Автореферат диссертации по теме "Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия человека с домашними животными"

На правах рукописи

А.В. Никольская

Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия человека с домашними животными

Специальность: 19.00.01 -общая психология, история психологии, психология личности

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

005010651

9 0ЕЗ 20і2

Москва, 2012

005010651

Работа выполнена в Федеральном Государственном научном Учреждении «Психологический институт» Российской академии образования и на факультете психологии МГУ имени М.В.Ломоносова.

Научный консультант: члеи-корреспондент РАО,

доктор психологических наук, профессор Панов Виктор Иванович

Официальные оппоненты: член-корреспондент РАО,

доктор психологических паук, профессор

Петровский Вадим Артурович

доктор психологических наук, профессор

Чуприкова Наталия Ивановна

доктор психологических наук, профессор

Антоненко Ирина Викторовна

Ведущая организация: Ярославский государственный университет

имени П.Г.Демидова

Защита состоится 28 февраля 2012 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д.008.017.01 при Учреждении Российской академии образования «Психологический институт» по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, д. 9, стр. 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения РАО «Психологический институт» по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, д. 9, стр.4.

Автореферат размещен на сайтах: http://vak2.ed.gov.ru

http://www.pirao.ru 18 ноября 2011 г.

Автореферат разослан « » января 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Актуальность. В последние годы в рамках экопсихологического подхода к развитию психики развивается взгляд о необходимости смещения изучения человека и природы с антропоцентрической оси на природоцентрическую (В.И.Панов, 2004, 2006). Сегодняшние проблемы человеческого общества диктуют необходимость осознания человеком своего единства с природой.

В последние 20 лет в психологии активно развиваются различные направления экологической психологии, в которых отмечается явно выраженный переход от изначального экологического подхода к восприятию Дж. Гибсона (1988) к проблемам взаимодействия человека со средой в целом (В.И.Панов, 2004, С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин, 1996, Е.А.Климов, 2001 и др.). Несмотря на определенные различия этих эколого-психологических исследований, их объединяет общая методологическая предпосылка -изучение психики человека в его взаимодействиях с окружающей средой: пространственной, природной, образовательной, информационной и т.п. (Дж. Голд, 1990; С.Д.Дерябо, 1999; Е.А. Климов, 2001; АЛ.Журавлев, А.Ю Гусева, 2001; Г.А.Ковалев, 1993; М.О.Мдивани, 1999; В.И.Медведев, А.А.Алдашева, 2001; М.Раудсепп, 1983; В.И. Панов, 2004, 2006, 2010; М.Э.Хейдметс, 1989; М.Черноушек, 1989; В.А.Ясвин, 2000; ГАктап, 1975; Я.Вагкег, 1968; К.РаууПк, К. Б1арГ, 1992; Э. Б^ко^, 1995 и др.).

Но осознание человеком единства с природой может возникнуть только благодаря соответствующему экологическому воспитанию, основная задача которого - формирование соответствующего субъективного отношения к миру природы и, в том числе, к животным как природным объектам (С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин, 1996; С.Д.Дерябо, 1999; В.А. Ясвин, 2000).

В этом смысле остро встает вопрос о концептуальных рамках исследования психологических взаимоотношений человека с другими биологическими видами, в частности, с домашними животными.

По оценкам специалистов, во всем мире наблюдается постоянный рост числа домашних животных (три'.rg.ru, 2010, wwvv.rkr.org, 2011). При этом население все чаще сталкивается с проблемой отклоняющегося поведения своих домашних питомцев и неспособностью владельцев справиться с ними (А.И.Рахманов, 2006; Т.Г.Гусева, 2003 и др.). Почему стремление завести домашнее животное становится все более распространенным во всем мире? Почему люди продолжают держать и заводить животных, даже сталкиваясь с агрессивными проявлениями со стороны питомцев в свой адрес? Можно ли, рассматривая данное явление, говорить о тяготении человека к природе, или проблема лежит в плоскости личностной или средовой дефицитарности?

В последние десятилетия наметилась тенденция приобретать животное для совместного проживания, оно начинает выполнять функции социального партнера (Г. Аскью, 2004, К. Оверолл, 2007, Д. Хорвитц, Д. Миллз, 2008; И. Ялом, 2007; А.Я.Варга, Е.Ю.Федорович, 2010). Более того, животные начинают восприниматься человеком как члены семьи (А.Кпщег, З.БегреП, 2006) и наделяются статусом значимых других (С.Д. Дерябо, 1995). Вероятно, такие данные неслучайно получены именно на городском населении, поскольку эффект отчуждения индивида в городе известен и описан (напр., Э.В. Сайко, 2006). Именно поэтому в настоящей работе исследуется взаимодействие человека с такими животными-компаньонами, как кошки и собаки, которые исторически на протяжении тысячелетий жили рядом с человеком, а на протяжении уже более столетия живут в доме человека, полностью разделяя его быт и являясь важным компонентом его жизненной среды.

В ходе консультационной практики, при исследовании автором причин отклоняющегося поведения у животных, на примере 690 случаев были получены данные, согласно которым в 80% причина лежит в нарушении взаимодействия человека с животным, в неправильном восприятии человеком животного (А.В.Никольская, 2007). Это заставило нас обратиться к поиску методов психологической помощи и диагностики, а также к анализу

соответствующей психологической (К.Э.Фабри, А.Н. Леонтьев, 1994; С.JI.Новоселова, 2004; Г.Г.Филиппова, 2009 и др.) и непспхологической литературы (Г.Аскыо, 2005; К.Оверолл, 2005; Д.Хорвитц и др., 2005; КЛоренц, 2005; Я.Бадридзе, 2003; М.Е.Гольцман, 1983; З.А.Зорина, И.И.Полетаева, 2001; Е.Н.Панов, 2005).

При этом обнаружилось, что психологическое взаимодействие владельцев животных со своими питомцами практически не изучено. Предметом исследований выступают психологические особенности человека, либо воздействующего на животного, например, при дрессировке животных (Э. Вайтли, 1998), либо принимающего воздействие от животного, например, при анималотерапии (Н.Л.Кряжева, 2000; В.Е.Орел, 2008; A.Kruger, J.Serpell, 2006). Или же предметом исследования выступают психические особенности животных (Н.Harlow, 1966; R.Woodworth, 1958; J.Scott, J. Fuller, 1967 и др.).

Между тем в совместной жизнедеятельности человека с домашним животным складываются такие формы их взаимодействий, когда возникает некая их психическая общность, которая объединяет человека и животное в единого, совокупного субъекта совместной психической активности по отношению к друг другу. Поскольку субъектом этого межвидового взаимодействия выступает групповой субъект (полисубъект) «человек -домашнее животное», то, как психическая реальность, подлежащая исследованию, такое взаимодействие не сводится ни к психологическим свойствам человека, ни к психическим особенностям животного, т.к. выступает системным качеством указанного полисубъекта. При этом возникает методологический вопрос: какие исходные предпосылки должны использоваться для того, что эксплицировать психологический контакт между животным и его владельцем-человеком в качестве объекта и предмета психологического исследования.

Психологические особенности и механизмы группового субъекта и коммуникативного взаимодействия между составляющими группу людьми относятся к предмету социальной психологии. Особенности же поведения

животных относятся к предмету зоопсихологии и этологии. Наконец, субъектные проявления психической активности относятся к психологии субъекта, т.е. к предмету общей психологии. И в то же время коммуникативное взаимодействие между человеком и животным, объединяющие их в группового субъекта психической активности (и даже развития), оказывается вне предмета исследования.

Очевидно, что в этом случае в качестве исходной психической реальности и, соответственно, эмпирической предпосылки следует брать групповое, интерактивное взаимодействие между человеком и животным, которое объединяет их в группу (или квази-группу) со свойствами группового субъекта (полисубъекта). Однако групповое взаимодействие, описанное в социальной психологии, это взаимодействие в пределах отношений «человек - человек», и потому как психическая реальность оно не тождественно психологическому взаимодействию в группе «человек -животное».

Следует принять также во внимание, что в средовом контексте при анализе группового взаимодействия «человек - животное» животное является компонентом жизненной (домашней) среды для человека, но в то же время и человек является компонентом жизненной среды для животного. Следовательно, в качестве методологической предпосылки целесообразно взять общее системное отношение «индивид - жизненная среда», что позволяет рассматривать группу «человек - животное» в контексте экопсихологического подхода к развитию психики (В.И.Панов, 2004, 2006, 2011). Соответственно, возникает необходимость эмпирического выявления и описания психологических феноменов, проявляющихся при таком взаимодействии с обеих сторон, т.е. выделения тех проявлений психической активности человека и животных, которые являются результатом их совместной жизнедеятельности как взаимодействующих партнеров общей жизненной среды.

В практическом плане актуальность подобного исследования обусловлена необходимостью выявления таких теоретических и эмпирических данных о психологическом взаимодействии человека с домашним животным, которые позволили бы разработать научно обоснованные психологические рекомендации владельцам домашних животных, пснхологу-консультанту и ветеринарам с целью нормализации взаимодействия человека и домашнего животного в условиях жизненной среды.

Таким образом, ряд серьезных причин выдвигает на повестку дня постановку проблемы настоящего исследования, а именно проблемы разработки теоретико-методологических оснований, необходимых для выявления психологических факторов, детерминант и условий межвидового взаимодействия человека и животных как компонентов единой жизненной среды. Исследование проводится на материале межвидового взаимодействия человека и домашних животных (кошек и собак) в домашней среде их совместного проживания.

Состояние разработанности проблемы исследовании. В научной литературе вопросы психологии взаимодействия человека с животными пока не нашли должного отражения.

Так, в сравнительной психологии основным предметом изучения являются психические феномены и особенности психики собственно животных или собственно человека в сравнении друг с другом (см. Н.Хейс, 2006, В.А.Вагнер, 2010, Г.Г.Филиппова, 2009 и др.)

Подходы, разработанные в зоопсихологии, не позволяют предложить теоретическую модель взаимодействия человека с животными, поскольку в ее рамках изучается только поведение животного (В.Келлер, 1958; Г. Харлоу,1958; Р. Вудворте, 1964; Дж. Скот и Дж. Фуллер, 1968; Б.Скиннер, 1968; К.Э.Фабри, 2003; В.А.Вагнер, 1912 и др.). Все наиболее известные эксперименты, проводившиеся на животных с целью изучения их психических особенностей, строились так, что животное всегда выступало в

них самостоятельным объектом исследования. Ни в одном из проанализированных нами исследований экспериментальной зоопсихологии психическая реальность, складывающаяся в процессе взаимодействия и взаимовлияния человека и животного, в качестве специального предмета исследования не рассматривалась (см.: В. Келлер, 1958; Г. Харлоу,1958; Р. Вудворте, 1964; Дж. Скот и Дж. Фуллер, 1968; Б.Скиннер, 1968; К. Фабри, 2003; В. Вагнер, 1912 и др). Исключение и особый интерес представляют лишь эксперименты по обучению животных языкам-посредникам, в которых исследователи целенаправленно добиваются взаимодействия с животным в процессе обучения несвойственным его виду коммуникативным сигналам (S. Savage-Rumbaugh, 1988, 2001; I. Pepperberg, 1987 и др.). Но здесь цель исследований заключается в понимании того, насколько развита когнитивная сфера животных разных видов, а также в выявлении эволюционных предпосылок языка. В последних работах С. Севедж-Рембо возникает термин «двухвидовой мир» (bi-species world) и «бикультурный подход к социальности» (bicultural approach to sociality) (S. Savage-Rumbaugh et all, 2005). Авторы считают, что в ходе повседневного общения между людьми и обезьянами возникает культура, под влиянием которой меняются сами участники процесса. Образование такой двухвидовой культуры Севедж-Рембо относит, прежде всего, за счет обучения обезьян языку и не рассматривает с иных, внеязыковых позиций. На наш взгляд язык, скорее, расширяет, формирует, управляет и канализирует существующие ментальные феномены, что подтверждается тезисом Л.С.Выготского (1983) о том, что генетические корни мышления и речи различны. Эту гипотезу, подтверждают также данные наблюдений и экспериментов (напр, C.Raby et all, 2007, K.McComb, 2006), показывающие, что животные могут достигать уровня развития психики, на котором демонстрируют поведение, сходное с сознательным поведением человека в аналогичных ситуациях, даже при том, что они не обладают языком и биологически не родственны человеку.

Решение практических проблем, возникающих в поведении домашних животных (в области поведенческой медицины животных), находятся в основном в ведении ветеринаров, реже этологов (Г.Аскью, 2005; К.Оверолл, 2005; Д.Хорвнтц и др., 2005). Эти специалисты отмечают, что зачастую проблемы, с которыми к ним обращаются, коренятся в особенностях владельца. Однако они не предлагают научно-обоснованных путей решения данных проблем, отмечая, что оно лежит не в их компетенции.

Используя понятие о совместно-распределённой деятельности (В.В.Рубцов, 1996), можно сказать, что речь идет о совместно-распределённой жизнедеятельности человека и его домашнего животного, благодаря которой они образуют межвидовую группу. Поэтому естественно обратиться к такой области психологии как социальная психология, где в центре внимания находятся именно процессы взаимодействия субъектов внутри определенных социальных общностей, в том числе малых групп (Р. Л.Кричевский, 1991; Д. Майерс, 1997; и др.).

Одним из объектов изучения социальной психологии является семья, но ее исследования до сих пор направлены исключительно на человека. То обстоятельство, что современная семья часто включает в себя домашних животных, до сих пор не учитывается. Между тем семья, имеющая домашнее животное, обладает своей структурой и своей динамикой (А.Я.Варга, ЕЛО.Федорович, 2010; А.В.Никольская, 2007).

Проведенный анализ позволил выявить развитие взглядов на поведение и психику животных, из зависимость от культурно-исторической эпохи и соответствующих эпохе научных представлений. Дело в том, что образы многих животных в человеческом восприятии являются социальными конструктами. В этом смысле восприятие животного и взаимодействие с ним почти никогда не свободно от культуры (В.Е.Орел, 2008; Н.К.Кременцов,

2010, Я.ВиШе^ 2005). Учитывая вышесказанное, необходимо рассматривать социально-психологическую природу психологических отношений человека с домашними животными, имеющую определенную специфику - специфику

встраивания животного в социальную группу, специфику его поведения с учетом требований социальной группы и специфику восприятия человеком члена группы иного биологического вида.

Но животное, как субъект взаимодействия в семейной системе или на производстве (животноводство), не тождественно человеку как субъекту взаимодействия. Человек и животное, вступая в активное взаимодействие, образуют специфичную межвидовую группу. Эта группа, имея характеристики и динамику, сходные с таковыми в социальной группе, имеет и отличия от нее. Во-первых, в силу того, что такая группа является группой не внутривидового, а межвидового взаимодействия. Во-вторых, поскольку человек и домашнее животное являются компонентами жизненной среды друг для друга, их взаимодействие имеет характер средового, экологического и экопсихологического взаимодействия в системе «человек - окружающая среда», что относится к объекту экологической психологии. В России экологическая психология получила активное развитие в плаие изучение взаимодействия человека с разными типами сред и представлена работами таких авторов, как Г.М. Андреева (2000), С.Д.Дерябо (1999), С.Д.Дерябо, В.А.Левин (1995, 1996), А.Л.Журавлев, А.Ю. Гусева (2000), Г.А. Ковалев (1993), В.И. Медведев, А.А.Алдашева (2001), В.И.Панов (2004), Ю.Г. Панюкова (2003), Д.И.Фелъдштейн (1997), В.А.Левин (2000) и многие другие. Так, С.Д.Дерябо и В.А.Лсвин (1995, 1996), основатели психологии экологического сознания, строят свое исследование на изучении личностного (субъективного) отношения человека к животным как природному объекту. Но взаимодействие в межвидовой группе «человек - домашнее животное», порождающее психологический контакт между партнерами, они оставляют без внимания, поскольку отношение к человека к животному интересует их лишь как один из компонентов экологического сознания человека. В.И.Панов (2004, 2011), разрабатывая экопсихологический подход к развитию психики, вводит в предмет экопсихологического исследования собственно взаимодействия между компонентами системы «человек - окружающая

(жизненная) среда». Однако до настоящего времени ии в этих, ни в других исследованиях, проводимых в рамках экопсихологии, не рассматривалось взаимодействие человека с таким компонентом среды, как домашние животные.

Таким образом, психологические взаимодействия человека с домашним животным, воспринимаемым в качестве социального партнера, находятся на стыке социальной, общей, зоо- и экопсихологии. Однако пи одна из этих психологических дисциплин не включают их в свой объект и предмет исследования, потому что объектом исследования в этом случае должны быть не психические особенности человека или животного, а психологические аспекты взаимодействия между ними как субъектами психической активности, представляющими биологически разные виды.

При изучении взаимодействия человека с домашними животными требуется дать характеристик того уровня развития психики, при котором можно говорить о домашних животных как о субъектах взаимодействия. Такая характеристика до сих пор не была представлена в литературе. В разработке этой проблемы мы опирались на представления Н.И. Чуприковой о строении функциональной системы психики и ес развитии.

Все сказанное приводит к выводу, что в настоящее время отсутствуют методологические основания, теоретические модели научно-

психологического изучения тех психических феноменов, которые возникают во взаимодействии между человеком и домашним животным в динамике особой - межвидовой - группы «человек - домашнее животное».

Вышесказанное позволяет говорить о социальной, теоретикометодологической и практической необходимости разработки концептуальных позиций, которые позволили бы осуществить экспликацию психологического взаимодействия между человеком и домашним животным в качестве объекта и предмета психологического исследования и определить методологические основания для разработки и эмпирической верификации теоретической модели такого взаимодействия.

Цель исследования: методологически обосновать, теоретически

разработать и эмпирически верифицировать экопсихологическую модель взаимодействия между человеком и домашним животным как представителями разных биологических видов, на основании чего разработать и апробировать практические рекомендации владельцам домашних животных и консультирующим их специалистам.

Объект исследования: психологическое взаимодействие между

человеком и домашними животными.

Предмет исследования: экопсихологическая модель взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное».

Теоретические гипотезы:

1. Использование основных позиций экопсихологического подхода к развитию психики и дифференционно-интегративной парадигмы развития в качестве теоретико-методологических предпосылок для исследования психологического взаимодействия между человеком и домашним животным позволит:

о эксплицировать в качестве объекта и предмета психологического исследования психологические взаимодействия между человеком и домашним животным, порождающие психические феномены, общие для человека и животного и объединяющие их в межвидовую группу «человек - домашнее животное»;

о использовать отдельную интерак цию в качестве единицы психологического анализа взаимодействий между человеком и домашним животным;

о разработать экопсихологическую модель межвидового взаимодействия человека и домашнего животного, выявляющую психологические условия и детерминанты образования и существования межвидовой группы «человек -домашнее животное» как группового полисубъекта (совокупного субъекта) совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного, а также возникающие в такой группе психологические феномены.

2. Использование модели развития функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта, позволит определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектиое взаимодействие.

Эмпирические гипотезы:

1. Возникновение и устойчивость межвидовой группы «человек -домашнее животное» возможны только при определенных типах взаимодействия между ее членами. Можно предполагать, что это будут субъект-совместный и субъект-порождающий типы взаимодействия, которые способствуют порождению феноменов доверия, доминирования/подчинения, привязанности, формирования и принятия правил взаимного поведения и др.

2. Феномен доверия выступает группообразующим феноменом, объединяющим человека и животное в межвидовую группу. Если происходит нарушение доверия между человеком и домашним животным, то это может приводить к потере устойчивости межвидовой группы «человек -домашнее животное».

3. Разработка экопсихологической модели межвидового взаимодействия между человеком и домашним животным и ее апробация в консультативной практике позволит разработать рекомендации для психологического консультирования владельцев животных.

Задачи исследования

1. На основе аналнза литературных данных показать, что психологическое взаимодействие между человеком и домашним животным не попадает в объект исследования ни зоо-, ни социальной, ни общей психологии, но должно составить предмет экологической психологии;

2. Провести анализ положений экопсихологического подхода к развитию психики с целью:

• выявления возможности их использования в качестве теоретикометодологических предпосылок исследования психологического взаимодействия человека и домашнего животного и экспликации феномена межвидового взаимодействия;

• определения единицы психологического анализа взаимодействия человека и домашнего животного;

• разработки и представления экопсихологической модели межвидовых взаимодействий в группе «человек - домашнее животное», выявляющей детерминанты, условия, психологические феномены возникновения межвидовой группы (МГ) и превращения ее в совокупного субъекта совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного;

3. Подобрать методы и методики для проведения исследования и получения эмпирических данных, эмпирически верифицирующих теоретические конструкты разработанной экопсихологической модели межвидового взаимодействия

4. Выявить психологические феномены межвидового взаимодействия;

5. На материале психологического консультирования владельцев животных, показать, что дефицит доверия приводит к нарушению устойчивости межвидовой группы, как совокупного субъекта совместной жизнедеятельности;

6. На основе обобщенных теоретических и эмпирических данных разработать практические рекомендации для владельцев животных и специалистов, осуществляющих консультирование с целью нормализации процесса межвидового взаимодействия.

Методологической основой работы являются:

- экопсихологический подход к развитию психики (В.И. Панов), на основании которого разрабатывается экопсихологическая модель межвидового взаимодействия;

- дифференциопно-интегративный подход (Н.И.Чуприкова), позволяющий построить теоретическую модель развития субъекта в филогенезе психики;

- социально-психологический принцип социального конструкционизма (П. Бергер), т.к. образ животного для человека является социальным конструктом, с которым совпадает или не совпадает реальное животное, разделяющее с ним совместную жизнедеятельность;

- принцип зоны ближайшего развития Л.С. Выготского, используемый человеком в процессе формирования норм взаимодействия с животным в антропогенной жизненной среде;

- принцип системности (Б.Ф.Ломов, В.А.Барабанщиков, В.А.Кольцова и др.), поскольку взаимодействия между человеком и животным при определенных условиях обретают системный характер;

- принцип субъектности (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, В.А.Брушлинский, А.Л.Журавлев, В.А.Петровский, Э.В.Сайко и др.), т.к. при определенных типах взаимодействия между партнерами межвидовой группы «человек - домашнее животное» такая группа обретает способность быть групповым субъектом (полисубъектом) порождения психических феноменов, объединяющих человека и домашнее животное в эту группу;

- социально-психологические основания изучения малых групп (А.Л.Журавлев, Р.Л.Кричевский и др.), т.к. в работе рассматривается межвидовая группа, отношения в которой человек строит с учетом своих видоспецифичных и социально-культурных установок.

Теоретической базой исследования являются: теории когнитивной психологии (Е.А. Сергиенко, P. Gardenforce, S. Savage-Rumbaugh), эволюционная теория развития субъекта (Г.Гегель), понятие психологического пространства и полисубъекта (А.Л. Журавлев), дифференционно-интеграционный всеобщий универсальный закон развития (Г. Гегель, Г.Спенсер, B.C. Соловьев, И.М. Сеченов, Н.И. Чуприкова), теория социальных систем Н. Лумана, типы экопсихологического взаимодействия

(В.И.Панов), модель функциональной системы психики Н.И. Чуприковой, являющаяся модифицированным и расширенным вариантом функциональной системы поведенческого акта П.К. Анохина.

Методы исследования подбирались исходя из специфических особенностей предмета исследования в соответствии с целями и задачами исследования и составили методический комплекс, включающий: теоретический анализ отечественных и зарубежных литературных источников в области исследования поведения животных, динамики и структуры малых групп, взаимодействия человека и среды, включая животных; методы сбора данных в форме структурированных интервью и опросов, прямого и включенного наблюдения, этологического опыта, диагностики субъектификации природного объекта (СПО) по С.Д. Дерябо, В.А. Левину (1993) и психологической интервенции во взаимоотношения владельцев домашних животных с их питомцами в ходе консультирования.

Эмпирическое доказательство полученной теоретической модели было получено сочетанием количественных и качественных методов исследования, где качественное исследование отдельных случаев выступало в качестве «теоремы существования», позволяя выделить феномены, а затем, при помощи структурированного интервью и данных наблюдения, проводилось подтверждение полученной в результате качественных методов теоретической модели.

В целом эмпирический массив данных, на которых проведено исследование составляет: 1089 владельцев с их животными (763 собаки и 326 кошек), обратившихся к автору с проблемами отклоняющегося поведения своих питомцев; достоверность обеспечивается, тем, что ошибка этой выборки с вероятностью 97,1% не превышает р<0,01 (http://socioline.ru/rv.php). Кроме того, дополнительно обследованы 64 владельца собак с помощью теста СПО и проведен опрос 600 человек о причинах приобретения домашнего животного. Помимо этого, на 54 собаках был проведен опыт с целью выявления их способности понимать, обладает

ли сородич теми же ситуативными знаниями, которыми владеют они сами. Таким образом, эмпирическая часть исследования представлена данными, полученными на 1143 животных и от 1753 человек.

Наиболее существенные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

Впервые поставлена социальная и научно-психологическая проблема

- проблема исследования психологического взаимодействия людей и животных, совместно проживающих в антропогенной (домашней) среде.

Расширено представление о психике как предмете психологического исследования - в качестве такового эксплицированы психические феномены, возникающие в процессе длительного взаимодействия между партнёрами межвидовой группы «человек - домашнее животное».

Впервые в роли субъекта порождения психических феноменов рассматриваются не только человеческий индивид (группа), и не животное, а образующийся во взаимодействии человека и домашнего животного групповой субъект (полисубъект) их совместно-распределенной жизнедеятельности - «человек - домашнее животное».

Методологически обоснована, теоретически разработана и эмпирически верифицирована экопсихологическая модель психологического взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное», включающая:

• психические феномены, характерные для такой группы -доверие, привязанность, формирование и принятие правил поведения в отношении друг друга, структуру доминирования/подчинения, межвидовую коммуникацию;

• детерминанты, определяющие динамику межвидовой группы -ее возникновение, существование и распад - «субъект - объект-субъектный», «субъект-порождающий», «субъект-обособленный» и «субъект-совместный» типы взаимодействия;

• необходимое условие возникновения межвидового психологического взаимодействия - наличие обоюдной потребности во взаимодействии (со стороны человека и со стороны животного), и достаточное условие возникновения и сохранения межвидового психологического взаимодействия — способность обоих участников взаимодействия к формированию и принятию норм межвидового взаимодействия;

• психологическую структуру отношений человека и домашних животных в рамках единой системы отношений. В самом простом варианте она включает в себя человека как представителя своего биологического вида и своей культурно-исторической эпохи и животное как представителя своего биологического вида. Каждый партнер образуемой межвидовой группы «человек - домашнее животное», в той или иной мере выполняет по отношению к другому участнику определенные функции. А именно: функцию взаимного удовлетворения жизненных потребностей, благодаря которой возникает межвидовая группа, и функцию соответствия межвидового взаимодействия ожиданиям его участников. В зависимости от степени выполнения этих функций и типа взаимодействия группа «человек -домашнее животное» оказывается более или менее устойчивой.

Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель способствует расширению представлений о природе психики, поскольку психика животных и человека рассматривается в контексте единых методологических оснований (экопсихологический подход к развитию психики) и на основе единой модели развития функциональной системы психики, включающей когнитивную, эмоциональную, потребностно-мотивационную,

коммуникативную и интегративную подструктуры психики

Теоретическая значимость исследования: В систему экологической психологии вводится новое направление исследований - исследование межвидового взаимодействия человека и домашнего животного, совместно проживающих в антропогенной (домашней) среде.

Произведена теоретическая экспликация феномена межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек-домашнее животное».

Разработана экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия, что позволило расширить границы экопспхологического подхода к развитию психики не только по отношению к психике человека, но и к психике животных, а также к их межвидовому взаимодействию. Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия расширяет и уточняет онтологический смысл понятий «субъект» и «групповой субъект (полисубъект)», показав возможность применения этих понятий на взаимодействия человека и животного как представителей разных биологических видов и как партнеров совместной жизненной среды. Показано, что по мере филогенетического развития субъекта психической активности, чем больше дифференцированы и интегрированы его психологические структуры, тем выше степень его взаимодействия со средой, тем в большей степени он сам выступает как активное начало этого взаимодействия, т.е. тем больше он становится субъектом.

Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия способствует расширению содержания категориального понятия «взаимодействие», во-первых, впервые рассматривая взаимодействие между человеком и животным и, во-вторых, выявляя новый подтип взаимодействия: субъект - объект-субъектное, когда человек взаимодействует с животным как с объектом, животное же выстраивает обратное взаимодействие как субъект-субъектное.

Произведено расширение теоретического поля применения принципов системности, субъектности (полисубъектности), зоны ближайшего развития совместно-распределённой деятельности, на психологическое взаимодействие совместно проживающих человека и животного. Это позволило разработать теоретико-методологические основы психологического взаимодействия в межвидовой группе «человек-домашнее животное», включающие в себя:

- экопсихологические типы взаимодействия между человеком и домашним животным как детерминанты порождения психических феноменов, обусловливающих большую или меньшую устойчивость межвидовой группы «человек - домашнее животное»;

- необходимое и достаточное условия возникновения и поддержания межвидового психологического взаимодействия человека и домашнего животного;

- свойства, которыми должны обладать члены группы (человек и животное), нтобы вступать в межвидовое психологическое взаимодействие;

- психологические феномены указанного межвидового

взаимодействия.

Разработка этих теоретико-методологических основ дала возможность провести анализ межвидового взаимодействия, проработать его категориально-понятийный аппарат и разработать экопсихологическую теоретическую модель, отражающую содержательные и функциональные характеристики межвидовой группы «человек - домашнее животное».

Предложенная единица анализа межвидового взаимодействия человека и домашнего животного - отдельная интеракция - является универсальной для изучения межвидового взаимодействия и может быть использована для исследования межвидового взаимодействия любых видов.

Произведено теоретическое расширение понятий «доверие» и «привязанность», которые впервые применены к взаимодействиям человека и домашнего животного.

Практическое значение работы. Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет повысить научно-психологическую обоснованность и эффективность психодиагностики и психологического консультирования владельцев животных, коррекции отклоняющегося поведения домашних любимцев и сельскохозяйственных животных; а также повысить уровень психологической подготовки специалистов, работающих с животными.

В частности, полученные результаты позволили разработать методику психологического консультирования семей, имеющих домашних животных с целыо формирования адекватных представлений у владельцев о месте, функциях, возможностях, потребностях домашнего питомца в семейной группе, а также формирования субъект-порождающего взаимодействия в межвидовой группе с целью оптимизации отношений владельцев с животными. Материалы проведенного исследования использовались в разработанных автором курсах лекций «Экология» и «Психология мелких домашних животных», читавшихся на факультете психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в курсе «Зоопсихология и сравнительная психология» на факультете психологии Московского городского психолого-

педагогического университета. Теоретические, эмпирические и практические результаты, полученные в данном исследовании, могут быть использованы для повышения эффективности экологического воспитания в общем и дополнительном образовании, а также в вузовских учебных курсах по биологии и экологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Использование в качестве исходных предпосылок исследования основных позиций экопсихологического и дифференционпо-интегративного подхода к развитию психики позволило разработать теоретикометодологические основы психологического изучения межвидового

взаимодействия, возникающего между человеком и домашним животным в процессе их совместной жизнедеятельности и не попадающего в объект исследования существующих направлений психологической науки, а именно:

• эксплицировать психологические взаимодействия между человеком

и домашним животным, совместно проживающими в антропогенной (домашней) среде, в качестве объекта и предмета психологического

исследования;

• ввести понятие о межвидовой группе «человек - домашнее

животное» - как о полисубъекте совместно-распределенной

жизнедеятельности человека и домашнего животного и как онтологического субъекта порождения межвидовых психических феноменов;

• использовать отдельную интеракцию во взаимодействии между человеком и домашним животным в качестве единицы психологического анализа;

• разработать экопсихологическую модель взаимодействий в межвидовой группе «человек - домашнее животное», раскрывающую детерминанты возникновения такой группы и превращения ее в совокупного субъекта совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного;

• установить, что межвидовая группа «человек - домашнее животное» становится совокупным субъектом порождения межвидовых психических феноменов, если взаимодействие членов этой группы имеет субъект-объект-субъектный, субъект-порождающий или субъект-совместный (полисубъектный) тип взаимодействия.

2. Использование дифференционнно-интеграционнои парадигмы и модели развития функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта позволило:

• определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектное взаимодействие;

• выявить необходимые и достаточные условия возникновения межвидового психологического взаимодействия.

3. На эмпирическом уровне психологическое взаимодействие между человеком и домашним животным строится и реализуется благодаря таким психологическим феноменам межвидового взаимодействия, как: феномены доверия и привязанности, формирование и принятие норм межвидового взаимодействия, характер коммуникации, установление позиций доминирования/подчинения;

4. Феномен доверия выступает группообразующим феноменом, поддерживающим устойчивость межвидовой группы «человек - домашнее животное». Его нарушение приводит к разрушению психологического контакта между человеком и домашним животным, вплоть до распада группы.

5. Полученная экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет предложить методы решения таких прикладных задач, как:

• психодиагностика и психологическое консультирование владельцев животных, специалистов, работающих с животными, коррекция отклоняющегося поведения домашних любимцев и сельскохозяйственных животных;

• практические рекомендации специалистам, осуществляющим психологическое консультирование владельцев животных.

Обоснованность, достоверность и надежность полученных результатов и сделанных выводов обеспечивается: 1. опорой на

фундаментальные теоретические концепции и исследовательские парадигмы, разработанные в отечественной и зарубежной психологии; 2. теоретикометодологическим обоснованием исследования; 3. эмпирическим материалом, полученным на основе репрезентативной выборки и применения комплекса процедур и методов, адекватных целям и задачам данной работы.

Апробация работы происходила на следующих конференциях: Международная научно-практическая конференция по проблемам животных (Чернигов, Украина, 2008), Международный психологический конгресс Психологическое обеспечение национальных проектов: опыт,

инновационные технологии, ментальные барьеры (Кострома, 2008). международный конгресс «Психология 21 столетия» (Кострома, 2009), Международный научно-практический конгресс «проблемы развития современной психологической помощи: концепции и практики» (Украина, Крым, 2009), Международная научно-практическая конференция

«Практическая психология: от фундаментальных исследований до

инноваций» (Тамбов, 2009), Всероссийская научная Юбилейная конференция «Психология человека в современном мире», посвященная 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна (Москва, 2009), научная конференции. Посвященная 125-летию МПО (Москва, 2010), Международная научнометодическая конференция «Интегративная психология: наука и практика» (Ярославль, 2010), Московский международный ветеринарный конгресс (Москва, 2010), конференция «Психология 21 века» (С.-Петербург, 2010), Международная конференция «Ананьевские чтения 2010» (С.-Петербург, 2010), 15-й Ежегодный симпозиум по прикладной этологии «Коммуникация среди живых организмов» (Апт, Франция, 2010), семинар по проблемам взаимоотношений человека с животными - problems of human-animal relationships (Линкольн, Великобритания, 2011).

По теме диссертации опубликовано 43 работы, в том числе 19 статей в научных журналах, рекомендованных ВАК, 3 монографии, 9 статен в других рецензируемых журналах и сборниках, 12 тезисов.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из Введения, 6 глав, Выводов, Списка литературы (468 наименований), 3 приложений, 12 рисунков, 14 таблиц, общий объем работы 373 с.

Основное содержание работы.

В главе 1 «Междисциплинарный анализ взаимодействия как объекта разных психологических направлении» рассматриваются теоретические подходы зоопсихологии, социальной психологии и экопсихологии применительно к межвидовому психологическому взаимодействию человека и животного.

Все исследования и направления зоопсихологии объединяет то, что объектом исследования являются животные разных видов, однако, ни в одной работе не поднимался вопрос о взаимодействии исследователя с животным. Впервые о том, как влияет поведение животного на поведение

человека, говорит С. Севедж-Рембо (2001). Но поскольку ес задача - изучение лингвистических способностей животных к языку, аспект психологической реальности, возникающей во взаимодействии с животными, не являлся предметом исследования.

Подчеркивается, что отношение человека к животным формируется и под воздействием присущей ему национальной культуры. Описывается отношение к домашним любимцам в нашей стране, со ссылками на исследования русского национального характера (И.О. Лосский, 2005, Н.А. Бердяев, 2006, Б.П. Вышеславцев, 1995).

Рассматриваются основные теоретико-методологические принципы социально-психологического анализа с целью определения наиболее адекватного инструмента применительно к данному исследованию. С точки зрения теории конструирования социальной реальности (Бергер, Лукман, 1995) в сознании человека объективно существующий биологический вид партнера по взаимодействию всегда представлен в виде субъективного знания, обусловленного социальными представлениями и индивидуальным опытом, существующим в виде социальных стереотипов и конкретных практик общения с животными.

Поскольку в настоящем исследовании мы рассматриваем малые диадические группы (владелец - домашний питомец), то особое внимание уделено обзору подходов социальной психологии к изучению малых групп (А. Л.Журавлев, 2008, Б. Парыгин, 2003. Р. Л.Кричевский, 2000, Е.П.Белинская, О.А.Тихомандрицкая, 2001) и ролевых статусов (Ю.П.Платонов, 2007, Т.Парсонс, 2000, С. С.Фролов, 1997, А. Инкельс, 1972). Мы исходим из посылки, что человек «окультуривает» и очеловечивает свое животное, наделяет его своей системой понятий и стремится взаимодействовать с ним как с другой личностью, в то же время животное, включенное в социальную общность, вынужденное приспосабливаться к человеческой среде, так или иначе играет роль, навязываемую ему владельцем. Таким образом, мы исследуем факты, закономерности и

механизмы поведения и общения членов МГ, связанные с их включенностью в эту группу, т.е. изучаем роль психики в регуляции процессов взаимодействия и анализируем закономерности изменения психики под влиянием этого взаимодействия,

Но, как упоминалось выше, взаимодействие человек - человек не тождественно взаимодействию «человек - животное». Чтобы понять, что такое межвидовое взаимодействие, необходимо брать за основание психологические особенности взаимодействия в системе «человек -окружающая среда», являющиеся объектом экопснхологии. Эти особенности относятся и к психике человека, и к психологическим или квази-психологическим свойствам и качествам среды, и к видам и типам взаимодействия между ними (В.И.Панов, 201 Г). Психика в системе «человек

- среда» рассматривается как системное качество, порождающееся во взаимодействии между компонентами этой системы.

Традиционно выделяется три типа взаимодействий: объект-объектный, субъект-объектный и субъект-субъектный (В.А.Иванников, 2010, В.А.Петровский, 1996 и др.). С.Д. Дерябо и В.А.Ясвин (1995, с. 41-42), показали, что взаимодействия в системе «человек-окружающая среда», в частности, любовь к природе предполагает «субъективно окрашенное отражение личностью взаимосвязей своих потребностей с объектами и явлениями мира». Проведенное нами исследование (по тесту С.Д.Дерябо, В.

A.Ясвина, 1993) на владельцах собак (64 человека в возрасте от 25 до 68 лег) показало высокий уровень субъектификации собаки (по шкале 0-24, М=18,3), высокий уровень вовлеченности в совместную деятельность (общение) с собакой (по шкале 0-24, М=16) и более низкий по сравнению с этими показателями уровень референтности собаки как значимого субъекта (по шкале 0-24, М= 12,4), где М - среднее арифметическое гю шкале в «сырых» баллах. Согласно этим данным, владельцы собак воспринимают своих питомцев как субъектов среды, но необходимо отмегить, что С.Д. Дерябо и

B.А. Левиным исследуется субъективное отношение человека к природным

объектам, а не взаимодействие человека с природными объектами. Следовательно, чтобы построить теорию межвидового взаимодействия, необходимо вводить в рассмотрение понятия «субъект» и «взаимодействие».

Наиболее проработанное в классической философии представление о субъекте принадлежит Г. Гегелю (1977). В зависимости от формы отражения Гегель рассматривает стадии развития субъекта и показывает, что самостоятельный субъект появляется в эволюции с возникновением животных, характеризующихся активностью, выраженной в достижении или избегании объекта (Г. Гегель, 1977). Т.е., из объектной формы существования материи появляется новое образование - субъект, характеризующийся собственной активностью по отношению к самому себе, к среде, к другим субъектам и способностью переживать внешние и внутренние воздействия и изменения своего состояния. Эти позиции находят свое выражение и в работах современных авторов в положении о том, что психическое возникает в результате взаимодействия живого и окружающей среды, следовательно, психика существует не сама по себе, а в результате взаимодействия живого существа с внешним миром (А.Н.Леонтьев, 1983; В.А. Иванников, 2010;

B.И.Панов, 2004 и др.).

Важно отметить, что долгое время категория субъекта трактовалась и понималась относительно единообразно, однако критика естественнонаучного идеала заставила философов включать в понимание субъекта и субъектности разные характеристики, обеспечивающие коммуникацию (например, М.Хайдеггер, 1997). Субъект уже не рассматривается как автономный источник познания, поскольку он включен в коммуникацию и определен ей (В.М. Розин, 2001).

В отечественную психологию понятие «субъект» было введено С.Л. Рубинштейном (1973), который понимал субъекта как активное начало, организатора собственного бытия и рассматривал в качестве субъекта человека. К.А. Абульханова-Славская (1973, 1980, 1991, 2002), развивая идеи

C.Л. Рубинштейна, вводит понятие жизнедеятельности, считая, что

субъектом может называться лишь индивид, способный сознательно строить свою жизнедеятельность, т.е. человек. При этом она признает, что «в психологии правомерно гегелевское понятие становления субъекта» (К.А. Абульханова, 2002, с. 46).

A.В.Брушлинский подчеркивает категорию активности как главную характеристику субъекта, выдвигая тезис о том, что человек, как субъект представляет собой системную целостность психических процессов, состояний и свойств, объединяя в себе потребностно-мотивационный, психофизиологический, когнитивный, ценностно-смысловой аспекты психики (Брушлинский, 2002 а, б, 2003а, б).

B.А.Петровский (1996,2010) указывает не просто на активность субъекта, но рассматривает категорию надситуативной активности, которая в нашем случае может быть рассмотрена как необходимое условие образования психологических феноменов межвидового взаимодействия при субъект-порождающем его типе.

В.И.Панов (2002, 2004, 2006, 2011) вводит онтологическое понимание активности системы «человек - окружающая среда» и показывает необходимость рассматривать эту систему как онтологического субъекта порождения психической реальности, возникающей во взаимодействии между ее компонентами.

Категория группового субъекта или полисубъекта разрабатывается и в социальной психологии, в частности А.Л.Журавлевым (2000, 2002). В качестве полисубъекта им рассматривается группа, если она удовлетворяет трем критериям: 1. взаимосвязанность и взаимозависимость членов группы (предъсубъектность). 2. Совместная активность членов группы (собственно субъектность). 3. Переживание принадлежности к группе и формирование коллективного представления о ней (высший уровень субъектности группы).

В.А.Барабанщиков (2005) обращает внимание на усиление субъектного подхода к анализу психики. Без анализа мира невозможно охарактеризовать субъекта и формы его активности. И хотя имплицитно речь идет о человеке,

такое онтологическое понимание субъекта может быть применимо к любому живому существу. Схожую точку зрения высказывает Н.И.Чуприкова, считающая, что субъект предстает как сложная открытая система, находящаяся во взаимодействии с внешним миром. Эта система предполагает наличие определенной структуры, состоящей из когнитивной, потребностно-мотивациоиной, аффективной, коммуникативной и интегративной подструктур, которые участвуют во всех процессах взаимодействия человека с природной и социальной средой. Чем более развита и дифференцирована эта структура, тем выше, по мнению Н.И. Чуприковой, развитие человека как субъекта (Н.И.Чуприкова, 2001). Тот же критерий развития психики субъекта может быть применен, на наш взгляд, к развитию психики животного.

Еще Спиноза говорит о психике как о результате взаимодействия организма с природой (Спиноза, 2002). Психология начала 20 в. начинает изучать взаимодействие как совместные действия людей (в.Меас!, 1946, Г.Блумер, 1984, Т.Шибутани, 1999), именно на этой основе строятся теории социальной психологии (Г.Герген, 1995, П.Бергер, Т.Лукман, 1996 и др.) и психологии личности (А.Адлер, 1995, Э. Берн, 1994, К.Юнг, 1996, Э. Эриксон, 2000). Представители зарубежной гуманистической психологии (Э.Фромм, 2008, А.Маслоу, 1997, К.Роджерс, 2002) говорят о взаимодействии человека с миром, благодаря которым формируется основа действий человека, необходимая для актуализации его возможностей, что близко позиции С.Л.Рубинштейна (1973). Представители бихевиоризма от Б.Скиннера (1960) до А.Бандуры (1984) также говорят о принципиальном влиянии взаимодействия со средой на поведение.

Чаше всего под взаимодействием понимается межличностное взаимодействие и общение, которые, в свою очередь, рассматриваются с разных точек зрения: 1. взаимодействие - это форма общения (Б.Д.Парыгин, 2003); 2. взаимодействие - это предмет общения (А.А.Леонтьев, 1997); 3. общение - это форма взаимодействия (И.А. Зимняя, 2004); 4. общение и

взаимодействие - это синонимичные понятия (Б.Ф.Ломов 1984, А.А.Бодалев, 1983, Р.Л. Кричевский, 2000).

В последнее время в психологии наблюдается расширение понятия «взаимодействие». Наиболее очевидные примеры тому - исследования в области экологической психологии (см., например, В.И.Панов, 2006, 2010,

2011, С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин, 1994, 1996 и др.), где взаимодействие становится способом организации деятельности, а также исследования в области эволюционной психологии (Ю.И. Александров, 2009, Е.А.Сергиенко, 2009, Я.ЫсШег, Н.На\у1еу, 1999, М.Р1ауе11, 2000, М.ВоуБеп, 1993, Я^епаг, 1990 и др.), где взаимодействие со средой формирует новые структуры и функции организма. Это выводит взаимодействие за рамки социальной психологии, позволяя рассматривать его с точки зрения системной организации процессов активности индивида со средой.

Проведенный анализ концепций различных направлений психологии показывает, что существующие теоретические подходы не включают в рамки своего исследования феномен межвидового взаимодействия между человеком и животным.

Понимание взаимодействия, где в качестве его носителей выступают человеческие индивиды, либо человек и объект, наделяемый человеком свойствами субъекта, не продвигает нас к пониманию взаимодействия в системе «человек - домашнее животное» (как разновидности системы «человек - окружающая среда»), поскольку в такой системе возникает двустороннее общение, которое рядом авторов рассматривается как сущность субъекта.

Таким образом, можно говорить о том, что существует выраженный психологический феномен взаимодействия человека со своим домашним питомцем, но нет разработанной теории межвидового взаимодействия и ее понятийного аппарата. Следовательно, возникает необходимость анализа и разработки таких методологических предпосылок, которые позволили бы эксплицировать межвидовое взаимодействие в межвидовой группе «человек

- домашнее животное» в качестве объекта и предмета психологического исследования.

В главе 2 «Теоретико-методологические предпосылки для разработки экопсихологической модели, выявляющей психологические феномены, факторы и условия межвидового взаимодействия»

подчеркивается, что средовая парадигма становится ведущей в контексте постнеклассической научной рациональности B.C. Степин (2008).

С опорой на вышесказанное и проведенный в предыдущей главе анализ различных теоретических подходов, за методологическую основу исследования межвидового взаимодействия взяты системный подход (Б.Ф. Ломов, Я.А. Пономарев), методологические основы экопсихологии развития (В.И. Панов), понятие субъекта как системы со своей психической структурой (модель функциональной системы психики Н.И.Чуприковой); эволюционно-генетическое понятие субъекта (Г .В.Гегель), социальнопсихологические основания анализа малых групп. Поскольку мы рассматриваем человека и животных в их психологическом взаимодействии, то на основе анализа и обобщения разных подходов, межвидовое взаимодействие (MB) определяется как способ организации жизнедеятельности участников межвидовой группы, который заключается в их взаимных воздействиях друг на друга для достижения собственных целей; под субъектом межвидового взаимодействия мы понимаем индивида, характеризующегося: (1) активностью по отношению к самому себе, к среде, к другим субъектам; (2) способностью переживать внешние и внутренние воздействия и изменения своего состояния; (3) способностью к коммуникации. А диада «человек - домашнее животное» рассматривается как саморазвивающаяся система в форме межвидовой группы, где под межвидовой группой (МГ) мы понимаем человека и животное, объединенных совместной жизнедеятельностью и территорией, имеющих межиндивидные контакты друг с другом, эмоциональные взаимоотношения и специфические правила поведения в отношении друг друга. Тогда онтология

такой диады будет являться процессуально-комуникативной (Г. Бейтсон, 2000, Э.Морел, 2005).

Все заявленные выше методологические основания опираются на исследование психологических особенностей человеческого субъекта (носителя) психики. Нам же необходимо исследовать становление психического как явления, возникающего во взаимодействии между человеком и животным, т.е. не данность психологических особенностей и феноменов, а процесс, в ходе и посредством которого происходит их порождение. Этот методологический подход применительно к экопсихологии развивает в своих работах В.И.Панов (2004, 2006, 2010), рассматривающий условия порождения психической реальности во взаимодействии с окружающей средой. При этом особое внимание он уделяет анализу шести базовых типов экопсихологического взаимодействия человека с окружающей средой. Существенно, что эти типы не зависят от предметного содержания среды, что делает их универсальными для разных видов взаимодействия:

1. объект-объектный; 2. объект-субъектиый; 3. субъект-объектный. 4. субъект-субъектный, который подразделяется на 4.1. субъект-обособленный, 4.2. полисубъектный, 4.3. субъект-порождающий.

Если экопсихологические типы взаимодействия универсальны, они могут быть применимы и к взаимодействию человека и животного. Однако понятно, что не каждый тин взаимодействия будет способствовать образованию межвидовой группы (МГ). Рассмотрим примеры:

1. Объект-объектное - человек и животное являются друг для друга объектами среды и не проявляют друг в отношении друга целенаправленного поведения. Психологического контакта при таком типе взаимодействия нет, МГ не образуется.

2. Объект-субъектное - примером такого типа взаимодействия может служить ситуация, когда собака (субъект восприятия) обнюхивает незнакомого ей человека (объект восприятия). МГ не образуется.

3. Субъект-объектное - человек активио воздействует на животное, принимающее это воздействие пассивно, что является традиционным для классической зоопсихологии. При данном типе взаимодействия у животного может возникать привязанность к человеку, поскольку человек выполняет для животного определенную функцию, напр., функцию удовлетворения потребности в пище. Т.е. являясь для человека объектом, животное воспринимает его как субъекта. Со стороны животного взаимодействие становится субъект-субъектным. Возникает односторонний психологический контакт от животного к человеку. При таком подтипе взаимодействия, который мы называем субъект - объект-субъектным, может возникать устойчивая межвидовая группа, пока каждый участник взаимодействия удовлетворяет потребности другого. При этом условии такая группа отличается взаимосвязанностью и взаимозависимостью ее участников (является групповым предсубъектом).

Возможен иной подтип субъект-объектного взаимодействия, когда человек проявляет активность в отношении животного, например, желая «подружиться» с соседской кошкой или собакой, а животное воспринимает этого человека как объект. Для человека это взаимодействие становится субъект-субъектным. Возникает односторонний психологический контакт от человека к животному. МГ не возникает, т.к. у животного нет в ней потребности.

4. Субъект-обособленное - животное и человек целенаправленно вызывают друг в друге определенные психологические состояния, преследуя свои цели, вследствие чего полноценная коммуникация между ними оказывается невозможной. Возникает двусторонний психологический контакт, который, однако, не приводит к образованию устойчивой группы и оказывается неконструктивным.

5. Полисубъектное (субъект-совместное) - примеры такого взаимодействия можно найти, когда животное приобретается в силу средовой или личностной дефицитарности владельца. В этом случае человек

в отношении животного удовлетворяет его потребности как минимум в пище, тепле, безопасности, принятии группой. Животное же удовлетворяет потребность человека в снятии дефицитарной потребности. Тогда мы наблюдаем двусторонний психологический контакт и образование устойчивой группы. Отметим, что ситуативно взаимодействие участников такой системы может быть субъект-обособленным. Такая группа также является групповым предсубъектом, и иногда соответствует второму критерию группового субъекта, т.е. отличается совместной активностью.

6. Субъект-порождающее - изменение психического состояния и поведения одного из членов МГ происходит как изменение состояния группы в целом посредством ее превращения в субъекта совместного действия или развития. В зависимости от свойств, присущих участникам МГ, и условий проявления этих свойств в ходе взаимодействия, складывается способ взаимодействия. При этом и у человека, и у животного постепенно образуется некоторый набор общих для них элементов коммуникативного взаимодействия, обеспечивающий психологический контакт и взаимодействие между ними как представителями разных биологических видов. Но не только способ взаимодействия определяется свойствами участников МГ, но и свойства самих участников начинают меняться в зависимости от способа взаимодействия (-Я.А.Пономарев, 2010). Т.е. человек и животное влияют друг на друга и меняют друг друга в процессе взаимодействия. Следовательно, свойства участников взаимодействия есть продукт не только внутренней структуры, но и самого взаимодействия. Т.е., в ходе развития внутренняя психологическая структура человека и животного, как бы поглощает (интериоризирует) в себя внешнюю структуру их взаимодействия, что приводит к дальнейшему развитию как человека и животного, так и их группы как полисубъекта в целом. При этом нельзя не учитывать, что каждый член МГ одновременно является компонентом других систем: человек - представителем своего биологического вида, своей культурно-исторической эпохи, своей социальной страты, животное -

представителем своего биологического вида, что оказывает влияние на процесс и результаты взаимодействия.

Исходя из этого, нами выделены следующие детерминанты межвидового взаимодействия, которые определяют характер психологических феноменов, образующихся в МГ: субъект-объект -субъектный, полисубъектный и субъект-порождающий типы взаимодействия. От того, какой тип взаимодействия выбирает человек как участник МГ, зависит, как он строит взаимодействие, и, следовательно, какие психологические феномены будут возникать в этом взаимодействии.

