Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Тарасов, Константин Александрович, 1997 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

ВОСПРИЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ.

§1.1 .Психологическое содержание политической агрессии.

§1.2.Психологическое содержание и структура образа политической агрессии.

ГЛАВА 2. МОДЕЛИРОВАНИЕ ВОСПРИЯТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ СОВРЕМЕННЫМ

РОССИЙСКИМ СТУДЕНЧЕСТВОМ. щ

§2.1 .Особенности использования метода многомерного шкалирования при моделировании восприятия политической агрессии.

§2.2.Множественность моделей образа политической агрессии.

ГЛАВА 3. МНОГОМЕРНОСТЬ ОБРАЗА ПОЛИТИЧЕСКОЙ АГРЕССИИ.

Введение диссертации по психологии, на тему "Дескриптивная модель восприятия политической агрессии современным российским студенчеством"

Актуальность исследования

Исследования политического насилия появились в нашей стране в последнее десятилетие. На эту сторону современных социально-политических отношений обратили свое внимание философы, социологи, психологи. Поводом послужили изменения, происходящие в советском и российском обществе, начиная с 1985 года.

В настоящее время проявления экстремизма затронули многие социальные группы, во многих регионах бывшего СССР возникли очаги напряженности. На поведенческом уровне эти проявления получили названия агрессивных. Требуется осмыслить те политико-агрессивные явления, которые затрагивают практически все слои российского общества. Не случайно в конце октября 1997 года Ельциным Б.Н. был подписан указ "О комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию политическому экстремизму".

Перечисление всех всплесков агрессивного поведения займет много места. Список самых заметных событий в политической жизни перестроечного периода СССР и постперестроечного периода стран-членов Содружества Независимых Государств (СНГ) представлен в приложении 1.

Заметим, в списке проявлений политической агрессии лишь изредка встречались события, непосредственно связанные со студенчеством. Тем не менее, практически во всех акциях участвовала молодежь.

Перечисление "социальных катаклизмов" не в полной мере определяет актуальность данного исследования. Она во многом обусловливается необходимостью восполнить недостаток работ по исследованию восприятия социальных ситуаций. Указанная необходимость связана с потребностью не только социальных психологов и ученых-обществоведов, но и структур власти в теоретической социально-психологической базе для создания информационных технологий, технологий формирования общественного мнения, технологий предупреждения и сглаживания последствий различных проявлений политического насилия1.

Описание проблемы

В исследовании выделена следующая проблема: в социально-психологических исследованиях обнаруживается рассогласованность двух факторов формирования образа социально-политической ситуации - с одной стороны, влияние индивидуальных особенностей перцептивного процесса, с другой стороны, влияние общественного мнения (в самых разных его проявлениях).

Указанная проблема включает в себя ряд других проблем, поэтому проблемное поле данного исследования восприятия политической агрессии можно дополнить.

Первое. Противоречие между декларируемым наличием единых для конкретной социальной группы критериев восприятия социально-политической ситуации и невозможностью обнаружения таковых с помощью научного исследования.

Второе. Исследование восприятия политической агрессии первоначально сталкивается с неоднозначностью в понимании этого термина. Часто смешиваются понятия насилия, экстремизма, терроризма и агрессии. Можно констатировать, во-первых, многозначность этих терминов на уровне обыденного сознания, во-вторых, неупорядоченность социально-психологического категориального аппарата. Если научное исследование позволяет упорядочить категориальный аппарат, то многозначность терминов на уровне обыденного сознания оно устранить не в силах. Собственно говоря, эта многозначность в понимании политической агрессии

См. также приложение 2. на уровне обыденного сознания является отправной точкой нашего исследования.

Находясь в рамках социальной психологии, что выбрать в качестве критериев, позволяющих отличить агрессивное поведение в политической сфере деятельности от неагрессивного? С одной стороны, можно выбрать объективные факторы. С другой стороны, критерии существования агрессивного поведения являются исключительно субъективными и объясняются наличием определенных механизмов социальной перцепции, формирующих образ социально-политической ситуации.

Третье. В общественном мнении имеется противоречие между бытующими представлениями о том, что студенчество в настоящий момент аполитично, и одновременным признанием потенциальной политической активности студенчества.

Четвертое. Вплоть до 1991 года политически активная часть населения не прислушивалась к мнению, излагавшемуся официальными средствами массовой информации, а ориентировалась на представителей интеллигенции и просто людей, высказывавших смелые, неординарные точки зрения. Новая политическая элита сразу же стала шаг за шагом овладевать электронными и печатными средствами массовой информации, использовать новые информационные технологии, особенно технологии подачи информации. Столь грамотный подход позволил формировать требуемый образ происходящих социально-политических и экономических преобразований.

Немаловажным фактором, определявшим агрессивное политическое поведение студенчества явилась все усугублявшаяся ситуация вседозволенности. Начало демократических преобразований в нашей стране ознаменовалось игнорированием существующих на тот момент правовых норм. Законы не просто не выполнялись. Вводились новые законодательно не подкрепленные нормативные акты. Подобные действия оправдывались необходимостью проведения реформ. В конечном счете общество было приучено к тому, что любой указ, закон, любое постановление могут быть пересмотрены когда угодно.

