.Д.Гиссен, А.А.Новиков, Н.М.Пайсахов, Б.Н.Шустин и др./. Полагается, что за разнообразием разноуровневых физиологических, психофизиологических и психологических особенностей, вошедших в комплекс, скрывается целостность, функциональное единство, си-статая организация напряженной деятельности.

Приводятся также трудности и нерешенные проблемы современной психологии и психофизиологии ЭУ. Например, обсуздая вопрос о возможных причинах отсутствия однозначной зависимости отдельных индивидуальных особенностей и ЭУ, некоторые авторы указывают на два основных их источника. Первый - выявляемые особенности являются непостоянными характеристиками испытуемых, зависящими от встречающихся в практике экспериментирования вариантов исследования: в различных методиках, а также в различных условиях применения одной и той же методики, испытуемые показывают разный уровень проявления одной и той же особенности /В.К.Вилюнас/. Второй - чаоткый характер выявляемой особенности, которую трудно связать с той или иной общеличностной характеристикой поведения. Поэтому в качестве, например, физиологических детерминант пред-

латают рассматривать фундаментальные, в частности, общие свойства нервной системЫ' /В.Д.Небылицин/, а з качестве интеллектуальных - целостный процесс осознанного регулирования деятельности /О.А.Конопкин/.

В целом теоретический и экспериментальный анализ проблемы ЭУ обнаружил следующее:

- изучение ЭУ имеет несомненную актуальность как для развития общепсихологической теории, так и для практической реализации психологического знания в напряженных видах деятельности /П.Б.Зкльберман, В.Л.Маршцук, К.К.Платонов, В.М.Писарднко, Е.А. Милерян, В.В.Суворова, Я.Рейковский, 0.А.Черникова, ¿.Мвс!п111» I.баг&зол. и др./;

- термин ЭУ в современной психологической литературе используется как понятие для обозначения большой совокупности сложных и многоуровневых процессов. Имеются некоторые оттенки взгляда на ЭУ как целостный процесс эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности, однако этот взгляд лишь имплицитно подразумевается. Обнаружено сосуществование различных взглядов и

их формулировок;

- сделан большой вклад в познание физиологической и психологической сущности ЭУ. Известны локализация и функционирование систем, которые в зависимости от ситуаций и ее требований участвуют в регуляции эмоциональной активности. Известны вегетативные, биохимические, электрофизтологическио, собственно психологические и экспрессивные показатели кратковременных и устойчивых характеристик ЭУ. Введено понятие эмоционально-физиологической реактивности, которое, независимо от качества проявления ЭУ, характеризует ее количественную сторону. Изученные свойства нервной системы также играют значительную роль в организации напряженной деятельности, оказываясь тем самым важнейшим морфологическим субстратом ЭУ. Однако значение отдельных свойств нервной системы, также как и эмоционально-физиологической реактивности, социально-психологических особенностей личности, особенностей интеллекта, в детерминации ЭУ не абсолютно. Факт неоднозначной зависимости получил свое подтверждение и при анализе собственных экспериментальных результатов исследования, проводившегося на протяжении 10 лет. Оказалось, что известные и все хорошо изученные характеристики отражают разные виды (формы) и эволюционные уровни организации эмоционального поведения. Поэтому из предпринимаемых' попыток невозможно "напрямую" понять, как именно ЭУ

детерминируется многими существующими индивидуальными особенностями и состояниями. Даже при исчерпывающем заполнении реальной напряженной действительности рассмотренными данными, невозможно получить комплексного (системного) представления о детерлинантах ЭУ, т.к. в нем изначально отсутствует системообразующее основание, а также функциональная связь между составляющими ее особенностями;

- анализируемые факторы ЭУ являются лишь внутренними и внешними обстоятельствами, определяющими способы действия, характер реакций, активность и стиль индивида. В этом смысле все изученные параметры важны;

- слабой стороной существующего "элементного" подхода к исследованию проблемы является рассмотрение ЭУ только как некоторых абстрактных параметров35 или их сочетаний, а именно применение в нем чаще всего формальных методов к тому, что представляет по сути своей наиболее сложное и высокоорганизованное явление;

- .убеждение о достаточности тлеющихся, например, физиологических знр-шй при интерпретации механизмов ЭУ, не способствует изучению того уровня, который действительно характеризовал бы изучаемое явление. Вслед за Н.И.Чуприковой можно полагать, что в проявлении физиологического уровня ЭУ, решающее значение имеют процессы и закономерности центральной нервной активности, связанные с синтезом и рецепцией выделяемых мозгом биологически активных веществ, если они, действительно, возникают во всех жизненно важных для организма, как целого, обстоятельствах /1985,

- обнаружена общая тенденция в методологии исследований проблемы ЭУ, которая заключается в том, что хотя некоторыми последователями признается решающее значение для ЭУ эмоциональных параметров - интенсивность и "знак" переживаний, эмоциональная реактивность и др. /Я.Рейковский, О.А.Черникова и др./, преимущественному изучению подвергается или чисто интеллектуальные, или же чисто физиологические (телесные) функции. Такой подход рассматривает эмоции лишь как дезорганизующее начало и оставляет, во-

*Ведь редко действие человека на применяемые в исследованиях тестовые пробы по своему внутреннему и внешнему содержанию приближается к особенностям той напряженной профессиональной деятельности, которой занят испытуемый (чем, например, напоминает спорт-с.чену-борцу о единоборстве реактивный юпоч или хоккеисту' об игре - велоэргометр, та пли иная тестовая карта? ...).

первых, без должного внимания сферу эмоциональной жизни в ее целостности и развитии, лишая эмоцию собственной природы и активного содержания; во-вторых, оставляет необъясненными некоторые феномены самой напряженной деятельности. Он, например, но объясняет, почему чисто рациональные моменты преобразования ситуаций могут терять значение определяющих условий ЭУ. Он не объясняет также механизмы таких классических феноменов, как эффект сокращения ориентировочной основы действия*, его автоматизированность (оперативность) и функциональную автономность (амодазтьность^ относительно внешних реальных условий деятельности и др. В этой связи для решения проблемы ЭУ большое значение далее представляло обсуждение двух вопросов: а) всегда ли эмоции напряженной деятельности являются ее дезорганизующем началом? б) возможна ли продуктивная напряженная деятельность без эмоций?

Исследование ЭУ как явления "чисто" эмоционального порядка также исчерпало методологические возможности "элементного" подхода. Оказалось, что в исследованиях неявно противопоставлялись эмоции и деятельность. Как бы в оправдание экспериментального приема напряженная деятельность выступала лишь как фактор, варьируя который, мы что-то "закон мерное" узнавали или что-то формировали: "чистые" эмоции являлись лишь функциями от деятельности. Отражательная функция эмоций, бесспорно, важная и ведущая, но далеко не единственная. "Живые" эмоции деятельности выступают одновременно и отражением различных форм регуляции, и содержанием, то есть этими же регуляторами сами по себе /Б.Г.Додонов, В.К.Вилюнас, Л.С.Выготский, А.В.Запорожец, О.К.Тихомиров и др./;

- весьма часто при рассмотрении вопроса о развитии ЭУ преувеличивается роль или биологических факторов, или социальных условий, в которых он формируется как личность. Стало известным, что существующие средства и методы не всегда обеспечивают заданный уровень ЭУ и что необходимы специальны дополнительные усилия (применяемые чаще всего в практике интуитивно) для того, чтобы человек был способен продуктивно осуществлять напряженную деятельность. Значимой задачей поэтому становится отыскание ответа на вопрос, в силу каких конкретных влияний формируется ЭУ? Чем

% частности, в теории поэтапного формировашш умственных действий /П.Я.Гальперин/ эффект сокращения сводится по существу к переводу загадочности свертывания в загадочность обобщения.

