Автореферат диссертации по теме "Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений "Я - Другой" у лиц с суицидальными попытками"

На правах рукописи

Коршунова Алина Рашитовна

Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений «Я - Другой» у лиц с суицидальными попытками

19.00 04 - Медицинская психология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2005

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии Московского Государственного Университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель - доктор психологических наук, профессор Соколова Елена Теодоровна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук - Творогова Надежда Дмитриевна кандидат психологических наук - Чечельницкая Елена Павловна

Ведущая организация - Научный центр психического здоровья Российской академии медицинских наук

Защита состоится « ^ » октябряв ^Учасов на заседании диссертационного совета Д 501.001 15 в МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им М.В Ломоносова.

Автореферат разослан ч/' 2005 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Балашова Е.Ю

20*6 r-J

/тг <s • ~ s / ^ з

Актуальность.

Проблема нарушения формирования в сознании особых структур, схем, представлений о межличностных отношениях, представлений о себе и Другом в них, находится в центре внимания многих зарубежных и отечественных клинических психологов (Соколова Е.Т., 1989, 1995, 2001, Кадыров И М., 1990, Ильина C.B., 2000, Фонаги П., 2002, Blatt S., Auerbach J., Levy К., 1997, Ghiglione R, 1993, Horowitz L,

1994, Luborsky L. et. al., 1986). В зависимости от их теоретической и методологической ориентации акцентируются различные аспекты изучения межличностных взаимодействий и способов их интрапсихической репрезентации Исследуется влияние опыта ранних детско-родительских отношений на формирование репрезентаций Я, Другого и эмоциональных связей (Винникотт Д.В ,

1995, 2004, Кляйн М, 1997, 1998, Кернберг О., 1998, 2000, Боулби Дж„ 2003); изучается взаимосвязь представлений о социальном взаимодействии с уровнем развития когнитивных процессов, процессами социальной перцепции и познания (Engelkamp J, 1989, Schimmack U, Hartmann К, 1997), анализируется влияние мотивации и когнитивного стиля на адекватность и точность социального познания (Первин JI., Джон О., 2000 и др.). Выделяются устойчивые конфигурации репрезентаций межличностных отношений, соотносимые со структурной организацией личности, типом личностных расстройств (Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П., 2001, Westen D., 1990, 1991, Levy, К. ; Blatt, S., Shaver, P, 1998, Waldinger R., Seidman E. et. al 2003). Структурные и содержательные характеристики репрезентаций отношений Я - Другой сопоставляются с типом привязанности, романтических отношений, стилем взаимодействия с другими людьми (Hazan С, Shaver PR, 1990; Bartholomew К., Horowitz L„ 1991; Allen J„ LandD, 1999).

Разнообразие терминологии, используемой для обозначения различных аспектов межличностных отношений («объектные отношения», «коммуникация», «привязанность» и т.д.) и соответствующих им интрапсихических представлений («ментальная репрезентация», «образ», «представление», «ментализация», «внутренняя рабочая модель», «аффективно-когнитивная схема») отражает трудности объединения различных концепций в единую теорию (Fishier Р, Sperling M, Carr А, 1990). Самостоятельной исследовательской задачей становится нахождение психологической категории («единицы ана IH^jj^J, jiJfi^glftöi^MWjf | в се^е как

БИБЛИОТЕКА j

Mil II Г III---- <

аффективно-чувственные характеристики отношений, так и когнитивные способы переработки опыта эмоциональных связей.

Требуют более углубленного изучения и системного исследования аспекты проблемы, связанные с выделением различных уровней нарушения репрезентаций отношений Я - Другой в патологии, взаимосвязи структурно-функциональных характеристик репрезентаций с аффективно-когнитивным стилем личности, что содействует дальнейшему развитию дифференциальной клинической психологии. Нуждается в дальнейшем прояснении проблема влияния травматического опыта привязанности, опыта неблагоприятных ранних детско-родительских отношений (эмоционального опыта потери, в частности) на особенности формирования, функционирования и структуры репрезентаций отношений Я-Другой. Особое значение приобретает исследование аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я-Другой в клинике пограничных личностных расстройств, отличающихся специфическими особенностями аффективно-когнитивного стиля личности, нарушениями самоидентичности, саморегуляции и межличностных отношений, связанных с травматическим опытом взаимодействия со значимым другим в раннем детстве (Gunderson J., 1996, Fisher К., Ayoub К., Singh I., 1997, Соколова E.T., 1995, 2001, 2002). В теоретическом плане мало проработанным является вопрос о влиянии сложившихся в прошлом опыте стереотипов репрезентаций отношений Я - Другой на дальнейшую способность к установлению и поддержанию эмоциональных связей со значимым социальным окружением, на способность к зрелым отношениям сотрудничества и кооперации Таким образом, исследование структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я-Другой отвечает актуальным теоретическим и методологическим направлениям современной клинической психологии.

Многократные суицидальные попытки традиционно рассматриваются в качестве одного из диагностических критериев пограничного личностного расстройства Однако, механизмы возникновения суицидального поведения, взаимосвязь суицида со структурными характеристиками личности, с особенностями системы репрезентаций все еще недостаточно изучены Сужение интерперсональных контактов, искажение представлений о себе и других, чувства отверженности и отсутствия любви окружающих ргёЗЗЫвают на трудности установления стабильных

устойчивых связей. Данные трудности наряду с высокой значимостью эмоционального опыта потери, на наш взгляд, отражают особую структуру интрапсихической репрезентации эмоциональных связей у суицидентов (Амбрумова А.Г., Тихоненко К, 1978, 1980; Полищук Ю.И, 1993; Shapiro S., 1991, Pulakos J, 1993, Biais M, Hilsenroth M, 1997; Kaslow N., Chance S. et al, 1998; Kjellander C. et al, 1998).

Исследование данной проблематики позволит наметить новые теоретические и методологические подходы в суицидологии, взглянуть на генез и психопрофилактику суицида с точки зрения психологии отношений, а также соотнести феномен суицида и его психологические механизмы с более широким кругом девиантных форм аутодеструктивного поведения, свойственного пациентам с расстройствами личности пограничного уровня.

Предметом исследования является аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками, его параметры, и роль в формировании суицидального поведения, а также роль клинических и когнитивных факторов, определяющих строение и функционирование репрезентаций отношений Я -Другой.

Объект исследования - материалы экспериментального психодиагностического обследования 100 испытуемых в 2-х группах. Первую группу составили пациенты с суицидальными попытками с диагнозом «реккурентное депрессивное расстройство» (50 человек), вторую - пациенты со сходным диагнозом без суицидальных попыток в анамнезе (50 человек).

Цель работы состоит в изучении индивидуально-типологических особенностей аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой, преддиспозиционных - клинических, дифференциально-психологических и психосоциальных факторов их определяющих у пациентов с аффективными расстройствами с суицидальными попытками и без них.

Реализация поставленной цели включает в себя выполнение следующих задач:

1. Теоретический анализ проблемы, включающий анализ основных направлений в изучении репрезентаций отношений Я - Другой во взаимосвязи с

аффективно-когнитивным стилем личности, анализ существующих подходов к исследованию суицидального поведения во взаимосвязи со структурной организацией личности

2. Выдвижение гипотез о факторах, определяющих структурные и содержательные характеристики репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками, и их роли в формировании суицидального поведения

3. Разработка экспериментально-диагностической процедуры обследования, включающей модификацию методических приемов, выделение критериев оценки, феноменологический анализ эмпирических данных, их психологическую интерпретацию и квалификацию, а также статистическую проверку.

4. Проведение эмпирического исследования, выявление и изучение структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой, анализ их взаимосвязей с параметрами аффективно-когнитивного стиля личности, а также с типом личностной организации больных экспериментальной и сравнительной групп.

Теоретико-методологической основой работы является культурно-исторический подход к изучению патологии личности и самосознания, опирающийся на работы Л С Выготского и развиваемый Московской школой патопсихологии (Зейгарник Б В., Поляков Ю.Ф., Николаева В В., Тхостов А Ш, Соколова Е.Т.и др), а также некоторые положения теории объектных отношений и современного психодинамически-когнитивного направления (Mahler М., 1979, Кляйн М, 1997, 1998, Кернберг О , 1998, 2000, Кохут X , 2002, Боулби Дж., 2003, Ainsworth, М., 1979, Horowitz L., 1994, Blatt S., 1988, 1997).

Репрезентации отношений Я - Другой рассматриваются как детерминированные первичными объектными отношениями обобщенные интрапсихические паттерны межличностного взаимодействия, оказывающие влияние на всю систему социальной перцепции и актуальных отношений человека с миром Репрезентация понимается как категоризация эмоциональных отношений в сознании и исследуется во взаимосвязи с характером аффективно- когнитивного взаимодействия, когнитивным стилем личности. В онтогенетическом плане

репрезентации отношений со значимым Другим развиваются от наиболее примитивных аффективно-чувственных форм, связанных с телесным опытом, схем взаимодействия, имеющих низкий уровень дифференцированности образа Я и Другого, до устойчивых, знаково-символически опосредованных, структур, связанных с осознанными представлениями о себе и других в системе межличностных отношений (Выготский JIC, 1982, Лисина МИ, 1986, 1997, Соколова, 1995, 2000, 2001, 2002, Кадыров, 1990, Бурлакова Н.С , 1996, Чечельницкая Е.П., 1997, Ильина C.B., 2000) Гипотезы исследования:

1. В качестве факторов, определяющих индивидуально-типологические особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я -Другой у лиц с суицидальными попытками выступают аффективно-когнитивный стиль личности и психосоциальные условия развития, в частности эмоциональный опыт потери значимого Другого

2. Дефицит процессов когнитивного опосредования, а также превалирование в содержании репрезентаций телесно-симбиотических форм эмоциональной связи над зрелыми отношениями сотрудничества и кооперации определяют специфику структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками

Положения, выносимые на защиту

1) Аффективно-когнитивный стиль личности является одним из психологических механизмов, обуславливающих специфику структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой.

2) Дефицит процессов дифференциации и особенно процессов интеграции выступают в качестве ведущих структурно-функциональных характеристик аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками Центральными содержательными характеристиками репрезентаций являются враждебно-деструктивный аффективный тон отношений, превалирование пассивно-зависимых форм эмоциональной связи, доминирование репрезентаций эмоционального опыта невосполнимой потери значимого другого, в то время как у лиц с

депрессивным расстройством без суицидальных попыток содержание репрезентаций составляет эмоциональный опыт разлуки 3) Выделенные особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой выступают в качестве одного из предикторов суицидального поведения.

Материал и методы исследования.

В исследовании приняло участие 100 человек. Экспериментальную группу составили пациенты, совершившие суицидальные попытки, с клиническим диагнозом «реккурентное депрессивное расстройство», направленные в суицидологический центр МНИИ психиатрии МЗРФ (зав отделением профессор, доктор медицинских наук Войцех В.Ф.) - 50 человек. Из них 28 женщин, 22 мужчины. Возраст обследованных больных от 18 до 55 лет. Для этих больных характерны длительные повторяющиеся депрессивные эпизоды, отсутствие четкой связи с психотравмирующей ситуацией, отсутствие продуктивной симптоматики и специфических для более тяжелых расстройств нарушений мышления.

В качестве сравнительной группы нами были выбраны пациенты с диагнозом «реккурентное депрессивное расстройство» без суицидальных попыток в анамнезе и суицидальных мыслей на момент обследования (50 человек) Возраст обследуемых от 18 до 56 лет, среди них 19 мужчин и 31 женщина Для них характерны длительные депрессивные эпизоды, сопровождающиеся апатией, тоской, снижением активности, потерей интересов, а также комплексом антивитальных переживаний, не доходящих до суицидальных намерений

Методы исследования. Разработанная схема исследования состояла из комплекса проективных и опросниковых методов, включающих в себя" почуструктурированную беседу, тест Роршаха в модификации с применением двух инструкций («глухой» и направленной на отношения сотрудничества), Тематический апперцептивный тест, Рисунок несуществующего животного, тест агрессии Баса-Дарки, методика «Мотивация аффилиации» Для оценки структурных и содержательных характеристик репрезентации отношений Я - Другой применялись шкалы Блатт С. (Blatt S , 1983, 1988) и Юриста (Urist, J, 1977) по данным теста Роршаха, и шкала Вестена по данным TAT (Westen, 1990, 1991) Для каждой из используемых

методических процедур вырабатывалась специальная система критериев, направленных на выделение основных характеристик репрезентаций отношений Я -Другой.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивалась использованием системы взаимодополняющих и взаимопроверяющих диагностических процедур, сочетающей в себе использование как опросниковых, так и проективных методов, как феноменологического, так и количественного анализа с использованием широкого комплекса статистических процедур (сравнительный анализ с применением непараметрических критериев Манна-Уитни и критерия Фишера, анализ корреляционных взаимосвязей с применением непараметрического критерия Спирмена, процедура факторного и кластерного анализа) Консультантом при проведении статистической обработки данных выступал доктор психологических наук, Гусев А.Н.

Научная новизна и теоретическое значение работы.

В работе реализован интегративный подход к изучению феномена суицидального поведения как входящего в структуру единого синдрома нарушения целостной структуры личности. Впервые предпринята попытка интеграции современных психоаналитических взглядов с теорией привязанности, а также положениями современной отечественной психологии через соотнесение, анализ и дальнейшую разработку понятия «репрезентации отношений».

Установлена ' связь индивидуально-типологических особенностей репрезентаций отношений Я - Другой у пациентов с аффективным расстройством с суицидальными попытками с социо-психологическими факторами, в частности, эмоциональным опытом потери, и когнитивными факторами, в том числе аффективно-когнитивным стилем личности, определяющими их строение и функционирование Выявлены и описаны структурно-функциональные различия в паттернах репрезентаций отношений Я - Другой в зависимости от типа личностной организации.

