Автореферат диссертации по теме "Теория и методология психологического портретирования личности политика"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

РАКИТЯНСКИЙ Николай Митрофанович

ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ ПОЛИТИКА

Специальность 19.00.12 — «Политическая психология»

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Санкт-Петербург - 2004

Работа выполнена на кафедре политической психологии факультета психологии Санкт-петербургского государственного университета

Научный консультант - Доктор психологических наук, профессор Юрьев Александр Иванович

Официальные оппоненты: Доктор психологических наук, профессор Чугунова Эмилия Сергеевна

Доктор политических наук Егорова Екатерина Владимировна

Доктор психологических наук Третьяков Виталий Петрович

Ведущая организация - Академия ФСБ России

Защита состоится 20 октября 2004 г. в 15.00 часов на заседании Диссертационного совета Д-12.232.54 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. адмирала Макарова 6, факультет психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М Горького при Санкт-Петербургском государственном университете (Университетская набережная, д.7/9).

Автореферат разослан 20 сентября 2004 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета

Кандидат психологических наук, доцент Н.О. Свешникова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

В любой стране, а в России особенно, практически все значимые политические явления в большой степени зависимы от психологии правителей, так как политика — явление в значительной степени психологическое, и она не может существовать без субъекта. В нашей истории с многовековыми традициями авторитаризма личность политического деятеля имеет особое значение. В России государство и власть традиционно персонифицируются, поэтому у граждан нашей страны присутствует острое неравнодушие к личности, конкретным поступкам, судьбам политиков и представителей властных элит.

Массовое сознание тяготеет к упрощению исключительно сложной политической реальности и в отношении политиков ему свойственна редукция, стереотипизация и примитивная оценочность. В связи с этим, весьма актуальным становится осмысление накопленного опыта научных исследований в области политической психологии, его использование применительно к изучению личностей политических субъектов методом психологического портретирования.

Автор исходит из того, что основным инструментом политического руководителя страны и государства в реализации его планов, замыслов, идей и вожделений является его личность. От личности политика, от уровня развития его гражданской, политической и духовной рефлексии в значительной, а иногда в решающей мере зависят результаты его деятельности. Без знания целостной картины психологических свойств и качеств политического руководителя, особенностей и противоречий его личности, невозможно понять закономерности его поведения, и, следовательно, невозможен системный анализ его прошлых действий и ошибок, а также прогноз тенденций его поведения в значимых политических ситуациях.

Последнее десятилетие было временем активного развития отечественной политической психологии. В научном сообществе страны развивались методы психологического изучения личности политических деятелей и в частности метод психологического портретирования. Вместе с тем проблема психологического портрета политика в прямой постановке до настоящего времени и по существу не исследовалась и не выделялась как самостоятельное направление научного анализа и одна из приоритетных задач социальной практики.

Круг потребителей аналитической продукции психологов под общим названием психологический портрет в последние годы постоянно расширяется. К использованию психологических портретов прибегают субъекты политического процесса, хозяйствующие субъекты, СМИ, дипломаты, военные, правоохранительные ведомства, спецслужбы, в том числе и подразделения по борьбе с терроризмом. В повседневной социальной

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА С. Петербург ОЭ 20оуакт^

и производственной практике психологический портрет и его возможности активно используются для подбора, аттестации, подготовки кадров и работе с ними (Э.С. Чугунова, 1974), а также для решения других задач.

Таким образом, актуальность метода психологического портретирования определяется, с одной стороны, объективно существующей в обществе потребностью изучения субъектов политики. С другой стороны, наличием проблемной ситуации в связи с изучением самого метода психологического портрета, раскрытия его сущности, целей и задач применения, его инструментальных возможностей и ограничений. В связи с этим разработка проблемы психологического портрета представляется актуальной как в теоретико-методологическом, так и в практическом плане.

Современное состояние проблемы

Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что проблема психологического портретирования личности политического деятеля принадлежит к разряду тем междисциплинарного и полидисциплинарного исследования. Литература, посвященная в целом проблеме психологического портретирования огромна, и даже простое её перечисление вызывает немало трудностей. В прямой постановке и комплексно эта тема до последнего времени по существу не исследовалась и не выделялась как самостоятельное направление научного анализа и как важная задача социальной практики. Между тем психологическое портретирование имеет давнюю историю. Психологический портрет в западной и отечественной культуре и науке получил своё развитие примерно в одно и то же время - в XIX веке.

В научном аспекте психологическое портретирование с момепта своего зарождения и по настоящее время имеет как в России, так и на Западе свои специфические теоретико-методологические традиции формирования и свои тенденции развития как метод целостного описания аутентичных психологических свойств и качеств личности политического деятеля.

Все подходы к построению психологических портретов, начиная с 3. Фрейда, включая современных западных специалистов, отличаются многообразием частных методологий, в которых, тем не менее, доминирует идея психоанализа в её различных, вариантах. При этом наблюдается активное заимствование друг у друга понятий и методов исследования. По мнению Е.Б. Шестопал (2000), именно психоаналитическое движение придало политическому портретированию широкую известность. Западные портретологи стремятся к портретированию личности политических деятелей в первую очередь в прагматическом контексте, т. е. с точки зрения их влиянии на внешнюю политику.

Западноевропейская и американская политическая психология богата именами учёных в той или иной мере занимающихся как разработкой проблем психологического портретирования, так и практическим воплощением различных теоретико-методологических подходов. Это - G. Allport, J. Anderson, D. Barber, R:A. Beasley, Ph. K. Bock, R. B. Cattell, H. W.

Eber, M. M. Tatsuoka, N. Clinch, G. Cocks, E. Diamond, R. Donley, A. Elms, E. H. Ericson, S. Freud, W. Bullit, H. Gatzke, Л. George, J. George, B. Glad, F. Greenstein, E. C. Hargrove, M. G. Herman, J. Kaarbo, R. A. Beasley, J. Kagan, D. Keirsey, W. Langer, H. Lasswell, A. Lijphart, L. Mause, B. Mazlish, M. Mead, Ph. Metraux, S. A. Peterson, J. Post, S. Renshon, D. Simonton, B. F. Skinner, A. Somit, A. Steuwart, W. Stone, M. Sullivan, S. Verba, D. Ward, D. Winter, W. Weintraub, S. Walker и другие исследователи и практики.

Психологическое портретирование в России зарождалось во второй половине XIX века. В истории отечественного психологического портрета отчётливо выделяется два периода. Первый период - начиная примерно с 70-х годов XIX века и до коша 20-х годов XX века. В эти годы публиковались многочисленные исследования о личности руководителей государства, наиболее влиятельных людей из их окружения, а также известных писателей, деятелей культуры и искусства. Практически все работы имели ретроспективный характер. Впервые направление психологического портретирования в России было намечено В.О. Ключевским.

В течение первого периода в истории отечественного психологического портрета сложилась богатая и сложная традиция самых разнообразных исследований, посвященных изучению личности носителей власти и других исторических лиц. В широком спектре работ по этой проблеме можно условно выделить следующие основные направления портретирования. Это -научно-историческое (В.О. Ключевский, К.В. Валишевский), литературно-критическое (Д.И. Писарев), литературно-художественное (Д.С. Мережковский), литературно-психологическое (Т.Н. Чулков), психоаналитическое (И.Д. Ермаков), психолого-психиатрическое (П.И. Ковалевский, В.Ф. Чиж) и патографическое (Я.А. Чистович, Я.А. Боткин, В.М. Бехтерев) направление.

Второй период отечественного психологического портрета исторически весьма короткий: примерно с 80 гг. XX века и по настоящее время. Начинался он с заказа политическим психологам портретов И. Ганди, Р. Рейгана, Дж. Буша, М. Тэтчер и других лидеров иностранных государств. Заказчики в лице руководителей Советского Союза предполагали, что подготовленные портреты позволят им оценить сильные и слабые человеческие стороны иностранных политиков. С этого момента руководители СССР были постоянными заказчиками психологических портретов шюстранных политиков. Такие исследования проводились специалистами из Института США и Канады АН СССР, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка и других научных учреждений, в том числе и закрытых. Объединяло все эти исследования стремление советских руководителей получить информацию о личности политического партнера для наиболее эффективного взаимодействия с ним.

В системе Академии наук развивались методы психологического анализа личности политических лидеров, позволяющие оценить их без непосредственного вступления в контакт.

Последнее десятилетие было временем активного развития методического инструментария психологического портретирования субъектов власти. Исторически сложившиеся методологии построения психологического портрета получили не только дальнейшее развитие, но и пополнились ещё одной - научно-психологической. В рамках этой методологии проводятся активные портретологические исследования Они осуществляются на базе двух ведущих университетов - МГУ им. MB Ломоносова и Санкт-Петербургского государственного университета, а также в других исследовательских и учебных центрах страны.

Направление работ, повлиявших на формирование и развитие психологического портретирования, представлено трудами российских учёных: К А. Абульхановой-Славской, В С. Агеева, Б Г. Ананьева, Г.М. Андреевой, АИ. Анфшюгенова, Л.И Анцыферовой, А Г. Асмолова, А В Брушлинского, Л Ф. Бурлачука, Л С Выготского, В А Ганзена, Г В Грачева, О С Дейиека, А А Деркача, Г Г. Дилигенского, А И Донцова, Б Ф Зейгарник, А Г. Ковалева, А И. Колодной, Е С. Кузьмина, А Ф. Лазурского, А Н Леонтьева, В Е Лепского, А Е Личко, Б.Ф Ломова, В М. Мельникова, В С. Мерлина, В.Н Мясшцева, Д В Ольшанского, К К. Платонова, Г И Россолимо, С К. Рощина, С Л. Рубинштейна, Л Н Собчик, Б М Теплова, Д Н Узнадзе, Э С. Ч/гуновой, А Г. Шмелёва, Г.В. Щёкина, Л.Т. Ямпольского и многих других. Поэтому как с теоретической, так и с практической точки зрения на сегодняшний дет» являются необходимыми обобщение и систематизация накопленного материала

Становление современного отечественного психологического портретирования как нового направления политической психологии связано с именами Е В Егоровой, А И. Китова, С.К. Рощина, Е Б. Шестопал, А.И. Юрьева и других.

Проведённый анализ показывает, что к настоящему времени исторически сложилась определённая теоретическая, методологическая и эмпирическая база для междисциплинарного политико-психологического исследования психологического портретирования личности политического деятеля, которая, однако, еще не объединена интегративным теоретико-методологическим подходом, системой основных понятий и единым смысловым полем.

Цель исследования - разработка теоретических и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля.

Задачи исследования

1. Выявить и описать генезис, динамику, этапы, направления развития и типологию психологического портретирования в отечественной и зарубежной психологии.

2. Определить исторические и теоретико-методологические особенности психологического портретирования в отечественной и западной психологической науке.

3. Исследовать психологические особенности профессиональной деятельности и провести теоретический анализ структуры личности политика. Выявить культурно-исторические и контекстуально-политические особенности, влияющие на формирование личности политического деятеля России.

4. Провести концептуальный анализ, систематизировать и обобщить современное состояние теоретического потенциала и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля.

5. Систематизировать и обобщить конкретные методологические приёмы, позволяющие создавать психологические портреты личности политика.

6. Систематизировать и обобщить инструментальные методы построения психологического портрета личности политика.

7. Изучить подходы к решению проблемы достижения релевантности психологического портрета личности политического деятеля. Разработать методологию оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности, методологию соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля, а также методологии валидизации психологического портретирования.

Объект исследования - личность политического деятеля.

Предмет исследования - теория и методология психологического портретирования личности политического деятеля.

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологическую основу исследования составили междисциплинарный подход к изучению психики и комплексный подход в исследовании личности Б.Г. Ананьева, системные описания в психологии В.А. Ганзеиа, методология исследования влияния личности политических лидеров на политическое поведение Е.В. Егоровой, системное описание политической психологии А.И. Юрьева. Методологическими основаниями исследования стали также идеи П.К. Анохина, В.М. Бехтерева, К.К. Платонова, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, С.Л. Рубинштейна, Д.Н. Узнадзе, Е.Б. Шестопал, J.M. Anderson, A. George, G. Herman, H. Lasswcll, В. Mazlish, V. Frank!, D. Winter.

В качестве аксиологической основы рассмотрения личности политического деятеля в контексте проблемы психологического

портретирования автор опирался на труды К.А. Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, Л.И. Анциферовой, А.Н. Леонтьева, В.Н. Мясищева, а также R. Assagioli, H. Ericson, V. Frankl, E. Fromm, A.H. Maslow, С. Rogers.

Специфика исследовательских задач, составляющих предмет диссертации, потребовала применения комплекса общенаучных и специальных подходов. Ими являются базовые принципы, разработанные в общественных и естественных науках, используемые и развиваемые психологией: принципы детерминизма, комплексности, системности, активности, развития, субъектности, интегративпости, рефлексивности, оптимальности.

В исследовании использовался методологический инструментарий, интегрирующий исследовательские возможности методов философии, социологии, психологии, политологии и ряда других наук, объединённых принципами и подходами междисциплинарного, структурно-функционального, сравнительно исторического изучения исследуемой проблемы.

В целом же, по мнению автора, главной теоретической и методологической основой диссертации является диалектический метод, который продолжает оставаться общеметодологическим фундаментом исследования новых явлений и процессов окружающего мира во всей их сложности и противоречивости.

Новизна исследования

Диссертация открывает новое направление в отечественной политической психологии - портретологию. В результате проведённого исследования автор обосновал вывод о том, что в последние годы формируется новая отрасль междисциплинарных знаний, которую в качестве рабочего понятия представляется возможным назвать портретологией.

Впервые раскрыта этимология понятия психологического портрета, его аспектные дефиниции, контекстуальные синонимы, типологические особенности, субъективный и объективный аспекты, основные значения. Определены междисцигошнарный характер психологического портрета, его тематическое и функциональное многообразие, понятия «внешнего» и «внутреннего» уровня психологического портрета, его ведущая функция и объекты психологического портретирования. Показана объективно существующая потребность в практическом использовании портрета в различных отраслях знания и общественной практики.

В рамках нового направления в политической психологии на основе анализа научной литературы и обширного эмпирического материала сформулировано понятие психологического портрета.

Диссертационное исследование является первой работой в отечественной политической психологии, в которой исследован портретологический потенциал психологических теорий и методологические основания для построения психологического портрета.

Научная новизна состоит также в том, что в диссертации на базе исследования известных науке подходов к портретированию предложены варианты инструментальных концепций психологического портретирования.

В диссертации впервые обобщены и систематизированы методы психологического портретирования личности политического деятеля и сформулированы концептуальные подходы к построению психологического портрета.

Предложены методология оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности и методология соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля.

Теоретическое значение работы

Результаты, полученные в процессе работы над темой, служат расширению теоретических представлений и аналитических возможностей в области политико-психологических исследований субъектов политики.

Рассмотрен и обоснован статус портретологии как отрасли психологического и социально-политического знания.

Значение имеет выявленный теоретический потенциал и методологические основания психологического портретирования, которые создают научную перспективу дальнейших портретологических исследований.

Научная разработка проблемы психологического портретирования личности политика создаёт основу для построения в едином ключе более открытых, содержательных, многомерных и гибких концептуальных схем изучения личности политического деятеля.

Практическое значение исследования

Реализованный в исследовании подход создаёт основу для операционализации теорий личности и методологий их изучения, он даёт возможность реализовывать их в методах психологического портретирования личности политического деятеля.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы в упиверситетских курсах политической психологии и политологии, в разработке проблемы использования психологического портрета как средства прогнозирования поведения политического деятеля, как инструмента рефлексивного управления субъектами политики. В этой связи весьма актуальной и социально значимой задачей политических психологов в настоящее время является разработка методологий и методов противодействия деструктивным вариантам рефлексивного управления политическими субъектами.

Метод психологического портретирования является важным политико-психологическим инструментом в системе методологий и методов политического анализа.

Положения исследования, выносимые на защиту

1. Портретология - отрасль междисциплинарных знаний, наука о построении психологических портретов, релевантных изучаемому человеку.

2. Психологический портрет является методом системного изучения личности политического деятеля. Он представляет собой способ интеграции накапливаемых знаний и целостного описания аутентичных психологических свойств, качеств и состояний личности политического деятеля в их связи с его объективными социальными и биологическими качествами. В практике политико-психологического анализа этот метод используется в качестве инструмента системной психологической интерпретации полученных данных о конкретном политике и описания их как дифференцированной и организованной целостности.

3. Психологическое портретирование личности политика представляет собой последовательное выдвижение ряда диагностических гипотез с последующей их верификацией. В связи с этим автор считает, что психологический портрет необходимо рассматривать как динамический результат сложного интеллектуального процесса анализа, формирования и объединения представлений и различных точек зрения по поводу личности конкретного политика. Подготовленный таким образом психологический портрет имеет вероятностный характер и представляет собой диагностическую гипотезу, которая способствует решению конкретных задач.

4. Психологический портрет находится в фокусе различных дисциплин, изучающих феномен человека и на пересечении различных сфер социальной, политической, экономической и других видов деятельности людей. В связи с этим, портретологический подход позволяет рассматривать психологический портрет как междисциплинарное средство целостного изучения личности при ведущей роли психологической науки. Он требует при построении психологического портрета объединения в едином подходе теоретических, методологических и методических возможностей наук о человеке.

5. Методология построения психологического портрета политического деятеля определяется исходя из целей и задач портретирования. Психолог-портретист определяет набор инвариант, необходимых и достаточных для построения психологического портрета в соответствии с поставленной целью и в этом смысле построение психологического портрета автор определяет как процесс инвариантного моделирования. Инвариантное моделирование осуществляется на основе фундаментальных положений психодиагностической теории и практики с опорой на основные теоретические концепции личности.

6. Психологическое портретирование осуществляется методами контактной и дистантной психодиагностики. В отдельных случаях построение психологического портрета политика осуществляется на основе информации, полученной в результате непосредственного контакта с ним.

Такой вариант диагностики определяется как контактный. В большинстве случаев построение психологического портрета политика, распознавание его реального образа осуществляется заочно, опосредованно, методами дистантной диагностики. Её основные приёмы основываются на методе наблюдения за реальным поведением политика.

7. Релевантность психологического портрета личности политического деятеля достигается посредством реализации методологий оценки субъекта портретирования, соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля, а также валидизации психологического портретирования.

Апробация работы

Результаты исследования изложены в монографии «Портретология власти: Теория и методология психологического портретирования личности политика» (2004), в книге «Семнадцать мгновений демократии. Лидеры России глазами политического психолога» (2001), в учебных пособиях для политиков и политических консультантов, научных статьях соискателя, в докладах на заседаниях кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета и кафедры политической психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, на международных и всероссийских конференциях.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в содержании прочитанных автором лекций и спецкурсов в МГУ им. М.В. Ломоносова и Академии ФСБ России.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, сформулированы его цель и задачи, а также положения, которые выносятся на защиту. Определены новизна, объект, предмет, теоретико-методологическая основа диссертации, рассмотрена степень научной разработанности проблемы, отражены научная и практическая значимость работы.

В первой главе «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ЛИЧНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ» раскрывается содержание понятия «психологический» портрет, обосновывается вывод о формировании новой отрасли междисциплинарных знаний, которую автор счёл возможным назвать портретологией; анализируются история, основные направления и особенности психологического портретирования в зарубежной и отечественной психологии.

В первом параграфе рассматривается история формирования понятия «психологический портрет», раскрывается его этимология, аспектные дефиниции, контекстуальные синонимы, типологические особенности, субъективный и объективный аспекты, основные значения. Определяется междисциплинарный характер психологического портрета, его тематическое и функциональное многообразие, понятия «внешнего» и «внутреннего» уровня психологического портрета, его ведущая функция и объекты психологического портретирования. Показана объективно существующая потребность в практическом использовании портрета в различных отраслях знания и общественной практики.

В течение длительного периода времени в различных областях человеческого знания и деятельности с возрастающей активностью используется ряд понятий, где ключевым словом является слово «портрет». В русском языке оно существует около трёх столетий.

В портрете запечатлевается духовный мир изображаемого человека, воссоздаётся облик человеческой индивидуальности, создаётся типичный образ представителя народа, класса, эпохи. Задача портрета - запечатлеть внешний облик конкретного человека, индивидуальные особенности его личности. Портрет может отличаться необыкновенным сходством с оригиналом, либо интерпретацией лица и личности портретируемого. В наиболее широком смысле слова портрет - это характеристика, характерные черты кого-либо, чего-либо (В.И. Даль, 1882). Понятие «портрет» является довольно широким, обладает большим объёмом и вмещает в себя как минимум три основных значения.

Первое - как жанр в живописи, литературе, других видах искусства, а также в кино и телевидении, в публицистике. Второе - как метод научного отражения и / или интерпретации индивидуальности конкретного человека, особенностей типичного представителя социальной группы и самой группы. Третье - как результат применения этого метода, как созданный соответствующими средствами целостный образ. При этом в портрете, как правило, дается характеристика социального контекста и исторической эпохи, в которой живёт и действует герой портрета. Таким образом, портрет как результат содержит в себе два основпых аспекта.

Первый, субъективный аспект, характеризует духовный мир личности, её психологические особенности, ментальные, эмоциональные и волевые свойства, даёт психологическую интерпретацию её поведения и деятельности. Он отражает, интерпретирует и обобщает систему субъективных психологических характеристик личности.

Второй, объективный аспект. В зависимости от целей построения портрета он отражает ряд объективных как внутренних, так и контекстуальных факторов.

Для обозначения процесса создания портрета употребляют различные термины. Так, Л. И. Анфиногенов (2001), Т. А. Верняева (1998), Н. М.

Ракитянский (2003) и Е. Б. Шестопал (1998) использует термин «портретирование», Г. В. Грачёв (2001) - «портретистика», Т. М. Рыскова (1999) - «портретная диагностика», А. М. Столяренко и В. И. Черненилов (1986) - «составление психологического портрета». При этом авторы, по сути, подразумевают одно и то же содержание - технологический процесс построения портрета.

В настоящее время понятия «портрет» и «портретирование» используются довольно широко и многозначно. Этот дефинициальный плюрализм указывает на междисциплинарный характер и на объективно существующую потребность в практическом использовании портрета.