Теперь начался обратный процесс. На государственном уровне, во всех средствах массовой информации настойчиво проводится мысль о важности соблюдения законов, лозунг наведения порядка красной нитью проходит в большинстве программ социально-политических организаций и отдельных политических лидеров. Однако эти намерения оказались неспособны привести к отказу от агрессивных действий в политической сфере деятельности. Появились новые проблемы: отсутствие социально-психологических и социально-политических технологий, использование которых могло бы предотвратить политическую агрессию; отсутствие инициативы по созданию подобных технологий и их использованию (можно, разумеется, вспомнить ново-огаревский процесс, соглашения о создании СНГ, подписание федеративного договора и включение его в Конституцию России, подписание договора об общественном согласии, но все эти мероприятия касались перераспределения властных, государственных, политических и экономических полномочий и практически не затрагивали общественные умонастроения); противоречие между общим недоверием к потоку информации, передаваемому СМИ (недоверие обусловлено неуклонно снижающимся уровнем жизни населения), и реальной высокой эффективностью информационной пропаганды.

Объект исследования - политическая агрессия.

Предмет исследования - закономерности восприятия политической агрессии современным российским студенчеством.

Цель исследования

Разработка дескриптивной модели восприятия политической агрессии современным российским студенчеством.

Задачи исследования

1. Упорядочение категориального аппарата - разграничить по отношению к политической сфере деятельности наиболее часто употребляемые понятия: агрессия, насилие, экстремизм, терроризм.

2. Определение психологического содержания и особенностей структуры образа политической агрессии.

3. Определение способа и построение дескриптивной модели восприятия политической агрессии современным российским студенчеством.

4. Определение факторов, обусловливающих многомерность модели образа политической агрессии.

Основная гипотеза исследования

Содержание дескриптивной модели восприятия политической агрессии зависит от социально-психологических особенностей конкретных социальных групп.

Дополнительные гипотезы

1. Понятие политической агрессии адекватно для обозначения социально-психологической детерминации социального насилия, политического экстремизма и терроризма, которые являются объектами социологического изучения. 2. Коммуникационные приоритеты студенчества, являются факторами, обусловливающими многомерность модели образа политической агрессии.

Предпосылки исследования политического поведения студенчества

Общество воспроизводит себя биологически и социально через молодые поколения. Молодежь представляет будущее страны, а потому ее настроения, поведение и самочувствие являются своеобразным барометром, измеряющим общий политический и социально-психологический климат в данном обществе. При всей специфичности молодежь не существует вне социальных слоев, страт и групп, а потому и молодежные проблемы производим от более широких социально-политических проблем, затрагивающих и другие слои общества.

Исключительно молодежных социально-политических феноменов, которые были бы в равной степени справедливы для любого социума и всех времен, не существует. Опосредованно молодежь несет в себе все противоречия, присущие обществу в целом.

Однако возрастные особенности существенно сказываются на формировании ценностных установок, которые, в свою очередь, выступают важными жизненными регулятивами. Сложившиеся в молодости .еалы и ценности со временем изменяются, но именно они с ловятся мировоззренческой основой социально зрелой личности и, если можно так выразится, "управляющего" обществом поколения.

Советник президента США по делам молодежи С.Хесс отмечал в 70-е годы: "Я обеспокоен цинизмом и скептицизмом молодых людей по отношению к "системе". Правда, пока они имеют относительно мало - власти и ответственности, но скоро они сами станут "системой".

Информация, которую они получают сейчас, и идеи, которыми они воодушевляются, будут определять, как они станут управлять делами, когда этот день наступит. Поэтому мы и хотим завоевать их - не из-за тех качеств, которые они имеют сейчас, а потому, что они - будущие лидеры нации"1.

В условиях социальной нестабильности и обострения политической борьбы самые разнообразные силы нуждаются в приверженцах, причем наиболее управляемых и фанатичных можно найти только в молодежной среде. Именно в юности человек способен горячо увлекаться, быть безрассудным поклонником идеи, неизменно стремиться к объединению со своими сверстниками. Это создает почву для появления молодежных секций различных политических партий и организаций.

Как показывают данные социологических исследований, чем масштабнее социальные преобразования, тем сильнее тенденция к образованию неформальных молодежных групп, продуцированию ими субкультур, тем вероятнее конфликт поколений, отрицающий всякие авторитеты.

Период студенчества - это та пора, когда, с одной стороны, ослабевает контролирующая и регламентирующая функция семьи, а с другой - нет еще профессиональных обязанностей и обремененности заботами о своей семье.

В условиях социально-политического кризиса, когда отсутствуют оптимально функционирующая государственная система, популярная идеология, сплачивающая общество, когда возникают новые политические партии, объединения и течения, характеризующиеся нестабильностью внутренней организации, но тем не менее определяющие политический климат в стране, различные молодежные группы и движения становятся более значимыми. Несмотря на то, что они вряд ли когда-нибудь станут ведущей силой общества, они могут оказаться той серьезной подпиткой,

1US News and World Report. 1970. March. P.58. которую реальные политические партии будут использовать в своих интересах и целях.