объясняется тот факт, что одни учебно-воспитательные программы, педагогические методы и средства в большей степени приближают к заданному уровню ЭУ, другие - в меньшей?

Таким образом, мы пришли к суждению о том, что ¿ложившийся подход к решению проблемы ЭУ фактически себя исчерпал и последние исследования просто увеличивают число факторов, от которых зависит ЭУ. Этим увеличением неявно пытаются заменить требования целостного, комплексного подхода. Однако множественность не означает комплексности и, тем более, ею не заменить системный анализ.

В заключении анализа современного состояния проблемы отмечается, что, несмотря на все растущий игтерес к ЭУ, фундаментальных попыток ее изучения как целостного процесса саморегуляции напряженной деятельности нет. Тому есть несколько причин. Основная из них - недостаточное внимание к исследованию напряженных видов человеческой активности, эмоциональная оообость (специфичность) которых просто норма. Однако в лучшем случае она порождает в исследованиях только разнообразные эпитеты или усиливающие приставки к терминам, отражающим нормальные психические явления: сверхмотивироваглюсть, эмоциональная напряженность и т.п.

Вторая часть исследования (гл.3-4 - "Эмоции и психологический уровень саморегуляции напряженной деятельности", "Действенность эмоционального уровня саморегуляции в напряженных условиях") сост"-тлила основную задачу, которая заключалась в систематизации и обобщении теоретических и экспериментальных данных, накопленных в психофизиологии, включая наши собственные данные. Необходимо было обсудить ЭУ человека как целостную систему эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Описать ЭУ как единство аффективного и интеллектуального, эмоций и воли, эмоций и личности, эмоциональной и физиологической регуляции. Дальнейший исследовательский "шаг" заключался в том, чтобы, во-первых, "увидеть" напряженную деятельность в качестве собственного содержания эмоциональной жизни, во-вторых, представить деятельность как предает и организуемую эмоциями действительность.

Существенными предпосылками в постановке этих задач явились результаты анализа работ П.К.Анохина, В.К.Вилюнаса, Л.С.Выготского, Н.Я.Грота, О.В.Дашкевича, Б.И.Додонова, А.Н.Леонтьева, И.П.Павлова, Т.Рибо, С.Л.Рубинштейна, И.М.Сеченова,'П.В.Симонова, О.К.Тихомирова, О.АЛерниковой, Г.Х.Шингарова и др., показавшие многостороннее участие и, значение эмоций в процессе саморегуляции

деятельности и поведения. Отмечается также, что большинство современных воззрений'на регуляторные функции эмоций восходят к философским трактатам Платона, Аристотеля, Петрици, Декарта, Спинозы и др.', рассматривавших аффективные переживания человека как формы познания им окружающего мира. С большей степенью определенности регулирующая функция эмоций показана в экспериментальных работах О.К.Тихомирова и его учеников /Г.М.Бреслав, И.А.Васильев, Ю.Е.Виноградов, В.Л.Поплужная и др./, исследовавших роль переживаний в мыслительной деятельности. Частота и совпадение описанных в них фактов свидетельствовали о единстве познавательных и эмоци-онально-мотивационных образований.

Следует, однако, признать, что в концепции саморегуляции деятельности имеется ряд недостаточно обоснованных экспериментальными данными моментов. Некоторые из сформулированных положений имеют в большей степени абстрактно-логический характер. Поэтому в развитии представлений о психологическом уровне саморегуляции напряженной деятельности эмоции рассматриваются в нем весьма противоречиво. То как лежащие за пределами этого процесса и на участвующие таким образом в реалиьиции напряженной деятельности, то, включаясь в качестве существенных факторов в его внутреннюю структуру, определяются отражательной и менее всего содержательной стороной. Попытки же исследователей избавиться от ложной дихотомии эмоций и, например, воли /Г.М.Бреслав/, оборачиваются своеобразной механической "добавкой" эмоций к уже существующему субъективному отражению или же "переводом" волевой феноменологии в эмоциональный план. Это приводит, с одной стороны, к обогащению одного понятия (интеллекта или воли), с другой - к трансформации напряженной деятельности в нечто иное, например, в ограниченную - безэмоциональную, чисто рациональную или искусственную деятельность.

Предпосылкой к исследсзанию эмоционалгюго уровня саморегуляции явились также результаты собственных экспериментальных исследований /Л.М.Аболин, 1974,1975/, в которых изучался порядок влияния физиологических, интеллектуальных ж эмоциональных особенностей на уровень ЭУ. Результаты характера взаимоотношений между этими классами показателей свидетельствовали о непосредственной связи эмоциональных параметров ЭУ во эоех исследуемых группах испытуемых. Остальные показатели образовывали наиболее удаленный "ярус", опосредованно связанный через эмоциональные показатели с ЭУ.

Методологической схемой этой части исследования избран принцип, разработанный О.А.Конопкиным (1980). Его модель процесса осознанного регулирования, презентируя как бы "чистую" деятельность (разумеется, в психологическом предмете), с самого начала освобождала наше исследование от традиционно заданных психологических частностей - эмоции, мышления, воли и др.35. Однако в процессе исследования модель могла заполняться этими представлениями. Говоря строго методически, мы "накладывали" схему функциональной саморегуляции на материал эмоциональных явлений для того, чтобы увидеть в них "переживания как деятельность" (тер«ган Ф.Е.Васшгока). Следующий шаг - обратный, хорошо отрефлектнроваи-ное частное представление переживаемой деятельности "прямо" использовано для эмоциональной интерпретации схемы процесса саморегуляции.

Методической особенностью исследования продолжал выступать выбор реального объекта. Им был спорт высших достижений, который представляет собой сложнейший и напряженнейший вид исполнительской деятельности /В.А.Демин, Р.И.Спектор/. Этот шаг был ответственным, т.к. в магистральном направлении изучения психологического уровня саморегуляции детальнейшим образом проанализированы учебная, трудовая, спортивная и другие виды деятельности, реальной моделью которых чаще всего в исследованиях выступала сенсо-моторная реакция.

В начале сбора экспериментального материала выяснилось, что при описании особенностей саморегуляции напряженной деятельности ЭУ спортсмены обращаются к собственно переживаниям, а также к метафорическому языку, эмоциональным восклицаниям, образным и "пристрастным" выражениям, эмоционально-экспрессивным реакциям и чувствам. Например: "злой, как бык", "борется по-кошачьи", "задиристый, как петух", "боязно", "увалень", "пенек", "тревожно", "зло идти вперед", "чувствую, что... "разбалтывать", "чутье" и мн.др. "

Оказалось; что в напряженной обстановке спортсменам невозможно осуществлять чисто рациональные способы и средства коммуникации, сбора и преобразования информации,' т.к. они, по их мнению,

^Вместо этих психологических представлений, модель включает в себя схему структурно объединенных "мест", которые не содержат в своих значениях общеизвестных психологических атрибутов.

например, "длинны", "суховаты", "холодны", "вялы" и т.д.

Для реализации деятельности в напряженных условиях необходимо иметь особо сконструированные, свернутые или уплотненные форлы саморегуляции. Именно эмоциональные характеристики представляли собой "центры" обобщенного эмоционального образа - системы, состоящей из множества тождественных признаков, свойств (пространственных, временных и смысловых) напряженных ситуаций и, в свою очередь, организующей дальнейшую саморегуляцию целостного действия. В этом мы убедились при специально организованных экспериментах, направленных на выявление содержания образов и их переживаний. Для этого использован прием "прямого" извлечения пространственно-временных характеристик (статических, динамических, функциональных, результативных) условий соревновательного действия, его образного и эмоционального эквивалентов из вербальных отчетов испытуемых.

