Автореферат диссертации по теме "Возрастные и гендерные особенности содержания имплицитных теорий семьи"

На правах рукописи

Минеева Ольга Александровна

4849770

ВОЗРАСТНЫЕ И ТЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ ИМПЛИЦИТНЫХ ТЕОРИЙ СЕМЬИ

19.00.13 - Психология развития, акмеология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 6 ИЮН 2011

Москва-2011

4849770

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Научный руководитель: Лидере Александр Георгиевич -

кандидат психологических наук, доцент; доцент кафедры возрастной психологии факультета психологии ФГБОУ ВПО «МГУ имени М.В. Ломоносова»

Официальные оппоненты: Шабельников Виталий Константинович -

доктор психологических наук, профессор; заведующий кафедрой педагогической психологии Института психологии им. Л.С. Выготского ГОУВПО РГГУ

Абдулова Татьяна Павловна -

кандидат психологических наук, доцент кафедры возрастной психологии факультета дошкольной педагогики и психологии ГОУ ВПО МПГУ

Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный социальный университет»

Защита состоится J. т ILt-OUP 20/ ( года в часов на заседании

диссертационного совета Д 501.001.95 в ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» по аддесу: 125009, г. Москва, улица Моховая, дом 11, строение 9, аудитория

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова

Автореферат разослан И- У _20?/ года.

Ученый секретарь диссертационного совета О.А. Карабанова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования.

Существует ряд научных подходов к изучению такого сложного социокультурного феномена как представления о семье. Различные подходы к изучению и консультированию семьи опираются на определенные теоретические модели семьи. Эти модели, как правило, не выражены в явном виде, но от них зависит представление о норме и отклонениях. Цели, намечаемые консультантом, или гипотезы, которые строит исследователь семьи, зависят не только от теоретической модели семьи, но и несут на себе отпечаток его собственной имплицитной модели семьи. Актуальность исследования представлений о семье усиливается тем, что критерии ее «хорошего» функционирования различаются у терапевтов и у самих членов семьи (Seywert, 1990).

Психологу-консультанту для успешной работы с конкретной семьей необходимо, наряду с моделью семьи, лежащей в основе направления, к которому он тяготеет, осознавать собственную имплицитную теорию семьи, а также иметь средства присоединяться к имплицитным моделям членов семьи клиента и, наконец, понимать, какие представления о семье доминируют в той национальной, возрастной и тендерной культуре, в которой он работает.

Состояние и степень разработанности проблемы.

Важность изучения семейных представлений признается учеными разных направлений. В психологии семьи для описания восприятия семьи ее членами введены различные понятия: «образ Мы» (А.В. Черников); «семейная идентичность» (Н. Аккерман); «эмоциональное и когнитивное Мы данной семьи» (Л.Б. Шнейдер); «карта семьи» (С. Минухин); «внутренняя картина семьи» (Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис); «семейные мифы» (А. Элис, А .Я. Варга); «семейное самосознание» (О.А. Карабанова); «семейный нарратив» (Е.Е. Сапогова); имплицитная теория семьи (JI.P. Барнхил); "имплицитная концепция семьи" (Е.Ю. Алешина, Л.Я. Гозман); «модель семьи» в применении к научным теориям и «образ семьи» в применении к

обыденным представлениям. Каждый из этих терминов имеет свою область применения, неявный оценочный оттенок, свои фоновые ожидания относительно семьи. Разнообразие терминов затрудняет выработку интегративного представления, на котором может базироваться самоанализ исследователя и консультанта Имплицитная теория семьи (система конструктов-противопоставлений), понимаемая, как свойственное определенной группе социальное представление (Г.М. Андреева), может служить таким обобщающим понятием, позволяющим раскрыть комплексный, противоречивый характер представлений о семье.

Понятие «имплицитная теория семьи» впервые употребил JI.P. Барнхил в 1979 году, отметив, что «хорошая», стабильно функционирующая семья описывается исследователями не на научном уровне, а на уровне имплицитной теории семьи (ЙТС). Л.Я. Гозман и Ю.Е. Алешина (1983) также отмечали, что «феноменология семьи изучена пока явно недостаточно, и это отрицательно сказывается на тех "имплицитных концепциях семьи", которыми пользуются в своей работе психологи-практики».

Генезис имплицитных теорий групп рассматривает в своем диссертационном исследовании Ю.С. Белецкая (2003). В процессе совершенствования восприятия индивид усваивает отношения, существующие между наблюдаемыми свойствами объектов и событиями; соответствующие категории и системы категорий. Приобретенная логика категоризации изменяет представления о мире в процессе активного включения в этот мир и поиска своего места в нем.

Вопрос изучения возрастных и тендерных особенностей содержания самих представлений, обобщенных в имплицитной теории семьи, еще не ставился.

Цель диссертационного исследования - изучение содержания имплицитных теорий семьи различных возрастных и тендерных групп.

Объектом исследования являются представления о семье, осознаваемые и неосознаваемые, как научные, так и обыденные.

Предмет исследования - особенности структуры и содержания

имплицитных теорий семьи.

Гипотезы исследования.

Общие гипотезы:

1. Представления индивида о семье обладают определенной целостностью и могут рассматриваться как имплицитная теория семьи (ИТС).

2. Имплицитная теория семьи (ИТС) индивида - это система категорий и она имеет, по крайней мере, трехуровневую структуру: ядерный, групповой и индивидуальный уровни.

Общие гипотезы конкретизируются в следующих частных гипотезах:

1. Ядерный уровень ИТС составляет система базовых конструктов, общих для всех людей.

2. Групповой уровень ИТС имеет отличия, связанные с возрастной и тендерной принадлежностью.

3. Возрастные особенности ИТС индивида обусловлены решением задач развития, специфических для каждого психологического возраста.

4. Индивидуальный уровень имплицитной теории, сформированный в родительской семье с ее своеобразием, уточняется за счет личного семейного опыта человека.

5. Имплицитные теории семьи могут быть эксплицированы с помощью методов экспериментальной психосемантики.

Реализация поставленной цели потребовала решения следующих задач:

1. Анализ содержания представлений о семье в рамках различных научных подходов.

2. Выявление предполагаемой системы категорий, составляющей ИТС.

3. Обоснование и разработка метода экспликации ИТС.

4. Формирование набора лексических единиц, описывающих семью.

5. Выявление и сравнение семантических пространств для разных групп испытуемых.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: культурно-историческая концепция JI.C. Выготского (в частности, его теория соотношения научных и житейских понятияй); концепция «образа мира» А.Н. Леонтьева; концепции социального познания Г.М. Андреевой; модель «семантического пространства» Ч. Осгуда; подход экспериментальной психосемантики В.Ф. Петренко; подходы семейной психотерапии.

К понятиям «картина мира», «образ мира» обращались JI.C. Выготский, А.В. Запорожец, ПЛ. Гальперин, Д.Б. Эльконин. А.Н. Леонтьев ввел понятие «образ мира» в рамках теории деятельности, как единство отраженного в нем объективного мира и системной деятельности, задающей его. Обращаясь к категории «образа мира», С.Д. Смирнов выделяет его деятельностную и социальную природу. В своих исследованиях В.В. Петухов, С.Д. Смирнов, Е.Ю. Артемьева говорят об уровневой структуре «образа мира». Можно предположить, что имплицитные теории структурируют семантический уровень образа мира.

Определяя предмет диссертационного исследования, мы опираемся на понятие "имплицитная теория", предложенное Дж. Брунером и Р. Тагиури (1954), в том смысле, в котором его определяет Дж. Келли. ИТ - система конструктов-противопоставлений, посредством которых человек упорядочиват свое психологическое пространство (Франселла, Баннистер, 1987).

Фокусируя исследование на ИТС, свойственных определенным

возрастным, тендерным и культурным группам испытуемых, мы

рассматриваем их как имплицитные социальные теории — убеждения,

формирующиеся в массовом сознании относительного того, как и каким

образом соотносятся между собой черты какой-либо социальной среды

(Г.М. Андреева, 2000). И в этом качестве они являются частью социальных

представлений (Moscovoci, 1961), имеющих структурную организацию и

включенных в ряд процессов, которые придают полученному знанию статус

истины (А.И.Донцов, Т.П.Емельянова, 1987). Выдвигая гипотезы

исследования, мы опирались на следующее. Г.М. Андреева полагает, что все

способы работы с социальной информацией, так или иначе, закладываются в детстве в условиях семьи. В.В. Сталин и А.П. Наминач, анализируя способы осмысления мира представителями разных культур, национальностей и политических партий, показали, что на базисном уровне когнитивной организации сознания существует устойчивая целостная структура образа мира, единая для представителей различных социальных страт. Она описывается тремя измерениями: меры выраженности общечеловеческих ценностей - добра; меры выраженности зла; меры выраженности одиночества и слабости - смерти.

Содержание имплицитных теорий исследуется, как правило, средствами экспериментальной психосемантики. (В.Ф.Петренко, 1988, 1997). В задачу психосемантики входит реконструкция и изучение системы значений, через призму которой происходит восприятие субъектом мира, других людей и самого себя. Методы психосемантики служат для построения математической модели, семантического пространства (СП), в которое мы можем отобразить стимулы (в нашем случае - понятия или лексические единицы) таким образом, что геометрическая близость между точками СП служит мерой семантической близости (сходства) понятий. Оси координат СП - это категории, организующие понятия заданной сферы (Ч. Осгуд, 1969).

Для решения поставленных задач и проверки гипотез использовался комплекс взаимодополняющих методов исследования: теоретическо-методологический анализ литературных источников, опрос, анкетирование, метод экспертной оценки, тестирование с помощью методики свободной сортировки лексических единиц, методы математического анализа и интерпретации данных.

Эмпирическое исследование потребовало также разработки специального опросника и психосемантической методики, позволяющей достичь цели исследования.

Для обработки данных использовался пакет статистических программ SPSS, процедура Многомерного шкалирования PROXCAL.

Научная новизна исследования. Впервые разработана авторская трехуровневая модель имплицитной теории семьи, включающая базовый (общий для межкультурной выборки испытуемых) уровень групповых ИТС и индивидуальный уровень.

Впервые исследовано содержание и структура ИТС, их тендерные и возрастные особенности. Выявлены возрастные особенности содержания имплицитных теорий семьи у испытуемых юношеского возраста, возраста ранней и поздней зрелости и периода «кризиса середины жизни», отражающие социальные представления, личный опыт, условия жизни, потребности, цели и задачи индивида, характерные для каждого возрастного периода. Выявлены тендерные особенности имплицитных теорий семьи, состоящие в вариациях значимости межличностных отношений и независимости, преобладании восприятия семьи как источника эмоциональной жизни у женщин и как источника материальной и эмоциональной поддержки у мужчин.

Разработана авторская методика психосемантического анализа содержания ИТС.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. В работе предложена авторская модель ИТС, открывающая новые возможности для понимания теоретических основ функционирования семьи с учетом возраста и пола ее членов. ИТС впервые исследуется как система понятий (представлений), имеющая свою структуру, уровни, а также возрастные и тендерные особенности.

Практическая значимость работы. Результаты проведенного исследования позволяют лучше понять представления клиента и консультанта о норме и отклонениях в семье и, благодаря этому, построить более эффективную программу помощи. Разработанная методика может успешно использоваться в практике семейных консультантов, а также для исследований семейных представлений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Имплицитная теория семьи (ИТС) может рассматриваться как система категорий, описывающих ссмыо, и имеющая трехуровневую структуру, включающую ядерный, групповой и индивидуальный уровни. Ядерный уровень имплицитной теории семьи составляет система трех базовых конструктов: (1) «Я - Семья»; (2) «В семье» (чувства и состояния члена семьи, отношения, объединяющие членов семьи в дихотомии связанности и привязанности); (3) «Функции семьи», описываемые в диапазоне полюсов конструкта: Социальные функции семьи (семья для общества) и Психологические функции (семья для члена семьи). Групповой уровень ИТС - набор имплицитных теорий, разделяемых со своими группами (тендерными, возрастными, культурными).

2. Существуют возрастно-психологические особенности ИТС, обусловленные фокусированием личности на решении возрастных задач развития (задачи поиска сепарации, независимости (юность); построения благополучного супружества (ранняя зрелость); преодоления кризиса (период кризиса середины жизни); обретения новых границ семьи и личности в поздней зрелости. ИТС возрастных групп, определяемые семантическим пространствами групп испытуемых разного возраста, различаются по структуре конструктов ИТС, содержанию категорий и их значимости (рангу шкал).

3. При единстве структуры ИТС тендерные различия проявляются в ее

содержании и значимости категорий для мужчин и женщин. Существуют

возрастная специфика проявлений тендерных различий ИТС. Поиск

независимости у мужчин распространяется на два периода - юности и

ранней зрелости. Для женщин в период юности сепарация «Я» происходит

через построение личных отношений, в отличие от мужчин, у которых

полюс «Я» в структуре ИТС определяется через независимость и свободу.

Определение личностных границ у женщин происходит после периода

кризиса, а у мужчин - в период поздней зрелости возрастает опора на

семью (значимость и позитивная окрашенность соответствующей категории), что наблюдается у группы женщин в ранней зрелости. Определяющими понятиями категорий, отражающих благополучную семью, для женщин в юности и ранней зрелости являются дети и их воспитание. У мужчин же воспитание детей не имеет определяющего значения на шкалах СП ни в каком возрастном периоде. 4. Для культурных групп (Россия и Франция) одного возраста различия ИТС состоят только в содержании и значимости категорий. Большее значение, по сравнению с русскими студентами, для французских студентов имеет сепарация от семьи и категории, описывающие семью как систему.

Характеристика выборки.

В исследовании приняло участие 315 человек. На стадии сбора лексики и отработки методики участвовало 52 человека - 42 испытуемых, 6 экспертов -семейных психологов и 6 экспертов - лингвистов-билингвов (русских и французов). Нами получены результаты свободной сортировки для 261 испытуемого, мужчин и женщин в возрасте от 16 до 63 лет, из них 196 россиян (проживающих в гг. Москва, Курск и Орел) и 65 французов (г. Гренобль). В том числе, студенты 5 курса психологических факультетов МГУ имени М.В. Ломоносова (36 человек) и Университета им. Пьера Мендес-Франса в Гренобле (24 человека).

Достоверность и надежность результатов исследования

обеспечивается теоретической и методологической обоснованностью; репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки; использованием специально разработанной психосемантической методики, адекватной оцениваемым параметрам; тщательной адаптацией методики для кросс-культурного исследования; привлечением группы экспертов; применением адекватной целям и задачам работы математической процедуры многомерного шкалирования (Программный пакет SPSS), минимально искажающей структуру исходных данных.

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались: на Всероссийских конференциях по психологии семьи в 2005, 2007 и 2009 г.г.; на Международной конференции IFTA (Международная ассоциация семейной терапии) в г. Стамбул, Турция, 2003 г.; на Международной конференции «Семья и общество на постсоветском пространстве и в Восточной Европе» в г. Бордо в 2005 г.; на внутреннем коллоквиуме Университета им. Пьера Мендес-Франса в Гренобле в 2006 г.; Результаты опубликованы в статьях автора, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК.

Результаты исследования применяются в работе с семьей в рамках Городской Экспериментальной Площадки в средней общеобразовательной школе № 3 г. Москвы; внедрены в программу первичного повышения квалификации педагогов-психологов ГОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет».

Структура работы. Диссертация состоит из введения; четырех глав; заключения; списка литературы, включающего 333 наименования, в том числе 30 на английском и 42 на французском языке; и 7 приложений. Общий объем работы 155 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, его цель; определяются объект, предмет, гипотезы, задачи, методология и методы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы; формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава, «Анализ содержания научных и обыденных представлений о семье», представляет собой обзор литературы по различным направлениям. Изучались категории, которыми описывалась семья в рамках различных подходов.

Анализ большого количества источников из области социологии и антропологии показал, что семья рассматривается в двух аспектах: «Семья для человека» (индивид в семье) и «Семья для общества». Семьи классифицируются по структуре (нуклеарные, расширенные, многопоколенные, осколочные), иерархии власти (либеральные и авторитарные), целям создания и поддержания семьи, целям воспитания и ориентации семейной модели во времени. Семья в целом определяется как механизм воспроизводства людей и ценностей, материальных и духовных, трансляции правил и паттернов поведения. Рассматриваются семейные роли, их наполненность характерной деятельностью, отношения между поколениями распределение прав и ответственности.