В настоящий момент бытует мнение об аполитичности российского студенчества. Однако было бы ошибкой считать невозможным возникновение условий, при которых студенты вышли бы на улицы или стали бы предпринимать те или иные акции протеста. Кроме того, нынешнее поколение российского студенчества без сомнения со временем займет все ключевые позиции в бизнесе, политике, науке, культуре, образовании.

Гражданская война, ставшая величайшей трагедией русского народа, явилась следствием раскола всего общества, в том числе раскола в среде интеллигенции и студентов. В дальнейшем политическая активность студенчества определялась, прежде всего, общегосударственными установками по строительству молодой республики.

Ситуация резко изменилась с началом перестройки в СССР. Отдельные проявления политической деятельности молодежи и студенчества России, Прибалтики и других национально-территориальных образований СССР, несомненно, существенно способствовали смене общественно-политического строя, изменению всей системы общественного сознания. В данном случае политические действия студенчества были детерминированы иными факторами: ростом национального самосознания, желанием избавиться от жестких идеологических рамок в образовании, науке, культуре, стремлением развивать свои предпринимательские способности, новыми возможностями проявления политической инициативы путем образования социальных, политических, профессиональных объединений.

Молодежь, которая активно участвовала в политике и бизнесе в конце 80-х - начале 90-х годов, заняла сейчас основные позиции в экономике и политике и готова отстаивать их всеми доступными ей средствами. Следующей молодежной волне, следующему поколению студенчества предстоит еще самоутверждаться и доказывать свое место под солнцем. Есть все основания предположить, что основная политическая борьба развернется из-за обладания экономическими позициями. Процесс раздела и последующего передела собственности еще не закончен и нас еще будут ожидать агрессивность и экстремизм в политической сфере деятельности.

Эмпирическая база и методы исследования

В исследовании были использованы следующие методы сбора социально-психологической информации: опрос (на трех выборочных совокупностях - население, студенчество, эксперты), наблюдение. В качестве метода моделирования восприятия политической агрессии был использован метод многомерного шкалирования.

Обработка данных исследования осуществлялась с помощью двух пакетов прикладных программ для анализа социологической и статистической информации - SPSS 7.0 for Windows"95 и STATGRAPHICS 4.0.

Достоверность полученных результатов и надежность выводов обеспечена эмпирическим материалом, полученным благодаря репрезентативной выборке при применении комплекса процедур и методов социально-психологических исследований, в том числе: формализованное интервью при опросе населения, опрос студентов, экспертный опрос, наблюдение, а также метод многомерного шкалирования при обработке собранных данных.

Научная новизна

1. В научно-исследовательской литературе практически не встречаются работы по изучению моделей и механизмов восприятия социальных ситуаций.

Новизна проведенного исследования состоит в том, что указанный недостаток частично восполняется в результате моделирования восприятия политической агрессии современным российским студенчеством, которое выявило феномен взаимного отражения образа политической агрессии в индивидуальном сознании и общественном мнении.

2. В социальной психологии накоплен немалый опыт изучения социальных ситуаций и процессов, протекающих на уровне групп. Проведено большое количество экспериментов, наблюдений, опросов, направленных на изучение феномена агрессии1. Однако в этих исследованиях социальная перцепция не соотносилась с рассмотрением ситуаций и процессов, затрагивающих крупные социально-политические институты, социальные группы, все общество в целом. Другими словами, в стороне остались вопросы о связи особенностей восприятия социально-политических ситуаций представителями конкретных социальных групп с формированием общественного мнения, с созданием имиджа субъекта сферы политической деятельности.

На защиту выносятся следующие положения

1. Политическую агрессию возможно определить только через постановку проблемы соотношения ее субъективных и объективных признаков. Политическая агрессия - социально-политическая ситуация, при которой индивидуальное или групповое поведение направлено на нанесение физического или психического ущерба, либо на уничтожение субъекта сферы политической деятельности.

2. Взаимное отражение социально-политической ситуации в индивидуальном сознании и в общественном мнении обнаруживается при изучении конкретных социальных групп.

Соответствующие примеры приведены в первой главе.

3. Многовариантность измерений политической агрессии в общественном мнении является основой формирования многомерности ее образа в сознании индивида.

Практическая значимость

Полученная модель восприятия политической агрессии может служить отправной точкой для формулировки новых гипотез и создания методик изучения политической агрессии.

Положение о том, что многовариантность измерений агрессивности в общественном мнении является основой формирования многомерности образа политической агрессии в сознании индивида имеет большую практическую значимость для органов государственной власти, общественно-политических организаций, развивает теоретико-методологическую базу имиджмейкерской деятельности.

Построение дескриптивной модели восприятия политической агрессии в конкретной социальной групп® позволит, основываясь на операционализации полученных осей, разработать опросники, позволяющие прогнозировать появление агрессивности в социально-политическом поведении представителей той или иной социальной группы.

