Автореферат диссертации по теме "Анекдот как средство переживания национальной идентичности"

На правах рукописи

Копылкова Екатерина Анатольевна

АНЕКДОТ КАК СРЕДСТВО ПЕРЕЖИВАНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНАЛИЗА ЕВРЕЙСКИХ АНЕКДОТОВ)

19.00.05 - социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2006

Работа выполнена в Центре социологии образования Российской академии

образования

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор,

академик РАО, Собкин Владимир Самуилович

Научный консультант: доктор психологических наук, профессор,

член-корреспондент РАО, Петровский Вадим Ар1урович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор,

Стефаненко Татьяна Гавриловна

доктор психологических наук, Дубов Игорь Глебович

Ведущая организация: Институт психологии им. Выготского

Российского Государственного Гуманитарного Университета

Защита состоится «30» марта 2006 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета К-850.013.01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, д. 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского

психолого-педагогического университета. Автореферат разослан «28» февраля 2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

И.Ю. Кулагина

2РО£А М55Г

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования Проблематика межнациональных отношений в России приобретает сегодня особую значимость и актуальность. Это обусловлено политическими, экономическими и социокультурными аспектами трансформации пространства бывшего СССР, которые обострили межнациональные конфликты и противоречия. Обращение к национальной идентичности как к одному из устойчивых оснований для личностного самоопределения в ситуации ценностно-нормативной неопределенности задает совершенно особый содержательный контекст, определяющий важность изучения различных аспектов национальной самоидентификации. В этой связи анализ психологических механизмов, направленных на переживание позитивной национальной идентичности становится особенно актуальным.

Методологическим основанием настоящей работы являются теоретические представления, сформулированные в рамках культурно-исторического подхода школы Л.С. Выготского, где особое внимание уделено психологическому анализу семиотических структур как механизмов, порождающих психологические процессы и переживания. В этой связи особый интерес представляют тексты анекдотов, как устойчивых фольклорных архетипических структур, направленных на порождение позитивных эмоциональных переживаний, связанных с чувством комического (Фрейд 3., (Зго^'аЬп М., Яе1к Т. и др.). При этом следует обратить внимание на особый тип национальных анекдотов, которые строятся на подчеркивании оппозиций «мы-они», «свое-чужое». Именно такие анекдоты можно рассматривать как особые тексты («машины»), направленные не только на порождение смеховой реакции, но и на позитивное переживание национальной идентичности. В этом отношении большой интерес представляют «еврейские анекдоты», которые не только имеют давнюю историю и весьма многочислетзд^но и содержа^-*, своем

БИБЛИОТЕКА I

составе тексты как позитивной, так и негативной («антисемитские анекдоты») направленности.

Объектом данного исследования является переживание еврейской национальной идентичности.

Предмет исследования - влияние разных уровней семиотической организации анекдота на переживание национальной идентичности.

Гипотеза исследования - переживание своей национальной идентичности актуализируется при восприятии национального анекдота благодаря его особой структурной организации.

Цель данного исследования состоит в теоретическом анализе и эмпирическом исследовании особенностей влияния разных уровней семиотической организации текста анекдота на переживание позитивной национальной идентичности.

Задачами исследования являлись:

• теоретический анализ различных подходов к изучению проблематики национальной идентичности;

• анализ социально-психологических аспектов комического;

• создание базы данных и классификация еврейских анекдотов по параметрам, относящимся к проблематике исследования;

• интерпретация и анализ структурных особенностей анекдотов с использованием различных подходов к анализу текстов (семиотического, транзактного анализа, психоаналитического);

• проведение психосемантического исследования, направленного на выявление особенностей личностного самоопределения в структуре персонажей анекдотов, национальных стереотипов, Я-идеального и антиидеала.

Для решения этих задач использовались следующие методы:

- анализ литературы по теме исследования;

- процедура экспертной оценки текстов;

- контент-анализ корпуса текстов еврейских анекдотов;

- структурно-семиотический анализ текстов анекдотов; -транзактный анализ межролевого взаимодействия персонажей анекдотов;

- психосемантический эксперимент;

- статистические методы обработки данных.

В ходе исследования были проанализированы различные источники (сборники анекдотов, периодические издания, устные рассказы, Интернет), на основе которых была создана база данных, включающая 770 еврейских и 234 антисемитских анекдота. В психосемантическом

эксперименте участвовало 86 человек, из них 42 - евреи и 44 - русские.

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые рассматривается роль структурных и содержательных особенностей национальных анекдотов в актуализации переживания национальной идентичности.

Теоретическая значимость исследования.

Разработан новый подход к изучению переживания национальной идентичности в связи с восприятием национальных анекдотов. Использование комических текстов в качестве материала для изучения идентичности дает возможность более полного и разностороннего изучения данной проблематики, открывает содержательные особенности переживания национальной идентичности. Изучение содержания и распространенности национальных анекдотов может служить ценным источником знаний о состоянии межнациональных отношений в обществе. В исследовании показано, что анекдоты представляют собой как потенциальную возможность развития толерантного отношения к другим народам, так и возможность подкрепления межнациональной неприязни и ксенофобии.

Практическая значимость. Материалы данного исследования могут быть использованы для создания психолого-педагогических, социальных, культурологических программ, направленных на построение толерантных межнациональных отношений, основанных на формировании собственной позитивной национальной идентичности. Результаты исследования могут

быть использованы в курсах лекций по социальной психологии и

этнопсихологии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обострение межнациональных отношений в современном обществе предполагает поиск особых механизмов в культуре, определяющих возможность построения позитивного чувства собственной национальной принадлежности. Одним из средств актуализации позитивного переживания национальной идентичности являются национальные анекдоты.

2. Национальный анекдот представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные содержательные грани для культурного различия «своего» и «чужого», на основе которых происходит национальное самоопределение в обыденном сознании.

3. Самоопределение слушателя анекдота относительно поведения персонажей приводит к разрешению внутренних конфликтов путем достижения чувства целостности, развития персональной и социальной идентичности. Анекдот при этом выступает как психотерапевтическое средство осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение.

4. Переживание своей национальной идентичности при восприятии национальных анекдотов обусловлено актуализацией отношения собственного Я к национальному стереотипу, персонажам анекдота, Я-идеальному и антиидеалу. При этом многоуровневая организация анекдота дает возможность множественности интерпретаций его персонажей.

5. Различное понимание смысла анекдота представителями разных национальностей позволяет использовать его как своеобразный проективный тест, с помощью которого возможно изучение состояния межнациональных отношений в обществе, где эти тексты функционируют.

Апробация работы. Теоретические положения и основные результаты исследования излагались автором в выступлениях на XI и XII Ежегодных Международных Междисциплинарных конференциях по иудайке «Сэфер» 2004,2005 гг.

Диссертация обсуждалась на заседании Ученого совета Центра социологии образования Российской академии образования.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы и двух приложений. В приложениях представлены схема классификации анекдотов и тексты анекдотов, используемых в психосемантическом эксперименте.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность работы, раскрывается ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цель, задачи, предмет, объект, гипотеза и методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава - «Анализ теоретических и эмпирических подходов к исследованию идентичности» - посвящена анализу теоретико-методологических подходов к изучению идентичности в целом и национальной идентичности в частности. В данной главе рассматриваются основные теоретические подходы к проблематике идентичности, наиболее разработанными из которых являются: психоаналитический (Э. Эриксон, Дж. Марсиа, А. Ватерман и др.), когнитивно-ориентированный (X. Тэджфел, Дж. Тернер, К. Герген), интеракционистский (Дж. Мид, Э. Гофман, Р.Фогельсон) и экзистенциально-гуманистический (К. Роджерс, Э. Фромм, А. Маслоу).

Рассмотренные теоретические и эмпирические подходы к изучению идентичности не столько противоречат, сколько дополняют друг друга, выделяя в качестве объекта исследования различные стороны феномена идентичности. В результате исследований представителей перечисленных

теоретических ориентаций, выделены следующие наиболее важные аспекты идентичности:

1. Идентичность - динамическое образование. Это, прежде всего, результат постоянного, непрерывного развития Я. Обладать идентичностью означает ощущать собственную неизменность вне зависимости от конкретной ситуации, непрерывность между прошлым, настоящим и будущим, связь между собственной непрерывностью и признанием этой непрерывности другими людьми. Идентичность развивается на протяжении всей жизни человека. Ее развитие проходит через преодоление кризисов, оно может идти как в прогрессивном, так и в регрессивном направлении. Изменение идентичности во многом обусловлено изменениями в социальном окружении индивида.

2. Идентичность представляет собой сложное личностное образование, имеющее многоуровневую структуру. Обычно выделяют два уровня идентичности - личностный и социальный. Личностная идентичность определяется как ощущение человеком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, тождественность самому себе. Социальная идентичность представляет собой внутреннюю солидарность человека с социальными идеалами и стандартами. Вопрос о соотношении личностной и социальной идентичности остается по-прежнему открытым. Согласно Э. Эриксону, идентичность играет роль интегративного образования, позволяющего человеку соединить в целостную картину представление о себе как об индивидуальности и о себе как о члене социума. Данное положение играет важную роль при определении переживания идентичности, возникающего в момент смеха над анекдотом.

3. Переживание идентичности актуализируется в особые моменты жизни человека. Идентичность может рассматриваться как результат решения жизненно значимых проблем. Каждое новое принятое решение по поводу себя и своей жизни (самоопределение) будет вносить вклад в формирование структуры идентичности в качестве ее элемента.

При этом ключевое значение приобретает переживание человеком собственной идентичности. Категория переживания, согласно Л.С. Выготскому, отражает отношение человека (ребенка) к окружающей его действительности: «переживание ребенка и есть такая простейшая единица, относительно которой нельзя сказать, что она собой представляет - средовое влияние на ребенка или особенность самого ребенка; переживание и есть единица личности и среды, как оно представлено в развитии" [Выготский Л.С., 1984]. Именно переживание показывает, чем данный момент действительности является для личности, как он влияет на развитие ее идентичности. Для данного исследования важным является высказывание Л.С. Выготского о том, что для понимания особенностей развития личности важна не сама объективная ситуация, а то, как человек переживает эту ситуацию. Таким образом, категория переживания может рассматриваться как особая «работа по перестройке психологического мира, направленная на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием, общей целью которой является повышение осмысленности жизни» [Василюк Ф.Е., 1984].

Проблематика этнической идентичности, ее определение и содержание, рассматривается в рамках исследований по социальной психологии. Этнос в данном случае определяется как «устойчивая в своем существовании группа людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как этнодифференцирующие». Этническая идентичность при этом представляет собой «результат когнитивно - эмоционального процесса осознания себя представителем этноса, определенная степень отождествления себя с ним и обособления от других этносов» [Стефаненко Т.Г., 1998]. В структуре этнической идентичности обычно выделяют когнитивный, аффективный и поведенческий компоненты.

Особое значение в определении этнической идентичности имеет процесс социального сравнения. Очевидно, что этническая идентичность имеет значение только в ситуациях, в которых две или более этнические

группы находятся в контакте в течение длительного времени [Phinney J., 1992]. Осознание собственной национальной идентичности - это «динамический многомерный процесс, являющийся результатом межгруппового взаимодействия» [Rosenthal D. & Hrunevch С., 1985]. Большинство исследований данного процесса посвящены взаимодействию этнических меньшинств и базовой культуры национального большинства [Phinney J. 1990]. В этом отношении выделяется проблематика еврейской этнической идентичности, которая в большинстве случаев формируется в ситуации взаимодействия с часто антисемитски настроенным национальным большинством ГГительман Ц. и др., 2000, 2001; Грачева А., 1995; Носенко Е., 2000; Собкин В., 1995, 2001; Членов М., 1999].

Несмотря на все упомянутые особенности и различия в интерпретации феномена идентичности, центральным моментом является проблема идентичности как целостности. В данном аспекте ряд авторов обсуждает взаимосвязи различных компонентов Я, таких как Я - реальное. Я -идеальное, антиидеал. Эти компоненты задают направления психосемантических исследований [Грачева А., 1995, 1998; Собкин В., Грачева А., Нистратов А., 1990], которые могут быть использованы для процедуры изучения идентичности.