Оказалось, что обобщенные эмоциональные образы и их переживания индивидуальны. Все они получили свою определенность в пространственно-временной организации предметных условий деятельности (табл.1).

В специально организованных экспериментальных сериях оказалось, что в 100$ случаях предъявляемые соревновательные ситуации определялись спортсменами по эмоциональны!/ свойствам; по физическим свойствам - 50%; по механическим - 61%. Общей чертой всех экспериментов явились, во-первых, обязательная представленность эмоций в оценочных суждениях; во-вторых, устойчивость эмоциональных признаков в рассматриг аемых элементах процесса саморегуляции. Таким образом, можно было убедиться, что в напряженной действительности происходит перевод отображаемых предметных условий с рационального языка на язык эмоциональный.

Дальнейший анализ материала показал, что напряженная деятельность ЭУ спортсменов включает в себя множество рациональных феноменов саморегуляции, проявляющихся: в операциях по выбору и формированию цели; в операциях по формированию субъективного образа значимых условий, характеризующихся ориентировочной направленностью; в действиях (внутренних и моторных) по проигрыванию-опробыванию технических приемов; в операциях по оценке контролируемых условий соревновательной деятельности; в рефлексивных воздействиях (управлениях) на действия противника; в операциях по выбору тактического плана схватки; в операциях по подготовке и реализации тактического плана; в поисках новых планов, обеспечи-

Таблица I

Результаты извлечения пространственно-временных характеристик условий напряженного действия и его эмоциональных эквивалентов из вербальных отчетов испытуемых

^¡Переживание i

jОбобщенный ,эмоциональ-¡ный образ

Развернутое определение

1 Тревога "Этот спортс- Смелый, настойчивый; силовик;

мен злой и невысокий, коренастный; предпо-страшный как читает атакующий стиль борьбы; бык" сильные ноги; часто атакует, но

без подготовки; однообразен в выполнении тактико-технических приемов; плечи широкие, шея толстая и т.д. Надо быть осторожным.

2 Беспокойс- "Этот спорт- Хорошо чувствует противника; тво смен опасный работает на опережении; вынос-

как кошка" ливый и ловкий, хитрый; неопределен в своих действиях; технические приемы выполняет мягко; включается в прием быстро.

вающих преимущество над .противником; в .операциях по контролю за результатами своих действий и др.

Выяснилось также, что в соревновательном действии в целом (9 мин) наибольшее время затрачивается на разведывательное ознакомление с соперником - 140 с и подготовку ситуации для реализации тактического плана - 135 с. На реализацию тактического плана, контроль и коррекцию требуется соответственно 90 и 120 с. Установлено, однако, что удельный вес и временная протяженность каждой регуляторной функции не остаются постоянными. Они оказываются чувствительными ко многим беспрерывно, изменяющимся условиям соревнований. Наиболее чувствительными функциями оказались: ' разведывательное ознакомление, построение тактического плана. Частные регуляторные рациональные признаки.сгруппированы далее в функционально различные звенья процесса саморегуляции.

Сопоставление структур психической саморегуляции различных по сложности и напряженности видов деятельности показано в осно-

вном их сходство. Это подтвердило один из основных выводов О.А. Конопкина о существовании универсальной системы рагулнтортсс частных функций.

Исследование показало также существование двух относительна различных уровней саморегуляции напряженной деятельности, обуо-ловленных различными формами отражения - опытом, с внзшчанншш в него ядерными представлениями, и текущими (рефлексивкями) образами предметных условий. В реальной напряженной деятельности, эти уровни дополняют друг друга и имеет место лишь доминирование одного из них в зависимости от характера предметных условий ж ситуаций. Полагалось, что все продукты опыта, являющегося неталом процесса саморегуляции, устремляются путем не до с редстванваЯ реализации намеченных операций в поток внешних и внутренних кюре;,тонных напряженной деятельности.

В результате исследования эмоционального содержания прагдао-са саморегуляции выделет несколько групп эмоциональных переживаний. Это предсоревновагельнне переживания (чувства)*, котарив предшествуют знанию об утаювиях и действиях предстоящего соревнования; эмоции, которш оказывались связанными с переживанзен: сформированной в предсоравновг-гельный период цели; эмптрпг, переживаемые в процессе непосредственной реализации тактиго-тихняда-ского действия; эмоцшт, связанные с оценкой промежуточных рездаа-татов, формированием новой программы и способов ее последующей реализации.

Опредс юны следувдва футлши дщпт^д в саморегуляции, напряженной деятельности: как механизма, поддерживающего нво<£щдиен$ уровень- активности действия^ как механизма, связанного с образованием и реализацией мотивации, потребности, цели, являющихся, побудителями соревновательного действия, включающегося: н его оценку и участвующего'такие образок в осуществлении обратной связи: и возможной коррекции программы действия; ак метан чина, участвующего в формировании и: реализации опыта и текущих образов Сп®&-дставлений) ситуаций и действия; как механизма, участвующего в> подготовке (проигрывании! иреализации тактико-технических да2о-твий и рефлексивных воздействий на противника; как неханизла.

*В отличие от всех других эмоций, эти переживания, вы: отнесли: к обобщенным чувствам, форшрулщшея при накопленит опыта участия: в напряженной деятельности.

лредвошшщавдего последствия выполняемых действий; как механизма, оценивающего свои действия с точки зрения определенных этических и нравственных норм; как механизма, объединяющего внешний и внутренний опыт; как механизма, участвующего в образовании ав-тономноств.и оперативности действия и др.

Специфичность и постоянство перечисленных функций могут, по-видимому, составить отдельные эмоциональные звенья, выступающие в отношении к цели "успех-неуспех" деятельности как единый и сообразно с ней согласованный эмоциональный процесс. . ......Эмоциональный аспект всех элементов функциональной саморегуляции был очевиден, помимо нашего 'экспериментального содержания, из логического определения цели деятельности, которое приводит О.А.Конопкин: "Именно цель деятельности - в том ее виде, как она понята и принята (подчеркнуто мною. - Л.А.) субъектом, -определяет не только общую осознаваемую направленность деятельности, но и в результате этого и многие особенности... других отдельных звеньев процесса саморегуляции" /1980, с.206/.

В работе показано, что если субъективное принятие (понимании) цели напряженной деятельности исчерпывалось только сознательным уровнем, если это. было только "содержанием сознания", то мы бы обнаружили в своих экспериментах этот процесо обратимым, т.е. рациональным или,когнитивным принятием цели действия. Он бы рассматривался в этом случае как интеллектуальная операция с необходгогши тождественными (реальными) преобразованиями. Од-" нако оказалось, что принятие цели напряженного действия обнаруживало себя в большинстве случаев эмоционально. Только в этом случае цель>становилась содержанием действующего человека, а не просто принадлежала, сознанию, ориентирующемуся в напряженной обстановке. Иными словащ,.ьцель только тогда "как закон" определяет напряженную деятельность, когда принятие ее (цели) эмоционально. . . -

Таким образом мы, убедились, что саморегуляция напряженной деятельности ЭУ человека - не чисто рациональный процесо. Важнейшая образующая этот процесс - эмоция.

