Автореферат диссертации по теме "Единство научного знания: методологические и социальные основания"

МОСКОВСКИЙ ОРДЕНА ЛЕНИНА И ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИ!! ИНСТИТУТ имени В. И. ЛЕНИНА

Специализированный совет Д 1 i3.C8.03

На правах рукописи

КУДРЯШЕВ Александр Федорович

УДК 167.0

ЕДИНСТВО НАУЧНОГО ЗНАНИЯ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ II СОЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ

Специальность 09.00.01 — диалектический и исторический материализм

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

Москва 1988

Работа выполнена в Московском ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Государственном педагогическом институте имени В. И. Ленина.

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, ведущий научный сотрудник ЮДИН Б. Г.

доктор философских паук, профессор ДЕЛОКАРОВ К. X. доктор философских наук, профессор НОВИК И. Б.

Ведущая организация: Московский горный институт.

Защита состоится ...... 1989 г. в ............час.

на заседании специализированного совета Д 113.08.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Московском ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени Государственном педагогическом институте имени В. И. Ленина по адресу: 119891, ГСП, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д. 29, ауд. 63.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГПИ имени В. И. Ленина (119882, г. Москва, Малая Пироговская, Д. 1) •

Автореферат разослан «...Дл....» .......... 1989 г.

Ученый секретарь специализированного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

••м Актуальность теш. Проблема единства научного знания имеет

ивающих самого пристального внимания совре-

в качества особых проблем методологии науки били довольно остро поотавлены в саше последнее время и всесторонне изучаются философами и методологами в нашей стране и за рубежом. Однако обособленное исследование отдельных философско-матодологичеоких вопросов пока еще шло способствует дальнейшей систематизации диалектик о-маториал логической методологии, которая, как отмечается в Программе КПСС, была и остается "принципиальной, выверенной основой естественнонаучного и социального познания..."*. Резкое обострение общественных потребностей в обладании целостной концепцией развития, в выработке научно обоснованных перспектив, о чем говорилось на ИХ Всесоюзной партийной конференции^, означает, что наступило время значительно более активно "наводить мосты" медду углубленными исследованиями отдельных проблем, увязывая их в один проблемный узел о последующим комплексным изучением. Научные разработки такого рода находятся в русле современных требований углубить интеграции общественных, естественных и технических наук, необходимость которой подчеркивается в материалах ПУП съезда КПСС3.

Задача обеспечения углубленной интеграции наук, подразуш-вающего глубокое понимание происходящих в науке процессов, их основных тенденций и закономерностей, представляют собой конкретизацию проблем обоснования интеграция, определения ее магистраль-.ных путей и главных целей. Вместе о тем выявление оснований интеграции и их функций в обеспечении целостного развития науки отвечает потребности в разработке "сквозных понятий, категорий, концепций, которые облегчали бы, а не блокировала общение отдельных

* Материалы ££УП съезда Коммунистической партии Советского Союза. -М.: Политиздат, 1986. - С.167. ^

2 См.: Материалы XII Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза, 28 нюня - I шаля 1988 года. - М.: Политиздат, 1988. - С.25.

3 См.: Материалы ШП съезда Коммунистической партии Советского Союаа. - С.168.

специальной разработки. Некоторые из них

наук и их представителей"1.

Об актуальности теш методологических а социальных оснований тенденции к единству.научного знания свидетельствуют, например, материалы Всесоюзной конференции "Социальные и методологические проблемы научно-технического прогресса", проводившейся в ноябре 1984 г.Исследования методологических аспектов единства естественных, общественных и технических наук, тенденции дифференциации и интеграции наук названы в числе основных направлений координационной деятельности, осуществляемой Научным советом при Президиуме АН СССР по философским и социальным проблемам науки и техники , главной задачей которого является обеспечение разработки "нового направления исследований, комплексной программы - философских и социальных оснований единства и взаимодействия наук. Реализация подобной программа необходима в связи с возрастающей ролью философии в развитии науки и общественном прогрессе"^. Различные аспекты методологической и социальной обусловленности единства наук нашли отражение в содержании многих докладов, выступлений, дискуссий, состоявшихся в ходе M Международного конгресса по логике, методологии а философии науки (Москва, 1987 г.).

Степень разработанности проблема. Проблематика, относящаяся к теме единства научного знания, является традиционной не только для марксистско-ленинской философии, хотя в различных философских шкотах она формулируется и изучается далеко не одинаково. Значительные возможности марксистской методологии определяются тем, что разработанные в ней методологические категории, принципы и подходы делают реальными выявление и плодотворную разработку новых аспектов традиционной для философии проблематики и вместе о тем всемерный учет философского немарксистского опыта. Переосмысление , с точка зрения новейших достижений и самого духа передовой науки, классических философских проблем всегда было характерной чертой диалектического и исторического материализма. Однако что касаетоя темы единства наук, то новизна в нее в современной литературе нередко привносится в ущерб традиционным для философов вопросам. Обсуждение ыеянаучной в внутринаучной интеграции подчас

* Общественные науки на новом этапе // Правда, 1987, 29 ноября.

2 См.: Вопроси философии. - 1985. - Л 9; Вопросы философии. -1985. - J& 10.

3 См.: Вопросы философии. - 1980. - й 10. - С.173.

4 Там же.198/.* 7. - C.I52.

проводится чисто феноменологически, гак, что ив затрагивается ее мировоззренческая сущность. Выпадают из поля зрения исследователей основания тенденции наук к единству - основания, не сводимые к одним только причинам интеграции и синтеза знаний. Даже выявление причин интеграции нельзя считать полностью "закрытой", в смысле исчерпанной, темой, да и сам факт интеграции требует постоянного внимания, поскольку речь идет о весьма сложном процессе, которым общество еще только учится управлять. Между тем предвидение будущих результатов синтетических процессов в науке напрямую зависит от знания оснований единения наук друг о другом, а также с другими составляющими общественного сознания и общественного бытия (хотя степень "погружения" в основания, в свою очередь, зависит от знания соответствующей перспективы в развитии объекта).

Анализ советской философской и методологической литературы по проблемам интеграции я обоснования научных знаний доказывает, что эти проблемы исследованы довольно подробно, но обособленно друг от друга. С одной стороны, функциональное единство различных научных дисциплин рассматривается в ущерб сущностным, субстанциональным аспектам этого единства, а с другой - проблема обоснования научного знания распадается на ряд относительно частных проблем (дефиниции понятия основания, обоснования знания в математике, физике и т.п.), не затрагивающих кардинального а подлинно философского вопроса об основаниях единства научного знания. Последний , вопрос, подробно рассматривающийся, например, в классической немецкой философии, в марксистской философии после К.Маркса и Ф.Энгельса не получил в силу разных причин достаточной разработки я 'подробного, систематического освещения, что тесно связано, в частности, с необходимостью осуществить значительно более развернутую конкретизацию диалэктико-мэтеризлистической основы его решения -принципа материального единства мира. Разумеется, критика фундаментализма а антифуцдаиентализма (в проблеме обоснования), составление различных проектов наука в отдаленном будущем (в проблеме идеала науки) и т.п. сами по себе важные теш исследований, однако разработка кавдой такой теш создает лишь отдельные подготовительные условия для перехода к непосредственному систематическому формированию марксистского философского решения вопроса об основаниях единства научного знания а науки в целом, рассматриваемой во множестве ее измерений: я как определенная система знаний, и как определенная деятельность, в как определенный общественный ияоти-

тут, и как одна из форм общественного сознания.

Началом формирования указанного решения может послужить обсуждение методологической детерминации, т.е. существенной обусловленности тенденции к единству научного знания методом, другими методологическими образованиями, йлесте с тем осознание науки нэк вида духовного производства ставит методологов науки перед необходимостью распространить методологический анализ на социокультурную детерминацию научного познания, имея в виду не только вненаучные социальные факторы, но и действие элементов внутренней социальности науки.

Можно поставить проблему и в несколько ином ввде, если использовать понятие методологической субъективной реальности, обозначающее, прежде всего о точки зрения деятельностного подхода, совокупность исследовательских задач, приемов и правил, принципов и средств познания, их связей между собой в процессе научно-исследовательской деятельности, осуществляемой в соответствии с ее социально обусловленными нормами и идеалами. Б таком случае имеются в виду наиболее характерные черты зтой реальности а ее внутринауч-ного и вненаучного социального окружения как предпосылки для обеспечения единства научного знания.

