Автореферат диссертации по теме "Детерминанты поведения этнодисперсных групп"

иатин,

-^VlklJi KJ tW »

1&*РОВИч

' А**0*>*Ферм,

степени «*ук

10софс«я*

oat*»»***141

-Ял ■ и »CBXO^f

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ОСНОШЫЕ ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ

Взаимодействие человека, различных общностей» социетально-го пространства между собой и природой - одна из основных проблем обществоведения, определенные аспекты которой постоянно актуализируются временем и становятся предметом пристального внимания ученых. Сегодня, когда человеческая деятельность переросла узкие рамки отдельных стран и регионов, мир сталкивается с качественно новыми явлениями, осмысление которых, выделение и решение общезначимых задач возможны только объединенными усилиями всех народов. В зарубежной и отечественной глобалистике ученые, как правило, заостряют внимание на проблемах роста населения, питания, охраны окружающей среды, информатизации, внедрения новых технологий, предотвращения ядерной войта и т.д. При анализе этих масштабных вопросов не так уж ча-зто попадают в поле зрения такие явления, как лабильность доми-*ант, дифференцирующих человечество, формирование и поведение токальных общностей. Однако предотвращение опасностей, грозя-щх существованию экосистемы*, предполагает качественное изме-шние общественного сознания, признание широкими слоями насе-шния факта не только своей отличности, но и зависимости от дру-'их, перемещение акцентов на интегрирующие принципы. В связи : этим представляется важным изучение процессов взаимодействия юловеческих общностей, формирующихся не только по расовым,но ! по многим Другим признакам, в том числе и этническим, и вклю-ение результатов исследования в глобальный ин$юрмационный по-ок.

Актуальность темы исследования обусловливается социально-сихологической ситуацией в стране, резким обострением межна-иональных и других общественных противоречий. С одной стороны, ротиворечивосгь проявляется в ломке устоявшихся,достигших им-пипитного уровня (иррациональных), сбалансированных межэтни-зских отношений "агрессивным воздействием революционного соз-

» Экосистему составляют биояогическио. социальные системы во

взаимодействии с окружающей ереяой J См.:Урсул А.Д. Перспек-

тиш акоразштаяо => М»9 1990«,.- С. 5.

нания" (тотальным доминированием рациональных преобразований) активность которых выступает не просто дифференцирующим^ ско рее, этноразделяющим, этноотчуждающим началом. С другой сторо ны, противоречивость проявляется в том, что и радикальные, рационально-преобразовательные устремления определенной части населения наталкиваются на коэволюционные, интегрирующие идеи являющиеся отражением экологических потребностей, экологического сознания, квинтэссенцией которого выступает антиразрушаю щая суть, неприемлемость социальных потрясений. Следствием противоречий являете ситуация напряженности, такого состояния общественной психики, которое близко к перманентному аффекту, выражающемуся в социальных взрывах, физическом насилии открытых межгрупповых (в том числе межэтнических) столкновени В современных условиях социетальное пространство как нико да испытывает потребность в анализе преобразований структурных составляющих, в частности, таких единиц, как этническая, этнодисперсная группа, выделении их существенных черт (состоя ний), как моментов на протяжении исторического континуума, с тем, чтобы предположения возможных трансформаций, взаимодейст вующих изменений,имеющих значение для более масштабных челове ческих общностей, рациональные действия человека были направлены на согласие с экосистемой и сохранение достояния общества. Существует насущная теоретическая и практическая потребность в выяснении того, каким образом в современном обществе происходит трансформация социальныхсвязей, что их определя ет, как на смену изоляции групповых культур приходит возраста! щее сближение, своеобразная универсализация материального и ц ховного потребления. Одновременно с этим важно понять, как пр исходит освоение общечеловеческого опыта конкретными общности ми людей в рамках своих культурных, экономических, психических и других возможностей, постоянно изменяясь и сохраняя при этом свои особенности.

Состояние научной разработки проблемы Темы, посвященные исследованию детерминации поведения этн] ческих групп, не относятся к числу популярных в отечественной науке, хотя инстигуционализащя дисциплин, изучающих особенное'

отдельных народов, произошла в середине XIX века, когда в рамках Русского Географического общества был учрежден этнографический отдел, в сферу научной деятельности которого входили этнопсихологические исследования. Данное направление возглавил акадеыи Бэр K.M., а его соратниками были Кавелин К.Д., На-деждин Н.И., Срезневский И.И.^ Идеи изучения этнических общностей захватили многих исследователей. К именам, получившим наибольшую известность, в первую очередь, очевидно, следует отнести Данилевского Н.Я., Овсянико-Кулиновского Д.Н., Потебню A.A. и Шпета Г.Г., выступившего в примечательных ролях организатора первого в России кабинета этнической психологии (1920 г.) и оппонента известной к этому времени "ГЬихологии народов"В.%ндта.

С высоты философского обобщения поведенческая проблематика этнических формирований нашла частичное отражение в трудах

H.А.Бердяева, Бестужева-Рюмина К.Н., Лосева А.f., Лосского И.О., Соловьева B.C., Франка С.Л. и других известных ученых. Глобальное осмысление, экологическая устремленность, выделение факта взаимозависимости, упорядоченности, организованности (социального порядка), характеризующих взаимодействие всех представителей живого вещества^ (в том числе, народов), отличает работы Циолковского К.Э., Чижевского А.Л., ВернадскогоВ.И., Араб-Оглы Э.А., Баталова Э.Я., Казначеева В.П., Спирина Е.А., Урсула А.Д.

к других авторов.