Анализ данных показал существование достаточно отчетливых связей и единства между рациональными, эмоциональными и телесными проявлениями напряженной деятельности. Критериями единства служили, во-первых, наличие инвариант в вербальных отчетах -проявление в речи испытуемых метафорических выражений и эмоциональных восклицаний, сопровождающихся жестикулированием, самими

переживаниями, обладающими совокупностью основных рациональных, волевых и телесных признаков; во-вторых, частая сочетаемость эмоции той шаг иной модальности с определенным пространственно-временным "рисунком" выполнения тактико-технического действия ("двигательного канала" - внешнего проявления эмоций); в-третьих, - высокая сопряженность переживаний с особенностями проявления рациональных признаков саморегуляции; в-четвертых, воплощен-ность в свернутой форме рациональных признаков в эмоциональные переживания и тем объединяющая их.

Исследовалась далее действенность отдельных эмоциональных проявлений процесса саморегуляции, опосредующего, по нашему пр^-дположению, зависимость ЭУ от внутренних и внешних напряженных обстоятельств. В качестве последних рассматривались - нарушение процесса эмоциональной саморегуляции в целом и отдельных его составляющих, неопределенность действий противника, физическое утомление. Возможности эмоциональной саморегуляции исследованы и применительно к физиологическим, морфо-функциональным, силовым и другим отрицательным влияниям, обусловленным процедурой сгонки (снижения) "лишнего" веса тела35. Осуществлялось также уточнение функциональных взаимосвязей между звеньями и изучение их.взаимовлияний, обеспечивающих целостность и эффективность эмоциональной саморегуляции как процесса.

Конкретные результаты девяти серий экспериментов показали, что зависимость ЭУ от утомления, неопределенности действий противника и их последствий проявляется в- той мере, в какой переживаемая- цель соответствует реализуемой спортсменом nporpai.iP.ie исполнительских стереотипов. Оказалось, что субъективная модель, состоящая из совокупности значимых переживаний предметных условий, является информационным образованием, имеющим свою иерархическую структуру.

Выделено два способа отражения значимой информации - рациональный и эмоциональный. Представленные, например, в таблице 2

^Шсококвалифицированные борцы практикуют сгонку веса с целью подведения себя к границам определенных весовых категорий, в которых планируется участие в соревнованиях. В среднем они сбрасывают до % веса тела. Индивидуальные значения при этом варьируют от 2,2$ до 21$.

Таблица 2

Средние значения скорости и эффективности целостного атакующего действия для трех условий 4-й серии эксперимента

испы- |_Серии__

туемого \ А_|_£_1 в

1 2100/2,9 1951/3,5 1351/4,0

2 2500/2,9 1980/3,1 1345/4,1

3 2450/3,2 1805/3,8 1750/3,9

4 2800/3,1 2305/3,5 1830/4,5

5 2532/3,2 2301/3,0 1890/3,9

Примечание: В левой части дроби - время выполнения действия (в мс);

в правой - его эффективность (в баллах).

данные показывают, что хуже всего (менее эффективно) соревновательное действие в условиях неопределенности выполняется при произвольной информации (серия А), лучше - при ориентации на рациональный образ ожидаемой ситуации (Б) л еще лучше — при ориентации на эмоциональный образ (В).

Обнаружилось, что в напряженных обстоятельствах происходит редуцирование чисто рациональных процессов (в смысле сведения их к более доступному, обозреваемому), увеличивается эмоциональная насыщенность процесса саморегуляции соревновательной деятельности. Показано, что эмоции являются одним из основных механизмов, участвующим в поиске закономерностей вероятностного ряда предметных ситуаций, в расчленетпи и интеграции наряженных условий деятельности, в определении зттачимости отдельных элементов или параметров деятельности относительно утомления, в контроле и оценке качества их выполнения.

Использование ряда методик, диагностирующих степень утомления спортсменов (регистрация пульса и артериального давления, КГР, определение калия и натрия в плазме крови и др.), позволило показать, что общая напря :енность деятельности эмоционально устойчивых спортсменов зависит от возможности процесса эмоциональной саморегуляции. Общая закономерность результатов состояла в том, что под влиянием эмоционально-оценочных переживаний напряженных обстоятельств величина одних характеристик деятельности понижалась, тогда как других - повышалась. Этим'и объясняется факт, наблюдаемый в практике спорта: гибкость ео взаимоотношениях элементов и параметров действия, их чередование в различных

напряженных условиях является более действенным средством успешного достижения цели, чем пх жесткая закрепленность.

Отчетливо была видна системообразующая функция переживаемой цели. Ее роль проявлялась как при изучении влияния неопределенности действий противника, так и в условиях утомления, возникавшего при многократном выполнении действия. При неизменных составе и структуре деятельности в целом смещение эмоциональных акцентов в формировании общей задачи приводило к тому, что устойчивыми оказывались те из параметров деятельности, которые, по мнению испытуемых, были непосредственно связаны с достижением принятой цели.

Эти результаты, а также данные исследований 0.К.Тихомирова и его сотрудников о координирующей функции эмоций в деятельности /1969,1980/, привели к заключению, что продуктивность действия, его гибкость, пластичность в напряженных условиях опосредуется участием эмоциональных механизмов целостного процесса эмоциональной саморегуляции, в частности, таким из них, как эмоциональная оценка спортсменом сложившихся условий деятельности и определение на ее основе эмоционального стереотипа или отдельного его элемента.

Показано участие в регуляции напряженной деятельности упреждающего планирования, базирующегося.на эмоциональных эффектах, которые'представлены в форме гипотез. Последние презентированы образами в форде представлений, в структуру которых в разных соотношениях включены как непосредственно чувственные, так и эмоциональные моменты.

Вывод о решающем значении эмоциональной саморегуляции в обеспечении ЭУ в напряженных условиях деятельности нашел свое подтверждение и при подведении итогов анализа теоретических данных. о дезорганизации рациональных, волевых и других операций у людей, тлеющих нарушенные процессы эмоциональной саморегуляции или дефекты в отдельных его звеньях /Э.Гелвгорн и Дж.Луфборроу, Ф.Д.Горбов, Б.В.Зейгарник, Р.М.Найдиффер, О.А.Черникова, Б.М.Ше-рцис и др./. Таких, например, как "эмоциональная захваченность", "эмоциональная бедность или уплощенность" и др.

В ттетьей части работы (гл.5-6 - "Функциональная структура целостного процесса эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Типы эмоциональной саморегуляции1', "Определение уровня эмоциональной устойчивости. Пути повышения ЭУ") дается обобщенное описание функциональной структуры целостного процесса

эмоциональной саморегуляции. Выделяются и описываются также типы эмоциональной саморегуляции, функции отдельных элементов и их взаимосвязи. Осуществляется анализ результатов изучения характера влияния устойчивых индивидуальных особенностей на типы эмоциональной саморегуляции. Экспериментально обосновывается роль целостного процесса эмоциональной саморегуляции в формировании

Совокупность описанных в этой части работы экспериментальных фактов не оставила сомнений в том, что эмоции имеют свое ре-гуляторное распространение не только "внутри" системы саморегуляции, но также вне ее.' Оказалось, что реализация исполнительских стереотипов есть средство непосредственного чувственного контакта с предметной действительностью. Анализируя эмоциональны* состав каждого из них, мы пришли к заключению, что в большинстве случаев модальные характеристики эмоций имеют свое выражение в пространственно-временной организации исполнительских стереотипов. Как правило, непрерывно-наступательные технические действия имелтг в своем составе различные оттенки модальности "радость" умеренной интенсивности; смешанные исполнительские действия -различные оттенки модальности "тревога" и "радость"; оборонительные - модальности "печаль" и "страх". Установлено., что в исполнительской части действия осуществляется индивидуализация процесса эмоциональной саморегуляции, о одной стороны, и придание объективных форм этому процессу - с другой. Особенности выполнения эмоционально-исполнительских.стереотипов воспроизводят бесконечное богатство значений, придающих целостному процессу саморегуляции выразительность, которой зачастую нет в словах человека, осуществляющего деятельность в напряженных условиях.