Цель и задачи исследования. Цель настоящей диссертации можно сформулировать следующим образом: на базе исследования современного состояния тенденции к единству научного знания определить методологические основания этого единства и выявить условия вхождения социальных оснований в сферу компетенции методологии науки, а также описать перспективы происходящих в науке интеграционных процоосов. Для того чтобы эта цель была достигнута, необходимо поставить и решить ряд взаимосвязанных задач. Среди них следует выделить такие:

- раскрытие взаимообусловленности й взаимосвязи объективных в субъективных оснований научного знания;

- определение значения практики как социального основания;

- анализ научно-исследовательской деятельности, с тем чтобы выявить ее основные анеиенты, репрезентирующие субъект-объектные отношения;

- изучение процессов согласования предмета и метода, для того чтобы выяснить роль этого механизма в методологическом обосновании единства научного знания;

- выяоненив условий, необходимых для того, чтобы социальные

оонования научного дознания являлись вместе о тем его собственными ооновэяиями;

- характеристика нравственного компонента в неявном слое методологического знания как представителя мировоззренческих оснований единства наук;

- выбор представительных моделей тенденции к единству научного знания д их методологический анализ, о тем чтобы определить ряд характерных черт этой тенденции.

Методология и источники исследования. Методологической основой исследования является диалектико-материалистическая философия, в которой глубоко обосновывается и последовательно развивается принцип материального единства мира, направляющий изучение тенденции к единству научного знания, Б трудах К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина всесторонне рассмотрена познавательная и преобразующая деятельность общества, показана возрастающая роль научных знаний в общественном прогрессе, выявлена основные функции практики в научном познании, сформулированы подхода к описанию перспектив развития науки.

Фундаментальные положения диалектако-материалистического учения получили дальнейшее развитие в материалах и документах Коммунистической партии Советского Союза. В Программе КПСС, в решениях ХХУП съезда партии, партийных а государственных документах последнего времени ставится задача углубить философские исследова-, ния проблем развития современной науки, во тогой определяющей успех стратегии ускорения. Материалы и документы КПСС служат важнейшим источником'настоящего исследования.

Фило с офско-м е т од ол ог ич е ские аспекты проблемы единства научного знания рассматриваются в работах Н.Т.Абрамовой, Й.А.Акчурияа,

B.Ф.Асмуоа, В.Г.Афанасьева, В.С.Готта, К.Х.Делокарова, Г.М.Добро-ва| В.И.Жога, В.П.Каратеева, В.М.Кедрова, А.Н.Кочергина, А.С.Кра-вцз, В.И.Купцова, В.А.Лекторского, И.Я.Лойфмана, А.С.Манаояна,

C.Т.Малюхина, С.Р.Микулннского, Н.В.Мотрощоловой, Й.Б.Новика, Н.Ф. Овчинникова, Б. Я. Па "/Сомова, М.А.ГЪзова, В.Н.Садовского, Ю.В. Сачкова, Э.П.Семенюка, Н.Р.Ставской, В.С.Стопина, В.С.Тгшчшв, А.Д.Уроула, П.Н.Федосеева, И.Т.0ролова, В.С.Швырева» Б.Г.Юдица, Э.Г.Цдина и других авторов.

Рааличные стороны проблемы обоснования знания получили освещение в работах многих авторов, прежде всего И.С.Алексеева, Я.Ф. Аоаина, Л.Б.Баженова, В.П.Бранокого, А.Д.Гегмановой, В.С.Готта,

Д.И.Дубровского, П.И.Дьшиевого, Л.С.Кармнна, М.С.Козловой, П.В. Копнинз, В.Л.Лекторского, Е.А.Кэычур, С.Т.Мелюхина, В.И.Метлова, Я.А.Микешиной, Е.П.Никитина, Е.Я.Перминова, Ю.А.Петрова, А.А.По-ченкана, Я.К.Ребане, Г.И.Еузавина, В.М.Семенчева, В.С.Степина, В.С.Швырева, Б.Г.Одияа. Источниками иоследования послужили также работы ряда зарубежных авторов, где ставятся заслуживающие внимания проблемы методологической а социальной обусловленности научного познания, намечаются подходы к их решении. Надо отметить при этом, что в немарксистских работах проблема единства научного знания как специальная философско-мегодологическая проблема не находит адекватного решения в силу непоследовательности и противоречий философской методологии.

В работе использован материал из области истории науки и философии, а также из конкретных областей частнонаучного познания.

Научная новизна работа. Научная новизна исследования выражается в следующем:

- раскрыто фундаментальное значение сущноотной трактовки философского понятия основания для решения проблемы методологической и социальной детерминации тенденции к единству научного знания;

- проведена систематизация объективных а субъективных оснований знания и выделены различия онтологического, гносеологического, логического, теоретического видов обоснования; уточнено содержание понятия методологического основания;

- показана роль социальной практики как основания и как элемента , объединяющего множество оснований научного знания;

- выяснено, что на определенном уровне схематизации научно-исследовательской деятельности основными элементами, представляющими в ней объект и субъект познания, являются ее предмет и метод;

-дана конструктивная критика созерцательной точки зрения, в соответствии с которой предает познавательной деятельности рассматривается как достаточный детерминант единства научного знания; в отличие от такого рассмотрения утверждается, что общим методологическим основанием единства научного знания служит единство предмета и метода научного исследования;

- уточнено содержание понятия подхода как способа формирования предмета и метода научного исследования; введено понятие диа-лентико-категоризльного подхода как подхода, основное содержание которого определяется содержанием соответствующей философской ка-

тегории;

- выявлены функциональные особенности мировоззренческих оснований знания как проводников социальной детерминации, определяемые тем, что при соответствующих условиях общественное сознание отчуждается а порождает несобственные субъективные основания (фрагменты отчужденного сознания) деятельности, тем самым становясь тормозом в развитии самой деятельности и ее результатов; по-, казано, что необходимым условием для преодоления отчуждения мировоззренческих оснований является единство распредмечивания и опредмечивания;

- выделены характерные черты тенденции к единству методологических и социальных оснований научного знания, заключающиеся в переходах некоторых мировоззренческих оснований в основания методологические и в утверждении их общих существенных свойств, прежде всего объективности;

- на примерах математизации и комплексного подхода выяаяе-но, что для преодоления современных методологических трудностей, встающих на пути интеграции знаний, необходимо качественное совершенствование субъективного фактора.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Диалектико-материадиетическая концепция единства научного знания развивает сущностное понимание этого единства, доходящее до раскрытия его оснований.

2. Единство объективных и субъективных оснований знания кон-• крегизирует философский принцип материального единства мира и

предстает в виде системы оснований, обладающей субъективно отраженной объективностью и другими свойствами, в частности разнообразно проявляющейся противоречивостью. Противоречия эти имманентно присущи познанию и снимаются практическими основаниями знания.

3. Предмет и метод научного исследования могут рассматриваться в качестве представителей, соответственно, объекта и субъекта познания, а единство и противоположность предмета и метода предстают как два разные методологические основания, но такие, которые обеспечивают в конечном очете единство научного знания: первое обеспечивает это единство как его актуальное основание, второе - как основание потенциальное, актуализируемое в процесса исторического н логического изменения науки, дифференциации и вместе о тем интеграции научных знаний. Б более раавернутом виде детерминация тенденция к единству научного знания предстает в фор-

ме субординированного ряда: единство предмета и метода - объективность метода - непрерывность метода.

4. Практическая деятельность в принципе способна обеспечивать единство распредмечивания и опредмечивания, когда осуществляется переход ее объективных, опредмеченных оснований в ее субъективные, распределенные основания, а ее субъективные основания опредмечиваются, не превращаясь в несобственные ее основания, т.е. не отчуждаясь, как это происходит при определенных условиях с мировоззренческими основаниями познания. Единство распредмечивания

и опредмечивания обеспечивает переходы несобственной, внешней социальной детерминации во внутренюю, собственную социальную детерминацию познания.

5. Единство методологических и социальных оснований научного знания выражается не только в переходах некоторых мировоззренческих оснований в основания методологические, но и в утверждении их общих существенных характеристик, прежде всего объективности, которые делают возмогеным такие переходы и обусловливают тем самым возникновение и развитие новых форм интеграции знаний.