Для обозначения результатов целенаправленного функционально-тематического портретирования различных социальных субъектов исследователи используют разнообразные аспектные дефиниции. Это разнообразие названий побуждает исследователей рассматривать вопрос о типологии портретов. Каждый тип портрета решает свои задачи, описывая наиболее значимые для исследователя психологические и объективные аспекты изучаемого субъекта. Таким образом, представляется возможным сделать вывод о том, что в настоящее время актуализируется потребность использования психологических портретов в различных отраслях социальной практики и научного знания. Этот процесс нуждается в квалифицированном научном психологическом обеспечении, так как объектом портретирования в большинстве случаев является личность с её индивидуалыю-типологическими субъективными и объективными особенностями.

Методологическим основанием для концептуализации исторически сложившегося портретного многообразия является общая теория систем. Опираясь на принцип системного обобщения (В.М. Русалов, 1990), представляется возможным сделать вывод о том, что психологический аспект является инвариантным свойством любого портрета в контексте исследуемой темы.

Системный подход также позволяет исследователям использовать в психологическом портретировапии достижения смежных наук. К ним относятся социология, антропология, история, культурология, лингвистика, медицина, психиатрия, политология, философия, этика и др. Здесь необходимо остановиться на двух значимых моментах. Во-первых, в истории формирования и развития темы психологического портрета, начиная с последней трети XIX века по настоящее время, исследователи отмечают использование разнообразных и близких к нему по содержанию определений. Автор считает возможным согласиться с мнением исследователей (Н.М. Владимирова, 1983; Е.Б. Шестопал, 2002), которые полагают, что все известные дефиниции в определённой степени являются контекстуальными синонимами понятия «психологический портрет». С позиций системного подхода представляется возможным считать понятие психологического портрета родовым понятием. Применяемые по отношению к нему термины

занимают подчинённое положение, несут в себе его видовые признаки. Это значит, что психологический портрет вмещает в себя значения видовых определений.

Во-вторых, понятие психологического портрета необходимо рассматривать на двух уровнях. «Внутренний» уровень — это аспекты, которые отражают аутентичные психологические свойства, качества и состояния изучаемой личности (Г.В. Грачёв, Н.М. Ракитянский, 1999; В.А. Зорин, 2003). «Внешний» уровень - отражён в образах, существующих в сознании окружающих людей (Е.Б. Шестопал, 1995). Эти образы, формируются по законам апперцепции. Они не всегда соответствуют реальным аспектам, составляющим «личность-как-таковую», т.е. целостную систему существующих в действительности индивидуально-психологических характеристик изучаемой личности.

Психологическое портретирование охватывает широкий круг изучаемых лиц и социальных субъектов. Исторически сложилось так, что изначально и в первую очередь объектами портретирования были и остаются политические деятели всех времён и народов. За ними следовали писатели и поэты, музыканты и художники, деятели науки и представители религиозных культов. Далее шли знаменитые мореплаватели, землепроходцы, разведчики, персонажи художественных произведений и, наконец, авантюристы и преступники. Со временем круг объектов портретирования постоянно расширялся. В нашем исследовании объектом изучения в контексте проблемы портретирования явля только политические деятели.

Автор исходит из того, что в последние годы формируется новая отрасль междисциплинарных знаний, которую в качестве рабочего понятия представляется возможным назвать портрстологией - наукой о построении психологических портретов. Психологический портрет находится в фокусе различных дисциплин, изучающих феномен человека, он находится на пересечении различных сфер социальной, политической, экономической и других видов деятельности людей. В связи с этим, портретологический подход позволяет рассматривать психологический портрет как междисциплинарное средство целостного изучения личности при ведущей роли психологической науки. Он требует при построении психологического портрета объединения в едином подходе теоретических, методологических и методических возможностей наук о человеке.

Во втором параграфе анализируются основные этапы формирования и особенности психологического портретирования политических лидеров в западной психологии.

В западноевропейской, а затем и в американской портретологии исторически сложились три основных направления, они имеют прагматический характер. Изначально их целью было изучение влияния личности политического лидера на внешнюю политику (Е.В. Егорова, 1992, 2003).

Первое направление уходит своими корнями в психоанализ и является наиболее мощным и развитым в западной психологии. Оно предусматривает создание портрета как целостной биографии политического деятеля на основе анализа его личностных особенностей и объясняет исходя из этих особенностей его политическое поведение. Это направление исследований развивается и сегодня, вызывая к себе интерес со стороны учёных и практиков. Представлено оно, главным образом, исследованиями, проведенными в рамках психоаналитической и иеопсихоаналитической ориентации. Это направление портретологии в научной литературе получило название «психоистория» или «психобиография». Первый психобиографический портрет был составлен самим 3. Фрейдом в 1910 году. Он описывал личность Леонардо да Винчи. В дальнейшем это направление портретирования получает своё развитие в 1932 году работой 3. Фрейда и У. Буллита «Томас Вудро Вильсон: психологическое исследование». Другой классик этого направления психологического портретирования, Э. Эриксон, тесно связанный с психоанализом, стал известен своими трудами именно в области психоистории. Основной вклад Э. Эриксона в развитие психоисторического подхода состоит в том, что он ввёл принцип рассмотрения жизненной истории политика в соответствии с социальным контекстом.

Значительный импульс портретологическим исследованиям был дан в начале Второй мировой войны. К этому времени в среде американской политической элиты, высших военных кругах, а также в руководстве специальных служб сформировалась идея о том, что «понимание психологии наших врагов и их лидеров было бы полезно для планирования действий в военный и послевоенный периоды, а также было бы полезно знать психологические характеристики наших союзников; особенно если они когда-нибудь могут стать нашими врагами» (Ph. К. Воск, 1980.).

В соответствии с этой стратегической установкой после вступления США в войну известные психологи и антрополога были приглашены в Вашингтон, чтобы принять участие в широкомасштабных политико-психологических исследованиях. Именно в эти годы была сформулирована и стала практически решаться проблема изучения личности на расстоянии (at distance). С тех пор проблема создания методов дистантного изучения политических деятелей стала одной из приоритетных в западной политической психологии. В дальнейшем, изучение политических деятелей на дистанции получило своб развитие в работах Р. Донли и Д. Винтера (1970), в которых они начали систематическое изучение мотивов американских президентов, производя исследования их первого инаугурационного обращения к нации.

Вклад психоисторического направления является весомым не только с точки зрения накопленного материала о конкретных политиках, но и своей методологии, которая позволила подойти к политическому деятелю как

личности в динамике, как человеку со страданиями и амбициями, страхами, идущими из детских переживаний. Такой подход, по мнению его создателей, дает возможность осознать, почему тот или иной человек стремился и стал политическим лидером. Вместе с тем авторы учитывали и другую сторону лидерства - процессы в обществе, потребности и ценности которого должны ассоциироваться с данным политиком, чтобы он мог им являться по существу.

Второе направление исследований представлено портретами политиков, где выявляются и подвергаются анализу их конкретные личностные характеристики, которые влияют на внешнюю политику. Все эти характеристики диагностируются и измеряются с помощью различных дистантных методов. Это направление также имеет ряд особенностей.

Во-первых, в этих работах анализу подвергаются такие личностные характеристики, составляющие портрет, которые имеют операциональные определения и которые были ранее изучены в систематических лабораторных экспериментах. Так, в работах этого направления было проанализировано влияние на внешнюю политику лидеров, таких их личностных характеристик, как мотивы, убеждения, стиль межличностных отношений, особенности мышления и стиля принятия решения и другие.

Во-вторых, особенностью работ этого направления является развитие специальных методов измерения и анализа конкретных личностных характеристик на дистанции.

В-третьих, учёные этого направления изучают не только операционально определенные параметры, но и объективно измеренные характеристики. Так, Д. Винтер сравнивал по критерию мотивов власти, достижения и аффилиации всех президентов США. М. Херманн (1983) сравнивала Р. Рейгана с 54 главами других государств по критерию его мотивов и самооценки.

Третье направление портрстологии - это исследования, в которых портрет изучается и создаётся как интегративная модель личности политического лидера, как сочетание его базовых личностных характеристик, исходя из законов их взаимодействия с точки зрения влияния личности на внешнюю политику.

В этом направлении выделяются три исследовательских центра. Первый из них, «Мершон сентер», под руководством М. Херманн расположен в университете Огайо (г. Коламбус). И сама М. Херманн, и её коллеги находятся в тесном методологическом, теоретическом и практическом сотрудничестве с Д. Винтером, главным специалистом в этой области в университете Мичигана (г. Энн-Арбор).

Второй центр исследований под руководством Д. Саймонтона накодится в университете Калифорнии (г. Дэвис) на факультете психологии. Д. Саймонтои создаёт личностные портреты политических лидеров, в которых присутствуют два типа диспозиций: когнитивные и мотивационные;

а также две ориентации: личностная и социальная. Эти портреты позволяют ему сравнивать между собой президентов США, например, по критерию их стилей.

Третий центр исследований под руководством Дж. Поста находится на факультете психологии университета Дж. Вашингтона (г. Вашингтон). Подход Дж. Поста интересен с точки зрения предоставляемой им возможности прогнозировать поведение политических лидеров в кризисе. Кроме того, он дает классификацию возможных нарушений внешнеполитического поведения политиков в стрессовых ситуациях. Наконец, он рассматривает личность политического лидера в развитии, опираясь не на «метод срезов», а на клиническое исследование личности.

Таковы основные направления исследований личности политических лидеров методом портретирования в зарубежной политической психологии. Все они опираются на разные методологические принципы: от психоанализа в его старых и новых формах до когнитивизма и интеракционизма. Однако во всех этих подходах, независимо от фокуса исследования, в портрете рассматривается сложная структура личности политического лидера. Личность воспринимается как меняющаяся и развивающаяся; признается наличие внутриличностных проблем и конфликтов.

Западные портретологи стремятся к портретированию личности политических деятелей в первую очередь в прагматическом контексте, т. е. с точки зрения их влиянии на внешнюю политику.

В третьем параграфе рассматривается история, этапы и основные направления психологического портретирования в России. Автор показывает, что национальная культура явилась той почвой, на которой стал формироваться и получил развитие русский портрет в широком смысле слова. Информацию о прошлом психологического портрета хранят работы отечественных историков, литераторов, литературных критиков, психиатров, психологов и специалистов других областей человеческого знания. В истории отечественного психологического портрета диссертант выделяет два основных периода.

Первый период - начиная примерно с 70-х годов XIX века и до конца 20-х годов XX века. В эти годы публиковались многочисленные исследования о личности руководителей государства, наиболее влиятельных людей из их окружения, а также известных писателей, деятелей культуры и искусства. Практически все работы имели ретроспективный характер. Впервые направление психологического портретирования в России было намечено В.О. Ключевским. Как и многие выдающиеся историки, профессор В.О. Ключевский был замечательным психологом. Практически все его произведения глубоко психологичны. В главном труде своей жизни «Курсе русской истории», издашюм в виде лекций в начале 1900-х гг. и получившем всемирное признание, в других работах по социальной истории нашей страны, он создал галерею портретов монархов и людей, близких к престолу.

Публицист, историк и социолог К.В. Валишевский - подданный Российской империи, поляк по национальности, писавший на французском языке о русской истории - в отличие от В.О. Ключевского, посвящает каждому, по его мнению, наиболее значимому и интересному персонажу, отдельный объемный научный труд. Но вместе с тем в его работах не так ярко и масштабно представлены психологические образы персонажей.

Одним из направлений, формирующих и развивающих исследования в сфере изучения исторической личности, является отечественная персонология. Она берёт своё начало в трудах русского революциошюго философа и литературного критика XIX в. Д.И. Писарева. Его работы обращаются в психологическое исследование каждой исторической личности, каждого писателя и каждого произведения.

Поэт, романист, критик и публицист Д.С. Мережковский не только продолжил традицию исторического романа своих знаменитых предшественников Е.П. Карповича и Г.П. Данилевского в психологической интерпретации личности героев прошлого, но и значительно развил её Широкую известность писателю принесла его трилогия «Христос и Антихрист». Для психологов особый интерес представляет вторая часть трилогии (1901). Значение этой книги признано в богатой западноевропейской литературе.

Г.И. Чулков был первым из тех, кто осознанно и ясно высказал свою приверженность жанру психологического портрета. Воздавая ему должное, он пишет: «Психологический портрет, как одна из форм исторического повествования, едва ли нуждается в особом оправдании. Прекрасных образцов этого литературного жанра немало. Назовём опыты Карлейля, Тэна или Сент-Бёва, а у нас Ключевского» (1925. С. 13.).

В первые годы XX века в России психологическое портретирование начинает осуществляться с позиций принципиально новой методологии -психоанализа. В ряде публикаций энтузиасты нового подхода активно использовали психоаналитическую методологию в интерпретации личности выдающихся русских писателей и героев их произведений.

Примерно в это же время первый период становления и развития отечественного психологического портрета с использованием научно-исторического, литературно-критического, литературно-художественного, литературно-психологического и психоаналитического метода исследования выдающихся личностей получает ещё одно направление. Оно характеризуется первыми попытками русских учёных впервые рассматривать проблему портретирования в собственно научных психологических рамках, фокусируя вместе с тем свой исследовательский подход на патопсихологических аспектах изучаемых личностей. Это направление связано с именем доктора медицины П.И. Ковалевского, который в своих психологических портретах сочетает строгость и достоверность научного

психологического и клинического анализа, непринуждённость стиля, оригинальность и художественную образность изложения.

Деятельный и талантливый коллега П.И. Ковалевского, один из первых ведущих представителей русской экспериментальной психологии, психиатр с мировым именем профессор В.Ф. Чиж известен как автор серии психологических портретов политических деятелей. В.Ф. Чиж считал, что изучение истории с позиций психологии и психиатрии имеет в первую очередь нравственное значение.

В конце XIX - начале XX столетия стали появляться многочисленные публикации, посвященные изучению методологии психопатологического исследования литературных произведений. В центре внимания исследователей в этот период находились политические деятели и выдающиеся личности науки, культуры, искусства, а также герои художественных произведений, библейские и мифологические персонажи. Патографическая методология, также как и предыдущие подходы к портретированию, не получила дальнейшего развития. «Связь времён» прерывается в конце 20-х годов.

После гражданской войны Россия на десятилетия оказалась единственной страной, не имеющей профессиональных психологических портретов своих руководителей, созданных при их жизни.

Таким образом, к концу первого периода в истории отечественного психологического портрета сложилась богатая и сложная традиция самых разнообразных исследований, посвященных изучению личности носителей власти и других исторических лиц. В широком спектре работ по этой проблеме можно условно выделить семь основных направлений портретирования. Это - научно-историческое (В.О. Ключевский, К.В. Валишевский), литературно-критическое (Д.И. Писарев), литературно-художественное (Д.С. Мережковский), литературно-психологическое (Г.И. Чулков), психоаналитическое (И.Д. Ермаков), психолого-психиатрическое (П.И. Ковалевский, В.Ф. Чиж) и патографическое (Я.А. Чистович, Я.А. Боткин, В.М. Бехтерев) направление.

Второй период отечественного психологического портрета исторически весьма короткий: примерно с 80 гг. XX века и по настоящее время. Начинался он с заказа политическим психологам портретов лидеров иностранных государств. Заказчики в лице руководителей Советского Союза предполагали, что подготовленные портреты позволят им оценить сильные и слабые человеческие стороны иностранных политических деятелей. С этого момента руководители СССР были постоянными заказчиками психологических портретов иностранных политиков. Объединяло все эти исследования стремление советских руководителей получить информацию о личности политического партнера для наиболее эффективного взаимодействия с ним.

Последнее десятилетие было временем активного развития методов психологического портретирования субъектов власти. Семь исторически сложившихся методологий построения психологического портрета получили не только дальнейшее развитие, но и пополнились ещё одной - научно-психологической. В рамках этой методологии проводятся активные портретологические исследования. Они осуществляются на базе двух ведущих университетов - МГУ им. М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургского государственного университета, а также в других исследовательских и учебных центрах страны.

Резюмируя проведённый в настоящей главе анализ, автор делает вывод о том, что психологический портрет является инвариантным культурно-историческим феноменом и продуктом научно-практического знания, который формировался и развивался в контексте европейской и русской национальных традиций. В научном аспекте психологический портрет в западной и отечественной культуре имеет свои специфические теоретико-методологические традиции формирования и свои тенденции развития как метод целостного описания аутентичных психологических свойств и качеств личности политического деятеля. Создание моделей базовых характеристик личности методом психологического портретирования является актуальной задачей для психологической науки и социальной практики.

Во второй главе «ЛИЧНОСТЬ ПОЛИТИКА КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ» описываются психологические особенности профессиональной деятельности политика и структура его личности, анализируется политическая культура России, формирование личности в контексте системного кризиса политического режима.

Проблема изучения особенностей профессиональной деятельности политика и структуры его личности представляет как теоретический, так и практический интерес, а их анализ важны для максимально полного и глубокого понимания исследователем процесса психологического портретирования. Между тем в политической науке эта проблема относится к числу наименее исследованных. А.И. Китов (1985, 1987) и С.К. Рощин (1980, 1983) были одними из первых, кто в нашей стране в рамках политической психологии заговорили о личности в качестве опорной категории.

Автор диссертации исходит из того, что основным инструментом политического деятеля в реализации его планов, замыслов, идей и вожделений является его личность. В свою очередь, от профессиональной компетенции портретолога, знания им общих, типологических и индивидуальных особенностей объекта исследования, его составных частей зависит качество построения психологического портрета.

Под понятиями «политик» и «политический деятель» автор имеет в виду лиц, которые заняли или стремятся занять тот или иной статус в политической или государственной иерархии общества.

Анализ современных отечественных и зарубежных источников свидетельствует о различном понимании сущности политической деятельности. У отечественных психологов политическая деятельность и её психологические особенности ещё не получили достаточно полного системного описания. Вместе с тем, исследование сущности политической деятельности позволяет сделать вывод, что политика - многомерный феномен, проявляющийся в двух постоянно взаимодействующих измерениях: объективном и субъективном. Деятельность политика практически всегда проходит в условиях явного и скрытого конкурентного противоборства, осуществляется в области наивысшей неопределённости, где все процессы носят вероятностный характер, в процессе создания и разрушения политических альянсов, публичности, дефицита времени и ресурсов. При этом политики практически всегда рискуют, значительная часть из них расплачивается за свой образ жизни и деятельности жизнью (А.И. Юрьев, 1992).

Практическую политическую деятельность характеризует обширный спектр особенностей, отражающий её специфику. Из них автор выделяет следующие: активное взаимодействие сознательно действующего субъекта с объектом; направленность на предметы, способные удовлетворить общественные или индивидуальные потребности; продуктивно-преобразующее воздействие на предметы, аптиципация результатов деятельности (целеполагание) и её хода (разработка программ действия соответственно целям и условиям); является источником познания мира, самопознания и развития личности; заключает в себе единство предметности и общественности.

Политическая деятельность, с одной стороны, оказывает воздействие на политического деятеля, с другой - широко подвержепа влиянию личных качеств политических деятелей. Важная психологическая особенность политической деятельности заключается в том, что она представляет собой психологическую динамическую структуру (цель - мотив - способ -результат), основными психологическими атрибутами которой являются активность, сознательность, мотивированность, субъективность, адаптивность.

Методологическим ключом для изучения состава личности политика является структурный подход, как разновидность системного подхода. Он даёт возможность интегрировать и систематизировать накопленные знания, преодолевать их излишнюю избыточность, сокращать объёмы описаний, находить инварианты психологических описаний, избегать недостатков локального подхода, повышать эффективность системных исследований и процесса обучения, формировать новые научные гипотезы. Выделение и изучение различных сторон личности - один из вариантов структурного подхода. Одним из важнейших требований к структуре является вопрос о полноте состава. Объективность факторов, приводящих к множественности

описаний, делает несерьёзными претензии на единственность описания. Личность политического деятеля является сложным многомерным образованием, поэтому не существует и не может существовать единственно верного описания её структуры. Выбор структуры определяется целями пользователя, особенностями объекта психологического изучения, возможностями автора описания, его индивидуальными склонностями. При этом единого алгоритма построения структуры не существует. В каждом конкретном случае структура личности политика конструируется для достижения определённой исследовательской или прагматической цели, а также для решения конкретных задач.

В современной психологической литературе в качестве фундаментальных выделяется три ведущих уровня структуры личности: биологический, психологический и социальный. Это положение в целом признаётся научным сообществом и является теоретическим и методологическим основанием, с которым, так или иначе, соотносятся практически все известные структуры личности. Их взаимодействие раскрывается как многосторонний и многокачественный процесс, обеспечивающий целостность развивающейся системы индивидуальности человека (Б.Ф. Ломов, 1984). Поиск оптимальной структуры личности политика продолжается и приводит к разным её трактовкам. На наиболее значимых подходах к исследованиям структуры личности с точки зрения методологии портретирования автор более подробно останавливается в следующей главе.

Второй параграф главы посвящен проблеме формирования личности в контексте системного кризиса политического режима. Автор считает, что любой психологический портрет по своей природе контекстуален. Он всегда создаётся на фоне среды, окружения, обстановки, контекста. Портрет существует в определённом физическом, социальном, психологическом и политическом пространстве, он связан с этими пространствами и, наконец, в определённой мере, имплицитно или эксплицитно включает в себя эти пространства и отражает их. Портрет связан с авторами и пользователями, при этом он связывает первых и вторых. Портрет живёт во времени - в живом и реальном или в ушедшем историческом времени. Он остаётся в будущем, если интересен людям будущего. Отталкиваясь от идеи «времяпространства» М.М. Бахтина (2000) мы можем говорить о том, что портрет «хронотопичен». Он вписан в своё «времяпространство» и может переходить из одного в другое. Здесь нам важно выражение в портрете неразрывности пространства и времени, где время мы рассматриваем как четвёртое измерение пространства.