Все эти и другие выявленные феномены эмоционального саморегулирования образуют, как уже отмечалось, более крупные звенья.

Показано, что' структура целостного процесса эмоциональной саморегуляции включает в себя следующие-функциональные звенья: эмоциональный опыт, передаваемую цель, модель значимых переживаний условий деятельности, программу эмоционально-исполнительских стереотипов, совокупность средств подготовки непосредственной реализации эмоционально-исполнительских стереотипов, совокупность критериев успеха-неуспеха, коррекцию и запоминание.

Описывается функциональное назначение этих, звеньев, выступающих в отношении к цели (успех-неуспех) напряженной деятельности как единый и сообразно.с ней согласованный эмоциональный

процесс.

Оказалось, что в напряженной деятельности зависимость программы эмоционально-исполнительских стереотипов от субъективной модели значимых переживаний условий опосредуется 30, в которой свернуты интегративные успехи-неуспехи с синкретическими полпмо-дальными образами осуществленных ранее попыток. Установлено, что ЭО имеет определенное содержание, зависящее от уровня развития спортивной деятельности. ЭО всегда индивидуален. Он постоянно модифицируется (корректируется) в соответствии с получаемо» тт~ -формацией. Имеется в виду не только отображение в сознании епврг-смена своих телесных состояний, воспринятого и понятого, но ж то» что действительно прожито и пережито, тот жизненно-пережитый ошЕг успехов и неудач, побед и поражений, ликований и крахов надежд, который он приобрел как личность, вступая при осуществлении сваей профессиональной деятельности в многообразные отношения. Эмоциональные реакции на успех-неуспех являются основным стержнем формирования и развития 30.

ЭО имеет ряд психологических особенностей. Первая из особенностей - "амодальность". В него входят не только текущие пережиЕ-вания, которые обнаруживаются при воздействии объектов на органш чувств спортсмена, но и те из переживаний, которые не могут (йшз. выявлены во взаимодействии с ними, а лишь с другими объектами, для обнаружения- которых он должен организовать взаимодействие двух и более из них. Иначе говоря, ЭО является ядерным универсальным образованием по отношению к тому, что выступ.-, зт в вида модально оформленных значимых переживаний текущих условий соревновательной деятельности. Другая особенность ЭО - его целостный -характер: принципиальная несводиг.'ость его к совокупности: отдельг-ных переживаний. Третьей особенностью ЭО является то» что оя представляет собой систему прогнозов и экстраполяции. Предчувствие успеха-неуспеха как раз я является тем эмоциональным предзнаниш» которое представляет собой подлинное единство, точку пересечения интеллекта и эмоций: чтобы пережить эмоцию, надо нечто уже знать» но, чтобы узнать, надо его предварительно пометить эмоционально! как то, что заслуживает познания» Исходя из развеваемого подхода и цели, и смыслы переживаемшс напряженных условий н ситуаций, заданы актуализированным в процессе напряженней деятельности 30« Разумеется, о первичности ЭО и задаваемых ем оценочных функций можно говорить лишь в плане функционирования сфорсстровавшейся системы.

Таким образом, существенным моментом нашей модели выступал ЭО. Его становление далее практиковалось как поэтапное формирование, в процессе которого его целостность, автономность и целесообразность совершалась не за счет абстрагирования или обеднения содержанья, а за счет своеобразного эмотивного объединения разнообразных пространственно-временных и смысловых характеристик напряженной деятельности. Диагностика ЭО осуществлялась в условиях, которые провоцировали "утрату" привычных предметных отношений. Такими условиями являлись международные соревнования и экспериментальные условия тестирования с помощью модифицированной нами методики TAT. В этих условиях раскрывался обширный эмпирический материал, в котором возможно было выделять основную структуру и содержание ЭО и отличать их от структуры и содержания текущих рефлексивных образований процесса эмоциональной саморегуляции.

Проведенное исследование показало также, что в случае, когда условный индекс информационной мощности модели значимых переживаний выше ЭО, то между ЭО и результатом включены функциональные звенья, проявляющиеся в форде различных регуляторных эмоциональных образований, каждое из которых имеет свой содержательный и динамический аспект, а также назначение. Среди.них эмоциональная оценка условий деятельности и результата; эмоциональное синтезирование; эмоциональное обобщение; эмоциональное предвидение; эмоциональная коррекция; эмоциональная активность и направленность; эмоциональная насыщенность и интенсивность и др. Например, эмоциональная насыщенность различных звеньев процесса саморегуляции означала, как часто возникают эмоции в связи с напряженной ■ деятельностью. Интенсивность эмоций в связи с различными звеньями означала, какие звенья процесса саморегуляции наиболее значимы, на.какие стороны напряженной деятельности направлено активизирующее 'воздействие переживаний.

Далее изучались типы эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Узловым моментом в их выделении являлся выбор корректного основания, позволяющего, с одной стороны, охватить всю совокупность исследуемого явления, с другой, - представить его в существенных характеристиках. Предварительно было выделено четыре типа эмоциональной саморегуляции - "тревожный", "рискованный", "ровный" и "расслабленны;!". Оказалось, что эти и другие подобные смысловые образы жестко .трансформировали эмоциональный процесс, в ограниченное л малосодержательное понятие. В итоге происходила

деформация понятия ЭУ как результата сложного процесса саморегуляции напряженной деятельности.

Анализ напряженной деятельности о учетом пространственных, временных, интенсивностных и содержательных характеристик позволил выделить четыре типа эмоциональной саморегуляции - холерический, сангвинический, меланхолический г. флегматический. 13шнно эти образы поведения, идущие от Гиппократа и обладающие стойкостью и живучестью, являлись наиболее универсальными, свободными и эмпирически более сложными форлами, предетавляющпми спаянность многих как формально-динамических, так и содержательных особенностей процесса эмоциональной саморегуляции. В работе дается их характеристика.

Сопоставление всех выделенных типов эмоциональной саморегуляции с уровнем ЭУ показало, во-первых, их большую или меньшую равноценность. Некоторое исключение представлял меланхолэтеский тип, хотя и это утверждение не абсолютизировано: отнесенность человека к тому или иному типу эмоциональной саморегуляции практически не сказывалось на уровне ЭУ. .

Частота типов значительно варьироЕала среди ЭУ спортсменов, отличавшихся спортивной специализацией. Среди хоккеистов и борцов близкий к холерическому тип составил 505?. "Флегматический" и "меланхолический" типы - 10$. У футболистов, фахтовалвщиков и лыжников Соответствующие показатели выражались цифрами 16$ и 30$. Принадлежность спортсмена к определенному типу сказывалась на общей "архитектонике" переживаемого процесса. Главная тенденция состояла в том, что каждый тип шел свою основную "плоскость" колебания переживаний от успеха до неуспеха. Для "холерических" спортсменов она лежала в диапазоне переживаний модальности "гнев"; для флегматичных - переживаний модальности "радость"; для сангвинических - "страх". Во-вторых, темперамент на самом деле является более содержательной характеристикой, не ограничивающейся только формально-динамическими особенностями процесса эмоциональной саморегуляции. Тем самым, понятие темперамент обогатилось и приблизилось к своему более культурному смысловому образу.