Практическая значимость полученных результатов. Материала диссертации могут быть использованы при чтении спецкурсов по' методологии науки и науковедению, философским вопросам естествознания, истории философии. Автор использовал результаты диссертации при чтении спецкурсе "Философские вопросы математики", слушателями которого в течение ряда лет являлись студенты математического факультета Башкирского государственного университета иы.40-легяя Октября.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась и рекомендована к защите на заседании кафедры марксистско-ленинской, философии Московского государственного педагогического института им.В.И. Ленина. Вывода диссертации обсуждались автором на заседаниях кафедры философии Башкирского государственного университета им.40-летия Октября, секции марксизма-ленинизма Галльского университета им .Мартина -Лютера (ГДР, 1987 г.) а получили апробацию в виде докладов, выступлений, публикаций тезисов на 9 конференциях, в том числе IX Всесоюзном йовещании по логике, методологии и философии науки (Харьков, 1986), Всесоюзной конференции "Учение В.И. Вернадского о ноосфере и глобальные проблемы современности" (Моо-ква, 1988), межреспубликанской научной конференции "Самоорганизация в природе и обществе" (Ленинград, 1988), а также на Воесо-

взных симпозиумах "Закономерности и современные тенденции развития математики" (Обнинск, 1985,1987), Всесоюзных чтениях памяти академика Б.М.Кедрова "Научно-технический прогресо и научное творчество" (Свердловск, 1988), региональных семинарах (Уфа,1983, Днепропетровск, 1987), заседании Проблемного совета по материалистической диалектике (Ленинград, 1986), в институте повышения квалификации преподавателей общественных наук при Ленинградском государственном университете им.А.А.Еданова (Ленинград, 1980), в ' школе докторантов при том же университете (Ленинград, 1982). Основное направление исследований получило одобрение на заседании сектора теории познания Института философии АН СССР (Москва, 1986).

Структура и объем диссертации. Методологический анализ, проводимый в диссертации и определяющий ее структуру, ориентирован на выявление важнейших предпосылок для обеспечения единства научного знания и юс систематизацию. Естественным логическим следствием этого выступает прогнозирование результатов междисциплинарной интеграции, осуществляемое в работе на весьма различающихся между собой примерах математизации научного знания и комплексного подхода к решению научных проблем. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения а списка литературы. Объем диссертации - 302 страницы машинописного текста и 53 страницы библиографии.

ОСНОШ® СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность теш исследования, характеризуется степень разработанности этой теш в научной лите-■ратуре, формулируются цель а задача исследования, определяются его методология и иоточники, отмечается научная новизна полученных результатов.

В первой главе "Основания научного знания" рассматривается проблема оснований научного знания в аспекте их единства. В первом параграфе устанавливаются соответствие и связь между проблемами единства научного знания и проблемой его оснований. В работах К.Маркса и Ф.Энгельса идея единства научного знания рассматривалась прежде воего как определенная цель научного познания. Ориентированное на достижение этой цели, развитие науки, по Марксу, ведет к овладению миром и его практическому изменению, поэтому единство науки есть единство аотораческой науки, которая, исторически рассматривая весь объективный мир, подвергает исследованию

и каждую специфическую область действительности. Единство науки осуществлявV развивающееся общество. В его производственной деятельности Маркс ввдел звено, связующее естествознание и общество-знание. Это дает основания считать, что единство науки Маркс и Энгельс понимали не только как идеал познания, но и как его действительность, реализующуюся в практике общества и в профессиональной деятельности ученых.

За время, прошедшее после создания Марксом и Энгельсом "Немецкой идеологии", ученые заметно продвинулась по пути, на котором осуществляется идея единства научного знания. Сама по себе ©та идея по сей день играет роль методологического регулятива, направляющего интеграционные процессы. Вместе с тем единство науки существует в тех или иных формах в системе уже достигнутого знания.

На этот счет высказываются разные мнения. Наиболее бесспорными и приемлемыми, на наш взгляд, являются следующие значения, в которых термш "единство" употребляется по отношению к современному научному знанию. Первые три из них выделены и сформулированы А.С.Манасявом: "а) общность, тождественность; б) непрерывность, неразрывность,' соизмеримость; в) системность, взаимообусловленность, взаимонолагаемость"-'-.

Между тем термин "единство научного знания" имеет еще одно значение, тоже неоднослойное: "единство оснований знания". Если первые три значения относятся непосредственно к знанию из разных научных отраслей, го последнее значение непосредственно относится к основаниям знания, и лишь опосредствованно - ко всему знанию.

Единство оснований йнания также можно рассматривать с точки зрения их системности, непрерывности и общности. Системность оснований предстает как их рззвоуровневость и разнотипность, что позволяет провести определенную субординацию. Непрерывность оснований является свойством, чрезвычайно важным для понимания существа науки в ее развитии. Наконец, формально-логическая общность оснований знания фиксируется ухе в самом определении понятия "основание''»

Единство оснований различных наук не так "наглядно" и не так непосредственно, как первые три характеристики научного зна- ■

* Шнасян А.С. Методологические принципа объективности научного знания н единство науки. - Ереван, 1984. - С.53.

ния. Отсюда не следует, что такое единство вообще отсутствует или . что основания знания не нужно принимать во внимание при рассмотрении проблемы единства наук. В настоящее время достаточно полное и глубокое исследование науки в ее динамике, включающее изучение интеграционных процессов, невозможно без учета методологических ре-гулятавов я других оснований знания и их роли в научной деятельности.

Два выделенных аспекта понимания единства научного знания -во-первых, как актуально существующего, и во-вторых, как соответствующего методологического рагулятива - находятся в отношении вза-. имополагания. По заключению диссертанта, функциональная трактовка единства наук сегодня должна не только учитывать, но, более того, опираться на его сущностное понимание, раскрывающее основания единства научного знания.

Во втором параграфа обсуждается понимание оснований научного знания, проводшое в диссертации. Отмечается расхождение во мнениях современных исследователей относительно содержания понятия основания, что имеет свою историко-философскую обусловленность. В домарксистской философии большой вклад в разработку понятия основания был внесен Гегелем, который учел кантонскую оценку активности субъекта. Основание в гегелевском понимании предстает как ступень в саморазвитии духовной сущности. Другой ванной чертой основания в концепции Гегеля является объективность. Важность вопроса об объективности оснований научного знания следует уже из самой постановки проблемы оснований знания, содержание которой В.¿.Лекторский- формулирует как задачу "выявить объективную сферу 'приложимости данной системы знания, отделить то, что действительно является знанием, от того, что напрасно претендует на этот статус"1.

Часто предлагают называть основанием научного знания го, что характеризуется очевидностью, бесспорностью; .непосредственностью и позволяет воспроизвести обоснованнее'- иначе говоря, обладает атрибутами, объективность которых 'вовсе•не является безуслов-

1 Лекторский В.А. Самосознание и-рефлексия тз научном познании // Общественные неука. - 1980.'—йи2. - С.129.

ной*. При этом предполагается, что основания не принадлежат сфере знания, однако на деле за основания принимается элементарный уровень этой сферы, в соотав которого включается или фактофиксирую-щее, или содержащееся в аксиомах и принципах всеобщее знание. В таком понимании оснований довольно много рационального смысла, хотя, по сути, здесь характеризуются собственные (внутренние) основания научного знания. Этого вида основания из-за своей неполнота как бы полагают "свое иное" - не "свое" обоснованное, но иные основания того, что для первых остается вне границ "досягаемости" (пределов обоснования).

Основание научного знания часто трактуется и как то, что не требует своего обоснования. При таком понимании речь вдет об основаниях не просто как о чем-то бесспорном и очеввдном, но как о са-, ыоы ( наиболее) бесспорном и самом (наиболее) очевидном. Однако эта трактовка основания чересчур субъективна, а для того чтобы бить полный основанием знания, удовлетворять одному только субъективному условию совершенно недостаточно. Для полного основания необходимо сочетание объективности и субъективности, несмотря на всю противоречивость их единства.

Наиболее подробно в советской литературе проблема обоснования в логико-методологичеоком плане исследуется в работах Е.П.Никитина. Решение, предлагаемое им, уточняет содержание и фиксирует логико-методологические функции понятий "основание" и "обоснование". Важным пунктом концепции Никитина является положение, что основание, обосновываемое а сема процедура обоснования принадлежат сфере сознания. Это положение, разумеется, не отрицает объективности оснований, но в то же время, фиксируя лишь логико-методологический аспект цроцесса обоснования, не в полной мере учитывает другие аспекты проблемы - гносеологический и онтологический.

1 См.; Метлов В.И. Диалектика оонований и развития научного знания // Вопросы философии. - 1976. - * X. Следует отметить, что данное понимание основания для Метлова является исходным, тогда как итоговое понимание предстает как результат философского осмысления исходного. В итоге основание понимается как этап в развитии знания, снимающий антиномии предшествующего этапа (см.: Метлов В.И. Основания научного знания как проблема философии и методоло- ' гии науки. - Ы., 1987).

