Автореферат диссертации по теме "Динамика эмоциональных состояний личности в условиях кросс-культурной адаптации"

правах рукописи

ГРИШИНА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА

ДИНАМИКА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ состояний личности В УСЛОВИЯХ КРОСС-КУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

- 2 ДЕК 2010

Москва-2010

004615429

Работа выполнена на кафедре психологии и педагогической антропологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»

Научный руководитель - кандидат психологических наук, доцент

Блинникова Ирина Владимировна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Сухарев Александр Васильевич

кандидат психологических наук, доцент Арестова Ольга Николаевна

Ведущая организация - Учреждение Российской академии образования

Психологический институт РАО

Защита диссертации состоится «23» декабря 2010 г. в 12 час. на заседании диссертационного совета Д.002.016.02 при Учреждении Российской академии наукШнституте психологии РАН по адресу: Л 293 66, Москва, ул. Ярославская,

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институт психологии РАН

Автореферат разослан «18» ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Савченко Т.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертационная работа посвящена исследованию динамики эмоциональных состояний личности в процессе ее адаптации к инокультурной среде.

Лкигуалыюсть исследования. Рост телекоммуникационной активности, глобализация экономики, взаимопроникновение национальных и этнических культур неуклонно ведут к интенсификации международных контактов, высокой мобильности населения и активизации миграционных процессов, что делает чрезвычайно актуальными вопросы адаптации человека к инокультурной среде. Поскольку первичной реакцией на внешние ситуации, предваряющей когнитивную оценку и поведение, являются эмоциональные состояния, изучение их развития, динамики протекания и изменения в условиях кросс-культурной адаптации приобретает сегодня особую значимость.

Для описания эмоционального состояния, сопровождающего адаптацию в инокультурной среде, используют понятия «стресс аккультурации» и «культурный шок», под которыми понимают всю совокупность психосоматических симптомов и эмоциональных состояний, проявляющихся в условиях адаптации к новой культуре, когда пропадают знакомые ориентиры и теряют смысл привычные символы (Oberg, 1960; Berry, Annis, 1974). Исследованием проблем стресса аккультурации занимаются К.Оберг, Дж.Берри, С.Бочнер, А.Фернхем, К.Уорд, Г.Триандис, Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова, Т.Г.Стефаненко и многие другие авторы. В нашей стране вопросы кросс-культурной адаптации в основном рассматриваются с позиций межэтнического и межкультурного взаимодействия, социальных трансформаций, изменения идентичности и социокультурного научения, а стрессовые реакции, возникающие при смене культурного контекста, преимущественно анализируется с точки зрения факторов, облегчающих или отягощающих процесс адаптации. Во многих случаях исследователи связывают их с предшествующим травматическим опытом вынужденных переселенцев и беженцев, отодвигая на второй план феномен стресса аккультурации как психического явления и эмоционального состояния, которому подвержены все категории мигрантов (Гриценко, 2000, 2001, 2005; Клыгина, 2004; Павловец, 2002; Солдатова, 1998, 2001, 2002; Хухлаев, 2001 и др.). При всей социальной значимости такого подхода эмоциональная структура и динамика стресса аккультурации как психического явления, на наш взгляд, исследованы явно недостаточно.

В данной работе вопросы стресса аккультурации анализируются через призму эмоциональных состояний и их динамику в процессе адаптации к инокультурной среде. В контексте нашего исследования под стрессом аккультурации мы понимаем общий адапатационный синдром, развивающийся как сложная системная реакция на изменение социокультурных условий жизнедеятельности личности. Эмоциональное состояние мы рассматриваем как компонент стрессовой реакции, связанный со

специфическим субъективным переживанием, и выявляем критические изменения в эмоциональной структуре стресса и их связь с длительностью миграции, субъективной оценкой культурной дистанции и отношением к принимающей культуре, а также рядом социально-демографических факторов. Анализируются динамические сдвиги в эмоциональных состояниях мигрантов в течение шести месяцев пребывания в инокультурной среде. Эмоциональная динамика стресса аккультурации исследуется на примере внешне благополучной категории населения - временно проживающих в России представителей экономически развитых стран с добровольной мотивацией к переезду, четкими целями и конкретными планами, обладающих достаточно высоким материальным и социальным статусом. По сравнению с вынужденными мигрантами их адаптация, как правило, реже осложнена предшествующим травматическим опытом, пост-травматическим стрессовым расстройством, неопределенностью статуса, материальными проблемами, негативным отношением со стороны местного населения. Наш интерес к данной категории адаптантов вызван стремлением выявить сущностные характеристики и эмоциональную динамику стресса аккультурации без учета дополнительного воздействия других негативных факторов.

Объект исследования - эмоциональные состояния, развивающиеся в условиях кросс-культурной адаптации.

Предмет исследования - структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации у представителей англоязычных стран, временно проживающих в России.

Цели исследования: выявление характера и динамики эмоциональных состояний, а также их обусловленности внутренними и внешними факторами, в условиях кросс-культурной адаптации временно проживающих в России представителей англоязычных стран.

В соответствии с объектом, предметом и целью исследования была сформулирована основная гипотеза исследования:

Кросс-культурная адаптация временных мигрантов сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер изменений которого обусловлены а) субъективной оценкой степени сходства между исходной и принимающей культурами и б) индивидуально-психологическими особенностями адаптантов.

Эмпирические гипотезы исследования:

1. В процессе психологической адаптации к инокультурной среде можно выделить ряд этапов, каждый из которых отличается особым характером, структурой и динамикой эмоциональных состояний.

2. Интенсивность и динамика стресса аккультурации определяются оценкой сходства между культурой постоянного проживания и принимающей культурой.

3. Характер, структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации зависят от мотивов временной миграции и ожиданий, связанных с этим событием.

4. Социально-демографические характеристики и шдивидуально-психологаческие особенности временных мигрантов оказывают существенное влияние на формирование эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации.

Задачи исследования:

1. На основании анализа научных источников изучить исследовательские подходы к проблеме эмоциональных состояний в условиях длительного процесса кросс-культурной адаптации.

2. Провести предварительный анализ проблем кросс-культурной адаптации в России представителей англоязычных стран через а) оценку сходства между англоязычными странами и Россией и б) контент-анализ собранных с помощью интернет-форумов высказываний данной категории мигрантов об опыте их проживания в России.

3. Составить анкету для сбора социально-демографических данных, выяснения установок и уточнения факторов, способствующих и препятствующих адаптации в России представителей англоязычных стран, и провести анкетирование и двухэтапную (с интервалом в 6 месяцев) диагностику эмоциональных состояний и личностных свойств адалтантов из англоязычных стран с разным по длительности опытом проживания в России.

4. Оценить интенсивность и характер эмоциональных состояний респондентов и сравнить их с нормами, существующим! доя англоязычных стран.

5. Выявить зависимость интенсивности эмоциональных состояний от срока пребывания в России и определить специфику их структуры и динамики на разных стадиях адаптации путем а) сравнения эмоциональных показателей подгрупп респондентов с разной длительностью пребывания в России, б) анализа взаимных корреляций эмоций на разных этапах адаптации и в) анализа сдвигов в эмоциональных состояниях респондентов, произошедших за шесть месяцев.

6. Выявить взаимосвязи характера и динамики эмоциональных состояний с а) субъективной оценкой сходства между исходной и принимающей культурами; б) мотивационными установками и ожиданиями, связанными с переездом; в) социально-демографическими факторами (пол, возраст, социальный статус, предшествующий опыт долговременной миграции) и г) личностными свойствами респондентов (личностная тревожность, личностное любопытство, личностный гаев, личностная депрессия, экстраверсия, открытость новому опыту, дружелюбие, сознательность, нейротизм, экстернальный локус контроля).

Методологической базой исследования послужили фундаментальные положения отечественной психологии о причинной обусловленности психических явлений и их

динамичности (принцип детерминизма, принцип социокультурной обусловленности, принцип развития - Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн), личностный принцип (А.Г.Асмолов, А.Н.Леонтьев, А.В.Петровский), системный подход (Б.Ф.Ломов, Б.ГАнаньев, В. А .Барабанщиков). Теоретическую основу составили принципы и положения концепции психических состояний (В. Н. Мясшцев; Н. Д. Левитов; А. О. Прохоров; Е. П. Ильин и др.); парадигма состояние - устойчивая черта личности (К. Изард; Ч. Спилбергер); теория дифференциальных эмоций (К. Изард); теория стресса (В. А. Бодров, А. Б. Леонова, Р. Лазарус и др.); концепции культурного шока и стресса аккультурации, стадиальная концепция стресса аккультурации (К. Оберг, С.Лисгаард, Дж. Берри).

Методы исследования включали теоретический анализ литературных источников по анализируемой проблеме; анкетирование; двукратный опрос с применением комплекса стандартизированных психодиагностических для оценки актуальных эмоциональных состояний и устойчивых личностных черт, состоящего из четырех опросников («Шкала ситуативных и личностных свойств ЭТИ» Ч.Спилбергера, «Шкала дифференциальных эмоций ОЕЭ-ГУ» К. Изарда; опросник «Большая пятерка личностных свойств» и «Опросник локуса контроля»); методы и процедуры многомерной статистической обработки данных по сравнительному и корреляционному плану.

Достоверность и научная обоснованность результатов исследования определяются опорой на теоретические и методологические положения отечественной и зарубежной психологии, объемом изученной научной литературы, объемом и однородностью выборки эмпирического исследования, применением хорошо зарекомендовавших себя в исследовательской практике стандартизированных психодиагностических методик, адекватных поставленной цели и выдвинутой гипотезе, применением методов математической обработки данных.

Научная новизна состоит в следующем:

- Впервые предложен и реализован подход к исследованию стресса аккультурации через анализ пролонгированных динамических изменений эмоциональных состояний личности на разных этапах адаптации к инокультурной среде.

- Исследование стресса аккультурации впервые проводилось на выборке представителей англоязычных стран, временно проживающих в России; выявлены основные причины и содержание негативных и позитивных переживаний этой категории временных мигрантов;

- Получены оригинальные данные, раскрывающие характер изменений интенсивности и структуры эмоциональных состояний мигрантов в зависимости от срока пребывания в инокультурной среде, отношения к принимающей культуре и субъективной оценки отношения местных жителей к иностранцам.

- Уточнены представления о взаимовлиянии характера и интенсивности переживания эмоциональных состояний с рядом социально-демографических факторов, личностных свойств и мотивационных диспозиций адаптшггов.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в развитии системных представлений об эмоциональных состояниях человека в условиях длительного процесса кросс-культурной адаптации: выявлении причин и содержания негативных и позитивных переживаний, определяющих стресс аккультурации у англоязычных временных мигрантов, проживающих в России; установлении специфической структуры эмоциональных состояний на разных этапах кросс-культурной адаптации; уточнении представлений о факторах, способствующих и препятствующих кросс-культурной адаптации.

Практическая цениоат исследования состоит в возможности применения его результатов при разработке и проведении индивидуальных и групповых программ поддержки лиц, проживающих в инокультурной среде. Учет эмоциональной специфики каждой стадии кросс-культурной адаптации позволяет более точно определить цели и задачи тренингов кросс-культурной коммуникации, а в случае обращения за психологической помощью в целях облегчения процесса адаптации - скорректировать направленность психологических консультаций и характер психотерапевтических интервенций для поддержания психического здоровья и эмоционального благополучия адаптантов. Материалы исследования используются при подготовке и проведении лекционных и семинарских занятиях для слушателей курсов «Педагогическая антропология», «Психология» и «Этнопсихология», спецкурса «Психологические технологии работы по межкультурной коммуникации и адаптации» в Московском государственном лингвистическом университете, курса «Деловой английский язык» в Корпоративном университете АФК «Система».

Апробация работы. Результаты и выводы исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии и педагогической антропологии Московского государствешюго лингвистического университета; на заседаниях лаборатории познавательных процессов и математической психологии Института психологии РАН; на конференции «Психологическая наука и практика» (Москва, 2007); на международной научной конференция «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 2008 и 2010); на конференции «Проблемы управления психоэмоциональным состоянием человека» (Астрахань, 2008); на международной конференции «Психология общения XXI век: 10 лет развития» (Москва, 2009).

Положения, выносимые на защиту:

1) Кросс-культурная адаптация сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер изменений которого меняется в зависимости от срока пребывания

в инокультурной среде. На ранних стадиях адаптации доминируют эмоции позитивного комплекса, впоследствии сменяющиеся астеничными тревожно-депрессивными состояниями; на более поздних стадиях адаптации интенсивнее проявляются умеренно выраженные стеничные эмоции агрессивного комплекса, свидетельствующие о повышении адаптивной активности и переходе к фазе стабилизации.

2) Субъективная оценка временными мигрантами степени различия между исходной и принимающей культурами непосредственно не влияет на характер, интенсивность и динамику эмоциональных состояний, но опосредуется отношением адаптантов к ряду аспектов культуры страны пребывания и субъективной оценкой отношения местных жителей к иностранцам.

3) В структуре аспектов проживания в России, отмечаемых и оцениваемых представителями англоязычных стран, наибольшее негативное отношение вызывают такие особенности характера и поведения местного населения как национализм, отсутствие политкорректности по отношению к меньшинствам, покровительственное отношение мужчин к женщинам, неискренность, леность, неприветливость, неотзывчивость, безынициативность, допущение телесного контакта с незнакомыми, пристальный взгляд, отсутствие улыбки, мрачный вид, курение в общественных местах, а также рад компонентов системы регулирования общественной жизни в нашей стране («отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты», «поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам»).

4) Интенсивность негативных эмоциональных состояний при кросс-культурной адаптации временных мигрантов ниже у лиц зрелого возраста и с более высоким социально-экономическим статусом.