В то же время подобный подход не позволяет раскрыть аффективный и ценностный компоненты переживания идентичности. Данные аспекты проблематики идентичности задают психоаналитический, гуманистический и нарративный подходы к исследованию. Из них следует, что идентичность, как психологическая структура, актуализируется в определенные, ценностно-значимые и аффективно наполненные моменты, связанные с личностным самоопределением. Нарративный подход подчеркивает возможность изучения идентичности через повествовательный текст. Этими соображениями определяв! ся обращение к еврейским анекдотам, как к особым культурным текстам, актуализирующим переживание национальной идентичности [Собкин В., 2001].

Вторая глава - «Социально-психологические проблемы комического» - посвящена рассмотрению теоретических и эмпирических подходов к исследованию проблемы комического в философии, социологии и психологии.

В наиболее общем и универсальном виде проблематика смешного описала в философии и эстетике. К данной проблеме обращалось множество мыслителей, таких как Платон, Аристотель, Т. Гоббс, Дж. Локк, И. Кант, А. Шопенгауэр, Гегель и др.

Философскими и литературно - эстетическими проблемами комического в нашей стране занимались Ю. Борев (1957), Л Карасев (1996), В. Карасик (1997), А. Лук (1997), Д. Николаев (1962), В. Пропп (1999), В. Фролов (1954), и др. В этих исследованиях предлагаются различные способы систематизации существующих теорий комического, классификация приемов, вызывающих смех, выделяются различные виды и определения комизма и смеха.

Анализ литературы показывает, что, несмотря на обилие различных подходов к проблеме комического, единой теории юмора, логично и убедительно раскрывающей его природу, пока не существует.

Для исследования анекдота, как средства переживания национальной идентичности, важно подчеркнуть описываемый еще Бергсоном групповой характер смеха [Бергсон А., 1992]. Смех, по Бергсону, — «почти заговор» с другими смеющимися лицами, действительными или мнимыми.

На основе анализа литературы выделяются следующие социальные функции юмора-

1. Юмор, как средство борьбы и сопротивления излишнему контролю. Данная функция юмора наиболее отчетливо прослеживается на примере исследований, посвященных изучению неофициального политического юмора и анекдотов, функционировавших в бывшем Советском Союзе и в других социалистических странах Восточной Европы [Ахиезер А., 1991:

Benton G., 1988; Brunvand J., 1973; Draitser E., 1998; Dundes A., 1987; Larsen E., 1980 и др].

Исследования «смеховой культуры» обществ прошлого также акцентируют внимание на революционном, взрывном характере смеха, на функции протеста, на смехе, как носителе «антикультуры», противопоставленной официальной строго регламентированной культуре средневекового общества [Лихачев Д.С.. Панченко А.М, Понырко М.В., 1984; Лотман Ю.М., 1977; Бахтин М.М., 1990].

2. Юмор выполняет функцию контроля над членами группы для поддержания групповой солидарности [Powell С., 1988]. Данная функция юмора заключается в установлении и поддержании границ группы: разграничении одной группы от другой и связывании членов одной группы друг с другом [Davies С., 1990, Дмитриев А., 1996]. Так, Davies С. наглядно демонстрирует, что все шутки о «других» подкрепляют чувство собственной идентичности внутри группы. Юмор контролирует поведение тех, кто не похож на нас - порождая и поддерживая стереотипы, достигая одновременно интеграции группы и ее отделения от других.

Изучение юмора в психологии представлено большим количеством работ, которые в основном можно отнести к одной из двух базовых парадигм психологии - аффективной и когнитивной. Определяющей в аффективной парадигме исследований смешного является психоаналитическая концепция комического[Фрейд, 1997, Bergler.E., 1956; Brenman М„ 1952; Eastmen М., 1921; Grotjahn М, 1966; Reik Т., 1948 и др]. Психологические функции юмора, согласно психоаналитической концепции, восходят к противоречию, которое выражается в существовании социально неприемлемого желания (агрессии, сексуального влечения) и невозможности его непосредственного выражения. Одним из путей разрядки возникающего при этом психического напряжения является юмор, шутка или острота. Комическое облегчает человеку выражение скрытого смысла, который Супер-Эго не дает выразить непосредственно. Смех рассматривается как

здоровый и необходимый интрапсихически обусловленный процесс разрядки, который служит снижению тревоги. В то же время некоторые авторы [Eastmen М., 1921, Brenman М., 1952], считают юмор чем-то вроде интеллектуального мазохизма. Они полагают, что восприятие смешного и комического всегда связано с насмешкой над собой, с «духовным самоистязанием».

Большинство теоретиков когнитивного направления придерживаются точки зрения на юмор как на «восприятие несоответствия в игровом контексте, которое может сопровождаться улыбкой и смехом» [McGhee, 1972, 1979, Shultz Т., 1974]. Таким образом, данное направление в изучении юмора отмечает наличие трех гипотетических конструктов в описании комического: несоответствие, игровой контекст и разрешение (снятие несоответствия).

В исследовании М.В. Бороденко [Бороденко М., 1995] предлагается представление о знаковом контексте как «пространстве условности», в котором происходит противопоставление и одновременное «примирение» комических несоответствий. Основу данного представления о комическом образует то, что было обозначено автором как контр-знак. Контр-знаки исполняют роль особых стимул-средств саморазвития культуры в индивидуальном и общественном сознании, обеспечивая его динамику к новым знаковым сущностям. Таким образом контр-знак является средством деформации уже существующих знаков, «размывая» их смыслы. Основная функция комического при этом заключается в том, чтобы быть механизмом дестабилизации сложившихся стереотипов.

Из всех разнообразных форм проявления юмора еврейский анекдот привлекает особое внимание исследователей [Davies С., 1986, 1993; Bundes А., 1987; Mindess Н., 1972; Oring Е , 1981, 1984; Reik Т., 1962; Telushkin J., 1998; Ziv А,, 1986; Дмитриев А., 1996 и др.]. К еврейскому юмору относится юмор, «созданный евреями и отражающий какие-либо аспекты еврейской жизни» [Semites and Stereotypes..., 1993].

Исследователи выделяют следующие основные функции еврейского анекдота:

1. Еврейский анекдот как механизм саморефлексии. Важнейшая особенность еврейского юмора - его рефлексивность, направленность еврейских шуток на самих евреев, высмеивание собственных проблем и недостатков [Фрейд 3., 1997; Davies С., 1993; Grotjahn М., 1966; Oring Е., 1981, 1983; Reik Т., 1962]. Еврейский юмор бывает столь самоуничижительным, что некоторые авторы, придерживающиеся психоаналитического направления, а, следовательно, взгляда на юмор как на способ выражения агрессии и фрустрации, говорят о еврейских шутках как о проявлении «ненависти евреев к самим себе».

Эти же причины некоторые авторы выделяют как основополагающие при объяснении феноменальной распространенности и особенностей содержания еврейского юмора. Самоосмеяние, присущее еврейским шуткам и анекдотам, по мнению этих авторов, характерно для еврейской культуры в целом и связано с социальным положением евреев как изгоев [Oring Е., 1981, 1983; Reik Т., 1962]. Эти исследователи пола1ают, что агрессия, направленная против самих себя, является неотъемлемой чертой еврейского юмора.

2. Еврейский анекдот как источник психологической защиты и адаптации. Исследователи отмечают, что еврейский юмор является средством преодоления неудовлетворяющей реальности, которая с помощью юмора превращается в нечто смешное, а, следовательно, легко переносимое [Лук Л., 1997; Столович Л., 1996, 1999; Mindess П., 1972; Semites and Stereotypes..., 1993]. Эмпирическое подтверждение значения смеха в критических ситуациях представлено в работе С. Ostrower, посвященной исследованию юмора во время Холокоста. В исследовании продемонстрировано, что смех в концентрационных лагерях в первую очередь играл роль защитного механизма, помогающего пережить невыносимую реальность [Ostrower С., Ziv. А., 1986].

3. Еврейский анекдот как форма групповой идентичности. Некоторые авторы рассматривают анекдоты в одном ряду с другими символами групповой идентичности - жестами, одеждой, языком и т.п. - как основной признак, с помощью которого члены группы распознают себе подобного и отделяют себя от других [Jewish Survival..., 1998, Дмитриев А., 1996]. Поскольку у российских евреев отсутствует большинство общепринятых маркеров на указание идентичности, еврейский юмор остается одним из немношх признаков, определяющих еврейскую национальную идешичноегь. Однако механизм взаимосвязи переживания собственной национальной идентичности евреев и смеха над еврейским анекдотом до сих пор остается не исследованным. Для выявления и описания этого механизма в первую очередь необходимо обратиться непосредственно к семантической и структурной организации текстов анекдотов, поскольку именно тексты, организованные определенным образом, заключают в себе источник данного переживания.

С этой точки зрения для нас наиболее важным становится положение о наличии противоречия, двусмысленности как основной составляющей комического текста [Агранович З.С., Березин C.B.; Бахтин М., 1990; Бороденко М., 1995; Гегель, 1970; Кант И., 1994; Рубинштейн С., 1998; McGhee., 1972, 1979; Raskin V., 1985; Shultz T., 1974 и др.]. В контексте проблематики идентичности основным противоречием является противопоставление «мы» - «они», «свое» - «чужое» - те базовые категории, на основе которых строится национальное самоопределение личности. При этом определяющим оказывается разработка техники анализа текстов анекдотов, направленной на выявление семиотических структур текста, которые задают переживание идентичности.

В третьей главе - «Еврейский анекдот как источник изучения еврейской национальной идентичности. Различные подходы к анализу текстов» - формулируется и обосновывается подход к изучению анекдот как средства актуализации переживания национальной идентичности,

приводится количественный и содержательный анализ текстов еврейских анекдотов.

Смех еврея над еврейским анекдотом рассматривается как двухуровневая структура, которая соответствует индивидуальному и социальному уровню переживания идентичности. Анекдот при этом служит переходом от индивидуального переживания себя как целостности (смех, как позитивная катарсическая реакция очищения и собирания себя), к переживанию себя как представителя еврейской национальности, как человека, принадлежащего группе, о которой идет речь в анекдоте. Настоящий еврейский анекдот создан евреями о самих себе, следовательно, каждый еврей в той или иной степени смеется над собой, что предполагает рефлексию собственных личностных проблем и недостатков. В то же время анекдот есть порождение национальной культуры в целом, он отражает наиболее существенные аспекты еврейской жизни, выделяя, таким образом, основные этнодифференцирующие признаки, на базе которых строится национальная самоидентификация еврея.

В результате анализа материала, насчитывающего более 1000 текстов анекдотов, в которых фигурируют персонажи-евреи, был создан корпус текстов анекдотов, куда вошли 770 еврейских и 234 антисемитских анекдота. Для создания базы данных анекдотов использовались различные источники -сборники анекдотов, периодические издания, Интернет, устные рассказы [Веселый уикэнд..., 1996; Еврейские анекдоты..., 2000; Еврейский анекдот, старый и новый, 1992; Еврейское счастье, 1991; Крамер А., 1996; Столович Л.Н., 1996 и др.]. Для различения еврейских и антисемитских анекдотов дополнительно использовалась процедура экспертной оценки.

Принципы классификации анекдотов основываются на том, что актуализация идентичности возникает во время смеховой реакции, которая является катарсическим переживанием определенных личностных проблем. В связи с этим в основе данной классификации лежит выделение объекта

насмешки - той содержательной составляющей структуры анекдота, которая вызывает смех.

