Автореферат диссертации по теме "Авторитарный стереотип в менталитете современной молодежи"

На правах рукописи

Баязитов Раис Фаисович

АВТОРИТАРНЫЙ СТЕРЕОТИП В МЕНТАЛИТЕТЕ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ

19.00.05 - социальная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Казань - 2005

Работа выполнена в лаборатории психологии Института педагогики и психологии профессионального образования Российской академии образования

Научный руководитель: доктор психологических наук

Алишев Булат Салямович

Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Защита состоится 17 января 2006 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 008. 012. 01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических наук и доктора психологических наук в Институте педагогики и психологии профессионального образования Российской академии образования по адресу: 420039, г. Казань, ул. Исаева, д. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института педагогики и психологии профессионального образования РАО.

Автореферат разослан 16 декабря 2005 г.

Салагаев Александр Леонидович,

кандидат психологических наук, доцент Городецкая Инна Михайловна

Ведущая организация

ГОУ ВПО Самарский государственный педагогический университет

Ученый секретарь диссертационного совета

А.Р. Масалимова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Одна из проблем России - наличие давно устоявшейся авторитарной культуры социальных взаимодействий. Она существует, в первую очередь, на уровне межличностных взаимодействий, то есть является нормой бытовых контактов миллионов людей друг с другом. Личности с авторитарной доминантой свойственно поведение, основанное на убеждении, что в мире существуют статусные и властные различия, что использование власти является необходимым и важнейшим элементом функционирования любого сообщества. Ей свойственна, с одной стороны, нетерпимость к тем, кто обладает более низким статусом, с другой стороны, готовность подчиняться людям, наделенным властью, или доминирующим социальным институтам.

Вопросы феноменологии, генезиса и детерминации авторитарности градиционно исследуются в русле концепции авторитарной личности -совокупности теоретических представлений об особом личностном типе, создающем психологическую основу для тоталитарных режимов. В ранних классических работах сущность авторитарности рассматривалась преимущественно с психоаналитических позиций (А.Адлер, Т.Адорно, Э.Фромм, К.Хорни), в современных исследованиях (Б.Альтемейер, Дж.Даккит, Дж.Рэй) наметилась тенденция активного включения в интерпретацию авторитарности когнитивных элементов. В отечественной психологии как самостоятельное направление исследований проблематика авторитарной личности только начинает формироваться (М.А.Абалакина, В.С.Агеев, А.С.Дмитриев, Н.А.Дьяконова, В.А.Самойлова).

Анализ научной литературы свидетельствует о необходимости комплексного изучения авторитарности, как социально-психологического феномена, реализующегося в социально-политической сфере, на уровне организационных взаимодействий, на уровне межличностных связей Авторитарные установки и авторитарный стереотип проявляются в межгрупповой и межличностной агрессии, в расовой и национальной дискриминации, в деструктивных формах организационного руководства, школьного и семейного воспитания и т.д.

В современных условиях, характеризующихся неопределенностью социальных ценностей и идеалов, нормативных моделей восприятия и поведения, возрастает важность изучения неявных, бессознательных регуляторов, функционирующих на уровне ментальное™ и существующих в форме устойчивых передающихся из поколения в поколение стереотипов. К их числу относится и "авторитарный синдром". В прикладном плане актуальность таких исследований обусловлена потребностями со-

циального развития России в целом, так каре ййраотарнввлштя ее населе-

БИБЛИОТЕКА

С. Пел •9 N0

ния ментальные традиции и стереотипы оказывают и будут оказывать (как и в рамках любой другой культуры) сильное влияние на ее экономическую, политическую, социальную и культурную жизнь.

Все вышесказанное ставит проблему исследования: какова специфика проявления авторитарного стереотипа в российских условиях, степени его выраженности в молодых возрастных группах, его связь с различными психологическими свойствами личности и др.

Цель исследования: теоретически проанализировать и эмпирически изучить выраженность авторитарного стереотипа у современной российской молодежи на уровне межличностных, организационных и политических взаимодействий, а также выявить его связь с некоторыми личностными особенностями.

Объект исследования: российская молодежь, принадлежащая к разным половым, этническим (русские и татары) и социально-возрастным (старшеклассники, студенты ВУЗ и ССУЗ, молодые рабочие и служащие) группам.

Предмет исследования: структура и выраженность авторитарного стереотипа в ментальном мире российской молодежи, его связь с возрастными, половыми, национальными и индивидуально-психологическими характеристиками личности.

Гипотезы исследования:

1. Существуют общие закономерности проявления авторитарного стереотипа, инвариантные для всех уровней социальных взаимодействий: политического, организационного, межличностного. Вместе с тем существуют собственные тенденции, свойственные каждому из выделенных уровней, что обусловлено, прежде всего, личностной значимостью каждой из сфер.

2. Существуют культурно обусловленные вариации в степени выраженности авторитарного стереотипа в разных половых и национальных группах.

3. На осознаваемом уровне могущество и власть (в меньшей степени статус) как личностно значимая ценность молодыми людьми отвергается, но на уровне социальных установок и стереотипов авторитарные тенденции выражены более отчетливо, что обусловлено традиционной авторитарной культурой социальных взаимодействий, а также особенностями молодежной субкультуры.

4. Существует взаимосвязь между степенью выраженности авторитарного стереотипа и некоторыми психологическими свойствами личности. Например, личностям с повышенной степенью выраженности авторитарного стереотипа свойственны восприятие и оценка социальных ситуаций в контексте доминирования-подчинения и статусно-ранговых

различий, возрастание приоритетности ценности собственного благополучия, власти и статуса.

В соответствии с поставленной целью в исследовании поставлены следующие задачи теоретического и прикладного характера:

1) изучить существующие в современной науке основные теоретические и эмпирические разработки по проблеме исследования;

2) определить функции и место социальных установок и стереотипов в структуре ментальности личности, теоретически обосновать различия между ними;

3) рассмотреть сущность и наиболее общие признаки авторитарного стереотипа, как специфической разновидности социальных стереотипов, а также факторы, влияющие на его воспроизводство и функционирование;

4) разработать методику измерения степени выраженности авторитарного стереотипа;

5) выявить меру выраженности авторитарного стереотипа у современной российской молодежи в целом и у различных социальных и демографических групп, ее составляющих;

6) выявить связи авторитарности личности с ее ценностными приоритетами и другими индивидуально-психологическими характеристиками.

Теоретико-методологической основой исследования явились:

принцип социокультурной обусловленности психических явлений и основные положения деятельностного подхода (К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, СЛ.Рубингатейн, Р.Х Шакуров и др.);

концепции, рассматривающие влияние различных социокультурных условий и факторов на формирование менталитета, ценностного мира, системы установок личности (М.Коул, У.Д.Лоннер, Д.Мацумото, Л.Халман, Г.В.Акопов, Б.С.Алишев, В.О.Рукавишников, В.Е.Семенов и

теоретические идеи, непосредственно связанные с проблемой социальных установок и стереотипов (М.П.Занна, О.Клайнберг, У.Липпман, Г.Тажфел, С.Т.Фиске, Г.М.Андреева, А.Г.Асмолов,

A.А.Бодалев, Г.Г.Дилигенский, П.Н.Шихирев, В.Л.Ядов и др.); классические теории, раскрывающие сущность авторитарности

(А.Адлер, Т.Адорно, Э.Фромм), а также идеи современных специалистов в данной области (Б.Лльтемейер, Дж.Даккитт, Дж.Рэй, М.А.Абалакина,

B.С.Агеев, Н.А.Дьяконова, А.И.Розов, В.А.Самойлова и др.).

Методы эмпирического исследования включали в себя наблюдение, анкетирование, опрос, тестирование, методы математической статистики, качественный анализ результатов. Использовались следующие конкретные методики: Р-шкала Т.Адорно; тест "Диагностика межличностных

отношений" (ДМО) Т.Лири в модификации Л.Н.Собчик; Тематический апперцептивный тест (TAT) Г.Мюррея; методика диагностики структуры ценностей Б.С.Алишева; авторская методика измерения авторитарной стереотипизации. Для статистической обработки данных использовался стандартный пакет статистических функций Excel и пакет статистической обработки данных SPSS 11.0 for Windows.

Эмпирическая база исследования. Общая численность испытуемых, охваченных исследованием, составила 619 человек в возрасте от 16 до 30 лет (средний возраст 20 лет): школьники, студенты ВУЗ и ССУЗ, рабочие, молодые учителя г. Нижнекамска.

Научная новизна исследования.

1. Впервые авторитарный стереотип (и авторитарность как связанное с ним личностное свойство) рассмотрен комплексно как феномен, имеющий социокультурное происхождение и проявляющий себя на трех разных уровнях социальных взаимодействий: политическом, организационном, межличностном.

2. Предложена операционализация понятий "авторитарный стереотип восприятия" и "авторитарный стереотип поведения", исходя из атрибутивных особенностей авторитарной личности, тех ее ключевых свойств, которые являются конституирующими характеристиками авторитарности.

3. Теоретическим и эмпирическим путем показано, что авторитарный стереотип является превращенной формой иерархического идеала и компенсаторно, на уровне ментальности, выполняет функцию поддержания иерархического принципа организации социальных взаимодействий.

4. Разработан и апробирован авторский тест-опросник, направленный на измерение выраженности авторитарного стереотипа на уровне политических, межличностных, организационных взаимодействий; подтверждена его валидность и надежность.

5. Получены новые эмпирические данные, показывающие, что существуют связи между мерой личностной авторитарности и а) этнической принадлежностью: б) структурой ценностных приоритетов личности: в частности, в ценностном мире авторитарной личности отражаются тенденция к приоритету интересов собственного "Я" и тенденция к избеганию разнообразия.

Теоретическая значимость исследования. Диссертационное исследование вносит вклад в развитие проблематики социальных установок и стереотипов. Теоретически обоснована идея о целеполагающей роли социального стереотипа. На этой основе выявлено функциональное отличие стереотипа от установки, предложено понимание стереотипа как превращенной формы общественного идеала.

Практическая значимость исследования:

полученные в исследовании данные могут быть использованы для анализа и мониторинга процессов, происходящих на уровне общественного сознания и общей ментальности российской молодежи при решении задач социально-политического характера, в частности для прогноза динамики авторитарности населения;

разработанный гест диагностики авторитарной стереотипизации показал свою пригодность для научных и прикладных исследований на российских выборках;

результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания различных курсов для студентов, обучающихся по психологическим, социологическим и, отчасти, политическим специальностям; I - полученные результаты и выводы применимы в деятельности

социально-психологических служб предприятий, организаций и образовательных учреждений, городских социально-психологических служб при решении задач социализации молодежи.