В своём анализе автор следует за тезисом А.И. Юрьева о том, что «политическая психология — это изучение человека в конкретном времени и ситуации, в конкретной политической системе и культуре» (1996. С. 9.). Понятие «культура», принадлежащее к наиболее фундаментальным в цикле

наук о человеке, само может стать предметом отдельной монографии и неоднократно им становилось. Оно весьма ёмкое: включает в себя и нравственность, и весь круг идей, и творчество человека, и многое другое. Для нас будет вполне достаточно ограничиться тем аспектом понятия «культура», который определяется как политическая культура.

Политическая культура многослойна, и отечественная политическая культура существует не только как целое. Была и есть культура русских «низов», политической массы. Была и есть культура правителей, «верхов», тех, кого сейчас называют элитой. В параграфе автор раскрывает особенности культуры политической элиты, её исторические корни. Последнее десятилетие характеризовалось не только высокой степенью социальной дифференциации, но и крайней неустойчивостью состава политической элиты, в особенности её высшего эшелона.

Личность политика - феномен, в значительной мере определяемый сложившейся системой общественных отношений, национальной культурой и политическим контекстом. Как интегративная система личность политика находится в движении, которое представляет собой процесс становления и формирования такой формы целостности личности, которая представляет собой некоторую нерасторжимость. Становление личности политика включает в себя различные формы взаимодействия с контекстом, из которых основная - избирательное освоение посредством процесса социализации того культурного пространства, в котором происходит становление личности.

По мнению автора методологическим ключом для перспективного исследования политико-психологических аспектов системного кризиса политического режима и его влияния на психологию правящего слоя может служить концепция полиментальной специфики России В.Е. Сембнова (2000) в соответствии с которой развитие нашей страны всегда определялось нравственностью, целеустремлённостью и волей народа. Наша национальная ментальность обнаруживается на уровне цешюстного содержания жизни, соборности, ориентации на духовно-нравственные ценности.

Третья глава «ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОСТРОЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА» посвящена анализу

портретологического потенциала психологических теорий и методологических оснований построения психологического портрета политического деятеля. Нами анализируются основные идеи ведущих психологических школ с точки зрения их операционализации и применения в портретировапии личности политика.

За последние десятилетия психологическая наука значительно обогатилась в своей теории и оснастилась большим арсеналом новых возможностей по решению практических задач. Сегодня в сфере психологии существуют десятки различных теоретических концепций. Политическая психология, находясь в стадии своего становления и развития, вбирает в себя идеи основных теоретических школ, которые становятся её научным

арсеналом. Анализ основных идей ведущих психологических направлений позволяет нам полнее осознать предмет и задачи нашего исследования. Семь из этих направлений получили наибольшее признание международной научной общественности. Это наука о поведении (бихевиоризм), динамическая психология (психоанализ), когнитивная психология, физиологическая школа, гуманистическая психология, психосинтез и материалистический детерминизм. Последняя концепция представляет в основном идеи отечественной психологии. У её истоков стоял И.М. Сеченов, который оказал решающее влияние на развитие материалистической психологии и в целом материалистической философской мысли в России.

Каждая теория обладает своим объяснительным потенциалом и определённой областью исследований, решает свои задачи, использует свои методологии и специфические методы. В реальной практике сложившееся разнообразие психологических теорий позволяет политической психологии использовать для своих целей методологии, методы и методики, которые подходят для решения задач психологического портретирования. Решение поставленной проблемы потенциально содержится в ведущих психологических теориях, составляющих научный фундамент современной психологии. Изложение в настоящем исследовании основных положений метода психологического портрета базируется на упомянутых выше теоретических концепциях. Собранные автором методы имеют свою исходную позицию в какой-либо одной из них или в двух-трёх одновременно. Автор считает, что в ближайшее время методологический поиск будет сохранять ту же тенденцию. Современный бум теоретических и практических нововведений пока не выходит за пределы названных концепций. В связи с этим представляется, что предлагаемая в диссертации система по применению психологических знаний в целом отвечают духу времени.

В первой половине XX века психологическую науку питали разнообразные источники, причём господствовавшими направлениями в это время были психоанализ и бихевиоризм. Самым существенным вкладом этих теорий было привлечение внимания к какому-то важному аспекту, на который другие не обращали внимания. О значении теории психоанализа как одной из парадигм портретологии достаточно подробно говорилось в первой главе. Здесь автор рассматривает возможности других теорий.

Наука о поведении. Бихевиоризм был наиболее значительным движением в экспериментальной психологии на протяжении практически всего ушедшего века. Он стал одним из самых продуктивных и вместе с тем, потенциально одним из самых социально опасных инструментов политической психологии. Основной задачей политического бихевиоризма стало изучение индивидуального поведения в политике с целью оптимизации управления этим поведением со стороны властных элит. Так, бихевиористы научились и научили других: прогнозировать политическое поведение людей

в рутинных условиях и сложных обстоятельствах; предсказывать успех / неуспех деятельности конкретных политиков; выявлять тех членов общества, которые могут быть источником политических конфликтов или правонарушителями. А так же диагностировать тех лиц, которые поддаются политическому воздействию, кто уступает давлению группы или тех, кто не сдает своих позиций. Бихевиористы освоили возможности влиять на настроение, ценности, политическое поведение индивида, используя фармакологические средства; использовать слова самого человека с целью раскрытия его опыта жизнедеятельности; разрушать структуру личности человека, подрывать его уверенность в себе, модифицировать его «Я-концепцию» и делать его зависимым от субъекта управления.

Реакцией на игнорирование политическими бихевиористами внутреннего мира человека было выдвижение концепций гуманистического, антипозитивистского толка. В европейской политической психологии этот поворот шёл под влиянием в первую очередь идей экзистенциалистов, феноменологов и других теоретических направлений в психологии и философии. Неудовлетворённость откровенно циничными и антигуманными методами воздействия непосредственно на поведение человека побудила психологов обратиться к изучению сознания.

Когнитивная психология. Когнитивная школа оказала значительное влияние на эвристические методы решения задач, на формирование и развитие теории, методологии и методов рефлексивного управления, которое в последние десятилетия активно используются в политике, деятельности дипломатов, военных, спецслужб и т.д. Когнитивистское направление политической психологии исследует, прежде всего, процессы политического мышления. Согласно общим взглядам психологов этой школы, выбор модели политического поведения детерминируется теми взглядами и ценностями, которые составляют содержание сознания человека.

Достижения когнитивной психологии обогащают понимание политической деятельности и дают в руки психологов необходимые инструменты анализа поведения человека. Когнитивные характеристики личности политика практически всегда являются важным элементом его психологического портрета. Так, автор в своей исследовательской практике использует категории семиотической и семантической доминант. Этим доминантам соответствуют определённые клише мышления и политического поведения субъектов власти. Методологически значимые положения для понимания и описания личности политического деятеля с позиций когнитивного подхода мы находим у К. А. Абульхановой-Славской (1986).

Физиологическая школа. Психофизиология — область междисциплинарных исследований с весьма широким диапазоном научных интересов и возможностей. Изначально она объединяла все биологические взгляды на поведение человека со времен Гиппократа, Галена, Авиценны и до наших дней. Роль биологического фактора в развитии личности

подтверждают многочисленные работы известных психофизиологов - И. П. Павлова, В.М. Бехтерева, П. К. Анохина, Б.М. Теплова, В.Д. Небылицына, B.C. Мерлина, Э.А. Голубевой, И.В. Равич-Щербо, Е.Н. Соколова, В.М. Русалова, В.Б. Швыркова и др. Вес они опирались труды общепризнанного родоначальника российской научной психологии И.М. Сеченова, который способствовал сближению психологии и естественных наук. В трудах отечественных и зарубежных учёных находит своё развитие идея о зависимости врождённых свойств центральной нервной системы -человеческого мозга и его физиологических особенностей - для формирования интеллектуальных и творческих способностей, которые реализуются и в политической деятельности.

Школа гуманистической психологии. Гуманистическая традиция является своего рода антиподом двух других сил - бихевиористских и психоаналитических воззрений. Разработка научного фундамента гуманистической школы связана с именами её классиков - А. Маслоу и К. Роджерса. Политических психологов и в наше время привлекает возможность проникнуть в глубину личностных механизмов формирования политического сознания и поведения через систему потребностей. Методологически важным для нас является тезис о том, что, поскольку мотивы низших уровней считаются общими для всех людей, поведение, связанное с ними является относительно предсказуемым. В то же время проявления высших мотивов, таких, как потребность в самоактуализации, предельно индивидуализированы, а, поэтому трудно предсказуемы. К. Роджерс, в целом поддерживая идеи А. Маслоу, фундаментальным компонентом структуры личности считал Я-копцетшю. В психологическом портрете политика Я-концепция является важным структурным психологическим инвариантом.

Психосинтез. Психосинтетический подход Р. Ассаджиоли (1965, 1997) основан на представлении об унификации выражения личности человека глубоким источником цели и направления, называемым трансперсональным Я. Психосинтез по сравнению с другими подходами к изучению личности ориентирован не только на ценности, смысл жизни, но и на служение. Именно идея служения, по мнению автора, близка глубинным основам нашего национального менталитета. В сущности психосинтез - это доктрина, исходящая из того факта, что каждый человек находится в постоянном развитии, реализуя свои скрытые в глубинах психики возможности, ради высших ценностей. Типология психосинтеза Р. Ассаджиоли даёт характеристики основных типов личности, которые используются в построении психологических портретов политиков.

Материалистический детерминизм. Применительно к психологии данное понятие означает детерминацию психических явлений человека на каком-то конкретном учении, концепции или доктрине. Материалистическая доктрина стала фундаментом созданной в нашей стране марксистской

психологии. Влияние марксистской психологии не ограничивалось географическими рамками бывшего СССР. Её идеи проникли в психологические арсеналы практически всех стран мира, однако наиболее полного расцвета они достигли в России.

Отечественные психологи, оставаясь на позициях одной общей официальной методологии, развили психологическую науку во многих направлениях. Их основные достижения признаны в плане понимания сути психологии, её предмета и строения психики. Постановка и решение важнейшей научной проблемы - проблемы изучения личности в отечественной психологии определялись рядом объективных особенностей.

Анализируя наиболее значимые для темы психологического портрета основные концепций психологии личности, важно отметить, что в содержательном плане изначально доминировал структурный подход. В дальнейшем логику развития представлений о личности в отечественной психологии позволил осмыслить системный подход. Наибольшую известность и признание научной общественности приобрели концепции личности в школах С.Л. Рубинштейна, Л.С. Выготского — А.Н. Леонтьева, Б.М. Теплова - В.Д. Небылицына, Л.И. Божович, К.К. Платонова (Москва). А.Ф. Лазурского - В.Н. Мясищева - А.Г. Ковалёва и Б.Г. Ананьева (петербургская и ленинградская школа). B.C. Мерлина (Пермь) и Д.Н. Узнадзе (Тбилиси).

Практически все признанные концепции личности имеют авторский характер, они построены на разных основаниях для определения личности, лишь немногие из них базируются на эмпирических исследованиях. Этот плюрализм создаёт преимущества и перспективы для решения задач психологического портретирования, но одновременно затрудняет формирование единого подхода в построении психологических портретов.

Д.Н. Узнадзе (2001) - автор оригинальной теории считал, что главным психическим образованием является установка - механизм психики, интегральный ко всем её уровням. Возможность применения теории установки в построении портрета политика проявляется в предложенной Узнадзе типологии, которая ещё не привлекла внимания политических психологов. Она построена на основании способности личности к объективации. Первый динамический тип людей, прежде всего, обладает «развитой способностью к объективации» и «готовностью легко переключаться в направлении объективированных целей». Второй тип -статичных личностей, характеристика которых со стороны установок выявляет в них внутренние противоречия. Они должны как бы постоянно преодолевать свою психическую природу (установки), т.е. проявлять гиперобъективацшо. Третий тип - вариабельных людей, которые обладают достаточной лёгкостью объективации, но не обладают необходимыми волевыми способностями, необходимыми для их реализации.

С.Л. Рубинштейн проблему человека рассматривал на других уровнях и под другим углом зрения - на личностном, социально-философском уровнях, в психологическом и этическом аспектах. В 1922 году он сформулировал принцип единства сознания и деятельности. По мнению С.Л. Рубинштейна, субъект в своих действиях, в актах творческой деятельности не только проявляется, но и созидается и определяется, поэтому человек и его психика должны изучаться через их проявления в основных видах деятельности. Для психологического портретирования методологически определяющими являются положения С.Л. Рубинштейна и о том, что психологический облик личности во всём многообразии её свойств определяется реальным бытием, образом жизни и формируется в конкретной деятельности. Процесс изучения психологического облика личности предполагает решение трёх вопросов. Первый - чего хочет человек, что для него привлекательно и значимо. К чему он стремится? Для политических психологов это вопрос о направленности как мотивациошю-потребностной системе личности, ценностях, установках, тенденциях и идеалах. Второй вопрос - что может человек? Это вопрос о способностях и дарованиях человека. Третий вопрос - что есть он сам, т. е. что из его тенденций, установок и поведения в качестве стержневых особенностей личности. Это вопрос о характере. В концепции триединства непротиворечиво соединены направленность как динамическая характеристика личности и её относительно устойчивые качества - характер и способности.

Теория личности А.Н. Леонтьева, его новаторские идеи стимулировали исследовательские замыслы, относящиеся к таким психологическим феноменам, имеющим значение для современной политической психологии, как целеобразование, мотивация, мышление и др. На основе предложенной Леонтьевым схемы структуры деятельности в процессе психологического портретирования изучается широкий круг важнейших психических функций политического деятеля - восприятие, память, внимание.

Концепция динамической функциональной структуры личности К. К. Платонова базирующаяся на признании динамизма и единства личности, взаимосвязи её черт, возможно наиболее наглядный образец реализации идей структурного подхода. К.К. Платонов определил личность как носителя сознания и предложил известную структуру личности, которая и в настоящее время используется политическими психологами. Вместе с тем Платонов, так же как и Леонтьев, занимал ортодоксальную социально-историческую марксистскую позицию. Критикуя «вульгарную социологизацию», он вместе с тем сводил к минимуму роль врождённого, природного начала. Методология и методы Платонова не утратили своего позитивного значения и сегодня. Они вполне могут использоваться психологами в портретировании политических деятелей. С именем К. К. Платонова связан широко используемый в социально-психологическом изучении личности метод

обобщения независимых характеристик и «карта личности», выступающая методическим диагностическим средством.

Теория личности В.Н. Мясищева (1995) явилась результатом многолетних исследований, выполненных на стыке психологии и психиатрии, поскольку она выросла из изучения нормы и патологии реальной личности. В.Н. Мясищев определил личность как совокупность отношений к миру, а отношения как целостную систему избирательных связей личности с различными сторонами объективной действительности, которая проявляется в сознательной, активной избирательности переживаний и поступков человека. Методологически значимым для психологического портретирования является положение от том, что в отношении выделяется эмоциональная, когнитивная и поведенческая стороны. Каждая сторона определяется характером жизненного взаимодействия личности с окружающей средой и людьми. В методическом плане В.М. Мясищевым (1957) был предложен один из наиболее интересных и перспективных вариантов практической программы изучения реального человека, которая до сих пор ещё не востребована психологами. На основе данных, полученных при изучении конкретного лица, составлялась его комплексная характеристика. Данная программа, имея довольно краткую форму, интегрирует практически наиболее важные моменты, которые присутствовали в разработанных ранее портретологических схемах зарубежных и отечественных авторов.

А.Г. Ковалёв — один из первых отечественных исследователей, применивший сформулированное С.Л. Рубинштейном принципиальное положение при описании структуры личности. В трудах А.Г. Ковалёва личность выступает как интегральное образование психических процессов, психических состояний и психических свойств (1970). Для портретирования весьма интересным является положение Ковалёва о том, что в процессе развития психические свойства определённым образом связываются друг с другом и образуют сложные структуры. При этом следует различать эти структуры как относительно автономные, поскольку при наличии одних и тех же свойств, например направленности, люди могут различаться друг от друга по способностям, темпераменту и характеру.

Б.Г. Ананьев, следуя традициям В.М. Бехтерева, выступил с идеей создания единой концепции человекознания как комплексной дисциплины, синтезирующей достижения широкого круга наук о человеке. По мнению Б.Г. Ананьева целостность биологического и социального в человеке обеспечивается посредством единства важнейших характеристик: индивида, личности, субъекта и индивидуальности (1970). Таким образом, приступая к построению психологического портрета политического деятеля необходимо дать его психологическую характеристику как индивида, собственно личности, субъекта политической деятельности и индивидуальности. Важнейшее методологическое значение для психологического

портретирования имеет тезис Б.Г. Ананьева о том, что структура личности строится не по одному, а по двум принципам одновременно. Первый принцип - субординационный, или иерархический, при котором более сложные и более общие социальные свойства личности подчиняют себе более частные социальные и психофизиологические свойства. Второй -координационный принцип, при котором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допускающих ряд степеней свободы для коррелируемых свойств, т.е. относительную автономию каждого из них. Концепция личности Б.Г. Ананьева и в настоящее время не потеряла своего эвристического значения.

Анализируя отечественные концепции личности, в контексте их теоретического значения для метода портретирования, можно увидеть общее, инвариантное в определениях личности, прежде всего как устойчивого и одновременно изменяющегося в динамике жизни психологического склада человека. В основном психологи определяли личность как включённую в систему общественных отношений, как объективное качественно определённое развивающееся образование, наделённое субъектностыо, сознанием, как способность осознавать свои отношения с миром и как активность (или деятельность) способность их строить. Большинство отечестветгых психологов рассматривает личность соотносительно с понятием «индивид», «индивидуальность», хотя такое соотнесение остаётся ещё не решённой задачей психологической науки.

Зарубежные теории личности всесторонне проанализированы в достаточно большом количестве работ отечественных и западных учёных на русском языке. Общей тенденцией развития теорий личности в отечественной и зарубежной психологии является продолжение поиска путей интеграции полученных теоретических и эмпирических данных, а также возможных перспектив развития основных направлений исследования личности в XXI столетии.

Прикладные возможности известных науке теорий личности в сфере политической психологии могут быть реализованы посредством дескриптивного анализа личности политического деятеля методом психологического портретирования. В реальной практике построения психологических портретов политических деятелей можно предлагать в качестве существенных для определения исследуемой личности различные критерии, не противопоставляя их определениям других авторов. Чем более многомерным и многосторонним будет эта совокупность определений, тем глубже будет наше проникновение в сущность личности конкретного политика. Из самых разнообразных, существенно отличающихся, зачастую противоречащих друг другу теорий и методологий, квалифицированный портретолог должен определить, какова и существует ли вообще теория, имеющая отношение к реальному исследуемому объекту. Он должен решить,

какие аспекты этой теории будут избраны для построения психологического портрета и применить их в практическом портретировании.

Во втором параграфе рассмотрены методологические основания для построения психологического портрета. Проблемы методологии исследования являются актуальными для любой науки, особенно в современную эпоху, когда крайне усложняются задачи, которые приходится решать науке, и резко возрастает значение тех средств, которыми она пользуется. Методологические ориентиры всегда являлись и являются тем основанием, в опоре на которые осуществляются практически ориентированные исследования, в том числе и портрстологические. Говоря о методологии психологического портретирования политических деятелей, понимаемой как общая исследовательская стратегия, следует признать, что такой общей методологии нет ни на Западе, ни у нас. В конкретных психологических исследованиях представлен широкий набор методологий и методов. Это связано как с отсутствием общепризнанных теоретических схем, так и с междисциплинарным характером исследований, в которых приходится соединять подходы различных дисциплин к сложному многоуровневому объекту - личности политического деятеля.

Исторически в научной психологии складывались два основных направления исследований личности: подход на основе выделения черт личности и типологический подход. Впоследствии на их основе были сформированы другие методологии, которые в той или иной мере являются производными от основных подходов. Здесь представляется уместным отмстить, что идеографические и номотетические концепции личности, которые несколько десятилетий разрабатываются в западной политической психологии, генетически связаны соответственно с подходом на основе выделения черт личности и типологический подходом. Идеографические исследования нацелены на изучение уникальных, неповторимых явлений, которые из-за своей исключительности в принципе не могут быть описаны с помощью тех или иных закономерностей. Номотетические - изучают общее, повторяемое и типичное в различных явлениях.

Базовые методологические подходы изучения и описания личности, кроме известных достоинств, имеют существенные ограничения. Так, основные характеристики черт - это устойчивость и обобщённость сохраняют своё постоянство в довольно ограниченных пределах. Вторая сложность, которая возникает при описании личности на языке черт - это субъективность такого описания, его зависимость от критериев оценки. Наконец, третья сложность заключается в том, что описание человека на языке черт также не даёт понимания возможностей изменения этого человека. Хотя критика теории черт совершенно ясно показала, что психология миновала период, который Г. Олпорт назвал «веком невинности», можно утверждать, что теоретические модели черт по-

прежнему остаются полезными для психологического портретирования личности политика.

Типологическое мышление также при всех своих несомненных достоинствах имеет свои ограничения. Это — категоричность, дискретность, искусственность и оценочностъ. Все типологии работают в рамках решения конкретных задач, но вне этих задач, сами по себе какой-то самостоятельной ценности они не несут. Учёные, критиковавшие типологические способы описания, утверждали, что простота типологий приводит к большим неточностям определений, типологические категории искусственны, а отличительные признаки человека теряются из виду при объединении его с другими людьми, обладающими собственными отличительными чертами.

Как правило, во многих конкретных психологических исследованиях реализуется какой-либо один подход: на базе черт или типологический. Вместе с тем, психологами длительное время ведутся работы по объединению двух подходов, которое предполагает одновременное выделение черт и типов. Одним из прагматических вариантов такого интегративного подхода, активно применяемого в политической психологии и политологии в последнее десятилетие, является методология case-studies. Многие из работ, выполненных в русле этой методологии отечественными и западными политическими исследователями, представляют собой психологические портреты политических деятелей, при этом большинство из них основываются на мотивационно-динамической исследовательской стратегии 3. Фрейда, К. Юнга, А. Маслоу, К. Роджерса и их последователей.