В той же главе подробно рассматриваются различные психологические подходы к изучению семьи и выделяемые ими существенные параметры. Мы, прежде всего, хотим обратиться к системному подходу, рассматривающему семью как целостный организм (А.Я. Варга, 2001).

Системное рассмотрение семьи было заложено М. Боуэном. Положение индивида в его модели семьи определяет уровень дифференцированное™, дистанция и близость, стиль эмоциональных отношений в семье. Индивид может испытывать давление семьи, потребность в независимости или в слиянии. Семейную систему в целом в рамках системного подхода принято описывать с помощью таких оценочных параметров как, например, сплоченность (эмоциональная связь членов семьи), гибкость (способность менять правила и границы), иерархия (власть принимать решения), границы (отношения семьи с социальным окружением и отношения между членами семьи) и другие.

Нами рассмотрены также обыденные представления о семье на

материале интернета. В основном, посетители сайтов обсуждают

«счастливую, нормальную» семью или, наоборот, конфликтную. Они

полагают, что нормальная семья характеризуется такими понятиями как

согласие, готовность к компромиссу, гармоничные интимные отношения,

справедливое распределение забот, наличие общих трансперсональных

ценностей супругов. Существенным фактором семейного благополучия является граница нуклеарной семьи (отдельное проживание, невмешательство родственников). Как научные, так и обыденные представления, выделенные в результате анализа текстов, стали основой для отбора лексических единиц (списка слов), использованной при разработке психосемантической методики для исследования ИТС.

Во второй главе, «Методологические основы исследования представлений о семье», сравниваются понятия для описания восприятия семьи, как способы структурирования социальной информации.

Системный подход предполагает, что семья, являясь социальной системой, должна включать в себя свой автопортрет (А.В. Черников, 2001). Данный автопортрет (образ "Мы"), как целостное отражение ссмьи как системы, возникает только в системе - каждый член семьи имеет не только представление о себе и партнере как отдельных единицах — на протяжении всей жизни в семье он формирует представления о взаимодействиях, протекающих в данном контексте, своем месте и месте партнера в них.

Н. Аккерман (Аккерман, 2000) ввел понятие — идентичность семьи. По мнению Л.Б. Шнейдер, семейная идентичность — это эмоциональное и когнитивное "Мы" данной семьи. Семейная идентичность связана с самосознанием личности и может характеризоваться различной степенью включения или противопоставления "Я" и "Мы". С точки зрения С. Минухина, представителя структурного направления в семейной терапии, в семье со временем возникают стереотипы взаимодействия, которые создают карту семьи, определяющую функционирование ее членов, очерчивающую диапазон их поведения и облегчающую взаимодействие между ними. Такая структура необходима для выполнения главных задач семьи - поддерживать индивидуальность, создавая ощущение принадлежности к целому. Карта семьи отражается в сознании ее членов, однако не воспринимается как законченный (полностью осознэешый) гешт&чьт.

В свою очередь, Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис предложили термин внутренняя картина семьи для обозначения совокупности представлений о

последовательности сменяющих друг друга типовых ситуаций (сценариев) повседневной жизни семьи, которая образует основу представления семьи о себе и о своей жизни, она связана с прошлым семьи и ее планами на будущее. Она возникает перед мысленным взором членов семьи, когда те думают о том, как поступить в той или иной ситуации, ищут пути решения семейных конфликтов. На основе семейных сценариев появляются взаимные чувства, возникают и решаются проблемы (Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В., 1999).

В рамках системного подхода в семейной психотерапии также существует понятие, обозначающее семейные представления, семейные мифы, сложное семейное знание, актуализирующееся при вхождении постороннего человека в семью.

Рассматривается ряд семантически близких контекстов для обозначения субъективных моделей внешнего мира, чтобы выбрать наиболее удобный термин, адекватный целям нашего исследования (Табл. 1).

Вышеописанные понятия во многом пересекаются. При этом все они «вкладываются» в концептуальную рамку обобщающего понятия «образ мира». Сравнив различные понятия и способы структурирования социальной информации индивидом, мы остановились на имплицитной теории семьи, чтобы подчеркнуть, что речь идет не об образе, понятии, сценарии, а о системе категорий, с помощью которой происходит процесс социального познания семьи как фрагмента образа мира. Система концептов - категорий суждения о каком-то явлении - является имплицитной теорией этого явления. Соответственно, мы предполагаем, что исследуемый нами феномен социального познания имеет генезис и характеристики имплицитных теорий.

Таблица 1.

КОНЦЕПТ Суть понятия Функции представлений

I Коллективные Представления Э.Дюркгсйм: Коллективные представления - социальные факты - образ действия, нормы поведения. Существуют независимо от психики индивида. Оказывают внешнее принуждение, регулируют поведение.

2 Социальны с прсдставлс ПИЯ С. Московичи, Д. Жодслс, Ж. Кодол: Социальные представления - формы социальной репрезентации реальности. Основные функции - сохранение стабильности, детерминация поведения, адаптация социальных факторов, введение их в строй духовной жизни коллективного субъекта. Отечественные представители: Емельянова, Донцов, Абульханова, Л.А. Петровская (Гордиенко 1999)

3 Социально с мышление К.А. Абульханова: Социальное мышление - функционирующий орган жизни личности в данном обществе. Оно детерминировано: 1 Общественными значениями, понятиями, установками, нормами, ценностями и идеалами; 2) Юнгианским коллективным бессознательным. Структурным элемстом социального мышления являются социальные представления, как одна из процедур социального мышления, наряду с проблематизацией, интерпретацией и категоризацией.

4 Обыденное (-ые) сознание, мышление, представле ния Е.В. Улыбина: обыденное сознание совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основанных на повседневном опыте людей в социальной общности, к которой они принадлежат Служат для формирования социальной общности, ориентации индивида в социальном пространстве.

5 Имплицит ные теории Дж. Кслли: Наивная концепция личности, совокупность неявных представлений человека или группы людей о структуре и механизмах функционирования личности. ИТ позволяет сформировать целостное впечатление на основании частичной, отрывочной информации.

6 Установка Д.Н. Узнадзе: Установка определяет целостный модус личности, предшествуя сознательной деятельности, направляя ее. Установка охватывает всю психику личность целиком, оставаясь при этом неосознанной. Установка структурирует как внутреннюю психологическую сферу, так и восприятие индивидом внешней среды, интегрирует отдельные характеристики деятельности.

7 Житейские понятия Л.С. Выготский: Житейские понятия, в отличие от научных, включают отражаемый ими предмет в наглядную жизненную ситуацию, но не вводит в систему логических категорий и противопоставлений. Житейские понятия служат для упрощения восприятия реальности. Они всегда нагружены личным опытом. Также как в социальных представлениях образный компонент является ключевым структурным элементом.

Глава третья, «Методы исследования имплицитных теорий семьи»,

посвящена обоснованию выбора психосемантического метода для исследования ИТС, адекватного предмету и гипотезам исследования, подробному описанию разработанной методики, ее адаптации для кросс-культурного исследования и особенностям анализа полученных данных.

Рассмотрев и сравнив методы изучения представлений о семье в исследованиях социологов и психологов, для исследования имплицитных теорий семьи мы остановились на психосемантических методах, поскольку эти методы очерчивают систему значений, организующих восприятие и поведение человека, при этом они позволяют применять количественный анализ данных. Наиболее соответствующим задачам нашего исследования оказался метод свободной сортировки. Он выгодно выделяется среди других методов установления семантического сходства относительной простотой и свободой для испытуемого, небольшими временными затратами на проведение опроса. Метод позволяет выделить категории суждения о конкретной содержательной области, не подверженные влиянию экспериментатора. Испытуемому не навязывается количество классов и основания, по которым он должен оценивать объекты, он может выбрать значимые для него смыслы предлагаемых лексических единиц и в соответствии со своей системой смыслов разложить объекты по классам. Таким образом, метод позволяет получить индивидуальное основание классификации, т.е. данные о структуре восприятия объекта исследования в сознании испытуемого. Важно также, что метод свободной сортировки позволяет воспользоваться алгоритмами количественного анализа, хотя это связано с определенными трудностями. В первую очередь с тем, что мы получаем разное количество классов объектов для каждого испытуемого.

Лексика, описывающая различные категории семьи, собрана с помощью

специально разработанного опросника, который дан в Приложении к

диссертации, а также интервью и мини-сочинений. Выборка экспертов

состояла из школьных психологов, социальных педагогов. Промежуточная

подборка содержала 306 слов. Во второй части процедуры эксперты отобрали 100 слов, освещающих основные категории семьи и семейной жизни, которые и остались для дальнейшего анализа. Стимульный материал для исследования (слова) был представлен на отдельных карточках.

В третьей главе также обосновывается использование для анализа данных многомерного шкалирования (ММШ). После процедур ММШ размерность пространства понижается, становиться доступной анализу. При этом первоначальная структура данных максимально сохраняется. Процедура дает биполярные шкалы. На противоположные полюса попадают слова, наиболее редко встречающиеся при сортировке в одних группах. Между ними минимальная близость, т.е. наибольшее расстояние. Слова, встречающиеся в разнообразных группах, имеют небольшие координаты по нескольким осям семантического пространства, это соответствует неопределенности их вклада в изучаемое понятие (в нашем случае - «семья»). Наиболее значимые для интерпретации смысла осей семантического пространства - группы слов, расположенные у полюсов. Существенным для интерпретации является выбор размерности семантического пространства. Определение количества шкал в решении производится как на основе формальных результатов (минимизация значения функции ошибки), так и на основе содержательной интерпретируемости решения. Количество шкал может выбираться при достижении ошибкой минимума. Другими важными основаниями для выбора размерности СП являются: достаточное для уверенной интерпретации расстояние между началом координат и полярными точками (более 0,5) (Ч. Осгуд); полярные стимулы должны иметь высокие координаты преимущественно только по одной оси; результирующая конфигурация должна быть логичной, интерпретируемой.

Проиллюстрируем процесс выбора количества шкал СП для интерпретации на примере одной из групп французских респондентов, незамужних студенток-психологов.

Рис 1. Зависимость функции ошибки от числа осей семантического пространства

Функция стресса, как мы видим на графике, выходит на минимум при восьми шкалах. Однако для интерпретации существенна значимость (амплитуда) шкалы для подгруппы испытуемых. Ниже продемонстрировано, что при таком количестве шкал значимость последних шкал будет низкой. На качественном уровне это означает, что мы учитываем не только основные категории, выделяемые большим количеством испытуемых, но и более частные вариации.

Рассмотрим восьмимерное СП указанной подгруппы испытуемых (Табл. 2). По таблице видно, что координаты слов, задающих названия оси, начиная с четвертой оси, довольно маленькие, причем одни и те же слова оказываются определяющими (на полюсах) нескольких осей. Это означает, что мы учитываем «экспериментальный шум» — мелкие различия в категоризации, свойственные отдельным испытуемым. Эмпирически многими пользователями ММШ получено следующее правило выбора количества осей СП: берется не то количество осей, которое обеспечивает наименьшую ошибку, а то, на котором происходит наибольший изгиб функции ошибки (стресса).

Таблица 2.

Восьмимериос семантическое прост ранство группы французских студентов

№ шкал ы Полюс шкалы Название полюса Слова, занимающие близкие к полюсу оси позиции (координаты слов даны в скобках)

1 + Семья - духовная ценность Гордиться, Надежда, Счастье (0,5)

- Семья - материальная Члены семьи {...} (0,8), Дом (0,6)

2 + Давление Имущество, Могилы родных, Договор, Скучать, Одиночество, Власть (0,7)

- Поддержка Уверенность, Убежище, Тепло (0,6)

3 + Порядок Распределение забот, Свое место в доме, Порядок (0,5)

- Не относится к семье Ненависть (-0,6), Раздражение, Рсвность(-0,5)

4 + Индивидуальное Свобода (0,5), Социальное положение (0,4)

- Семейное Согласие, Продолжение рода (-0,4)

5 + Семейная жизнь Домашняя еда (0,6), Семейные торжества (0, 5)

- Свобода Свобода (-0,5), Совесть, Жизнь (-0,4)

6 + Материальная независимость Деньги, Независимость (0,5)

- Материальное в семье Привычки, Домашние имена, Обычаи (0,5)

7 + Привязанность Принадлежать (0,4)

- Связанность Зависеть (-0,4)

8 + Благополучная семья Благополучная (0,4)

- Благополучная жизнь Уют, Общаться, Отдыхать (-0,4)

Существенное изменение функции стресса происходит, как видно на рисунке, в два этапа, сначала при переходе к трехмерной модели СП, а затем при переходе к четырехмерной. Более упрощенный трехмерный вариант для разных выборок испытуемых дает оси-конструкты, почти совпадающие по форме противопоставления, но различающиеся по содержанию. Это позволяет легко сравнивать имплицитные теории различных подгрупп. В модели четырехмерного СП достигается большая точность не только в математическом смысле (резко падает функция стресса), но и в психологическом, поскольку в последнем случае выявляются более тонкие градации конструктов. Таким образом, можно рекомендовать для сравнительного анализа ИТС использовать трехмерную модель, а для углубленного анализа конкретной подгруппы - четырехмерную.

Глава четвертая, «Описание семантических пространств различных групп испытуемых», посвящена анализу структуры и сравнению содержания ИТС различных групп испытуемых, объединенных по возрастным и тендерным признакам, сходству семейного опыта, образования и культурной принадлежности.

Сравнение трехмерного СП французских и русских студенток-психологов из Франции и России. Это две гомогенные группы женщин одного возраста (до 25 лет), изучающих психологию (в частности, психологию семьи) по схожим программам, не имеющих опыта семейной жизни. Они живут примерно в одних и тех же условиях, находятся на иждивении родителей. Это старшекурсницы, перед которыми остро стоят проблемы обретения независимости, поиска работы, устройства личной жизни. В то же время, эти две группы принадлежат разным культурам, разным языковым общностям. Шкалы СП у них практически совпадают, но более подробный анализ содержания конструктов показывает различия.

Первая шкала противопоставляет «Я» и СЕМЬЮ. У русских студенток абстрактная структура семьи противопоставлена разнообразию индивидуальных чувств, где наиболее значимыми оказываются чувства, направленные на другого. У француженок вместе с членами семьи на полюс шкалы попали такие слова, как Происхождение, рисующие образ многопоколенной семьи. На другом полюсе у француженок - Независимость. Эта шкала у них больше похожа на аналогичную шкалу у русских мужчин того же возраста.

Второй конструкт противопоставляет механизмы сплочения семьи:

социальные (то, что связывает, организует группу) и межличностные (то, что

связывает индивидуумов). В обеих подгруппах на полюсе Социального

находится слово Власть. При этом у француженок оно связано с семейным

согласием, упорядоченностью и одновременно с зависимостью, негативным

оттенком (Обижаться, Ссориться). У русских это слово также соседствует

со словами, отражающими упорядоченность (Права, Долг, Зарабатывать),

однако попадающие на тот же полюс Умирать и Ненависть сообщают всей

группе слов резко негативный оттенок. Само слово Порядок по этой шкале у русских девушек находится близко к середине шкалы в зоне незначимых слов, тогда как у француженок примыкает к полюсу Социального. Противопоставленный полюс этой шкалы отражает то, что связывает людей в семье. Для француженок это, в первую очередь, поддержка и супружеские отношения. Для русских наиболее значимыми оказываются покой-уют и также супружеские отношения. Обращает внимание, что у русских студенток эта категория не связана с определенными семейными ролями, а у француженок сюда попадают роли нуклеарной семьи, супруги и дети. Последняя шкала на одном полюсе объединяет позитивные характеристики семьи, жизнь семьи как целого организма, а на другом — процессы, деятельность, из которых состоит семейная жизнь (этот полюс резко различается у двух подгрупп). Для француженок речь идет о жизни благополучной нуклеарной семьи, в которой люди общаются, растят детей, что-то делают вместе, уважают и гордятся друг другом. Для русских позитивной жизни семьи противопоставлены потери в семье-роде.