В результате классификации корпуса текстов еврейских и антисемитских анекдотов выяснилось, что идентичность, как психологическая проблема, выкристаллизовывается через такие фундаментальные основания культуры, как «телесность», «социум», «материяльное» и «духовное». На рисунке 1 представлена сокращенная схема классификации еврейских анекдотов. Наиболее многочисленный социальный аспект составляет 45% от общего числа анекдотов. В него входят различные сюжеты, такие как «межличностные отношения», «межнациональные отношения», «военные отношения», «детско-родительские отношения», «супружеские отношения», «антисемитизм», «ассимиляция», «государство Израиль» и некоторые другие. Духовный аспект составляет 26% от общего числа анекдотов. В нем отражены следующие сюжеты - «отношения с Богом», «исполнение традиций и заповедей», «интеллект», «самопредставление» и некоторые другие. Материальный аспект составляет 23% собранных анекдотов и высмеивает такие сюжеты, как «этика и практика бизнеса», «жадность», «отношение к деньгам», «профессии». Телесности посвящено 6% анекдотов, в которых высмеиваются «еврейская внешность», «физические способности», «сексуальные отношения».

; Базовые аспекты щтккт аиещотр»

Социальный"") [ Ду*о»иый 1 [материальный! ; Таяес»«й

. 45% j [ 2Ъ% ) [ 23% \ [ 6%

--) |- 1 ^ ,—=3-, | ^ )/ Огношв""» )( )

1Эгига к певлнм вмлея жадилеп. г ; Отми/яшв к двньгш > г я 11 интм/нт I . пики ) сл*ап9#лсгйя/!вни4

<-< I--) I-' I__К_II

Социальный аспект)

I Межличностные |ц«иациональные ( Семенные

1 [ отношения , [ отношения

| Телесный аспект I

[ Фиэичасхие 1

^ способности j

Рис. 1. Классификация анекдотов по сюжетам, отражающим аспекты еврейской национальной идентичности.

Существенные семантические различия выявляются при сопоставлении выборки еврейских и антисемитских анекдотов. Так, телесность и духовность по своему вкладу в общее число анекдотов, меняются месгами. В антисемитских анекдотах телесности посвящено 28%, а духовности всего 9%. Анализ текстов антисемитских анекдотов обнаружил характерную для антисемитского юмора связь евреев с телесным низом - образы тела, еды, питья, испражнений, половой жизни, все это в сочетании с грязью и плохим запахом буквально «унижает» осмеиваемых персонажей, «опускает» их.

Выделенные на материале анекдотов аспекты рассматриваются как базовые этнодифференцирующие признаки, на основании которых строится еврейское национальное самосознание Содержательному изучению выделенных аспектов посвящен семантический анализ текстов анекдотов, направленный на выявление психологических механизмов порождения переживания национальной идентичности. Данный подход впервые

предпринят В. Собкиным на материале анализа еврейского анекдо!а [Собкин В., 2001].

Из различных разделов предложенной классификации были отобраны тексты анекдотов, анализ которых осуществлялся в логике структурно-семиотического подхода. Было продемонстрировано, что анекдот есть сложное семиотическое образование, заключающее в себе многообразие значений. Эти значения могут быть частично упорядочены, по крайней мере, субъективно, представлены в виде «слоев». Многослойная структура анекдота, его многомерность как следствие сложности ею семиотического построения, заключает в себе не только возможность множества интерпретаций текста, но и представляет собой проективный материал, с помощью которого можно исследовать внутренние механизмы индивидуального восприятия анекдота.

Семиотический анализ анекдотов предполагает выделение ключевых семантических оппозиций, которые задают смысловые конфликты в еврейских анекдотах. Принципиальным моментом в обсуждении содержательных аспектов проблематики национальной идентичности является положение М. М. Бахтина о том, что «культура познает себя на границе». В контексте национального самоопределения «культурная граница» обозначается через ключевые семантические оппозиции - «свое -чужое», «мы - они». В настоящей работе еврейский анекдот выступает в первую очередь как рефлексивный текст, заключающий в себе содержательные различия «своего» и «чужого», те смысловые моменты, на основе которых происходит национальное самоопределение в обыденном сознании.

Помимо семиотических методов анализа, представляется перспективным использование собственно психологических подходов к интерпретации текстов. Количественный анализ анекдотов, посвященных детско-родительским отношениям, выявил определенную закономерность, связанную с распространенностью анекдотов, высмеивающих

взаимоотношения мать-сын, в то время как отношения мать-дочь, отец-сын, отец-дочь остаются в еврейском юморе практически без внимания. Сюжет детско-родительских отношений традиционно рассматривается в рамках психоаналитической концепции. В то же время классический психоанализ, проявляя повышенный интерес к «мужской» линии взаимоотношений в семье, практически игнорирует «женскую» линию, которая, безусловно, заслуживает внимания и дальнейших исследований В 1ерминах 3 Фрейла можно описать вышеуказанные отношения как «перевернутый» Эдипов комплекс. Анализ корпуса текстов еврейских анекдотов обнаруживает, что позиция отца практически не пародируется в еврейском юморе, он оказывается вытесненным ролью матери. Для выявления содержательной стороны обсуждаемых отношений, мы обратились к методологии и теории транзактного анализа [Берн Э., 1994, 2000]. Данный подход позволил выявить особый тип психологической игры «Если бы не я...», которая описывает особенности взаимоотношений матери и сына в еврейской семье.

Проведенный анализ показывает, что в анекдотах не только актуализируются основные моменты, связанные с национальной принадлежностью слушателя, но и рефлексируются определенные личностные проблемы и недостатки, что через катарсическое очищение смехом приводит к осознанию проблемы и, возможно, избавлению от нее. Так, еврейская женщина, смеющаяся над «еврейской мамой» из анекдота, осознает себя как человека, принадлежащего еврейской нации и как женщину, которой во многом свойственны черты этой мамы. Таким образом, анекдот может выступать не только источником актуализации переживания национальной идентичности, но и психотерапевтическим средством разрешения внутренних конфликтов благодаря развитию персональной идентичности.

В четвертой главе - «Экспериментальное изучение особенностей еврейской национальной идентичности на материале еврейских анекдотов» - описывается методология и процедура исследования, даются

основания выбора методического инструмента, приводятся результаты и интерпретация полученных данных.

Углубленный анализ влияния текстов анекдотов на процесс актуализации переживания индивидом своей национальной идентичности предполагает обращение к психосемантическому исследованию. Нашей задачей было выявление особенностей личностного самоопределения в структуре персонажей анекдотов, национального стереотипа, Я-идеального и антиидеала. Выбор этих параметров обусловлен когнитивно-ориентированным направлением исследований, в котором целостность личности определяется через категории Я-реального, Я-идеального, антиидеала.

В эксперименте принимали участие 86 испытуемых (44 - русские, 42 -евреи) в возрасте от 25 до 70 лет, в основном с высшим образованием, проживающие в г. Москве. Национальность испытуемых определялась по принципу самоотнесения, по результатам ответа на вопрос: «К какой национальности вы себя относите?».

Испытуемым давалась инструкция оценить различных субъектов по предъявленному набору характеристик по 8-балльной шкале от 0 до 7 (0 означало отсутствие того или иного качества у оцениваемого субъекта, 7 -его максимальную выраженность).

Объектами шкалирования являлись:

- персонажи еврейских и антисемитских анекдотов;

- категории «Я», «мой идеал», «мой антиидеал» (антипатичный мне человек), «типичный еврей» («средний» представитель еврейского этноса).

Анекдоты выбирались из различных разделов предложенной в Главе 3 классификации. При этом антисемитские анекдоты в ряде случаев представляли собой смысловые пары к еврейским. Каждый из анекдотов «поднимает» целый пласт важных смысловых содержаний, затрагивающих различные аспекты, связанные с переживанием национальной идентичности.

Оценивание проводилось по 36 характеристикам. Некоторые из характеристик использовались в предыдущих психосемантических исследованиях межнационального восприятия [Грачева А., 1995, 1998]; другие были заимствованы из многофакторного личностного теста Р.Б. Кэттелла (16РР - опросник); выбор остальных характеристик обусловлен содержательной спецификой текстов анекдотов.

Выявление особенностей личностного самоопределения в структуре выделенных категорий - персонажи анекдотов, национальный стереотип, Я-идеальное, антиидеал - проводилось с помощью построения субъективных семантических пространств для каждой категории испытуемых. Суммарные матрицы данных по четырем подвыборкам (евреи мужчины, евреи женщины, русские мужчины, русские женщины) обрабатывались с помощью процедуры факторного анализа методом главных компонент с последующим вращением «Уептах» Кайзера с вычислением значений факторов для каждого объекта шкалирования. Эта статистическая процедура позволила сгруппировать ряд отдельных признаков описания в несколько категорий-факторов:

- Сила-Слабость;

- Эгоизм-Альтруизм;

- Ортодоксальность;

- Тревожность (только в подвыборке еврейских женщин). Данные категории-факторы задают семантическое пространство, в

рамках которого можно интерпретировать выявившиеся у представителей русской и еврейской национальности взаимосвязи между восприятием национального стереотипа, персонажей еврейских и антисемитских анекдотов и представлением о собственном Я, идеальном Я, антиидеале

На рисунке 2 представлены результаты факторного анализа, которые демонстрируют размещение в пространстве полученных базисных категорий Сила/Слабость - Альтруизм/Эгоизм позиции «Я», «идеал», «антиидеал», «типичный еврей», персонажи еврейского и антисемитского анекдотов в

восприятии русских и еврейских испытуемых. В автореферате мы проиллюстрируем полученные результаты на примере одного еврейского и одного антисемитского анекдотов. Наиболее существенные различия были выявлены в подвыборках русских и еврейских мужчин при восприятии персонажа Портного из следующего анекдота:

Один человек приносит портному очень хороший материал и просит сшить ему штаны Когда он возвращается через неделю, штаны не готовы Через две недели заказ все еще не исполнен

В конце концов, через шесть недель штаны готовы Он их примеряет - сидят бесподобно Тем не менее, когда приходит время расплачиваться он не может устоять, чтобы не заметить портному

- Вы знаете, Бог создал мир всего за 6 дней А у Вас заняло 6 недель, чтобы сделать всего лишь одну пару штанов

- Конечно, но посмотрите на этот мир и посмотрите на эти штаны

Несмотря на то, что в анекдоте нет никаких указаний на то, что его

персонажи евреи, анализ текста показывает, что в нем раскрывается типичное для еврейского самосознания отношение к себе, к своему делу, к профессии, к другим людям, к Богу и к миру в целом. При этом некоторые из этих слоев могут оказаться незамеченными слушателями, воспринимающими анекдот из другой культуры. Существенные расхождения в понимании семантической структуры еврейского анекдота говорят о наличии национально обусловленной специфики восприятия текстов анекдотов. Так, если у слушателей еврейской национальности Портной оказывается в одной зоне со стереотипным евреем, Я реальным и Идеалом - в пространстве Силы и Альтруизма, то у русских он противопоставляется Я и Идеалу и попадает в пространство Силы и Эгоизма, в ту же область, где находится стереотипный еврей и персонаж антисемитского анекдота Умирающий'.

1 Умирает старый еврей, вокруг собралась его семья - жена Сара имаченький Ицык Вот он и говорит им • - Пускай маленький Ицык накакает - Зачем? - Нет, пускай маленький Ицык накакает - Ну, ладно, пусть накакает Ицык накакал Сара говорит -Ну, все, доволен?- Нет, теперь пускай Сара это съест - Зачем7 - Пускай съест Сара съела, и говорит: - Доволен?- Доволен, теперь я знаю, что вы не пропадете

/ - 'ИГ.Р ф

СЛАБОСТЬ

Рис. 2. Размещение позиций «Я», «идеал», «антиидеал», «еврей», персонажей еврейского и антисемитского анекдотов в пространстве факторов Сила/Слабость - Эгоизм/Альтруизм еврейскими и русскими испытуемыми.

Из этою можно сделать вывод о том, что стереотипное представление о евреях в русской культуре ближе к образу еврея из антисемитских анекдотов, чем к еврейским персонажам из собственно еврейских анекдотов. При этом еврейский анекдот для русских также выступает источником актуализации национальной идентичности, в данном случае, основанной на разотождествлении себя с «другим» - стереотипным евреем, персонажем еврейского анекдота.