Определение философского понятия основания, более или менее полно учитывающее существующую неоднозначность в понимании последнего, должно исходить из его распространенности на бытие и мышление. Подобное определение дает М.М.Новоселов, рассматривающий основание как "достаточное условие для чего-либо: бытия, познания, мысли, деятельности"в ряде работ, где основание определяется через условие, берется во внимание не достаточность, а необходимость этого условия. Однако определение основания через условие как ближайшее родовое понятие нэ имеет никаких преимуществ перед трактовкой его как некоторой сущностной характеристики, имеющей нечто общее с обосновываемым. В рамках сущностной трактовки оснований логично было бч поншать основание как единство общего я особенного,если бы ото единство не называли отдельным. Когда говорят об отдельном, обычно имеют в виду область явлений. Чтсуотли-чить отдельное от основания, можно предложить понимать отдельное, например, как внешнее единство общего и особенного, а основание -как внутреннее, сущностное единство общего и особенного. Обоснованием яе в диссертации называется момент, или, лучше сказать, сторона самого процесса возникновения и развития связи основания и обосновываемого'.

В третьем параграфе проводится систематизация объективных а субъективных оснований научного знания, которые составляют две большие группы оснований. В одной из этих двух групп основания считаются идеальными объектами (субъективные основания), в другой ■ - в качестве оснований предстают те или иные характеристики объективной реальности, которые в диссертации называются материальными 'объектами. Идеальные объекты как,основания могут быть основаниями:' (а) идеальных объектов (этот случай можно назвать логическим обоснование«); й) материальных объектов (условно - теоретическое обоснование) . В двух других встречающихся оитуациях определенный материальный объект (например, свойство ила отношение) рассматривается как объективное основание (в) идеального объекта или (г) другого материального объекта (вещи, свойства, отношений В случае (в), который можно условно назвать гносеологическим обоснованием, подразумевается правде всего ситуация отображения внешнего мира в ооз-иании человека, а в ситуации (г), которой можно дать название "онтологическое обоснование", основание я обосновываемое могу?

* Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С.467.

быть, соответственно, причиной (причинным основанием) и ее следствием (действием), хотя все множество гносеологического и онтологического видов обоснования к указанным их примерам сведено быть никак не кожет.

Нельзя не отметить, что две рассмотренные выше группы не исчерпывают все известные науке типы оснований. Например, так называемые практические основания знания не являются целиком ни объективными, ни субъективными. Они как бы соединяют, связывают все прочие основания, поскольку, во-перЕых, представляют собой целостное единство объективного и субъективного, входя в содержание практической деятельности, и во-вторых, содержат в себе историческую причину возникновения знаний и, следовательно, являются опосредствованными факторами проявления или осуществления разного рода оснований знания.

Практические основания знания в качестве элемента непосредственно входят в более широкую систему социальных (в широком смысле) оснований, которые включают в себя, кроме практических оснований, гакае основания, задаваемые общественными и межличностными отношениями (социальные в узком смысле) и формами общественного и группового сознания (мировоззренческие основания). Именно через мировоззренческое предпосылочное знание- "опосредствуется в логико-понятакной форме социально-культурная детерминация всего познавательного процесса""'-.

Социальная детерминация познания осуществляется и на индивидуальном уровне. Однако сущностное понимание основания ориентирует на рассмотрение человека в его сущности, раскрывающейся как ансамбль общественных отношений. Как видно, в состав социальных оснований (в широком смысле) включаются детерминанты, задаваемые способом производства, объективно существующими отношениями в об-честве, а также групповым а общественным сознанием.

Необходимо отметить различие не только широкого и узкого смысла социальности, но и внутренней и внешней социальности науки, что позволяет говорить о собственных и несобственных социальных основаниях науки.

Научное знание обладает не только объективной, но и оубъек-

* Микешина Л.А. Имплицитные компоненты в структуре научного нозна- ' нал // Философские науки. - 1987. - & 7. - С.67.

тивной обоснованностью, которая чаще всего рассматривается так определенная логико-методологическая процедура. Точка зрения на обоснование как методологическую процедуру правомерна, поскольку в содержание методологического анализа наука включается исследование сущности процессов и механизмов порождения знания, т.е. исследование, ориентированное предде всего на изучение оснований и средств познания. В силу этого вся система субъективных и объективных оснований знания, как самих по себе, так и входящих в онтологическое, гносеологическое, логическое и теоретическое обоснование, называется в диссертации методологическими основаниями знания. Практические основания предстают как диалектический синтез разных групп оснований, одновременно осуществляющий дальнейшее "погружение" в основания знания.

Таким образом, методологическое единство многообразия оснований знания, конкретизирующее философский принцип материального единства мира - основополагающее философское основание единства научного знания - предстает в виде целостной система оснований, обладающей субъективно отраженной объективностью и другими свойствами, в частности разнообразно проявляющейся противоречивостью. Противоречия эти имманентно присущи познанию и снимаются практическими основаниями знания. Тем самым осуществляется скачок из сферы отраженной объективности, т.е. субъективной реальности, в сферу бытия, реальности объективной, формой которой является целереали-зующая материальная деятельность человека.

В четвертом параграфе выявляются некоторые функциональные особенности субъективных оснований знания. С точки зрения выделе-'ния субъективных оснований и уровней их функционирования, следует различать прежде всего индивидуальное, групповое и общественное сознание. На уровне индивидуального сознания мысли человека являются его принадлежностью, достоянием именно этого человека и "проступают" в его собственной деятельности, "живут" в его поступках, деяниях. Конечно, "... любая идея всегда уступает в так или таяв объективированной форме - хотя последняя не обязана быть словесной..."*, Вместе с тем индивиду принадлежат не только те знания, которые принципиально неотделимы от него, но и те, которые отделимы от него в возможности. Пока такого отделения не произошло, мысли человека как би "живут в себе и для себя", хотя, по

1 Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. - М., 1980. - С. 171..;

большей части и подчиняются закона« общезначимой логики. В этом подчинении прослеживается перспектива превращения мысли в "свое иное", так как "логика - деньги духа, спекулятивная, мысленная стоимость человека и природы, их ставшая совершенно равнодушной ко всякой действительной определенности и потому недействительная сущность - отчузденное. а потому абстрагирующее от природы и от действительного человека мышление : абстрактное мышление"^. Однако лишь опредмечиваясь, человеческие мысли словно приобретают самостоятельное бытие вне и независимо от сознания индивида. Иначе дело обстоит с общественным и групповым сознанием. При определенных условиях (капитализм ила антагонистическое общество вообще) происходит отчуждение форм общественного сознания, их фетишизация и как бы опредмечивание, т.е. они приобретают черты внешних по отношению к человеку и его индивидуальному сознанию духовных детерминантов и тем самым их несобственных оснований.

Отчуждение сознания лишает опредмечивание двусторонности, сопровождения его в процессе деятельности обратным процессом распредмечивания, нарушает их внутреннее единство, тогда как истинная форма проявления опредмечивания изначально положена распредмечиванием и потому предстает как возврат к субстанциальной основе продукта деятельности, на базе чего и может совершаться дальнейшее прогрессивное развитие целей и самой деятельности.

Таким образом, в условиях единства распредмечивания а опредмечивания собственные субъективные основания произведенного предмета, опредмечиваясь, никак не лишают его внутренней основы, поскольку она может или сохраниться в исходном виде, или чаще всего обновиться и обогатитьоя переходом его объективных, опредмеченных осно- . ваний в его субъективные, распредавченныэ основания.

Для деятельности в ее положительном значении очень важно,чтобы ее субъективные основания опредмечивались, не превращаясь в несобственные ее основания, т.е. на отчуждаясь. Но что касается общественного сознания, не существующего без объективированных своих форм, то оно в принципе способно отчувдаться и порождать несобственные субъективные основания (фрагмента отчужденного сознания) деятельности, тем самым становясь тормозом в развитии самой деятельности и предмета как ее результата. Вое это определяет функдиональ- _ ■ нне особенности ее мировоззренческих оснований.

1 Марко К., Энгельс Ф. Соч. - 2-е изд. - Т.42. - С.156.