Для последующего анализа МВ необходимо выделить его единицу. В нашем случае такой единицей является отдельная интеракция между человеком и домашним питомцем.

Далее подробно исследуется роль изучения поведения как метода исследования психики.

Подчеркивается необходимость исследования МГ в ее естественной среде. Поскольку материалом для данной работы служили владельцы животных, обращавшиеся за помощью в связи с проблемами в поведении своих питомцев, наиболее адекватными данному исследованию мы считаем метод наблюдения, стандартизированного интервью и коррекции устойчивости группы в ситуации консультирования.

Соответственно, были выделены наиболее релевантные поставленным задачам методы исследования, а именно:

- метод наблюдения, позволяющий оценивать невербальные сигналы, подаваемые человеком и животным друг другу в процессе взаимодействия, их способность понимать и учитывать в поведении потребности друг друга, что дает возможность делать определенные выводы о процессе порождения межвидовых внутригрупповых психических феноменов;

- метод беседы, направленной на выявление истории межвидовой группы и наличествующих в ней проблем, что дает возможность определить тип нарушений в каждой конкретной группе;

- наконец, коррекция нарушения с целью восстановления устойчивости группы является для нас экспериментальным методом, т.к. определенное воздействие исследователя на группу (внешнее воздействие на систему) приводит к тем или иным изменениям в ней и, следовательно, позволяет делать выводы о ее устойчивости и типах взаимодействия.

Определен метод анализа эмпирических данных, сочетающий качественные методы - анализ отдельных случаев для выявления феноменологии, и количественные методы - статистически значимое количество эмпирического материала для подтверждения выявленных феноменов в генеральной совокупности.

В главе 3 «Человек и животные как субъекты межвидовой группе “человек - домашнее животное”» поднимается вопрос о том, какими свойствами должны обладать участники межвидовой группы (МГ) как субъекты, чтобы взаимодействие между ними могло быть полисубъектным или субъект-порождающим, т.е. таким, при котором, согласно нашей гипотезе, МГ окажется устойчивой. ,

Для ответа на этот вопрос были использованы следующие теоретические модели и положения:

1. модель функциональной системы психики Н.И. Чуприковой (2007,

2008, 2010), состоящая из когнитивной, потребностно-мотивационной, эмоциональной, коммуникативной и интеграционной подсистем.

2. понятие проблемы (К. Поппер, 2008), предъявляемой средой к функциональной системе психики, запускающее эту систему и ведущее к ее адекватному функционированию и развитию;

3. дифференционно-интеграционный закон развития (В.И.Соловьев, И. М.Сеченов, Г. Спенсер, X. Вернер, Н. И.Чуприкова и др.).

Какими свойствами должен обладать организм, чтобы межвидовое психологическое взаимодействие стало теоретически возможным? Как минимум, организм должен обладать достаточно развитой способностью к

восприятию представителя иного вида как целостного объекта; памятью, чтобы выделенный в среде объект иного вида, не представляющий биологического значения, мог быть идентифицирован как тот же самый объект при следующей встрече; испытывать по отношению к выделенному объекту некоторую эмоцию. Даже на уровне человека никакое межвидовое взаимодействие и общение невозможно, если человек не воспринимает представителя иного биологического вида (мы не видим амебу), не идентифицирует и, следовательно, не запоминает, конкретного представителя иного вида (мы не можем персонифицировать насекомых). Взаимодействующие виды должны понимать коммуникационные сигналы иного вида, что, как показывают данные исследований (В.И.Марков, 1983, Л.В. Крушинский, 2006, S.Savage-Rumbaugh, S., et all, 2001, l.Pepperberg, 2002), доступно птицам и млекопитающим, и в силу этого усваивать правила поведения в отношении друг друга.

В последние годы все чаще высказывается мнение, что предпосылки сознания (протосознание) следует искать на нижележащих ступенях эволюции (К.Поппер, 2006, В.Ф.Петренко, 2010, А.М.Иваницкий 2004 и др.). В рамках поставленной задачи понимания механизмов психологического взаимодействия человека и домашних животных представляется важным исследовать проблему протосознания, как совместного знания, необходимого для взаимодействия. С этой целью предлагается уровневая концепция развития самоотражения (как одного из критериев сознания), филогенетическое развитие которого проходит следующие стадии: пространственно-временная самотождественность как способность воспринимать свое тело, а также хранить память о прошлом опыте и осуществлять кратковременный прогноз действий,, затем в эволюции появляется способность соотнесения своих возможностей с возможностями других (сородичей и представителей иных видов), что приводит к появлению интерперсональной самотождественности. Для доказательства этого положения нами был проведен опыт на 44 собаках, целыо которого было

показать, что собаки понимают, обладает ли сородич теми же ситуативными знаниями, которые имеются у них самих. Еще 10 собак составили контрольную группу. Результаты эксперимента показали, что собаки знают о том, каким знанием располагают сородичи в ситуации поиска спрятанной пищи. Развитие потребности в принадлежности к группе, ведущее к качественному скачку в развитии коммуникации, приводит к необходимости соотнесения не только своих возможностей, но и своего знания об окружающем мире со знанием сородичей. Способность к восприятию такого знания позволяет животным взаимодействовать с человеком.

Итак, человек может вступать в субъект-субъектное взаимодействие с животными, как компонентами его жизненной среды, если они обладают следующими свойствами (см. табл. 1).

Таблица 1.

Подсистема психики Свойства

Когнитивная выраженная способность к выделению разнообразных элементов среды и сохранение некоторых из них в долговременной памяти, способность идентифицировать себя с сообществом, сохраняя при этом самотождественность во времени и пространстве, способность к соотнесению своих возможностей с возможностями других и к координации своих действий с действиями других

Эмоциональная наличие дифференцированных и долговременных эмоций

Потребностная наличие потребности в групповом взаимодействии, в заботе (о потомстве, о сородичах), во внимании к себе, в статусе (в наличии определенного места в межвидовой группе)

Коммуникативная способность к визуальной и звуковой коммуникации, способность к усвоению коммуникативных сигналов представителей другого вида.

Интегративный центр реализация поведения не только в соответствии с логикой видотипичного реагирования на стимул, но также и с учетом ожиданий группы I* с учетом индивидуальности животного

В свою очередь, человек также должен достигать определенного уровня культурно-исторического развития, чтобы воспринимать представителей иного вида как субъектов.

Необходимое условие возникновения МВ между человеком и животным - это наличие потребности с обеих сторон в таком взаимодействии. Возникновение такой потребности у домашних животных обусловлено тем, что человек создал им среду, отличную от естественной среды их диких сородичей, что заставляет домашнее животное искать контакта с человеком в силу необходимости выживания.

У человека эта потребность является более дифференцированной и может лежать как в плоскости удовлетворения потребности в единении с природой, так и в плоскости личностной или средовой дефицитарности. С целью доказательства гипотезы об удовлетворении дефицитарной потребности при приобретении питомца в Москве и С.-Петербурге был проведен опрос владельцев собак и кошек. Всего было опрошено 600 владельцев, по 300 в каждом городе (380 владельцев собак, 200 владельцев кошек, 20 человек держали дома и кошку, и собаку).

На вопрос, с какой целью приобреталось животное, на первое место вышел ответ - «для души», «чтобы любить» и т.д. - 28,68% опрошенных, на втором месте оказался ответ «для безопасности» (владельцы собак)- 23,22%, на третьем месте был ответ «для детей» - 14,5%. Позднее тот же вопрос задавался владельцам животных, обратившихся за консультацией по поводу проблем поведения своих питомцев, это позволило классифицировать ответы

с точки зрения тяготения к природе, средовой или личностной дефицитарности, и получить следующее распределение.

Табл. 2

Тяготение к природе Средовая Дефицитарн ость Личностная дефицитарность

Для души, чтобы любить, член семьи, для себя, в доме должно быть животное, для детей, привить любовь к животным детям, жалко Чтобы любить, для безопасности, для охоты, надо о ком-то заботиться, для разведения Для себя, жалко, для лечения, игрушка, для веселья, стимул что-то делать

Достаточное условие возникновения психологического МВ полисубъектного и субъект-порождающего типов - способность обоих участников взаимодействия к формированию и принятию норм межвидового взаимодействия.

В главе 4 «Эконснхологическая модель межвидового взаимодействия» рассматриваются психологические феномены, возникающие в процессе межвидового взаимодействия (МВ).

Как указывалось выше, чаще всего животное заводится, «чтобы его любить». Это заставило нас рассмотреть вопросы о любви и доверии, которые возникают у человека по отношению к домашнему животному, и об ответной привязанности и доверии со стороны животного.

Анализ психологической литературы, посвященной проблеме доверия и факторам его формирования (И.В.Антоненко, 2004, В.П.Зинченко, 2001, А.Маслоу, 2001, Б.Мильнер, 2003, Т.П.Скрипкина, 2000, Э.Эриксон, 2000) позволил сформулировать следующие определения: 1. личное доверие или недоверие к домашнему животному - это психическое образование человека,

выражающее его отношение к животному, в зависимости от обладания этим животным качествами безопасности, предсказуемости и степени, в которой оно оправдывает ожидания от приобретения. 2, аналогичное доверию отношение домашнего животного к человеку может быть определено следующим образом: животное доверие/недоверие - это психическое состояние животного, выражающее его эмоциональное восприятие человека, который не обязательно обладает качеством эквивалентной встречной позитивности/негативизма.

В свою очередь исследование факторов формирования любви (привязанности) у человека и животных (Д. Боулби, 2003, А. Н.Леонтьев, 1971, А. Маслоу, 1997, Д.Моррис, 2004, Р.Мэй, 2005, Р.Платчик, 1980,

С.Л.Рубинштейн, 1973, Б.Спиноза, 2001, Э.Фромм, 2004, М.Хайдеггер, 1997, Г.Хайнд, 1975, Н.Хейс, 2005, Э.Эриксон, 2000) позволило придти к следующим выводам: Чаще всего любовь человека к домашнему животному (при полисубъектном взаимодействии)' основывается на созданном симбиотическом союзе, где каждая из сторон не может обходиться без другой (животное в силу своей беспомощности без человека, человек - в силу наличия дефицитарной потребности, которую пытается возместить за счет животного). При этом возможна иная форма любви человека к животному, включающая такие элементы как забота, знание животного, уважение к его потребностям, вера в его возможности, когда любовь выступает как утверждение бытия другого и развивает любящего (субъект-порождающее взаимодействие).

Чтобы вызвать чувство любви у животного, объект любви (человек) должен проявлять заботу о нем. Но забота, которая не дает животному возможности взрослеть, не дает и ответной зрелой любви животного к нам. Чтобы добиться зрелого ответного отношения, человек должен способствовать тому, чтобы мир животного максимально

1 Надо отмстить, что при субъект - объект-субъектном взаимодействии у человека не возникает выраженной любви или привязанности к животному, в то время как доверие в смысле наличия у животного качеств безопасности, предсказуемости и надежности, при наличии устойчивой МГ возникает всегда. В этом случае доверие носит субъект-обьектный характер, как доверие к функциональному прибору.

дифференцировался в своих объектах и свойствах. Т.е. наличие у человека зрелой любви к животному способствует развитию животного, что говорит о субъект-порождающем взаимодействии.

Многие жалобы владельцев можно свести к слабости механизмов управления животными, следовательно, межвидовая система обладает своими позициями доминирования/подчинения. К факторам доминирования относится установившаяся иерархия в группе и история группы (прецеденты успешного разрешения конфликтных ситуаций, которые откладываются в памяти, превращаются в норму, более того, генерализуются как ожидания). С другой стороны можно услышать и жалобы на невыполнение животным правил, устанавливаемых владельцем, что говорит

о нарушении формирования и/или принятия норм взаимодействия. Как правило, такие нарушения обусловлены либо уже упомянутой слабостью механизмов управления, либо нарушениями коммуникации.

Наконец, многие жалобы владельцев можно свести к тому, что они и их питомцы плохо понимают друг друга, их коммуникация нарушена. Следовательно, необходимо рассмотреть, во-первых, в какой форме -субъект - объект-субъектной, полисубъектной, субъектобособленной протекает взаимодействие, и каков характер межвидовой коммуникация. Рассматриваются естественные коммуникативные системы высших животных (M.McGuire, A.Troisi и др., 1998, М.А.Дерягина, М.Л.Бутовская, 1992; М.А.Дерягина, 1999, Н.И.Жинкин, 1960, R.Seyfarth et all, 2005 и др.), подчеркивается, что функции коммуникации - координация поведения в группе (А.В.Олескин и др. 2001). Анализ имеющихся данных позволяет обнаружить общие для человека и высших животных механизмы коммуникации и координации поведения в группе. Рассматриваются результаты исследований по обучению животных языкам-посредникам, а также возможные теоретические обоснования достигнутых результатов (эпистемологическая концепции (T.Tailor, 2001), теория социального происхождения языка (R.Seyfarth и др, 2005), культурно-историческая теория

развития (Л.С.Выготский, 1984), теория распределенного познания (А.С1агк, 1997), дпфферентационно-ннтеграционный принцип развития (Н.И.Чуприкова, 2007). Делается вывод, что понимание животными устной речи человека возможно с учетом определенных ограничений:(.чтобы животное понимало отдельные слова устной речи с ним нужно много заниматься, повторяя эти слова в схожих контекстах. 2. поскольку животные весьма успешны в восприятии невербальных коммуникативных сигналов, это позволяет им ориентироваться в контексте ситуации, что приводит нас к положениям Л.С. Выготского (1984) о том, что развитие происходит благодаря обучению и совместной деятельности в процессе общения (■взаимодействия). Человек формирует для животного зону ближайшего развития, как расстояние между уровнем актуального развития животного и уровнем возможного развитая, определяемым с помощью задач, решаемых под руководством человека.

В процессе коммуникации возникает определенная неслучайная последовательность действий партнеров, основанная на том, что в ответ на любое свое действие участник коммуникации ожидает ответного действия партнера. Выбор действий определяется ситуативным контекстом, историей отношений и установленными правилами взаимодействия.

Чтобы такая коммуникация возникла, животное должно: 1. обладать потребностью к такой коммуникации; 2. находиться в максимально обогащенной среде так, чтобы разумное использование средств коммуникации демонстрировало ему, что с их помощью можно многое получить.

Следовательно, чем сложнее и дифференцированнее коммуникативная система участников взаимодействия, тем в большей степени она способствует их совместному развитию. При этом верно и обратное - если человек, как субъект межвидового взаимодействия, настроен на субъектные отношения с животным, видя в нем именно это животное, а не его идеальный образ или заменителя социального партнера, тем разнообразнее будет

коммуникативный репертуар участников взаимодействия, способствуя появлению субъект-порождающего его типа.

Таким образом, взяв в качестве теоретико-методологических предпосылок изучения психических феноменов, возникающих в процессе взаимодействия у человека и домашних животных, системный подход, экопсихологические типы взаимодействия, модель функциональной системы психики и экопсихологический подход к развитию психики, и используя методы наблюдения и беседы, была разработана экопсихологическая модель межвидового взаимодействия на примере МГ «человек - домашнее животное», раскрывающая детерминанты, условия и психологические феномены явления (см. табл.З).

Таблица 3. Экопсихологическая модель МВ.

Условия возникновения и существования межвидовой группы (МГ) и ее устойчивость Пснхологические феномены и детерминанты межвидового взаимодействия

Тип взаимодейств ия, как детерминанта, определяюща я психологичес кие феномены в межвидовой группе (МГ) Психологические феномены межвидового взаимодействия (МВ)

МГ образуется и будет устойчивой, пока животное-объект представляет ценность для человека- Субъект- объект- субъектный Двусторонний феномен доверия (со стороны человека - доверие как к безопасному,

субъекта. Соответствует 1-му критерию полисубъектности группы, является групповым предсубъектом предсказуемому и оправдывающему ожидания объекту), односторонний феномен привязанности (от животного к человеку), простейшие нормы взаимодействия

МГ образуется и является устойчивой при удовлетворении каждым из субъектов дефицитарных потребностей второго участника взаимодействия. Соответствует 1-му и 2-му критериям полисубъектности, является собственно полисубъектом. Наличие двусторонней потребности во взаимодействии и способности к усвоению правил межвидового взаимодействия и межвидовой коммуникации. Полисубъектн ый Феномены доверия и привязанности, установленные позиции доминирования/подчинен ия, сформированные и принятые, достаточно дифференцированные нормы взаимодействия, характер коммуникации среднего или низкого уровня.

МГ образуется и является устойчивой, хотя на этапе ее становления в ней могут происходить отдельные субъект-обособлеиные Субъект- порождающий Все феномены по л ису бъеКТ110 го взаимодействия, а также развитая межвидовая коммуникация

интеракции. Соответствует 1,

2 и 3-му критерию (со

стороны человека)

полисубъектности. Наличие

двусторонней потребности во

взаимодействии и

способности к усвоению

правил межвидового

взаимодействия и

межвидовой коммуникации.

Представленная в таблице экопсихологическая модель иллюстрируют динамику образования и функционирования МГ как субъекта совместной жизнедеятельности, а именно: на 1 этапе у участников МГ возникает потребность во взаимодействии, на 2 этапе человек начинает выстраивать взаимодействие с животным в зависимости от восприятия им животного в качестве объекта, субъекта-заместителя социальных отношений или самостоятельного субъекта - носителя видотипичных и индивидуальных свойств. В зависимости от типа взаимодействия на 3 этапе в МГ возникают психические феномены, в свою очередь влияющие на процесс взаимодействия. Таким образом, нами представлен онтологический взгляд на условия, детерминанты и феномены возникновения и существования МГ как своеобразной метаобщности «человек-животное».

В главе 5 «Эмпирическое обоснование экопсихологической модели межвидового взаимодействия человека с домашними животными» исходя из полученной экопсихологической модели МВ, на примере 1089 клиентов - владельцев собак и кошек рассматриваются возможные нарушения функционирования МГ. Исследуемая выборка по половозрастному составу достоверно отражает генеральную совокупность владельцев кошек и собак. С помощью структурированного интервью и метода наблюдения с фиксированными категориями признаков было

выявлено, что в той или иной форме у 100% владельцев, обращающихся с жалобами на проблемы в поведении своих питомцев, наблюдаются компоненты нарушения доверия по отношению к питомцу в форме сомнений либо в его безопасности, либо в предсказуемости его доведения, либо в форме разочарования тем, что животное не оправдывает ожиданий, возлагаемых на него при приобретении.

Поэтому была выдвинута гипотеза, что доверие является группообразующим феноменом, от которого зависит устойчивость группы.

Так, отсутствие уважения к потребностям животного может вести к проявлениям агрессии со стороны животного, что переводит его в ранг небезопасного. Отсутствие представлений о видотипичных особенностях животного может делать его поведение непонятным и, следовательно, непредсказуемым. Отсутствие у животного возможности познавать мир приводит к нарушениям в развитии и поведении, часто к трусливооборонительному поведению, что может делать животное одновременно и опасным, и непредсказуемым, и не оправдывающим ожиданий. Наконец, отсутствие веры в возможности и способности животного говорит о том, что конкретное животное не оправдывает ожиданий владельца.

Систематическое нарушение животным норм взаимодействия (деструктивное поведение и пачканье дома, невыполнение команд, воровство еды, агрессия в отношении членов семьи) начинает отражаться на тех компонентах доверия, которые связаны с предсказуемостью животного и оправданием им ожиданий владельцев.

Неспособность членов межвидовой группы установить понятные, четкие для различения коммуникативные коды, что связано либо с травматическим опытом животного (его недоверием к человеку); либо - с предъявлением к животному ожиданий как к представителю своего вида, приводит к нарушению доверия в том его компоненте, который касается оправдания ожиданий от животного.

Таким образом, полученные результаты подтверждают гипотезу о том, что группообразующим феноменом, от которого зависит устойчивость группы, является феномен доверия, а также гипотезу об образовании в МГ таких психологических феноменов, как: привязанность, формирование и принятие норм взаимодействия, характер межвидовой коммуникации, позиции доминирования/подчинения, поскольку все жалобы владельцев можно свести к категориям нарушений этих феноменов.

Разработанная нами схема экспертизы взаимодействия владельцев со своими питомцами, состоящая из карты наблюдения и структурированного интервью, позволила получить следующие результаты на репрезентативной выборке.

Гистограмма 1. Соотношения нарушений в межвидовых группах Общий график по нарушениям

800 700 600 -500 400 300 200 100 -О

С, о со

с. 2- у

“ * -9" В! 2

оз “ С. Я

450 т 400 350 -300 -250 -200 -150 -100 -50

Распределение нарушений дефицитарности

органическое

расстройство,

вызывающее

поведенческие

изменения

невротическое

расстройство

средовая

дефицитарность

владельца

личностная

дефицитарность

владельца

На гистограмме 2 показано распределение нарушений межвидового взаимодействия в зависимости от расстройств психики или ЦНС у животных, а также личностной или средовой дефицитарности владельца.

После выявления нарушения и составления программы коррекции влияние консультанта на МГ можно назвать экспериментальной интервенцией, поскольку изменения, возникающие в группе под воздействием консультанта, позволяют убедиться в правильности установленного диагноза и, если диагноз установлен правильно, приводят к оптимизации взаимодействия между членами группы.

В зависимости от жалоб клиента и по результатам интервью и наблюдения, жалобы могут быть определенным образом классифицированы по основанию нарушения того или иного психического феномена, образующегося в МГ, что представлено в табл. 4

Таблица 4. Нарушения психологических феноменов межвидового взаимодействия п их возможные причины

Нарушение Возможные жалобы Причина

Формированн я и принятия норм поведения относительно друг друга -132 собаки (с) и 51 кошка (к) деструктивное поведение и пачканье дома, непослушание, воровство еды расстройство психики животного (26с., 9к.), тревога, вызванная ситуативным контекстом (41с., 34к.), неспособность владельцев придерживаться четкой линии поведения в установлении групповых правил, неспособность устанавливать правила, понятные и доступные представителю иного вида (65 владельцев с., 8 владельцев к.)

Характера коммуникаци и - 562 (с) п 257 (к) Непослушание, неспособность усвоить команды, дефицит любви со стороны животного, патологические страхи, мечение, оборонительная агрессия ранний травматический опыт животного (П9с., 87к.); предъявление к животному ожиданий как к представителю своего вида (443 владельца с., 170 владельцев к.)

Доверия - 137 (с) и 84 (к) Страхи, стереотипии Травматический опыт животного (115с., 49к.), органические расстройства (22с., 35 к.)

Позиций доминировани я/подчинения -41 (с) Агрессия в отношении членов семьи, непослушание собака обладает гипертрофированным стремлением к доминированию (Зс.), владелец в силу психологических

особенностей не в состоянии управлять склонным к доминантности животным (9 владельцев), владелец не знает, как управлять животным (29 владельцев)

Привизаппост и - 28 (с), 18 (к) Поведение с целью привлечения внимания, навязчивое поведение, отклоняющееся половое и пищевое поведение, повышенная активность, дефицит любви и уважения со стороны животного расстройство психики (5с., 2к.), -травматический опыт (7с., 4к.), неспособность владельца обеспечить нормальные условия содержания, невнимательность к потребностям животного в признании и в познании окружающего мира, склонность владельца урегулировать все проблемы с помощью корма (16 владельцев с., 12 владельцев к.)

Глава 6 «Разработка практических рекомендаций владельцам животных и специалистам, работающим в животноводстве». Для

проведения диагностики и предоставления владельцам обоснованных рекомендаций, оказалось недостаточным простое выявление того, какой психологический внутригрупповой феномен является нарушенным. Поэтому за основу диагностики была взята иная классификация:

1. Нарушения со стороны животного.

2. Нарушения со стороны человека.

3. Сочетанные нарушения.

Предлагается разделять процесс консультирования на три этапа -диагностика, формулирование целей консультирования и определение соответствующих консультативных шагов.

В случае нарушений 1 типа — выявляется психическое состояние и адаптивные поведенческие паттерны животных. Основная информация -информация от владельца, а также результаты наблюдения за поведением животного и его взаимодействием с хозяином. В процессе интервью с владельцами мы получали информацию о раннем периоде жизни животного, об условиях содержания животного в данный период, в том числе о составе семьи и отношениях животного с каждым членом семьи. Наконец, последний блок вопросов касался особенностей поведения животного, которые вызывают беспокойство хозяев.

В случае нарушений 2 типа консультант должен сформировать гипотезу о том, какие желания и страхи в межличностных отношениях клиент направляет на отношения с животным. Если такая гипотеза принята клиентом, то на базе представлений о строении функциональной системы психики, формулируются цели и дальнейшая работа консультанта, что представлено в табл.5.

Таблица 5.

Подсистема психики Цель консультирования

Когнитивная добиться реалистического восприятия клиентом себя и объектов окружения, включая животное

Потребностная определить неосознаваемые мотивы приобретения животного и прояснить их клиенту

Эмоциональная определить внутренние (идеальные образы) и внешние объекты привязанности и привлечь внимание пациента к имеющимся у него ресурсам (во внешнем мире, в биографическом опыте)

Коммуникативная способствовать вовлечению в межличностную

коммуникацию (если выявлено, что животное замещает социальных партнеров) и, прояснив на примере коммуникации с животным дисфункциональные паттерны реагирования, способствовать выявлению удовлетворяющих паттернов взаимодействия

Интегративный центр помочь пациенту принять ясно определенную и автономную позицию в межличностных отношениях и отношениях с животным

Кроме того, владельцам разъясняется суть проблемы, объясняются механизмы видотипичного поведения их питомца, предлагаются варианты изменения поведения человека в отношении животного, что ведет к изменению взаимодействия.

Далее показано, что МВ человека с домашним животным как особый феномен психической реальности может быть рассмотрено и находит эмпирическое подтверждение и на примере МВ человека с сельскохозяйственными животными.

В процессе наблюдения за взаимодействием коров с ветврачами, зоотехниками и доярками были выявлены те же психологические механизмы: феномен доверия/недоверия животных к человеку, феномен взаимной привязанности доярок и некоторых животных, формирование и принятие/непринятие норм, установленных человеком для животных, позиции доминирования/подчинения. В наименьшей стеиени в животноводстве выражена система межвидовой коммуникации, что, как правило, провоцирует субъект-объектное взаимодействие. Экономически выгодно было бы использовать определенные методы развития субъектного подхода к животным у работников животноводства.

Выводы.

1. Анализ литературных данных в области сравнительной, социальной, общей и зоопсихологии показывает, что межвидовое психологическое взаимодействие человека и домашнего животного не входит в объект ни одной из указанных дисциплин, что позволило определить специфику межвидового взаимодействия и разработать его теоретическую модель в рамках экологической психологии.