Достоверность и обоснованность результатов исследования подтверждается опорой на доказавшие свою продуктивность методологические позиции; использованием комплекса методов, адекватных целям, задачам и логике исследования, репрезентативностью выборки испытуемых; эмпирической проверкой гипотез; статистической обработкой полученных данных; качественным анализом результатов исследования.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались на Всероссийской научно-практической конференции "Психология профессионального образования", Казань, 2004 г., на IV Российском философском конгрессе "Философия и будущее цивилизации", на научно-практических конференциях преподавателей НКФ МГЭИ в г. Нижнекамске в 2000-2004 гг., на заседаниях кафедры общей и социальной психологии НКФ МГЭИ и лаборатории психологии ИПГТ ПО РАО. Материалы диссертационного исследования используются при чтении лекций студентам гуманитарного факультета НКФ МГЭИ. Результаты исследований ' отражены в 11 научных работах.

На защиту выносятся:

1. Теоретические положения, в рамках которых авторитарный стереотип рассматривается как а) ментальное явление, представляющее собой превращенную форму иерархического идеала, обеспечивающего реализацию иерархического принципа организации социальных взаимодействий, б) и проявляющее себя на разных уровнях социальных взаимодействий: межличностном, организационном, политическом, - базовым из которых является межличностный, так как на нем происходит болынин-

ство взаимодействий личности, и именно он испытывает наибольшее влияние ментальных традиций общества.

2. Разработанная и апробированная в исследовании тестовая методика измерения уровня авторитарности личности ("Авторитарный стереотип"), основанная на изложенных в предыдущем пункте теоретических позициях.

3. Результаты проведенного исследования, показывающие, что:

а) для современной российской молодежи характерен в целом повышенный уровень авторитарности (он не обнаруживается в сфере ценностных приоритетов, но проявляется в сфере социальных установок и стереотипов);

б) проявления авторитарного стереотипа на политическом, организационном и межличностном уровнях социальных взаимодействий специ- \ фичны (его выраженность наиболее высока на первом из этих уровней и является наиболее низкой - на втором);

в) существуют связи между уровнем выраженности авторитарного стереотипа и принадлежностью к некоторым социальным группам, в частности, к этническим и половым: наибольшим уровнем авторитарности отличаются юноши-татары, а для девушек в целом характерны более низкие показатели;

г) личностям с повышенной степенью авторитарности свойственно понимание ситуаций социальных взаимодействий в контексте (в понятиях) доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий.

д) в структуре ценностей личности с выраженным авторитарным стереотипом наблюдается тенденция к приоритету собственного благополучия, власти и статуса.

Структура и объем работы. Диссертация содержит введение, три главы, заключение, библиографический список литературы (187 источников, из них 139 работ на русском языке и 48 работ на иностранных языках) и приложение. Основной текст диссертации изложен на 167 страницах, содержит 5 рисунков и 12 таблиц. Приложение включает 4 рисунка и 8 таблиц. Общий объем диссертации - 181 страница.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются цель, предмет, объект, гипотеза, задачи и методы исследования. Обсуждаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе "Проблема стереотипа и стереотипизации в современной психологии" рассматривается понятие социального стереотипа в соотношении с социальной установкой, определяются социокультурные

детерминанты воспроизводства стереотипов в ментальности личности и группы.

Анализ существующих теоретических подходов к пониманию сущности социальных стереотипов, их функций, структуры, генезиса, а гакже их классификаций (У.Липпман, О.Клайнберг, Г.Оллпорт, Г.Тажфел, С.Фиске и др.) показал, что в современной психологии они определяются как обобщенные, устойчивые, эмоционально насыщенные, связанные с социальными ценностями и мало зависимые от эмпирического познания представления о социальных объектах. Соответственно, стереотипизация понимается как приписывание познаваемой личности определенных "наборов" качеств на основе ее категоризации.

Проблемой социальных стереотипов активно занимался ряд отечественных исследователей: социологов и социальных психологов (В.С.Агеев, Г.М.Андреева, А.А.Бодалев, Г.Г.Дилигенский, Я.Л.Коломинский, Т.Г.Стефаненко, В.П.Трусов, П.Н.Шихирев, В.А.Ядов и др.). Тем не менее, эта проблематика, особенно в концептуальном измерении, до сих пор не вошла в достаточной степени в обиход отечественной психологии.

Со стереотипами связано понятие "аттитюд" (социальная установка). Г.Оллпорт определил это понятие как состояние сознания и нервной системы, организованное на основе предшес гвующего опыта и выражающее готовность к определенным образом направленной активности.

По проблеме соотношения установки и стереотипа в психологии сложились противоречивые точки зрения: одни авторы рассматривают стереотип как когнитивный элемент, часть установки (Г.Оллпорт); другие, напротив, дифференцируют понятия установки и стерео шпа, подчеркивая, в частности, что стереотип имеет в основном когнитивный характер, а установка выполняет мотивационную функцию и не обязательно столь устойчива как стереотип (Г.Г.Дилигенский). Различие между стереотипом и установкой проявляется в анализе их взаимодействия в процессе социального познания. И.С.Кон видит такое различие в том, что роль установки состоит в обеспечении избирательности социального восприятия в ходе стереотипизации, а стереотип в свою очередь выступает информационной основой познавательного действия.

В диссертации предложено понимание установки и стереотипа как двух разнокачественных систем, сложно взаимодействующих в процессе социального познания. Специфика стереотипа и установки и системный характер взаимосвязей между ними определяются их особенными, в пределах регулятивной, функциями. С учетом характера той или иной ситуации и характеристик субъекта познавательной деятельности (устойчивости к неопределенности, творческих способностей, напряженности творческой направленности, психофизического состояния и т.д.) стерео-

тип может выступить фактором, структурирующим всю систему регуляции активности субъекта, релевантной контексту ситуации ориентировки в свойствах воспринимаемого объекта.

Системно-деятельностный подход позволяет определить стереотип как психическую структуру, которая не только потенцирует результат единичного акта социального познания, но также, при некоторых условиях, выступает как потенциальная цель активности, выходящей за пределы только познавательной задачи. Цель данной латентной деятельности (ме-тадеятельности) - воспроизводство стереотипа как социального представления субъекта и как прообраза желаемого будущего. Исходя из этих допущений, нами рассмотрен психологический механизм аереотипиза-ции: в рамках метадеягельности стереотипизация выступает как редуцированная форма прежде полноценной автономной деятельности, сохраняющей тенденцию к завершению вследствие инерции собственной целевой установки и реализующейся в своей заключительной фазе как органическая часть другой деятельности.

Стереотип - ментальное явление, имеющее глубокие корни в различных культурах и представляющее собой, с нашей точки зрения, превращенную форму (М.К.Мамардашвили) общественного идеала. Анализ литературы, посвященной проблеме ментальное™ (М.Блок, Л.Февр, Г.В.Акопов, А.Я.Гуревич, В.Е.Семенов, Б.П.Шулындин), показал, что она рассматривается как система, в которой архетипы и стереотипы выступают как две противоречиво ассоциированные друг с другом подсистемы. В зависимости от конкретных социокультурных условий, они взаимодействуют, формируя бессознательное ядро менталыюсти и создавая на уровне неявных интенций относительно устойчивый баланс между развитием и стабильностью социума.

В диссертации рассмотрены также основные социокультурные детерминанты воспроизводства стереотипов. Необходимость преодоления информационной и ценностно-смысловой неопределенности является одной из фундаментальных причин (Б.С.Алишев), которые обусловливают воспроизводство стереотипа индивидом. Другая существенная особенность, на наш взгляд, состоит в том, что стереотип выступает как компромисс между стремлением к сохранению актуального качества, соо1-ветствующего образа жизни и движением к развитию, изменению, качественному преобразованию. С одной стороны, субъект фиксирован на идеале - образе совершенного и в этом смысле привлекательного будущего, с другой стороны, он стремится к стабильности, равновесному состоянию. Стереотип как превращенная форма общественного идеала и одновременно образ реального, сиюминутного, свершившегося существования субъекта, отвечает этим двум разнонаправленным тенденциям и,

как представляется, это одна из главных причин его устойчивости и влияния на социальное познание, миропонимание в целом и поведение.

Во второй главе "Авторитарный стереотип: его сущность и проявления" определяются теоретические положения диссертационного исследования по проблеме авторитарного стереотипа. Авторитарность как социально-психологическое явление исследуется в рамках концепции авторитарной личности - теоретических представлениях о специфическом личностном типе. У истоков теории авторитарной личности находились представители глубинной психологии (А.Адлер, Э.Фромм, К.Хорни), , определившие в качестве ее основных мотивов стремление к власти и

превосходству и склонность к подчинению сильной личности, авторитету. Наиболее известное исследование "авторитарного синдрома" было « проведено Т.Адорно с сотрудниками. По их результатам авторитарную

личность характеризуют девять особенностей: устойчивая приверженность ценностям среднего класса; авторитарное подчинение; авторитарная агрессия; косность, ригидность, стереотипность мышления; предрасположенность к мистике; стремление к силе и твердости; деструктив-ность и цинизм; анти-интрацепция; морализаторство по вопросам сексуальной жизни.

Эти идеи были развиты другими исследователями. Б.Альтемейер путем факторного анализа выделил три социально-психологических качества, выражающие особенности личности, склонной к авторитаризму правого толка: полное и безоговорочное подчинение властям и авторитетам, конвенционализм (приверженность традиционным социальным нормам), агрессивность по отношению к группам, неодобрение и неприятие которых воспринимается как поощряемое властями. Дж.Даккит предложил новую интерпретацию авторитаризма, рассматривая его как аспект идентификации с группой и групповой сплоченности. Основой для его исследований послужила концепция социальной идентичности ► (Г.Тажфел). По результатам исследований Дж.Даккитта, авторитарная лич-

ность в значительной степени привержена ценностям собственной социальной группы и отрицает ценности других групп. ' Обзор работ отечественных авторов показывает, что в нашей стране

разработка проблемы авторитарности начата только 15 лет назад и ведется недостаточно интенсивно, в том числе и в теоретическом плане. В кросскультурном исследовании правого авторитаризма, проведенном М.А.Абалакиной, В.С.Агеевым, С.Мак-Фарландом, обнаружено, что уровень авторитаризма правого толка в США выше, чем в России. Эти данные подтверждены более поздним исследованием (Н.А.Дьяконова, В.В.Юртайкин, 2001). В исследовании В.А.Самойловой (1996) обнаружена отрицательная связь авторитарности с уровнем образования и удовлетворенностью жизнью. Факторами формирования авторитарных устано-

вок являются жесткость семейного воспитания и неблагоприятные социально-экономические условия.

В целом обзор научной литературы по проблеме авторитарной личности показывает, что внимание исследователей обращается преимущественно на политические аспекты. В нашей работе авторитарный стереотип личности рассмотрен как явление, имеющее социокультурное происхождение и проявляющее себя на разных уровнях социальных взаимодействий: политическом, организационном, межличностном (Б.С.Алишев, 2001). В современном обществе человек лишь опосредованно включен в политические процессы, он дистанцирован от процедур и механизмов принятия политических решений. Объективная вовлеченность личности в организационные отношения намного выше. На данном уровне многое зависит от статуса субъекта в системе субординации или от того, с кем отождествляет себя испытуемый — с руководителем или подчиненным. На межличностном уровне поведение субъектов общения подчиняется особым закономерное!ям, по отношению к которым другие уровни (организационный и политический) оказываются нечувствительными.