В пятом параграфе осуществляется историко-философское рассмотрение проблем развития и обоснования знания и утверждается идея единства.проблем обоснования, происхождения и развитая знания. Точка зрения, согласно которой знание обосновывается в про-, цессе его развития, является весьма перспективной для методологического анализа. Шесте с тем она допускает определенные разночтения, по крайней мере относительно того, включать или нет происхождение знания в его развитие? Методология, проводимая В.И.Лешшым;. в лекции "О государстве" и имеющая общенаучное содержание, исходит из признания самостоятельности проблема возникновения явления. Иногда вопроса возникновения и начального формирования объекта, входящие в содержание его происхождения, генезиса, отделяют и от проблемы его оснований, более того, полагают, в частности, что эти основания и даже их характеристика следует искать но в начале, а только в конце истории объекта. Тем самым развитие знания (включая ого возникновение) и обоснование знания, поиск его оснований разделяются во времена.

Тезис о единстве проблем обоснования, происхождения и развития знания подтверждается примером математики и ее истории. Исходные математические понятия "число" а "фигура" были образованы под воздействием практических потребностей людей а поэтому имеют своп практические основания, входившие в практику первобытнообщинного, а затем а рабовладельческого общества. Такими практическими основаниями "числа" и "фигуры" является деятельность людей по счету и несколько позже возникшему измерению. Операции счета и измерения, явившиеся фундаментом практической математики древних людей, входят в содержание и современной практики. Вместе о тем справедлив вывод, что к практическим, основаниям современной математики, кроме счета и измерения, относятся автоматизация и алгоритмизация производства и деятельность по управлению хозяйственными механизмами всевозможных типов, включая совершенствование организации производства .

Вопрос о йракткческих основаниях является центральным вопросом, объединяющим воедино проблемы обоснования, развития и происхождения не-только математика - науки, как известно, весьма абстрактной, - но и других наук. Идея единства обоснования, проиохол-л0-ния и развития научных знаний означает также, что попытка логически реконструировать историю науки не можят считаться состоятельной, если исходит лишь из рационально понятых объоптипнчх и оубъ-

активных оснований знания и не учитывает соответствующий практический опыт. Тем самым в ыетаисследованиях науки утверждается правомерность подходов, ориентированных на рассмотрение на только когнитивного, но и других измерений - прежде всего деятельностного подхода.

Во второй главе "Основания научного метода" исследуются методологические характеристики научно-исследовательской деятельности. В первом параграфе выделяются основные элементы этой деятельности, репрезентирующие субъект-объектные отношения. Система научно-исследовательской и познавательной деятельности строится аналогично строению "определенного рода производительной деятельности", создающей сюртуки и включающей ее цель, характер выполняемых операций, ее результат, предает и средства^. Это означает,что помимо цели, характера операций (по выражению Маркса) - элемента, который в диссертации считается главным системообразующим аяемен-том, - а также знания как результата в научно-исследовательской деятельности следует выделять предмет и метод исследования-.'Все его ~ элементы отдельного научного исследования, составляющие определенный уровень его схематизации. В то же время для решения ряда методологических задач достаточно выделять два основных элемента --предмет и метод, тогда как приведенная пятиэлементная схема для этих задач является излишне подробной. Причем предмет и метод исследования, при их достаточно широком понимании, в немалой степени являются как бы полномочными представителями, соответственно, объекта и субъекта познания внутри самого содержания научно-исследовательской деятельности.

Поэлементное представление научно-исследовательской деятельности, необходимое для ее углубленного изучения, требуется и для подробного рассмотрения интеграционных процессов в системе научного знания, поскольку, несмотря на вое объективные характеристики этих процессов, без субъекта деятельности, сама собой интеграция в реальной науке не происходит. Можно выделить два .типа деятельности по осуществлению адеи единства научного знания. Первый тип -междисциплинарное исследование, когда структурное единство деятельности в-целом обеспечивается прежде всего ее организацией и управлением, осуществляющими административными и другими тесно с ними связанными мерами объединение качественно различных актов научно-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - 2~в изд. - Т.23. - С.50»

исследовательской деятельности, каждой из которых имеет свой предмет и метод исследования и осуществляется коллективным субъектом, относительно отделенным от других субъектов, но единым с ними в конечных, довольно отдаленных целях. Второй тип - внутридисципли-нарная интеграция, деятельность в рвмках единого научного исследования, строение которого характеризуется относительным единством как предмета, так и метода, а также коллективного субъекта познания. Здесь организационно-управленческая деятельность не имеет доминирующего характера.

Далее в диссертации анализируются два выделенных типа деятельности по осуществлению единства научного знания по отдельности - вначале деятельность по преимуществу научно-исследовательская, т.е. второй тип деятельности, в ее представлении через взаимоотношение предмета и метода исследования, а затем междисциплинарная интеграция.

Во втором параграфе анализируется соотношение, складывающее-» ся между предметом и методом отдельного научного исследования. В последнем различаются более элементарные составляющие, такие-, как ■ факты науки, исследовательские задача, научные гипотезы. При этом предают исследования понимается как совокупность задач, решенных или нерешенных, поставленных корректно или не вполне корректно, но имеющих научный смысл. Метод же в своей основе имеет так'называе-мое методологическое знание, являющееся в некотором смыоле дополнительной составляющей по отношению к знанию предметному (теоретическому) , хотя между этими составляющими научного знания постоянно осуществляются взаимопереходаМежду предметом и методом всякой науки устанавливается определенное, причем достаточно сложное, соотношение: метод влияет на формирование предмета, а предает, в конечном'счете, определяет содержание метода. Соответствие между ними достигается далеко не ораэу, но даже добившись его, нельзя гарантировать его полноту.

Полной гармонии между предметом и методом исследования.пе наблюдается, как не наблюдается полного равноправия (и тем самым равновесия) между сторонами всякого диалектического противоречия. Подтверждением тому служит в так называемое оборачивание (обращение) метода, о чем писал Маркс в "Математических рукописях", под-

1См.: Швырев B.C., Дцин Б.Г. Методологический анализ науки (его сущность, основные типн и формы). ~ М., 1380.

раадыевая метод дифференциального исчисления: математический метод из средства исследования превращается в самостоятельный исходный пункт для отыскания реальных эквивалентов. Подмеченное Марксом оборачивание метода дифференциального исчисления правомерно обобщить, распространив на математический и даже на теоретические методы вообще.

Реальная продуктивность п применимость обращения метода имеют пределы, и'выход за эти пределы может привести к появлению в научном мышлении трудноразрешимых проблем и парадоксов. Это, прежде всего, ситуации кризиса оснований, являющиеся как бы перерывами в поступательном развитии науки и возникающие вследствие выявления антиномий. Считается, что такие кризисы проявляются, главным образом, в виде утраты предмета наука. Но более внимательный взгляд на основания знания позволяет заключить не только о том, что кризис оснований проявляется, по преимуществу, как методологический кризио, как кризис методологии, но и о том, что методологическое единство науки обеспечивается единством предмета и метода научного познания.

Вместе -а тем нельзя не видеть противоречивость этого единства. Абсолютное слияние метода и предмета не соответствовало бы известным результатам К.Гедехч, значение которых выходит за рамки метаматематики. Не достигая полноты и завершенности внутри отдельной наука, отрешение к единству распространяется на все научное знание, существующее, в свою очередь, в единстве со всей материальной и духовной деятельностью человечества. Единство и противоположность предмета и метода предстают как два разные методологические основания, но такие, которые обеспечивают в конечном счете осуществление • идеи единства' научного знания: первое обеспечивает это единство как его актуальное основание, второе - как оонование потенциальное, актуализируемое в процессе исторического и логического изменения науки, дифференциации и вместе с тем интеграции научных знаний.

В третьем параграфе рассматривается согласованное формирование предаете а метода познания. Для адекватного выражения этого процесса предлагаетоя использовать понятие "подход", объединяющее некоторые глубинные принципы исследования в данной отрасли знания, возмогло, в полной мере еще не осознанные и потому не выделенные в "частом" виде. В своем непосредственном назначении подход есть становящийся метод. Но, в отличие от катода, подход менее зависит от предмета изучения. Поетому в нем заключена значительно большая свободе творчества к большую роль играют фантазия, выдумка, догадка,

интуиция.

Основное содержание подхода как особой методологической формы познания состоит в фиксации субъектом принципов, направляющих согласованное формирование предмета и метода исследования при наличии уже выделенного объекта познания. Согласованное формирование метода и предмета означает взаимное влияние а взеимоизменение подобно тому, как в одном из их частных случаев "... хорошая классификация делает возможными открытия, и,наоборот, открытия меняют способы классификации изучаемых нами вещей"*.

