Автореферат диссертации по теме "Активность субъекта жизни"

На правах рукописи

Попов Алексей Юрьевич

□□34906ю

АКТИВНОСТЬ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ: СТРУКТУРА И ФУНКЦИИ В ИНТЕГРАЛЬНОЙ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ (на примере студентов вуза)

19.00.01 - Общая психология, психология личности, история психологии

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 8 ЯНВ ?010

Екатеринбург — 2010

Работа выполнена на кафедре практической психологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Пермский государственный педагогический университет»

Научный руководитель доктор психологических наук, доцент

Волочков Андрей Александрович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Батурин Николай Алексеевич

кандидат психологических наук, доцент Пономарева Ольга Яковлевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Удмуртский государственный

университет»

Защита состоится «16» февраля 2010 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.286.07 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М.Горького» по адресу: 620000, г. Екатеринбург, прЛенина, 51, ком. 248.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М.Горького».

Автореферат разослан « » сАН ¿с\р А_20 /Яг.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат педагогических наук, доцент \_Л.Г.Попова

Общая характеристика работы

Проблема исследования. С проникновением в психологию постнеклас-сической научной парадигмы на первый план вновь выходят исследования «внутреннего», субъектного и субъективного - того, что когда-то было признано либо неподдающимся исследованию (Skinner, 1971), либо поддающимся лишь при условии признания приоритета «внешнего» и объективного, например предметной деятельности (Леонтьев, 1979). Ведущей характеристикой субъекта является его активность (Брушлинский, 1991, 1992, 1994). С ростом интереса к проблеме субъекта в отечественной психологии нарастает число исследований активности субъекта. Но этот рост преимущественно экстенсивен - выделяются все новые формы, виды и компоненты активности - учебная, коммуникативная, волевая, эмоциональная, моторная, интеллектуальная, познавательная, «субъектная» и т.д. (Бодунов, 1976; Брушлинский, 1994; Высоцкий, 1979; Васюра, 1998; Герасимов, 1994; Гужва, 2004; Осницкий, 1996; Петровский, 1992; Праведникова, 1993 и др.).

Представители психологии субъекта в отечественной науке подчеркивают особое качество субъекта — его целостность и недизъюнктивность (Рубинштейн, 1957; Брушлинский, 1994; Знаков, 2005). Вероятно, активность «целостного» субъекта также проявляется целостно. Вместе с тем эмпирически проблема взаимосвязи различных проявлений активности субъекта, ее интеграции, конкретных оснований ее целостности остается мало изученной (Карпинский, 2002). Таким образом, ключевой проблемой данного исследования является проблема взаимосвязей различных проявлений активности субъекта и закономерностей их интеграции.

Производной от указанной проблемы является проблема эмпирических методов исследования интеграции различных проявлений активности субъекта. Первый шаг в ее решении - выделение частей этого целого, т.е. компонентов активности субъекта, и изучение их структурных взаимосвязей. При этом необходимо соблюдение трех условий: 1) наличие теоретической модели, достаточно обобщенной для исследования широкого спектра проявлений активности, однако достаточно конкретной для операционализаций и количественных измерений, 2) концептуальная и эмпирическая сопоставимость компонентов активности в рамках этой модели, 3) исследование взаимосвязей компонентов активности с точки зрения возможностей их интеграции в более обобщенные образования.

Актуальность исследования связана с представленной в работе попыткой перехода от поэлементного изучения отдельных видов и форм активности к изучению их взаимосвязей и конкретных закономерностей их интеграции. В этой связи предложен ряд эмпирических, статистических и иных методов, которые в определенной мере позволяют изучать различные виды и формы активности субъекта в их интеграции. Актуальным является также исследование функций активности субъекта в развитии индивидуальности человека как субъекта жизни, основанное на положениях теории интегральной индивидуальности (Мерлин, 1984). При этом особенно перспективными представляются предложенные пути сопоставительного исследования функций отдельных компонентов активности

субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности.

Цель исследования

Изучение активности субъекта жизни в интеграции различных ее проявлений.

Объект исследования

Активность субъекта жизни.

Предмет исследования

Структура активности субъекта жизни и ее функции в интегральной индивидуальности (на примере студентов вуза).

Гипотезы исследования:

1. Трехкомпонентная (трехфакторная) динамическая структура активности субъекта конкретной сферы взаимодействия (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность результатами) эмпирически пригодна для таких сфер взаимодействия, как учебная деятельность, общение, познание, созерцание и рефлексия.

2. Структура активности субъекта жизни характеризуется высокой централизацией взаимосвязей, что эмпирически выражается в наличии генерального фактора отдельных проявлений активности в учебной деятельности, общении, познании, созерцании и рефлексии.

3. Активность субъекта статистически значимо связана с показателями длительности его взаимодействий (в сферах учебной деятельности, общения, познания, созерцания и рефлексии), которые выражают индивидуальную организацию пространства жизни субъекта.

4. При нарастании активности субъекта жизни возрастает многозначность межуровневых взаимосвязей, что выражает ее способность выполнять опосредующую функцию в структуре интегральной индивидуальности.

Задачи исследования:

1. Провести анализ проблемы активности субъекта и ее отдельных проявлений в различных сферах взаимодействия по результатам исследований в отечественной и зарубежной психологии.

2. Разработать теоретическую модель активности субъекта жизни, описать ее основания и ограничения.

3. Валидизировать предложенную теоретическую модель. Для этого:

За. Разработать и провести психометрическую проверку диагностического инструментария, соответствующего теоретической модели активности субъекта жизни - методику «Диагностика активности студентов» (ДАС).

36. В рамках проверки структурной валидности шкал ДАС исследовать эмпирическую пригодность трехкомпонентной структуры активности субъекта (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность) в типичных сферах взаимодействия студентов вуза.

4. В ходе эмпирического исследования структуры активности субъекта жизни в выборке студентов вуза методами конфирматорного факторного анализа выявить меру централизации (строгой или нестрогой) взаимосвязей отдельных проявлений активности субъекта жизни, а также показателей длительности его взаимодействий в различных сферах.

5. В выборке студентов вуза с помощью многомерных корреляционных методов проверить гипотезу о способности активности субъекта жизни выполнять функцию опосредования межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности.

Методологические и теоретические основания работы. В общеметодологическом плане работа опирается на принцип системной организации психики человека (Ананьев, 2001; Ломов, 1984; Мерлин, 1986), принцип двойственности качественной определенности человека (Дорфман, 1993), объяснительные принципы и основные положения психологии субъекта (Брушлинский, 1995) и психологии человеческого бытия (Знаков, 2005; Рябикина, 2005 и др.), принцип «внешнее через внутреннее» (Рубинштейн, 1976). Теоретическим основанием исследования послужили теория интегральной индивидуальности человека (Мерлин, 1986; Вяткин, 2005), концепция целостной активности субъекта конкретной сферы бытия (Волочков, 2007), концепция «семантического интеграла» активности (Абульхано-ва-Славская, 1991), теория потока (Csikszentmihalyi, 1990), а также отдельные положения работ разных авторов о структуре, детерминантах и функциях активности (Богоявленская, 2002; Джидарьян, 1988; Крупнов, 1984; Петровский, 1997; Apter, 1982; Covington, 2001; Deci & Ryan, 1985; Fredricks, 2005; Pintrich, 2004; Waterman, 2005; Wolters, 2005). В плане оснований и алгоритмов психометрической проверки диагностических инструментов работа опирается на предложенный К.Поппером (1983) критерий фальсификации.

Методы исследования. Для диагностики активности субъекта жизни использовался разработанный и валидизированный нами в соответствии с предложенной теоретической моделью компьютерный диагностический комплекс -«Диагностика активности студентов» (ДАС). Для проверки конвергентной валид-ности этого комплекса использовались: «Пермский вопросник Я» Л.Я.Дорфмана, шкалы контроля за действием НАКЕМР-90 по Ю.Кулю в адаптации С.АЛЛапкина, опросник рефлексивности А.В.Карпова-В.В.Пономаревой, вопросник учебной активности студентов по А.А.Волочкову, тест «Смысложизненные ориентации» Д.А.Леонтьева и шкала автономности-зависимости в учебной деятельности по Г.С.Прыгину. В плане диагностики разноуровневых свойств интегральной индивидуальности студентов применялись 16-факторный опросник Р.Кеттелла, опросник свойств темперамента Я.Стреляу, опросник активации-торможения поведения Дж.Грея-Г.Уилсона. Для обоснования соответствия между самооценочным описанием активности и индивидуально организованного пространства жизни (с одной стороны) и реальным повседневным поведением респондентов (с другой стороны) на основе Метода выборочного опыта (Csikszentmihalyi, 1984, 1990) был разработан и проведен т.н. SMS-эксперимент, направленный на изучение конкретных, сиюминутных переживаний субъекта.

Выборка. Выборку составили 212 студентов 1-3 курсов Пермского государственного педагогического университета. В выборке наблюдается баланс студентов естественно-научного и гуманитарного профилей, однако выборка в целом несколько «смещена» к первому курсу. Следовательно, результаты данной работы в большей мере относятся к начальным этапам обучения в вузе.

Научная новизна исследования

1. Впервые предложена и валидизировава теоретическая модель активности субъекта жизни, интегрирующая частные проявления активности субъекта в таких сферах взаимодействия, как учебная деятельность, познание, общение, созерцание, рефлексия.

2. Впервые показана эмпирическая пригодность структуры активности субъекта жизни, построенной по динамическому принципу организации компонентов (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность), для различных сфер взаимодействия субъекта с миром.

3. Впервые в многообразии проявлений активности субъекта выявлен центральный компонент - активность в сфере рефлексии, который может интерпретироваться как ведущая активность для данной категории респондентов.

4. Впервые выявлена прямо пропорциональная и статистически значимая взаимосвязь активности как меры субъектности взаимодействия с длительностью взаимодействия в индивидуальном пространстве жизни. Показано, что субъект-ность взаимодействия связана с индивидуализацией этого пространства.

5. Выявлено, что активность субъекта жизни является звеном, опосредующим межуровневые взаимосвязи в интегральной индивидуальности студентов; впервые описаны и сопоставлены опосредующие функции отдельных компонентов активности субъекта жизни, а также ее «ядра» - субъектно-рефлексивной активности.

Теоретическая значимость исследования. Результаты исследования расширяют научные представления о взаимодействии различных проявлений активности человека. Предложена теоретическая модель активности субъекта, интегрирующая различные проявления активности субъекта в наиболее типичных сферах взаимодействия. Исследование вносит вклад в понимание активности субъекта как целостного феномена на основе количественного изучения централизации взаимосвязей компонентов активности как «меры целостности». Показана опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности, созданы условия для сопоставления ее с другими, уже известными звеньями.

Практическая значимость исследования заключается в создании компьютерного диагностического комплекса - «Диагностика активности студентов». Комплекс может применяться в консультировании и профориентации. Эмпирические данные о взаимодействии различных проявлений активности студентов, об организации их индивидуального пространства жизни могут учитываться в методической работе при планировании учебных курсов, внеучебных мероприятий, в психокоррекционной и консультативной работе со студентами.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования излагались и обсуждались на IV съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007), на всероссийских и международных научно-практических конференциях (Тамбов, 2006, Ижевск, 2007, Пятигорск, 2007), на конференциях Института психологии ПГПУ (Пермь, 2007, 2008). В 2007 году автор участвовал в реализации исследовательского гранта РГНФ № 07-06-00528а «Профессиональная активность учителя и поведение проблемного ученика» (руководитель - А.А.Волочков). Положения диссертации были использованы в

рамках международного кросскультурного исследования стресса учителей начальных школ во взаимодействии с проблемными детьми (кураторы - К. ван дер Вольф и Х.Эвераерт, г.Утрехт, Нидерланды). Результаты докладывались и обсуждались на международных конференциях в г.Утрехт (2007) и Парамарибо (Республика Суринам, 2008). Совместно с научным руководителем подготовлена и будет опубликована в 2010 году российская глава в международной монографии в серии "Research on Stress and Coping in Education" (издательство «Information Age Publishing», Greenwich, Connecticut). Материалы исследования используются в преподавании курсов «Психология личности», «Психология активности», «Экспериментальная психология». По теме диссертации опубликовано 13 работ, в том числе 3 статьи в центральной научной прессе (Сибирский педагогический журнал, 2007, №13; 2008, №12; Высшее образование сегодня, 2008, №2).