Выяснилось также, что для каждого типа эмоциональной саморегуляции свойственна своя, наиболее характерная иерархия физиологических и психологических устойчивых индивидуальных особенностей: у "холерического" типа - сила, подвижность, возбудимость нервных процессов, экстраверсия,' мотивированность на успех, низкая мотивированность избегания неуспеха; у "флегматического" -

средняя подвижность, сила-слабоси, интровертированность, средняя котнвированнооть как на успех, так и. на избегание неуспехов; у "сангвинического" - интровертированнооть, слабость-лэдвижно-сть; у "меланхолического" - интровертированность, инертность, слабость, пониженная возбудимость, тонкость эмоциональных переживании. Важным моментом этого вывода явилось то, что обеспечение ЭУ должно быть связано не со стремлением переделать устойчивые индивидуальные особенности, а с тем, чтобы, опираясь на их проявления (включая их в модель значимых переживаний условий напряженной деятельности), формировать или выбирать те приемы и способы действия, которые соответствуют ярко выраженным особенностям и адекватны ситуациям.

Поскольку в исследовании изучались образцы ЭУ, то выделенная и схематически описанная функциональная модель эмоциональной саморегуляции служила далее средством унифицированного анализа напряженной деятельности ЭНУ спортсменов. Методические приемы были подобраны так, чтобы учесть различия в сформированное™ эмоциональных звеньев у спортсменов разных специализаций: борцов, футболистов, хоккеистов и др. Задачи ставились двояко: во-первых, еще раз зафиксировать и убедиться насколько важна роль системы эмоциональной саморегуляции в обуславливают ЭУ; во-вторых, выявить структурные и содержательные дефекты процесса саморегуляции, необходимые для диагностики степени выраженности ЭНУ и. организации целенаправленного корректирующего воздействия на установленные дефекты.

Особенности и черты проявления процесса саморегуляции ЭУ и ЭНУ групп спортсменов представлены в таблицах и описаниях.

В целом оказалось, что ЭНУ спортсменам присуща неадекватность всех выделенных компонентов эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности по отношению к ведущей цели. Низкий уровень ЭУ у них сопровождается наиболее выраженным рассогласованием между отдельными компонентами этого процесса, несогласованностью между щвярттат^гивнми тг •вяргдт^ртттпт условиями, нечувствительностью к значимым условиям, синкретическим характером протекания переживаний. .

ЭО у ¿¿¿устойчивых, если пользоваться терминологией А.М. Ма-тюшкина (1979), выступает как психологический барьер, как внутреннее субъективное препятствие к успешному достижению цели. При специально организованном развер-ываши ЭО у ЭНУ спортсменов обнаруживалась неполнота планов, операций, понятий и других харак-

териотик процесоа эмоциональной саморегуляции, а также иолное отсутствие перехода (обратимости) переживаний, я чувств в сформированные ансамбли предметных условий. Говоря языком эмоциональности, у ЭНУ спортсменов переживания оформляются как аффективные реакции, в которых сказываются в большей степени природные (глубинные, базальные) основк эмоциональной жизни и которые можно мыслить как своеобразше аффективные рефлексы, последствия которых имеют случайный (позитивный или негативный) характер. Проявляются они моторно, внешне, оитуатизяо, реализуясь как неуправляемая, необратимая аффективная экспрессия. Соматическая составляющая такого аффективного рефлекса является ведущей.

ЭУ спортсмены организуют переживания эмоций, чувств, страстей в целостный целесообразный процесс. Эмоции в этом процессе обусловлены предметными обстоятельствами напряженной деятельности и знаково опосредованы. Они находятся в функциональной зависимости от интеллектуальных моментов, а также управляемы, обрати.« и носят дифференцированный характер. Эмоции, кроме того, могут осуществлять предметное замещение рациональных моментов напряженной действительности. Переживания у ЭУ'спортсменов чаще всего выражают страсти, которые находятся в функциональной зависимости от целеполагания. Они характеризуют относительно устойчивую направленность спортсмена к соревновательной деятельности. Страсти 5У спортсменов имеют внутреннюю шкалу ценностей, которая л определяет интенсивность эмоциональной саморегуляции в отличие от внешней обусловленности интенсивности аффективной реакции ЭНУ спортсменов. В страстях ЭУ спортсменов сказывается социокультурный опыт, что также отличает их от ЭНУ спортсменов, в основе аффективных рефлексов которых лежит баз&льный эмоциональный опыт.

Таким образом, эмоционально устойчивый человек - это не просто сумма отдельных составляющих эмоциональный процесс, а определенная их организация. Важным критерием высокого уровня ЭУ выступает экспрессия, которая характеризуется не только наличием положительных, но и отрицательных эмоций. Включаясь в целостную систему деятельности, эмоции различных модальностей становятся "умными" , обобщенными, предвосхищающими, а интеллектуальные процессы, функционируя в данном контексте, приобретают характер эмоци-; овального мышления /А. В. Запорожец/ или же процесса эмоциональной саморегуляции. Под последним понимается совокупность, взаимодействующих между, собой сложных эмоционально-познавательных звеньев -: (механизмов), объедиконгссс переживаемой целью напряженной деято-

льности, которая не может быть успешно реализована ни одним из них в отдельности.

Отмечается, что хотя значение эмоций в осуществлении различных видов деятельности, их определяющее воздействие на формирование способов ее организации и воспитание социально-значимых черт личности подчеркивается многими исследователями /Л.И.Божо-вич, А,В.Запорозг.ец, М.И.Махмутов, Я.З.Неверозич, А.Е.Ольшаннико-ва, П.В.Симонов, Г.Х.Шингароз, П.М.Якобсон и др./, в то же время всякий формирующий эксперимент (в ученье, труде, спорте) чаще воего преследует без эмоциональный путь: роль эмоций кэк бы отступает на второй план при переходе к конкретному формированию. Наиболее определенно такая установка представлена в теории поэтапного формирования умственных действий: действие формируется успешно, если обеспечивается тождественное преобразование (рационально контролируемое) условий и приведение их к целесообразному виду. Поэтому попытки сформировать должный уровень ЭУ оказываются неэффективными.

Именно это обстоятельство и побудило к условному противопоставлению интеллекта и аффекта при организации формирующего эксперимента. Возможность пристрастных преобразований условий, выступающих в самых разнообразных эмоциональных состояниях и образах (включая кинестезическую модальность), определяла эмоциональную регуляцию. Для повышения пригодности экспериментальной программы сохранена "чистота" исходных схем, описывающих высшее спортивное мастерство - эмоциональное содержание саморегуляции напряженной деятельности ЭУ спортсменов. В целом программа предусматривала:

- систематизацию и развитие у спортсменов знаний о структуре и особенностях целостного процесса эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности;

- развитие навыков анализа, сравнения и синтеза условий напряженной деятельности по схеме, фиксирующей различные компоненты саморегуляции и сформировакность их у каждого конкретного испытуемого;

- ссздание условий для перевода в действенный план знаний

и переживаний в процессе составления индивидуальных планов тренировок и их реализации в ситуациях конкретного выполнения заданий, моделирующих напряженную "боевую" практику.

Реализация учебной программы, организация ее содержания в учебном процессе проводилась с учетом устойчивых и текущих индивидуальных особенностей испытуемых. Для этого была состаачена

программа диагностического контроля, согласно которой на кадцого испытуемого заводилась педагогическая карта, содержащая данные об его индивидуальных особенностях.