Исследование возрастных и тендерных особенностей СП

Испытуемые русской части выборки обоих полов были разбиты нами на

4 возрастных подгруппы: (1) юность; (2) ранняя зрелость; (3) период кризиса

середины жизни и (4) поздняя зрелость - всего 8 групп.

Выделяя возрастные группы, мы руководствовались характеристикой

основных психологических возрастов и следующей логикой.

Испытуемые 1 подгруппы, в основном студенты, не состоящие в браке.

Большинство из них проживает с родителями, финансово зависит от них.

Процесс психологической эмансипации от родительской семьи еще не

завершен. Их представления о собственной семье пока абстрактны. Главным

для них является личностное становление: поиск себя, построение карьеры,

формирование межличностных отношений вне семьи.

Испытуемые 2 возрастной подгруппы равномерно распределены по

своему семейному опыту: не вступившие в брак, состоящие в первом браке,

во втором браке (с опытом развода) и разведенные. В любом случае - это

возрастной период, когда принято иметь собственную семью, детей. Или хотя бы планировать это. Мы предполагали, что представления о семье в этом возрасте становятся более конкретными, наполненными личным опытом, определенными ожиданиями.

Испытуемые 3-й возрастной группы проходят период кризиса середины жизни. Это может быть как личностный кризис, связный с переоценкой достигнутого (и брака в том числе), так и семейный кризис, связанный с изменениями семейной структуры и нормативными кризисами семьи (например, вследствие вступления детей в подростковый возраст). На этот возрастной диапазон часто приходится усиление взаимодействия с родительской семьей. С одной стороны, нуклеарная семья с детьми может нуждаться в большем участии бабушек и дедушек в их жизни. С другой стороны, стареющие прародители нуждаются в помощи среднего поколения. Интенсификация отношений в многопоколенной семье, расширение областей ответственности, в сочетании с требованиями карьеры, создает хроническую «перегрузку среднего поколения».

Испытуемые 4-й возрастной группы (поздняя зрелость) в отношении семейного опыта представляют очень пеструю группу. В этом периоде человек может и воспитывать маленького ребенка, и помогать взрослым детям с внуками. Но можно предположить, что индивид, так или иначе, завершает кризис середины жизни, подводит итоги, формирует отношение к семье, соответствующее особенностям возраста.

Описание CII возрастных и тендерных групп испытуемых.

Таблица 3.

Сравнение шкал СП возрастных и тендерных групп испытуемых.

Испытуемые четырех возрастных групп

Женщины 1 возрастной группы Мужчины 1 возрастной группы

Абстрактные представления, потребности Потребность в построении близких отношений вне семьи. Абстрактный уровень, примитивный нерасчлснснный взгляд на семью. В фокусе внимания - независимость.

Шкала 1. УРОВЕНЬ ОБЩНОСТИ: ИНД ИВИД - СИСТЕМА

Шкала 1. Я-РОД Шкала 1. Я-СЕМЬЯ

Я {Поиск личных отношений): Быть нужным, Быть собой, Близость, Привязанность (0,6); Любовь, Верность, Понимание, Обнимать и др. (0,5) Я(Поиск доверия и понимания в группе общения): Общаться, Замкнутая, Понимание, Доверять (0,6)

Род/Родительская семья: Происхождение (-0,7), Свое место в доме, Могилы родных, Домашние имена, Взрослые, Хозяйство, Наследство, Домочадцы (0,6) Абстрактная структура семьи: Все члены ссмьи(0,7); Родственники, Взрослые (0,6)

Шкала 2. СЕМЕЙНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ЧУВСТВА Что семья дает человек?

Шкала 2. Бсспокойсгво/Покой. Шкала 2. Негатив/Упорядоченность

Беспокойство : Волноваться, Раздражать (0,7); Скучать, Сердиться, Связывать, Ссориться, Замкнутая, Зависеть, Обижаться (0,6) Негатив в семье: Обижаться, Ненависть, Ссориться (0,7); Умирать, Принадлежать, Раздражать, Ревность, Сердиться, Скучать, Волноваться (0,6)

Покой : Покой(-0,7), Помощь, Надежда (0,6) Упорядоченность в семье: Обещание, Долг (-0,7); Совесть, Деньги, Связывать, Ответственность, Права(-0,6)

Шкала 3. Функционально - полевая Шкала 3. ОЦЕНКА БЛАГОПОЛУЧИЯ

структура семьи СЕМЬИ

Семейная жизнь: Растить детей (0,7); Воспитывать, Жизнь (0,6) Семейная жизнь (обобщенный абстрактный взгляд) :Мсняться (0,7); Согласие, Старость, Продолжение рода, Обнимать, Прижаться, Отдыхать (0,6)

Формальная семейная структура Сын, Дочь, Брат/ссстра, Дети, Внуки, Муж. Отец, Мать(-0,6); Жена (-0,5) СЕМЬЯ КАК ЦЕЛОЕ, внешний взгляд Гостеприимная, Благополучная, Откровенность (-0,6)

Шкала 4. ОЦЕНКА БЛАГОПОЛУЧИЯ Шкала 4. МЕХАНИЗМЫ СПЛОЧЕНИЯ

Неблагополучие: Старость, Одиночество (0,7); Горе, Умирать, Власть, Ненависть, Долг (0,6) Межличностные: Верность (0,7), Привычки(0,6), Жизнь(0,5)

Благополучие: Благополучная, Прочная (0,6);Продолжсние рода (0,5) Социальные: Договор (-0,8); Могилы родных, Социальное положение, Имущество (-0,7); Одиночество, Сплоченная (-0,6)

Женщины 2 возрастной группы Мужчины 2 возрастной группы

Семья уже воспринимается исходя из собственного опыта, компетенций. Появляется МЫ, супружеские отношения и чувства в нуклеарной семье. Ролевая структура обогащается функциями. Семья уже воспринимается исходя из собственного опыта. Появляется МЫ, благополучные супружеские отношения. Независимость остается наиболее значимой категорией.

Шкала 1. МЫ-РОД Шкала 2. МЫ-РОД

МЫ - Благополучное супружество: Секс (0,7); Обнимать, Доверять, Ласка, Надежда, Понимание, Общаться, Прижаться, Симпатия (0,6) МЫ - Благополучное супружество: Секс, Прижаться, Обнимать, Любовь, Ласка (-0,6); Верность, Понимание, Близость, Поддержка, Забота, Радость (-0,5)

РОД: Продолжение рода, Происхождение (-0,7); Хозяйство, Могилы родных, Имущество, Наследство, Умирать, Старость (-0,6); Обычаи, Семейные торжества, Дом(-0,5) РОД: Умирать, Старость, Наследство, Происхождение, Могилы родных, Память, Имущество (0,7); Социальное положение, Деньги (0,6)

Шкала 2. СЕМЕЙНАЯ СИСТЕМА Шкала 1. Я-СЕМЬЯ

Ролевая структура нуклеарной семьи противопоставлена сог^алъной структуре семьи. Структура многопоколенной семьи (Рода) противопоставляется личной независимости

Социальная структура: Договор/контракт (0,9); Власть, Социальное положение (0,8); Права, Зарабатывать (0,7), Замкнутая (0,6) Я (Независимость): Независимость (0,8); Сердиться (0,7); Обещание, Свобода, Быть собой, Одиночество, Права (0,6)

Структура семейных ролей (Выделение пуклеарной семьи): Муж, Жена, Дочь, Дети (-0,7); Внуки, Сын, Бабушка/дедушка, Отец, Мать, Брат/сестра (-0,6) Семейная структура, модифицированная особым местом жены: Родственники (-0,8); Брат/ссстра, Дочь, Домочадцы, Сын, Дети, Муж, Мать, Взрослые, Бабушка/дедушка, Отец (-0,7); Жена, Воспитывать, Растить дстсй(-0,6)

Шкала 3. СЕМЕЙНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ЧУВСТВА. Что дает семья человеку?

Шкала 3. Беспокойство/Покой. Шкала 3. Мужчина в семье

Покой(0,7); Отдыхать (0,6); Прочная, Убежище, Хозяйство, Тепло, Уют (0,5) Появляются понятия Отдыхать и Уют. Позитивное/практическое/объективное: Зарабатывать, Ответственность, Деньги (0,6); Меняться, Договор, Свое место в доме, Имущество, Обещание, Прочная, Распределение забот, Социальное положение, Отдыхать (0,5)

Негатив в отношениях: Ненависть, Раздражать (-0,7); Ревность, Обижаться, Сердиться, Ссориться (-0,6) Негативное/эмоциональное/субъективное: Горе, Замкнутая, Ссориться, Ненависть, Скучать, Ревность (-0,7)

Шкала 4. ОЦЕНКА БЛАГОПОЛУЧИЯ Шкала 4. СЕМЬЯ КАК ЦЕННОСТЬ

Благополучие: Воспитывать, Растить детей (0,6) Индивидуальная: Убежище (-0,6); Покой, Порядок, Домашняя еда, Дом (0,5)

Неблагополучие: Одиночество (-0,7); Горе (-0,6) Социальная:Долг (-0,7); Ценности, Надежда, Совесть (-0,6), Согласие(-0,5)

Женщины 3 возрастной группы Мужчины 3 возрастной группы

Кризис семьи, ослабление поколения прародителей, уходят родственники. Кризис середины жизни. Резкое обеднение словаря, описывающего семью: не важными становятся чувства, интимность.

Шкала 1. ОЦЕНКА БЛАГОПОЛУЧИЯ Шкала 1. ОЦЕНКА БЛАГОПОЛУЧИЯ

Семья (Благополучие) - «Негатив в семье» (Неблагополучие) Семья (Нейтральная оценка) - «Негатив в семье» (Неблагополучие)

Негатив в семье: Замкнутая (0,9); Ненависть, Власть, Одиночество (0,8); Обижаться, Раздражать, Зависеть (0,7) Негатив в семье: Ненависть, Замкнутая (-0,8);

Структура счастливой семьи: Муж, Жена (-0,6); Дочь, Дети, Сын, Счастье, Забота (-0,5) Абстрактная семейная структура: Внуки, Бабушка/дедушка, Брат/ссстра (0,9); Отец, Мать, Родственники, Дети, Сын, Дочь (0,8); Домочадцы, Жена, Гостеприимная (0,6)

Шкала 2. СЕМЕЙНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ЧУВСТВА. Что дает семья человекv?

Эмоции - Стабильность, социальный порядок

Семейный порядок: Происхождение, Наследство, Старость, Могилы родных, Обычаи (0,7); Память, Имущество (0,6). Семейный социальный порядок: Имущество (0,9); Договор, Наследство (0,8); Власть, Деньги, Привычки, Обычаи, Социальное положение (0,7).

Разнообразные чувства, полнота эмоциональной жизни: Откровенность, Свобода, Ревность (-0,6); Уверенность, Понимание, Любовь, Обнимать, Радость, Ласка, Независимость, Быть собой, Близость, Надежда, Верность, Амбивалентность состояний: Ревность (0,6); Раздражать, Гордиться, Быть нужным, Покой, Верность (-0,5).

Доверять (-0,5) |

Шкала 3. Я - СЕМЬЯ.

Семейная упорядоченность, благополучие: Долг (0,7), Права, Деньги (0,6); Договор, Порядок, Гостеприимная, Сплоченная, Зарабатывать, Зарабатывать, Быть нужным, Социальное положение, Семейное благополучие: Благополучная, Опора, Деньги (-0,5)

Личные потери: Умирать (-0,7); Горе (1111=0,6), Бабушка/дедушка (Ш2=0,5), Мать, Отец (-0,5). Личные печальные перспективы: Умирать (0,9); Старость, Одиночество (0,8); Помещают в категорию «Не имеет отношения к семье», «Жизненный негатив»

Шкала 4. РЕСУРСЫ

Стабильность: Покой (0,7), Ценности, Совесть (0,6) Стабильность, убежище, детскость: Убежище, Скучать, Наследство, Отдыхать (0,5)

Динамика: Согласие, Меняться, Жизнь, Воспитывать (-0,6) Власть, взрослость: Власть, Взрослые (0,7); Связывать, Согласие (0,6)

Женщины 4 возрастной группы Мужчины 4 возрастной группы

Подведение итогов, завершение кризиса, Возрастание ценности ссмьи, дома

Шкала 1-Я - СЕМЬЯ (РОД).

РОД: Брат/ссстра(0,7); Отец, Муж, Происхождение, Мать, Умирать, Взрослые, Наследство (0,6) На первое место выходят члены родительской семьи и муж. Дети уже выросли. РОД и ЧЛЕНЫ НУКЛЕАРНОЙ СЕМЬИ: Мать, Бабушка/дедушка, Внуки (-0,8); Родственники, Браг/сестра (-0,7); Отец, Дочь, Могилы родных, Продолжение рода, Растить детей, Жена (-0,6); Дети, Муж, Домочадцы (0,5)

Я(Позитивпые чувства и отношения): Радость, Доверять (-0,6), Тепло,Верность, Счастье, Уверенность, Любовь, Близость, Откровенность,Поддержка (-0,5) ЯЩегативпые чувства)'. Раздражать (0,7); Волноваться, Ссориться, Одиночество, Ненависть, Сердиться (0,6)

Шкала 2. ИТОГИ СЕМЕННОЙ ЖИЗНИ. СЕМЕЙНАЯ СВЯЗЬ

СВОЕ место в доме: Договор, Права, Совесть (0,7); Свое место в доме, Имущество, Независимость, Наследство (0,6) Социальный порядок: Ценности (-0,8); Права, Власть, Договор, Социальное положение (-0,7); Происхождение, Порядок, Память, Деньги (0,6)

МОЕ: Дсги, Сын, Дочь, Внуки, Гордится, Уважать (-0,6); Жена, Воспитывать, Заступаться (-0,5) МЫ - Благополучное супружество: Ласка, Близость, Радость (0,6); Сскс, Привязанность, Благополучная, Обнимать, Надежда,Любовь, Поддержка, Симпагия(0,5)

Шкала 3. СЕМЕЙНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ЧУВСТВА. Что дает семья человеку?

Негатив: 0диночсство(0,8); Раздражать, Обижаться, Ссориться, Зависеть, Ревность (0,7); Сердиться, Ненависть, Связывать (0,6) Негатив: Связывать(0,7); Горе (0,6), Независимость (0,5)

Упорядоченность жизни в семье: Семейные торжества, Обычаи (-0,6); Продолжение рода, Порядок, Долг, Распределение забот, Домашняя еда (-0,5) Позитив: Обычаи (-0,7); Уют, Меняться, Дом (-0,6)

Шкала 4. РЕСУРСЫ СЕМЬИ

Социальная оценка семьи: Благополучная (0,7); Зарабатывать, Гостеприимная, Прочная, Согласие (0,6) Семья - убежище: Домашняя еда, Убежище (0,7); Семейные торжества (0,6)

Психологическая оценка семьи (межличностные отношения): Память, Сочувствие, Привязанность, Помощь (-0,6); Межличностные отношения: Опора (-0,7); Уверенность, Распределение забот (-0,6), Тепло, Взрослые, Быть нужным (0,5)

Обсуждение результатов

Психосемантический анализ содержания ИТС позволил выделить составляющие ее категории, сравнить их содержание и значимость для различных групп испытуемых. Отдельные категории представлены в виде интерпретируемых шкал семантического пространства, на которых каждое слово из списка имеет свою координату. Категории интерпретируются исходя из значений понятий, имеющих максимальные координаты. Порядок предъявления шкал семантического пространства процедурой ММШ соответствует рангу значимости противопоставления соответствующей пары категорий для исследуемой группы. Первыми идут шкалы с наибольшей амплитудой расстояния между полюсами, отражающие наиболее значимые для группы испытуемых противопоставления. Количество логично интерпретируемых полюсов совпадает со средним количеством категорий, выделяемых испытуемыми при сортировке лексических единиц, что еще раз подтверждает адекватность методики исследуемым данным.

Проанализировав и сравнив полученные СП, мы обнаружили, что для каждой возрастной группы появляются свои особенности. СП мужчин и женщин одного возраста имеют похожие шкалы - категории, но при этом их содержание обладает тендерными особенностями.