Положения, выносимые на защиту:

1. Структура активности субъекта конкретной сферы взаимодействия, представленная динамикой развертывания трех компонентов (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность), эмпирически пригодна для сфер учебной деятельности, познания, общения, созерцания и рефлексии в выборке студентов вуза. Это подтверждается тем, что диагностический инструмент, созданный на единых теоретических основаниях применительно к данным сферам взаимодействия, во всех случаях обладает удовлетворительными характеристиками структурной валидности, оценивающейся как эмпирическая пригодность конфирматорной структурной модели с тремя самостоятельными, но взаимосвязанными компонентами

2. В структуре активности субъекта жизни возможно выделить либо генеральный фактор активности, что свидетельствовало бы о строгой централизации взаимосвязей, либо своеобразное «ядро» взаимосвязанных компонентов на фоне относительно слабо связанных с этим «ядром» периферийных компонентов (нестрогая централизация взаимосвязей). Уровень и характер (строгий или нестрогий) централизации взаимосвязей может служить мерой интеграции проявлений активности субъекта в различных сферах взаимодействия.

3. В пространстве жизни студентов компоненты активности как меры субъектности взаимодействий статистически умеренно и попарно связаны с показателями эмпирически наблюдаемой длительности реальных взаимодействий в соответствующих сферах. Генеральный фактор или «ядро» активности субъекта жизни статистически достоверно взаимосвязаны с реальной длительностью взаимодействий в сферах познания, учебной деятельности и рефлексии, что может эмпирически свидетельствовать о мере субъектного вклада в индивидуальную организацию пространства жизни.

4. Активность субъекта жизни выполняет в структуре интегральной индивидуальности функцию опосредования межуровневых взаимосвязей: с ростом показателей активности нарастает многозначность межуровневых взаимосвязей, особенно между уровнями личностных и формально-динамических свойств. При этом ведущими в плане установления многозначных межуровневых зависимостей являются проявления активности в сферах, наименее регламентируемых извне

(созерцание и внеучебное познание), в то время как активность в учебной деятельности является наименее опосредующей.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, общих выводов, списка литературы, включающего 133 источника на русском и 92 - на иностранных языках, и 6 приложений. Объем основной части диссертации - 152 страницы.

Основное содержание работы

В первой главе «Обзор исследований активности в отечественной и зарубежной психологии» рассматриваются основные концепции и подходы к изучению активности, особое внимание уделяется проблеме соотношения активности и деятельности. В отечественных исследованиях в связи с данной проблемой могут быть выделены две наиболее обобщенные «линии» - «линия А.Н.Леонтьева - В.А.Петровского» и «линия С.Л.Рубинштейна - А.В.Брушлинского» (Волочков, 2007). Их соотнесение привело И.А.Джидарьян к формулировке парадокса "активность и шире, и уже деятельности" (Джидарьян, 1988). Каждая из "линий" имеет не только очевидно сильные стороны, но и внутренние методологические проблемы.

С «линией А.Н.Яеонтьева - В.А.Петровского» связано множество теоретических и экспериментальных исследований отдельных видов и проявлений активности в какой-либо деятельности (Крупнов, 1984; Матюшкин, 1982; Богоявленская, 2002; Джидарьян, 1988; Годовикова, 1984; Герасимов, 1994; Вяткин, 2005 и др.). Однако с нарастанием числа таких исследований картина активности становится все более фрагментарной и мозаичной. Кроме того, возникает проблема сопоставимости и обобщения результатов этих исследований.

С «линией С.Л.Рубинштейна - А.В.Брушлинского» связана разработка новой области знания - психологии субъекта и психологии человеческого бытия (Брушлинский, 1995; Знаков, 2005; Рябикина, 2005; Сергиенко, 2008). Исследуется психологическое время и психологическое пространство личности (Абульханова, 2001; Головаха, 1984; Ковалев, 1995). Вместе с тем в этом подходе приоритет отдается герменевтическому постижению, пониманию сущности целого. В последнее время предпринимаются попытки обеспечить целостное эмпирическое сопровождение исследований субъекта (Гужва, 2004; Коржова, 2001; Решетова, 2003), однако очевидно, что психология субъекта сегодня нуждается в развитии методологии эмпирических исследований, в том числе в разработке соответствующего диагностического инструментария (Карпинский, 2002).

В зарубежных исследованиях феноменов, близких к проблемам активности, могут быть выделены те же основные направления, что и в отечественной психологии. Первая группа исследований, сопоставимая с пониманием активности в «узком» смысле (Джидарьян, 1988), - это исследования мер субъектности на разных этапах взаимодействия, поведения. Мера субъектности детерминации поведения изучается в связи с проблемами мотивации (Covington et al., 2001; Deci & Ryan, 1985; Eskilson & Wiley, 1999; Fox & Calkins, 2003; Houkes at al, 2001; Katz

& Assor, 2007; Kazen et al., 2003; Lepper & Cordova, 1992; Miller & Brickman, 2004; Vansteenkiste & Deci, 2003). Появляются теории, фокусирующие внимание на существовании «неподкрепляемого» поведения (Brody, 1983; Condiy & Stokker, 1992; Deci & Ryan, 1985; Houkes, Janssen et al., 2001; Simons, Vansteenkiste et al., 2004; Vansteenkiste & Deci, 2003). Мера субъектности регуляции взаимодействия исследуется в рамках различных моделей саморегулирующегося обучения (self-regulated learning) и «школьной вовлеченности» (school engagement). Исследования в этой области составляют второе направление изучения активности в западной психологии (Ainley & Patrick, 2006; Aunola et al., 2000; Bandura, 1980; Dugas et al., 2001; Fox & Calkins, 2003; Kazen, Baumann & Kuhl, 2003; Pelletier et al., 2002; Ryan, Pintrich & Midgley, 2001; Turner, 2006; Urdan & Midgley, 2001; Waterman, 2005).

Вторая группа исследований связана с широким рассмотрением в едином пространстве тех видов взаимодействия, в которые включается субъект. По сути, речь идет об активности в широком плане - как совокупности всех взаимодействий человека с миром, сопоставимом с пониманием активности по С.Л.Рубинштейну (1976). Большая часть исследований сконцентрирована вокруг понятия «досуговое поведение» (leisure behavior), под которым подразумеваются сферы взаимодействия, не относящиеся непосредственно к учебе (Bartko & Eccles, 2003; Bradley & Wildman, 2002; Broman, 1995; Doke, 1975; Raymore et al., 2001 и др.). Целый ряд зарубежных исследований касается влияния досугового поведения подростков на паттерны поведения человека во взрослом возрасте (Asakawa & Csikszentmihalyi, 2000; Bohnert & Garber, 2008; Hong, Milgram & Whiston, 1993 и др.).

Как и в отечественной психологии, обе группы исследований проходят параллельно и до сих пор в интегративных концепциях не объединялись.

Также заслуживают упоминания «метод выборочного опыта» и «теория потока», предложенные M.Csikszentmihalyi (1990). Потоковое переживание характеризуется как «вершинное», возникающее в ситуации «оптимального вызова». Метод выборочного опыта был использован в диссертационном исследовании при организации т.н. SMS-эксперимента.

Во второй главе «Активность субъекта жизни: теоретическая модель и ее валидизация» приведены описание теоретической модели активности субъекта жизни и ее ограничений, описание методики «Диагностика активности студентов» (ДАС) и результатов ее психометрической проверки.

В первых двух параграфах описывается и обосновывается предлагаемая нами теоретическая модель активности субъекта жизни.

В соответствии с парадоксом И.А.Джидарьян (1988), в ходе анализа феномена активности человека можно акцентировать качественную или количественную стороны. В качественном аспекте активность представляет собой особый способ самовыражения и самоосуществления личности в жизни, при котором достигается (или нет) ее качество как целостного и саморазвивающегося субъекта. В количественном аспекте активность - это мера взаимодействия субъекта с объектами окружающей действительности (в том числе мера деятельности), которая приобретает смысл в сопоставлении со своей противоположностью -пассивностью (Джидарьян, 1988, с.94).

С одной стороны, человек проявляет активность в конкретных ситуациях и сферах взаимодействия, охватывающих целые группы частных ситуаций. Во взаимодействиях субъекта с миром обнаруживаются его сущностные характеристики (Рубинштейн, 1973). С.Л.Рубишптейн (1957) и А.В.Брушлинский (1995), классифицируя ситуации взаимодействия человека с миром, выделяют следующие его формы: предметная деятельность, общение, познание, созерцание. По С.Л,Рубинштейну, жизнь - это существование человека в мире, причем это существование не сводится к простой абстракции «быть», а характеризуется становлением, изменением субъекта в системе взаимодействий (Рубинштейн, 1957). Сходную позицию отстаивают представители психологии человеческого бытия (Знаков, 2005; Рябикина, 2005; Удачина, 1999). Таким образом, жизнь субъекта образована системой ситуаций, сфер, форм его взаимодействия с миром. Анализ конкретных ситуаций взаимодействия и обобщение их проявлений до уровня сфер, форм акцентирует содержательную, качественную сторону активности субъекта жизни.

Жизнь человека характеризуется, с одной стороны, социальной типичностью: каждый человек в той или иной мере осуществляет предметную деятельность, общается, познает, переживает, созерцает. Но в этом универсальном «пространстве жизни» у каждого свои акценты, соотношение сфер и ситуаций взаимодействия. Пространство жизни субъекта индивидуально-своеобразно, и это своеобразие в той или иной мере определяется выбором самого субъекта и является одной из характеристик субъектности (Нартова-Бочавер, 2008).

В нашем исследовании индивидуально-своеобразная организация пространства жизни эмпирически определялась путем оценки длительности присутствия субъекта в отдельных ситуациях взаимодействия. Спектр этих ситуаций составил своеобразное «меню выбора», которое для всех респондентов нашего исследования было общим (отражение социальной типичности жизни). Такое «меню» было определено на основе предварительного контент-аналитического исследования. Ситуация взаимодействия операционализируется нами как такое целостное занятие, на которое респондент реально (по итогам самонаблюдения и SMS-эксперимента) тратит свое время. Например, выполняет домашнее задание в рамках сферы учебной деятельности. По итогам контент-анализа и SMS-эксперимента (анонимного единовременного опроса всех респондентов с использованием современных средств коммуникации о том, чем они занимаются в настоящее время) спектр ситуаций взаимодействия многоэтапно уточнялся. Уточнялись и обобщенные сферы взаимодействия в нашей выборке. В итоге мы ограничили изучаемое пространство жизни студентов пятью наиболее типичными для них сферами взаимодействия: учебная деятельность, познание, общение, созерцание, рефлексия. Рассматриваемые сферы взаимодействия пересекаются с предложенными С.Л.Рубинштейном (1957) и А.В.Брушлинским (1995), однако содержание некоторых из них было переосмыслено. Так, сфера познания ограничена теми взаимодействиями, в которых отсутствуют учебные требования. Сфера созерцания ограничена целенаправленным созерцанием объектов художественной культуры - художественных фильмов и книг, музыкальных произведений. Добавлена сфера рефлексии. В соответствии с результатами контент-анализа, понятие

рефлексии в данном исследовании обладает двумя особенностями. Во-первых, речь идет о специальной организации своего времени для осуществления процесса рефлексии («полчаса наедине с собой»). Во-вторых, это всегда рефлексия по поводу себя и своего места в мире, т.е. личностная. Близким к такому пониманию оказывается, в частности, понятие саморефлексии (self-reflection), предложенное А.М.Грантом (Grant, 2002).