5) Наибольшее влияние па устойчивые эмоциональные состояния временных мигрантов оказывают такие личностные черты, как личностная тревожность, личностная депрессия и нейротизм, затрудняющие кросс-культурную адаптацию, и личностное любопытство, открытость новому опыту, экстраверсия и дружелюбие, способствующие адаптации.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений, в которых содержатся опросные и психодиагностические методики, нормативы, таблицы описательной статистики, результаты статистических расчетов, таблицы с результатами контент-анализа. Библиографический список состоит из 160 наименования, из них 73 источника на английском языке. Основное содержание работы изложено на 166 страницах; в тексте диссертации содержится 19 рисунков и 8 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обоснована актуальность темы научной работы, указана степень ее разработанности, обозначены объект и предмет исследования, определены его цель, гипотезы и задачи, раскрыты элементы научной новизны, теоретическая и практическая значимость работы, указана теоретическая и методологическая база, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В нерпой главе представлен обзор литературы по проблеме эмоциональных состояний и адаптации к новому культурному контексту в условиях миграции. Глава содержит четыре раздела и резюме.

В первом разделе рассматривается проблема психических состояний, понимаемых как целостная системная реакция на внешние и внутренние воздействия, протекающая на уровне и организма, и личности, и направленная на сохранение целостности организма и обеспечение его жизнедеятельности в конкретных условиях обитания (Мясшцев, 1932; Левитов, 1964; Сосновикова, 1975; Прохоров, 1994; Ильин, 2005 и др.). Подчеркивается, что особую роль в психической жизни человека играют эмоциональные состояния, которые описываются как эмоциональная сторона психических состояний, эмоциональный тонус, или фон, на котором развивается психическая и практическая деятельность человека (Ильин, 2010). Отмечается, что основная функция психических состояний человека состоит в адаптации к внешним и внутренним изменениям (Гримак, 1989; Ильин, 2005; Изард, 2007). Рассматриваются компоненты адаптивности и конструктивной мотивации к изменению ситуации ряда дифференциальных эмоций, включая традиционно признаваемые деструктивными страх и гнев, которые выполняют мобилизующую функцию и тем самым полезны для человека.

Во втором разделе анализируется эмоциональная составляющая стресса, под которым понимается внутреннее психическое состояние напряжения и возбуждения, включающее эмоциональные переживания, оборонительные реакции и процессы преодоления, происходящие в человеке (Бодров, 2000). Подчеркивается близость понятий стресс и эмоции-, при этом особое внимание уделяется концепции Р. Лазаруса, рассматривающего стресс, эмоции и стратегии совладания как единое целое и видящего роль эмоций в обеспечении оценки ситуации и определении адаптационной стратегии (Lazarus, 1999).

В третьем разделе анализируется состояние личности при адаптации к смене культурной среды в результате миграции. Утверждается, что смена культурного контекста в условиях миграции является одним из наиболее глобальных жизненных изменений, оказывающим глубокое влияние на психику человека, что связано с определяющей ролью культуры в формировании личности. Приводится ряд определений культуры, в которых акцент делается на такие психологические аспекты,

как адаптация, защита, восприятие, искажение, интерпретация действительности (Налчаджян, 2000; Matsumoto, Yoo, Fontainee, 2009; Ким, 2005; Triandis, 2002 и др.). Описывается несколько классификаций национальных и этнических культур, основанием для которых авторы выбрали различные социально-психологические принципы организации жизнедеятельности людей: деление культур на полиактивные, моноактивные и реактивные у Р. Льюиса (Lewis, 1996); противопоставление высоко- и низкоконтекстуальных культуры у Э. Холла (см. Gannon, Pillai, 2009); шкалы дистанции власти, избегания неопределенности, индивидуализма, маскулинности и долгосрочности ориентации Г. Хофстеде (Hofstede, 2009).

Обсуждается ряд терминов, используемых для описания характера взаимодействия человека с инокультурной средой (аккультурация, психологическая аккультурация, приспособление, адаптация) и обосновывается предпочтение понятия кросс-культурная адаптация для обозначения как процесса активного взаимодействия индивида с инокультурной средой, сопровождающегося стрессовыми реакциями, вызванными влиянием принимающей культуры, так и результата этого процесса, когда индивид вновь возвращается к приемлемому уровню психологического и функционального благополучия (Kim, Gudykunst, 1988; Ward, Kennedy, 1993a; Kim, 2004; Ward, Fischer, 2008; Van Oudenhoven, Long, Yan, 2009; Брунова-Калисецкая, 2005).

Анализируются некоторые теоретические подходы к проблеме кросс-культурной адаптации, среди которых особое внимание уделяется аффективной парадигме, где перемещение в чужую культуру понимается как ряд жизненных изменений, вызывающих стресс, преодоление которого требует мобилизации адаптивных ресурсов (Oberg, 1960; Berry, Annis, 1974; Уорд, 2005 и др.). Используемые рядом авторов понятия культурный шок и стресс аккультурации обозначают сбой в нормальной работе привычных сенсорных, символических, вербальных и невербальных систем психики человека, происходящий под влиянием новых условий при вхождение в другую культуру, проявляющийся в повышении тревожности, часто сопровождающемся развитием широкого диапазона эмоций негативного плана (Oberg, 1960; Berry, Annis, 1974; Солдатова, 2001; Гриценко, 2001 и др.). Стадиальный подход к стрессу аккультурации подразумевает выделение ряда этапов адаптации (Adler, 1975; Fumham, Bochner, 1986 и др.). Большинство авторов первую стадию называют медовым месяцем и связывают с приподнятым настроением и чувством восхищения культурными различиями, затем говорят о стадии развития негативных состояний, переходящей в кризисную фазу, когда стресс аккультурации достигает максимальной интенсивности, которая впоследствии сменяется стадией адаптации и восстановления. Общая продолжительность адаптации может составлять от нескольких месяцев до 4-5 лет в зависимости от личностных характеристик мигрантов и особенностей исходной и принимающей культур (Oberg, 1960; Furnham, Bochner, 1986; Pedersen, 1994; Стефаненко, 1999; Sussman, 2002).

В четвертом разделе рассматриваются факторы, оказывающие влияние на успешность и динамику адаптации к инокультурной среде. Общекультурные факторы связаны с социальными, политическими, демографическими и географическими характеристиками взаимодействующих культур, определяющими культурную дистанцию между ними (Furnliam, Bochner, 1986; Nippoda, 2001; Стефаненко, 1999 и др.). Культурная дистанция может оцениваться на групповом (объективном) и индивидуальном (субъективном) уровнях (Babiker et al., 1980; Hofstede, 2009; Suanet, Van de Vijver, 2009). Приводятся эмпирические данные, свидетельствующие о том, что важными индивидуальными социально-демографическими факторами являются возраст, пол, статус, образование и предшествующий опыт: легче адаптируются переселенцы молодого возраста, мужского пола, с высоким статусом, высшим образованием, обладающие кросс-культурным опытом (Стефаненко, 1999; Гриценко, 2001 и др.). Обсуждаются исследования по проблеме личностных факторов адаптации, выявивших позитивную роль толерантности, когнитивной сложности, гибкости, интервального локуса контроля, низкого уровня тревожности, общительности, сознательности, самоэффективности, самоконтроля и др. (Furnham, Bochner, 1986; Seipel, 1988; Ward, Kennedy, 1993b; Seipel, 1998; Стефаненко, 1999; Мнацаканян, 2004; Constantine, Okazaki, 2004; Уорд, 2005; Wei, Heppner et al., 2007; Eustace, 2007 и др.). Описывается ряд подходов к объяснению индивидуальных стратегий адаптации и саморегуляции - их авторы в основном разделяют стратегии, ориентированные на активные действия, и стратегии, направленные на изменение собственного восприятия (Shönpflug, 2002; Cross, 1995; Хартманн, 2002; Налчаджян, 2000; Моросанова, 2002; Ward, Kennedy, 2001; Берри, 2001).

В пятом разделе подводятся итоги теоретического обзора, выделяются подходы, в соответствии с которыми планировалось эмпирическое исследование динамики эмоциональных состояний кросс-культурой адаптации, обосновываются принципы и уточняются задачи исследования.

Во второй главе, состоящей из четырех разделов, описаны результаты подготовительного этапа эмпирического исследования. В первом разделе описывается категория мигрантов, выбранная нами в качестве объекта исследования -представителях англоязычных стран, временно проживающих в России. Приводятся результаты опроса в интернет-форуме сайта www.expat.ru, показавшего, что значительная часть иностранцев, прибывающих в Россию из западных стран, представлена выходцами из англоязычных стран, являющихся сотрудниками транснациональных корпораций и квалифицированными управленцами, привлекаемыми российскими компаниями для развития своего бизнеса, а также преподавателями, преимущественно английского языка.

Во втором разделе анализируется объективная культурная дистанция между Россией и англоязычными странами. На основании эмпирических данных Г.Хофстеде (www.geert-hofstede.com) и результатов исследований ряда отечественных авторов (Латова, Латов, 2001; Волкогонова, Татаренко, 2001 Володарская, Логвинова, 2005) делается вывод о противоположной ориентации России и англоязычных стран по шкалам индивидуализма/коллективизма, маскулинности/фемининности, дистанции по отношению к власти, избеганию неопределенности. На основании этнографических и этнопсихологических описаний народов Великобритании, США и России проводится сравнение особенностей национального характера и менталитета жителей этих трех стран по таким категориям, как специфика мышления, личностные черты, поведение в общественных местах, манера разговора, мимика и эмоциональная выразительность, использование юмора, общение и межличностные отношения, деловая культура и принятие решений, патриотизм и отношение к традициям (Hewitt, 1996; Lewis, 19 99; Нежурина-Кузничная, 2004; Моул, 2006; Фокс, 2008). Делается вывод, что значительные различия в культурно-ценностной ориентации англоязычных стран и России и в национальных характере и менталитетах их жителей осложняют кросс-культурную адаптацию англоязычных иностранцев в нашей стране. Отмечается, с другой стороны, что выявленное в результате социологического опроса в целом доброжелательное отношение жителей России к иностранцам из США и Западной Европы (Леонова, 2004) является позитивным фактором для их адаптации.

В третьем разделе описываются результаты контент-анализа 400 высказываний западных иностранцев о том, что им нравится и что не нравится в их жизни в России. Высказывания, собранные на подготовительном этапе исследования, проанализированы для выявления содержательного аспекта проблем жителей англоязычных стран при адаптации к жизни в России. Результаты конгент-анализа приведены в Табл.1.

Наибольшее количество суммарных оценок (как позитивных, так и негативных) относится к макроуровню окружения личности, т.е. преобладают суждения о принимающей стране и культуре в целом, а сферы, связанные с ежедневной деятельностью и непосредственным взаимодействием, по количеству откликов отступают на второй план, хотя и с минимальным отрывом. Это интерпретируется как свидетельство значимости кросс-культурной адаптации для респондентов - адаптация идет именно к смене культурного контекста, а не только к изменению жизненной ситуации в целом. На втором месте по количеству оценок оказалась сфера межличностного взаимодействия и общения, опередившая такие области, как быт, работа и личностный рост. Делается вывод, что именно социальная опора и поддержка, стремление к новым дружеским связям и наличие друзей как среди местных жителей, так и среди соотечественников является важнейшим фактором позитивного отношения к новой культуре. С учетом специфики выборки можно говорить о том, что фактор социальной поддержки важен и для представителей западных индивидуалистских

культур, несмотря на общепринятое мнение о преобладание в этих культурах таких ценностей, как успех, уверенность, внешняя независимость, обеспечиваемая финансовой выгодой и карьерным ростом, и внутренняя независимость, проявляющаяся в стремлении испытать и лучше узнать себя.

Таблица 1.

Аспекты жизни в России, названные и прокомментированные респондентами; курсивом выделены категории, получившие наибольшее кол-во негативных отзывов

КАТЕГОРИИ Общее кол-во отзывов Позитивные отзывы Негативные отзывы

Общекультурная сфера 270 115 155

Культура и история России 84 66 18

Регулирование общественной жизни 78 10 68

Россия как страна в целом 29 24 5

Природа и климат 28 7 21

Экология 27 3 24

Обычаи и традиции 24 5 19

Сфера межличностного взаимодействия 257 97 160

Личностные характеристики местного населения, значимые при взаимодействии 90 38 52

Особенности поведения местного населения 51 2 49

Круг общения 45 36 9

Русский язык как барьер к взаимодействию 42 9 33

Отношение местного населения к иностранцам 15 2 13

Поддержка семьи 14 10 4

Бытовые аспекты 156 73 83

Бытовые условия 55 23 32

Транспорт 49 19 30

Еда и развлечения 41 20 21

Уровень дохода 11 11 -

Самореализация н личностное развитие 33 32 1

Характер работы, карьерные перспективы 29 17 12

Чувство свободы и новизны 24 23 1

Потенциал для личностного роста 9 9 -

Наибольшее количество негативных оценок вызывает сфера регулирования общественной жизни в нашей стране - были названы «отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты»,

«поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам». На втором и третьем месте по количеству негативных отзывов находятся черты национального характера и особенности поведения местного населения: респонденты отмечали «национализм», «отсутствие политкорректности по отношению к меньшинствам», «покровительственное отношение мужчин к женщинам», «неискренность», «безынициативность», «неотзывчивость», «неприветливость», «леность», «допуи{ение телесного контакта с незнакомыми» (например, в транспорте), «пристальный взгляд», «отсутствие улыбки», «мрачный вид», «курение в общественных местах». При этом практически ни один из аспектов жизни в России для совокупности респондентов не является «абсолютно хорошим» или «абсолютно плохим»: разные люди воспринимают их по-разному, о каждом из них есть как позитивные, так и негативные отзывы, что говорит о значительных индивидуальных различиях в оценке одних и тех же российских реалий представителями относительно гомогенной англоязычной культурной среды.

В четвертом разделе описываются результаты второго этапа контент-анализа, целью которого было выявление маркеров эмоциональных состояний в высказываниях респондентов. Эмоциональными маркерами считались имеющие эмоциональную окраску глаголы и предикатные фразы, прилагательные и наречия, а также наличие в высказываниях генерализаций и морализаций и некоторые экстралингвистические средства (множественные восклицательные знаки и выделение шрифтом). Результаты анализа представлены в Табл.2.