В настоящее время наиболее разработано деление подходов по степени их общности на общие (общенаучные) и частные (частнонауч-ные); правомерно также вводить промежуточные между ними региональные подходы2. Среди общенаучных подходов можно выделить такие, которые соответствуют различным, в том числе парным, категориям диалектики. Подходы -такого ввда в диссертации называются диалектико-категориальными. Каждый из парных подходов должен обязательно со--четаться с соответствующим ему парным подходом (прежде всего в результатах) , хотя в практике научных исследований необходимость такого сочетания может осознаваться далеко не сразу. В ряде случаев правомерно парные подходы объединять в один, т.е. в непарный подход.

Подходы диалектико-категориальные, развивающие и конкретизирующие методологические функции различных категорий материалистической диалектики, из множества общих подходов выделяются своей особой научно-мировоззренческой спецификой. Проявление (наряду с методологической) мировоззренческой функции философии в таком подходе происходит в салу всеобщности диалектической категорий, определяющей основное содержание подхода и, следовательно, характер формируемых в его рамках предмета и метода познания. Мировоззренческое содержание принципов, направляющих познание, обусловливает относи-' тельную устойчивость и долговременность даалектико-категориальнйх подходов, Особенно хорошо эта относительная додговременйость видна в тех случаях, когда подход направлен на формирование предмета и метода науки как таковой. А то, какой из даалектико-категоризль-ных подходов реально осуществляется применительно я предмету и т-

1 Голдстейн М., Голдстейн И.Ф. Как мы познаем: Исследование процесса научного познания. -М., 1934. - С. 191.

2См.: Готх B.C., Уроул А.Д., Сэменюк Э.П. О единстве научного знания. - М., 1977. ~ С.28 и след, .

тоду отдельной науки, детерминируется преимущественным значением для нее определенной философской категории (например, для математики - "количества" и "структуры", для физики - "взаимодействия").

В четвертом параграфа исследуются взаимоотношения объективной и субъективной сторон теоретического метода. Утверждение о принадлежности метода субъекту вряд ли надо понимать как отрицание объективности метода: метод но своей природе двойственен, в нем сочетаются объективная и субъективная стороны. Более того, можно утверждать о превалировании (в конечном счете, в итоге) одной из них, поскольку, во-парвых, предает дознания, хотя и не всегда непосредственно, определяет метод в рамах единого для них подхода к объекту, и во-вторых, предметно-объективная сторона метода превалирует в его образно-содерезательных компонентах, соответствующих предмету. Что касается конструктивных компонентов метода, то и в них имеются объективные (предметные) элементы. Конструктивные компоненты можно считать отображением реальных действий людей, способов, которыми они действуют. В ходе последующей трансформации, перегруппировки, мысленной обработки содержания метода объективность его компонентов на должна полностью утрачиваться: в начале и конце (относительном) пути научного дознания объекта должна находиться истина. В соответствии с этим объективность является определяющей чертой и в совокупности конструктивных компонентов, и в методе в целом, хотя отдельные звенья конструктивных построений не могут не быть свободными от излвднего "груза" объективности.

'Здесь объективность и субъективность не тождественны стихийности и сознательности: если объективность в итоге превалирует над • субъективностью, то соотношение в научном методе сознательного и стихийного не в пользу последнего: стихийность вытесняется сознательной отороной метода. Это соотношение характерно для всех его основных элементов, к которым на разных его уровнях относятся, во-первых, предписания, нормы, правила действий, во-вторых, алгоритм (методика) осуществления операций, а в-третьих, сами действия, система операций, реализующих программу метода. Так что"процесс формирования научного метода можно предотавить как постепенное становление ведущей роли объективной стороны (метод пороздается предметом), и вместе о тем как вытеснение (неполное, разумеется) стихийного начала сознательным.

Объективность метода ёоть оснований других его свойств, участвующих в обеспечении интеграции и дифференциации научного знания.

В ряду этих свойств выделяется единство непрерывности методе и его прерывности, двух сторон .противоречивого целого, из которых непрерывность метода является ведущей стороной. Она реализуется во взаимодополнительности и взаимопереходах противоположных познавательных процедур, в воспроизводимости методов, их процессуальносги. -Можно заключить также, что непрерывность метода означает продоляе-ние единства метода и предмета познания внутри самого метода, рассматриваемого как относительно самостоятельная сущность.

Сжато подытоживая результаты проведенного рассмотрения тенденции к единству наук со стороны ее методологического обеспечения, можно выделить в качестве методологического основания этой тенденции субординированный понятийный ряд: единство предмета и метода -объективность метода - непрерывность метода.

В пятом параграфе рассматривается тенденция к гуманизации научной методологии. Процесс гуманизации в принципе распространяется на все виды деятельности, в том числе и на деятельность научно-познавательную. В настоящее время тенденция к гуманизации науки предстает во многом как взаимосвязь между наукой и ценностями. Поэтому в области методологии науки исследование проявлений этой тенденций реализуете^ в форме введения и обоснования "новых средств и форд познания, позволяющих реконструировать конкретно-историческую "шкалу ценностей" субъекта и ее функции в научном познании"*. Отсюда следует недостаточность рассмотрения лишь неявного знания в качестве представителя человеческих ценностей, хотя в науке такое знание является совершенно необходимым. Ведь коль скоро многие исследователи осознают существование неявного знания и его нетривиальную роль в познавательном процеосе, то неминуемо встает вопроо о его методологической "легализации" и ее последствиях. По сути дела, речь идет не только об отражении ценностей, но и о возможности прямого включения некоторых целей а идеалов гуманизма как определенных норм.и регулятивов в состав методологической оснащенности науки.

В науке поиск истины представляет собой определенную моральную норму профессиональной деятельности ученых. Более того, истина имеет ценность и олужит общественному благу, так что и путь, ведущий к истине, является не только истинным,но а благодарным, по волком олуча'е благожелательным. Это свидетельствует, что моральные

* Микешина. Л.А. Ценноотные ориентации субъекта и формы их отражения в научном знании // Фвлософокие науки. - 1982. * А 6. - С.58.

нормы так или иначе представлены в содержании научного познания.

Подобно' тому, как научное познание может рассматриваться сквозь призму моральных ценностей, нравственность может быть рассмотрена с позиций оугубо научных категорий истинности и предметности (все это входит в задачу новой научной дисциплины, так называемой этики науки). В этом плане все еще остается недостаточно оцененной идея о том, что нравственные отношения составляют особую сферу, вид отношений в обществе. Развитием этой идеи является выделение О.Г.Дробнищшм моральных отношений как опосредствующего звена, связующего воедино моральную практику и нравственное сознание. Вместе о тем представление о нравственных отношениях должно означать понимание того, что в основе нравственности, ее норм и ценностей находятся не одни только производственно-экономические отношения с их законами, но и особые моральные законы, законы моральных отношений. Нравственные законы действуют в области человеческой деятельности и поэтому имеют сходство о законами, изучавший в технических и прикладных науках. Непонимание или недооценка специфики этих законов могут вести к отождествлению по характеру действия нравственных законов о законами естественной природы, хотя в иотории науки и философии такое отождествление могло иметь определенное оправдание (например, у У.Акооты). Тем не менее общечеловеческое содержание имеется во всякой исторически-прогрессивной форде нравственности. Поэтому заслуживает внимания вопрос о характере действия нравственных законов, находящих свое отраженна в нормах и принципах общечеловеческой морали: насколько специфично дейотвие этих законов, не являютоя ли они в итоге соизмеримыми по своим действиям с действием на человека естественных законов, законов природа.

Таким образом, тенденция к гуманизации научной методологии янеег своей обратной стороной не что иное, как вое более глубокое проникновение в атаку и все большее распространение в ней целей, принципов а критериев научной методологии, следствием чего является выделение не только предмета отражения морального сознания, но я законов развития нравственных отношений. Все это означает продолжающееся взаимное оближенае и тенденцию к интеграции моральных я интеллектуальных сторон общественного сознания в человачеокой оущнооти, что обусловливает возникновение и развитие нЬвых форм интеграции знаний.

В третьей главе "Перспективы междисциплинарной интеграции"

проводится методологический анализ современных интегративннх тенденций в развитии научно-теоретического познания с целью выяснения возможных перспектив интеграции. В первом параграфе осуществляется выбор представительных моделей методологического анализа. Выбор общенаучной модели дня ее методологического анализа возможен при основательном использовании диалектической методология, позволяющей представить единое раздвоенным на взаимоисключающие и взаимополагающие стороны, т.е. на определенные противоположности, и проследить их взаимодействие друг с другом, их взаимопереходы. Примеры, которые послужили бы материалом для выявления общенаучных тенденций, должны служить достаточно наглядными образцами, репрезентирующими развитие научного знания в направлении укрепления его внутренних связей и других форм внутреннего единства.