Мы полагаем, что авторитарная личность проявляет себя на всех выделенных уровнях взаимодействий. Однако межличностный уровень является среди них базовым, фундаментальным. Он наиболее тесно связан с обыденной жизнью человека, на нем происходит основная масса его социальных взаимодействий и на нем наиболее устойчиво сохраняются традиционные для той или иной культуры установки и стереотипы. Если на политическом и организационном уровнях взаимодействий человек многое подвергает рациональному, когнитивному анализу, то на межличностном уровне роль бессознательных элементов саморегуляции (в том числе культурно обусловленных) должна повышаться.

На всех указанных уровнях проявляют себя, хотя и по-разному, установки и стереотипы. В нашем понимании авторитарная установка - это устойчивая предрасположенность личности к восприятию и выстраиванию социальных взаимодействий в контексте доминирования-подчинения и статусно-иерархических различий; постоянная готовность к приобретению власти и использованию принуждения, к демонстрации превосходства и следованию воли высокостатусного субъекта. Исходя из характеристик авторитарности и базовых свойств социального стереотипа, в работе предложено понимание "авторитарного стереотипа восприятия", как устойчивого представления о людях, группах, социальных отношениях, основывающегося на понятиях доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий; иначе говоря, авторитарный стереотип восприятия является когнитивной схемой, в соответствии с которой ценность человека определяется его местом в социальной иерархии. Авторитарный стереотип поведения - это устойчивая модель поведения, направ-

ленная на иерархизацию отношений, приобретение, сохранение, использование и демонстрацию власти и превосходства, на подчинение высокостатусному субъекту, а также на избегание подчиненности или равенства с людьми одинакового или низшего статуса.

Основываясь на идее о стереотипе как превращенной форме общественного идеала, мы полагаем, что авторитарный стереотип на бессознательном уровне, на уровне ментальное™ выполняет функцию поддержания иерархического принципа организации социальных взаимодействий, компенсируя регулятивные функции иерархического идеала. Авторитарный стереотип, таким образом, становится для субьекта потенциальной целью, направляющей его на формирование статусно-иерархического контекста в социальных взаимодействиях, а в конечном счете, на иерархизацию социальных отношений.

В разработке концептуальной схемы, определяющей критерии оценки и индикаторы авторитарного стереотипа, мы опирались на представление о двухуровневом строении когнитивной составляющей стереотипа восприятия. Стереотип существует в психике субъекта как целостный образ социальной группы и ее представителей, включающий бессознательное ядро и осознаваемые оценочные суждения, которые характеризуют данный объект и могут выступать индикаторами социальных стереотипов.

В третьей главе "Эмпирическое исследование выраженности авторитарного стереотипа у различных групп современной молодежи" описываются организация исследования, методы сбора и обработки полученных данных, представлены эмпирические результаты, их анализ и интерпретация.

На первом этапе исследования (2001-2002 гг.) разрабатывалась тестовая методика, направленная на диагностику и измерение выраженности авторитарного стереотипа. В соответствии с выделенными уровнями социальных взаимодействий были разработаны три шкалы: межличностного, организационного и политического уровней. Методика апробировалась на студенческой выборке, состоявшей из студентов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Окончательный вариант опросника, включающий 30 пунктов (по 10 на каждую шкалу), проверялся на выборке в количестве 100 человек. Надежность составила 0,816 (коэффициент одномоментной надежности Кронбаха). Были определены также показатели внутренней согласованности теста: коэффициенты корреляции между отдельными пунктами и суммарным баллом по тесту. Они колеблются в пределах от 0,25 до 0,54. Внутренняя согласованность внутри отдельных шкал выше: в пределах от 0,31 до 0,68. Коэффициент корреляции с Р-шкалой Т.Адорно равен 0,627.

Непосредственно в исследовании использовались еще четыре методики: Р-шкала Т.Адорно, в которой была изменена формулировка одного

пункта, содержание которого не соответствует культурно-историческим реалиям России; методика диагностики структуры ценностей Б.С.Алишева (2001); Тематический апперцептивный тест Г.Мюррея; тест диагностики межличностных отношений (ДМО) Т.Лири в модификации Л.Н.Собчик.

На основном этапе исследования (2003-2004 гг.) по этим методикам было опрошено 275 человек татарской национальности и 297 русской, 325 представителей мужского пола и 294 женского пола, 203 студента ВУЗ, 143 студента ССУЗ, 148 школьников, 57 молодых учителей и 68 рабочих. Возраст испытуемых варьировал в диапазоне от 16 до 30 лет.

Результаты измерения авторитарных установок (Р-шкала) и выраженности авторитарного стереотипа представлены в табл. 1. Они свидетельствуют о том, что авторитарность на всех уровнях взаимодействий (межличностном, организационном, политическом) является в настоящее время широко распространенным явлением в молодежной среде (среднее значение выраженности авторитарного стереотипа составляет 4,47; авторитарность по Р-шкале 4,93; теоретическое среднее в каждом случае равно 4). На организационном уровне в целом по всей выборке авторитарность (4,2) проявилась меньше, чем в межличностной сфере (4,45) и, особенно, в политической (4,75).

Таблица 1

Средние значения показателей теста "Авторитарный стереотип" и теста Т.Адорно (Р-шкала) в разных группах молодежи (7-балльная шкала)

Тесты и шкалы Вся выборка Муж. пол Жен. пол ВУЗ ССУЗ Школы Учителя Рабочие

Все уровни 4,47 4,58 4,35 4,46 4,68 4,34 4,33 4,47

Межл. ур. 4,45 4,60 4,30 4,38 4,67 4,36 4,37 4,50

Орг. ур. 4,20 4,36 4,03 4,29 4,48 4,04 3,91 3,98

Полит, ур. 4,75 4,79 4,72 4,72 4,89 4,61 4,71 4,93

Р-шкала 4,93 4,94 4,92 4,87 5,08 4,91 4,84 4,91

Примечание: жирным шрифтом выделены различия мевду данными по группам испытуемых и по всей выборке (за исключением тендерных групп, которые сравнивались друг с другом), значимые по критерию Стьгодента на уровне а < 0,01: курсивом - различия, значимые на уровне а < 0,05.

На межличностном и организационном уровнях авторитарный стереотип более выражен в мужской выборке и менее в женской (а <0,01) (см. рис.). Результат не противоречит сложившимся культурным нормам и вполне предсказуем: в традиционном российском менталитете мужчины

рассматриваются как исполнители властной роли на всех уровнях социальных взаимодействий.

Рис. Тендерные различия по степени выраженности авторитарного стереотипа.

Между этническими группами, если рассматривать их без дифференциации по половым группам, в степени приверженности авторитарному стереотипу различий не обнаружено. Однако при дифференцированном подходе видно, что это характерно только для женской части выборки, которая по признаку авторитарности оказалась весьма однородной: нет значимых различий ни на одном из уровней взаимодействий. В то же время юноши-татары проявили большую склонность к авторитарному стереотипу, чем русские юноши, в межличностных отношениях (4,72 -татары, 4,52 - русские; значимость по критерию Стьюдента на уровне а < 0,05), более авторитарны они и в сфере политической власти (4,94 -татары, 4,67 - русские; значимость различий по {-критерию Стьюдента на уровне а <0,01).

Рассмотрены также различия между юношами и девушками в пределах этнических групп. У татар юноши демонстрируют существенно более высокую авторитарность на всех уровнях взаимодействий (а < 0,05). Данный факт можно объяснить социокультурными традициями, предписывающими доминантную норму поведения мужчинам и подчиненность, конформность - женщинам, которые у татар сохранились сильнее, чем у русских. Видимо, это общая тенденция, определяющая соответствующее поведение не только в межличностных отношениях, но также и в организационном и политическом планах.

Социально-профессиональные группы по степени подверженности авторитарному стереотипу заметно отличаются друг от друга. Сильнее он проявляется у студентов ССУЗ (отличия от показателей по всей выборке значимы на уровне а < 0,01). Примерно такие же результаты показывает F-шкала. Эти данные подтверждают выводы В.А.Самойловой (1996) о связи авторитарности и ранней профессионализации. Возможно, высокая авторитарность студентов ССУЗ обусловлена распространенностью жестко иерархических форм управления в средних профессиональных учебных заведениях и на производстве, где студенты проходят практику (организационный уровень).

Результаты, полученные с помощью TAT, подтвердили гипотезу о склонности личностей с повышенной степенью выраженности авторитарного стереотипа отражать ситуации социальных взаимодействий в понятиях доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий. У лиц с повышенной авторитарностью более проявилась склонность воспринимать окружающий мир как стремящийся к господству и несущий угрозу. Выявлена тенденция лиц со средней степенью приверженности авторитарному стереотипу (в отличие от испытуемых с повышенной авторитарностью) к рефлексивному критическому анализу темы власти, господства, насилия и превосходства.

Измерение характерологических особенностей, проведенное по тесту ДМО, свидетельствует о преобладании в характере современных молодых людей лидерских, авторитарных стремлений и одновременно дружелюбия, конформности. Менее всего во взаимодействиях с другими людьми молодые люди склонны проявлять подчинение и зависимость.

Сопоставление данных показало, что авторитарность и эгоистичность юношам свойственны больше, чем девушкам. Девушки же, с одной стороны, более дружелюбны, с другой стороны - склонны к подозрительности. В целом из полученных данных следует вывод о том, что мужская авторитарность проявляется преимущественно как деспотизм, демонстрация превосходства, агрессия. Женская авторитарность не столь демонстративна и включает в себя значительный момент подозрительности, обидчивости, латентной подчиняемое™.

Статистический анализ различий между социально-профессиональными группами выявил следующие особенности: у учителей проявилась выраженная склонность к подчинению, рабочие, напротив, меньше, чем остальные испытуемые, склонны подчиняться.

Сравнение русских и татар по тесту ДМО обнаружило значимое различие только по фактору "зависимость" (а < 0,01). Основной вклад в существующую тенденцию большей зависимости гатар вносят девушки-татарки. У юношей же значимые различия по данному фактору не проявились.

Измерение характерологических особенностей испытуемых, различающихся по степени выраженности авторитарного стереотипа в целом и по всем уровням его проявления, показало, что для лиц с повышенной авторитарностью в большей степени, чем для остальных, характерны тенденции к лидерству и превосходству, независимость, упорство, требовательность и прямолинейность.