Обоснована взаимосвязь особенностей репрезентаций эмоционального опыта потери значимого Другого и специфических механизмов его переработки со степенью суицидального риска. Выделены различные уровни функционирования репрезентаций отношений Я - Другой, отличающиеся уровнем когнитивного

опосредования и представленностью в их содержании тех или иных типов эмоциональной связи Проведен сравнительный анализ структуры и содержания репрезентаций отношений Я - Другой в ситуации варьирования условий экспериментально-диагностической процедуры (изменение инструкции в модифицированном тесте Роршаха), отражающей различный тип взаимодействия Я -Другой

Разработан комплекс экспериментально - диагностических процедур, направленный на выявление индивидуально-типологических особенностей аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я-Другой и признаков суицидального поведения у лиц с аффективными расстройствами По данным теста Роршаха и TAT апробированы шкалы «Индекс суицидальности», шкала качества объектных отношений С Блатг, шкала способности к кооперации Дж Юриста, и шкала социальной перцепции Вестена Эмпирически показана возможность их применения для диагностики социальной перцепции и социального интеллекта, а также оценки степени суицидального риска

Практическое значение работы связано с актуальностью прогноза суицидального поведения, с целью его предупреждения, разработкой методов психотерапевтической работы, учитывающей специфику индивидуальных и клинических особенностей социального познания пациентов с аффективными расстройствами и повторяющимися суицидальными попытками Апробированный комплекс диагностических процедур позволяет выявлять группы риска совершения суицидальных попыток у лиц с депрессивным расстройством, кроме того, разработанные критерии суицидального поведения позволяют оценить и спрогнозировать риск совершения повторных суицидальных попыток.

Апробация работы Материалы диссертационного исследования были представлены на III Всероссийском съезде психологов (СПб, 2003 г.), XXII Мировом конгрессе международной ассоциации по превенции суицидов (Стокгольм, 2003г.), на Международной научно-практической конференции «Депрессивные расстройства» (Томск, 2003) и Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства» (Москва, 2003). Апробация диссертации состоялась на заседании

кафедры нейро- и патопсихологии МГУ им М В Ломоносова 6 10 2004 (протокол № 535) По материалам диссертации опубликовано 5 работ Результаты исследования внедрены в практику диагностики и консультирования в суицидологическом центре МНИИ психиатрии МЗРФ, а также используются в лекционном курсе «Расстройства самосознания», читаемом на факультете психологии МГУ им М В Ломоносова Структура и объем работы. Рукопись диссертации содержит 179 страниц, включая приложение Работа состоит из введения, шести глав, выводов, библиографии и приложения В списке использованной литературы 201 источник, из них 111 на иностранных языках. Работа иллюстрирована 11 таблицами и 8 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ. Во введении работы обосновывается актуальность исследования, формулируются цели и задачи, положения, выносимые на защиту, научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «Основные теоретические подходы к исследованию репрезентаций отношений Я-Другой» посвящена анализу существующих взглядов на проблему репрезентаций отношений Я - Другой, прояснению, сопоставлению и определению используемых теоретических понятий В первом параграфе содержится анализ понятия «психической репрезентации». Рассматривается когнитивный подход, акцентирующий изучение структуры и организации ментальных репрезентаций, их взаимосвязей с когнитивными процессами, в том числе процессами символизации (Frake, 1961; Cicourel, 1974, Boesky D„ 1983, Clark J., Pavio A„ 1987, Eysenk M„ Kean M., 1997, Холодная M.A., 1983, Тарасова И.А., 2004) Приводится эволюция взглядов на психические репрезентации в психоаналитическом подходе, подчеркивающем аффективные аспекты репрезентаций, взаимосвязь с мотивационно - потребностей сферой, бессознательным человека (Томэ X, Кехеле, X., 1996, Кляйн, 1997, 1998, Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998, Кернберг 0, 1998, 2000, 2001, Levy К., Blatt S., 1997, 1998, Stein R, 2002). При этом под психическими репрезентациями понимается не столько объективное отражение реальности в психике человека, сколько преломленное через призму желаний, потребностей, аффектов и фантазий, индивидуализированное восприятие аспектов действительности, интернализованных во внутренний мир.

Обобщение когнитивных и психоаналитических подходов позволяет рассматривать психические репрезентации как сложноорганизованные структуры, имеющие как аффективные, так и когнитивные компоненты, как содержательные, так и структурные характеристики, отличающиеся различным уровнем знаково-символического опосредования, связанные с «отражением» реальности в интрапсихическом плане (Соколова Е.Т, Бурлакова НС, Лэонтиу Ф, 2001, 2002, Ильина, 1999 и др) Таким образом, применение теоретического конструкта «психическая репрезентация» к исследованию межличностных отношений позволяет проанализировать механизмы формирования, функционирования и организации представлений о социальном взаимодействии.

Во втором параграфе обсуждается понятие «репрезентации отношений Я -Другой» с позиций психоаналитического подхода. В классической модели З.Фрейда «репрезентация отношений» может бьггь сопоставлена с проявляющейся в «переносе» «аффективной схемой», «паттерном отношений», включающим в себя фрустрированные желания, устремления и ожидания из опыта раннего детско-родительского взаимодействия (Grossman, М., 1992) В качестве основного содержания таких репрезентаций выступает опыт развития и установления эмоциональных связей, рассматриваемый в рамках теории влечений, во взаимосвязи со стадиями развития либидо и агрессии (Фрейд 3., 1984, Санддер Дж, 1995, Блюм Г., 1996, Томэ X., Кэхеле X , 1996, Цизе П., 1998).

В теории объектных отношений понятие репрезентаций отношений Я-Другой синонимично понятию объектных отношений, основными параметрами которых является аффективным тон и уровень дифференциации, расчлененности Я и объекта. Объектные отношения проходят путь развития от примитивных симбиотических связей, окрашенных интенсивными аффектами любви и ненависти, отличающихся недостатком расчлененности психологических границ Я и объекта, до зрелых отношений любви, в которых Я и объект хорошо дифференцированы, относительно автономны и способны к поддержанию эмоциональной связи (Jacobson Е., 1964, Spitz R, 1965; Rosenfeld, 1965; Винникотт Д, 1995; Блюм Г., 1996; Кляйн М., 1997, 1998; Кернберг О., 1998, 2000, 2001; Атвуд Д., Брандшафт Б., Столороу Р , 2000; Балинт М., 2002, Хоффмайстер М, 2002, Фонаги П., 2002, Кохут X., 2002).

На наш взгляд, именно в психоаналитическом направлении при исследовании репрезентаций Я, объекта и отношений с ним, особое значение приобретают процессы символообразования (Winnicott D., 1953, Bion, W , 1959, Bretherton 1, 1987, Main M., Goldwyn R., 1984, Kirshner L, 1994,) Описываются процессы «ментализации», под которыми понимается символическая функция, интегрирующая рациональные (вторичные) процессы и творческое воображение, эмпатию, направленная на интерпретацию собственных переживаний и поступков других исходя из предполагаемых психических состояний (Gergely G., Watson, J, 1996, Fonagy P., 2000, Хоффмайстер M., 2002). Показана роль ментализации и символического опосредования в развитии репрезентаций, изменении их взаимосвязей с влечениями, в реорганизации внутреннего опыта (Liquet Р., 1981), переработке травматического опыта взаимодействия с другим (Marty Р., 1968).

Дальнейшее развитие представления о репрезентациях отношений Я - Другой получили в когнитивно- ориентированных психоаналитических теориях, интегрирующих взгляды когнитивной психологии и психоанализа, изучающих структуру, строение и развитие в онтогенезе внутренних интернализованных моделей, схем, паттернов, или репрезентаций отношений (Muran J, L Wallner Samstag, 2001, Luborsky L , Crits-Christoph P, Mellon J , 1986, Horowitz M, 1994; JanofF-Bulman, 1989, Stern D., 1985) Такие аффективно-когнитивные схемы формируются в раннем детстве через взаимодействие со значимым взрослым, содержат социальную информацию, интегрируют представления о межличностном взаимодействии, выполняют функцию адаптации к социальному окружению

Третий параграф включает в себя рассмотрение репрезентаций отношений Я -Другой с позиций теории привязанности Под привязанностью может пониматься как поведенческая система ребенка, направленная на установление или сохранение близости, физического контакта с «объектом привязанности» в ситуации угрозы, так и глубокая стабильная постоянная во времени и независящая от конкретной ситуации эмоциональная связь (Bowlby J., 1998, Боулби Дж, 2003, Бардышевская M К , 1995) Наиболее широкая трактовка привязанности, подразумевающая любые отношения, в которых происходит поиск и установление эмоциональной близости с другим человеком, позволяет проводить параллель между исследованиями собственно привязанности и исследованиями других форм межличностных отношений

(Искольдский Н В , 1985) В контексте данной работы наибольший интерес вызывают исследования интрапсихических аспектов привязанности, те репрезентации опыта привязанности, или внутренние рабочие модели привязанности (Waters Е, Cummings Е, 2000) Они формируются в ходе постоянных взаимодействий в диаде мать-ребенок, представляют собой обобщенные представления о доступности и отзывчивости матери, и становятся образцом для построения дальнейших межличностных отношений (Waldinger R , Seidman Е et al, 2003, Боулби Дж , 2003, Bowlby J., 2000).

Особый вклад теория привязанности внесла в изучение реакций на разлуку, утрату значимого другого в результате эмоциональной депривации или различных форм психологического и физического насилия. Показана роль опыта потери значимого другого в раннем детстве в формировании широкого спектра эмоциональных, когнитивных и личностных нарушений (Соколова ET, 1989, 1995, Соколова ET, Ильина С В, 2000, Прихожан, AM., Толстых НН, 2001 Бардышевская М К , 1995 Лангмейер Й, Матейчик 3., 1984, Bartholomew К, Horowitz L , 1991, Park L, Crocker J, Mickelson K, 2004, Roudinesco, 1998, Spitz R , 1965) При этом в качестве факторов, определяющих уровень толерантности к потере, выделяется уровень развития символического мышления (Kirshner LA, 1994) и опыт положительной эмоциональной связи При этом стили привязанности (надежной, избегающей и амбивалентной) (Ainsworth, М, 1979, Hazan С , Shaver, Р , 1987, Main М , Goldwyn R, 1984) могут быть поняты в качестве обобщенных схем отношений, способов переработки эмоционального опыта потери Рассмотрение стилей привязанности во взаимосвязи с особенностями коммуникации, характером познавательной активности, позволяет выделить дифференциальный аспект при исследовании репрезентаций отношений, применить синдромный подход к анализу репрезентаций, согласно которому нарушения репрезентаций опыта привязанности рассматриваются во взаимосвязи с целостной организацией личности

В настоящее время отмечается стремление многих исследователей интегрировать положения психоаналитических, когнитивно-ориентированных теорий и теории привязанности (Levy К, Blatt S , Shaver Р , 1998, Fonagy Р, 2000, Фонаги П , 2002, Gullestad Е, 2001, Ghigliotie R, 1993)

Четвертый параграф отражает понимание репрезентаций отношений Я-Другой с позиций интегративного личностно-ориентированного подхода Опираясь на разрабатываемые в отечественной психологии идеи социального генеза самосознания (Выготский ЛС, 1982, Соколова Е.Т, 1995, 2001, Бурлакова НС, 1996), согласно которым психика понимается как диалогическая структура, содержащая различные формы социальных внешних диалогов, в том числе и первичные диалогические отношения, в данной работе мы использовали модель психических репрезентаций отношений Я - Другой Под репрезентациями отношений Я - Другой мы понимаем особые аффективно-когнитивные структуры, отражающие в интрапсихическом плане ведущие паттерны межличностного взаимодействия, а также способы категоризации и организации представлений о себе и другом в межличностных отношениях, способы переработки опыта социального взаимодействия Предполагается взаимосвязь таких аффективно-когнитивных структур с первичным паттерном отношений со значимым другим, особенностями ранних эмоциональных связей.

На наш взгляд, модель отношений «Я - Другой», в отличие от теории объектных отношений, позволяет рассматривать различные уровни, типы эмоциональных связей, включающие в себя как наиболее ранние отношения, в которых Другой выступает в качестве «объекта» удовлетворения потребностей ребенка, так и более зрелые отношения сотрудничества и кооперации, связанные с признанием индивидуальности и автономности значимого Другого, возможностью установления стабильной во времени, относительно независимой от конкретных ситуаций, а также от опыта фрустрации или удовлетворения потребностей эмоциональной связи.

Предполагается, что индивидуально-типологические особенности репрезентаций отношений могут влиять на характер взаимосвязей личности с социальным окружением, а также определять механизмы переработки опыта фрустрации в межличностных отношениях, в частности механизмы переработки эмоционального опыта потери значимого другого При этом структурные и содержательные характеристики репрезентаций отношений рассматриваются нами как взаимосвязанные с целостным аффективно-когнитивным стилем личности, под которым мы понимаем индивидуальную относительно устойчивую конфигурацию

аффективных и познавательных процессов, включающую в себя индивидуально-типологические способы познания, имеющие различную степень эмоциональной пристрастности, способы адаптации к окружающей реальности и интра- и интерпсихические механизмы регуляции аффективных состояний (Соколова Е Т., 1995, 2001, Witkin Н, 1974, Blatt S., 1997 и др.) В качестве ключевых параметров аффективно-когнитивного стиля личности выступают уровень психологической дифференцированности /интеграции и степень зависимости / автономии

В данном контексте под аффективно-когнитивным стилем репрезентаций отношений Я - Другой мы понимаем индивидуальную систему представлений о человеческих отношениях, систему их категоризации, имеющую различный уровень когнитивной сложности, когнитивной опосредованности и эмоциональной пристрастности Таким образом, в данной работе нарушения репрезентаций отношений Я-Другой исследуются в структуре целостного аффективно-когнитивного стиля личности, во взаимосвязи с особенностями структурной организации личности, в том числе механизмами саморегуляции.