Расположение «Я» еврейских испытуемых, их Идеала, автоэтностереотипа («типичного еврея»), персонажей еврейских анекдотов в одном смысловом пространстве по фактору Альтруизм можно интерпретировать как зону смыслового тождества между этими объектами. Восприятие евреями коллизий, происходящих с персонажами еврейского анекдота, семантически взаимосвязаны с восприятием ими образа себя, своего идеала и стереотипного еврея. Актуализация переживания национальной идентичности в процессе восприятия еврейского анекдота, происходит благодаря соотнесению собственного Я как с «типичным евреем» - «средним» представителем группы, к которой человек себя относит, так и с образом персонажа анекдота - неким «культурным субъектом», существующим в пространстве национальной культуры.

Особый интерес для понимания смысловых различий при восприятии анекдотов представляет анализ размещений относительно оси третьего фактора Ортодоксальность, отражающего категорию консервативной религиозности. Так, у испытуемых русской национальности представление о собственном «Я» и идеальном «Я» лежит вне зоны Ортодоксальности, в то время как «типичный еврей», персонаж еврейского анекдота, а также «антиидеал» попадают в область Ортодоксальности. Таким образом, категория Ортодоксальности является еще одним фактором, на основе которого происходит противопоставление русскими испытуемыми себя и своего идеала национальному стереотипу и персонажу анекдота, которые принадлежат другой, «чужой» культуре. Для еврейских мужчин, участвовавших в эксперименте, пространство Альтруизма и Ортодоксальности, напротив, задает семантические координаты для определения себя, своего идеала, типичного еврея и персонажа еврейского анекдота. Таким образом, Ортодоксальность выступает как важная категория переживания еврейской национальной идентичности.

В результате исследования было показано, что представление евреев о себе, о своем национальном стереотипе и о персонаже еврейского анекдота

лежит в области Силы, Альтруизма и Ортодоксальности, в том же пространстве, что и идеальное Я испытуемых. Это говорит о наличии позитивной самоидентификации, основанной на отождествлении себя как со «средним» представителем группы в целом, так и с главным героем национального анекдота.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы исследования, основанные на анализе полученных эмпирических данных и подтверждающие гипотезу исследования.

Основные выводы:

1. Национальный анекдот представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные этнодифференцирующие признаки, на основании которых строится национальное самоопределение в обыденном сознании.

2. Одна из функций национального анекдота - разрешение внутреннего конфликта путем достижения чувства целостности, развития социальной и персональной идентичности. Анекдот при этом выступает как психотерапевтическое средство осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение.

3. Переживание своей национальной идентичности при восприятии национальных анекдотов обусловлено актуализацией отношения собственного Я к национальному стереотипу, персонажам анекдота, Я-идеальному и антиидеалу:

- актуализация переживания еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов происходит благодаря соотнесению собственного Я и идеального Я с национальным стереотипом и персонажами еврейского анекдота в категориях Силы, Альтруизма и Ортодоксальности;

- актуализация переживания своей национальной идентичности у не евреев при восприятии еврейских анекдотов строится на основе противопоставления позитивного образа себя и своего идеала в категориях

Силы и Альтруизма представлению о национальном стереотипе еврея и о персонажах еврейских анекдотов в категориях Эгоизма и Ортодоксальности.

4. Многоуровневая организация текста анекдота дает возможность множественности интерпретаций его персонажей, что позволяет использовать анекдот как своеобразный проективный тест, с помощью которого возможно изучение социально-психологических особенностей межнациональных взаимоотношений.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Копылкова Е.А. Социально-психологический анализ особенностей еврейской национальной идентичности на материале еврейских анекдотов // Материалы Одиннадцатой Ежегодной Международной Междисциплинарной конференции по иудаике Сэфер. 4.2. Академическая серия. Выпуск 16. М., 2004. - С.494-503.

2. Копылкова Е.А. Еврейские родители сквозь призму анекдота // Корни №21. М.-Киев: Евр. мир, 2004. - С.63-81.

3. Копылкова Е. А. Еврейский смех // Националы №1, 2005. - С. 70-71.

4. Копылкова Е. А. Еврейский анекдот как материал для анализа семейных отношений // Тирош - труды по иудаике. Вып. 7. М., 2005. -С. 144-152.

5. Копылкова Е. А. Еврейские и антисемитские анекдоты: сравнительный анализ // Параллели: русско-еврейский историко-литературный и библиографический альманах. № 6-7. - М.: Дом еврейской книги, 2005. -С.154-170.

к V '/Л К дообй

•-4155 ^w

Принято к исполнению 21/02/2006 Заказ № 97

Исполнено 22/02/2006 Тираж 100 чкз

ООО «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 Москва, Варшавское ш , 36 (495) 975-78-56 (495) 747-64-70 www autoreferat.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Копылкова, Екатерина Анатольевна, 2006 год

Введение.

Глава 1. Анализ теоретических и эмпирических подходов к исследованию идентичности.

1.1 Подходы к изучению проблемы идентичности в зарубежной психологии.

1.2 Исследования этнической идентичности в психологии.

1.3 Изучение особенностей еврейской этнической идентичности.

Глава 2. Социально-психологические аспекты проблемы комического.

2.1 Трактовка комического в философии и эстетике.

2.2 Социальные функции комического.

2.3 Изучение комического в психологии.

2.4 Еврейский анекдот как разновидность комического.

Глава 3. Еврейский анекдот как материал изучения еврейской национальной идентичности. Различные подходы к анализу текстов.

3.1. Еврейский анекдот как объект исследования идентичности.

3.2 Классификация и количественный анализ еврейских анекдотов.

3.3. Анализ текстов анекдотов: семиотический, транзактный и психоаналитический подходы.

Глава 4. Экспериментальное изучение особенностей еврейской национальной идентичности на материале еврейских анекдотов.

4.1 Обоснование метода и описание процедуры исследования.

4.2 Результаты исследования особенностей еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов и их интерпретация.

Введение диссертации по психологии, на тему "Анекдот как средство переживания национальной идентичности"

Актуальность исследования.

Одним из важных моментов, определяющих своеобразие современной социо-культурной ситуации, является обострение межнациональных конфликтов и противоречий. Содержательно эти противоречия затрагивают разные уровни межнационального взаимодействия и проявляются в различных аспектах. В этой связи, с одной стороны, важно выделить общемировую тенденцию к глобализации, которая предполагает в качестве одного из необходимых условий эффективность межнационального взаимодействия; с другой стороны, постоянно увеличивающиеся конфликты на национальной почве. Особый тип содержательных напряжений, обостряющих межнациональные отношения, связан с внутригосударственной политикой многонациональных государств, которые задаются двумя разнонаправленными векторами: идеологией «плавильного котла» и идеологией, ориентированной на построение мультикультурного общества. Здесь с особой остротой проявляются порой противоречия в ценностных ориентациях национального большинства и национального меньшинства.

В общем русле обозначенных тенденций, проблематика межнациональных отношений в современной России приобретает особую значимость и актуальность. Это связано с политическими, экономическими и социо-культурными аспектами трансформации пространства бывшего СССР. Так, существенно изменился гражданский статус представителей целого ряда национальностей из различных республик бывшего СССР, проживающих сегодня в России. С другой стороны, русские в бывших республиках СССР в правовом отношении оказались приравненными к национальному меньшинству, что определяет совершенно иное переживание ими своей национальной идентичности. Особым образом обостряется проблема межнациональных отношений и конфликтов в связи с экономическими вопросами на рынке труда, что проявляется, в частности, на отношении к мигрантам. Сегодня здесь явно обозначается граница «мы-они», «свое-чужое». Не менее очевидны проблемы, возникающие и непосредственно на социокультурном уровне: статус русского языка, как языка межнационального общения; конфессиональные противоречия; сложности социокультурной адаптации мигрантов, межнациональная интолерантность, экстремизм, ксенофобия и др. Все перечисленные моменты не только в той или иной степени затрагивают аспекты, касающиеся национальной идентичности, но и связаны с особым, социально-психологическим контекстом, когда формирование национальной идентичности в России происходит в ситуации ценностно-нормативной неопределенности. Подчеркнем, что актуализация обращения к национальной самоидентификации как к одному из устойчивых оснований для личностного самоопределения в ситуации ценностно-нормативной неопределенности задает совершенно особый содержательный контекст, определяющий важность изучения психологических механизмов национальной самоидентификации. При этом следует подчеркнуть, что для решения обозначенных выше проблем особую актуальность приобретают социальные и образовательные программы, направленные на формирование позитивной национальной идентичности у представителей разных национальностей, проживающих в России. В этой связи анализ психологических механизмов, направленных на переживание позитивной национальной идентичности становится особенно актуальным.

Методологическим основанием настоящей работы являются теоретические представления, сформулированные в рамках культурно-исторического подхода школы JI.C. Выготского, где особое внимание уделено психологическому анализу семиотических структур как механизмов, порождающих психологические процессы и переживания. В этой связи особый интерес представляют тексты анекдотов, как устойчивых фольклорных архетипических структур, направленных на порождение позитивных эмоциональных переживаний, связанных с чувством комического. При этом следует обратить внимание на особый тип национальных анекдотов, которые строятся на подчеркивании оппозиций «мы-они», «свое-чужое». Именно такие анекдоты можно рассматривать как особые тексты («машины»), направленные не только на порождение смеховой реакции, но и на позитивное переживание национальной идентичности. В этом отношении большой интерес представляют «еврейские анекдоты», которые не только имеют давнюю историю и весьма многочисленны, но и содержат в своем составе тексты как позитивной, так и негативной («антисемитские анекдоты») направленности.

Объектом данного исследования является переживание еврейской национальной идентичности.

Предмет исследования - влияние разных уровней семиотической организации анекдота на переживание национальной идентичности.

Цель данного исследования состоит в теоретическом анализе и эмпирическом исследовании особенностей влияния разных уровней семиотической организации текста анекдота на переживание позитивной национальной идентичности.

Гипотеза исследования - . переживание своей национальной идентичности актуализируется при восприятии национального анекдота благодаря его особой структурной организации.

Задачами исследования являлись:

• теоретический анализ различных подходов к изучению проблематики национальной идентичности;

• анализ социально-психологических аспектов комического;

• создание базы данных и классификация анекдотов по параметрам, относящимся к проблематике исследования;

• интерпретация и анализ структурных особенностей еврейских анекдотов с использованием различных подходов к анализу текстов (семиотический, транзактный анализ, психоаналитический);

• проведение психосемантического исследования, направленного на выявление особенностей личностного самоопределения в структуре персонажей анекдотов, национальных стереотипов, Я-идеального и антиидеала.

Для решения этих задач использовались следующие методы:

- анализ литературы по теме исследования;

- процедура экспертной оценки текстов;

- контент-анализ корпуса текстов еврейских анекдотов;

- структурно-семиотический анализ текстов анекдотов; -транзактный анализ межролевого взаимодействия персонажей анекдотов;

- психосемантический эксперимент;

- статистические методы обработки данных.

В ходе исследования были проанализированы различные источники (сборники анекдотов, периодические издания, Интернет), на основе которых была создана база данных, включающая 770 еврейских и 234 антисемитских анекдота.

В психосемантическом эксперименте участвовало 86 человек, из них 42

- евреи и 44 - русские.

Научная новизна исследования определяется тем, что в нем впервые рассматривается роль структурных и содержательных особенностей национальных анекдотов в актуализации переживания национальной идентичности.

Теоретическая значимость исследования.

Разработан новый подход к изучению переживания национальной идентичности в связи с восприятием национальных анекдотов. Использование текстов комического в качестве материала для изучения идентичности дает возможность более полного и разностороннего изучения данной проблематики, открывает содержательные особенности переживания национальной идентичности. Изучение содержания и распространенности национальных анекдотов может служить ценным источником знаний о состоянии межнациональных отношений в обществе. В исследовании показано, что анекдоты представляют собой как потенциальную возможность развития толерантного отношения к другим народам, так и возможность подкрепления межнациональной неприязни и ксенофобии.

