Автореферат диссертации по теме "Атрибутивные тенденции личностной ответственности у людей с различным уровнем успешности"

На правахрукописи

ЯКОВЛЕВА Ольга Петровна

АТРИБУТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЛИЧНОСТНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ УЛЮДЕЙ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ УСПЕШНОСТИ

Специальность 19.00.01 - «Общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Омск 2004

Работа выполнена на кафедре практической психологии в Омском государственном педагогическом университете

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Поварёнков Юрий Павлович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Фетискин Николай Петрович

кандидат психологических наук, доцент Корнеева Елена Николаевна

Ведущая организация: Новосибирский государственный

университет

Защита состоится «16» марта 2004г. в 16 часов на заседании диссертационного совета К 212.307.04 в Ярославском государственном педагогическом университете им. КДУшинского по адресу: 150000, пЯрославль, ул. Республиканская, д. 108, ауд. 210.

Отзывы на автореферат присылать по адресу: 150000, г.Ярославль, ул. Республиканская, д. 108, ЯГПУ им. К.Д.Ушинского, кафедра психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ЯГПУ им. К.Д. Ушинского по адресу: 150000, г. Ярославль, ул. Республи-канская.д. 108.

Автореферат разослан «16» февраля 2004г.

Учёный секретарь диссертационного совета

Огородникова Л.А.

ОСНОВНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется возрастанием интереса к теме успеха и успешности, так как успех является значимой ценностью для личности и общества.

В теоретическом плане актуальность исследования обусловлена недостаточной разработанностью вопроса о влиянии неудачного опыта на дальнейшую успешность личности. В частности, недостаточное внимание уделяется операционализации неудачного опыта, факторам, связанным с оцениванием собственных неудач, атрибуциям ответственности в ситуации неудачи. Несмотря на то что существует много исследований, связанных с выяснением атрибутивных стилей личности (интернальных или экстернальных), недостаточно разработан вопрос о механизмах взаимосвязи атрибутивных тенденций личности с успешностью и неуспешностью.

Практическая актуальность работы определяется необходимостью выработки таких стратегий мышления индивида, которые могли бы максимально способствовать достижению успешного результата после неудачного опыта. Поскольку атрибутивные тенденции ответственности являются когнитивным механизмом, первичным по отношению к мотивации и выработке стратегии поведения, представляется возможным в учебных и консультативных ситуациях обнаруживать ошибочные тенденции в поведении личности и корректировать их как в процессе обучения, так и при оказании психологической помощи.

Неудача, неудачный опыт оказывается в центре внимания исследователей (Н.П.Бабин, Н.А.Батурин, О.А.Конопкин, А.РЛурия, И.П.Патюков, Н.Д.Творогова, A.Ellis, W.Glasser, R.Lazarus, M.Maultsby) именно потому, что этот опыт содержит в себе большой потенциал для дальнейшего развития индивида. Однако роль неудачи в последующих успехах личности исследован в психологи, в особенности в отечественной, явно недостаточно. Связь удачного или неудачного опыта личности или группы с ответственностью фиксируется в большом количестве исследований (В.САгеев, А.А.Реан, Л.А.Сухинская, J.Miller, MSeligman, H.Sung), многие из которых занимаются поиском переменных, связанных с ответственностью, и их влиянием на дальнейший успех или неуспех.

В настоящее время существуют исследования, констатирующие, что для достижения успеха, в том числе и после неудачного опыта, особую роль приобретают именно атрибутивные характеристики ответственности. А.А.Реан в работах, посвященных проблеме локализации контроля, указывает на недостаточную проработанность этой проблемы. В частности, не до конца прояснёнными остаются вопросы, связанные с успешным функционированием личности с точки зрения концепции локуса контроля.

В соответствии с этим мы выделяем объект и предмет исследования.

Объектом исследования являются психологические особенности человека, находящегося в ситуации неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений.

Предметом исследования являются мотивация поведения, атрибутивные тенденции ответственности, прогнозирование успешности деятельности и жизнедеятельности человеком, находящимся в ситуации неудачного опыта.

Цель нашего исследования - выяснить атрибутивные тенденции ответственности и индивидуально-психологические особенности у людей с различным уровнем прогнозирования успешности в ситуации неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений.

Задачи исследования:

1. Проанализировать основные теоретические подходы к проблеме атрибутирования ответственности;

2. Сформулировать психологическое понятие «успех», «успешность» и «неудача»;

3. Выявить атрибутивные тенденции ответственности у учащихся с различным уровнем мотивации в ситуации неудачного опыта;

4. Выявить атрибутивные тенденции у лиц с различным уровнем успешности в близких межличностных отношениях;

5. Выявить взаимосвязь атрибутивных тенденций ответственности, личностных особенностей и дальнейшей успешности в ситуации неудачного учебного опыта;

6. Выявить взаимосвязь атрибутивных тенденций ответственности, личностных особенностей и дальнейшей успешности личности после неудачи в близких межличностных отношениях.

Гипотезы исследования:

1. Мотивация поведения в ситуации неудачного опыта тесно связана с содержанием атрибутивных тенденций ответственности личности.

2. Успешные и неуспешные люди, имеющие различные уровни мотивации, по-разному приписывают ответственность.

Методологической основой исследования является теория деятельности (А.НЛеонтьев, А.РЛурия, СЛ.Рубинштейн и т.д.), теория активности и ответственности личности КААбульхановой-Славской, теория каузальной атрибуции Дж.Келли, теория социального научения Дж.Роттера, современные когнитивно-поведенческие теории А.Эллиса, Р.Мэхони, У.Глассера, теория «приобретённой беспомощности» М.Селигмана, теория мотивационной активности К.Снайдер и К.Форд.

Описание выборки. Процесс адаптации и апробации опросника Р. Хакстиана и П. Шудфелда «Приписывание ответственности» проводился С 2000 ПО 2 0 0 2 год на выборках, охватывающих различные соци-

альные группы в общей сложности 300 человек, в возрасте от 17 лет до 61 года. Исследование атрибутивных тенденций личностной ответственности в ситуации неудачного опыта охватывает выборку из 186 человек, из которых 103 человека-учащиеся выпускных классов двух школ, и 83 человека— взрослые работающие люди, имеющие высшее образование, представители различных профессий.

Методы исследования: теоретический анализ литературы, анкетный опрос, стандартизированное интервью, опросник УСК Е.Ф.Бажина, ЕАГолынкиной, А.М.Эткинда, личностный опросник Р.Кеттелла, адаптированный нами опросник Р.Хакстиана и П.Шудфелда «Приписывание ответственности».

Для обработки результатов исследования были использованы методы математической статистики: вычисление средних показателей по группам, вычисление значимости различий между группами по t-критерию Стью-дента, корреляционный анализ. Математическая обработка результатов исследования проводилась на IBM PC с помощью пакета программ Microsoft Excel 7 и SPSS. Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

1. Дано психологическое определение понятия «неудача», «неудачный опыт».

2. Операционализирован конструкт «неудачный опыт» в результате анализа работ российских и американских исследователей.

3. Адаптирован и апробирован опросник Р.Хакстиана и П.Шудфелда «Приписывание ответственности», с помощью которого идентифицируется содержание атрибутивных тенденций личностной ответственности.

4. Получены экспериментальные данные о связи общего уровня интер-нальности с успешностью личности после фиксации неудачи.

5. Дополнены теоретические основы проблемы активности, проявляющей-

ся в процессе атрибутирования ответственности за успех и неудачу. Практическая значимость исследования.

1. Разработаны рекомендации для составления программы психологической помощи лицам, оказавшимся в ситуации неудачного опыта.

2. Для адаптации учащихся в школе предложена программа по формированию личностных качеств, которые максимально способствуют достижению желаемого уровня успешности после неудачи. Программа включает в себя серию учебных заданий, предполагающих отрицательную обратную связь, для пошагового обучения ученика взаимодействию с неудачей.

3. Адаптированный опросник Р.Хакстиана и П.Шудфелда создаёт возможность для психологов диагностировать поведенческие тенденции личности в ситуациях различного типа и формировать прогноз возможных реакций на трудные жизненные события.

Апробация и внедрение в практику. Основные положения и результаты исследования обсуждались на кафедре социальной психологии ТГУ, кафедре практической психологии ОмГТТУ, изложены на научных конференциях в ОмГУ, в докладах на международной и Всероссийской конференциях (г.Омск. 2000г., 2001 г.), на научной конференции в Г.Вашингтоне (США) в университете им. Дж. Вашингтона (2000). По материалам диссертации разработаны лекции, включённые в планы курсов по психологии личности и консультативной психологии для студентов факультета психологии ОмГУ.

Основное содержание работы отражено в 6 публикациях общим объёмом 0,85 п.л.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В ситуации неудачного учебного опыта лица с атрибутивными тенденциями, связанными с высоким уровнем диффузной ответственности, демонстрируют средний и низкий мотивационный уровень, лица с атрибутивными тенденциями, связанными с низким уровнем диффузной ответственности, демонстрируют высокий мотивационный уровень.

2. В ситуации неудачного учебного опыта для учащихся с высоким уровнем мотивации характерны личностные черты, связанные с высокими коммуникативными способностями и низким уровнем тревожности; у учащихся со средним уровнем мотивации присутствуют черты рациональности и практичности; у учащихся с низким уровнем мотивации - высокий уровень тревожности.

3. В ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений интерактивные атрибутивные тенденции и средний уровень интерналь-ности связаны с высоким уровнем дальнейшей успешности, интерналь-ные атрибутивные тенденции не связаны с высоким уровнем успешности.

Объём и структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, 4-х глав и заключения, текст изложен на 178 страницах. Работа содержит 20 таблиц, 22 рисунка, 8 приложений, список использованной литературы включает 165 названий, из которых 98 - на английском языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении ставится проблема исследования, определяется её актуальность для психологии личности, в частности, роль неудачного опыта в дальнейшей успешности личности. Во введении также формулируются цель, задачи, гипотеза, объект, предмет исследования, основные положения, выносимые на защиту, раскрыты научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость.

Первая глава - «Психологическая сущность ответственности личности» - содержит анализ понятия «ответственность» и представля-

ет различные теории ответственности. На основе анализа литературы мы рассматриваем личностную ответственность как осознание способности действовать независимо и принимать решения посредством осуществления внутреннего контроля. Особое внимание уделяется рассмотрению атрибутивных концепций личностной ответственности, роли атрибутивных тенденций в формировании стратегий поведения в различных ситуациях.

Первый параграф -«Проблема ответственности вразличных психологических школах» - освещает краткую историю развития понятия в философско-психологических исследованиях. Раскрывается понятие ответственности в экзистенциальной философии (труды Л.Бинсвангера, М.Босса, С.Кьеркегора, РЛэнга, АМаслоу, К.Роджерса,Ж.-П. Сартра, Ф.Хай-дера, М.Хайдеггера, В.Франкла); взгляды бихевиористов на проблему ответственности отражены в трудах А.Эллиса, АВапёига, ^Сга1§Ьеаё, Ь.Иошше, А.Ка2Шп, Р.Ьопёоп, М.МаИопеу, Б.МеюЬепЪааш, С.ТЬоге8оп. Моральный и когнитивный аспекты проблемы ответственности являются основным фокусом в трудах Л.Колберга, Ж.Пиаже, К.Хелкама.