Репрезентативной моделью современного междисциплинарного синтеза справедливо признается синергетика. Она представляет собой сложное междисциплинарное образование, в рамках которого стремятся к объединенному использованию знаний, достигнутых во многих науках. Синорготика и подобные ей модели современных межди'сцишш- -парных исследований (например, шфэрматика) характеризуются, во-первых, комплексностью подхода, и во-вторых, интенсивным использованием достижений современной прикладной и теоретической математики. Комплексность и математизация являются ведущими тенденциями во всей система современного научного знания. Причем комплексность, как связность остающихся качественно'различными кошонентов, содержательно противостоит математизации знания, т.е. определенной деятельности по его1 унификации при помощи средств математики. Современное состояние комплексных исследований а применения математики как совокупности определенных научных дисциплин позволяет сопоставлять их как по преимуществу содержательный а по преимуществу ■ формальный виды научно-исследовательской деятельности. В данном'' смысле речь должна идти о противоположности комплексности а математизации. На это, по существу, обратил внимание М.Фуко, сравнивший различные компоненты всеобщей науки о порядке и выделавший ыа-тезис как алгебраический способ упорядочивания простых объектов и' таксономия как способ упорядочивания сложных объектов. По мнению Фуко, .; на двух крайних полосах клаосической эпа^-отеш находятся матезио как наука о вычислимом порядке я генезио как анализ образования порядков, исходя из эмпирических- последовательностей , 1 Фуко М. Слова и веща. Археология гуманитарных наук.-М.,1977.-С.12б.

Таким образом, комплексность и математизация знания вполне ыогут служить общенаучными объектами методологического анализа для выявления перспектив междисциплинарной интеграции.

Во втором параграфе выясняются методологические возможности математизации научного знания, ¡фуг возможностей математизации во многом задается содержанием предмета математики, который детерминирует специфические особенности математики как науки. Так называемый непосредственный предмет математики фиксирует совокупность типов уже решенных или решаемых, сформулированных или формулируемых в ней задач. С точки зрения более отдаленных перспектив математизации, большее значение имеет опосредствованный предает математики, который чаще всего стремятся определить через философские (диа-лектико-логические) категории. В связи с этим в диссертации показывается недостаточность чисто количественного подхода к определению предмета современной математики.

Конкретному изучению собственно математическими средствами подвергается непосредственный предмет математики. Абстрагирование и идеализация,' составляющие - в самом общем смысле - метод математики {и имеющие в ней специфику), конкретизируются до уровня частных методов математических дисциплин. Непосредственный предмет математики токе распадается на ряд составляющих, для исследования которых используются отличающиеся друг от друга языки и метода. Та-' кое сложное строение математической науки уже давно позволило сформулировать вопрос о ее множественности. Современные применения математики ещэ более увеличивают многообразие ее средств, методов, понятий, теорий. Дальнейшее развитие математики не может не идти в тесной и плодотворной связи с математизацией научного знания, йдесте с тем все более обостряется вопрос о единстве математик, имеющий важное значение для всей системы наук, поскольку, любой стиль мышления, как бы он ни складывался в науке - стихийно или рефлексивно, не минует воздействия со стороны математики, в частности ее путей обоснования знания. В связи с этим крайне важно знать, какова идеалы и нормы самого математического способа познания, поскольку они, если даже не включаются непосредственно в состав оталя научного мышления, все равно опооредствованно влияют на общенаучные нормы я вдеалы.

В третьем параграфа проводится рассмотрение той особенности математика, которая заключается в ее призвании порождать определенные идеалы научности, "работающие" в научном познании природы, обще-

отва и мышления, иначе говоря, быть, образцом научности. Образец научности понимается в диссертации как образец научной рациональности. Термин "научная рациональность" в довольно широком значения применяется к самим разным "измерениям" науки. Применительно, например, к деятельностному измерению, научная рациональность может означать получение а совершенствование относительных истин, относительно истинного знания, которое "в некоторый период развития науки воплощено в совокупности понятий, законов, теорий и т.п., принимаемых наукой в этот период"-1. Вместе с тем крайне важно в соответствующем термину "научность" понятии выделать содержание, прежде всего определяющее непреходящее значение науки как таковой - направленности на познание законов мира. Методологический статус математики состоит в описании мира не только с точки зрения господствующих в нем законов, но и о точки зрения законов, которые могут со временем в нем установиться.

Математизация научного знания является процессом, обеспечивающим не просто чисто функциональное единство математических методов с-методами других наук, а и единство оснований математики и' математизируемой науки. До-видимому, для того чтобы математические теории могли использоваться в других науках, гносеологические а логические основания математической и, скажем, физической теорий должны соответственно совпадать2. Именно в степени близости, совпадения логических я гносеологических оснований молено было бы видеть критерий математизированное?« наука. Наиболее заметно такое совпадение проявляется, пожалуй, в тех случаях, когда наука имеет собственный математический аппарат. Но у разных математических теорий -разные по "глубине" основания. Поэтому указанный критерий является содержательно-конкретным, зависящим от того, в какой науке применяется какой математический аппарат..Самое главное - критерий этот недостаточен, поскольку он не соотнесен с идеалом самой математической науки, подобным тому идеалу, каким в свое время был. проект "всеобщей математика" Декарта и Лейбница. .

В современной математике в целом ее идеал только лишь зарождается. Можно предположить, что характерные черта математического

1 Никифоров А.Л. Научная рациональность и цель науки // Логика научного познания: Актуальные проблемы. - М., 1987. - С.265.

^•См.: Петров Ю.А. Математическая логика и материалистическая диалектика. - М., 1974. - С.102.

образца научности не совладают с законами классической логики, в частности законом (не)протцворечия. Непротиворечивость является важным требованием, предъявляемым к математическим теориям, но и она имеет границы своей применимости дахсе в рамках математики. Два других фундаментальных закона классической логики (исключенного третьего и двойного отрицания) еще менее способны служить атрибутами образца научности. Дальнейшее развитие математики видится столь разноплановым, что реализовывагься в ней, по-видимому, в принципе способны различные системы формальной логики. Все это позволяет надеяться, что в математике создаются и отчасти уже созданы определенные методологические предпосылки для полновесного учета гносеологической ситуации, сложившейся в современной науке. Тем не менее можно заключить, что реальное единство математики, как и всего научного знания, в своем развитии в настоящее время особенно нуждается в совершенствовании субъективного фактора.

В четвертом параграфе проводится экспликация одного из двух основных понятий комплексного подхода - понятия "комплекс". Специальное рассмотрение понятийного состава комплексного подхода как общеметодологического образования все еще представляетоя насущной задачей методологии. Как отметил М.С.Горбачев на январском (1987г.) Пленуме ЦК КПСС, "комплексность проводимых исследований" относится к числу важных вопросов, остающихся "по-прежнему острыми, во йогом нерешенными"-'-. В диссертации осуществляется попытка выявления предпосылок,, обычно остающихся неявными, существенных для образования родового понятия "комплексС этой цалью, с одной стороны, понятие комплекса сопоставляется о понятием системы, а о другой -анализируется употребление понятия комплекса в тех чаотных науках, где оно имеет строгое значение. В итоге делается вывод, что перспективными являются два пути разработки общего понятия "комплекс": во-первых, как системы (совокупности, соединения) разнокачественных элементов, т.е. кек системы определенного типа, и во-вторых, как материального или идеального образования, включающего совокупности компонентов, которые рассматриваются уже на только как еле-ыенты оастзш, т.е. наиболее простые качества данного целого, но к как сложные образования, сложность которых существенна для вое-

1 Горбачев М.С. О перестройке и'кадровой политике партии // Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС, 27-28 января 1987 г. -М., 1987. ~ С.56.

го комплекса.

Первый путь разработки "комплекса" предполагает, что разно-качественность компонентов вяечет за собой определенную неодинаковость связей и, следовательно, наличие структурных различий внутри комплекса. Второй путь означает, по существу, разработку со-« держания комплексного подхода к изучению объекта и тем самым многоаспектное его рассмотрение. Оба пути не исключают друг друга, так что их можно считать сторонами связного понимания комплексного подхода и объейта его изучения.

В том значении, в котором понятие "комплексный вообще" применяется в методологии комплексных исследований, оно не тождественно ни всестороннему, ни составному и может пониматься как то, что составлено из разнокачественных и относительно автономных компонентов, сложность которых существенна для всего комплекса.