Практическая значимость. Материалы данного исследования могут быть использованы для создания психолого-педагогических, социальных, культурологических программ, направленных на построение толерантных межнациональных отношений, основанных на формировании собственной позитивной национальной идентичности. Результаты исследования могут быть использованы в курсах лекций по социальной психологии и этнопсихологии.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Обострение межнациональных отношений в современном обществе предполагает поиск особых механизмов в культуре, определяющих возможность построения позитивного чувства собственной национальной принадлежности. Одним из средств актуализации позитивного переживания национальной идентичности являются национальные анекдоты.

2. Национальный анекдот представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные содержательные грани для культурного различия «своего» и «чужого», на основе которых происходит национальное самоопределение в обыденном сознании.

3. Самоопределение слушателя анекдота относительно поведения персонажей приводит к разрешению внутренних конфликтов путем достижения чувства целостности, развития персональной и социальной идентичности. Анекдот при этом выступает как психотерапевтическое средство осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение.

4. Переживание своей национальной идентичности при восприятии национальных анекдотов обусловлено актуализацией отношения собственного Я к национальному стереотипу, персонажам анекдота, Я-идеальному и антиидеалу. При этом многоуровневая организация анекдота дает возможность множественности интерпретаций его персонажей. Различное понимание смысла анекдота представителями разных национальностей позволяет использовать его как своеобразный проективный тест, с помощью которого возможно изучение состояния межнациональных отношений в обществе, где эти тексты функционируют.

Заключение диссертации научная статья по теме "Социальная психология"

4.2 Результаты исследования особенностей еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов и их интерпретация.

При анализе восприятия еврейских анекдотов в контексте рассмотрения особенностей еврейской национальной идентичности нас в первую очередь интересует то, как размещаются в пространстве полученных базисных категорий Сила/Слабость - Альтруизм/Эгоизм такие позиции как «Я», «идеал», «антиидеал», «типичный еврей» (Рис.9). евр-идеал рус-идеал

2,50 2,00 1,50

Альтруизм

1,00 евр-еврей рус-Я 4 ♦ 0,50 евр-Я

-2,00 -1,50 -1,00 -0,50 0,

-2,50 ру^-еврей

1,50 2,00 2,50 3,00

Х> 0,50 1,00 рус-атииде|8р.антиидеал

Слабость

Рис. 9. Размещение позиций «Я», «идеал», «антиидеал», «еврей» в пространстве факторов Сила/Слабость-Эгоизм/Альтруизм еврейскими и русскими испытуемыми.

Как видно из рисунка, все испытуемые (евреи и русские) размещают «идеал» на полюсе Альтруизма и Силы, а «антиидеал», напротив, в области Эгоизма и Слабости. У русских испытуемых позиция «Я» находится в области «идеала» (Сила-Альтруизм), в то время как у евреев «Я» попадает в область Альтруизма, но приближено к нулевому значению по оси Сила-Слабость (-0,01). У испытуемых евреев автоэтностереотип («типичный еврей») находится в области «идеала» и образа «Я» по категории Альтруизм, что свидетельствует об идентификации и позитивном этническом самопредставлении. У русских испытуемых «еврей» также находится на полюсе Силы, однако, по фактору Оценки стереотип «еврей» попадает в область Эгоизма, что демонстрирует отчуждение и противопоставление образа-Я и Идеала русских испытуемых стереотипному представлению о типичном еврее. Это противопоставление является фундаментальным для настоящего исследования, поскольку именно оно задает семантические координаты в восприятии персонажей еврейских и антисемитских анекдотов.

Рис. 10. Размещение персонажей еврейских и антисепмитских анекдотов в пространстве факторов Сила/Слабость - Эгоизм/Альтруизм еврейскими и русскими мужчинами испытуемыми.

Наиболее значимые различия в восприятии предложенных испытуемым еврейских и антисемитских анекдотов были выявлены при сопоставлении подвыборок еврейских и русских мужчин при восприятии персонажей еврейского анекдота - Портного (см. Приложение анекдот №8) и антисемитского анекдота - Умирающего (анекдот №6). Основой для интерпретации полученных результатов является та дистанция, которая возникает между восприятием русскими и еврейскими испытуемыми самих себя, персонажей анекдотов и типичного еврея (Рис.10).

Как видно из рисунка 10, несмотря на то, что сами факторы - категории сознания, участвующие в восприятии анекдотов у евреев и русских являются практически инвариантными, в этих двух подвыборках существуют значимые различия в соотнесении собственного Я испытуемых с персонажами анекдотов и с типичным евреем.

В еврейской подвыборке представление о себе, о типичном еврее и о персонаже еврейского анекдота Портном лежит в одной области - Силы и Альтруизма - в одном пространстве с идеальным Я испытуемых. Это говорит о наличии позитивной самоидентификации, основанной на отождествлении себя с типичным представителем своей нации и с героем еврейского анекдота - культурным субъектом, живущим в пространстве культурных текстов еврейского народа.

Для русских испытуемых персонаж еврейского анекдота и типичный представитель еврейской нации оказываются противопоставленными собственному Я по оси Эгоизм-Алтруизм, что говорит о разотождествлении себя с типичным евреем и персонажем анекдота по такому важному фактору как моральная оценка. В восприятии русских испытуемых типичный еврей и персонаж еврейского анекдота Портной оказываются в одной смысловой области с персонажем антисемитского анекдота Умирающим - в зоне Эгоизма и Антиидеала.

Важно обратить внимание и на то, что отождествление еврейскими испытуемыми себя с Идеалом, персонажем анекдота и типичным евреем происходит и по такому важному для еврейского самосознания фактору как Ортодоксальность (Рис. 11).

2,50 -2,00 1,50 1,00 0,50

-0,50 0, КЛИЕНТе

• АНТИИДЕАЛ

• ЕВРЕИ ■ РУССКИЕ

I АНТИИДЕАЛ

Ортодоксальность

-1 50 -1,00 0

ИДЕАЛ ш КЛИЕНТ о

0,50 1,00

• ПОРТНОЙ

1,50 2,00 2,50 3,00 3,

• ЕВРЕЙ 0

-1,00 ■ Альтруизм

Рис. 11. Размещение позиций Я, Идеал, Антиидеал, типичный еврей, персонаж еврейского анекдота в пространстве факторов Эгоизм/Альтруизм -Ортодоксальность еврейскими и русскими мужчинами испытуемыми.

Для еврейских мужчин, участвовавших в эксперименте, пространство Альтруизма и Ортодоксальности задает семантические координаты для определения себя, своего идеала, типичного еврея, персонажа еврейского анекдота Портного.

В то же время следует отметить, что «антиидеал» у евреев также оказывается в зоне ортодоксальности, только в пространстве Эгоизма в отличие от полюса Альтруизм, к которому относятся остальные объекты.

Наличие противоположных позиций идеала и антиидеала в одной смысловой области говорит об амбивалентном отношении к данной категории. Возможно, такую двойственность можно объяснить тотальной антирелигиозной политикой советского государства, в котором выросли и провели большую часть жизни евреи, участвовавшие в исследовании, и в то же время активным стремлением современных российских евреев вернуться к традиционной модели еврейской идентичности, в которой религиозное самоопределение играет весьма значимую роль.

Для испытуемых русской национальности, в отличие от евреев, пространство Эгоизм/Альтруизм - Ортодоксальность становится полем для противопоставления себя и своего идеала стереотипному образу еврея и персонажу еврейского анекдота.

Для интерпретации содержания выявленных в эксперименте семантических связей между переживанием собственного Я и восприятием персонажей еврейских анекдотов, необходимо обратиться к структурно-семиотической организации самих текстов анекдотов, используемых в исследовании. Как было продемонстрировано в главе 3, текст анекдота имеет многослойную структуру, позволяющую по разному воспринимать содержание анекдота в зависимости от того, к какой национальной культуре принадлежит слушатель анекдота. Эта возможность множественности интерпретаций породила ситуацию, когда испытуемые русской национальности понимают анекдот иначе, чем евреи.

Причину столь существенного расхождения в восприятии персонажа еврейского анекдота можно проинтерпретировать только обратившись к содержательным особенностям самого текста.

Один человек приносит портному очень хороший материал и просит сшить ему штаны. Когда он возвращается через неделю, штаны не готовы. Через две недели заказ все еще не исполнен.

В конце концов, через шесть недель штаны готовы. Он их примеряет - сидят бесподобно. Тем не менее, когда приходит время расплачиваться он не может устоять, чтобы не заметить портному.

- Вы знаете, Бог создал мир всего за 6 дней. А у Вас заняло 6 недель, чтобы сделать всего лишь одну пару штанов.

- Конечно, но посмотрите на этот мир и посмотрите на эти штаны.

В этом тексте нет никаких указаний на национальную принадлежность персонажей, тем не менее, можно предположить, что он близок и понятен любому еврею, поскольку затрагивает те базовые смысловые моменты, которые лежат в основе еврейской национальной идентичности.

В этом анекдоте содержится сразу несколько пластов, которые актуализируют у еврейского слушателя переживания, связанные со своей национальной принадлежностью. В коротком тексте содержится своеобразное отношение героя к самому себе, к своему делу и профессии, к другим людям, к Богу и к миру в целом.

Первый пласт отношений касается специфики межличностного взаимодействия, которое разворачивается между героями анекдота -Портным и его Клиентом. В анализе этого взаимодействия мы снова обратимся к теории транзактного анализа, посвященной психологическим играм [Берн Э., 2002]. Одним из важнейших пастулатов игры является представление об игровом треугольнике, в котором участвуют три действующих лица - Жертва, Спаситель, Преследователь. Игра в анекдоте начинается с того момента, когда Портной задерживает заказ. Клиент, конечно, начинает злиться и «копить купоны» в терминах Берна. Когда Клиент все-таки не удерживается и делает язвительное замечание, роли меняются, и Клиент из Жертвы превращается в Преследователя. Портной при этом автоматически становится Жертвой. В этот момент и наступает развязка анекдота, всегда неожиданная. Жертва и не думает оправдываться или признавать себя виновной. Наоборот, Портной как бы хочет сказать: «Что значит такой мелкий недочет как просроченный заказ по сравнению с недостатками этого мира, созданного Всевышним» - он выступает в роли Преследователя, причем по отношению к самому высшему - к Богу. Так, для обоих игроков самое главное - обнаружить недостаток противника для того, чтобы выйти из игры победителем. Поэтому эта игра называется игрой в «Изъян».

Взаимоотношения героев анекдота исходят в первую очередь из их отношения к самим себе. Основная особенность персонажей - их стремление к совершенству. Заметим, что, несмотря на задержку, штаны сшиты идеально. Портной в данном случае транслирует слушателям анекдота идею о том, что необходимо делать свое дело как можно лучше и «быть совершенством» по образу и подобию Бога, несмотря (или даже вопреки) несовершенству мира. Клиенту также свойственно стремление к совершенству, поскольку он приносит самый лучший материал, хочет, чтобы заказ был исполнен строго в срок, отмечает, что штаны сидят бесподобно.

Стремление к совершенству непосредственно связано с игрой «Изъян». Человек, стремящийся к совершенству постоянно выискивает изъян в собственной личности и, как способ защиты, проецирует эту модель поведения на окружающих. Оба героя анекдота живут в постоянном стремлении к совершенству, и весь груз ответственности, которую ведет за собой это стремление, перекладывают вовне: Клиент на Портного, Портной на самого Господа.

Следующий пласт отношений, который затрагивается в анекдоте, касается отношений персонажей с Богом. Не случайно Ортодоксальность выделяется как отдельный фактор при восприятии еврейских анекдотов и у русских и у еврейских испытуемых. В анекдотах мы часто наблюдаем, как евреи критикуют и даже спорят с Богом. Мы уже отмечали, что в еврейском юморе нередко высмеивается склонность евреев считать, что они имеют определенные привилегии в отношении с Богом по сравнению с другими народами. Понятно, что эта позиция уходит корнями в идею избранности, которая также является одной из фундаментальных точек национального самоопределения.