Апробация результатов исследования

Результаты диссертационного исследования были представлены на следующих конференциях: научная конференция молодых ученых Государственной академии управления "Реформы в России и проблемы управления - 95"; всероссийская научно-практическая конференция "Актуальные проблемы управления - 95"; научная конференция молодых ученых Государственной академии управления "Реформы в России и проблемы управления - 96"; международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы управления - 96"; научная конференция молодых ученых Государственной академии управления "Реформы в России и проблемы управления - 97"; международная научно-практическая конференция "Актуальные проблемы управления - 97".

Основные результаты исследования отражены в нескольких публикациях1.

Диссертационные материалы использовались при проведении занятий со студентами Государственной академии управления, Академии экономики и права, Экономико-юридического колледжа.

Методологические принципы, использованные в исследовании и основные результаты диссертации, легли в основу социально-психологического сопровождения четырех избирательных кампаний, проводимых в России в период с 1995 по 1996 гг., а также двух проектов по исследованию имиджа государственных и коммерческих структур.

Наименования работ приведены в списке литературы.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

Основные результаты исследования и теоретические выводы

1. В проведенном исследовании решены поставленные задачи и, таким образом, достигнута цель - осуществление разработки дескриптивной модели восприятия политической агрессии современным российским студенчеством.

2. В диссертации подтвердились выдвинутые гипотезы, как основная, так и дополнительные.

3. В диссертационном исследовании раскрыты следующие закономерности восприятия политической агрессии современным российским студенчеством:

О Взаимное отражение социально-политической ситуации в индивидуальном сознании и в общественном мнении обнаруживается при изучении конкретных социальных групп.

О Многовариантность измерений политической агрессии в общественном мнении является основой формирования многомерности ее образа в сознании индивида.

4. Упорядочен категориальный аппарат - произведено разграничение понятий социального насилия, политических экстремизма, терроризма и агрессии. Показано, что при определении политической агрессии будет оправданным использование общепринятого определения агрессии (взятого, впрочем, с учетом социально-политической специфики).

Политическая агрессия - социально-политическая ситуация, при которой индивидуальное или групповое поведение, действия, направлены на нанесение физического или психологического вреда, ущерба, либо на уничтожение субъекта сферы политической деятельности.

5. В диссертационном исследовании определен способ моделирования восприятия политической агрессии - метод многомерного шкалирования.

6. Построено несколько дескриптивных моделей восприятия политической агрессии современным российским студенчеством. Показано, что модели восприятия политической агрессии уникальны в каждой конкретной социальной группе.

Из проведенного исследования вытекает ряд практических рекомендаций.

1. Каждая из представленных в диссертации дескриптивных моделей восприятия политической агрессии, с одной стороны, позволяет описать существующие особенности социальной перцепции в конкретной группе, а с другой стороны, основываясь на операционализации полученных осей, разработать опросники, позволяющие прогнозировать появление агрессивности в социально-политическом поведении представителей той или иной социальной группы.

2. Полученная модель восприятия политической агрессии может служить отправной точкой для формулировки новых гипотез и создания методик изучения политической агрессии. Одна из возможных методик связана с операционализацией упомянутых выше осей и последующей разработкой личностных опросников в конкретных социальных группах.

3. Наблюдение показало, что синдром умалчивания появляется в качестве ответной реакции на сам факт появления события, характеризующегося признаками агрессивности. Сочетание отмалчивания с агрессивностью вызывающего его события является признаком нездорового состояния общества. Как следствие - сложность прогнозирования политического поведения студенчества. Точнее говоря, у групп, имеющих доступ к средствам массовой информации появляется возможность формирования у студенчества требуемого образа социально-политической ситуации и, как следствие, возможность манипулирования его поведением, в т.ч. электоральным.

Для прогнозирования политического поведения студенчества при разработке метода требуется комплексный подход. Нами выбрано сочетание опроса, наблюдения, объективированных количественных методов обработки данных (например, многомерного шкалирования), что позволяет делать выводы относительно предрасположенности (готовности) к поведению у наблюдаемых, как уже указывалось выше.

4. Анализ параметров восприятия политической агрессии показывает, что восприятие политической агрессии напрямую зависит от трех факторов:

Уровень политической культуры, существующий в обществе.

Соответствие деятельности субъектов сферы политической деятельности уровню политической культуры, т.е. степень цивилизованности их действий.

Уровень образованности воспринимающего субъекта и той социальной группы, к которой он принадлежит.

Учитывая важность политической стабильности для государственных и национальных интересов, учебным заведениям можно рекомендовать обратить особое внимание на социологическую, политологическую и социально-психологическую подготовку студентов вне зависимости от их специальности.