Выявленные позитивные эмоциональные маркеры выражают различные степени радости (от удовольствия до восхищения, 39%), в то время как негативные - различные степени агрессии и недовольства, направленных на внешние объекты (возмущение, раздражение, осуждение - 37%). Кроме того, негативные переживания представлены рядом тревожно-депрессивных эмоций (вина, обида, страх, недоверие, беспокойство, тоска, разочарование, жалость - 24%). Отмечается, что негативная эмоциональная гамма более разнообразна по сравнению с позитивной, а высказывания, содержащие негативные эмоциональные оценки, являются более многочисленными по сравнению с позитивными (61% и 39%, соответственно). Проводится параллель между выявленными эмоциональными маркерами и эмоциональными показателями по Шкале дифференциальных эмоций КЛзарда и признается максимальное соответствие этого опросника целям и задачам эмпирического исследования.

Результаты проведенного контент-анализа были использованы для планирования основного исследования и разработки авторской анкеты для сбора социодемографических данных и выявления мотивационных установок (сама анкета описывается в третьей главе).

Таблица 2.

Эмоциональные маркеры в высказываниях представителей англоязычных стран по поводу позитивных и негативных аспектов их жизни в России

Подгруппы высказываний с эмоциональным маркером Кол-во высказываний % от общего кол-ва

ВСЕ ПОДГРУППЫ 174 100%

Подгруппа позитивных эмоций 68 39%

1. Удовольствие, радость, восхищение 60 34%

2. Удивление 5 2,9%

3. Интерес 3 1,7%

Подгруппа негативных эмоций 106 61%

1. Возмущение 34 20%

2. Раздражение, осуждение 30 17%

3. Затруднение, замешательство 26 15%

4. Недоверие, беспокойство 5 2,9%

5. Тоска, одиночество 4 2,3%

6. Страх 4 2,3%

7. Разочарование 2 1,1%

8. Жалость 1 0,6%

В третьей главе, состоящей из трех разделов и выводов, обсуждаются программа и результаты эмпирического исследования динамики эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации.

Выборка была сформирована из проживающих в России граждан англоязычных стран: Великобритании, Соединенных Штатов Америки, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Республики Ирландии. Участники исследования вербовались в интернет-форумах сайта www.expat.ru, а также среди преподавателей московских курсов английского языка. Всего в исследовании приняло участие 110 человек от 23 до 72 лет, 68 участников - мужчины, 42 - женщины. Участие в исследовании респондентов с различной длительностью опыта проживания в России и двукратная психодиагностика с шестимесячным интервалом между измерениями позволили исследовать динамику эмоциональных состояний в двух планах - путем сравнения эмоциональных показателей групп респондентов с разцым по длительности опытом адаптации (независимые группы) и путем сравнения эмоциональных показателей респондентов со сдвигом в шесть месяцев (связанные группы).

Инструменты для сбора эмпирических данных включали четыре англоязычные психодиагностические бланковые опросные методики и одну анкету, также на

английском языке. Анкета для фиксации социодемографических данных и выявления мотивационных установок (мотивов приезда, ожиданий, степени владения русским языком и знакомства с российской культурой, оценки культурной дистанции, оценки принимающей культуры, оценки местного населения к иностранцам) была разработана специально для данного исследования; она содержит 16 пунктов, включая вопросы с выбором ответа из множественного списка, инструкции по ранжированию объектов и вопросы с ответом в свободной форме. Опросники включали «Шкалу ситуативных и личностных свойств БТРЬ» Ч. Спилбергера, «Шкалу дифференциальных эмоций БЕЭ-IV» К. Изарда; опросник «Большая пятерка личностных свойств» и «Опросник локуса контроля». Полученные с помощью четырех опросников данные использовалась для выявления связи между характером эмоциональных состояний и этапом адаптации; динамики эмоциональных состояний; взаимосвязи характера динамики эмоциональных состояний с личностными и социально-демографическими особенностями респондентов.

При обработке полученных данных основными этапами работы были а) анализ выраженности стресса аккультурации у респондентов; б) оценка интенсивности и характера переживаемых эмоциональных состояний на разных этапах адаптации к новой культуре; в) анализ сдвигов в интенсивности и характере эмоциональных состояний в течение шести месяцев; г) анализ взаимосвязей между эмоциональный! показателями и субъективными оценками сходства исходной и принимающей культурами и д) выявление индивидуальных факторов, определяющих характер и динамику эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации.

а) Анализ выраженности стресса аккультурации у респондентов

Сравнение показателей участников исследования по ситуативных тревожности, любопытства, гнева и депрессии с нормативными данными (8р1е1Ьегцег, КеЬе18ег, 2003) продемонстрировало, что в целом негативные эмоциональные показатели (тревожности, гнева, депрессии) у участников исследования имеют высокую интенсивность. Для мужчин превышение по ситуативной тревожности является более значительным, чем для женщин. Показатели ситуативной тревожности у мужчин превышают средние у 50% опрошенных, при этом за пределами верхней границы нормы показатели 10% опрошенных; у жсшцин превышение средних показателей у 50%, верхняя граница нормы превышена у 20% опрошенных. Показатели ситуативной депрессии у мужчин превышают средние у 80% опрошенных, при этом за пределами верхней границы нормы показатели 20% опрошенных. По МКБ-10 состояние 17% мужчин может быть клинически диагностирована как «легкая депрессия», 5% мужчин -как «умеренная депрессия». У женщин показатели ситуативной депрессии превышают средние у 70% опрошенных, при этом за пределами верхней границы нормы показатели 20% опрошенных. Состояние 19% женщин может быть клинически диагностировано

как «легкая депрессия». Средние показатели дифференциальных эмоций у выборки близки к нормативным с учетом стандартного отклонения. Наибольшее отличие от нормативов отмечается в показателях радости в сторону уменьшения и в показателях презрения в сторон)' увеличения. В целом, сравнение средних значений эмоциональных показателей участников исследования с нормативами показало, что у респондентов повышены негативные эмоциональные показатели, такие как ситуативная тревожность и ситуативная депрессия, а также презрение, что дает нам основания говорить о наличии тенденции к переживанию стресса аккультурации.

Выборка респондентов не была однородной. Кластерный анализ по диагностируемым эмоциональным показателям позволил выделить две подгруппы испытуемых, которые значимо различались по интенсивности эмоциональных состояний (за исключением удивления). Первая группа включала 86% всех респондентов - ее представители могут быть в целом охарактеризованы как эмоционально благополучные. Вторая группа включала оставшиеся 14% опрошенных, которых можно назвать эмоционально неблагополучными. Представители второй группы отличаются от эмоционально благополучных респондентов более интенсивным переживанием негативных эмоций и менее интенсивным переживанием позитивных эмоций (кроме удивления). На Рис. 1 представлены различия между подгруппами по ситуативным показателям по шкале вТР! Ч. Спилбергера.

¿ь.оо ■ 20,00 15,00 10.00 5.<Ю П.ОП

Сит. тревожность Сиг. депрессия

Сит. гнев

Сиг. любопытство

и Группа одатиоиых респондент оо п«64 ы Группа дезздалтивных респондентов п-:10

Рис.1. Различия в ситуативных показателях у эмоционально благополучной и эмоционально неблагополучной групп

Сравнение групп с помощью дисперсионного анализа показало, что срок пребывания в новой культуре оказывает некоторое влияние на степень адаптации

однако он не является определяющим фактором для различение подгрупп благополучных и неблагополучных мигрантов. Наиболее существенное влияние оказывает показатель отношения к принимающей культуре, особенно такой ее сферы, как межличностные отношения (Е=3,406; р=0,012), и показатель оценки отношения местных жителей к иностранцам (Р=5,384; р= 0,001). Адаптанты, более интенсивно переживающие комплекс негативных эмоций, более негативно оценивали сферу межличностных отношений в России и считали отношение жителей России к иностранцам более недоброжелательным.

б) Оценка интенсивности и характера переживаемых эмоциональных состояний на разных этапах адаптации к повой культуре

Сравнение эмоциональных показателей участников с разной длительностью проживания в России (до 2-х месяцев; от 2-х до 12 месяцев; от 13 до 36 месяцев; свыше 36 месяцев) показало, что ситуативная тревожность второй подгруппы выше по сравнению с другими подгруппами, причем минимальные показатели ситуативной тревожности у первой подгруппы (см. Рис.2).

............................................................................................1

.—г |

г ЛТЯ7Я 3 18,8 |

Н-1-1-1- 1 -1

до2мес. 2-12 мес. 13-36 мес. св. Збмес.

Рис.2. Значения показателей ситуативной тревожности в зависимости от срока пребывания в России

Похожая динамика отмечалась и доя других эмоциональных показателей -подгруппа «2-12 месяцев» отличалась от подгруппы «До 2 месяцев» более высокими показателями негативных эмоций, причем отличие имело статистическую значимость по критерию Манна-Уитни: ситуативной депрессии (11=166,5; р<0,05); печали (11=373; р<0,05); аутоагрессии (11=403; р<0,05) и вины (11=377; р<0,05). Выявленная динамика укладывается в концепцию Ц-образной кривой аккультурации - благополучное эмоциональное состояние в первые недели пребывания в новой культуре сменяется

развитием симптомов стресса на средних сроках, после чего следует улучшение (см. РипЛат, Вос1тег, 1986).

Общая тенденция статистически значимых различий такова, что подгруппа «До 2 месяцев» отличается от других подгрупп наименьшей интенсивностью негативных эмоций. Отличие подгруппы «2-12 месяцев» от подгруппы «До 2 месяцев» - в большей выраженности эмоций тревожно-депрессивного характера (ситуативная тревожность, ситуативная депрессия, печаль, аутоагрессия, вина). Подгруппы «12-36 месяцев» и «Свыше 36 месяцев» отличаются от подгруппы «До 2 месяцев» более выраженными эмоциями враждебно-агрессивного комплекса (гнев). Статистически значимые различия в дифференциальных эмоциях представлены графически на Рис.3.

9,00 8,00 7,00 6,00 5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00

............ ......,.....

Смущение I

ья до 2 месяцев

й 2-12 месяцев

9.00 8,00 7,00 6,00 5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 ■ 0,00 ■

Удо2мес. У12-36 мсс, й св.36 мес.

Рис. 3. Статистически значимые и имеющие тенденцию к значимости различия в показателях дифференциальных эмоций между подгруппами разной длительности пребывания в России

Специфика эмоциональной структуры стресса аккультурации на разных стадиях кросс-культурной адаптации выявлялась также с помощью анализа корреляционных связей показателей ситуативной тревожности (как важной составляющей стресса аккультурации) с показателями дифференциальных эмоций. В Табл. 3 представлены значения корреляций. На ранней стадии адаптации (До 2 месяцев) ситуативная тревожность не образует значимых обратных корреляций с эмоциями позитивного комплекса. На стадии 2-12 месяцев проявляются не наблюдавшиеся на первом этапе обратные корреляции с эмоциями позитивного комплекса ситуативным любопытством, интересом и радостью; усиливаются прямые корреляции с депрессивными состояниями, в частности, появляются связи с ситуативной депрессией, печалью, виной, смущения; при этом отмечается меньше связей с эмоциями агрессивного комплекса. На поздней стадии адаптации (12-36 месяцев) при сохранении обратных

корреляций ситуативной тревожности с позитивными эмоциями ситуативного любопытства и радости снижается количество ее связей с депрессивными эмоциями, в то время как появляются связи с показателями гнева. После 36 месяцев тенденция к наличию корреляций с эмоциями враждебно-агрессивного комплекса (в виде презрения) сохраняется, однако в структуре ситуативной тревожности не отмечается значимых связей с позитивными эмоциями.

Таблица 3.

Корреляционные связи показателей ситуативной тревожности с показателями дифференциальных эмоций

Эмоции Подгруппа < 2-х мес. Подгруппа 2-12 мес. Подгруппа 12-36 мес. Подфуппа > 36 мес.

Эмоции позитивного комплекса

Сит. любопытство -.433* -,581*

Интерес -,399' -,493" -,456*

Радость -,493** -,587**

Эмоции трев о жно-депрес с и вно а о комплекса

Сит. депрессия ,706** ,587* ,749**

Печаль ,716"

Аутоагрессия ,433'

Стыд ,440"

Вина ,471**

Страх ,597" ,565"

Смущение ,467"

Эмоции агрессивного комплекса

Сит. гнев ,652*

Гнев ,489* ,657**

Отвращение ,552*

Презрение ,452*

Уровень значимости корреляций < 0.01.

* - Уровень значимости корреляций <0.05.

По результатам сравнения данных об эмоциональных состояниях участников исследования с нормативами, анализа различий эмоциональных показателей между подгруппами и анализа корреляций ситуативной тревожности с показателями эмоциональных состояний были сделаны следующие выводы: в первые недели (до 2 месяцев) пребывания в новой культуре незначительное повышение ситуативной тревожности связано как с негативными, так и с позитивными переживаниями; на этапе

2-12 месяцев ситуативная тревожность становится выше, более интенсивно и разнообразно проявляется комплекс тревожно-депрессивных эмоций, таких как печаль, аутоагрессия, страх, стыд, вина; на этапе 12-36 месяцев появляется тенденция к снижению тревожности и депрессивных состояний, однако становятся более выраженными эмоции агрессивного комплекса (гнев, отвращение, презрение); после трех лет пребывания в другой культуре некоторое снижение тревожности по сравнению с пиковыми значениями нельзя рассматривать как полностью положительную тенденцию, поскольку оно сопровождается умеренными депрессивными и враждебно-агрессивными состояниями.