Как мы и предполагали, для мужчин и женщин юношеского возраста характерны несколько абстрактные представления о семье. Шкалы СП у женской группы отражают потребность в построении близких отношений, независимых от семьи. Основное - отношения, а не индивидуальная независимость, как для группы мужчин того же возраста. При этом супружеские отношения относятся к малозначимым понятиям. На первом

месте в функционально-ролевой структуре семьи - дети. Негатив эта подгруппа помещает в категорию «не имеет отношения к семье». Следует отметить, что в эту же категории попадают понятия Власть и Долг, как механизмы давления, принуждения. Наиболее значимая шкала отображает противопоставление «Я» - РОД. Полюс «Я» раскрывается через поиск личных отношений. Полюс Род слит с понятиями, описывающими родительскую семью у девушек, и представляет абстрактную структуру у юношей. Мы можем предположить, что семья не является для них предметом размышлений.

В каждой возрастной и тендерной группе есть шкала «Что семья дает человеку?». Эта шкала отражает семейные состояния, чувства, отношения и противопоставления характерные для испытуемых определенного пола и возраста. Для женщин - это противопоставление Беспокойство/Покой. Для мужчин - это, скорее, противопоставление негатива, давления, ограничений, которые семья накладывает на человека, упорядоченности семейной жизни.

В 1-й возрастной группе женщин покой подразумевает еще ожидание помощи и поддержки от семьи.

Второй возрастной группой испытуемых (ранняя зрелость) семья уже

воспринимается исходя из собственного опыта, компетенций. Появляется

МЫ, супружеские отношения и чувства в нуклеарной семье. Ролевая

структура обогащается функциями. Негатив не исключатся из картины семьи

(более реалистичный взгляд), а помещается в категории «Негативное»,

«Может помешать семье», «Этого я не хочу в своей семье» и т.п. Однако для

мужской группы независимость остается наиболее значимой категорией,

противопоставляемой семье. Малозначимыми для женщин 2-й возрастной

группы оказываются понятия, рисующие совместность, поддержку,

уверенность, счастье. К малозначимым мы относим слова с координатами по

любой шкале, не превышающими 0,4. Они не объединяются в отдельную

категорию, а случайно добавляются испытуемыми в различные. Это можно

интерпретировать таким образом, что женщины 2-й группы не связывают

семью с поддержкой и счастьем. Это подтверждает и качественный анализ

сортировок. Объединяя понятия в категорию, которой 50% женщин этой

группы дает название «Семья», они не относят сюда слова, обозначающие поддержку, сплоченность, счастье. Для мужской подгруппы слова с низкой значимостью относятся к семейному взаимодействию, что может говорить о дефиците позитивного интереса к семье.

Шкала «Что дает семья человеку?» почти не отличается от Шкалы 2 юношеской группы и также противопоставляет Беспокойство и Покой. Полюс Беспокойство рисует резко негативные отношения. Отличием от группы 1 оказывается, во-первых, появление слова Ревность. Во-вторых, эти слова уже попадают не в категорию «Не имеет отношения к семье», а в категории «Негативное», «Портит семейную жизнь» и т.п. На полюсе Покой добавляются понятия Отдыхать и Уют.

Шкала 4 - это общая оценка для женской группы: Семья (Благополучие) - «Не относится к семье» (Неблагополучие); и «научный» взгляд на семью в мужской части группы - «Семья как индивидуальное убежище» и «Семья как социальная единица».

Семантическое пространство 3-й возрастной группы сильно отличается

от прочих. В первую очередь, порядком предъявления шкал. На первое место

выходит наиболее значимый конструкт, т.е. шкала с наибольшей амплитудой.

Для данной группы - это оценка благополучия. Вероятно, так проявляется

кризис середины жизни и кризис семьи. Кроме того, в этот период у

некоторых испытуемых происходит «перегрузка среднего поколения»,

ослабление поколения прародителей, уходят родственники, а сама семья

проходит нормативные кризисы. Это отражается в содержании шкал. Теряют

значимость слова, обрисовывающие дом, семью как особое место, убежище

для домашних. Уют, распределение забот - тоже становятся малозначимыми.

Все это вместе отражает грани переживаемого кризиса. Если для женщин СП

отражает скорее кризис семьи, то для мужчин - скорее личностный кризис

середины жизни. 40% слов, описывающих семью, оказываются для мужчин

малозначимыми. По-видимому, семья становиться источником стресса, хотя

слова, рисующие старение, одиночество и другие личные неизбежные

перспективы, мужчины помещают в категорию «Не имеет отношения к

семье», а женщины в категорию «Неизбежное». И они противопоставлены у

обоих тендеров семейной упорядоченности, т.е. допускается возможность опереться на семыо. Ресурсы семьи отображает Шкала 4. Для женщин - это покой в семье и сама динамика семейной жизни, для мужчин - семья как убежище и способ жизни взрослого человека.

Для 4-й возрастной группы СП отражает подведение итогов, завершение кризиса, мудрость, приходящую с возрастом, они становятся поколением прародителей, связью с родом. На первое место для женщин выходят члены родительской семьи и муж. Их дети уже выросли. Опять возрастает значимость «Я», связанного с позитивными чувствами, своим пространством. У мужчин этого возраста, наоборот, - «Я», независимость связаны с негативными чувствами, а, напротив, вырастает опора на семыо, позитивные ожидания, связанные с ней.

В Главе 4 также выводится базовая структура ИТС и методом взвешенного шкалирования сравнивается значимость ее категорий для групп испытуемых с различным семейным опытом.

На основании анализа графика функции ошибки для всей выборки испытуемых мы выбрали трехмерное пространство СП. Координаты всех слов по каждой из шкал даны в Приложении к диссертации. Выделенные шкалы пространства мы интерпретируем как:

Шкала 1. «Я - СЕМЬЯ/РОД», где полюс Я определяют понятия Независимость, Свобода, а полюс СЕМЬЯ - это перечисление членов семьи вместе с понятиями, относящимися к происхождению.

Шкала 2. «В СЕМЬЕ» Понятия Власть, Зависеть, Замкнутая, и примыкающие к ним Горе, Ненависть и Одиночество образуют один полюс, а Тепло, Секс, Близость и Верность группируются на другом. Шкала отражает чувства и состояния члена семьи и межличностные отношения в семье, их позитивную и негативную сторону.

Шкала 3. ФУНКЦИИ СЕМЬИ. Социальные, семья как часть общества, (Социальное положение, Права, Договор, Порядок, Деньги) и Психологические, семья для человека (Согласие, Воспитывать, волноваться).

Подобная структура трехмерного СП образуется у всех подгрупп испытуемых.

Различия семантических пространств в разных группах испытуемых умерены, касаются содержания конкретных категорий, а не самой их системы. Очевидно, на первый план вышли основные, глобальные конструкты восприятия семьи, которые являются общечеловеческими.

На модели 3-мерного СП было проведено исследование влияния семейного опыта испытуемых на значимость шкал. Для этого испытуемые 1 -й и 2-й возрастных групп (до кризиса середины жизни) были поделены по тендерному признаку и опыту семейной жизни.

Выделенные группы испытуемых:

1. Мужчины 1-ой возрастной группы, не состоящие в браке.

2. Мужчины 2-ой возрастной группы, состоящие в браке.

3. Мужчины 2-ой возрастной группы, в разводе.

4. Женщины 1-ой возрастной группы, не состоящие в браке.

5. Женщины 2-ой возрастной группы, состоящие в браке.

6. Женщины 2-ой возрастной группы, в разводе.

Рассмотрим групповые различия значимости шкал (их вес) для каждой группы. Веса шкал указаны в Таблице 3 и проиллюстрированы диаграммой на рис. 2.

Таблица 3.

Веса 3-х шкал семантического пространства для 6-тн групп респондентов.

Группы Шкалы

Группа 1 ,405 ,400 ,381

Группа 2 ,233 ,229 ,223

Группа 3 ,195 ,387 ,380

Группа 4 ,402 ,330 ,289

Группа 5 ,284 ,250 ,223

Группа 6 ,216 ,196 ,417

Группа 1 Группа 2 Группа 3 Группа 4 Группа 5 Группа 6

Рис. 2. Диаграмма распределения весов семантического пространства.

Для первой и второй группы все шкалы имеют практически равный вес, что говорит о равной значимости всех осей для этих групп респондентов. Для четвертой и пятой групп вариации значимости шкал соответствуют их порядку. Это признаки уравновешенности модели СП. Сильные выбросы в значимости шкал наблюдаются у двух групп испытуемых. Третья группа респондентов придает меньшее значение первой шкале, а вторая и третья шкалы равнозначны. В шестой группе третья ось имеет большую значимость, а вторая - меньшую на фоне других групп.

Содержательно эти различия можно проинтерпретировать следующим образом. Третья группа - мужчины периода ранней зрелости, состоящие в разводе. Для них шкала «Я-СЕМЬЯ» имеет меньшую значимость, а шкалы «В СЕМЬЕ» и «ФУНКЦИИ СЕМЬИ» имеют равную значимость. Седьмая группа - женщины той же возрастной категории, состоящие в разводе. Для этой группы увеличена значимость шкалы «ФУНКЦИИ СЕМЬИ» и уменьшена значимость шкалы «В СЕМЬЕ». Следовательно, можно сказать, что у людей, переживших развод, наблюдается неравнозначность конструктов восприятия семьи. Мы уже показали, что СП в ранней зрелости строится с опорой на собственный семейный опыт. Можно предположить, что шкала, отражающая поиск независимости, такая значимая для мужчин этого возрастного периода, становится менее значимой для разведенных мужчин, которые независимость обрели. Для женщин этого возраста анализ СП показывает высокую

значимость самого понятия о семье и ее функциях. Для разведенных женщин значимость эта сохраняется (вес Шкалы 3), а непосредственный опыт семейных состояний и межличностных отношений (Шкала 2) отошел на второй план.

В этой же главе проведен количественный и качественный анализ оснований категоризации для групп испытуемых, различной культурной принадлежности.

Выводы:

1. Авторская методика психосемантического анализа содержания ИТС адекватна задаче исследования имплицитных теорий семьи. Она позволяет выделить составляющие ее категории, сравнивать их содержание и значимость для различных групп испытуемых.

2. Имплицитная теория семьи может быть представлена как трехуровневая система конструктов, являющихся двухполюсными осями, на которые отображаются категории суждений о семье. ИТС включает в себя инвариантный ядерный уровень; групповой, имеющий возрастную, тендерную и культурную специфику; индивидуальный уровень, отражающий своеобразие личного опыта. Ядерный уровень имплицитной теории семьи составляет система базовых конструктов: (1)Я -СЕМЬЯ/РОД; (2) В СЕМЬЕ - отношения, объединяющие семейную систему, чувства и состояния члена семьи с полюсами: Привязанность/Связанность; (3) ФУНКЦИИ СЕМЬИ (Социальные -Психологические).

Первая шкала отражает противоречивое сочетание потребностей в сепарации, выделении из семьи, в прочерчивании личных границ, построении личных отношений с другими людьми и потребности быть включенным в семейную общность (нуклеарную, родительскую, межпоколенную).

Вторая шкала носит эмоционально-оценочный характер. Ее полюса отражают чувства и состояния члена семьи во внутрисемейных

отношениях. Они могут быть для индивида как позитивно, так и негативно окрашенными, переживаться как поддержка или как давление.

Третья шкала отражает когнитивный аспект ИТС - разведение представлений о семье как о социальной группе (социальные функции семьи) и как о психологической общности (ее психологические функции).

3. Возрастные различия семантических пространств ИТС состоят в структуре категорий, их содержании и значимости.

4. Возрастные особенности ИТС определяют жизненные задачи личности: поиск сепарации, независимости, близких отношений в юности, построение благополучного супружества в ранней зрелости, поиски в семье ресурсов для преодоления кризиса середины жизни, переопределение своего отношения к семье и своего места в ней в поздней зрелости

5. Тендерные и культурные различия ИТС проявляются в вариациях категорий: их содержании и отличиях в значимости. Семантические пространства мужчин до 33 лет отражают большую потребность в независимости, чем у женщин, невысокий интерес к воспитанию детей (в отличие от значимости этих понятий для женщин), большую значимость категорий, отражающих давление семьи на индивида. Особенности СП мужчин в период кризиса середины жизни демонстрируют меньшую вовлеченность в семейную жизнь, чем у женщин того же возраста. В группе мужчин в поздней зрелости шкалы СП отражают возрастание ценности семьи, поиски убежища, опоры в семейной жизни, тогда как содержание СП женщин того же возраста окрашено личностным переопределением, поисками своего нового положения в семье, дети в которой уже выросли.

6. Сравнительное кросс-культурное исследование ИТС, проведенное на русских и французских испытуемых, студентах-психологах, показало сходство системы категорий при различии их содержания. Более значимым оказывается поиск независимости и менее абстрактными -

представления о семье для французской группы, по сравнению с теми лее категориями у русских испытуемых.

Основное содержание диссертационной работы отражено в 14 научных

публикациях (общий объем - 9,8 п.л., авторский вклад - 5,9 п.л.)

Публикации в рецензируемых журналах, утвержденных ВАК

Министерства образования и науки РФ для публикации основных

результатов диссертационных исследований:

1) Минеева, О.А. Методика исследования имплицитных теорий семьи / А.Г. Лидере, О.А. Минеева II Вести. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. - 2011. - № 2. - С. 110-125. -1,0/0,5 п.л.

2) Минеева, О.А. Имплицитные теории семьи в семенной психологии / А.Г. Лидере, О.А. Минеева, А.П. Познаиская // Вестник университета. Государственный университет управления, Москва. - 2010. - № 25. -С. 68-71.-0,6/0,2 п.л.

3) Минеева, О.А. Семья и школа: общее пространство воспитания. Работа педагогического коллектива спецшколы открытого типа с семьей трудного подростка / А.Г. Лидере, Е.Ф. Куликова, О.А. Минеева, Т.С. Баранова // Семья в России. - 2008. - № 1. - С. 5561. - 0,8/0,2 п.л.

4) Минеева, О.А. Психосемантический подход к исследованию имплицитной теории семьи / О.А. Минеева, А.Г, Лидере // Вестник университета / Государственный университет управления. Социология и управление персоналом, Москва. - 2007. - № 6 (32). - С. 158-164.-1,2/0,6 пл.

Научные публикации в других изданиях:

5) Минеева, О.А. Многомерное шкалирование психосемантических данных, как прием исследования имплицитных теорий (на примере имплицитных теорий семьи) / О.А. Минеева, А.Г. Лидере // Психологическая диагностика. - 2007. - № 6. - С. 26-49. - 1,4/0,7 п.л.

6) Минеева, О.А. Тендерные особенности имплицитных моделей семьи в контексте психосемантического подхода / А.Г. Лидере, О.А. Минеева //

Материалы международного симпозиума, посвященного 85-летию Л.И. Уманского. Москва - Кострома. - 2006. - С. 170-175. - 0,6/0,3 п.л.

7) Минеева, О.А. Имплицитные теории семьи - культурные, возрастные, половые и собственно семейные особенности. (Предварительное сообщение) / О.А. Минеева, А.Г. Лидере // Материалы международного симпозиума, посвященного 85-летию Л.И. Уманского. Москва - Кострома.

- 2006. - С. 200-203. - 0,4/0,2 п.л.

8) Mineeva, О.А. Le message latent dans la narration ecrite et orale en Russie actuelle / Olga Mineeva, Elena Caldarone // Chroniques slaves contemporaine, 2

- 2006, CESC - Grenoble. - 2006. - PP. 183-188. - 0,6/0,3 п.л.

9) Минеева, О.А. Тендерные различия в структуре понятия семьи как ценности / О.А. Минеева // Материалы Второй Всероссийской конференции по психологии семьи, часть 3, Москва. - 2005. - С. 46-48. -0,2 п.л.

10) Mineeva, О.А. L'influence de l'histoire sovietique sur les representations de la famille chez les individus russes d'aujourd'hui / Olga Mineeva // Сборник "Famille et societe dans l'espace est-europeen et la CEI". Под ред. Паскаль Мелани. - Toulouse: A.D. - 2005. - PP. 119-126. - 0,6 п.л.