Таким образом, качественная сторона феномена активности субъекта жизни в предлагаемой теоретической модели представлена индивидуальным своеобразием пространства жизни субъекта в 5 наиболее типичных для студентов вуза сферах: учебная деятельность, познание, общение, созерцание, рефлексия. Человек проявляет свою активность в тех или иных ситуациях и сферах взаимодействия. С другой стороны, в рамках каждой га этих ситуаций и сфер человек действует активно. Данный аспект феномена активности акцентирует его количественную сторону. Измерение активности человека с этой стороны имеет давнюю историю в российской психологии. Так, А.ФЛазурский в 1916 г. для измерения динамических характеристик активности предложил принцип соотнесения комфортного и максимального темпа выполнения тех или иных действий. Позже этот метод был использован в работах А.И.Крупнова (1984 и др.). Однако его применение ограничено динамической стороной активности, игнорируется содержательное наполнение конкретной ситуации взаимодействия. С одной стороны, это позволило организовать ряд экспериментальных исследований (Вяткин, 2005; Крупнов, 1984). С другой - активность в этих исследованиях рассматривалась «узко» и все чаще сводилась к темпераментальной характеристике поведения (Крупное, 1992).

В нашем исследовании введена иная количественная мера активности, в соответствии с которой определяется и понятие активности. Активность в наиболее общем пиане понимается нами как мера субъектности во взаимодействии человека с миром. Такое понимание основано на идеях о том, что характеристики субъекта обнаруживаются в его взаимодействиях с миром (Рубинштейн, 1973), а также о том, что каждое такое взаимодействие можно характеризовать количественно, с позиций степени участия, вклада в него со стороны самого субъекта (Абульханова-Славская, 1991; Джидарьян, 1988; Лазурский, 2001; Петровский, 1992; Apter, 1982; Boekaerts, 2000; Deci & Ryan, 1985). Кроме того, такой подход дает возможность «субъектность /.../ попытаться описать некоторой совокупностью свойств, чего не сделаешь по отношению к субъекту - интегральной характеристике, претендующей на системность (целостность и неразрывность, несводимость к более простым свойствам)» (Осницкий, 1996, с.8).

При выборе данной совокупности свойств, характеризующих субъектность во взаимодействии человека с миром, мы исходили из динамических моделей активности, рассматривающих ее как процесс, развертывающийся на нескольких этапах. Один из вариантов такой динамической модели активности -структурно-функциональная модель - принадлежит А.И.Крупнову, который в любом акте поведения выделяет мотивационно-смысловой, операционально-динамический и результативный компоненты (Крупнов, 1984). Другой вариант -динамическая модель активности субъекта в конкретной сфере взаимодействия

по А.А.Волочкову, в которой активность субъекта понимается как самодвижение от 1) скрытого потенциала к 2) его реализации и, тем самым, к 3) созданию нового потенциала, вызревающего в результатах осуществленной активности (Волочков, 2007, с. 86). Третий вариант - понимание активности по КА.Абульхановой-Славской, которая, понимая активность как «семантический интеграл», выделяет в его составе три компонента: притязания личности (на основе которых формируется потребность во взаимодействии), саморегуляция и удовлетворенность (Абульханова-Славская, 1991, 2001). Общим для данных подходов является динамическая структура активности, проявляющаяся на разных этапах развертывающегося взаимодействия («запуск» взаимодействия, его регуляция и результат). В качестве исходной для построения структурной модели активности как меры субъектности взаимодействия нами была выбрана модель К.А.Абульхановой-Славской, в соответствии с которой предлагаются три компонента активности (т.е. три меры субъектности, характеризующие взаимодействие на разных этапах):

1. Потребность во взаимодействии выражает меру субъектности его выбора, меру внутренней детерминации активности субъекта в конкретном взаимодействии. Согласно К.А.Абульхановой-Славской, отличие активности и деятельности состоит в том, что деятельность исходит из потребности в предмете, а активность - из потребности в деятельности (Абульханова-Славская, 1991). Таким образом, потребность во взаимодействии может быть представлена как определенная точка в континууме интринсивность - экстринсивность в поведении субъекта (Deci, 1985).

2. Волевая регуляция взаимодействия выражает меру субъектности в реализации активности. Хотя К.А.Абульханова-Славская называет второй компонент активности «саморегуляцией», данное понятие раскрывается у нее через усилия по преодолению трудностей, личную настойчивость, направленную активизацию психических процессов, волевое усилие - все то, в чем в процессе саморегуляции субьектность человека проявляется наиболее ярко (Абульханова-Славская, 1991). В связи с этим в целях упрощенной операционализации данного компонента активности мы берем лишь одно из проявлений саморегуляции активности человека - волевую регуляцию. В психологии воля традиционно рассматривается как одна то важнейших характеристик субъектности (Высоцкий, 1979; Менынени-на, 1999; Прядеин, 1989; Селиванов, 1982). Основным признаком воли признается сознательное преодоление препятствий на пути к цели (Иванников, 2006). Аналогично с позиций концепции воли как контроля действий (Шапкин, 1997; Kühl, 1994) наиболее емкой характеристикой волевых усилий субъекта в ходе реализации взаимодействий является контроль действий в ситуациях неудачи (фрустрации) и множества побочных раздражителей. Индивидуальная точка контроля в этих ситуациях находится в континууме: импульсивное эмоциональное реагирование на неудачу и прекращение взаимодействия, отвлекаемость - волевая произвольность, фрустрационная толерантность и стремление к продолжению напряженного взаимодействия.

3. Удовлетворенность результатами взаимодействия выражает меру субъектности, меру представленности субъекта в итогах активности. При этом удовлетворенность личности связана не только с предметными результатами

деятельности, но и с усилиями по преодолению трудностей, т.е. подразумевает удовлетворенность собой в реализации данного взаимодействия (Абульханова-Славская, 1991). При таком понимании удовлетворенность связана с выходом субъекта за рамки привычного, принятого, требуемого, «среднестатистического», с самопреодолением. Удовлетворенность личности дает начало новому витку развития взаимодействия и становится новым потенциалом активности (Абульха-нова-Славская, 2001; Волочков, 2007).

Обобщение данных трех мер субъектности взаимодействия приводит к выделению систем более высокого порядка: 1) активность субъекта в конкретной сфере взаимодействия (в познании, в общении и т.д.) и 2) активность субъекта жизни как обобщенное соотношение выделенных мер субъектности в системе наиболее типичных сфер взаимодействия.

В соответствии с этой структурной моделью, понятие активности субъекта жизни формулируется следующим образом:

Активность субъекта жизни - это обобщенная мера субъектности взаимодействия человека с миром, выражающая субъектность в выборе, реализации и результатах каждой конкретной ситуации взаимодействия. При этом активность субъекта развертывается в пространстве жизни, сочетающем социальную типичность и индивидуальное своеобразие его организации.

Система активности субъекта жизни представлена 15-ю первичными компонентами (потребность, волевая регуляция и удовлетворенность в рамках каждой из пяти сфер взаимодействия), которые, вероятно, могут интегрироваться в более крупные взаимосвязанные образования. Как уже говорилось, мы различаем два уровня интеграции: активность субъекта конкретной сферы взаимодействия (общения, созерцания и т.д.) и собственно активность субъекта жизни как систему более высокого порядка.

Структура взаимосвязей между компонентами активности субъекта жизни может характеризоваться большей или меньшей системностью, целостностью. В работе степень выраженности системных эффектов в структуре этих взаимосвязей исследуется количественно, через свойство централизации. В работах Л. фон Берталанфи и последующих теоретиков системного подхода системные свойства суммативности и интегративности (целостности) рассматриваются как два полюса одного континуума, т.е. речь идет о мере целостности, о рассмотрении объектов не с позиций «система - не система», а с точки зрения выраженности системных эффектов (Берталанфи, 1969; Гайдес, 2005; Крайнюченко, 2005; Пригожин, 1986; Урманцев, 1988). В классическом варианте системного подхода по Л. фон Берталанфи свойства суммативности и интегративности связаны с двумя другими основными свойствами системы - механизацией и централизацией (которые также представляют собой единый континуум). Централизация - это такая неравноценность связей и элементов системы, при которой у части элементов (или одного элемента) повышается количество взаимосвязей с остальными элементами (Берталанфи, 1969). В результате незначительные изменения этой части сопровождаются существенными изменениями многих других элементов системы. Можно говорить о мере выраженности свойства централизации, т.е. о централизации строгой и нестрогой (Новиков, 2003). При строгой централизации центральный

элемент одинаково сильно взаимосвязан со всеми другими элементами системы. При нестрогой централизации часть элементов системы остается относительно независимой от центрального элемента. При отсутствии централизации каждый элемент системы одинаково сильно связан со всеми остальными, и в этих взаимосвязях нет даже относительно центрального элемента. В соответствии с принципами системного подхода, мера централизации взаимосвязей между компонентами активности рассматривается в работе как количественное выражение целостности феномена активности субъекта жизни: при возрастании централизации возрастает мера целостности (Берталанфи, 1969; Крайнюченко, 2005). При этом строгая централизация взаимосвязей в работе операционализируется через наличие генерального фактора активности, лежащего в основе всех ее конкретных проявлений. Альтернативная (нецентрализованная) модель предполагает наличие пяти автономных «активностей» (в сферах учебной деятельности, познания и т.д.), равнозначно взаимосвязанных друг с другом. Интегративность (целостность) системы обеспечивается не только централизацией, но и другими свойствами, например, иерархической организацией элементов, функциональной согласованностью и т.д. (Берталанфи, 1969; Гайдес, 2005; Крайнюченко, 2005). В связи с ограниченностью конкретного исследования в данной работе в качестве показателя целостности системы активности субъекта жизни используется только свойство централизации.

В третьем и четвертом параграфах описан разработанный в соответствии с теоретической моделью компьютерный диагностический инструментарий -«Диагностика активности студентов» (ДАС), а также результаты его психометрической проверки. Активность как мера субъектности взаимодействия человека с миром, а также длительность присутствия субъекта в той или иной ситуации взаимодействия могут оцениваться с использованием самооценочных и экспертных процедур. На основе данной теоретической модели активности субъекта жизни нами был разработан и прошел психометрическую проверку компьютерный диагностический комплекс «Диагностика активности студентов» (ДАС). Диагностический комплекс состоит из двух частей - «Вопросник пространства жизни» (ВПЖ) и «Вопросник субъектности взаимодействий» (ВСВ). На первом этапе работы с программой (Вопросник пространства жизни - ВПЖ) респонденту необходимо из предложенного «меню» ситуаций взаимодействия составить типичный день своей жизни («такой, какая она есть сейчас»). При этом респондент указьюает время, обычно затрачиваемое им на то или иное занятие. В сумме должно получиться 24 часа. Таким образом, субъект выбирает свои предпочтения из типичных для данного возраста взаимодействий (что?) и длительность этих предпочитаемых взаимодействий (сколько?). Соответствующие показатели обозначены как шкалы длительности взаимодействий в сферах учебной деятельности, познания, общения, созерцания и рефлексии, соотношение которых характеризует индивидуальные особенности организации пространства жизни субъекта.

Второй этап работы с программой - Вопросник субъектности взаимодействий (ВСВ) - соответствует количественной мере субъектности в выборе, реализации и результатах взаимодействия (насколько?). Респонденту необходимо оценить соответствующие утверждения Вопросника, сформулированные примени-

тельно к каждому го занятий. Вопросник включает 75 пунктов, сгруппированных в 15 первичных шкал. Каждая из первичных шкал ВСВ измеряет одну из мер субъектности взаимодействия в рамках одной из сфер взаимодействия: например, шкалы «потребность (мера субъектности выбора) в сфере рефлексии», «волевая регуляция (мера субъектности контроля) в сфере познания» и т.д. На этой основе вычисляются 5 суммарных шкал активности в сферах познания, созерцания и т.д. Индивидуальный результат, генерируемый программой, представлен в виде кругового графика.