в) Анализ сдвигов в интенсивности и характере эмоциональных состояний в

течение шесит месяцев

Для оценки характера и значимости сдвигов эмоциональных показателей в течение 6 месяцев применялись данные повторного опроса В подгруппе «До 2 месяцев» значимых сдвигов выявлено не было, однако тенденцию к статистической значимости имел сдвиг в сторону увеличения по показателю гнева (г=-1,852; р=0,064). В подгруппе «2-12 месяцев» выявлены значимые и имеющие тенденцию к значимости сдвиги в сторону уменьшения в показателях позитивных эмоций удивления (г=-2,931; р=0,003) и интереса (г=-1,858; р=0,06) и в сторону увеличения - в показателях гнева (г=-1,614; р=0,1). В подгруппе «13-36 месяцев» выявлены статистически значимые и близкие к значимым сдвиги в сторону уменьшения в показателях ситуативного любопытства (г=-2,524; р=0,01) и депрессивных эмоций смущения (¿=-2,026; р=0,04); отвращения (г=-1,879; р=0,06) и стыда (г=-1,775; р=0,07). В подгруппе «Свыше 36 месяцев» выявлены значимые и близкие к статистически значимым сдвиги в сторону уменьшения в показателях ситуативного гнева (г=-1,761; р=0,08) и печали (г=-2,456; р=0,01).

В целом, наибольшее количество случаев повышения ситуативной тревожности и ситуативной депрессии отмечается в подгруппе «2-12 месяцев», снижения ситуативной тревожности - в подгруппе «Свыше 36 месяцев». В подгруппе «2-12 месяцев» также выявлена тенденция к повышению агрессивных эмоций (гнев), в то время как в подгруппе «Свыше 36 месяцев» - к снижению как агрессивных (гнев), так и депрессивных (печаль) эмоций. И хотя в подгруппе «До 2 месяцев» не выявлено значимых сдвигов в сторону снижения показателей позитивного эмоционального комплпекса и увеличения показателей тревожно-депрессивного эмоционального комплекса, сдвиги, выявленные в других подгруппах, в целом подтверждают выводы, сделанные в результате анализа данных первого опроса и сравнения подгрупп участников с разной длительностью пребывания в России: развитие стресса аккультурации характеризуется тенденцией перехода от позитивных эмоциональных состояний в начале процесса адаптации к астеничным тревожно-депрессивным

состояниям, которые после года проживания в инокультурной среде уступают место состояниям с повышенным уровнем враждебно-агрессивных эмоций.

г) Анализ взаимосвязей оценки сходства культур и отношении к принимающей кульщре с параметрами эмоциональных состояний

Были проанализированы корреляции эмоциональных показателей респондентов с их оценкой степени сходства между исходной и принимающей культурами, а также с их отношением к новому культурному контексту. Особенности корреляционных связей позволяют выстроить структурно-динамическую модель взаимовлияний, представленную на Рис.4.

Рис. 4. Корреляционные связи эмоциональных показателей с оценками сходства культур, отношением к принимающей культуре и оценкой отношения местного населения к иностранцам (пунктирными линиями обозначены прямые связи, сплошными - обратные; жирными линиями - уровень значимости корреляций <0.01; тонкими - < 0.05)

Как видно из рисунка, не выявлено значимых взаимосвязей между интегральной оценкой сходства культур и показателями эмоциональных состояний, однако установлена прямая корреляционная зависимость между высокой интегральной оценкой сходства культур и позитивным отношением к принимающей культуре. Это говорит о том, что влияние оценки сходства родной и принимающей культур на эмоциональные показатели опосредуется отношением к стране пребывания.

Отношение к принимающей культуре выступает центральным компонентом модели - этот показатель, полученный при первом измерении, не связан значимыми

связями с первичными показателями ситуативной тревожности, в то время как его связывают обратные корреляции с показателем повышения ситуативной, выявленном при повторном опросе, т.е. позитивное отношение ведет к снижению тревожности с течением времени. Существенным является и тот факт, что отношение к принимающей культуре значимо связано с комплексом агрессивных эмоций, выявленном при первом измерении: чем хуже отношение, тем больше агрессивных эмоций (отвращение, презрение, гнев) испытывает человек на первых этапах адаптации к новой культуре; эта агрессия ведет к развитию эмоций тревожно-депрессивного комплекса на более поздних этапах адаптации. Кроме того, отношение к культуре страны пребывания связано с оценкой отношения местного населения к иностранцам и показателем субъективного комфорта.

д) Выявление факторов, определяющих характер и динамику эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации

Анализ связей эмоциональных показателей с установками накануне миграции -уровнем мотивации к переезду и степенью ожидаемых трудностей после переезда выявил значимость уровня мотивации для эмоционального благополучия при адаптации - показатели уровня мотивации связаны значимыми корреляциями с показателями как первого опроса (прямые связи с ситуативным любопытством: 11=0,405; р<0,01 и обратные - с ситуативной тревожности: Я=-0Д87; р<0,05), так и повторного измерения (обратные связи с ситуативной тревожностью: Я=-0,322; р<0,01, ситуативной депрессией: К=-0,302; р<0,05 и комплексом депрессивных эмоций: 11=-0,265; р<0,05).

Анализ корреляций эмоциональных показателей с согцюдемографическими факторами показал важную роль высокого.статуса и зрелого, возраста. Для показателей возраста выявлены значимые прямые корреляционные связи с показателями ситуативного любопытства, причем как при первом, так и при втором опросе (соответственно 11=0,379; р<0,01 и 11=0,416; р<0,01). Кроме того, показатель возраста образует значимые прямые корреляции с оценкой отношения жителей России к иностранцам (11=0,561, р<0,001), т.е. люди более зрелые считают, что местное население более доброжелательно по отношению к мигрантам из западных стран. Показатель статуса образует значимые прямые корреляции с эмоциями ситуативного любопытства (¡1=0,293; р<0,05) и позитивного эмоционального комплекса (11=0,234; р<0,05) при первом измерении и обратные корреляции с целым рядом негативных эмоциональных показателей как при первом, так и при повторном измерениях (агрессивный эмоциональный комплекс: Я=-0,322; р<0,05 и 11=-0,260; р<0,05; ситуативная тревожность: 11=-0,311; р<0,05; ситуативный гнев: К=-0,300; р<0,05; повышение ситуативной тревожности 11=-0,261; р<0,05).

Результаты анализа корреляционных связей эмоциональных показателей с показателями личностных свойств. Анализировались связи показателей комплексов позитивных, депрессивных и агрессивных эмоций и ситуативной тревожности с показателями личностной тревожности, личностного любопытства, личностного гнева, личностной депрессии, экстраверсии, дружелюбия, сознательности, нейротизма, открытости новому опыту и локуса контроля. Примечательно, что личностные свойства «Большой пятерки» (за исключением нейротизма) не образуют непосредственных связей с эмоциями позитивного, депрессивного и агрессивного комплекса. Связь эмоциональных показателей с экстраверсией опосредована личностным любопытством, а корреляции с такими личностными свойствами, как открытость новому опыту, дружелюбие и экстернальность, опосредованы, помимо личностного любопытства, еще и нейротизмом.

В отличие от остальных свойств «Большой пятерки», нейротизм, так же как и личностные свойства по «Шкале состояний и личностных свойств» Ч. Спилбергера (личностная тревожность, личностное любопытство, личностный гнев и личностная депрессия) образуют значимые корреляции практически со всеми анализируемыми эмоциональными показателями, сгруппированными в четыре фактора - ситуативная тревожность, фактор позитивных эмоций, фактор депрессивных эмоций и фактор агрессивных эмоций. Нейротизм, личностная тревожность, личностный гнев и личностная депрессия связаны сильными прямыми корреляциями с негативными эмоциями и обратными - со слабыми; личностное любопытство - наоборот. Эти пять свойств показали себя как наиболее значимые предпосылки развития стресса аккультурации: именно они напрямую связаны с эмоциональным благополучием и ими опосредовано влияние экстраверсии, открытости новому опыту, дружелюбия и экстернального локуса контроля.

На основании результатов исследования формулируются следующие выводы:

1. Несмотря на добровольный характер временной миграции, наличие четких целей и конкретных планов, материальную обеспеченность, достаточно высокий социальный статус и в целом доброжелательное отношение местного населения, кросс-культурная адаптация представителей англоязычных стран России сопровождается развитием неблагоприятных эмоциональных состоящий. Это выражается в усилении тревожно-депрессивных и агрессивных переживаний в сочетании с ослаблением положительных эмоций по сравнению с тестовыми нормами.

2. Значимым фактором изменений в' интенсивности и структуре эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации является время, проведенное в принимающей стране. При этом зависимость интенсивности эмоциональных состояний от времени пребывания в другой культуре носит сложный характер, выражающийся в повышении показателей негативных состояний и понижении позитивных на первых

этапах адаптации, обратные сдвиги на следующем этапе и возвращение к первоначальным тенденциям на поздних этапах адаптации.

3. Сравнение интенсивности эмоциональных состояний и их взаимосвязи в подгруппах с разной длительностью проживания в России, а также оценка сдвигов эмоциональных состояний участников в течение шести месяцев позволили выявить четыре стадии динамических изменений эмоциональных состояний, которые соответствуют определенным временным промежуткам в процессе адаптации к иноязычной культуре:

3.1. Для адаптантов на ранней стадии пребывания в иноязычной культуре характерен низкий уровень тревожно-депрессивных состояний, а незначительное повышение ситуативной тревожности связано как с негативными, так и с позитивными переживаниями;

3.2. В течение первого года кросс-культурной адаптации у временных мигрантов повышается ситуативная тревожность, сопровождающаяся развитием эмоций депрессивного комплекса, таких как печаль, аутоагрессия, стыд, вина.

3.3. При пребывашш в иноязычной культуре (от 1 года до 3-х лет) тревожно-депрессивное эмоциональное состояние адаптантов снижается и сменяется комплексом враждебно-агрессивных эмоций (гаев, отвращение, презрение) на фоне снижения тревожно-депрессивных состояний.

3.4. В среднем после трех лет адаптации к иноязычной культуре наблюдается дальнейшее снижение тревожности, однако это нельзя рассматривать как полностью положительную тенденцию, поскольку оно сопровождается существенным снижением индекса позитивных эмоций на фоне умеренных состояний депрессивного и агрессивного характера.

4. Взаимосвязи эмоциональных показателей и оценок степени сходства между исходной и принимающей странами обнаружено не было, однако выявлены опосредующие факторы: связь оценок степе™ сходства между культурами и эмоциональными показателями опосредуется интегральным показателем отношения к культуре страны временного пребывания, а также оценкой отношения местного населения к иностранцам.

5. На основании анализа корреляционных связей между показателями эмоциональных состояний и социально-демографическими характеристиками, установками и личностными свойствами выявлены следующие факторы, способствующие кросс-культурной адаптации:

5.1. К наиболее значимым социально-демографическим факторам относятся социальный статус и возраст: мигранты с высоким статусом и более старшего возраста в метшей степени подвержены негативным эмоциям, к тому же чем они старше, тем более позитивно оценивают отношение к ним со стороны местного населения.

5.2. Значимыми факторами, влияющими на характер и динамику эмоциональных состояний, являются .мотивация и готовность к переезду: сильная мотивированность способствует поддержанию позитивного эмоционального состояния, в то время как завышенные ожидания по поводу легкой адаптации связаны с развитием негативных эмоций.

5.3. Личностная тревожность, личностная депрессия и нейротизм относятся к личностным свойствам, затрудняющим адаптацию; способствуют адаптации личностное любопытство, открытость новому опыту, экстраверсия и дружелюбие.

6. На характер, интенсивность и динамику эмоциональных состояний представителей англоязычных стран в России оказывает влияние ряд негативно воспринимаемых аспектов принимающей культуры, среди которых наиболее значимыми являются некоторые особенности национального характера и поведения местного населения {«национализм», «отсутствие политкорректности по отношению к меньшинствам», «покровительственное отношение мужчин к женщинам», «неискренность», «леность», «неприветливость», «неотзывчивость», «безынициативность», «допущение телесного контакта с незнакомыми», «пристальный взгляд», «отсутствие улыбки», «мрачный вид», «курение в общественных местах»), а также ряд компонентов регулирования общественной жизни в России {«отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты», «поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам»), В Заключении подводятся итоги исследования, обобщаются результаты, обосновывается необходимость подготовки к миграции и психологической поддержке мигрантам, намечаются варианты использования результатов исследования в тренингах кросс-культурной адаптации и межкультурного взаимодействия.

В Приложениях содержатся опросные и психодиагностические методики, нормативы, таблицы описательной статистики, результаты статистических расчетов, таблицы с результатами контент-анализа.

По материалам исследования опубликованы следующие статьи: Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК

1. Гришина Е.А. Динамика эмоциональных состояний в процессе аккультурации представителей англоязычных стран в России // Вестник МГЛУ. Серия «Психологические науки», выпуск № 563. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - С. 188205;

2. Гришина Е.А., Блинникова И.В. Эмоциональное переживание кросс-культурной адаптации II Прикладная юридическая психология, №1. - 2010. - С.72-84.

3. Гришина Е.А. Различие в культурных ценностях как стресс-фактор кросс-культурной адаптации // Вестник МГЛУ. Серия «Психологические науки», выпуск № 586. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. - С. 154-165.

Статьи в других научных изданиях

4. Гришина Е.А. Динамика эмоциональных состояний в процессе аккультурации в России представителей англоязычных стран // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы международной научной конференции. -Смоленск: СмолГУ, 2008. -С.164-169.

5. Гришина Е.А. Исследование динамики эмоциональных состояний в процессе аккультурации в России представителей англоязычных стран // Проблемы управления психоэмоциональным состоянием человека: Материалы международной научно-практической конференции. - Астрахань: Астраханский гос. ун-т, 2008. - С. 19-20.

6. Гришина Е.А. Влияние культурно-ценностной ориентации на межкультурное общение // Психология общения XXI век: 10 лет развития: Материалы международной конференции. - М.: ПИ РАО, МГУ, 2009. - С.70-73.

7. Гришина Е.А. Эмоциональная динамика кросс-культурной адаптации // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы международной научной конференции. - Смоленск: СмолГУ, 2010. - С.72-75.

Тираж 100 экз. Отпечатано в ООО "КопиМастерЦентр" Москва, ул. Машкова, д. 17 www.copycenter.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Гришина, Елена Александровна, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Эмоциональные состояния как компонент стресса аккультурации.

1.1. Эмоциональные состояния и их адаптивные функции.

1.2. Стресс и эмоциональные состояния.

1.3. Переживание стресса в условиях кросс-культурной адаптации.

1 .4.0бгцекультурные и индивидуальные факторы, влияющие на характер и динамику эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации.