В российской психологии проблема возложения ответственности освещается преимущественно в философско-этическом и педагогическом аспектах. Понятие ответственности рассматривалось как в контексте проблем субъектности и активности личности (К.А. Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, С.Л.Рубинштейн), так и в контексте общефилософской проблемы человеческого существования — «свободы и необходимости» (Ж.Е.Завадская и Л.В.Шевченко, Р.И.Косолапов и В.С.Марков, А.Ф.Плахотный). Тема разграничения социальной и личной ответственности появляется с начала 70-х годов (А.Ф.Плахотный, Т.Н.Сидорова Л.А.Сухинская). Понятие социальной ответственности используют в своих работахЖ.Е.Завадская, Р.И. Косолапое, В.С.Марков, К.Муздыбаев, Т.Н.Сидорова, СА.Сухинская, Л.В. Шевченко.

Во втором параграфе - «Атрибутивная концепция личностной ответственности» - представлено рассмотрение проблемы ответственности личности с точки зрения объяснения людьми происходящих событий. Атрибутивную концепцию К..Оеп1Ьпег называет параллельной концепции ответственности. В терминах исходной бихевиористской концепции атрибуции -это «силы, осуществляющие контроль за позитивными и негативными подкрепителями» (КИе1ёег). А.А.Реан, исследующий проблемы личностного контроля и личной ответственности, убеждён, что в целом локус контроля является важной интегральной характеристикой личности, показателем взаимосвязи отношения к себе и к окружающему миру.

Исследования последних лет, посвященные атрибутивным тенденциям, ставят под сомнение предпочтение интернальности в локализации

контроля личности и подчёркивают важность наличия защитной экстер-нальности для более успешной адаптации личности в сложных ситуациях (Е.Г.Ксенофонтова, А.А.Реан, O.Davis, W.Fares, H.Kelley, Y.Richie). Проблема атрибуций является предметом исследований в ситуации неудачного опыта у американских психологов C.Anderman, L.Basgall,

B.Bender, S.Brehm, R.Clore, C.Ford, V.Schwarz, M.Snydek, T.Midgley, среди российских психологов наиболее известны исследования А.А.Реана.

Третий параграф — «Измерения личностной ответственности» -посвящен анализу основных подходов к диагностике личной ответственности. В настоящее время не существует абсолютно однозначного способа измерения ответственности как в отечественной, так и в западной психологии. Концепция теории личности, которая пользуется огромным вниманием и рассматривается как параллельная по отношению к концепции личной ответственности, это теоретический конструкт локуса контроля Дж.Роттера. Однако, в эмпирических исследованиях R.Genthner, D Jones,

C.Palmer обнаруживается несвязанность между уровнями личной ответственности и результатами шкал интернального-экстернального локуса контроля. Личная ответственность имеет действенный компонент, который исключён или только подразумевается в теории локуса контроля.

В США рейтинговая система оценивания личной ответственности представлена методиками R.Genthner и DJones, R.Pierce, P.Schauble и V.Farkas, E.Shostrom. В России на основе шкалы Дж.Роттера был создан опросник уровня субъективного контроля (УСК), который в разное время разрабатывался и усовершенствовался Е.Ф. Бажиным, Е.А. Голынкиной, А.М.-Эткиндом (1984), опросник Е.Г.Ксенофонтовой (1999). Опубликованы и используются русский вариант шкалы ДжРоттера: «Тест-опросник субъективной локализации контроля» (СЛК) С.Р.Пантилеева и В.В.Столина (1988), «Опросник субъективного контроля» (ОСК) О.С.Осницкого и Ю.СЖуйкова (1996), Тест Смысложизненных Ориентации Д.А.Леонтьева (1992) и русский вариант шкалы IPC, предложенный Кондаковым И.М. и Нилопец М.Щ1995). Однако, по мнению Е.Г.Ксенофонтовой, в шкале интернальности-экстернальности и её модификациях не существует зафиксированных показателей, точно определяющих наличие ответственности.

Втор ая глава - «Понимание неудачи в психологическихисследо-ваниях» - посвящена характеристике удачного и неудачного опыта с точки зрения различных теоретических концепций.

В первом параграфе — «Понятия «успех» и «неудача» - рассматриваются различные представления об особом виде человеческого опыта, связанного с различной степенью успешности личности.

Среди российских исследований, посвященных влиянию успеха и неудачи на результативность выполняемой деятельности, можно назвать

работы Б.Г.Ананьева, Н.А.Батурина, А.А.Горбаткова, О.А.Конопкина, А.Н.Леонтьева, А.РЛурии, Н.Д.Твороговой. Успех определяется как событие, получившее социальную оценку, успешность - как соотношение между позитивными и негативными результатами деятельности, степенью новизны и контроля над ситуацией.

Неудачный опыт и его влияние на последующую успешность личности активно изучается в когнитивно-бихевиоральном направлении (НЛазарус, М.Селигман, П.Тойтс, Ш.Фолкман, J.Coyne, R.Lavelle, G.Metalsky).

Неудача является одним из центральных объектов изучения в исследованиях Уильяма Глассера (W.Glasser), в теории «приобретённой беспомощности» М.Селигмана (M.Seligman), в модели возбуждающей активности (energization), авторами которой являются К.Форд и Ш.Брем (C.Ford & S.Brehm). В результате анализа результатов эмпирических исследований этих авторов нами установлено, что оценка ситуации как неудачной зависит от субъективного восприятия личностью обратной связи по поводу произведённого ею действия и от некоторого объективного рейтинга тяжести неудачного результата. Неудача определяется как результат действия, субъективно воспринимаемый личностью в процессе анализа обратной связи как не достигший поставленной цели или запланированного уровня.

Во втором параграфе -«Общиезакономерности и индивидуальные различия в субъективной оценке успеха или неудачи» - рассматриваются факторы, связанные с высокой и низкой результативностью, у лиц с различными индивидуально-психологическими особенностями.

Исследования C.Ford и S.Brehm фокусируются на влиянии оценки личностью собственных способностей на мотивацию, следующую за неудачей. Ряд исследователей фокусируются на когнитивной деятельности после фиксации личностью факта неудачи, которая совершается с целью охраны самооценки (C.Presson & L.Chassin, S.Scherman); влияние неудачи на формирование образа идентичности рассматривается в работах D.Collins, M.Hoyt, B.R.Schlenker.

Третий параграф - «Роль атрибуций личной ответственности человека в неудачном опыте» - содержит анализ имеющихся в психологической литературе взглядов на проблему детерминирования успешных и неуспешных результатов деятельности основными атрибутивными стилями и атрибутивными тенденциями ответственности личности. Эта проблема широко изучается в рамках когнитивно-бихевиоральных исследований (L.Abramson, S.Brehm, A.Fenigstein, W.Glasser, A.Langer, J.Levine, H.Newman, M.Seligman, C.Stevenson, J.Teasdale).

Многими авторами подчёркивается, что личности, излишне склонные к реализации самофокусированного атрибутивного стиля (высокие баллы по шкале интернальности и предпочтение делегирования ответствен-

ности себе в ситуации неудачного опыта, по сравнению с более низкой интернальностью в ситуациях успеха) подвержены риску депрессивной дезадаптации, выражающейся в значительном снижении дальнейшей инструментальной активности (S.Duval, M.Greenberg, C.Kizley, N.Kuiper, M.Levine, R.Pyszchinski,).

В третьей главе - "Методы исследования и адаптация опросника ЕХакстиана и П.Шудфелда «Приписывание ответственности» - соответственно задачам исследования, сформулированным во введении, описан ход проведения исследования и выборка учащихся (103) и взрослых людей (83), участвовавших в изучении неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений. Мы приводим обоснование выбора основных методов исследования: анкетирования, интервьюирования, тестирования с помощью опросников УСК, личностного опросника Кеттелла, адаптированного нами опросника Р.Хак-стиана и П.Шудфелда «Приписывание ответственности».

Адаптация шкал опросника "Приписывание ответственности" проводилась в три этапа на выборке из 236 человек с привлечением независимых переводчиков и носителей английского языка. Для оценки нормативности распределения итогового балла по опроснику мы использовали тест Колмогорова-Смирнова. Целью опросника является измерение готовности личности к атрибутированию специфических видов ответственности. Опросник включает 40 вопросов и предназначен для измерения индивидуального приписывания ответственности по четырем субшкалам. Первая шкала - традиционно фокусированная ответственность (ТФ) отражает приписывание ответственности традиционным авторитетам, таким, как родители и школа, и тесно связан с консерватизмом; вторая шкала диффузная ответственность (ДО) - это тенденция рассматривать социальные группы в качестве локуса ответственности; третья шкала - постоянно практикуемая ответственность (ПО) оценивает уровень действенности личной ответственности, то есть насколько личность в реальности берёт на себя ответственность за определённые дела и действительно их сама выполняет; четвертая шкала - индивидуально фокусированная ответственность (ИФО) отражает верования в более внутренне направленную индивидуалистическую этику.

В четвёртой главе—«Исследование атрибутивных тенденций личностной ответственности человека в ситуации неудачногоучеб-ного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений» - изложен эмпирический материал исследования взаимосвязи уровня успешности личности с атрибутивными тенденциями ответственности в ситуации неудачного опыта.

В первом параграфе - «Исследование субъективного уровня успешности уучащихся старшего школьного возраста» - представлен ана-

лиз результатов исследования атрибутивных тенденций и личностных особенностей учащихся с различным уровнем успешности.

В начале исследования по результатам анализа анкетного опроса все испытуемые (103 чел.) были разделены на три группы по субъективно оцениваемому уровню успешности: группа с высокой успешностью, группа со средней успешностью и группа с низкой успешностью. Затем эти группы были обследованы по методикам УСК, Кеттелла и адаптированному опроснику «Приписывание ответственности». На данном этапе независимой переменной нашего исследования являлся уровень успешности. Статистический анализ данных показал, что по большинству параметров значимых различий между испытуемыми трех групп не обнаружено.

Более ярко выявлены различия по возрастному составу выборки респондентов, участвовавших в изучении учебного опыта. Учащиеся 17 - 22 (бизнес-школа) лет демонстрируют более высокий уровень самоконтроля и более высокую организованность в учебной деятельности, чем учащиеся 1617 лет (по фактору р3 опросника Кеттелла показатели достоверно выше (р<0,05) у группы более взрослых учащихся). Показатели по фактору ДО (диффузная ответственность) выше у респондентов выборки более младшего возраста. По остальным показателям достоверно значимых различий не обнаружено. Таким образом, респонденты старшей возрастной категории (17 - 22 года) демонстрируют более стойкие тенденции атрибутирования ответственности за неудачу в процессе освоения учебного опыта.