Также в данной главе формулируется понятие эмоционального опыта потери, которое отражает не столько объективный опыт разлуки со значимым объектом, сколько субъективные представления о данном опыте. Эмоциональный опыт потери определяется нами как комплекс переживаний, фантазий, представлений, аффектов, представлений о себе и другом, связанных с реальным или фантазийным опытом сепарации со значимым другим. На наш взгляд, данный комплекс аффективных переживаний может иметь различную интенсивность, различную степень осознанности и когнитивной оснащенности, а также занимать различное место в системе репрезентаций отношений «Я - Другой» (Соколова Е Т., Ильина С В , 2000, Ильина С.В, 2000).

Во второй главе анализируются особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой при пограничных личностных расстройствах, в этиологии которых большое значение имеет опыт ранних детско-родительских отношений (Соколова Е.Т., 1981, 1989, 1995, 2001, Кадыров И.М, 1990, Чечельницкая Е П., 1999, Perry, Cooper, 1986).

Для лиц с пограничным личностным расстройством характерна расщепленная структура репрезентаций Я и Другого, в которой фрагментарные, нестабильные

репрезентации окрашены примитивными аффектами любви и ненависти Актуальные межличностные отношения подвергаются сильному влиянию со стороны таких примитивных аффективно-когнитивных структур, в результате чего установление стабильных эмоциональных связей становится невозможным Репрезентации нестабильных аффективно-насыщенных эмоциональных связей преобладают над репрезентациями устойчивых, стабильных во времени отношений, в которых совместность и сотрудничество сопровождаются признанием индивидуальности и автономии Я и Другого (Каплан Г, Сэдок Б., 1998, Кернберг О , 1998, 2000, 2001, Мак Вильяме Н., 1998, Gunderson J , 1996, Biais M et al, 1997, Stein R, 2002)

Нарушения структуры и содержания репрезентаций отношений Я - Другой рассматриваются как входящие в единый синдром нарушения личностной организации во взаимосвязи с особым аффективно-когнитивным стилем личности Согласно отечественным исследованиям (Соколова ET, 1995, 1989, Ильина СВ, 1999, Кадыров И M, 1990, и др ) расстройства личности могут быть поняты исходя из предрасположенности к образованию особых аффективно- когнитивных схем, затрудняющих адаптацию к внешнему миру, представляющих собой обобщенные паттерны межличностного взаимодействия, оказывающих влияние на всю систему актуальных отношений человека с миром Преобладание в структуре аффективно-когнитивного стиля недифференцированное™, зависимости, снижения интеграции репрезентаций в сочетание с примитивными формами контроля агрессии ведет к необходимости использования специфических форм межличностного взаимодействия Такие формы общения направлены на регуляцию собственных эмоциональных состояний, поддержание самоуважения и эмоционального принятия На первый план выходят примитивные, аффективно-чувственные репрезентации симбиотических форм эмоциональной связи при дефиците когнитивно-опосредованных, встроенных в социально-заданные формы взаимодействия, репрезентаций отношений

В третьей главе «Особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой при суицидальном поведении» суицидальное поведение рассматривается в качестве сложного симптомокомплекса, входящего в единую структуру нарушений личности, включающего изменение отношения к себе и другим, нарушение процессов интрапсихической и межличностной саморегуляции,

обусловленного как фактором экзогенной вредности, так и специфическим характером когнитивной организации сознания, аффективно-когнитивным стилем личности (Соколова Е Т , 1995, 2001, Федотова Е О , 1986, Дорожевец А H , 1985 и др ) Среди психосоциальных факторов - предикторов суицидального поведения выделяется нарушение эмоциональных связей со значимыми другими Особое внимание при этом уделяется эмоциональному опыту потери, в то время как специфика аффективно-когнитивной организации сознания отвечает за искажение структурно-динамических характеристик их психической репрезентации, затрудняя приспособление к актуальным жизненным ситуациям и выступая в качестве интрапсихического фактора риска суицида Несоответствие между высокой интенсивностью аффективной включенности и имеющимися способами когнитивной переработки социального опыта, обуславливает системное нарушение процессов саморегуляции и межличностного взаимодействия, выступает, таким образом, одним из важнейших симптомообразующих факторов при суициде

Согласно литературным данным, суицидальное поведение оказывается связанным с одной стороны со сниженной способностью к контролю поведения и аффектов, с другой стороны суицид имеет очевидную коммуникативную обусловленность и функции, оказывается включенным в систему отношений со значимыми другими (Beautrais А, 2001, DiFilippo J, Overholser J, 2000, Fine M , Sansone R , 1990, Kaslow N, Revier S, Chance S, 1998, Kernberg О, 1993) Однако, взаимосвязь данных нарушений, факторы, обуславливающие данные особенности недостаточно изучены Кроме того, ведутся дискуссии о связи суицидального поведения с тем или иным типом личностной организации, формой психического заболевания Несмотря на то, что суицид традиционно считается признаком, характерной чертой пограничных личностных расстройств, описаны случаи суицида и при других формах психической патологии Таким образом, необходимо изучить взаимосвязь суицидального поведения с комплексом клинико-психологических и личностных факторов, выявить, как именно суицидальное поведение связано с нарушениями самосознания и личности в целом.

Четвертая глава включает постановку проблемы, формулировку основных теоретических положений, позволяющих определить цели и задачи работы, описание эксперимента, обоснование и общую характеристику используемых методов,

гипотезы исследования. Предполагается, что лицам с суицидальными попытками будет релевантен аффективно-когнитивный стиль репрезентации отношений Я -Другой с низкой дифференцированностьго и интеграцией репрезентаций Я и Другого, преобладанием аффективно-чувственных компонентов репрезентаций при недостатке их когнитивного, знаково-символического опосредования Данные особенности ведут к снижению толерантности к фрустрации в области межличностных отношений, высокой уязвимости к эмоциональному опьггу потери значимого другого и выступают одним из предикторов суицидального поведения

В пятой главе представлены основные результаты исследования, шестая глава содержит обобщение и обсуждение полученных результатов.

Описание и обсуждение основных результатов исследования.

В параграфе 1 пятой главы описываются результаты исследования аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками. Отдельно по каждой использованной методике производится развернутый анализ структурных (уровень дифференцированное™ и интегрированности репрезентаций) и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой. Выявлены качественные и количественные различия по данным параметрам между экспериментальной и сравнительной группами.

Пациенты с суицидальными попытками отличаются системным нарушением процессов дифференциации и интеграции репрезентаций, враждебно-деструктивным тоном отношений, низким уровнем способности к кооперации, доминированием в содержании репрезентаций эмоционального опыта потери значимого другого.

По данным беседы у лиц с аффективным расстройством с суицидальными попытками выражен дефицит процессов интеграции отдельных аффективно-окрашенных представлений о себе и об отношениях со значимым окружением в целостную систему представлений о межличностных взаимодействиях. Нарушения интеграции проявляются во внутренней несогласованности, противоречивости репрезентаций, расщепленности на абсолютно хорошие и абсолютно плохие части, недостаточно обобщенных конкретно-ситуационных представлений.

Ведущий аффективный тон отношений - враждебный Центральной в самоописании выступает тема близости - дистанции в отношениях, поиска или избегания эмоциональной связи с другим. Реконструируемый из описания детско-

родительских отношений опыт привязанности связан со страхом потери значимого Другого, переживаниями утраты любви, восприятием Другого как безразличного и неотзывчивого Высокая интенсивность эмоционального опыта потери подтверждается статистическими различиями между сравниваемыми группами по критерию Манна-Уитни (и= 549, р<0 001) Опыт потери в раннем детстве наиболее часто сочетается с «потерями» в актуальном времени, и включает в себя не только объективные утраты (смерть, разлуку), но и переживания утраты эмоциональной близости, изменения в отношениях, чувствах оставленности и брошенности при сохранении формальных контактов со значимыми фигурами В качестве механизмов преодоления опыта потери суициденты используют компенсаторные тактики искажения образа значимого Другого в виде отрицания или оправдания его отрицательных качеств, отрицания его враждебности и безразличия Такое грубое искажение позволяет «расщепить» осознанные представления о благополучных отношениях и аффективные переживания пустоты и одиночества Доминирующими стилями привязанности являются амбивалентно-избегающий или амбивалентно-зависимый стили

В сравнительной группе, несмотря на разделение отношений на «хорошие» и «плохие», отмечаются тенденции к интеграции репрезентаций Описания Я и Другого даны в более обобщенных понятиях, выражен более широкий диапазон приписываемых качеств, подробное и разнообразное описание родительских фигур, что указывает на большую когнитивную сложность пациентов без суицида В детско-родительских отношениях встречается более открытая экспрессия агрессивных чувств в адрес значимых других, не отрицающая сохранение эмоциональной близости, что отражает возрастание толерантности к амбивалентности Эмоциональный опыт потери представлен в виде переживаний объективной утраты Другого вследствие смерти, развода, длительной разлуки

По данным теста Роршаха у лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками также обнаруживается недостаток интеграции репрезентаций отношений Я - Другой. На это указывают низкие значения показателей «интеграции репрезентаций» по шкале Блатт, а именно низкий уровень согласованности (конгруэнтости) репрезентаций (и= 1281.5 при р<0 05). Кроме того, выявлены статистически значимые различия по уровню активности в отношениях,

являющейся по Блатт одним из показателей интеграции (р<0 05) Пассивная позиция при взаимодействии с Другим наиболее типична для суицидентов

Со стороны своего качества репрезентации отношений Я-Другой характеризуются враждебным аффективным тоном, дефицитом доброжелательных идеализированных связей, что подтверждается низкими значениями по шкале Блат «тип отношений» (11=1223.5, р<0 05), снижением количества ответов по категории «отзеркаливание» по шкале Юриста (р<0,05)

В содержании репрезентаций доминируют враждебно-деструктивные отношения по типу «жертва - агрессор» с идентификацией с позицией «жертвы» (часто встречаются ответы по типу «враждебного контроля» и «грубой деструкцию) по шкале Юриста, особые феномены по типу «виктимность» и «деструкция» (р<0,05). Такие взаимодействия сопровождаются спутанностью, повреждением границ Я-Другой, диффузностью репрезентаций объекта, переживанием Я/ Другого как «мертвого», «разрушенного», беспомощного Отношения, направленные на установление эмоциональной связи, представлены в форме зависимости, потребности в поддержке, в грубом примитивном телесном контакте (выражено преобладание на уровне статистической значимости особого феномена «текстура»).

Выражены трудности интеграции поляризованных репрезентаций объектов, расщепление отношений на враждебные, разрушающие и отношения зависимости. Корреляционные связи между феноменами «деструкции», «виктимности» и «текстуры» свидетельствуют о спутанности отношений привязанности с агрессивно-деструктивными отношениями, низкой дифференцированности аффектов любви и агрессии Привязанность репрезентируется как отношения с «неживым», «мертвым» и потому неотзывчивым, лишенным чувств Другим Появление феномена примитивной «девитализации», т е. «лишения жизни», косвенно указывает на актуальность переживания эмоционального опыта потери, когда другой воспринимается как утраченный, не способный на любовь и эмоциональный контакт. Механизмы примитивной «девитализации» и идентификации с позицией жертвы позволяют приписывать другому потребность в привязанности и собственные агрессивные чувства. Такой способ взаимодействия защищает от невыносимого опыта потери, фрустрации, одиночества, и столкновения с противоречивыми невыносимыми чувствами.

В группе «депрессивное расстройство без суицида» отмечается более высокий уровень интеграции репрезентаций, более активная позиция в отношениях Среди особых феноменов чаще всего встречаются «виктимность» и «текстура». В системе репрезентаций отношений, по сравнению с суицидентами, доминирует садо-мазохистический паттерн с ведущими темами зависимости, контроля, власти, стремлением к сепарации, характеризующийся более четкими границами Я-Другой, меньшей аффективной насыщенностью агрессией.

Таким образом, по тесту Роршаха у лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками отмечаются нарушения интеграции репрезентаций, враждебный тип отношений, пассивная позиция при взаимодействии с Другим, признаки интенсивных переживаний эмоционального опыта потери, регулируемого с помощью механизмов «девитализации» и идентификации с позицией «жертвы».

Схожие результаты были получены по материалам Тематического Апперцептивного теста. Для лиц с суицидальными попытками характерны более низкие значения по показателям шкал Вестена: «целостность репрезентаций», «аффективный тон отношений» и «эмоциональные вложения». Различия между сравниваемыми группами достигают уровня статистической значимости (р<0 05) по критерию Манна-Уинти.

Низкий уровень дифференцированное™ и интеграции репрезентаций объектов по шкале «целостность репрезентаций» проявляется в использовании простых односложных, часто поляризованных по аффективному тону характеристик при описании других людей. Черты личности персонажей описываются с позиций доминирующего аффективного состояния, имеющего высокую интенсивность. Отмечается спутанность социальных ролей и позиций - родительских, родственных, супружеских. Характерно нарушение связности репрезентаций объектов во времени, нарушение временной перспективы. В среднем в 9,42 из 20 рассказов отсутствует упоминание прошлого, предыстории сюжета, в 12,3 из 20 рассказов отсутствует указание на исход событий, будущее не представлено, либо описывается стереотипными фразами. Сюжет сводится к описанию того, что происходит в данный момент, отсутствует целостная история жизни Данные особенности указывают на системное нарушение интеграции репрезентаций.