2. Экопсихологическое представление о психике как явлении, возникающем в процессе взаимодействия между индивидом и его жизненной средой, а также использование базовых экопсихологических типов взаимодействия в качестве теоретико-методологических предпосылок исследования психики как явления, возникающего в процессе и благодаря взаимодействию между разными субъектами психической активности, позволило:

• ввести понятие о межвидовой группе «человек - домашнее животное» - как полисубъекте порождения межвидовых психических феноменов;

• использовать отдельную интеракцию во взаимодействии между человеком и домашним животным в качестве единицы психологического анализа и благодаря этому разбить процесс взаимодействия между человеком и домашним животным на единичные составляющие - отдельные акты взаимодействия в континууме целостного поведения.

3. Разработана теоретическая экопсихологическая модель взаимодействий в межвидовой группе, включающая следующие позиции:

• межвидовая группа, под которой понимаются человек и животное, объединенные общей территорией, жизнедеятельностью, имеющие межиндивидные контакты, эмоциональное отношение друг к другу и взаимные правила поведения по отношению друг к другу, становится совокупным субъектом порождения межвидовых психических

феноменов, если взаимодействие членов этой группы обусловлено следующими детерминантами (типами взаимодействия):

- субъект — объект-субъектный (человек воспринимает животное как объект, животное воспринимает человека как субъект) - при котором возникает феномен доверия (со стороны человека - доверие как к безопасному, предсказуемому и оправдывающему ожидания объекту), односторонний феномен привязанности (от животного к человеку), правила поведения по отношению друг к другу,

- полисубъектный - при котором возникают феномены доверия и привязанности, структура доминирования, правила взаимодействия, межвидовая коммуникация среднего или низкого уровня.

- субъект-порождающий - при котором возникают все феномены полисубъектного взаимодействия, а также развитая межвидовая коммуникация.

4. Использование дифференционно-интеграционной парадигмы и модели функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта позволило:

- определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектное взаимодействие. На этой стадии животные должны обладать (а) потребностью в групповом взаимодействии и принятии группой, достаточно дифференцированными и продолжительными эмоциями, способностью идентифицировать себя с сообществом и координировать свои действия в сообществе в соответствии с прижизненно усваиваемой функциональной ролью; (б) возможностью соотнесения своих возможностей и своего знания об окружающем мире с возможностями и знанием сородичей; (в) способностью к усвоению сложных коммуникативных систем.

- выявить необходимые (наличие развитой психики и обоюдная потребность в межвидовом психологическом взаимодействии) и достаточное (способность к усвоению правил межвидового взаимодействия) условия

возникновения и сохранения межвидового психологического взаимодействия.

5. Правомерность экопсихологической модели межвидового взаимодействия эмпирически подтверждена на 1089 случаях психологического консультирования владельцев животных (70% собак и 30% кошек). При этом выявлены психологические феномены, возникающие при вышеназванных типах экопсихологического взаимодействия:

- феномен доверия, под которым со стороны человека понимается отношение к животному, в зависимости от обладания этим животным качествами безопасности, предсказуемости и степени, в которой оно оправдывает ожидания от приобретения, а со стороны животного -эмоциональное восприятие человека, который необязательно обладает качеством встречной эквивалентной позитивности/негативизма,

- феномен привязанности животного к человеку и чувство любви человека к своему питомцу, которое состоит из таких компонентов как забота, познание объекта любви, уважение его потребностей, вера в его возможности,

- формирование и принятие норм взаимодействия, установленных в каждой конкретной межвидовой группе,

- позиция доминирования/подчинения, которую можно представить в трех измерениях - квазисоциальном, временном и предметном. В соответствии с тем, какое значение по этой шкале выбирает доминант или подчиненный, наступает следующее действие. Согласованность таких выборов по всем трем измерениям ведет к возникновению неслучайной последовательности действий в группе, когда из множества возможных действий реализуется одно, имеющее смысл в данной системе отношений,

- характер коммуникации, которая включает в себя как невербальные коммуникативные сигналы, получаемые и отправляемые участниками взаимодействия и позволяющие ориентироваться в контексте ситуации, так и отдельные вербальные сигналы, отправляемые человеком. В процессе

обучения и общения с человеком внешние средства обучения (жесты, называние объектов) становятся психологическими орудиями, позволяющими животному определенным образом структурировать психические процессы. Внешние знаки преобразовывают мышление животного, но не интериоризируются им. Возникающая коммуникация между человеком и животным содержит некие образцы или смысловые структуры, особенность образования которых заключается в повторении и научении им. В процессе коммуникации возникает определенная неслучайная последовательность действий партнеров, основанная на том, что в ответ на любое свое действие участник коммуникации ожидает ответного действия партнера. Выбор действий определяется ситуативным контекстом, историей отношений и установленными правилами межвидового взаимодействия.

6. Выявлено, что феномен доверия является группообразующим, от него зависит устойчивость межвидовой группы. Нарушение доверия ведет к таким нарушениям как нарушение привязанности, нарушение норм взаимодействия, нарушение коммуникации, нарушение доминирования. Эмпирические исследования показывают, что в большей или меньшей степени все владельцы, обращающиеся за консультацией по поводу отклоняющегося поведения своих питомцев, испытывают дефицит доверия к животному в форме сомнения либо в его безопасности, либо в его предсказуемости, либо в форме сожалений, что животное не оправдывает ожиданий, которые возлагались на него при приобретении.

7. Полученная экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет предложить методы решения таких прикладных задач, как: психодиагностика и психологическое консультирование владельцев животных, практические рекомендации специалистам, осуществляющим консультирование с целью нормализации межвидового взаимодействия. За основу диагностики берется классификация нарушений в межвидовой группе

по принципу: нарушение компонента «человек» (согласно эмпирическим данным этот тип нарушений встречается в 76% от общего числа обращений), нарушение компонента «животное» (24% от общего числа обращений). В зависимости от типа нарушения проводится дальнейшая диагностика нарушений психики у животного, выявление личностных характеристик и дефицитарных потребностей владельца, заставляющих его восполнять дефицит за счет животного. По завершении второго этапа диагностики начинается работа по разъяснению владельцу сути проблемы.

В итоге заложены теоретико-методологические основы нового психологического направления - межвидовой психологии, лежащей на стыке общей психологии, зоопсихологии, сравнительной психологии, социальной и экологической психологии

Экопсихологический подход и эволюционная парадигма, использованные в качестве теоретико-методологической основы построения теоретической модели межвидового взаимодействия, позволяют развивать исследования межвидового взаимодействия не только на примере взаимодействия человека с домашними животными, но и расширить объект исследования изучением межвидового взаимодействия других биологических видов, что может способствовать пониманию универсальных законов психики при образовании таких психологических феноменов как структура доминирования, способы взаимодействия и пр. В то же время существует множество аспектов, не вошедших в предмет данного исследования и представляющих интерес как с точки зрения уточнения полученной теоретической модели, так и с точки зрения общих теоретических основ психологии. Например, каковы типы привязанности животного к человеку, механизмы их образования и наличие или отсутствие динамики сложившегося типа привязанности? Обладают ли домашние животные некими свойствами (лечить хозяина и пр.) или эти свойства приписываются им человеком, и если верно второе, то почему? Какое влияние на личностную и духовную динамику владельца оказывает субъект-

порождающее взаимодействие с животным, и приводит ли оно к изменению типа экологического сознания и т.д.? Таким образом, тема представляется перспективной для дальнейших исследований.

Основные работы автора, опубликованные по данной теме. Монографии:

1. Никольская, А.В. Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак. Монография /А.В.Никольская. - М.: Аквариум, 2007. - 144 с. (12,6 п. л.)

2. Никольская, А.В. Ненаправленная ашшалотерапия. /А.В.Никольская, (в соавторстве с Н.А. Ульяновой). - М.: Аквариум, 2009, 208 с. (10,8 пл./ 7 пл.).

3. Никольская, А.В. Зоопсихология и межвидовая психология. Монография / А.В.Никольская. - М.: Эксмо, 2010. - 354 с. (22 пл.).

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

4. Никольская, А.В. Психологическая адаптация жителя современного города с использованием зоопсихологической терапии /А.В.Никольская// Вестник университета (Государственный университет управления).- М.: ГУУ, 2008. № 8 (46). С.108-110. (0,25 пл.).

5. Никольская, А.В. Социально-психологическое исследование структуры взаимодействия человека с животными в городских условиях / А.В.Никольская // Вестник университета (Государственный университет управления).-М.: ГУУ, 2008. № 9 (47). С.84-86. (0, 25 пл.).

6. Никольская, А.В. Социальные и социально-психологические механизмы регулирования содержания животных в городских условиях /А.В.Никольская// Вестник университета (Государственный университет управления).-М.: ГУУ, 2008. № 10 (48). С.90-92. (0,4 пл.).

7. Никольская, А.В. Гендерные особенности социальной перцепции в городских семьях, владеющих собаками: социальные проблемы и возможные решения / А.В.Никольская// Вестник университета (Костромской Государственный университет), Кострома, 2008, С. 63-69. (0,3 пл.).

8. Никольская, А.В. Социально-психологические аспекты повышения эффективности труда в скотоводстве / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, № 4, 2009. С. 81-84. (1 п.л.).

9. Никольская, А.В. Взаимодействие человека и собаки в урбанизированной среде / А.В.Никольская // Вопросы психологии, № 2,

2009, С. 86-94. (0,8 п.л.).

10. Никольская, А.В. Особенности социальной перцепции труда у работников животноводческих комплексов / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, № 6, 2009. С.79-82. (0,5 п.л.).

11. Никольская, А.В. Социально-психологические аспекты развития природоцентрической этики в современных условиях / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, № 24, 2009. С. 77-81. (0,8 п.л.).

12. Никольская, А.В. Структура власти в системе отношений человека с домашними животными / А.В.Никольская //Вестник ГУУ, № 26. 2009. С.73-76. (1 п.л.).

13. Никольская, А.В. Взаимосвязь агрессивного поведения собак и их владельцев / А.В.Никольская (в соавторстве с С.Н.Ениколоповьш) // Вестник ГУУ, № 34, 2009. С. 77-82. (1 п.л./ 0, 7 п.л.).

14. Никольская, А.В. Теория отражения ув.конструктивизм / А.В.Никольская //Вопросы психологии, № 1, 2010, С. 66-78. (1 пл.).

15. Никольская, А.В. Феномен доверия в системе отношений человека с домашними животными / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, № 7, 2010. С. 83-88.(1 пл.).

16. Никольская, А.В. Эволюционная история сознания / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, № 9, 2010, С. 71-77. (1 пл.).

17. Никольская, А.В. Развитие эмоциональной сферы в филогенезе психики / А.В.Никольская // Мир психологии, № 4, 2010. С. 44-58. (1 пл.).

18. Никольская, А.В. Психология взаимодействия человека и домашних животных / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, 2010, № 21. С. 76-80. (1 пл.).

19. Никольская, А.В. Межвидовая коммуникация/ А.В.Никольская //

Вестник ГУУ, 2011, № 8. С. 82-86. (I п.л.).

20. Никольская, А.В. Факторы системного взаимодействия человека и

домашних животных / А.В.Никольская // Вестник ГУУ, 2011, № 10. С. 101107. (1 п.л.).

21. Никольская, А.В. Трансцендентальная парадигма в психологии

/А.В.Никольская //Вестник ГУУ, 2011, № 13. С.98-101. (0, 7 п.л.).

22. Никольская, А.В. Феномен любви и свободы в отношениях человека с домашними животными /А.В.Никольская // Философские науки, 2011, № 10,

С. 219-235.(1 п.л.).

23. Никольская, А.В. Эволюционный подход к психологии субъекта/А.В.Никольская // Вестник ГУУ, 2011, № 19. С.99-102 (0,5 п.л.). Статьи в других изданиях.

24. Никольская, А.В. Дифференционно-интеграционный подход к развитию потребностей в филогенезе психики /А.В.Никольская // Дифференционно-ннтеграционная теория развития//Сборник под ред. Н.И. Чуприковой, А.Д. Кошелева, М.: изд-во Языки славянских культур, 2011, С. 269-285. (1 п.л.).

25. Никольская, А.В. Зоопсихологическое консультирование / А.В.Никольская // Журнал практикующего психолога, 2009, № 16, С. 320-330.(1 п.л.).

26. Никольская, А.В. Зоопсихология на современном этапе - движение вперед или бег на месте /А.В.Никольская // Сборник «Седьмая волна психологии». Вып.7, под ред. В.В. Козлова, ЯрГУ, 2010, С.280-285. (0,7 п.л.).

27. Никольская, А.В. Природоцентрическая этика /А.В.Никольская // Психология человека в современном мире. 2009. Сборник под ред. А.Л. Журавлева, Т. 5. С. 52-59. (1 п.л.).

28. Никольская, А.В. Основы качественного исследования в прикладной зоопсихологии/ А.В.Никольская // Психологические исследования: электрон, научн. журн. 2009, № 2(4), Зарегистрирован в «Информрегистре» № 0421000116.(1 п.л.).

29. Никольская, А.В. Reflection theory vs constructivism /А.V.Nikolskaya// Social Sciences, 4, 2010. P.104-116. (1 п.л.).

Тезисы.

30. Никольская, А.В. Клинико-психологический подход к анализу девиантного поведения у собак / А.В.Никольская // Международная конференция памяти Н.Н. Ладыгиной-Котс: Материалы конференции, Пенза, 23-26 октября 2007г. Изд-во ПГПУ им. В.Г. Белинского под. ред. Л.И.Панковой, 2007. - С.69-72. (О, 2 п.л.).

31. Никольская, А.В. Психологические аспекты взаимодействия человека и животных в урбанизированной среде /А.В.Никольская // Психология XX! Столетия - Материалы конгресса. Т.2. Под. Ред. В.В. Козлова - Ярославль, МАПН, 2008, С. 98-100. (0, 3 п.л.).

32. Никольская, А.В. Диагностика и коррекция девиантного поведения мелких домашних животных /А.В.Никольская // Труды московского международного ветеринарного конгресса. М.. 2010. С. 326-329. (0,2 п.л.).

33. Никольская, А.В. Консультирование в зоопсихологии - мифы и реальность/ А.В .Никольская // Вестник интегративной психологии, М., Ярославль, 2010, С. 94-95. (0,2 п.л.).

34. Никольская, А.В. Протосознание животных как предпосылка человеческого сознания /А.В.Никольская // Юбилейная конференция «125 лет Московскому психологическому обществу», Юбилейный сборник РПО под ред. Ю.П.Зинченко. Д.Б. Богоявленской. Т.2, М.: Макс-пресс, 2011. С. 3639. (0, 2 п.л.).

35. Никольская, А.В. Психологические методы повышения эффективности труда у работников животноводческих комплексов /А.В.Никольская // IV Межвузовская научно-практическая конференция Социальная психология сегодня - наука и практика, С.-Пб, 2009. С. 98-100. (0.2. п.л.).

36. Никольская, А.В. Консультирование в зоопсихологии - проблемы животных или проблемы владельцев /А.В.Никольская // Международная

научно-практическая конференция «Ананьевские чтения - 2010». С.-Пб.,

2010. Современные прикладные направления и проблемы психологии. Avwvv.psy.pu.ru/science/info2010.doc. (0.2 п.л.).

37. Никольская, А.В. Межвидовая психология /А.В.Никольская // 4-я международная научно-практическая конференция «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций», Тамбов,

2009. С. 69-74. (0.3 п.л.).

38. Nikolskaya A. Interspecific psychology / A.V.Nikolskaya// The 12-th European congress of psychology, Istanbul, 04-08 of July, 2011, \vvvvY.ecp20l l.org. (0.1 П.Л.).

Подписано в печать 23.01.2012. Формат 60*84 1/16. Печ.л. 4. Тираж 130 экз. Заказ № 154. Отпечатано в Издательстве Московского гуманитарного университета 111395, Москва, ул. Юности, д. 5/1

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Никольская, Анастасия Всеволодовна, 2012 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Междисциплинарный анализ взаимодействия как объекта разных психологических направлений

1.1. Введение феномена межвидового взаимодействия как объекта 25 психологического исследования

1.2. Краткий обзор основных направлений и принципов 27 зоопсихологических, этологических и сравнительно-психологических исследований

1.3. Понятие взаимодействия в контексте общей психологии

1.4. Взаимодействие человека и животного в контексте социально- 58 психологического анализа

1.5. Взаимодействие в рамках экологической психологии

1.6. Категория «субъект» и ее развитие в философии и психологии 70 Выводы к главе

ГЛАВА 2. Теоретико-методологические предпосылки 84 экопсихологической модели

2.1. Основные методологические позиции экопсихологии развития

2.2. Основные понятия, необходимые для разработки теоретической 86 модели межвидового взаимодействия человека с домашними животными

2.3. Экопсихологические взаимодействия как предпосылка изучения 90 становления межвидовой малой группы «человек - домашнее животное

2.4. Анализ психологического взаимодействия в межвидовой группе в 96 контексте принципа системности

2.5. Основа экопсихологической модели психологического взаимодействия 101 в межвидовой группе «человек - домашнее животное

2.6. Методы и методики верификации экопсихологической модели 102 межвидового взаимодействия

Выводы к главе

ГЛАВА 3 Человек и животные как субъекты межвидовой группы 132 «человек - домашнее животное»

3.1. Возможность использования в качестве методологической 132 предпосылки дифференционно-интеграционного подхода и функциональной модели развития психики (по Н.И. Чуриковой)

3.2. Теоретическая схема филогенетического развития психики (по Н.И. 135 Чуприковой)

3.3. Уровневая концепция развития самоотражения в филогенезе психики

3.4. Свойства человека как субъекта межвидового взаимодействия 170 Выводы к главе

ГЛАВА 4 Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия

4.1. Феномен доверия

4.2. Феномен привязанности

4.3. Структура доминирования в межвидовой группе «человек - домашнее 205 животное»

4.4. Межвидовая коммуникация

4.5. Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия 237 Выводы к главе

ГЛАВА 5 Эмпирическое обоснование экопсихологической модели межвидового взаимодействия человека с домашними животными

5.1. Процедура консультативного наблюдения и стандартизированного 242 интервью диады «человек - собака»

5.2. Процедура консультативного наблюдения и стандартизированного 250 интервью диады «человек - кошка»

5.3. Метод беседы с владельцем животного

5.4. Нарушения психологических феноменов межвидового взаимодействия 260 и возможные причины этих нарушений

5.5. Метод психологической интервенции во взаимоотношения человека с 263 домашним питомцем

5.6. Доверие как группообразующий феномен

5.7. Полученные количественные данные

5.8. Статистическая и содержательная достоверность проведенного 277 эмпирического исследования

Выводы к главе

ГЛАВА 6 Разработка практических рекомендаций владельцам 282 животных и специалистам, работающим в животноводстве

6.1. Организация консультационного процесса

6.2. Цели консультанта при работе с нарушениями в межвидовой группе со 298 стороны человека

6.3. Психологическая интервенция во взаимоотношения человека с 301 домашним животным

Выводы к главе

Введение диссертации по психологии, на тему "Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия человека с домашними животными"

Актуальность. В последние годы в рамках экопсихологического подхода к развитию психики развивается взгляд о необходимости смещения изучения человека и природы с антропоцентрической оси на природоцентрическую (В.И. Панов, 2004, 2006). Сегодняшние проблемы человеческого общества диктуют необходимость осознания человеком своего единства с природой.

В последние 20 лет в психологии активно развиваются различные направления экологической психологии, в которых отмечается явно выраженный переход от изначального экологического подхода к восприятию Дж. Гибсона (1988) к проблемам взаимодействия человека со средой в целом (В.И. Панов, 2004, С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин, 1996, Е.А.Климов, 2001 и др.). Несмотря на определенные различия этих эколого-психологических исследований, их объединяет общая методологическая предпосылка -изучение психики человека в его взаимодействиях с окружающей средой: пространственной, природной, образовательной, информационной и т.п. (Дж. Голд, 1990; С.Д.Дерябо, 1999; Е.А. Климов, 2001; А,Л.Журавлев, А.Ю. Гусева, 2001; Г.А.Ковалев, 1993; М.О.Мдивани, 1999; В.И.Медведев, A.A. Алдашева, 2001; М.Раудсепп, 1983; В.И. Панов, 2004, 2006, 2010; М.Э. Хейдметс, 1989; М.Черноушек, 1989; В.А.Ясвин, 2000; I.Altman, 1975; R. Barker, 1968; K.Pawlik, К. Stapf, 1992; D. Stokols, 1995 и др.).

Но осознание человеком единства с природой может возникнуть только благодаря соответствующему экологическому воспитанию, основная задача которого - формирование соответствующего субъективного отношения к миру природы и, в том числе, к животным как природным объектам (С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин, 1996; С.Д.Дерябо, 1999; В.А. Ясвин, 2000).

В этом смысле остро встает вопрос о концептуальных рамках исследования психологических взаимоотношений человека с другими биологическими видами, в частности, с домашними животными.

По оценкам специалистов, во всем мире наблюдается постоянный рост числа домашних животных (-www.rg.ru, 2010, www.rkf.org, 2011). При этом население все чаще сталкивается с проблемой отклоняющегося поведения своих домашних питомцев и неспособностью владельцев справиться с ними (А.И. Рахманов, 2006; Т.Г. Гусева, 2003 и др.). Почему стремление завести домашнее животное становится все более распространенным во всем мире? Почему люди продолжают держать и заводить животных, даже сталкиваясь с агрессивными проявлениями со стороны питомцев в свой адрес? Можно ли, рассматривая данное явление, говорить о тяготении человека к природе, или проблема лежит в плоскости личностной или средовой дефицитарности?

В последние десятилетия наметилась тенденция приобретать животное для совместного проживания, оно начинает выполнять функции социального партнера (Г. Аскью, 2004, К. Оверолл, 2007, Д. Хорвитц, Д. Миллз, 2008; И. Ялом, 2007; А.Я.Варга, Е.Ю.Федорович, 2010). Более того, животные начинают восприниматься человеком как члены семьи (A. Kruger, J. Serpell, 2006) и наделяются статусом значимых других (С.Д. Дерябо, 1995). Вероятно, такие данные неслучайно получены именно на городском населении, поскольку эффект отчуждения индивида в городе известен и описан (напр., Э.В. Сайко, 2006). Именно поэтому в настоящей работе исследуется взаимодействие человека с такими животными-компаньонами, как кошки и собаки, которые исторически на протяжении тысячелетий жили рядом с человеком, а на протяжении уже более столетия живут в доме человека, полностью разделяя его быт и являясь важным компонентом его жизненной среды.

В ходе консультационной практики, при исследовании автором причин отклоняющегося поведения у животных, на примере 690 случаев были получены данные, согласно которым в 80% причина лежит в нарушении взаимодействия человека с животным, в неправильном восприятии человеком животного (A.B. Никольская, 2007). Это заставило нас обратиться к поиску методов психологической помощи и диагностики, а также к анализу соответствующей психологической (К.Э.Фабри, А.Н. Леонтьев, 1994; C.JI. Новоселова, 2004; Г.Г.Филиппова, 2009 и др.) и непсихологической литературы (Г. Аскью, 2005; К.Оверолл, 2005; Д.Хорвитц и др., 2005; К. Лоренц, 2005; Я.Бадридзе, 2003; М.Е.Гольцман, 1983; З.А.Зорина, И.И. Полетаева, 2001; Е.Н.Панов, 2005).

При этом обнаружилось, что психологическое взаимодействие владельцев животных со своими питомцами практически не изучено. Предметом исследований выступают психологические особенности человека, либо воздействующего на животного, например, при дрессировке животных (Э. Вайтли, 1998), либо принимающего воздействие от животного, например, при анималотерапии (Н.Л.Кряжева, 2000; В.Е.Орел, 2008; A.Kruger, J. Serpell, 2006). Или же предметом исследования выступают психические особенности животных (H.Harlow, 1966; R.Woodworth, 1958; J.Scott, J. Fuller, 1965 и др.).

Между тем в совместной жизнедеятельности человека с домашним животным складываются такие формы их взаимодействий, когда возникает некая их психическая общность, которая объединяет человека и животное в единого, совокупного субъекта совместной психической активности по отношению к друг другу. Поскольку субъектом этого межвидового взаимодействия выступает групповой субъект (полисубъект) «человек -домашнее животное», то, как психическая реальность, подлежащая исследованию, такое взаимодействие не сводится ни к психологическим свойствам человека, ни к психическим особенностям животного, т.к. выступает системным качеством указанного полисубъекта. При этом возникает методологический вопросу какие исходные предпосылки должны использоваться для того, что эксплицировать психологический контакт между животным и его владельцем-человеком в качестве объекта и предмета психологического исследования.

Психологические особенности и механизмы группового субъекта и коммуникативного взаимодействия между составляющими группу людьми относятся к предмету социальной психологии. Особенности же поведения животных относятся к предмету зоопсихологии и этологии. Наконец, субъектные проявления психической активности относятся к психологии субъекта, т.е. к предмету общей психологии. И в то же время коммуникативное взаимодействие между человеком и животным, объединяющие их в группового субъекта психической активности (и даже развития), оказывается вне предмета исследования.

Очевидно, что в этом случае в качестве исходной психической реальности и, соответственно, эмпирической предпосылки следует брать групповое, интерактивное взаимодействие между человеком и животным, которое объединяет их в группу (или квази-группу) со свойствами группового субъекта (полисубъекта). Однако групповое взаимодействие, описанное в социальной психологии, это взаимодействие в пределах отношений «человек - человек», и потому как психическая реальность оно не тождественно психологическому взаимодействию в группе «человек -животное».

Следует принять также во внимание, что в средовом контексте при анализе группового взаимодействия «человек - животное» животное является компонентом жизненной (домашней) среды для человека, но в то же время и человек является компонентом жизненной среды для животного. Следовательно, в качестве методологической предпосылки целесообразно взять общее системное отношение «индивид - жизненная среда», что позволяет рассматривать группу «человек - животное» в контексте экопсихологического подхода к развитию психики (В.И. Панов, 2004, 2006, 2011). Соответственно, возникает необходимость эмпирического выявления и описания психологических феноменов, проявляющихся при таком взаимодействии с обеих сторон, т.е. выделения тех проявлений психической активности человека и животных, которые являются результатом их совместной жизнедеятельности как взаимодействующих партнеров общей жизненной среды.

В практическом плане актуальность подобного исследования обусловлена необходимостью выявления таких теоретических и эмпирических данных о психологическом взаимодействии человека с домашним животным, которые позволили бы разработать научно обоснованные психологические рекомендации владельцам домашних животных, психологу-консультанту и ветеринарам с целью нормализации взаимодействия человека и домашнего животного в условиях жизненной среды.

Таким образом, ряд серьезных причин выдвигает на повестку дня постановку проблемы настоящего исследования, а именно проблемы разработки теоретико-методологических оснований, необходимых для выявления психологических факторов, детерминант и условий межвидового взаимодействия человека и животных как компонентов единой жизненной среды. Исследование проводится на материале межвидового взаимодействия человека и домашних животных (кошек и собак) в домашней среде их совместного проживания.

Состояние разработанности проблемы исследования. В научной литературе вопросы психологии взаимодействия человека с животными пока не нашли должного отражения.

Так, в сравнительной психологии основным предметом изучения являются психические феномены и особенности психики собственно животных или собственно человека в сравнении друг с другом (см. Н. Хейс, 2006, В.А. Вагнер, 2010, Г.Г.Филиппова, 2009 и др.)

