Автореферат диссертации по теме "Динамика внимания при кратковременном запоминании"

На правах рукописи

Шилко Роман Сергеевич

ДИНАМИКА ВНИМАНИЯ ПРИ КРАТКОВРЕМЕННОМ ЗАПОМИНАНИИ

Специальность 19.00.01 -Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2003

Работа выполнена на кафедре общей психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент Романов Валерий Яковлевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, ст. научн. сотр.

Любимов Владимир Вячеславович;

Ведущая организация - Институт психологии Российской Академии наук

Защита состоится 31 октября 2003 г. в И час. на заседании диссертационного совета Д 501.001.14 в МГУ им. М. В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория 310.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М. В. Ломоносова.

кандидат психологических наук, ст. научн. сотр. Назаров Анатолий Иосифович.

Ученый секретарь диссертационного совета канд. психол. наук_

М. Ш. Магомед-Эминов

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. На взаимодействие внимания и памяти человека указывали уже классики научной психологии (напр., Вундт, 1912; Эббингауз, 1912), но в особенности пристально его рассматривают в современной когнитивной психологии (напр., Норман, 1985; Baddeley, 1986; Cowan, 1988, 1995; Craik, 1999; Engle, 2002). Разработка методических средств на основе современных информационных технологий позволила существенно продвинуться в понимании механизмов как внимания, так и памяти (напр., Аткинсон, Шиффрин, 1980; Бэддели, 2001; Дормашев, Романов, 1995/1999; Наатанен, 1998; Cowan, 1993; McElree, 2001; Zacks, Hasher, 1994). При этом наиболее тесные связи внимания и памяти обнаруживаются при кратковременном запоминании. В теориях и моделях эти процессы тесно увязываются между собой, но их эмпирическое исследование проводится раздельно: результаты исследования внимания интерпретируются с помощью теоретических представлений о памяти и наоборот (Baddeley, 1996; Broadbent, 1958; Norman, 1968). Решение вопроса о взаимодействии внимания и памяти остается при этом на гипотетическом уровне. Использование известных методов не дает адекватных данных для проверки высказываемых предположений. В итоге тормозится развитие теорий как внимания, так и памяти. В связи с этим разработка специальных методических приемов экспериментального изучения взаимодействия памяти и внимания становится особенно острой.

Методолого-теоретической основой работы являются уровнево-деятельностный подход к исследованию психики и поведения человека и родственные ему положения современной когнитивной психологии.

Цель работы состояла в разработке и апробации новой методики исследования взаимодействия внимания и кратковременного запоминания.

Объектом исследования является объем памяти на стимулы задачи Струпа.

Предметом исследования было взаимодействие внимания и кратковременного запоминания в ситуации измерения объема памяти на стимулы задачи Струпа.

Общая гипотеза исследования состояла в том, что кратковременное запоминание различного рода материала задачи Струпа предъявляет различные требования к вниманию, что отражается на величине объема памяти.

Основные задачи работы:

1. Анализ задачи Струпа и задачи на объем памяти как методов исследования внимания и памяти.

2. Разработка методики изучения взаимодействия внимания и памяти, основанной на приеме совмещения в одном исследовании задачи на объем памяти и задачи Струпа.

3. Апробация методики, описание и анализ полученных результатов.

Надежность и достоверность полученных результатов и выводов обеспечиваются применением методов, адекватных предмету и задачам исследования, организацией экспериментов в соответствии со стандартами экспериментальной психологии, а также использованием при обработке результатов современных статистических методов, отвечающих специфике эмпирических данных.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые:

• предлагается классификация подходов к изучению взаимодействия внимания и памяти;

• создана и апробирована методика исследования взаимодействия внимания и памяти;

• обнаружены эффекты взаимодействия внимания и кратковременного запоминания: мнемический эффект Струпа (МЭС) и эффект мнемического улучшения (ЭМУ);

• проведено исследование зависимости МЭС и ЭМУ от внешних и внутренних условий выполнения мнемической задачи; выявлены и описаны стратегии внимания в условиях кратковременного запоминания; дано объяснение механизмов, лежащих в основе этих эффектов;

• модифицирован метод количественного анализа и представления результатов измерения эффекта Струпа, позволяющий адекватно и полно описывать МЭС и ЭМУ.

Практическая значимость исследования. Многие виды учебной и профессиональной деятельности предъявляют особые требования одновременно к вниманию и памяти че-

ловека. На основе предложенной методики могут быть созданы тесты измерения способности справляться с этими требованиями и соответствующие приемы тренировки и обучения. Результаты обзора литературы, разработанная методика и полученные экспериментальные данные используются в разделе «Память и внимание» курса общей психологии, а также в общепсихологическом практикуме и спецпрактикуме по общей психологии на факультете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова.

Теоретическая значимость исследования. Обнаруженные факты — мнемический эффект Струпа и эффект мнемического улучшения — могут быть использованы для уточнения и развития современных теорий познавательных процессов: рабочей памяти, ресурсных моделей внимания, а также взаимодействия внимания и памяти в системе переработки информации. Эти эффекты подтверждают эвристические возможности уровнево-деятельностного подхода и открывают возможность ассимилировать в его рамках ряд основных положений современной когнитивной психологии. Полученные данные могут способствовать развитию теоретических представлений о тесной связи между когнитивными процессами, мотивацией и личностью субъекта.

Положения, выносимые за защиту:

1. Предложена классификация теорий взаимодействия внимания и памяти на четыре подхода: структурный, активационный, дифференциально-ресурсный и уровнево-деятельностный.

2. Поставлена проблема исследования взаимодействия внимания и памяти и показана необходимость создания новых методов ее экспериментального решения.

3. Создана и апробирована методика изучения взаимодействия внимания и памяти, основанная на приеме совмещения задачи Струпа и задачи на объем памяти.

4. Взаимодействие внимания и кратковременного запоминания проявляется в виде мнемического эффекта Струпа (МЭС) и эффекта мнемического улучшения (ЭМУ).

5. Основным фактором, влияющим на величину МЭС и ЭМУ, является соотношение стратегий внимания и памяти.

Апробация результатов работы.

Материалы диссертации были представлены на Международных конференциях студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов-1999», «Ломоносов-2000», «Ломоносов-2001», на Первой Московской конференции студентов и аспирантов

«Психология на пороге XXI века: актуальные проблемы» (Москва, март 1999 г.), на Второй Московской конференции молодых ученых «Психология в XXI веке: методология, теория и практика» (Москва, март 2000 г.), на Конференции молодых ученых в рамках VIII Международной летней школы по когнитивной науке (София, июль 2001 г.), на Первых Общепсихологических чтениях (Москва, МГУ, июнь 2001 г.), на юбилейной научной конференции Института психологии РАН «Современная психология: состояние и перспективы» (Москва, ИП РАН, январь 2002 г.), на заседании кафедры общей психологии факультета психологии МГУ (18 июня 2003 г.). Результаты работы были также использованы в преподавании раздела «Память и внимание» курса общей психологии и в спецпрактикуме «Современные методики исследования внимания» на факультете психологии МГУ. Содержание работы отражено в 14 публикациях (из них 1 в печати).

Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и трех приложений. Основной текст диссертации изложен на 150 страницах. В диссертации содержится 7 рисунков и 3 таблицы. Список литературы включает 193 публикации, из них 137 на иностранных языках.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснована актуальность и новизна исследования, определены его основные цели и задачи, теоретическая и практическая значимость. Формулируются положения, выносимые на защиту, указывается апробация результатов работы.

Первая глава содержит аналитический обзор по проблеме взаимодействия внимания и памяти человека, В обзоре освещаются теоретические, методологические и методические аспекты этой проблемы. Излагаются принципы основных подходов к ее изучению, а также приводятся теоретические и методические сложности, возникающие в исследованиях. В обзоре проводится также анализ работ, посвященных использованию для изучения внимания и памяти задачи Струпа и задачи на объем памяти.

Проблема взаимодействия внимания и памяти человека исследуется с момента возникновения научной психологии, она ставится в исследованиях как памяти, так и внимания. В классической психологии сознания эти вопросы рассматривались как тесно связанные между собой (Вудвортс, 1950; Вундт, 1912; Эббингауз, 1912; ОЬеНу, 1928), что проявлялось, в частности при соотнесении понятий объема памяти и объема

внимания (Миллер, 1964; Rosen, Äng/e, 1997; Spitz, 1972). В современной когнитивной психологии эта проблема стала предметом специальных исследований. Можно выделить четыре следующих подхода к ее изучению.

Структурный подход рассматривает внимание как управляемый процесс переработки информации, осуществляемый в системе связанных между собой функциональных блоков памяти (Аткинсон, Шиффрин, 1980; Найссер, 2001; Норман, 1985; Broadbent, 1958; Craik, Lockhart, 1972; Neisser, 1967; Sperling, 1984). А. Баддели совместно с Г. Хитчем предложил модель рабочей памяти (РП) для обозначения системы кратковременного хранения и переработки информации, которая содержит несколько подсистем, различающихся по своим функциям: петля повторения, зрительно-пространственная матрица и центральный исполнитель (Baddeley, 1986, 1993, 1996, 1998; Hitch, 1980; Бэддели, 2001). Наиболее сложный и наименее изученный компонент рабочей памяти — центральный исполнитель — выполняет функцию управления вниманием (Baddeley, 1993, 2001). При этом А. Баддели опирается на модель внимания Д. Нормана и Т. Шаллиса (Norman, Shallice, 1986). Роль внимания в рабочей памяти изучается на материале ошибок выполнения действий, главной причиной которых считается ограниченность его ресурсов (Reason, 1984). Структурный подход в области исследований внимания был представлен прежде всего в моделях ранней и поздней селекции, в которых подчеркивалась тесная связь фильтра внимания с механизмами памяти (Broadbent, 1958; Norman, 1968; Норман, 1973).

Второй подход изучения взаимосвязи памяти и внимания — активационный. Кратковременная память (КП) здесь рассматривается как активированная часть долговременной памяти (ДП). При этом наиболее активированные содержания КП образуют область фокуса внимания (Cowan, 1988, 1995, 2001; McElree, 2001; Woodman, Vogel, Luck, 2001a, 2001b).

В рамках третьего — дифференциально-ресурсного — подхода мнемическая деятельность человека рассматривается как зависящая от особенностей внимания субъекта, понимаемого как ресурсы переработки информации. Считается, что объем РП зависит от различий в способности направлять ресурсы внимания на поддержание информации в активном, легко доступном состоянии (/ingle. Капе, Tuholski, 1999; Engle, 2002; Капе et al., 2001; Engle et al, 1995; Капе, Engle, 2000; Hasher, Zacks, 1979, 1984, 1988; Hartman, Hasher, 1991; Carlson, Hasher, Connelly, Zacks, 1995).

В рамках четвертого подхода — уровневого — память изучается с позиции теории уровней переработки информации как альтернативы структурному подходу (Craik,

Lockhart, 1972; Солсо, 1996; Зинченко, Величковский, Вучетич, 1980). Утверждается, что след памяти является побочным продуктом перцептивного анализа стимула, а его устойчивость напрямую зависит от глубины этого анализа. При этом подчеркивается, что именно процессы внимания во многом определяют глубину переработки стимула (Craik, 1999).

Исследования в рамках уровневого подхода во многом родственны исследованиям, выполненным в отечественной психологии, прежде всего связанным с деятель-ностным подходом к исследованию памяти (Зинченко, 1961; Зинченко, Величковский, Вучетич, 1980; Леонтьев, 2000; Смирнов, 1966) и уровнево-деятельностному подходу к исследованию внимания (Добрынин, 1938; Гальперин, 1958; Гиппенрейтер, 1983; Дормашев, Романов, 1995). Однако, в этих исследованиях взаимодействие памяти и внимания, как правило, не изучалось. Тем не менее, этот подход позволяет, на наш взгляд, ассимилировать основные достижения и, в конечном итоге, преодолеть ряд трудностей, с которыми сталкиваются другие вышеуказанные подходы.

Одной из таких трудностей является исследование стратегий переработки информации. Это связано с тем, что в когнитивной психологии акцент ставится на анализе объективных показателей, а субъективным данным не придается должного значения. В связи с этим продвижение в исследовании роли стратегий в механизмах внимания и памяти происходит крайне медленно. В то же время подчеркивается, что субъективные отчеты могут стать основным источником данных о качественной специфике этих механизмов (Anderson, 1980; Ericsson, Simon, 1980; Watkim, 1977).

В современной психологии мнемическая деятельность обсуждается в терминах стратегий. Стратегии, определяемые как нисходящая переработка, считаются важным фактором настройки системы переработки информации (Weichselgartner, Sperling, 1987; Posner, Snyder, 1975; Schneider, Shiffrin, 1977; Strayer, Kramer, 1994a; Норман, 1985). Обычно под стратегиями понимаются эффективные умственные действия или операции, которые могут помочь в успешном достижении желаемой цели (Singer, Dapeng, 1994). Применительно к изучению внимания и памяти стратегии определяются как сознательно контролируемые способы управления вниманием при восприятии информации из определенного сенсорного входа или при поступлении ее из памяти (Posner, Snyder, 1975).