По данным шкалы «социальная причинность» среди суицидентов выявлено рудиментарное понимание социальной причинности, недостаточность эмпатии и трудности установления связи между мотивами, эмоциями и поступками других людей, ограничивающих понимание внутреннего мира другого человека По сути, другой человек воспринимается ограниченно, механистически, как лишенный индивидуальности, уникальности и самостоятельности

Низкие значения по шкале «эмоциональные вложения» указывают на переживания одиночества, нарушение эмоциональных связей с другими Свойственно снижение способности к эмоциональным связям с другими людьми, недостаток интереса к другому человеку, дефицит эмоционального вклада и личной вовлеченности в отношения,

Таким образом, по материалам TAT выявлен в первую очередь низкий уровень интеграции репрезентаций, в том числе нарушение их временной связности, а также низкий уровень дифференцированности объектов, подверженность репрезентаций воздействию аффективных состояний, слабость эмпатии и самопонимания Данные нарушения сопоставимы с описаниями синдрома «диффузной самоидентичности» (Соколова Е Т. и др , 2001, Akhtar S , 1984, Кернберг О , 2000), наблюдающейся при пограничных личностных расстройствах

«Аффективный тон» репрезентаций отношений (по шкале Вестена) характеризуется преобладанием враждебных репрезентаций отношений над идеализированными, доброжелательными Доминируют отношения, в которых указывается на отвержение, непостоянство других людей, либо отсутствие эмоциональных связей с другими Другой выступает как холодный, безразличный

Качественный анализ содержания репрезентаций отношений Я - Другой по данным TAT выявил следующие особенности Выражен дефицит когнитивно-опосредованных форм эмоциональных связей, основанных на общности интересов, осуществляемых вне зависимости от непосредственных эмоциональных отношений В содержании репрезентаций представлены пассивно-зависимые отношения, насыщенные интенсивными аффектами любви, сочетающиеся с недостатком активно-исследовательской позиции по отношению к другому. Ведущий паттерн отношений включает в себя паттерн «любовь - безразличие».

В качестве ведущих механизмов преодоления эмоционального опыта потери выделены отрицание и обесценивание привязанности, безразличие, использование примитивного механизма «девитализации» как способа совладения с фрустрацией потребности в отношениях привязанности В системе репрезентаций отношений на первый план выступают интенсивные переживания эмоционального опыта потери Другого. При этом потеря носит характер тотальности, необратимости, сопровождается интенсивными плохо вербализуемыми аффектами гнева и отчаяния Репрезентации отношений Я - Другой насыщены диффузными аффектами гнева, выражающимися через моторную разрядку при дефиците когнитивно-опосредованных и социально-приемлемых форм выражения агрессии Агрессия выступает в качестве простейшего механизма защиты от фрустрации отношений привязанности.

Лицам с депрессивным расстройством без суицидальных попыток свойственно расщепление отношений на идеализированные «зеркальные» и обесцененные отношения с Другим Ведущим паттерном отношений становится паттерн «зависимость - стремление к автономии». Несмотря на преобладание моторных форм выражения агрессии, имеются более когнитивно-опосредованные, социально-приемлемые формы Отмечается большая дифференциация агрессивных аффектов (четкое выделение адресата агрессии), контроль агрессии осуществляется через отношения привязанности, функция агрессии - отстаивание границ Я, достижение сепарации, либо наоборот удержание Другого в отношениях зависимости Основные механизмы преодоления эмоционального опыта потери включают в себя отрицание факта самой потери; активные попытки восстановить утраченные отношения, стремление «удержать» другого в отношениях. Центральное содержание репрезентаций составляет эмоциональный опыт разлуки, а не потери, т.е. подчеркивается возможность возобновления отношений привязанности, сохранение эмоциональной связи с Другим в ситуации его физического отсутствия.

По данным теста агрессии Баса-Дарки статистически значимых различий не выявлено Для обеих сравниваемых групп характерно выражение агрессии в форме «косвенной агрессии», что указывает на трудности осознания и вербализации агрессивных чувств. По данным опросника «мотивации аффилиации» для групп характерно выраженное стремление к принятию сочетающееся со страхом

отвержения и избеганием межличностного взаимодействия. Статистически значимых отличий по данным показателям также не выявлено.

Во втором параграфе описываются результаты исследования защитных механизмов у лиц с суицидальными попытками, производится анализ формальных показателей теста Роршаха. Для лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками характерно статистически значимое повышение уровня индекса суицидальных намерений по Экснеру по сравнению с лицами с депрессивным расстройством без суицида (и=2291, при р<0,001). Большинство суицидентов имеют высокие значения по индексу суицидальности (больше 8), что указывает на высокий суицидальный риск, в то время как лица с депрессивным расстройством без суицида имеют низкие значения по «индексу суицидальности». Таким образом, результаты исследования доказывают возможность применения показателя «индекс суицидальности» по Экснеру для диагностики суицидального поведения.

Для обеих сравниваемых групп было характерно снижение эффективности внешнего и внутреннего контроля по данным теста Роршаха, дефицит коппинговых механизмов, трудности отстранения от эмоционального опыта, недостаток рациональных механизмов контроля.

Лицам с суицидальными попытками свойственна импульсивность в регуляции потребности в контактах, низкая толерантность к фрустрации в сфере межличностных отношений, фрустрация потребности в привязанности, переживания одиночества и беспомощности, на что указывает увеличение использования детерминант недифференцированной свето-тени (р<0.05).

Защитный стиль включает преимущественно примитивные защитные механизмы по типу расщепления, отреагирования и проективной идентификации (р<0 05), связанные с нарушением границ Я-другой, слитные с регулируемыми ими аффектами гнева. Дефицит механизмов более высокого уровня (инфантилизация, символизация вытесненного, проекция) подтверждается статистически достоверными различиями между сравниваемыми группами по критерию Манна-Уитни. Используемый паттерн защитных механизмов ситуативен и пародоксален. При доброжелательном взаимодействии с Другим увеличивается дезинтеграция Я (возрастает доля механизма фрагментации, различия достоверны по критерию Вилкоксона), обесценивание межличностных связей, сочетающееся с попыткой

создания благоприятного положительного фасадного образа Я, обеспечивающего внешний контроль агрессии.

Защитный стиль у лиц с депрессивным расстройством без суицида несмотря на выраженность защит примитивного уровня (расщепления, обесценивания, идеализации и отрицания) включает увеличение доли защит более высокого уровня (в первую очередь инфантилизации, символизации вытесненного и проекции), связанных с более четкими границами Я-другой, имеющих большую когнитивную опосредованность. Используемый стиль также зависим от стиля взаимоотношений со значимым Другим. Доброжелательное взаимодействие с Другим активизирует защитный образ Я по типу «маленького и хорошего», обеспечивающего контроль не только агрессивного аффекта, но и сексуальных желаний, способствует увеличению диапазона используемых зрелых защитных механизмов при взаимодействии с другим (проекции, рационализатрш, и девитализации высокого уровня, различия достоверны по критерию Вилкоксона).

В третьем параграфе произведен анализ взаимосвязей структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой с параметрами аффективно-когнитивного стиля личности. Оценка уровня когнитивной дифференцированности с применением шкалы Марленс по данным методики «Рисунок несуществующего животного» выявила следующие особенности Среди лиц с суицидальными попытками преобладают рисунки с низким уровнем когнитивной дифференцированности по шкале Марленс, в то время лицам с депрессивным расстройством свойственен более высокий уровень дифференциации (р<0 05)

Результаты данных корреляционного и факторного анализа позволяют говорить о наличии связи между уровнем когнитивной дифферецированности, выступающей в качестве характеристики целостного аффективно-когнитивного стиля личности, с особенностями структурной организации репрезентаций отношений Я -Другой. Снижение уровня когнитивной дифференцированности связано со снижением уровня дифференцированности и уровня интеграции репрезентаций По данным корреляционного анализа наибольшая дифференцированность, сложность репрезентаций при наличии непротиворечивых внутренних взаимосвязей, соответствует средним показателям уровня когнитивной дифферцированности Данные особенности объясняются тем, что средние значения отражают

сбалансированность процессов анализа и синтеза, предполагают возможность выделения различий, индивидуальных характеристик с одной стороны, и возможности их интеграции, синтеза в целостную непротиворечивую систему с другой стороны.

Наличие активно-исследовательской позиции в отношениях, включенность отношений в широкий социальный контекст, способность к отношениям сотрудничества, восприятие отношений как доброжелательных связаны с высокой степенью дифференцированности и интеграции репрезентаций объектов, предполагающей комплексное, целостное, разностороннее, непротиворечивое восприятие себя и другого человека. Такие отношения сопровождаются использованием защитных механизмов высокого уровня, высоким уровнем рационального контроля аффективных состояний Реакция на сепарацию при данном типе отношений предполагает сохранение связи с Другим даже при его физическом отсутствии, возможность вербализации и осознания чувства печали в ответ на разлуку.

Недостаток целостности, выделения индивидуальных характеристик, противоречивость восприятия себя и другого (низкий уровень дифференцированности и интеграции репрезентаций), связанный с проницаемостью, нарушением границ Я-Другой, недостатком сепарации - индивидуации, ведет к насыщенности отношений агрессивно-деструктивными чувствами, преобладанию пассивно-жертвенной позиции и примитивных форм симбиотической чувственно-телесной аффективной связи Такие отношения коррелируют с примитивными защитными механизмами по типу проективной идентификации и расщепления

Результаты данных корреляционного анализа позволяют говорить о взаимосвязи эмоционального опыта потери с качественными характеристиками репрезентаций отношений Я-Другой Высокая интенсивность эмоционального опыта потери связана с восприятием отношений как враждебных и деструктивных (к=-0,256, р<0 05), насыщенных примитивным низкодифференцированным аффектов гнева (к=0,326, р<0,01), дефицитом когнитивно - опосредованных форм взаимодействия на основе общности интересов и социально-приемлемых форм выражения агрессии (к=-0,320, р<0,05, и к=-0,293, р<0,05 соответственно). Кроме того, эмоциональный опыт потери, имеющий высокую интенсивность, сопровождается преобладанием в балансе

защит примитивных защитных механизмов, особенно механизма расщепления (к=0,240, р<0,05, и к=0,274, р<0,05 соответственно).

Корреляционный анализ между «индексом суицидальности» и структурно-функциональными характеристиками репрезентаций отношений Я - Другой выявил значимость снижения уровня интеграции и целостности репрезентаций Я/Другого в формировании суицидального поведения (к=0,52 и к=0,48, р<0 05)

Повышение риска суицидального поведения связано с преобладанием враждебных репрезентаций отношений. На это указывают отрицательные корреляции между индексом суицидальности и типом взаимодействия по шкале Блат, «аффективным тоном» по шкале Вестена (коэффициент корреляции Спирмена равен -0,47 и -0,61 соответственно, р<0.05). Высоким значениям индекса суицидальности соответствует недостаток индивидуации и отношений сотрудничества (на что указывает отрицательная корреляция между уровнем объектных отношений по шкале Юриста и индексом суицидальности, к=-0,44, р<0 05). Кроме того, степень суицидального риска коррелирует с недостатком эмоциональной связи со значимым другим, низким уровнем «эмоционального вложения» в отношения, дефицитом интереса в адрес другого человека, а также высокой интенсивностью эмоционального опыта потери (к=-0,49 и к=, 0,340 соответственно, р<0.05).

Таким образом, анализ корреляционных связей доказал связь показателей суицидального поведения (индекса суицидальности) с особенностями репрезентаций отношений Я-Другой: уровнем дифференцированное™ - интеграции репрезентаций, доминированием враждебного тона отаошений, низкой способностью к отаошениям кооперации, низким уровнем «эмоциональных вложений в отношения», высокой интенсивностью эмоционального опыта потери.

Проведенный факторный анализ выявил 4 фактора, достоверно различающих сравниваемые группы' «примитивные защитные механизмы», направленные в первую очередь на контроль агрессии, «эмоциональные вложения в отношения», отражающие баланс между стремлением к общности, способное™ к кооперации и одновременным признанием автономии, ценное™ и индивидуальное™ Я и Другого; «когнитивная дифференцированность»; и «дефицит интеграции», отражающий недостаток как интрапсихической интеграции, так и межличностаой, т е недостаток эмоциональных связей со значимым другим. В целом все переменные группируются в две группы.

Первая группа включается в себя примитивные защитные механизмы, снижение уровня интеграции репрезентаций, враждебность, низко дифференцированную агрессию и деструктивность в отношениях, высокую интенсивность эмоционального опыта потери, суицидальный и депрессивный индексы Вторая группа содержит защитные механизмы более высокого уровня, высокую артикулированность и высокую когнитивную дифференцированность, доброжелательные отношения, когнитивно-опосредованные формы выражения агрессии и привязанности, восприятие сепарации со значимым другим как разлуки

Результаты факторного анализа, таким образом, позволяют выделить два уровня функционирования репрезентаций отношений Я-Другой. В качестве центральных структурных характеристик репрезентаций более примитивного уровня выступает низкая дифференцированность и интегрированность, в то время как важнейшими качественными характеристиками является враждебно-деструктивный аффективный тон репрезентаций, доминирование в системе репрезентаций интенсивного эмоционального опыта потери, регулируемого посредством примитивных защитных механизмов. Второй (относительно более зрелый) уровень репрезентаций связан с высоким уровнем дифференцированное™ и интеграции репрезентаций по структуре, и преобладанием доброжелательных отношений по содержанию.

По данным кластерного и качественного анализа среди пациентов с суицидальным поведением были выделены две группы больных, обладающие разным типом личностной организации, отличающихся по показателям уровня когнитивной дифференцированное™. В первую группу вошли пациенты с нарциссической личностаой организацией, имеющие наиболее высокий уровень когнитавной дифференцированности, при которой примитивные, аффектавно-чувственные диффузные репрезентации отношений, характеризующиеся пустотой и безжизненностью, изолированы от компенсаторной когнитивно - оформленной, высоко дифференцированной структуры грандиозного Я. Среди этих пациентов доминирует обесценивание опыта привязанности, сопровождаемое идентификацией с отвергающим Другим, активным избеганием близких отношений. Вторую группу составили пациенты с шизоидной и пограничной личностной организации с нарциссическим радикалом. Общим для данных групп является низкий уровень

когнитивной дифференцированности, комплекс отличия, преобладание примитивных форм аффективной связи по типу интроекции Шизоидная личностная организация связана с репрезентацией отношений как «мертвых» и «безжизненных», дефицитом репрезентаций идеализированных отношений, отрицанием привязанности и избеганием новых контактов Для лиц с пограничной личностной организацией характерно доминирование примитивных телесно-сим биотических отношений, недифференцированный поиск контакта, «нестабильность» репрезентаций, высокая уязвимостью к опыту потери.