1.5. Резюме к Главе 1.

ГЛАВА 2. Проблемы кросс-культурной адаптации представителей англоязычных стран к российским условиям жизни.

2.1. Англоговорящее иностранное сообщество в России: этнический и профессиональный состав.

2.2. Культурная дистанция и различие в культурных ценностях между Россией и англоязычными странами.

2.3. Оценка особенностей принимающей культуры временно проживающими в России представителями англоязычных стран.

2.4. Анализ эмоциональных компонентов высказываний проживающих в России представителей англоязычных стран.

ГЛАВА 3. Эмпирическое исследование динамики эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации временно проживающих в России представителей англоязычных стран.

3.1. Методическое обеспечение и организация исследования.

3.1.1. Методики исследования.

3.1.2. Характеристики обследованной выборки временно проживающих в России представителей англоязычных стран.

3.1.3. Методы обработки полученных данных.

3.2. Результаты исследования.

3.2.1. Анализ выраженности стресса аккультурации у временно проживающих в России представителей англоязычных стран.

3.2.2. Интенсивность и характер переживаемых эмоциональных состояний на разных этапах адаптации к новой культуре.

3.2.3. Сдвиг эмоциональных состояний респондентов в течение шести месяцев исследования.

3.2.4. Факторы, определяющие характер и динамику эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации.

3.3. Общее обсуждение результатов.

3.4.Выводы по результатам исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Динамика эмоциональных состояний личности в условиях кросс-культурной адаптации"

Актуальность исследования. Наше время отличается высокой динамичностью, постоянно нарастающими темпами жизни и непрерывным потоком перемен во всех сферах деятельности, являющимися существенным источником стресса и серьезным испытанием для человеческой психики. В связи с этим проблемы адаптации человека к быстро меняющимся условиям окружающей действительности в разных сферах человеческой жизни и деятельности выходят сегодня на первый план в психологической науке и практике. При этом рост телекоммуникационной активности населения, глобализация экономики, взаимопроникновение национальных и этнических культур неуклонно ведут к интенсификации международных контактов и высокой мобильности населения, что делает чрезвычайно актуальными вопросы адаптации человека к инокультурной среде. Следует отметить, что поскольку первичной реакцией на внешние ситуации, предваряющей когнитивную оценку и поведение, являются эмоциональные состояния, изучение их развития, динамики протекания и изменения в условиях кросс-культурной адаптации приобретает сегодня особую значимость.

Для описания эмоционального состояния, сопровождающего адаптацию в инокультурной среде, используют понятия стресс аккультурации и культурный шок. Автор термина культурный шок {culture shock) К. Оберг понимает под ним состояние тревожности, которое человек испытывает, оказавшись в чужой культуре, когда пропадают знакомые ориентиры и теряют смысл привычные символы (Oberg, 1960). Дж.Берри и Р.Аннис обозначают термином стресс аккультурации (acculturative stress) совокупность психосоматических и психологических симптомов в процессе адаптации к новой культурной среде (Berry, Annis, 1974). В контексте данной работы мы будем понимать под стрессом аккультурации общий адапатационный синдром, формирующийся как сложная системная реакция на изменение социокультурных условий жизнедеятельности человека. Стресс аккультурации носит пролонгированный характер и может быть описан через динамику эмоциональных состояний на разных этапах адаптации.

К исследованию проблем стресса аккультурации обращаются многие авторы. За рубежом это К.Оберг (1960), Дж. Берри (1974, 2001, 2004), С.Бочнер и А.Фернхем (1989, 2001), К.Уорд (2001, 2005) и другие авторы. В отечественной психологии данные вопросы разрабатывается Н.М.Лебедевой (1993, 1997, 1999), Г.У.Солдатовой (Солдатова, 1998, 2001), Т.Г.Стефаненко (1996, 1999, 2006), В.В.Гриценко (2001, 2004, 2005) и другими исследователями. Следует отметить, что в нашей стране проблема кросс-культурной адаптации в основном исследуется с позиций межэтнического и межкультурного взаимодействия, социальных трансформаций, изменения идентичности и социокультурного научения (Ключникова, 2001; Клыгина, 2004; Мнацаканян, 2004; Брунова-Калисецкая, 2005; Королёва, 2006; Емельянова, Шершень, 2008 и др).

Изучая стрессовые реакции, возникающие при смене культурного контекста, исследователи преимущественно анализируют факторы, облегчающие или отягощающие процесс адаптации (Ward, Kennedy, 2001; Гриценко, 2001; Jle Тхи Минь Лоан, 2001; Мнацаканян, 2004; Eustace, 2007 и др.). Во многих случаях авторы связывают их с предшествующим травматическим опытом вынужденных переселенцев и беженцев, отодвигая на второй план феномен стресса аккультурации как психического явления (Гриценко, 2001; Котельникова, 2009 и др.). Возможно, именно поэтому эмоциональная структура и динамика стресса аккультурации исследованы явно недостаточно, в то время как В.А.Бодров подчеркивает важность исследования динамики стресса и изменений эмоционального состояния личности в процессе адаптации к стрессогенным условиям (Бодров, 2006).

В нашей работе проблема стресса аккультурации исследуется через призму субъективных оценок эмоционального состояния и их динамики в процессе адаптации к неродной культуре. Эмоциональное состояние мы рассматриваем как компонент стрессовой реакции, связанный со специфическим субъективным переживанием. Эмоциональный компонент, по мнению многих авторов, является одним из центральных в формировании стрессовых реакций (Izard, 1977; Spielberger, 1972; Fridhandler, 1986; Бодров, 2006 и др.). В частности, Ч. Спилбергер считает, что ведущую роль в опосредовании поведенческих реакций играют актуально переживаемые эмоции (Spielberger, 1972), а Р. Лазарус рассматривает стресс и эмоции как единое целое и считает, что эмоции помогают оценить ситуацию, и тем самым обеспечивают стратегии совладания с ситуацией (Lazarus, 1999).

Современные исследования стрессовых состояний демонстрируют, насколько существенным является динамический аспект их возникновения и развития (Lazarus, 1999; Бодров, 2006). Стресс аккультурации носит прологнированный характер, но лонгитюдные исследования психологической динамики стресса в течение длительного периода адаптации к новой культуре практически отсутствуют. В нашей работе мы проанализировали динамические сдвиги в эмоциональных состояниях мигрантов в течение шести месяцев пребывания в инокультурной среде. Динамику эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации мы исследуем на примере внешне благополучной категории населения — временно проживающих в России представителей экономически развитых стран с добровольной мотивацией к переезду, четкими целями и конкретными планами, обладающих достаточно высоким материальным и социальным статусом. По сравнению с вынужденными мигрантами их адаптация, как правило, реже осложнена предшествующим травматическим опытом, пост-травматическим стрессовым расстройством, неопределенностью статуса, материальными проблемами, негативным отношением со стороны местного населения. Наш интерес к данной категории адаптантов вызван стремлением исследовать сущностные характеристики сложного адаптационного процесса без учета дополнительного воздействия других негативных факторов.

При анализе стресса аккультурации мы используем подход к стрессу, разрабатываемый Р. Лазарусом, Ч. Спилбергером, А. Б. Леоновой, согласно которому возникновение, характер и интенсивность стрессовых реакций зависят от взаимодействия внешних и внутренних факторов, при этом внешние воздействия опосредуются их субъективными оценками (Spielberger, 1972; Lazarus, Folkman, 1987; Lazarus, 1999; Леонова, 2001). Такое понимание стресса требует целостного рассмотрения индивида (его личностных характеристик, мотивов, знаний, установок и т.д.) в контексте конкретной ситуации.

Исходя из данной модели психологического стресса, мы анализируем сложную динамическую систему эмоциональных состояний в соотношении с рядом факторов, таких как срок пребывания в неродной культуре, социально-демографические и индивидуально-психологические характеристики адаптантов, а также их оценки сходства между исходной и принимающей культурами и предваряющие миграцию состояния — мотивационные установки, ожидания и готовность к переезду.

Объект исследования — эмоциональные состояния, развивающиеся в условиях кросс-культурной адаптации.

Предмет исследования — структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации у представителей англоязычных стран, временно проживающих в России.

Цели исследования: выявление характера и динамики эмоциональных состояний, а также их обусловленности внутренними и внешними факторами, в условиях кросс-культурной адаптации временно проживающих в России представителей англоязычных стран.

В соответствии с объектом, предметом и целью исследования была сформулирована основная гипотеза исследования:

Кросс-культурная адаптация временных мигрантов сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер б изменений которого обусловлены а) субъективной оценкой степени сходства между исходной и принимающей культурами и б) индивидуально-психологическими особенностями адаптантов.

Эмпирические гипотезьь исследования:

1. В процессе психологической адаптации к инокультурной среде можно выделить ряд этапов, каждый из которых отличается особым характером, структурой и динамикой эмоциональных состояний.

2. Интенсивность и динамика стресса аккультурации определяются оценкой сходства между культурой постоянного проживания и принимающей культурой.

3. Характер, структура и динамика эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации зависят от мотивов временной миграции и ожиданий, связанных с этим событием.

4. Социально-демографические характеристики и индивидуально-психологические особенности временных мигрантов оказывают существенное влияние на формирование эмоциональных состояний в процессе кросс-культурной адаптации.

Задачи исследования:

1. На основании анализа научных источников изучить исследовательские подходы к проблеме эмоциональных состояний в условиях длительного процесса кросс-культурной адаптации.

2. Провести предварительный анализ проблем кросс-культурной адаптации в России представителей англоязычных стран через а) оценку сходства между англоязычными странами и Россией и б) контент-анализ собранных с помощью интернет-форумов высказываний данной категории мигрантов об опыте их проживания в России.

3. Составить анкету для сбора социально-демографических данных, выяснения установок и уточнения факторов, способствующих и препятствующих адаптации в России представителей англоязычных стран, и провести анкетирование и двухэтапную (с интервалом в 6 месяцев) 7 диагностику эмоциональных состояний и личностных свойств адаптантов из англоязычных стран с разным по длительности опытом проживания в России.

4. Оценить интенсивность и характер эмоциональных состояний респондентов и сравнить их с нормами, существующими для англоязычных стран.

5. Выявить зависимость интенсивности эмоциональных состояний от срока пребывания в России и определить специфику их структуры и динамики на разных стадиях адаптации путем а) сравнения эмоциональных показателей подгрупп респондентов с разной длительностью пребывания в России, б) анализа взаимных корреляций эмоций на разных этапах адаптации и в) анализа сдвигов в эмоциональных состояниях респондентов, произошедших за шесть месяцев.

6. Выявить взаимосвязи характера и динамики эмоциональных состояний с а) субъективной оценкой сходства между исходной и принимающей культурами; б) мотивационными установками и ожиданиями, связанными с переездом; в) социально-демографическими факторами (пол, возраст, социальный статус, предшествующий опыт долговременной миграции) и г) личностными свойствами респондентов (личностная тревожность, личностное любопытство, личностный гнев, личностная депрессия, экстраверсия, открытость новому опыту, дружелюбие, сознательность, нейротизм, экстернальный локус контроля).

Научная новизна состоит в следующем:

Впервые предложен и реализован подход к исследованию стресса аккультурации через анализ пролонгированных динамических изменений эмоциональных состояний личности на разных этапах адаптации к инокультурной среде.

Исследование стресса аккультурации впервые проводилось на выборке представителей англоязычных стран, временно проживающих в

России; выявлены основные причины и содержание негативных и позитивных переживаний этой категории временных мигрантов;

Получены оригинальные данные, раскрывающие характер изменений интенсивности и структуры эмоциональных состояний мигрантов в зависимости от срока пребывания в инокультурной среде, отношения к принимающей культуре и субъективной оценки отношения местных жителей к иностранцам.

- Уточнены представления о взаимовлиянии характера и интенсивности переживания эмоциональных состояний с рядом социально-демографических факторов, личностных свойств и мотивационных диспозиций адаптантов.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в развитии системных представлений об эмоциональных состояниях человека в условиях длительного процесса кросс-культурной адаптации: выявлении причин и содержания негативных и позитивных переживаний, определяющих стресс аккультурации у англоязычных временных мигрантов, проживающих в России; установлении специфической структуры эмоциональных состояний на разных этапах кросс-культурной адаптации; уточнении представлений о факторах, способствующих и препятствующих кросс-культурной адаптации.

Практическая ценность исследования состоит в возможности применения его результатов при разработке и проведении индивидуальных и групповых программ поддержки лиц, проживающих в инокультурной среде. Учет эмоциональной специфики каждой стадии кросс-культурной адаптации позволяет более точно определить цели и задачи тренингов кросс-культурной коммуникации, а в случае обращения за психологической помощью в целях облегчения процесса адаптации — скорректировать направленность психологических консультаций и характер психотерапевтических интервенций для поддержания психического здоровья и эмоционального благополучия адаптантов. Материалы исследования используются при подготовке и проведении лекционных и семинарских занятиях для слушателей курсов «Педагогическая антропология», «Психология» и «Этнопсихология», спецкурса «Психологические технологии работы по межкультурной коммуникации и адаптации» в Московском государственном лингвистическом университете, курса «Деловой английский язык» в Корпоративном университете АФК «Система».

Достоверность и научная обоснованность результатов исследования определяются опорой на теоретические и методологические положения отечественной и зарубежной психологии, объемом изученной научной литературы, объемом и однородностью выборки эмпирического исследования, применением хорошо зарекомендовавших себя в исследовательской практике стандартизированных психодиагностических методик, адекватных поставленной цели и выдвинутой гипотезе, применением методов математической обработки данных.

Положения, выносимые на защиту:

1) Кросс-культурная адаптация сопровождается развитием стресса аккультурации, проявляющегося в виде сложного динамического комплекса эмоциональных состояний, структура и характер изменений которого меняется в зависимости от срока пребывания в инокультурной среде. На ранних стадиях адаптации доминируют эмоции позитивного комплекса, впоследствии сменяющиеся астеничными тревожно-депрессивными состояниями; на более поздних стадиях адаптации интенсивнее проявляются умеренно выраженные стеничные эмоции агрессивного комплекса, свидетельствующие о повышении адаптивной активности и переходе к фазе стабилизации.