Значительный вклад в разработку философско-психологических аспектов детерминации поведения в общеметодологическом плане знесли Бехтерев В.М., Сеченов И.М., а в советский период -\.бульханова-Славская К.А., Агеев B.C., Андреева Г.М., Брушлин-¡кий A.B., Будилова Е.А., Васильев И.В., Вияюнас В.К., Выгот-¡кий Л.С., Гаджиев К.С., Горячева А.И., Ждан А.Н., Леонтьев А.Н., Iomob Б.Ф., Какабадзе В.П., Королев С.И., Парыгин Б.Д., Петров-¡кая Л.А.,-Поршнёв Б.Ф., Рубинштейн С.Л., Ярошевский М.Г. и

Проблемы становления этнической психологии в Росси подробно рассмотрены Е.А.Будиловой.

I. Термин В.И. Вернадского означает совокупность живых организмов, населяющих биосферу. См.: Научная мысль как планетное явление. - М., 1991. - С. 15.

другие ученые*.

Различным аспектам этнических процессов, диалектике социального и биологического в теории этноса, этнографическим проблемам, поведенческим особенностям народов посвящены специальные исследования Арутюнова С.А., Арутюняна Ю.В., Бром-лея Ю.В., Брука С.И., Гумилева Л.Н., Дробижевой Л.М., Душко-ва Б.А., Козлова В.П., Мархинина В.В., Плюснина Ю.М., Сорокина Ю.М., Сусоколова A.A., Чебоксарова H.H.

В работах Бролиш Я.С., Губогло М.Н., Дкунусова М.С., Иордана М.В., Ребане Я.К., Пароль В.И. и других авторов значительное внимание уделяется противоречиям в сфере межнациональны] отношений, политике, проводимой правительством в отношении народов в различные исторические периоды.

Дать краткое описание работ зарубежных исследователей ш проблемам детерминации поведения значительно сложнее ввиду большого разнообразия икол, направлений, подходов. В наиболее общем виде чаще всего зринято выделять такие течения как стру* ■гурализм, функционализм, бихевиоризм, психоанализ, гештальт-психологию, энвайронментализм, однако характерной особенносты западной обществоведческой мысли сегодня является тенденция к синтезу многих направлений, междисциплинарный подход.

На выбор темы исследования повлияло то, что в советской и зарубежной литературе пока не описаны исследования, где анали зировалась бы этнодисперсная группа корейцев как целостная структура, субъект взаимодействия, хотя отдельные аспекты экономической, демографической, этнографической, психологической сфер уже изучены целым рядом ученых, в том числе Бойко B.C., Бок Зи Коу, Ваца Харуки, Дкарылгасиновой Р.Ш., Ким Г.Н., Ким М.Т., Ким 0=М,- Ким Сын Хва, Пак Б.Д., Пак М.Н. Ри Фе Сон, Цой B.C., Хара Терпки и др.

Исходя из изложенного в качестве объекта исследования изб ны этнодисперсные группы корейцев, расселенных на территории

I. Разработка вопросов социального детермининзма,как составно части диалектико-материалистической проблематики,концепции развития общества нашло отражение в работах Барулина B.C. С1982),Виноградова В.Г. и Гончарука С.И.(1962),Клейнера Б. (1991),Плеханова Г.В.(1956-1950);Рябоконя Н.В.II97Ö), Ук~ раинцева Б.С. ¡.1972) и др.

Приморского края и Сахалинской области (местах их первого поселения и адаптации на территории России), а предметом -основные детерминанты их поведения.

Цель исследования состоит в том, чтобы, основываясь на методологических принципах и эмпирических фактах жизнедеятельности корейских общностей на территории России, выявить их специфику, условия и факторы формирования, причинно-следственную зависимость и разработать историко-логический конструкт взаимодействия этнодисперсных групп оо средой жизнедеятельности, а также раскрыть трансформацию этнических особенностей в новое качество. Достижение поставленной цели реализуется через пос-педовательное разрешение ряда взаимосвязанных задач:

- анализ и описание основных теоретических ориентации, в рамках которых осуществляется исследование поведенческих аспектов различных социальных групп;

- рассмотрение сущностных характеристик взаимодействующих зубъектов, подходов я определению понятий "социальный субъект", 'социальное взаимодействие", "социальное поведение";

- характеристика абиотических, биотических факторов и со-ушльных условий формирования корейской общности в Приморском срае и на Сахалине;

- выявление интегративньи показателей, эксплицирующих по-¡аценческие особенности.корейских этнодисперсных групп;

- создание новых и апробация существующих методик диагности-си состояния "межэтнического взаимодействия, а также степени [дентификации населения с какой-либо человеческой общностью.

Содействие углублению нашего познания современности являйся общей авторской интенцией.

Теоретико-методологическую базу исследования составляют по-южения отечественной и зарубежной научной мысли о сущности ©ловека, основах его взаимоотношений с обществом и природой, оставляющих среду жизнедеятельности, о роли, особенностях армирования и взаимодействия социальных групп. Определяющим сследовательским началом послужила междисциплинарная направ-енность,. базирующаяся на принципах диалектического метода, щгнстгга гегйчеокого и тторшоокого, пзрашнентной трансфор-

мации социальных явлений и других, позволяющих выделить абстрактные и единые в многообразии человеческие феномены, состав лявдие социетальное пространство. В качестве методологических предпосылок в анализе поведенческих особенностей этнических общностей были использованы подходы, принятые в парадигме ин-теракционистской ориентации, категориальный, понятийный аппарат, методы формализации, приемлемые для выявления наиболее значимых, типических черт анализируемой действительности.

Отдельные мозаииные результаты в целях получения адекватного представления перепроверялись новыми беспристрастными фа: тами. Лишь в редких случаях для полноты выводов давались нрав« венные оценки,которые столь очевидны, что спутать их с научными заключениями вряд ли возможно.