При анализе корреляционных матриц, полученных по результатам статистического измерения связи между данными теста "Авторитарный стереотип" и шкалами теста ДМО (см. табл. 2) оказалось, что приверженность авторитарному стереотипу, измеренная по совокупности всех шкал первого опросника, положительно связана со следующими шкалами второго: "доминирование", "эгоистичность", "агрессивность" и "подозри-I тельность" (а < 0,01). Корреляции со шкалой "подозрительность" объяс-

няют амбивалентность мотивационной структуры авторитарности, включающей противоречащие друг другу стремление к господству и латентную готовность подчиниться сильной личности, доминирующей социальной группе.

Таблица 2

Корреляционная взаимосвязь между шкалами теста "Авторитарный __стереотип" и шкалами теста ДМО__

№ Шкалы теста ДМО Шкалы теста "Авторитарный стереотип"

Все уровни Межличностный уровень Организационный уровень Политический уровень

1. Доминирование ,186 ,205 ,132 Д17

2. Эгоистичность ,198 ,255 ,131 ,100

3. Агрессивность ,188 ,203 ,116 ,145

4. Подозрительность ,144 ,132 ,068 ,159

5. Подчиненность -,045 -,104 -,021 ,014

6. Зависимость ,011 -,025 ,041 ,003

7. Дружелюбие -,033 -,086 -,012 ,015

8. Альтруизм -,043 -,090 -,007 -,013

Примечание: жирным шрифтом выделены корреляционные связи, статистически значимые на уровне а < 0,01; курсивом - статистически значимые на уровне а < 0,05.

Результаты анализа структуры ценностей исследовавшейся выборки и ее связи с выраженностью авторитарного стереотипа приведены в табл. 3.

Таблица 3

Корреляционные связи между значениями шкал теста

стереотип" и индексами приоритетности ценностей

№ Ценности Индексы при-ори-тетно-сти Коэффициенты корреляции

все уровни межлич. уровень. организ. уровень полит, уровень

1. Среда обитания 2,85 -,055 -,027 -,052 -,052

2. Жизнь человека 3,86 -,066 -,143 -,022 -,001

3. Развит, культуры 2,78 -,093 -,060 ,117 -,038

4. Технич. прогресс 1,93 ,053 ,088 ,041 -,002

5. Мощь родины 2,70 ,104 ,102 ,094 ,055

6. Благоп. близких 4,08 -,048 -,047 -,065 ,003

7. Личное благоп. 2,80 ,100 ,083 ,117 ,034

8. Польза 2,74 ,057 ,021 ,057 ,058

9. Истина 3,05 ,112 ,117 -,136 -,008

10. Красота 2,41 ,049 ,059 ,060 -,005

11. Мощь 1,91 ,200 ,250 ,166 ,066

12. Справедливость 3,88 -,142 -,189 -,149 ,001

13. Свобода 3,52 -,028 ,006 -,019 -,055

14. Добро 3,49 -,053 -,071 -,005 -,060

15. Здоровье 3,76 ,060 ,049 ,068 ,024

16 Семья 4,32 -,013 -,054 -,009 ,032

17. Любовь 3,72 -,101 -,054 -,131 -,048

18. Дружба 3,13 -,121 -,111 -,087 -,099

19. Отдых 2,18 ,057 ,053 ,040 ,047

20. Работа 2,69 ,005 ,035 ,001 -,022

21. Обществ, жизнь 1,20 ,109 ,080 ,120 ,058

22. Покой 1,98 ,062 ,063 ,062 ,024

23. Мат. блага 3,86 ,098 ,103 ,058 ,080

24. Гармония отнош. 3,65 -,141 -,157 -,159 -,014

25. Статус 2,85 ,183 ,223 ,145 ,076

26. Разнообразие 2,93 -,089 -,079 -,057 -,083

27. Саморазвитие 3,47 -,055 -,070 -,019 -,050

28. Самоотдача 2,26 -,068 -,091 -,035 -,042

Примечание. 1) Жирным шрифтом выделены корреляционные связи, статистически значимые на уровне а < 0,01; курсивом - статистически значимые на уровне а < 0,05 2) Шкала индексов приоритешости ценностей 7-балльная (от 0 до 6). теоретическое среднее 3 балла.

Как видно из нее, такие ценности, как "мощь" и "статус", очевидно связанные с авторитарной стереот ипизацией, в целом имеют невысокие индексы. "Мощь" оказалась в ряду наименее предпочитаемых ценностей, "статус" в иерархии ценностей не поднялся выше теоретического среднего, равного 3 баллам. Это можно трактовать как отрицание ценности власти на уровне сознания. Сравнение юношей и девушек показало, что первые выше ценят мощь (а < 0,01) и статус (а < 0,05). С учетом данных по выраженности авторитарного стерео шпа, получается, что юноши более склонны к власти как на уровне слабо рефлексируемых стереотипов, так и на сознательном уровне. Сопоставление ценностных предпочтений татарской и русской молодежи, в том числе отдельно по половым группам, не показало статистически значимых различий по ценностям мощи и статуса.

Корреляционный анализ связей между данными теста "Авторитарный стереотип" и теста структуры ценностных предпочтений показал значимые положительные связи авторитарной стереотипизации (в целом по всем уровням) с ценностями: "мощь", "мощь и процветание родной страны", "личное благополучие", "общественная жизнь", "материальные блага", "статус". Отрицательные связи имеются с ценностями: "развитие культуры и нравственности", "истина", "справедливость", "любовь", "дружба", "гармоничные отношения", "разнообразие". Аналогичные результаты показало сравнение испытуемых с повышенной и средней приверженностью авторитарному стереотипу. Авторитарные молодые люди выше оценивают "мощь" и "статус", ниже - "гармонию отношений" и "дружбу" (различия по I-критерию достоверны на уровне а < 0,01).

Обращает на себя внимание также то, что авторитарность на межличностном и организационном уровнях коррелирует (прямо и обратно) со многими ценностями, а на политическом уровне связей мало, а те, что есть, являются слабыми. Таким образом, выраженность авторитарного стереотипа на политическом уровне в меньшей степени связана с осознаваемыми, ценностными приоритетами личности.

В заключении подведены итоги исследования и сделаны выводы.

1. Существующие подходы к исследованию авторитарности личности недостаточно учитывают роль авторитарного стереотипа, являющегося важной составляющей в общем контуре регуляции социального познания и поведения. Значимость изучения авторитарного стереотипа определяется также тем, что стереотипы в большей степени, чем установки, стабильны и нагружены связями с социокультурными факторами.

2. Сочетание принципов социокультурной детерминации личности и деятельностного подхода позволяет выявить функциональное отличие стереотипа от установки, обосновать его роль как потенциальной цели, актуализирующейся в социальном познании. Авторитарный стереотип

как разновидность социальных стереотипов выполняет функцию поддержания иерархического принципа организации социальных взаимодействий, замещая регулятивную функцию иерархического идеала и существуя как его превращенная форма.

3. Авторитарность обнаруживает себя на разных структурных и поведенческих уровнях: в ценностно-смысловой сфере личности как комплекс ценностей, ассоциированных с властью и статусно-иерархическими приоритетами; в социальном познании и поведении в форме авторитарных установок и авторитарной стереотипизации; на ин-тегративном личностном уровне - в качестве характерологической особенности.

4. Результаты измерения степени выраженности авторитарного стереотипа показывают, что он широко распространен в молодежной < среде на всех уровнях взаимодействий (межличностном, организационном, политическом), причем наиболее высокий уровень авторитарности характерен для политического уровня, а наиболее низкий для организационного.

5. Юноши демонстрируют более высокий уровень авторитарности, чем девушки, как на уровне слабо рефлексируемых стереотипов, так и на сознательном (ценностном) уровне. Однако различия между половыми группами отсутствуют на политическом уровне, где и мужчины, и женщины обнаруживают повышенную склонность к авторитаризму.

6. Между этническими группами (русские и iaiapbi) нет статистически значимых различий по степени приверженности авторитарному стереотипу на всех уровнях взаимодействий. В то же время, на межличностном и политическом уровнях юноши-татары более склонны к авторитарному стереотипу, чем русские юноши. Также у татар юноши по сравнению с девушками демонстрируют существенно более высокую степень приверженности авторитарному стереотипу на всех уровнях взаимодействий. ?

7. Данные, полученные с помощью TAT, подтвердили гипотезу о склонности людей с выраженным авторитарным стереотипом отражать ситуации социальных взаимодействий в понятиях доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий. Для них типично восприятие социальной среды как стремящейся к господству и несущей угрозу. У лиц со средней степенью приверженности авторитарному стереотипу проявляется склонность к рефлексивному критическому анализу темы власти, господства, насилия и превосходства.

8. Авторитарно устроенное мировосприятие сочетается с соответствующими по содержанию устойчивыми характерологическими чертами. Это обнаружилось в том, что личность, подверженная авторитарной стереотипизации, склонна к доминированию, агрессии, эгоизму и подоз-

рительности, у нее меньше выражена склонность к подчинению, дружелюбию и альтруизму.

9. Подтвердилась гипотеза о двух главных специфических отличиях ценностного мира личности, склонной к авторитарному стереотипу: тяготение к полюсу "Я" и избегание маргинальное™, неопределенности. Это проявляется в придании большей значимости материальным ценностям, прагматизме, в отрицании дружбы и разнообразия жизни.

10. Полученные данные позволяют говорить о том, что авторитарный стереотип на политическом уровне более стабилен и устойчив, чем на межличностном и, тем более, организационном. На этом уровне он мало зависит от половых, национальных, социально-профессиональных вариаций и даже от структуры ценностных предпочтений личности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Баязитов Р.Ф. Целеполагание как функция социального стереотипа // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 6: Психология. - Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2002. - С. 50-57 (0,4 п.л.).

2. Баязитов Р.Ф. Соотношение понятий "стереотип" и "установка" в социальном восприятии // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 7: Гуманитарные знания. - Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2003. - С. 112-130 (0,5 п.л.).

3. Баязитов Р.Ф. Стереотип как элемент ментальности эгноса // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 6: Психология. - Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2003. - С. 28-34 (0,4 п.л.).

4. Баязитов Р.Ф. Архетипы и стереотипы как имплицитное ядро приватной и публичной сфер // Перспективы развития современного общества: Материалы Всероссийской научной конференции. Часть 5. - Казань: Изд-во Казанского государственного 1схн. университета, 2004. - С. 51-56 (0,3 п.л.).

5. Баязитов Р.Ф. К определению понятий "авторитарная установка" и "авторитарный стереотип" // Психология профессионального образования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. / Под ред. Б.С. Алишева. - Казань: ИПП ПО РАО, 2004. - С. 18-21 (0,2 п.л.).

6. Баязитов Р.Ф. Основные детерминанты стереотипизации И Методологические проблемы современной психологии: иллюзии и реальность. Материалы Сибирского психологического форума. - Томск: Томский государственный университет, 2004. - С. 43-47 (0,25 п.л.).

7. Баязитов Р.Ф. Роль стереотипов восприятия в регуляции психических состояний субъекта социального познания // Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 6: Психология. - Нижнекамск: НКФ МГЭИ, 2004. - С. 34-38 (0,25 пл.).