5. Положение о том, что многовариантность измерений агрессивности в общественном мнении является основой формирования многомерности образа политической агрессии в сознании индивида имеет большую практическую значимость для имиджмейкерской деятельности, поскольку развивает ее теоретико-методологическую базу. В исследовании обнаружена не просто особая связь общественного мнения и индивидуально-перцептивных процессов, а их взаимное отражение, следовательно, появляются возможности по корректировке имиджа субъектов сферы политической деятельности и изменению поведения индивидов (в частности, электорального поведения). Тем более, что вне зависимости от того, носит в действительности какая-либо социально-политическая ситуация агрессивный характер или нет, возможно использование специальных технологий по формированию желаемого образа.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Появление на современном рынке новых товаров и услуг вызвало к жизни интенсивное развитие таких видов деятельности как маркетинг, реклама, имиджмейкинг, public relations (связи с общественностью). В той или иной форме они существовали и ранее, но только в последние десятилетия при выработке соответствующих технологий возникла необходимость использования научного, в первую очередь, социально-психологического знания.

Сложность такой задачи связана, как это ни странно, ^практической неразработанностью следующих вопросов:

1) социально-психологическДя обусловленность политической сферы деятельности;

2) социально-политическая обусловленность социально-психологических явлений.

Данная работа посвящена второму вопросу. Совокупность методов его изучения, которую мы выбрали, помимо строгого соблюдения научных процедур, соответствует (по-нашему мнению) современным требованиям социальной психологии. Приведем точку зрения американских социальных психологов - специалистов по средствам массовой коммуникации С.Крауса и Д.Дэвиса по поводу того, каким требованиям должен удовлетворять метод исследования социально-политической обусловленности социально-психологических явлений1:

1. Он должен быть применим к изучению "драматически меняющихся" социальных процессов, в которых отношения между элементами не могут

Kraus S., Davis D. The effect of mass communication on political behavior. -University Park; London: Pennsylvania state univ. perss, 1978. - XIII. Цит по: Теория и практика буржуазной пропаганды и контрпропаганды. Реферативный сборник. - М.: ИНИОН АН СССР, 1984. - С. 96. рассматриваться как постоянные на протяжении сколько-нибудь длительного периода.

2. В результате использования метода должна быть построена сложная многовариантьш модель, которая выходит за рамки обыденного сознания.

3. Промежуточные результаты должны быть пригодны для непосредственного применения на практике.

4. Автор должен быть вовлечен в социально-психологические и политологические научно-исследовательские проекты.

5. Должны учитываться постоянно усложняющиеся процедуры анализа и массивы информации.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Тарасов, Константин Александрович, Москва

1. Аверин Ю.П. Правый авторитаризм современной русской молодежи: многомерность и изменчивость // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. - 1995. -№1. - С. 77-81.

2. Агеев B.C. Социальная перцепция в процессах межгруппового взаимодействия. Дис. канд. психол. наук. М., 1979. - 198 с.

3. Агеев B.C., Андреева Г.М. Специфика подхода к исследованию перцептивных процессов в социальной психологии / Межличностное восприятие в группе. М., МГУ, 1981. - С. 3-25.

4. Агеев B.C. Стереотипизация как механизм социального восприятия. В кн.: Общение и оптимизация совместной деятельности / Под.ред. Г.М.Андреевой и Я.Яноушека. М., МГУ, 1987. - С. 34-56.

5. Андреева Г.М. К построению схемы исследования социальной перцепции. // Вопросы психологии. 1977. - №2. - С. 5-15.

6. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Наука, 1994. - 324 с.

7. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская JI.A. Современная социальная психология на Западе: (Теоретические направления). М.: МГУ, 1978.-270 с.

8. Антология мировой философии. В 4-х томах. М.,"Мысль", 1969. - Т.1. -936 с.

9. Баранова В.А. Социально-перцептивные факторы интеграции коллектива. Дис. канд. психол. наук. М., 1989. - 171 с.

10. Ю.Баталов Э.Я. Политическая культура современного американского общества. М.: Наука, 1990. 252 с.

11. П.Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1971. - 294с.

12. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: МГУ, 1982.- 199 с.

13. Бодалев А.А. Личность и общение. М.: Педагогика, 1983. - 271 с.

14. М.Бояр-Созонович Т.С. Международный терроризм: Политико-правовые аспекты. Киев; Одесса, 1991. - 161 с.

15. Брунер Дж. Психология познания. М.: Прогресс, 1977. - 412 с.

16. Бурдье П. Социология политики: Пер. с фр. М.: Socio-Logos, 1993. - 336 с.

17. Введение в практическую социальную психологию / Донцов А.И., и др. -М.: Наука, 1994.-255 с.

18. Введение в системный анализ: Учеб. пособие / Под ред. Петросяна. Л.: ЛГУ, 1988. - 232 с.

19. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М.: МГУ, 1982. - 336 с.

20. Витюк В.В., Эфиров С.А. Левый терроризм на западе: История и современность. М.: Наука, 1987. - 315 с.

21. Вишняков И.А. Профессиональные особенности социальной перцепции студентов педагогического ВУЗа: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1984. - 16 с.

22. Возьмитель А.А. Формирование и изучение общественного мнения. М.: Знание, 1987. 63 с.

23. Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. -Краснодар, 1978. 190 с.

24. Вопросы психологии познания людьми друг друга и общения. -Краснодар, 1979. 172 с.