Основными источниками эмпирической информации послужили материалы Центрального государственного архива Октябрьской революции (ДГАОР), Архива внешней политики России (АВПР), Государственного комитета СССР по статистике, Сахалинского областного краеведческого музея, конференций региональных и Всесоюзной ассоциации советских корейцев (BACK), результаты социально-психологических исследований, проведенных автором в 1991г. в Приморском крае и на Сахалине, вербальная информация, предметы культуры, быта населения Дальнего Востока, письма граждан, адресованные в общественные структуры корейцев, результаты вторичного анализа ряда социологических исследований и другие источники.

Научная новизна исследования

В диссертации на примере исследования корейских этнодиспе] них групп осуществлена попытка выявить возможность применен» положений интеракционис тской парадигмы для изучения поведения этнических общностей. При этом соискатель стремился преодолев узость доминирующего ранее идеологизированного подхода и использовать достижения мировой научной мысли. Изучение теоретического наследия российских ученых конца прошлого - начала ны-нешго столетия, особенно, творчества Бердяева H.A., Данилевск! го Н.Я., Кавелина Н.Д., Овсянико-Куликовского Д.Н., Погебни A.A., Соловьева B.C., Сорокина П.А., Шпета Г.Г., наряду с тру-

дами их западных коллег Вунцта В., Лебона Г., Тарда Г. и других, а также достижений отечественных и зарубежных ученых более позднего периода позволило сделать вывод о богатом и недостаточно использованном теоретическом потенциале, вполне пригодном сегодня для осмысления различных проблем человеческих общностей, сформированных по какому-либо признаку.

Опираясь на методологические основания, принятые в философии, социологии, психологии, истории и других гуманитарных отраслях знания, автор использовал результаты исследований ученых-естественников Ч.Дарвина, Д.Лавлока, Г.Т.Пранса, П.Тейяра де Шарцена, Р.Фоули и др., философов-сторонников эколого-эво-люционистской ориентации* и показал, как во взаимодействии между собой и средой этнические общности трансформируются в новое качество -социальное целое, внутренняя дифференцирован-ность которого определяет его жизнедеятельность. Это новое качество социального целого находит отражение в элементах хозяйствования, быта, культуры, состояниях общественной психики,которая во многом предопределяет поведение как территориальной социальной системы в целом, так и ее структурных составляющих.

Наряду с анализом социологических, социально-психологических данных, характеризующих поведение корейских этнодисперс-ных общностей, выявлены и впервые введены в научный оборот неизвестные, ранее архивные материалы, проливающие свет на проблемы корейского народа, а также предложены новые понятия социальных явлений (соция, этническая неконгруентность), толкование терминов этнодисперсная группа, импринтинг.

Научно-практическая значимость определяется тем, что формирование, исторический путб, поведенческие особенности корей-зких этнодисперсных групп являются одной из малоизученных тем и полученные результаты могут быть использованы для подготовки трудов о народах России, выявления общего, единичного и особенного в их развитии, социально-культурном облике, чертах шрактера идругих элементах духовной жизни.

[. См.: Труды Гвишиаки Д.М., Загладина В.В., Фролова И. Т. и др., дискуссия на страницах журнала "Вопросы философии".

Одним из факторов прикладного значения является то, что разработана и апробирована методика этнической совместимости, применение которой в комплексе с другими позволяет оперативно осуществлять диагностику межэтнических отношений и про гнозировать их состояние в будущем.

Результаты использования геста Лшера при изучении состояния психики этнических общностей показали возможность применения данной методики и в качестве инструментария идентификации социальных групп, «то может быть взято на вооружение другими исследователями при изучении различных человеческих общностей.

Апробация результатов исследования

Результаты исследования рассмотрены на заседании проблемно группы и кафедра социальной психологии и педагогики. Отдельные положения диссертации были представлены в выступлении на методологическом семинаре "Национальное самосознание как объект социологического исследования" в Российской Академии управления (1991). Анализ эмпирического исследования представлен в форме доклада группе по истории национальных отношений России в Институте истории России РАН (1992).

Структура диссертации

Работа состоит из введения, двух глав, пяти параграфов, заключения, библиографического материала и приложений. В тексте диссертации приводятся схемы,таблицы и другой графический материал.

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Проблемы причинности человеческого поведения занимали людей издавна. В памятниках культуры Древнего Египта и Древнего Вавилона уже видны элементы, по которым можно судить о направленной совокупной деятельности. Но собственно философское осмысление поведения дошло до нас в мифологии Древней Индии, мифологическом осмыслении мира, запечатлевшем многотысячную эволюцию образов, представления о человеческой активности во взаимодействии с природой. В Упанишадах, Махабхарате и других творениях, отражающих философские размышления о явлениях природы и человеческой деятельности, отчетливо видны этико-со-циальная, этико-психологическая мысль, трудно поддающаяся радо

нальному объяснению. Но постепенно происходил процесс рационализации мифов, импульсы чему давало развитие естественнонаучных знаний.

М.Г.Ярошевский подчеркивает, что развитие учений о человеческой активности, психологических идей Востока и Запада схожи и находились в зависимости от опытного изучения организма как части природы*.

С развитием производительных сил "элементаристская"форма причинного объяснения природы и явлений (т.е. объяснение возникновения объектов, в том числе человека, их перемещения следствием смешения частиц) сменилась детерминистской схемой, согласно которой организм прелртавляет машину, приводимую в движение внешними силами и вместе с тем не распадающуюся под их действием. Данное представление об организме позволило истолковать его функции, в том числе психические, как производные от воздействия внешних стимулов на внутреннюю организацию. После победы механистических воззрений на психику научная мысль стала подыматься к более высоким уровням причинного анализа.

В общем, следует заметить, что развитие философских и естественнонаучных дисциплин, дополняя друг друга, формировали представление о побуждающих началах, активности человека.