Во втором параграфе - «Специфика атрибутивных тенденций личностной ответственности в ситуации неудачногоучебного опыта уучащихся сразличнымуровнемуспешности» - приводится исследование взаимосвязи факторов приписывания ответственности и личностных особенностей у учащихся в ситуации неудачного учебного опыта.

На этом этапе выборка учащихся исследовалась с точки зрения безусловного наличия неудачи в учебном опыте и следующей за этим мотивации. В ходе исследования была проведена экспертная оценка успешности-неуспешности учебной деятельности учащихся, принимающих участие в эксперименте, преподавателями обеих школ. Все испытуемые были оценены как имеющие «средний» и «высокий» уровни успеваемости. Группа неуспешных не была выделена вообще. Общее количество человек - 103, с высоким уровнем успеваемости - 43 человека, со средним уровнем успеваемости-60 человек.

На основании теории мотивационной активности К.Снайдер и К.Форд у учащихся был определён уровень мотивации после неудачи, следствием чего явилось деление всех испытуемых этой выборки на группы с точки зрения уровня мотивации: учащиеся с низким уровнем мотивации после неудачи, учащиеся со средним уровнем мотивации и учащиеся с высоким уровнем мотивации.

Следующим этапом исследования было выявление общего интерналь-ного уровня (УСК), тенденций приписывания ответственности (опросник Хакстиана и Шудфелда), а также индивидуально-психологических особенностей (опросник Кеттелла) у учащихся с различным уровнем мотивации после получения негативной обратной связи.

Значимые различия в атрибутировании ответственности обнаружены в показателях диффузной ответственности (ДО) между группой учащихся с низким уровнем мотивации после неудачи (2,9+0,4) и группой учащихся с высоким уровнем мотивации (2,5+0,4). По показателю ПО (постоянно практикуемая ответственность) группы с низким и средним уровнем мотивации после неудачи различаются в меньшей степени, а по тому же показателю группа учащихся с высоким уровнем мотивации имеет статистически достоверно более низкий результат (3.7+1,07), чем две другие группы

Исследование трёх групп учащихся (с разным уровнем мотивации после неудачи) по методике Кеттелла показало, что у учащихся с низким уровнем мотивации фиксируется повышение стеновых показателей по фактору Ь (5.95+1.67), который интерпретируется как "подозрительность-доверчивость". Для учащихся со средним уровнем мотивации характерны показатели в пределах средних значений, а большинство из них—на границе среднего и низкого уровня (С =5.5 - низкая толерантность к эмоци-огенным факторам; I = 5.7 - склонность изживать психотравмы посредством рационализации). У учащихся с высоким уровнем мотивации после неудачи наблюдается повышение стеновых показателей по шкале А (7.56), которая интерпретируется как «общительность - замкнутость». Этой группе учащихся свойственна готовность к сотрудничеству, естественность в общении, внимание к окружающим, активность в установлении контактов.

У учащихся со средним уровнем мотивации после неудачи наибольшее количество корреляционных связей имеет фактор М опросника Кеттелла («непрактичность- практичность»): с показателем ПО (постоянно практикуемая ответственность) (г = 0,68) и с показателем ТО (традиционно фокусируемая ответственность) (г = 0,62). Именно в этой группе зафиксирована взаимосвязь уровня ответственности с реально практикуемыми действиями (фактор в коррелирует с показателем ПО на уровне 0.55).

У учащихся с высоким уровнем мотивации после неудачи не обнаружено значимых корреляционных связей фактора С (эмоциональная устойчивость) с показателями других методик, за исключением взаимосвязи с фактором ПО на уровне 0.4.

Таким образом, взаимосвязь изучаемых факторов в ситуации неудачного учебного опыта можно представить в виде таблицы:

Таблица 1

Атрибутивные тенденции иличностные особенностиучащихся сразличнымуровнемуспешности в ситуации неудачного опыта

Тип мотивации после неудачи Специфика атрибутирования Личностные качества и поведенческие тенденции Уровень успешности в учебной деятельности

Учащиеся с низким уровнем мотивации Высокий уровень диффузной ответственности. Нет сфокусированных атрибуций, отсутствие четкой локализации причинности. Высокий уровень тревожности и беспокойства. Тенденция к среднему уровню успеваемости.

Учащиеся со средним уровнем мотивации Высокий уровень диффузной ответственности. Отсутствие чбткой локализации причинности. Рациональность и практицизм. Тенденция к интеллектуализации в ситуации неудачного опыта. Равная представленность на высоком и среднем уровне успеваемости.

Учащиеся с высоким уровнем мотивации Низкий уровень диффузной ответственности, и склонность к более чёткой локализации причинности происходящих событий. Высокие коммуникативные качества, умение сотрудничать, уверенность в себе. Не фиксируются на негативной информации. Фокусировка на самом задании и внимание к требованиям среды. Тенденция к высокому уровню успеваемости.

В третьем параграфе - «Специфика атрибутивных тенденций ответственности личности в ситуацииудачного и неудачного опыта близкихмежличностныхотношений» - мы описываем результаты исследования опыта близких отношений у выборки взрослых людей.

В этой части исследования все испытуемые были опрошены с помощью стандартизированного интервью «Негативный опыт близких межличностных отношений» с целью выяснения конкретных обстоятельств распада личных отношений. В результате анализа стандартизированного интервью все испытуемые были поделены на две группы (фиксирующие неудачи в личных отношениях и не фиксирующие), а затем обследованы по тем же самым методикам, что и выборка учащихся.

Анализ показал, что данные двух групп по опроснику УСК имеют наибольшие отличия по фактору интернальности в области семейных отношений и в области здоровья. Оказалось, что респонденты, не фиксирующие неудачу в личных отношениях, не склонны проявлять излишнюю заботу о собственном здоровье, по сравнению с противоположной группой, в которой разрыв личных отношений мог оказать влияние на физическое самочувствие.

Сравнительный анализ исследуемых групп по опроснику Я.Нак^ап и Р.8иеёГеЫ "Приписывание ответственности" обнаружил, что все результаты, полученные в ходе обработки, находятся в пределах средней нормы, установленной для данного теста. Статистически значимое различие было определено лишь по фактору ДО (диффузная ответственность). У лиц, фиксирующих неудачный опыт, отмечается тенденция к более слабой локализация причинности происходящего с ними. Наименьший разброс данных наблюдается у лиц, фиксирующих неудачу в опыте взаимоотношений, по показателю ИФО (индивидуально фокусированная ответственность), что может свидетельствовать о склонности предъявлять к себе слишком высокие требования.

Анализ среднегрупповых значений по опроснику Кеттелла у лиц, не фиксирующих неудачный опыт личных отношений, обнаружил, что в среднем по группе ниже средней нормы отмечаются данные по таким показателям, как Б, I, Ь, М, О и р4. Однородность выборки по фактору Е свидетельствует о присущей для этой категории людей способности тактично обходить конфликтные ситуации, принимать точку зрения другого человека.

Испытуемые, имеющие отрицательный опыт партнерских отношений, демонстрируют более высокие показатели по фактору I, что в целом говорит в пользу их более низкого порога чувствительности к внешним травмирующим ситуациям.

Корреляционный анализ связей результатов методик в двух группах испытуемых обнаружил, что, чем выше показатель по фактору I, тем вероятнее у человека формируется уровень экстернального типа реагирования на происходящее в его жизни, когда он приписывает первостепенную роль внешним факторам за порождение негативных эмоций (результаты по группе лиц с неудачным опытом). Успешность в партнерских отношениях связана с наличием разнообразных коммуникативных навыков. Выраженная восприимчивость человека к новому, скорее всего, повышает вероятность его успеха и достижений в целом и в межличностных отношениях, в частности, (прямая корреляция с интернальностью в области достижений и межличностных отношений), а также вызывает уменьшение тенденции к диффузному распределению ответственности (обратная корреляция с фактором ДО).

Следующий этап исследования был сфокусирован только на тех респондентах, которые фиксируют наличие неудачного опыта в близких отношениях.

. С целью уточнения содержания атрибутивных тенденций в ходе интервью испытуемым задавались вопросы об ответственности и инициативе в ситуации распада отношений, поскольку и ответственность и инициатива являются факторами контроля успешности в дальнейших отношениях. На вопрос о том, том, кто, по их мнению, несет ответственность за разрыв

отношений с партнером, 47,4% опрошенных не смогли ответить однозначно, уточняя, что ответственность за разрыв несут оба партнёра. 27% респондентов считают, что их партнер виноват во всем случившимся, и 22% респондентов признают себя виновниками распада отношений. В связи с этим респондентам этих трёх групп были заданы вопросы о степени их успешности в установлении новых контактов после распада предыдущих.

Респонденты без определенного атрибутирования ответственности за распад отношений (интернального или экстернального) составили большинство как по общему числу испытуемых, так и по успешности в установлении новых связей после распада имеющихся отношений. Те же из них, кто атрибутировал партнеру ответственность за происходящее, лишь в 50% случаев были успешны в установлении новых связей.

Анализируя полученные данные, можно предположить, что испытуемые, которые атрибутируют ответственность за разрыв партнёру, имеют тенденцию больше обвинять себя в неспособности контролировать партнёра и ситуацию, чем субъекты, которые формируют интерактивные атрибуции (или неопределённая позиция в атрибутировании). Интерактивные атрибуции, скорее всего, имеют тенденцию быть связанными с меньшим переживанием потери и могут в некоторой степени приносить пользу. Атрибутирование ответственности за разрыв только себе или только партнёру может нарушить адаптацию личности в переживании разрыва, так как усиливает болезненность восприятия разрыва и депрессивные тенденции в дальнейшем опыте.

По результатам проведенного в начале исследования интервью весьма интересным также представляется анализ успешности в новых партнерских отношениях групп испытуемых в зависимости от того, кто, по их мнению, был инициатором разрыва отношений. Те респонденты, которые испытывали затруднения в определении инициатора разрыва отношений (наличие интерактивных атрибуций и отсутствие тенденции брать всю ответственность на себя), оказались более успешными в поисках нового партнера. Приписывание партнеру роли инициатора разрыва отношений, так же как и атрибутирование ему ответственности за распад отношений, оказались наименее успешными позициями по поиску нового спутника жизни.

Обобщенный анализ результатов группы интерналов, группы экстерна-лов и группы амбиналов свидетельствует о том, что группа с выраженными интервальными тенденциями является наименее успешной в личных контактах как по количеству распавшихся отношений в целом, так и по способности к поиску нового спутника жизни после разрыва отношений. У группы экстерналов и амбиналов позиции оказались более выигрышными в силу того, что, в отличие от интерналов, им, видимо, не так присущ стиль тотального контроля над ситуацией и принятие полной ответ-

ственности на себя за все происходящее в их жизни. Амбиналы, в основном, демонстрируют интерактивные атрибутивные тенденции за разрыв отношений, возможно, поэтому они являются более гибкими в личностных контактах. Экстерналы не склонны брать на себя всю ответственность за разрыв отношений, что в большинстве своём делает их менее эмоционально уязвимыми в формировании дальнейших отношений с другими партнёрами.