Подходы, разработанные в зоопсихологии, не позволяют предложить теоретическую модель взаимодействия человека с животными, поскольку в ее рамках изучается только поведение животного (В.Келлер, 1958; Г. Харлоу,1958; Р. Вудвортс, 1964; Дж. Скот и Дж. Фуллер, 1965; Б. Скиннер, 1968; К.Э.Фабри, 2003; В.А.Вагнер, 1912 и др.). Все наиболее известные эксперименты, проводившиеся на животных с целью изучения их психических особенностей, строились так, что животное всегда выступало в них самостоятельным объектом исследования. Ни в одном из проанализированных нами исследований экспериментальной зоопсихологии психическая реальность, складывающаяся в процессе взаимодействия и взаимовлияния человека и животного, в качестве специального предмета исследования не рассматривалась (см.: В. Келлер, 1958; Г. Харлоу,1958; Р. Вудвортс, 1964; Дж. Скот и Дж. Фуллер, 1965; Б.Скиннер, 1968; К. Фабри, 2003; В. Вагнер, 1912 и др.). Исключение и особый интерес представляют лишь эксперименты по обучению животных языкам-посредникам, в которых исследователи целенаправленно добиваются взаимодействия с животным в процессе обучения несвойственным его виду коммуникативным сигналам (S. Savage-Rumbaugh, 1988, 2001; I. Pepperberg, 1987 и др.). Но здесь цель исследований заключается в понимании того, насколько развита когнитивная сфера животных разных видов, а также в выявлении эволюционных предпосылок языка. В последних работах С. Севедж-Рембо возникает термин «двухвидовой мир» (bi-species world) и «бикультурный подход к социальности» (bicultural approach to sociality) (S. Savage-Rumbaugh et all, 2005). Авторы считают, что в ходе повседневного общения между людьми и обезьянами возникает культура, под влиянием которой меняются сами участники процесса. Образование такой двухвидовой культуры Севедж-Рембо относит, прежде всего, за счет обучения обезьян языку и не рассматривает с иных, внеязыковых позиций. На наш взгляд язык, скорее, расширяет, формирует, управляет и канализирует существующие ментальные феномены, что подтверждается тезисом Л.С.Выготского (1983) о том, что генетические корни мышления и речи различны. Эту гипотезу, подтверждают также данные наблюдений и экспериментов (напр. С. Raby et all, 2007, K. McComb, 2006), показывающие, что животные могут достигать уровня развития психики, на котором демонстрируют поведение, сходное с сознательным поведением человека в аналогичных ситуациях, даже при том, что они не обладают языком и биологически не родственны человеку.

Решение практических проблем, возникающих в поведении домашних животных (в области поведенческой медицины животных), находятся в основном в ведении ветеринаров, реже этологов (Г. Аскью, 2005; К. Оверолл, 2005; Д.Хорвитц и др., 2005). Эти специалисты отмечают, что зачастую проблемы, с которыми к ним обращаются, коренятся в особенностях владельца. Однако они не предлагают научно-обоснованных путей решения данных проблем, отмечая, что оно лежит не в их компетенции.

Используя понятие о совместно-распределённой деятельности (В.В. Рубцов, 1996), можно сказать, что речь идет о совместно-распределённой жизнедеятельности человека и его домашнего животного, благодаря которой они образуют межвидовую группу. Поэтому естественно обратиться к такой области психологии как социальная психология, где в центре внимания находятся именно процессы взаимодействия субъектов внутри определенных социальных общностей, в том числе малых групп (М.Ю.Кондратьев, В.А. Ильин, 2007; Р. ЛЛСричевский, 1991; Д. Майерс, 1997; и др.).

Одним из объектов изучения социальной психологии является семья, но ее исследования до сих пор направлены исключительно на человека. То обстоятельство, что современная семья часто включает в себя домашних животных, до сих пор не учитывается. Между тем семья, имеющая домашнее животное, обладает своей структурой и своей динамикой (А.Я. Варга, Е.Ю. Федорович, 2010; A.B. Никольская, 2007).

Проведенный анализ позволил выявить развитие взглядов на поведение и психику животных, их зависимость от культурно-исторической эпохи и соответствующих эпохе научных представлений. Дело в том, что образы многих животных в человеческом восприятии являются социальными конструктами. В этом смысле восприятие животного и взаимодействие с ним почти никогда не свободно от культуры (В.Е.Орел, 2008; Н.К.Кременцов, 2010, R. Bulliet, 2005). Учитывая вышесказанное, необходимо рассматривать социально-психологическую природу психологических отношений человека с домашними животными, имеющую определенную специфику - специфику встраивания животного в социальную группу, специфику его поведения с учетом требований социальной группы и специфику восприятия человеком члена группы иного биологического вида.

Но животное, как субъект взаимодействия в семейной системе или на производстве (животноводство), не тождественно человеку как субъекту взаимодействия. Человек и животное, вступая в активное взаимодействие, образуют специфичную межвидовую группу. Эта группа, имея характеристики и динамику, сходные с таковыми в социальной группе, имеет и отличия от нее. Во-первых, в силу того, что такая группа является группой не внутривидового, а межвидового взаимодействия. Во-вторых, поскольку человек и домашнее животное являются компонентами жизненной среды друг для друга, их взаимодействие имеет характер средового, экологического и экопсихологического взаимодействия в системе «человек - окружающая среда», что относится к объекту экологической психологии. В России экологическая психология получила активное развитие в плане изучение взаимодействия человека с разными типами сред и представлена работами таких авторов, как Г.М. Андреева (2000), С.Д.Дерябо (1999), С.Д.Дерябо, В.А.Ясвин (1995, 1996), А.Л.Журавлев, А.Ю. Гусева (2000), Г.А. Ковалев (1993), В.И. Медведев, А.А.Алдашева (2001), В.И.Панов (2004), Ю.Г.

Панюкова (2003), Д.И.Фелъдштейн (1997), В.А.Ясвин (2000) и многие другие. Так, С.Д.Дерябо и В.А. Ясвин (1995, 1996), основатели психологии экологического сознания, строят свое исследование на изучении личностного (субъективного) отношения человека к животным как природному объекту. Но взаимодействие в межвидовой группе «человек - домашнее животное», порождающее психологический контакт между партнерами, они оставляют без внимания, поскольку отношение к человека к животному интересует их лишь как один из компонентов экологического сознания человека. В.И.Панов (2004, 2011), разрабатывая экопсихологический подход к развитию психики, вводит в предмет экопсихологического исследования собственно взаимодействия между компонентами системы «человек - окружающая (жизненная) среда». Однако до настоящего времени ни в этих, ни в других исследованиях, проводимых в рамках экопсихологии, не рассматривалось взаимодействие человека с таким компонентом среды, как домашние животные.

Таким образом, психологические взаимодействия человека с домашним животным, воспринимаемым в качестве социального партнера, находятся на стыке социальной, общей, 3002 и экопсихологии. Однако ни одна из этих психологических дисциплин не включают их в свой объект и предмет исследования, потому что объектом исследования в этом случае должны быть не психические особенности человека или животного, а психологические аспекты взаимодействия между ними как субъектами психической активности, представляющими биологически разные виды.

При изучении взаимодействия человека с домашними животными требуется дать характеристику того уровня развития психики, при котором можно говорить о домашних животных как о субъектах взаимодействия. Такая характеристика до сих пор не была представлена в литературе. В разработке этой проблемы мы опирались на представления Н.И. Чуприковой о строении функциональной системы психики и ее развитии.

Все сказанное приводит к выводу, что в настоящее время отсутствуют методологические основания, теоретические модели научно-психологического изучения тех психических феноменов, которые возникают во взаимодействии между человеком и домашним животным в динамике особой - межвидовой - группы «человек - домашнее животное».

Вышесказанное позволяет говорить о социальной, теоретико-методологической и практической необходимости разработки концептуальных позиций, которые позволили бы осуществить экспликацию психологического взаимодействия между человеком и домашним животным в качестве объекта и предмета психологического исследования и определить методологические основания для разработки и эмпирической верификации теоретической модели такого взаимодействия.

Цель исследования: методологически обосновать, теоретически разработать и эмпирически верифицировать экопсихологическую модель взаимодействия между человеком и домашним животным как представителями разных биологических видов, на основании чего разработать и апробировать практические рекомендации владельцам домашних животных и консультирующим их специалистам.

Объект исследования: психологическое взаимодействие между человеком и домашними животными.

Предмет исследования: экопсихологическая модель взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное».

Теоретические гипотезы:

1. Использование основных позиций экопсихологического подхода к развитию психики и дифференционно-интегративной парадигмы развития в качестве теоретико-методологических предпосылок для исследования психологического взаимодействия между человеком и домашним животным позволит: о эксплицировать в качестве объекта и предмета психологического исследования психологические взаимодействия между человеком и домашним животным, порождающие психические феномены, общие для человека и животного и объединяющие их в межвидовую группу «человек -домашнее животное»; о использовать отдельную интеракцию в качестве единицы психологического анализа взаимодействий между человеком и домашним животным; о разработать экопсихологическую модель межвидового взаимодействия человека и домашнего животного, выявляющую психологические условия и детерминанты образования и существования межвидовой группы «человек - домашнее животное» как группового полисубъекта (совокупного субъекта) совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного, а также возникающие в такой группе психологические феномены.

2. Использование модели развития функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта, позволит определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектное взаимодействие.

Эмпирические гипотезы:

1. Возникновение и устойчивость межвидовой группы «человек -домашнее животное» возможны только при определенных типах взаимодействия между ее членами. Можно предполагать, что это будут субъект-совместный и субъект-порождающий типы взаимодействия, которые способствуют порождению феноменов доверия, доминирования/подчинения, привязанности, формирования и принятия правил взаимного поведения и др.

2. Феномен доверия выступает группообразующим феноменом, объединяющим человека и животное в межвидовую группу. Если происходит нарушение доверия между человеком и домашним животным, то это может приводить к потере устойчивости межвидовой группы «человек -домашнее животное».

3. Разработка экопсихологической модели межвидового взаимодействия между человеком и домашним животным и ее апробация в консультативной практике позволит разработать рекомендации для психологического консультирования владельцев животных.

Задачи исследования

1. На основе анализа литературных данных показать, что психологическое взаимодействие между человеком и домашним животным не попадает в объект исследования ни зоо-, ни социальной, ни общей психологии, но должно составить предмет экологической психологии;

2. Провести анализ положений экопсихологического подхода к развитию психики с целью:

• выявления возможности их использования в качестве теоретико-методологических предпосылок исследования психологического взаимодействия человека и домашнего животного и экспликации феномена межвидового взаимодействия;

• определения единицы психологического анализа взаимодействия человека и домашнего животного;

• разработки и представления экопсихологической модели межвидовых взаимодействий в группе «человек - домашнее животное», выявляющей детерминанты, условия, психологические феномены возникновения межвидовой группы (МГ) и превращения ее в совокупного субъекта совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного;

3. Подобрать методы и методики для проведения исследования и получения эмпирических данных, эмпирически верифицирующих теоретические конструкты разработанной экопсихологической модели межвидового взаимодействия

4. Выявить психологические феномены межвидового взаимодействия;

5. На материале психологического консультирования владельцев животных, показать, что дефицит доверия приводит к нарушению устойчивости межвидовой группы, как совокупного субъекта совместной жизнедеятельности;

6. На основе обобщенных теоретических и эмпирических данных разработать практические рекомендации для владельцев животных и специалистов, осуществляющих консультирование с целью нормализации процесса межвидового взаимодействия.

Методологической основой работы являются:

- экопсихологический подход к развитию психики (В.И. Панов), на основании которого разрабатывается экопсихологическая модель межвидового взаимодействия; дифференционно-интегративный подход (Н.И.Чуприкова), позволяющий построить теоретическую модель развития субъекта в филогенезе психики;

- социально-психологический принцип социального конструкционизма (П. Бергер), т.к. образ животного для человека является социальным конструктом, с которым совпадает или не совпадает реальное животное, разделяющее с ним совместную жизнедеятельность;

- принцип зоны ближайшего развития Л.С. Выготского, используемый человеком в процессе формирования норм взаимодействия с животным в антропогенной жизненной среде;

- принцип системности (Б.Ф.Ломов, В.А.Барабанщиков, В.А.

Кольцова и др.), поскольку взаимодействия между человеком и животным при определенных условиях обретают системный характер;

- принцип субъектности (С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова

Славская, В.А.Брушлинский, А.Л. Журавлев, В.А. Петровский, Э.В. Сайко и др.), т.к. при определенных типах взаимодействия между партнерами межвидовой группы «человек - домашнее животное» такая группа обретает способность быть групповым субъектом (полисубъектом) порождения психических феноменов, объединяющих человека и домашнее животное в эту группу;

- социально-психологические основания изучения малых групп (А.Л.Журавлев, Р.Л.Кричевский и др.), т.к. в работе рассматривается межвидовая группа, отношения в которой человек строит с учетом своих видоспецифичных и социально-культурных установок.

Теоретической базой исследования являются: теории когнитивной психологии (Е.А. Сергиенко, Р. Оагс1еп£огсе, 8. 8ауа§е-КишЬаи§Ь), эволюционная теория развития субъекта (Г.Гегель), понятие психологического пространства и полисубъекта (А.Л. Журавлев), дифференционно-интеграционный всеобщий универсальный закон развития

Г. Гегель, Г.Спенсер, B.C. Соловьев, И.М. Сеченов, Н.И. Чуприкова), теория социальных систем Н. Лумана, типы экопсихологического взаимодействия (В.И. Панов), модель функциональной системы психики Н.И. Чуприковой, являющаяся модифицированным и расширенным вариантом функциональной системы поведенческого акта П.К. Анохина.

Методы исследования подбирались исходя из специфических особенностей предмета исследования в соответствии с целями и задачами исследования и составили методический комплекс, включающий: теоретический анализ отечественных и зарубежных литературных источников в области исследования поведения животных, динамики и структуры малых групп, взаимодействия человека и среды, включая животных; методы сбора данных в форме структурированных интервью и опросов, прямого и включенного наблюдения, этологического опыта, диагностики субъектификации природного объекта (СПО) по С.Д. Дерябо, В.А. Левину (1993) и психологической интервенции во взаимоотношения владельцев домашних животных с их питомцами в ходе консультирования.

Эмпирическое доказательство полученной теоретической модели было получено сочетанием количественных и качественных методов исследования, где качественное исследование отдельных случаев выступало в качестве «теоремы существования», позволяя выделить феномены, а затем, при помощи структурированного интервью и данных наблюдения, проводилось подтверждение полученной в результате качественных методов теоретической модели.

В целом эмпирический массив данных, на которых проведено исследование, составляет: 1089 владельцев с их животными (763 собаки и 326 кошек), обратившихся к автору с проблемами отклоняющегося поведения своих питомцев; достоверность обеспечивается, тем, что ошибка этой выборки с вероятностью 97,1% не превышает р<0,01 (http://socioline.ru/rv.php). Кроме того, дополнительно обследованы 64 владельца собак с помощью теста СПО и проведен опрос 600 человек о причинах приобретения домашнего животного. Помимо этого, на 54 собаках был проведен опыт с целью выявления их способности понимать обладает ли сородич теми же ситуативными знаниями, которыми владеют они сами. Таким образом, эмпирическая часть исследования представлена данными, полученными на 1143 животных и от 1753 человек.

Наиболее существенные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна:

Впервые поставлена социальная и научно-психологическая проблема -проблема исследования психологического взаимодействия людей и животных, совместно проживающих в антропогенной (домашней) среде.

Расширено представление о психике как предмете психологического исследования - в качестве такового эксплицированы психические феномены, возникающие в процессе длительного взаимодействия между партнёрами межвидовой группы «человек - домашнее животное».

Впервые в роли субъекта порождения психических феноменов рассматриваются не только человеческий индивид (группа), и не животное, а образующийся во взаимодействии человека и домашнего животного групповой субъект (полисубъект) их совместно-распределенной жизнедеятельности - «человек - домашнее животное».

Методологически обоснована, теоретически разработана и эмпирически верифицирована экопсихологическая модель психологического взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное», включающая:

• психические феномены, характерные для такой группы -доверие, привязанность, формирование и принятие правил поведения в отношении друг друга, структуру доминирования/подчинения, межвидовую коммуникацию;

• детерминанты, определяющие динамику межвидовой группы - ее возникновение, существование и распад - «субъект - объект-субъектный», субъект-порождающий», «субъект-обособленный» и «субъект-совместный» типы взаимодействия;

• необходимое условие возникновения межвидового психологического взаимодействия - наличие обоюдной потребности во взаимодействии (со стороны человека и со стороны животного), и достаточное условие возникновения и сохранения межвидового психологического взаимодействия - способность обоих участников взаимодействия к формированию и принятию норм межвидового взаимодействия;

• психологическую структуру отношений человека и домашних животных в рамках единой системы отношений. В самом простом варианте она включает в себя человека как представителя своего биологического вида и своей культурно-исторической эпохи и животное как представителя своего биологического вида. Каждый партнер образуемой межвидовой группы «человек - домашнее животное», в той или иной мере выполняет по отношению к другому участнику определенные функции. А именно: функцию взаимного удовлетворения жизненных потребностей, благодаря которой возникает межвидовая группа, и функцию соответствия межвидового взаимодействия ожиданиям его участников. В зависимости от степени выполнения этих функций и типа взаимодействия группа «человек -домашнее животное» оказывается более или менее устойчивой.

Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель способствует расширению представлений о природе психики, поскольку психика животных и человека рассматривается в контексте единых методологических оснований (экопсихологический подход к развитию психики) и на основе единой модели развития функциональной системы психики, включающей когнитивную, эмоциональную, потребностно-мотивационную, коммуникативную и интегративную подструктуры психики

Теоретическая значимость исследования: В систему экологической психологии вводится новое направление исследований - исследование межвидового взаимодействия человека и домашнего животного, совместно проживающих в антропогенной (домашней) среде.

Произведена теоретическая экспликация феномена межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное».

Разработана экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия, что позволило расширить границы экопсихологического подхода к развитию психики не только по отношению к психике человека, но и к психике животных, а также к их межвидовому взаимодействию. Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия расширяет и уточняет онтологический смысл понятий «субъект» и «групповой субъект (полисубъект)», показав возможность применения этих понятий на взаимодействия человека и животного как представителей разных биологических видов и как партнеров совместной жизненной среды. Показано, что по мере филогенетического развития субъекта психической активности, чем больше дифференцированы и интегрированы его психологические структуры, тем выше степень его взаимодействия со средой, тем в большей степени он сам выступает как активное начало этого взаимодействия, т.е. тем больше он становится субъектом.

Предлагаемая экопсихологическая теоретическая модель межвидового взаимодействия способствует расширению содержания категориального понятия «взаимодействие», во-первых, впервые рассматривая взаимодействие между человеком и животным и, во-вторых, выявляя новый подтип взаимодействия: субъект - объект-субъектное, когда человек взаимодействует с животным как с объектом, животное же выстраивает обратное взаимодействие как субъект-субъектное.

Произведено расширение теоретического поля применения принципов системности, субъектности (полисубъектности), зоны ближайшего развития совместно-распределённой деятельности, на психологическое взаимодействие совместно проживающих человека и животного. Это позволило разработать теоретико-методологические основы психологического взаимодействия в межвидовой группе «человек -домашнее животное», включающие в себя:

- Экопсихологические типы взаимодействия между человеком и домашним животным как детерминанты порождения психических феноменов, обусловливающих большую или меньшую устойчивость межвидовой группы «человек - домашнее животное»;

- необходимое и достаточное условия возникновения и поддержания межвидового психологического взаимодействия человека и домашнего животного;

- свойства, которыми должны обладать члены группы (человек и животное), чтобы вступать в межвидовое психологическое взаимодействие;

- психологические феномены указанного межвидового взаимодействия.

Разработка этих теоретико-методологических основ дала возможность провести анализ межвидового взаимодействия, проработать его категориально-понятийный аппарат и разработать экопсихологическую теоретическую модель, отражающую содержательные и функциональные характеристики межвидовой группы «человек - домашнее животное».

Предложенная единица анализа межвидового взаимодействия человека и домашнего животного - отдельная интеракция - является универсальной для изучения межвидового взаимодействия и может быть использована для исследования межвидового взаимодействия любых видов.

Произведено теоретическое расширение понятий «доверие» и «привязанность», которые впервые применены к взаимодействиям человека и домашнего животного.

Практическое значение работы. Экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет повысить научно-психологическую обоснованность и эффективность психодиагностики и психологического консультирования владельцев животных, коррекции отклоняющегося поведения домашних любимцев и сельскохозяйственных животных; а также повысить уровень психологической подготовки специалистов, работающих с животными.

В частности, полученные результаты позволили разработать методику психологического консультирования семей, имеющих домашних животных с целью формирования адекватных представлений у владельцев о месте, функциях, возможностях, потребностях домашнего питомца в семейной группе, а также формирования субъект-порождающего взаимодействия в межвидовой группе с целью оптимизации отношений владельцев с животными. Материалы проведенного исследования использовались в разработанных автором курсах лекций «Экология» и «Психология мелких домашних животных», читавшихся на факультете психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, а также в курсе «Зоопсихология и сравнительная психология» на факультете психологии Московского городского психолого-педагогического университета. Теоретические, эмпирические и практические результаты, полученные в данном исследовании, могут быть использованы для повышения эффективности экологического воспитания в общем и дополнительном образовании, а также в вузовских учебных курсах по биологии и экологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Использование в качестве исходных предпосылок исследования основных позиций экопсихологического и дифференционно-интегративного подхода к развитию психики позволило разработать теоретико-методологические основы психологического изучения межвидового взаимодействия, возникающего между человеком и домашним животным в процессе их совместной жизнедеятельности и не попадающего в объект исследования существующих направлений психологической науки, а именно: • эксплицировать психологические взаимодействия между человеком и домашним животным, совместно проживающими в антропогенной (домашней) среде, в качестве объекта и предмета психологического исследования;

• ввести понятие о межвидовой группе «человек - домашнее животное» - как о полисубъекте совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного и как онтологического субъекта порождения межвидовых психических феноменов;

• использовать отдельную интеракцию во взаимодействии между человеком и домашним животным в качестве единицы психологического анализа;

• разработать экопсихологическую модель взаимодействий в межвидовой группе «человек - домашнее животное», раскрывающую детерминанты возникновения такой группы и превращения ее в совокупного субъекта совместно-распределенной жизнедеятельности человека и домашнего животного;

• установить, что межвидовая группа «человек - домашнее животное» становится совокупным субъектом порождения межвидовых психических феноменов, если взаимодействие членов этой группы имеет субъект—объект-субъектный, субъект-порождающий или субъект-совместный (полисубъектный) тип взаимодействия.

2. Использование дифференционнно-интеграционной парадигмы и модели развития функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта позволило:

• определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектное взаимодействие;

• выявить необходимые и достаточные условия возникновения межвидового психологического взаимодействия.

3. На эмпирическом уровне психологическое взаимодействие между человеком и домашним животным строится и реализуется благодаря таким психологическим феноменам межвидового взаимодействия, как: феномены доверия и привязанности, формирование и принятие норм межвидового взаимодействия, характер коммуникации, установление позиций доминирования/подчинения;

4. Феномен доверия выступает группообразующим феноменом, поддерживающим устойчивость межвидовой группы «человек - домашнее животное». Его нарушение приводит к разрушению психологического контакта между человеком и домашним животным, вплоть до распада группы.

5. Полученная экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет предложить методы решения таких прикладных задач, как:

• психодиагностика и психологическое консультирование владельцев животных, специалистов, работающих с животными, коррекция отклоняющегося поведения домашних любимцев и сельскохозяйственных животных;

• практические рекомендации специалистам, осуществляющим психологическое консультирование владельцев животных.

Обоснованность, достоверность и надежность полученных результатов и сделанных выводов обеспечивается: 1. опорой на фундаментальные теоретические концепции и исследовательские парадигмы, разработанные в отечественной и зарубежной психологии; 2. теоретико-методологическим обоснованием исследования; 3. эмпирическим материалом, полученным на основе репрезентативной выборки и применения комплекса процедур и методов, адекватных целям и задачам данной работы.

Апробация работы происходила на следующих конференциях: Международная научно-практическая конференция по проблемам животных (Чернигов, Украина, 2008), Международный психологический конгресс Психологическое обеспечение национальных проектов: опыт, инновационные технологии, ментальные барьеры (Кострома, 2008), международный конгресс «Психология 21 столетия» (Кострома, 2009), Международный научно-практический конгресс «проблемы развития современной психологической помощи: концепции и практики» (Украина, Крым, 2009), Международная научно-практическая конференция «Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций» (Тамбов, 2009), Всероссийская научная Юбилейная конференция «Психология человека в современном мире», посвященная 120-летию со дня рождения C.JI. Рубинштейна (Москва, 2009), научная конференции. Посвященная 125-летию МПО (Москва, 2010), Международная научно-методическая конференция «Интегративная психология: наука и практика» (Ярославль, 2010), Московский международный ветеринарный конгресс (Москва, 2010), конференция «Психология 21 века» (С.-Петербург, 2010), Международная конференция «Ананьевские чтения 2010» (С.-Петербург, 2010), 15-й Ежегодный симпозиум по прикладной этологии «Коммуникация среди живых организмов» (Апт, Франция, 2010), семинар по проблемам взаимоотношений человека с животными - problems of human-animal relationships (Линкольн, Великобритания, 2011).

По теме диссертации опубликовано 43 работы, в том числе 19 статей в научных журналах, рекомендованных ВАК, 3 монографии, 9 статей в других рецензируемых журналах и сборниках, 12 тезисов.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из Введения, 6 глав, Выводов, Списка литературы (468 наименований), 3 приложений, 12 рисунков, 14 таблиц, общий объем работы 373 с.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Выводы к главе 6

В случае нарушений 1 типа - выявляется психическое состояние и адаптивные поведенческие паттерны животных. Основная информация -информация от владельца, получаемая в процессе стандартизированного интервью, а также результаты наблюдения за поведением животного и его взаимодействием с хозяином.

В случае нарушений 2 типа консультант должен сформировать гипотезу о том, какие желания и страхи в межличностных отношениях клиент направляет на отношения с животным. Эта гипотеза выдвигается на основании неформализованной беседы с владельцем.

Если такая гипотеза принята клиентом, то целью консультанта становится определение дефицитарной потребности клиента, которую он восполняет за счет животного и разъяснение проблемы (см. табл.12)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Начиная данное исследование, мы исходили из необходимости получить ответы на следующие вопросы:

- что такое психологическое взаимодействие владельцев животных со своими питомцами, каковы те проявления психической активности человека и домашнего животного, которые являются результатом их совместной жизнедеятельности,

- какими должны быть теоретико-методологические предпосылки, позволяющие разработать концепцию, отвечающую на эти вопросы.