Научные дискуссии о том, какие отрасли знания имеют основанием изучать поведенческие особенности людей, нельзя законченными считать и сегодня, однако, несмотря на принадлежность ученых к разным дисциплинам, широкий круг их прибегает к междисциплинарному подходу в осмыслении причин мозаичной активности человека, больших и малых социальных групп, в том числе этнических общностей. К легитимным поведенческим течениям принято относить "авторитетные" в психологии и социологии структурализм, функционализм,бихевиоризм, психоанализ, гештальтпси-хологию и др.

Предметную область структурализма, чье рождение связано с именами В.Вундта и Э.Титченера, составляли элементы сознания и структурные отношения между ними. Вундтом в "Психологии народов". (1900-1920) предпринята попытка представить психические

I. См.: Ярошевский М.Г. История психологии. - М., 1985. -

явления, обусловленные совместным проживанием и взаимодействием лодей, единым феноменом. Он выделил три основные проблемы для изучения: язык, миф, обычаи. Основным методом исследова ния признавалась интроспекция.

В споре со структуралистами сформировался функционализм, который генерировалиэволюционные идеи Ч.Дарвина, Г.Спенсера, философско-психологический прагматизм У.Джемса. Роль сознания сторонниками этого направления рассматривалась с точки зрения его функций в приспособлении организма к среде.

Развивающиеся под влиянием принципов позитивизма научные дискуссии привели к рождению бихевиоризма, в рамках которого поведение изучалось как совокупные реакции организма на стимулы внешней среды, которые можно почувствотать, измерить, а сознание исключалось из предметной области психологии (Э.Торн-дайк). Значительный вклад в развитие этого направления внесли разработки В.М.Бехтерева, И.П.Павлова, И.М.Сеченова, Б.Ф.Ск нера, Д.Уогсона, У.Хантера и др.

Достижения в изучении психических процессов обусловили роя дение гештальтпсихологии, концентрирующей внимание на роли сел сорного образа (совокупного, но несводимого к сумме частей) в организации двигательных реакций, поведения. К видным представителям этого направления принято относить М.Вёртхеймера, К.Гольцщтейна, В.Кёллера, К.Коффку, К.Левина, Ф.Хайдера.

Значительное место в теоретической части диссертации отводится психоаналиитическнм подходам в познании поведенческих особенностей людей. Автор анализирует проблемы изучения скрытых мотивов, бессознательных побуждений, разработанных З.Фре{ дом, З.Фрсммем, К.Хорни, другими учеными, и приводит к вывода* о том, что в рамках этих теоретических построений создан метет интерпретации этнографической информации, позволяющий выделил характерологические черты этнических формирований. При рассмоч рении неосознаваемых установок ("детерминирующих тенденций"по Н.Аху), побуждающих субъекта к активности, исследованы выводы о наличии врожденных потенций, актуализирующихся (иерархизи-рующихся) под влиянием социальных условий (А.Маслоу), инстинктивных стремлениях к активности (В.Макдугалл. М.Шг), гене ти-

ческой программироважности (Е.Уилсон, Р.Ардри, Д.Моррис, Л.Тайгер, К.Лоренц). Соглашаясь с возможностью генетической программированное™ поведенческих репертуаров, автор подчеркивает, что наличие соответствующих биограмм у человека пока не подтверждены выделением соответствующих генов, а потому принимает утверждения о передаче особенностей поведения в результате процесса социализации, научения (Л.Айсенберг, Г.Иттельсон, С.Нельсон и др.).

При описании отечественных исследований детерминации поведения они типологизированы на два основных периода: до становления марксистской методологии и в ее рамках, выделив при этом несколько направлений. К первому отнесены "школы" Выготского Л.С., Леонтьева А.Н., ко второму - Рубинштейна С.Л., к третьему - Мясищева В.И., к четвертому - Узнадзе Д.Н. Наиболее значимыми явились исследования в рамках деятельностного подхода, обоснованию которого послужили разработки Рубинштейна. Вместо подчеркивавшейся обычно причинно-следртвенной зависимости он определяет.существо детерминации через диалектику внешних и внутренних условий. Основное позитивное содержание положения о единстве сознания и деятельности виделось в их взаимной обусловленности. Включение сознания (сложных мозговых процессов анализа различных обстоятельств и элементов) в детерминацию деятельности* явилось заметным вкладом в развитие причинно-следственной обусловленности поведения.

В настоящее время проблемы детерминации деятельности, поведения разрабатываются многими учеными^. Отдельные достижения могут быть синтезированы в системном, междисциплинарном исследовании социальных явлений. Приемлемой парадигмой, способной к такой интеграции научной мысли, очевидно, может быть интер-акпионизм, видную роль в развитии когрого сыграли Г.Блумер,

1. Считается, что А.Н.Леонтьев, рассмотревший механизм осознания мотивов через смъюлообразование, определил это явление как мотивационную форму отражения реальности, а выводы

Л.С.Выготского о проблемах овладения пове дением послужили основой разработок вопросов волевой регуляции.

2. См. труды К.А.Абуяьхановой-Славской, Л.И.Аниы$еровой,В.А. Барабанщикова,И.В.Васильева, В.И.Вилюнаса,Д.Н.Завалишиной, Б.Ф.Ломова, М.Ш.Магомед-Эминова, Ю.А.Платонова и др.

Д.М.Болдуин, Э.Гоффман, У.Дкемс, Д.Дьюи, Г.Зиммель, Г.Келли, Ч.Х.Кули, Дк.Мид и цр. ученые. Активность сознания, психики, как детерминант поведения, в теоретических пострениях интерак-ционистов проявляет себя в экспектациях, когнитивных процессах интерпретации "сообщества установок", определении статусов взаимодействующих единиц и реализации их ролевых функций.