8. Баязитов Р.Ф. Функции стереотипа и установки в социальном познании // Материалы Тринадцатых Страховских Чтений: Сб. науч. трудов / Под ред. В.И. Страхова. - Саратов: Изд-во Саратовского университета,

2004. - С. 33-42 (0,55 пл.).

9. Баязитов Р.Ф. Авторитарный стереотип как превращенная форма иерархического идеала // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса: В 5 т. Т. 1. - М.: Современные тетради, 2005. - С. 199-200 (0,15 пл.).

10. Баязитов Р.Ф. Особенности ценностного мира авторитарной личности // Психология власти: Материалы Международной научной конференции "Психология власти" / Под ред. А.И. Юрьева. - СПб.: СПбГУ,

2005. - С. 208-210 (0,15 пл.).

11. Алишев Б.С., Баязитов Р.Ф. Авторитарность и ценности личности // Проблемы формирования социальных представлений личности: теоретические и прикладные аспекты. Сб. науч. трудов / Под ред. Б.С. Алишева. - Казань: ИПП ПО РАО, 2005. - С. 69-77 (0,5 пл., авторских -0,25 пл.).

РНБ Русский фонд

2006-4 30127

Подписано в печать 14 декабря 2005 г. Форм. бум. 60x84 1/16 Печ. л. 1,5. Тираж 100. Заказ №44.

Отпечатано в редакционно-издательском отделе Нижнекамского филиала МГЭИ

Республика Татарстан, 423570, г. Нижнекамск, ул. Кайманова, 7.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Баязитов, Раис Фаисович, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ПРОБЛЕМА СТЕРЕОТИПА И СТЕРЕОТИПИЗАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Сущность социального стереотипа. 1.2. Соотношение понятий "социальный стереотип" и "социальная установка".

1.3. Социокультурные и ментальные корни социальных стереотипов.

ГЛАВА II. АВТОРИТАРНЫЙ СТЕРЕОТИП: ЕГО СУЩНОСТЬ И ПРОЯВЛЕНИЯ.

2.1. Проблема авторитарности личности в современной науке. 2.2. Специфика авторитарной стереотипизации в менталитете российской молодежи.

ГЛАВА III. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВЫРАЖЕННОСТИ АВТОРИТАРНОГО СТЕРЕОТИПА У РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ.

3.1. Методика исследования.

3.2. Уровень авторитарности по выборке и по отдельным группам испы

1 туемых.

3 .3 . Авторитарный стереотип и особенности мировосприятия личности (результаты тестирования по методике ТАТ).

3.4. Связь авторитарности личности с тенденцией к доминированию-зависимости (результаты тестирования по методике ДМО).

3.5. Связь авторитарного стереотипа с особенностями структуры ценноg стей личности.

Введение диссертации по психологии, на тему "Авторитарный стереотип в менталитете современной молодежи"

Актуальность исследования. Одна из проблем России — наличие давно устоявшейся авторитарной культуры социальных взаимодействий. Она существует, в первую очередь, на уровне межличностных взаимодействий, то есть является нормой бытовых контактов миллионов людей друг с другом.

Авторитарный (франц. autoritaire - властный, от латинского auctoritas -власть, влияние) определяется в БСЭ как "основанный на беспрекословном подчинении власти, притязающий на авторитет; стремящийся утвердить свою власть, влияние" [28, С. 167]. Личности с авторитарной доминантой мировосприятия свойственно поведение, основанное на убеждении, что в мире существуют статусные и властные различия, что использование власти является необходимым и важнейшим элементом функционирования любого сообщества. Ей свойственна, с одной стороны, нетерпимость к тем, кто обладает более низким статусом, с другой стороны, готовность подчиняться людям, наделенным властью, или доминирующим социальным институтам, их представителям:

Вопросы феноменологии, генезиса и детерминации авторитарности традиционно исследуются в русле концепции авторитарной личности — совокупности теоретических представлений об особом личностном типе, создающем психологическую основу для тоталитарных режимов. Эта проблематика интенсивно разрабатывалась представителями психоанализа (А.Адлер, Э.Фромм, К.Хорни), теоретиками Франкфуртской школы (в частности, над ней работали М.Хоркхаймер, Т.Адорно и Г.Маркузе) [8; 9; 123; 124; 126; 140]. Ставшее классическим, исследование авторитарного синдрома было осуществлено в конце 40-х годов прошлого века Т.Адорно с сотрудниками (Э.Френкель-Брюнсвик, ф Д.Левинсон и Р.Сэнфорд) [140]. Объясняя происхождение авторитарности, они придерживались психоаналитической традиции. Аналитическим путем и с помощью специально разработанной методики (F-шкала) они установили взаимосвязь различных личностных черт и взглядов людей, которые были определены как "потенциальные фашисты". Особо ими был выделен факт приверженности авторитарной личности предрассудкам и стереотипам, подтвержденный впоследствии другими исследователями [81, С. 132-141].

Идеи Т.Адорно получили развитие в исследованиях Б.Альтемейера [145], который в основу своей теории положил анализ когнитивных факторов и предложил исключить, некоторые, на его взгляд, несущественные характеристики авторитарной личности. Одной из наиболее значительных современных теорий авторитарной личности является концепция Дж.Даккитта [150], который в конце 80-х годов предложил новую интерпретацию авторитаризма, рассматривая его как аспект идентификации с группой и групповой сплоченности.

В отечественной психологии как самостоятельное направление исследовательской работы проблема авторитарной личности только начинает формироваться. В 1990 году опубликованы результаты кросскультурного исследования авторитарной личности в СССР и США, в котором приняли участие российские психологи М.А.Абалакина и В.С.Агеев [1], Различные аспекты проблемы авторитарности разрабатывались также А.С.Дмитриевым, Н.А.Дьяконовой, А.И.Розовым, В.А.Самойловой, В.В.Юртайкиным [40; 42; 43; 98; 105].

Авторитарности как личностной характеристике, проявляющейся на уровне политических или организационных взаимодействий, исследователями уделяется гораздо больше внимания, чем на межличностном уровне. В политическом аспекте авторитарность изучается в работах по проблеме авторитарной личности, политического лидерства. Организационный аспект рассматривается в работах по стилю лидерства и руководства. Современные исследования власти на межличностном уровне носят преимущественно прикладной характер: изучаются детско-родительские отношения, взаимоотношения супружеских пар, военнослужащих, осужденных и др. [17; 38; 47; 50; 56; 70; 73; 82; 125; 132].

Между тем на межличностном уровне проявляет себя общая тенденция иерархизации отношений, наблюдаемая в общностях различного масштаба и уровня. На этом уровне авторитарность проявляется в стремлении индивида во что бы то ни стало добиться доминирующего положения в группе, занять мак симально возможную позицию в структуре власти, самоутвердиться, продемонстрировав превосходство над окружающими. Можно привести множество примеров авторитарного общения в повседневном взаимодействии - в быту, в формальном и неформальном общении на работе, в школе, на улице. "Молодые люди, для которых чрезвычайно важной и имеющей возрастное объяснение проблемой является самоутверждение (.), и которые не имеют еще возможности самореализации в разнообразных сферах жизнедеятельности, направляют свою активность на взаимодействия в собственной возрастной среде и стремятся так или иначе в ней доминировать" [12, С.185].

В современных условиях, характеризующихся неопределенностью социальных ценностей и идеалов, нормативных моделей восприятия и поведения, возрастает важность изучения неявных, бессознательных регуляторов, функционирующих на уровне ментальности и существующих в форме устойчивых передающихся из поколение в поколение стереотипов. К их числу относится и "авторитарный синдром". В прикладном плане актуальность таких исследований обусловлена потребностями социального развития России в целом, так как характерные для ее населения ментальные традиции и стереотипы оказывают и будут оказывать (как и в рамках любой другой культуры) сильное влияние на ее экономическую, политическую, социальную и культурную жизнь.

С этих позиций становится очевидной необходимость дальнейшей разработки проблемы авторитарного стереотипа, изучения его выраженности в ментальности людей, в том числе молодых. Именно молодые люди интересуют нас более всего, потому что особенности их менталитета более всего будут влиять на будущее страны. t Все вышесказанное ставит проблему специфики авторитарного стереотипа в российских условиях, степени его выраженности в молодых возрастных группах, его связи с различными психологическими свойствами личности и др.

Цель исследования: теоретически проанализировать и эмпирически изучить выраженность авторитарного стереотипа у современной российской молодежи на уровне межличностных, организационных и политических взаимодействий, а также выявить его связь с некоторыми личностными особенностями.

Объект исследования: российская молодежь, принадлежащая к разным половым, этническим (русские и татары) и социально-возрастным (старшеклассники, студенты ВУЗ и ССУЗ, молодые рабочие и служащие) группам.

Предметом исследования является структура и выраженность авторитарного стереотипа в ментальном мире российской молодежи, его связь с возрастными, половыми, национальными и индивидуально-психологическими характеристиками личности.

Гипотезы исследования:

1. Существуют общие закономерности проявления авторитарного стереотипа, инвариантные для всех уровней социальных взаимодействий: политического, организационного, межличностного. Вместе с тем существуют собственные тенденции, свойственные каждому из выделенных уровней, что обусловлено, прежде всего, личностной значимостью каждой из сфер.

2. Существуют культурно обусловленные вариации в степени выраженности авторитарного стереотипа в разных половых и национальных группах.

3. На осознаваемом уровне могущество и власть (в меньшей степени статус) как личностно значимая ценность молодыми людьми отвергается, но на уровне социальных установок и стереотипов авторитарные тенденции выражены более отчетливо, что обусловлено традиционной авторитарной культурой социальных взаимодействий, а также особенностями молодежной субкультуры.

4. Существует взаимосвязь между степенью выраженности авторитарного стереотипа и некоторыми психологическими свойствами личности. Например, личностям с повышенной степенью выраженности авторитарного стереотипа свойственны восприятие и оценка социальных ситуаций в контексте доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий, возрастание приоритетности ценности собственного благополучия, власти и статуса.

В соответствии с поставленной целью в исследовании определены следующие задачи теоретического и прикладного характера:

- изучить существующие в современной науке основные теоретические и эмпирические разработки по проблеме исследования;

- определить функции и место социальных установок и стереотипов в структуре ментальности личности, теоретически обосновать различия между ними;

- рассмотреть сущность и наиболее общие признаки авторитарного стереотипа, как специфической разновидности социальных стереотипов, а также факторы, влияющие на его воспроизводство и функционирование;

- разработать методику измерения степени выраженности авторитарного стереотипа;

- выявить меру выраженности авторитарного стереотипа у современной российской молодежи в целом и у различных социальных и демографических групп, ее составляющих;

- выявить связи авторитарности личности с ее ценностными приоритетами и другими индивидуально-психологическими характеристиками.