2) Субъективная оценка временными мигрантами степени сходства между исходной и принимающей культурами непосредственно не влияет на характер, интенсивность и динамику эмоциональных состояний, но опосредуется отношением адаптантов к ряду аспектов культуры страны пребывания и субъективной оценкой отношения местных жителей к иностранцам.

3) В структуре аспектов проживания в России, отмечаемых и оцениваемых представителями англоязычных стран, наибольшее негативное отношение вызывают такие особенности характера и поведения местного населения, «национализм», «отсутствие политкорректности по отношению к меньшинствам», «покровительственное отношение мужчин к женщинам», «неискренность», «леность», «неприветливость», «неотзывчивость», «безынициативность», «допущение телесного контакта с незнакомыми», «пристальный взгляд», «отсутствие улыбки», «мрачный вид», «курение в общественных местах», а также ряд компонентов системы регулирования общественной жизни в нашей стране {«отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты», «поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам»).

4) Интенсивность негативных эмоциональных состояний при кросскультурной адаптации временных мигрантов ниже у лиц зрелого возраста и с более высоким социально-экономическим статусом.

5) Наибольшее влияние на устойчивые эмоциональные состояния временных мигрантов оказывают такие личностные черты, как личностная тревожность, личностная депрессия и нейротизм, затрудняющие кросс-культурную адаптацию, и личностное любопытство, открытость новому опыту, экстраверсия и дружелюбие, способствующие адаптации.

Методологическая база и теоретическая основа исследования:

- Фундаментальные положения отечественной психологии о причинной обусловленности психических явлений и их динамичности (принцип детерминизма, принцип социокультурной обусловленности, принцип развития - Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн), личностный принцип (А. Г. Асмолов, А. Н. Леонтьев, А. В. Петровский), системный подход (Б. Ф. Ломов, Б. Г. Ананьев, В. А. Барабанщиков).

- Теоретические принципы и положения концепции психических состояний (Е. П. Ильин; Н. Д. Левитов; В. Н. Мясищев; А. О. Прохоров и др.); парадигма состояние - устойчивая черта личности (К. Изард; Ч. и

Спилбергер); теория дифференциальных эмоций (К. Изард); теория стресса (В. А. Бодров, А. Б. Леонова, Р. Лазарус и др.).

- Концепции культурного шока и стресса аккультурации, стадиальная концепция стресса аккультурации (К. Оберг, С. Лисгаард, Дж. Берри).

Методы исследования включали:

- теоретический анализ литературных источников по проблеме динамики эмоциональных состояний в условиях длительного воздействия неблагоприятных факторов, включая проживание в неродной культуре;

- опрос с применением следующих методик:

• комплекс психодиагностических методик для оценки таких актуальных эмоциональных состояний, как уровень тревоги, любопытства, гнева, депрессии, интереса, радости, удивления, печали, смущения, аутоагрессии, отвращения, презрения, стыда, вины («Шкала ситуативных и личностных свойств 8ТР1» Ч. Спилбергера, «Шкала дифференциальных эмоций БЕ8-1У» К. Изарда)

• комплекс психодиагностических методик для оценки таких устойчивых личностных черт, как выраженность личностной тревожности, любознательности, агрессивности, склонности к депрессии, экстраверсии, открытости новому опыту, дружелюбия, сознательности, нейротизма, локуса контроля («Шкала ситуативных и личностных свойств БТРГ» Ч. Спилбергера, опросник «Большая пятерка личностных свойств» и «Опросник локуса контроля»);

• анкета для сбора социально-демографических данных испытуемых и сведений о мотивах приезда в Россию, уровне владения русским языком, субъективной оценке различия между исходной и принимающей культурами, отношении к принимающей культуре, субъективной оценке отношения местного населения к иностранцам, характере позитивных и негативных факторов их жизни в России и факторов, способствующих адаптации;

• методы и процедуры многомерной статистической обработки данных показатели описательной статистики, непараметрические критерии оценки

12 межгрупповых различий, кластерный анализ, однофакторный анализ Опе-А^ау АЖ)УА; факторный анализ методом главных компонент без вращения параметрический и непараметрический корреляционный анализ).

Этапы исследования:

Исследование проводилось в три этапа с 2006 по 2009 гг.

На первом этапе (2006 — 2007) осуществлялось знакомство с научной литературой по проблематике исследования, проводилось первичное наблюдение в интернет-форумах и контент-анализ высказываний, вырабатывалась стратегия исследования, формировалась выборка испытуемых.

На втором этапе (2007 — 2008) формулировались и уточнялись гипотезы, цели и задачи исследования, начался сбор и обработка эмпирического материала.

На третьем этапе (2008 — 2009) продолжался сбор и обработка эмпирического материала, анализировались и обобщались результаты, проводилось оформление диссертации, апробировались результаты исследования на конференциях, занятиях со студентами и тренингах для адаптантов.

Апробация

Результаты и выводы исследования обсуждались на заседаниях кафедры психологии и педагогической антропологии Московского государственного лингвистического университета; на заседаниях лаборатории познавательных процессов и математической психологии Института психологии РАН; на конференции «Психологическая наука и практика» (Москва, 2007); на международной научной конференция «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 2008 и 2010); на конференции «Проблемы управления психоэмоциональным состоянием человека» (Астрахань, 2008); на международной конференции «Психология общения XXI век: 10 лет развития» (Москва, 2009).

По материалам исследования опубликованы следующие статьи:

- Статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных ВАК

1. Гришина Е.А. Динамика эмоциональных состояний в процессе аккультурации представителей англоязычных стран в России // Вестник МГЛУ. Серия «Психологические науки», выпуск № 563. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - С. 188-205;

2. Гришина Е.А., Блинникова И.В. Эмоциональное переживание кросс-культурной адаптации // Прикладная юридическая психология. - 2010. — №1, -С.72-84.

3. Гришина Е.А. Различие в культурных ценностях как стресс-фактор кросс-культурной адаптации // Вестник МГЛУ. Серия «Психологические науки», выпуск № 586. — М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. -С. 154-165.

- Статьи в других научных изданиях

4. Гришина Е.А. Динамика эмоциональных состояний в процессе аккультурации в России представителей англоязычных стран // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии: Материалы международной научной конференции. - Смоленск: СмолГУ, 2008. — С.164-169.

5. Гришина Е.А. Исследование динамики эмоциональных состояний в процессе аккультурации в России представителей англоязычных стран // Проблемы управления психоэмоциональным состоянием человека: Материалы международной научно-практической конференции. — Астрахань: Астраханский университет, 2008. — С.19-20.

6. Гришина Е.А. Влияние культурно-ценностной ориентации на межкультурное общение // Психология общения XXI век: 10 лет развития. Материалы международной конференции. - М.: ПИ РАО, МГУ, 2009. - С.70-73.

7. Гришина Е.А. Эмоциональная динамика кросс-культурной адаптации // Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии:

Материалы международной научной конференции. — Смоленск: СмолГУ, 2010. — С.72-75.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений, в которых содержатся опросные и психодиагностические методики, нормативы, таблицы описательной статистики, результаты статистических расчетов, таблицы с результатами контент-анализа. Библиография состоит из 160 наименований, из них 73 источника на иностранных языках. Основное содержание работы изложено на 166 страницах. Работа содержит 19 рисунков и 8 таблиц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

3.4. Выводы по результатам исследования На основании результатов исследования формулируются следующие выводы:

1. Несмотря на добровольный характер временной миграции, наличие четких целей и конкретных планов, материальную обеспеченность, достаточно высокий социальный статус и в целом доброжелательное отношение местного населения, кросс-культурная адаптация представителей англоязычных стран России сопровождается развитием неблагоприятных эмоциональных состояний. Это выражается в усилении тревожно-депрессивных и агрессивных переживаний в сочетании с ослаблением положительных эмоций по сравнению с тестовыми нормами.

2. Значимым фактором изменений в интенсивности и структуре эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации является время, проведенное в принимающей стране. При этом зависимость интенсивности эмоциональных состояний от времени пребывания в другой культуре носит сложный характер, выражающийся в повышении показателей негативных эмоциональных состояний и понижении уровня позитивных эмоций на ранних этапах адаптации и обратные тенденции на более поздних этапах.

3. Сравнение интенсивности эмоциональных состояний и их взаимосвязи в подгруппах с разной длительностью проживания в России, а также оценка сдвигов эмоциональных состояний участников в течение шести месяцев позволили выявить четыре стадии динамических изменений эмоциональных состояний, которые соответствуют определенным временным промежуткам в процессе адаптации к инокультурной среде:

3.1. Для адаптантов на ранней стадии пребывания в инокультурной среде характерен низкий уровень тревожно-депрессивных состояний, а незначительное повышение ситуативной тревожности связано как с негативными, так и с позитивными переживаниями;

3.2. В течение первого года кросс-культурной адаптации у временных мигрантов повышается ситуативная тревожность, сопровождающаяся развитием эмоций депрессивного комплекса, таких как печаль, аутоагрессия, стыд, вина.

3.3. При дальнейшем пребывании в инокультурной среде в период от 1-го года до 3 лет уровень тревожно-депрессивных эмоций снижается и тревожно-депрессивное состояние сменяется комплексом враждебно-агрессивных эмоций (гнев, отвращение, презрение).

3.4. В среднем после трех лет адаптации к инокультурной среде наблюдается дальнейшее снижение тревожности, однако это нельзя рассматривать как полностью положительную тенденцию, поскольку оно сопровождается существенным снижением индекса позитивных эмоций на фоне умеренных состояний депрессивного и агрессивного характера.

4. Взаимосвязи эмоциональных показателей и оценок степени сходства между исходной и принимающей культурами обнаружено не было, однако выявлены опосредующие факторы: связь оценок степени сходства между культурами и эмоциональными показателями опосредуется интегральным показателем отношения к культуре страны временного пребывания, а также оценкой отношения местного населения к иностранцам.

5. На основании анализа корреляционных связей между показателями эмоциональных состояний и социально-демографическими характеристиками, установками и личностными свойствами выявлены следующие факторы, способствующие кросс-культурной адаптации:

5.1. К наиболее значимым» социально-демографическим факторам относятся социальный статус и возраст: мигранты с высоким статусом и более старшего возраста в меньшей степени подвержены негативным эмоциям, к тому же чем они старше, тем более позитивно оценивают отношение к ним со стороны местного населения.

5.2. Значимыми факторами, влияющими на характер и динамику эмоциональных состояний, являются мотивация и готовность к переезду: сильная мотивированность способствует поддержанию позитивного эмоционального состояния, в то время как завышенные ожидания по поводу легкой адаптации связаны с развитием негативных эмоций.

5.3. Личностная тревожность, личностная депрессия и нейротизм относятся к личностным свойствам, затрудняющим адаптацию; способствуют адаптации личностное любопытство, открытость новому опыту, экстраверсия и дружелюбие.

6. На характер, интенсивность и динамику эмоциональных состояний представителей англоязычных стран в России оказывает влияние ряд негативно воспринимаемых аспектов принимающей культуры, среди которых наиболее значимыми являются некоторые особенности национального характера и поведения местного населения национализм», «отсутствие политкорректности по отношению к меньшинствам», «покровительственное отношение мужчин к женщинам», «неискренность», «леность», «неприветливость», неотзывчивость», «безынициативность», «допущение телесного контакта с незнакомыми», «пристальный взгляд», «отсутствие улыбки», «мрачный вид», «курение в общественных местах»), а также

146 ряд компонентов регулирования общественной жизни в России {«отсутствие ясности и прозрачности принципов управления», «солидарность власти и бизнес-элиты», «поляризация общества на богатых и бедных», «засилье бюрократии и взяточничества», «неэтичные действия милиции», «неуважение граждан к законам»).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Необходимость в адаптации к новому окружению сопровождает человека на протяжении всей жизни, будь то поступление в школу или университет или их окончание, начало трудовой деятельности, переход на другую работу или выход на пенсию, начало семейной жизни или расставание с близкими людьми и т.д. Приспосабливаясь к таким изменениям и активно их планируя и претворяя в жизнь, человек развивается, набирает жизненный опыт, расширяет свои возможности и растет как личность, и задача специалистов — не ограждать человека от перемен, а помогать ему подготовиться к ним.

Переезд в другую страну, каковы бы ни были его мотивы, — одно из наиболее радикальных изменений в жизни взрослого человека, поэтому проблема адаптации к новой культуре стоит особенно остро. Затрагиваются самые основы сознания человека, сложившегося как личность в другой культуре, в другой языковой среде, по другим правилам и под влиянием других ценностей. Значительная культурная дистанция между Россией и англоязычными странами — различия в ценностной ориентации и национальном характере и менталитете — осложняют кросс-культурную адаптацию жителей англоязычных иностранцев в России. С другой стороны, в целом положительное отношение русских к западным иностранцам по сравнению с другими народами является положительным фактором адаптации последних в нашей стране.