Сторонники данного течения ограничивали социальное взаимодействие только рамками человеческих общностей, мы же склонны семантическое содержание категории "социальное" распространить на более протяженный континуум живого вещества, где деятель-ностное начало определяется смысловым потоком, разумом, сознанием и подсознанием, а взаимодействие средуцировать к формуле "субъект-субъект". Признавая принятое толкование субъекта как носителя направленной активности (предметно-практической деятельности) , такая редукция, очевидно, будет допустимой, ибо активность, направленная на активность, и будет означать взаимодействие, воздействие носителей активности друг на друга, их взаимную обусловленность. Следовательно, и "взаимоотношения человека с миром и мира с человеком (социального субъекта со средой-субъектом и среды с социальным субъектом-челове-ческой общностью) можно рассматривать как объективные отношения"* в соответствии с принципом антропности^, т.е. в качестве поведенческой детерминанты этнодисперсной группы рассиат-риветь активность взаимодействующей среды. К взаимодействующей среде признается допустимым отнести всю совокупность, условий составляющих направленную на субъекта активность в границах, определенных временем и пространством. Любое взаимодействие социальных субъектов понимается в исследовании как социальное взаимодействие, а когда нужно подчеркнуть не механизм а образ, "картинку" взаимодействия людей со стороны, автор

1. См.:Брутлинский A.B. Проблема субъекта в психологической науке // Поихологический журнал. - 1991. - * 6. - С.4.

2. Дж.А.Уилер центральным понятием этого принципа считает то, что не только человек адаптируется к вселенной, миру, но и они адаптируются к человеку. См.: Налимов В.В. Спонтанност! сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. - М., I9Ö9. - С. 229.

прибегает к термину социальное поведение. Однако допускается в зависимости от контекста и отождествление этих понятий.

Экспликация этнодисперсной группы как социального субъекта осуществляется через механизм исполнения единой функции, связанность индивидов между собой, единство такого рода, которое отлично от их простой алгебраической суммы. Диалектически вся совокупность (людей, эмпирических единиц) представляется определенной дисперсией, связанной разновременными проявлениями некой единой деятельности,субъектом которой выступает не индивид, но общность,представляющая, в философском осмыслении, диахронный континуум. Данная единая деятельность имеет субстанциональное значение, ею определяются пределы целостности, в границах которой проявляет себя субъект, дисперсные этнические образования.

В виде дефиниции этнодисперсная группа представлена как система, находящаяся в динамическом равновесии, эмпирически ограниченная совокупностью представителей одного этноса, расселенных компактно вне основного территориального пространства, но составляющими с себе подобными целостность на основе поддерживающихся социальных отношений, связей, определенных единой функцией.

В диссертации подчеркивается, что исторически первичен этнос, т.е. системная целостность, а не его этнодисперсные феномены. Он не только больше, но суть новое качество, квинт-ессенция, определяющая смысл составляющих его частей. То,что мы называем этносом, в смысле эмпирическом, находит свое отражение в совокупности различных деятельностных форм человеческой активности, сознательное или бессонательно объединенных по выбранному ими признаку на протяжении определенного времени и пространства. Этнос как продукт естественного возникновения, уподобляясь формам первичных общений - семье, селению, выступает завершением их, "в завершении же природа объекта выступает на первый план. Ведь мы называем природою каждого объекта такое состояние, которое является завершением его генезиса"*. Но этнос не является самодовлеющим, независимым

I. Аристотель.Политика// Антология мировой философии: В 4 т.-МГ, 1969. - Т.1. - С. 465-466.

от окружающей среды объектом. Человечество в целом (в понимании Вернадского В.И.) как и его формы активности (этносы, этнодисперсные образования) теснейшим образом связаны с живым веществом планеты и никаким физическим процессом не могут быть уединены, разве только мысленно*.

Каждое этнодисперсное образование обретает смысл, значение, статус в среде взаимодействия, связывающей человечество воедино, целостность с биосферой, также характеризующейся организованностью. Методами социологии можно изучать отдельные особенности структурных единиц (этнических, социальных образований) этой целостности, являющей собой процесс, незаконченность, организованность, как функции биосферы, а осуществление этой функции происходит через посредство отдельных личностей, которые несут в себе сверхиндивидуальное начало и по возможностям, и по значению. Схематически нашу методологическую цепочку можно представить в следующем виде:

ф е р а

костные тела'

Таким образом, этнодисперсная группа, являясь феноменом, ограниченным во времени и пространстве, подчиненной подсис-

I. См.: Вернадский В.И. Указ.соч. - С.13.

, - 15 -

темной целостностью, эмпирически вмещает в себя, то,что относится не только к индивиду, но и присуще общности, т.е. она фрагмент мирового порядка, определенного рамками взаимодействующей среды, где осуществляется воспроизводство ее физической наличности. Причем взаимодействующая подчиненность (зависимость) этнодисперсной группы в иерархии бытия своему этническому целому как факт имеет место, однако не в большей степени, чем зависимость от среды, "обеспечивающей ее репродуктивный (видовой) успех, посредством чего она иерархически интегрирована в сопиетальное пространство, живое вещество,

Согласно Конту, всемирный порядок, характеризующий общую иерархию явлений,, существенно сводится к порядку человеческому и зависит от согласия умов. "Если только единение умов, на почве общности принципов состоится, то существующие учреждения (социальной организации - A.M.) создадутся естественным образом без всякого тяжелого потрясения". Аналогичные подходы построения мирового порядка обнаруживаются у Бердяева

H.A., Вебера М., Гегеля Г.В., Нанта П., Соловьева B.C., Шеллинга Ф.В.Й., Шпета Г.Г. и др. известных представителей фило- , софской мысли. Последний, в полемике с Вундтом, акцентирует вни мание на эмпирической единице - индивидуальной особи и подчеркивает наличие в ее структуре качества изначальной коллективности, продукта коллективного взаимодействия. Иными словами, в каждой исторически образующейся общности, будь то этнос, город, деревня и т.д., присутствует нечто общее в восприятии, воображении, оценке своего бытия и т.д. В этом проявляется

дух или душа общности,"общная субъективная реакция на вое объективно совершающиеся явления природы и его собственной социальной жизни и истории"2.