Результаты формирующего эксперимента выявили значительное изменение функциональной системы эмоциональной регуляции напряженной деятельности у ЭНУ спортсменов. Суть изменений заключалась в отчетливом повышении направленности эмоциональных характеристик на способы и приеш организации напряженного действия. Существенные изменения обнаружены в содержательных и количественных характеристиках ЭО испытуемых. Анализ содержания ЭО до и после эксперимента показал, что в нем постепенно координировались и "сонастраивались" представления о целях, задачах и предметных условиях напряженной деятельности, представления о тактико-технических приемах и средствах осуществления действия. Иными словами, в ЭО. содержались все описанные ранее компоненты эмоционального саморегулирования, которые трансформировались в ориентировочно-исследовательские, перцептивные и технические действия.

Так же как и анализ содержательных характеристик текущих переживаний процесса саморегуляции, анализ содержания ЭО выявил отчетливую избирательность его направленности на способы и приемы организации соревновательного действия. Общая тенденция изменения заключалась в следующем: до обучения эмоциональная насыщенность имела случайный характер, тогда как после обучения наблюдалась целенаправленная и постоянная эмоциональная насыщенность всех ориентировочных и исполнительских операций. Причем характер эмоциональной насыщенности после формирующего эксперимента носил подлинно обобщенный характер, который превращал разрозненные, дискретные условия напряженного действия в единое целое и, тем самым, существенно сокращал процесс решения задач.

Эти данные проверялись в специальном эксперименте, в котором исследовалась скорость ориентировочной фазы целостного атакующего действия в 3-х группах испытуемых. Первая группа была сформирована из спортсменов, у которых по ходу формирующего эксперимента обнаруживалась постоянная эмоциональная насыщенность всех операций; вторая - из спортсменов, у которых такая эмоциональная насыщенность тлела спонтанный характер; третья - из спортсменов, которые не участвовали в формирующем эксперименте. Сводные результаты приведены в табл.3.

Высокая статистическая достоверность выявленных различий дата основание для дальнейших проверочны:: исследований, которые

Таблица 3

Группы ; С оеднег оуппоше величи- { Критерий^ спортсме- } пы скорости ориентиро- \~1 ! 1 Г~7 нов | вочной фазы действия { Ь 1-2 ! » 1-3 ! * 2-3 __! (в с)_!_! !__

0,200 6,81 8,93 7,11

юглючали в себя синхронный анализ видеозаписей напряженной деятельности и анализ экспертных оценок. Результаты исследований не только подтвердили, ко и превзошли ожидания: целесообразность, автономность и автоматизированяость ориентировочной и исполнительской фаз действия значительно выше у тех спортсменов, у которых с.|оршровалось умение ориентироваться в предметных условиях на основе обобщенных пристрастных преобразований. Ьсе это вело к меньшему количеству шагов решения задач, к более совершенным формам соревновательного дейотвия.

В целом, анализ экспериментальных данных показал, что целенаправленное формирование эмоционально-познавательных и исполнительских споообов организация напряженной деятельности приводит к более высокому уровню ЭУ. На фоне увеличения общей эмоциональности деятельности возрастает адекватнооть формируемой цели, точность оценочное операций, полнота, обобщенность и точность модели значишх переживаний условий. Тем самым показано, что хотя уровень ЗУ зависит от устойчивых физиологических и психологических тдаевздуальных особенностей, основные средства ее повышения лежат ь сфере обучения и воспитания, направленных на развитие и совершенствование эмоций, разштие 1а регулирующих функций. Эти результаты позволяют утверждать, что формирование (повышение) ЭУ всегда идет от сиккретичности и глобальности в сторону большой днфференцированчостп и системной упорядоченности процесса эмоциональной саморегуляции напряженней деятельности.

На основании результатов формирующего эксперимента сформули-розая ряд вводов, которые кашли свое применение при выработке психологических основ программы и ее реализации в области воспитания змоцкенально-золевых качеств школьников на занятиях физическими упражнениями. *

В работе отмечается и тот факт, что хотя хорошо организован-

ная система эмоциональной саморегуляции и способствует сохранению высокого уровня ЭУ, она при определенных специфических напряженных условиях все-таки может оказаться ослабленной или асинхронной. Причину низкого уровня ЭУ в этих случаях следует искать в ограниченных биологических функциональных возможностях человека - узком диапазоне его функциональных показателей, низкой их мобилизации. Сохранение выского уровня ЭУ в этих специфических условиях должно осуществляться за счет повышения или увеличения диапазона физиологических функциональных возможностей организма спортсмена.

Проведенное экспериментальное исследование влияния гиперок-сической гелиокислородной смеси (Не - 60$, О2 - 40$) на психофизиологические функции спортсмена показало практическую возможность целенаправленного ее применения для мобилизации функциональных резервов организма с целью сохранения ЭУ /Л.Абслпн, 1580/.

В заключении формулируются выводы. Основные из них.

1. Проведенное исследование показало, что имеет место необоснованно суженная трактовка эмоциональной устойчивости. ЭУ в условиях напряженной деятельности иногда подменяется описанием отдельных физиологических или психологических факторов, не выделяется значение эмоционального уровня в саморегуляции напряженной деятельности. Для успешного решения вопросов повышения ЭУ человека необходимо преодолеть эти тенденции.

2. На основе полученных экспериментальных фактов установлено, что ЭУ , с одной стороны, - результат целостной функциональной системы эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности, о другой, - системное качество личности, приобретаемое индивидом и проявляющееся у него в единстве эмоциональных, интеллектуальных, волевых и других отношений, в которые он вовлекается в условиях напряженной деятельности.

3. Эмоции выполняют относительно самостоятельные функции в системе саморегуляции, подчиняясь в то не время закономерностям, определяющим координацию и взаимодействие компонентов этой системы. Они участвуют в поиске закономерностей вероятностного ряда предметных ситуаций, в расчленении и интеграции экстремальных условий деятельности, в осуществлении упреждающего планирования, образовании автономности и оперативности напряженного действия, свертывании рационального уровня регулирования и др. Процесс эмоциональной саморегуляции обуславливается эмоциональным опытом. В нем свернуты интегративные успехи-неуспехи осуществленных ра-

нее попыток. Эмоциональный опыт имеет определенное содержание, зависящее от уровня профессиональной подготовленности человека.

4. В основе различий шсокого и низкого уровней ЭУ лежит разница в функционировании систем эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности. Система саморегуляции неустойчивых людей оформляется в напряженных условиях как аффективный процесс, в котором проявляются природные (глубинные) основы эмоциональной жизни, выступающие как аффективные реакции. Процесс имеет нерас-члекенный характер. У эмоционально устойчивых ладей, напротив, отдельные эмоциональные звенья выступают по отношению к цели успех-неуспех как единый й сообразно с ней согласованный эмоциональный процесс.

5. Типы эмоциональной саморегуляции обусловлены пространственно-временными, интенсивностными и содержательными характеристиками напряженной деятельности. Отнесенность человека к тому или иному типу эмоциональной саморегуляции не сказывается на уровне ЭУ. Каждый тип имеет свою "плоскость" колебания переживания от успеха до неуспеха.

6. Система эмоциональной саморегуляции напряженной деятельности становится более расчлененной (дифференцированной) и упорядоченной, если условия ее развития направлены на формирование установленной последовательности и взаимосвязи звеньев целостного процесса саморегуляции. Целенаправленному формированию должно предшествовать усвоение человеком общих знаний о целостном процессе эмоциональной саморегуляции. Становление развитых форм эмоциональной саморегуляции должно осуществляться в процессе активного включения индивида в эмоциогенкые (специально эмоционально оформленные) условия, что и позволяет интериоризировать общественно выработанные формы эмоционального отражения и результаты этого отражения в сознании человека. Становление ЭУ стало быть связано с формированием приемов эмоциональной саморегуляции, которые должны соответствовать индивидуачьным особенностям человека.