При классификации стратегий их разделяют по целям, направленности и широте применения (Singer, Dapeng, 1994). Стратегии связаны прежде всего с такими индивидуальными особенностями испытуемых, как когнитивные стили, установки и мотивы.

Улучшение выполнения мнемических задач происходит благодаря применению стратегий перекодирования, проговаривания, повторения (Reisberg, Rappaport, О 'Shaughnessy, 1984; Sugden, 1980). Говоря о стратегиях внимания, выделяют их главную функцию — снижение помех со стороны нерелевантной информации (Posner, Snyder, 1975). Следует отметить, что взаимодействие памяти и внимания на уровне стратегий при этом также не рассматривается.

Другой проблемой является асимметричность влияния внимания на запоминание: на этапе запечатления и на этапе извлечения. По одним данным выполнение вторичной задачи как показателя внимания субъекта одинаково ухудшается на обоих этапах решения мнемической задачи (Craik, Govoni, Naveh-Benjamin, Anderson, 1996). По данным других исследований ухудшение происходит в разной степени (Капе, Engle, 2000; Fernandes, Moscovitch, 2000; Craik, Naveh-Benjamin, Ishaik, Anderson, 2000).

Следующая трудность возникает при анализе влияния ресурсов внимания на мнемическую деятельность: в одних исследованиях задача запоминания требует значительной затраты ресурсов, тогда как в других такого влияния не обнаруживается. Причина такого рассогласования данных состоит в отсутствии общепринятого, ясного и однозначного определения ресурсов и усилия внимания (Mitchell, Hunt, 1989).

Все эти трудности связаны, на наш взгляд, с тем, что изучение взаимодействия внимания и памяти проводится однонаправлено: с одной стороны, при изучении внимания принимаются существующие представления о механизмах памяти, с другой стороны, при изучении памяти происходит заимствование представлений из теорий внимания. Таким образом, память и внимание изучаются разными методами, основанными на использовании разных задач. Поэтому существующие методы не позволяют получить прямые данные о взаимодействии этих процессов. Мы считаем, что выходом из сложившейся ситуации может стать создание новых методов, в которых такое взаимодействие происходит при решении одной и той же задачи. Анализ литературных данных позволяет предположить, что такую задачу можно получить путем совмещения двух задач — задачи Струпа и задачи на объем памяти.

В словесно-цветовой задаче Струпа (Stroop, 1935) испытуемый должен называть цвет краски, которой напечатан бессмысленный набор букв или слово, в том числе обозначающее несоответствующий цвет. Основной факт, наблюдаемый при выполнении этого задания, состоит в том, что у всех испытуемых, хотя и в разной степени, закономерно замедляется называние цвета шрифта, которым напечатано несоответствующее слово-наименование цвета по сравнению с называнием цвета шрифта, которым напеча-

тан бессмысленный набор символов. Этот факт получил название эффекта Струпа. Кроме того, при решении данной задачи обнаруживается эффект улучшения — уменьшение времени называния цвета шрифта, которым напечатано совпадающее слово-наименование цвета, по сравнению с называнием цвета шрифта, которым напечатан бессмысленный набор символов (MacLeod, 1991а, 1991b).

Существуют многочисленные объяснения этих фактов: так, говорят о разнице в скоростях называния цветов и чтения слов-наименований цветов (Cattel/, 1886; Dver, 1973; Stroop, 1935), о противопоставлении автоматических и контролируемых процессов СHasher, Zacks, 1979; Logan, 1980; Posner, Snyder, 1975; Shiffrin, Schneider, 1977; Шиффман, 2003), о соотношение степени автоматизации процессов называния и чтения (Dulaney, Rogers, 1994; Dunbar, MacLeod, 1984; MacLeod, Dunbar, 1988; MacLeod, MacDonald, 2000), о ранней и поздней селекции (Treisman, Fearnley, 1969; Kahneman, Chajczyk, 1983), о параллельной переработке информации (Cohen, Dunbar, McClelland, 1

1990; Kanne, Balota, Spieler, Faust, 1998).

Разработано множество различных модификаций задачи Струпа с целью исследования восприятия, памяти, мышления, личности, изучения возрастных и межполовых различий, особенностей межполушарной асимметрии, межъязыковой интерференции (MacLeod, 1991а), индивидуальных особенностей интерференции (Зинченко, Киреева, 1986), когнитивных стилей (Корнилова и др., 1986; Холодная, 1986; Смирнов, 1986) и др. (MacLeod, 1992; Jensen, Rohwer, 1966).

Многие авторы подчеркивают особую ценность задачи Струпа для изучения внимания (Kahneman, Treisman, 1984), считают ее одним из основных методов и даже называют «золотым стандартом» исследования внимания (MacLeod, 1992). С этой целью предлагаются модификации задачи Струпа путем ее объединения с другими задачами: фланговой задачей (Morein-Zamir, Henik, Spitzer-Davidson, 2002), задачей зрительного поиска (Vivas, Fuentes, 2001) и др.

Широко известно, что процессы внимания играют большую роль в решении за- 1

дачи на объем памяти (Эббингауз, 1912; Watkins, 1977). Традиционно объем памяти измеряется путем предъявления испытуемому рядов элементов, длина которых постепенно возрастает до тех пор, пока испытуемый не допустит ошибку; за объем памяти принимается количество элементов в самом длинном ряде, воспроизведенном безошибочно (Kaplan, 1975). Одним из важнейших факторов, определяющих выполнение этого задания, является стратегия группировки элементов (Martine, Fernberger, 1929); если элементы ряда выступают для испытуемого без группировки, то величина ряда

отражает объем внимания (Oberly, 1928). Среди других важных факторов называются стратегии повторения и организации материала, ресурсы внимания, интерференция материала, скорость поиска и модальность ответа (Dempster, 1981; McLean, Gregg, 1967; Аткинсон, Шиффрин, 1980).

Что касается механизмов, работа которых отражается в объеме памяти, то они относятся не только к КП, но и к ДП, и это создает дополнительные трудности в объяснении этого операциональным образом определяемого показателя {Hitch, 1980; Kaplan, 1975; Watkms, 1977; Юшцки, 1978).

В последние годы широко исследуется объем рабочей памяти путем использования заданий, в которых требуется одновременно удерживать одну информацию и перерабатывать другую (Cantor, Engle, 1993; Daneman, Carpenter, 1980). При этом считается, что величина объема рабочей памяти является чувствительным показателем про-

> активной интерференции (Lustig, Hasher, 2002), а также ресурсов внимания {Martein,

Kemps, Vandierendonck, 1999).

Литературный обзор показал, что задача Струпа предъявляет особые требования к вниманию, тогда как память играет вторичную роль. В задаче на объем памяти, напротив, на первый план выходят мнемические процессы, тогда как внимание занимает подчиненное положение. Мы предположили, что усиление роли внимания в этой задаче путем использования материала словесно-цветовой задачи Струпа, позволит выявить взаимодействие этих процессов наиболее выпуклым образом.

Для проверки этого предположения необходимо разработать специальную методику измерения объема памяти на стимульный материал задачи Струпа.

Вторая глава посвящена созданию методики исследования взаимодействия внимания и кратковременного запоминания, позволяющей изучать процессы внимания и памяти при решении одной и той же задачи. С этой целью нами был впервые исполь-

^ зован специальный методический прием, который заключался в измерении объема

кратковременного запоминания на стимульный материал задачи Струпа: слова, обозначающие цвета, напечатанные цветным шрифтом.

1 Наша гипотеза состояла в том, что объем кратковременного запоминания цветов

элементов ряда в условии, в котором наименования цветов и красок шрифта не соответствуют друг другу, будет меньше по сравнению с условием, когда краски шрифта и наименования цветов совпадают. При этом данная разница будет отражать взаимодействие процессов внимания и памяти.

Для проверки данной гипотезы было проведено экспериментальное исследование, в котором измерялся объем памяти на цвета последовательного ряда элементов в трех условиях, отличающихся характером предъявляемого материала. Испытуемый должен был запомнить и немедленно воспроизвести цвета всех элементов ряда в порядке их предъявления, нажимая на соответствующие клавиши. Акцент в инструкции делался на том, чтобы испытуемый старался запомнить как можно больше элементов во всех пробах опыта. Если все элементы воспроизводились правильно и в порядке их предъявления, то в следующей пробе длина ряда увеличивалась на один элемент; если же допускалась какая-либо ошибка (пропуск, перестановка или добавление), то длина следующего ряда уменьшалась на один элемент.

Предъявление и воспроизведение элементов одного ряда составляли одну пробу. В одном и том же месте экрана последовательно предъявлялись элементы запоминаемого ряда, по окончании которого подавался звуковой сигнал. Испытуемый воспроизводил последовательность цветов шрифта предъявленных элементов.

В первом условии — совпадения — запоминаемый ряд состоял из слов КРАСНЫЙ, СИНИЙ, ЗЕЛЕНЫЙ, цвет шрифта которых совпадал с их значением (например, слово СИНИИ изображалось синим шрифтом). Во втором условии — нейтральном ■— ряд состоял из наборов ХХХХХХ, шрифт которых был либо красного, либо синего, либо зеленого цвета. В третьем условии — конфликтном — запоминаемый ряд состоял из слов КРАСНЫЙ, СИНИЙ, ЗЕЛЕНЫЙ, цвет шрифта которых отличался от цвета, обозначаемого словом: КРАСНЫЙ изображалось синим или зеленым шрифтом, СИНИЙ — зеленым или красным, а ЗЕЛЕНЫЙ — красным или синим. Время предъявления каждого элемента составляло 300 мс. В периоды между элементами в течение 100 мс на их месте предъявлялась маска. Исключалось предъявление дважды подряд элементов с одинаковым цветом шрифта.

С каждым испытуемым проводился один экспериментальный сеанс, состоящий из шести серий. Серию составляла последовательность из 30 проб, соответствующих одному экспериментальному условию. В первой пробе каждой серии предъявлялось 3 элемента.

По окончании каждого сеанса для получения субъективного отчета с испытуемым проводилась беседа. При этом нас интересовали: а) приемы и способы выполнения задания; б) эмоциональное отношение к материалу и функциональное состояние испытуемого до и после эксперимента; в) оценка своей деятельности в различных экспериментальных условиях; г) переживание усилия, вкладываемого в задачу.

В эксперименте 1 приняли участие 18 испытуемых.

Средние значения объема памяти по всей группе испытуемых составили: для условия конфликта — 4,06, для нейтрального условия — 5,26 и для условия совпадения

— 6,21 элементов. Следовательно, объем памяти на цвета элементов предъявленного ряда в условии конфликта оказался меньше, чем в нейтральном условии, а последний

— меньше, чем объем в условии совпадения. Эта тенденция прослеживается и в индивидуальных показателях.

Таким образом, объем памяти на цвета элементов ряда, в котором наименования цветов и цвета шрифта не соответствуют друг другу, оказался меньше, чем при условии, когда цвета шрифта и наименования цветов совпадают. У всех испытуемых объем памяти в условии конфликта меньше, чем в условии совпадения, хотя и в разной степени. У некоторых эта разница очень велика, тогда как у других она незначительна. В среднем по всей группе испытуемых эта разница составила 2,15 элемента: объем памяти в условии конфликта меньше, чем в условии совпадения, приблизительно в 1,5 раза, т. е. понизился на 50%. Этот статистически значимый результат «складывается» из двух статистически достоверных эффектов: уменьшения (в условии конфликта) и увеличения (в условии совпадения) продуктивности кратковременного запоминания по сравнению с нейтральным условием. При этом уменьшение составляет 23%, а увеличение— 18%.

Как показали результаты однофакторного дисперсионного анализа данных с повторными измерениями, общее влияние фактора соотношения значения и цвета элементов (несоответствия в условии конфликта, отсутствия в нейтральном условии и соответствия в условии совпадения) па разницу в величинах объема памяти оказалось статистически значимым, причем на весьма высоком уровне. Эффект конфликта или интерференция, т. е. разница величин объема в нейтральном и конфликтном условиях оказался больше, чем эффект совпадения, т. е. разница величин объема в совпадающем и нейтральном условиях.

В связи с новизной полученных данных был проведен более детальный их анализ с помощью метода оценки величины интерференции, недавно предложенного Э. Капитани и сотр. (СарИат с'< а!., 1999). Согласно этому методу, результаты выполнения задачи Струпа каждым испытуемым можно представить точкой на координатной плоскости, где по оси абсцисс откладываются результаты выполнения одной задачи, а

по оси ординат — другой. Индивидуальные данные наших испытуемых, обработанные на основе этого метода, представлены на рис, 1.

Рис. 1. Соотношение объемов памяти в конфликтном и совпадающем условиях с объемом памяти в

нейтральном условии

Соответствие линий регрессии объемам памяти в разных условиях' А —А — конфликтное условие; ■—■ — совпадающее условие

По оси абсцисс отложена величина объема памяти в нейтральном условии, а по оси ординат — величины объема памяти в условиях конфликта и совпадения. Отношение объема памяти в конфликтном условии к объему памяти в нейтральном условии для каждого испытуемого обозначено треугольником, а отношение объема памяти в условии совпадения к объему памяти в нейтральном условии — квадратом.