11) Минеева, О.А. Имплицитные теории семьи / О.А. Минеева, А.Г. Лидере, Н.Н. Чекушкина // Ежегодник Российского психологического общества. Специальный выпуск. - М.: Эслан - 2005. - Т. 2. - С. 140-143. - 0,3 п.л.

12) Минеева, О.А. Метафора как ключ к пониманию имплицитной теории семьи / Н.Н. Лебедева, О.А. Минеева // Психологические проблемы современной российской семьи. Материалы конференции, часть 2, Москва. -2003.-С. 151-154.-0,2/0,1 п.л.

13) Минеева, О.А. Лексика для описания семьи и отношений в ней / О.А. Минеева // Психологические проблемы современной российской семьи. Материалы конференции, часть 1, Москва. - 2003. - С. 150-161. -0,9 п.л.

14) Минеева, О.А. Семейные паттерны в зеркале внутренней метафоры / О.А. Минеева // Московский психотерапевтический журнал. - 2002. -№3.-С. 142-153.-1 пл.

Подписано в печать 16 мая 2011 г. Объем 1,2 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 419 Отпечатано в Центре оперативной полиграфии ООО «Ол Би Принт» Москва, Ленинский пр-т, д.37

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Минеева, Ольга Александровна, 2011 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. АНАЛИЗ СОДЕРЖАНИЯ НАУЧНЫХ И ОБЫДЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СЕМЬЕ.

ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О

2.1 Предмет исследования.

2.2. Место имплицитных теории семьи в психологии познания.

ГЛАВА 3. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИМПЛИЦИТНЫХ ТЕОРИЙ СЕМЬИ.

3.1. Введение.

3.2. Методы исследования представлений о семье.

3.3. Основные понятия эксперименгальной психосемантики.

3.4. Семантическое пространство.

3.5. Инструменты экспериментальной психосемантики.

3.6. Описание методик эксперимента.

3.7. Итоги Главы 3.

ГЛАВА 4. РЕЗУЛЬТАТЫ.

4.1 Сравнение ИТС возрастных и тендерных групп.

4.2. Влияние семейного опыта на ИТС.

4.3.Сравнение ИТС различных культурных групп.

Введение диссертации по психологии, на тему "Возрастные и гендерные особенности содержания имплицитных теорий семьи"

Актуальность исследования.

Существует ряд научных подходов к изучению такого сложного социокультурного феномена как представления о оемье. Различные подходы к изучению и консультированию семьи опираются на определенные теоретические модели семьи. Эти модели, как правило, не выражены в явном виде, но от них зависит представление о норме и отклонениях. Цели, намечаемые консультантом, или гипотезы, которые строит исследователь семьи, зависят не только от теоретической модели семьи, но и не су г на себе отпечаток его собственной имплицитной модели семьи. Актуальность исследования представлений о семье усиливается тем, что критерии ее «хорошего» функционирования различаются у терапевтов и у самих членов семьи (Seywert, 1990).

Психоло! у-консультанту для успешной работы с конкретной семьей необходимо, наряду с моделью семьи, лежащей в основе направления, к которому он тяготеет, осознавать собственную имплицитную теорию семьи, а также иметь средства присоединяться к имплицитным моделям членов семьи клиента и, наконец, понимать, какие представления о семье доминируют в той национальной, возрастной и тендерной культуре, в которой он работает.

Состояние и степень разработанности проблемы.

Важность изучения семейных представлений признается учеными разных направлений, В психологии семьи для описания восприятия семьи ее членами введены различные понятия: «образ Мы» (A.B. Черников); «семейная идентичность» (Н. Аккерман); «эмоциональное и когнитивное Мы данной семьи» (Л.Б. Шнейдер); «карта семьи» (С. Минухин); «внутренняя картина семьи» (Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис); «семейные мифы» (А. Элис, А.Я.' Варга); «семейное самосознание» (O.A. Карабанова); «семейный наррашв» (Е.Е. Сапогова); имплицитная теория семьи (JI.P. Барнхил); "имплицитная концепция семьи" (Е.Ю. Алешина, Л.Я. Гозман); «модель семьи» в применении к научным теориям и «образ семьи» в применении к обыденным представлениям. Каждый из этих терминов имеет свою область применения, неявный оценочный оттенок, свои фоновые ожидания относительно семьи. Разнообразие терминов затрудняет выработку итегративного представления, на котором может базироваться самоанализ исследователя и консультанта Имплицитная теория семьи (система конструктов-противопоставлений), понимаемая, как свойственное определенной группе социальное представление (Г.М. Андреева), может служить таким обобщающим понятием, позволяющим раскрыть комплексный, противоречивый характер представлений о семье.

Понятие «имплицитная тсррия семьи» впервые употребил Л.Р. Барнхил в 1979 году, отметив, что «хорошая», стабильно функционирующая семья описывается исследователями не на научном уровне, а на уровне имплицитной теории семьи (ИТС). Л.Я. Гозман и Ю.Е. Алешина (1983) также отмечали, что «феноменология семьи изучена пока явно недостаточно, и это' отрицательно сказывается на тех "имплицитных концепциях семьи", которыми пользуются в своей работе психологи-практики».

Генезис имплицитных теорий групп рассматривает в своем диссертационном исследовании Ю.С. Белецкая (2003). В процессе совершенствования восприятия индивид усваивает отношения, существующие между наблюдаемыми свойствами объектов и событиями; соответствующие {сатегории и системы категорий. Приобретенная логика категоризации изменяет представления о мире в процессе активного включения в этот мир и поиска своего места в нем.

Вопрос изучения возраотных и тендерных особенностей содержания самих представлений, обобщенных в имплицитной теории семьи, еще не ставился.

Цель диссертационного исследования - изучение содержания имплицитных теорий семьи различных возрастных и тендерных групп.

Объектом исследования являются представления о семье, осознаваемые и неосознаваемые, как научные, так и обыденные.

Предмет исследования г особенности структуры и содержания имплицитных теорий семьи.

Гипотезы исследования.

Общие гипотезы:

1. Представления индивида о семье обладают определенной целостностью и могут рассматриваться как имплицитная теория семьи (ИТС).

2. Имплицитная теория семьи (ИТС) индивида - это система категорий и она имеет, по крайней мере, трехуровневую структуру: ядерный, групповой и индивидуальный уровни.

Общие гипотезы конкретизируются в следующих частных гипотезах:

1. Ядерный уровень ИТС составляет" система базовых конструктов, общих для всех людей.

2. Групповой уровень ИТС имеет отличия, связанные с возрастной и гендерной принадл ежно стью.

3. Возрастные особенности ЦТС индивида обусловлены решением задач развития, специфических для каждого психологического возраста.

4. Индивидуальный уровень имплицитной теории, сформированный в родительской семье с ее своеобразием, уточняется за счет личного семейного опыта человека.

5. Имплицитные теории сем|Е>и могут быть эксплицированы с помощью методов экспериментальной психо семантики.

Реализация поставленной цели потребовала решения следующих задач:

1. Анализ содержания представлений о семье в рамках различных научных подходов.

2. Выявление предполагаемой сцстемы категорий, составляющей ИТС.

3. Обоснование и разработка метода экспликации ИТС.

4. Формирование набора лексических единиц, описывающих семью.

5. Выявление и сравнение семантических пространств для разных групп испытуемых.

Теоретико-методологическую основу исследования составили: культурно-историческая концепция JI.C. Выготского (в частности, его теория соотношения научных и житейских понятияй); концепция «образа мира» А.Н. Леонтьева; концепции социального познания Г.М. Андреевой; модель «семантического пространства» Ч. Осгуда; t подход экспериментальной психосемантики В.Ф. Петренко; подходы семейной психотерапии.

К понятиям «картина мира», «образ мира» обращались JI.C. Выготский, A.B. Запорожец, П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин. А.Н. Леонтьев ввел понятие «образ мира» в рамках теории деятельности, как единство отраженного в нем объективного мира и системной деятельности, задающей его. Обращаясь к категории «образа лифа», С.Д. Смирнов выделяет его деятельностную и социальную природу. В своих исследованиях В.В. Петухов, С.Д. Смирнов, Е.Ю. Артемьева говорят об уровневой структуре «образа мира». Можцо предположить, что имплицитные теории структурируют семантический уровень образа мира.

Определяя предмет диссертационного исследования, мы опираемся на понятие "имплицитная теорияпредложенное Дж. Брунером и Р. Тагиури (1954), в том смысле, в котором его определяет Дж. Келли. ИТ - система кон<яруктов-противопоставлений, посредством которых человек упорядочиват свое психологическое пространство (Франселла, Баннистер, 1987).

Фокусируя исследование на ИТС, свойственных определенным возрастным, тендерным и культурным группам испытуемых, мы рассматриваем их как имплицитные социальные теории — убеждения, формирующиеся в массовом сознании относительного того, как и каким образом соотнося! ся между собой черты какой-либо социальной среды (Г.М. Андреева, 2000). И в этом качестве они являются частью социальных представлений

Moscovoci, 1961), имеющих структурную организацию и включенных в ряд процессов, которые придают полученному знанию статус истины (А.И. Донцов, Т.П. Емельянова, 1987). Выдвигая гипотезы исследования, мы опирались на следующее. Г.М. Андреева полагает, что все способы работы с социальной информацией, так или иначе, закладываются в детстве в условиях семьи. В.В. Столин и А.П. Наминач, анализируя способы осмысления мира представителями разных культур, национальностей и политических партий, показали, что на базисном уровне когнитивной организации сознания существует устойчивая целостная структура образа мира, единая для представителей различных социальных страт. Она описывается тремя измерениями: меры выраженности общечеловеческих ценностей - добра; меры выраженности зла; меры выраженности одиночества и слабости - смерти.

Содержание имплицитных теорий исследуется, как правило, средствами экспериментальной исихоссмантики. (В.Ф. Петренко, 1988, 1997). В задачу психосемантики входит реконструкция и изучение системы значений, через призму которой происходит восприятие субъектом мира, других людей и самого себя. Методы психосемантики служат для построения математической модели, семантического пространства (СП), в которое мы можем отобразить стимулы (в нашем случае - понятия или лексические единицы) такцм образом, что геометрическая близость между точками СП служит мерой семантической близости (сходства) понятий. Оси координат СП - это категории, организующие понятия заданной сферы (Ч. Осгуц , 1969).

Для решения поставленных задач и проверки гипотез использовался комплекс взаимодополняющих методов исследования: теоретическо-методологический анализ литературных источников, опрос, анкетирование, метод экспертной оценки, тестирование с помощью методики свободной сортировки лексических единиц, методы математического анализа и интерпретации данных.

Эмпирическое исследование потребовало также разработки специального опросника и психосемантической методик}!, позволяющей достичь цели исследования.

Для обработки данных использовался пакет статистических программ SPSS, процедура Многомерного шкалирования PROXCAL.

Научная новизна исследования. Впервые разработана авторская трехуровневая модель имплицитной теории семьи, включающая базовый (общий для межкультурной выборки испытуемых) уровень ¡групповых ИТС и индивидуальный уровень.

Впервые исследовано содержание и структура ИТС, их тендерные и возрастные особенности. Выявлены возрастные особенности содержания имплицитных теорий семьи у испытуемых юношеского возраста, возраста ранней и поздней зрелости и периода «кризиса середины жизни», отражающие социальные представления, личный опыт, условия жизни, потребности, цели и задачи индивида, характерные для каждого возрастного периода. Выявлен]« тендерные особенности имплицитных теорий семьи, состоящие в вариациях значимости межличностных отношений и независимости, преобладании восприятия семь?! как источника эмоциональной жизни у женщин и как источника материальной и эмоциональной поддержки у мужчин.

Разработана авторская методика психосемантического анализа содержания ИТС.

Теоретическая значимость диссертационного исследования. В работе предложена авторская модель ИТС, открывающая новые возможности для понимания теоретических основ функционирования семьи с учетом возраста и пола ее членов. ИТС впервые исследуется как система понятий (представлений), имеющая свою структуру, уровни, а также возрастные и тендерные особенности.

Практическая значимость работы. Результаты проведенного исследования позволяют лучше понять представления клиента и консультанта о норме и отклонениях в семье и, благодаря этому, построить более эффективную программу помощи. Разработанная методика может успешно использоваться в практике семейных консультантов, а также для исследований семейных представлений.

Основные положения, взносимые на защиту:

1. Имплицитная теория семьи (ИТС) может рассматриваться как система категорий, описывающих семью, и имеющая трехуровневую структуру, включающую ядерный, групповой и индивидуальный уровни. Ядерный уровень имплицитной теории семьи составляет система трех базорых конструктов: (1) «Я - Семья»; (2) «В семье» (чувства и состояния члена семьи, ртношения, объединяющие членов семьи в дихотомии связанности и привязанности); (3) «Функции семьи», описываемые в диапазоне полюсов конструкта: Социальные функции семьи (семья для общества) и Психологические функции (семья для члена семьи). Групповой уровень ИТС - набор имплицитных теорий, разделяемых со своими группами (тендерными, возрастными, культурными ).

2. Существуют возрастно-цсихологические особенности ИТС, обусловленные фокусированием личности на решении возрастных задач развития (задачи поиска сепарации, независимости (юность); построения благополучного супружества (ранняя зрелость); преодоления кризиса (период кризиса середины жизни); обретения новых границ семьи и личности в поздней зрелости. ИТС возрастных групп, определяемые семантическим пространствами групп испытуемых разного возраста, различаются по структуре конструктов ИТС, содержанию категорий и их значимости (рангу шкал).

3. При единстве структуры ИТС гендерные различия проявляются в ее содержании и значимости категорий для ¡мужчин и женщин. Существуют возрастная специфика проявлений тендерных различий ИТС. Поиск независимости у мужчин распространяется на два периода - юности и ранней зрелости. Для женщин в период юности сепарация «Я» происходит через построение личных отношений, в отличие от мужчин, у которых полюс «Я» в структуре ИТС определяется через независимость и свободу, Определение личностных границ у женщин происходит после периода кризиса, а у мужчин - в период поздней зрелости возрастает опора на семью (значимость и позитивная окрашенность соответствующей категории), что наблюдается у группы женщин в ранней зрелости. Определяющими понятиями категорий, отражающих благополучную семью, для женщин в юности и ранней зрелости являются дети и их воспитание. У мужчин же воспитание детей не имеет определяющего значения на шкалах СП ни в каком возрастном периоде.

4. Для культурных групп (Россия и Франция) одного возраста различия ИТС состоят только в содержании и значимости категорий. Большее значение, по сравнению с русскими студентами, для французских студентов имеет сепарация от семьи и категории, описывающие семью как систему.

Характеристика выборку.

В исследовании приняло участие 315 человек. На стадии сбора лексики и отработки методики участвовало 52 человека - 42 испытуемых, 6 экспертов - семейных психологов и 6 экспертов - лингвистов-билингвов (русских и французов). Нами получены результаты свободной сортировки для 261 испытуемого, мужчин и женщин в возрасте от 16 до 63 лет, из них 196 россиян (проживающих в гг. Москва, Курск и Орел) и 65 французов (г. Гренобль). В том числе, студенты 5 курса психологических факультетов МГУ имени М.В. Ломоносова (36 человек) и Университета им. Пьера Мендес-Франса в Гренобле (24 человека).

Достоверность и надежность результатов исследования обеспечивается теоретической и методологической обоснованностью; репрезентативностью и достаточно большим объемом выборки; использованием специально разработанной психосемантической методику, адекватной оцениваемым параметрам; тщательной адаптацией методики для кросс-культурного исследования; привлечением группы экспертов; применением адекватной целям и задачам работы математической процедуры многомерного шкалирования (Программный пакет SPSS), минимально искажающей структуру исходных данных. I

Апробация и внедрение результатов исследования.

Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались: на Всероссийски^ конференциях по психологии семьи в 2005, 2007 и 2009 г.г.; на' Международной конференции IFTA' (Международная ассоциация семейной терапии) в, г. Стамбул, Турция, 2003 г.; на Международной конференции «Семья и общество на постсоветском пространстве и в Восточной Европе» в г. Бордо в 2005 г.; на внутреннем коллоквиуме Университета им. Пьера Мендес-Франса в Гренобле в 2006 г.; Результаты опубликованы в статьях автора, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК. Основное содержание диссертационной работы отражено в 14 научных публикациях (общий объем - 9,8 пл., авторский вклад - 5,9 п.л.), из них 4 публикации» в ' рецензируемых журналах, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований.