Успешно осуществленная реализация этих выводов в области спорта высших достижений; а также в области физического воспитания учащихся общеобразовательных школ, позволяет говорить о возможности распространения позитивного опыта на другие сферы, имеющие дело с массовым вовлечением людей различных возрастов в общественно необходимую напряженную деятельность. .

Содоржание диссертации отражено в следуюццсх основных публикациях:

1. О некоторых путях активизации мыслительной деятельности учащихся на уроках физических упражнений // Физическое воспитание в школе и в вузе: Учен.запис.. - Ставрополь: Книжное пзд-во. 1970. - Вып.1. - С.38-39.

2. Исследование влияния психического стресса на ориентировочно-поисковую деятельность спортсмена (В соавт. с В.Р.Захаровым): Учен.запис.. - Ставрополь. - 1973. - Вып.З. - С.69-77.

3. Соотношение психологических и психофизиологических коррелятов эмоциональной устойчивости спортсменов // Вопросы психологии. - 1974. - й I. - С.106-115.

4. О методическом подходе при изучении влияния эмоциональной возбудимости на деятельность спортсменов // Материалы второго Всесоюзного симпозиума "Психологический стресс в спорте". -Пермь, 1974. - С.30-31.

5. К вопросу исследования соотношения эмоциональной устойчивости спортсменов с физиологическим показателями эмоциональной возбудимости // Ноше исследования в психологии, - М.: Педагогика, 1975. - № 2 (ХШ). - С.46-47.

6. О диагностике психических состояний спортсменов // Спортивная борьба: Ежегодник. - М,: Физкультура и спорт, 1976. -

С.54-56.

7. Некоторые результаты исследования структуры личности спортсменов-борцов в связи с проблемой отбора: Тез.докл.УШ Всесоюз. конф. по психологии спорта. - М., 1976. - С.1-3.

8. Зависимость уровня мастерства от индивидуальных особенностей спортсменов // Материалы Всесоюз.симпозиума "Спорт, психофизическое развитие и генетика". - Винница-Одесса, 1976. - С,58-60.

9. Возрастные и квалификационные различия в соотношениях факторов эмоциональной устойчивости спортсменов // Теория и практика физической культуры. - 1976. - № 8. - С.14-17.

10. О выборе адекватных методов обработки и анализа результатов тестирования устойчивых характеристик эмоционального поведения (В соавт. с В.Е.Никифоровым) // Ноше исследования в психологии. М. : Педагогика. 1977. - №2 (17). - С. 11-16.

11. Влияние некоторых особенностей психической организации деятельности на качественные параметры эмоциональных состояний спортсменов // Личность и деятельность: Тез.докл. к У Всесоюз. съезду психологов СССР. - М., 1977. - С.54.

12. О критериях состояния сверхоптимального возбуждения //

Тез.докл. к У Всесоюз.съезду психологов СССР. - М., 1977. -4.1. - С.171.

13. О соотношении некоторых устойчивых эмоциональных параметров, обуславливающих наде:люсть соревновательной деятельности спортсменов // Материалы Всесоюз.симпозиума "Основы и методы спортивной ориентации и отбора в отдельных видах спорта" - Дили-нан, 1978. - 4.2. - С.202-204.

14. Попытка экспериментального исследования образца психиче-оких качеств, обеспечивающего успешное достижение цели деятельности спортсменов в условиях международных соревнований (В соавт. с А.Я.Чебыклным) // Теоретические и прикладные исследования психофизиологии спортивной деятельности. - Казань: 1979. - С.10-28.

15. Эмоциональные состояния и эмоционально-выразительные реакции у спортсменов (В соавт. с И.А.Михайловой) // Всемирный кон-гросс "Спорт в современном обществе". Педагогика. Психология. -М.: Физкультура и спорт, 1980. - С.179.

16. О психологической детерминации идеальной модели спортсмена // Теория и практика физической культуры. - 1981. - № 6. -С. 47-49.

17. Изучение эмоционального поведения спортсмена // Психологические проблемы повышения эффективности и качестза труда. История психологии. Психология физической культуры и спорта. Зоопсихология и сравнительная психология. - М., 1983. - Ч.З. - С.526.

18. Методики изучения эмоций в спорте: Учебное пособие - Казань, 1985. - 101 с.

19. К проблеме психического стресса в спорте (В соавт. с Т.И.Аболиной) // Психология спортивной деятельности. - Казань: ИТ, 1985. - С. 169-179.

20. Методологическая особенность формирующего эксперимента, направленного на повышение эмоциональной устойчивости спортсменов (В соавт. с Р.И.Спектор) // Психология спортивной деятельности. - Казань: КГУ, 1985. - С.202-210.

21. Влияние дыхания газовой смеси на функциональные возможности спортсмена (В соавт. с З.М.Червяковым) // Психология спортивной деятельности. - Казань: КГУ, 1985. - С.141-151.

22. Влияние пшероксической гелиокислородной смеси на результативность деятельности и эмоциональные состояния модальности стргха (В соавт. с В.'Л.Червяковш) // Теория и практика физической культуры. - 1985. - 12. - С. 18-20.

<:3. Исследование этюццопалыюй устойчивости п попхолопгчес-кг'.е сродстгэ ео ;торг.п:рованкя у слортсколов (В соаг/г. е Л. чЛебы-

кишм) И Психологический журнал. - 1984. - Т.5. - № 4. - С.83-Е9.

24. Методологические аспекты проблемы эмоциональной уото^ш-вости // Психологическая устойчивость профессиональной деятельности: Тез.Всеооюз.семинара-совещания. - М.-Одесса, 1984. - С.З-6.

25. Изучение структура эмоционального поведения спортсменов. (В соавт. с А.П.Кашиным, В.Н.Крыловым) // Психология спортивной деятельности / Под ред.Л.М.Аболина и П.А.Норова. - Казань: КГУ, 1985. - С.97-110.

26. Эмоциональные механизмы продуктивных форм соревновательного действия спортсменов // Теория и практика физической культуры. - 1986. - й 12. - 0.: 91-21.

27. Значение эмоций в жизнедеятельности человека // Эмоции в физическом воспитании школьников и молоде: и / Под ред.Л.М.Аболи-на и П.А.ЖЬрова. - Воронеж: Гос.комит.РСФСР по физической культуре и спорту, 1986. -» С. 5-12.

28. Функциональная структура целостного процесса эмоциональной регуляции действия в напряженных ситуациях. - Там же. - С. 2232.

29. Анализ и определение понятия эмоциональная устойчивость. Критерии эмоциональной устойчивости. - Там же. - 0.42-53.

30. Функциональная структура психологической регуляции эмоциональной устойчивости спортсменов в напряженной деятельности: Тез.докл.Всесоюг.конф. "Проблемы психологической подготовки высококвалифицированных спортсменов". - М., 1986. - С.68-70.

31. Эмоционально-волевые качества личности школьника, принципы и методы их формирования на занятиях физической культурой // Метод, рекомен. для учителей физической культуры общеобразоват. школ (В соавт. о К.Д.Бобырешм). - Казань, 1988. - 50 о.

32. Монография: Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека / Под ред.В.В.Давыдова. - Казань: КГУ, 1987. -262 с.

33. Эмоциональная устойчивость в напряженной деятельности,

ее психологические механизмы и пути повышения // Вопросы психологии. - 1989. - № 4.

34. Монография: Эмоциональная устойчивость напряженной соревновательной деятельности спортсмена, пути ее повышения. 14 п.л. (в печати).