Интересно обратить внимание на постановку вопроса клиента, который недоволен тем, что ему пришлось долго ждать исполнения заказа. К чему он апеллирует, чтобы усовестить портного? К самому высокому, к Богу. Тем самым сотворение мира в логике Клиента ставится на одну ступень с изготовлением штанов. Портной же идет еще дальше и даже имеет превосходство перед Богом, поскольку его изделие выполнено «бесподобно», а вот о качестве творения Господа можно еще поспорить. Подобным сравнением простой портной возвышает свое сознание и собственную значимость до невероятной высоты и со своей точки зрения он имеет на это право. Именно этот особый взгляд, новый ракурс, который задает Портной своей финальной фразой, несет в себе всю особенность переживания национальной идентичности, которая выражается в еврейском отношении к себе, к миру и к Богу. Оно парадоксально и амбивалентно во всем: обычный портной возносится в нем до божественного уровня; тот же самый портной, видя мир полным жестокости и несправедливости, стремится делать свое дело как можно лучше, и его идеальные брюки являются символом прекрасного в этом мире; и наконец, Господь - воплощение совершенства, создал мир, который в сравнении со штанами портного явно проигрывает.

В то же время слушателю анекдота открыта также и полная абсурдность подобного взгляда на вещи, ведь изготовление брюк не может идти в сравнение с сотворением мира, а портной всего лишь приводит оправдание собственной оплошности - он не выполнил заказ во время. Этот аспект существует на втором плане для еврейских слушателей, но выступает основой в восприятии русских испытуемых. Портной воспринимается русскими как эгоистичный, злой, жадный, хитрый, отталкивающий. Из этого следует, что у русских респондентов на первый план выходит невыполненный в срок заказ, который "прикрывается" демагогическим оправданием о несовершенстве мира. Философский смысл анекдота, продемонстрированный в предыдущем анализе, ускользает из поля зрения испытуемых не евреев. Таким образом, психосемантический эксперимент демонстрирует, что русские испытуемые, смеясь над жадным и хитрым евреем, противопоставляют ему себя и свой идеал, который представляется открытым, добрым, честным. Основные смысловые напряжения для русских испытуемых лежат в плоскости моральных оценок между Альтруизмом и Эгоизмом.

Для еврейских испытуемых смыслообразующей осью является фактор Сила-Слабость. Примечательно, что "Я" респондентов по данной оси расположено близко к нулевому значению. Это означает, что в зависимости от ситуации оно может качнуться как к положительному (Сила), так и к отрицательному (Слабость) полюсу. Именно на этих полюсах разыгрываются коллизии персонажей еврейских анекдотов. Не только Портного - Клиента, но и Мамы - Сына (анекдот № 5), и Бога - Хасида (анекдот № 10). Еврейское "Я" оказывается в центре этих коллизий, смысловое содержание которых продемонстрировано в семантическом анализе текстов анекдотов.

И, наконец, следует также специально остановиться на четвертом факторе, выявленном исключительно у еврейских женщин. Напомним, что этот фактор может быть обозначен как Тревожность, поскольку в него входят такие характеристики как тревожный, пессимистичный, консервативный, неуверенный в себе. Особый интерес в этом контексте представляет восприятие еврейскими женщинми персонажей анекдота о "еврейской маме", анализ которого был продемонстрирован в третьем параграфе Главы 3 (Рис. 12).

Сила ццеал еврей мама Я Тревожность антиидеал директор

Слабость

Рис. 12. Размещение позиций «Я», «идеал», «антиидеал», «еврей», "мама" в пространстве факторов Сила/Слабость- Тревожность еврейскими женщинами.

Из рисунка 12 видно, что для еврейской женщины Тревожность является особой категорией сознания, в рамках которой она воспринимает и себя и типичного еврея и героиню анекдота - "еврейскую маму". Напомним, что и еврейские женщины, участвующие в эксперименте, и героини еврейских анекдотов принадлежат к восточно-европейскому еврейству одной из основных особенностей социально-исторической реальности которого является практически постоянная антисемитская угроза, сопровождавшая его существование вплоть до недавнего времени. В этих условиях, когда определенное поколение еврейских детей могло вообще не выжить во время Холокоста, повышенная тревожность, пессимистичность, неуверенность в себе становятся вполне оправданными и продолжают существовать, даже когда реальной опасности уже не существует.

В поведении повышенная тревожность нередко выражается в стремлении к излишнему контролю. Именно повышенный контроль является одной из главных особенностей "еврейской мамы" как это было продемонстрировано в анализе анекдотов, посвященных этой теме в параграфе 3.3. Таким образом, контролирующее поведение "еврейской мамы" в основе своей имеет повышенную тревожность, которая в свою очередь происходит от реальной социально-исторической ситуации существования восточно-европейского еврейства и проявляется также у современных еврейских женщин, участвовавших в психосемантическом исследовании. Расположение собственного "Я", "еврейской мамы", типичного еврея в пространстве Тревожности говорит о семантически сходном восприятии еврейсткими женщинами себя и данных культурных персонажей, о самоотождествлении с ними.

В то же время следует отметить, что Идеал еврейских женщин находится вне категории Тревожности, следовательно, можно предположить, что при отсутствии негативных внешних факторов воздействия, еврейские женщины будут стремиться «покинуть» зону Тревожности и приблизиться к идеальному Я, скорее близкому к зоне Спокойствия.

Остановимся, в заключение, на основных результатах психосемантического исследования:

1. Восприятия еврейских и антисемитских анекдотов испытуемыми еврейской и русской национальностей происходит в рамках следующих основных категорий сознания:

- Сила-Слабость;

- Эгоизм-Альтруизм;

- Ортодоксальность;

- Тревожность (только у еврейских женщин).

2. Можно говорить об актуализации переживания национальной идентичности у испытуемых еврейской национальности на основании семантической близости представления о себе, своем идеальном Я и о типичном еврее и персонажах еврейских анекдотов по категориям Альтруизма и Ортодоксальности.

3. Смысловые напряжения, лежащие в основе взаимодействия персонажей классических еврейских анекдотов разыгрываются между категориями Силы и Слабости. При этом самооценка Я еврейских испытуемых по данному фактору приближено к нулевому значению, что означает возможность изменения (актуализации) значений как в сторону Силы, так и в сторону Слабости.

4. Большинство персонажей антисемитских анекдотов расположено в области Эгоизма и Силы. В этом же смысловом пространстве находится типичный еврей в представлении русских респондентов. Таким образом, стереотипное представление о евреях в русской культуре ближе к образу еврея из антисемитских анекдотов, чем к еврейским персонажам из корпуса собственно еврейских анекдотов.

5. В подгруппе русских и еврейских мужчин обнаружились существенные расхождения в понимании семантической структуры одного еврейского анекдота. Этот результат говорит о наличии национально обусловленной специфики восприятия текстов еврейских анекдотов. Анализ анекдота продемонстрировал, что сложная, многоуровневая организация текста дает возможность множественности интерпретаций его персонажей. Только взгляд изнутри культуры, в которой данный текст был создан и существует позволяет понять особую многомерность его структуры и семантического содержания. В результате исследования у еврейских женщин выявилась особая категория сознания («Тревожность»), которая актуализируется при восприятии еврейских анекдотов. Анализ анекдотов о еврейской женщине, в первую очередь о "еврейской маме", позволил выявить взаимосвязь между контролирующим поведением, свойственным еврейской маме и еврейской жене в еврейских анекдотах и повышенной тревожностью еврейских женщин, обнаруженной в психосемантическом исследовании. Именно подобное контролирующее поведение, связанное с ним чувство тревожности и подвергается катарсическому переживанию в результате восприятия анекдота.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, цель данного исследования заключалась в теоретическом анализе и эмпирическом исследовании особенностей влияния разных уровней семиотической организации текста анекдота на переживание позитивной национальной идентичности. Исследование проводилось на материале еврейских анекдотов. В ходе работы было показано, что для выявления взаимовлияния текстов анекдотов и переживания национальной идентичности необходимо проводить многоуровневый анализ, связанный как с многоплановостью самого переживания идентичности, так и с многомерностью анекдотов, как текстов комического. В общем, можно выделить три основные линии анализа - уровень семантической организации текстов анекдотов, уровень индивидуального восприятия семантики анекдотов и уровень социального функционирования анекдотов. Отметим, что подобное разделение является весьма условным, поскольку речь идет о сложном процессе восприятия текста и о едином, нераздельном переживании национального самоопределения личности.

Первый план анализа связан с особым подходом к психологическому исследованию текстов, разработанным в рамках культурно-исторической теории [Выготский JL, 2000]. В результате анализа семантической структуры анекдотов было продемонстрировано, что национальный анекдот представляет собой многослойный текст, в котором в противоречие вступают не только форма и содержание, как это было показано у J1.C. Выготского, но и множество семантических оппозиций, отражающих содержательные аспекты, на базе которых строится позитивная национальная идентичность. Еврейский анекдот при этом представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные содержательные грани для культурного различия «своего» и «чужого», те содержательные точки, на основе которых происходит национальное самоопределение в обыденном сознании [Собкин B.C., 2001].

Помимо семантического анализа текстов отдельных анекдотов обнаружение подобных содержательных аспектов предполагало особую систематизацию корпуса текстов анекдотов, направленную на выявление в них тем, позволяющих достаточно полно описать содержательные сюжеты, связанные с национальной идентичностью. Автором были собраны и проанализированы более 1000 еврейских анекдотов, которые систематизировались исходя из внутренних содержательных оснований, фиксирующих национальные особенности. Выделенные темы были сгруппированы в такие обобщающие основания культуры как «телесность», «социум», «материальное» и «духовное».

Анализ внутренней структуры анекдота проводился с использованием различной методов - семиотического подхода к анализу текстов, методологии транзактного анализа, психоаналитического подхода. Использование различных подходов позволило более содержательно подойти к вопросу воссоздания переживания идентичности при восприятии анекдотов. Так, в частности, на материале анекдотов о детско-родительских отношениях с помощью методологии транзактного анализа Э. Берна была выявлена психологическая игра, описывающая взаимоотношения еврейской мамы и еврейского сына. Учитывая распространенность и внутреннюю смысловую связанность анекдотов данного раздела, можно предположить, что в этой точке фиксируются определенные психологические проблемы, которые "отрефлексируются" с помощью смеха над анекдотом. Анекдот при этом играет в первую очередь психотерапевтическую функцию осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение.

Когда мы говорим об анекдоте как средстве избавления от личностных проблем с помощью катарсического эффекта, мы переходим на второй уровень анализа - индивидуально-психолгический. Столкновение сексуального влечения, агрессивных тенденций и социальных норм, не допускающих открытого проявления подобных желаний, выступает в концепции 3. Фрейда в качестве единственного источника психологической работы остроумия [Фрейд 3., 1998]. Действительно, вытесненные влечения значимы при возникновении анекдотов, а в случае антисемитских анекдотов эта функция, обслуживающая агрессию, может считаться основной, однако, на наш взгляд, функция анекдота - не столько содействие изживанию влечений, сколько средство разрешения внутреннего конфликта путем достижения чувства целостности, развития персональной идентичности личности. Смех евреев над еврейским анекдотом - это возможность увидеть себя вне антисемитских предубеждений, освободиться от них и от собственных проблем и недостатков, прийти к идентичности, пережить свою самость.

Экспериментальное изучение переживания идентичности через восприятие еврейских анекдотов было проведено с помощью психосемантического исследования. На основании рассмотрения полученных факторных структур в исследуемых подвыборках испытуемых русской и еврейской национальностей можно сделать вывод, что при наличии инвариантности категорий сознания в области восприятия еврейских и антисемитских анекдотов имеющиеся определенные семантические различия и особенности восприятия свидетельствуют об этнически обусловленной специфике восприятия анекдотов, участвовавших в исследовании. Так, если у слушателей еврейской национальности персонаж еврейского анекдота оказывается в одной зоне со стереотипным евреем, Я реальным и Идеалом -в пространстве Силы и Альтруизма, то у русских он противопоставляется Я и Идеалу и попадает в пространство Силы и Эгоизма, в ту же область, где находится стереотипный еврей и персонаж антисемитского анекдота.