Из рис. 1 отчетливо видны различия объемов памяти в совпадающем и конфликтном условиях у каждого испытуемого; кроме того, можно сравнивать эти различия у разных испытуемых. О наличии, величине и знаке влияния конфликтного и совпадающего условий на объем памяти по сравнению с нейтральным условием мы можем судить по расположению соответствующих точек относительно диагонали поля графика, показанной на рис. 1 пунктиром. Например, видно, что у исп. Р. И. соответствующий показатель (обозначенный квадратом) расположен чуть выше пунктирной линии. Это означает, что у данного испытуемого в условии совпадения объем памяти примерно равен объему памяти в нейтральном условии. Следовательно, влияние уело-

вия совпадения на объем памяти в данном случае практически отсутствовало. Если же обратиться ко второму показателю того же испытуемого (обозначенному треугольником), то видно, что он лежит значительно ниже пунктирной линии — это значит, что объем памяти в конфликтном условии существенно меньше, чем в нейтральном. Следовательно, для конфликтного условия можно с уверенностью говорить не только о наличии влияния этого условия, но и о его значительной величине и отрицательном знаке. Как видно из рис. 1, у исп. Ш. О. наблюдается обратная картина результатов: влияние условия совпадения оказалось у него существенным и положительным, а влияние конфликтного условия — незначительным.

Сплошными линиями показаны две линии регрессии, отражающие в обобщенной по группе испытуемых форме соотношение объемов памяти в конфликтном и нейтральном (нижняя линия), совпадающем и нейтральном (верхняя линия) условиях. Если бы объемы памяти не зависели от экспериментальных условий, то получилась бы одна линия регрессии, совпадающая с диагональю (пунктирная линия) поля графика. Но у нас получились две линии регрессии, не совпадающие с диагональю. Следовательно, объем памяти зависит от соответствующих условий. При условии совпадения наблюдается увеличение объема памяти по сравнению с нейтральным условием: линия регрессии проходит выше диагонали. При конфликтном условии объем памяти меньше, чем при нейтральном: линия регрессии проходит ниже диагонали. Заметим, что верхняя линия регрессии практически параллельна диагонали, а нижняя пересекает ее под углом. Это значит, что чем больше объем памяти при нейтральном условии, тем больше влияние конфликтного условия, тогда как для совпадающего условия эта тенденция не обнаруживается. Иначе говоря, с увеличением объема памяти при нейтральном условии увеличивается объем памяти при условии как совпадения, так и конфликта, но динамика этого увеличения разная. Углы наклона линий регрессии (у?) являются обще-групиовой мерой влияния условий на объем памяти.

В субъективных отчетах испытуемые отмечали, что в нейтральном условии предъявлялись ряды бессмысленных наборов символов. В условиях же совпадения и конфликта они всегда опознавали слова-наименования цветов, соответствующие и несоответствующие цвету шрифта. У многих испытуемых, особенно в первых пробах, несовпадение значения слова и цвета его шрифта вызывало удивление и раздражение.

На основе анализа субъективных отчетов были выделены четыре вида стратегий, используемых испытуемыми: (1) повторение элементов про себя\ (2) проговорившие

элементов про себя; (3) группировка элементов (4) моторная активность (преднамеренное использование расфокусировки взора, прищуривания глаз, рисования).

Анализ полученных нами результатов мы проведем прежде всего в сравнении с данными классического исследования Струпа, в котором было обнаружено уменьшение скорости чтения списков слов-наименований цветов по сравнению с называнием цветов квадратов на 74% (Stroop, 1935). Этот интерференционный эффект был назван эффектом Струпа и затем в различной степени воспроизводился в многочисленных модификациях этой задачи (см. обзоры: Jensen, Rowher, 1966; MacLeod, 1991). Эффект увеличения скорости называния цвета слов-наименований цветов в условии совпадения впервые был описан в 1966 г. Е. К. Делримпл-Элфорд и Б. Бьюдейром и получил название эффекта улучшения (по: MacLeod, 1991). Величина этого эффекта определяется как разница средних показателей времени называния цвета стимула между совпадающим и нейтральным условиями. По данным различных исследований она составляет от 0% до 17% (MacLeod, 1991; MacLeod, 1998).

В нашем исследовании обнаружена разница объемов кратковременного запоминания в нейтральном и конфликтном условиях. Если ее рассматривать как результат интерференции, то можно сказать, что мы получили эффект Струпа при решении мне-мической задачи. Поскольку в литературе такой результат не описан, то мы назвали этот результат мнемическим эффектом Струпа (МЭС). Мнемический эффект Струпа представляет собой уменьшение продуктивности кратковременного запоминания последовательности цветов шрифта слов-наименований цветов в условии их (т. е. цветов и слов) несоответствия по сравнению с кратковременным запоминанием последовательности цветов наборов бессмысленных символов. Другой полученный нами факт — улучшение кратковременного запоминания последовательности цветов слов-наименований цветов в условии их (т. е. цветов и слов) соответствия по сравнению с кратковременным запоминанием последовательности цветов наборов бессмысленных символов — мы назвали эффектом мнемического улучшения (ЭМУ).

Использование различных стратегий говорит о высокой и разнообразной активности испытуемых, что можно объяснить, с одной стороны, спецификой задания, а с другой — теми психологическими механизмами, которые лежат в основе его выполнения. Обсудим эту специфику подробнее. Обычно в исследованиях задачи Струпа в качестве показателей продуктивности используют время выполнения задания и число ошибок. При этом акцент в инструкции испытуемому делается на точность (см., напр., Treisman, Fearnley, 1969; lacks, Hasher, Sanft, Rose, 1983; Capitani et al., 1999). Так,

Д. Р. Струп за ошибки испытуемого прибавлял дополнительное время (Stroop, 1935). В нашем же исследовании остается только один показатель продуктивности — точность, а время предъявления стимуляции остается постоянным: мы регистрируем правильность ответов и в зависимости от этого варьируем количество элементов, предъявляемых в каждой пробе. Если испытуемый ошибается, то число элементов уменьшается на один элемент, если же он отвечает правильно, то увеличивается на один элемент. Такой методический прием позволяет исследовать работу испытуемого на пределе его возможностей и, одновременно, дает ему обратную связь относительно успехов и неудач.

Этим можно объяснить то, что при решении данной задачи все испытуемые прибегали к той или иной стратегии. В целом, все стратегии можно разделить на два класса: мнемические и моторные. К мнемическим стратегиям можно отнести прогова-ривание, повторение и группировку. Эти стратегии считаются типичными, они давно и подробно изучаются и обсуждаются в исследованиях памяти вообще и объема кратковременного запоминания в частности (напр., Аткынсон, Шиффрии, 1980; Клацки, 1978; Aaronson, 1974; Dempster, 1981; Reitman, 1970). Обычно их связывают с разными этапами выполнения мнемической задачи: кодированием, хранением и извлечением информации. Можно предположить, что в нашем случае проговаривание относится к кодированию, повторение — к хранению, а группировка — как к кодированию, так и к извлечению.

Относительно моторных стратегий можно сказать, что их появление связано с особым видом материала, используемого в настоящем исследовании. Наши испытуемые должны были запоминать цвета слов-элементов, отвлекаясь от их значений. Активное, преднамеренное отвлечение возникало как следствие осознания конфликта между цветами слов и их значениями. Как указывалось выше, все испытуемые осознавали этот конфликт и довольно остро его переживали. Примечательно, что эта актив. ность была моторной и относилась как к фазе кодирования, так и к фазе извлечения.

Стратегии такого отвлечения мы можем назвать стратегиями внимания или концентрации. Ранее было показано, что для борьбы с отвлечениями испытуемые вкладывают в I работу дополнительную мускульную энергию, что проявляется в сильных движениях

рук, удерживании направления взора, громкой речи, принятии позы сосредоточенности, и совершают оборонительные движения, такие как встряхивание головой, закрывание глаз или прикрывание их руками, движения плечами и др. {Weber, 1929 или Вудвортс, 1950, с. 311-315).

С целью обсуждения возможных связей вышеописанных стратегий с обнаруженными эффектами были рассмотрены данные двух испытуемых, типичные для всех испытуемых в смысле использования стратегий, хотя и резко отличающиеся по количественным показателям эффектов: у исп. Р. И. обнаружен сильный МЭС при сравнительно небольшом ЭМУ, а у исп. Ш. О. — наоборот, сильный ЭМУ при слабом МЭС (см. рис. 1).

Как следует из субъективных отчетов, столкнувшись с трудностями выполнения задания в конфликтном условии, исп. Р. И. пытался преодолеть их, прикладывая максимальное усилие, а исп. Ш. О. использовал привычные стратегии запоминания, игнорируя специфику материала в данном условии. Известно, что применение стратегий на начальных этапах, как правило, не улучшает, а даже затрудняет деятельность запоминания, то есть требует дополнительного усилия (напр., Griffith, 1976). В связи с этим возникают вопрос: почему исп. Р. И. прикладывал это усилие, а исп. Ш. О. — нет? Возможно, это связано с различной мотивацией или особенностями личности этих испытуемых. Известно, что некоторые модификации задачи Струпа широко используются в исследованиях личности, в частности, при изучении эмоционально-мотивацион-ной сферы, и в первую очередь таких ее расстройств, как общая тревожность, страх, депрессия и др. (см. обзор: Williams, Mathews, MacLeod, 1996). В нашем случае, как показывает наблюдение и разница в показателях продуктивности этих испытуемых, можно считать, что исп. Р. И. работал увлеченно, а исп. Ш. О. — «с прохладцей». То есть попытки изменения способов выполнения задачи определяются желанием улучшить результаты или мотивацией. Не исключено, что если бы мы предоставили исп. Р. И. возможность более длительного упражнения, контролируемые процессы отвлечения, которые он использовал, автоматизировались, что привело бы, как следствие, к уменьшению МЭС. Действительно, к концу второй конфликтной серии объем памяти этого испытуемого вышел на устойчивый уровень. Возможно, в случае продолжения опыта объем памяти даже повысился бы. В таком случае наше исходное предположение о том, что в этих условиях испытуемые будут использовать мнемические стратегии, управляющие процессами произвольного внимания, получило бы явное подтверждение.

Итак, наблюдаемые различия в величине МЭС испытуемых обусловлены различными стратегиями, которые они применяют. Исп. Ш. О. полагается на проговаривание и группировку и, как следствие, у него получился высокий показатель ЭМУ и низкий

показатель МЭС. В отличие от него, исп. Р. И. использует специальную стратегию отвлечения, направленную на уменьшение интерференции. В итоге при низком показателе ЭМУ у него получился высокий показатель МЭС.

Объяснение полученных фактов требует обсуждения возможной роли процессов внимания, участвующих в решении этой задачи. Большинство авторов, анализируя психологические механизмы решения различных вариантов задачи Струпа, говорят о взаимодействии процессов внимания с процессами восприятия {Dyer, 1973; Lowe, Mitterer, 1982; Stirling, 1979). При этом практически никогда не учитывается загрузка кратковременной памяти, вероятно, потому что она считается незначительной. Особенность нашей методики состоит в том, что испытуемый в каждой пробе должен работать на пределе возможностей его кратковременной памяти, т. е. при максимальной ее за' грузке. В свете представлений о внимании как ограниченных ресурсах умственного Ii усилия (напр., Kahneman, 1973), можно сказать, что контролируемые процессы запоминания и отвлечения предъявляют к усилию высокие требования. Возможно, что реализация привычной мнемической стратегии требует меньше ресурсов, чем это требуется при специальной стратегии отвлечения. Так, исп. Р. И. расходовал на отвлечение значительную часть ограниченных ресурсов, отбирая их от процессов мнемических стратегий, и поэтому объем его памяти в конфликтном условии оказался значительно меньше, чем у исп. Ш. О. Уменьшение объема памяти в конфликтном условии, т. е. МЭС, можно объяснить расходом ресурсов умственного усилия на процессы сознательной селекции, направленной на торможение восприятия нерелевантного свойства элементов (или соответствующего этому свойству ответа) (Broadbenl, 1958; Norman, 1968; Treisman, 1960). Распределение единого, ограниченного ресурса усилия между собственно мнемической деятельностью и процессом отвлечения от нерелевантной информации приводит к МЭС. Иначе говоря, в результате оттока усилия на отвлечение остается меньше ресурсов для запоминания, и потому объем памяти снижается. Можно ' сказать, что в нашей ситуации в одном задании испытуемому приходится решать две

задачи одновременно, и по продуктивности одной из них (запоминание цветов) можно i судить о выполнении другой (отвлечение от нерелевантной информации), т. е. по вели-

чине объема памяти — судить о динамике внимания.

Увеличение объема памяти, обнаруженное нами в условии совпадения, т. е. ЭМУ, можно рассматривать как результат автоматической селекции, обеспечивающей беспрепятственный проход как физической, отбираемой по пространственному признаку, так и семантической информации. По-видимому, для запоминания последова-

тельности цветов, совпадающих со значением слов, достаточно простой предварительной настройки фильтра внимания. Поскольку автоматическая селекция не требует усилия, то в кон гролируемые процессы запоминания вкладывается больше его ресурсов, и как следствие, объем памяти увеличивается.