В шестой главе приведено обобщение и обсуждение полученных результатов. Анализ полученных результатов в группе лиц с реккурентным депрессивным расстройством, как с суицидальными попытками, так и без них позволяет говорить о следующих закономерностях связи параметров аффективно-когнитивного стиля личности со структурными и содержательными характеристиками репрезентаций отношений Я - Другой. В группе лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками отчетливо выделилось два паттерна межличностного взаимодействия. Первый паттерн характеризуется акшвным поиском контакта с другим человеком при переживании «ненасыщаемости» такого контакта, «цеплянием» за любую возможность эмоционального связи с другим. Второй паттерн взаимодействия отличается избеганием контакта с другим человеком, пассивностью. Встречающаяся в сравнительной группе большая вариативность паттернов взаимодействия, сочетающаяся с большей активностью самих больных, может быть рассмотрена в качестве показателя большей гибкости, адаптивности таких больных в ситуациях межличностного взаимодействия по сравнению с группой суицидентов, чье взаимодействие с Другим определяется ригидными схемами, представлениями об эмоциональных связях.

Данные отличия в способах межличностного взаимодействия на наш взгляд отражают различие содержания внутренних интрапсихических структур, репрезентаций отношений со значимым другим. В группе лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками в качестве ключевых содержательных характеристик репрезентаций отношений можно выделить переживание Другого как недоступного, неотзывчивого, отвергающего, либо враждебного, «разрушающего», но

одновременно «нужного и любимого», что ведет к необходимости построения особых тактик коммуникации, направленных на поддержание эмоциональной связи с другим, а именно стратегий поиска или избегания контакта Высокая интенсивность эмоционального опыта потери, характерная для данных больных, ведет к постоянным «ожиданиям» его повторения, трудностям установления положительных стабильных эмоциональных связей, постоянным попыткам избежать травмирующих переживаний и одновременным стремлением сохранить близость любой ценой.

При этом сопоставление данных всех проективных методик позволяет выделить различные уровни репрезентаций отношений Я-Другой, более осознаваемый, и менее осознанный У лиц с депрессивным расстройством с суицидальными попытками отмечается отчетливый недостаток интеграции осознанных представлений о межличностных отношениях с выявляемыми неосознаваемыми схемами отношений Идеализация значимого Другого и отношений с ним, либо безразличие к значимому другому и отрицание потребности в привязанности на более осознаваемом уровне противоречит менее осознаваемым переживаниям отвержения, отсутствия эмоциональной близости, враждебности в отношениях, сочетающихся с плохо вербализуемой острой потребностью в отношениях привязанности.

Центральной темой в содержании репрезентаций отношений Я - Другой выступает тема установления близости - дистанции со значимым другим. Используемые защитные механизмы выполняют функцию поддержания представлений о сохранении эмоциональной связи со значимым Другим, что часто приводит к грубому искажению реальности

По результатам всех методик отмечается особая значимость эмоционального опыта потери в содержании репрезентаций отношений Я-Другой. Как видно из полученных результатов, как правило, решающее значении играют не объективные ситуации утраты (смерти) значимого другого, имеющие место в сравнительной группе, а эмоциональное переживание потери любви другого. В сравнительной группе наиболее значимым становится опыт актуальной, реальной потери значимого другого, связанный в первую очередь со смертью значимого другого.

Анализ структурных особенностей репрезентаций отношений Я - Другой выявил трудности дифференциации Я - Другого, нарушения границ Я - Другой, что

проявляется в низкой дифференцированное™, артикуляции и интеграции репрезентаций В их структуре преобладают аффективно-чувственные, связанные с телесно-сенсорным опытом, компоненты. Репрезентации отношений имеют низкий уровень когнитивного опосредования, низкий уровень обобщения и абстракции Суицидентам свойственен недостаток осознания и вербализации агрессивных чувств и чувства зависимое™, потребное™ в привязанное™ Дефицит представленности агрессивных чувств на более осознанном уровне сочетается с проявлением агрессии на менее осознаваемом, сенсорно-чувственном, тесно связанным с телесным пластом самосознания уровне Таким образом, у лиц с суицидальными попытками отчетливо прослеживается нарушение процессов интеграции на всех уровнях функционирования личности (между аффективными и когнитивными процессами, между противоречивыми аффективными состояниями, между конкретными представлениями о себе и других).

Выявленные в корреляционном и факторном анализе взаимосвязи структурных и содержательных характеристак репрезентаций между собой позволяют рассматривать данные особенное™ в качестве характеристик аффективно-когнитавного стиля репрезентаций отношений Я - Другой. Преобладание аффективно насыщенных агрессивно-деструктивным аффектом репрезентаций, отражающих по своему содержанию телесно-симбиотические связи, доминирование пассивно-жертвенной позиции в отаошениях, трудное™ кооперации, недостаток отношений сотрудничества, дефицит репрезентаций стабильных позитивных эмоциональных отаошений, переживания Я как отличного и особенного, высокая интенсивность эмоционального опыта потери обуславливают высокую степень суицидального риска.

Таким образом, при исследовании репрезентаций отаошений Я - Другой можно выделить два типа репрезентаций, отражающих два типа отношений: низко дифференцированные, с нечетко очерченными границами, аффективно насыщенные, содержательно характеризующиеся как враждебно-деструктивные, тесно связанные с телесным опытом, и высоко дифференцированные, стабильные, ясные, отражающие по содержанию доброжелательные отношения. Данные два типа можно рассмотреть как два различных уровня организации и функционирования репрезентаций: более примитивный, аффективно- чувственный и более зрелый, когнитивно

опосредованный У лиц с суицидальными попытками в балансе зрелых и примитивных репрезентаций отношений преобладают последние.

В заключительной части работы подводятся итоги и формулируются основные выводы:

1. Развиваемые в работе теоретические представления позволяют рассматривать аффективно-когнитивный стиль личности в качестве одного из психологических механизмов, обуславливающих специфику структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой.

2. Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками характеризуется дефицитом процессов интеграции репрезентаций, связанным с системным нарушением процессов когнитивной дифференциации / интеграции на всех уровнях личностной организации, низким уровнем когнитивного опосредования Содержательные характеристики репрезентаций включают в себя враждебно-деструктивный аффективный тон отношений, преобладание репрезентаций симбиотических телесно-чувственных форм эмоциональной связи при дефиците репрезентаций зрелых отношений сотрудничества и кооперации, пассивно-беспомощную позицию при дефиците активно-исследовательского отношения к другому Группа суицидентов достоверно отличается от сравнительной преобладанием данного типа отношений.

3. Со стороны своего содержания у лиц с суицидальными попытками доминируют репрезентации эмоционального опыта невосполнимой потери значимого другого, регулируемого посредством примитивных защитных механизмов (отрицание и обесценивание опыта привязанности, примитивная «девитализация» и расщепление, проявляющиеся в форме безразличия и диффузной агрессии). У лиц с депрессивным расстройством без суицидальных попыток содержание репрезентаций составляет эмоциональный опыт разлуки, регулируемый более опосредованными механизмы защиты (уход в фантазию, отрицание опыта разлуки, направленное на сохранение отношений привязанности в символическом плане).

4. Изучение структурно-функциональных особенностей репрезентаций

отношений Я- Другой в соотнесении с параметрами аффективно-когнитивного

1ИОС НАЦИОНАЛ! V БИБЛИОТЕКА , СПетервург 1

« о» т •«♦ '

стиля личности выявило следующие закономерности. Низкий уровень когнитивной дифференцированное™ взаимосвязан с характерными для лиц с суицидальными попытками особенностями репрезентаций отношений Я-Другой, а также преобладанием примитивных защитных механизмов.

5. Обнаружена взаимосвязь степени суицидального риска с типичными для группы суицидентов особенностями репрезентаций отношений Я - Другой, что позволяет рассматривать их в качестве предиктора суицидального поведения

6. Среди пациентов с суицидальным поведением выделены группы больных, обладающие разным типом личностной организации, отличающиеся по показателям уровня когнитивной дифференцированное™. Пациентам с нарциссической личностной организацией свойственен наиболее высокий уровень когнитивной дифференцированности, при котором аффективно-чувственные компоненты репрезентаций изолированы от компенсаторной когнитивно- оформленной структуры грандиозного Я. Пациенты с шизоидной и пограничной личностной организации с нарциссическим радикалом. характеризуются низким уровнем когнитивной дифференцированности, комплексом отличия, преобладанием примитивных форм аффективной связи, высокой интенсивностью эмоционального опыта потери и отличаются между собой различными паттернами межличностного взаимодействия

7. Разработанный в результате проведенного исследования комплекс методических процедур, направленных на оценку структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой, а также на диагностику суицидального поведения позволяет выявить особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я- Другой, а также оценить степень суицидального риска, что имеет высокое значение при разработке психокоррекционных и психотерапевтических программ.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Баширова А.Р. Аффект в структуре личностной организации у лиц с

суицидальным поведением // Клиническая психология. Материалы первой международной конференции памяти Б.В. Зейгарник. Москва, 2001, стр. 43-44

2 Баширова А.Р. К обоснованию системного изучения феномена суицидальных попыток в контексте нарушения самоидентичности // Ежегодник Российского психологического общества Материалы III всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 года. Под ред. Аверина В.А. и др. Т. 7, стр. 287-289. СпбУ, 2003 (соавт. Соколова Е.Т., СотниковаЮ.А.)

Баширова А Р Отношения привязанности у лиц с суицидальным поведением // Материалы российской конференции: аффективные и шизоаффективные расстройства. Москва, 1-3 октября 2003 года, стр. 17 Баширова А.Р. Объектные отношения и механизмы саморегуляции у лиц с суицидальными попытками // Депрессивные расстройства (фундаментальные, клинические, образовательные и экзистенциальные проблемы). Сборник материалов международной научно-практической конференции (Томск, 22-24 апреля 2003 года) под науч. ред. Н. А. Корнетова, стр 8-11, Томск, 2003. Sokolova Е.Т., Sotnikova J. A., Bashirova A.R. To foundation of system study of phenomena suicide attempts in the context of disturbance of self- identity / XXII World Congress of International Association for Suicide Prevention 10-14 sept. -2003. - Stockholm, Sveden. - P.P.3-23

Для заметок

Для заметок

Для заметок

Заказ N° 1600 Подписано в печать 02.09.05 Тираж 110 экз. Усл. п.л. 1,38

ООО "Цифровичок", тел. (095) 797-75-76 www.cfr.ru; е-тай: info@cfr.ru

Р15 9 7§

РНБ Русский фонд 1

2006-4 .

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Коршунова, Алина Рашитовна, 2005 год

Введение

Глава 1. Основные теоретические подходы к исследованию репрезентаций 11 отношений «Я-Другой»

Глава 2. Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений «Я — 41 Другой» при личностных расстройствах

Глава 3. Особенности репрезентаций отношений «Я — Другой» у лиц с 47 суицидальными попытками

Глава 4. Постановка проблемы и обоснование экспериментальной парадигмы.

Глава 5. Анализ результатов эмпирического исследования

§1 Особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений «Я - Другой» у лиц с суицидальными попытками

§2 Защитные механизмы у лиц с суицидальными попытками

§3 Аффективно-когнитивный стиль личности и репрезентации 124 отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками

Введение диссертации по психологии, на тему "Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений "Я - Другой" у лиц с суицидальными попытками"

Актуальность.

Данная работа посвящена исследованию индивидуально-типологических особенностей репрезентаций отношений Я-Другой у пациентов с суицидальными попытками. Проблема нарушения формирования в сознании особых структур, схем, представлений о межличностных отношениях, представлений о себе и Другом в них, находится в центре внимания многих зарубежных и отечественных клинических психологов (Соколова Е.Т., 1989, 1995, 2001, Кадыров И.М., 1990, Ильина С.В., 2000, Фонаги П., 2002, Blatt S., Auerbach J., Levy К., 1997, Ghiglione R. et. al., 1993, Horowitz L., 1994, Luborsky L. et. al., 1986). В зависимости от их теоретической и методологической ориентации акцентируются различные аспекты изучения межличностных взаимодействий и способов их интрапсихической репрезентации. Исследуется влияние опыта ранних детско-родительских отношений на формирование репрезентаций Я, Другого и эмоциональных связей (Винникотт Д.В., 1995, 2004, Кляйн М., 1997, 1998, Кернберг О., 1998, 2000, Боулби Дж., 2003); изучается взаимосвязь представлений о социальном взаимодействии с уровнем развития когнитивных процессов, процессами социальной перцепции и познания (Engelkamp J. et. al., 1989, Schimmack U, Hartmann K, 1997, Hartmann, 1964), анализируется влияние мотивации и когнитивного стиля на адекватность и точность социального познания (Первин Л., Джон О., 2000 и др.). Выделяются устойчивые конфигурации репрезентаций межличностных отношений, соотносимые со структурной организацией личности, тцпом личностных расстройств (Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П., 2001, Westen D., 1990, 1991, Levy, К. ; Blatt, S., Shaver, P., 1998, Waldinger R., Seidman E. et. al. 2003). Структурные и содержательные характеристики репрезентаций отношений Я - Другой сопоставляются с типом привязанности, романтических отношений, стилем взаимодействия с другими людьми (Hazan С, Shaver PR, 1987, 1990; Bartholomew К., Horowitz L., 1991; Allen J., Land D, 1999).