Анализ анекдота как средства переживания национальной идентичности на уровне социального функционирования текстов предполагает обращение к изучению роли еврейских и антисемитских анекдотов в многонациональном общественном контексте. Социологи отмечают самоидентифицирующую функцию анекдотов, которая заключается в поддержании границ собственной группы, отделении своей группы от чужой и связывании членов одной группы друг с другом [Davies С., 1990, Zijderveld А., 1983, Дмитриев А., 1996]. Действительно, в исследовании национальной идентичности принципиальной становится проблема границы "своего" и "чужого", поскольку переживание национальной идентичности возникает только в столкновении с другой культурой [Phinney J., 1992] и здесь наряду с еврейскими анекдотами важно рассмотрение функционирования в обществе антисемитских анекдотов.

В исследовании были собраны и проанализированы антисемитские анекдоты, которые демонстрируют представление о евреях "извне", с точки зрения ближайшего окружения. Было продемонстрировано, что антисемитские анекдоты также выполняют функцию формирования национальной идентичности, однако идентичности большинства за счет унижения и высмеивания национального меньшинства. Кроме того, в результате психосемантического исследования было выявлено, что стереотипное представление о типичном еврее в восприятии русских испытуемых семантически сходно с оценкой персонажей не еврейских, а именно антисемитских анекдотов. Дальнейшее изучение антисемитских анекдотов внесло бы существенный вклад в развитие научных представлений о взаимоотношениях русской и еврейской культур, о толерантности и/или нетерпимости, которые в них сосуществуют.

Роль еврейского анекдота в многонациональном обществе не однозначна. Она меняется в зависимости от процессов, происходящих в нем, и может служить как сотрудничеству, взаимопониманию и интеграции, так и разобщению, отторжению и деструктивности.

Результаты проведенного нами исследования позволяют сделать следующие основные выводы:

1. Национальный анекдот представляет собой рефлексивный текст, фиксирующий с помощью смеховой реакции различные этнодифференцирующие признаки, на основании которых строится национальное самоопределение в обыденном сознании.

2. Одна из функций национального анекдота - разрешение внутреннего конфликта путем достижения чувства целостности, развития социальной и персональной идентичности. Анекдот при этом выступает как психотерапевтическое средство осознания проблемы и избавления от нее через катарсическое очищение.

3. Переживание своей национальной идентичности при восприятии национальных анекдотов обусловлено актуализацией отношения собственного Я к национальному стереотипу, персонажам анекдота, Я-идеальному и антиидеалу:

- актуализация переживания еврейской национальной идентичности при восприятии еврейских анекдотов происходит благодаря соотнесению собственного Я и идеального Я с национальным стереотипом и персонажами еврейского анекдота в категориях Силы, Альтруизма и Ортодоксальности;

- актуализация переживания своей национальной идентичности у не евреев при восприятии еврейских анекдотов строится на основе противопоставления позитивного образа себя и своего идеала в категориях Силы и Альтруизма представлению о национальном стереотипе еврея и о персонажах еврейских анекдотов в категориях Эгоизма и Ортодоксальности.

4. Многоуровневая организация текста анекдота дает возможность множественности интерпретаций его персонажей, что позволяет использовать анекдот как своеобразный проективный тест, с помощью которого возможно изучение социально-психологических особенностей межнациональных взаимоотношений.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Копылкова, Екатерина Анатольевна, Москва

1. Аверинцев С. О духе времени и чувстве юмора // Новый мир. 2000. №1. С. 137-140.

2. Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие. Социально-психологические проблемы. М.: МГУ, 1990. - 240 с.

3. Агранович С.З., Березин С.В. Homo amphibolos: Археология сознания. -Самара: Изд. Дом «БАХРАХ-М», 2005. 344 с.

4. Анекдот как феномен культуры: Материалы круглого стола. 16 ноября 2002 г. Санкт-Петербург // Отв. ред. Каган М.С., Соколов Е.Г. СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. - 148 с.

5. Антонова Н. В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии. 1996. №1. - С. 131-143.

6. Аристотель. Риторика. Поэтика. М.: Лабиринт, 2000. - 221 с.

7. Архипова А. С. Анекдот в зарубежных исследованиях XX века // Живая старина.-М., 2001. №4.-С. 30-31.

8. Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта. М., Философское общество, 1991. Т.1- 319 е.; т.2-378 с.;т.З-471 с.

9. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Худ. лит., 1990. - 543 с.

10. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М.М. Человек в мире слова. М.: Изд-во Российского открытого университета, 1995.-С. 129-139.

11. Баклушинский С. А., Белинская Е. П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность. // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. С. М.: Центр социологии образования РАО, 1998. - с. 64-84.

12. Бергсон А. Смех // Психология эмоций: Тексты /Под ред. В. К. Вилюнаса, Ю .Б. Гиппенрейтер. М.: МГУ, 1993. - 304 с.

13. Берн Э. Групповая психотерапия. М.: Академический Проект, 2001. -464 с.

14. Берн Э. Игры, в которые играют люди. М.: Эксмо, 2002. - 320 с.

15. Берн Э. Люди, которые играют в игры. М.: Эксмо, 2002. - 576 с.

16. Борее Ю.Б. О комическом. М.: Искусство, 1957. - 232 с.

17. Борее Ю.Б. Эстетика. М.: Политиздат, 1981. - С. 81-99.

18. Бороденко М. В. Комическое в системе установочной регуляции поведения: Автореф. дис. . канд. псих. наук. М., 1995.-22 с.

19. Бороденко М. В. Два лица Януса-смеха. Ростов-на-Дону, 1995. - 86 с.

20. Брикер Б., Вишевский А. Юмор в популярной культуре советского интеллигента 60-х 70-х годов // Wiener Slawistischer Almanach. - Wien, 1989.- V. 24.

21. Бубер M. Я и Ты. М.: Высшая школа, 1993.- 175 с.

22. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: МГУ, 1984.- 200 с.

23. Веселый уикэнд. Антология еврейского народного юмора. Минск: Бестпринт, 1996.-256 с.

24. Воронелъ А. По ту сторону успеха. Сборник статей. Тель Авив, 1986. -304 с.

25. Выготский Л. С. Кризис семи лет // Собр. соч. Т.4. Детская психология/ под ред. Д.Б. Эльконина М.: Педагогика, 1984. - с. 376-385.

26. Выготский Л. С. Психология искусства. СПб.: Азбука, 2000.-416 с.

27. Гегель Г. Сочинения. T.XIV. М.-Л., 1958. - 440 с.

28. Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. 2000. №3. - С. 52-113.

29. Гительман Ц., Червяков В., Шапиро В. Национальное самосознание российских евреев // Диаспоры. 2001. №1. - С. 210 - 244.

30. Гладких Н. Катарсис смеха и плача // Вестник Томского государственного педагогического университета. Серия: Гуманитарные науки (Филология). Томск: Изд. ТГПУ, - 1999. - Вып. 6(15).

31. Гоббс Т. Сочинения. Т.2. М: Мысль, 1991.-731 с.

32. Грачева А., Нистратов А., Петренко В., Собкин В. Психосемантический анализ понимания мотивационной структуры киноперсонажа// Вопросы психологии. 1988. №5/ - С. 123-131.

33. Грачева А. М. Психосемантическое исследование межнационального восприятия тувинских старшеклассников // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассников. Труды по социологии образования. Т.З. Вып. 4 М.: Центр социологии РАО - 1995. - С.112-117.

34. Дандес А. Фольклор: семиотика и/или психоанализ / Сост. А. С. Архипова. М.: Вост. лит., 2003. - 279 с.

35. Дедов Н.П. Диагностирующая и регулирующая роль юмора в экстремальных условиях: Автореф. дис. . канд. псих. наук. М.,- 2000. 23 с.

36. Декарт Р. Избранные произведения. К трехсотлетию со дня смерти (1650-1950). М.: Госполитиздат, 1950. - 711 с.

37. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991. - 368 с.

38. ДземидокБ. О комическом. М.: Прогресс. - 1974. - 223 с.

39. Дмитриев А.В. Социология юмора: очерки. — М.: РАН, 1996. — 214 с.

40. Еврейские анекдоты. Ростов- на-Дону.: Феникс, 2000.

41. Еврейский анекдот, старый и новый. М.: ДатаСтром, 1992.

42. Еврейское счастье. Вильнюс, 1991.

43. Кант И. Критика способности суждения. Соч., Т.4. - 1994. - 564 с.

44. КарасевЛ.В. Философия смеха.-М.: РГГУ, 1996. -214 с.

45. Карасик В. Анекдот как предмет лингвистического изучения // Жанры речи. Саратов, 1997.

46. Копылкова Е.А. Еврейские и антисемитские анекдоты: сравнительный анализ // Параллели: русско-еврейский историко-литературный и библиографический альманах. М.: Дом еврейской книги. - 2005. № 6-7 -С.154-170.

47. Копылкова Е.А. Еврейский анекдот как материал для анализа семейных отношений // Тирош труды по иудаике. - 2005. - Вып. 7. - С. 144-152.

48. Крамер А. Три раввина в одной лодке. М.: Крон-пресс, 1996. - 192 с.

49. Краткий психологический словарь / Под общ. ред. А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999 - 512 с.

50. Курганов Е. Анекдот как жанр. С-Пб.: Академический проект, 1997. -123 с.

51. Латышев Ю.В. Феномен юмора в социально-информационном взаимодействии (теоретико-методологический анализ): Дис. . канд. фил. наук. Новосибирск, 2003. -147 с.

52. Левин К. Разрешение социальных конфликтов. С.-Пб.:Речь, 2000 - 407с.

53. Левин Ю. И. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. М.: Языки русской культуры, 1998. - 822 с.

54. Лихачев Д.С., Панченко A.M. Смеховой мир Древней Руси. JL: Наука, 1976.-204 с.

55. Лихачев Д.С., Панченко A.M., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. -JL: Наука, 1984.-295 с.

56. ЛоккД. Сочинения: В 3 т. М.: Мысль, 1985. - 668 с.

57. Лосев А. Ф. Античная мифология. М., 1957. - 620 с.

58. Лотман Ю.М., Успенский Б.А. Миф имя - культура // Ученые записки ТГУ. - 1973. - Вып. 308. - С. 282-303.

59. Лотман Ю.М. Гоголь и соотнесение "смеховой культуры" с комическим и серьезным в русской национальной традиции // Материалы 1 Всесоюз. (5) симпоз. по вторичным моделирующим системам. Тарту, 1974. -С.131-133.

60. Лотман Ю.М. Письма. 1940-1993. М.: Языки русской культуры, 1997.

61. Лук А. Н. Юмор, остроумие, творчество. М.: Искусство, 1997. -183 с.

62. Маслоу А. Г. Дальние пределы человеческой психики. С-Пб., 1997. -352 с.

63. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988. - 429 с.

64. Милитарев А. К проблеме уникальности еврейского исторического феномена (решает ли ее концепция еврейства как цивилизации) // Диаспоры.- 2000. №3. С.ЗЗ - 50.

65. Моррис Ч. Основания теории знаков. Семиотика. - М., 1983, с. 37-89.

66. Николаев Д. Смех оружие сатиры. - М.: Искусство, 1962. - 224 с.

67. Нистратов А.А., Грачева А. М. Психосемантическое исследование общественного сознания // Общественное сознание и идеологическая работа. Тезисы докладов межрегиональной научно-практической конференции. Ч. 1,- Кострома, 1990. - С.44-45.

68. Носенко Е. Факторы формирования еврейской идентичности у потомков смешанных браков // Диаспоры. 2000. №3. - С. 87-114.

69. Павленко В. И. Представления о соотношении социальной и личностной идентичности в современной западной психологии // Вопросы психологии. 2000. № 1. - С. 135-142.

70. Петренко В. Ф. Введение в психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. М.: МГУ, 1983. - 176 с.

71. Петренко В. Ф. Основы психосемантики: Учеб .пособие.- Смоленск: СГУ, 1997.-400 с.

72. Петренко В. Ф., Митина О. В., Бедников К. В., Кравцова А. Р., Осипова B.C. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и нетерпимости. М.: Смысл, 2000. - 73 с.

73. Петренко В.Ф., Собкин B.C., Нистратов А.А, Грачева А.В. Психосемантический анализ зрительского восприятия персонажей фильма //Мотивационная регуляция поведения и деятельности личности. М., 1988.