Как показало наше исследование динамики эмоциональных состояний в условиях кросс-культурной адаптации на примере представителей англоязычных стран, даже при добровольной мотивации, ясных представлениях о цели переезда в другую страну, конкретных планах деятельности в новой культуре, материальной и бытовой обеспеченности у путешественников развивается стресс аккультурации, который длится от нескольких месяцев до нескольких лет. Стресс аккультурации связан со сменой культурного контекста и проявляется в повышенной тревожности, усилении депрессивных и враждебных эмоций, причем если на ранних стадиях пребывания в новой культуре более выражены депрессивные состояния (печаль, аутоагрессия, стыд, вина), то на более поздних этапах характерно развитие агрессивных эмоций (гнев, отвращение, презрение), которые мы, впрочем, трактуем, как признак выхода из предшествующего депрессивного состояния, возобновление ресурсов к активным действиям и повышение самооценки. Данный вывод следует принять на вооружением практическим психологам, специализирующимся на кросс-культурном консультировании, тренерам, ведущим программы подготовки к межкультурной коммуникации, сотрудникам службы персонала организаций, в которых трудятся иностранные работники, администраторам школ английского языка. При оказании психологической помощи в связи со значительным развитием стресса аккультурации важно учитывать стадию адаптации и преобладающее эмоциональное состояние. На депрессивной стадии нужна работа на восстановление ресурсов, в то время как на агрессивной стадии ресурсов достаточно — и гнев с его активностью, и презрение с высокой самооценкой есть состояния ресурсные; здесь важна работа на обеспечение безопасности, поиск путей конструктивного использования имеющихся ресурсов

Несмотря на общие или сходные социокультурные факторы, представители англоязычных стран в силу индивидуальных особенностей в разной степени испытывают стресс аккультурации и значительно различаются динамикой адаптации и отношением к своему опыту пребывания в другой культуре. На интенсивность и динамику стресса аккультурации влияет ряд социально-демографических факторов, установок и личностных свойств. Одним из наиболее значимым социально-демографических факторов является возраст. Причем если обычно возраст относят к факторам, осложняющим адаптацию, согласно нашему исследованию, люди старшего возраста из индивидуалистских культур испытывают стресс аккультурации в меньшей степени по сравнению с более молодыми адаптантами. Мы связываем такую особенность со спецификой ценностной ориентацией индивидуалистских культур на профессиональное долголетие, стремление к самоактуализации, здоровый образ жизни, а также с наличием семьи и эмоциональной поддержки близких у более зрелых людей, в то время как для молодых людей в западных странах характерно длительное профессиональное становление и позднее создание семьи.

В систему значимых установок и отношений, способствующих адаптации в новой культуре, входит позитивная отношение к принимающей культуре, малая субъективная оценка культурной дистанции, сильная мотивация к переезду и оптимистичные ожидания. В отношении к принимающей культуре и оценке культурной дистанции наибольшее значение имеет сфера межличностных отношения и бытовая сфера.

Адаптации способствуют такие личностные свойства, как любознательность, экстраверсия и открытость опыту, и препятствуют высокая личностная тревожность, депрессивность и нейротизм.

Несмотря на сложность и иногда болезненность кросс-культурной адаптации, опыт длительного проживания в другой культуре способствует формированию межкультурной чувствительности, глобальной идентичности, альтернативных способов поведения и интерпретации мира. Человек, живший значительное время за рубежом, не только более безболезненно перемещается из одной культуры в другую, но и легче адаптируется к любым изменениям в своей жизни. Испытание кросс-культурным опытом — прекрасная возможность развить в себе толерантность и научиться межкультурному общению «в полевых условиях», однако без определенной подготовки такой опыт может стать горьким.

Сделать опыт миграции успешным помогут адаптационные программы, не только и не столько просветительские, сколько развивающие, способствующие повышению кросс-культурной чувствительности, толерантности, принятию себя в новых условиях и самостоятельному

150 выстраиванию эффективных стратегий психологической адаптации с учетом личностных и индивидуальных особенностей, а также стадии пребывания в неродной культуре. Не только просвещение, инструктаж, ориентировки, но и практический интерактивный тренинг с использованием ролевых и симуляционных игр, критических инцидентов, случаев из опыта участников тренинга, моделированием ситуаций культурного шока может способствовать корректировке отношения к различиям, осознанию коммуникативных проблем и развитию стратегий совладания со стрессом в целом. В нашей стране пока до обидного мало хороших кросс-культурных программ для оптимизации межкультурного взаимодействия, призванных помочь подготовиться к долговременному пребыванию в иной культуре и сориентироваться в ситуации культурного шока. В участие в таких программах важно вовлекать как иностранцев и мигрантов, так и местное население, создавая в безопасной обстановке реальную контролируемую ситуацию межкультурного общения людей разных национальностей с различными традициями и обычаями, представлениями о нормах и ценностях, психологическими особенностями. Кросс-культурная подготовка и своевременное знакомство со всеми «подводными камнями» стресса аккультурации жизненно необходимы в современных условиях информационного общества, когда открываются огромные и разнообразные возможности для самореализации и самовыражения каждого человека, нормой становится непрерывное образование «через всю жизнь» и периодическая смена рода деятельности, арена профессиональных интересов расширяется до размеров целого мира и требуется формирование нового типа личности, способного адаптироваться к радикальным переменам, происходящим в жизни общества, - «человека саморазвивающегося» (Воронина, 1996).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Гришина, Елена Александровна, Москва

1. Айсина Р. М. Влияние личностных факторов на эмоциональное выгорание менеджеров в условиях коммерческой организации : дис. . канд. психол. наук. М., 2007. - 223 с.

2. Бекренёв ВД. Психическая напряженность и особенности ее проявления у спасателей МЧС России : дисс. . канд. психол. наук. М., 2008.-166 с.

3. Берри, Д. Аккультурация и психологическая адаптация: обзор проблемы: пер. с англ. // Развитие личности. — 2001. -№3-4. — С. 183-193.

4. Берри Д., Пуртинга А., Сигалл М., Дасен Л. Кросс-культурная психология: пер. с англ. — Харьков: Гуманитарный центр, 2007. 560 с.

5. Блохина Л. Н. Индивидуальные различия в психологической адаптации к условиям профессиональной деятельности у госслужащих : на примере таможенной службы : дисс. канд. психол. наук. М., 2008. - 180 с.

6. Бодрое В. А. Информационный стресс. — М.: ПЕР СЭ, 2000. — 352 с.

7. Бодров В. А. Психологический стресс: развитие и преодоление. М.: ПЕР СЭ, 2006. -528 с.

8. Василюк Ф. Е. Переживание // Психология: Словарь. М., 1990.

9. Василюк Ф.Е. Переживание горя и утраты // Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень, Вып. 3. — М.: Смысл, 2001.-С. 17-30.

10. Величковская С.Б. Зависимость возникновения и развития стресса от факторов педагогической деятельности педагогов : дисс. . канд. психол. наук. М., 2005. - 150 с.

11. Величковский Б.Б. Многомерная оценка индивидуальной устойчивости к стрессу // Вестник МГОУ. Серия «Психологические науки». — 2007. — №3. — С. 105-112.

12. Вжюнас В.К. Основные проблемы психологической теории эмоций // Психология эмоций. Тексты / Под ред. Вилюнаса В. К., Гиппенрейтер Ю. Б. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. С.3-29.

13. Витковская М.И., Трог^ук И.В. Адаптация иностранных студентов к условиям жизни и учебы в России (на примере РУДН) // Вестник РУДН, серия Социология. 2004. -№6-7. - С.267-283.

14. Волкогонова О., Татаренко И. Этническая идентификация и искушение национализмом//Мир России. — 2001.- № 2.-С.149-166.

15. Володарская Е. А., Логинова Н. Ю. "Родительская" и "студенческая" модели представлений о семейном воспитании // Психологический журнал. — 2005. № 5. - С.26-34.

16. Воронина Т. П. Перспективы образования в информационном обществе // Сб.: Философия образования. М., 1996. - С. 194-210.

17. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологии поведения // Выготский Л.С. Психология развития человека / Сост. Леонтьев A.A. М.: Смысл, Эксмо, 2005. - С. 18-40.

18. ГабдрахмановаГ.Ф. Социокультурная адаптация беженцев и вынужденных переселенцев в Республике Татарстан: дисс. . канд. социол. Наук. Казань, 2001.-192 с.

19. Габдреева Г.Ш., Ахмадуллина Э. А. Исследование фрустрирующих факторов в процессе социальной адаптации эмигрантов // Психология психических состояний: сборник статей / Под ред. Прохорова А.О. — Казань: Казанский гос. ун-т, 2006. С.562-571.

20. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. — Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1984.-176 с.

21. Герриг Г., Зимбардо Ф. Психология и жизнь: пер. с англ. — СПб.: Питер, 2004. 955 с.

22. Гримак Л.П. Резервы человеческой психики. — М.: Политиздат, 1989. — 319 с.

23. Гриценко В.В. Роль индивидуальных различий в процессе адаптации вынужденных мигрантов // Психология беженцев и вынужденных переселенцев / Под ред. Солдатовой Г.У. М.: Смысл, 2001. — С.112-138.

24. Гриценко В.В., Шустова Н.Е. Социально-психологическая адаптация детей русских переселенцев в российском обществе // Психологический журнал. 2004. -№3. - С. 25-32.

25. Дьяченко М. И, Кандыбович Л. А. Психология: Словарь-справочник. — Минск: Харвест, 2004. — 576 с.

26. Иванова М.А. Социально-психологическая адаптация иностранных студентов к высшей школе России : дисс. . д-ра психол. наук. СПб., 2001. -353 с.

27. ИзардК. Психология эмоций: пер. с англ. -СПб.: Питер, 2007. -460 с.

28. Ильин Е.П. Психофизиология состояний человека. — СПб.: Питер, 2005. -412 с.

29. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 2010. — 783 с.

30. Камынина И. В. Копинг-стратегии личности в экстремальных условиях жизнедеятельности : дисс. . канд. психол. наук. — Петропавловск-Камчатский, 2008. 212 с.

31. Ким У. Культура, наука и этнокультурная психология: пер. с англ. // Психология и культура / Под ред. Мацумото Д. СПб.: Питер, 2005. - С.98-134.

32. Клыгина Е.А. Психологические условия адаптации вынужденных мигрантов в новой социально-экономической среде на примере Белгородской области : дисс. канд. психол. наук. — Тамбов, 2004. — 144 с.

33. Ключникова JI.B. Взаимосвязь социально-психологической адаптации переселенцев и межгруппового восприятия на примере немцев, выехавших из стран СНГ на постоянное место жительства в Германию : автореф. дисс. . канд. психол. наук. — М., 2001. 26 с.

34. Кон И.С. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры // Социальная психология личности / Под ред. Бобневой М. И., Шороховой Е. В. М.: Наука, 1979. - С. 85-113.

35. Корнев К. И. Личностные детерминанты, стратегии копинга и типы руководителей высшего и среднего звена в условиях профессиональных стрессовых ситуаций : дисс. канд. психол. наук. Краснодар, 2008. - 174 с.

36. Королёва H. Е. Взаимосвязь отношения иностранных туристов к России и россиянам и факторов межкультурной адаптации : автореферат дисс. канд. психол. наук. Кострома, 2006. - 26 с.

37. Котелъникова А. В. Личностные корреляты посттравматического стресса (на материале выборки вынужденных переселенцев) : автореф. дисс. . канд. психол. наук. — М., 2009. — 22 с.

38. Курбатова Т.Н. Тренинг управления агрессией. // 18 программ тренингов: руководство для профессионалов / Под ред. Чикер В.А. С.-Пб.: Речь, 2007.-С.113-121.

39. JIamoea Н. В., JIamoe Ю. В. Российская экономическая ментальность на мировом фоне // Общественные науки и современность. 2001. - №4. -С. 31-43.

40. Ле Тхи Минь Лоан. Факторы социально-психологической адаптации вьетнамских предпринимателей в России : дисс. . канд. психол. наук. — М., 2001.-160 с.

41. Лебедева Н. М. Социальная психология этнических миграций. — М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1993. — 195 с.

42. Лебедева Н. М. Социальная психология аккультурации этнических групп : автореф. дисс. д-ра психол. наук. М., 1997. - 57 с.

43. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросскультурную психологию. М.: ЬОноч-С, 1999. - 224 с.

44. Левитов Н. Д. О психических состояниях человека. — М.: Просвещение, 1964. 360 с.

45. Леонова А. Б. Основные подходы к изучению профессионального стресса // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы.-2001.-№ И.-С. 2-16.

46. Леонова А.Б., Медведев В.И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. — М.: Изд-во МГУ, 1981. 112 с.

47. Леонова А. С. Неприязнь к мигрантам как форма самозащиты // Отечественные записки Электронный ресурс. 2004. - №4. — URL: http ://www. strana-oz.ru.

48. Лурье С.В. Историческая этнология: учебное пособие для вузов. — М.: Аспект Пресс, 1997. 447 с.

49. Лъдокова Г. М. Негативные психические состояния студентов в ситуациях с неопределенным исходом: монография. — Елабуга: Алмедиа, 2006. -160 с.

50. Маслова О.В. Различие в межкультурной адаптации студентов из Африки, Латинской Америки и Китая // Теоретические проблемы этническойи кросс-культурной психологии / Материалы международной научной конференции. Смоленск: СГУ, 2008. - С. 399-405.

51. Мнацаканян И. А. Адаптация учащихся в новых социокультурных условиях: дисс. канд. психол. наук — Ярославль:ЯрГУ, 2004. 191 с.

52. Моросанова В. И. Личностные аспекты саморегуляции произвольной активности человека // Психологический журнал, том 23. — 2002. — № 6.

53. Мотовилина И. А. Профессиональный стресс в условиях организационных изменений : автореф. дисс. . канд. психол. наук. — М.: 2003.-27 с.

54. Моул Дж. Особенности национальной психологии: пер. с англ. — М.: Изд-во Астрель, 2006. — 383 с.

55. Мясищев В. Н. О типах поведения и типах нервных систем // Вопросы изучения и воспитания личности. — 1932. — № 3-4.

56. Наенко Н. И. Психическая напряженность. М.: Изд-во МГУ, 1976. — 112 с.

57. Налчаджян А. А. Этнопсихологическая самозащита и агрессия. -Ереван: Огебан, 2000. 407 с.

58. Наумец В. А. Социальный интеллект в структуре межкультурной коммуникации // Вестник МГЛУ: Психологические науки. М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - Выпуск 563. - С. 62-73.

59. Нежурша-Кузничная Н. Ю. Популярная этнопсихология. — Минск: Харвест, 2004. 381 с.

60. Некрасова Ю. Б. О психических состояниях, их диагностике, управлении и направленном формировании // Вопросы психологии. — 1994. -№6.-С. 37-41.

61. Павловец Г.Г. Социально-психологическая адаптация вынужденных мигрантов по материалам Северного Кавказа: Дис. . канд. психол. наук. — СПб., 2002.-212 с.

62. Прохоров А. О. Психические состояния и их функции. — Казань: КГПИ, 1994. 175 с.