Разнообразие терминологии, используемой для обозначения различных аспектов межличностных отношений («объектные отношения», «коммуникация», «привязанность» и т.д.) и соответствующих им интрапсихических представлений («ментальная репрезентация», «образ», «представление», «ментализация», «внутренняя рабочая модель», «аффективно-когнитивная схема») отражает трудности объединения различных концепций в единую теорию (Fishier Р, Sperling М, Сагг А, 1990). Самостоятельной исследовательской задачей становится нахождение психологической категории («единицы анализа»), интегрирующей в себе как аффективно-чувственные характеристики отношений, так и когнитивные способы переработки опыта эмоциональных связей.

Требуют более углубленного изучения и системного исследования аспекты проблемы, связанные с выделением различных уровней нарушения репрезентаций отношений Я - Другой в патологии, взаимосвязи структурно-функциональных характеристик репрезентаций с аффективно-когнитивным стилем личности, что содействует дальнейшему развитию дифференциальной клинической психологии. Нуждается в дальнейшем прояснении проблема влияния травматического опыта привязанности, опыта неблагоприятных ранних детско-родительских отношений (эмоционального опыта потери, в частности) на особенности формирования, функционирования и структуры репрезентаций отношений Я-Другой. Особое значение приобретает исследование аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я-Другой в клинике пограничных личностных расстройств, отличающихся специфическими особенностями аффективно-когнитивного стиля личности, нарушениями самоидентичности, саморегуляции и межличностных отношений, связанных с травматическим опытом взаимодействия со значимым другим в раннем детстве (Gunderson J., 1996, Fisher К., Ayoub К., Singh I., 1997, Соколова E.T., 1995, 2001, 2002). В теоретическом плане мало проработанным является вопрос о влиянии сложившихся в прошлом опыте стереотипов репрезентаций отношений Я — Другой на дальнейшую способность к установлению и поддержанию эмоциональных связей со значимым социальным окружением, на способность к зрелым отношениям сотрудничества и кооперации. Таким образом, исследование структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я-Другой отвечает актуальным теоретическим и методологическим направлениям современной клинической психологии.

Многократные суицидальные попытки традиционно рассматриваются в качестве одного из диагностических критериев пограничного личностного расстройства. Однако, механизмы возникновения суицидального поведения, взаимосвязь суицида со структурными характеристиками личности, с особенностями системы репрезентаций все еще недостаточно изучены. Сужение интерперсональных контактов, искажение представлений о себе и других, чувства отверженности и отсутствия любви окружающих указывают на трудности установления стабильных устойчивых связей. Данные трудности наряду с высокой значимостью эмоционального опыта потери, на наш взгляд, отражают особую структуру интрапсихической репрезентации эмоциональных связей у суицидентов (Амбрумова А.Г., Тихоненко К, 1978, 1980; Полищук Ю.И, 1993; Shapiro S., 1991, Pulakos J, 1993, Blais M, Hilsenroth M, 1997; Kaslow N. Chance S. et al, 1998; Kjellander C. et al, 1998).

Исследование данной проблематики позволит наметить новые теоретические и методологические подходы в суицидологии, взглянуть на генез и психопрофилактику суицида с точки зрения психологии отношений, а также соотнести феномен суицида и его психологические механизмы с более широким кругом девиантных форм аутодеструктивного поведения, свойственного пациентам с расстройствами личности пограничного уровня.

Предметом исследования является аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений Я — Другой у лиц с суицидальными попытками, его параметры, и роль в формировании суицидального поведения, а также роль клинических и когнитивных факторов, определяющих строение и функционирование репрезентаций отношений Я -Другой.

Объект исследования - материалы экспериментального психодиагностического обследования 100 испытуемых в 2-х группах. Первую группу составили пациенты с суицидальными попытками с диагнозом «реккурентное депрессивное расстройство» (50 человек), вторую - пациенты со сходным диагнозом без суицидальных попыток в анамнезе (50 человек).

Цель работы состоит в изучении индивидуально-типологических особенностей аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я - Другой, преддиспозиционных - клинических, дифференциально-психологических и психосоциальных факторов их определяющих у пациентов с аффективными расстройствами с суицидальными попытками и без них.

Реализация поставленной цели включает в себя выполнение следующих задач:

1. Теоретический анализ проблемы, включающий анализ основных направлений в изучении репрезентаций отношений Я — Другой во взаимосвязи с аффективно-когнитивным стилем личности, анализ существующих подходов к исследованию суицидального поведения во взаимосвязи со структурной организацией личности.

2. Выдвижение гипотез о факторах, определяющих структурные и содержательные характеристики репрезентаций отношений Я - Другой у лиц с суицидальными попытками, и их роли в формировании суицидального поведения.

3. Разработка экспериментально-диагностической процедуры обследования, включающей модификацию методических приемов, выделение критериев оценки, феноменологический анализ эмпирических данных, их психологическую интерпретацию и квалификацию, а также статистическую проверку.

4. Проведение эмпирического исследования, выявление и изучение структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я — Другой, анализ их взаимосвязей с параметрами аффективно-когнитивного стиля личности, а также с типом личностной организации больных экспериментальной и сравнительной групп.

Гипотезы исследования:

1. В качестве факторов, определяющих индивидуально-типологические особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я — Другой у лиц с суицидальными попытками выступают аффективно-когнитивный стиль личности и психосоциальные условия развития, в частности эмоциональный опыт потери значимого Другого.

2. Дефицит процессов когнитивного опосредования, а также превалирование в содержании репрезентаций телесно-симбиотических форм эмоциональной связи над зрелыми отношениями сотрудничества и кооперации определяют специфику структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я — Другой у лиц с суицидальными попытками.

Положения, выносимые на защиту:

1) Аффективно-когнитивный стиль личности является одним из психологических механизмов, обуславливающих специфику структурных и содержательных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой.

2) Дефицит процессов дифференциации и особенно процессов интеграции выступают в качестве ведущих структурно-функциональных характеристик аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я — Другой у лиц с суицидальными попытками. Центральными содержательными характеристиками репрезентаций являются враждебно-деструктивный аффективный тон отношений, превалирование пассивно-зависимых форм эмоциональной связи, доминирование репрезентаций эмоционального опыта невосполнимой потери значимого другого, в то время как у лиц с депрессивным расстройством без суицидальных попыток содержание репрезентаций составляет эмоциональный опыт разлуки.

3) Выделенные особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я — Другой выступают в качестве одного из предикторов суицидального поведения.

Методы исследования. Разработанная схема исследования состояла из комплекса проективных и опросниковых методов, включающих в себя: полуструктурированную беседу, тест Роршаха в модификации с применением двух инструкций («глухой» и направленной на отношения сотрудничества), Тематический апперцептивный тест, Рисунок несуществующего животного, тест агрессии Баса-Дарки, методика «Мотивация аффилиации». Для оценки структурных и содержательных характеристик репрезентации отношений Я - Другой применялись шкалы Блатт С. (Blatt S. et. al., 1983, 1988) и Юриста (Urist, J, 1977) по данным теста Роршаха, и шкала Весте на по данным TAT (Westen, 1990, 1991). Для каждой из используемых методических процедур вырабатывалась специальная система критериев, направленных на выделение основных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивалась использованием системы взаимодополняющих и взаимопроверяющих диагностических процедур, сочетающей в себе использование как опросниковых, так и проективных методов, как феноменологического, так и количественного анализа с использованием широкого комплекса статистических процедур (сравнительный анализ с применением непараметрических критериев Манна-Уитни и критерия Фишера, анализ корреляционных взаимосвязей с применением непараметрического критерия Спирмена, процедура факторного и кластерного анализа). Консультантом при проведении статистической обработки данных выступал доктор психологических наук, Гусев А.Н.

Научная новизна и теоретическое значение работы.

В работе реализован интегративный подход к изучению феномена суицидального поведения как входящего в структуру единого синдрома нарушения целостной структуры личности. Впервые предпринята попытка интеграции современных психоаналитических взглядов с теорией привязанности, а также положениями современной отечественной психологии через соотнесение, анализ и дальнейшую разработку понятия «репрезентации отношений».

Установлена связь индивидуально-типологических особенностей репрезентаций отношений Я - Другой у пациентов с аффективным расстройством с суицидальными попытками с социо-психологическими факторами, в частности, эмоциональным опытом потери, и когнитивными факторами, в том числе аффективно-когнитивным стилем личности, определяющими их строение и • функционирование. Выявлены и описаны структурно-функциональные различия в паттернах репрезентаций отношений Я — Другой в зависимости от типа личностной организации.

Обоснована взаимосвязь особенностей репрезентаций эмоционального опыта потери значимого Другого и специфических механизмов его переработки со степенью суицидального риска. Выделены различные уровни функционирования репрезентаций отношений Я — Другой, отличающиеся уровнем когнитивного опосредования и представленностью в их содержании тех или иных типов эмоциональной связи. Проведен сравнительный анализ структуры и содержания репрезентаций отношений Я — Другой в ситуации варьирования условий экспериментально-диагностической процедуры (изменение инструкции в модифицированном тесте Роршаха), отражающей различный тип взаимодействия Я - Другой.

Разработан комплекс экспериментально - диагностических процедур, направленный на выявление индивидуально-типологических особенностей аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я-Другой и признаков суицидального поведения у лиц с аффективными расстройствами. По данным теста Роршаха и ТАТ апробированы шкалы «Индекс суицидальности», шкала качества объектных отношений С. Блатт, шкала способности к кооперации Дж. Юриста, и шкала социальной перцепции Вестена. Эмпирически показана возможность их применения для диагностики социальной перцепции и социального интеллекта, а также оценки степени суицидального риска.

Практическое значение работы связано с актуальностью прогноза суицидального поведения, с целью его предупреждения, разработкой методов психотерапевтической работы, учитывающей специфику индивидуальных и клинических особенностей социального познания пациентов с аффективными расстройствами и повторяющимися суицидальными попытками. Апробированный комплекс диагностических процедур позволяет выявлять группы риска совершения суицидальных попыток у лиц с депрессивным расстройством, кроме того, разработанные критерии суицидального поведения позволяют оценить и спрогнозировать риск совершения повторных суицидальных попыток.

Апробация работы. Материалы диссертационного исследования были представлены на III Всероссийском съезде психологов (СПб, 2003г.), XXII Мировом конгрессе международной ассоциации по превенции суицидов (Стокгольм, 2003г.), на Международной научно-практической конференции «Депрессивные расстройства»

Томск, 2003) и Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства» (Москва, 2003). Апробация диссертации состоялась на заседании кафедры нейро- и патопсихологии МГУ им. М.В. Ломоносова 6.10.2004 (протокол № 535). По материалам диссертации опубликовано 5 работ. Результаты исследования внедрены в практику диагностики и консультирования в суицидологическом центре МНИИ психиатрии МЗРФ, а также используются в лекционном курсе «Расстройства самосознания», читаемом на факультете психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Заключение диссертации научная статья по теме "Медицинская психология"

1. Развиваемые в работе теоретические представления позволяют рассматривать аффективно-когнитивный стиль личности в качестве одного из психологических механизмов, обуславливающих специфику структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я - Другой.

2. Аффективно-когнитивный стиль репрезентаций отношений Я — Другой у лиц с суицидальными попытками характеризуется дефицитом процессов интеграции репрезентаций, связанным с системным нарушением процессов когнитивной дифференциации / интеграции на всех уровнях личностной организации, низким уровнем когнитивного опосредования. Содержательные характеристики репрезентаций включают в себя враждебно-деструктивный аффективный тон отношений, преобладание репрезентаций симбиотических телесно-чувственных форм эмоциональной связи при дефиците репрезентаций зрелых отношений сотрудничества и кооперации, пассивно-беспомощную позицию при дефиците активно-исследовательского отношения к другому. Группа суицидентов достоверно отличается от сравнительной преобладанием данного типа отношений.

3. Со стороны своего содержания у лиц с суицидальными попытками доминируют репрезентации эмоционального опыта невосполнимой потери значимого другого, регулируемого посредством примитивных защитных механизмов (отрицание и обесценивание опыта привязанности, примитивная «девитализация» и расщепление, проявляющиеся в форме безразличия и диффузной агрессии). У лиц с депрессивным расстройством без суицидальных попыток содержание репрезентаций составляет эмоциональный опыт разлуки, регулируемый более опосредованными механизмы защиты (уход в фантазию, отрицание опыта разлуки, направленное на сохранение отношений привязанности в символическом плане).

4. Изучение структурно-функциональных особенностей репрезентаций отношений Я-Другой в соотнесении с параметрами аффективно-когнитивного стиля личности выявило следующие закономерности. Низкий уровень когнитивной дифференцированности взаимосвязан с характерными для лиц с суицидальными попытками особенностями репрезентаций отношений Я-Другой, а также преобладанием примитивных защитных механизмов.

5. Обнаружена взаимосвязь степени суицидального риска с типичными для группы суицидентов особенностями репрезентаций отношений Я - Другой, что позволяет рассматривать их в качестве предиктора суицидального поведения.

Среди пациентов с суицидальном поведением выделены группы больных, обладающие разным типом личностной организации, отличающиеся по показателям уровня когнитивной дифференцированности. Пациентам с нарциссической личностной организацией свойственен наиболее высокий уровень когнитивной дифференцированности, при котором аффективно-чувственные компоненты репрезентаций изолированы от компенсаторной когнитивно-оформленной структуры грандиозного Я. Пациенты с шизоидной и пограничной личностной организации с нарциссическим радикалом, характеризуются низким уровнем когнитивной дифференцированности, комплексом отличия, преобладанием примитивных форм аффективной связи, высокой интенсивностью эмоционального опыта потери и отличаются между собой различными паттернами межличностного взаимодействия.

Разработанный в результате проведенного исследования комплекс методических процедур, направленных на оценку структурно-функциональных характеристик репрезентаций отношений Я — Другой, а также на диагностику суицидального поведения позволяет выявить особенности аффективно-когнитивного стиля репрезентаций отношений Я- Другой, а также оценить степень суицидального риска, что имеет высокое значение при разработке психокоррекционных и психотерапевтических программ.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Коршунова, Алина Рашитовна, Москва

1. Амбрумова А. Г., Тихоненко В. А. Диагностика суицидального поведения: Методические рекомендации. Москва, 1980,48 с.