Снижение объема памяти в нейтральном условии по сравнению с совпадающим может быть связано с трудностями перекодирования цвета материала в словесную, удобную для повторения форму. Определение цвета при каждом появлении такого элемента сопровождается его проговариванием, которое требует дополнительного усилия и, кроме того, вызывает интерференцию с повторяемыми названиями предыдущих элементов. В пользу этого говорят как литературные данные (Dempster, 1981; Jensen, Rowher, 1966; Клацки, 1978), так и субъективные отчеты наших испытуемых. Еще Д. М. Каттелл установил, что называние вслух зрительно предъявляемого цвета требует больше времени, чем прочтение его наименования (Cattell, 1886). Д. Р. Струп связывал j

эту задержку с большей автоматизацией навыка чтения по сравнению с называнием цвета (Stroop, 1935). С позиции современных теорий внимания это означает, что чем больше автоматизация, тем меньше требуется усилия внимания (Shiffrin, Schneider, 1977; MacLeod, 1998; MacLeod, Dunbar, 1988; Mathews, Williams, MacLeod, 1996; Норман, 1985). Наши испытуемые нередко говорили о том, что в нейтральном условии им труднее запоминать, чем в условии совпадения. Возможно, что количество усилия, необходимого в нейтральном условии, меньше, чем в конфликтном условии, а в условии совпадения оно не требуется вообще. Как следствие, объем памяти в нейтральном условии оказывается больше, чем в условии конфликта, и меньше, чем в условии совпадения.

С позиций уровнево-деятельностного подхода можно предположить, что в ситуации осознаваемого конфликта между цветом шрифта и значением слова операции внимания переходят на уровень действий. В результате испытуемый пытается использовать специальные стратегии внимания, направленные на отвлечение от нерелевант- ^ ной информации. Это приводит к увеличению объема памяти и, как следствие, уменьшению МЭС. В тех случаях, когда стратегии внимания не используются, т. е. когда « внимание остается на уровне операций, неадекватных данным условиям, объем памяти уменьшается, что приводит к увеличению МЭС. Само использование или неиспользование специальных стратегий внимания определяется мотивацией испытуемых и, следовательно, процессами, происходящими на уровне деятельности. Можно предполо-

жить, что показатель МЭС отражает динамику процессов межуровневого взаимодействия памяти и внимания.

Третья глава посвящена исследованию зависимости мнемического эффекта Струпа (МЭС) и эффекта мнемического улучшения (ЭМУ) от скорости предъявления элементов запоминаемого ряда. В целом исследование было направлено на то, чтобы проверить наши предположения о механизмах обнаруженных эффектов. Главное предположение заключалось в том, что МЭС и ЭМУ могут быть показателями взаимодействия процессов внимания и памяти.

О влиянии скорости предъявления элементов запоминаемого ряда на показатели объема памяти известно достаточно давно (напр., Зинченко, Величковский, Вучетич, 1980). В современной когнитивной психологии скорость предъявления считается одним из важнейших факторов, предъявляющих требования к ограниченным ресурсам системы переработки информации, т. е. к вниманию (Broadbent, 1958; Kahneman, 1973); связь эффективности работы этой системы со скоростью поступления информации описывают как компромисс между скоростью и точностью выполнения задания (speed-accuracy tradeoff) (McElree, 2001; McElree, Dosher, 1993). Иначе говоря, между продуктивностью и скоростью выполнения задачи наблюдается обратная зависимость: чем больше скорость, тем меньше продуктивность, и наоборот. Большинство авторов объясняют эту зависимость ограничениями, накладываемыми на ресурсы внимания (напр., Dosher, Sperling, 1998). Мы предположили, что в нашем случае, поскольку требования к вниманию в конфликтном условии больше, чем в совпадающем, объем памяти в этом условии уменьшится при увеличении скорости предъявления в большей степени, чем в совпадающем. В нейтральном условии требования к ресурсам внимания, по-видимому, меньше, чем в конфликтном условии, но больше, чем в совпадающем. Как следствие, в этом условии при увеличении скорости предъявления стимуляции можно ожидать уменьшение объема памяти по своей степени меньшее, чем в конфликтном условии, но большее, чем в совпадающем условии. В соответствии с этими предположениями была сформулирована гипотеза экспериментального исследования: с увеличением скорости предъявления элементов запоминаемого ряда значения МЭС и ЭМУ будут увеличиваться; но это увеличение произойдет в разной степени: для МЭС в большей, чем для ЭМУ.

Методика состояла в измерении объема памяти на цвета элементов ряда в девяти экспериментальных условиях, отличающихся характером предъявляемого материала и скоростью предъявления. То есть эксперимент являлся двухфакторным: первым факто-

ром был характер предъявляемого материала, а вторым — скорость предъявления. Испытуемый должен был запомнить и немедленно воспроизвести цвета всех элементов ряда в порядке их предъявления. В условии совпадения запоминаемый ряд состоял из слов КРАСНЫЙ, СИНИЙ, ЗЕЛЕНЫЙ, ЖЕЛТЫЙ, БЕЛЫЙ, цвет шрифта которых совпадал с их значением (напр., слово СИНИЙ изображалось синим шрифтом). В нейтральном условии ряд состоял из наборов ХХХХХХ, шрифт которых был одного из цветов: красного, синего, зеленого, желтого, белого. В условии конфликта запоминаемый ряд состоял из слов КРАСНЫЙ, СИНИЙ, ЗЕЛЕНЫЙ, ЖЕЛТЫЙ, БЕЛЫЙ, цвет шрифта которых отличался от цвета, обозначаемого словом. Слова и наборы из шести Х-симво-лов предъявлялись на однородном фоне черного цвета. Время предъявления каждого элемента в пределах одной серии было постоянным и составляло 200 мс, 300 мс или 400 мс. В периоды между элементами (эл.) в течение 100 мс вместо элементов предъявлялась маска в виде сетки. Таким образом, в разных сериях ряды предъявлялись с одной из скоростей: З'/з эл./с, 2,5 эл./с, 2 эл./с.

Акцент в инструкции делался на том, чтобы испытуемый старался запоминать как можно больше элементов во всех пробах опыта. Каждую пробу испытуемый начинал самостоятельно. В центре экрана последовательно предъявлялись элементы запоминаемого ряда, по окончании которого испытуемый воспроизводил последовательность цветов шрифта предъявленных элементов, называя ее вслух. Следующую пробу испытуемый начинал самостоятельно, когда был готов, нажатием на клавишу. Последовательность из 20 проб, соответствующих одному экспериментальному условию, составляла серию. В первой пробе серии предъявлялось 3 элемента.

Как и в эксперименте 1 (см. главу 2), по окончании каждого опыта с испытуемым проводилась беседа с целью получения субъективного отчета. В эксперименте 2 приняли участие 30 человек.

Как показали результаты, среднее значение объема памяти по параметру скорости для группы испытуемых в нейтральном условии (4,8 эл.) оказалось больше, чем в конфликтном условии (4,2 эл.), но меньше, чем в совпадающем (5,2 эл.). Эти различия являются статистически значимыми. Такая же тенденция соотношения средних значений объема памяти в указанных условиях наблюдается и на уровне индивидуальных данных. Так, среднее значение объема памяти в нейтральном условии превышает аналогичный показатель в конфликтном условии у 27 испытуемых; среднее значение объема памяти в совпадающем условии больше, чем в нейтральном условии, у 24 испытуемых. У всех 30 испытуемых наблюдалось превышения среднего значения объема

памяти в совпадающем условии над соответствующим значением в конфликтном условии.

При увеличении скорости предъявления с 2 эл./с до 2,5 эл./с и далее до 3'/3 эл./с происходит уменьшение среднего значения объема памяти с 5,1 эл. до 4,8 эл. и далее до 4,3 эл. соответственно. Эти различия также статистически значимы. Такая же тенденция соотношения значений объема памяти в указанных условиях наблюдается и на уровне индивидуальных данных. Так, значение объема памяти при скорости 2,5 эл./с превышает аналогичный показатель при скорости З'/з эл./с у 27 испытуемых; значение объема памяти при скорости 2 эл./с больше, чем при скорости 2,5 эл./с, у 20 испытуемых. У 27 испытуемых наблюдалось превышения значения объема памяти при скорости 2 эл./с над соответствующим значением при скорости З'/з эл./с.

При увеличении скорости предъявления с 2 эл./с через 2,5 эл./с до 3'/3 эл./с происходит уменьшение значений объема памяти во всех условиях — конфликтном, нейтральном и совпадающем, хотя и в различной степени. В совпадающем условии это уменьшение мало выражено и статистически незначимо — значения объема памяти при указанных показателях скорости соответственно равны 5,3 эл., 5,2 эл. и 5,1 эл.

В нейтральном условии при увеличении скорости с 2 эл./с до 2,5 эл./с значение объема памяти (5,1 эл.) не изменяется, однако при увеличении до З'/з эл./с наблюдается его резкое уменьшение (до 4,2 эл.).

В конфликтном условии при увеличении скорости предъявления происходит статистически значимое уменьшение величины объема памяти — при показателях скорости 2 эл./с, 2,5 эл./с и 3'/3 эл./с значения объема соответственно равны 4,8 эл., 4,2 эл. и 3,7 эл. Таким образом, между фактором характера материала и фактором скорости предъявления наблюдается следующее взаимодействие: при скорости предъявления З'/з эл./с наблюдается значимая разница в оценках объема памяти в конфликтном, нейтральном и совпадающем условиях. При скорости предъявления 2 эл./с разница объемов памяти в этих же условиях значительно уменьшается. При скорости предъявления 2,5 эл./с наблюдается статистически значимая разница в значениях объема памяти между конфликтным и нейтральным условиями, а разница соответствующих показателей между нейтральным и совпадающим условиями не является статистически значимой. Таким образом, фактор характера материала действует по-разному на разных уровнях фактора скорости предъявления. Это означает, что при изменении скорости объем памяти в разных условиях меняется по-разному, а именно: при изменении скорости про-

исходит изменение МЭС и ЭМУ. Иллюстрация этого факта приведена на рис. 2, на котором представлена зависимость МЭС и ЭМУ от скорости предъявления элементов.

Скорость предъявления, т/с

Рис. 2. Величина МЭС и ЭМУ при разной скорости предъявления (линиями указано стандартное отклонение)

По оси абсцисс отложена скорость предъявления элементов. По оси ординат — величина эффектов МЭС (заштрихованные столбики) и ЭМУ (серые столбики). Как видно из рис. 2, при уменьшении скорости с 2,5 эл./с до 2 эл./с МЭС уменьшается (на 62%), при увеличении скорости с 2,5 эл./с до З'/з эл./с он также уменьшается (на 43%). ЭМУ, напротив, увеличивается как при уменьшении скорости с 2,5 эл./с до 2 эл./с (на 82%), так и при ее увеличении с 2,5 эл /с до З'Л э?./с (почти в семь раз).

Таким образом, мы получили подтверждение существования МЭС и ЭМУ — I1

эффектов, обнаруженных в эксперименте 1. Вместе с тем следует отметить, что при скорости 2,5 эл./с ЭМУ практически не был обнаружен. При изменении скорости в

предъявления как в сторону увеличения, так и уменьшения, МЭС уменьшается, а ЭМУ увеличивается. Иначе говоря, эффекты ведут себя совершенно по-разному. Анализ изменения объема памяти по трем условиям показывает, что причина этой динамики состоит в неравномерном изменении объема памяти при нейтральном условии. На скорости 2 эл./с и 2,5 эл./с он остается на одном уровне, а на скорости З'/з эл./с — резко па-

дает. Это, по-видимому, связано с тем, что на более высокой скорости возможность использования мнемических стратегий (например, повторения) резко затрудняется. При совпадающем условии испытуемые используют стратегию прочитывания слова-наименования цвета, которая требует мало времени, и поэтому объем памяти сохраняется примерно на одном и том же уровне. В конфликтном условии объем памяти значительно и равномерно уменьшается: испытуемые в этом условии вынуждены применять стратегии внимания (отвлечения от нерелевантной информации).

Как показал анализ результатов эксперимента 1, испытуемые используют различные стратегии, что оказывает существенное влияние на МЭС и ЭМУ. Известно, что выбор и реализация стратегии во многом определяются мотивацией испытуемого (гSinger, Dapeng, 1994). Нами были проведены дополнительные эксперименты, специально направленные на изучение роли стратегий и мотивации испытуемых (экспери-> менты 2Б и 2В). Для участия в них были отобраны испытуемые эксперимента 2, у кото-

рых был сильно выраженный ЭМУ при слабо выраженном МЭС и наоборот. Был использован прием навязывания стратегий отвлечения от нерелевантной информации в конфликтном условии и стратегии прочтения в совпадающем условии.

Оказалось, что в совпадающем условии при использовании стратегии чтения объем памяти увеличивается, а когда испытуемых просили не читать слова — он уменьшается. При этом некоторые испытуемые отмечают необходимость произвольно отвлекаться от значения слова. В конфликтном условии при использовании стратегии отвлечения объем памяти также увеличивается. При этом эффективной стратегией оказалась мануально-моторная. С целью изучения влияния мотивации испытуемых была использована платежная матрица. При увеличении заинтересованности испытуемого и, как следствие, использования им определенных стратегий, объем памяти значительно возрастает.