25. Вохменцева Г.М. Насилие в условиях социальной деструкции // Социологические очерки. Ежегодник. М.: Институт молодежи, 1991. - С. 100-110.

26. Гибш Г., Форверг М. Введение в марксистскую социальную психологию. М.: Прогресс, 1972. - 296 с.

27. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону.: Издательство "Феникс", 1996. - 448 с.

28. Горшков М.К., Общественное мнение: История и современность. М.: Политиздат, 1988. - 383 с.

29. Грачев А.С. Политический терроризм: Корни проблемы. М.: Знание, 1982. - Sic.

30. Грушин Б.А. Мнения о мире и мир мнений. М.: Политиздат, 1967. - 400с.

31. Денисов В.В. Социология насилия. М.: Политиздат, 1975. - 214 с.

32. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология: Пер. с англ. М.: Соц.-пол. журн., 1994. - 272 с.

33. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии // Вопросы психологии. 1984. - №1. -С. 13-20.

34. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Социальные представления как предмет экспериментального исследования в современной французской социальной психологии // Вестник МГУ. 1985. - Сер. 14 (психология). - №1. - С. 4-9.

35. Дружинин В.Н. Структура и логика психологического исследования. -М.: ИПРАН, 1994. 163 с.

36. Дубов И.Г., Пантелеев С.Р. Восприятие политического лидера // Психологический журнал. 1992. - Т. 13. - №6. - С. 25-34.

37. Егорова-Гантман Е.В., Плешаков К.В. Концепция образа и стереотипа в международных отношениях. // МЭиМО. 1988. -№12. - С. 23-31.

38. Еремеев Б.А. Изучение социальной перцепции по материалам речевых описаний. Дис. канд. психол. наук. Д., 1975. - 177 с.

39. Еремеев Б.А. Об одном подходе / Вопросы психологии познания людьми друг друга и самопознания / Под ред. Бодалева А.А. Краснодар, 1977. - С. 65-67.

40. Живкович Л. Теория социального отражения: Пер с сербохорват. М.: Прогресс, 1969. - 456 с.

41. Жуков Ю.М. Применение шкалирования в социально-психологических исследованиях. В кн.: Методология и методы социальной психологии. М.: Наука, 1977. - С. 46-78.

42. Жуков Ю.М. Точность и дифференцированность межличностного восприятия. Дис. канд. психол. наук. М., 1982. - 188 с.43.3агрофова И. Проблемы агрессивности человека: Реферат ИНИОН. М.: ИНИОН, 1989.- 55 с.

43. Залысин И.Ю. Политическое насилие (теоретико-методологический анализ): Автореф. дис. докт. полит, наук. М., 1995. - 35 с.

44. Замковой В.И., Филатов М.Н. Философия агрессии. Алма-Ата, 1981. -315 с.

45. Как делать имидж политика / Д.Водотынский, Е.Егорова-Гантман, Ю.Косолапова, С.Разворотнева и др. М.: ИМА-пресс, 1995. - 159 с.

46. Качанов Ю.Л. Политическая топология: структурирование политической действительности. М.: Ad Marginem, 1995. - 224 с.

47. Килошенко М.И. Рефлексия невербального поведения в социальной перцепции. Дис. канд. психол. наук. Спб., 1984. - 200 с.

48. Клигер С.А., Косолапов М.С., Толстова Ю.Н. Шкалирование при сборе и анализе социологической информации. М.: Наука, 1978. - 112 с.

49. Козлова И.Н. Когнитивная сложность как личностная характеристика // Вопросы экспериментальной психологии и ее истории. 1974. - Вып.1. - С. 130-134.

50. Колчина Л.П. Исследование индивидуальных особенностей экстрапунитивной реакции в связи с разноуровневыми характеристиками интегральной индивидуальности: Автореф. дис. канд. психол. наук. JL, 1981.- 23 с.

51. Костинская А.Г. Социально-перцептивные процессы в условиях группового принятия решений: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1984. - 16 с.

52. Креншо М. Терроризм и международное сотрудничество: Реферат ИНИОН АН СССР. М.: ИНИОН, 1990. - 43 с.

53. Крылов В.Ю. Геометрическое представление данных в психологических исследованиях / Под ред. С.П. Курдюмова. М.: Наука, 1990. - 119 с.

54. Ламерс А. Статистические вычисления: Пер. с нем. Учебное пособие / М.:ГАУ, 1995.- 62 с.

55. Леонтьев А.Н. Образ мира. В кн.: Леонтьев А.Н. Избранные психологические труды: в 2т. Т.2. - М.: Педагогика, 1983. - С. 16-22.

56. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. М.: МГУ, 1971. - 38 с.

57. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник МГУ. 1979. - №2. - С. 3-7.

58. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ, 1981. - 584 с.

59. Леонтьев А.Н. Личность. Деятельность. Сознание. В кн.: Леонтьев А.Н. Избранные психологические труды: в 2т. Т.2. - М.: Педагогика, 1983. - С. 3307.