Теоретико-методологическими основами исследования стали:

- принцип социокультурной обусловленности психических явлений и основные положения деятельностного подхода (С.Л.Рубинштейн, Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Р.Х.Шакуров и др. [2; 3; 18; 31; 63; 100; 101; 127]);

- концепции, рассматривающие влияние различных социокультурных условий и факторов на формирование менталитета, ценностного мира, системы установок личности (М.Коул, У.Д.Лоннер, Д.Мацумото, Л.Халман, Г.В.Акопов, Б.С.Алишев, В.О.Рукавишников, В.Е.Семенов и др. [11; 12; 78; 94; 102; 106]);

- теоретические идеи, непосредственно связанные с проблемой социальных установок и стереотипов (У.Липпман, М.П.Занна, О.Клайнберг, Г.Тажфел, С.Т.Фиске, Г.М.Андреева, А.Г.Асмолов, А.А.Бодалев, Г.Г.Дилигенский,

П.Н.Шихирев, В.АЯдов, В.В.Знаков, и др. [4-7; 14-16; 21; 22; 27; 39; 45; 64; 87; 109; 113; 118; 129-131; 138; 139; 155; 164; 185]);

- классические теории, раскрывающие сущность авторитарности (А.Адлер, Э.Фромм, Т.Адорно), а также идеи современных специалистов в данной области (Б. Альтемейер, Дж.Даккитг, Дж.Рэй, М.А Абалакина, В.С.Агеев, А.И.Розов; В;А.Самойлова, Н.А.Дьяконова и др. [1; 8; 9; 40; 42; 98; 105; 124; 140; 145; 150; 154; 171; 174; 179; 181]).

Методы эмпирического исследования включали в себя наблюдение, анкетирование, опрос, тестирование, методы математической статистики, качественный анализ результатов. Использовались следующие конкретные методики: F-шкала Т.Адорно; тест "Диагностика межличностных отношений" (ДМО) Т.Лири в модификации Л.Н.Собчик; Тематический апперцептивный тест (ТAT) Г.Мюррея; методика диагностики структуры ценностей Б.С.Алишева; авторская методика измерения авторитарной стереотипизации. Для статистической обработки данных использовался стандартный пакет статистических функций Excel и пакет статистической обработки данных SPSS 11.0 for Windows.

Эмпирическая база исследования. Общая численность испытуемых, охваченных исследованием, составила 619 человек в возрасте от 16 до 30 лет (средний возраст 20 лет): школьники, студенты ВУЗ и ССУЗ, рабочие, молодые учителя г. Нижнекамска.

Достоверность и надежность результатов исследования подтверждаются опорой на доказавшие свою продуктивность методологические позиции; использованием комплекса методов, адекватных целям, задачам и логике исследования, репрезентативностью выборки испытуемых; эмпирической проверкой гипотез; статистической обработкой полученных данных; качественным анализом результатов исследования.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

1 Впервые авторитарный стереотип (и авторитарность как связанное с ним личностное свойство) рассмотрен комплексно как феномен, имеющий социокультурное происхождение и проявляющий себя на трех разных уровнях социальных взаимодействий: политическом, организационном, межличностном.

2.Предложена операционализация понятий "авторитарный стереотип восприятия" и "авторитарный стереотип поведения", исходя из атрибутивных особенностей авторитарной личности, тех ее ключевых свойств, которые являются конституирующими характеристиками авторитарности.

3.Теоретическим и эмпирическим путем показано, что авторитарный стереотип является превращенной формой иерархического идеала и компенсаторно, на уровне ментальности, выполняет функцию поддержания иерархического принципа организации социальных взаимодействий.

4.Разработан и апробирован авторский тест-опросник, направленный на измерение выраженности авторитарного стереотипа на уровне политических, межличностных, организационных взаимодействий; подтверждена его валид-ность и надежность.

5.Получены новые эмпирические данные, показывающие, что существуют связи между мерой личностной авторитарности и а) этнической принадлежностью; б) структурой ценностных приоритетов личности: в частности, в ценностном мире авторитарной личности отражаются тенденция к приоритету интересов собственного "Я" и тенденция к избеганию разнообразия.

Диссертационное исследование вносит вклад в развитие проблематики социальных установок и стереотипов. Теоретически обоснована идея о целепо-лагающей роли социального стереотипа. На этой основе выявлено функциональное отличие стереотипа от установки, предложено понимание стереотипа ш как превращенной формы общественного идеала.

Практическая значимость исследования:

- полученные в исследовании данные могут быть использованы для анализа и мониторинга процессов, происходящих на уровне общественного сознания и общей ментальности российской молодежи при решении задач социально-политического характера, в частности для прогноза динамики авторитарности населения;

- разработанный тест диагностики авторитарной стереотипизации показал свою пригодность для научных и прикладных исследований на российских выборках;

- результаты исследования могут быть использованы в процессе преподавания различных курсов для студентов, обучающихся по психологическим, социологическим и, отчасти, политическим специальностям;

- полученные результаты и выводы применимы в деятельности социально-психологических служб предприятий, организаций и образовательных учреждений, городских социально-психологических служб при решении задач социализации молодежи.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались на Всероссийской научно-практической конференции "Психология профессионального образования", Казань, 2004 г., на IV Российском философском конгрессе "Философия и будущее цивилизации", на научно-практических конференциях преподавателей НКФ МГЭИ в г. Нижнекамске в 2000-2004 гг., на заседаниях кафедры общей и социальной психологии НКФ МГЭИ и лаборатории психологии ИПП ПО РАО. Материалы диссертационного исследования используются при чтении лекций студентам гуманитарного факультета НКФ МГЭИ. Результаты исследований отражены в 11 научных работах.

На защиту выносятся: 1. Теоретические положения, в рамках которых авторитарный стереотип рассматривается как а) ментальное явление, представляющее собой превращенную форму иерархического идеала, обеспечивающего реализацию иерархического принципа организации социальных взаимодействий, б) и проявляющее себя на разных уровнях социальных взаимодействий: межличностном, организационном, политическом, - базовым из которых является межличностный, так как на нем происходит большинство взаимодействий личности, и именно он испытывает наибольшее влияние ментальных традиций общества.

2. Разработанная и апробированная в исследовании тестовая методика измерения уровня авторитарности личности ("Авторитарный стереотип"), основанная на изложенных в предыдущем пункте теоретических позициях.

3. Результаты проведенного исследования, показывающие, что: а) для современной российской молодежи характерен в целом повышенный уровень авторитарности (он не обнаруживается в сфере ценностных приоритетов, но проявляется в сфере социальных установок и стереотипов); б) проявления авторитарного стереотипа на политическом, организационном и межличностном уровнях социальных взаимодействий специфичны (его выраженность наиболее высока на первом из этих уровней и является наиболее низкой - на втором); в) существуют связи между уровнем выраженности авторитарного стереотипа и принадлежностью к некоторым социальным группам, в частности, к этническим и половым: наибольшим уровнем авторитарности отличаются юноши-татары, а для девушек в целом характерны более низкие показатели; г) личностям с повышенной степенью авторитарности свойственно понимание ситуаций социальных взаимодействий в контексте (в понятиях) доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий. д) в структуре ценностей личности с выраженным авторитарным стереотипом наблюдается тенденция к приоритету собственного благополучия, власти и статуса.

Структура и объем работы. Диссертация содержит введение, три главы, заключение, библиографический список литературы (187 источников, из них 139 работ на русском языке и 48 работ на иностранных языках) и приложение. Основной текст диссертации изложен на 167 страницах, содержит 5 рисунков и 12 таблиц. Приложение включает 4 рисунка и 8 таблиц. Общий объем диссертации —181 страница.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В исследовании выявлены и проанализированы основные функции, содержание авторитарного стереотипа, психологические механизмы его реализации в процессе социального познания, социокультурные механизмы воспроизводства в ментальности общности и индивида, измерена степень приверженности современной молодежи авторитарному стереотипу.

Авторитарность рассмотрена как многоуровневая ментально-диспозиционная система, отражающая отношение личности к социальной среде с точки зрения власти, превосходства, статусно-иерархического измерения.

Предложена операционализация понятия "авторитарный стереотип восприятия", который определяется как устойчивое представление о людях, группах, социальных отношениях, основывающееся на понятиях доминирования-подчинения и статусно-ранговых различий; когнитивная схема, в соответствии с которой ценность человека определяется его местом в социальной иерархии. Авторитарный стереотип поведения - это устойчивая модель поведения, направленная на иерархизацию отношений, приобретение, сохранение, использование и демонстрацию власти и превосходства, на подчинение высокостатусному субъекту, а также на избегание подчиненности или равенства с людьми одинакового или низшего статуса.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Баязитов, Раис Фаисович, Казань

1. Абалакина М.А., Агеев B.C., Мак-Фарланд Авторитарная личность в США и СССР // Человек. - 1990. - № 6. - 110-118.

2. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. - М.: Наука, 1980.-336 с.

3. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. - М.: Мысль, 1991. - 299 с.

4. Агеев B.C. Межгрунновое взаимодействие: социально-психологические проблемы. - М.:МГУ, 1990. - 240 с.

5. Агеев B.C. Стереотипизация как механизм социального восприятия // Обще- ние и оптимизация совместной деятельности / Под ред. Г.М. Андреевой и Я.Яноушека.-М.:МГУ, 1987.-С. 177-188.

6. Агеев ВС. Психологические и социальные функции полоролевых стереоти- пов // Вопросы психологии. - 1987. - JSfe 2. - 152-158.

7. Агеев B.C. Психологическое исследование социальных стереотипов // Во- просы психологии. - 1986. -Ш 1. - 95-101.

8. Алишев Б.С. Психология формирования демократической культуры студен- тов ССУЗ. - Казань: ИСПО РАО, 2001. - 244 с.

9. Андреева Г.М. Психология социального познания. - М.: Аспект Пресс, 1997. - 239 с.

10. Анцыферова Л И , Завалишина Д.Н., Рыбалко Е.Ф. Категория развития в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии /•Отв. ред. ЛИ. Анцыферова. - М.: Паука, 1988. - 22-55.

11. Арендт X. Истоки тоталитаризма. Пер. с англ.7 Под ред. М.С. Ковалевой,, Д.М. Посова. - М.: ЦентрКом, 1996. - 672 с:

12. Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. - Мн.: Лите- ратура, 1988.-1392 с.

13. АСМ0Л0В А.Г., Ковальчук М.А. О соотношении понятия установки в общей и социальной психологии //Теоретические и методологические проблемы со-циальной психологии / Под ред. Г.М. Андреевой, П.П. Богомоловой. - М.:МГУ, 1977.-С. 143-163.

14. АСМОЛОВ А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование ми- ров. - М:Институт практической психологии, Воронеж: МОДЭК, 1996. -768 с.

15. Баязитов Р.Ф. Целеполагание как функция социального стереотипа //Вест- ник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарно-экономического института. Серия 6: Психология. - Нижнекамск: НКФМГЭИ, 2002.-С. 50-57.