2. Амбрумова А.Г. Психология самоубийства. Социальная и клиническая психиатрия, 1996, №4, стр. 14-20.

3. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А. Суицид как феномен социально-психологической дезадаптации личности. Актуальные проблемы суицидологии / Ред. А.Портнов М., 1978. С. 6-28.

4. Д. Атвуд Б. Брандшафт Р. Столороу Сковывающие узы и освобождающие связи. Журнал практической психологии и психоанализа, 2000, № 1. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

5. Балинт М. Базисный дефект: терапевтические аспекты регрессии. М, 2002, 256 с.

6. Бардышевская М.К. Компенсаторные формы поведения у детей 3-6 лет, воспитывающихся в условиях детского дома. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Москва, 1995, 291 с.

7. Беляева В.В., Рускина Е.В, Покровский В.В. Особенности суицидального поведения лиц, инфицированных ВИЧ. Терапевтический архив, 1996, №4, стр.71-73

8. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория. СПб., 1992, 200 с.

9. Блюм Г. Психоаналитические теории личности. М., 1996, 247 с.

10. Бурлакова Н.С. Внутренний диалог в структуре самосознания и его динамика в процессе психотерапии: Канд. дис. М., 1996.

11. Боулби Дж. Привязанность. М., 2003, 477 с.

12. Винникотт Д.В. Разговор с родителями. М., 1995, 112 с.

13. Винникотт Д.В. Использование объекта и построение отношений через идентификацию //Журнал практической психологии и психоанализа, 2004, № 1. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

14. Выготский Л.С. Собр. Соч.: В 6-ти т. Т. 1, Москва, 1982, стр. 481-495

15. Выготский Л.С. Нарушение понятий при шизофрении // Избранные психологические исследования. М., 1956, с. 481 496

16. Гузиков Б.М., Голуб М., Зобнев В.М. Психологические особенности больных алкоголизмом с суицидальным поведением // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. М.В. Бехтерева, 1992, №4.

17. Гроллман Э. Суицид: превенция, интервенция, поственция // Суицидология: прошлое и настоящее. Хрестоматия. М., 2001, с. 270-352

18. Дорожевец А.Н. Искажение образа физического Я у больных ожирением и нервной анорексией: Автореферат кандидатской диссертации. М., 1986.

19. Дружинин В.Н., Ушаков Д.В. Когнитивная психология. Учебник для студентов высших учебных заведений. Москва, 2002. 480 стр.

20. Дюркгейм Э. Самоубийство // Суицидология: прошлое и настоящее. Хрестоматия. М., 2001, с. 239-254

21. Зейгарник Б.В. Личность и патология деятельности. Москва, МГУ, 1971, 100 с.

22. Зобнев В.М., Голуб М. Исследование ценностных ориентаций больных алкоголизмом с суицидальным поведением // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. М.В. Бехтерева, 1993, №3, стр. 112—114.

23. Ильина С.В. Эмоциональный опыт насилия и пограничная личностная организация при расстройствах личности. // Дисс. канд. психол. наук. М., 2000, 241 с.

24. Дорфман Л.Я. Интегральная индивидуальность, Я- концепция, личность / Под ред. Дорфмана Л.Я., Первое издание 2004.-320 с.

25. Искольдский Н.В. Исследование привязанности ребенка к матери (в зарубежной психологии) // Вопросы психологии, 1985, № 6, стр. 146-151.

26. Кадыров И.М. Взаимодействие когнитивных и аффективных компонентов в структуре самосознания (на модели невротических расстройств). Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Москва, 1990, 188 с.

27. Каменская В.Г. Психологическая защита и мотивация в структуре конфликта. С.-Пб, 1999, 143 с.

28. Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. Клиническая психиатрия. Т. 1. М., 1998, 576 с.

29. Кейсмент П. Обучаясь у пациента, М., 1995,256 с.

30. Кернберг О. Агрессия при расстройствах личности. М., 1998, 368 с.

31. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. Стратегии психотерапии. М., 2000, 464 с.

32. Кернберг О. Отношения любви. Норма и патология. М, 2001,256 с.

33. Кляйн М. Зависть и благодарность. С.-Пб, 1997, 95 с.

34. Кляйн М. Некоторые теоретические выводы, касающиеся эмоциональной жизни ребенка// В сб. Психоанализ в развитии. Екатеринбург, 1998, стр. 59 -107

35. Конончук Н.В. Психологическая характеристика лиц с острыми ситуационными суицидальными реакциями. Л., 1980. Дисс. на соискание к.п.н., 241 с.

36. Корнилов А.П. О феноменологии нарушений самосознания больных шизофренией// Журнал практической психологии, 1999, №5-6, стр. 13-25.

37. Кохут X. Восстановление самости. М., 2002, 316 с.

38. Лангмейер Й, Матейчик 3. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага, 1984, 336 с.

39. Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б. Словарь по психоанализу. М.: Высшая школа, 1996. 623 с.

40. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей М., 1985, 166 с.

41. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986. С.31-57

42. Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка. Москва-Воронеж, 1997, 384 с.

43. Лэнг Р. Расколотое Я. СПб, 1995, 352 с.

44. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М., 1998, 480 с.

45. Меннингер К. Война с самим собой / Пер. с англ. Ю.Бондарева. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 480 с.

46. Моховиков А.Н. Телефонное консультирование. М., 1999,410 с.

47. Николаева В.В. Личность в условиях хронического соматического заболевания // В кн. Особенности личности- при пограничных личностных расстройствах и соматических заболеваниях, М., 1995, с. 165-357

48. Первин Л., Джон О. Психология личности: теория и исследования. М., 2000, стр. 402-405

49. Полищук Ю.И. О так называемых непатологических суицидоопасных ситуационных реакциях// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. М.В. Бехтерева, 1993, №3, 156-158.

50. Поляков Ю.Ф. Клиническая психология: состояние и проблемы // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1996. № 2.

51. Практикум по психодиагностике. Конкретные психодиагностические методики. МГУ, 1989.

52. Практикум по психодиагностике. Психодиагностика мотивации и саморегуляции. М. 1990.

53. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. 2-е изд.доп., СПб, 2005, 480с.

54. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Дети без семьи М.: Педагогика, 1990, 158 с.

55. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Психологический портрет ребенка из детского дома // в кн. «Вы решили усыновить ребенка из детского дома», Москва, Дрофа, 2001, стр. 108-188

56. Рахманкина Е.Е. Когнитивно-аффективный стиль личности при соматизированных депрессиях: Автореф. канд. дис., М., 2000, 153 с.

57. Рутц В. Профилактика суицида и депрессии// Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. М.В. Бехтерева, 1995, №2.

58. Сандлер Дж., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик: основы психоаналитического процесса. Пер. с англ. М., 1995, 200 с.

59. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М., 1989, 215 с.

60. Соколова Е.Т., Николаева В.В. Особенности личности при пограничных личностных расстройствах и соматических заболеваниях. М., 1995, 360 с.

61. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. О метакоммуникации в процессе проективного исследования пациентов с пограничными личностными расстройствами// Московский Психотерапевтический журнал, 1997, №3.

62. Соколова Е.Т. Общая психотерапия. М., 2001,368 с.

63. Соколова Е.Т. Культурно-исторический подход к изучению расстройства самоидентичности // В сб. Клиническая психология: материалы 1 международной конференции памяти Б.В. Зейгарник. М., 2001, стр. 252 — 253

64. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. Психология нарциссизма. М.: Уч.-метод, коллектор «Психология», 2001.

65. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М., 1980.

66. Соколова Е.Т., Коньков С.А Рождение языка самовыражения// Московский Психотерапевтический журнал, 1994, №3.

67. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф. К изучению «диффузной» тендерной идентичности при пограничной личностной организации: теоретический анализ проблемы // Вопросы психологии, 2001, №6, с.3-16

68. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф Связь феномена диффузной тендерной идентичности с когнитивным стилем личности // Вопросы психологии, 2002, № 3, с.41-51

69. Степанченко О.Ю. Психическая ригидность и тревожность как индивидуальные факторы суицидального риска//Дисс. .канд. психол. наук. Томск, 1999

70. Стилман Н. Переходные и нарциссические объекты: краткое сообщение //Журнал практической психологии и психоанализа, 2000, № 4. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

71. Суицидология: прошлое и настоящее. Хрестоматия. М., 2001

72. Тайсон Ф, Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург, 1998, 328 с.

73. Тарасова И.А. Категории когнитивной лингвистики в исследовании идиостиля //Языкознание, № 1,2004, стр. 163 169.

74. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Пер с англ. М., 1996. Т. 1, 576 с.

75. Тхостов А.Ш. Психология телесности: Учеб. пособ. для вузов. / А. Ш. Тхостов. М.: Смысл, 2002. - 287с.

76. Чечельницкая Е.П. Психология нарциссизма // Журнал практического психолога. 1999, №5-6.

77. Шнейдман Э. Душа самоубийцы. Москва, 2001, 315 с.

78. Цизе Питер Психоаналитическая теория влечений // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1 Москва, 1998, стр. 344-365

79. Федотова Е.О. Нарушение устойчивости самооценки при неврозах: Автореф. канд. дис., М., 1985

80. Фонаги П. Точки соприкосновения и расхождения между психоанализом и теорией привязанности // Журнал практической психологии и психоанализа, 2002, № 1. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

81. Фрейд А Эго и механизмы защиты: Пер. с англ., Эксмо, 2003, 256 с.

82. Фрейд 3. Печаль и меланхолия// Психология эмоций. Тексты./ Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. М., 1984

83. Хензелер X. Теория нарциссизма // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1 Москва, 1998, стр. 463-482

84. Хензелер X. Вклад психоанализа в проблему суицида // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 2 Москва, 1998, стр. 88-102

85. Хензелер X. Случаи и тенденции // Суицидология: прошлое и настоящее. Хрестоматия. М., 2001, 441-452

86. Холодная М. А. Интегральные структуры понятийного мышления. Томск, 1983, 189 с.

87. Холдер А. Фрейдовская теория психического аппарата // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 2 Москва, 1998, стр. 226-265

88. Хоффмайстер М. Вклад Микаэла Балинта в теорию и метод психоанализа // В книге Энциклопедия глубинной психологии. Т. 3., М., Когито Центр, 2002, стр. 125-177.

89. Шмидбауэр В. Вытеснение и другие защитные механизмы // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 2 Москва, 1998, стр. 289-295

90. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996, 344 с.

91. Akhtar S. Identity diffusion syndrome // American Journal of psychiatry, 1984, V. 141, p. 1381-1384

92. Acklin. M. W. Rorschach Assessment of the Borderline child // Y. Of Clinical Psychology, March 1995, Vol. 51, № 2 (p. 294-303).

93. Adam KS, Sheldon-Keller AE, West M Attachment organization and history of suicidal behavior in clinical adolescents. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1996, Apr; V. 64 № 2, p. 264-272.

94. Ainsworth, M. D. S. Attachment as related to mother-infant interaction // Advances in the Study of Behaviour, 1979, №9 p. 2-52.

95. Abraham K. Selected papers. London, 1927.

96. Allen J.P., Land D. Attachment in adolescents // in book Handbook of attachment: theory, research and clinical amplication, NY, Guilford, 1999, p. 319 335.

97. Barber ME, Marzuk PM, Leon AC, Portera L. Aborted suicide attempts: a new classification of suicidal behavior / American Journal of Psychiatry, 1998, №3.

98. Bartholomew, K. & Horowitz, L. Attachment styles among young adults: A test of four category model// Journal of Personality and Social Psychology, 1991, V. 61, p. 226-241.

99. Beautrais AL Suicides and serious suicide attempts: two population or one? // Psychological Medicine, 2001, Jul, 31 p. 837-845

100. Bion, W. R. Attacks on linking. International Journal of Psycho-Analysis, 1959. V. 40, p. 308-315.

101. Blais MA, Hilsenroth MJ, Castlebury FD Content validity of the DSM-4 borderline and narcissistic personality disorder criteria sets // Comprehensive Psychiatry, 1997, Jan-Feb, №1, p.31-37.

102. Blatt S., Auerbach J., Levy K. Mental representations in personality development, psychopathology and the therapeutic process // Review of general psychology, 1997, Vol. 1, №4. p. 351-374

103. Blatt S., Ford, R. Q., Berman, W., Cook, B. & Meyer, R. The assessment of change during the intensive treatment of borderline and schizophrenic young adults. Psychoanalitic Psychology, 1988, № 5, p. 127-158.

104. Blatt S., Lerner, H.D. The psychological assessment of object representation. Journal of Personality Assessment, 1983, V.47, p.7-28.

105. Boesky D. The problem of mental representation in self and object theory.// Psychoanalytical Quarter, 1983, Oct, №4, p. 564- 583.

106. Bowlby John Attachment and loss. Volume 2. Separation: anxiety and anger. Pimlico, 1998, 504 p.

107. Bretherton, I. New perspectives on attachment relationships: Security, communication and internal working models. In J. D. Osofsky (Ed.), Handbook of Infant Development, pp. 1061-1100. New York: Wiley, 1987.

108. Cassidy J. Emotional regulation. Influences of attachment relationships // Monographs of society for research for child development, 1994, №2-3, p. 228-249

109. Clark J.M., Paivio A.A., dual Coding Perspective on Encoding Processes // McDaniel M., Pressley M. Imagery and related Mnemonic Processes. Theories, Individual Differences, and Applications, 1987, p. 5-33.

110. Cooper, M. L.; Shaver, P.; & Collins, N. L. Attachment styles, emotion regulation, and adjustment in adolescence. Journal of Personality and Social Psychology, 1998, V.74, p. 1380-1397.