Дефиниции case-studies, как правило, бывают весьма запутанными и неопределёнными. В настоящее время существуют самые разнообразные определения случаев и case-study, и это создаёт трудности для понимания значимости, направленности и возможностей этой методологии. Обобщая источники по этой теме, всё же представляется возможным сделать некоторые определённые выводы. Во-первых: case study, как утверждают авторы, по своей сути является мультиметодологией, которая дополняет другие методы исследования. В силу этого case study может применяться для разнообразных целей. Case study может включать в себя множество разнообразных методов и техник, например, наблюдение, К01ггент-анализ, анализ архивных документов, экспертные оценки, психологические тесты, данные опросов, статистический анализ, фокус-группы, интервью и т.д. - всё это совместимые, а не соперничающие методы в case study. Во-вторых: case study могут быть качественными и нарративными по форме, они могут быть количественными и аналитическими. В-третьих: case study является эффективным инструментом для проведения сравнительных исследований. В-четвбртых: case study могут использоваться в качестве самостоятельных тестов существующих теорий - для их подтверждения или опровержения.

Е.Б. Шестопал (2000) более конкретно определяет case studies как качественные исследования отдельных конкретных случаев, в фокусе

которых находятся неповторимые индивидуальности, будь то политик или просто гражданин. Хотя методы, используемые для создания индивидуальных политических портретов нацелены на раскрытие уникальных личностных качеств, они отвечают научным критериям. У Е.В. Егоровой «конкретные индивидуальные случаи, так называемые case studies» являются методологическим инструментом в исследованиях, в которых она применила «метод построения психологических портретов» (1992. С. 47.). При построении портретов президентов США, Е. Егоровой были применены новаторские в отечественной политической психологии методологические приёмы в русле подхода case studies. Несколько раньше, в рамках методологии case studies, Е.В. Егорова сформулировала важнейшее методологическое требование к психологическому портретированию личности политика: «при построении психологических портретов существуют определённые базовые характеристики личности политического лидера, составляющие как бы основной «скелет». Их можно сгруппировать в блоки и рассматривать каждый из них отдельно, помня, однако, при этом об их комплексности, системности для данной личности» (1988. С. 16.). Е.В. Егорова на основе многолетних авторских исследований развивает и концептуализирует методологию case studies, предлагая своё обоснованное понимание её применения при построении психологических портретов политических деятелей.

По мнению автора, перспективным направлением в поиске и развитии методологического инструментария для построения психологического портрета политического деятеля является теория ведущих тенденций Л.Н. Собчик (1977, 1998, 2003). В основе её методологии - положение С.Л. Рубинштейна, согласно которому формирование психики под влиянием социального опыта происходит опосредовашю, преломляясь через индивидуально очерченные внутренние условия человека. Л.Н. Собчик выстраивает концепцию личности, в которой определяющим базисом является сквозное присутствие на всех уровнях личности определённого эмоционально-динамического паттерна, проявляющегося одной или несколько ведущими тенденциями. Ведущая тенденция в русле её авторской концепции представляет собой устойчивое, стержневое качество личности. Эти устойчивые индивидуально-личностные тенденции создают определёгаюе русло, ограничивающее количество степеней свободы при формировании более высоких уровней организации личности - социальной направленности, иерархии ценностей, осознаваемой мотивации, морально-этических ориентиров. Понятие «ведущая тенденция» - более ёмкое и динамичное, чем «черта», «свойство», «состояние»: оно их всех объединяет и определяет направление их трансформации в разные периоды жизни и на разных уровнях рефлексии.

В результате анализа и сопоставления двух наиболее близких методологических подходов к изучению Л.Н.

Собчик автор счел возможным объединить и эксплицировать их принципиально общие моменты, методологически значимые для решения задач психологического портретирования.

Во-первых, обращает на себя внимание совпадение содержательных характеристик основных блоков, которые представляют собой функциональные образования в структуре личности, имеющие инвариантный характер. У Е.В. Егоровой - это «Я» политического деятеля, мотивация его политического поведения, политические убеждения, принятие политических решений, межличностные отношения и поведение в стрессовых ситуациях. У Л.Н. Собчик - это «Я» личности (самосознание, самооценка и самоконтроль), мотивационная сфера, когнитивный стиль, коммуникативные свойства и эмоциональные особенности.

Во-вторых, с позиций современных представлений о системной целостности личности, описания функционирования основных инвариантных блоков у Е.В. Егоровой и Л.Н. Собчик (функциональных образований) в целом соответствуют друг другу в своей многомерности. Каждый блок содержательно представляет собой по-своему выработанную субъектом модификацию своей целостности, начиная с психофизиологического уровня и кончая ценностно-смысловым развитием.

В-третьих, оба подхода с их инвариантными функционально-структурными блоками соотносятся с идеей Л.И. Анцыферовой об «органах» системной целостности личности», которые «интегрируют свойства, качества и связи социального и природного мира так, как они раскрываются через субъективность действующего человека» (1990. С. 77).

В-четвёртых, основные личностные блоки имеют общий функционально-динамический характер, и в этом плане можно говорить, что оба автора выстраивают портрет изучаемой личности путём инвариантного моделир ования.

В-пятых, инвариантное моделирование осуществляется на основе работ других авторов в области психодиагностики и портретирования с опорой на основные теоретические концепции личности.

В-шестых, подходам Е.В. Егоровой и Л.Н. Собчик свойственны новаторство и эвристический характер концепций, их опора на многолетний фундамент практического применения и эмпирических исследований.

Автор разделяет позиции Е.В. Егоровой и Л.Н. Собчик в части осознания того, что, исследуя и разрабатывая систему научно-практического инструментария психологического портретирования, мы не можем ограничиваться методологическими шаблонами. Эта работа предполагает творчество. Как «мозг до сих пор таит в себе секреты своего функционирования, так и судьба, намерения, действия политиков скрыты в психологических чертах, которые не диагностируются бланковыми методами, а проскальзывают в портретах психолога портретиста» (А.И. Юрьев, 2000. С. 154).

Итак, методология построения психологического портрета определяется исходя из целей и задач портретирования. Исследователь определяет набор инвариант, необходимых и достаточных для построения психологического портрета в соответствии с поставленной целью и в этом смысле построение психологического портрета можно определить как процесс инвариантного моделирования.

Прослеживая развитие методологического инструментария в истории психологин, нельзя не обратить внимания на то, что он идёт в направлении всё большего приближения к реальным запросам социальной практики. В связи с этим изучение известных и разработка новых методологий построения психологического портрета важна не только для интеграции традиционных и современных подходов, но и для решения современных задач портретирования.

Вместе с тем развитие научно-практического инструментария всё больше требует понимания сущности тех явлений, с которыми мы имеем дело. В этом процессе сближения разных типов познавательного инструментария происходит взаимопревращение методов одного рода в методы другого рода и их взаимное обогащение (Б.ФЛомов, 1984).

Перспективными методологическими задачами являются уточнение понятийного аппарата портретологических исследований, анализ и обобщение теоретических, экспериментальных и прикладных методов психологического портретирования, а также систематизация данных.

В четвёртой главе «МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА» содержится аналитический обзор современного состояния, а также общего развития методов построения психологического портрета политика, именно эти аспекты стоят в центре внимания настоящей главы и большинства цитируемых исследовательских работ. Личность политика была и остаётся сферой приложения непрестанных исследовательских усилий политологов и психологов многих стран мира. Это вызвало необходимость применения проверенных и заслуживающих доверия методов еб изучения, которые широко признаны как обладающие научной ценностью, превосходящие те бессистемные, используемые от случая к случаю методы, которые были характерны для донаучной эры изучения личности. Психологическое портретирования является тем интегрирующим инструментом, который позволяет организовать системное динамическое изучение личности политика научно обоснованными методами, чтобы обеспечить качественное портретирование не в нормативном, а в персонологическом аспекте.

Политическая психология допускает комплексные методы сбора данных. В ней используются разные методы: научное исследование, изучение конкретных случаев, исторические хроники, качественный анализ (А.И. Юрьев, 1996). Ведущим звеном в работе практического психолога по изучению личности политического деятеля является психодиагностика, т. е.

наука и практика постановки психологического диагноза. Психологическая диагностика с её методами и разнообразными методиками - одна из основных форм практического приложения профессиональных возможностей психологов. При этом мы учитываем тот факт, что психологическая диагностика как наука находится на стадии интенсивного развития и процесс формирования её терминологического аппарата до настоящего времени не завершён. В определении психологического диагноза мы следуем за Л.Ф. Бурлачуком (1999), который считает, психологический диагноз является конечным результатом деятельности психолога, направленным на выяснение сущности индивидуально-психологических особенностей личности с целью оценки их актуального состояния, прогноза дальнейшего развития и разработки рекомендаций, определяемых задачами психодиагностического обследования. При этом под конечным результатом психодиагностики мы понимаем собственно психологический портрет политического деятеля.

В отдельных случаях построение психологического портрета политика осуществляется на основе информации, полученной в результате непосредственного контакта с ним. Именно поэтому такой вариант диагностики определяется как контактный. В таком случае психолог предстает перед политиком в роли консультанта, а политик - в роли клиента.

При этом психологическое портрстирование может предполагать решение следующих основных задач. Первая задача - рефлексивная. Выявленный психодиагностический результат может позволить политику повысить свой рефлексивный статус, т.е. способствует осознанию им самого себя на более высоком уровне понимания, качественно расширяет его представления о себе, делает их более адекватными, реалистичными и управляемыми. Психологическая рефлексия позволяет политику осознанно и целенаправленно развивать свою личность, оптимально взаимодействовать с политическим контекстом.

Вторая задача — рефлексивно-коррекционная. Её решение даёт возможность политику чётко формулировать свои психологические проблемы, оптимизировать самоконтроль и «оттормаживать» негативные психологические качества. Когда политик в результате развёрнутого психодиагностического обследования открывает в себе малоизвестные или скрытые от его сознания личностные качества, то он получает возможность эти черты корректировать.

Третья задача - рефлексивно-креативная. Квалифицированно составленный психологический портрет дает возможность политику выявить, осознать и организовать свой реальный личностный ресурс для результативного развития и эффективной политической самореализации. Предполагается, что в результате портретной психодиагностики, которая обладает рефлексивным, коррекционным и креативным потенциалом, политик выходит на более высокий уровень личностной цельпости,

становится внутренне более сбалансированным и гармоничным.

Итак, начальной фазой взаимодействия консультирующего психолога с политиком является психодиагностика, которая по сути дела, начинается уже с первой минуты общения с клиентом. Оценка его невербального поведения, то есть мимики, жестов, позы, интонации, дают психологу значительный материал для понимания проблем политика. Но эти наблюдения желательно дополнить результатами тестирования и интервью. У каждого консультанта есть свой арсенал освоенных техник исследования. Однако традиционным является сочетание проективных методик и опросников.

Возможно, самым известным проективным тестом является тест, изобретённый уже упоминавшимся швейцарским психологом Г. Роршахом. Именно он был первым, кто предложил принципиально новый тип тестов, выявляющих скрытые качества личности, не подлежащие математической обработке, трактовка результатов которых целиком зависит от квалификации экспериментатора. Другим важнейшим психодиагностическим инструментом служит метод портретных выборов венского психолога Л. Сонди разработанного им в 30 годы XX столетия. Сонди выводит психологические особенности человека из конституционально-генетического базиса, а также устанавливает связь между врождёнными личностными свойствами и выбором человеком профессиональной деятельности, в частности профессии политика.

Наиболее популярным проективным тестом у психологов является метод цветовых выборов М. Люшера. Весьма существенной особенностью проективных методов является их экономичность, проявляющаяся в малом объёме затрат на проведение и интерпретацию.

В редких случаях, когда на то есть согласие клиента, его личность может быть описана с помощью опросников. Два из них являются наиболее известными и популярными - это метод 16 РБ Кеттелла и стандартизированный метод исследования личности СМИЛ, являющийся адаптированным вариантом теста ММР1. Последний по его значимости и эффективности можно назвать «тяжёлой артиллерией» психодиагностики. Особое место занимает метод репертуарных решеток Дж. Келли.

Существуют два главных критерия, которым должен удовлетворять любой личностный тест. Во-первых, он должен обладать надёжностью, другими словами, давать устойчивый количественный показатель. Во-вторых, личностный тест должен обладать валидностью, т. е. оценивать именно те личностные характеристики, которые предусмотрены программой психодиагностики. По оценкам экспертов основные самоотчётные опросники обладают высокой надёжностью и умеренной валидностью. Среди факторов, снижающих их валидность, - установка испытуемых на социально позитивную реакцию. Проективные тесты обычно обладают довольно низкими надёжностью и валидностью, что необходимо учитывать

консультанту при проведении психодиагностического обследования политика.

Важным средством получения диагностически значимой информации является интервью. Жанр интервью как метод психодиагностики в реальной практике имеет свои психологические особенности. Так, консультант должен иметь необходимый уровень квалификации, чтобы уметь задавать вопросы. В беседе с политиком консультант сохраняет безоценочную позицию: всякое иное поведение приведёт, как минимум к негативным переживаниям у клиента, а в худшем случае к его отказу от общения с психологом. Психолог оценивает надежность и валидность своих открытий. Надёжность относится к однородности результатов, а валидность результатов означает, что в процессе проведения диагностического интервью изучалось именно то, что психолог был намерен изучать. В реальной исследовательской практике интервью всегда сочетается с методом наблюдения.

Во втором параграфе рассматриваются методы дистантного изучения личности политика. Проблема психологического диагностирования состоит в том, что личность политика в реальной жизни - практически недоступный объект для непосредственного, инструментального психологического изучения. Политики не любят и опасаются психологической диагностики, не желают, чтобы их обследовали. Более того, многие из них боятся объективного взгляда на себя. Они не заинтересованы в том, чтобы информация об их психологическом статусе и личностных особенностях, о сильных и слабых сторонах, стала достоянием других. При этом они справедливо полагают, что эта информация может быть использована им во вред. Именно поэтому построение психологического портрета политика, распознавание его реального образа осуществляется в большинстве случаев заочно, опосредованно, методами дистантной диагностики. Её основные приёмы основываются на наблюдении за реальным поведением политика.

Метод наблюдения. Метод наблюдения в исследовании личности политического деятеля является чрезвычайно важным и весьма информативным. В системе методов и приёмов изучения личности и её оценки наблюдение традиционно занимает одно из первых мест, так как способно давать наблюдателю богатые конкретные данные. В последние годы некоторые исследователи, к которым принадлежит автор, организуют наблюдение особым образом и используют его в варианте так называемой безбланковой диагностики. При такой организации наблюдения психолог работает с параметрами различных классических тестовых методик, например 16 РБ и / или ММР1, но добывает эмпирический материал без бланков, посредством собственно наблюдения, экспертных оценок и других доступных процедур. Такая диагностика требует опыта и мастерства специалиста, так как данные, на которые в основном может рассчитывать психолог в условиях российской политической действительности, - это данные, полученные путем регистрации поведения человека в повседневной

жизни, так называемые «L-данные (от «life record data»). К психологическому наблюдению как научному методу предъявляются следующие требования: 1) целенаправленность, 2) опора на теоретические и методологические основания, 3) избирательность, 4) плановость, 5) системность, 6) организованность, 7) фиксируемость, 8) релевантность, 9) полнота.

Ситуации наблюдения могут быть классифицированы по следующим основаниям на следующие виды: 1) естественные или искусственные; 2) управляемые или неуправляемые наблюдателем (они ещё определяются как контролируемые или неконтролируемые); 3) спонтанные или организованные; стандартные или необычные; 5) нормальные или экстремальные; 6) игровые - учебные - производственные. Кроме того, по виду контактов различают ситуации: 7) непосредственные - опосредованные; 8) вербальные - неречевые; 9) кратковременные - длительные.

Целенаправленное научное наблюдение применяется в следующих случаях: 1) ориентировка в проблеме (получение материала, способствующего прояснению проблемы, уточнению вопросов, формулировке гипотез); 2) основной сбор данных об объекте и предмете исследования, когда другие методы неприемлемы или их применение ограничено; 3) дополнение, уточнение или контроль результатов, полученных другими методами; 4) иллюстрация предложенных гипотез, интерпретаций, догадок, теорий.

Психолога выделяют возможности и ограничения наблюдения как метода научного исследования.

Возможности: 1) данный метод является источником полных, всесторонних данных; 2) наблюдение не полагается на надёжность памяти испытуемого; 3) наблюдите исключает искажение вследствие взаимодействия с экспериментатором (кроме случаев прямого наблюдения); 4) психолог может наблюдать то, что сам объект наблюдения не замечает вследствие чрезвычайной привычности обстановки; 5) наблюдение позволяет изучать тех, кто не желает отвечать на вопросы; 6) наблюдение позволяет использовать различные методы и методики систематизации и формализации полученной в результате наблюдения информации; 7) сбор информации методом наблюдения, как правило, не влияет на естественный ход событий и не препятствует естественности психических проявлений наблюдаемых. Обычно люди, за которыми ведётся наблюдение, не знают об этом. В связи с такой неосведомлёшюстью могут возникать этические проблемы, требующие квалифицированного и деликатного разрешения со стороны психолога;

Ограничения: 1) наблюдаемое поведение трактуется с точки зрения наблюдателя, в связи с этим возможны всякого рода искажения и тенденциозный отбор информации; 2) параметры психических явлепий описываются, по сути, опосредованно - по внешнему облику, поведению и т.д., в которых психологические состояния и характеристики напрямую не

отражаются; 3) возможна непредсказуемая реакция объекта наблюдения в случае обнаружения им факта наблюдения; 4) отдельные (частые, редкие) явления недоступные наблюдению; 5) недоступность данному методу некоторых скрытых проявлений психики (переживания, мысли, мотивы); 6) наблюдение практически всегда связано со значительным расходованием времени и средств; 7) существует проблема анализа качественных данных, если их обрабатывают количественными методами; 8) трудность формализации полученных данных, что усложняет их количественный анализ; 9) пассивная роль наблюдателя, ожидающего интересующие его события, хотя вероятность их появления не всегда высока; 10) трудность точного установления причин наблюдаемых явлений из-за невозможности учёта всех воздействующих факторов

Метод наблюдения способен дать максимальный эффект в той мере, в какой исследователь именно данной области психологии готов к наибольшей полноте и глубине восприятия поведения изучаемого политического деятеля.

Анализ документов. Важную информацию об изучаемом политике психологи получают при анализе документов. При этом докумепты в социальных науках понимаются достаточно широко, к ним, как показывает исследовательская практика, относятся официальные документы и личная документация в собственном смысле слова, в том числе автобиографии, дневники, письма, конспекты, фотографии и т. п., материалы массовой коммуникации, литературы и искусства и т. д. Все документы, с которыми работает исследователь можно классифицировать по трём основаниям. Во-первых: по способу фиксации информации - рукописные и печатные документы, магнитные ленты, кинопленки и т.д. Во-вторых: по статусу документа - личные документы, записки, дневники, письма; официальные документы: отчеты, справки; произведения творчества: статьи, брошюры, книги. В-третьих: по характеру документов - естественно функционирующие и созданные специально для каких-то целей. В каждом конкретном случае, тот или иной документ будет иметь различный информативный вес.

В работе с документами возникает проблема в связи с тем, кто интерпретирует документ - исследователь, человек со своими собственными, присущими ему индивидуальными психологическими особешюстями. Важнейшую роль при изучении документа играет, например, способность к пониманию текста. Проблема понимания - это особая проблема в психологии, но здесь она включается в процесс применения методики, следовательно, не может не приниматься во внимание.

Для преодоления этого вида «субъективности» (интерпретации документа исследователем) используется особый метод, получивший название «контент-анализ». В истории развития метода изучения документов имеется довольно разнообразный опыт его применения для психологических целей.

Различные модификации метода контент-анализа весьма активно используется зарубежными политическими психологами. Главная гипотеза данного дистантного исследования состоит в том, что слова политика и опирающиеся на них показатели являются приемлемыми способами изучения его личности. Таким образом, опыт применения качественно-количественного анализа различных документов демонстрирует его значительные возможности в психологическом портретировании. Одним из наиболее успешных примеров применения качественно-количественного метода являются исследования Е.В. Егоровой (2003).

Наряду с контент-анализом нередко используется и метод экспертных оценок, который позволяет оценить отдельные качества личности политика и дать прогноз ее' поведения. Примером использования метода экспертных оценок является подход П. Коуверта, основанный на р-сортировке (р-зогйщ). Этот метод позволяет исследователю компилировать экспертные оценки индивидуальности тех людей, непосредственные исследования поведения которых недоступно. Как и контенг-анализ, р-сортировка является строгим и объективным методом сравнения субъективных оценок личности политика.

Значительным диагностическим потенциалом обладают методы психолингвистического анализа политического текста. При этом под текстом понимается любой отрезок связной речи, начиная с простого высказывания в повседневной речи - до рассказа (новеллы), романа, публицистической статьи или любого научного текста. Внимательно вслушиваясь в речь незнакомого собеседника, наблюдая его в разных коммуникативных ситуациях, мы можем составить портрет языковой личности. Речь человека несёт в себе информацию о самых различных чертах личности говорящего. «Человек говорящий» предстаёт в виде многогранного, многопланового объекта исследования, неповторимость которого определяется уникальной комбинацией социально-психологических характеристик.

Итак, психолог, применяющий методы портретирования должен знать их возможности - это является показателем эффективности его работы и отражает ориентацию портретиста на профессионально оправданные процедуры получения психологической информации, а не на уровень житейской или обыденной психологии. Анализ возможностей дистантных методов, несмотря на их известные ограничения и несовершенства, дают возможность психологу получать необходимую и достаточную информацию для построения психологического портрета политического деятеля. При этом автор осознает, что сложившая практика шире приведённых здесь методов.

В третьем параграфе рассматриваются процессуальные аспекты построения психологического портрета политика, анализируются основные проблемы портретирования, излагаются требования, предъявляемые к психологическому портрету. Процесс построения психологического портрета должен сводиться к постоянному выдвижению диагностических гипотез,

которые необходимо проверять всеми доступными методами. При этом портретист обязательно рассматривает наряду с наиболее вероятной и альтернативную диагностическую гипотезу (интерпретацию полученных данных) применяя в психодиагностике принцип, аналогичный принципу «презумпции невиновности» в судопроизводстве. Пользуясь языком сравнения, можно сказать, что портрет политика должен сначала рисоваться не «красками», а «карандашом», что позволяет стирать некоторые черты, заменяя их другими по мере прорисовки заданного образа.