60. Липатов И.М. Сущность и основные формы политического насилия в современных условиях (философско-социологический анализ): Автореф. дис. канд. филос. наук. М., 1989. - 20 с.

61. Лоренц К. Агрессия (так называемое "зло"): Пер. с нем. М.: Издательская группа "Прогресс", "Универс", 1994. - 272 с.

62. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. - Т.25. - 4.2. -552 с.

63. Мансуров Н.С. Методологические проблемы общественно-психологических исследований. В кн.: Методология и методы социальной психологии. М.: Наука, 1977. - С. 99-135.

64. Молодежный экстремизм / Под ред. А.А.Козлова. Спб.: Издательство С.-Петербургского университета, 1996. - 144 с.

65. Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. Пер. с фр. М.: Издательство "Центр психологии и психотерапии", 1996. - 478 с.

66. Мухудаев М.О. Студенты и политика в период перехода от тоталитаризма к демократии: Автореф. дис. канд. соц. наук. СПб, 1995. - 17с

67. Найссер У. Познание и реальность. М.: Прогресс, 1981. - 232 с.

68. Науменко Л.И. Особенности социальной перцепции внутригрупповой интеграции и межгрупповой дифференциации. Дис. канд. психол. наук. М., 1992. - 169 с.

69. Непесов М.М., Сапрыков В.Н. Современный терроризм: Социальные истоки, цели, проявления. М.: Знание, 1984. 63 с.

70. Несмелова М.Ю. Политическое поведение студенческой молодежи в современной России: Автореф. дис. канд. полит, наук. Казань, 1995. - 18 с.

71. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания. -М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996. 352 с.

72. Панталеев Ц.Г. Роль политического насилия в истории общества: Автореф. дис. канд.филос.наук. -М., 1990. 18 с.

73. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История психологии. М.: РГГУ, 1994.-448 с.

74. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером / Е.Абашкина, Е.Егорова-Гантман, Ю.Косолапова, С.Разворотнева и др.: В 2-х т. М.: "Антиква", 1993. - Т.1. - 224 с.

75. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером / Е.Абашкина, Е.Егорова-Гантман, Ю.Косолапова, С.Разворотнева и др.: В 2-х т. М.: "Антиква", 1993. - Т.2. - 203 с.

76. Попов Н.П. Индустрия образов. М.: Политиздат, 1986. 142 с.

77. Прикладные проблемы социальной психологии / Отв. ред. : Шорохова Е.В. М.: Наука, 1983. - 296 с.

78. Проблемы психологии восприятия: традиции, современность. / Отв. ред. В.А. Барабанщиков, В.И. Панов. М.: ИПРАН, 1995.

79. Психология межличностного познания / Под ред. Бодалева А.А. М., Педагогика, 1981. 48 с.

80. Раска Э. Социальные источники насилия / Ученые записки Тарт.гос.ун-та. Тарту, 1989. - С. 3-20.

81. Рейковский Я. Экспериментальная психология эмоций. М.: Прогресс, 1979.-392 с.

82. Рубинштейн Р.Е. Алхимики революции. Терроризм в современном мире: Реферат ИНИОН АН СССР. М.: ИНИОН, 1990. - 12 с.

83. Сатаров Г.А., Каменский B.C. Общий подход к анализу экспертных оценок методами метрического многомерного шкалирования. В кн.: Статистические методы анализа экспертных оценок. - М.: Наука, 1977. - С. 53-83.

84. Семенова З.Ф. Влияние роли и статуса на процессы социальной перцепции и восприятия информации // Экспериментальная и прикладная психология. 1971. - Вып.4. - С. 7-12.

85. Семилет Н.В. Динамика социально-перцептивных характеристик субъекта общения. Дис. канд. психол. наук. М., 1988. - 198 с.

86. Современная зарубежная социальная психология: Тексты / Под ред. Андреевой Г.М. и др. М.: МГУ, 1984. - 255 с.

87. Соловьева C.JI. Агрессивность как свойство личности в норме и в патологии. Автореф. дис. докт. психол. наук. СПб, 1997. - 39 с.

88. Тарасов К. А. Системный социально-психологический анализ политического насилия // Актуальные проблемы управления 95:

89. Материалы Всероссийской научно-практической конференции: В 3-х вып. Вып.З. / М.: ГАУ, 1995. С. 46-47.

90. Тарасов К.А. Социально-психологический анализ политического насилия в современной России. В кн. Социальные и экономические проблемы управления: Тематический сборник научных работ: В 2-х вып. Вып.1 / М.: ГАУ, 1995. - С. 63-72.

91. Тарасов К.А. Социально-психологический анализ политического насилия и политической агрессии в современной России // Реформы в России и проблемы управления 96: Материалы научной конференции молодых ученых и студентов ГАУ / М.: ГАУ, 1996. - С. 129-131.

92. Тарасов К.А. Способы воздействия на восприятие политико-психологических явлений // Актуальные проблемы управления 96: Тезисы докладов Международной научно-практической конференции: В 4-х вып. Вып.4 / М.: ГАУ, 1996. - С. 99-101.