В исследовании обращено внимание на активность сознательного или бессознательного отношения к многообразным явлениям действительности (груда, культуры и т.п.)как детерминантам ,

I. Конт 0. Курс положительной философии: В б т. - Спб, 1990.Т. I« — С. 21.

2. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию // Сочинения. -М., 1989. - С. 479.

"запускающим и контролирующим" поведение, деятельность социально-этнического образования корейцев. Социологические методы позволили измерить причинно-следственную зависимость, "работающую" на уровне сознания, выстроить историко-логический конструкт взаимодействия корейской общности со средой жизнедеятельности с момента ее образования на Дальнем Востоке (конец XIX века) по настоящее время, эксплицировать процесс трансформации этнических особенностей в новое качество.

Причины, побудившие корейцев к массовой миграции в ЮжноУссурийский регион, в генерализованной форме можно средуци-ровать к одной детерминанте - стремление к выживанию. Ради сохранения жизни, спасаясь от голода, нищеты, болезней, деспотизма и террора они вынуждены были предпринять шаги по переходу границы, согласиться с кабальными условиями производства материальных благ, а чтобы адаптироваться и утвердиться - отвечать строгим социальным требованиям, в том числе политическим. Привычнши для них в какой-то мере являлись лишь абиотические и биотические факторы. Однако, несмотря на сложность и необычность новых условий среды, они за сравнительно короткий исторический период достигли высокого уровня интегрированное™ с лолитэгничным населением Приморья.

Изтория корейской общности на Сахалине хотя и начала свой отсчет в то же время, в корне отлична, однако степень интег-рированности корейцев, как следствие особых условий, оказалась даже выше, о чем свидетельствуют показатели аутгрупповой толерантности (позитивных образов о своей и взаимодействующей Ку<1 оТурмК ). Компяежзюлй анализ поведенческих актов, исторических событий, позволяет заключить, что корейцы, представляя единую этническую общность, в то же время дифференцированы по территориальному признаку, объективно, с выраженными особенностями.

Для изучения этого явления исследовались стереотипы, в частности, при помоэд модифицированного варианта теста М.Куна и Т.Макпартпэнда^, который позволяет вскрыть латентные перемен

I. См.: Кун М., Маниартлэнн Т. см лирическое исследование установок личности на себя // Современная зарубежная социальная

пзиходоиш» Теазчш. » У.» 1684» - С. 180-ТЪЪ.

ные когнитивной структуры этнического самосознания. ЕЬли на Сахалине по шкале личностных конструктов у корейцев ("я больше всего ценю в людях") и установок на свой этнос ("наиболее присуще корейцам") наблюдается высокий коэффициент корреляции (0,9), то в Приморье такая зависимость сравнительно низка (/•- = 0,45). Кроме того, у приморских корейцев по шкале личностных конструктов наблюдается исключение такого этнопрису-щего* качества как "уважение к старшим". Наряду с тестовым измерением установок на себя корейцам и веским предлагалось высказать суждения относительно вероятностных субъектов взаимодействия по шкалам с комбинированными (открыми и закрытыми) вариантами ответов. В генерализованном виде установки на себя и взаимодействующих субъектов у сахалинских корейцев сводятся к противопоставлению сахалинской общности всем другим (в том числе приморским корейцам); ответы 85,5% опрошенных позволяют судить об этом. В Приморье явление этногруппового обособления несколько ниже - 72,2%. Русские сахалинцы также полагают, что местные корейцы особая, отличная от других общность, хотя процент высказавших такие суждения достиг только 52. Причем 46,6% опрошенных сахалинских корейцев "своих" русских также обособляют от всех других. Полученные результаты послужили основанием предполагать о процессе формирования на Сахалине полиэтничной общности особого рода - соции®.

Возможно, определяющим при этом явилось осровное положение территории, ее большая изолированность, исторические условия, способствующие интенсивной интеграции, и как следствие, изменение когнитивной сферы населения, ее рациональных и иррациональных переменных. Шкалы идентификации, авто- и гетвросте-

1. Уважительное отношение к стащим, как черту присущую корейцам, отмечали в своих исследованиях Аносов С.Д., Песоц-кий В.Д., Пржевальский Н.М. и другие ученые.

2. Понятие предложено автором исследования. Соция представляет собой относительно устойчивую человеческую совокупность, сформировавшуюся на протяжении определенного времени и пространства вследствие общих интересов, принятых норм, ценностей, стереотипов, обеспечивающих приемлемые условия жизнедеятельности, репродуктивный успех, индивиды которой способны выделить себя по выбранным ими признакам (сознательно или бессознательно) от представителей других человеческих общностей. В исследовании обозначена как Нп(нуль гипотеза ).

реотипов, используемые в исследовании, подтвердив высокую степень интегрированности корейцев и русских на Сахалине и в Приморье, засвидетельствовали и зтнодифференциацию (как убеждают результаты наблюдения, больше по физиономическим признакам), что побудило нас с использованием проективных методик замерить элементы, характеризующие бессознательную сферу (в частности, состояние психики). Для этой цели был применен тест Лютера* (восьмицветный вариант), который "проидентифицировал" корейцев и русских на Сахалине и выявил незначительные различия в психике у корейцев и русских в Приморье.