Создавая психологический портрет, целесообразно учитывать временной масштаб проводимой работы, т. е. необходимо отдавать себе отчёт в юм, стоит ли задача создать портрет политика в данный момент времени или же речь идет о портрете этого человека «вообще». В зависимости от ответа на этот вопрос, портрет будет включать либо относительно устойчивые, стабильные, либо изменчивые, менее стабильные характеристики состояний.

Весьма важным моментом в работе над психологическим портретом является его статичность или динамичность. Здесь существует определенная аналогия с фото- и кинопортретами. Как правило, психодиагност стремится получить как бы фотографию психологической индивидуальности — психические особенности, присущие объекту нашего интереса в период проведения исследования.

Автор считает возможным для снятия отдельных неизбежных противоречий в психологическом портрете, опираться на концепцию димензиональной онтологии В. Франкла (1990). Франкл, пользуясь геометрическими аналогиями, сформулировал два закона димензиональной онтологии. По мнению Франкла, человек, если у него редуцировать специфически человеческое измерение и спроецировать его на плоскости биологии и психологии, отображается в них так, что эти проекции противоречат друг другу. Ведь проекция в биологическое измерение обнаруживает соматические явления, тогда как проекция в психологическое измерение обнаруживает явления психические. В свете димензиональной онтологии, однако, эта противоречивость не ставит под сомнение единство человека - как и факт несовпадения круга и прямоугольника не противоречит тому, что это две проекции одного и того же цилиндра. Но бессмысленно искать единство человеческого способа бытия, преодолевающее многообразие различных форм бытия, а также разрешение таких противоречий, как антиномия души и тела, в тех плоскостях, на которые мы проецируем человека. Обнаружить его можно лишь в высшем измерении, в измерении специфически человеческих проявлений.

Димензиональный метод В. Франкла даёт нам дополнительные возможности решать некоторые проблемы психологического портретирования. Он позволяет строить психологический портрет с использованием разнообразных подходов и видеть за разными взглядами

частные проекции сложного многомерного объекта - личности - на разные плоскости её рассмотрения. Тем самым ответ на вопрос, зачем существует такое разнообразие теорий личности, может звучать так — чтобы увидеть всё многообразие граней, которыми может поворачиваться личность, и ни к одной она не сводится. Необходимо, однако, пояснить, что когда речь идёт о низших или соответственно высших измерениях, это не предопределяет их субординацию. В логике димензионального подхода более высокое измерение означает лишь, что это более объёмное измерение, которое включает в себя низшие измерения. Низшее измерение оказывается «снято» в высшем, в том многозначительном смысле, который придавал этому слову Г. Гегель. В этом смысле и человек, став человеком, остаётся в чём-то животным и растением.

В деятельности психолога задача создания психологического портрета включена широкий контекст его профессиональной деятельности. Имея в виду аналогию психологического портретирования с портретированием в изобразительном искусстве, можно сказать, что этот широкий профессиональный контекст профессиональной задачи задаёт как бы точку зрения исследователя на объект исследования. Благодаря категории точки зрения читатель может понять, где находится автор портрета. Ведёт ли он повествование как непосредственный свидетель или дистанцируется от героя и описывает его как наблюдатель, как оценивает героя или относится к нему индифферентно.

Автор согласен с мнением Т.М. Рысковой (1997), которая считает, что было бы очень сложно предложить для политико-психологического портрета, в силу самой специфики исходных данных, какую-либо обобщённую схему его составления. Поэтому портретная диагностика данного типа требует от аналитика не только профессиональной подготовки в области общей и политической психологии, но и навыков концептуализации, определённого методического мастерства.

Важную роль в расширении инструментальных возможностей психолога-портретиста играют в первую очередь программы, а также планы, схемы изучения личности и систематизации результатов её исследования, которые в настоящее время достаточно полно представленные в литературе. Критерии эффективности работы психолога во многом определяются его возможностями в составлении программы портретирования. Её составление основывается на принципе - максимум надёжности при минимуме затрат.

При этом систематизация полученных результатов является одним из важнейших направлений деятельности портретиста. В основу систематизации данных о личности политического деятеля должны быть положены: принцип изучения личности в деятельности, принцип цельности личности и принцип конкретно-исторического подхода.

В психологическом портретировании личности политического деятеля весьма важным моментом является знание психологом основных требований

к портрету как к результату проведённой работы. Эти требования представляется возможным пояснить на примере выделения А. И. Анфииогеиовым и другими авторами (1997, 2002) основных характеристик психологического портрета как итогового документа.

Психологический портрет:

- является относительно устойчивым психологическим продуктом. В первую очередь это относится к его базовым компонентам, которые личность зачастую не может произвольно изменять. Они относительно устойчивы во времени;

- носит вероятностный характер в силу того, что одни и те же свойства личности могут актуализироваться в разнообразных формах проявления и в то же время одна и та же форма поведения может явиться реализацией разных индивидуально-личностных тенденций, что затрудняет их однозначную интерпретацию;

- зависит от объективности источников информации, способов получения информации, адекватности интерпретации полученных данных. Адекватность обеспечивается критичностью выводов психолога-аналитика, отсутствием стереотипов и предубеждений в отношении портретируемого;

- носит дискретный характер - как отражение конкретной этапности и конкретной цели из множественности возможно решаемых с его помощью задач на разных стадиях построения портрета;

- обладает динамичностью, что проявляется в его способности дополняться и углубляться. Он всегда не полон, его создание представляет собой процесс непрерывного уточнения и выявления новой информации о личности политического деятеля;

- характеризуется прогностичностыо. Психологическая информация о личности политика может содержать сведения позволяющие прогнозировать его поведение;

- отвечает требованиям оптимальности, которая является необходимым свойством психологического портрета. Это предполагает необходимость осмысления психологической информации с целью её систематизации и оптимизации на основе избирательности. В то же время оптимальность предполагает, что портрет будет достаточно полным. Кроме того, в портрете как в итоговом документе предполагается минимальное использование специальной и клинической терминологии, поскольку содержащаяся в портрете информация предназначена пользователю, как правило, не имеющему специального психологического образования.

Для экспертной оценки психологического портрета политического деятеля могут использоваться прагматические критерии -верифицируемость, эвристическая ценность, внутренняя согласованность, экономность, широта охвата и функциональная значимость (А.В. Иващецко, Ж.П. Семинега, 2001).

Верифицируемость - психологический портрет политика должен содержать четко определённые, логически взаимосвязанные и доступные эмпирическому обоснованию концепции.

Эвристическая ценность - портрет должен стимулировать новые психодиагностические идеи для дальнейшего изучения описываемой личности.

Внутренняя согласованность - портрет должен логически, последовательно объяснить те личностные феномены политика, которые он рассматривает.

Экономность — портрет должен содержать только те концепции и положения, которые реально необходимы для объяснения конкретной личности политика, рассматриваемой данным портретом.

Широта охвата - портрет должен охватывать и объяснять широкий круг разнообразных личностных и поведенческих феноменов конкретного политика. Всесторонний портрет может быть использован как логический каркас для объединения и интеграции новых, разрозненных фактов, установленных в наблюдении и изучении.

Функциональная значимость - психологический портрет должен предлагать полезные рекомендации во взаимодействии с политиком, на которого составляется психологический портрет.

В заключение отметим, что расширяющаяся практика психологического портретирования неизбежно расширит приведённые здесь перечни требований и критериев.

Выделенные ориентиры рассмотрения проблем психологического портретирования выступают как основа их дальнейшего изучешы. Методы психологического портретирования ещё ждут своей разработки. Психологическое портретирование при всём его относительном несовершенстве - важное направление в политической психологии.

В пятой главе «ПРОБЛЕМА ДОСТИЖЕНИЯ РЕЛЕВАНТНОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА ЛИЧНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ» рассматриваются методология оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности, методология соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля и методологии валидизации психологического портретирования.

В первом параграфе автор раскрывает проблему влияния личпостных особенностей психолога-портретиста на меру соответствия построенного портрета реальным психологическим качествам изучаемой личности, т. е. на то, что в широком смысле определяется как релевантность. В довольно широком спектре профессиональных функций политического психолога задача портретирования политических деятелей одна из самых сложных. По существу основа процесса и релевантного результата психологического портретирования — это психолог в роли «я-как-инструмент». Обобщая мнения наиболее авторитетных исследователей и руководствуясь принципом

необходимости идеализации для выявления существенного, автор считает возможным полагать, что эффективность психолога-портретиста в контексте проблемы релевантности определяется тремя системными параметрами: качествами его личности, профессионализмом и специальными навыками. Эти параметры органично между собой связаны и их разделение весьма условно. Не умаляя значения теоретико-методологической и практической подготовки, автор склонен отдать первое место в системе приоритетов качествам личности портретиста.

В настоящем параграфе автор проанализировал не все, а только основные качества личности психолога-портретиста влияющие на релевантность портрета. Естественно, могут быть обнаружены и иные аспекты этой проблемы. Некоторые качества личности портретиста можно обозначить иначе, и автор отнюдь не уверен, что его определения самые удачные. Но как бы дальше не развивались исследования этой проблемы, субъект психологического портретирования всегда будет центром проблемы релевантности.

Здесь представляется необходимым остановиться на одном весьма важном моменте. Требования к деятельности портретиста в её связи с проблемой релевантности, так же, как в целом профессиональная деятельность психолога должны соответствовать международным и отечественным профессионально-этическим стандартам. Основные идеи этих стандартов в своё время были кратко сформулированы в виде следующих принципов: 1) ответственности, 2) компетентности, 3) этической и юридической правомочности, 4) квалифицированной пропаганды психологии, 5) конфиденциальности, 6) благополучия клиента, 7) профессиональной кооперации, 8) информирования клиента о целях исследования, 9) морально-позитивного эффекта исследования, 10) гражданственности и патриотизма.

Эти и другие принципы получили творческое развитие в исследованиях А.И. Юрьева (1996), который обоснованно утверждает, что при соблюдении принципов деятельности политического психолога гарантируется профессиональная и личная безопасность субъектов и объектов политики, самого политического психолога, а адекватной политике не наносится ущерба. Профессиональные этические требования к деятельности психолога служат важным контекстом для осмысления конкретных этических решений, которые должен принимать портретист. О необходимости следовать этическим требованиям портретист должен помнить всегда — с момента планирования исследования и в процессе реализации подготовленного портрета.

Второй параграф главы посвящен методологии соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля. Тема достижения содержательной релевантности в русле портретологических исследований является одной из наименее раскрытых в научной литературе. О

методологических подходах к решению проблемы релевантности писали такие политические психологи как Дж. Андерсон (1981) и Е.В. Егорова (1992).

Обобщая подход исследователей к принципиальным недостаткам портретирования с точки зрения релевантности, представляется возможным назвать следующие: психологический редукционизм; упор на психопатологии в связи с ориентацией исследователей на западный психобиографический подход; непреднамеренные попытки строить психологический портрет односторонне с переоценкой психологических проблем и некорректной их интерпретацией; бездоказательность, спекулятивные заявления портретиста, без каких-либо попыток объяснить, почему это психологическое заключение или «диагноз» вообще приложимы к данному политическому лидеру; изначальная недооценка конкретного политического деятеля.

Портретист должен помнить и об опасности проекции собственных качеств на такого политического лидера. Во избежание ошибок в оценке психологических особенностей политического лидера от портретиста требуется развитое чувство эмпатии. Это не обязывает его ни к симпатии, ни к любви, но к сопереживанию для того, чтобы лучше осознать все личностные проблемы и движущие мотивы политического поведения у изучаемого деятеля.

Обстоятельством, способствующим искажению реальности в портретировании, является то, что исследователь довольно часто работает с отсутствующим объектом.

Для устранения влияния различных ошибок и искажений исследователи предлагают различные стратегии достижения релевантности. Первым из таких требований Дж. Андерсон выдвигает тщательность проведения исследования.

Второе требование касается корректности используемой в портрете психологической терминологии и однозначности значений научных терминов.

Третье требование состоит в необходимости признания того факта, что политические события есть результат многих причин и поэтому их интерпретации должны сосуществовать в тексте. Объяснительные концепции этих событий не должны быть в конкуренции на разных уровнях: психологическом, экономическом, культурном, социальном, историческом и др.

Четвертое требование состоит в признании многомерности, сложности и противоречивости человеческой личности.

Пятое требование обязывает психолога признавать существование нескольких возможных версий ответа на вопрос о личности политического деятеля.

Весьма серьезной проблемой, связанной с ошибками портретиста, является проблема валидности оценок при использовании оценочных шкал, поскольку именно оценочные шкалы чаще всего используются там, где оказываются недоступными более объективные процедуры измерения, что практически всегда имеет место при осуществлении дистантной диагностики

политиков. Чем в большей степени проявляются ошибки портретиста и чем меньше существует возможностей их устранения статистическими методами, тем большей угрозе подвергается валидность оценок.

Для изучения надёжности портретирования применяются два основных экспериментальных метода. Первый метод оценивает относительную частоту, с которой различные исследователи выставляют различные диагнозы очевидно схожим объектам изучения. Практический опыт автора и других исследователей показывает, что психологи нередко имеют «предпочитаемые» диагностические категории, т. е. каждый исследователь, имеет тенденцию помещать большинство объектов портретирования в ограниченное число категорий с исключением из рассмотрения других категорий. Второй метод изучения надежности основан на сравнении диагностических гипотез, сформулированных двумя или более по одному и тому же объекту изучения, т. е. оценивает межэкспертную надёжность.

В третьем параграфе автор излагает понимание валидности при проведении качественного исследования, каким и является психологическое портретирование, в аспектах мастерства, коммуникации и действия. Эти методологические подходы к проблеме валидности обладают значительным конструктивным потенциалом в психологическом портретировании.

В последние годы наметилась тенденция концептуализировать валидность таким образом, чтобы она была адекватна качественным исследованиям в психологии. Эта тенденция не ведет к отказу от понятия валидности, но психологи делают попытки определить его в варианте, соответствующем современным качественным исследованиям личности.

В литературе можно найти как узкие, так и широкие определения валидности. В более широком смысле валидность относится к тому, насколько метод исследования способствует исследованию того, что намеревались исследовать; валидность как возможность психологического метода выявить то, для чего он предназначен и насколько наши наблюдения действительно отражают интересующие нас явления или переменные. При таком понимании валидности качественные исследования в принципе могут давать и дают валидные научные результаты. Сложность валидизации качественных исследований отнюдь не обязательно есть результат изначальной слабости качественных методов. Напротив, она может быть свидетельством того, что качественные методы необычайно глубоко проникают в сложную психологическую реальность.

Валидизация зависит от уровня мастерства проведения исследования, которое, в свою очередь зиждется на практическом опыте психолога; от постоянной проверки, постановки вопросов и теоретической интерпретации результатов. При этом принципиальное значение имеет не только мастерство, но и репутация исследователя. Основанная на качестве проведения его прошлых исследований, репутация политического психолога является важнейшей составляющей той валидности, которую другие исследователи

приписывают полученным им результатам. Валидность - не только функция от используемого метода. Личность исследователя как уже было замечено, в том числе и его моральные достоинства, принципиально важны для оценки качества полученного результата.

В связи с востребованностью и развитием качественных исследований в современной политической психологии продуктивным методологическим приёмом признается коммуникативный подход к валидности, который обнаруживается в разных подходах в науках о человеке. Коммуникативная валидность предполагает проверку валидности качественных исследований в диалоге. Валидные интерпретации формируются, когда противоречащие друг другу утверждения обсуждаются в диалоге, например в диалоге портретиста и заказчика (пользователя) портрета. Решение о том, валидно ли наблюдение, его интерпретация и конечный результат исследования, принимается, когда участники дискуссии приводят свои аргументы. Собственно, в валидизации посредством переговоров в сообществе ученых нет ничего нового — в естественных науках принятие научной общественностью было последпим и окончательным критерием установления приемлемости той или иной гипотезы или теории.

Другой методологический подход опирается на прагматическое понимание валидности в качественных исследованиях. Он идёт дальше коммуникативной методологии и предъявляет к психологическому портрету более жесткие требования, чем простое согласие в диалоге. Прагматическая валидизация основана на наблюдении и интерпретации, при последующем обязательстве действовать согласно библейской формуле: «По делам их узнаете их». При прагматической валидизации знаний проверка заменяется их эффективным и результативным применением.

Приведённые в параграфе аспекты не исчерпывают все возможности валидизации качественных исследований. Автор, опираясь на многолетний личный опыт портретирования делает вывод о том, что изложенные методологические подходы к проблеме валидности обладают значительным потенциалом в осуществлении психологического портретирования. Вместе с тем они не отменяют важности точных наблюдений и логичной аргументации. Большинство качественных исследователей пользуется, если это возможно и уместно, статистическими данными.

В литературе, посвященной проблеме валидности в качественных исследованиях, приводится ряд наиболее часто упоминаемых критериев, которые по мнению автора могут и должны использоваться в валидизации психологического портретирования. Это такие критерии как подлинность источников данных, авторских методов и изложения; триангуляция - оценка портрета с нескольких точек зрения либо посредством комплекса методов; валидизация респондентов и экспертов; рефлексивность как способность портретиста учитывать возможность собственной предвзятости в процессе сбора данных, логических построений и выводов; независимый аудит,

который предполагает представление другим исследователям возможности проследить работу с данными и прийти к тем же самым выводам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Предпринятое в диссертации исследование по разработке теоретических и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля достигло поставленных целей.

В результате проведённого исследования был обоснован вывод о том, что в последние годы в отечественной психологической науке сформировано и получило развитие новое направление, которое автор счёл возможным назвать портретологией. Это направление складывалось исторически. Оно генетически связано с семью линиями развития психологического портретирования личности: научно-исторической, литературно-критической, литературно-художественной, литературно-психологической,

психоаналитической, психолого-психиатрической и патографической.

Существенным научным результатом диссертационного исследования является проведение концептуального анализа, систематизация и обобщение современного состояния теоретического потенциала и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля как в нашей стране так и за рубежом.

В диссертации сформулированы и получили развитие концепции психологического портретирования личности политического деятеля. Положения, выносимые на защиту, в процессе диссертационного исследования получили подтверждение и дополнительные обоснования.

В диссертации на основе всестороннего теоретического и методологического исследования впервые в политической психологии в рамках научно-психологического подхода предлагается понятие психологического портрета личности политического деятеля. Портрет определяется как способ интеграции накапливаемых знаний и целостного описания аутентичных психологических свойств, качеств и состояний личности политического деятеля в их связи с его объективными социальными и биологическими качествами.

В исследовании показано, что в практике политико-психологического анализа этот метод используется в качестве инструмента системной психологической интерпретации полученных данных о конкретном политике и описания их как дифференцированной и организованной целостности. При этом процесс построения психологического портрета политика представляет собой последовательное выдвижение ряда диагностических гипотез с последующей их верификацией. В связи с этим автор предлагает рассматривать психологический портрет как динамический результат сложного интеллектуального процесса анализа, формирования и объединения представлений и различных точек зрения по поводу личности конкретного политика. Подготовленный таким образом психологический портрет имеет вероятностный характер и представляет собой диагноз-

гипотезу, которая способствует решению конкретных исследовательских и практических задач.

В диссертации систематизированы и обобщены инструментальные методы построения психологического портрета личности политика.

В диссертации получила развитие методология достижения релевантности психологического портрета личности политического деятеля. Разработана методология оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности и методология соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля, методология валидизации психологического портретирования.

Практические потребности государственных, общественных и иных структур в последние годы требовали системного, научно выверенного, практически реализуемого инструментария по изучению и оценке политических, экономических и других субъектов деятельности. Результаты диссертационного исследования могут служить теоретико-методологической основой для практической деятельности политических психологов.

Кроме того, разработанная в диссертации на основе зарубежных и отечественных исследований теоретико-методологическая основа психологического портретирования позволит продолжить масштабные психолого-политические исследования. Она позволит в системе вузовского образования начать плановую подготовку психологов-портретистов.

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Монографии и учебно-методические материалы

1. Политический консультант в российских избирательных кампаниях. Психологическое пособие для политиков и консультантов. - М: Никколо М, 1995. - 151 с. (в соавт.).

2. Как делать имидж политика. Психология политического консультирования. Психологическое пособие для политиков и консультантов. - М.: Никколо М, 1995. - 159 с. (в соавт.).

3. Политическое консультирование. - М.: Никколо М, 1999. - С. 201-468 (в соавт.).

4. Семнадцать мгновений демократии. Лидеры России глазами политического психолога. - М, 2001. - 176 с.

5. Портретология власти: Теория и методология психологического портретирования личности политика. - М.: Наука, 2004. — 264 с.

Статьи, тезисы докладов и выступлений

6. Психологические аспекты информационной безопасности // Международный журнал Проблемы теории и практики управления. 1992. № 2.-С. 106-110.

7. Политические элиты. Человек, политика, психология // Вопросы философии. М., 1995. № 4. - С. 19-22.

8. Проблема психодиагностики политических лидеров // Общественные науки и современность. 1995. № 6. - С. 108-116.

9. Борис Громов: «Нужен ли российский Пиночет?»//Власть. 1995. №11.-С. 18-21.

10. Григорий Явлинский: объединяйтесь вокруг меня // Власть. 1996. №3.-С. 7-12.

И. Политический альянс и регуляторы поведения его участников // Власть. 1997. № 4. - С. 48-51.

12. Фрагменты психологического профиля Бориса Немцова // Власть. 1997. №7.- С. 42-43.

13. Фрагменты психологического профиля Валентина Юмашева // Власть. 1997. № 9. - С. 14-17.

14. Информациошю-психологическая безопасность лидера в политической деятельности: проблема оценки и учёта личностного фактора. - В сб.: Парламент как субъект и объект изменений. Психология парламентаризма / Под ред. А.И. Юрьева. СПб.: Изд-во НИИХ СПбГУ. 1999. (в соавт.).-119-121.

15. Метод построения психологического портрета политика: место, роль и значение в обеспечении деятельности политических субъектов. — В сб.: Информационно-психологическая безопасность избирательных кампаний / Под ред. А.В. Брушлинского и В.Е. Лепского - М.: Ин-т психологии РАН, 1999. - С. 56-58.