Многоэтапная психометрическая проверка диагностического комплекса активности студентов (ДАС) проведена на основе авторского алгоритма с использованием экслораторного факторного анализа, прогнозирования устойчивости факторных структур по индексу КМО и конфирматорного факторного анализа на основе асимптотических ковариационных матриц и индексов пригодности с поправками Саторры-Бентлера. Алгоритм основан на логике тестирования гипотез, т.е. стратегии фальсификации в противоположность стратегии поиска эмпирических подтверждений, верификации (Поппер, 1983) и включает 6 стадий: две разведочные (анализ пунктов частей комплекса), две стадии валидюации и кроссвалидизаии (на разных выборках) с приоритетом процедуры кроссвалидиза-ции. На этих стадиях тестируется пригодность теоретической модели, а ее степень оценивается одним числом (или небольшим количеством индексов). Эти индексы могут быть в дальнейшем использованы в мета-анализе (пятая и шестая стадии алгоритма) для сопоставления результатов разных исследований.

В ходе психометрического исследования ВСВ проанализированы устойчивость факторных структур, надежность шкал по внутренней согласованности (альфа Кронбаха), конвергентная и дивергентная валвдности по отношению к ряду близких или контрастных шкал других диагностических методик («Пермский вопросник Я» Л.Я.Дорфмана, «Шкала контроля за действием» по Ю.Кулю, «Вопросник рефлексивности» А.В.Карпова - В.В.Пономаревой, «Вопросник учебной активности студентов» по А.А.Волочкову, тест «Смысложизненные ориентации» по Д.А.Леонтьеву и шкала автономности-зависимости в учебной деятельности по Г.С.Прыгину). Результаты свидетельствуют о хороших психометрических качествах вопросника.

Далее описываются результаты SMS-эксперимента, направленного на доказательство того, что ДАС отражает реальное повседневное поведение респондентов (критериальная валидностъ). Эксперимент основан на Методе выборочного опыта (Csikszentmihalyi, 1984). Участникам эксперимента (50 человек) были выданы опросные блокноты, проведен инструктаж. В течение недели по 7 раз в день (в случайные моменты времени, но одновременно) участникам приходили SMS-сообщения, сразу после получения которых им необходимо было заполнить очередную страницу блокнота. Каждая страница включала в себя 5 пунктов: «Чем Вы сейчас занимаетесь?», «Сколько уже времени (приблизительно) Вы занимаетесь этим?», «Насколько Вам интересно?», «Хотите ли Вы продолжать?», «Как быстро течет время?». В итоге составлялась усредненная картина моментов жизни субъекта и его непосредственных личностных реакций на происходящее. Показатели, полученные в SMS-эксперименте, сопоставлялись с показателями длительно-

ста и субъектности взаимодействий ДАС с помощью канонического анализа. В целом шкалы длительности взаимодействий ДАС обладают высокой критериальной валидностью. Канонические корреляции «временных» показателей двух диагностических процедур оказываются незначимыми (11=0.56, %2 (36)=27.136, р=.85643) только для сферы познания. Самооценка длительности взаимодействия больше совпадает с объективными показателями его длительности в «социальных» сферах - общение и учебная деятельность (в учебной деятельности 11=0.76, $ (16)=53.674, р=.00001), меньше - в сферах «наедине с собой», т.е. созерцание и особенно рефлексия (11=0.60, %2 (25)=39.228, р=.03503). При проверке критериальной валидности суммарных шкал активности ДАС наибольшее совпадение результатов двух диагностических процедур обнаруживается в сферах созерцания и рефлексии, что свидетельствует о близости феномена активности в этих сферах к т.н. «переживаниям потока» (СзИсзгеЩпнЬа^!, 1990). Т.е. ощущения полной включенности в жизнь студенты достигают именно тогда, когда минимально давление внешних требований.

В целом психометрическая проверка «Диагностического комплекса активности студентов (ДАС) свидетельствует о его валидности и надежности, а одновременно - об эмпирической пригодности предложенной нами теоретической модели активности субъекта жизни.

В третьей главе «Структурные взаимосвязи компонентов активности субъекта жизни» последовательно рассматриваются различные группы структурных взаимосвязей в системе активности субъекта жизни, а также взаимосвязи компонентов этой системы с индивидуальными особенностями организации пространства жизни субъекта.

В первых двух параграфах описывается алгоритм и результаты исследования структуры активности субъекта конкретной сферы взаимодействия. Обсуждается центральный по отношению к валидизации теоретической модели активности субъекта жизни этап психометрической проверки ДАС - этап кроссва-лидизации в выборке 212-ти респондентов. В соответствии с логикой психометрического исследования (ТаЬасйшск & Р1с1е11, 2007; игЫпа, 2004), проверка структурной валидности вопросника одновременно являлась проверкой эмпирической пригодности самой структурной модели, лежащей в его основе. В итоге нами была получена конфирматорная модель, включающая три самостоятельных (без кросснагрузок), но взаимосвязанных фактора. При этом вычислялись индексы пригодности данной модели для типичных сфер взаимодействия студентов (см. табл. 1) В целом все модели оказываются пригодными, однако степень этой пригодности несколько варьируется (наилучшим образом заявленная модель описывает активность в сферах рефлексии и познания, несколько хуже - в сферах созерцания и учебной деятельности). Таким образом, нашла эмпирическую поддержку гипотеза о пригодности в выборке студентов вуза трехкомпонентной структуры активности (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность) в конкретных сферах взаимодействия: учебная деятельность, познание, общение, созерцание и рефлексия.

Таблица 1

Индексы пригодности факторных моделей для субтестов ВСВ _(Вопросника субъектности взаимодействий)

Индекс Общение Созерцание Познание Учебная деятельность Рефлексия

87 87 87 87 87

%2 124.63 180.64 114.56 191.45 103.48

у2 (Саторра-Бентлер) 51.30 137.16 78.83 85.92 103.87

ШБЕА 0.045 0.071 0.039 0.075 0.030

Я2(Я- детерминация) 0.392 0.346 0.258 0.43 0.298

И2 (Я-контроль) 0.236 0.426 0.326 0.354 0.202

^ (Я-результат) 0.19 0.418 0.270 0.454 0.196

Мощность 0,95 0.95 0,95 0,95 0.95

В третьем параграфе описывается структура активности субъекта жизни как более обобщенной системы, объединяющей всю совокупность сфер взаимодействия. В целях проверки предположения о централизации этой структуры (гипотеза 2) была специфицирована конфирматорная модель, в которой пять первичных латентных факторов (активность в одной из сфер взаимодействия) были взаимосвязаны с одним вторичным (генеральный фактор активности), но не связаны между собой. Такая модель является выражением системы со строгой централизацией взаимосвязей, т.е. (в соответствии с принятым в данной работе подходом), системы с высокой мерой целостности. В данном случае системные эффекты заключаются в том, что даже незначительные изменения в центральном компоненте системы (генеральном факторе) будут ассоциироваться с изменением всех остальных (нецентральных) структурных компонентов. Тестирование модели в пакете ПЗИЕЬ 8.80 показало ее низкую пригодность: статистическая мощность составила 0,95, у1 = 223,90, сИ~= 91, СР1 = 0,87, Ш = 0,87, СИ = 0,88, ИМБЕА = 0,083.

В качестве альтернативной была специфицирована модель, в которой пять первичных латентных факторов равнозначно коррелируют друг с другом, однако вторичный латентный фактор отсутствует. Альтернативная модель в данном случае является выражением суммативной системы, обладающей минимальной централизацией взаимосвязей. Это система, в которой «все связано со всем», но в этих взаимосвязях нет даже относительно центрального элемента. Данная модель оказывается более пригодной: у2 = 183,49, с!Г = 80, СБ1 = 0,90, М = 0,90, = 0,90, ЮИКЕА = 0,078. Тестирование разницы коэффициентов пригодности показывает, что улучшение модели статистически достоверно: у2 = 40,41; сН1, = 11; р < 0,001. Таким образом, при выборе между качественно своеобразными, хоть и связанными, «активностями» пяти сфер взаимодействия и единой активностью, лежащей в основе всех ее конкретных проявлений, предпочтительнее первый вариант. Однако и он не совершенен: очевидно, взаимосвязи между различными

сферами реализации активности сложны и специфичны.

Для прояснения специфики этих взаимосвязей альтернативная модель была подвергнута последовательной модификации с использованием модификацион-ных индексов LISREL 8.80. При этом поясняется, что на данном этапе совершается переход от фальсификации к верификации, следовательно, полученная модель будет нуждаться в повторной кроссвалидизации. В результате была получена статистически пригодная структурная модель активности субъекта жизни. Эта модель приведена на схеме (см. ниже). 90-процентный интервал доверия RMSEA расположен между 0,019 и 0,060. CFMFI = 0,96, GFI=0,94, AGFi-0.90. Совокупный коэффициент детерминации первичных шкал ВСВ пятью латентными факторами составляет 0,34 (34 процента объяснимой дисперсии), что по критериям Дж.Коэна является значительной величиной эффекта (Field, 2005).

в.?о» ПОТР

Chi-Squat в=1СШ. 17, df=?9, P-value=D.01635, RMSEA.=0.Ö42

Схема структуры активности субъекта жизни: эмпирически подкрепляемая модель

Примечание. Латентные факторы (шкалы) обозначены в овалах. В прямоугольниках приведены первичные шкалы Вопросника субъектносги взаимодействий: ПОТР = потребность во взаимодействии, ВР = волевая регуляция взаимодействия, УД = удовлетворенность результатами. Все параметры (пути) модели стандартизованы и сопоставимы с величиной г. Стрелки от латентных факторов к первичным шкалам обозначают факторные нагрузки данных шкал. Дуговые линии обозначают корреляции между латентными факторами. Ниже приведены основные индексы пригодности модели.

Далее в главе приводится интерпретация полученной структуры. Очевидно, в структуре активности студентов эмпирически обнаруживается центральный элемент - активность в сфере рефлексии. Таким образом, структура характеризуется централизацией, но нестрогой: в структуре взаимосвязей может быть выделено «ядро» (элементы, сильнее связанные с центральным) и «периферия». Вероятно, именно на основе активности в сфере рефлексии в этом возрасте: совершается выбор глубины общения с Другими (субъектность в результатах взаимодействия в сфере общения), выбор качества окружающей субъекта культуры (субъектность результатов взаимодействия в сфере созерцания), выбор предмета собственного самостоятельного познания (субъектность выбора в сфере познания: субъект гораздо ярче проявляет свою собственную познавательную активность тогда, когда его «никто не видит»), а также выбор: учиться - не учиться (субъектность выбора в учебной деятельности). Кроме того, активность в сфере рефлексии теснее связана с внеучебным познанием, чем с учебным, что может свидетельствовать о том, что исследования познавательной активности, проводящиеся лишь в рамках учебной деятельности, ограничены.

Этот результат подтверждает предположения А.А.Волочкова о том, что ведущей активностью в юношеском возрасте является смыслообразующая активность (Волочков, 2002). Полученный результат также подтверждает предположения В.В.Давыдова, В.И.Слободчикова и Г.А.Цукерман (1992) о существовании третьего («недостроенного») слоя рефлексии в учебной деятельности (слой самосознания) и о возможной инверсии, происходящей в юношеском возрасте (данный слой учебной деятельности становится ведущим).

«Ядро» системы активности субъекта жизни мы обозначаем термином «субъектно-рефлексивная активность». Предлагается индекс субъектно-рефлексивной активности (ИСА). Наличие «ядра» системы активности субъекта жизни означает существование выраженного симптомокомплекса отдельных проявлений активности в учебной деятельности, общении, познании, созерцании и рефлексии, т.е. структура активности субъекта жизни характеризуется централизацией взаимосвязей, но нестрогой - она относительно целостна. В студенческом возрасте конкретным основанием этой целостности является активность в сфере рефлексии, которая может интерпретироваться как ведущая активность для исследуемой группы респондентов. Таким образом, вторая гипотеза работы находит частичную поддержку.