Коэффициенты ранговой корреляции, вычисленные по формуле 62Г Д2

Спирмена у3 = / - -щ^гту , составили для Сахалина § =1, для Приморья - у = 0,95. Данные показатели являются статистически значимыми, следовательно, отклонить Н0 оснований нет. Явление абберации рациональных и иррациональных когнитивных переменных обозначено в исследовании термином "этническая не-конгруэтность". Данные, подученные с использованием многовариантных методик, подтверждают легитимность утверждений о инте! рированности корейцев и русских на Сахалине такого уровня, что можно говорить о выделении целостного социального субъекта по территориальному признаку, где этническая принадлежность не является определяющей. Этот вывод подтвержден и разработанной методикой "этнической совместимости", результаты которой определяются по формуле р - & % )> I , где Рт - результат теста прямо пропорционален сумме^произведений числа респондентов, выбравших вариант ответа с соответствующим номиналом (п = 0,1,2,3,4 ) и обратно пропорционален общему количеству яиц, принявшие участие б опросе ( /V ).

Изучение особенностей интериоризации корейцами и русскими на Сахалине и в Приморье Еизненного опыта позволяет конетати- • решать» тао ка поташник взаимодействующего континуума прокроила траизфор&ацка ролай^ шрвонально свойственных, этничас»

I. Тестирование поэшдкдооь по методике В.В.Джоса (1983) по всей выборке, шшщметь фиксирования иерархии цветовых симпатий ¿бе©г&*девй18сь дВо^кш измерением методом предъвш-

вент еезтоекх карточек.

ним группам, в такое новое качество, что дифференциация общностей по ним сегодня себя не обнаруживает.

Если в конце XIX - начале XX века уравновешенность социальной организации, ее развитие в Приморье (как фрагмента мирового порядка) обеспечивалась взаимодействием единиц, выделенных и по этническому признаку, с соответствующими статусами и ролями, то на рубеже XX - XXI веков устойчивость социальной системы (территориальной целостности) определяется взаимодействие иных структурных составляющих. Их формирование происходит на основе выделения множества социальных групп по интересам, потребностям с гибкими границами. Эта подвижность границ является объективным отражением ситуации, когда трансформация этнических групп происходит вследствие перманентного перемещения индивидов в общности, где им предоставляются возможности самореализации, выражения своего "я", естественных процессов репродукции а тенденции к экзогамии. Это явление (когда доминантами, определяющими создание социальных групп,шступают не этнические признаки) есть отражение глобальных процессов, происходящих в социетальном пространстве, это наступление периода осознания широкими слоями населения планеты своего единства с остальными представителями живого вещества, миром в целом. Это процесс наступления экологического сознания, в более заметных очертаниях проявляющий себя в Западной Европе, США и некоторых других регионах.

Автор анализирует проблемы устойчивости социальной организации и допускает возможность ее определения отношением статуса к роли каждой из взаимодействующих единиц:

у в С _ $ ¡с _ сумма индикаторов статуса Р £ >р сумма индикаторов роли Результат, близкий к единице, будет означать устойчивость, бесконфликтность в отношении субъектов взаимодействия. Подчеркивается, что составляющие статуса и роли динамичны и зависит от многих условий и общественных отношений. В связи с этим важно не только фиксировать их иерархию, но и то, насколько роли и статусы одного взаимодействующего субъекта принимаются другим. Статус и роль корейцев (как общности в целом), етмкг-

рировавших в Россию в конце прошлого века, контрастировали со статусом и ролью русских (и, может быть,по сложившимся в России социальным нормам, в иерархии предпочтения стояли ниже чем русских), но они принимались каждой из взаимодействующих сторон, так как реализовывали их экспектации. Корейцы получали возможность улучшить условия своего существования, а для многих эмиграция была средством сохранения жизни.Русские в лице корейцев получали реальную силу для увеличения производства продукции (прежде всего, продовольствия), а Россия в целом - возможность быстрого освоения малозаселенного региона и укрепления своих дальневосточных рубежей.

Сравнительно быстрая этноинтеграция, обретение корейскими общностями нового качества объясняются еще и тем, что Россия для корейцев была своеобразной референтной страной, с нормативной и сравнительными функциями1. Во-первых, она представляла собой мощь и силу, способную защитить корейцев (в том числе от внешних агрессивных действий). Немаловажным в психологическом аспекте было то, что эта мощь и сила не только никогда не были направлены против Кореи, но, наоборот, выступали средством защиты отсталой страны от посягательств других. Вследетвие этого формировавшийся столетиями образ "могучего и доброго соседа" трансформировался в имплицитно присущее качество и, естественно, люди сознательно или бессознательно стремились "к членству в референтной общности", восприятию ее привлекательных ("авторитетных") стандартов. Во-вторых, Россия являлась страной-представителем достижений европейской науки, техники, культуры и т.д., которые были реальным отражением прогресса, более высокого уровня равеитиа. В диссертации описано, как происходило заю&вование корейцами современных технологий, орудий производства, элементов культуры, быта и т.д., приведших к качественно новому состоянию, облику их этнической общности. Одновременно автор подчеркивает двусторон-ность процесса,заимствование русскими реальных н привлека-

I. См.: Кеяяи Г. Два функции реферзнтнвх групп // Современней зауубаанай социальная вдссокогши Тейзты. - И., 1984.-С. 197-&03.

тельных качеств, особенностей культуры, традиционных навыков корейцев в различных отраслях хозяйствования.

Наряду с анализом теоретических построений интеракционистов и обоснованием их применения в исследовании социальных групп автор изучил и описал историю, условия формирования корейских общностей на Сахалине и в Приморье, особенности их экономического и политического положения. Значительное внимание при этом уделено "проблеме корейской автономии", политическим акциям, предпринимаемым в связи с акутализашей данных вопросов в периоды социальной напряженности, экономического и шжги-ческого кризисов в стране.

В диссертации нашли отражение результаты сравнительного анализа демографических показателей, социальной структуры корейского и русского населения в период с конца XIX века по настоящее время.