Результаты исследования применяются в работе с семьей в рамках Городской Экспериментальной Площадки в средней общеобразовательной школе № 3 г. Москвы; внедрены в программу первичного повышения квалификации педагогов-психологов ГОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический' университет», предложенная автором методика и результаты исследования использовались дипломниками и аспирантами, применялись в работе нескольких психологических центров.

Структура работы. Диссертация состоит из введения; четырех глав; заключения; списка литературы, включающего 333 наименования, в том числе 30 на английском и 42 на французском языке; и 7 приложений. Общий объем работы 155 страниц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. Авторская методика психосемантического анализа содержания ИТС адекватна задаче исследования имплицитных теорий семьи. Она позволяет выделить составляющие ее категории, сравнивать их содержание и значимость для различных групп испытуемых.

2. Имплицитная теория семьц может быть представлена как трехуровневая система конструктов, являющихся двухполюсными осями, на которые отображаются категории суждений о семье. ИТС включает в себя инвариантный ядерный уровень; групповой, имеющий возрастную, тендерную и культурную специфику; индивидуальный уровень, отражающий своеобразие личного опыта. Ядерный уровень имплицитной теории ссмьи составляет система базовых конструктов: (1) Я - СЕМЬЯ/РОД; (2) В СЕМЬЕ -отношения, объединяющие семейную систему, чувства и состояния члена сети с полюсами: Привязанность/Связанность; (3) ФУНКЦИИ СЕМЬИ (Социальные -Психологические).

Первая шкала отражает противоречивое сочетание потребностей в сепарации, выделении из семьи, в прочерчивании личных границ, построении личных отношений с другими людьми и потребности быть включенным в семейную общность (нуклеарную, родительскую, межпоколенную).

Вторая шкала носит эмоционально-оценочный характер. Ее полюса отражают чувства и состояния члена семьи во внутрисемейных отношениях. Они могут быть для индивида как позитивно, так и негативно окрашенными, переживаться как поддержка или как давление.

Третья шкала отражает когнитивный аспект ИТС - разведение представлений о семье как о социальной группе (социальные функции семьи) и как о психологической общности (ее психологические функции).

3. Возрастные различия семантических пространств ИТС состоят в структуре категорий, их содержании и значимости.

4. Возрастные особенности ЦТС определяют жизненные задачи личности: поиск сепарации, независимости, близких отношений в юности, построение благополучного супружества в ранней зрелости, поиски в семье ресурсов для преодоления кризиса середины жизни, переопределение своего отношения к семье и своего места в ней в поздней зрелости

5. Тендерные и культурные различия ИТС проявляются в вариациях категорий: их содержании и отличиях в значимости. Семантические пространства мужчин до 33 лет отражают большую потребность в независимости, чем у женщин, невысокий интерес к воспитанию детей (в отличие от значимости этих понятий для женщин), большую значимость категорий, отражающих давление семьи на индивида. Особенности СП мужчин в период кризиса середины жизни демонстрируют меньшую вовлеченность в семейную жизнь, чем у женщин того же возраста. В группе мужчин в поздней зрелости шкалы СП отражают возрастание ценности семьи, поиски убежища, опоры в семейной жизни, тогда как содержание СП женщин того же возраста окрашено личностным переопределением, поисками своего нового положения в семье, дети в которой уже выросли.

6. Сравнительное кросс-культурное исследование ИТС, проведенное на русских и французских испытуемых, студентах-психологах, показало сходство системы категорий при различии их содержания. Более значимым оказывается поиск независимости и менее абстрактными - представления о семье для французской труппы, по сравнению с темр же категориями у русских испытуемых.

Заключение

В данном диссертационном исследовании были изучены категории, которыми описывалась семья в рамках различных подходов. Как научные, так и обыденные представления, выделенные в результате анализа текстов, стали основой для отбора лексических единиц (списка слов), использованной при разработке психосемантической методики для исследования ИТС.

Далее мы рассмо грели ряд семантически близких контекстов для обозначения субъективных моделей внешнего мира, чтобы выбрать наиболее удобный термин, адекватный целям нашего исследования. Сравнив различные понятия и способы структурирования социальной информации, мы остановились на имплицитной теории семьи, чтобы подчеркнуть, что речь идет не об образе, понятии, сценарии, а о системе категорий, с помощью которой происходит процесс социального познания семьи как фрагмента образа мира.

Проанализировав методы, применявшиеся другими исследователями, мы обосновали выбор психосемацтического метода для исследования ЙТС, адекватного предмету и гипотезам исследования. В работе подробно описала разработанная методика, ход ее адаптации для кросс-культурного исследования и особенности анализа полученных данных.

В работе проведен анализ структуры и сравнение содержания ИТС различных групп испытуемых, объединенных по возрастным и тендерным признакам, сходству семейного опыта и культурной принадлежности.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Минеева, Ольга Александровна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А., Гордйенко Е.В. Представление личности об отношении к ней значимых других // Психологический журнал. 2001. - Т. 22.•; №5.-С.38-47. ' ; , . ■•■'■' •

2. Агафонов А.Ю. Основы смысловой теории познания. СПб.: Речь, 2003.. 296с." ■■■ '■'■";• ', . • , • ' ■ '■;. ■

3. Аккерман Н. Семья как социальная и эмоциональная единица // Семейная психотерапия: хрестоматия , / сост. Э.Г. Эйдемшшер, Н.В: Александрова, В. Юстицкис. СПб.; Речь, 2007. - 400 с. - С. 16-23. .

4. Аккерман Н. Теория семейной динамики // Семейная психотерапия: хрестоматия. СПб., 2000. - С. 70-77.

5. Алексеева Е.Е. Анализ личностных изменений у студентов в процессе изучения ими психологических проблем семьи // Психология в ВУЗе. 2003. -.4.- с. 106-108. ;

6. Альперович В. Семья серебряного и золотого возраста // Психология семьи. Серия «Психология ремейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом. «Бахрах -М», 2002. - С. 259-282.

7. Альперович В.Д. Трудные дети семей «риска» // Журнал практического психолога.- 2000.8-9, С. 105-121.

8. Андреева A.Ä. Мифологическая основа семейных отношений // Семейная психология и семейная терапия. 2003. - № 3. - С. 46-54.

9. Андреева Г.М. Психология социального познания;. М.: Аспект-Пресс, 2000.

10. Андреева Г.М. Психология.социального познания. — 3-е изд., перераб. и доп. -М.: Аспект-Пресс, 2005. 363 с.

11. Андреева Г.М. Социальная психолопш: учебник для высших учебных заведений. 5-е изд., испр. и доп. - М.; Аспект-Пресс, 2007.- 302 с.

12. Андреева Г.М., Богомолова H.H., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы. М.: Аспект-Пресс, 2001. -288с.: ' 1 "

13. Андреева Т.В. Психология современной семьи. СПб.: Речь, 2005. - 435 с.

14. Андреева. Т.В, Социальная психология семейных отношений:; учебное пособие. СПб.: СпбГУ, 1998.

15. Андреева Т.В. Структура и функционирование сельских семей // Психологические проблемы российской семьи: материалы Всероссийской науч. конф. / под ред. В.К. Шабельникова, А.Г. Лидерса. -М., 2003. Ч; 1. - С. 3-8. '

16. А1щреева Т.В., Ш^отченко Ю.А. Мужской взгляд на брак // Ананьев й комплексные исследования человека в психологии: материалы науч. практ. конф. / под ред. Л.А. Цветковой, Л.А. Головей. - СПб;, 2003. - С. 225-227.

17. Андреева Т.В., Шмотченко Ю.А. Отношение к браку и селп>е сотрудников охранных структур // Психологические проблемы российской семьи: материалы

18. Всероссийской научи, конф. / под ред. В.К. Шабелышкова, А.Г. Лидерса. -М., 2003. -Ч. 1. С.8-12.

19. Андреева Т.В., Иоффе М.М. Семейно-брачные установки женщин разных поколений: материалы науч. практ. конф. / под ред. Л.А. Цветковой, Г.М. Яковлева. - СПб.: СпбГУ, 2004.

20. Антонов А.И. Микросоциология семьи (теории, методы, подходы). 2-е изд. - М.: ИНФА-М, 2005. - 368 с.

21. Антонов А.И. Микросоциология семьи (методология структур и процессов): учебное пособие для вузов. М.: Издательский Дом «Nota Bene», 1998. - 360 с.

22. Антонов А.И. Социология семьи. М.: Знание, 2000.

23. Артемьева Е.Ю. Основы субъективной психосемантики. М,: Смысл, 1999. -313 с.

24. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики: дисс. . докт. психол. наук. М., 1987.-509 с.

25. Артемьева Е.Ю., Серкин Ю.К., Стрелков В.П. Описание структур субъективного опыта контекст и задачи. - Ярославль, 1983. - С. 99-107.

26. Артемьева Е.Ю., Серкин Ю.К., Стрелков В.П. Структура субъективного опыта: семантически^ слой и другие слои // Мышление и субъективный мир. -Ярославль: Яросл. Гос. Унив., 1999. С. 9-14.

27. Арупонян М.Ю., Здравосмыслова О.М. Формирование демографических представлений у детей и подростков // Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г,А. Заикина. М.: Ин-т социологии, 1990. - 166 с. - С. 8695.

28. Баранова Т.С. Эмоциональное «Я-МЫ» // Семейная психология и семейная психотерапия. 2004. - № 1. - С. 3-34.

29. Барнз Д.Г. Социальная работа с семьями в Англии. М., 1993. - 170 с.

30. Бебчук М., Дианова О. Метод «семейно-системных расстановок» в кросс-культурном аспекте // Семейная психология и семейная психотерапия. 2002. -№2.-С. 114-118.

31. Белецкая Ю.С. Имплицитные теории- организационных межличностных отношений: дисс .канд. психол. наук. М., 2003. - 158 с.

32. Бергер П. Приглащение в социологию: гуманистическая перспектива, М., 1996.

33. Бергер П., Лукман J. Особенности конструирования субъективной реальности ' в ходе социализации детей в семье // Социальное конструирование реальности.-М., 1996.

34. Берне P.C., Кауфман С.Х. Кинетический рисунок семьи. М.: Смысл, 2000. -146 с.

35. Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: тексты. М., 1984.

36. Бобрышева Г.В. Социальные представления как объект психологического исследования: автореф. дис. . канд. психол. наук. -М., 1996. -24 с.

37. Бодрова В.В. Семья и женщина в зеркале общественного мнения // Современная семь^: проблемы, решения, перспективы развития. -М.: Гуманист, 1992. С. 13-23.

38. Боровикова М.Н. Восприятие студентами сказочных персонажей // Социология: 4M. 2003. - № 17.

39. Боуэн М. Теория и практика психотерапии // Семейная психология и семейная психотерапия. 2000.- №2.- С. 121.

40. Браун Дж., Кристецсен Д. Теория и практика семейной психотерапии. Спб.: Питер, 2001.-352 с.'

41. Брунер Дж. Психология познания. М., 1977.43а. Бурменская Г.В., Захарова Е.И., Карабанова O.A., Лидере А.Г., Лебедева H.H. Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. -М.: МПСИ, 2007. 480 с.

42. Бэндлер Р., Гриндер Д., Сатир В. Семейная терапия. Воронеж: НПО «МОДЭК», 1993. - 128 с.

43. Валлерстайн Д. Психологические задачи брака // Семейная психология и семейная психотерапия. 2004.- №3.- С. 14-33.

44. Варга А.Я., Будицайте Г.Л. Теоретические основы системной семейной терапии // Системная семейная терапия: Классика и современность / сост. и науч. ред. A.B. Черников. М.: Класс, 2005. - С. 11-60.

45. Варга А.Я. Системная семейная терапия: краткий лекционный курс. СПб.: Речь, 2001.-144 с.

46. Васшпок Ф.Е, Психология переживания. М., 1984.

47. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. М.: Языки славянской культуры, 2000.

48. Витакер К. Двадцатилетие семейной терапии: о динамике американской семьи семейное бессозна1ельное // Семейная психология и семейная психотерапия. - 1999. - № 2. - С. 3-16.

49. Витакер К. Символическая экспериментальная семейная терапия: модель и методология // Семейная психология и семейная психотерапия. 1998. - № 4. -С. 17-25.

50. Витакер К., Бамбсри В. Танцы с семьей. Семейная терапия: символический подход, основанный на личностном опыте / пер. с англ. А.З. Шапиро. -М.: Независимая фирма «Класс», 1997. 172 с. - (Библиотека психологии и психотерапии).

51. Выготский Л.С. Мышление и речь // Избранные произведения в 6 т.- 1982. -Т. 2.

52. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., 1960.

53. Гозман Л.Я., Алешина Ю.Е. Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1983. - № 4. - С. 10-20.

54. Гозман Л.Я. Процессы межличностного восприятия в семье // Межличностное восприятие в группе / под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Изд-во МГУ, 1989.- С. 210-232.

55. Головина А.Г. Характеристика родительских семей подростков, больных шизофренией // Семенная психология и семейная психотерапия. 2001. - № 1. - С. 80-95.

56. Голод С.И. Моногамная семья: Кризис или эволюция? // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах -М», 2002. - С. 245-258.

57. Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии семьи XIX-XX веков. -М., 1995.

58. Градскова Ю.В. Женщина в семье и семья в жизни женщины: исторический обзор противоречий «советского эксперимента» // Журнал практического психолога. 2000. - № 8-9. - С. 3-14.

59. Гурко Т.А. Представления об институте семьи в различных течениях феминизма // Теории и методология тендерных исследований: курс лекций / ред. O.A. Ворониной, М.: МГЦИ - МВШСЭН - МФФ, 2001. - 416 с. - С. 323-330.

60. Гурко Т.А. Трансформация института современной семьи // Социологические исследования. 1995, - № 10. - С. 95-99.

61. Гурова Е. Семейна?} доска история создания методики и опыт использования // Семейная психология и семейная психотерапия. - 2003. - № 4. - С. 103-118.

62. Гусев А.Н., Измайлов Ч.А., Михалевская М.Б. Измерение в психологии: Общий психологический практикум. М.: УМК «Психология», 2003. - 288 с.

63. Дармодехин С.В. О состоянии и неотложных мерах по развитию государственной семейной политики // Семейная психология и семейная психотерапия. 2004. - № 3. - С. 3-13.

64. Демакова Л.Е. Архаические корни обыденных представлений о сете: дипл. иссл. Тюмень, 2002. - 75 с.

65. Джемс М. Корни брака // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах -М», 2002. - С. 35-64.

66. Джулиус Э.К., Пэрп П. Семейная хореография: алкоголическая семейная система на протяжении нескольких поколений // Семейная психология: хрестоматия / сост. Э.Г. Эйдешшлср, Н.В. Александрова, В. Юстицкис. -Спб.: Речь, 2007. -400 с. С. 378-391.

67. Долгова Т.П., Симонова Е.В. Проблемы комплексного изучения семьи // Социологические исследования. 2000,- №4.- С. 137-139.

68. Домострой. Спб.: Наука, 1994. - 399 с. - (Серия «Литературные памятники»).

69. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. М., 1987.

70. Доценко Е.Л. Межличностное общение: семантика и механизмы. Тюмень: ТО - ГИРРО, 1998. - С. 202.

71. Доценко Е.Л. От межличностного события к межличностным легендам и мифам // Семейная психология и семейная терапия. 2000. - № 4 - С. 58-73.

72. Дружинин В.Н. Псцхология семьи. Екатеринбург: Деловая книга, 2000. -208 с.

73. Дудченко О.Н., Мытиль A.B. Семейная самоидентифнкация в кризисном обществе (опыт использования техники семантическоо дифференциала) // Социальная идентификация личности. М.: Ин-т социологии, 1993. - 167 с.

74. Ермолаева Е.М. Некоторые методические аспекты измерения установок в сфере брачно-семей^ых отношешпг // Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г.А. Заикина. М.: Ин-т социологии, 1990. - 166 с. - С. 143-154.