16. Бескова И. А. Как возможно творческое мышление?/ Отв. ред. И.П. Мерку- лов. - М.: ИФ РАН, 1993. - 198 с.

17. БЛОК М. Апология истории, или Ремесло историка. Пер. с фр. - М.: Наука, 1986.-254 с.

18. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. - М.: МГУ, 1982: -199 с.

19. Большая Советская Энциклопедия / Гл. ред. A.M. Прохоров. В 30 т. Т. 1. - М.: Советская энциклопедия, 1969. - 608 с.

20. Бугазов А.Х. Социально-психологический стереотип как элемент познания // Знание: семантика и прагматика. - Фрунзе: КГУ, 1991. - 54-62.ЗО.Вартофский М. Модели. Репрезентации и научное понимание. Пер. с англ. —М.: Прогресс, 1988. - 506 с.

21. Горбачева Е.И. Предметная ориентация мышления и понимание //Вопросы психологии. - 1994; -Ш 5. - 78-85.

22. Дш1игенскийГ.Г. Социально-политическая психология. - М . : Наука, 1994. — 304 с.

23. Дьяконова Н.А., Юртайкин В.В. Авторитарная личность в России и США: ценностные ориентации и локус контроля // Вопросы психологии. - 2000..-№ 4 . - С . 51-60.

24. Дьяконова НА. Особенности авторитаризма и его взаимосвязь с ценност- ными ориентациями и локусом контроля у российских и американских сту-ЯГдентов: Дисс... канд. психол. наук. - М., 2001. - 170 с.

25. Емельяненкова А.В. Психолого-акмеологические особенности формирова- ния мотивации власти руководителя: Дисс... канд. психол. наук. — Калз^а,2001.-158 с.

26. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. - М.: ИП РАН, 1999. - 232 с.

27. Исследование проблем психологии творчества / Отв. ред. Пономарев Я.А. - ^ М.: Наука. - 1983. - 336 с.

28. Каган В.Е. Тоталитарное сознание и ребенок: семейное воспитание //Вопро- сы психологии. - 1992. - }к\-2. - 14-21.

29. Карпов А.В. Психология принятия управленческих решений / Под ред. В.Д. Шадрикова. - М.: Юристъ, 1998. - 440 с.156

30. Козловская-Тельнова А.Ю. Тезаурус личностных черт как метод изучения стереотипов восприятия человека человеком. Автореф. дисс... канд. психол.наук.-М., 1995.-24 с.

31. КОЛОМИНСКИЙ Я.Л. Социальные эталоны как стабилизирующие факторы "со- циальной психики" // Вопросы психологии. - 1972. - № 1. - 99-110.

32. Кон И.С. Психология ранней юности: Кн. для учителя. - М.: Просвещение, 1989.-254 с.

33. Кон И.С. Психология старщеклассника. М.: Просвещение, 1980. - 192 с.

34. Кон И.С. Социологическая психология. - М.: Московский психолого- социальный институт; Воронеж: МОДЭК, 1999. - 560 с.

35. Королев А. Истоки дедовщины: двухмассовая система как технологиче- ская модель // Философские науки. - 2003. - №6. - 28-40.

36. Коул М: Культурно-историческая психология: наука будущего. Пер. с англ. - М.: Когито-Центр, ИП РАП, 1997. - 432 с.

37. Куницына В.П. Трудности межличностного общения : Автореф. дисс... док. психол. наук. - СПб, 1991. - 38 с.

38. Лабунская В.А. Психологический портрет субъекта затрудненного общения // Психологический журнал. - 2003. - Т. 24, М 5. - 14-22.

39. Леонтьев Д.А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом сознании: виды, детерминанты и изменения во времени // Психологическоеобозрение. - 1998. - № 1 . - С . 13-25.

40. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М: Академия, 2004. - 352 с.

41. Липпман У. Общественное мнение. Пер. с англ. - М.: Институт Фонда "Об- щественное мнение", 2004. - 382 с.

42. ЛОМОВ Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука, 1984. - 444 с.бб.Лз^овицкая Е.Г. Социально-психологическое значение толерантности к не-определенности: Автореф. дисс... канд. психол. наук. - СПб., 1998. - 18 с.

43. Луков В.А. Особенности молодежных субкультур в России // Социс. - 2002. - № 1 0 . - С . 79-87.

44. Майерс Д. Социальная психология. Пер. с англ. - СПб.: Питер, 2000. - 688с..

45. Макиавелли Н. Сочинения. - СПб.: Кристалл, 1988. - 656 с. 7О.Макущина О.П. Причины психологической зависимости от родителей вподростковом возрасте // Вопросы психологии. - 2002. - № 5. - 35-143.

46. Мамардашвили М.К. Анализ сознания в работах Маркса // Вопросы филосо- фии. - 1986. - № 6. - 14-25.

47. Мамардащвили М.К. Как я понимаю философию. - М.: Прогресс, 1992. - 414с.

48. Масагутов P.M., Еникополов СП. Показатели агрессивности у заключенных юношей с различным статусом в неформальной иерархии воспитательнойколонии //Психологический журнал. - 2004. - Т. 25, №1. - 119-124.

49. Меграбян А.А. Личность и сознание (в норме и патологии). - М.: Медицина, 1978. -176 с.158

50. Мертон P. Социальная теория и социальная структура (фрагменты) / Под ред. В.Танчера. - Киев: Абрис, 1996. - 112 с.

51. Мш1грам Эксперимент в социальной психологии. - СПб.: Питер, 2001. - 336с.

52. Мкртчян Г.М. Стратификации молодежи в сферах образования, занятости и потребления // Социс. - 2005. - .№ 2. - 104-113.

53. Моисеева Н.А., Сороковикова В.И. Менталитет и национальный характер // Социс. - 2003. - №2. - 45-55.

54. МОСКОВИСИ Век толп: Исторический трактат по психологии масс. Пер. с фр. - М.: Центр психологии и психотерапии, 1996. - 478 с.8О.Муздыбаев К. Феноменология надежды // Психологический журнал. —1999.- Т. 20, № 3 . - С . 18-27.

55. Пельсон Т. Психология предубеждений. Секреты шаблонов мышления, вос- приятия и поведения. Пер. с англ. - СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. - 384 с.

56. Пиколаева Е.И. Тоталитаризм в семье // ЭКО: Экономика и организация промышленного производства. - Повосибирск, 1991.-Ш 9. - 152-161.

57. Н11цше Ф. Воля к власти: Опыт переоценки всех ценностей. Пер. с нем. / Под ред. Г. Рачинского, Я. Бермана. - М.: ИПЧ Жанна, 1994. - 363 с.

58. Омельченко Б.Л. Идентичности и культурные практики российской молоде- жи на грани XX-XXI в.в.: Автореф. дисс... док. социол. наук. - М., 2005. -34 с.

59. Панферов В.П. Когнитивные эталоны и стереотипы взаимопознания людей // Вопросы психологии. - 1982. - Ш5. - 139-141.

60. Петровский А.В., Петровский В.А. Категориальная система психологии // Вопросы психологии. - 2000. - JSfe 5. - 3-17.159

61. Петровский А.В.,Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. - М . : Изд. центр "Академия", 2001. - 496 с.

62. Положение молодежи Санкт-Петербурга. Ежегодный доклад. - С П б . : НИ- « «ИКСИ СПбГУ. - 2002. - 32 с.

63. Понуканий А.А. Психологические механизмы формирования субъективных оценочных суждений // Психологические механизмы формирования о ц е н о ч -ных суждений. - Саратов, 1989. - 123-134.

64. Понукапин А.А. Факторы детерминации человеческой деятельности. По- требность, мотив, цель. // Психические характеристики деятельности чело-века-онератора. - Саратов, 1985. - 28^4.

65. Попов Л.М., Кашин А.П., Старшинова Т.А. Добро и зло в психологии чело- века. - Казань-Пижнекамск: Изд-во Казан, ун-та. - 2000. - 176 с.

66. ПСИХОЛОГИЯ и культура. Пер. с англ. / Под ред. Д.Мацумото. - СПб.: П и т е р , 2003;-720 с.

67. Пушкарев Л.П. Понятие "менталитет" в современной зарубежной и с т о р и о - графии // Российская ментальность: проблемы и методы изучения. В ы п . 3. —М.:РАП, 1999.-С. 78-93.

68. РОГОВ М.Г., Дырин СП. Ценностная природа директивных методов р у к о в о - дства на современных российских предприятиях // Служебная лестница. —2002. - Ко 1.-С. 34-37.

69. Рождественская Н.А. Роль стереотипов в познании человека человеком // Вопросы психологии. - 1986. -Ш 4. - 69-76.

70. Розов А.И. Стремление к превосходству как одно из основных в л е ч е н и й // Психологический журнал. - 1993. - Т. 14, JSfe 6 - 133-141.

71. Росс Л., Писбетт Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. Пер. с англ. / Под ред. Е.П. Емельянова, B.F. Магуна - М.: Аспект Пресс, 2 0 0 0 . —429 с.

72. Рубинштейн Л. Бытие и сознание. Человек и мир. - СПб.: Питер, 2003. -512 с.160

73. Рубинштейн Л. Основы общей психологии. В 2-х т. Т. 2. - М.: Педаго- гика, 1989.-328 с.

74. Рукавишников В.О. Социология переходного периода // Социс. - 1994. - }^ о 8-9. - 16-26.

75. Рябова Т.Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных ис- следований // Личность. Культура. Общество. - Т. 5. - Вып. 1-2. - 2003. - 120-139.

76. Рябченко А. Психологические детерминанты авторитарного и диалоги- ческого стилей педагогического общения: Дисс... канд. психол. наук. - СПб.,1994.-157 с.

77. Самойлова В.А. Проявления и динамика авторитарного сознания в со- циокультурных установках городского населения // Вестник СП6ГУ, Сер. 6.-Вып. 3.-1996.

78. Семенов В.Е. Типология российских менталитетов и имманентная идео- логия России // Вестник СПбГУ, Сер. 6. - Вып. 4. - 1997.

79. Сергеева А.В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность. - М.: Флинта, Наука, 2004; - 328 с.

80. Сикевич З.В. Национальное самосознание русских (Социологический очерк). - М.: Механик, 1996. - 206 с.

81. Собчик Л.Н. Диагностика межличностных отношений: Модифицирован- ный вариант интерперсональной диагностики Т. Лири. Методическое руко-водство. - М., 1990. - 48 с.

82. Степанов Ю., Похмелкина Г.Ф., Колошина Т.Ю., Фролова Т.В. Прин- ципы рефлексивной психологии педагогического творчества // Вопросыпсихологии. - 1991. - № 5. - 5-14.

83. Субботский Е.В. Феноменальное и рациональное в сознании: борьба за доминантность // Психологический журнал. - 2001. - Т. 22, JSfo 5. - 94-97.