Понимая под детерминантами поведения явления, действие которых вызывает, регулирует, определяет, трансформирует в новое качество поведенческий акт субъекта, автор отмечает сложность их типологизации. В общефилософском аспекте по признаку природы, генезиса, по тому, от кого или чего осуществляется генерация детерминант, в самом общем виде по происхождению признается возможным определить их как внутренние или внешние; классифицировать на абиотические, биотические, качественно-общественные или на материальные, духовные, физические, энергетические, биологические (генетические); по характеру взаимодействующих связей можно подразделить на динамические и статические, простые, составные, однофакторные, многофакторные, системные и внесистемные. Одновременно отмечено, что все эти подходы не абсолютны, имеют изъяны и критикуемы учеными.

Принятые в психологии типологизашонные ориентации Р.Б.Кет-телла, Г.Корнадта, ФЛерша, В.Макдугалла, Г.А.Мюррея, Г.Ол-лпорта и других* направлены на исследование личности и не могут быть адекватно использованы применительно к общностям. Лишь иерархическая модель классификации мотивов (потребностей)

I. См.: Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т.: Пер. с нем. - АС, 19Ш. - Т.1. - С.94-122.

А.Маслоу

по мнению автора, может составить условную схему

детерминант поведения групп. В континууме "низшие - высшие' потребности иерархия имеет следующий виц:

вид детер- ! минанг

поведенческие акты, как пример действия детер-__ ыинант __

1.физиологические потребности

2. потребности в безопасности

3.потребности в социальных связях

4.потребности в самоуважении

5.потребности в самоактузли зации

массовые миграции корейцев на территорию русского Дальнего Востока вследствие голода, разразившегося в Корее в 60-х годах XIX века; обеспечение условий для репродукции

движение сопротивления;

восстания, как реакшя на деспотизм, жестокую эксплуатацию, террор, колониальную экспансию сосгороны некоторых стран Европы, США, Японии;

иммиграция, обусловленная страхом за свою жизнь и будущее

стремление идентифицировать себя с местным населением, стать частью социального целого: получение гражданства России (позднее - СССР), внедрение в сферы экономики с определенным статусом и ролями; приобщение к русской культуре и быту: изучение языка , переселение из традиционных фанз в дома по русскому типу,заимствование элементов одежды, домашней утвари и т.п.

достижение высоких показателей в труде и утверждение этик позиций в качестве этнической нормы, предмета гордости; поддержание традиционно-этнического престижа образованности (поклонение учености, знанию -отличительная черта конфуцианско-буддистских традиций): содержание школ за счет средств населения, направление детей в учебные заведения даже в условиях острого дефицита семейного бюджета и т.п., что может быть ступенями ' в обретении высокого социального статуса, признания, уважения (в настоящее время-количество лип с высшим и среднеепешадьнш образованием среди корейцев на 2% больше, чем в среднем' по стране)

создание различного рода общественных формирований (Международная конфедерация корейских ассоциаций, Ассоциация корейцев России, Ассоциация содействия объединению Кореи и др.) для реализации потенциала общности через участив в коммерческой, производственной деятель-

См.: Хекдаузен Мотиваций ш деятельность: В 2 т.: Пер. с нем. - Ш.( 19ё6„. - ТЛ. - С. 112-115.

ности, политических акциях,связанных с организацией массового переселения корейцев из различных регионов страны на Дальний Восток _и т.п._

В работе подчеркивается,что в массе своей поведенческие акты обусловлены не единичной детерминантой.а сложной совокупно-зтьго равнодействующая которых не статична и зависит от многих факторов.

Итогами диссертационного исследования стали ряд положений и выводов. В их числе обоснование применимости подходов интер-экционистской парадигмы в междисциплинарном,комплексном ис-злецовании детерминант поведения этнодисперсных групп;выеделение интегративных показателей, таких как роль, статус взаимодействующих единиц, которые позволяют емко эксплицировать их поведенческие особенности.

С позиции философско-социояогического обобщения сегодняшнее зостояние,социальный облик корейских общностей на Дальнем Востоке позволяет судить о закономерных этнических трансформациях как фрагментах глобальных изменений в социетальном пространстве. Особенные исторические условия и свойства взаимодействующих здиниц послужили детерминантами сравнительно быстрых интеграционных процессов и формированию в рамках определенной территории целостной политэтничной общности с атрибутами социального субъекта.Вместе с тем корейцы и русские сохраняют многие из традиционных национальных качеств, черт, что обусловливает цифференциацию населения по этническому признаку. Однако, словившиеся за продолжительное время связи определяют особую социально-психологическую атмосферу, когда дифференцирующие (тризнаки не выступают этноразделающими, а целостность совокупного субъекта отличается положительной комплиментарностыо, имплицитно присущей необходимостью взаимодействия структурных здиниц друг с другом, аутгрупповой толерантностью.

В результате исследования выявлены сложные противоречия и проблемы в истории корейского народа в России,которые свидетельствуют, что поведение и судьба его определялись зачастую не гстественным ходом развития этносоциального организма,а воздействием сил,выходящих за границы локальной взаимодействую-дей среды, в частности, политическим влиянием Китая, США и

особенно Японии.

Итоги работы подтверждают эффективность используемых методик и позволяют актуализировать латентные конструкты, обусловливающие поведенческие особенности этнических формирований. Полученные данные могут быть использованы институтами управления в качестве информационной базы и механизма гармонизации межэтнического взаимодействия. Вместе с тем выявлена слабая изученность объекта исследования, что дает основание для предложения необходимости более глубокого анализа всех сторон жизнедеятельности российских корейцев с участием историков, этнологов, социологов, психологов, генетиков и специалистов других отраслей знаний.

Публикации по теме исследования:

1. Вопросы психологии народов в работах русских ученых// Актуальные проблемы социопсихологии в управленческой деятельности. - М.: РАУ, 1991. - С. 70-82.

2. К проблеме корейской автономии // Народный депутат. -1992. - (в печати 0,5 п.л.).

Зад. /// Тиб. гш

г.5£асха&,. 117606, Ер.Зервадекого,84