I Таким образом, если учитывать оценки объема памяти этих испытуемых в нейт-

' ральном условии (эксперимент 2), то можно сказать, что ЭМУ в результате намерен-

ного использования стратегии чтения увеличивается, что подтверждает высказанные к при обсуждении эксперимента 1 предположения. Что касается МЭС, то можно сказать,

что намеренное использование эффективной стратегии отвлечения приводит к уменьшению МЭС. Таким образом, величина МЭС и ЭМУ определяется стратегиями, используемыми испытуемыми в конфликтном и совпадающем условиях, и в особенности соотношением используемых ими стратегий внимания и памяти.

Выводы.

1. Проблема взаимодействия внимания и памяти человека была предметом исследования еще в классической психологии, интенсивно она изучается в современной когнитивной психологии; вместе с тем остается еще множество связанных с ней вопросов, таких как разграничение понятий «объем внимания» и «объем памяти», выявление специфики понятия «интерференция» в отношении его использования для описания механизмов внимания и памяти.

2. Как в отечественной, так и в зарубежной психологии можно отметить следующую тенденцию: переход к рассмотрению кратковременных мнемпческих процессов в их связи с выполняемой человеком деятельностью. В отечественной психолоши эта тенденция представлена исследованиями оперативной памяти, а в зарубежной — получающим все большее распространение понятием рабочей памяти. И оперативная память, и рабочая память в разнообразных моделях описываются как тесно связанные с процессами внимания.

3. Задача на объем памяти и задача Струпа являются широко признанными эталонными методами исследования памяти и внимания. Различные их модификации применяются для исследования широкого круга фундаментальных и прикладных проблем.

4. Путем объединения задачи на объем памяти и задачи Струпа создана и апробирована новая методика, позволяющая исследовать взаимодействие внимания и памяти при выполнении одним и тем же испытуемым одной и той же задачи — кратковременного запоминания последовательности стимулов Струпа.

5. Впервые получен и описан факт уменьшения объема кратковременного запоминания в условии несоответствия значения слова и цвета шрифта по сравнению с кратковременным запоминанием последовательностей цветов наборов бессмысленных символов; он был назван мнемическим эффектом Струпа (МЭС).

6. Впервые получен и описан факт увеличения объема памяти в условии совпадения значения слова и цвета шрифта по сравнению с кратковременным запоминанием последовательностей цветов наборов бессмысленных символов; он был назван эффектом мнемического улучшения (ЭМУ). Установлено, что по величине МЭС больше, чем ЭМУ.

7. Выявлены и классифицированы стратегии выполнения испытуемыми задачи кратковременного запоминания последовательности стимулов Струпа. Успешность вы-

полнения данной задачи зависит от соотношения мнемических стратегии и стратегий внимания. Одновременное использование стратегий внимания и памяти приводит к увеличению эффективности кратковременного запоминания.

8. Увеличении скорости предъявления стимулов приводит к изменению стратегий, и как следствие, к изменению МЭС и ЭМУ.

9. Изменение стратегий путем их навязывания и варьирование мотивации также приводит к изменению МЭС и ЭМУ.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ НАШЛО ОТРАЖЕНИЕ В СЛЕДУЮЩИХ

ПУБЛИКАЦИЯХ:

1. Новые возможности исследования внимания на основе интеграции эффекта струпа и метода измерения объема кратковременной памяти // Материалы I Московской конференции студентов и аспирантов «Психология на пороге XXI века: актуальные проблемы», в 3-х частях, Ч. 1, М.: Изд-во СГИ, 1999, с. 217-219.

2. Психология в XXI веке: новые возможности оценки интерференции // Материалы П Московской конференции молодых ученых «Психология в XXI веке: методология, теория и практика». 2000. В печати.

3. Скорость предъявления стимуляции как фактор возникновения интерференции в модифицированной задаче Струпа и роль внимания в ее преодолении // Материалы VII международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов-2000». Секция «Психология». М.: РПО, 2000, с. 216-218.

4. Внимание как проявление активности субъекта в условиях быстро сменяющейся информации и повышенной "умственной загрузки" // Психология созидания. Ежегодник РПО, том 7, вып. 2. Казань, 2000, с. 22-24 (совм. с Печенковой Е. В. и Фа-ликман М. В.).

5. Внимание в ситуации кратковременного запоминания: стратегии отвлечения от нерелевантной информации // Актуальные проблемы истории психологии на рубеже тысячелетий. Сборник научных трудов под ред. В. А. Кольцовой, Ю. Н. Олейника, О. Е. Серовой. В 2-х частях. Часть 2. М.: Изд-во МГСА, 2002, — 117 с., с. 111-115.

6. Оценка внимания человека через показатель объема кратковременного запоминания // Психология XXI века: Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции «Психология XXI века» (под ред. А. А. Крылова) -СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2001. — 472 е., с. 435-436.

7. Различия в динамике внимания при улучшении и интерференции в мнемической задаче Струпа // Материалы Международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам "Ломоносов". Выпуск 6. - М.: Центр студентов МГУ, 2001. — 552 е., с. 320. Опубликовано также в международной компьютерной сети Интернет: http://www.psy.msu.ru/science/conference/lomonosov/thesis2001 .html http://conf2001 .dem.ru/shilko.html

8. Взаимодействие памяти и внимания человека: проблемы и перспективы исследования // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ. Выпуск 1 / под. ред. Б. С. Братуся, Д. А. Леонтьева. М.: Смысл, 2002. — 407 е., с. 350-364.

9. Модифицированная задача Струпа — новая методика исследования внимания. // Современная психология: состояние и перспективы (тезисы докладов на юбилейной научной конференции Института психологии РАН, 28-29 января 2002 г.), отв. ред. А. В. Брушлинский и А. Л. Журавлев, том 1, М.: Институт психологии РАН, 2002, с. 240-241.

10. Анализ стратегий выполнения познавательной задачи в исследовании внимания человека // Материалы секции «Психология» Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». М.: СНПО факультета психологии МГУ - Изд-во «Академпринт», 2002. — 212 е., с. 162-163.

11. Модификация задачи Струпа к специфике исследования внимания // Психология XXI века: Тезисы Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов «Психология XXI века» / Под ред. В. Б. Чеснокова. - СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2002. — 394 е., с. 363-365.

12. Интерференция цвета шрифта и значения слова: «задача Струпа» в исследованиях чтения // Психология, педагогика и социология чтения. Материалы V Международной научно-практической конференции 26-28 марта 2001 г. В 2-х частях. Ч. II. / Ред.-сост. И. В. Усачева. - М.: НИЦ ИНЛОККС, 2002. - 96 е., с. 41-42.

13. Взаимодействие внимания и кратковременного запоминания: новая методика исследования // Психологический журнал, 2003, том 24, № 3, с. 72-79 (совм. с Дор-машевым Ю. Б. и Романовым В. Я.).

14. Взаимодействие внимания и кратковременного запоминания: мнемический эффект Струпа // Психологический журнал, 2003, том 24, № 4, с. 47-53 (совм. с Романовым В. Я. и Дормашевым Ю. Б.).

1 Подписано в печать 24.09.2003г. Формат 60x84 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л.2,79. Усл. кр. - отт.11,16 . Уч.-изд.л.3,0. Тираж 100 экз.Заказ 587.

^ Московский государственный институт радиотехники,

электроники и автоматики (технический университет) 4 119454, Москва, просп. Вернадского, 78

0.оозЧ\

• 147 9 3

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Шилко, Роман Сергеевич, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВНИМАНИЯ И ПАМЯТИ.

1.1. ПОДХОДЫ СОВРЕМЕННОЙ КОГНИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ.

1.2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ.

1.3. ВНИМАНИЕ И ЗАПОМИНАНИЕ В ЗАДАЧАХ СТРУПА И НА ОБЪЕМ ПАМЯТИ.

1.4. ВЫВОДЫ И ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ НАСТОЯЩЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПАМЯТИ И ВНИМАНИЯ НА МАТЕРИАЛЕ ЗАДАЧИ СТРУПА.

2.1. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ.

2.2. МЕТОДИКА.

2.3. РЕЗУЛЬТАТЫ.

2.4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

2.5. ВЫВОДЫ.

ГЛАВА 3. ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАВИСИМОСТИ МНЕМИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА СТРУПА ОТ СКОРОСТИ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ СТИМУЛЯЦИИ.

3.1. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ.

3.2. МЕТОДИКА.

3.3. РЕЗУЛЬТАТЫ.

3.4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ.

3.5. ВЫВОДЫ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Динамика внимания при кратковременном запоминании"

Актуальность проблемы. Настоящая работа посвящена изучению связей внимания и памяти человека. Вопросы соотношения внимания и памяти относятся к традиционным проблемам общей психологии. Они широко обсуждались в классической психологии сознания (напр., Вундт, 1912; Эббингауз, 1912). Более глубокое и детальное освещение эти вопросы получают в современной когнитивной психологии (напр., Норман, 1985; Baddeley, 1986; Cowan, 1988, 1995; Craik, 1999; Engle, 2002).

Благодаря интенсивному развитию информационных технологий в последнее время в этой области наблюдается значительный рост исследований, использующих как новые методы, так и модифицированные классические методики исследования памяти и внимания. Это приводит к существенному обогащению знаний о психологических механизмах когнитивных процессов, в том числе памяти и внимания (напр., Аткинсон, Шиффрин, 1980а, 19806; Бэддели, 2001; Дормашев, Романов, 1995/1999; Наатанен, 1998; Cowan, 1993; McElree, 2001; Zacks, Hasher, 1994). При этом наиболее тесные связи внимания и памяти обнаруживаются при кратковременном запоминании.

Вместе с тем в большинстве работ, посвященных изучению проблемы соотношения внимания и памяти в основном сохраняется функциональный подход: разработка и применение особых методов исследования ведется, как правило, отдельно, т. е. с одной стороны для памяти, а с другой — для внимания. В теориях и моделях эти процессы тесно увязываются между собой, но их эмпирическое исследование проводится раздельно: результаты исследования внимания интерпретируются с помощью теоретических представлений о памяти и наоборот (Baddeley, 1996; Broadbent, 1958; Norman, 1968). Решение вопроса о взаимодействии внимания и памяти остается при этом на гипотетическом уровне. Использование известных методов не дает адекватных данных для проверки высказываемых предположений. В итоге тормозится развитие теорий как внимания, так и памяти. В связи с этим разработка специальных методических приемов экспериментального изучения взаимодействия памяти и внимания становится особенно острой.

В настоящем исследовании предпринята попытка создания нового метода, свободного от этого разрыва, состоящая в изучении взаимодействия внимания и памяти при решении одной и той же задачи одними и теми же испытуемыми. Предлагаемый в данном исследовании методический прием заключается в совмещении в одном эксперименте двух классических задач: задачи на объем памяти и задачи Струпа. В отдельности эти задачи широко используются при изучении как памяти, так и внимания человека. Попытки соединить задачу на объем памяти и задачу Струпа в одном исследовании до сих пор не предпринимались.

Методолого-теоретической основой работы являются уровнево-деятельностный подход к исследованию психики и поведения человека и родственные ему положения современной когнитивной психологии.

Цель работы состояла в разработке и апробации новой методики исследования взаимодействия внимания и кратковременного запоминания.

Объектом исследования является объем памяти на стимулы задачи Струпа.

Предметом исследования было взаимодействие внимания и кратковременного запоминания в ситуации измерения объема памяти на стимулы задачи Струпа.

Общая гипотеза исследования состояла в том, что кратковременное запоминание различного рода материала задачи Струпа предъявляет различные требования к вниманию, что отражается на величине объема памяти.

Основные задачи работы:

1. Анализ задачи Струпа и задачи на объем памяти как методов исследования внимания и памяти.

2. Разработка методики изучения взаимодействия внимания и памяти, основанной на приеме совмещения в одном исследовании задачи на объем памяти и задачи Струпа.

3. Апробация методики, описание и анализ полученных результатов.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые:

• предлагается классификация подходов к изучению взаимодействия внимания и памяти;

• создана и апробирована методика исследования взаимодействия внимания и памяти;

• обнаружены эффекты взаимодействия внимания и кратковременного запоминания: мнемический эффект Струпа (МЭС) и эффект мнемического улучшения (ЭМУ);

• проведено исследование зависимости величины МЭС и ЭМУ от внешних и внутренних условий выполнения мнемической задачи; выявлены и описаны стратегии внимания в условиях кратковременного запоминания; дано объяснение механизмов, лежащих в основе этих эффектов;

• модифицирован метод количественного анализа и представления результатов измерения эффекта Струпа, позволяющий адекватно и полно описывать МЭС и ЭМУ.

Практическая значимость исследования. Многие виды учебной и профессиональной деятельности предъявляют особые требования одновременно к вниманию и памяти человека. На основе предложенной методики могут быть созданы тесты измерения способности справляться с этими требованиями и соответствующие приемы тренировки и обучения. Результаты обзора литературы, разработанная методика и полученные экспериментальные данные используются в разделе «Память и внимание» курса общей психологии, а также в общепсихологическом практикуме и спецпрактикуме по общей психологии на факультете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова.