16. Масштаб личности и масштаб понимания проблем // Россия в условиях трансформации. -М.: ФРПЦ, 2000. № 1. - С. 38-41.

17. Структура психологического портрета политика // Власть. 2000. №11. -С. 43-47.

18. Модернизация России: политическая элита в контексте глобализации. - В кн.: Россия. Планетарные процессы. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2002. - С. 352-386.

19. О психологических типах в политике // Власть. 2002. № 4. (в соавт.). - С. 37-42.

20. Психологический портрет политического лидера (методология поиска). Доклад // Россия в условиях трансформации. Выпуск № 20. - М.: ФРПЦ. 2002. - С. 64-105.

21. Психологические особенности взаимодействия элиты и общества в процессе политического реформирования. - В кн.: Психология восприятия власти / Под ред. Е.Б. Шестопал. - М.: Изд-во «Социально-политическая мысль, 2002. - «Серия «Научные доклады», Выпуск 1). - С. 63-74.

22. О политико-психологическом портретировании // Вестник политической психологии. - СПб., 2003. № 1(4). - С. 18-23.

23. Рефлексия в политике // Власть. 2003. № 9. - С. 21-24.

24. Психологическая портретология // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы III Всероссийского съезда

психологов 25-28 июня 2003 г. - СПб.: Изд-во Лен. гос. ун-та им. А.С. Пушкина, 2004.

25. Alexander Lebed - Vom Volkshelden zum Präsidenten? WostoK, Infonnationen aus dem Osten fUr den Westen, № 6/96 Novemmber-Dezember 1996.-P. 24-27.

Подписано в печать 09.07.04. Заказ № 719. Тираж 70 экз. Обьем 0,75 п. л. Отпечатано в типографии ООО «Микроматикс». Санкт-Петербург, В. О., Большой пр., 55

1С 1 69 32

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Ракитянский, Николай Митрофанович, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ЛИЧНОСТИ

ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ: ИСТОРИЯ И 2Q СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ.

1.1. Портретология как междисциплинарная отрасль знаний.

1.2. Психологический портрет в зарубежной психологии.

1.3. Психологический портрет в отечественной психологии.

Глава 2. ЛИЧНОСТЬ ПОЛИТИКА КАК ОБЪЕКТ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ.

2.1. Психологические особенности профессиональной деятельности политика и структура его личности.

2.2. Политическая культура России и формирование личности в контексте системного кризиса политического режима.

Глава 3. ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОСТРОЕНИЯ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА.

3.1. Портретологический потенциал психологических теорий

3.2. Методологические основания для построения психологического портрета.

Глава 4. МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

ПОРТРЕТА ПОЛИТИКА.

4.1. Методы контактной психологической диагностики личности.

4.2. Методы дистантной психологической диагностики личности

4.3. Построение психологического портрета.

Глава 5. МЕТОДОЛОГИЯ ДОСТИЖЕНИЯ РЕЛЕВАНТНОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПОРТРЕТА

ЛИЧНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ.

5.1. Методология оценки субъекта портретирования в контексте 218 проблемы релевантности.

5.2. Методология соотнесения портрета и личности изучаемого 236 политического деятеля.

5.3. Методология валидизации психологического 247 портретирования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Теория и методология психологического портретирования личности политика"

Актуальность исследования

В любой стране, в России особенно, практически все значимые политические явления в большей степени зависимы, чем независимы от психологии правителей, так как политика - явление в значительной степени психологическое и она не может существовать без субъекта. В нашей истории с многовековыми традициями авторитаризма личность политического деятеля имеет особое значение. В России государство и власть традиционно персонифицируются, поэтому у граждан нашей страны присутствует острое неравнодушие к личности, конкретным поступкам, судьбам политиков и представителей властных элит.

Психология тех, кто делает политику, ещё долго будет вызывать неослабевающий интерес. Этот интерес невозможно удовлетворить без научного изучения личностных качеств политических деятелей и побудительных мотивов их действий. Как самим российским политикам, так и общественности целесообразно полнее представлять влияние личности на политику государства. Это весьма сложно осуществить без учёта и системного изучения личностных качеств политических руководителей и их побудительных мотивов. Первопричины политических решений и действий, кроме обстоятельств объективного порядка, необходимо искать ещё и в психологических качествах, в закономерностях психики политических руководителей.

Известно, что массовое сознание тяготеет к упрощению исключительно сложной политической реальности. В отношении политиков ему свойственна редукция, стереотипизация и примитивная оценочность. В связи с этим, весьма актуальным становится осмысление накопленного опыта научных исследований в области политической психологии, его использование применительно к изучению личностей политических субъектов методом психологического портретирования.

Автор исходит из того, что основным инструментом политического руководителя страны и государства в реализации его планов, замыслов, идей и вожделений является его личность. От личности политика, от уровня развития его гражданской, политической и духовной рефлексии в значительной, а иногда в решающей мере зависят результаты его деятельности. Без знания целостной картины психологических свойств и качеств политического руководителя, особенностей и противоречий его личности, невозможно понять закономерности его поведения, и, следовательно, невозможен системный анализ его прошлых действий и ошибок, а также прогноз тенденций его поведения в значимых политических ситуациях.

Последнее десятилетие было временем активного развития отечественной политической психологии. В научном сообществе страны развивались методы психологического изучения личности политических деятелей и в частности метод психологического портретирования. Вместе с тем проблема психологического портрета политика в прямой постановке до настоящего времени и по существу не исследовалась и не выделялась как самостоятельное направление научного анализа и одна из приоритетных задач социальной практики.

Круг потребителей аналитической продукции психологов под общим названием психологический портрет в последние годы постоянно расширяется. К использованию психологических портретов прибегают субъекты политического процесса, хозяйствующие субъекты, врачи, в том числе и психиатры, СМИ, дипломаты, военные, правоохранительные ведомства, спецслужбы, в частности подразделения по борьбе с терроризмом. В повседневной социальной и производственной практике психологический портрет и его возможности активно используются для подбора, аттестации, подготовки кадров и работе с ними, а также для решения других задач.

Таким образом, актуальность метода психологического портретирования определяется, с одной стороны, объективно существующей в обществе потребностью изучения субъектов политики. С другой стороны, наличием проблемной ситуации в связи с изучением самого метода психологического портрета, раскрытия его сущности, целей и задач применения, его инструментальных возможностей и ограничений. В связи с этим разработка проблемы психологического портрета представляется актуальной как в теоретико-методологическом, так и в практическом плане.

Современное состояние проблемы

Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что проблема психологического портретирования личности политического деятеля принадлежит к разряду тем междисциплинарного и полидисциплинарного исследования. Литература, посвященная в целом проблеме психологического портретирования огромна, и даже простое её перечисление вызывает немало трудностей. В прямой постановке и комплексно эта тема до последнего времени по существу не исследовалась и не выделялась как самостоятельное направление научного анализа и как важная задача социальной практики. Между тем психологическое портретирование имеет давнюю историю. Психологический портрет в западной и отечественной культуре и науке получил своё развитие примерно в одно и то же время - в XIX веке. В научном аспекте психологическое портретирование с момента своего зарождения и по настоящее время имеет как в России, так и на Западе свои специфические теоретико-методологические традиции формирования и свои тенденции развития как метод целостного описания аутентичных психологических свойств и качеств личности политического деятеля.

Начало психологического портретирования на Западе можно отнести примерно к середине XIX века. В первую очередь оно связано с именами таких исследователей как Т. Карлейлъ, Ш. Сент-Бёв и И. Тэн. Принципиально новый этап изучения личности политических деятелей и наиболее известных людей в зарубежной психологии можно отнести к началу XX столетия. Эта тема стала прямым объектом дискуссий Венского психоаналитического общества. Венская группа исследователей в ходе этой дискуссии сформулировала свою методологическую проблему так: они искали клиническое соответствие в неклиническом мире и понимали, что в исследовании политических фигур надо проявлять «методологическую» осторожность. В 1912 г. этой группой и её последователями был создан журнал «Имаго», который продолжал выходить до 1937 г. В нём было опубликованы портреты - психоаналитические исследования выдающихся людей и политических лидеров разных исторических эпох: Аменхотепа IV, Наполеона I, Генриха VIII, Александра Македонского, Бисмарка, Луи Бонапарта. Психологические, в том числе патопсихологические черты и процессы личности, а также способы перевода личностных проблем и конфликтов в политическую плоскость были в центре внимания психологов в течение долгого времени.

Постепенно в западноевропейской, а затем и в американской портретологии сложились три основных направления. Все они имеют прагматическую направленность. Изначально их целью было изучение влияния личности политического лидера на внешнюю политику.

Первое направление уходит своими корнями в западноевропейский психоанализ. Оно направлено на создание портрета как целостной биографии политического деятеля на основе анализа его личностных особенностей и объясняет исходя из этих особенностей его политическое поведение. Это направление исследований является наиболее мощным и развитым в западной психологии. Оно развивается и сегодня, вызывая к себе интерес со стороны учёных и практиков.

Второе направление представлено портретами политиков, где выявляются и подвергаются анализу их конкретные личностные характеристики, которые влияют на внешнюю политику. Все эти характеристики диагностируются и измеряются с помощью различных дистантных методов.

Третье направление - это исследования, в которых портрет создаётся как интегративная модель личности политического лидера, как сочетание его базовых личностных характеристик, исходя из законов их взаимодействия с точки зрения влияния личности на внешнюю политику.

Все направления исследований личности политических лидеров методом портретирования опираются на разные методологические принципы: от психоанализа в его старых и новых формах до когнитивизма и интеракционизма. Однако во всех этих подходах, независимо от фокуса исследования, в портрете рассматривается сложная структура личности политического лидера. Личность воспринимается как меняющаяся и развивающаяся; признается наличие внутриличностных проблем и конфликтов.

Все подходы к построению психологических портретов,, начиная с 3. Фрейда, включая современных западных специалистов, отличаются многообразием частных методологий, в которых, тем не менее, доминирует идея психоанализа в её различных вариантах. При этом наблюдается активное заимствование друг у друга понятий и методов исследования. По мнению Е.Б. Шестопал [2000], именно психоаналитическое движение придало политическому портретированию широкую известность. Западные портретологи стремятся к портретированию личности политических деятелей в первую очередь в прагматическом контексте, т. е. с точки зрения их влиянии на внешнюю политику.

Западноевропейская и американская политическая психология богата именами учёных в той или иной мере занимающихся как разработкой проблем психологического портретирования, так и практическим воплощением различных теоретико-методологических подходов. Это - G. Allport, J. Anderson, D. Barber, R.A. Beasley, Ph. K. Bock, R. B. Cattell, H. W. Eber, M. M. Tatsuoka, N. Clinch, G. Cocks, E. Diamond, R. Donley, A. Elms, E. H. Ericson, S. Freud, W. Bullit, H. Gatzke, A. George, J. George, B. Glad, F. Greenstein, E. C. Hargrove, M. G. Herman, J. Kaarbo, R. A. Beasley, J. Kagan, D. Keirsey, W. Langer, H. Lasswell, A. Lijphart, L. Mause, B. Mazlish, M. Mead, Ph. Metraux, S. A. Peterson, J. Post, S. Renshon, D. Simonton, B. F. Skinner, A. Somit, A. Steuwart, W. Stone, M. Sullivan, S. Verba, D. Ward, D. Winter, W. Weintraub, S. Walker и другие исследователи и практики.

Психологическое портретирование в России зарождалось во второй половине XIX века. В истории отечественного психологического портрета отчётливо выделяется два периода. Первый период - начиная примерно с 70-х годов XIX века и до конца 20-х годов XX века. В эти годы публиковались многочисленные исследования о личности руководителей государства, наиболее влиятельных людей из их окружения, а также известных писателей, деятелей культуры и искусства. Практически все работы имели ретроспективный характер. Впервые направление психологического портретирования в России было намечено В.О. Ключевским.

В течение первого периода в истории отечественного психологического портрета сложилась богатая и сложная традиция самых разнообразных исследований, посвящённых изучению личности носителей власти и других исторических лиц. В широком спектре работ по этой проблеме можно условно выделить следующие основные направления портретирования. Это -научно-историческое (В.О. Ключевский, К.В. Валишевский), литературно-критическое (Д.И. Писарев), литературно-художественное (Д.С. Мережковский), литературно-психологическое (Г.И. Чулков), психоаналитическое (И. Д. Ермаков), психолого-психиатрическое (ПИ.

Ковалевский, В.Ф. Чиж) и патографическое (Я.А. Чистович, Я.А. Боткин, В.М. Бехтерев) направление.

Личностные характеристики, связывающие людей в политические элиты, психологические особенности политических экстремистов, которые осуществили в России с 1902 по 1911 г. 241 покушение, также были предметом изучения русских психологов в предреволюционные годы. Но их жизненные судьбы, также как и участь учёных, оказавшихся свидетелями и исследователями революционных событий 1917 года и гражданской войны, нам, к сожалению, не известны. Это особая тема, ждущая своих исследователей.

После гражданской войны партия никому не позволяла себя изучать, тщательно контролируя через соответствующие ведомства все публикации по психологии партийного поведения и психологии партийных лидеров. Воспоминания невозвращенцев и беглецов, допущенных к тайнам партийной и государственной деятельности и наблюдавших политических лидеров СССР, не являются профессиональными, научными свидетельствами. Они не позволяют достоверно восстановить то, что утрачено. Россия на десятилетия оказалась единственной страной, не имеющей профессиональных психологических портретов своих руководителей, созданных при их жизни.

Второй период отечественного психологического портрета исторически очень короткий: примерно с 80 гг. XX века и по настоящее время. Начинался он с заказа политическим психологам портретов И. Ганди, Р. Рейгана, Дж. Буша, М. Тэтчер и других лидеров иностранных государств. Заказчики в лице руководителей Советского Союза предполагали, что подготовленные портреты позволят им оценить сильные и слабые человеческие стороны иностранных политиков. Такая работа потребовала отказа от записок в стиле агитпропа и прорисовки нюансов личности и поведения объектов портретирования. С этого момента руководители СССР были постоянными заказчиками психологических портретов иностранных политиков. Такие исследования проводились специалистами из Института США и Канады АН СССР, НИИ проблем укрепления законности и правопорядка и других научных учреждений, в том числе и закрытых. Результаты работы последних нам пока недоступны. Объединяло все эти исследования стремление советских руководителей получить информацию о личности политического партнера для наиболее эффективного взаимодействия с ним. Естественно, исследования психологов по построению таких психологических портретов были покрыты завесой секретности.

В системе Академии наук развивались методы психологического анализа личности политических лидеров, позволяющие оценить их без непосредственного вступления в контакт. И здесь использовались не только психобиографии. Политические психологи активно работают с методами анализа текстов речей и документов, исходящих от политика. Ими создан ряд оригинальных технологий, позволяющих оценить личность политика по видеозаписям, определить его характер по употребляемым лексическим формам.

Последнее десятилетие было временем активного развития методического инструментария психологического портретирования субъектов власти. Исторически сложившиеся методологии построения психологического портрета получили не только дальнейшее развитие, но и пополнились ещё одной - научно-психологической. В рамках этой методологии проводятся активные портретологические исследования. Они осуществляются на базе двух ведущих университетов - МГУ им. М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургского государственного университета, а также в других исследовательских и учебных центрах страны.

Направление работ, повлиявших на формирование и развитие психологического портретирования, представлено трудами российских учёных: К.А. Абульхановой-Славской, B.C. Агеева, Б.Г. Ананьева, Г.М.

Андреевой, А.И. Анфиногенова, Л.И. Анцыферовой, А.Г. Асмолова, А.В. Брушлинского, Л.Ф. Бурлачука, Л.С. Выготского, В.А. Ганзена, Г.В. Грачёва, О.С. Дейнека, А.А. Деркача, Г.Г. Дилигенского, А.И. Донцова, Б.Ф. Зейгарник, А.Г. Ковалёва, А.И. Колодной, Е.С. Кузьмина, А.Ф. Лазурского,

A.Н. Леонтьева, В.Е. Лепского, А.Е. Личко, Б.Ф. Ломова, В.М. Мельникова,

B.C. Мерлина, В.Н. Мясищева, Д.В. Ольшанского, К.К. Платонова, Г.И. Россолимо, С.К. Рощина, С.Л. Рубинштейна, Л.Н. Собчик, Б.М. Теплова, Д.Н. Узнадзе, А.Г. Шмелёва, Г.В. Щёкина, Л.Т. Ямпольского и многих других. Поэтому как с теоретической, так и с практической точки зрения на сегодняшний день являются необходимыми обобщение и систематизация накопленного материала.

Становление современного отечественного психологического портретирования как нового направления политической психологии связано с именами Е.В. Егоровой, А.И. Китова, С.К. Рощина, Е.Б. Шестопал, А.И. Юрьева и других.

Проведённый анализ показывает, что к настоящему времени исторически сложилась определённая теоретическая, методологическая и эмпирическая база для междисциплинарного политико-психологического исследования психологического портретирования личности политического деятеля, которая, однако, ещё не объединена интегративным теоретико-методологическим подходом, системой основных понятий и единым смысловым полем.

Цель исследования - разработка теоретических и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля.

Задачи исследования

1. Выявить и описать генезис, динамику, этапы, направления развития и типологию психологического портретирования в отечественной и зарубежной психологии.

2. Определить исторические и теоретико-методологические особенности психологического портретирования в отечественной и западной психологической науке.

3. Исследовать психологические особенности профессиональной деятельности и провести теоретический анализ структуры личности политика. Выявить культурно-исторические и контекстуально-политические особенности, влияющие на формирование личности политического деятеля России.

4. Провести концептуальный анализ, систематизировать и обобщить современное состояние теоретического потенциала и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля.

5. Систематизировать и обобщить конкретные методологические приёмы, позволяющие создавать психологические портреты личности политика.

6. Систематизировать и обобщить инструментальные методы построения психологического портрета личности политика.

7. Изучить методологические подходы к решению проблемы достижения релевантности психологического портрета личности политического деятеля. Разработать методологию оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности, методологию соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля, предложить методологические подходы валидизации психологического портретирования.

Объект исследования - личность политического деятеля.

Предмет исследования - теория и методология психологического портретирования личности политического деятеля.

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологическую основу исследования составили междисциплинарный подход к изучению психики и комплексный подход в исследовании личности Б.Г. Ананьева, системные описания в психологии В.А. Ганзена, методология исследования влияния личности политических лидеров на политическое поведение Е.В. Егоровой, системное описание политической психологии А.И. Юрьева. Методологическими основаниями исследования стали также идеи П.К. Анохина, В.М. Бехтерева, К.К. Платонова, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, С.Л. Рубинштейна, Д.Н. Узнадзе, Е.Б. Шестопал, J.M. Anderson, A. George, G. Herman, Н. Lasswell, В. Mazlish, V. Frankl, D. Winter.

В качестве аксиологической основы рассмотрения личности политического деятеля в контексте проблемы психологического портретирования автор опирался на труды К.А. Абульхановой-Славской, Б.Г. Ананьева, Л.И. Анцыферовой, А.Н. Леонтьева, В.Н. Мясищева, а также R. Assagioli, Н. Ericson, V. Frankl, Е. Fromm, А.Н. Maslow, С. Rogers.

Специфика исследовательских задач, составляющих предмет диссертации, потребовала применения комплекса общенаучных и специальных подходов. Ими являются базовые принципы, разработанные в общественных и естественных науках, используемые и развиваемые психологией: принципы детерминизма, комплексности, системности, активности, развития, субъектности, интегративности, рефлексивности, оптимальности.

В исследовании использовался методологический инструментарий, интегрирующий исследовательские возможности методов философии, социологии, психологии, политологии и ряда других наук, объединённых принципами и подходами междисциплинарного, структурно-функционального, сравнительно исторического изучения исследуемой проблемы.

В целом же, по мнению автора, главной теоретической и методологической основой диссертации является диалектический метод, который продолжает оставаться общеметодологическим фундаментом исследования новых явлений и процессов окружающего мира во всей их сложности и противоречивости.

Новизна исследования

Диссертация открывает новое направление в отечественной политической психологии - портретологию. В результате проведённого исследования автор обосновал вывод о том, что в последние годы формируется новая отрасль междисциплинарных знаний, которую в качестве рабочего понятия представляется возможным назвать портретологией.

Впервые раскрыта этимология понятия психологического портрета, его аспектные дефиниции, контекстуальные синонимы, типологические особенности, субъективный и объективный аспекты, основные значения. Определены междисциплинарный характер психологического портрета, его тематическое и функциональное многообразие, понятия «внешнего» и «внутреннего» уровня психологического портрета, его ведущая функция и объекты психологического портретирования. Показана объективно существующая потребность в практическом использовании портрета в различных отраслях знания и общественной практики.

В рамках нового направления в политической психологии на основе анализа научной литературы и обширного эмпирического материала сформулировано понятие психологического портрета.

Диссертационное исследование является первой работой в отечественной политической психологии, в которой исследован портретологический потенциал психологических теорий и методологические основания для построения психологического портрета.

Научная новизна состоит также в том, что в диссертации на базе исследования известных науке подходов к портретированию предложены варианты инструментальных концепций психологического портретирования.

В диссертации впервые обобщены и систематизированы методы психологического портретирования личности политического деятеля и сформулированы концептуальные подходы к построению психологического портрета.

Предложены методология оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности, методология соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля и методологические подходы валидизации психологического портретирования.

Теоретическое значение работы

Результаты, полученные в процессе работы над темой, служат расширению теоретических представлений и аналитических возможностей в области политико-психологических исследований субъектов политики.

Рассмотрен и обоснован статус портретологии как отрасли психологического и социально-политического знания.

Значение имеет выявленный теоретический потенциал и методологические основания психологического портретирования, которые создают научную перспективу дальнейших портретологических исследований.

Научная разработка проблемы психологического портретирования личности политика создаёт основу для построения в едином ключе более открытых, содержательных, многомерных и гибких концептуальных схем изучения личности политического деятеля.

Практическое значение исследование

Реализованный в исследовании подход создаёт основу для операционализации теорий личности и методологий их изучения, он даёт возможность реализовывать их в методах психологического портретирования личности политического деятеля.