Результаты анализа данных по опроснику Кеттелла показали, что группа респондентов, оставшихся одинокими после разрыва отношений и, следовательно, не научившихся на опыте прошлых неудач, отличается большей экспрессивностью в выражении своих чувств и эмоций, большей подверженностью контролю супер-эго, более уязвимыми установками по отношению к внешним воздействиям, они менее практичны и в большей степени склонны к уходу в мир фантазий при столкновении с неудачами. У этой группы респондентов наблюдается тенденция к снижению показателей п о ф Е (4,9, у=1,4), Н (5,2, у=1,5), N (7,1, у = 1,8), тенденция к повышению по факторам О (5,1. У=1,3) и Ф (6,7, у=1,7).

Таким образом, взаимосвязь изучаемых факторов в ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений можно представить в виде следующей таблицы:

Таблица 2

Арибутирование личностной ответственности за разрыв близких отношений и личностные особенности людей с различным уровнем успешности

Уровень успешности новых в новых партнерских отношений после неудачи

Приписывание ответственности за разрыв

Специфика атрибутирования ответственности

Личностные качест-

Группа респондентов, нашедших другого партнера

Средний уровень Диффузной ответственности

Амбинальные и экстер-нальные тенденции Интерактивное атрибутирование^

Меньший уровень остроты восприятия потери.

Группа респондентов, не нашедших другого партнера

Тенденция к высокому уровню диффузной ответственности

Интернальные теннден-ции. Склонность атрибутирования ответственности или себе, или партнеру.

Высокий уровень ответственности. Высокий уровень чувствительности. Неприятие конфликтных ситуаций.

Выводы:

1. В результате теоретического анализа под неудачей мы будем понимать результат действия, субъективно воспринимаемый личностью в процессе анализа обратной связи как не достигший поставленной цели или

запланированного уровня. В эмпирическом исследовании рассматривались два вида неудачного опыта: учебный опыт и опыт близких межличностных отношений.

2. В ситуации неудачного учебного опыта учащиеся, для которых характерен недостаток чёткой локализации причинности событий в собственной деятельности, демонстрируют средний и низкий мотивацион-ный уровень, личности, не склонные к поиску лиц, ответственных за отрицательный результат, демонстрируют высокий мотивационный уровень. Диффузная ответственность, смыслом которой является тенденция возлагать ответственность в трудной ситуации на кого-то, кто занимает более высокую статусную позицию, является фактором, связанным с проявлением мотивации. Склонность идентифицировать причины неудачи, связанные с собственными действиями, приводит к повышению уровня мотивации после фиксации факта неуцачи в учебном опыте.

3. В ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений интерактивные атрибутивные тенденции и средний уровень интерналь-ности связаны с высоким уровнем дальнейшей успешности, интерналь-ные атрибутивные тенденции не связаны с высоким уровнем успешности. Экстернальные и амбинальные тенденции являются более успешными в силу того, что, в отличие от интерналов, личности с экстернальными и амбинальными тенденциями не склонны к преувеличенному контролю над ситуацией и к принятию полной ответственности на себя за всё, что происходит в отношениях. Наличие умеренно высокого показателя по фактору диффузной ответственности у лице интернальными и амбиналь-ными тенденциями не связано с низким уровнем поисковой активности в ситуации распада отношений.

4. В ситуации неудачного учебного опыта для учащихся, которые демонстрируют отсутствие чёткой локализации причинности в собственных действиях и высокий уровень тревожности и беспокойства, характерна тенденция к среднему уровню успеваемости и низкому уровню субъективной оценки собственной успешности; для учащихся, у которых отсутствует чёткая локализация причинности в собственных неудачных действиях и высокие показатели по фактору рациональности и практичности, характерна равная представленность на среднем и высоком уровнях успеваемости; учащиеся, не склонные к поиску лиц, ответственных за отрицательный результат, имеющие высокий уровень коммуникативной компетенции и уверенности в себе, демонстрируют высокий уровень успешности.

5. В неудачном опыте близких межличностных отношений лицае высокими показателями по шкале интернальности, с низким уровнем диффузной ответственности и с высоким уровнем чувствительности демонстрируют низкий уровень успешности, поскольку выше перечисленные

факторы с большой долей вероятности говорят о склонности личностей этого типа к интернализации неудачи и к фокусировке на негативной обратной связи, что не позволяет сохранять уверенность в себе и снижает уровень поисковой активности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Яковлева О.П. Проблема активности и ответственности клиента в индивидуальном психологическом консультировании // Вестник ОмГУ: Спец. вып.: Материалы научно-практической конференции «Экономика. Общество. Человек», 1996. - С.42-45.- 0,2 п.л.

2. Яковлева О.П. Психологические проблемы подростковой беременности // Девиантное поведение подростков: Тезисы региональной конференции.-Омск, 1998. -С.18-20. -0,2 п.л.

3. Яковлева О.П. Проблема личной ответственности в Российской и западной философии // Идейное наследие В.С.Соловьёва и проблемы наступающего века: Материалы Всероссийской научной конференции.- Омск, Изд-во ОмГУ, 2000. -С.203-212.- 0,6 п.л.

4. Яковлева О.П. Социально-психологические детерминанты личностной ответственности // Теоретические и эмпирические исследования активности личности: Сборник научных трудов / Под общ. ред. Л.И.-Дементий. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2001.- С. 12-18. - 0,4 п.л.

5. Yakovleva О. The Problem of Responsibility in the Russian Society // Articles ofthe Gallaudet University. - Washington, DC, USA,2000. - P.36.

6. Яковлева О.П. Проблемы активности личности в ситуации неудачного опыта в психологических исследованиях // Актуальные проблемы современной психологии: Сборник научных трудов / Под общ. Ред. Л.И.Дементий. - Омск: Омск. гос. ун-т, 2002. - С. 34-46.- 0,8 п.л.

На правахрукописи

ЯКОВЛЕВА Ольга Петровна

АТРИБУТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ЛИЧНОСТНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИУЛЮДЕЙ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ УСПЕШНОСТИ

Специальность 19.00.01 —«Общая психология, психология личности, история психологии»

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Омск - 2004 Лицензия ЛР № 020845

Подписано в печать 06.02.04 Формат 60x84/16 Бумага офсетная П.л.-1,0 Способ печати - оперативный Тираж 100

Издательско-полиграфический центр ОмГМА 644099, г. Омск, ул. Ленина, 12, тел: 23-05-98

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Яковлева, Ольга Петровна, 2004 год

Введение

Глава1. Психологическая сущность ответственности личности

1.1. Проблема ответственности в различных психологических школах

1.2.Атрибутивная концепция личностной ответственности

1.3.Измерения личной ответственности

Глава 2. Понимание успеха и неудачи в психологических исследованиях

2.1.Понятия «успех» и «неудача»

2.2. Общие закономерности и индивидуальные различия в субъективной оценке успеха и неудачи

2.3. Роль атрибуций личной ответственности человека в удачном и неудачном опыте

Глава 3. Методы исследования и адаптация методики

3.1. Организация и метод эмпирического исследования

3.1.1. Рабочая концепция исследования

3.1.2.Цель, задачи, гипотеза, предмет, объект, выборка, ход исследования

3.1.3. Методы исследования и используемые методики

3.2. Адаптация шкал опросника Hakstian Ralf и Suedfeld Peter «Приписывание ответственности»

Глава 4. Исследование атрибутивных тенденций личностной ответственности человека в ситуации неудачного учебного опыта и опыта межличностных отношений 4.1. Исследование атрибутивных тенденций личностной ответственности учащегося в ситуации успешного и неудачного учебного опыта

4.2. Специфика атрибутивных тенденций личности в ситуации успешного и неудачного учебного опыта

4.3. Атрибутивные тенденции ответственности личности в ситуации успешного и неудачного опыта близких межличностных отношений

Введение диссертации по психологии, на тему "Атрибутивные тенденции личностной ответственности у людей с различным уровнем успешности"

Актуальность темы исследования определяется возрастанием интереса к теме успеха и успешности, так как успех является значимой ценностью для личности и общества.

В теоретическом плане актуальность исследования обусловлена недостаточной разработанностью вопроса о влиянии неудачного опыта на дальнейшую успешность личности. В частности, недостаточное внимание уделяется операционализации неудачного опыта, факторам, связанным с оцениванием собственных неудач, атрибуциям ответственности в ситуации неудачи. Несмотря на то что существует много исследований, связанных с выяснением атрибутивных стилей личности (интернальных или экстернальных), недостаточно внимания уделяется механизмам взаимосвязи атрибутивных тенденций личности с успешностью и неуспешностью.

Практическая актуальность работы определяется необходимостью выработки таких стратегий мышления индивида, которые могли бы максимально способствовать достижению успешного результата после неудачного опыта.

Связь удачного или неудачного опыта личности или группы с ответственностью фиксируется в большом количестве исследований (В.С.Агеев, А.А.Реан, Л.А.Сухинская, J.Miller, M.Seligman, H.Sung), многие из которых занимаются поиском переменных, связанных с ответственностью, и их влиянием на дальнейший успех или неуспех [4, 52, 40, 155, 158]. Неудача, неудачный опыт оказывается в центре внимания известных западных исследователей (A.Ellis, W.Glasser, R.Lazarus, M.Maultsby) именно потому, что, по их мнению, этот опыт содержит в себе большой потенциал для дальнейшего научения индивида. Последующий успех, считают они, зависит от факторов оценивания личностью этого опыта, которые ещё недостаточно учитываются в психологических исследованиях [87, 129, 99, 135].

Одним из важных факторов в процессе ассимиляции опыта любого типа являются атрибуции ответственности [116, 117, 114]. В ряде исследований констатируется в качестве дополнительных результатов, что для достижения успеха особую роль приобретают именно атрибутивные характеристики ответственности. Эта тема, как оказалось, существует в российских исследованиях во фрагментарном виде, что фиксируется, например, А.А.Реаном (1998), и представляет собой только отдельные, дополнительные части какого-либо исследования [40]. В частности, не до конца прояснёнными остаются проблемы, связанные с успешным или неуспешным функционированием личности с точки зрения концепции локуса контроля [89, 23].

Поэтому возникает необходимость систематизации данных, полученных в различного рода западных и российских исследованиях относительно понятий «успех», «неудача», а также выяснить, каким факторам обычно человек приписывает ответственность за неудачу, и как это связано с прогнозированием его успешности. Осуществляется также попытка ответить на следующие вопросы: Каковы условия успешного функционирования личности с различными атрибутивными тенденциями ответственности в ситуации неудачного опыта? Какова при этом степень успешности интернального атрибутирования ответственности, которое принято считать более «приемлемыми», чем экстернальное?

Существенной трудностью для проведения исследований по заявленной проблеме является отсутствие адекватных методик, которые помогли бы выявить поведенческие аспекты атрибутирования ответственности в процессе ассимиляции неудачного опыта. Поэтому при проведении исследования по заявленной теме встала необходимость адаптации опросника R.Hakstian, P.Suedfeld (1999), созданного для идентификации поведенческих тенденций личности в процессе приписывания отвественности.