Проведенное теоретико-методологическое и эмпирическое исследование, показало, что:

- межвидовые группы «человек - домашнее животное» образуются при определенных необходимых и достаточном условиях, взаимодействие в межвидовых группах детерминируется определенными экопсихологическими типами взаимодействия, в зависимости от которых в таких группах образуются психические феномены доверия, привязанности, структуры доминирования, формирования и принятия норм и правил поведения участников группы по отношению друг к другу, и межвидовой коммуникации.

Фактически, эти феномены описывают ту психическую реальность, которая возникает в межвидовых группах как полисубъектах совместной жизнедеятельности. От состояния этих феноменов, как параметров межвидовых групп, зависит динамика и устойчивость группы.

Полученные при этом теоретические и эмпирические данные позволили сделать следующие выводы:

1. Анализ литературных данных в области сравнительной, социальной, общей и зоопсихологии показывает, что межвидовое психологическое взаимодействие человека и домашнего животного не входит в объект ни одной из указанных дисциплин, что позволило определить специфику межвидового взаимодействия и разработать его теоретическую модель в рамках экологической психологии.

2. Экопсихологическое представление о психике как явлении, возникающем в процессе взаимодействия между индивидом и его жизненной средой, а также использование базовых экопсихологических типов взаимодействия в качестве теоретико-методологических предпосылок исследования психики как явления, возникающего в процессе и благодаря взаимодействию между разными субъектами психической активности, позволило:

• ввести понятия, необходимые для разработки экопсихологической модели: понятие о межвидовой группе «человек -домашнее животное» - как полисубъекте порождения межвидовых психических феноменов; понятие о межвидовом взаимодействии, понятие о структуре межвидовой группы, понятие о субъекте межвидового взаимодействия;

• использовать отдельную интеракцию во взаимодействии между человеком и домашним животным в качестве единицы психологического анализа и благодаря этому разбить процесс взаимодействия между человеком и домашним животным на единичные составляющие - отдельные акты взаимодействия в континууме целостного поведения.

3. Разработана теоретическая экопсихологическая модель взаимодействий в межвидовой группе, включающая следующие позиции:

• межвидовая группа, под которой понимаются человек и животное, объединенные общей территорией, жизнедеятельностью, имеющие межиндивидные контакты, эмоциональное отношение друг к другу и взаимные правила поведения по отношению друг к другу, становится совокупным субъектом порождения межвидовых психических феноменов, если взаимодействие членов этой группы обусловлено следующими детерминантами (типами взаимодействия):

- субъект - объект-субъектный (человек воспринимает животное как объект, животное воспринимает человека как субъект) - при котором возникает феномен доверия (со стороны человека - доверие как к безопасному, предсказуемому и оправдывающему ожидания объекту), односторонний феномен привязанности (от животного к человеку), правила поведения по отношению друг к другу,

- полисубъектный - при котором возникают феномены доверия и привязанности, структура доминирования, правила взаимодействия, межвидовая коммуникация среднего или низкого уровня.

- субъект-порождающий - при котором возникают все феномены полисубъектного взаимодействия, а также развитая межвидовая коммуникация.

4. Использование дифференционно-интеграционной парадигмы и модели функциональной системы психики в качестве теоретической основы исследования филогенетического развития субъекта позволило:

- определить такую стадию филогенетического развития психики, когда между человеком и животным становится возможным субъект-субъектное взаимодействие. На этой стадии животные должны обладать (а) потребностью в групповом взаимодействии и принятии группой, достаточно дифференцированными и продолжительными эмоциями, способностью идентифицировать себя с сообществом и координировать свои действия в сообществе в соответствии с прижизненно усваиваемой функциональной ролью; (б) возможностью соотнесения своих возможностей и своего знания об окружающем мире с возможностями и знанием сородичей; (в) способностью к усвоению сложных коммуникативных систем.

- выявить необходимые (наличие развитой психики и обоюдная потребность в межвидовом психологическом взаимодействии) и достаточное (способность к усвоению правил межвидового взаимодействия) условия возникновения и сохранения межвидового психологического взаимодействия.

5. Правомерность экопсихологической модели межвидового взаимодействия эмпирически подтверждена на 1089 случаях психологического консультирования владельцев животных (70% собак и 30% кошек). При этом выявлены психологические феномены, возникающие при вышеназванных типах экопсихологического взаимодействия:

- феномен доверия, под которым со стороны человека понимается отношение к животному, в зависимости от обладания этим животным качествами безопасности, предсказуемости и степени, в которой оно оправдывает ожидания от приобретения, а со стороны животного -эмоциональное восприятие человека, который необязательно обладает качеством встречной эквивалентной позитивности/негативизма,

- феномен привязанности животного к человеку и чувство любви человека к своему питомцу, которое состоит из таких компонентов как забота, познание объекта любви, уважение его потребностей, вера в его возможности,

- формирование и принятие норм взаимодействия, установленных в каждой конкретной межвидовой группе,

- позиция доминирования/подчинения, которую можно представить в трех измерениях — квазисоциальном, временном и предметном. В соответствии с тем, какое значение по этой шкале выбирает доминант или подчиненный, наступает следующее действие. Согласованность таких выборов по всем трем измерениям ведет к возникновению неслучайной последовательности действий в группе, когда из множества возможных действий реализуется одно, имеющее смысл в данной системе отношений,

- характер коммуникации, которая включает в себя как невербальные коммуникативные сигналы, получаемые и отправляемые участниками взаимодействия и позволяющие ориентироваться в контексте ситуации, так и отдельные вербальные сигналы, отправляемые человеком. В процессе обучения и общения с человеком внешние средства обучения (жесты, называние объектов) становятся психологическими орудиями, позволяющими животному определенным образом структурировать психические процессы. Внешние знаки преобразовывают мышление животного, но не интериоризируются им. Возникающая коммуникация между человеком и животным содержит некие образцы или смысловые структуры, особенность образования которых заключается в повторении и научении им. В процессе коммуникации возникает определенная неслучайная последовательность действий партнеров, основанная на том, что в ответ на любое свое действие участник коммуникации ожидает ответного действия партнера. Выбор действий определяется ситуативным контекстом, историей отношений и установленными правилами межвидового взаимодействия.

6. Выявлено, что феномен доверия является группообразующим, от него зависит устойчивость межвидовой группы. Нарушение доверия ведет к таким нарушениям как нарушение привязанности, нарушение норм взаимодействия, нарушение коммуникации, нарушение доминирования. Эмпирические исследования показывают, что в большей или меньшей степени все владельцы, обращающиеся за консультацией по поводу отклоняющегося поведения своих питомцев, испытывают дефицит доверия к животному в форме сомнения либо в его безопасности, либо в его предсказуемости, либо в форме сожалений, что животное не оправдывает ожиданий, которые возлагались на него при приобретении.

7. Полученная экопсихологическая модель межвидового взаимодействия в межвидовой группе «человек - домашнее животное» позволяет предложить методы решения таких прикладных задач, как: психодиагностика и психологическое консультирование владельцев животных, практические рекомендации специалистам, осуществляющим консультирование с целью нормализации межвидового взаимодействия. За основу диагностики берется классификация нарушений в межвидовой группе по принципу: нарушение компонента «человек» (согласно эмпирическим данным этот тип нарушений встречается в 76% от общего числа обращений), нарушение компонента «животное» (24% от общего числа обращений). В зависимости от типа нарушения проводится дальнейшая диагностика нарушений психики у животного, выявление личностных характеристик и дефицитарных потребностей владельца, заставляющих его восполнять дефицит за счет животного. По завершении второго этапа диагностики начинается работа по разъяснению владельцу сути проблемы.

Полученные выводы позволили доказать, а в случае экопсихологических типов взаимодействия - даже расширить, выдвинутые во введении гипотезы.

В итоге заложены теоретико-методологические основы нового психологического направления - межвидовой психологии, лежащей на стыке общей психологии, зоопсихологии, сравнительной психологии, социальной и экологической психологии.

При этом возникли следующие вопросы, которые должны получить разрешение в будущих исследованиях и которые представляют перспективу развития данного направления

Экопсихологический подход и эволюционная парадигма, использованные в качестве теоретико-методологической основы построения теоретической модели межвидового взаимодействия, позволяют развивать исследования межвидового взаимодействия не только на примере взаимодействия человека с домашними животными, но и расширить объект исследования изучением межвидового взаимодействия других биологических видов, что может способствовать пониманию универсальных законов психики при образовании таких психологических феноменов как структура доминирования, способы взаимодействия и пр. В то же время существует множество аспектов, не вошедших в предмет данного исследования и представляющих интерес как с точки зрения уточнения полученной теоретической модели, так и с точки зрения общих теоретических основ психологии. Например, каковы типы привязанности животного к человеку, механизмы их образования и наличие или отсутствие динамики сложившегося типа привязанности? Обладают ли домашние животные некими свойствами (лечить хозяина и пр.) или эти свойства приписываются им человеком, и если верно второе, то почему? Какое влияние на личностную и духовную динамику владельца оказывает субъект-порождающее взаимодействие с животным, и приводит ли оно к изменению типа экологического сознания и т.д.? Таким образом, тема представляется перспективной для дальнейших исследований.

В заключение, хотелось бы подчеркнуть, что, как показал наш анализ, высокоразвитые групповые животные (млекопитающие, а, возможно, и птицы), способны испытывать длительные стабильные эмоции в форме доверия, привязанности, дружбы, эмпатии по отношению к членам своей группы и к человеку. Следовательно, можно говорить о том, что между человеком и животными возможны межвидовые психологические отношения, имеющие позитивную эмоциональную окраску.

Для того чтобы такие отношения возникли, потенциальные партнеры по взаимодействию должны определить для себя его смысл, то есть ощутить потребность в таком взаимодействии. И поскольку только человек имеет возможность к конструированию смысла и к «отрыву» от чисто прагматических смыслов своей деятельности, именно он может и должен сделать первый шаг к осмыслению и восприятию других живых существ, как имеющих равное с ним право на жизнь на планете.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Никольская, Анастасия Всеволодовна, Москва

1. Абульханова, К. А. О субъекте психической деятельности / К.А. Абульханова. М.: Наука, 1973. - 288 с.

2. Абульханова, К.А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения / К.А. Абульханова // Психология индивидуального и группового субъекта; Под ред.А.В.Брушлинского, М.И.Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002. - С. 34-50

3. Абульханова-Славская, К.А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Славская. -М.: Мысль, 1991. -299 с.

4. Абульханова-Славская, К.А. Деятельность и психология личности/ К.А. Абульханова-Славская. М.: Наука, 1980. - 334 с.

5. Адлер, А. Практика и теория индивидуальной психологии / А. Адлер; пер. с нем. и вступ. ст. A.M. Боковиков. М.: За экон. грамотность, 1995. - 291 с.

6. Аквинский, Фома. Сумма Теологии / Ф.Аквинский М: Элькор-МК, 2005.576 с.

7. Аллахвердов, В.М. Ностальгия по теоретической психологии / В.М. Аллахвердов // Вопросы психологии. 2008. № 6. - С. 109-119

8. Александров, Ю.И. Дифференциация и развитие. Теория развития. Доклады участников круглого стола ; под ред. Н.И. Чуприковой. М.: изд-во Языки славянских культур. 2009. - С. 17-28

9. Александров, Ю.И. Субъективный опыт, культура и социальные представления / Ю.И Александров, Н.Л. Александрова М.: ИПРАН, 2009. -320 с.

10. Ананьев, Б.Г. Избранные психологические труды: В 2-х т. М.: Педагогика, 1980. - Т. 1, 230 с.

11. Андреева, Г.М. Социальная идентичность: временные и средовые компоненты / Г.М. Андреева // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб. : Питер, 2000. - С. 344-357.

12. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева М.: МГУ, 2005.-373 с.

13. Анохин, П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы / П.К. Анохин М.: Наука, 1980. - 193с.

14. Анохин, П.К. Эмоции // БМЭ Т. 35. М., 1964. - 687 с.

15. Антоненко, И.В. Доверие: социально-психологический феномен. Монография / И.В Антоненко М.: Социум ГУУ, 2004. -320с.

16. Антоновский, А. Ю. Социальные системы Никласа Лумана / А.Ю. Антоновский // Луман Н. Власть. М.: Праксис, 2001. - С. 223-250.

17. Апель, К.О. Трансформация философии / К.О. Апель; Пер. с нем. В. Куренного, Б. Скуратова./ К.О. Апель. М.: Логос, 2001. - 344 с.

18. Аршавский, И.А. Учение A.A. Ухтомского о хронотопе его значение в анализе временных механизмов и закономерностей биологии индивидуального развития / И.А. Аршавский// Успехи физиол. наук 1991. № 3. С. 3-23.

19. Аскью, Г. Проблемы поведения собак и кошек / Г. Аскью М.: Аквариум, 2002. - 622 с.

20. Багрецов, С.А. Диагностика социально-психологических характеристик малых групп с внешним статусом Текст. / С.А. Багрецов, K.M. Оганян, В.М. Львов, В.В. Наумов. СПб. : Издательство «Лань», 1999. - 640 с.

21. Бадридзе, Я. Волк / Я. Бадридзе. Тбилиси Ин-т Зоологии АН Грузии, 2003.-116 с.

22. Бандура, А. Принципы социального научения Текст. / А. Бандура, Р. Уолтере // Современная зарубежная социальная психология. Тексты/ Под ред. Г.М. Андреевой, Н.Н, Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: МГУ, 1984. - 254с. - С. 55-60.

23. Барабанщиков, В.А. Методы психологического познания: системный взгляд / В.А Барабанщиков // Труды ярославского методологического семинара. -Ярославль: Т.З. Метод психологии 2005. -14-23с.

24. Башина, О. В. Справочник по психологии и психиатрии детского и подросткового возраста / О. В. Башина // Под ред. С. Циркина С-Пб.: Питер, 1999. -256 с.

25. Бейтсон, Г. Экология разума: Избранные статьи по антропологии, психиатрии и эпистемологии / Г. Бейтсон; пер. Д. Я. Федотова, М. П. Папуша. — М.: Смысл, 2000. 476 с.

26. Белановский, С.А. Метод фокус-групп / С.А. Белановский М.: Издательство Магистр, 1996. - 272 с.

27. Беляев, Д.К. Поведение и воспроизводительная функция животных, I— III / Д.К. Беляев // Бюл. Моск. о-ва испытателей природы. 1964. Т. 69, вып. 3 и 4; 1964. Т. 72, вып. 5; 1967.

28. Беляев, Д.К. О некоторых проблемах коррелятивной изменчивости и их значении для теории эволюции и селекции животных М.: Изв. СО АН СССР. № 10 -1962.

29. Бергер, П. Социальное конструирование реальности / П. Бергер, Т. Лукман М.: Медиум, 1995. - 323 с.

30. Бергсон, А. Творческая эволюция / А.Бергсон // Перевод В. Флерова, И. Блауберг, И. Вдовина М.: Кучково поле, 2006. - 384 с.

31. Бердяев, H.A. Духовные основы русской революции. Истоки и смысл русского коммунизма / H.A. Бердяев М.: Аст, 2006. - 444 с.

32. Бехтерев, В.М. Объективная психология / В.М. Бехтерев М.: Наука, 1991.-480 с.

33. Блумер, Г. Общество как символическая интеракция Текст. / Г. Блумер // Современная зарубежная социальная психология: тексты / Под ред. Т.М. Андреевой, H.H. Богомоловой, Л.А. Петровской. М.: МГУ, 1984. - 256 с. - С. 173-179.

34. Боголюбский, С.Н. Происхождение и преобразование домашних животных / С.Н Боголюбский М.: Советская наука, 1969. - 603 с.

35. Большой психологический словарь / Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г.Мещерякова // 3-е изд.- СПб.: Прайм-Еврознак, 2006.-672 с.

36. Боулби, Дж. Привязанность / Дж.Боулби М.: Гардарики, 2003. -477 с.

37. Брушлинский, А. В. Деятельность субъекта и психическая деятельность / A.B. Буршлинского // Деятельность: Теория, методология, проблемы. М., 1990. С. 129143.

38. Брушлинский, A.B. О критериях субъекта // психология индивидуального и группового субъекта / Под ред.А.В. Буршлинского М.: ПЕР СЭ, 2002 б. С. 9-33.

39. Брушлинский, A.B. Проблемы психологии субъекта / A.B. Брушлинский М.: ИП РАН, 1994. - 109 с.

40. Брушлинский, A.B. Психология мышления и проблемное обучение/ A.B. Брушлинский М.: Знание, 1983. - 96 с.

41. Брушлинский, A.B. Психология субъекта (ч. 2) / A.B. Брушлинский // Психологический журнал № 2. 2003. С. 7-14.

42. Брушлинский, A.B. Психология субъекта: индивида и группы (ч. 1) / A.B. Брушлинский // Психологический журнал. № 1 2002 Т. 23 С. 71-84

43. Брушлинский, A.B. Субъект: мышление, учение, воображение/ A.B. Брушлинский М.: Институт практической психологии, 1996 - 392с.

44. Брушлинский, A.B. Психология субъекта / A.B. Брушлинский. СПб.: Алетейя, 2003,- 282 с.

45. Буева, Jl.П. Социальная среда и сознание личности Текст. / Л.П. Буева. -М.: Изд-во МГУ, 1968. 268 с

46. Бурда, И.Ф. Исследование особенностей нервной деятельности свиней / И.Ф Бурда // Свиноводство, 1999, № 4.

47. Буякас, Т.М. Ценностно-смысловая сфера профессионала/ Т.М Буякас // Мир психологии, 1997. № 3.

48. Вагнер В.А. 1912. Биологические основания сравнительной психологии./ В.А. Вагнер // Т. 2. Инстинкт и разум. СПб.-М- 428с.

49. Вайтли, X. Э. Ваша собака / X. Э Вайтли М.: Аквариум, 1998. - 304 с.

50. Варга, А.Я. Домашний питомец в семейной системе / А.Я. Варга. Е.Ю. Федорович // Вопросы психологии. 2010. №1. С. 56-65.

51. Василюк, Ф.Е. Методологический анализ в психологии / Ф.Е. Василюк. -М.: МГППУ; Смысл, 2003. 240 с.

52. Василюк, Ф.Е. Структура образа // Вопросы психологии. 1993. № 5. С. 519.

53. Василюк, Ф.Е. Понимающая психотерапия как психотехническая система: дис. доктора психол. наук: 19.00.01 / Василюк Федор Ефимович. М., 2007. - 470 с.

54. Вачков, И.В. Развитие самосознания учителей и учащихся в полисубъектном взаимодействии: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.13 / И.В. Вачков. -Москва, 2002. 374 с.

55. Вилюнас, В. Психология эмоций / В Вилюнас СПб.: Питер, 2004 - 496с.

56. Виндельбанд, В. Философия культуры и трансцендентальный идеализм. Логос. / В.Виндельбанд // Международный ежегодник по философии культуры М.: Мусагет, 1910, кн. 2, с. 1-14.

57. Витгенштейн, Л. Философские исследования / Л. Витгенштейн М.: Аст ,2011.-347 с.

58. Воронежская, Е. Е. Что говорят улитки своим личинкам / Е.Е. Воронежская, Л.П. Незлин, М.Ю. Хабарова // Природа. 2008. № 1. С. 14-22.

59. Вундт, В. Лекции о душе человека и животных/ В. Вундт СПБ, 1894;

60. Выготский, Jl.С. Этюды по истории поведения / JI.C. Выготский, А.Р. Лурия М.: Педагогика-Пресс, 1993,- 224 с.

61. Выготский, Л.С. Проблема возраста / Л.С. Выготский // Собр. соч. в 5 т. -М.: Педагогика, 1982 Т. 4.

62. Выготский, Л.С. Собр. соч.: В 6-ти т. / Л.С. Выготский // Том 1. О психологических системах / под ред. М. Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1984. - С. 109-131.

63. Вышеславцев, Б.П. Русский национальный характер/ Б.П. Вышеславцев // Вопросы философии. 1995. №6; С. 112-121

64. Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук / Г.В.Ф. Гегель //Том 3. Философия духа. М.: Мысль, 1977. - 471с. С.411-448

65. Герген, К. Движение социального конструкционизма в современной психологии / К. Герген // Социальная психология: саморефлексия маргинальное™: хрестоматия. М.: Инион, 1995.

66. Гибсон, Дж. Экологический подход к зрительному восприятию / Дж. -Гибсон М.: Прогресс, 1988- 463 с.

67. Голд, Дж. Психология и география: Основы поведенческой географии / Дж. Голд // пер. с англ. /Авт. предисл. С. В. Федулов. М.: Прогресс, 1990.-304 с.

68. Гольцман, М.Е. Социальный контроль поведения млекопитающих: ревизия концепции доминирования / М.Е. Гольцман // Итоги науки и техники М.: ВИНИТИ. 1983. Т.12. С.71-150.

69. Горбатенко, A.C. Социально-психологические детерминанты включения нового индивида в группу Текст. / A.C. Горбатенко // Вопросы психологии. М., 1982. - №3. - С.99-104.

70. Группы Электронный ресурс. http://azps.ru/articles/soc/indexgr.html

71. Гудвин, Дж. Исследование в психологии: методы и планирование/ Гудвин Дж // 3-е изд. СПб.: Питер, 2004. - 558 с.

72. Гудолл, Дж. Шимпанзе в природе: поведение / Гудвин Дж,- М. : Мир, 1992.-670 с.

73. Гусева, Т.Г. Агрессия как показатель взаимоотношений териофауны антропогенных ландшафтов и человека / Т.Г. Гусева// Сб. «Животные в городе» -2003,258-261 С.

74. Даль, В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия / В.И Даль M.: Эксмо, 2009. - 688 с.

75. Дарвин, Ч. Сочинения. Т.5./ Ч. Дарвин Изд. АН СССР, 1953. - 364с.

76. Декарт, Рене Сочинения в 2 томах/ Рене Декарт М.: Мысль, 1989, - Т.1.654 с.

77. Деркач, A.A. Психологические факторы эффективности деятельности кадров госслужбы // Психология профессионаьной деятельности кадров госслужбы / A.A. Деркач, В.Г Зазыкин // Под ред. А.А.Деркача. М.: Изд-во РАГС, 1996. - 28 с.

78. Дерябо, С.Д, Методики диагностики и коррекции отношения к природе./ С.Д. Дерябо, C.B. Ясвин — М.: ЦКФЛ РАО, 1995,- 147 с.

79. Дерябо, С.Д. Экологическая педагогика и психология/ С.Д. Дерябо, C.B. Ясвин. Ростов-на-Дону, 1996.

80. Дерябо, С.Д. Экологическая психология: диагностика экологического сознания / С.Д. Дерябо М.: МПСИ, 1999. - С. 263-284.

81. Дерягина, М.А Этология приматов / М.А. Дерягина, М.Л Бутовская. М.: МГУ, 1992,- 190 с.

82. Дерягина, М.А. Эволюционная антропология. / М.А. Дерягина М.: Изд-во УРАО, 1999.-208с.

83. Джеймс, У. Внимание. Хрестоматия по вниманию /под ред. А.Н. Леонтьева, A.A. Пузырея, В.М. Романова М.: Изд-во МГУ, 1976. - С. 50-65

84. Дильтей, В. Описательная психология./ В.Дильтей СПб.: Алетейя, 1996. - 160 с.

85. Дольник, В.Р. Вышли мы все из природы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей./ В.Р. Дольник М.: Linka Press, 1996. - 327с.

86. Дольник, В.Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о человеке в компании птиц и зверей / В.Р. Дольник М.: Педагогика. 1994. -320 с.

87. Дорошева, Е.А. Экспериментальное исследование вклада стереотипного и гибкого поведения в регуляции конкурентных отношений рыжих лесных муравьев и жужелиц/ Е.А. Дорошева // 4-я международная конференция по когнитивным наукам. -Томск, 2010-С. 243-244

88. Дружинин, В.Н. Экспериментальная психология / В.Н Дружинин. — СПб: Издательство «Питер», 2000. — 320 с.

89. Дружинин, В.Н. Структура и логика психологического исследования / В.Н. Дружинин. М.: ИП РАН, 1994. - 163 с.

90. Ждан, А.Н. К теоретическим проблемам общей психологии / А.Н. Ждан // Вопросы психологии. 2007. № 6. С. 137-143

91. Жинкин, Н.И. Звуковая коммуникативная система обезьян / Н.И. Жинкин // Известия АПН РСФСР, 1960, № 113, С. 73-86

92. Журавлев, А.Л. Психологические особенности коллективного субъекта // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред.А.В. Буршлинского, М.И. Воловиковой, В.Н.Дружинина. М.: Изд-во «Академический проект», 2000- С. 133151.

93. Журавлев, А.Л. Психология коллективного субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А.В.Брушлинского. М.: ПЕР СЭ, 2002.-С. 51-81.

94. Журавлев, А.Л. Развитие концепции совместной деятельности в современной отечественной психологии Текст. / А.Л. Журавлев // Психология совместной жизнедеятельности малых групп и организаций. М.: ИП РАН, 2001 - 248 с.

95. Журавлев, А.Л. Социальная психология / А.Л. Журавлев, В.А. Соснин, М.А Красников, М.: Форум: ИНФРА, 2008. - 416 с.

96. Журавлев, А.Л., Купрейченко А.Б. Психологическое пространство и среда: феномены и понятия/ А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко -Экопсихологические исследования, М., 2009, С. 9-27

97. Зейгарник, Б.В. Патопсихология / Б.В. Зейгарник М. Изд-во МГУ, 2005- 207 с.

98. Зимбардо, Ф.Социальное влияние / Ф. Зимбардо С-Пб.: Питер, 2000.448 с.

99. Зимняя, И.А. Педагогическая психология. / И.А. Зимняя М.: Логос, 2004. - 384 с.

100. Зинченко, В.П. Проблема объективного метода в психологии //Труды ярославского методологического семинара. Т.З./ В.П. Зинченко, М.К. Мамардашвили. -Метод психологии, 2005, Ярославль. С. 62-88

101. Зинченко, В.П. Психология доверия / В.П. Зинченко. Самара: Издательство СИОКПП, 2001. — 104 с.

102. Зинченко, В.П. Толерантность к неопределенности: новость или психологическая традиция? / В.П. Зинченко // Вопросы психологии. 2007. № 6. С. 3-20

103. Зорина, З.А. Зоопсихология: элементарное мышление животных / З.А. Зорина, И.И. Полетаева. М., Аспект-пресс, 2001. - 320 с.

104. Зорина, З.А. О чем рассказали «говорящие» обезьяны / З.А. Зорина, A.A. Смирнова. М., Изд-во славянских культур, 2008.^-22 с.

105. Зорина, З.А. Основы этологии и генетики поведения. / З.А. Зорина, И.И. Полетаева, Ж.И. Резникова. М.: Изд-во МГУ. 1999.-383 с.

106. Иваницкий, A.M. Естественные науки и проблема сознания // Вестник Российской академии наук./ A.M. Иваницкий. 2004.Т.74, № 8. С.716-723

107. Иванников, В.А. Проблема потребности в теории деятельности / В.А. Иванников М.: Вестник Моск. Ун-та. Сер.14. психология, 1983. - С. 241-254

108. Иванников, В.А. Психологические механизмы волевой регуляции./ В.А. Иванников. -М.: изд-во моек. Ун-та, 1991. 142 с.