Положения и выводы диссертации могут быть использованы в университетских курсах политической психологии и политологии, в разработке проблемы использования психологического портрета как средства прогнозирования поведения политического деятеля, как инструмента рефлексивного управления субъектами политики. В этой связи весьма актуальной и социально значимой задачей политических психологов в настоящее время является разработка методологий и методов противодействия деструктивным вариантам рефлексивного управления политическими субъектами.

Метод психологического портретирования является важным политико-психологическим инструментом в системе методологий и методов политического анализа.

Положения исследования, выносимые на защиту

1. Портретология - отрасль междисциплинарных знаний, наука о построении психологических портретов.

2. Психологический портрет является методом системного изучения личности политического деятеля. Он представляет собой способ интеграции накапливаемых знаний и целостного описания аутентичных психологических свойств, качеств и состояний личности политического деятеля в их связи с его объективными социальными и биологическими качествами. В практике политико-психологического анализа этот метод используется в качестве инструмента системной психологической интерпретации полученных данных о конкретном политике и описания их как дифференцированной и организованной целостности.

3. Психологическое портретирование личности политика представляет собой последовательное выдвижение ряда диагностических гипотез с последующей их верификацией. В связи с этим автор считает, что психологический портрет необходимо рассматривать как динамический результат сложного интеллектуального процесса анализа, формирования и объединения представлений и различных точек зрения по поводу личности конкретного политика. Подготовленный таким образом психологический портрет имеет вероятностный характер и представляет собой диагностическую гипотезу, которая способствует решению конкретных задач.

4. Психологический портрет находится в фокусе различных дисциплин, изучающих феномен человека и на пересечении различных сфер социальной, политической, экономической и других видов деятельности людей. В связи с этим, портретологический подход позволяет рассматривать психологический портрет как междисциплинарное средство целостного изучения личности при ведущей роли психологической науки. Он требует при построении психологического портрета объединения в едином подходе теоретических, методологических и методических возможностей наук о человеке.

5. Методология построения психологического портрета политического деятеля определяется исходя из целей и задач портретирования. Психолог-портретист определяет набор инвариант, необходимых и достаточных для построения психологического портрета в соответствии с поставленной целью и в этом смысле построение психологического портрета автор определяет как процесс инвариантного моделирования. Инвариантное моделирование осуществляется на основе фундаментальных положений психодиагностической теории и практики с опорой на основные теоретические концепции личности.

6. Психологическое портретирование осуществляется методами контактной и дистантной психодиагностики. В отдельных случаях построение психологического портрета политика осуществляется на основе информации, полученной в результате непосредственного контакта с ним. Такой вариант диагностики определяется как контактный. В большинстве случаев построение психологического портрета политика, распознавание его реального образа осуществляется заочно, опосредованно, методами дистантной диагностики. Её основные приёмы основываются на методе наблюдения за реальным поведением политика.

7. Эффективность психолога-портретиста в контексте проблемы релевантности определяется тремя системными параметрами: качествами его личности, профессионализмом и специальными навыками. Автор считает, что в реальной практике портретирования решающее значение имеет не столько теория, сколько личностная зрелость психолога, подразумевающая кроме прочих такие гуманистические качества как духовность, социальный интеллект, рефлексия, эмпатия, фасилятивность, а также профессиональную подготовку, которая предполагает высокий уровень интеграции теоретико-методологических познаний и практического опыта.

Апробация работы

Результаты исследования изложены в монографии «Портретология власти: Теория и методология психологического портретирования личности политика» [2004], в книге «Семнадцать мгновений демократии. Лидеры России глазами политического психолога» [2001], в учебных пособиях для политиков и политических консультантов, научных статьях соискателя, в докладах на международных и всероссийских конференциях.

Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в содержании прочитанных автором лекций и спецкурсов в МГУ им. М.В. Ломоносова и Академии ФСБ России.

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы и приложения.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

В заключительной главе проблема релевантности психологического портрета личности политического деятеля рассмотрена в трёх методологических аспектах.

Во-первых, с точки зрения методологии оценки субъекта портретирования. В результате анализа научных источников и опираясь на собственный опыт портретирования, автор делает вывод о том, что личностные особенности психолога-портретиста значительно влияют на меру соответствия построенного портрета реальным психологическим качествам изучаемой личности, т. е. на то, что в широком смысле определяется как релевантность. В контексте проблемы релевантности эффективность психолога-портретиста определяется тремя системными параметрами: качествами его личности, профессионализмом и специальными навыками.

Во-вторых, проанализирована тема достижения содержательной релевантности в русле портретологических исследований с точки зрения методологии соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля. В главе рассмотрены возможные недостатки портретирования, дана типология искажений и ошибок, сформулированы методологические требования и стратегии достижения релевантности

В-третьих, с точки зрения методологии валидизации психологического портретирования автор излагает понимание валидности при проведении качественного исследования, каким и является психологическое портретирование, в аспектах мастерства, коммуникации и действия. Эти методологические подходы к проблеме валидности обладают значительным конструктивным потенциалом в осуществлении качественных исследований и в частности в психологическом портретировании. Вместе с тем они не отменяют важности точных наблюдений и логичной аргументации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предпринятое в диссертации исследование по разработке теоретических и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля достигло поставленных целей.

В результате проведённого исследования был обоснован вывод о том, что в последние годы в отечественной психологической науке сформировано и получило развитие новое направление, которое автор счёл возможным назвать портретологией. Это направление складывалось исторически. Оно генетически связано с семью линиями развития психологического портретирования личности: научно-исторической, литературно-критической, литературно-художественной, литературно-психологической, психоаналитической, психолого-психиатрической и патографической.

Существенным научным результатом диссертационного исследования является проведение концептуального анализа, систематизация и обобщение современного состояния теоретического потенциала и методологических оснований психологического портретирования личности политического деятеля как в нашей стране так и за рубежом.

В диссертации сформулированы и получили развитие концепции психологического портретирования личности политического деятеля. Положения, выносимые на защиту, в процессе диссертационного исследования получили подтверждение и дополнительные обоснования.

В диссертации на основе всестороннего теоретического и методологического исследования впервые в политической психологии в рамках научно-психологического подхода предлагается понятие психологического портрета личности политического деятеля. Портрет определяется как способ интеграции накапливаемых знаний и целостного описания аутентичных психологических свойств, качеств и состояний личности политического деятеля в их связи с его объективными социальными и биологическими качествами.

В исследовании показано, что в практике политико-психологического анализа этот метод используется в качестве инструмента системной психологической интерпретации полученных данных о конкретном политике и описания их как дифференцированной и организованной целостности. При этом процесс построения психологического портрета политика представляет собой последовательное выдвижение ряда диагностических гипотез с последующей их верификацией. В связи с этим автор предлагает рассматривать психологический портрет как динамический результат сложного интеллектуального процесса анализа, формирования и объединения представлений и различных точек зрения по поводу личности конкретного политика. Подготовленный таким образом психологический портрет имеет вероятностный характер и представляет собой диагноз-гипотезу, которая способствует решению конкретных исследовательских и практических задач.

В диссертации систематизированы и обобщены инструментальные методы построения психологического портрета личности политика.

В диссертации получила развитие методология достижения релевантности психологического портрета личности политического деятеля. Разработана методология оценки субъекта портретирования в контексте проблемы релевантности, методология соотнесения портрета и личности изучаемого политического деятеля, методология валидизации психологического портретирования как качественного метода.

Практические потребности государственных, политических, общественных и иных структур в последние годы требовали системного, научно выверенного, практически реализуемого инструментария по изучению и оценке политических, экономических и других субъектов деятельности. Результаты диссертационного исследования могут служить теоретико-методологической основой для практической деятельности политических психологов.

Кроме того, разработанная в диссертации на основе зарубежных и отечественных исследований теоретико-методологическая основа психологического портретирования позволит продолжить масштабные психолого-политические исследования. Она позволит в системе вузовского образования начать плановую подготовку психологов-портретистов.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Ракитянский, Николай Митрофанович, Санкт-Петербург

1. Абашкина Е., Егорова-Гантман Е., Косолапова Ю., Разворотнева С., Сиверцев М. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером. -М.: Антиква, 1993. - 221 с.

2. Абрамова Г.С. Психологическое консультирование: Теория и опыт. М.: Академия, 2001. - 240 с.

3. Абрамова Г.С. Практическая психология. Изд. 7-е. - М.: Академический Проект, 2002. - 496 с.

4. Абульханова-Славская К.А. Личностные типы мышления. В кн.: Когнитивная психология. - М.: Наука, 1986. - С. 154-172.

5. Абульханова-Славская К. А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал. 1983. Т. 4. № 1. С. 14-29.

6. Абульханова-Славская К. А. Особенности типологического подхода и метода исследования личности. В кн.: Принцип системности в психологических исследованиях. - М.: Наука, 1990. - С. 18-25.

7. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991. -299 с. 2. с.

8. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности // Психологический журнал. 1985. Т. 6. № 5. С. 3-18.

9. Аверин В.А. Психология личности. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2001.-191 с.

10. Аверьянов Л.Я. Искусство задавать вопросы. М.: Моск. рабочий, 1987.-223 с.

11. Айзенк Г.Ю. Количество измерений личности: 16, 5 или 3? -критерии таксонометрической парадигмы // Иностранная психология. 1993. Т. 1. № 2. С. 9-24.

12. Акинщикова Г.И. Соматическая и психофизиологическая организация человека. Л.: ЛГУ, 1977. - 160 с.

13. Акинщикова Г.И. Телосложение и реактивность организма. Л.: Изд-во ЛГУ, 1969. - 91 с.

14. Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. СПб.: Речь, 2003. -368 с.

15. Альгин А.П. Риск и его роль в общественной жизни. М.: Мысль, 1989.-187, 1.с.

16. Аменицкий Д.А. Психиатрический анализ Николая Ставрогина («Бесы» Достоевского) // Современная психиатрия. 1915. N 1. С. 28-40.

17. Аменицкий Д.А. Психопатология Раскольникова как одержимого навязчивым состоянием («Преступление и наказание» Достоевского) // Современная психиатрия. 1915. N 9. С. 373-388.

18. Ананьев Б.Г. О методах современной психологии // Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании студентов). Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976.

19. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977. 380 с.

20. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. М.: Наука, 2000.351 с.

21. Анастази А. Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые различия в поведении / Пер. с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 752 с.

22. Анастази А. Психологическое тестирование: Книга 1; Пер. с англ. / Под ред. К.М. Гуревича, В.И. Лубовского; предисл. К.М. Гуревича, В.И. Лубовского. М.: Педагогика, 1982. - 320 е.; Книга 2 - 336 с.

23. Андреев Р. Психотип олигарха новой формации // Независимая газета. 2001. 5 декабря.

24. Андреева А. Процессы каузальной атрибуции в межличностном восприятии // Вопросы психологии. 1979. № 6.

25. Андреева Г.М. Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы. М.: Аспект Пресс, 2002. - 286 с.

26. Андреева Г.М. Лекции по методике конкретных социальных исследований. -М., 1972. 240 с.

27. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1998. -376 с.

28. Андриянов В.И. Четыре портрета: Д. Быстролетов, Р. Зорге, Дж. Блейк, А. Яцков. М.: Воскресенье, 1993. - 180 с.

29. Андроникова М.И. От прототипа к образу: к проблеме портрета в литературе и кино. М.: Наука, 1974. - 240 с.

30. Анисимова Т.В. Некоторые особенности политических текстов // Ананьевские чтения 98. - СПб.: СПбГУ, 1998.

31. Анисимова Т.В. Особенности современной политической коммуникации // Ананьевские чтения 99. - СПб.: СПбГУ, 1999.

32. Анисимова Т.В., Белова А.Б., Никифорова Л.Ю. Экспериментальное исследование некоторых особенностей политической коммуникации // Парламент как субъект и объект изменений. Психология парламентаризма. СПб.: СПбГУ 1999.

33. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем // Принципы системной организации функций. М. 1973.

34. Антонян Ю.М. Типичный тоталитарный лидер. Психологический портрет Джохара Дудаева // Независимая газета. 1996. 25 января.

35. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудриков Ю.Н. Личность корыстного преступника. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1989. - 160 с.

36. Анфиногенов A.M. Психологическое портретирование неустановленного преступника. М.: Академия управления МВД России, 2001.- 133 с.

37. Анциферова Л.И. Материалистические идеи в зарубежной психологии. М.: Наука, 1974. - 359 с.

38. Анциферова Л.И. О динамическом подходе к психологическому изучению личности // Психологический журнал. 1981. Т. 2. № 2. С. 8-18.

39. Анциферова Л.И. О некоторых новых методологических тенденциях в современной зарубежной психологии // Вопросы психологии. 1976. № 5.

40. Анцыферова Л.И. Системный подход в психологии личности. В кн.: Принцип системности в психологических исследованиях. - М.: Наука, 1990.-С. 61-77.

41. Асмолов А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа. М.: Смысл: Академия, 2002. - 414 с.

42. Ассаджиоли Р. Психосинтез. Принципы и техники. М.: Эксмо-Пресс, 2002.-413 с.

43. Ассаджиоли Р. Типология психосинтеза: семь основных типов личности. Пер. с нем. Т. Драбкиной. М.: Урания. 1995. - 124 с.

44. Аугустинавичуте А. Соционика: Введение. / Сост. Л. Филиппов. -СПб.: ACT, 1998.-448 с.

45. Аугустинавичуте А. Соционика: Психотипы. Тесты. / Сост. Л. Филиппов. СПб.: ACT, 1998. - 416 с.

46. Барахов B.C. Литературный портрет. М.: Наука, 1985. 311 с.

47. Барташев А.В. Многофакторный личностный опросник Р. Кэттелла: Практическое руководство. М.: ТЦ Сфера, 2002. - 96 с.

48. Басов М.Я. Избранные психологические произведения. М.: Педагогика, 1975. - 432 с.

49. Басов М.Я. Общие основы педологии. М.-Л. 1930. - 152 с.

50. Баталов Э.Я. Политическая культура современного американского общества. М., 1990. - 252 с.

51. Батаршев А.В. Типология характера и личности. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2001. - 112 с.

52. Бахтин М.М. Эпос и роман. СПб.: Азбука, 2000. - 304 с.

53. Белогородская А. По ту сторону гениальности // НГ. 2001. 6 сентября.

54. Белый Б.И. Тест Роршаха. Практика и теория / Под ред. Л.Н. Собчик. СПб.: Дорваль, 1992. - 200 с.

55. Беляев А.В. Народные избранники. Биографии-характеристики членов Гос. думы. Сост. А.В. Беляев. Вып. 1. Спб., журн. Век, 1906.

56. Беляева С. Он вернулся и творит чудеса. // ПОИСК. Еженедельная газета научного сообщества. 1998. № 15.

57. Белянин В.П. Основы психолингвистической диагностики. М.: Тривола, 2000.-248 с.

58. Бергер JI. Ошибки оценщика (rater errors). В кн.: Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. - СПб.: Питер, 2003. - С. 538-539, 1039-1040.

59. Бережков Ф.Ф. Достоевский на Западе (1916-1928) // В сб.: Достоевский. Труды государственной академии художественных наук. Литературная секция. Выпуск 3. М., 1928. С. 278-326.

60. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности. М.: Медицина, 1976.

61. Берёзкина О.П. Социально-психологические технологии создания политического имиджа. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1997. - 324 с.

62. Берталанфи Л. История и статус общей теории систем // Системные исследования. М., 1973.

63. Берулава Г. А. Методологические основы деятельности практического психолога. М.: Высшая школа, 2003. - 64 с.

64. Берулава Г. А. Методологические основы практической психологии. М., 2004. - 192 с.

65. Беспалъко И.Г., Гильяшева И.Н. Проективные методы // Кабанов М. Н., Личко А. Е., Смирнов В. М. Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. Л.: Медицина, 1983. - С. 116-144.

66. Бетанели Н. Диагноз: потеря доверия // АиФ. 1998. № 37.

67. Бехтерев В.М. Достоевский и художественная психопатология // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. 1993. N 2. С. 119-131.

68. Бехтерев В.М. Объективное изучение личности. Избранные труды по психологии личности в двух томах. Том второй. СПб.: Алетейя, 1999.-284 с.

69. Бехтерев В.М. Психика и жизнь. Избранные труды по психологии личности в двух томах. Том первый. СПб.: Алетейя, 1999. - 256 с.

70. Бешелев С.Д.,Гурвич Ф. Г. Математико-статистические методы экспертных оценок. М., 1980.

71. Бшъбасов В.А. История Екатерины Второй. Т. 1-2. Спб., 18901896.

72. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов / Под ред. С.Н. Бокова. В 2-х томах. Т. 2. Ростов-на-Дону. 1996. -448 с.

73. Боброва Е.Ю. Основы исторической психологии. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1997.-236 с.

74. Богатуров А. Политический портрет. Пять синдромов Ельцина и пять образов Путина // Pro et Contra. Журнал российской внутренней ивнешней политики. Том 6. № 1-2. Часть I. Зима-весна 2001. Внешняя политика России: 1991 -2000.

75. Богданов А. А. Тектология (Всеобщая организационная наука): в 2-х книгах. Книга 1. М.: Экономика, 1989. - 303 е.; Книга 2. - 350 с.

76. Богомолова Н. Н., Стефаненко Т.Г. Контент-анализ. -М.: Изд-во МГУ, 1992.

77. Богомолова С.Н. Зарубежный опыт исследования личности преступника многофазным личностным тестом // Психологическое изучение личности преступника. М., 1976.

78. Бодалёв А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во МГУ, 1982. - 200 с.

79. Большаков В.Ю. Методы управления обществом в условиях глобализации. В кн.: Россия. Планетарные процессы. - СПб.: Изд-во СПбУ, 2002.-С. 303-351.

80. Большаков В.Ю. Социальные течения. В кн.: Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. - СПб.: Изд-во СПбУ, 2000. - С. 248-272.

81. Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. М. Мещеряков и В. Зинченко. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. - 672 с.

82. Бондарев B.C. Кто есть кто и почему. Политическая элита в портретах. -М.: Скрипторий, 1995. 264 с.

83. Бондаренко А.Ф. Личностное и профессиональное самоопределение отечественного психолога-практика // Московский психотерапевтический журнал. 1993. № 1.

84. Борисов С.Н. «И свеча бы неугасла.». Исторический портрет Сергия Радонежского. М., 1990. 298 с.

85. Борисова Е.М. О применении социально-психологических методов в изучении становления профессионала // Психологическая диагностика, ее проблемы и методы / Под ред. К.М. Гуревича. М., 1975.

86. Борисова У.С. Социальный портрет учителя Республики Саха // Социологические исследования. 1998. № 8.

87. Бороноев А.О., Смирнов П.И. Российский менталитет и реформы. В кн.: Общество и политика. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. - С. 274302.

88. Боткин Я.А. Преступный аффект как условие невменяемости. -М., 1893.

89. Брушлинский А.В. Психология субъекта / Отв. ред. проф. В.В. Знаков. М.: ИП РАН; СПб.: Алетейя, 2003. - 272 с.

90. Букалов А.В. Структура и размерность функций информационного метаболизма: (Введение в аналитическую соционику) // Соционика, ментология и психология личности. 1995. № 2.

91. Бурлацкий Ф. Русские государи: Эпоха реформации: Никита Смелый, Михаил Блаженный; Борис Крутой. М.: ШАРК, 1996. - 510 с.

92. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика: Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2004.-351 с.

93. Бурлачук Л.Ф., Духневич В.Н. Исследование надёжности опросника Р. Кэттелла // Психологический журнал. 2000. Т. 21. № 5. С. 8286.

94. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер Ком., 1999. - 528 с.

95. Вайсбанд ИД. Определите свой тип личности // Бюллетень Института соционики. Киев, 1992.

96. Валишевский К.Ф. Собр. сочинений: В 5 т. Т. I. Первые Романовы. -М.: Век, 1993. 492 с.

97. Валишевский К.Ф. Собр. сочинений: В 5 т.: Пер. с фр. / Сост., предисл., подг. текста и комплект. С.С. Москаленко. М.: Век, 1994.

98. Васильев В. Эскиз психологического портрета Сергея Кириенко // Общая газета. 1998. № 15 (245).

99. Васильев И.А., Дудина О.М., Мельникова А.Т. Групповой портрет Госдумы-96 // Социологические исследования. 1998. № 1.

100. Василюк Ф.Е. Методологический анализ в психологии. М.: МГПГГУ; Смысл, 2003. - 240 с.

101. Вассерман Л.И., Дюк В.А., Иовлев Б.В., Червинская К. Р. Психологическая диагностика и новые информационные технологии. СПб.: ООО «СЛП», 1997.

102. ВеберМ. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. - 804 с.

103. Веккер ЛМ. Психика и реальность: Единая теория психических процессов. М.: Смысл, 1998. - 679 с.

104. Вербальное кодирование в познавательных процессах: анализ признаков слухового образа / Б.Ф. Ломов, А.В. Беляева, В.Н. Носуленко. Отв. ред. Ю.М. Забродин. -М.: Наука, 1986.

105. Верняева Т.А. Профессионально-личностный портрет психолога. Автореф. дис. . канд. психол. наук. СПб.: СПбУ, 1998. 18 с.

106. Верняева Т.А. Типологические портреты профессиональных общностей // Теоретические и прикладные вопросы психологии. Сб. научных статей. Вып. 3. СПб., 1997.

107. Верстаков Г. Олег Дерипаска. Портрет нового олигарха // Российский Кто есть Кто. М., 2000. № 2 (17). - С. 18-24.

108. Викторов Н.А., Чугунова Э.С. Социально-психологические проблемы диагностики инженерных кадров в автоматизированных системах управления разрабатывающих предприятий (АСУРП) // Психологический журнал. 1983. Т. 4. № 4.

109. Викторов Н.А., Чугунова Э.С. Социально-психологические проблемы диагностики инженерных кадров в автоматизированных системах управления разрабатывающих предприятий (АСУРП) // Психологический журнал. 1983. Т. 4. № 4.

110. Винокурова Н.А. Женщины и мужчины в науке: двойной портрет // Социологические исследования. 1999. № 4.