93. Торгерсон B.C. Многомерное шкалирование: теория и метод. В кн.: Статистическое измерение качественных характеристик. М.: Статистика, 1972.- 3-15с.

94. Уледов А.К. Общественное мнение советского общества. М.: Соцэкгиз, 1963. с.

95. Уоддис Д. "Новые" теории революции. М.: Прогресс, 1975. - 523 с.

96. Филиппов А.В., Ковалев С.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса // Психологический журнал. 1986. - Том 7. - №1. - 255 с.

97. ЮО.Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1987. - 236 с.

98. Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. М.: Наука, 1991. - 455 с.

99. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М.: Ренессанс, 1992. - 289 с.

100. ЮЗ.Фрейд 3. Психология бессознательного: Сб. произведений. М.: Просвещение, 1989. - 447 с.

101. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Издательство "Республика", 1994. - 447 с.

102. Фромм Э. Психоанализ и этика. М.: Республика, 1993. - 414 с.

103. Юб.Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М.: "Прогресс" -"Универс", 1993.-478 с.

104. Цветков О.М. Политическое манипулирование: природа и особенности в различных типах политических систем: Автореф. дис. канд. филос. наук. -М„ 1997. 19 с.

105. Шестопал Е.Б. Личность и политика: Критический очерк современных концепций политической социализации. М.: Мысль, 1988. - 203 с.

106. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе. -М.: Наука, 1985. 175 с.

107. ПО.Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. М.: Наука, 1979.-229 с.

108. Ш.Шихирев П.Н. Эволюция парадигмы "современной социальной психологии". Дис. докт. психол. наук. М., 1993. - 78 с.

109. Щегорцев В.А. Политический экстремизм молодежи: Сб. науч. тр. / Неформальная волна. М.: ВКШ, 1990. - С. 75-81.

110. Экспертные оценки в социологических исследованиях / С.Б. Крымский, Б.В.Жилин, В.И.Паниотто и др. Киев: Наук, думка, 1990. - 320 с.

111. Энгельс Ф. Письмо К.Марксу, 4 сент. 1870 г. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.-2-е изд. -Т.33.- 790 с.

112. Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. СПб.: Издательство С.-Петербургского ун-та, 1992. - 232 с.

113. Пб.Язык и интеллект. Сб./Пер. с англ. и нем./ Сост. и вступ. ст. В.В.Петрова. М.: Издательская группа "Прогресс", 1995. - 416 с.

114. Якимова Е.В. Западная социальная психология в поисках новой парадигмы: анализ методологических дискуссий 70-90-х гг. М.: ИНИОН, 1993.- 75 с.

115. Bandura, A.Aggression: a social learning analysis. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1973. 390 p.

116. Bandura, A. Social Foundations of Thought and Action. Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1986. 617 p.

117. Berkowitz, L. On the formation and regulation of anger and aggression a cognitive - neoassociationistic analysis. American Psychologist, 1990, 45, pp. 494-503.

118. Berkowitz, L. Aggression: its causes, consequences and control. New York: McGraw-Hill, 1993, pp. 103-133.

119. Davison W. Phillips. Public Opinion. Introduction. Sills D.L. (Ed.). International Encyclopedia of the Social Sciences. New York, 1968, vol. 13.

120. Dollard, J., Doob, L.W., Miller, N.E., Mowrer, O.H. and Sears, R.T. Frustration and Aggression. New Haven: Yale University Press, 1939. 512 p.

121. Donsbach W., Stevenson R.L. Herausforderungen, Probleme und empirische. Evidenzen der Theorie der Schweigespirale Publizisti, 1986, 31. - pp. 23-78/

122. Habermas J. Strukturwandel der offentlichkeit. Untersuchungen zu einer Kategorie der burgerlichen Gesellschaft. Neuwied, 1962. 291 s.

123. Koch J.W. Assessments of group infiience, subjective political competence and interest group membership // "Political Behaviour". 1993. Vol. 15. №4. P.309-325.

124. Kraus S., Davis D. The effect of mass communication on political behavior. -University Park; London: Pennsylvania state univ. press, 1978. XIII. - 98 p.

125. Kreitner R., Kinicki A. Organizational behavior. BIP, Irwin, 1989. 686 p.

126. Miller, N.E. Experimental studies in conflict. In J. McV. Hunt (ed.), Personality and Behavior Disorders. New York, Roland, 1994, vol. 1, pp. 431465.

127. Lazarsfeld P.F. Public Opinion. In: Public Opinion and the Classical Traditions. - Public Opinion Quarterly, 21, 1957, №1. - pp. 54-89.

128. Luhman N. Offentlichen Meinung. In: Langenbucher W.R. (Hg.). Politik und Kommunikation. Uber die offentliche Meinungsbildung. Miinchen-Zurich, 1979.-ss. 73-102.

129. Ulbricht W. Zur Eroffnung der ersten sozialistischen Militarakademie in der Geschichte Deutschlands, Sonderhefit der Zeitschrift "Militarwesen", Berlin, Februar 1959. 42 s.