109. Изард, К. Психология эмоций/ К Изард. СПб:.: Питер, 1999. - 464 с.

110. Ильенков, Э.В. Проблема идеального // Вопросы философии, 1979, № 6, С. 128-140, №7. С. 143-158

111. Инкельс, А. Американская социология/ А. Инкельс М.: Прогресс, 1972.- 392 с.

112. Каверин, С.Б. Мотивация труда/ С.Б. Каверин М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. — 224 с.

113. Кант, И. Критика чистого разума / И.Кант М.: Эксмо, 2010. -735 с.

114. Каплан, Г. Клиническая психиатрия / Г.Каплан, Б. Сэддок М.: Медицина, 2002. - 670 с.

115. Карицкий, И.Н. Специфический и всеобщий метод психологии.Труды ярославского методологического семинара. / И.Н Карицкий // Т.З. Метод психологии -Ярославль. 2005. С. 111-135

116. Карпов, A.B. О метасистемном подходе в психологии/ A.B. Карпов // Труды Ярославского методологического семинара, Т.2. Предмет психологии, 2004, С. 153-174.

117. Кашкаров, Д.Н. Современные успехи зоопсихологии / Д.Н. Кашкаров -М.Л: ГИЗ, 1928-425 с.

118. Келлер, В. Исследование интеллекта человекообразных обезьян / В. Келлер-М.: изд-во Коммунистической академии, 1930.-216 с.

119. Кибрик, А.Е. Язык и мышление что из них яйцо и что курица?4-я международная конференция по когнитивным наукам / А.Е. Кибрик -Томск, 2010-Т.2, С. 322-324

120. Киреев, М.В. Исследование мозгового обеспечения сознательной лжи //4-я международная конференция по когнитивным наукам/ М.В. Киреев, А.Д. Короткое, C.B. Пахомов, C.B. Медведев Томск, 2010, Т.2, стр. 324-326

121. Климов, Е.А. Введение в психологию труда / Е.А. Климов,- М. : Юнити, 1998. 138 с

122. Климов, Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях / Е.А. Климов М.: Изд-во МГУ, 1995.-228с.

123. Климов, Е.А. Психология профессионального самоопределения. / Е.А Климов. Ростов-на-Дону:Феникс,1996 - 512 с.

124. Кольцова, В.А. О целостном подходе в историко-психологическом исследовании // Принцип системности в психологических исследованиях/ В.А. Кольцова-М., 1990. С. 131-137.

125. Комлацкий, В.И. Этология свиней / В.И Комлацкий// 2-е изд. -СПб. Изд-во «Лань». 2005.-368 с.

126. Кондратьев, М. Ю. Азбука социального психолога-практика /М.Ю.Кондратьев, В.А. Ильин // М.: ПЕР СЭ, 2007. 464 с.

127. Корнилова, T.B. «Экспериментальная психология» / T.B. Корнилова M. 2005,-С. 61-68

128. Корнилова, Т.В. Методологические основы психологии / Т.В. Корнилова, С.Д. Смирнов С.Пб. Питер, 2006. - 300 с.

129. Кременцов, H.J1. Человек и животное: к истории поведенческих сопоставлений Этология и зоопсихология , № 2, (2010), www.etholpsy.ru

130. Кричевский P.J1. Психология малой группы / Р.Л.Кричевский, Е.М. Дубовская М., изд-во МГУ, 1991. - 207 с.

131. Кричевский, Р.Л. Социальная психология личность и общение / Р.Л. Кричевский - М.: изд-во РАГС, 2000. - 158 с.

132. Крушинский, Л.В. Биологические основы рассудочной деятельности / Л.В. Крушинский // 2-е изд.- М.: Изд-во МГУ, 1986. 270 с.

133. Крушинский, Л.В. Записки московского биолога / Л.В. Крушинский М.: изд-во Языки славянской культуры, 2006. - 499с.

134. Крушинский, Л.В. Природа. / Л.В. Крушинский № 8, 1968. С. 2-15

135. Крылов, А.К. активность нейронов в поведении: целенаправленность или реакция?/ А.К. Крылов // 4-я международная конференция по когнитивным наукам, Томск, 2010, Т.2, стр. 358-360

136. Кряжева, Н.Л. Развитие эмоционального мира детей / Н.Л. Кряжева М.: У-Фактория, 2000. -194 с.

137. Кэмпбелл, Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях / Д. Кэмпбелл; Пер. с англ. СПб: Социально-Психологический Центр, 1996. - 391 с.

138. Ладыгина-Коте, H.H. Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях/ H.H. Ладыгина-Коте М.: Издание Гос. Дарвиновского Музея, 1935.

139. Ламарк, Ж.-Б. Избранные произведения в двух томах. / Ж.-Б. Ламарк // Том 1, — Изд. АН СССР, — 1955, —С. 333

140. Леб, Ж. Вынужденные движения, тропизмы и поведение животных / Ж.Леб М.-Л., 1930.

141. Лекторский, В. А. Сознание. Новая философская энциклопедия / Лекторский В.А. М.: Мысль, 2000. - 640 с.

142. Леонтьев, А. Н. Потребности, мотивы и эмоции / А.Н. Леонтьев М., 1971.

143. Леонтьев, A.A. Основы психолингвистики / А.Н. Леонтьев М.: Смысл, 1997. -287 с.

144. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. / А.Н. Леонтьев М.: Политиздат, 1975.

145. Леонтьев, А.Н. Лекции по общей психологии / А.Н. Леонтьев -М.: Смысл, 1999.-560 с.

146. Леонтьев, А.Н. Образ мира // А.Н. Леонтьев // Избр. психологические произведения. М. : Педагогика, 1983 а, 261 с.

147. Леонтьев, А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев М.: МГУ, 1972.-576 с.

148. Леонтьев, А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев// Избр. психол. произведения. М., 1983 б.

149. Леонтьев, А.Н. Учение о среде в педологических работах Л.С. Выготского / А.Н. Леонтьев // Психологическая наука и образование. 1998, № 1. С. 521.

150. Леонтьев, А.Н. Философия психологии / А.Н. Леонтьев М.: МГУ, 1994.228 с.

151. Леонтьев, Д. А. Деятельность и потребность / Д. А. Леонтьев // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы /Под ред. В.В. Давыдова, Д.А. Леонтьева. М.: Изд. АПН СССР, 1990. С.96-108

152. Леонтьев, Д.А. Очерк психологии личности / Д.А. Леонтьев М.: Смысл, 1993.-43 с.

153. Леонтьев, Д.А. Психология смысла / Д.А. Леонтьев М.: Смысл, 2007.488с.

154. Лепский, В.Е. Трансдисциплинарные основания становления «средовой парадигмы»/ В.Е. Лепский // Философия науки, 2011, вып. 16. С. 87-122.

155. Лешли, К. С. Механизмы мозга и интеллект / Лешли К. С // Психология.

156. Лешли, К. С. Основные нервные механизмы поведения / К. С. Лешли // Психология. 1930. Т. 3. Вып. 3

157. Лилли, Дж. Человек и дельфин / Дж Лили М.:Мир, 196. - 160 с.

158. Ломов, Б.Ф. Системность в психологии / Б.Ф. Ломов М.: Изд-во «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. 384 с.

159. Лоренц, К. Оборотная сторона зеркала / Лоренц К. М.: Республика, 1998.-493с.

160. Лоренц, К. Человек находит друга / К.Лоренц М.: Римис, 1992. - 240 с.

161. Лосский, Н.О. Характер русского народа / Н.О. Лосский М. :ДАРЪ, 2005.-336с

162. Луман, Н. Введение в теорию систем / H Луман М., Логос, 2007. - 135с.

163. Луман, Н. Власть / H Луман М.: Открытое общество, 2001. - 256 с.

164. Любецкий, М.Д. Некоторые элементы поведения чистопородных и помесных свиноматок в подсосный период / М.Д. Любецкий // Свиноводства, 1989, № 4.

165. Майерс, Д. Социальная психология / Майерс Д. СПб.: Питер, 1997 - 688с.

166. Мак-Фарленд, Д. Поведение животных. Психобиология, этология и эволюция / Д . Мак-Фарленд М.: Мир, 1988. - 520 с.

167. Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона / В современной орфографии. Петербург: Издательское общество "Ф.А. Брокгауз - И.А. Ефрон", 19071909.

168. Марков, В.И. Продуктивность коммуникативной системы дельфина афалины: к проблеме внечеловеческих языковых систем/ В.И Марков // Язык в океане языков. Новосибирск. 1993. - С.86-147

169. Мартин, М. Психологические эксперименты / М.Мартин СПб-М., 2004. -С. 28-51

170. Марцинковская, Т.Д. К вопросу о прогрессе современной психологии / Т.Д. Марцинковская // Прогресс психологии под ред. А.Л. Журавлева, Т.Д. Марцинковской, A.B. Юревича М.: изд-во ИП Ран, 2009

171. Марцинковская, Т.Д. Психология развития / Т.Д. Марцинковская М. Издательство: Академия. 2005. - с. 528

172. Маслоу, А. «Психология бытия» / Маслоу А. М., Рефл-бук; К.: Ваклер., 1997.-304 с.

173. Маслоу, А. Дальние пределы человеческой психики / Маслоу А. . СПб.: Евразия, 1999.-430 с.

174. Маслоу, А. Мотивация и личность / А. Маслоу СПб.: Евразия, 2001478 с

175. Матурана, У. Древо познания / У.Матурана, Ф.Варела М.: Прогресс-Традиция, 2001. - 223с.

176. Медведев, В.И. Экологическое сознание. Учебное пособие./ В.И. Медведев, A.A. Алдашева М.: Логос, 2001. - 384с.

177. Мендель, Г. Опыты над растительными гибридами / Г.Мендель М.: изд-во АН. СССР, 1965. 107с.

178. Мержанова, Г.Х. Нейрофизиологический анализ индивидуального поведения животных и человека в условиях неопределенности среды / Г.Х. Мержанова // 4-я международная конференция по когнитивным наукам. 2010, Т.2, - с.413-415

179. Мешкова, H.H. Ориентировочно-исследовательская деятельность, подражание и игра как психологические механизмы адаптации высших позвоночных к. урбанизированной среде / H.H. Мешкова, Е.Ю. Федорович М.: Аргус, 1996.

180. Мильнер, Б.З. Теория организации / Мильнер Б.З. // Учебник. М.: ИНФРА-М, 2003,-558 с.

181. Миракян, А.И. и современная психология восприятия/ сб. статей под ред. Н.Л. Мориной, В.И. Панова, Г.В. Шуковой. М.: УРАО «Психологический институт». 2010. С.11-33. 580 с.

182. Миракян, А.И. Контуры трансцендентальной психологии / А.И. Миракян М.: изд-во ИП РАН. 2004. - 383 с.

183. Морен, Э. Метод / Э.Морен М.: Прогресс-Традиция. 2005. -464с.

184. Моррис, Г. Людской'зверинец / Г. Моррис С-Пб.: Амфора, 2004. - 288с.

185. Мэй, Р. Любовь и воля / Р.Мэй М.: "Рефл-бук" - К.: "Ваклер", 1997.384 с.

186. Чуприкова, Н.И. Психика и сознание как функция мозга / Н.И.Чуприкова. -М.: НАУКА, 1985-200 с.

187. Нагель, Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела / Т. Нагель // Вопросы философии, № 8,2001. С. 101-112

188. Нагуманова, С.Ф. Существует ли разрыв в материалистических объяснениях психики?/ С.Ф Нагуманова // Вопросы философии, № 1, 2007. С. 90-105

189. Николаев, Ю.А. Дистантные информационные взаимодействия у бактерий/ Ю.А. Николаев // Микробиология. 2000. Т.69. № 5. С.597-605.

190. Никольская, A.B. «Взаимодействие человека и собаки в урбанизированной среде»/ A.B. Никольская // Вопросы психологии, № 2, 20096, С. 8694

191. Никольская, A.B. Диагностика и коррекция отклоняющегося поведения у собак/ A.B. Никольская М.: Аквариум, 2007. - 144 с.

192. Никольская, A.B. Особенности социальной перцепции труда у работников животноводческих комплексов/ A.B. Никольская // Вестник ГУУ, № 6, 2009 в, С.79-82

193. Никольская, A.B. Социально-психологические аспекты межвидового этологического взаимодействия человека и собаки в условиях городской семьи / A.B. Никольская // Автореф. дисс. канд. психол. наук, М,: 2008а

194. Никольская, A.B. Социально-психологические аспекты повышения эффективности труда в скотоводстве/ A.B. Никольская // Вестник ГУУ, № 4, 2009а, С. 81-84

195. Никольская, Ненаправленная анималотерапия / A.B. Никольская, H.A. Ульянова -М.: Аквариум, 2009. -210с.

196. Ницше, Ф. К Генеалогии морали / Ф. К Ницше // Соч. том 1 М.: Мысль, 1990.-269с.

197. Новиков, В.В. Социальная психология: феномен и наука / В.В. Новиков -М.: МАПН, 1998.-464 с.

198. Новоселова, С.Л., Мазлумянов В.А. Зоопсихологические исследования в истории психологического института РАО / С.Л. Новоселова, В.А. Мазлумянов. М.: Психологический институт РАО, МГППУ, 2004 . с. 350-376.

199. Нуркова, В.В. Психология: Учебник / В.В. Нуркова, Н.Б. Березанская -М.: Высшее образование, 2005.

200. Нюттен, Ж.Н Мотивация, действие и перспектива будущего /Под ред.

201. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2004,- 608с.

202. Оверолл, К. Клинические методы коррекции поведения собак и кошек / К. Оверолл М.: Софион, 2005. - 664 с.

203. Ожегов, С.И. Словарь русского языка / Ожегов С.И. М.:1991

204. Ойстер, К. Социальная психология групп / К. Ойстер СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. - 224с.

205. Олескин, A.B. Биополитика / A.B. Олескин М.: МГУ, 2001 - 459с.

206. Орел, В.Е. Культура, символы и животный мир / В.Е. Орел М.: Гуманитарный центр, 2008. - 584 с.

207. Павлов, И.П. Полн. собр. соч./ И.П. Павлов // т. 5. М.-Л., 1952, с. 26.

208. Панов, В.И. Экологическая психология / В.И. Панов М.:Наука, 2004.196с.

209. Панов, В.И. Введение в экологическую психологию / В.И. Панов М.: Школьные технологии, 2006. - 184 с.

210. Панов, E.H. Этология, ее истоки, становление и место в исследовании поведения/ E.H. Панов М., Знание, 1975 - 64 с.

211. Панов E.H. Знаки, символы, языки / E.H. Панов М.: Смысл, 2005. -247с.

212. Панов, E.H. Социальная организация репродуктивных поселений и брачное поведение у стрекоз красоток Calopterigidae (Insecta: Odonata). / E.H. Панов, A.C. Опаев, Е.Ю. Павлова// Этология и зоопсихологияЭлектронный ресурс. 2-2010-http://www.etholpsy.ru/

213. Панов, E.H. Дифференциация зоопсихологии на этологию и сравнительную психологию на рубеже 19 и 20 веков/ E.H. Панов // Этология и зоопсихология, Электронный ресурс.№ 1, 2010- www.etholpsy.ru

214. Панов, E.H. Против механицизма и антропоморфизма в осмыслении процесса коммуникации / E.H. Панов // Этология и зоопсихология, Электронный ресурс.№ 1, 2010, www.etholpsy.ru

215. Панов, E.H. Жизнь стрекоз глазами орнитолога / E.H. Панов, Е.Ю. Павлова Природа 2009, №11 - С. 28-37

216. Панюкова, Ю.Г. Психологическая репрезентация пространственно-предметной среды обыденной жизни: Монография/ Ю.Г. Панюкова Красноярск: РИО КГПУ, 2003.

217. Парсонс, Т. О структуре социального действия / Т. Парсонс М. Академ. Проект, 2000.- 879 с.

218. Парыгин, Б.Д. Социальная психология/ Б.Д. Парыгин СПб.: СПбГУП, 2003 - 616.с.

219. Петренко, В.Ф. В поиске новой психологической парадигмы заглянем в физику // Вестник интегративной психологии. Часть 1, Вып. 8/ В.Ф. Петренко- 2010. С. 22-28.

220. Петровский, В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности / В.А. Петровский Ростов на Дону: Феникс, 1996. - 512 с.

221. Петровский, В.А. Человек над ситуацией / В.А. Петровский М.: Смысл, 2010.-559 с.

222. Петухова, H.A. организация и проведение соревнований по конному спорту / H.A. Петухова Минск: изд-во БГУФК, 2009. - 35 с.

223. Пиаже, Ж. Избранные психологические труды Текст. / Ж. Пиаже. М.: Междунар. пед. академия, 1994. - 680 с.

224. Линкер, С. Компоненты языка: что специфично для языка и что специфично для человека? Разумное поведение и язык / С. Линкер, Р.Джакендорфф -М.: Языки славянских культур, 2008. С. 261-293

225. Платонов, Ю.П. Социальная психология / Ю.П. Платонов С.-Пб.: Питер, 2007.-332с

226. Плюснин, Ю.М. Проблема биосоциальной эволюции. Теоретико-методологический анализ / Ю.М. Плюснин Новосибирск: Наука (Сиб. отд.). 1990.

227. Позняков, В.П. Психология малых групп / В.П.Позняков, В.А.Соснин // Современная психология: Справочное руководство. М.: ИНФРА-М, 1999. С.524-538.

228. Пономарев, Я. А. Методологическое введению в психологию / Я. А. Пономарев-М.: Наука, 1983.-203с.

229. Пономарев, Я.А. Психика и интуиция / Я.А. Пономарев М.:ТИД «Арис», 2010.-282 с.

230. Поппер, К. Логика и рост научного знания / К. Поппер М.: Прогресс,1983.

231. Поппер, K.P. Знание и психофизическая проблема: в защиту взаимодействия. / K.P. Поппер М.: изд-во ЛКИ, 2008.

232. Потебня, A.A. Мысль и язык // хрестоматия по истории русского языкознания./ A.A. Потебня М.: Высшая школа, 1973. С. 207-213

233. Прохоров, А.О. Методология изучения психических состояний //Труды ярославского методологического семинара / А.О. Прохоров // Т.З. Метод психологии, 2005, Ярославль. С. 321 -331

234. Психологические аспекты глобальных изменений в окружающей среде / Под ред. К. Павлик, В. Носуленко. М.: Начала-пресс, 1992. -128с.

235. Расницын, А.П. Темпы эволюции и эволюционная теория (гипотеза адаптивного компромисса) в «Эволюция и биоценотические кризисы»./ А.П. Расницын -М.: Наука. 1987,-С. 46-64

236. Раудсепп, М. Среда как место поведения (школа экологической психологии Р. Баркера)// В сб. "Человек в социальной и физической среде" / М.Раудсепп Таллинн: 1983,-с. 143-166.

237. Рахманов, А.И. Проблемы содержания домашних собак и отлов бесхозных животных в городах/ А.И. Рахманов М.: Реинфор, 2006. - 137 с.

238. Риккерт, Г. Границы естественнонаучного образования понятий / Г.Риккерт С-Пб: Наука, 1997. - 532 с.

239. Роджерс, К. Искусство консультирования и терапии / К. Роджерс М.: Эксмо, 2002. 965 с.

240. Родионов, Г.В. Крупный рогатый скот./ Г.В Родионов СПб.: Лань, 2007. -432 с.

241. Родионов, Г.В. Скотоводство / Г.В. Родионов, Ю.С. Изилов., М.: КолосС, 2008. - 405с.

242. Росс, Л. Человек и ситуация уроки социальной психологии / Л.Росс, Р.Нисбетт. - М.: Аспект Пресс, 2000. - 429 с.

243. Рубинштейн, С. Л. Проблемы общей психологи / Рубинштейн С.Л. М.: Педагогика, 1973. -424с.

244. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание / Рубинштейн С.Л. М.: Изд-во АН СССР, 1957.-194с.

245. Рубинштейн, С.Л. О мышлении и путях его исследования/ Рубинштейн С.Л. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1958. -301с.

246. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / Рубинштейн С.Л. // 2-е изд М.: Изд-во Академии наук СССР , 1946 - 683с.

247. Рубинштейн, С.Л. Принципы и пути развития психологии./ Рубинштейн СЛ.- М.: Изд-во АН СССР, 1959 354 с.

248. Рубинштейн, С.Л. Человек и мир / С.Л. Рубинштейн М.: Педагогика, 1973.-276с.

249. Рубцов, В.В. Основы социально-генетической психологии / В.В. Рубцов-М.: Издательство "Институт практической психологи" , 1996. -384 с.

250. Савельев, С.В. Введение в зоопсихологию/ С.В. Савельев М.: AREA XVII. 1998.

251. Савельев, С.В. Происхождение мозга / С.В. Савельев М.: ВЕДИ, 2005216 с.

252. Селье, Г. Стресс без дистресса / Г. Селье М.: Прогресс, 1979.

253. Сергиенко, Е.А. Принципы дифференциации-интеграции и континуальности-дискретности психического развития / Е.А. Сергиенко // Теория развития. Доклады участников круглого стола / под ред. Н.И. Чуприковой- М.: Языки славянских культур, 2009. С. 131-149.

254. Сергиенко, Е.А. Раннее когнитивное развитие: новый взгляд / Е.А. Сергиенко М.: Институт психологии РАН, 2006.

255. Сеченов, И. М. Избранные философские и психологические произведения/ И. М. Сеченов М., 1947. -165с.

256. Симонов, П.В. Эмоциональный мозг / П.В. Симонов М.: Наука, 1981.215 с.

257. Скиннер, Б. Оперантное поведение. История зарубежной психологии. Тексты. / Б. Скиннер М., 1986. С. 60-95.

258. Скотникова, И.Г. Субъектная психофизика / И.Г. Скотникова -М.: изд-во ИП РАН, 2008. 373 с.

259. Скрипкина, Т.П. Психология доверия / Т.П. Скрипкина М.: Академия, 2000.- 264с

260. Слободчкиков, В.И. "Психология человека" только начинает складываться/ В.И. Слободчкиков // «Психология и этика» под.ред. Б.С. Братуся 1998

261. Смулевич, А.Б. Психогении и невротические расстройства / Смулевич А.Б. -М.: Гардарики, 1999.

262. Соколова, Е.Е. 2010. Основные положения неклассической психологии JI.C. Выготского // Psychology online.net/ http://www.psychology-online.net/articles/doc-1149.html

263. Соколова, Е.Е. Введение в психологию/ под ред. Б.С. Братуся //Т.1 2-е издание. М.: 2007. - С. 80-85.

264. Солдатов, А.П.Технология производства молока и говядины / А.П. Солдатов, Л.П. Табакова М.: Колос, 1995 г -336 с.

265. Спиноза, Б. Этика / Б. Спиноза М.: Азбука-классика, 2001. - 598с.

266. Степин, B.C. Философия науки: Общие проблемы. / B.C. Степин М., 2008. - 384с.

267. Страусе, А. Основы качественного исследования: Обоснованная теория, процедуры и техники / А. Страусс, Дж. Корбин; Пер. с англ. и закл. ст. Т.С. Васильевой. М.: КомКнига, 2007. - 256 с.

268. Сумина, E.J1. Поведение нитчатых цианобактерий в лабораторной культуре / E.JI. Сумина // Микробиология 2006. № 4. - С.532-537

269. Сухов, А.Н. Социальная психология/ А.Н. Сухов, А.А Бодалев и др.- М.: Академия, 2001.- 600с.

270. Теория и методология психологии. Постнеклассическая перспектива / отв. ред. А.Л.Журавлев, А.В.Юревич. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007.- 528 с.

271. Тинберген, Н. Социальное поведение животных. / Н.Тинберген М.: Мир, 1993.

272. Травин, В.В. Основы кадрового менеджмента / В.В. Травин, В.А. Дятлов- М.: Дело, 1995.

273. Тхостов А.Ш. Психология телесности / А.Ш. Тхостов М.: Смысл, 2002.-287 с

274. Улановский, A.M. Конструктивизм, радикальный конструктивизм, социальный конструкционизм: мир как интерпретация/ А.М Улановский // Вопросы психологии 2009, № 1. -С. 35-46

275. Улановский, A.M. Качественные исследования: подходы, стратегии, методы / A.M. Улановский // Психологический журнал. 2009. - Том 30. - №2. - С. 1828

276. Управление персоналом. /Под ред. Т.Ю.Базарова, Б.Л.Еремина. М.: Юнити, 2000. — 560 с

277. Уткин, Э.А. Мотивационный менеджмент/ Э.А Уткин М.: 1996.

278. Фабри, К.Э. Основы зоопсихологи / Фабри К.Э М.: Психология, 2003.462 с.

279. Федорович, Е.Ю. Развитие поведения животных в онтогенезе как результат их взаимодействия с окружающей средой / Е.Ю. Федорович -Вопросы психологии, № 6, 2011. С. 84-93

280. Фелъдштейн, Д.И. Социальное развитие в пространстве-времени Детства / Д.И. Фелъдштейн M.: МПСИ, Флинта, 1997.

281. Филиппова, Г.Г. Психология материнства / Г.Г.Филиппова М.: Институт психотерапии, 2002. -239 с

282. Филиппова, Г.Г. Эволюция структуры деятельности и происхождение человеческого сознания, М., Институт молодежи, 1998

283. Филиппова, Г.Г. Развитие психики в филогенезе: дифференционно-интегративный подход / Г.Г. Филиппова // Теория развития. Доклады участников круглого стола, М., изд-во Языки славянских культур под ред. Н.И. Чуприковой. 2009. С.183-195

284. Философский словарь /под ред. С.Т. Фролова// М.: Современник, 2009. - 846 с.

285. Фридман, B.C. Пространство и время социальной жизни животных: ресурс нынешнего или когнитивная матрица будущего поведения? /B.C. Фридман -Мир психологии. 1999, № 4. С. 64-96.

286. Фролов, С.С. Основы социологии / С.С Фролов М.: Юристь, 1997. -344с.

287. Фролов, Ю. Как скорпион находит жертву / Ю. Фролов Наука и жизнь. 2002. № 5. - С. 23-24

288. Фромм, Э. Бегство от свободы / Э.Фромм М., Академический проект, 2008. -272 с.

289. Фромм, Э. Искусство любить / Э.Фромм М.: ACT, 2004. - 264с.

290. Хабермас, Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие / Ю. Хабермас; пер. с нем. C.B. Шачина; Под ред. Д.В. Скляднева; Послесл. Д.В. Маркова . -СПб.: Наука, 2001.-380 с.

291. Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас; Пер. с нем. М.М. Беляева, К.В. Костина и др.; Научн. ред. и авт. послесл. Е.Л. Петренко. М.: Весь мир, 2003.-416 с.

292. Хайдеггер, М. Бытие и время / М. Хайдеггер М.: Республика, 1997.452с.

293. Хайнд, Р. Поведение животных / Р.Хайнд М.: Мир, 1975. - 855 с.

294. Хананашвили, Р. Развивающийся мозг и среда./ Р. Хананашвили // Сборник АН СССР,- М.: Наука, 1980. 398 с.