Объектом исследования являются психологические особенности человека, находящегося в ситуации неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений.

Предметом исследования являются мотивация поведения, атрибутивные тенденции ответственности, прогнозирование успешности деятельности и жизнедеятельности человеком, находящимся в ситуации неудачного опыта. Цель:

Выяснить атрибутивные тенденции ответственности и личностные особенности у людей с различным уровнем успешности в ситуации неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений.

Гипотезы исследования:

1. Мотивация поведения в ситуации неудачного опыта связана с атрибутивными тенденциями ответственности личности

2. Успешные и неуспешные люди, имеющие различные уровни мотивации, по-разному приписывают ответственность.

1. Проанализировать основные теоретические подходы к проблеме атрибутирования ответственности.

2. Сформулировать психологическое понятие «успех», «успешность» и «неудача».

3. Выявить атрибутивные тенденции ответственности у учащихся с различным уровнем мотивации в ситуации неудачного опыта.

4. Выявить атрибутивные тенденции у лиц с различным уровнем успешности в близких межличностных отношениях.

5. Выявить взаимосвязь атрибутивных тенденций ответственности, личностных особенностей и дальнейшей успешности в ситуации неудачного учебного опыта.

6. Выявить взаимосвязь атрибутивных тенденций ответственности, личностных особенностей и дальнейшей успешности после неудачи в близких межличностных отношениях.

Положения, выносимые на защиту

1. В ситуации неудачного учебного опыта личности, склонные к поиску более ответственных лиц за неудачу, чем они сами, демонстрируют средний и низкий мотивационный уровень, личности, не склонные поиску более ответственных лиц за неудачу, чем они сами, демонстрируют высокий мотивационный уровень.

2. В ситуации неудачного учебного опыта для учащихся с высоким уровнем мотивации характерны личностные черты, связанные с высокими коммуникативными способностями и низким уровнем тревожности, у учащихся со средним уровнем мотивации присутствуют черты рациональности и практичности, у учащихся с низким уровнем мотивации — высокий уровень тревожности.

3. В ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений интерактивные атрибутивные тенденции и средний уровень интернальности связаны с высоким уровнем дальнейшей успешности, интернальные атрибутивные тенденции не связаны с высоким уровнем успешности.

Методологической основой исследования является теория деятельности (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, А.Р.Лурия и т.д.), теория активности и ответственности личности К.А.Абульхановой-Славской, теория каузальной атрибуции Келли, теория социального научения Rotter и современные когнитивно-поведенческие теории А.Эллиса, Р.Мэхони, У.Глассера, теория «приобретённой беспомощности» М.Селигмана, теория мотивационной активности К.Снайдер и К.Форд.

Методы исследования: анализ научно-методической литературы, анкетный опрос, статистические методы исследования по результатам психологического тестирования. При математической обработке эмпирического материала использовались методы параметрической статистики, определялся коэффициент линейной корреляции.

База и этапы исследования. Процесс адаптации и апробации зарубежной методики проводился с 2000 по 2002 год на выборках, охватывающих различные социальные группы в общей сложности 300 человек, в возрасте от 17 лет до 61 года. Исследование атрибутивных тенденций личностной ответственности в ситуации неудачного опыта охватывает выборку из 186 человек, из которых 103 человека - учащиеся выпускных классов двух школ, и 83 человека — взрослые работающие люди, имеющие высшее образование, представители различных профессий.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования

1. Дано психологическое определение понятия «неудача», «неудачный опыт».

2. Адаптирован и апробирован зарубежный опросник, с помощью которого идентифицируются поведенческие атрибутивные тенденции личностной ответственности.

3. Получены экспериментальные данные о связи общего уровня интернальности с успешностью личности после фиксации неудачи.

4. Дополнены теоретические основы проблемы активности, проявляющейся в процессе атрибутирования ответственности за успех и неудачу.

Практическая значимость.

1. Разработаны рекомендации для составления программы психологической помощи лицам, оказавшимся в ситуации неудачного опыта.

2. Для адаптации учащихся в школе предложена программа по формированию личностных качеств, которые максимально способствуют достижению желаемого уровня успешности после неудачи формировать новые поведенческие стратегии. Программа включает в себя серию учебных заданий, предполагающих отрицательную обратную связь, для пошагового обучения ученика взаимодействию с неудачей.

3. Адаптированный опросник Р.Хакстиана и П.Шудфелда создаёт возможность для психологов диагностировать поведенческие тенденции личности в ситуациях различного типа и формировать прогноз возможных реакций на трудные жизненные события.

Апробация и внедрение в практику. Основные положения и результаты исследования обсуждались на кафедре социальной психологии Томского Государственного Университета, кафедре практической психологии Омского Государственного Педагогического Университета, изложены на научных конференциях в Омском Государственном Университете, в докладах на международной и Всероссийской конференциях (г.Омск. 2000г., 2001г.), на научной конференции в г.Вашингтоне (США) в университете им. Дж.Вашингтона (2000). По материалам диссертации разработаны лекции, включённые в планы курсов по психологии личности и консультативной психологии для студентов факультета психологии Омского Государственного Университета. Основное содержание работы отражено в шести публикациях общим объёмом 0,85 п.л.

Достоверность результатов и выводов исследования обеспечивалась комплексным применением валидных и надёжных методик, направленных на сбор фактического материала, репрезентативной выборкой испытуемых, использованием адекватных методов статистической обработки, соотнесением результатов исследования с данными других авторов.

Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из введения, 4-х глав и заключения, текст изложен на 178 страницах. Работа содержит 19 таблиц, 23 рисунка, список использованной литературы включает 165 названий, из которых 98 - на английском языке.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

1. В результате теоретического анализа под неудачей следует понимать результат действия, субъективно воспринимаемый личностью в процессе анализа обратной связи как не достигший поставленной цели или запланированного уровня. В эмпирическом исследовании рассматривались два вида неудачного опыта: учебный опыт и опыт близких межличностных отношений.

2. В ситуации неудачного учебного опыта учащиеся, для которых характерен недостаток чёткой локализации причинности событий в собственной деятельности, демонстрируют средний и низкий мотивационный уровень, личности, не склонные к поиску лиц, ответственных за отрицательный результат, демонстрируют высокий мотивационный уровень. Диффузная ответственность, смыслом которой является тенденция возлагать ответственность в трудной ситуации на кого-то, кто находится выше по любым параметрам, является фактором, связанным с проявлением мотивации. Склонность идентифицировать причины неудачи, связанные с собственными действиями, приводит к повышению уровня мотивации после фиксации факта неудачи в учебном опыте.

3. В ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений интерактивные атрибутивные тенденции и средний уровень интернальности связаны с высоким уровнем дальнейшей успешности, интернальные атрибутивные тенденции не связаны с высоким уровнем успешности. Экстернальные и амбинальные тенденции являются более успешными в силу того, что, в отличие от интерналов, личности с экстернальными и амбинальными тенденциями не склонны к преувеличенному контролю над ситуацией и к принятию полной ответственности на себя за всё, что происходит в отношениях. Наличие умеренно высокого показателя по фактору диффузной ответственности у лиц с интернальными и амбинальными тенденциями не связано с низким уровнем поисковой активности в ситуации распада отношений.

4. В ситуации неудачного учебного опыта для учащихся, которые демонстрируют отсутствие чёткой локализации причинности в собственных действиях и высокий уровень тревожности и беспокойства, характерна тенденция к среднему уровню успеваемости и низкому уровню субъективной оценки собственной успешности; для учащихся, у которых отсутствует чёткая локализация причинности в собственных неудачных действиях и высокие показатели по фактору рациональности и практичности, характерна равная представленность на среднем и высоком уровнях успеваемости; учащиеся, не склонные к поиску лиц, ответственных за отрицательный результат, имеющие высокий уровень коммуникативной компетенции и уверенности в себе, демонстрируют высокий уровень успешности.

5. В неудачном опыте близких межличностных отношений лица с высокими показателями по шкале интернальности, с низким уровнем диффузной ответственности и с высоким уровнем чувствительности демонстрируют низкий уровень успешности, поскольку выше перечисленные факторы с большой долей вероятности говорят о склонности личностей этого типа к интернализации неудачи и к фокусировке на негативной обратной связи, что не позволяет сохранять уверенность в себе и снижает уровень поисковой активности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Первая гипотеза о том, что уровень мотивации в ситуации неудачного опыта связан с атрибутивными тенденциями ответственности личности, подтвердилась. В ситуации неудачного учебного опыта и неудачного опыта близких межличностных отношений тенденция к немедленному поиску лиц с большей ответственностью связана с низким и средним уровнем мотивации к достижению результата.

Вторая гипотеза о том, что успешные и неуспешные люди, имеющие различные уровни мотивации, по-разному приписывают ответственность, также подтвердилась. В ситуации неудачного учебного опыта более успешными оказываются учащиеся с чёткой локализацией причинности неудачных действий не склонные к немедленному приписыванию ответственности за неудачу более компетентным лицам, обладающие высоким уровнем мотивации после неудачи. В ситуации неудачного опыта близких межличностных отношений успешными оказываются люди со всеми типами атрибутирования ответственности, поскольку здесь более существенным оказался фактор чувствительности к внешним воздействиям. Высокий уровень чувствительности человека чаще всего не связан с высоким уровнем успешности в партнёрских отношениях.

В освоении учебного опыта высокий уровень интернального атрибутирования ответственности за неудачу не связан с высоким уровнем успеваемости, однако выявились дополнительные факторы, которые требуют дальнейшего прояснения.

Исходя из данных, полученных в исследовании, успешность в обучении, связанная с преодолением неудачи, как правило, соотносится с наличием хороших коммуникативных навыков, умением не фокусироваться излишне долго на негативной информации, атрибутированием ответственности за неудачу тем факторам, которые позволяют сохранять уверенность в себе. В связи с этим для учащихся, которые испытывают трудности при встрече с неудачей, возможна разработка программы так называемого «когнитивного переучивания», которая может включать в себя серию учебных заданий, предполагающих отрицательную обратную связь, для того чтобы обучить учащихся следующим шагам при взаимодействии с неудачей: 1) больше концентрироваться на самом задании, чем на своём беспокойстве по поводу неудачи; 2) преодолевать неудачный опыт путём поиска ошибок и анализа проблемы с целью обнаружения других подходов; 3) атрибутировать больше свои неудачи недостаточным усилиям, нехватке информации или использованию неэффективных стратегий, чем недостатку собственных способностей.

В освоении неудачного опыта близких межличностных отношений неадаптивными являются атрибутивные тенденции, приписывающие ответственность за разрыв или только себе, или только партнёру. В этом виде опыта, как оказалось, более адаптивными являются интерактивные атрибуции. Кроме того, высокий уровень чувствительности к внешним воздействиям, который сопровождает интернализацию неудачи в близких отношениях, делает человека особо уязвимым в этом виде опыта. В общем и целом, здесь действуют те же закономерности, что и в учебном опыте, однако, модель «когнитивного переучивания» здесь, видимо, должна иметь другой характер, поскольку этот опыт не является столь часто повторяющимся, как учебный, и не столь публичным для того, чтобы получить большое количество обратной связи. Однако, работа с когнитивными установками, частью которых являются атрибутивные тенденции, может быть важным шагом на пути достижения успеха.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Яковлева, Ольга Петровна, Омск

1. Абульханова-Славская К.А. Деятельность и психология личности. -М.: Наука, 1980. —335с.