74. Петров М.К. Язык. Знак. Культура. М., 1990.

75. Пибоди Д., Шмелев А., Андреева М., Граменицкий А. Психосемантический анализ стереотипов русского характера: кросскультурный аспект // Вопросы психологии. 1993. №3. - С.101.

76. Пирс Ч. С. Элементы логики. Семиотика. М., 1983, с. 151-210.

77. Пропп В. Я. Проблемы комизма и смеха. Ритуальный смех в фольклоре, (по поводу сказки о Несмеяне) М.: Лабиринт, 1999.- 256 с.

78. Психологические тесты. В 2 т. М.: Владос, 2003. - Т. 1. - 312 с.

79. Рибо Т. Болезни личности; Опыт исследования творческого воображения; Психология чувств. С-Пб.: Харвест, 2002. - 784 с.

80. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс, 1994.-478 с.

81. Рубинштейн С. Я. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1999. -729 с.

82. Савина 0.0. Психологический анализ становления идентичности в подростковом и юношеском возрасте (условия, структура, динамика, типология): Дис. канд. псих. наук. М., 2003.

83. Собкин B.C., Грачева А. М. К психологии еврейской идентичности // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. М.: Центр социологии образования РАО, 1998. - С. 105141.

84. Собкин B.C., Грачева A.M., Нистратов А.А. Возрастные особенности ориентации в социально-профессиональной сфере // Вопросы психологии. -1990.№4.-С. 23-31.

85. Собкин B.C., Писарский П. С. Социокультурный анализ образовательной ситуации в мегаполисе. М.: Министерство образования РФ.- 1992.

86. Собкин B.C., Шмелев А.Г. Психосемантическое исследование актуализации социально-ролевых стереотипов // Вопросы психологии. -1986. № 1. С. 124-136.

87. Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Минск.: Современный литератор, 1999. - 1408 с.

88. Столович JI.H. Евреи шутят. Еврейские анекдоты, остроты и афоризмы о евреях. Таллинн: Еврейская община Эстонии, 1996.-256 с.

89. Столович У7.ЯФилософия. Эстетика. Смех.- С.-П.: Тарту, 1999. 383 с.

90. Стефаненко Т.Г. Этническая идентичность и некоторые проблемы ее изучения // Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования. Под ред. Собкина В. С. М.: ЦСО РАО, 1998. - С. 85-104.

91. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Институт психологии РАН, «Академический проект», 1999. - 320 с.

92. Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика//1Л1Ь: http://www.ruthenia.ru/folklore/publications.htm

93. Фрейд 3. Остроумие и его отношение к бессознательному. С-Пб. - М.: Университетская книга. ACT, 1998. - 318 с.100. Фрейд 3. Юмор. 1928.101 .Фролов В. О советской комедии. М.: Искусство, 1954. 440с.

94. Фромм Э., Бегство от свободы; Человек для себя. Ми.: ООО Попурри, 1998.-672 с.

95. Членов М. Еврейство в системе цивилизации //Диаспоры. №1, 1999.

96. Шмелева Е.Я., Шмелев АД. Русский анекдот: текст и речевой жанр. -М.: Языки славянской культуры, 2002. 144 с.

97. Шопенгауэр А. Сочинения. Т. 1-2, М.: Наука, 1993. Т.1 - 672 е.; Т.2 -671 с.10в. Шульгин В.В. Что нам в них не нравится. С-Пб.: Хоре, 1992. - 286 с.

98. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. - 332с.

99. Эриксон Э. Детство и общество. С-Пб.: Речь, 2000.-415 с.

100. Этнос. Идентичность. Образование. Труды по социологии образования / Под ред. Собкина В. С. М.: Центр социологии образования РАО, 1998. -268 с.

101. Л Portrait of the American Jewish Community // Ed by Linzer N., Schnall D., Chanes J. Praeger Publishers: Westpor, CT, 1998.

102. Bergler E. Laughter and the Sense of Humor. N. Y.: International Medical Books. 1956.

103. A. Berry J. et al. Acculturation attitudes in plural society // Applied psychology. Vol.38. - 1989.

104. Wl.Brenman M. On Teasing and Being Teased, and the Problem of Moral Masochism // The Psychoanalytic Study of the Child. Vol. VII. - N.Y.: International Universities Press, Inc., 1952. - P. 264-285.

105. Brunvand J.H. Don't shoot, Comrades: A Survey of the Submerged Folklore of Eastern Europe // North Carolina Folklore Journal. Appalachian State University, 1973. P.181-188.

106. Buber M. The Jew in the World. In Israel and the World. N. Y.: Schocken Books, 1963.

107. Children of Perestroika in Israel // Ed. by T.Horowitz. Lanham-N. Y.Oxford, 1999.

108. Coleman J.С. Relationships in adolescence. L.: Routledge & Kegan Paul, 1974.

109. Draitser E. A. Taking Penguins to the Movies. Ethnic Humor in Russia. -Detroit: Wayne State University Press. 1998.

110. Davies C. Ethnic Humor Around the World: A Comparative Analysis. -Bloomington: Indiana UP, 1990.

111. Davies C. Exploring the Thesis of the Self-Deprecating Jewish Sense of Humor // Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. Westport, СТ.: Greenwood Press, 1993.

112. Dundes A. Cracking jokes: studies of sick humor cycles & stereotypes. -Berkeley, 1987.- 198 p.

113. Eastman M. The Sense of Humor. N.Y: Scribner, 1921.21 .Ericson E. H. The problem of ego identity // Stein M. R. et al. (eds.) Identityand anxiety: Survival of the person in mass society. Glencoe: The Free Press, 1960.

114. Gergen K. J. If persons are text // Hermeneutics and psychological theory. -L.: New Brunswick, 1988.-P. 28-51.

115. Gergen К J. From self to relationship. The staturated self: Dilemmas of identity in contemporary life. -N. Y.: BasicBooks, 1991.

116. Gergen K. J. Mind, text, society; self memory in social context. // The remembering self. Construction and accuracy in the self-narrative/ Ed. U. Neisser, R. Fivush. Cambridge: Cambridge University press, 1994. - P. 78-105.

117. Goffman E. The neglected situation // Amer. Anthropol. 1964. - Vol. 66.-№5. Part 2.

118. Goffman E. Stigma: Notes on the management of spoiled identity. -Engleewood Cliffs: Prentice-Hall, 1963.

119. Grotjahn M. Beyond Laughter: Humor and the Subconscious. N.-Y.:1. McGraw-Hill, 1957.

120. Heilman C. Samuel. Portrait of American Jews: The Last Half of the 20th Century. Seattle:University of Washington Press, 1995.

121. Jewish Survival. The Identity Problem at the Close of the Twentieth Century/ Ed. by Krausz E., Tulea G., New Brunswick-London, 1998.

122. Ъ1. Jenkins R. Social identity. L.: Routledge, 1996.

123. KatzM. Jewish as a second language. N.Y.:Workman publishing, 1991.

124. Larsen E. Wit as a weapon: the Political Joke in History. L.: Frederick Muller Ltd., 1980.

125. Marcia J.E. Identity in adolescence // Adelson J. (ed.) Handbook of adolescent psychology. N.Y.: John Wiley, 1980.

126. A\.Matteson D. R. Adolescence today. Sex roles and the search for identity. Homewood (III): Dorsey Press, 1975.

127. Meyer M. A. Jewish Identity in the Modern World. Seattle: University of Washington press, 1990.143 .Mindess H. The chosen people? A testament, both old and new, to the therapeutic power of Jewish wit and humor. LA: Nash publishing, 1972. - 121 p.

128. AA. McAdams D. P. A thematic coding system for the intimacy motive // Journal of Research in Personality. I980.-Vol. 14. - P. 412-432.

129. McClain E. J. Embracing the Stranger: Intermarriage and the Future of the American Jewish Community. -N.Y.: Basic Books, 1995. 306 p.

130. US.McGhee P.E. (Eds.) The Psychology of Humour. -N.Y., 1972.

131. McGhee P.E. Humour: Its origin and development. San Francisco, 1979.150 .Mead G. H. Mind, Self and Society. Chicago: The Univ. of Chicago Press, 1946.151 .Osgood C.E., Miron M., May W. Cross-Cultural Universale of Affective Meaning. Urbana, 1975.

132. Oring E. Israeli Humor: The Content and the Structure of the Chizbat of the Palmach. Albany: State University of New York Press, 1981.

133. Oring E. The People of the Joke: on the Conceptualization of a Jewish Humor // Western Folklore. Berkeley, California, -1983 -Vol. 43 - №4. - P.261-372. .

134. Oring E. The Jokes of Sigmund Freud: A study in Humor and Jewish Identity. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1984.

135. Ostrower C. Humor as a defense mechanism in the Holocaust. URL: http://web.macam.ac.il/~ochayo/me.html

136. Phinney J.S., Ethnic Identity in Adolescent and Adults // Psychological Bulletin-1990. Vol.108.

137. Phinney J.S., Acculturation attitudes and self-esteem among high school and college students // Youth and Society 1992. - Vol.23.

138. Powell C. Humor in Society: Resistance and Control. London, 1988.

139. Raskin R. The Origins and Evolution of a Classic Jewish Joke // Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. Westport, CT: Greenwood Press, 1993.

140. Raskin V. Semantic Mechanisms of Humor. Dordrecht: Reidel, 1985. -284 p.6\.Reik T. Listening with the Third Ear: The Inner Experience of a Psychoanalyst. Farrar, Straus and Cudahy, Inc., N.Y., 1948.

141. Reik T. Jewish wit. N.Y.: Gamut Press, 1962.

142. Rosenthal D., Hrunevch C., Ethnicity and ethnic identity // International journal of psychology 1985. - Vol.20(6).

143. Semites and Stereotypes: Characteristics of Jewish Humor. / ed. Ziv A., Zajdman A. Westport, СТ.: Greenwood Press, 1993. - 197 p.

144. Shapiro E.S. Jews. // A Nation of Peoples: A Source Book on America's Multicultural Heritage. Ed. Barkan E.R. Westport, CT: Greenwood Press., 1999.

145. Shultz T.R. & Horibe F. Effects of incongruity and resolution in children's humor // Developmental psychology 1974. - N 10.

146. Shultz T. R. A cross-cultural study of the structure of humor // A.J.Chapman & H.C.Foot (Eds.) Its a funny thing humor. Oxford, 1977. - P. 75-179.

147. Social identity: international perspectives. SAG'E publication, 1998.

148. Spenser H. The Psychology of Laughter. London, 1901.

149. Spalding H. Joys of Jewish humor.-N.Y.: Gramercy books, 1985.

150. Tajfel H., Terner J. An integrative theory of intergroup conflict // Austin W. C., Worchel S. (eds) The social psychology of intergroup relations. Montrey: Brooks/Cole, 1979.

151. Tajfel H., Terner J., The social identity theory of intergroup behavior. Psychology of intergroup relations. Chicago: Nelson-Hall, 1986.

152. Tajfel K, Human groups and social categories: studies in social psychology. Cambridge: Cambridge university press, 1981.

153. Tajfel H., Social identity and intergroup relations. Cambridge: Cambridge university press, 1982.

154. Turner J. C. Social categorization and the self-concept: A social cognitive theory of group behavior //Lawler E. J. (ed.) Advanced in group process. Theory and research. Greenwich: Connect,- 1985 - Vol. 2.

155. Telushkin J. Jewish humor: what the best Jewish jokes say about the Jews. -N.Y.: Quill. William Morrow, 1998. -237p.

156. Waterman A. S. Identity development from adolescence to adulthood: An extension of theory and a review // Devel. Psychol. 1982. - Vol. 18. - № 3. - P. 341-358.

157. Waterman A. S. (ed.) Identity in adolescence: Processes and contents. San Francisco-L.: Jossey-Bass, 1985.

158. Zijderveld A.C. Sociology of Humor and Laughter // Current Sociology.-1983. -Vol. 31, №3.- P. 49.

159. Z/V. A., ed. Jewish Humor. Tel Aviv: Papyrus, 1986.