295. Хант, Г. О природе сознания / Г. Хант М.: Изд-во Института трансперсональной психологии, 2004. - 555 с.

296. Харрис, С. Методы в структурной лингвистике/ С.Харрис М.: Мир,1951.

297. Хаузер, М. Мораль и разум / М. Хаузер М.: Дрофа, 2008. - 630 с.

298. Хватов, И.А. Особенности самоотражения у животных на разных стадиях филогенеза / И.А. Хватов // Автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата псих.наук, М.: МосГУ, 2010.

299. Хейдметс, М.Э. Социально-психологические факторы формирования пространственной структуры жилой среды. / М.Э. Хейдметс // Автореферат дис. канд. психол. наук. Таллинн, 1989.

300. Хесле, В. Философия и экология / В.Хесле М.: «Ками», 1994. -192 с.

301. Хорвитц, К. Руководство по поведенческой медицине собак и кошек / К.Хорвитц, Д. Миллз М.: Софион, 2004,- 365 с.

302. Хьелл, Л. Теории личности: основные положения, исследования и применение / Л. Хьелл, Д. Зиглер. СПб. : Питер Пресс, 1997. - 608 с.

303. Хюстон М., Штрёбе В. Введение в социаьную психологию. Европейский подход: Учебник для студентов вузов / М. Хюстон, В. Штрёбе; Пер. с англ. Под ред. Проф. Т.Ю.Базарова; пер.с англ.Г.Ю.Любимова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. - 622 с.

304. Чалдини, Р. Психология влияния/ Р. Чалдини С-Пб, Питер, 2002.- 286с.

305. Чанышев, А. Н. Аристотель. Мыслители прошлого/ Чанышев А. Н — М.: Мысль, 1987.-221с.

306. Чебанов, C.B. Биологические основания социального бытия // Очерки социальной философии. Очерк 8. / C.B. Чебанов СПб: СпбГУ. 1998. С. 201-227

307. Челпанов, Г. И. О современных философских направлениях./ Г. И. Челпанов Киев, 1902.

308. Чернов, А.Ю. Конструкционизм: от теории к методу/ Чернов А.Ю. // Труды ярославского методологического семинара. Т.З. Метод психологии -Ярославль, 2005. -С. 346-358

309. Черноушек, М. Психология жизненной среды. / М.Черноушек М.: Мысль, 1989. -174с.

310. Чуприкова, Н.И. Теория отражения, психическая реальность и психологическая наука/ Н.И. Чуприкова Методология и история психологии. Т.1, вып.1., 2006 (а).-С. 174-192

311. Чуприкова, Н.И. (б) Умственное развитие: принцип дифференциации/ Н.И. Чуприкова СПб.: Питер, 2006. -447с.

312. Чуприкова, Н.И. Интроспекция и явление сознания в системе естественнонаучной психологии / Н.И. Чуприкова -Вопросы психологии. 2010.№ 1. -С.3-20

313. Чуприкова, Н.И. Как вывести психология внимания из теоретического тупика/ Н.И. Чуприкова Вопросы психологии. 2008. № 5. - С. 13-30

314. Чуприкова, Н.И. Методы и методология психологической науки/Н.И. Чуприкова Методология и история психологии, 2007. Т.2. Вып. 1. - С.51-60

315. Чуприкова, Н.И. Мозг, психика, сознание/ Н.И. Чуприкова Мир психологии. 1999, № 1 (17).-С. 84-97

316. Чуприкова, Н.И. развитие человека как субъекта деятельности и познания с точки зрения системно-структурного подхода. Субъект действия, взаимодействия познания / Н.И. Чуприкова. М.: изд-во Моск.психолого-социального ин-та, 2001. - С. 70-77.

317. Чуприкова, Н.И. Система понятий общей психологии и функциональная система психической регуляции поведения и деятельности/ Н.И. Чуприкова // Вопросы психологии. 2007. № 3.-C.3-16

318. Чуприкова, Н.И. Теория восприятия пространства: отражение глубины, расстояний и направлений по их функциям на плоскости рецепторов/ Н.И. Чуприкова //Современная психофизика под.ред. В.А. Барабанщикова / Изд-во ИП РАН, 2009.

319. Чуприкова, Н.И. Эмоциональные сигналы, определяющие выбор жизненного пути / Н.И. Чуприкова // Мир психологии 2002 № 4 (32). - С. 44-47.

320. Чуприкова, Н.И.Объект, предмет и метод психологической науки/ Н.И. Чуприкова // Труды ярославского методологического семинара. Т.З. Метод психологии, 2005, Ярославль. С. 359-369

321. Шадриков, В.Д. Введение в психологи.: мотивация поведения / В.Д. Шадриков-М.: Логос, 2001. 136 с.

322. Швейцер, А. Культура и Этика / Швейцер А. М. Прогресс: 1977.

323. Шеррингтон, Ч. Рефлекторная деятельность мозга / Ч. Шеррингтон Л., 1935.- 135 с.

324. Шибутани, Т. Социальная психология / Т. Шибутани Ростов на Дону: Феникс, 1998.-544 с.

325. Шишкин, М.А. Индивидуальное развитие и уроки эволюционизма / М.А. Шишкин // Онтогенез 2006. т.37, № 3. С. 179-198

326. Шмальгаузен, И.И. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии / И.И. Шмальгаузен М.: Наука, 1982.

327. Щепаньский, Я. Элементарные понятия социологии / Я. Щепаньский -М. Прогресс, 1969 240с.

328. Эйдемиллер, Э. Детская психиатрия / Э. Эйдемиллер С-Пб.: Питер, 2005 - 822 с.

329. Энциклопедический словарь. Ф.А.Брокгауз и И.А. Ефрон, Спб, 1893

330. Эриксон, Э.Г. Детство и общество / Э.Г.Эриксон. : пер. с англ СПб. : Летний сад, 2000. - 416 с.

331. Этимологический словарь русского языка Фасмера. Электронная версия,2004

332. Ярошевский, М.Г. История Психологии / М.Г. Ярошевский М.: Мысль, 1996.-757 с.

333. Ясвин, В.А. Психология отношения к природе / В.А. Ясвин М.: Смысл, 2000.-456 с.

334. Ясперс, К. Общая психопатология/ К. Ясперс М.: Практика 1997. - 375с.

335. Ясперс, К. Смысл и назначение истории/ М., 1994 - 387с.

336. Altman I. The Environment and the Social Behavior: Privacy, Personal Space, Territory, Crowding. Monterey, 1975.

337. Altheide, D. Criteria for assessing interpretive validity in qualitative research / D. Altheide, J. Johnson // Denzin, N.K., Lincoln, Y.S. (Eds.) Handbook of qualitative research. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 1994. - P. 485-499

338. Arluke, Arnold and Clinton Sanders, eds. 2009. Between the Species: A Reader in Human-Animal Relationships. Boston, Mass.: Pearson Education, 294 p.

339. Barker R. Ecological psychology: Concepts and Methods for Studying the Environment of Human Behavior. Stanford, 1968.

340. Becoff M. Social Play Behaviour: Cooperation, fairness, trust and the evolution of moraluty. Jrn. Of Consciousness Studies 8, 2001. P. 81-90

341. Beninger, R.J., Kendall, S.B., Vanderwolf, C.H. The ability of rats to discriminate their own behaviors. Can J Psychol 28, 1974. P.79-91

342. Billingslea, F.Y. (1941). The relationship between emotionality and various other salients of behavior in the rat. Journal of Comparative Psychology, 31, 69-77.

343. Bluff L. A., Weir A.A.S, Rutz C., Wimpenny J. H., and Kacelnik A. 2007. Tool-related cognition in New Caledonian Crows. Compar. Cognition Behav. Rev. 2: 1-25.

344. Bolig, R., Price, C.S., O'Neill, P.L., & Suomi, S.J. (1992). Subjective assessment of reactivity level and personality traits of rhesus monkeys. International Journal of Primatology, 13,287-306.

345. Boysen, S. T. (1993). Counting in chimpanzees: Nonhuman principles and emergent properties of number. In S. T. Boysen & E. J. Capaldi (Eds.), The development of numerical competence: Animal and human models (pp. 39-59). Hillsdale, NJ: Erlbaum.

346. Budaev, S.V. (1997). "Personality" in the guppy (Poecilia reticulata): A correlational study of exploratory behavior and social tendency. Journal of Comparative Psychology, 111, 399^111.

347. Bulliet R.W. Hunters, Herders, and Hamburgers : The Past and Future of Human-Animal Relationships, N.Y. Academic Press, 2005, 264 p.

348. Burghardt G.M. Genetics, Plasticity, and the Evolution of Cognitive Processes // Jn. Brain, Behaviour and Evolution 41, P. 138-146, 1993

349. Chance M., Larsen R.R. (eds.). The social structure of attention. L. et al.: Wiley. 1976.

350. Clark, A., 1997. Being There: Putting Brain, Body and World Together Again. Cambridge, MIT Press, Massachusetts

351. Coren, S. (1998). Why we love the dogs we do: How to find the dog that matches your personality. New York: Free Press.

352. Costa, P.T., Jr., & McCrae, R.R. (1992). NEO-PI-R: Professional manual. Odessa, FL: Psychological Assessment Resources.

353. Cowley S., Spurrett D. Putting apes (body and language) together again, Language Sciences 25 (2002) 289-318

354. Craig W. Appetites and aversions as constituents of instincts (англ.) // Biological Bulletin :— 1918. — T. 34. — C. 91-107.

355. Cronin, H. (1991). The ant and the peacock: Altruism and sexual selection from Darwin to today. New York: Cambridge University Press.

356. Draper, T.W. (1995). Canine analogs of human personality factors. Journal of General Psychology, 122, 241-252.

357. Flavell, J. H. (2000). Development of children's knowledge about the mental world. International Journal of Behavioral Development, 24, 15-23.

358. Flyvbjerg, B. Five misunderstandings about case-study research / B. Flyvbjerg // Qualitative Inquiry. 2006. - Vol. 12(2). - P. 219-245

359. Forkman, В., Furuhaug, I.L., & Jensen, P. (1995). Personality, coping patterns, and aggression in piglets. Applied Animal Behaviour Science, 45, 31-42.

360. Fouts, R.S., Mills S.T. 2002. Next of Kin. Y Conversation with Chimpazees. N.Y.: Avon Books. 420 с

361. Fox, M. W. The New Creation. HSUS News, Washington, 1992.

362. Fraser A.F., Bloom D.M. Farm Animal Behaviour and Welfare. London, Bailliere Tindall, 1990, 203 p.

363. French, J.M. (1993). Assessment of donkey temperament and the influence of home environment. Applied Animal Behaviour Science, 36, 249-257.

364. Gallup, G. Self recognition in primates // Americal Physiologist, 32, 1977. P. 329-338.

365. Gardenfors, P. Slicing the Theory of Mind // www.lucs.lu.se /people/ Peter.Gardenfors//articles/slicing TOM.html.2003

366. Goffman, E (1997). Gender Display. From «Gender Advertisements: Studies in the Anthropology of Visual Communication». // Goffman Reader. Lemert, C. and Branaman, A. Blackwell Publ. PP. 208-227.

367. Gold, K.C., & Maple, T.L. (1994). Personality assessment in the gorilla and its utility as a management tool. Zoo Biology, 13, 509-522.

368. Gosling, S.D. (1998). Personality dimensions in spotted hyenas (Crocuta crocuta). Journal of Comparative Psychology, 112, 107-118.

369. Gosling, S.D., & John, O.P. (1998). Personality dimensions in dogs, cats, and hyenas. Paper presented at the annual meeting of the American Psychological Society, Washington, DC.

370. Gosling, S. D., John O. P. Personality dimensions in nonhuman animals: A cross-species review. Current Directions in Psychological Science, 8, P. 69-75. 1999.

371. Gould, S., & Lewontin, R. C (1979). The spandrels of San Marco and the Panglossian paradigm: A critique of the adaptationist programme. Proceedings of the Royal Society of London. Series B, 205, 581-598.

372. Gould, S. J. (1984). Only his wings remained. Natural History, 93, 10-18.

373. Gould, J.L. Can Honey Bees Create Cognitive Maps? //Advances in Insect Psychology 20, P.55-75, 1987

374. Gould, J. (1990), Honeybee Cognition // Cognition, 37. P. 83-103

375. Griffin, D. Animal thinking. Cambridge, 1984

376. Gruen, L.The Moral of Animal Minds // Cognitive Animals. Ed. Be M. Bekoff et all, 2002. P. 438-443

377. Goodall, J. Gombe chimpanzee politics // Primate Politics. /Ed. G. Schubert, R.D. Masters. N. Y, .L.: Lanham. 1994. P.105-137.

378. Hamberg, К. Scientific rigour in qualitative research examples from a study of women's health in family practice / K. Hamberg, E. Johansson, G. Lindgren, G. Westman //Family Practice.- 1994.-Vol. 11(2).-P. 176-181

379. Irvine, L. Understanding our connection with animals, Temple University Press, 2004, Philadelphia, 219 p.

380. Itard, J. An historical account of the discovery and education of a savage man, or: of the first developments, physical and moral, of the young savage caught in the woods near Aveyron in the year 1798, London Rich Phillips, 2010, 148 p.

381. Hamilton, W. H. Institution // Encyclopedia of The Social Sciences. Vol. 8. L., 1932., P.84

382. Harlow, H. Learning to love Am. Scient 54, p.3, 1966

383. Hart, B.L., & Hart, L.A. (1985). Selecting pet dogs on the basis of cluster analysis of breed behavioral profiles and gender. Journal of the American Veterinary Medical Association, 186, 1181-1185.

384. Hawley, P. H. (1999). The ontogenesis of social dominance: A strategy-based evolutionary perspective. Developmental Review, 19, 97-132.

385. Herman, J.H., L.M., Richards D., Wolz J. Comprehension of sentences by bottlenosed dolphins. Cognition 16. 1984. P. 129-219

386. Himvaich, H. E. Emotional aspects of mind: Clinical and neurophysiological analysis. In: I. M. Scher (Ed.). Theories of the mind. - New York, The Free Press of Glencoe, 1966 145-180.

387. Ho J. Information resources on human-animal relationships past and present. AWIC Resource Series No. 30. March 2005. P. 1510-1573

388. Humphrey, N. A history of the mind. Berlin-Heidelberg: Springer, 1992

389. Hutyra, F., Marek J. Частная патология и терапия домашних животных. Т.2. Пер. Попова, М., издание жрунала «Ветеринарная жизнь», 1901

390. Jackson, R.R. 2002. Trial-and-error derivation of aggressive-mimicry signals by Brettus and Cyrba, spartaeine jumping spiders (Araneae: Salticidae) from Israel, Kenya, and Sri Lanka. New Zealand Journal of Zoology 29: 95-117.

391. Jerison, H.J. The Evolution of the Brain and Intelligence. N.Y., 1973.

392. John, О.P. (1990). The "Big Five" factor taxonomy: Dimensions of personality in the natural language and in questionnaires. In L.A. Pervin (Ed.), Handbook of personality: Theory and research (pp. 66-100). New York: Guilford Press.

393. Kaplan, K. Stone-throwing chimpanzee displays human-like planning abilities, Los-Angeles Times, 14 March, 2009

394. Khamsi, R. Dogs show human-like learning ability// New Svientists, April, 2007, http://www.newscientist.com/article/dnl 1720-dogs-show-humanlike-learning-ability.html

395. King, J.E., & Figueredo, A.J. (1997). The Five-Factor Model plus dominance in chimpanzee personality. Journal of Research in Personality, 31, 257-271.

396. Kirk, J. Reliability and validity in qualitative research / J. Kirk, M.L. Miller // Qualitative Research Methods Series. Vol. 1. - Newbury Park, CA: Sage Publications, 1986

397. Lammers, G. Effects of Pen Size on the Development of Agonistic Behaviour in Piglets. Neth. Journ. Agr. Sci., 1985, 33, No 3, P. 21-35

398. Lazarus, R.S. Emotion and adaptation. London: Oxford University Press,1991/

399. Lazarus, R.S. Coping theory and research: past, present, and future// Psychosomatic Medicine, 55 (1993), p. 234-247.

400. Lickliter, R. (1996). Structured organisms and structured environments: Development systems and the construction of learning capacities. In J. Valsiner & H. Voss (Eds.), The structure of learning processes (pp. 86-107). Norwood, NJ: Ablex.

401. Lincoln, Y.S. Emerging criteria for quality in qualitative and interpretive research / Y.S. Lincoln // Qualitative Inquiry. 1995. - Vol. 3. - P. 275-289

402. Masters, R. D. Naturalistic approaches to justice in political philosophy and the life sciences // The Sense of Justice. Biological Foundations of Law /Ed. R.D. Masters, M. Gruter. Newbury Park, L., New Delhi: SAGE Publications. 1992. P.67-90.

403. Masters, R.D. Beyond relativism. Science and human values. Hanover, L.: University Press of New England. 1993

404. Mather, J.A., & Anderson, R.C. (1993). Personalities of octopuses (Octopus rubescens). Journal of Comparative Psychology, 107, 336-340.

405. Mayr, E. (1983). Toward a new philosophy of biology: Observations of an evolutionist. Cambridge, MA: Harvard University Press.

406. Mays, N. Assessing quality in qualitative research / N. Mays, C. Pope // British Medical Journal. 2000. - Vol. 320. - P. 50-52

407. McGuire, M.T. Moralistic aggression, processing mechanisms and the brain // The Sense of Justice. Biological Foundations of Law /Ed. R.D. Masters, M. Gruter. Newbury Park, L., New Delhi: SAGE Publications. 1992. P.31-46.

408. McGuire, M.T., Troisi A., Raleigh M.J., Masters R.D. Ideology and physiological regulation II Indoctrinability, Ideology and Warfare /Ed. I. Eibl-Eibesfeldt, F.K. Salter. N.Y., Oxford: Berghahn books. 1998. P.263-276.

409. Mennier-Salaum, M. Endocrine System and Behaviour. Veterinary Clinic of North America: Food Animal Practice, 2007

410. Meyer-Abich, K.M. Aufstand frr die Natur. Von der Umwelt zur Mitwelt. Mtnchen, Wien: Carl Hanser Verlag. 1990.

411. Mitchell, R.W. Imitation and Self-Recognition // Cognitive Animals, Ed. By Marc Bekoff, Cambridge, 2002

412. Mitchell, R.W., Hamm, M. 1997. The interpretation of animal psychology: Anthropomorphism or behavior reading? Behaviour 134,3-4:173-204.

413. Murai, C., Kosugi D., Tomonaga M., Tanaka M., Matsuzawa T., Itakura S. Can chimpanzee infants from categorical representations in the same manner as human infants? //Developmental Science, 2005. V.8, N3.P.240-254

414. Nagel, T/ What is it like to be a bat? //Rosental D. (ed.) The Nature of Mind. Oxford: Oxford University Press, 1991. P 422

415. Neisser, U. Five kind of self-knowledge // philosophical psychology, 2988. V.I.N 1. P. 35-59

416. Nonach, P. 1990. Death in the distance: Mortality risk as information for foraging ants // Behaviour, 112, 1-2. P.23-35.

417. Olds, J. Physiological mechanisms of reward, in: Jones, M.R. (ed.) Nebraska Symposium on Motivation, 1955. Univ. of Nebr., 1955.

418. Overskeid, G. (2005). Empirically understanding understanding can make problems go away: The case of the Chinese room. The Psychological Record, 55, 595-617.

419. Pawlik, K., Stapf K. Okologische-Psychologie: Entwicklung, Perspektive und Aufbaueines Forschungsprogramms // Umwelt und Verhalten. Bern. 1992. P. 9-24.

420. Pepperberg, I.M. Acquisition of the same different concept by an African grey parrot: Learning with respect to categories of colour, shape and material // Animal Learning& Behaviour. Vol.15, 1987. P. 423-432

421. Pierce, G.R., Sarason I.G., Sarason B.R. Coping and social support. Handbook of coping theory, research, application, NY: Wiley, 1996.

422. Pinker, S. (1994). The language instinct. New York: Morrow.

423. Pinker, S. (2002). The blank slate: The modern denial of human nature. New York: Viking.

424. Pinker, S. Evolutionary Psychology, 2007. NY, Cambridge University Press

425. Pinker, S. and Bloom, P. (1990) Natural language and natural selection. Behav. Brain Sci. 13,713-783

426. Plutchik, R.Emotion: A psychoevolutionary synthesis. -New York, Harper & Row, 1980, 119- 127.

427. Premack, D.Woodruff G. Does the chimpanzee have a theory of mind? Behavioral and Brain Sciences 4. 1978. P.515-526

428. Premack, D. The codes of man and beasts. Behavioral and Brain Sciences 6. 1983. P.125-167

429. Ragin, C.C., Becker, H.S. (Eds.) What is a case? Exploring the foundations of social inquiry. Cambridge, UK: Cambridge University Press, 1992

430. Range, F., Horn L., Viranyi Z., Huber L. The absence of reward induces inequity aversion in dogs, PNAS (Proceedings of the National Academy of Science of the Unites States of America, January, 6, 2009, vol.106, no.l. P.340-345

431. Rizzolatti, G., Fogassi A., Gallese V. Motor and cognitive functions of ventral premotor cortex // Current Opinion in Neurobiology, 2002. V.12. P. 149-161

432. Rossi, A., Ades C. A dog at the keyboard: using arbitrary signs to communicaye requests//Animal Cognition. 10. 2007. P. 1435-1448

433. Savage-Rumbought, S.R., Sevcik R., Hopkins W. Symbolic cross-modal transfer in two species of chimpanzees. Child Development 59. 1988. P. 617-625

434. Savage-Rumbaugh, S., Shanker, S., Taylor, T.J., 2001. Apes, Language and the Human Mind. Oxford University Press, Oxford. P.256

435. Savage-Rumbaugh, S., Fields, W.M.Segerdahl, P., & D.M. Rumbaugh. (2005) "Culture Prefigures Cognition in Pan/Homo Bonobos."Theoria 20(3).

436. Savage-Rumbaugh, S. 2011. Human language human consciousness, http://www.sympose.com

437. Schneirla, T.C. An evolutionary and developmental theory of biphasic processes underlying approach and withdrawal. In: N.R.F. Maier & T.C. Schneirla, Principles of animal psychology, enlarged edition. New York: Dover Publications, 1964, pp. 511-554.

438. Scott, J., The process of socialization in higher animals, Child Family, Digest, 69-74, 1954

439. Scott, Fuller, 1965 Genetics and social behavior of the Dog, American Zoologist, 7, 319-329

440. Searle, John R. (1980), "Minds, Brains, and Programs", Behavioral and Brain Sciences 3: 417-457.

441. Seed, A. M., Emery, N. J. & Clayton, N. S. (2009). Intelligence in corvids and apes: a case of convergent evolution? Ethology 115, 401-420

442. Seale, C. The quality of qualitative research / C. Seale. London: Sage Publications, 1999

443. Senar, J. Agonistic communication in social species: what is communicated? // Behaviour. Vol. 112, 1990. P. 270-283

444. Schiebel M.B.H. 1990. Interventions in a herd of semi-captive plains zebras// Behaviour, 112, 1-2. P.53-83.

445. Seyfarth, R. Cheney D. What are big brain for?// www.pnas.orgcgidoi10.1073pnas.082105099, April 2, 2002, vol. 99, no. 7. P. 4141— 4142

446. Seyfarth, R., Cheney D., Bergman T. Primate social cognition and the origins of language// TRENDS in Cognitive Sciences Vol.9 No.6 June 2005, P.264-267

447. Sigel, H. Effects of Behavioural and physical stresses on immune responses. Current Topics in Veterinary Medicine and Animal Science, 1987, 42

448. Sinnott E. W. The bridge of life. New York, Simon and Schuster, 1966.

449. Slobodchikov, C.N. Cognition and Communication in Prairie Dogs //Cognitive Animals. Ed. Be M. Bekoff et all, 2002. P.257-263

450. Spelke, E.S., Kinzler K.D. Core knowledge //DevelopmentalScience, 2007. V.10N 1. P.3-28

451. Stake, R.E. The art of case study research / R.E. Stake. London: Sage Publications, 2005

452. Stokols, D. The Paradox the Environmental Psychology. American Psychologist. Vol.50.N 10,1995. P. 821-837.

453. Stur et al, 1989 The Behavior of Domestic Animals, Applied Animal Ethology 1, 119-137.

454. Sullivan, K. Selective alarm calling by downy wood(eckers in mixed-species flocks //Animal Behaviour. Vol.33, 1985, N 1. P.328-330

455. Tillich, P. Love, Power and Justice, NY, Oxford Univ. Press, 1954

456. Tolman, E.C. A psychological model. In: T. Parsons & E. Shils(Eds.), Toward a general theory of action. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1951.

457. Tolman, E.C. Principles of purposive behavior. In: S. Koch (Ed.), Psychology: A study of a science. Study 1: Conceptual and systematic, vol. 2: General systematic formulations, learning, and special processes. New York: McGraw-Hill, 1959, pp. 92-157.

458. Thornhill, R. (1997). The concept of an evolved adaptation. In M. Daly (Ed.), Characterizing human psychological adaptations (pp. 4-22). London: Foundation.

459. Thompson, W.R, The effects of restricting early experience on the problem solving capacity of dogs, 1973

460. Thorpe, W.H., Sensitive periods in the learning of animal and men, London, 1961,535-570.

461. Tooby, J., & Cosmides, L. (1992). The psychological foundations of culture. In J. H. Barkow, L. Cosmides, & J. Tooby (Eds.), The adapted mind: Evolutionary psychology and the generation of culture (pp. 19-136). New York: Oxford University Press.

462. Trewavas, A.J. Aspects of plant intelligence // Annals of Botany. 2003.Vol.92.1. P. 1-20

463. Trivers, R. L. (1971). The evolution of reciprocal altruism. Quarterly Review of Biology, 46,35-57.

464. Watson, J.B. 1913. Psychology as the behaviorist views it. Psychol. Rew. 20: 158-170.

465. Whittmore, R. Validity in qualitative research / R. Whittmore, S.K. Chase, C.L. Mandle // Qualitative Health Research. 2001. - Vol. 11(4). - P. 522-537

466. Wolfgramm, J, Heyne A., 1990. Tetradic encounters of wistar rats (Rattus norvegicus) after social deprivation: Individual behavioural features// Behaviour, Vol. 113, Parts 3-4. P.205-222

467. Weiss, J.M. Effects of coping behavior in different warning conditions on stress pathology in rats. Journal of Comparative and Physiological Psychology, 1971, 77, 113. (a)

468. Weiss, J.M. Effect of punishing the coping response (conflict) on stress pathology in rats. Journal of Comparative and Physiological Psychology, 1971, 77, 14-21. (b)

469. Williams, G. C. (1992). Natural selection: Domains, levels and challenges. Oxford, England: Oxford Uni versity Press.

470. Woodworth, R.S. Dynamics of behavior. New York: Holt, 1958.

471. Yin, R. K. Case study research: Design and methods / R.K. Yin. Thousand Oaks, CA: Sage Publications, 2003