75. Жодле Д. Социальное представление: феномены, концепт и теория // Социальная психология / под ред. С. Московичи. СПб.: Питер, 2007. - С. 372394.

76. Жорияк Е.С. Нарративная психотерапия // Системная семейная терапия: Классика и современность / сост. и науч. ред. A.B. Черников. М.: Класс, 2005. - С. 271-323.

77. Зацепин А.И. Брак и семья // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. -Самара: Изд. дом «Бахрах -М», 2002. С. 3-34.

78. Здравомыслова О.М., Арутюнян М.Ю. Российская семья на европейском фоне (по материалам международного социологического исследования). -М.: Эдиториал УРСС, 1998.

79. Здравосмыслова 0,М. Психологические и социально-культурные функции семьи // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д,Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах -М», 2002.-С. 82-91.

80. Зельцер В. Мифы разрушения: культуральный подход в семейной терапии // Семейная психолопщ и семейная психотерапия. 2000. - № 4. - С. 3 -22.

81. Зидер Р. «Золотой век» и кризис семьи в Европе с 1960 до наших дней // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах -М», 2002.-С. 169-212.

82. Зинченко В.П, Психологическая педагогика. Самара: Живое знание, 1998. -Ч. 1.

83. Золотухина М.В. Мцр американской семьи. М., 1999. - 320 с.

84. И будет два во плоть едину. О христианском браке и об обязанностях мужа и жены. Житомир: Ни-ка, 2002. - 47 с.

85. Игровая семейная психотерапия. СПб.: Питер, 2000. - 384 е.: ил. - (Серия «Практикум по психотерапии»).

86. Каган В.Е. Семейное воспитание и тоталитарное сознание: от психологии насилия к личностному росту // Актуальные проблемы современной семьи // Современная семь^: проблемы, решения, перспективы развития. -М.: Гуманист, 1992.

87. Калашникова Ю.А, Содержание имплицитных теорий личности на разных этапах онтогенеза: дисс. канд. психол. наук. -М., 1997.

88. Кальвино М., Столиц В.В. Психосемантические различия личностных смыслов // Вестник IVjTy, Серия 14, Психология. 1983. - № 3. - С. 13-22.

89. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. {VI.: Гардарики, 2007. - 319 с.

90. Карцева JT.B. Модель семьи в условиях трансформации российского общества // Социологические исследования. 2003. - № 7. - С 92-100.

91. Келли Дж. Теория личности. Психология личностных конструктов. -СПб.: Речь, 2000. 324 с.

92. Кемплер У. Основы семейной гештальттерапии. СПб.: «Издательство Пирожкова», 2001. - 224 с.

93. Клигер С.А., Косодапов М.С., Толстова Ю.Н. Шкалирование при сборе и анализе социологической информации. М., 1978.

94. Ковалев C.B. Психология современной семьи. М., 1988.

95. Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. -СПб., 1895.

96. Кон И.С. Ребенок и общество. М.: НАУКА, 1988. - 270 с. - С. 7-11.

97. Конт О. Курс положительной философии. СПб.: 1900. - Т. 1.

98. Кривцова Е.В., Мартынова Т.Н. Семья глазами современной студенческой молодежи // Психология в ВУЗе. 2003. - № 4. - С. 109-114.

99. Кэмерон Бэндлер JI. С тех пор они жили счастливо: простая и эффективная психотерапия сексуальных проблем и трудностей во взаимоотношениях. -Воронеж: НПО «МОДЭК», 1993. - 256 с.

100. Лебедева Н.Н., МицееваО.А. Метафора как ключ к пониманию имплицитной теории семьи // Психологические проблемы современной российской семьи:материалы конф. / под ред. В.К. Шабелышкова, А.Г. Лидерса. Москва, 2003. -4.2.

101. Лейбфрейд А.И. Изучение представлений молодежи о семейной жизни // > Психология XXI века: материалы междунар. межвузовской конф. студентов,аспирантов и молодых специалистов. 22-24 апреля 2004 г. СПб.: СпбГУ, 2004.

102. Леонтьев A.A. Основы психолингвистики. М., 1997.4 107. Леонтьев A.A. Слоцо в речевой деятельности. М., 1965.

103. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. -М., 1977.

104. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения в 2 т. М.: Педагогика, 1983. - Т, 2. - 255 с.

105. Леонтьев А.Н. Психология образа // Вестник МГУ. Серия «Психология». -М.: 1979.-М2.-С. 3-13.

106. Лидере А.Г. Психологическое обследование семьи. М.: AKADEMIA, 2006.

107. Лидере А.Г. Семья }<ак психологическая система. Очерки психологии семьи. -М.: Обнинск, 2004.

108. Лидере А.Г., Минеева O.A. Лексика для описания семьи в г психосемантическом исследовании // Семейная психология и семейнаяпсихотерапия. 2003, - № 4. - С. 3-19.

109. Лидере А.Г., Минеева O.A. Тендерные особенности имплицитных моделей семьи в контексте психосемантического подхода: материалы междунар. симпозиума, посвященного 85-летию Л.И. Уманского. Москва Кострома. -2006.-С. 170-175.

110. Лурия А.Р. Язык и сознание. М., 1979.

111. Лурия А.Р., Виноградова О.С. Объективное исследование динамики ! семантических систем // Семантическая структура слова. М., 1971.

112. ЛысюкЛ.Г. Деятельность семейного консультанта: методологические основания // Психологическая служба. 2003. -№ 2. - С. 17-26.

113. Любарт М.К. Семья во французском обществе. М.: Наука, 2005. - 295 с.

114. Магун B.C., Литвцнцева А.З. Жизненные притязания ранней юности и стратегии их реализации: 90-е и 80-е годы. М., 1993.

115. Майерс Д. Социальная психология. СПб.: Питер, 1997.

116. Макарова Е.Ю. Семейные мифы как отражение проблемы созависимости в г семье // Психологичеркие проблемы современной российской семьи: материалы

117. Всероссийской науч. конф. / под общ. ред. В.К. Шабелышкова, А.Г. Лидерса. -Москва, 2003. Ч. 2. - 256 с.

118. Марковская Н.Г., Мытиль A.B. О некоторых подходах к изучению образа семьи // Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г.А. Заикина. М.: Ин-т социологии, 1990. - 166 с. - С. 77-86.

119. Маховская О.И. Соблазн эмиграции. Или Женщинам, отлетающим в Париж. -М.: ПЕР СЭ, 2003. 144 с.

120. Мацанова Е. Современная семья как психологическая реальность // Журнал практического психолога. 2000. - № 8-9. - С. 150-180.

121. Мацкевич И.К. Ремиссионная семья: социально-психологические характеристики // Семейная психология и семейная психотерапия. 2000. -№2.-С. 3-14.

122. Мацковский М.С. Актуальные проблемы современной семьи // Современная семья: проблемы, решения, перспективы развития. М.: Гуманист, 1992.

123. Мацковский М.С. Социология семьи: проблемы теории, методологии, методики. М., 1982,

124. Мацковский М.С., Бодрова В.В. Ценность семьи в сознании различных слоев населения // Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г.А. Заикина. М.: Ин-т социологии, 1990. - 166 с. - С. 154-166.

125. Мацковский М.С., Олсон Д.Г. Семья в России и США: сравнительный обзор // Семья на пороге третьего тысячелетия. М., 1995.

126. Мид. М. Культура и мир детства. М., 1988. - 429 с.

127. Минаева Н.С., Пцвоваров Д.В., Боднар Э.Л. и др. Методы социальной психологии / под общ. ред. Н.С. Минаевой. М.: Академический Проект, 2007. -351 с.

128. Минеева O.A., Лидере А.Г. Психосемантический подход к исследованию имплицитной теори^ семьи // Государственный университет управления. Вестник университета. Социология и управление персоналом. М., 2007. -№6(32).-С. 158- 164.

129. Минеева O.A., Лидере А.Г. Многомерное шкалирование психосемантических данных, как прием исследования имплицитных теорий (на примере имплицитных теорий семьи) // Психологическая диагностика. 2007. - № 6. -С. 26-49.

130. Минеева O.A. Третья планета. Семейные структуры и идеология // Семейная психология и семейная терапия. 2006. - № 2. - С. 3-19.

131. Минеева O.A., Лидере А.Г. Имплицитные теории семьи // Семейная психология и семейная психотерапия. 2004. - № 4. - С. 3 - 22.

132. Минеева O.A., Гуськова Н.В. «Игра в гусей» (игровая методика в системном консультировании) // Психолог в детском саду. 2003. -№ 1. - С. 59-66.

133. Минеева O.A. Лексика для описания семьи и отношений в ней // Психологические проблемы современной российской семьи: материалы конф. / под ред. В.К. Шабельникова, А.Г. Лидерса. Москва, 2003. -Ч. 1.

134. Минеева O.A. Работа с семьей в условиях ПМС-центра по поводу жестокого обращения с детьми // Семейная психология и семейная психотерапия. 1999. - № 1. - С. 78-90.

135. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. М.: Класс, 1998. -304 с.

136. Миронов Б.Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . ! ред. исост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах - М». - 2002. - С. 213237.

137. Митрикас A.A. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы // Социологические исследования. 2004. - № 5. - С. 65-73.

138. Мишина Т.М. Исследование семьи в клинике и коррекция семейных отношений // Метода психологической диагностики и коррекции в клинике / ред. М.М. Кабанов и др. Л., 1983.

139. Морган Льюис Г. Первобытное общество. СПб., 1890.

140. Москвичева Н.Л. Образ семьи и его динамика от юности до геронтогенеза // Ананьевские чтения 2003: материалы науч.-практич. конф. 28 - 30 октября, 2003 г. - СПб.: СпбГу, 2003.

141. Москвичева Н.Л. Семья в системе ценностных ориентаций личности студента: автореф. дисс. . канд. психол. наук. СПб.: СпбГУ, 2000.

142. Московичи С., Хьюстон М. От науки к здравому смыслу // Социальная психология / под ред. С. Московичи. - СПб.: Пигер, 2007. - С. 564-591.

143. Мытиль A.B. Взаимосвязь поло-ролевых образов // Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г.А. Зашеина. М.: Ин-т социологии, 1990. -166 с.-С. 115-142.

144. Навайтис Г. Муж жена и . психолог. М.: Воронеж, 1995, - 128 с.

145. Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. М.,1989.

146. Немцов A.A. Семья в системе жизненных ценностей студенческой молодежи // Психология в ВУЗе. 2003. - № 4. - С. 115-120.

147. Нестерова A.A. Социально-психологические детерминаты семейных мифов: автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2004.

148. Николе М. Теоретический контекст семейной психотератш // Семейная психология: хрестоматия / сост. Э.Г. Эйдемиллер, Н.В. Александрова, В. Юстицию. Спб.: Речь, 2007. - 400 с. - С. 24-46.

149. Николе М., Шварц Р. Семейная терапия. Концепции и методы / пер. с англ. О. Очкур, А. Шишко. М.: Изд-во Эксмо, 2004. - 960 е.: ил.159а. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. М.: «Высшее образование», 2009. -460 с.

150. Овчарова Р.В. Семейная академия. Вопросы и ответы. М.: Просвещение, 1996.-С 8-10.

151. Олифирович Н.И., Зинкевич-Кузёмкина Т.А., Вел ein а Т.Ф. Семейные кризисы: феноменология, диагностика, психологическая помощь. Москва -Обнинск: «ИГ - Социн», 2005. - 356 с.

152. Орлов А.Б. Эволюция межличностных отношений в семье: основные подходы, ориентации и тенденции // Журнал практического психолога. 2005. - № 4 - С. 174-190.

153. Павлова Т.А. Особенности осознашм студентами ценностей и проблем семейной жизни // Психология в ВУЗе. 2003. - № 4. - С. 121-123.

154. Панкова Н.В. Образ семьи у детей-дошкольников из семей «группы риска» // Семейная психология и семейная психотерапия. 2002. — № 2. - С. 3-8.

155. Панфилова H.A. Нужна ли российской семье психология? // Журнал практического психолога. 2000. - №8-9. - С. 235-239.

156. Парамсй Г.В. Применение многомерного шкалирования в психологических исследованиях // Вестник МГУ, серия 14, «Психология». 1983. - № 2. - С. 5770.

157. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как терапевт. М.: изд. Март, 1996. - 336 с.

158. Петренко В.Ф. Психосемантические аспекты картины мира субъекта // Психология: журнал Высшей школы экономики. 2005. - Т. 2. - № 2. - С. 3-23.

159. Петренко В.Ф. Конструктивистская парадигма // Психологический журнал в психологической nayjce. 2002. -№ 3. - С.113-121.

160. Пегренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.В., Кравцова А.Р., Осипова B.C. Психосемантический анализ этнических стереотипов. М.: Смысл, 2000. - 73 с.

161. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознация. М., 1997.

162. Пегренко В.Ф. Основы психосемантики. М.: Изд-во МГУ, 1997.

163. Петренко В.Ф. Психосеманшка сознания. М.: МГУ, 1988. - с. 208

164. Петренко В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентащш в обыденном сознании. М., 1983. - 212 с.

165. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления // Вестник МГУ. Серия «Психология». 1984. - № 4. - С. 13-21.

166. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969.

167. Платон. Соч. в 6-ти томах. М., 1971. - Т. 3.177а. Подольский А.И., Бурменская Г.В., Обухова Л.Ф. Современная американская психология развития. М.: Изд-во МГУ, 1986. - 128 с.

168. Попеное Д. Упадсзк американской семьи (1960-1990): обзор и оценка // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах - М». -2002.-С. 153-168.

169. Похилько В.И., Федотова Е.О. Техника репертуарных решеток в экспериментальной психологии личности // Вопросы психологии. 1984. - № 3. -С. 151-157.

170. Психология и культура / под ред. Д. Мацумото. СПб.: Питер, 2003. - 718 с.

171. Пэпп П. Семейная терапия и ее парадоксы / пер. с англ. В.П.Чурсина. -М.: Класс, 1998 288 с. - (Библиотека психологии и психотерапии).

172. Разумова И.А. Потаенное знание современной русской семьи. М., 2001.

173. Райгородский Д.Я. Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»): учебное пособие . Самара: Изд. дом «Бахрах - М». - 2002. -752 с.

174. Райзин Дж. В. Классификация и кластер. М.: Мир, 1980.

175. Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985 -1995 годы / ред. B.C. Магун. М.: Изд-во Института социологии РАН, 1998. -148 с.

176. Рябов А.Е. Личные семейные перспективы в представлении школьников // Семейная психология и семейная терапия. 2001. -№ 1. - С. 38-51.

177. Саймон Р. Один к одному. Беседы с создателями семейной терапии. М.: Класс, 1996. - 224 с.

178. Сапогова Е.Е. Концепты семейного нарратива в структуре первичной социализации субъекта // Семейная психология и семейная психотерапия. -2004.-№4.-С. 23-28.

179. Сатир В. Вы и ваш$ семья. Руководство по личностному росту. М.: Апрель-Пресс, 2000. - 320 с.

180. Сатир В. Психотерапия семьи. СПб.: Ювента, 1999.-284 с.

181. Семья в русской классической литературе / сост. Г.А. Хакимова. М., 1994.

182. Семья в представлениях современного человека / отв. ред. Г.А. Заикина. М.: Ин-т социологии, 1990. - 166 с.

183. Семья в ракурсе социального знашш: сб. науч. статей / отв. ред. Ю.М. Гончаров. Барнаул: изд. Ин-та истории Алтайского ГУ, 2001. - 207 с.

184. Семья как объект философского и социологического исследования / отв. ред. А.Г. Харчев. Л., 1974.

185. Семья на пороге Ш тысячелетия российская и американская перспективы / под ред. М.С. Мацковского и Дж. Меддок. - М.,1995.

186. Серкин В.П. Методу психосемантики. М.: Аспект-Пресс , 2004. - 206 с. - С. 68-70.

187. Сидорова В.В. Культурная детерминация образа сознания. М., 2005. - 26 с.

188. Системная семейная терапия / под. ред. Э.Г. Эйдемиллера. СПб.: Питер, 2002. - 368 е.: ил - (Серия «Практикум по психотерапии»).

189. Системная семейная терапия: Классика и современность / сост. и науч. ред. A.B. Черников. М.: Класс, 2005. - 400 с.