В четвертом параграфе описывается специфика и типология организации пространства жизни в студенческом возрасте, обсуждаются возможности применения ДАС для диагностики индивидуальных профилей соотношения длительности и субъектности взаимодействий. Находит подтверждение третья гипотеза работы: в студенческом возрасте показатели активности субъекта в различных сферах взаимодействия умеренно взаимосвязаны с длительностью взаимодействий в соответствующих сферах. При этом обнаруживаются дополнительные особенности этих взаимосвязей: их схожесть по абсолютной величине (корреляции колеблются от 0,16 до 0,28), попарность и относительная централизация вокруг субъектно-рефлексивной активности. Субъектно-рефлексивная активность оказывается взаимосвязанной с показателями длительности взаимодействий в трех из пяти

сферах взаимодействия (познание, учебная деятельность, рефлексия). Абсолютная величина корреляций свидетельствует о том, что построение индивидуального пространства жизни в студенческом возрасте объясняется собственной активностью и собственными предпочтениями субъекта не более чем на 10 процентов. Данный результат говорит о том, что индивидуальная расстановка акцентов в пространстве жизни частично (но не полностью) связана с активностью самого субъекта. Кроме того, данный результат может интерпретироваться как эмпирическое свидетельство степени различия между конструктами (внутренней) активности субъекта и его (внешне наблюдаемого) поведения.

В целом результаты исследования, описанные в главе, частично поддерживают и уточняют вторую гипотезу работы. Эмпирически обнаружено «ядро» системы активности субъекта жизни в студенческом возрасте, показано, что эта система характеризуется нестрогой (относительной) централизацией. Подтверждается и конкретизируется и третья гипотеза работы.

В четвертой главе («Опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности») приводятся основные положения теории интегральной индивидуальности (ИИ) В.С.Мерлина, описываются результаты проверки гипотез о выполнении системой активности субъекта жизни функции звена, опосредующего взаимосвязи свойств в структуре интегральной индивидуальности студентов.

В первом параграфе описываются основные положения теории интегральной индивидуальности В.С.Мерлина. В свете теории В.С.Мерлина (Мерлин, 1986; Вяткин, 2005) интегральная индивидуальность - это целостная саморазвивающаяся и самоорганизуемая система, представленная относительно самостоятельными иерархическими уровнями индивидуальных свойств (от биохимических свойств организма до социально-психологических свойств). При этом акцент делается не на совокупности свойств, а на характере связи между ними: внутриуровневые свойства человека связаны однозначно, межуровневые - многозначно. Одна из центральных задач интегрального исследования индивидуальности - установление в связях между разноуровневыми свойствами опосредующих звеньев. При этом опосредование понимается нами как изменение, когда с изменением опосредующего звена меняются количество и характер взаимосвязей разноуровневых свойств интегральной индивидуальности, прежде всего, их многозначность (Дорфман, 2003, 2005). Повышение многозначности во взаимосвязях межуровне-вых свойств свидетельствует об их большей гибкости, взаимной компенсаторности и интерпретируется как мера интеграции и ресурсов саморазвития системы индивидуальности человека.

Во втором параграфе обосновывается возможность применения канонического R для интегральной характеристики взаимосвязей межуровневых свойств в структуре ИИ. В ходе математического моделирования по Монте Карло (с симуляцией близких к данной работе условий и использованием 400 сгенерированных псевдовыборок) показано, что: 1. Следует рассматривать однозначность и многозначность связей не как качественно разные характеристики, а как точки единого континуума «значности»; 2. Показатели канонической корреляции R могут использоваться для количественного описания этого континуума.

В третьем параграфе разработанный алгоритм применяется для тестирования гипотезы об опосредовании межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности. Проверка осуществлялась с помощью расщепления выборки на две части (низкоактивные и высокоактивные респонденты) и сопоставления канонических корреляций между уровнями интегральной индивидуальности в каждой из подвыборок. Общая выборка респондентов расщеплялась по индексу субъектно-рефлексивной активности (ИСА), а также по показателям активности в конкретных сферах взаимодействия. Такая организация исследования позволила впервые для Пермской школы психологов эмпирически ставить вопрос о соотношении различных опосредующих звеньев в структуре интегральной индивидуальности. Результаты анализов обобщены в Таблице 2.

Таблица 2

Опосредование как изменение степени многозначности межуровневых связей в интегральной индивидуальности: сопоставление опосредующих функций активности в пяти сферах взаимодействия

Коррелируемые уровни индивидуальности субъекта

Личность и темперамент Личность и нервная система Темперамент и нервная система

Ицдекс субъектно-рефлексивной активности Р = 0.2099 Р = 0.4039 Р = 0.3034

Общение Р - 0.5857 К Р = 0.6052 Р = 0.6050

в Созерцание Р = 0.0489 Р = 0.7703 Я Р = 0.8532 Я

С Познание Р = 0.0748 Р = 0.3461 Р = 0.4316

ивно сферс Учебная деятельность Р-0.7674 Р = 0.2154 Р = 0.5090 Я

С Рефлексия Р = 0.3640 Р = 0.7603 Р = 0.1138

Примечание. Р - статистическая значимость разницы между каноническими корреляциями в группах высокоактивных и низкоактивных (в той или иной сфере взаимодействия) респондентов. Чем меньше этот показатель, тем больше проявляется опосредующая роль активности в структуре интегральной индивидуальности студентов. Буква Я означает, что в группе низкоактивных студентов каноническая корреляция больше, чем в группе высокоактивных (т.е. с ростом активности происходит снижение многозначности межуровневых связей).

Очевидно, что с ростом субъектно-рефлексивной активности наибольшее возрастание многозначности межуровневых связей наблюдается между уровнями личности и темперамента, наименьшее - между свойствами личности и нейроди-намическими свойствами. Студенты с высокой выраженностью показателя субъектно-рефлексивной активности обладают более гибкой системой взаимосвязей свойств темперамента и свойств личности. У этих студентов больше возможностей для компенсации одних свойств другими. «Значность» взаимосвязей между

уровнями психодинамики и нейродинамики меняется не столь сильно. Вероятно, это говорит в первую очередь о личностной обусловленности системы активности субъекта жизни: субъект порождает смыслы и творит себя сам, перестраивая структуру взаимосвязей своих личностных свойств с более наследственными, не зависящими от него характеристиками.

Лидирующими в плане установления многозначных зависимостей между свойствами личностного и темпераментального уровня являются проявления активности в сферах познания (р=0,075) и созерцания (р=0,049), т.е. в неструктурированных и нерегламентированных извне видах взаимодействия. В этих сферах активность предполагает большую гибкость и свободу студентов в плане компенсации одних свойств своей индивидуальности другими. Функция опосредования связей данных двух уровней, выполняемая активностью в сфере рефлексии, уступает уже в 5-7 раз (р=0.3640). Следующая по «силе опосредования» связей -активность в учебной деятельности. Очевидно, что активность в сферах созерцания и внеучебного познания «дорогого стоит»: здесь думать и стараться никто не заставляет и даже не считает престижным. Тем не менее важность этих сфер взаимодействия для становления активно адаптирующейся к меняющимся условиям гибкой индивидуальности несомненна. Данный результат показывает, что развитие индивидуальности студентов в гораздо большей степени осуществляется за пределами университета,

В межуровневых связях свойств нервной системы и свойств темперамента «наиболее опосредующей» оказывается активность в сфере рефлексии. Вероятно, это можно объяснить тем, что на высших уровнях развития смыслообразующей активности субъект начинает преодолевать, изменять некоторые из своих природных качеств.

Таким образом, активность субъекта жизни является звеном, опосредующим межуровневые связи в структуре интегральной индивидуальности студентов. Проведенное сопоставительное исследование позволяет сделать вывод о том, что с точки зрения развития системы индивидуальности ведущей в студенческом возрасте является не учебно-профессиональная деятельность (Кулагина, 2004; Шаповаленко, 2005), а другие сферы взаимодействия, преимущественно не регламентируемые извне.

Общие выводы

1. Как в отечественной, так и в зарубежной психологии существует двоякое понимание активности, подходящее под формулировку парадокса «активность и шире, и уже деятельности» (Джидарьян, 1988). С одной стороны, активность исследуется как мера какой-либо деятельности, и в этом направлении выделяются все новые проявления активности «по видам деятельности» (познавательная, коммуникативная и т.д.). Преимуществом направления является наличие эмпирических исследований, недостатком - слабая сопоставимость различных видов активности. С другой стороны, активность исследуется как сущностная характеристика субъекта, что приводит к приоритету качественных методов и ослаблению эмпирической составляющей. Назревает необходимость в более обобщенных, но все же эмпирических (количественных) подходах к исследованию активности на основе интеграции отдельных ее проявлений.

2. В качестве одного из таких подходов в работе предложена теоретическая модель активности субъекта жизни, которая понимается как обобщенная мера субъектности взаимодействия человека с миром в индивидуально организованном пространстве жизни.

3. Результаты валидизации данной модели показывают, что трехкомпо-нентная динамическая структура активности субъекта конкретной сферы взаимодействия (потребность во взаимодействии, волевая регуляция, удовлетворенность) в студенческом возрасте эмпирически пригодна для сфер общения, созерцания, внеучебного познания, учебной деятельности и рефлексии. Соответствующая гипотеза получила поддержку в ходе поэтапного психометрического исследования диагностического инструментария, разработанного на основе предложенной модели активности субъекта жизни. Для всех исследуемых сфер взаимодействия предложенная модель на этапе кроссвалидизации соответствует эмпирическим данным (%2Ш от 1,2 до 2,2; ЯМБЕ А от 0,03 до 0,075; мощность 0,95).

4. Гипотеза о высокой централизации взаимосвязей в структуре активности субъекта жизни у студентов находит частичную эмпирическую поддержку. Предположение о строгой централизации взаимосвязей (относительно предполагаемого генерального фактора активности) не подтверждается (%2Ш = 2,46; КМБЕА = 0,083; СР1 = 0,87). Тем не менее обнаружено, что структура активности субъекта жизни в студенческом возрасте характеризуется нестрогой централизацией взаимосвязей. С одной стороны, в ней выделяется симптомокомплекс централизованно связанных элементов (в котором центральным элементом является активность в сфере рефлексии), т.е. «ядро» системы активности субъекта жизни, обозначенное нами как «субъектно-рефлексивная активность». С другой стороны, выделяются и периферийные элементы, слабо связанные с этим «ядром»: меры субъектности выбора и контроля взаимодействий в сферах созерцания и общения (у2Ж = 1,37; ГШБЕА = 0,042; СР1 = 0,96). Обнаружение в системе активности студентов «ядра» (субъектно-рефлексивной активности) поддерживает ранее высказанную А.А.Волочковым гипотезу о ведущей роли смыслообразующей

активности в юношеском возрасте. В соответствии с принятыми в работе подходами, нестрогая централизация взаимосвязей в системе активности субъекта жизни интерпретируется в пользу относительной целостности этой системы, при этом активность субъекта в сфере рефлексии представляет собой эмпирически обнаруженное конкретное основание этой целостности и может интерпретироваться как ведущая активность для данной выборки респондентов.

5. Компоненты активности субъекта жизни умеренно (г = 0,16 - 0,28), положительно и попарно связаны с показателями длительности взаимодействий в соответствующих сферах. Субъектно-рефлексивная активность централизованно взаимосвязана с длительностью взаимодействий в трех из пяти сферах жизнедеятельности: познание, учебная деятельность и рефлексия. Это свидетельствует в пользу того, что индивидуальная организация пространства жизни, расстановка в этом пространстве индивидуальных акцентов частично (но не полностью) связана с выбором и предпочтениями самого субъекта.