2. Абульханова-Славская К.А. Социально-психологические аспекты активности личности. /Социально-психологические проблемы производственного коллектива.—М.: Наука, 1983.- С.7-22.

3. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности //Психологический журнал, 1985. —т.6 —№5.- С.25-37.

4. Агеев B.C. Атрибуция ответственности за успех либо неудачу группы в межгрупповом взаимодействии. // Вопросы психологии, 1982. —№6. —С.103-106.

5. Андреева Г.М. Процессы каузальной атрибуции в межличностном восприятии // Вопросы психологии, 1979. —№6. —С.26-38

6. Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд A.M. Метод исследования уровня субъективного контроля // Психологический журнал, 1984.-Т.5.- №З.С. 152-162.

7. Батурин Н.А. Влияние успеха и неудачи на функциональное состояние человека // Вопросы психологии, 1984. — №3,- С. 131-137.

8. Батурин Н.А., Бабин Н.П., Патюков И.П. Комплексный прибор для вызывания успеха и неудачи, регистрации показателей состояния и результативности деятельности // Электроника и спорт, 1981. №2. -С.16.

9. Батурин Н.А. Успех, неудача и результативность деятельности // Психологический журнал, 1987. т.8 - №3. - С.87-93.

10. Ю.Бердяев Н. Судьба России: опыты по психологии войны и национальности. -М: Изд-во МГУ, 1990.- С.69-70.

11. П.Борисова З.Н. Дежурство в детском саду как средство воспитания ответственности у детей дошкольного возраста: Автореф. дис. канд. пед. наук. — Д., 1953. -25 с.

12. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке.// Психологический журнал, 1992. Т. 13. - №6. - С.3-12.

13. З.Варга А.Я О некоторых особенностях российской ментальности и её проявлениях в процессе семейной терапии. // Вестник МГУ. Психология, 1996 №3. - С.50-65.

14. Горбатков А.А. Успешность деятельности и эмоции: эскиз модели // Мир психологии, 2002. №4. - С.48-65.

15. Гошек В., Ванек М., Свобода Б. Успех как мотивационный фактор спортивной деятельности / Психология и современный спорт. — М.: Просвещение, 1973- С.100-121.

16. Грядунова Л.И. Социальная ответственность личности в условиях развитого социализма. — Киев: Вища школа, 1979. — 134 с.

17. Джемс У. Психология / Под ред. Л.А.Петровской. М.: Педагогика, 1991.-368 с.

18. Завадская Ж.Е., Шевченко Л.В. Воспитание ответственности у старшеклассников. — Минск: Народная асвета, 1981. — 152 с.

19. Климова К.А. О формировании ответственности у детей 6-7 лет / Формирование коллективных взаимоотношений у детей старшего дошкольного возраста. — М.: Наука, 1968. С.328-353.

20. Кондаков И.М., Нилопец М.Н. Экспериментальное исследование структуры и личностного контекста локуса контроля /7 Психологический журнал, 1995.- Т. 16 №1.- С.34-48.

21. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. -М.: Наука, 1980.- 148с.

22. Косолапов Р.И., Марков B.C. Свобода и ответственность. — М.: Политиздат, 1969. — С.69-81.

23. Ксенофонтова Е.Г. Исследование локализации контроля личности -новая версия методики «Уровень субъективного контроля».// Психологический журнал, 1999.- Т.20.- №2. С. 103-114.

24. Леонтьев Д.А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности.// Психологический журнал, 2000 Т. 21.- №1 - С.15-25.

25. Леонтьев Д.А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). — М.: Смысл, 1992.- 16с.

26. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. —М.: Наука, 1984. — 444с.

27. Лурия А.Р., Леонтьев А.Н. Экзамен и психика. М.: Наука, 1929. -156с.

28. Майерс Д. Социальная психология. С.-П.: Питер, 1997.- С.74-79.

29. Муздыбаев К. Локус контроля в исследованиях массовой коммуникации / Современные методы исследования средств массовой коммуникации. — Таллин, 1983. С.222-225.

30. Муздыбаев К. Психология ответственности. — Л.: Наука, 1983. — 240с.31 .Надирашвили Ш.А. Классификация форм активности в свете теории установки / Психология личности и образ жизни. М.: Наука, 1995.-440с.

31. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1988. -С.332.

32. ЗЗ.Олынанникова А.Е. Роль индивидуально-типических характеристик в саморегуляции деятельности // Психологический журнал, 1981. —Т.2. —№1.- С.127-139.

33. Петровский В.А. К психологии активности личности // Вопросы психологии, 1975.—№3.- С.5-19.

34. Плахотный А.Ф. Свобода и ответственность. Социологический аспект проблемы. — Харьков: Изд-во Харьковского университета, 1972. — 159 с.

35. Прыгин Е.С. Проявление феномена «автономности-зависимости» в учебной деятельности // Новые исследования в психологии, 1984. — №2 С.20-28

36. Психологические механизмы регуляции социального поведения / Под ред. Гуревич П.Б. М.: Наука, 1979. — 335 с.

37. Психология личности и образ жизни / Под ред. Фельдштейна Д.И. -М.: Наука, 1987.- 220 с.

38. Психологический словарь /под общей ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. -М.: Изд-во полит, лит., 1990.- С.224.

39. Реан А.А. Проблемы и перспективы развития концепции локуса контроля/ЛПсихологический журнал, 1998. —т. 19. —№4. —С.3-11.

40. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека: Пер. с англ./Общ.ред. и предисл. Исениной Е.И. М.: Изд. группа «Прогресс», «Универс», 1994. - С. 153-172.

41. Рубинштейн C.JL Бытие и сознание. — М.: Изд-во АН СССР, 1957.— 328 с.

42. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. — М.: Педагогика, 1973. —423 с.

43. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. —.М.: Учпедгиз, 1976. — 704 с.

44. Саватье Р. Теория обязательств. М.: Прогресс, 1972. —440 с.

45. СидороваТ.Н. Особенности социальной ответственности у старшеклассников // Вопросы психологии, 1987. —№5.- 5-19.

46. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. -С.-П.: Речь, 2002.-350С.

47. Славина Л.С. Формирование у школьников первого класса ответственного выполнения учебных обязанностей // Вопросы психологии, 1956. —№4.- С.37-42.

48. Степанский В.И. Влияние мотивации достижения успеха и избегания неудачи на регуляцию деятельности // Вопросы психологии, 1981.-№6. С.59-74.

49. Столин В.В., Сарнева Н.В., Неверова И.А. Эмоционально-ценностное отношение к себе и другому, локус контроля и мотивация / Личность в системе коллективных отношений.- М.: 1980. — С. 225-226.

50. Столин В.В. Самосознание личности. —М.: Изд-во МГУ, 1983. — 286с.

51. Сухинская Л.А. Возложение ответственности за успех и неудачи в группах различного уровня развития // Вопросы психологии, 1978.— №2.- С.25-31.

52. Сухинская Л.А. Возложение и принятие ответственности в условиях групповой деятельности / Психологическая теория коллектива / под ред. А. В. Петровского. — М.: Наука, 1979.- С.45-63.

53. Табунов Н.Д. К вопросу о социальной ответственности человека / Личность при социализме. М., 1968. - С. 244-259.

54. Творогова Н.Д. Я в контексте психологии успеха // Мир психологии, 2002. №2. - С.53-60.

55. Трусов В.Е. Теории атрибуции в зарубежной социальной психологии / Психология межличностного познания М.: Наука, 1981. - С.139-157.

56. Фернхем А., Хейвен П. Личность и социальное поведение. С-Пб. -2001.- С.246-254.

57. Франки В. Духовность, свобода и ответственность / Человек в поисках смысла. -М.: Прогресс, 1990. С.93-130.

58. Фромм Э. Человеческая ситуация.- М.: Мысль, 1995.- 145с.

59. Ханин Ю.Л. Стандартный алгоритм адаптации зарубежных опросников / Психологические проблемы предсоревновательной подготовки спортсменов к ответственным соревнованиям — М, 1977.-С.129-136.

60. Хекхаузен А. Мотивация и деятельность. В 2-х томах. Т.2.: Пер. с нем. /Под ред. Б.М. Величковского. М.: Педагогика, 1986. - 392 с.

61. Хелкама К. Развитие атрибуции ответственности в онтогенезе /У Проблемы психологии личности, 1982. С. 148-154.

62. Хурме X. Жизненные события и когнитивный подход к личности / Психология личности и образ жизни. М.:Прогресс, 1987. - С. 158162.

63. Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности. -М.: Гуманит.издат.центр ВЛАДОС, 1999. 512 е.: ил.

64. Яковлева О.П. Проблема активности и ответственности клиента в индивидуальном психологическом консультировании / Статья. Сборник Всероссийской конференции «Экономика. Общество. Человек». Омск: Изд-во ОмГУ, 1996.- С.42-45.

65. Яковлева О.П. Проблема личной ответственности в Российской и западной философии // Идейное наследие В.С.Соловьёва и проблемы наступающего века: Материалы Всероссийской научной конференции. Омск: Изд-во ОмГУ, 2000. - С.203-212.

66. Яковлева О.П. Социально-психологические детерминанты личностной ответственности // Теоретические и эмпирические исследования активности личности: Сборник научных трудов / Под общ. ред. Л.И.Дементий. Омск: Изд-во ОмГУ, 2001.- С. 12-18.

67. Яковлева О.П. Проблемы активности личности в ситуации неудачного опыта в психологических исследованиях // Актуальные проблемы современной психологии: Сборник научных трудов / Под общ. Ред. Л.И.Дементий. Омск: Омск. гос. ун-т, 2002. - С. 34-46.

68. Abramson L.Y., Seligman М.Е. & Teasedale J.D. Learned helplessness in humans: Critique and reformulation // Journal of abnormal psychology, 1985ю #7. - P.49-74.

69. Alloy L.B., Peterson C., Abramson L.Y. & Seligman M.E. Attributionalstyle and the generality of learned helplessness.// Journal of personality and social psychology, 1984. #7.- P.46, 681-687.

70. Anderson C.A.& Jennings D.L. When experiences of failure promote expectations of success: The impact of attributing to ineffective strategies.// Journal of personality, 1980.- #48. P.393-407.

71. Bandura, A. Principles of Behavior Modification. New York: Holt, Rinehart and Winston, 1969.- 450p.

72. Berkowitz L., Daniels L.R. Affecting the sallies of the social responsibility norm: Effects of past help on the response to dependency relationships.// Journal of Abnormal and Social Psychology, 1964. #68.- P.275-281.

73. Berrenberg, J. L. The Belief in Personal Control Scale: A measure of God-mediated and exaggerated control // Journal of Personality Assessment, 1987.-#51.-P. 194—206.