190. Скинер Р., Клинз Д. Жизнь и как в ней выжить? М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2001.

191. Слепкова В.И. Психология семьи. Минск: Харвест, 2006. - 494 с.

192. Смелзер Н. Семь^ // Психология семьи. Серия «Психология семейных отношений»: учебное пособие . / ред. и сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. дом «Бахрах - Ivj». - 2002. - С. 113-152.

193. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира // Вестник МГУ. Серия 14. «Психология». -М., J981. -№ 2. С. 15-29.

194. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. -М.: Изд, МГУ, 1985. -231 с.

195. Солодовников В.ВГ Семья: социологическая и социально-психологическая парадигмы // Социологические исследования. 1994. - № 6. - С. 130-138.

196. Социальная психология / под ред. С. Московичи. 7-е изд. под ред. С. Московичи. - СПб.: Питер, 2007.-591 с.

197. Спиваковская A.C. Психотерапия: игра, детство, семья. М.: Апрель Пресс, 1999.-Т. 2.-464 с.

198. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Аспект Пресс, 2003. - 368 с.

199. Стеценко А.П. Понятие «образ мира» и некоторые проблемы онтогенеза сознания // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. -1987. № 3. - с. 26-37.

200. Столин В.В. Психологические основы семейной терапии // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1982. - № 4. - 104-116

201. Столин В.В., Наминач А.П. Психологическое строение образа мира и проблемы нового мышления // Вопросы психологии. 1988. - № 4. - С34-46.

202. Терехнна А.Ю. Многомерное шкалирование в психологии / Психологический журнал. 1983. - Т. 4. -№ 1. - С. 76-88.

203. Терехина С.А. Образы родительской и будущей семьи у девочек-подростков с деликвентным поведением: автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2006. -22 с.

204. Тительман П. Собственная семья психотерапевта // Семейная психология и семейная психотерапия. 2000. - № 2. - С. 121-128.

205. Толстова Ю.Н. Арализ социологических данных: методология: учебное пособие. М.: Научней мир, 2000. - 350 с.

206. Троицкий С. Христианская философия брака. -М., 1995.

207. Уайт Е. Секреты счастливой семьи. Тула: «Источник жизни», 2002. -192 с.

208. Улыбина Е.В. Обыденное сознание: структура и функции. Ставрополь, 1998. -208 с.

209. Улыбина Е.В. Психосемашическис методы исследования сознания: методическое руководство к спецкурсу. Ставрополь, 2001. -43 с.

210. Уорден М. Основы семейной психотерапии. 4-е изд. - СПб.: Прайм, 2005. -256 с.

211. Утопичесюш роман XIV- XVIII веков. М., 1971.

212. Утопический социализм / сост. А. Володин, Е. Черняк. М.,1982.

213. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М.: Прогресс, 1987.

214. Фримен Д. Техники семейной психотерашш. СПб., 2001. - 384 с.

215. Фукс-Хайиритц В. Биографический метод // Биографический метод в социологии: история, методология, практика. М.: Ин-т социологии РАН, 1994.

216. Хамитова И.Ю. Диагностика семьи // Системная семейная терапия: Классика и современность / сост. и науч. ред. A.B. Черников. М.: Класс, 2005. - С. 143— 197.

217. Хамитова И.Ю. Повышение дифференциации «Я». Теория семейных систем Мюррея Боуэна // Системная семейная терапия: Классика и современность / сост. и науч. ред. A.B. Черников. М.: Класс, 2005. - С. 63-142.

218. Харчев А.Г., Мацковский М.С. Современная семья и ее проблемы. М.: Статистика, 1978. - 210 с

219. Харчев Л.Г. Брак и семья в СССР. М.: Мысль, 1979.

220. Холмогорова А.Б. Здоровье и семья: модель анализа семьи как системы // Развитие и образование особенных детей / под ред. О.Н. Ертановой. М.: Ин-т пед. инноваций РАО, 1999. - С.49-54.

221. Холмогорова А.Б. Научные основания и практические задачи семейной психотерапии // Московский психотерапевтический журнал. 2002. - № 1(32), январь - март. - С. 93-119.

222. Холмогорова А.Б. Психологические аспекты микросоциального контекста психических расстройств (на примере шизофрении) // Московский психотерапевтический журнал. 2000. - № 3(26), июль - сентябрь. - С. 35-71.

223. Холмогорова А.Б., Воликова C.B., Полкунова Е.В. Семейные факторы депрессии // Вопросы психологии. 2005. - № 6. - С. 63-71.

224. Хорни К. Наши внутренние конфликты. М.: Апрель - Пресс; Изд-во Эксмо-Пресс, 2000. - С. 321-340.

225. Храпенко И.Б. Психологические основы формирования у школьников социальных представлений: дисс. канд. психол. наук. М., 2004. - 184 с.

226. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., 1997. - 606 с.

227. Цслуйко В.М. Психрлогия современной семьи. М.: Владос, 2004. - 288 с.

228. Черников A.B. Системная семейная терапия: Интегративная модель диагностики. М.: Независимая фирма "Класс", 2001. - 208 с.

229. Черняк Е.М. Социология семьи. М., 2003.

230. Шапиро Б.Ю. Содержание социальной работы с семьей: проблемы и перспективы П Семья как объект социальной работы. М., 1993. - 189 с. - С 71 -81.

231. Шапиро Б.Ю. На пороге создания семьи // Совремюшая семья: проблемы, решения, перспективы развития. М.: Гуманист, 1992. - С. 59-66.

232. Шапиро А.З. Понятийный аппарат современной семейной терапии // Семейная психология и семейная психотерапия. 1998. - № 2. - С.97-104.

233. Шапиро А.З. Психология, культура, биология // Психологический журнал, -М, 1999. Т. 20. - С. 123-126.

234. Шапиро А.З. Тема семьи в психологии XXI века: пророчества и прогнозы // Семейная психология и семейная терапия. 2003. - № 2. - С. 109-116.

235. Шерман Р., Фрсдман Н. Структурированные техники семейной и супружеской терапии. М.: Класс, 1997. - 336 с.

236. Шибутани Т. Социальная психология. М., 1969.

237. Шиян О.А. Семья р пространстве преобразования // Семейная психология и семейная психотерапия. 1998. - № 3. - С. 39-43.

238. Шманкевич Т.Ю. «Затмение семьи»: дискуссия во французской социологии // Журнал социологии jî социальной антропологии. 2005. - T. VIII. - № 3. - С. 157-173.

239. Шмелев А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. М.: МГУ,1993.- 158 с.

240. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений: курс лекций. М.: Апрель-Пресс; ЭКСМО-Пресс, 2000. - 512 с.

241. Эйдемиллер Э.Г., ЮстицкисВ. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000. - 656 с.

242. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. М.: Фолиум, 1996.-48 с.

243. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч. 2-е изд. - Т. 21.

244. Этнические стереотипы мужского и женского поведения / под ред. А.К. Байбурина, И.С. Кона. СПб., 1991.

245. Этнография детства. Традиционные методы воспитания детей у народов Австралии, Океании и Индонезии. М,: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1992. - 191 с.

246. Юнг К. «Брак как психологическое взаимоотношение» // Сознательное и бессознательное. СПб., 1997. - С. 174-188.

247. Ярская-Смирнова Е.Р. Проблематизация семьи в социологии // Рубеж: альманах социальные исследований. 1998. — № 12. - С. 71-87.

248. Accioly J. H. Représentations sociales de la famille par les étudiants des premières années du deuxième degré dans les écoles brésiliennes // L'intervention sociale et l'éducation familiale. Paris, 2004.

249. Ancelin Schutcenberger A. The ancestor syndrome. London: Routledge, 1998. -202 p.

250. Aries Ph. L'enfant et la vie familiale sous l'ancien regime. P., 1960 .

251. Aries Ph. The family. Cambridge, 1977.

252. Badinter E. L'un est l'autre. Des relations entre hommes et femmes. Paris :Odile Jacib, 1986.-367 p.

253. Barnhill L.R. Healthy family system // Family coordinator. 1979. - Vol. 28. - N 1. P.P. 22-37.

254. Barthélémy M., Muxel A. et Percheron A. Et si je vous dis famille. Note sur quelques représentations sociales de la famille // Revue française de sociologie. -1986. -XXVII. -P.P. 697-718.

255. Berger M. Le travail thérapeutique avec la famille. Paris: Dunod, 1995.

256. Boudon R., et ail. Dictionnaire de sociologie. Paris : France Loisirs, 2001. - 279 P

257. Bowcn M. Family therapy in Clinical Practice. -NY: Jason Aronson, 1978.

258. Brislin R.W. The wqrding and translating of research instruments // Field methods in cross-culrural research / ed. W.T. Lonncr, J.W. Berry. -N.Y.,1987. P. 144.

259. Carlson A. Liberty, Order and Family. San Francisko, 1993.

260. Castellan 1. La famille. Paris : PUF, 1995.- 125 p.

261. Clinical application of Bowen family theory / ed. by P. Titelman. NY-London: Haworth Press, 1998.

262. Cooley Ch. Human qature and the social order. NY,1964.

263. Coontz S. The Social Origins of Private Life: A History of American Families 1600-1900.-N.Y., 1988.

264. Coontz S . The Way We never were: American Families and the Nostalgia Trap. -N.Y., 1992.

265. Dangenais D. La fin de la famille modeme.-Rennes, 2000. 249 p.

266. Davies J. The Family: is it just another lifestyle choise? London, 1993.

267. Du sacrifice pour la famille a la famille sacrifice // Le divan familial. 2000. -# 34. - P.P. 131-141.

268. Dürkheim E. La famille conjugale // Fonctions sociales et institutions: textes. -Paris: Les Éditions de Minuit, 1975. # 3. - 570 p. - P.P. 35-49.

269. Dürkheim E. Introduction à la sociologie de la famille // Fonctions sociales et institutions: textes. Paris: Les Éditions de Minuit, 1975. - # 3. - 570 p. - P.P. 9-34.

270. Frinking G. La famille contemporaine : continuité ou rupture? // XXVIe colloque 1995 : La Famille et le? familles : quelles identité aujourd'hui ?: actes publiés / sous la dir. de R. Steichen, G. de Villers. Academia-Bruylant, Louvain-la-Neuve, 1996.

271. Grand'Maison J. Les différents types de famille et leurs enjeux // Vive la famille! / sous la dir. de B. Lacroix. Montresl: Les Editions Fides, 1993 - p. 225. - P.P. 9-32.

272. Granjon E. Mithopoiese et soufrance familiale // Le divan familial. 2000. - # 4. -P.P. 13-23.

273. Griuel-Apert L. Etre une veuve dans la Russie traditionelle // Une femme. 2004. # 42.-P.P. 53-64.

274. Histoire de la famille / sous la dir. de A. Burgiere. P., 1986.

275. Histoire de la famille / sous la dir. de J. Goody. P., 1986.

276. Hite S. The Hite report on the family. NY.: Grove Press, 1995, - 424 p.

277. Hurstel F. Diversités, invariances et fonctions de la famille // XXVIe colloque 1995: La Famille et leg familles: quelles identité aujourd'hui?: actes publiés / sous la dir. de R. Steichen, G. de Villers. Academia-Bruylant, Louvain-la-Neuve, 1996.

278. Kaltenbach P.-P. Laïcité, Protestantism, famille . . Электронный ресурс. -URL: www.ppk altenb ach .org/ (дата обращения 25.03.2007).

279. Kirkpatrick С. The family as process and Institution.-NY., 1955.

280. La famille, des sciences a l'ethique. Paris: Centurion, 1995.

281. La famille, le lien et la norme / ed. G. Eid. Paris: Hartman, 1997.

282. La famille, lien d'amour et lien social. Paris: Bayard Editions, 1996.

283. La famille. Lieu d'arpour et lien social. Paris.: Centurion, 1996.

284. Les nouvelles familles / ed. J. Lemaire, M. Moulin. Editionsde l'Universite de Bruxelles, 1996.

285. Linsel D., Lafond J. .La famille a venir. Paris: Economica, 2000.

286. Loncan A. Le destin d'un concept// Le divan familial. 2000. - # 4. - P.P. 7-9.

287. Lubbock J. Origines de la civilisation. 1834-1913.

288. Lynch Eleanor W., Marci J. Hanson, Developing cross-cultural competence, -London: Brooks publ., 1998.

289. Mac Lennan. Studies in ancient history. London, 1886. - 387 p.

290. Merdock G.P. Social structure. -N.Y., 1949.

291. Methaphor and thought / ed. A. Ortony. Cambridge: University Press, 2002. -678 p.

292. Mineeva, O. L'influence de l'histoire soviétique sur les représentations de la famille chez les individus russes d'aujourd'hui //сб. под ред. Паскаль Мелани 'Tamille et société dans l'espace est-europeen et la CEI". Тулуза: A.D., 2005.

293. Morgan L. Ancient speiety. London, 1887. - 560 p.

294. Moscovoci S. On social representation // Social Cognition: Perspectives on everyday life / ed. J.P. Forgas. London: Academic Press, 1981.

295. Mutter K.F. Helping families see themselves // Journal of family psychotherapy. -1999. Vol 10(2). - P.P. 83-86.

296. Neuburger R. Les territories de l'intime. L'individu, le couple. La famille. Paris: Editions Odile Jacob, 2000. - 186 p.

297. Nichols, Schwartz. Family Therapy // Concepts & Methods. USA, 1995. - 153 p.

298. Nye J., Bernardo L. Theoretical orientations in the family field. Philadelphia: Mazel House, 1981.-234 p.

299. Parsons T. The structures and Functions of the Nuclear Family. N.Y., 1959.

300. Poussin G. Il n'est jamais trop tard pour romper ccs liens qui nous étouffent. -EdLM, 2001.-227 p.

301. Ramirez H. La famille: institution originaire // Le divan familial. 1999. - # 3. -P.P. 184-193.

302. Reiss I.L. Family systems in America. -N.Y., 1980.

303. Rey Y., Prieur B. Systèmes, éthique, perspectives en thérapie familiale. Paris: ESF. Ed., 1991.

304. Roussel L. L'enfance oubliee. Paris: Editions Odile Jacob, 2001. - 299 p.

305. Roussel L. La Famille incertaine. Paris: Editions Odile Jacob, 1989. - 296 p.

306. Roussel, L. Peut-on donner une définition de la famille? // XXVIe colloque 1995: La Famille et les familles: quelles identité aujourd'hui?: actes publiés / sous la dir. de R. Steichen, G. de Villprs. Academia-Bruylant, Louvain-la-Neuve, 1996.

307. Sassonia C. Vers la fin du modele familiale traditionele?. Электронный ресурс. -URL: www.ined.fr (дата обращения: 13.04.2005).

308. Semantic Differential Technique / ed. by J.G. Snider, C.E. Osgood. Chicago: Aldinc publ. Co, 1969.

309. Seywert F. L'évaluation systemique de la famille. Paris: Press Universitaires de France, 1990.-221 p.

310. Shapiro A. The theme of family in contemporary Society and positive family psychology // Journal of family psychotherapy. 2004. - Vol. 115. - # 1/2. - P.P. 19-38.

311. Signy de, F. L' individu au ceur du projet socialiste // La revue Socialiste. L'avenoir de la France, Un diagnostic. 2004. -N 18. - P.P. 156-159.

312. Signy de, F. Sociologie de la Famille contemporaine. 2 ed. - Paris: ARMANDO COLIN, 2004.

313. Sullerot E. La crise de la famille. Paris: Librairie Fayard, 2000. - 281 p.

314. Tahon M.-B. The Gift of the Mother // Anthropologie et Sociétés. 1995. - Vol. 19-1-2.-P.P. 139-155.

315. Todd E. La troisième planète. Structures familiales et systèmes idéologiques. -Paris: Editions de Seul, 1983.

316. Whorf B.L. Language, thought and reality: selected writings of Benjamin Lee Whorf. NY.: Wiley, 1956.

317. Wierzbicka A. Cross-cultural Pragmatics: The Semantic of Human Interaction. -Berlin: Mouton de Gruyter, 1991.

318. Yankelovich D. New Rules: Searching for Self-Fulfillment in a Word Turned Upside Down. -N.Y., 1981.