В пятом параграфе на основе предварительной разработки понятий комплекса и комплексного подхода рассматривается тенденция комплексности, характерная для современных научных исследований. Отмечается, что комплексный подход к исследованию сложного объекта распадается на комплекс подходов, сумма которых, в общем случае,по дает одного нового предмета и соответствующего ему одного-едпнст-венного метода. Конечно, в ряде случаев комплексный подход способен привеоти к формированию единого предмета и метода. Но тогда речь пойдет о теоретическом воссоздании объекта как объекта приоритетной науки, уже входящей в комплексное исследование.

Если же такой наука на выделено, го нет и единого предмета и метода, есть их комплекс. Образование новой науки опирается на прятт тячбокиэ основания - откуда, действительно, мояет взять начало новая дисциплина, становящаяся базовой, приоритетной в рамках данного комплексного исследования. Образование подлинно новой науки, видимо - событие весьма примечательное, приводящее к смене сущяотрпч-ной части или всей научной картины мира. '

Для последующего оформления новой научной отрасли необходимо, чтобы вначале состоялось определенное научное открытие. Научное открытие дает импульо качественному сдвигу в единотве множества наук, в результате чего 'становится законной автономвяпппч иооой отраола знания.

Трудности междисциплинарных и многбдаоциплинарнлх исследований, доводящихся до интеграции методологических оснований рлзляч-ных наук, тесно связаны о необходимостью индивидуального о с, тол о-

ния, в процессе которого "я" ученого было бы непротиворечивым образом соотнесено со множеством других "я". Роль гения в познании не заменят ни энное число средних талантов, ни "умные" электронно-счетные машины, способные доказывать, но не способные делать открытия. С, появлением таких весьма одаренных личностей, к тому же по-настоящему способных руководить крупными научными коллективами, следует непосредственно связывать перспективы интеграционных процессов и решение многих комплексных проблем.' Уже поэтому в области интеграции знания трудно настаивать на точности прогнозов. Субъективный фактор во многом непредсказуем. Тем не менее из двух его основных сторон - когнитивной, т.е. деятельности собственно научно-исследовательской, и деятельности административно-организационной - первой должно отдаваться предпочтение, потому что именно она обязана, в конечном счете, преобладать над второй в стремлении наук к единству друг с другом и практикой. Однако на первых этапах развития единства научных дисциплин важны административные меры по обеспечению этого единства. Затем происходит некоторая функциональная деформация административно-организационной стороны. Как показано на достаточно хороших моделях, чисто организационных мер дая единства каких-либо иерархий со временем становится недостаточно. Существует разобщающая исследователей тенденция, приводящая "... к качественному разрыву связей и обособлению руководящего ядра и создаются предпосылки к распаду крупных организаций на отдельные самостоятельные комплексы"*.

Нельзя не учитывать наличие и действие этой немаловажной разобщающей тенденции. Однако в науке есть мощный противодействующий ей фактор - научно-исследовательская деятельность, благодаря которой открываются новые формы материального единства мира, раскрываются все более общие закономерности природа и общества, обеспечивается познание все более глубоких структур материи.

В заключении формулируются общие результаты проведенного исследования.

По теме диссертации автор опубликовал следующие работы:

1. Единство наук: Основания и перспективы. - Свердловск: Уральск.-ун-т, 1988, 10,3 в .л.

2. 0 математизации научного знания // Филооофские науки. -1975. - № 4, I д.л.

1 Лейбкинд А.Р. .Рудник Б.1.»Чумов А.И. Математические методы синтеза организационных структур управления: Препринт.-М.,1978.-0.54

8. Zur Mathematisiervmg der Wissenschaften // Sowjefenriaaenschaft» Geselschaftswisaengchaffelicha Beiträge. Berlin. Heft 4/1976,1 n.J!.

4. О нео- и постпозитивистских концопциях отношения математики к частным наукам и материальному мару // Философские вопросы современной физики, математики, биологии: Бып.1. - И.: МГПИ им.В.И.Ленина, 1976, I п.л.<

5. К вопросу о сущности математизации наук // Диалектика как методология научного познания. - Уфа: Башк.ун-т, 1976, 0,8 п.л. (в соавторстве).

S. К понятию математизации науки // Философские вопросы современного естествознания. - И.: ШШ йм.В.И.Ленииа,1977,0,8 п.л.

7. К вопросу о происхождении и обосновании научных абстракций // Законы ц категории в естественнонаучном познании. - Уфз: Башк.ун-т, 1978 , 0,9 п.л.

8» 0 диалектике общего и особенного в процессе математизации научного знания // Диалектика и методология современной ноую».

- Уфа: Башк.ун-т, 1979, 0,5 п.л.

9. Социальный прогресс й математика // Диалектика и методология современной науки. - Уфа: Башк,ун-т, 1979, 0,9 п.л. (в соавторстве).

10. Лейбниц, Декарт и идея "всеобщей математики" // Философские науки. - 1980. - I I, 0,8 п.л.

11. Неорационализм и диалектика познания // Философские- наука,

- 1981. - & 5. - 0,8 п.л.

12. Категорий качества, количества а предмет современной математики // Эмпирическое и теоретическое в физико-математических неуках. - Ульяновск: Ульяновск,пед.ин-г, 1981, 0,5 п.л.

13. Обоснование математика и практика // Научное познание и практика.' - Уфа: Башк.ун-т, 1981, 0,8 п.л.

14. Ленинская концепция развития а математика // Категории диалектики в естественнонаучном познании. - Ульяновск:' Ульяновск, пед.ия-т, 1984, 0,8 п.л. (в соавторстве).

//fp 15. Развитие и обоснование знания с точки зрения принципа яо» торвзМ^ДутаГ-^Уфа: Бэщд.ун-т, 1985, 0,4 п.л.

16. Математическая картина мира // Формирование н функционирование научной картины мира} Тез. докл. - Уфа: Башк.ун-т, 1985, 0,1 п.л.("в сеа.ат.).

17. Комплексность научной картины мирз У/ Формирование й функционирование научной картины мира: Тез.докл.-Уфа:Баяк.ун-Г,1985, 0,1 п.л.

18. Диалектико-категораальные подхода к познанию // Катего-диалектики и научное познание. - Уфа: Банк.-ун-т,1985,0,9 п.л.

19. Формирование и функционирование научной картины мира // Информационные материалы Ф0 СССР,1985,й 6, 0,5 п.л.(в соавт.).

20. Основания знания и объективность // Вопросы философии, I9dS. - № 6, I п.л. (в соавторстве).

21. Комплексный характер единой картины мира // Научная кар-«ина мира и научно-технический прогресс: Тез.докл. - Уфа: Башк. УЯ-Т, 1986, 0,1 п.л.

22. К типологии научного предвидения / Башк.ун-т. Дед. в ИШШ АН СССР 02.07.1986, & 27145, 0,8 п.л. (в соавторстве).

23. 0 роли теорий в комплексном предвидении // Логика и системные методы анализа научного знания: Тез.докл. к П Всесоюз.со-вещ.по логике,методол. и фшгос. науки. - Харьков. 8-10 ,J£. 1986. Сэкц.1-5. - М.: АН CC.CP,I93S, 0,1 п.л. (в соавторстве).

24. Закономерности я современные тенденции развития математики // Философские науки.-1986.6, 0,5 п.л. (в соавторсгвб).

25. Ыетаисследование и понимание в научно-техническом прогрессе // ХШ1 съезд КПСС о роли фундаментальной науки в ускорении научно-технического прогресса¡Тез.докл.-Уфа:Башк.ун-т,1986,0,2ц.л.

26. 0 соотношений предмета и метода математики // Современная математика .-Методологические и мировоззренческие проблемы.4.2. Москва-Обнинск: АН СССР а др.; 1987, 0,3 п.л.

27. О глубине преобразований объекта // Проблемы интенсификации научно-технического творчества: Тез.докл. - Уфа: Уфим.авиац. ин-т, 1987, 0,2 п.л.

28. Математика как образец научности // Методологический анализ математических теорий. -M.i ДС филос.(методол.) оемин. при Преаид. АН СССР, 1987, 0,5 п.л.

29. Единство научного знания: Сущноотный аспект // Диалектический материализм и философские вопросы естествознания. - М,: ШИИ им.В.И.Ленина, 1987, 0,5 п.л. .. . -

30. Комплексный подход: (К анализу понятия) // Системность науки в научно-технический прогресс: Тез.доза. - Уфа: Башк.ун-т, 1988, 0,2 п.л.

31. Проблема закона общечеловеческой нравственности // Ученье В.И.Вернадского о ноосфере я глобальные проблемы оовременнос-тв: Тез.докл.Всесоюз.конф. 4.1. - Ы.: МФТИ, 1988, 0,2 п.л.