74. Boss, M. Psychoanalysis and Daseinanalysis. New York: Basic Books, 1963.

75. Buchwald A., Coyne J. & Cole C. A critical evaluation of the learned helplessness model of depression.// Journal of abnormal psychology, 1978.-#87. -P.180-193.

76. Cautela, J.R. Treatment of Compulsive Behavior by Covert Sensitization.// Psychological Record, 1966. #16. -P.33-41.

77. Cohen S., Rothbart M. & Phillips S. Locus of control and the generality of learned helplessness in humans.// Journal of personality and social psychology, 1976. #34. - P.1040-1056.

78. Corcoran K., Fischer J. Measures for clinical practice: a sourcebook. New York, NY, A Division of Simon & Schuster Inc., 2000. - P.432-439.

79. Coyne J.C., Metalsky J.I. & Lavelle T.L. Learned helplessness as experimenter induced failure and its alleviation with attentional redeployment // Journal of Abnormal Psychology, 1983. #32. - P.350-357.

80. Craighead, W.E., Kazdin, A. E., and Mahoney, M.J. Behavior Modification Principles: Issues and Applications. Boston: Houghton Miffin, 1976.-447p.

81. Cummings Т., Manring S. The relationship between Worker-related behavior.// Journal of Vocational Behavior, 1977. #10. - P. 167-179.

82. Cutrona,C.E. Causal attributions and prenatal depression.// Journal Of Abnormal Psychology, 1983. #92. -P.161-172.

83. Cutrona, C.E., Russel, D., & Jones, R.D. Cross-situational consistency in causal attributions: Does attributional style exist?// Journal of Personality and Social Psychology, 1984. #47. - P.1043-1058.

84. De Charms R. Affiliation motivation and productivity in small groups // Journal of Abnormal and Social Psychology, 1957. #55. - P. 160-171.

85. Ellis, A. Reason and Emotion in Psychotherapy. New York: Lyle Stewart, 1963.- 165p.

86. Ellis A., MacLaren C. Rational Emotive Behavior Therapy: A Therapist's Guide. Atascadero, California, 1998. -235p.

87. Erickson, E.H. Ego Development and Historical Change // Psychological Issues, 1959, 1, Monograph 1. 354p.

88. Ford E., Brehm J. Effort Expenditure Following Failure. Coping With Negative Life Events: Clinical and Social Psychological Perspectives ed. by C.R. Snyder and C.E. Ford, New York: Plenum Press, 1987. P.81-99.

89. Ford, C.E., Neale, J.M. Learned helplessness and judgments of control.// Journal of Personality and Social Psychology, 1985. #49. - P.1330-1336.

90. Gackenbach J.& Coutre S. Locus of Control: Two Central Alberta Cree Perspectives.// Journal of Personality and Social Psychology, 1999. #50, P.236-245.

91. Genthner, R.W. A Manual for Rating Personal Responsibility. Richmond: Eastern Kentucky University, 1974. 765p.93 .Genthner, R.W. An Empirical Investigation of the Personal Responsibility

92. Rating System // Journal of Psychology, 1976. #92. - P.53-56.

93. Genthner, R.W. & Falkenberg, V.A. Changes in Personal Responsibility as Function of Interpersonal Skills Training // Small Group Behavior, 1977. -#8. P.533-539.

94. Genthner, R.W. & Hartley, B. Some Developmental Aspects of Personal Responsibility / Unpublished Manuscript, Eastern Kentucky University, 1976.- 653p.

95. Genthner, R.W. & Jones, D.E. Personal Responsibility: Validity, Reliability, and Rater Trainability // Journal of Personal Assessment, 1976. #40. — P.269-275.

96. Genthner, R.W. & Veltkamp, L. A System for Assessing Family Function-Dysfunction // International Journal of Family Counseling, 1977. #5. -P.79-85.

97. Glass D.C., Singer J.E., & Friedman L.N. Psychic cost of adaptation to an environmental stressor.// Journal of Personality and Social Psychology, 1969. #12. - P.200-210.

98. Glasser W. Schools Without Failures. New York: University Press, 1999. -P.101-113.

99. Golin, S., Sweeny, P.D. & Shaeffer, D.E. The causality of causal attributions in depression: A cross-lagged panel correlational analysis // Journal of Abnormal Psychology, 1981.- #90. P. 14-22.

100. Grants M. Locus of Control and its Impact on Education. New York: University Press, 1999.- 124p.

101. Grisez G., & Shaw R. Beyond the new morality: The responsibilities of freedom. Notre Dame, 1974. - 220 p.

102. Hakstian, A.R., Suedfeld, P., Ballard, E.J., and Rank, D.S. The Ascription of Responsibility Questionnaire: Development and empirical extensions // Journal of Personality Assessment, 1986.- #50. P.229-247.

103. Hanusa, B.H., & Shulz, R. Attributional mediators of learnedhelplessness // Journal of Personality and Social Psychology, 1977. #35, P.602-611.

104. Harris F. & Tyron W. Some necessary and sufficient conditions for the experimental induction of learned helplessness.// Journal of Social and clinical psychology, 1983. #1. - P. 15-26.

105. Harvey J.H., Harris В., Barnes R.D. Actor-observer differences in the perceptions of responsibility and freedom.// Journal of Personal and Social Psychology, 1975. -V.32. P.22-28.

106. Helkama K. Toward a cognitive-developmental theory of attribution of responsibility. Helsinki, 1981.- 201p.

107. Herzberg F. Work and the nature of man. London, 1974. - 203 p.

108. Heider F. Social perception and phenomenal causality // Psychological Review, 1944. #51. - P.358-374.

109. Hiroto, D.S. Locus of control and learned helplessness // Journal of Experimental Psychology, 197. #102. - P. 187-193.

110. Hoffman M.L. The development of empathy.- In.: I.P.Rushton and R.M.Sorrentino (Eds). Altruism and helping behavior: Social personality, and developmental perspectives. Hillsdale, 1981.- P.41-63.

111. Homme, L.E. Perspectives in Psychology. XXIV: Control of Coverants, the Operants of the Mind.// Psychological Record, 1965. #15. - P.501-511.

112. Horosz, W. The Crises of Responsibility. Norman: University of Oklahoma Press, 1975. - 346Pp.

113. Jones E.E., and Davis K.E. From acts to dispositions.-In.: Advances in Experimental Social Psychology. New York, 1965, P.219-266.

114. Joe, V.C. Review of the Internal-External Control Construct as a Personality Variable // Psychological Reports, 1971. #28. - P.619-640.

115. Kelly H.H. Attribution theory in social psychology.-In.: D. Levine (Ed.) Nebraska symposium in motivation, 1967.- Lincoln, 1967, v.5. P. 192

116. Kelly H.H. The process of social causal attribution // American Psychologist, 1973.- #28. P. 107-128.

117. Kirtner, W.L. and Cartwright, D.S. Success and Failure in Client Centered Therapy as a Function of Initial Responsibility in Therapy Behavior// Journal of Consulting Psychology, 1958. #22. - P.329-335.

118. Klee S. & Meyer R. Prevention of learned helplessness in humans.// Journal of consulting and clinical psychology, 1979. #47. - P.411-412.

119. Klein D.C., Fencil-Morse E. & Seligman M.E. Learned helplessness, depression and the attribution of failure // Journal of personality and social psychology, 1986. #33. -P.508-516.

120. Kohlberg L. Stage and sequence: The cognitive-developmental approach to socialization.- In: D. Goslin (ed) Handbook of Socialization. Theory and Research. Chicago, 1969.- P.347-480.

121. Kohlberg L. The philosophy of moral development: Moral studies and the idea of justice. San-Francisko, 1981, v. 1. 441. - P.440-445.

122. Krantz, S.E., & Rude, S. Depressive attributions: Selection of different causes or assignment of dimensional meanings?// Journal of Personality and Social Psychology, 1984. #33. - P.508-516.

123. Kuhn T.S. The structure of scientific revolutions. Chicago, IL: University of Chicago Press, 1962. - 540p.

124. Kukla, A. Foundations of an attributional theory of performance // Psychological review, 1972. #79. - P.754-740.

125. Latane В., Darley J.M. Group inhibition of bystander intervention in emergencies // Journal of Personality and Social Psychology, 1968. #10.-P.215-221.

126. Latane В., Darley J.M. The Unresponsive Behavior: Why Doesn't He Help? New York, 1970. -131 p.

127. Lavelle Т., Metalsky G. & Coyne J. Learned helplessness, test anxiety,and acknowledgement of contingencies.// Journal of abnormal psychology, 1975.-#88.-381-387.

128. Lazarus R. S., Folkman S. Stress, appraisal and coping. New York: Springer, 1984. - 753p.

129. Lefcourt H.M. Locus of control: Current trends in theory and research . -Hillsdale, 1976. -211 p.

130. Lewin K. A dynamic theory of personality. New York, 1935. - 286 p.

131. Levine M., Rotkin I., Jankovick I.& Pitchford L. Impaired performance by adult humans: Learned helplessness or wrong hypothesis? // Cognitive therapy and research, 1977. #1. - P.275-285.

132. Lipp L., Kolstoe R., James W., & Randall H. Denial of disability and internal control of reinforcement: A study using a perceptual defense paradigm // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1968. #32.-P.72-75.

133. Lowe C.A., and Medway C.A. Effects of valence, severity, and relevance on responsibility and dispositional attribution // Journal of Personality Psychology, 1976. #44.- P.518-538.

134. Maultsby M. Coping Better.anytime, anywhere. The handbook of rational self-counseling. Bloomington, Indiana, 1986. - 259p.

135. Maultsby M. Rational Behavior Therapy. Appleton, WI, -1990. -254p.

136. May L. Sharing responsibility. The University of Chicago Press, Chicago, 1992. - 164p.

137. McLelland D., Atkinson J.W., Clark R.A., & Lowell E.L. The achievement motive. New York, 1976. - 386p.

138. Mitchell T.R., Smyser C.M., and Weed S. Locus of control: Supervision and Work Satisfaction.- Academy of Management Journal, 1975. #18. -P.623-632.

139. Napoli V. Adjustment and growth in a changing world / Vince Napoli, James M.Kilbride, Donald E.Tebbs. -5-th ed. St.Paul, MN, 1996.- 690p.

140. Oxford Dictionary.- New York: Oxford University Press, Inc., 1998. -P. 1487

141. Peterson C. Learned helplessness: Fundamental issues in theory and research // Journal of social and clinical psychology, 1984. #3. - P.248-254.

142. Phares E.J. Locus of control in personality. Morristown, 1976. - 217 p.

143. Piaget J. The moral judgement of the child. London, 1977. - 399 p.

144. Pilavin I.M. Rodin J. and Pilavin J.A. Good samaritanism: An underground phenomenon?// Journal of Personality and Social Psychology, 1969. -#13.- P.289-299.

145. Pittman T.S. & Pittman N.L. Deprivation of control and the attributional process // Journal of personality and social psychology, 1980. #39. — P.377-389.