Теоретическая значимость исследования. Обнаруженные факты — мнемический эффект Струпа и эффект мнемического улучшения — могут быть использованы для уточнения и развития современных теорий познавательных процессов: рабочей памяти, ресурсных моделей внимания, а также взаимодействия внимания и памяти в системе переработки информации. Эти эффекты подтверждают эвристические возможности уровнево-дея-тельностного подхода и открывают возможность ассимилировать в его рамках целый ряд положений современной когнитивной психологии. Полученные данные могут способствовать развитию теоретических представлений о тесной связи между когнитивными процессами, мотивацией и личностью субъекта.

Положения, выносимые за защиту:

1. Предложена классификация теорий взаимодействия внимания и памяти на четыре подхода: структурный, активационный, дифференциально-ресурсный и уровнево-деятель-ностный.

2. Поставлена проблема исследования взаимодействия внимания и памяти и показана необходимость создания новых методов ее экспериментального решения.

3. Создана и апробирована методика изучения взаимодействия внимания и памяти, основанная на приеме совмещения задачи Струпа и задачи на объем памяти.

4. Взаимодействие внимания и кратковременного запоминания проявляется в виде мнемического эффекта Струпа (МЭС) и эффекта мнемического улучшения (ЭМУ).

5. Основным фактором, влияющим на величину МЭС и ЭМУ, является соотношение стратегий внимания И памяти.

Апробация результатов работы. Материалы диссертации были представлены на Международных конференциях студентов и аспирантов по фундаментальным наукам «Ломоносов

1999», «Ломоносов-2000», «Ломоносов-2001», на Первой Московской конференции студентов и аспирантов «Психология на пороге XXI века: актуальные проблемы» (Москва, март 1999 г.), на Второй Московской конференции молодых ученых «Психология в XXI веке: методология, теория и практика» (Москва, март 2000 г.), на Конференции молодых ученых в рамках VIII Международной летней школы по когнитивной науке (София, июль 2001 г.), на Первых Общепсихологических чтениях (Москва, МГУ, июнь 2001 г.), на юбилейной научной конференции Института психологии РАН «Современная психология: состояние и перспективы» (Москва, ИП РАН, январь 2002 г.), на заседании кафедры общей психологии факультета психологии МГУ (18 июня 2003 г.). Результаты работы были также использованы в преподавании раздела «Память и внимание» курса общей психологии и в спецпрактикуме «Современные методики исследования внимания» на факультете психологии МГУ. Содержание работы отражено в 14 публикациях (из них 1 в печати).

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и трех приложений. Основной текст диссертации изложен на 150 страницах. В диссертации содержится 7 рисунков и 3 таблицы. Список литературы включает 193 публикации, из них 137 на иностранных языках.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

3.5. ВЫВОДЫ

В результате проведенного исследования обнаружено, что величина МЭС и ЭМУ зависит от скорости предъявления элементов запоминаемого ряда: с увеличением скорости возрастает величина эффектов.

МЭС и ЭМУ были получены при разных значениях скорости предъявления запоминаемого материала.

Подтвердился также известный факт о зависимости объема памяти от скорости предъявления элементов запоминаемого ряда.

Обсуждение механизмов указанных эффектов опиралось на результаты специального исследования, целью которого было выявление роли стратегий и мотивации испытуемых при выполнении мнемической задачи Струпа.

Установлено, что навязывание использования стратегий отвлечения от нерелевантной информации в конфликтном условии и стратегии чтения в совпадающем условии неоднозначным образом влияет на величину объема памяти.

Увеличение объема памяти в совпадающем условии наблюдается при поиске испытуемым наиболее адекватной стратегии, что в начале выполнения задания может предполагать смену стратегий. При выполнении задания в этом условии без чтения у испытуемых возникает необходимость произвольно отвлекаться от нерелевантного заданию значения слова.

В конфликтном условии обнаружено, что эффективная стратегия отвлечения от значения слова является мануально-моторной. Применение этой стратегии на первом этапе приводит к ухудшению продуктивности деятельности (т. е. к снижению объема памяти), однако при последующем ее непрерывном использовании объем памяти увеличивается настолько, что становится большим, чем при отсутствии стратегий отвлечения. С другой стороны, частая смена приемов отвлечения не приводит к формированию эффективной стратегии и не дает возможности преодолеть интерференционное влияние нерелевантного слова.

Мотивация испытуемого, регулируемая платежной матрицей, оказывает влияние на величину объем памяти: с увеличением заинтересованности возрастает объем памяти, когда интерес исчезает, объем резко уменьшается. Однако чрезмерная активация не приводит к увеличению объема памяти.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данное исследование выполнено в контексте изучения взаимодействия процессов памяти и внимания. Оно посвящено изучению динамики внимания человека при выполнении мнемической задачи: определения объема памяти на особый тип материала — цвета слов-наименований цвета (стимулы Струпа).

В обзоре работ, посвященных этой тематике, выделены четыре подхода: структурный, активационный, дифференциально-ресурсный и уровнево-деятельностный. Показаны общие теоретические и методические трудности, с которыми сталкивается обсуждение проблемы взаимодействия памяти и внимания с этих позиций. Главная из них заключается в том, что внимание и память, как правило, в экспериментальном плане исследуют независимо, а в теоретических их моделях связывают произвольным и потому неоднозначным образом.

Обойти эту трудность можно при изучении взаимодействия внимания и памяти при решении одной и той же задачи одними и теми же испытуемыми. Эта идея легла в методическую основу нашего экспериментального исследования. Нами была разработана методика измерения объема памяти на стимулы задачи Струпа, при выполнении которой испытуемому для запоминания требуется прилагать значительные усилия для преодоления интерференции.

В результате проведения экспериментов с использованием данной методики обнаружены два эффекта: уменьшение продуктивности кратковременного запоминания последовательности цветов слов-наименований цвета в условии их (т. е. цветов и слов) несовпадения по сравнению с кратковременным запоминанием последовательности цветов наборов бессмысленных символов (мнемический эффект Струпа или МЭС); увеличение продуктивности кратковременного запоминания последовательности цветов слов-наименований цвета в условии их (т. е. цветов и слов) совпадения по сравнению с кратковременным запоминанием последовательности цветов наборов бессмысленных символов (эффект мнемического улучшения или ЭМУ).

Объяснение этих эффектов сделано на основе анализа стратегий, используемых одними и теми же испытуемыми в разных условиях решения одной и той же задачи. На наш взгляд, МЭС связан с работой внимания, направленной на торможение обработки нерелевантного свойства запоминаемого материала. Перераспределение единого и ограниченного ресурса внимания между собственно мнемической деятельностью и процессом отвлечения от нерелевантной информации приводит к значительному уменьшению объема памяти, т. е. к МЭС. Возникновение ЭМУ не требует активного участия внимания и связано с механизмами автоматической переработки информации.

Данные объяснения подтверждаются результатами эксперимента, в котором была установлена зависимость МЭС и ЭМУ от скорости предъявления запоминаемых элементов. При увеличении скорости предъявления элементов запоминаемого ряда уменьшение объема памяти в нейтральном условии больше, чем в конфликтном, но меньше, чем в совпадающем. Поскольку требования к вниманию в конфликтном условии больше, чем в совпадающем, объем памяти в этом условии уменьшился при увеличении скорости предъявления в большей степени, чем в совпадающем. В нейтральном условии требования к ресурсам внимания меньше, чем в конфликтном условии, но больше, чем в совпадающем. Как следствие, в этом условии при увеличении скорости предъявления стимуляции было обнаружено уменьшение объема памяти по своей степени меньшее, чем в конфликтном условии, но большее, чем в совпадающем условии.

Обсуждение этих результатов проводилось с привлечением данных дополнительных экспериментов, в которых была выявлена ключевая роль стратегий и мотивации испытуемых в механизмах, определяющих выполнение мнемической задачи Струпа.

Полученные данные говорят о широких возможностях созданной нами методики в области исследований взаимодействия памяти и внимания. Раскрытие этого потенциала предполагает продолжение исследований на методическом и теоретическом уровнях.

Основную теоретическую задачу дальнейших исследований мы видим в объединении когнитивных подходов к решению проблемы взаимодействия памяти и внимания на основе позиций общепсихологической теории деятельности и деятельностных представлений о природе внимания человека.

Главную методическую задачу мы видим, прежде всего, в разработке и применении объективных методов оценки динамики внимания и изменения его степени по ходу решения разработанной нами мнемической задачи Струпа.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Шилко, Роман Сергеевич, Москва

1. Аткинсон Р., Шиффрин Р. Управление кратковременной памятью. // Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения (пер. с англ.). — М.: Прогресс, 1980а. — 528 е., с. 27-52.

2. Аткинсон Р., Шиффрин Р. Человеческая память: система памяти и процессы управления. // Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения (пер. с англ.). — М.: Прогресс, 19806, —528 е., с. 53-203.

3. Бине А., Анри В., Куртье Ю. Введение в индивидуальную психологию. 2-е изд. (пер. с франц.) — Спб., 1903 с.

4. Бэддели А. Ваша память. Руководство по тренировке и развитию / пер. с англ. С. Л. Могилевского. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. — 320 с.

5. Величковский Б. М. Современная когнитивная психология. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982.— 336 с.

6. Вудвортс Р. Экспериментальная психология. — М.: Изд-во иностран. лит-ры, 1950. — 799

7. Вундт В. Введение в психологию. — М.: Космос, 1912. — 167 с.

8. Гальперин П. Я. К проблеме внимания II Докл. АПН РСФСР, 1958, № 3, сс. 33-38.

9. Гиппенрейтер Ю. Б. Деятельность и внимание // А.Н.Леонтьев и современная психология / под ред. А. В. Запорожца и др. М.: Изд-во Московского университета, 1983, с. 165-177.

10. Гласс Д., Стэнли Д. Статистические методы в педагогике и психологии, (пер. с англ.) — М.: Прогресс, 1976. — 495 с.

11. Глейтман Г., Фридлунд А., РайсбергД. Основы психологии / пер. с англ., под ред. Большакова В. Ю., Дружинина В. Н. — СПб.: Речь, 2001. — 1247 с.

12. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. Учебн. пособие, (пер. с англ.) — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — 464 с.

13. Гусев А. Н. Дисперсионный анализ в экспериментальной психологии. М.: УМК «Психология», 2000. — 136 с.

14. Джемс У. Научные основы психологии. Минск: Харвест, 2003. — 528 с.

15. Добрынин Н. Ф. О теории и воспитании внимания // Советская педагогика, 1938, № 8, с. 108-122.

16. Дормашев Ю. Б. Гальванический микронистагм, его свойства и экспериментально-психологические приложения. Дисс. . канд. психол. наук. М.: 1986.

17. Дормашев Ю. Б., Романов В. Я. Психология внимания. — М.: Тривола, 1995/1999. — 352

18. Жинкин Н. И. Механизмы речи. М.: Изд-во Академии педагогических наук, 1958. — 370 с.

19. Зинченко В. П., Величковский Б. М., Вучетич Г. Г. Функциональная структура зрительной памяти. М.: Изд-во Московского университета, 1980. — 272 с.

20. Зинченко П. И. Непроизвольное запоминание. Избранные психологические труды / под ред. В. П. Зинченко и Б. Г. Мещерякова. — М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «Модэк», 1996. — 544 с.

21. Зинченко П. И., Репкина Г. В. К постановке проблемы оперативной памяти // Вопросы психологии, 1964, № 6, с. 3-12.

22. Зинченко Т. П., Киреева Н. Н. О природе эффекта интерференции и индивидуальных особенностей его проявления. // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара (под. ред. В. Колга), Таллин, 1986, сс. 91-95.

23. Зинченко Т. П. Память в экспериментальной и когнитивной психологии. — СПб.: Питер, 2002. — 320 с.

24. Киреева Н. Н. Эффекты интерференции в процессах обработки информации человеком. Автореф. дисс. канд. психол. наук. —Л.: ЛГУ, 1986.

25. Клацки Р. Память человека. Структуры и процессы / пер. с англ. М.: Мир, 1978. — 319 с.

26. Корнилова Т. В., Скотникова И. Г., Чудина Т. В., Шуранова И. О. Когнитивный стиль и факторы принятия решения в ситуации неопределенности. // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара (под. ред. В. Колга), Таллин, 1986, сс. 99-103.

27. Леонтьев А. Н. Лекции по общей психологии / под ред. Д. А. Леонтьева, Е. Е. Соколовой. М.: Смысл, 2000.— 511 с.

28. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека. / пер. с англ., под ред. И с предисловием А. Р. Лурия. — М.: Мир, 1974. — 550 с.

29. Матюхин В. И., Вучетич Г. Г., Журавлев Г. Е. Исследование структуры процесса запоминания Н Общество психологов. Материалы IV Всесоюзного съезда Общества психологов (Тбилиси, 21-24 июня 1971 г.). Тбилиси: «Мецниереба», 1971. — 1005 е., с. 396.

30. Миллер Д. А- Магическое число семь плюс или минус два. О некоторых пределах нашей способности перерабатывать информацию // Инженерная психология: Сборник текстов (пер. с англ.) / Под ред. Д. Ю. Панова, В. П. Зинченко. М.: Прогресс, 1964. С. 192-223.

31. Миллер Д., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения / пер. с англ. М.: Прогресс, 1965. — 238 с.

32. Наатанен Р. Внимание и функции мозга / пер. с англ. под ред. Е. Н. Соколова. — М.: Изд-во МГУ, 1998.— 560 с.