84. Сухих А., Зеленская В.В. Репрезентативная сущность личности в ком- мзшикативном аспекте реализаций. - Краснодар: Кубанский госуниверситет.-1997.-71 с.

85. Толковый словарь живого великорусского языка / Сост. В.И. Даль; Под ред. К.В. Виноградовой. В 4-х т. Т. I. - М.: Русский язык, 1981. - 699 с.

86. Трусов В.П. Теории атрибуции в зарубежной социальной психологии // Психология межличностного познания / Под ред. А.А. Бодалева. - М:: Педа-гогика, 1981. - 224 с.

87. Тюпа В.И. Диагностика ментального кризиса // Мир России. - 2002. - №1. - С . 153-165.

88. Узнадзе Д.П. Экспериментальные основы психологии установки // Пси- хологические исследования. - М.: Паука, 1966. - 135-327.

89. Февр Л. Бои за историю. Пер. с фр. - М.: Паука, 1991. - 629 с.

90. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - М.: Политиздат, 1986. - 590 с.

91. Фромм Э. Бегство от свободы. Пер. с англ. / Под ред. П.С. Гуревича. - М.: Прогресс, 1995. - 256 с.

92. Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя /Пер. с англ. - Мн.: По- пурри, 1998. - 672 с.

93. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Hep. с нем. - СНБ.: Нитер, 2002. - 224 с.

94. Шакуров Р.Х. Эмоция. Личность. Деятельность (механизмы психодина- мики). - Казань: Центр инновационных технологий, 2001. - 180 с.

95. ШеинС.А. Диалог как основа педагогического общения // Вопросы пси- хологии. - 1991. - Хо 1. - 44-52.

96. Шихирев Н.Н: Исследование стереотипа в американской социальной нау- ке //Вопросы философии. - 1971. - № 5. - 168-176.

97. Шихирев Н.Н. Современная социальная психология. - М.: ИН РАН; КСН+; Академический Нроект, 1999. - 447 с.

98. Шихирев Н.Н. Современная социальная психология США. - М.: Наука, 1979.-230 с.

99. Шмыков В.Н. Индивидуальный стиль коммуникативной активности осу- жденных // Психологический журнал. - 1996. - Т. 17, № 3. - 44-52.

100. Шулындин Б.П. Российский менталитет в сценариях перемен // Социс. - 1999.-№12.-С. 50-53.

101. Человек и общество: краткий энциклопедический словарь-справочник (политология) / Отв. ред. Борцов Ю.С. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. -608 с.

102. Юнг К.Г. Аналитическая психология: Нрощлое и настоящее. Hep. с нем. - М.: Мартис, 1995. - 309 с.

103. Юнг К. Г. Нроблемы души нашего времени. Hep. с нем. - М.: Нрогресс, 1993.-329 с.

104. Юнг К.Г. Настоящее и будущее // Архетип. - 1996. - № 3-4. - 63-69.

105. Ядов В.А. К вопросу о стереотипизации в социологии // Философские науки.-I960.-Хо 2.163

106. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. -G. 89-106.

107. Adomo T.W., Frenkel-Brunswik Е., Levinson D., Sanford N. The authoritarian personality. - New York: Harper and Row, 1950. - Vol. 1-2. - 980 p.

108. Allport G. W. The nature of prejudice. - New York: Doubleday and Company. -1958.-496 p.

109. Allport G. W. Attitudes // Handbook of social psychology / C. Murchison (Ed.). - Worcester, MA: Clark University Press, 1935. - P. 798-884.

110. Altemeyer B. Enemies of freedom: Understanding right-wing authoritarianism. - San Francisco: Jossey-Bass, 1988. - 378 p.

111. Altemeyer B. Highly dominating, highly authoritarian personalities //Journal of Social Psychology. - 2004. - Vol. 144, № 4. - P. 421-447.

112. Altemeyer B. The authoritarian specter. Cambridge: Harvard University Press, 1996.-384 p.

113. Altemeyer B. The other "authoritarian personality" // Advances in Experimen- tal Social Psychology / M. Zanna (Ed.). - San Diego: Academic Press. - 1998. -Vol. 30.-p. 47-92.

114. Bandura A. Social foundations of thought and action: A social cognitive the- ory. - Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1986. - 544 p.

115. Berkowitz L., LePage A. Weapons as aggression-eliciting stimuli // Journal of Personality and Social Psychology. - 1967. - Vol. 7. - P. 202-207.

116. Dollard J., Doob L.W., Miller N.E., Mowrer O.H., Sears R.T. Frustration and Aggression. -New Haven: Yale University Press, 1939.

117. Duckitt J. Authoritarianism and group identification: A new view of an old construct // Political Psychology. - Vol. 10, .№ 1. - 1989. - P. 63-84.

118. Duckitt, J., Fisher, K. The impact of social threat on worldview and ideological attitudes // Political Psychology. - Vol. 24, № 1. - 2003. - P. 199-222.164

119. Echebarria Echabe A., Fernandez Guede E., Gonzalez Castro J.L. Social repre- sentations and intergroup conflicts: Who's smoking here? // European Journal ofSocial Psychology. - 1994. - Vol. 24, N2 3. - P. 339-355.

120. Ekehammar В., Akrami N., Gylje M., Zakrisson I. What matters most to preju- dice: big Five personality, social dominance orientation, or right-wing authoritari-anism? // European Journal of Personality. - Vol. 18, ^ 2 6. - 2004. - P. 463-482.

121. Feldman S. Enforcing social conformity: A theory of authoritarianism // Politi- cal Psychology. - 2003. - Vol. 24, Xo 1. - P. 41-74.

122. Fiske S.T. Controlling other people: The impact of power on stereotyping // American psychologist. - 1993. - Vol. 48. - P. 621-628.

123. Green R.J., Manzi J.R. A comparison of methodologies for uncovering the structure of racial stereotype subgrouping // Social Behavior and Personality. -2002. - Vol. 30, № 7. - P. 709-728.

124. Heaven P.C.L., Bucci S. Right-Wing authoritarianism^ social dominance ori- entation and personality: An analysis using the IPIP measure //European Journal?of Personality. - 2001. - Vol. 15. - P. 49-56.

125. Heider F. The Psychology of Inteфersonal Relations. - New York: Wiley, 1958.-283 p.

126. Hogan H.W. German and American authoritarianism, self-estimated intelli- gence and value priorities // Journal of Social Psychology. - 1980. - Vol. H I , №1.-P. 145-146.

127. Jackson L.A., Lewandowski D.A., Fleury R.E., Chin P.P. Effects of affect, stereotype consistency, and valence of behavior on causal attributions //Journal ofSocial Psychology. -2001. - Vol. 141, Xa 1. - P . 31-48.

128. Johnston L., Bristow M., Love N. An investigation of the link between attribu- tional judgments and stereotype-based judgments // European Journal of SocialPsychology. - 2000. - Vol. 30, № 4. - P. 551-568.

129. Kardiner A., Linton R. The individual and his society. - New York: Columbia University Press, 1939.165

130. Keltner D., Gruenfeld D.H., Anderson С Power, approach and inhibition // Psychological Review. - 2003. - Vol. 110, № 2. - P. 265-284.

131. Klineberg O. Tensions affecting international understanding - New York: So- cial Science Research Council Bulletin, 1950. - № 62.

132. Knafo A. Authoritarians, the next generation: Values and bullying among ado- lescent children of authoritarian fathers // Analyses of Social Issues and PublicPolicy. - 2003. - Vol. 3, №. 1. - P. 199-204.

133. Koenig, F. Group affective stimulus value and stereotype homogeneity // The Journal of Social Psychology. - 1999. - Vol. 139, № 2. - P. 245-246.

134. Leary T. Inteфersonal diagnosis of personality. - New York: Ronald press, 1957.-518 p.

135. Liu J.H., Ng C.H., Loong C , Gee S., Weatherall A. Cultural stereotypes and social representations of elders from Chinese and European perspectives //Journal'of Cross-Cultural Gerontology. - 2003. - Vol. 18, № 2. - P. 149-168.

137. McKee I., Feather N. Vengeance and authoritarianism: The pattern of motiva- tional values underlying punitive personality types and punishment goals // Aus-tralian Journal of Psychology. - 2003. - Vol. 55. - P; 53.

138. Oesterreich D. Flight into security: A new approach and measure of the authoritarian personality // Political Psychology. - 2005. - Vol. 26, № 2. - P. 275-297.

139. Pratto F., Sidanius J., Stallworth L.M., Malle B.F. Social dominance orienta- tion: a personality variable predicting social and political attitudes // Journal ofPersonality and Social Psychology. - 1994. - Vol. 67, № 4. - P. 741-762.

140. Ray J.J. Authoritarianism, dominance and assertiveness // Journal of Personal- ity Assessment. - 1981. - Vol. 45, № 4. - P. 390-397.166

141. Ray J.J. Authoritarianism researches alive and well - in Australia: A review // Psychological Record. -1989. - Vol. 39. - P. 555-561.

142. Ray J.J. Do authoritarians hold authoritarian attitudes? // Human Relations. - 1976. - Vol. 29, № 4. - P. 307-325.

143. Rockeach M. Beliefs, attitudes and values. A theory of organization and change. - San-Francisco: Jossey Bass, 1968. - 214 p.

144. Schwartz S.H:, Bilsky W. Toward a theory of the universal content and struc- ture of values: Extensions and cross-cultural replications // Journal of Personalityand Social Psychology. -1990. - Vol. 58. - P. 878-891.

145. Sidanius J., PrattoF. Social dominance: An intergroup theory of social hierar- chy and oppression. - New York: Cambridge University Press, 1999. -412 p.

146. Smith M.B. The authoritarian personality: A re-review 46 years later // Politi- cal Psychology. - 1997. - Vol. 18, № 1. - P. 159-163.

147. Stellmacher J., Petzel T. Authoritarianism as a group phenomenon // Political Psychology. - 2005. - Vol. 26, № 2. - P. 245-274.

148. Stone W., Smith, L. Authoritarianism: Left and right // Strength and weakness: The authoritarian personality today / W. Stone, G. Lederer, R. Christie (Eds.). -New York: Springer-Verlag, 1993. - P . 144-156.

149. Thomas W.I., Znaniecki F. The Polish peasant in Europe and America. - New York: Dover, 1958.

150. Tajfel H. The cognitive aspect of prejudice // Journal of Social Issues. - 1978. -Vol. 25 .-P. 79-97.

151. Tajfel H. Social stereotypes and social groups // Intergroup behaviour / J.C. Turner, H. Giles (eds.). - Oxford: Basil Blackwell, 1981. - P. 144-167.167

152. Van Dijk Т. A. Social cognition and discourse //Handbook of Language and Social Psychology / H. Giles, W.P. Robinson (eds.). - Chichester: Wiley, 1990. -P. 163-183.

153. Vinacke E. Stereotypes as social concepts // Journal of Social Psychology. - 1957.-Vol. 46 .-P. 229-243.168