6. Эмпирически поддерживается гипотеза о способности активности субъекта жизни выполнять опосредующую функцию в структуре интегральной индивидуальности студентов: с ростом индексов активности субъекта жизни повышается многозначность межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности студентов, особенно между уровнями личностных и темпераментальных свойств. При этом ведущими в плане опосредования индивидуальных свойств оказываются не учебные взаимодействия, как можно было бы предположить в связи с представлениями об учебно-профессиональной деятельности как ведущей в студенчестве, а другие сферы взаимодействия, преимущественно не регламентируемые извне (созерцание, внеучебное познание, рефлексия). Обнаружено также, что именно в этих сферах активность субъекта студенческого возраста наиболее близка к вершинным, «потоковым» переживаниям полной включенности в жизнь (СБНсзгепйпШа^!, 1990).

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

I. Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК РФ:

1. Попов, А.Ю. "Внешнее" и "внутреннее" в целостной активности субъекта бытия (на примере студентов вузов) / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Сибирский педагогический журнал. -2007.13.-С. 327-335. -0,5 п.л./0,35 п.л.

2. Попов, А.Ю. Диагностика целостной активности субъекта жизнедеятельности / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Высшее образование сегодня. - 2008. - №2. -С. 46-50. - 0,4 п.л./0,3 п.л.

3. Попов, А.Ю. Метод выборочного опыта в исследовании активности студентов / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Сибирский педагогический журнал. - 2008. -№ 12. - С. 204 - 211. - 0,5 п.л./0,35 пл.

II. Другие публикации:

4. Волочков, A.A. Целостная активность субъекта жизнедеятельности: концептуальная модель и пути эмпирических исследований / А.А.Волочков, А.Ю.Попов // Вестник ВЭГУ. Серия «Педагогика и психология». - Уфа: Восточный университет, 2008. -№1 (33). - С. 34-44. (Авторские не разделены).

5. Попов, А.Ю. Действие критериев верификации и фальсификации при проверке конструктной валидности вопросников / А.Ю.Попов // Материалы IV Всероссийского съезда Российского психологического общества. - Москва; Ростов-на-Дону: Изд-во «Кредо», 2007. - С. 63-64.

6. Попов А.Ю. Диагностика целостной активности субъекта жизнедеятельности: предварительные данные о конструктной валидности / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы: сборник научных трудов. - Кемерово: Кузбас-свузиздат, 2007. - С. 55-60. (Авторские не разделены).

7. Попов, А.Ю. Исследование целостной активности субъекта жизнедеятельности: проблемы и результаты / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Вестник ПГПУ. -Серия 1. "Психология". - 2007. - № I. - С. 23-37. (Авторские не разделены).

8. Попов, А.Ю. Каноническое R как количественное выражение много-многозначности связей: исследование Монте Карло / А.Ю.Попов // Вестник ПГПУ. Серия 1. "Психология". - 2008. - № 1-2. - С. 46-55.

9. Попов, А.Ю. Проблема сопоставимости в исследовании целостной активности субъекта жизнедеятельности / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Психология: образ российской науки в начале XXI века. Симпозиум XIII: материалы V Международного конгресса "Мир на ■ Северном Кавказе через языки, образование, культуру". - Пятигорск: ПГЛУ, 2007. - С. 33-35. (Авторские не разделены).

10. Попов, А.Ю. Целостная активность субъекта жизнедеятельности: понятие, структурная модель, диагностика / А.Ю.Попов, А.А.Волочков // Практическая психология: от фундаментальных исследований до инноваций: материалы Между-

народной научно-практической конференции. - Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р.Державина, 2006. - С. 524-533. (Авторские не разделены).

11. Попов, А.Ю. Целостная активность субъекта жизнедеятельности и социальное поведение студенчества / А.Ю.Попов // Социальный мир человека: материалы Всероссийской научно-практической конференции "Человек и мир: социальное поведение личности в изменяющемся мире". - Ижевск: Удмуртский гос. унт, 2007.-С. 123-124.

12. Попов, А.Ю. Целостная активность субъекта жизнедеятельности как механизм управления индивидуальным временем / А.ЮЛопов, А.А.Волочков // Материалы IV Всероссийского съезда Российского психологического общества. -Москва; Ростов-на-Дону: Изд-во «Кредо», 2007. - С. 63. (Авторские не разделены).

13. Попов, А.Ю. Целостная активность субъекта жизнедеятельности: понятие, результаты и перспективы исследований / А.Ю.Попов // XXIII Мерлинские чтения: материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. -Пермь, 2008.-С.68-70.

Подписано в печать 28.12.2009 Формат 60x90 1/16. Бумага офсетная. Печать на ризографе. Усл. печ. л. 1,6. Тираж 100 экз. Пермский государственный педагогический университет 614990, г.Пермь, ул.Сибирская, 24.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Попов, Алексей Юрьевич, 2009 год

Введение.

Глава 1. Обзор исследований активности в отечественной и зарубежной психологии.

1.1. Исследования активности в отечественной психологии.

1.1.1. Проблема соотношения категорий «активность» и «деятельность»

1.1.2. Исследования активности с позиций теории деятельности.

1.1.3. Исследования активности с позиций психологии субъекта.

1.1.4. Выводы.

1.2. Исследования активности в зарубежной психологии.

1.2.1. Проблема субъектной детерминации поведения.

1.2.2. Проблема субъектной регуляции процесса взаимодействия.

1.2.3. Проблема досугового поведения.

1.2.4. Проблема включенности во взаимодействие: теория потока.

1.2.5. Выводы.

Глава 2. Активность субъекта жизни: теоретическая модель и ее валидизация.

2.1. Теоретическая модель активности субъекта жизни:.65'

2.2. Основания и ограничения теоретической модели активности субъекта жизни.

2.3. Диагностика активности студентов.

2.4. Психометрическое исследование Диагностики активности студентов.

2.5. Выводы.

Глава 3. Структурные взаимосвязи компонентов активности субъекта жизни.

3.1. Алгоритм психометрического исследования структуры активности субъекта конкретной сферы взаимодействия.

3.2. Психометрика и структура активности в конкретных сферах взаимодействия.

3.3. Структура активности субъекта жизни.

3.4. Активность и индивидуализация пространства жизни субъекта.

3.5. Выводы.

Глава 4. Опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности.

4.1. Основные положения теории интегральной индивидуальности В.С.Мерлина.

4.2. Каноническое R как количественное выражение много-многозначности связей: моделирование по методу Монте Карло.

4.3. Опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре межуровневых взаимосвязей в интегральной индивидуальности студентов

4.4. Выводы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Активность субъекта жизни"

Проблема исследования

С проникновением в психологию постнеклассической научной парадигмы на первый план вновь выходят исследования «внутреннего», субъектного и субъективного — того, что когда-то было признано либо не поддающимся исследованию (Skinner, 1971), либо поддающимся лишь при условии признания приоритета «внешнего» и объективного, например, предметной деятельности (Леонтьев, 1979). Ведущей характеристикой субъекта является его активность (Брушлинский, 1991, 1992, 1994). С ростом интереса к проблеме субъекта в отечественной психологии быстро нарастает число исследований активности субъекта. Но этот рост преимущественно экстенсивен - выделяются все новые формы, виды и компоненты активности - учебная, коммуникативная, волевая, эмоциональная, моторная; интеллектуальная, познавательная, «субъектная» и т.д. (Бодунов, 1976, Брушлинский, 1994, Высоцкий, 1979, Васюра, 1998, Герасимов, 1994, Гужва, 2004, Осницкий, 1996, Петровский, 1992, Праведникова, 1993 и др.). Вместе с тем очевидно, что различные формы, виды, аспекты или компоненты активности не проявляются рядоположено и разновременно, а взаимодействуют друг с другом, причем способ интеграции различных проявлений активности обеспечивает качество и способ существования субъекта в мире (Рубинштейн, 1976, Брушлинский, 1994).

Представители психологии субъекта в отечественной науке подчеркивают особое качество субъекта — его целостность и недизъюнктивностъ (Рубинштейн, 1957, Брушлинский, 1994, Знаков, 2005а). Вероятно, активность «целостного» субъекта также проявляется целостно. Вместе с тем эмпирически проблема взаимосвязи различных проявлений активности субъекта, ее интеграции, конкретных оснований ее целостности остается мало изученной (Карпинский, 2002). Таким образом, ключевой проблемой данного исследования является проблема взаимосвязей различных проявлений активности субъекта и закономерностей их интеграции.

Производной от указанной проблемы является проблема эмпирических методов исследования интеграции различных проявлений активности субъекта. Первый шаг в ее решении — выделение частей этого целого, т.е. компонентов целостной активности субъекта, и изучение их структурных взаимосвязей. При этом необходимо соблюдение трех условий: 1) наличие теоретической модели, достаточно обобщенной для исследования широкого спектра проявлений активности, однако достаточно конкретной для операционализаций и количественных измерений, 2) концептуальная и эмпирическая сопоставимость компонентов активности в рамках этой модели, 3) исследование взаимосвязей компонентов активности с точки зрения возможностей их интеграции в более обобщенные образования.

Состояние изученности проблемы

В' отечественных исследованиях активности (в связи с проблемой соотношения активности и деятельности) могут быть выделены две наиболее обобщенные «линии» - «линия А.Н.Леонтьева - В.А.Петровского» и «линия С.Л.Рубинштейна - А.В.Брушлинского» (Волочков, 2007). Их рассмотрение и соотношение привело И.А.Джидарьян к формулировке парадокса "активность и шире, и уже деятельности" (Джидарьян, 1988). Каждая из "линий" имеет не только очевидно сильные стороны, но и внутренние методологические проблемы, противоречия, на решение которых направлено введение конструкта «активность субъекта жизни». а) В «линии А.Н.Леонтьева — В.А.Петровского» активность — источник возникновения и развития деятельности, ее мера, и в этом смысле может быть исследована количественно. Однако это приводит к растущему потоку исследований активности «по видам деятельности» - активность учебная, спортивная, профессиональная, интеллектуальная, эмоциональная и т.п. Как правило, каждый автор предлагает свое понятие и структурную модель активности. В итоге возникает вопрос о сопоставимости разных теоретических и эмпирических результатов. В данной работе делается попытка создания такой методологической и психометрической базы, которая акцентирует сопоставимость результатов исследований отдельных проявлений активности. б) В «линии С.Л.Рубинштейна - А.В.Брушлинского» деятельность — лишь одна из форм активности, помимо нее человек развивается и реализуется в других сферах бытия - познание, общение, созерцание. В этом смысле активность понимается как способ обеспечения целостности, неделимости и недизъ-юнктивности ее носителя - субъекта бытия (А.В.Брушлинский, 1994, В.В.Знаков, 2005а). Однако данный акцент усиливает качественные методы исследования и приводит к некоторому ослаблению эмпирической составляющей, приоритету герменевтического постижения сущности целого. В данной работе используется такой уровень обобщения, который оставляет возможность эмпирического тестирования теоретических положений относительно активности субъекта различных сфер взаимодействия.

В Пермской психологической школе была показана опосредующая функция отдельных видов активности (учебной, коммуникативной, волевой, эмоциональной) в структуре интегральной индивидуальности (Волочков, 2002в, Васюра, 1998, Горбунов, 2001, Праведникова, 1993, Токарев, 1991), однако сопоставительных исследований этих видов активности с точки зрения выполнения ими опосредующей функции до сих пор не проводилось.

Актуальность темы исследования связана, прежде всего, с представленной в работе попыткой перехода от поэлементного, экстенсивного изучения-отдельных видов и форм активности к изучению их взаимосвязей и конкретных закономерностей их интеграции. Актуальным является таюке исследование функций активности субъекта в развитии индивидуальности человека как субъекта жизни, основанное на положениях теории интегральной индивидуальности (Мерлин, 1984). При этом особенно перспективными представляются предложенные пути сопоставительного исследования функций отдельных компонентов активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности.