63. Рощин С.К., Позняков В.П., Резников E.H. Некоторые отрасли социальной психологии // Психология XXI Века / Под ред.Дружинина В.Н. — М.: ПЕР СЭ, 2003. С. 722-746.

64. Рыбина О.В: Психологические характеристики врачей в состоянии профессионального стресса : дисс. . канд. психол. наук. — СПб.,2005. — 159 с.

65. Савченко Т. Н., Бочарова Е. П., Блинникова И. В. Моделирование динамики эмоциональных состояний // Вестник МГЛУ. Психологические науки. Выпуск 563. М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - С.240-250.

66. Садохин А. П. Межкультурная коммуникация: Учебное пособие. — М.: Альфа-М; Инфра-М, 2006. 288 с.

67. Сахаров А.Н. История России: учебник М.: ACT, 2005. — т.2. - 863 с.

68. Селъе Г. Стресс без дистресса: пер. с англ. М.: Прогресс, 1979. — 125 с.

69. Смирнов В. М. Трохачев А. И. О психологии, психопатологии и физиологии эмоций // Чувства, влечения, эмоции / Под ред. Дерябина В. С. — Л., 1974.

70. Смолина Т. Л. Адаптация к инокультурной среде: анализ родственных понятий // Психология человека: интегративный подход / Под ред. Панферова В.Н.-СПб.: AHO «ИПП», 2007. С. 162-167.

71. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. — М.: Смысл, 1998.-389 с.

72. Солдатова Г. У. Социокультурный подход в практической психологии вынужденной миграции // Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / Под ред. Солдатовой Г.У. М.: Смысл, 2001. — С. 5-24.

73. Солдатова Г. У. Психологическая помощь мигрантам. — М.: Смысл, 2002.-480 с.

74. Сосновикова Ю.Е. Психические состояния человека, их классификация и диагностика. — Горький: Изд-во Горьковского института, 1975. — 117 с.

75. Стефаненко Т.Г. Адаптация к новой культурной среде и пути ее оптимизации // Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Жукова Ю.М. М.: Смысл, 1996. - С. 167-185.

76. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. — М.: Институт психологии РАН, 1999.-320 с.

77. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: практикум. — М.: Аспект Пресс, 2006.-208 с.

78. Суэ/сикова Б. М. Критика современных буржуазных концепций взаимодействия национальных культур (на примере концепций аккультурации): дисс. канд. философ, наук. — Алма-Ата, 1984. — 168 с.

79. Сухарев А. В. Психологический этнофункциональный подход к психической адаптации человека: дисс. . д-ра психол. наук. — М., 1998. -352 с.

80. Ткаченко Г. А. Динамика личностных особенностей женщин в кризисной ситуации : дисс. канд. психол. наук. — М., 2008. 155 с.

81. Тодосъко Е. В. Психологические средства направленности изменений эмоциональных состояний личности: дисс. . канд. психол. наук. -Новосибирск, 1998. 134 с.

82. Уорд К. Азбука аккультурации: пер. с англ. // Психология и культура / Под ред. Мацумото Д. СПб.: Питер, 2005. - С.656-709.

83. Фокс, К. Наблюдая за англичанами. Скрытые правила поведения: пер. с англ. М: Рипол классик, 2008. — 432 с.

84. Хартманн X. Эго-психология и проблемы адаптации: пер. с нем. — М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002. — 144 с.

85. Хухлаев О.Е. Групповая работа по преодолению страхов у детей вынужденных мигрантов // Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / Под ред. Солдатовой Г.У. М.: Смысл, 2001. - С.246-263.

86. Шарова О. Д. Стратегия поведения детей вынужденных мигрантов в ситуации межкультурного взаимодействия // Психология беженцев ивынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / Под ред. Солдатовой Г.У. М.: Смысл, 2001. — С. 102-111.

87. Ши Си Нин. Оптимизация педагогического общения как условие социально-психологической адаптации иностранных студентов к учебно-воспитательному процессу российского вуза: дисс. канд. психол. наук. — Тула, 2002. 175 с.

88. Шолохов И. А. Психологические особенности адаптации учащейся молодежи за рубежом : дисс. канд. психол. наук. — М., 2002. 235 с.

89. Южанин М.А. О социокультурной адаптации в иноэтнической среде: концептуальные подходы к анализу // Социологические исследования.2007.-№5.-С. 70-77.

90. Adler P. S. Culture shock and the cross-cultural learning experience // Readings in Intercultural education, vol.2. — 1972. P. 3-48.

91. Adler P.S. The transitional experience: An alternative view of "culture shock"//Journal ofHumanisticPsychology.- 1975.-№ 15-P.13-23.

92. Alleyne R. 44 is the age of depression, say researchers // Daily Telegraph. —2008. January 29th.

93. Babiker I., Cox J., Miller P. The measurement of cultural distance and its relationship to medical consultations, symptomology, and examination performance of overseas students at Edenburgh University // Social Psychiatry. -1980.-No. 15.-P. 109-116.

94. Berry J. W., Annis R. C. Acculturative Stress // Journal of Cross-Cultural Psychology, Vol. 5. 1974. -No. 4,. -P.382-406.

95. Berry J. W., Kim U., Minde Т. & Мок, D. Comparative studies of acculturative stress // International Migration Review. — 1987. — No. 21(3). -P.491-511.

96. Bochner S. Culture shock due to contact with unfamiliar cultures // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2003. — URL: http://iaccp.org.

97. Bruning N. S., Wang X. Spanning the Cultural Divide: Are Chameleons More Successful? Электронный ресурс. — 2002. — URL: http://ctw-congress.de.

98. Cross S. Self-construals, coping, and stress in cross-cultural adaptation // Journal of Cross-Cultural psychology, Vol. 26. 1995. - P. 673-697.

99. Davis F.J. The Two-Way Mirror and the U-Curve: America as Seen by Turkish Students Returned Home // Sociology and Social Research. — 1971. No. 56. — P.29-43.

100. Eustace R. W. Factors influencing acculturative stress among international students in the United States: Diss. . PhD in Psychol. USA, Kansas State University, 2007. - 115 p.

101. Fridhandler B. A conceptual note on state, trait and the state-trait distinction // Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 50. 1986. - P. 169-174.

102. Furnham A., Bochner S. Culture Shock. Psychological reactions to unfamiliar environments. — London, New York: Methuen, 1986. — 298 p.

103. Gannon M., Pillai R. Understanding Global Cultures: Metaphorical Journeys Through 29 Nations, Clusters of Nations, Continents, and Diversity. Thousand Oaks, CA: Sage, 2009. - 634 p.

104. Gudykunst W. B. An Anxiety/Uncertainty Management (AUM). Theory of Strangers Intercultural Adjustment Электронный ресурс California State University. 2002. - URL: http://www.fullerton.edu.

105. Hewitt K. Understanding Britain. Oxford: Perspective Publications, 1996. - 266 p.

106. Hofstede G. Dimensionalizing cultures: the Hofstede model in context // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2009. —URL: http://iaccp.org.

107. Hofstede G. личный сайт. URL: http://www.geert-hofstede.com (дата обращения: 01.03.2010).

108. Izard C.E. Human emotions. New York: Plenum Press, 1977. - 495 p.

109. Izard C.E., Libero D. Stability of Emotion Experiences and Their Relations to Traits of Personality // Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 64. — 1993. — No.5. — P.847-860.

110. Iwata N., Вика, S. Race/ethnicity and depressive symptoms: A crosscultural/ethnic comparison among university students in East Asia, North and South America // Social Science and Medicine. 2002. - No.55. - P.2243-2252.

111. Iwata N., Higuchi, H. R. Responses of Japanese and American university students to the STAI items that assess the presence or absence of anxiety // Journal of Personality Assessment. 2000. -No.74. - P.48-62.

112. Jasinskaja-Lahti I. Psychological acculturation and adaptation among Russian-speaking immigrant adolescents in Finland. — Helsinki: University of Helsinki, 2000.-75 p.

113. John O.P., Srivastava S. The Big-Five trait taxonomy History, measurement and theoretical perspectives // Pervin L.A., John O.P. Handbook of personality: Theory and research, Vol.2. -New York: Guilford Press, 1999. P.102-138.

114. Kealey D.J. A study of cross-cultural effectiveness: Theoretical issues and practical applications I I International Journal of Intercultural relations. 1989. -No. 13.-P. 387-428.

115. Kim Y.Y. Long-Term Cross-Cultural Adaptation // Landis, В., Bennett, J. et al. Handbook of Intercultural Training. Thousand Oaks, USA: Sage, 2004. -P.337-362.

116. Kim, Y. Y., Gudykunst, W. B. Cross-Cultural Adaptation: Current Approaches. Newbury Park, USA: Sage Publications, 1988. - 322 p.

117. Klineberg О., Hull W. F. At a foreign university: An International Study of Adaptation and Coping. New York: Praeger, 1979. - 211 p.

118. Lau S. J. Acculturative stress, collective coping, and psychological well-being of Chinese international students: dissertation. University of South Carolina:-2006.-Ill p.

119. Lazarus R. S., Folkman, S. Transactional theory and research on emotions and coping // European Journal of Personality. — 1987. -No. 1. — P. 141-170.

120. Lazarus R. S. Stress and Emotion: A New Synthesis. New York: Springer Publishing Company, 1999. - 342 p.

121. Lee J. S., Koeske G. F., Sales E. Social support buffering of acculturative stress: A study of mental health symptoms among Korean international students // International Journal of Intercultural Relations. 2004. - No.28. - P. 399-414.

122. Lewis R. When Cultures Collide. Managing Successfully Across Cultures. — London: Nicholas Brealey Publishing, 1996. 332 p.

123. Longman Dictionary of Contemporary English. — Edinburgh: Pearson Education, 2003. 1950 p.

124. Matsumoto D., Ekman P. The Relationship among Expressions, Labels, and Descriptions of Contempt // Journal of Personality and Social Psychology. 2004. — No.87 (4). — P. 529-540.

125. Matsumoto D., Nakagawa S., Estrada A. The Role of Dispositional Traits in Accounting for Country and Ethnic Group Differences on Adjustment // Journal of Personality. -2009. No. 77(1). -P.177-211.

126. Matsumoto D., Yoo S. H., Fontainee J. Hypocrisy or Maturity? Culture and Context // European Journal of Personality. 2009. - No. 23. - P. 251-264.

127. Nippoda Y. Japanese Students1 Experience of Adaptation and Acculturation of the United Kingdom I I Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. — 2002. URL: http://iaccp.org.

128. Oberg,K. Culture shock: Adjustment to new cultural environments // Practical Antropology. 1960. - No. 7. -P.177-182.

129. Pedersen P. The Five Stages of Culture Shock: Critical Incidents Around the World. Westport, USA: Greenwood Publishing'Group, 1994. - 296 p.

130. Potts A. Culture shock // The Moscow News. 2008. - December, 5th.

131. Rizvi N. H. A critique of the models to study stress // Journal Social Science and Human, Vol. 1-2. 1985. - P. 103-123.

132. Rotter, J. B. Internal versus external control of reinforcement: A case history of a variable // American Psychologist. -1990. No. 45. - P. 489-493.

133. Rudmin F. Catalogue of acculturation constructs II Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2003. - URL: http://iaccp.org.

134. Schdnpflug U. Acculturation, ethnic identity, and coping // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. — 2002. — URL: http://iaccp.org.

135. Seipel M. O. Locus of control as related to life experiences of Korean immigrants // International Journal of Intercultural Relations. — 1988. No. 12. -P.61-71.

136. Smith P.B., Bond M.H., Kagitcibasi C. Understanding Social Psychology Across Cultures. London: Sage Publications, 2006. - 324 p.

137. Spielberger C. Anxiety as an emotional state // Spielberger C. (Ed.) Anxiety: Current trends in theory and research. New York: Academic Press, 1972. -P.23-49.

138. Spielberger C., Rickman R. Assessment of State and Trait Anxiety // Satorius N., Andreoli V., etc. (Eds.) Anxiety: Psychobiological and clinical perspectives. Washington: Hemisphere, 1991. - P. 69-83.

139. Suanet L, Van de Vijver F. J. R. Perceived Cultural Distance and Acculturation among Exchange Students in Russia // Journal of Community & Applied Social Psychology. 2009. -No.19. — P. 182-197.

140. Sussman N. Sojourners to another country: The psychological roller-coaster of cultural transitions // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2002. - URL: http://iaccp.org.

141. Tracy J., Robins R. Self-conscious emotions: Where self and emotion meet // The self in social psychology. Sedikides, S. (Ed.) New York, 2007. - P. 187209.

142. Triandis H. Subjective culture // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. — 2002. -URL: http://iaccp.org.

143. Tyler F.B. Transcultural ethnic validity model and intracultural competence // Lonner W. J., Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2002. - URL: http://iaccp.org.

144. Van Oudenhoven J. P., Long J., Yan W. Expectations and real life: Cross-cultural adaptation of Chinese students in China and the Netherlands // US-China Education Review, vol. 6. 2009. -No.9 (58). - P. 1-9.

145. Ward C., Kennedy A. (a) Acculturation and cross-cultural adaptation of British residents in Hong Kong // Journal of Social Psychology, Vol. 133. 1993. - No.3. - P.30-48.

146. Ward C., Kennedy A. (b) Where's the culture in cross-cultural transition? Comparative studies of sojourner adjustment // Journal of Cross-Cultural Psychology. 1993. —No.24. —P.221-249.

147. Ward С., Kennedy A. Coping with cross-cultural transition // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2001. - Vol. 32. - P.636-642.

148. Ward C., Bochner S., & Furnham A. The psychology of culture shock. — Hove, UK: Routledge, 2008. 384 p.

149. West Т., Levy S. R. Background belief systems and prejudice // Lonner W. J, Dinnel D. L., etc. (Eds.). Online Readings in Psychology and Culture Электронный ресурс. 2002. - http://iaccp.org.

150. Yoo S. H., Matsumoto D., LeRoux J. A. Emotion regulation, emotion recognition, and intercultural adjustment I I International Journal of Intercultural Relations. 2006. - No. 30. - P.345-363.