33. Найссер У. Познание и реальность. — М.: Прогресс, 1981.—230 с.

34. Найссер У. Селективное чтение: метод исследования зрительного внимания // Психология внимания / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. М.: ЧеРо, 2001. — 858 е., с. 629639.

35. Норман Д. Память и научение / пер. с англ. М.: Мир, 1985. — 160 с.

36. Норман Д. Память и внимание // Зрительные образы: феноменология и эксперимент, (сборн. переводов), ч. 2. Душанбе, 1973, с. 99-171.

37. Осипов JI. Е. Переработка противоречивой информации в операторской деятельности. Автореф. дисс. канд. психол. наук. СПб.: СПбГУ, 1992.

38. Рабкин Е. Б. Полихроматические таблицы для исследования цветоощущения. (8-е изд.). М.: Медицина, 1965. — 68 с. + табл.

39. Репкина Г. В. О соотношении понятий «оперативная» и «кратковременная» память // Общество психологов. Материалы IV Всесоюзного съезда Общества психологов (Тбилиси, 21-24 июня 1971 г.). Тбилиси: «Мицниереба», 1971. — 1005 е., с. 403.

40. Роговин М. С. Проблемы теории памяти. М.: Высшая школа, 1977. — 181 с.

41. Романов В. Я., Дормашев Ю. Б. Постановка и разработка проблемы внимания с позиций теории деятельности // Вестник Московского университета. Серия 14, Психология, 1993, №2, с. 51-62.

42. Середа Г. К., Снопик Б. И. Кратковременная память и деятельность // Общество психологов. Материалы IV Всесоюзного съезда Общества психологов (Тбилиси, 21-24 июля 1971 г.). Тбилиси: изд-во «Мицниереба», 1971. — 1005 е., с. 407.

43. Смирнов А. А. Проблемы психологии памяти. М.: Просвещение, 1966. — 423 с.

44. Смирнов М. В. Темперамент, внимание, когнитивный стиль. // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара (под. ред. В. Колга), Таллин, 1986, с. 56-59.

45. Солсо P. JI. Когнитивная психология / пер. с англ. М.: Тривола, 1996. — 600 с.

46. Фаликман М. В. Динамика внимания в условиях быстрого последовательного предъявления зрительных стимулов. Автореф. дисс. канд. психол. наук. — М.: МГУ, 2001.

47. Флорес Ц. Память // Психология памяти / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. Я. Романова. М.: ЧеРо, 1998, —816 с., с. 583-615.

48. Холодная М. А. О соотношении стилевых и продуктивных аспектов интеллектуальной деятельности // Когнитивные стили. Тезисы научно-практического семинара (под. ред. В. Колга), Таллин, 1986, с. 59-64.

49. Хофман И. Активная память: экспериментальные исследования и теории человеческой памяти. / пер. с нем., общ. ред. и предисл. Б. М. Величковского и Н. К. Корсаковой. М.: Прогресс, 1986.— 312 с.

50. Частотный словарь русского языка / Около 40000 слов; под ред. Л. Н. Засориной. М.: Русский язык, 1977. — 936 с.

51. Шиффман X. Р. Ощущение и восприятие / пер. с англ. СПб.: Питер, 2003. — 928 с.

52. Эббингауз Г. Основы психологии. — СПб.: Общественная польза, 1912. — 268 с.

53. Anderson N. S. Coding strategies in short-term memory II Annals of the New York Academy of Sciences, Vol. 340 (May 19, 1980), Psychology: The Leading Edge, pp. 1-8.

54. Baddeley A. D. Working memory. Oxford: Clarendon Press, 1986. — 304 p.

55. Baddeley A. D. Working memory or working attention? // Attention: selection, awareness, and control: a tribute to Donald Broadbent. A. Baddeley, L. Weiskrantz (Eds.), Oxford: Clarendon Press, 1993, 436 p., pp. 152-170.

56. Baddeley A. D. The fractionation of working memory // Proceedings of the National Academy of Sciences, 1996, Vol. 93, pp. 13468-13472, November, Colloquium Paper.

57. Baddeley A. D. Human Memory. Theory and Practice. Boston: Allyn and Bacon, 1998. — 423 p.

58. Baddeley A. D., Hitch G. J. Development of working memory: Should the Pascual-Leone and Baddeley and Hitch models be merged? // // Journal of Experimental Child Psychology, 2000, Vol. 77 No. 2, pp. 128-137.

59. Baddeley A. D. Is working memory still working? // European Psychologist, 2002, Vol. 7, No. 2, pp. 85-97. (перепечатано из: Baddeley A. D. Is working memory still working? // American Psychologist, 2001, Vol. 56, pp. 849-864.)

60. Besner D., Stolz J. A. What kind of attention modulates the Stroop effect? // Psychonomic Bulletin & Review, 1999, Vol. 6, No. 1, pp. 99-104.

61. Besner D., Stolz J. A., Boutilier C. The Stroop effect and the myth of automaticity // Psychonomic Bulletin & Review, 1997, Vol. 4, No. 2, pp. 221-225.

62. Broadbent D. E. Perception and Communication. London: Pergamon Press, 1958. — 338 p.

63. Brown M., Besner D. On a variant of Stroop's paradigm: which cognition press your buttons? // Memory & Cognition, 2001, Vol. 29, No. 6, pp. 903-904.

64. Cantor J., Engle R. W. Working-memory capacity as long-term memory activation: An individual differences approach // Journal of experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1993, Vol. 19, No. 5, pp. 1101-1114.

65. Cattell J. M. The time it takes to see and name objects // Mind, 1886, Vol. 11. pp. 63-65.

66. Chiappe P., Hasher L., Siegel L. S. Working memory, inhibitory control, and reading disability II Memory & Cognition, 2000, Vol. 28, No. 1, pp. 8-17.

67. Cohen J. D., Dunbar K., McClelland J. L. On the control of automatic processes: A parallel distributed processing account of the Stroop effect II Psychological Review, 1990, Vol. 97, No. 3, pp. 332-361.

68. Conway A. R. A., Engle R. W. Individual differences in working memory capacity: More evidence for a general capacity theory II Memory, 1996, No. 6, pp. 577-590.

69. Cooper R., Shallice T. Contention scheduling and the control of routine activities // Cognitive Neuropsychology, 2000, Vol. 17, No. 4, pp. 297-338.

70. Cowan N. Evolving conceptions of memory storage, selective attention, and their mutual constraints within the human information processing system II Psychological Bulletin, 1988, Vol. 104, No. 2, pp. 163-191.

71. Cowan N. Activation, attention, and short-term memory 11 Memory & Cognition, 1993, Vol. 21, No. 2, pp. 162-167.

72. Cowan N. Attention and Memory. An Integrated Framework. New York: Oxford University Press, 1995. — 321 p.

73. Cowan N. The Magical number 4 in short-term memory: A reconsideration of mental storage capacity II Behavioral and Brain Sciences, 2000, Vol. 24 No. 1, pp. 87-114.

74. Craik F. I. M., Lockhart R. S. Levels of processing: a framework for memory research // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior, 1972, Vol. 11, pp. 671-684.

75. Craik F. I. M., Govoni R., Naveh-Benjamin M., Anderson N. D. The effects of divided attention on encoding and retrieval processes in human memory // Journal of Experimental Psychology: General, 1996, Vol. 125, No. 2, pp. 159-180.

76. Craik F. I. M. Levels of encoding and retrieval // Stratification in Cognition and Consciousness. Challis В. H., Velichkovsky В. M. (Eds.). Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 1999, pp. 97-104.

77. Craik F. I. M., Naveh-Benjamin M., Ishaik G., Anderson N. D. Divided attention during encoding and retrieval: different control effects? // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 2000, Vol. 26, No. 6, pp. 1744-1749.

78. Daneman M., Carpenter P. A. Individual differences in working memory and reading // Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior, 1980, Vol. 19, No. 4, pp. 450-466.

79. Daneman M., Merikle P. M. Working memory and language comprehension: A meta-analysis // Psychological Bulletin & Review, 1996, Vol. 3, No. 4, pp. 422-433.

80. De Fockert J. W., Rees G., Frith C. D., Lavie N. The role of working memory in visual selective attention // Science, 2001, Vol. 291, No. 5509 (2 March), pp. 1803-1806.

81. Dempster F. N. Memory Span: Sources of Individual and Developmental Differences // Psychological Bulletin, 1981, Vol. 89, No. 1, pp. 63-100.

82. Dixon M. J., Smilek D., Cudahy C., Merikle P. M. Five plus two equals yellow // Nature, Vol. 406,27 July 2000, pp. 365.

83. Dulaney C. L., Rogers W. A. Mechanisms underlying reduction in Stroop interference with practice for young and old adults // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1994, Vol. 20, No. 2, pp. 470-484.

84. Dunbar K. N., MacLeod С. M. A horse race of a different color: Stroop interference patterns with transformed words // Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance, 1984, Vol. 10, No. 5, pp. 622-639.

85. Dyer F. N. (1973). The Stroop phenomenon and its use in the study of perceptual, cognitive, and response processes // Memory & Cognition, 1973, Vol. 1, No. 2, pp. 106-120.

86. Engle R. W., Conway A. R. A., Tuholski S. W., Shisler R. J. A resource account of inhibition // Psychological Science, 1995, Vol. 6, No. 2, pp. 122-125.

87. Engle R. W., Tuholski S. W., Laughlin J. E., Conway A. R. A. Working memory, short-term memory, and general fluid intelligence: a latent-variable approach // Journal of Experimental Psychology: General, 1999, Vol. 128, No. 3, pp. 309-331.

88. Engle R. W., Oransky N. The evolution from short-term to working memory: Multi-store to dynamic models of temporary storage // The Nature of Cognition. R. Sternberg (Ed.). Cambridge, MA: MIT Press, 1999. — 688 p., pp. 514-555

89. Engle R. W. Working memory capacity as executive attention // Current Directions in Psychological Science, 2002, Vol. 11, Number 1, pp. 19-23.

90. Ericsson K. A., Simon H. A. Verbal reports as data // Psychological Review, 1980, Vol. 87, No. 3, pp. 215-251.

91. Fernandes M. A., Moscovitch M. Divided attention and memory: Evidence of substantial interference effects at retrieval and encoding // Journal of Experimental Psychology: General, 2000, Vol. 129, No. 2, pp. 155-176.

92. Garavan H. Serial attention within working memory // Memory & Cognition, 1998, Vol. 26, No. 2, pp. 263-276.

93. Glanutsos R. The order of recall and the recall of order // Memory & Cognition, 1976, Vol. 4, No. 5, pp. 627-636.

94. Griffith D. The attention demands of mnemonic control processes // Memory & Cognition, 1976, Vol. 4,No. l,pp. 103-108.

95. Hartman M., Hasher L. Aging and suppression: Memory for previously relevant information // Psychology and Aging, 1991, Vol. 6, No. 4, pp. 587-594.

96. Hasher L., Zacks R. T. Automatic and effortful processes in memory // Journal of Experimental Psychology: General, 1979, Vol. 108, No. 3, pp. 356-388.

97. Hasher L., Zacks R. T. Automatic processing of fundamental information: The case of frequency of occurrence II American Psychologist, 1984, Vol. 39, No. 12, pp. 1372-1388.

98. Hasher L., Zacks R. T. Working memory, comprehension, and aging: A review and a new view // The Psychology of Learning and Motivation. Advances in Research and Theory. Bower G. H. (Ed.). Vol. 22. San Diego, CA: Academic Press, 1988, pp. 193-225.

99. Hasher L., Rose К. C., Zacks R. T. Encoding effort and recall: A cautionary note // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1983, Vol. 9, No. 4, pp. 747-756.

100. Hasher L., Stoltzfus E. R., Zacks R. Т., Rypma B. Age and inhibition // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1991, Vol. 17, No. 1, pp. 163-169.

101. Hitch G. J. Developing the concept of working memory //Cognitive Psychology: New directions. G. Claxton (Ed.). L.: Routledge & Kegan Paul, 1980, pp. 154-196.

102. Hommel В., Ridderinkhof К. R., Theeuwes J. Cognitive control of attention and action: Issues ^ and trends // Psychological Research, 2002, Vol. 66, No. 4, pp. 215-219.

103. Howell D. C. Statistical methods for psychology. (2nd ed.). Boston: Duxbury Press, 1987. — 636 P

104. Jenkins L., Myerson J., Hale S., Fry A. F. Individual and developmental differences in working memory across the life span // Psychonomic Bulletin & Review, 1999, Vol. 6, No. 1, pp. 28-40.

105. Jensen A. R., Rowher W. D. The Stroop color-word test: a review // Acta Psychologica, 1966, Vol. 25, No. 1, pp. 36-93.

106. Kahneman D. Attention and Effort. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall, 1973. — 245 p.

107. Kahneman D., Chajczyk D. Tests of the automaticity of reading: dilution of Stroop effects by color-irrelevant stimuli // Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance, 1983, Vol. 9, No. 4, pp. 497-509.

108. Kahneman D., Treisman A. Changing views of attention and automaticity // Varieties of attention. Parasuraman R., Davies D. R. (Eds). Orlando: Academic press, 1984, pp. 29-61.