146. Pyszchinski T. & Greenberg J. Depression and preference for self-focusing stimuli following success and failure // Journal of personality and social psychology, 1985. #49. - P.95-106.

147. Rosenzweig S. An outline of frustration theory In: J.McV Hant (Ed.) Personality and the behavior disorders- - New York, 1944. - v.l.- P.379-388.

148. Ross L. The intuitive psychologist and his shortcomings: distortions in the attributive process /Advances in Experimental Social Psychology ed.L Berkowitz.- N.Y. Academic Press, 1985. 265p.

149. Rotter J-B. Social Learning and Clinical Psychology. Englewood Cliffs, New York.- 1954.- 466 p.

150. Rotter J.B., and Mulry R-C. Internal versus external control of reinforcement and decision time. // Journal of Personality and Social Psychology, 1965. #2. - 598-604.

151. Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement. Psychological Monographs, 1966. - #80. - P. 1-28.

152. Schwartz Sh. H. Elicitation of moral obligation and self-sacrificing behavior- An experimental study of volunteering to be a bone marrow donor.// Journal of Personality and Social Psychology, 1970. #15. -P.283-293.

153. Schwartz S. H. Normative evaluations of helping behavior: A critique, proposal, and empirical test.// Journal of Experimental Social Psychology, 1973. #9. -P.349-364.

154. Seligman M. Helplessness: On depression, development and death. -San Francisco: W.H. Freeman, 1975. -P.83-120.

155. Seligman M. Failure to escape traumatic shock // Journal of Experimental Psychology, 1980. #74, P.l-9.

156. Shrauger J. & Sorman P. Self-evaluations, initial success and failure, and improvement as determinants of persistence.// Journal of consulting and clinical psychology, 1977. #45. -P.784-795.

157. Snyder C.R., Ford C.E. & Harris R.N. The Effects of Theoretical Perspective on the Analysis of Coping With Negative Life Events.- in: Coping With Negative Life Events, ed. by Snyder C.R.- New York: Plenum Press, 1987.

158. Staub E. Helping a distressed person: Social, personality and stimulus determinants.- In : Advances in Experimental Social Psychology.- New York, 1974. #7. - P.293-341.

159. Vontress C., Johnson J., Epp L. Cross-Cultural Counseling: A casebook. Alexandria, VA, 1999. - 242p.

160. Walster E. Assignment of Responsibility for an Accident // Journal of

161. Personality and Social Psychology, 1966. #3. - P.73-79.

162. Wise M. Locus of Control in Our Daily Lives. How the Concept of Control Impacts the Social World // Journal of Personality and Social Psychology, 2000. #8. - P.885-897.

163. Witkin H.A. and Goodenough D.R. Field dependence and interpersonal behavior.- Psychological Bulletin, 1977. #84. - P.661-689.

164. Yakovleva O. The Problem of Responsibility in the Russian Society. "Articles of the Gallaudet University". Washington, DC, USA, 2000.-P.36.

165. Анкета «Оценка неудачи в процессе обучения»

166. Мы исследуем неудачные жизненный опыт с целью разработки полезных рекомендаций. В данном случае нас интересует опыт, связанный с успехами и неудачами в процессе получения образования.

167. В связи с этим мы просим Вас ответить на ряд вопросов, выделяя нужный ответ1. Код ваших данных

168. Просим Вас сообщить о себе следующие данные:1. Возраст1. Пол1. Род занятий (или учёбы)1. В каком классе вы учитесь

169. Тип школы (средняя школа, гимназия, лицей или ДР-)

170. Как вы считаете, учёба Вам даётся легко?

171. Да 2. Нет 3. Не могу определить

172. Считаете ли Вы, что учёба Вам даётся труднее, чем организация взаимоотношений?1.Да 2. Нет 3. Не знаю

173. Вы оцениваете высоко свои учебные способности? 1. Да 2. Нет 3. Не знаю

174. Как другие оценивают Вашу учебную деятельность? 1. Высоко 2. Низко 3. Средне

175. Вы заслуживаете такого оценивания, которое получаете сейчас? 1. Да 2. Нет 3. Не могу определить

176. Как часто у Вас происходят неудачи в учёбе?

177. Часто 2. Редко 3. Не происходят

178. Считаете ли Вы, что знаете материал лучше, чем преподносите его для проверки?

179. Да 2. Нет 3. Не могу определить

180. Кто бывает виновен в ваших школьных неудачах чаще всего?

181. Я сам 2. Учитель 3. Усталость или скучный материалдругой фактор)

182. Как вы воспринимаете очень трудное учебное задание?

183. С тревогой 2. С интересом 3. С чувством беспомощности

184. Считаете ли вы, что Вашим одноклассникам завышают оценки? 1. Да 2. Нет 3. Не знаю

185. Что вы испытываете, когда получаете отрицательный результат? 1. Безнадёжность и депрессию 2. Равнодушие

186. Стремление доказать, что могу лучше

187. Вы своевременно выполняете все задания? 1. Всегда 2. Иногда 3. Никогда

188. Как вы считаете, в чём причина школьных неудач у ваших одноклассников?

189. В них самих 2. В учителях 3. В особых обстоятельствах

190. Какой аттестат Вы собираетесь получить

191. Только с пятёрками 2. Можно с четвёрками3. Можно с тройками

192. Неудачный опыт личных взаимоотношений»

193. Кто является инициатором вашего разрыва с партнёром?а) яб) партнёрв) не могу определить

194. Какова была продолжительность ваших взаимоотношений до разрыва?а) полгодаб) годв) два годаг) другие варианты

195. Что Вы планировали с партнёром на будущее?а) детиб) получение образованияв) переездг) другое

196. Как Вы оцениваете своё здоровье после распада этих отношений?а) без измененийб) ухудшилосьв) улучшилось

197. Какими физическими симптомами сопровождался для Вас разрыв?а) сердечно-сосудистые симптомыб) нарушение дыхательной системыв) изменения в щитовидной железег) нарушение снад) другое

198. Насколько Ваш разрыв был неожиданным?а) слишком неожиданный б) можно былопредвидеть

199. Когда вы чувствовали себя хуже всего?а) непосредственно перед разводомб) во время разводав) сразу после развода

200. Нашли ли вы другого партнёра после разрыва этих отношений?а) да б) нет

201. Если нашли, то в какой период времени:а) во время разрываб) до разрывав) непосредственно после разрываг) спустя продолжительное время

202. Каков стал Ваш уровень контактности с представителями любого пола?а) стало больше контактовб) появилась замкнутостьв) без изменений

203. Кто несёт ответственность за крушение этих взаимоотношений?а) я б) партнёр в) не могу определить

204. Какие качества партнёра оказались несовместимыми с вашими представлениями о близких взаимоотношениях?а) нежелание часто общатьсяб) сексуальная непривлекательностьв) необязательностьг) физическое или психическое насилие со стороныпартнёрад) другое

205. Как вы считаете, кто из вас более физически привлекателена) я б) партнёр в) равная привлекательность

206. Кто из вас пользовался большей популярностью у противоположного пола7а) я б) партнёр в) равная популярность

207. Как вы восстанавливали своё душевное равновесие после разрыва?а) общением с друзьямиб) погружением в работув) медицинскими препаратамид) другое

208. Состоите ли вы в официально зарегистрированном браке?а) да б) нет

209. Если состоите, то какой это брак по счёту:а) первыйб) второйв) третийг) четвёртый

210. Разновидность Вашего брака в настоящее времяа) официальныйб) гражданский

211. Сколько официальных браков было у ваших родителей?а) один б) два в) три г) четыре

212. Как вы можете оценить брачные взаимоотношения ваших родителейа) удачныеб) неудачныев) не могу определить

213. Самая большая потеря от этого разрываа) интимное общениеб) не с кем ходить в общественные местав) резкая и нежелательная перемена жизненных плановг)другое1. ARQ

214. Приписывание ответственности (опросник)

215. A. Ralph Hakstian and Peter Suedfeld

216. Цель: измерить готовность приписывать специфическую ответственность

217. Роттера. Некоторое подтверждение валидности экспериментальных групп доступно, как видно в различиях для католиков и протестантов, в сравнении с респондентами нерелигиозных ориентаций.

218. Я всегда очень сильно уважал моих родителей.

219. Судьба играет важную роль в нашей жизни.

220. Я выполняю очень много обязанностей по работе и даже те, которыене входят вкруг моих прямых обязанностей.

221. Большинство людей, живущих в благополучии, ленивы.

222. В детстве я часто ходил в церковь.

223. Все старые люди должны получать пенсию.

224. Способность к чему-либо должна вознаграждаться.

225. Государство несёт ответственность за благополучие своих граждан.

226. Я получаю удовольствие от того, что всегда сам за всё плачу.

227. Хорошее поведение должно вознаграждаться, плохоенаказываться.

228. Я бы хотел, чтобы каждый ученик имел возможность высказать своёмнение,не оглядываясь на авторитет преподавателя.

229. Я больше предпочитаю следовать за кем-то, чем лидерствовать.

230. Каждый здоровый индивид несёт ответственность за свои действия.

231. Я и моя семья очень закрыты.

232. Наша страна должна сделать первый шаг по направлению кмировомуразоружению.16. Я часто что-то предлагаю.

233. Грабёж в сочетании с насилием должен быть жестоко наказан.

234. Мои родители всегда давали мне советы по тем вопросам, которыебыли для меняважными.

235. Ученики должны решать, как учителям оценивать их знания попредметам.

236. Когда я был ребёнком, у меня было много обязанностей.

237. Твоя личность это то, что ты с ней делаешь.

238. Порнография должна проходить цензуру, чтобы оградитьневинность.

239. В процессе своего обучения я бы хотел, чтобы выбор предметов дляизученияполностью зависел от меня.

240. Мне часто приходится быть лидером группы.

241. Общество должно награждать только по заслугам.

242. Человеческая судьба предписана свыше.

243. Когда страна сделала всё возможное, чтобы достичь благополучия,но не имеетдостаточно ресурсов, другие страны ответственны за оказание ей помощи.

244. Справедливость лучше, чем милосердие.

245. Люди контролируются высшими природными силами.

246. Если бы я был учителем, то я бы заботился о том, чтобы моиученики неполучали плохих оценок по моим предметам. 31. Мне доставляет удовольствие ходить в церковь.

247. Если ребёнок настаивает на приобретении домашнего животного, ондолжен нестиответственность за заботу о нём.

248. Небеса это вознаграждение для тех, кто следовал предписаниямсобственной веры.

249. Все решения должны приниматься группой.

250. Родители не должны финансово поддерживать детей, которые могутзарабатыватьна жизнь самостоятельно.

251. Учащиеся должны иметь равную представленность на всех уровняхшкольногоуправления, особенно если это касается установления и соблюденияправил.

252. Общество не обязано тебе за то, что ты живёшь.

253. Учащиеся должны нести ответственность за оценивание иувольнениепреподавателей.

254. Мои родители часто посещали церковь, когда я был ребёнком.

255. В прошлом я выполнял много обязанностей, касающихся моейработы, а такжевыполнял дополнительную нагрузку.