Цель исследования

Изучение активности субъекта жизни в интеграции различных ее проявлений.

Объект исследования

Активность субъекта жизни.

Предмет исследования

Структура активности субъекта жизни и ее функции в интегральной индивидуальности (на примере студентов вуза).

Терминологический аппарат исследования1

Активность в наиболее общем плане понимается нами как мера субъ-ектности во взаимодействии человека с миром. Такое понимание основано на идеях о том, что характеристики субъекта обнаруживаются в его взаимодействиях с миром (Рубинштейн, 1973), а таюке о том, что каждое такое взаимодействие можно характеризовать количественно, с позиций степени «присутствия» в нем самого субъекта (Джидарьян, 1988, Лазурский, 2001, Петровский, 1992, Apter, 1982, Boekaerts, 2000, Deci & Ryan, 1985).

Процесс реального взаимодействия человека с миром требует полисистемного подхода, с позиций которого «чистые» активность и субъектность, реактивность и объектность выделить невозможно, перспективнее изучать относительные вклады внешнего и внутреннего потоков детерминации в жизнь человека (Волочков, 20026,в, 2007; Дорфман, 1993). Активность, понимаемая как мера субъектности взаимодействия человека с миром, отражает соотноше

1 Подробнее терминологический аппарат, теоретическая модель активности субъекта жизни и результаты эмпирической валидизации этой модели представлены в Главе 2 настоящей работы. ние субъектного и объектного в каждой конкретной ситуации взаимодействия.

По С.Л.Рубинштейну, жизнь - это существование человека в мире, причем это существование не сводится к простой абстракции «быть», а характеризуется становлением, изменением субъекта в системе взаимодействий (Рубинштейн, 1957). Сходную позицию отстаивают представители психологии человеческого бытия (Знаков, 20056, Рябикина, 20056, Удачина, 1999). Таким образом, жизнь субъекта образована множеством ситуаций взаимодействия с миром, в которые он вступает.

На основе упомянутых подходов в работе предлагается теоретическая модель активности субъекта жизни. Активность субъекта жизни - это обобщенная мера субъектности взаимодействия человека с миром в индивидуально организованном пространстве жизни.

Пространство эюизни субъекта в данной модели представлено совокупностью всех взаимодействий, в которые он вступает. Поскольку в рамках конкретного исследования рассмотреть их все невозможно, мы ограничиваем изучаемое пространство жизни студентов пятью наиболее типичными для данного возраста сферами взаимодействия: учебная деятельность, познание, общение, созерцание, рефлексия. Исследуемые в работе сферы взаимодействия выделялись и операционализировались на основе предварительного контент-аналитического исследования.

В рамках каждой из рассматриваемых сфер взаимодействия человек действует с той или иной мерой субъектности. В соответствии с полисистемным подходом, под мерой субъектности имеется в виду мера субъектного акцента в континууме «субъектность - объектность», а не только лишь положительный полюс этого континуума. Такой подход дает возможность «субъектность /./ попытаться описать некоторой совокупностью свойств, чего не сделаешь по отношению к субъекту — интегральной характеристике, претендующей на системность (целостность и неразрывность, несводимость к более простым свойствам)» (Осницкий, 1996, с.8).

При выборе данной совокупности свойств, характеризующих субъектность во взаимодействии человека с миром, мы исходили из динамических моделей активности, рассматривающих ее как процесс, развертывающийся на нескольких этапах, конкретно - из концепции К.А.Абульхановой-Славской, которая в «семантическом интеграле» активности выделяет три компонента: притязания личности (на основе которых формируется потребность во взаимодействии), саморегуляцию и удовлетворенность (Абульханова-Славская, 1991, 2001). В соответствии с этой концепцией мы рассматриваем три компонента активности (т.е. три меры субъектности, характеризующие взаимодействие на разных этапах):

1. Потребность во взаимодействии выражает меру субъектности его выбора, меру внутренней (по локализации источника) детерминации активности субъекта в конкретном взаимодействии. Согласно К.А.Абульхановой-Славской, отличие активности и деятельности состоит в том, что деятельность исходит из потребности в предмете, а активность — из потребности в деятельности (Абульханова-Славская, 1991). Таким образом, потребность во взаимодействии может быть представлена как определенная точка в континууме интринсивность — экстринсивность в поведении субъекта (Deci, 1985).

2. Волевая регуляция взаимодействия выражает меру субъектности в реализации активности. Основным признаком воли признается сознательное преодоление препятствий на пути к цели (Иванников, 2006). Аналогично, с позиций концепции воли как контроля действий (Шапкин, 1997, Kühl, 1994) наиболее емкой характеристикой волевых усилий субъекта в ходе реализации взаимодействий является контроль действий в ситуациях неудачи (фрустрации) и множества побочных раздражителей. Индивидуальная точка контроля в этих ситуациях находится в континууме: импульсивное эмоциональное реагирование на неудачу и прекращение взаимодействия, отвлекаемость - волевая произвольность, фрустрационная толерантность и стремление к продолжению напряженного взаимодействия.

3. Удовлетворенность результатами взаимодействия выражает меру субъектности, меру представленности субъекта в итогах активности. При этом удовлетворенность личности связана не только с предметными результатами деятельности, но и с усилиями по преодолению трудностей, т.е. подразумевает удовлетворенность собой в реализации данного взаимодействия (Абульханова-Славская, 1991). При таком понимании понятие удовлетворенности связано с двухслойной моделью деятельности по Д.Б.Богоявленской (2002), где первый слой составляет заданную деятельность, а второй — деятельность, выходящую за пределы требуемого. Таким образом, удовлетворенность в предлагаемой модели связана с выходом субъекта за рамки привычного, принятого, требуемого, «среднестатистического», с самопреодолением.

Обобщение данных трех мер субъектности взаимодействия приводит к выделению систем более высокого порядка: 1) активность субъекта в конкретной сфере взаимодействия (в познании, в общении и т.д.) и 2) активность субъекта жизни как обобщенное соотношение выделенных мер субъектности в системе наиболее типичных сфер взаимодействия.

Структура взаимосвязей^ между компонентами активности субъекта жизни может характеризоваться большей или меньшей системностью* целостностью. В работе степень выраженности системных эффектов, в структуре этих взаимосвязей исследуется количественно, через свойство централизации.- В' работах Л. фон Берталанфи и последующих теоретиков системного подхода системные свойства суммативности и интегративности (целостности) рассматриваются как два полюса одного континуума, т.е. речь идет о мере целостности,, о рассмотрении объектов не с позиций «система — не система», а с точки зрения выраженности системных эффектов (Берталанфи,А 969; Крайнюченко, 2005, Гайдес, 2005, Пригожин, 1986,. Урманцев, 1988). Централизация - это такая неравноценность связей и элементов системы, при которой у части элементов (или одного элемента) повышается количество взаимосвязей с остальными элементами (Берталанфи, 1969). В результате незначительные изменения этой части сопровождаются существенными изменениями многих других элементов системы. Можно говорить о мере выраженности свойства централизации, т.е. о централизации строгой и нестрогой (Новиков, 2003). При строгой централизации центральный элемент одинаково сильно взаимосвязан со всеми другими элементами системы. При нестрогой централизации часть элементов системы остается относительно независимой от центрального элемента. При отсутствии централизации каждый элемент системы одинаково сильно связан со всеми остальными, и в этих взаимосвязях нет даже относительно центрального элемента. В соответствии с современными вариантами системного подхода, мера централизации взаимосвязей между компонентами активности рассматривается в работе как количественное выражение целостности феномена активности субъекта жизни: при возрастании централизации возрастает мера целостности (Берталанфи, 1969; Крайнюченко, 2005). При этом строгая централизация взаимосвязей в работе операционализируется через наличие генерального фактора активности, лежащего в основе всех ее конкретных проявлений. Альтернативная (нецентрализованная) модель предполагает наличие пяти различных «активностей» (в сферах учебной деятельности, познания и т.д.), равнозначно взаимосвязанных друг с другом.

В1 предложенном нами определении активность субъекта развертывается «в индивидуально организованном пространстве жизни». Жизнь человека характеризуется, с одной стороны, социальной типичностью: каждый человек в той или иной мере осуществляет предметную деятельность, общается, познает, переживает, созерцает. Но в этом универсальном «пространстве жизни» у каждого свои акценты, соотношение сфер и ситуаций взаимодействия. Своеобразие пространства жизни в той или иной мере определяется выбором самого субъекта и является одной из характеристик субъектности (Нартова-Бочавер, 2008).

В' нашем исследовании индивидуально-своеобразная- организация пространства жизни определялась путем оценки длительности взаимодействий субъекта с миром в тех или иных его сферах. Индивидуальный для каждого субъекта профиль распределения суточного «бюджета времени» по ситуациям и сферам взаимодействия отражает его индивидуальный способ организации пространства жизни. Такое понимание длительности взаимодействий как одного из важнейших измерений активности перекликается с отечественными концепциями личностной организации времени жизни (Абульханова, 2001, Ряби-кина, 2005, Некрасова, 2005, Чистилин, 2004, Шумилова, 2004, Удачина, 1999), а также с зарубежными исследованиями досугового поведения (Bartko & Eccles, 2003, Bradley & Wildman, 2002, Broman, 1995, Doke, 1975, Bohnert & Garber, 2008, Raymore et al., 2001 и др.). Вероятно, активность субъекта жизни и индивидуальное пространство взаимодействий, на котором она разворачивается, взаимосвязаны. Одной из задач работы является изучение взаимосвязей между активностью субъекта различных сфер взаимодействия и длительностью взаимодействий в соответствующих сферах.

В работе исследуется также опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности студентов. В свете теории В.С.Мерлина интегральная индивидуальность - это целостная саморазвивающаяся и самоорганизуемая система, представленная относительно самостоятельными иерархическими уровнями индивидуальных свойств (от биохимических свойств организма до социально-психологических свойств). При этом акцент делается не на совокупности свойств, а на характере связи между ними: внутриуровневые свойства человека связаны однозначно, межуровневые -многозначно. Одна из задач интегрального исследования индивидуальности -установление в связях между разноуровневыми свойствами опосредующих звеньев (Мерлин, 1986). При этом опосредование понимается нами как изменение, когда с изменением опосредующего звена меняется степень многозначности взаимосвязей разноуровневых свойств интегральной индивидуальности. Повышение многозначности во взаимосвязях межуровневых свойств свидетельствует об их большей гибкости, взаимной компенсаторности и интерпретируется как мера интеграции и ресурсов саморазвития системы индивидуальности человека (Вяткин, 2005; Дорфман, 2005).

Гипотезы исследования:

1. Трехкомпонентная (трехфакторная) динамическая структура активности субъекта конкретной сферы взаимодействия (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность результатами) эмпирически пригодна для таких сфер взаимодействия, как учебная деятельность, общение, познание, созерцание и рефлексия.

2. Структура активности субъекта жизни характеризуется высокой централизацией взаимосвязей, что эмпирически выражается в наличии генерального фактора отдельных проявлений активности в учебной деятельности, общении, познании, созерцании и рефлексии.

3. Активность субъекта статистически значимо связана с показателями длительности его взаимодействий (в сферах учебной деятельности, общения, познания, созерцания и рефлексии), которые выражают индивидуальную организацию пространства жизни субъекта.

4. При нарастании активности субъекта жизни возрастает многозначность межуровневых взаимосвязей, что выражает ее способность выполнять опосредующую функцию в структуре интегральной индивидуальности.

Задачи исследования:

1. Провести анализ проблемы активности субъекта и ее отдельных проявлений в различных сферах взаимодействия по результатам исследований в отечественной и зарубежной психологии.

2. Разработать теоретическую модель активности субъекта жизни, описать ее основания и ограничения.