109. Kail R., Hall L. K. Distinguishing short-term memory from working memory // Memory & » Cognition, 2001, Vol. 29, No. 1, pp. 1 -9.

110. Kane M. J., Engle R. W. Working-memory capacity, proactive interference, and divided attention: limits on long-term memory retrieval // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 2000, Vol. 26, No. 2, pp. 336-358.

111. Kane M. J., Bleckley M. K., Conway A. R. A., Engle R. W. A controlled-attention view of working memory capacity // Journal of Experimental Psychology: General, 2001, Vol. 130, No. 2, pp.169-183.

112. Kanne S. M., Balota D. A., Spieler D. H., Faust M. E. Explorations of Cohen, Dunbar, and McClelland's (1990) connectionist model of Stroop performance // Psychological Review, 1998, Vol. 105, No. l,pp. 174-187.

113. Kaplan I. T. A unifying principle of memory span, forgetting, and serial position effect // Perceptual and Motor Skills, 1975, Vol. 41, No. 3, pp. 779-786.

114. Kindlon D.J. The measurement of attention // Child Psychology & Psychiatry Review, 1998, Vol. 3, No. 2, pp. 72-78.

115. Klapp S. T. Short-term memory limits in human performance // Human Factors Psychology. Peter A. Hancock (Ed.). Elsevier Science Publishers В. V. (North-Holland), 1987, pp. 1-27.

116. Klein G. S. Semantic power measured through the interference of words with color-naming // American Journal of Psychology, 1964, Vol. 77, No. 4, pp. 576-588.

117. Logan G. D. Attention and automaticity in Stroop and priming tasks: theory and data // Cognitive Psychology, 1980, Vol. 12, No. 4, pp. 523-553.

118. Long D. L., Prat C. S. Working memory and Stroop interference: An individual differences m investigation // Memory & Cognition, 2002, Vol. 30, No. 2, pp. 294-301.

119. Lowe D. G., Mitterer J. O. Selective and divided attention in a Stroop task // Canadian Journal of Psychology, 1982, Vol. 36, No. 4, pp. 684-700.

120. Lustig C., Hasher L. Working memory span: The effect of prior learning // American Journal of Psychology, 2002, Vol. 115, No. 1, pp. 89-101.

121. MacLeod С. M. Half a century of research on the Stroop effect: An integrative review // Psychological Bulletin, 1991a, Vol. 101, No. 2, pp. 163-203.

122. MacLeod С. M. John Ridley Stroop: creator of a landmark cognitive task // Canadian Psychology, 1991b, Vol.32, No. 3, pp. 521-524.

123. MacLeod С. M. The Stroop task: The "gold standard" of attentional measures // Journal of Experimental Psychology: General, 1992, Vol. 121, No. l,pp. 12-14.

124. MacLeod С. M. Training on integrated versus separated Stroop tasks: The progression of interference and facilitation // Memory & Cognition, 1998, Vol. 26, No. 2, pp. 201-211.

125. MacLeod С. M., Bors D. A. Presenting two color words on a single Stroop trial: Evidence for 0 joint influence, not capture // Memory & Cognition, 2002, Vol. 30, No. 5, pp. 789-797.

126. MacLeod С. M., Dunbar K. Training and Stroop-like interference: Evidence for a continuum of automaticity // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1988, Vol. 14,No. l,pp. 126-135.

127. MacLeod С. M., MacDonald P. A. Interdimensional interference in the Stroop effect: uncovering the cognitive and neural anatomy of attention // Trends in Cognitive Sciences, 2000, Vol. 4, No. 10, pp. 383-391.

128. Martin M. Memory span as a measure of individual differences in memory capacity // Memory & Cognition, 1978, Vol. 6, No. 2, pp. 194-198.

129. Martein R., Kemps E., Vandierendonck A. The role or working memory in a double span task // Psychologica Belgica, 1999, Vol. 39, No. 1, pp. 15-27.

130. Martine P. R., Fernberger S. W. Improvement in memory span // American Journal of Psychology, 1929, Vol. 41, 91-94.

131. McElree B. Working memory and focal attention // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 2001, Vol. 27. No. 3, pp. 817-835.

132. McElree В., Dosher A. D. Serial retrieval processes in the recovery of order information // Journal of Experimental Psychology: General, 1993, Vol. 122, No. 3, pp. 291-315.

133. McLean R. S., Gregg L. W. Effects of induced chunking on temporal aspects of serial recitation II Journal of Experimental Psychology, 1967, Vol. 74, No. 4, Pt. 1, pp. 455-459.

134. Milliken В., Tipper S. P. Attention and inhibition // Attention. H. Pashler (Ed.). London: University College London Press, 1998, pp. 191-221.

135. Milliken В., Lupianez J., DebnerJ., Abello B. Automatic and controlled processing in Stroop negative priming: the role of attentional set // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1999, Vol. 25, No. 6, pp. 1384-1402.

136. Mitchell D. В., Hunt R. R. How much "effort" should be devoted to memory? // Memory & Cognition, 1989, Vol. 17, No. 3, pp. 337-348.

137. Morein-Zamir S., Henik A., Spitzer-Davidson I. The importance of irrelevant-dimension variability in the Stroop flanker task // Psychonomic Bulletin & Review, 2002, Vol. 9. No. 1, pp. 119-125.

138. Naveh-Benjamin M., Jonides J. Maintenance rehearsal: A two-component analysis // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1984, Vol. 10, No. 3, pp. 369-385.

139. Neill W. T. Inhibition and facilitation processes in selective attention // Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance, 1977, Vol. 3, No. 3, pp. 444-450.

140. Neisser U. Cognitive psychology. New York: Appleton, Century and Crofts, 1967.

141. Neumann O. Beyond capacity: A functional view of attention // Heuer H., Sanders A. F. (Eds.). Perspectives on perception and action. Hillsdale, N. J.: Erlbaum, 1987, pp. 361-394.

142. Norman D. A. Toward a theory of memory and attention // Psychological Review, 1968, Vol. 75, No. 6, pp. 522-536.

143. Norman D. A., Shallice Т. Attention to action: willed and automatic control of behavior // Consciousness and Self-regulation. Vol. 4. Davidson R. J. et al. (Eds.), N. Y.: Plenum Press, 1986, pp. 1-18.

144. Oberly H. S. A comparison of the spans of «attention» and memory // American Journal of + Psychology, 1928, Vol. 40, pp. 295-302.

145. Odgaard E. C., Flowers J. H., Bradman H. L. An investigation of the cognitive and perceptual dynamics of a colour-digit synaesthete // Perception, 1999, Vol. 28, No. 5, pp. 651-664.

146. Palmeri T. J., Blake R., Marois R., Flanery M. A., Whetsell W. The perceptual reality of synesthetic colors // Proceedings of the National Academy of Sciences, 2002, March 19, Vol. 99, No. 6, pp. 4127-4131.

147. Posner M. I., Snyder C. R. R. Attention and cognitive control // Information processing and cognition: The Loyola Symposium. R. L. Solso (Ed.). Hillsdale, N. J.: Erlbaum, 1975, pp. 55-85.

148. Ray C. The manipulation of color response times in a color-word interference task // Perception & Psychophysics, 1974, Vol. 16, No. l,pp. 101-104.

149. Reason J. Absent-mindedness and cognitive control // Everyday memory actions and absent-mindedness. J. E. Harris, P. E. Morris (Eds.). London: Academic Press, 1984a, pp. 113-132.

150. Reason J. Lapses of attention in everyday life // Varieties of Attention. R. Parasuraman, D. R. Davies (Eds.) Orlando: Academic Press, 1984b, pp. 515-549.

151. Reisberg D., Rappaport I., O'Shaughnessy M. Limits of working memory: The digit digit-span II Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1984, Vol. 10, No. 2, pp. 203-221.m

152. Rosen V. M., Engle R. W. The role of working memory capacity in retrieval // Journal oj Experimental Psychology: General, 1997, Vol. 126, No. 3, pp. 211-227.

153. Rosen V. M., Engle R. W. Working memory capacity and suppression // Journal of Memory and Language, 1998, Vol. 39, No. 3, pp. 418-436.

154. RuthruffE., Pashler H. E., Klaassen A. Processing bottlenecks in dual-task performance: Structural limitation or strategic postponement? // Psychological Bulletin & Review, 2001, Vol. 8, No. l,pp. 73-80.

155. Schneider W., Shiffrin R. M. Controlled and automatic human information processing: 1. Detection, search, and attention // Psychological Review, 1977, Vol. 84, No. 1, pp. 1-66.

156. Shallice Т., Burgess P. The domain of supervisory processes and temporal organization of behaviour // Philisophical Transactions of the Royal Society London, 1996, Vol. 351, pp. 14051412.

157. Sharma D., McKenna F. P. Differential components of the manual and vocal Stroop tasks // Memory & Cognition, 1998, Vol. 26, No. 5, pp. 1033-1040.41169.

158. Shiffrin R. M., Schneider W. Controlled and automatic human information processing: 2. Perceptual learning, automatic attending and a general theory // Psychological Review, 1977, Vol. 84. No. 2. pp. 127-190.

159. Shimada H. Effect of auditory presentation of words on color naming: The intermodal Stroop effect // Perceptual and Motor Skills, 1990, Vol. 70, No. 3 (Part 2), pp. 1155-1161.

160. Shimada H., Nakajima Y. Double response to Stroop stimuli // Perceptual and Motor Skills, 1991, Vol. 73, No. 2, pp. 571-574.

161. Singer R. N., Dapeng C. A classification scheme for cognitive strategies: implications for learning and teaching psychomotor skills // Research Quarterly for Exercise and Sport, 1994, Vol. 65, No. 2, pp. 143-151.

162. Sperling G. A unified theory of attention and signal detection // Varieties of Attention. R. Parasuraman, D. R. Davies (Eds.). Orlando: Academic Press, 1984, pp. 103-181.

163. Spitz H. H. Note on immediate memory for digits: invariance over the years // Psychological Bulletin, 1972, Vol. 78, No. 3,pp. 183-185.

164. Sternberg S. High-speed scanning in human memory // Science, 1966, Vol. 153, No. 3736, pp. 652-654.

165. Stirling N. Stroop interference: an input and an output phenomenon // Quarterly Journal of Experimental Psychology, 1979, Vol. 31, No. l,pp. 121-132.

166. Strayer D. L., Kramer A. F. Strategies and automaticity: I. Basic findings and conceptual framework II Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1994a, Vol. 20, No. 2, pp. 318-341.

167. Strayer D. L., Kramer A. F. Strategies and automaticity: II. Dynamic aspects of strategy adjustment // Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition, 1994b, Vol.20, No. 2, pp. 342-365.

168. Stroop J. R. Studies of interference in serial verbal reactions // Journal of Experimental Psychology, 1935, Vol. 18, No. 6, pp. 643-662.

169. Sugden D. A. Developmental strategies in motor and visual motor short-term memory // Perceptual and Motor Skills, 1980, Vol. 51, No. 1, pp. 146.

170. Treisman A., Fearnley S. The Stroop test: Selective attention to colours and words // Nature, 1969, Vol. 222, No. 5192, May 3, pp. 437-439.

171. Weichselgartner E., Sperling G. Dynamics of automatic and controlled attention // Science, 1987, Vol. 238, 6 November 1987, pp. 778-780.

172. Underwood G. The Stroop effect // Attention and Memory. Oxford: Pergamon, 1976, pp. 243247.

173. Underwood G., Everatt J. Automatic information processing // Handbook of perception and action. Vol. 3. Attention. Neumann O., Sanders A. F. (Eds.). London: Academic Press, 1996, pp. 194-200.

174. Velichkovsky В. M. Heterarchy of cognition: the depths and the highs of a framework for memory research // Memory, 2002, Vol. 10, No. 5-6, pp. 405-419.

175. Vernoy M. W. A computerized Stroop experiment that demonstrates the interaction in a 2 x 3 factorial design // Teaching of Psychology, 1994, Vol. 21, No. 3. pp. 186-189.

176. Vivas А. В., Fuentes L. J. Stroop interference is affected in inhibition of return И Psychonomic Bulletin & Review, 2001, Vol. 8, No. 2, pp. 315-323.

177. Watkins M. J. The intricacy of memory span II Memory & Cognition, 1977, Vol. 5, No. 5, pp. 529-534.

178. Williams J. M. G., Mathews A., MacLeod C. The emotional Stroop task and psychopathology // Psychological Bulletin, 1996, Vol. 120, No. 1, pp. 3-24.

179. Woodman G. F., Vogel E. K., Luck S. J. Attention is not unitary // Behavioral and Brain Sciences, 2000, Vol. 24, No. 1, pp. 153-154.

180. Woodman G. F., Vogel E. K., Luck S. J. Visual search remains efficient when visual working memory is full // Psychological Science, 2001, Vol. 12, No. 3, pp. 219-224.

181. Zacks R. Т., Hasher L. Directed ignoring: Inhibitory regulation of working memory // Inhibitory processes in attention, memory, and language. Dagenbach D., CarrT. H. (Eds.). New York: Academic Press, 1994, pp. 241-264.

182. Zijlstra F. R. H. Efficiency in Work Behaviour. A Design Approach for Modern Tools. — Delft: Delft University Press, 1993 — III. (диссертация).