111. Cro well J. A., Fraley R.C., Shaver P.R Measurement of individual differences in adolescent and adult attachment // handbook of attachment: theory, research and clinical amplication, NY, Guilford, 1999, p. 434-465

112. Cicourel, A. Cognitive sociology. Language and Meaning in Social Interaction. — NY: Englewood Cliffs, 1974.

113. DiFilippo JM, Overholser JC Suicidal ideation in adolescent psychiatric inpatients as associated with depression and attachment relationships. Journal of Clinical Child Psychology, 2000 Jun, №2, p.155-166.

114. Engelkamp J., Denis M., Multimodal approach to the issue of mental representations // Centre d'Etude de Psychologie Cognitive. Doc. 1989, № 65, p. 1-23

115. Eysenk M.W., Kean M.T. Cognitive psychology. A student's handbook, 1997, p. 204-206

116. Exner, J. Sistema comprensivo del Rorschach. 3 vols, Madrid, 1978.

117. Fairbairn, W. R. An Object-Relations Theory of the Personality. New York: Basic Books, 1952

118. Fenichel O. The psychoanalytic Theory of neurosis, N.Y., 1945

119. Fine M.A., Sansone RA. Dilemmas in the Management of Suicidal Behavior in Individuals with Borderline Disorder/ American Journal of Psychotherapy, 1990, № 2, p. 160-170

120. Fisher K., Ayoub K., Singh I. Psychopathology as adaptive development along distinctive pathways // Development and Psychopathology, 1997, № 9, p. 749-779.

121. Fishier PH, Sperling MB, Carr AC Assessment of adult relatedness: a review of empirical findings from object relations and attachment theories.// Journal of Personality Assessment, 1990, Winter; №3-4, p.499-520

122. Fonagy P. Attachment and borderline personality disorder. Journal of American Psychoanalytical Association. 2000; 48(4) p.l 129-1146

123. Furman E Child's parent dies //Studies in childhood bereavement. New Haven, 1974

124. Frake, C. The diagnosis of disease among the Subanun of Mindanao. American Anthropologist, 1961. V. 63, p. 113-132.

125. Garza-Guerrero С Idealization and mourning in love relashionships: normal and pathological spectra/ Psychoanalytical Quarter, 2000, Jan, 69, №1.

126. Graesser A. Discourse comprehension. Annual Review of Psychology, 1997, Vol. 48, p.163-189

127. Gergely, G.& Watson, J. The social biofeedback model of parental affect-mirroring. International Journal of Psycho-Analysis, 1996, V. 77, p. 1181-1212.

128. Ghiglione R., Bromberg M. Interactions, attitudes, representations, communication // Cours de psychology, 1993, Vol. 1, p. 190-228.

129. Granqvist Pehr Attachment and religion. An integrative developmental framework // Dissertation for the degree of doctor of philosophy in psychology. Uppsala, 2002, 94 p.

130. Grossman W. Hierarchies, Boundaries, and Representation in a Freudian Model of Mental Organization, M.D. 1992, Journal of American Psychoanalytical Association, V.40, p.27-62

131. Grinberg L. Nonverbal Communication in the Clinic with Borderline Patients. Contemporary Psychoanalysis, 1995, №1.

132. Gullestad Erika Attachment theory and psychoanalysis: controversial issues // The Scandinavian psychoanalytic review, 2001 № 24, p.3-16.

133. Gunderson J. The borderline patient's intolerance of aloneness: insecure attachments and therapist availability // American Journal of Psychiatry, 1996, V. 153, p. 752-458

134. Guntrip, H. Personality Structure and Human Interaction. New York: International University Press., 1961.

135. Haider I. Suicide attempts in children and adolescent. British Journal of Psychiatry, 1969, V.114, p.l 113-1134.

136. Hartmann H., Comments on the psychoanalytic theory of the ego //Essays on Ego psychology. Selected problems in psychoanalytic theory. New York, 1964

137. Hazan C, Shaver PR Romantic love conceptualized as an attachment process. Journal of Personality and Social Psychology, 1987; V. 52, p.511-524.

138. Hazan, C. & Shaver, P. R. Love and work: An attachment-theoretical perspective. J. Person. Soc. Psychol., 1990, V.59, p. 270-280.

139. Hendin H. Psychodynamics of suicide, with particular reference to the young. American Journal of Psychiatry, 1964, V. 148, p. 1150-1158.

140. Himelstein S. Rorschach interpretation // internet: http://gsep.pepperdine.edu/~shimels/Courses/Files/RorsChart.pdf 40 p.

141. Horowitz L., Shemas, psychopathology, and psychotherapy research // Psychotherapy Research, 1994, № 4, p. 1-19

142. Jacobson E., The self and the object world. New York, 1964

143. Janoff-Bulman, R. Being of two minds: Dual-process theories in social psychology. Contemporary Psychology, 2001, V.46, p. 86-88.

144. Kaslow N.J., Revier S.L., Chance S.E. et al. An empirical study of the psychodynamics of suicide/ Journal of the American Psychoanalytic Association, 1998, 46/ 3, p. 777-796.

145. Kernberg OF Suicidal behavior in borderline patients: diagnosis and psychotherapeutic considerations. Am J Psychother. 1993 Spring; V.47(2), p. 245254.

146. Kirshner LA Trauma, the good object, and the symbolic: a theoretical integration// International Journal of Psychoanalysis, 1994 Apr; V.75, p.235-242

147. Kjellander C, Bongar B, King A. Suicidality in borderline personality disorder/ Crisis, 1998, № 3, p. 125 135.

148. Kolk BA, Perry JC, Herman JL Childhood origins of self-destructive behavior. American Journal of Psychiatry, 1991 Dec; V.148(12), p.1665-1671

149. Kryzhanovskaya L, Canterbury R Suicidal behavior in patients with adjustment disorders // Crisis, 2001; V.22 №3, p. 125-131

150. Lerner M.P., Lerner D.H. Borderline Phenomena and the Rorschach Test. New York: Intern. Univ. Press, 1980.

151. Lerner Paul M. Toward an experiential psychoanalytic approach to the Rorschach // Bulletin of the Menninger Clinic, Vol. 56, № 4, 1992 (p. 451-464).

152. Levin R., Gilmartin L., Lamontanaro L. Cognitive Style and Perception: The Relationship of Boundary Thinness to Visual-Spatial Processing in Dreaming and Waking Thought // Imagination, Cognition and Personality Volume 18, Number 1 / 1998-1999

153. Levine LV, Tuber SB Measures of mental representation: clinical and theoretical considerations// // Bulletin of the Menninger Clinic,1993, Winter; V.57(l), p. 69-87

154. Levy, K. N.; Blatt, S. J.; & Shaver, P. Attachment styles and parental representations. Journal of Personality and Social Psychology, 1998, V. 74, p. 407419.

155. Levy K.N., Kevin B. Meehanb , Michal Weberb et al Attachment and Borderline Personality Disorder: Implications for Psychotherapy // internet

156. Lessard JC, Moretti MM Заголовок: Suicidal ideation in an adolescent clinical sample: attachment patterns and clinical implications. Journal of Adolescent, 1998, Aug; V.21(4), p. 383-395.

157. Livesley WJ Suggestions for a framework for an empirically based classification of personality disorder // Canadian Journal of Psychiatry, 1998, Mar, V.43(2), p. 137147

158. Lopez Frederick G. The assessment of Adult attachment security // Positive psychological assessment: edited by Shane J. Lopez and C.K. Snyder. 1st ed. Washington, DC, 2003, p. 285-301

159. Luborsky L., Crits-Christoph P., Mellon J. Advent of objective measures of the transference concept // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1986, 54, p. 39- 47

160. Luquet, P. Le changement dans la mentalisation. Revue Francais de Psychoanalyse, 1981, V.45, p. 1023-1028.

161. Lyddon, W. J.; Bradford, E.; & Nelson, J. P. Assessing adolescent and adult attachment: A review of current self-report measures// Journal of Counseling & Development, 1993, V.71, p. 390-395.

162. Lyons-Ruth, K.; Alpern, L.; & Repacholi, B. Disorganized infant attachment classification and maternal psychosocial problems as predictors of hostile-aggressive behavior in the preschool classroom. Child Development, 1993, V.64, p. 572-585.

163. Man JJ, Waternoun C, Haas GL, Malone KM. Toward a clinical model of Suicidal Behavior in psychiatric patients/ American Journal of Psychiatry, 1999 , № 2.

164. Mahler M. Autism and symbiosis — two extreme disturbances of identity. International Journal of psychoanalysis, 1956, V. 39.

165. Main, M & Goldwyn, R., Predicting rejection of her infant from mother's representation of her own experience: Implications for the abused-abusing intergenerational cycle. Child Abuse and Neglect, 1984, V.8, p.203-217.

166. Marty, P. A major process of somatization: The progressive disorganization. International Journal of Psychoanalysis, 1968. V. 49, p. 246-249

167. Muran, J.C., Samstag, L.W., Ventur, E.D., Segal, Z., & Winston, A. A cognitive-interpersonal case study of a self. Journal of Clinical Psychology, 2001, V. 457, p. 307-330.

168. De Moor JM, Robertson AM. Suicide attempts by firearms and by leaping from heights: a comparative study of survivors, American Journal of Psychiatry, 1999 № 9.

169. Murray H. Thematic Apperception Test Manual. Cambridge, 1943

170. Nelson K. Event knowledge Structure and function in development. Hillsdale, New Jersey L.: Lawrence Erlbaum Associates, Publishers, 1986

171. Park LE, Crocker J, Mickelson KD Attachment styles and contingencies of self-worth // Personality Social Psychology Bulletin, 2004, Oct; V. 30(10), p. 1243-1254.

172. Pulakos J. Two models of suicide treatment: evaluation and recommendations // American Journal of Psychotherapy, 1993, Vol. 47, p. 603-612.

173. Perry J., Hoglend P. Defensive. Functioning Predicts Improvement in Major Depressive Episodes. Journal of Nervous and Mental Disease, 1998, V. 186(4), p.238-243

174. Rubens, R. L. The meaning of structure in Fairbairn // International Review of Psychoanalysis, 1984, V. 11, p. 429-440

175. Ruiz JM, Smith TW, Rhodewalt F Distinguishing narcissism and hostility: similarities and differences in interpersonal circumplex and five-factor correlates // Journal of Personality Assessment, 2001, Jun, V.76 (3), p. 537-555

176. Rosenfeld H. On the psychopathology of narcissism: A clinical approach. International Journal of psychoanalysis, 1964, V. 45, p. 332 337.

177. Roudinesco, E. Pourquoi la psychanalyse? P.: Fayard, 1999.

178. Patrick M., Hobson R., Castle D., Howard R., Maughan Personality Disorders and the mental representation of early social experience. Development and Psychopathology, 1994, № 6, p. 375-388

179. Saunders Eleanor A., Rorschach indicators of chronic childhood sexual abuse in female borderline inpatients // Bulletin of the Menninger Clinic, Vol. 55, № 1, 1991, p. 50-65.

180. Schimmack U., Hartmann K. Individual differences in the memory representation of emotional episodes: exploring the cognitive processes in repression. Journal of Personality and Social Psychology, 1997 Nov; V.73(5), p.1064-1079.

181. Schaffer, H. R.; & Emerson, P. E. The development of social attachments in infancy // Monographs of the Society for Research in Child Development, 1964, Vol. 29

182. Selvaggi L. Relational Matrix and Self Psychology. A possible approach to small group psychoanalytical psychotherapy / internet.

183. Schank, R. C., & Abelson, R. P. Scripts, plans, goals and understanding. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1977.

184. Shapiro S. Affect integration in psychoanalysis: A clinical approach to self-destructive behavior/ Bulletin of the Menninger Clinic, 1991 №3, p. 363 374.

185. Simpson, J. A. Influence of attachment styles on romantic relationships. Journal of Personality and Social Psychology, 1990, V.59, №5, p. 971-980.

186. Soloff PH; Lynch KG; Kelly TM; Malone KM; Mann JJ Characteristics of suicide attempts of patients with major depressive episode and borderline personality disorder: a comparative study. American Journal of Psychiatry, 2000 Apr; V. 157(4), p.601-608

187. Spitz R.A. The first years of life (The psychoanalytic Study of normal and deviant development of object relations), N.Y., 1965.

188. Sroufe, L. A. An organizational perspective on the self. In D.Cicchetti & M.Beeghly, The self in transition: Infancy to childhood Chicago: University of Chicago Press., 1990, pp. 281-307.

189. Stein R Affect in psychoanalytic theory: discussion of Andry Green's 'on discriminating and not discriminating between affect and representation // International Journal of Psychoanalisys, 2001 Oct; V.82, p.877-900

190. Stem, D. The interpersonal world of the infant. New York, 1985.

191. Trad P. Infant depression. New York, 1986,204 p.

192. Urist, J. The Rorschach test and the assessment of object relations. Journal of Personality Assessment, 1977,V.41, p.3-9.

193. Walter W. Menninger Patient suicide and its impact on the psychotherapist // Bulletin of the Menninger Clinic, 1991 №2

194. Waska RT Precursors to masochistic and depend character development // American Journal of Psychoanalyze, 1997, Sep, N57 (3), p. 253-267

195. Waters E, Cummings EM A secure base from which to explore close relationships // Child Development, 2000, Jan-Feb; V.71, p. 164-172.

196. Westen D. Object relations and social cognition in borderlines, major depressives, and normals: a thematic apperception test analysis // Journal of consulting and clinical psychology, 1990, V.2 p.355-364

197. Westen D. Clinical assessment of Object relations using the TAT// Journal of personality assessment, 1991, № 56, p. 56-74

198. Westen D, Muderrisoglu S, Fowler C, Shedler J, Koren D Affect regulation and affective experience: individual differences, group differences, and measurement using a Q-sort procedure // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1997, Jun.

199. Witkin H. Psychological differentiation, N.Y., 1974

200. Zimmermann P, Becker-Stoll F Stability of attachment representations during adolescence: the influence of ego-identity status. // Journal of Adolescent, 2002 Feb; V. 25(1), p.107-124.