3. Валидизировать предложенную теоретическую модель. Для,этого:

За. Разработать и провести психометрическую проверку диагностического инструментария, соответствующего теоретической модели активности субъекта жизни - методику «Диагностика активности студентов» (ДАС).

36. В рамках проверки структурной валидности шкал ДАС исследовать эмпирическую пригодность трехкомпонентной структуры активности субъекта (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность) в типичных сферах взаимодействия студентов вуза.

4. В ходе эмпирического исследования структуры активности субъекта жизни в выборке студентов вуза методами конфирматорного факторного анализа выявить меру централизации (строгой или нестрогой) взаимосвязей отдельных проявлений активности субъекта жизни, а также показателей длительности его взаимодействий в различных сферах.

5. В выборке студентов вуза с помощью многомерных корреляционных методов проверить гипотезу о способности активности субъекта жизни выполнять функцию опосредования межуровневых взаимосвязей в структуре интегральной индивидуальности.

Методологические и теоретические основания работы

В общеметодологическом плане работа опирается на принцип системной организации психики человека (Ананьев, 2001, Ломов, 1984, Мерлин, 1986), принцип двойственности качественной определенности человека (Дорфман, 1993), объяснительные принципы и основные положения психологии субъекта (Брушлинский, 1995) и психологии человеческого бытия (Знаков, 2005, Ряби-кина, 2005 и др.), принцип «внешнее через внутреннее» (Рубинштейн, 1976).

Теоретическим основанием исследования послужили теория интегральной индивидуальности человека (Мерлин, 1986, Вяткин, 2005), концепция целостной активности субъекта конкретной сферы бытия (Волочков, 2007), концепция «семантического интеграла» активности (Абульханова-Славская, 1991), теория потока (Csikszentmihalyi, 1990), а также отдельные положения работ разных авторов о структуре, детерминантах и функциях активности (Крупнов, 1984, Джидарьян, 1988, Петровский, 1997, Богоявленская, 2002, Deci & Ryan, 1985, Apter, 1982, Pintrich, 2004, Waterman, 2005, Covington, 2001, Wolters, 2005, Fredricks, 2005).

В плане оснований и алгоритмов психометрической проверки диагностических инструментов работа опирается на предложенное К.Поппером (1983) разграничение критериев верификации и фальсификации. При этом основной акцент делается на критерии фальсификации. В статистических процедурах это основание конкретизируется в выборе многомерных методов статистики, уменьшающих вероятность инфляции ошибки первого рода (Field, 2005, Та-bachnick & Fidell, 2007).

Методы исследования

Для диагностики активности субъекта жизни использовался разработанный нами в соответствии с предложенной теоретической моделью компьютерный диагностический инструментарий — Диагностика активности студентов, ДАС. Инструментарий представляет собой самооценочный тест с интерактивными элементами, написанный на языке Delphi-7.

Для проверки конвергентной валидности диагностического инструмента использовались: «Пермский вопросник Я» Л.Я.Дорфмана (Дорфман, 2000а), шкалы контроля за действием (при планировании, при реализации, при неудаче) НАКЕМР-90 по Ю.Кулю в адаптации С.А.Шапкина (Шапкин, 1997), опросник рефлексивности А.В.Карпова — В.В.Пономаревой (Карпов, 2005), вопросник учебной активности студентов (ВУАСТ-5) по А.А.Волочкову (Волочков, 2007), тест «Смысложизненные ориентации» Д.А.Леонтьева (Леонтьев, 1992) и шкала автономности-зависимости в учебной деятельности по Г.С.Прыгину (Прыгин, 1984).

В плане диагностики разноуровневых свойств интегральной индивидуальности студентов применялись: для диагностики свойств личности - 16-факторный опросник Р.Кеттелла (Рукавишников, 1995), для диагностики свойств психодинамического уровня (темперамента) — Опросник свойств темперамента Я.Стреляу (Стреляу, 2005), для диагностики свойств нервной системы — Опросник активации-торможения поведения Дж.Грея-Г.Уилсона (Князев, 2004а).

Для обоснования соответствия между самооценочным описанием активности и индивидуально организованного пространства жизни (с одной стороны) и реальным повседневным поведением респондентов (с другой стороны) в качестве методики, более близкой к поведенческим процедурам, на основе Метода выборочного опыта (^¡кзгеМггпЬа^, 1984, 1990) нами был разработан и проведен т.н. ЗМБ-эксперимент, направленный на изучение конкретных, сиюминутных переживаний субъекта.

При описании психометрических характеристик Диагностики активности студентов используются результаты трех этапов психометрического исследования. Первый этап (пилотный) был выполнен на 45 респондентах, второй этап (расширение первого) - с использованием 161 респондента. Третий этап - этап кроссвалидизации - выполнялся на'212 респондентах (из которых большинство-в первых двух этапах участия не принимали). Третий этап исследования в данной работе является» основным. Выборку составили студенты 1-3 курсов Пермского государственного педагогического университета. Выборка была сбалансирована по курсу и факультету (психологический, математический, факультет иностранных языков и факультет начального образования). В выборке наблюдается баланс студентов естественно-научного и гуманитарного профиля, однако выборка в целом несколько «смещена» к первому курсу. Следовательно, результаты данной работы в большей мере относятся, к начальным этапам обучения в вузе. Кроме того, следует иметь в виду специфику педагогического университета — количественное преобладание девушек над юношами (25 юношей, 187 девушек).

На этапе исследования активности субъекта жизни как опосредующего звена в структуре интегральной индивидуальности студентов (после первичной чистки данных и удаления недобросовестных ответов) участие приняли 157 респондентов (16 юношей, 141 девушка). В целом указанные закономерности сохраняются.

При проведении БМБ-эксперимента участие принимали 50 студентов, из них 27 студентов-психологов (2 курс) и 23 студента-математика (1 курс).

Научная новизна исследования

1. Впервые предложена и валидизирована теоретическая модель активности субъекта жизни, интегрирующая частные проявления активности субъекта в таких сферах взаимодействия, как учебная деятельность, познание, общение, созерцание, рефлексия.

2. Впервые показана эмпирическая пригодность структуры активности субъекта жизни, построенной по динамическому принципу организации компонентов (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность) для различных сфер взаимодействия субъекта с миром.

3. Впервые в многообразии проявлений активности субъекта выявлен центральный компонент - активность в. сфере рефлексии1 — который может интерпретироваться как ведущая.активность для» данной'категории респондентов.

4. Впервые выявлена прямо пропорциональная и статистически значимая взаимосвязь активности как меры субъектности взаимодействия с длительностью взаимодействия в индивидуальном пространстве жизни. Показано, что субъектность взаимодействия связана с индивидуализацией этого пространства.

5. Выявлено, что активность субъекта жизни является' звеном, опосредующим межуровневые взаимосвязи в интегральной индивидуальности студентов; впервые описаны и сопоставлены опосредующие функции отдельных компонентов активности субъекта' жизни, а также ее «ядра» - субъектно-рефлексивной активности.

Теоретическая значимость исследования. Результаты исследования расширяют научные представления- о взаимодействии различных проявлений активности человека. Предложена теоретическая модель активности субъекта, интегрирующая различные проявления активности субъекта в наиболее типичных сферах взаимодействия. Исследование вносит вклад в понимание активности субъекта как целостного феномена на основе количественного изучения централизации взаимосвязей компонентов активности как «меры целостности». Показана опосредующая функция активности субъекта жизни в структуре интегральной индивидуальности, созданы условия для сопоставления ее с другими, уже известными звеньями.

Практическая значимость исследования заключается в создании компьютерного диагностического комплекса - «Диагностика активности студентов» (ДАС). ДАС может быть применен для оперативной и углубленной диагностики широкого спектра проявлений учебной и внеучебной активности субъекта в студенческом возрасте, нахождения «точек роста» на конкретном этапе развития. Эмпирические данные о взаимодействии, различных проявлений активности студентов, об организации их индивидуального пространства жизни могут учитываться в методической и педагогической работе при планировании -учебных курсов, внеучебных мероприятий, в психокоррекционной и консультативной работе со студентами.

Апробация результатов исследования

Основные положения диссертационного исследования-излагались на IV Съезде Российского психологического общества (Ростов-на-Дону, 2007),, на всероссийских и международных научных и научно-практических конференциях (Тамбов, 2006; Ижевск, 2007, Пятигорск, 2007), на конференциях Института психологии ПГПУ «Мерлинские чтения» (Пермь, 2007, 2008).

В 2007 году автор участвовал в реализации исследовательского гранта РГНФ № 07-06-00528а «Профессиональная активность учителя и поведение проблемного ученика» (руководитель - А.А.Волочков). Положения диссертации были использованы при работе в рамках международного кросскультурно-го исследования стресса учителей начальных школ во взаимодействии с проблемными детьми (кураторы - К.ван дер Вольф и Х.Эвераерт, г.Утрехт, Нидерланды). Результаты докладывались и обсуждались на международной конференции в г.Утрехт (2007) и Парамарибо (республика Суринам, 2008). Совместно с научным руководителем подготовлена и будет опубликована в 2010 году российская глава в международной монографии в серии "Research on Stress and Coping in Education" (издательство Information Age Publishing, Greenwich, Connecticut).

Материалы исследования используются в преподавании курсов «Психология личности», «Психология активности», «Экспериментальная психология». По теме диссертации опубликовано 13 работ, в том числе 3 статьи в центральной научной прессе («Сибирский педагогический журнал», 2007, №13, 2008, №12; «Высшее образование сегодня», 2008, №2).

Положения, выносимые на защиту:

1. Структура активности субъекта конкретной сферы взаимодействия, представленная динамикой развертывания трех компонентов (потребность во взаимодействии, волевая регуляция и удовлетворенность), эмпирически пригодна для сфер учебной деятельности, познания, общения, созерцания и рефлексии в выборке студентов вуза. Это подтверждается тем, что диагностический инструмент, созданный на единых теоретических основаниях применительно к данным сферам взаимодействия, во всех случаях обладает удовлетворительными характеристиками структурной валидности, оценивающейся как эмпирическая пригодность конфирматорной структурной модели с тремя самостоятельными, но взаимосвязанными компонентами

2. В структуре активности субъекта жизни возможно выделить либо генеральный фактор активности, что свидетельствовало бы о строгой централизации взаимосвязей, либо своеобразное «ядро» взаимосвязанных компонентов на фоне относительно слабо связанных с этим «ядром» периферийных компонентов (нестрогая централизация взаимосвязей). Уровень и характер (строгий или нестрогий) централизации взаимосвязей может служить мерой интеграции проявлений активности субъекта в различных сферах взаимодействия.

3. В пространстве жизни студентов компоненты активности как меры субъектности взаимодействий статистически умеренно и попарно связаны с показателями эмпирически наблюдаемой длительности реальных взаимодействий в соответствующих сферах. Генеральный фактор или «ядро» активности субъекта жизни статистически достоверно взаимосвязаны с реальной длительностью взаимодействий в сферах познания, учебной деятельности и рефлексии, что может эмпирически свидетельствовать о мере субъектного вклада в индивидуальную организацию пространства жизни.

4. Активность субъекта жизни выполняет в структуре интегральной индивидуальности функцию опосредования межуровневых взагтосвязей: с ростом показателей активности нарастает многозначность межуровневых взаимосвязей, особенно между уровнями личностных и формально-динамических (тем-пераментальных) свойств. При этом ведущими в плане установления многозначных межуровневых зависимостей являются проявления активности в сферах, наименее регламентируемых извне (созерцание и внеучебное познание), в то время как активность в учебной деятельности является наименее опосредующей.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, четырех глав, общих выводов, списка литературы, включающего 133 источника на русском и 92 — на иностранных языках, 6 приложений с отдельными результатами статистической обработки данных, а также методиками диагностики активности субъекта жизни и смежных конструктов. Объем основной части диссертации — 152 страницы.

Заключение диссертации научная статья по теме "Общая психология, психология личности, история психологии"

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Попов, Алексей Юрьевич, Пермь