111. Владимирова Н.М. Биографический метод // Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании студентов). Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1976. - С. 221-226.

112. Владимирова Н.М. Возможности психографического метода изучения студентов // Человек и общество. Вып. XX. Л., 1983.

113. Владимирский А.В. Мысли психиатра по поводу «Записок сумасшедшего» Н. В. Гоголя // Вопросы нервно-психической медицины. 1903. N 3. С. 32-48.

114. Вовенарг Л. де К. Афоризмы и максимы. М.: ОЛМА-ПРЕСС, СПб.: НЕВА, СКРИПТОРИУМ, 2000. - 480 с.

115. Волъфеон Б.Я. О нервно-психической болезни Тургенева перед смертью // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 2.-С. 167-173.

116. Воробьёв Г.Г. Профессиональный клиринг: методология соотнесения работников и рабочих мест // Научная организация труда в научно-исследовательских и проектных учреждениях. М., 1981.

117. Воробьёв Г.Г. Психологическая документалистика. Теория. Проблемы // Вопросы кибернетики. Вып. 39. Документалистика и психология. -М., 1978.

118. Всё об искусстве / Текст М. Барсери; Пер. с итал. Г.П. Смирновой. М.: Изд-во Аст, Изд-во Астраль. 2003. - 143 с.

119. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. - 500 с.

120. Вырубов Н.А. Святой Сатир флорентийская легенда (Опыт приложения психоанализа) // Психотерапия. 1914. № 5-6. - С. 278-284.

121. Гайда В.К., Захаров В.П. Психологическое тестирование. Л.: ЛГУ, 1982.- 101 с.

122. Галант И.Б. Психопатологический образ Леонида Андреева // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 2. С. 147-165.

123. Галант И. Б. К суицидомании М. Горького (Дополнительные материалы)//Клинический архив гениальности и одаренности. 1926. Т.2. Вып. З.-С. 207-210.

124. Галант И.Б. О душевной болезни С. Есенина // Клинический архив гениальности и одаренности. 1926. Т. 2. Вып. 2.-С. 115-133.

125. Галерея психологических портретов известных политиков //

126. Регион-эксперт. Екатеринбург.: Информационно-аналитическое агентство, 1999. № 12.

127. Гаман-Голутвина О. В. Взаимодействие политических и экономических элит России: историческая ретроспектива и современное состояние. В сб.: Россия в условиях трансформации. - М.: ФРИЦ. 2001. № 10.

128. Гаязен В.А. Восприятие целостных объектов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1973.- 153 с.

129. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. - 176 с.

130. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. Под. ред. проф. О.В. Кербикова. Ростов н/Д.: Изд-во «Феникс», 1998. - 416 с.

131. Гарбер Е.И., Гарбер И.Е. Метод психологического портрета в компьютерной психодиагностике. В кн.: Психологическое исследование. Материалы Вторых Страховских чтений. - Саратов: СГУ, 1992. - С. 55-59.

132. Гвоздева Е.С. Герчиков В. И. Штрихи к портрету женщин-менеджеров // Социологические исследования. 2000. № 11.

133. Герриг Р., Зимбардо Ф. Психология и жизнь. 16-е изд. - СПб.: Питер, 2004. - 955 с.

134. Гиг Д. В. Прикладная общая теория систем: В 2-х кн. Книга 1. -М.: Мир, 1981.-335 с.

135. Глушков В.М., Иванов В.В., Яненко В.М. Моделирование развивающихся систем. -М.: Наука, 1983. 249 с.

136. Горелов И.Н., Седов К.Ф. Основы психолингвистики. М.: Лабиринт, 1997. - 224 с.

137. Горенко Е.А., Толстиков В.И. Природа собственного «Я» (Отношения в зеркале соционики). М.: Армада-пресс, 2001. - 288 с.

138. Грановская P.M. Элементы практической психологии. 3-е изд. -СПб.: Свет, 1997.-608 с.

139. Грасиан Б. Карманный оракул. Критикон. М.: Наука, 1984.632.

140. Грачёв Г.В. Актуальные проблемы юридической психологии (социально-психологическая портретистика как метод комплексного изучения личности и социальных групп в правоохранительной деятельности). -М.:МААН, 2001.-80 с.

141. Гриневич С.В. К патографии Сергея Есенина // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 4. С. 82-94.

142. Грирорьев И. Психоанализ как метод исследования художественной литературы // Красная новь. 1925. С. 241 -261.

143. Грифцов Б.А. Психология писателя. М.: Худож. лит., 1988.462 с.

144. Гришаев С.В., Немировский В. Г. Социальный портрет молодого предпринимателя // Социологические исследования. 1999. № 5.

145. Гуленко В.В. Как назвать социотип // Соционика, ментология и психология личности. 1995. № 3.

146. Гуленко В.В., Тыщенко В.П. Юнг в школе. Соционика — межвозрастной педагогике. 2-е изд. - Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та; М.: Совершенство, 1997. - 270 с.

147. Гундарев И. Болезнь лидера как фактор политического риска // Независимая газета. 1998. 29 октября.

148. Гуревич К.М. Современная психологическая диагностика: пути развития // Вопросы психологии. 1982. № 1. С. 9-18.

149. Гуревич С.А. Выдающийся психиатр В. Ф. Чиж в Прибалтике. В сб.: Тартусский государственный университет: История развития, подготовка кадров, научные исследования. - Тарту, 1982. Вып. III. - С. 88-97.

150. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Второе изд-е, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. Том третий. Изд. М.О. Вольфа. Спб. М., 1882.

151. Данилевский Г.П. Исторические романы. М.: Русская книга, 1993. 704 с.

152. Данилевский Н.Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому. М.: Известия, 2003. - 607 с.

153. Деболини Ф. Леонардо да Винчи: Пер. с англ. / Деболини Ф. М.: ООО Издательство ACT: ООО Издательство Астрель, 2002. - 87 с.

154. Дейнека О.С. Если мы такие умные, почему мы не такие богатые (Ценностно-мотивационные особенности представителей политической и бизнес-элит) // Вестник политической психологии. 2001. № 1. С. 24-27.

155. Дейнека О.С. Психологический портрет молодого российского предпринимателя // Актуальные проблемы психологической теории и практики / Под ред. А.А. Крылова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1995.

156. Дейнека О.С. Семнадцать мгновений демократии // Власть. 2001. №9.-С. 80-81.

157. Дейнека О.С. Экономико-психологические последствия политики переходного периода. В кн.: Общество и политика: Современные исследования, потек концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000. - С. 442-474.

158. Дейнека О.С. Экономическая психология: социально-политические проблемы. СПб., 1999. — 240 с.

159. Деринг П. Хотите стать коммерсантом? М.: Интерэксперт,1994.-270 с.

160. Деркач А.А., Кузьмина Н.В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. М.: Луч, 1993.

161. Дгишгенский Г.Г. Индивидуализм старый и новый // Полис. 1999. № 3. С. 5-15.

162. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.: Новая школа, 1996. - 351 с.

163. Дмитриева М.А. Исследование индивидуально-личностных свойств и отношений личности методом обобщения независимых характеристик // Практикум по инженерной психологии и психологии труда / Ред. А.А. Крылов. Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. - С. 117-130.

164. Додонов БД. Гармоническое развитие и типологическое своеобразие личности. В кн.: Психология формирования и развития личности. - М.: Наука, 1981. - С. 284-285.

165. Дорожкин Н.Н. Наружное наблюдение. М.: Защита, 1998. - 176с.

166. Драгунский В.В. Цветовой личностный тест: Практическое пособие. Мн.: Харвест, 1999. - 448 с.

167. Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М.: Высшая школа, 1980.-224 с.

168. Дубов И.Г., Пантелеев С.Р. Восприятие личности политического лидера // Психологический журнал. 1992. Т. 13. № 6. С. 25-34.

169. Дюк В.А. Компьютерная психодиагностика. СПб.: Братство,1994.

170. Евлахов А. М. Тайна гения Гоголя. Варшава, 1910.

171. Евлахов A.M. Конституциональные особенности психики Л. Н. Толстого. Предисловие А. В. Луначарского. М.: Сварогъ, 1995. - 112 с.

172. Евлахов A.M. Надорванная душа (к апологии Печорина) Ейск,1914.

173. Евсикова Н.И. Поведенческий портрет по данным наблюдения // Общий практикум по психологии. Метод наблюдения. Часть II. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. - 57 с.

174. Егорова Е.В. Личностный фактор во внешней политике США в 60-90 годы: Дис. . д-ра политич. наук. М.: Ин-т США и Канады РАН, 1992.-382 с.

175. Егорова Е.В. Новейшие исследования личности политических лидеров в американской политической психологии // Психологический журнал. 1983. Т. 4. №4.

176. Егорова Е.В. Президент Буш. Психологический портрет // Диалог. 1990. № 15.

177. Егорова Е.В. Психологические методики исследования личности политических лидеров капиталистических государств. М., 1988. - 141 е.

178. Егорова-Гантман Е.В. Игры в солдатики. Политическаяпсихология президентов. М.: Группа компаний «Никколо М», 2003. - 336 с.

179. Егорова-Гантман Е.В., Ракитянский Н.М. Конкурентов и партнёров надо видеть насквозь. Галерея психологических портретов российских политиков постоянно пополняется // НГ. 1995. 18 мая.

180. Елъшевская Г.В. Маскотерапия как искусство. В кн.: Зеркальный двойник. - М.: Друза, 1994.

181. Елъшевская Г.В. Портрет как автопортрет. М., 1992.

182. Еникеев М.И. Энциклопедия. Общая и социальная психология. -М.: Изд-во ПРИОР, 2002. 560 с.

183. Ермак В.Д. Как научиться понимать людей. Соционика новый метод познания человека / В.Д. Ермак - М.: «Издательство Астрель», «Издательство ACT», 2003.

184. Ермаков В.Д. Некоторые методы изучения поведения несовершеннолетних преступников // Методика криминологического изучения личности несовершеннолетнего преступника. М., 1977.

185. Ермаков ИД. Очерки по анализу творчества Н.В. Гоголя. М.; Пг., 1923.

186. Ермаков ИД. Психоанализ литературы. Пушкин. Гоголь. Достоевский. М.: Новое литературное обозрение, 1999. - 512 с.

187. Ермаков ИД. Этюды по психологии творчества А.С. Пушкина. -М.; Пг., 1923.

188. Ефимов В.Т. Православие в душенастрое Сталина: верил ли Сталин в Бога. М.: Изд. дом Парад, 2001. - 282 с.

189. Ефремов B.C. Психопатологический анализ литературных персонажей. // Обозрение психиатрии и мед. психологии им. В.М. Бехтерева. 1995. N2.-С. 101-113.

190. Ефремова Г.Х. Экспериментальная проверка возможности применения многофазного личностного теста при изучении личности преступника // Психологическое изучение личности преступника. М., 1976.

191. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. -М.: Рус. яз., 2000.

192. Женский портрет в интерьере времени // Телеканал «Культура». ТВ-программа «Семь дней». М., 2003, № 40.

193. Жуков К.С., Карнышев АД. Азбука избирательной кампании. -М.: ИМА-пресс, 2001. 362.

194. Журавлев А. Л., Ломов Б. Ф. Психология управления. М., 1978.

195. Забродин Ю.М.у Похилъко В.И., Шмелёв А.Г. Статистические и семантические проблемы конструирования и адаптации многофакторных личностных опросников // Психологический журнал. 1987. № 6. С. 79-89.

196. Зазыкин ВТ. Основы психологии проницательности. М.: Тривола, 1997. - 88 с.

197. Захарова Т.И. Политическая культура и навыки избирателей. В кн.: Технология и организация избирательных кампаний, зарубежный иотечественный опыт. М., 1993. - С. 87-94.

198. Зейгарник Б.В. Теории личности в зарубежной психологии. М.: Изд-во МГУ, 1982.- 128 с.

199. Зиверт X. Тестирование личности. М.: Интерэкспорт, 1997.198 с.

200. Зигмунд Фрейд, психоанализ и русская мысль / Сост. и авт. вступ. ст. В.М. Лейбин. М.: Республика, 1994. - 384 с.

201. Зорин В.А. Роль личностного фактора в становлении президентства в России, Украине и Белоруссии: политико-психологический анализ личностей В.В. Путина, Л.Д. Кучмы и А.Г. Лукашенко: Дис. . канд. политич. наук. -М.: МГУ, 2003. 151 с.

202. Зуб А. Биологический подход к проблеме политической власти. -В кн.: Власть в социалистическом обществе: теория, история и перспективы. -М„ 1989.-С. 22-26.

203. Иващенко А.В., Семенига Ж.П. Теории личности в зарубежной психологии. М.: Изд-во МНЭПУ, 2001. - 120 с.

204. Иррациональное и рациональное в Американской трагедии // Вестник политической психологии. 2001. №1.-С. 3-13.

205. Исраэлян Е.В., Шапытина О.А. Канадские женщины: социально-политический портрет // США. Экономика, политика, идеология. 1988. № 3.

206. История зарубежной психологии: 30-60 годы XX в. Тексты / Под ред. П. Я Гальперина, А. Н. Ждан. М.: Изд-во МГУ, 1986. - 343 с.

207. Истягин Л.Г. Политический портрет Гельмута Коля. М.: ИНИОН, 1985.-69 с.

208. Каарбо Дж., Бизли Р. Практическое руководство по применению сравнительного метода case study в политической психологии. В кн.: Политическая психология / Пер. с англ. Составитель проф. Е.Б. Шестопал. -М.: ИНФРА-М, 2000. - С. 23-53.

209. Кабаченко Т.С. Методы психологического воздействия. М.: Пед. об-во России, 2000. - 544 с.

210. Кабинет психологических портретов Владимир Путин // http://www.geocities.com/kppcabinet/text/puttxt2.htm, 2000. 6 апреля.

211. Калинаускас И.Н. Наедине с миром. СПб.: Фонд «Лики культур», 2000. - 300 с.

212. Каплан Я.Ф. Плюшкин психологический разбор его // Вопросы философии и психологии. 1902. N. 63. - С. 796-813.

213. Каплан Я.Ф. Плюшкин и старосветские помещики // Вопросы философии и психологии. 1903. N. 68.

214. Капрара Дж., Сервон Д. Психология личности. СПб.: Питер, 2003.-640 с.

215. Капустина А.Н. Многофакторная личностная методика Р. Кетгелла. СПб.: Речь, 2001. - 112 с.

216. Карлейлъ Т. Французская революция. История. М.: Мысль, 1991.-575 с.

217. Карлейлъ Т. Этика жизни. Печатается по изд.: Спб., 1906. СПб.: Знамение, 1999.-410 с.

218. Карнович Е.П. Мальтийские рыцари в России. Историческая повесть из времён Павла I. Самозванные дети. Историческая повесть из времён императрицы Екатерины II. Сборник. М.: Планета, 1992. - 400 с.

219. Карпенко М.П., Лапшов В.А., Кибашин М.В. Социальный портрет студента негосударственного вуза // Социологические исследования. 1999. № 8.

220. Карпов П.И. Творчество душевнобольных и его влияние на развитие науки, искусства и техники. M.-JI.: Главнаука и ГИЗ, 1926.

221. Касьянова К. О русском национальном характере. М.: Академический Проект; Екатеринобург: Деловая книга, 2003. - 560 с.

222. Кашина-Евреинова А. Подполье гения (Сексуальные источники творчества Достоевского). Птр., 1923. - 64 с.

223. Кашницкий С.Е. Среди людей. Соционика наука общения (Отношения в зеркале соционики). - М.: Армада-пресс, 2001. - 416 с.

224. Квале С. Исследовательское интервью. М.: Смысл, 2003. - 301с.

225. Келли Дж. Теория личности. Психология личностных конструктов. СПб.: Речь, 2000. - 248 с.

226. Кемпинский А. Психология шизофрении. СПб.: Ювента, 1998.295 с.

227. Кемпинский А. Экзистенциальная психиатрия. М.: Изд-во «Совершенство», 1998. - 320 с.

228. Киктева Е.А. Особенности формирования негативного образа регионального политического лидера. Политико-психологический анализ: Автореф. дис. . канд. политич. наук. М.: МГУ, 2003. - 25 с.

229. Кинопортрет Г.И. Буркова // Телеканал Культура. ТВ-программа «Семь дней». М., 2003, № 37.

230. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита. 2-е изд. - М.: Смысл, 2000. - 181 с.

231. Киселёв И.Ю. Политический истеблишмент: психологические аспекты практики властвования. М.: ИП РАН, 2000. - 408 с.

232. Китов А.И. Актуальные проблемы политической психологии // Психологический журнал. 1985. Т. 6. № 6.

233. Китов А.И. Психология хозяйственного управления. М.: Профиздат, 1984. - 248 с.

234. Китов А.И. Экономическая психология. М., 1987. - 301 с.

235. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. — Казань., 1969. 34 с.

236. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. М., 1995.222 с.

237. Климов Е.А. Психология профессионала (серия «Психологи отечества»). Воронеж-Москва, 1996. - 296 с.

238. Клир Дж. Системология. Автоматизация решения системных задач. М.: Радио и связь, 1990. - 538 с.

239. Клонингер С. Теории личности: познание человека. 3-е изд. -СПб: Питер, 2003. 720 с.

240. Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники. М.: Мысль, 1993. - 415, 1. с.

241. Ключевский В.О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. / Сост., вступ. ст. и примеч. В.А. Александрова. -М.: Правда, 1991. -624 с.

242. Ключевский В.О. Курс русской истории. М., 1987 1989. Т. I - 5.

243. Ключевский В.О. Русская история: Полный курс. Лекции. Т.1. -Мн.: Харвест, 2003.

244. Клямкин И.М., Тимофеев JT.M. Теневой образ жизни. Социологический автопортрет постсоветского общества // ПОЛИС. 2000. № 5 (58).

245. Кобеко Д. Ф. Цесаревич Павел Петрович (1754 1796). Историч. исслед. Дмитрия Кобеко. Спб.: Тип. В. Грацианского, 1882.

246. Ковалёв А.Г. Психология личности. М.: Просвещение, 1965.288 с.

247. Ковалёв А.Г. Психология личности. Изд. 3-е. -М., 1970. 391 с.

248. Ковалёв А.Г., Мясищев В.М. Психические особенности человека. Том I. / Отв. редактор Б. Г. Ананьев. Л.: Изд-во ЛГУ, 1957. - 264 с.

249. Ковалевский П.И. Император Пётр III, Император Павел I. Спб.: Тип. М.И. Акинфиева, 1908.

250. Ковалевский П.И. Иоанн Грозный. Спб.: Тип. М.И. Акинфиева,1901.

251. Ковалевский П.И. Наполеон I и его гений. Спб.: Тип. М.И. Акинфиева, 1901.

252. Ковалевский П.И. Пётр Великий и его гений. Спб.: Тип. М.И. Акинфиева, 1901.

253. Ковалевский П.И. Психиатрические эскизы из истории: В 2 т. Т.1.-М.: ТЕРРА, 1995. 544 с.

254. Ковалевский П.И. Психиатрические эскизы из истории: В 2 т. Т.2. М.: ТЕРРА, 1995. - 528 с.

255. Ковалевский П.И. Психология преступника по русской литературе о каторге. Спб., 1900.

256. Козлова И.Н. Теория личностных конструктов в современной психологии (Экспериментальный и теоретический анализ): Автореф. дис. . канд. психол. наук. -М.: Моск. пед. ин-т им. В.И. Ленина, 1976.

257. Колесов В.В. Язык и ментальность. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2004. - 240 с. (Slavica Petropolitana).

258. Колодная А.И. Психографическая схема для разработки биографического материала. Орёл., 1924. - 122 с.

259. Кольцова В.А. О целостном подходе в историко-психологическом исследовании. В кн.: Принцип системности в психологических исследованиях. -М.: Наука, 1990. - С. 131-137.

260. Кондратьева Е.П. Эффективность экспертно-консультативной деятельности в процессе профессионализации кадров государственной службы: Дис. . канд. психол. наук. М.: РГАГС, 1999.

261. Коноров М.И. Дон-Кихот, как цельная патологическая личность // Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. 1905. N4. -С. 305-318.

262. Корват М., Милановский В. Политические ценности. В кн.: Элементы теории политики. - Ростов н/Д., 1991.

263. Кормушкин А.П. Акцентуированные личности в политике. -СПб., 2000. 109 с.

264. Кормушкин А.П., Ракитянский Н.М. О психологических типах в политике // Власть. 2002. № 4. С. 37-42.

265. Корнеев М.Я. Проблемы социальной типологии личности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1971,- 150 с.

266. Корнилов КН. Учение о реакциях у человека. М.; Л., 1927.196 с.

267. Коротченко И. Штрихи к портрету начальника Генштаба. Анатолий Квашнин личность сильная, но неоднозначная // НЕЮ. 2002. № 7.

268. Кох-Хиллебрехт М. Homo Гитлер: психограмма диктатора / Пер. с нем. А.Н. Гордиенко. Мн.: ООО «Попурри», 2003. - 368 с.

269. Коченов М.М. Портреты вождей и преступников // Известия. 1997. 25 декабря.

270. Кочеткова А.И. Психологические основы современного управления персоналом. М.: Изд-во ЗЕРЦАЛО, 1999. - 384 с.

271. Крамник В.В. Власть и мы: ментальность российской власти -традиции и новации // Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. унта, 2000. - С. 90-142.

272. Крамник В.В. Имидж реформ: психология и культура перемен в России. СПб.: СПбУЭФ, 1995. - 118 с.

273. Крегер О., Тьюсон Дж. М. 16 дорог любви / Пер. с англ. М. Пантаева. М.: Персей, Вече, ACT, 1995. - 432 с.

274. Крегер О., Тьюсон Дж. М. Типы людей и бизнес. Пер. с англ. -М.: Персей, Вече, ACT, 1995. 560 с.

275. Крегер О., Тьюсон Дж. М. Типы людей. Пер. с англ. М.: Персей, Вече, ACT, 1995.-544 с.

276. Кремлев Н. К вопросу о «безумии» Гамлета // Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. 1905. N 4. С. 295301.

277. Кречмер Э. Строение тела и его характер. М., 2000. - 208 с.

278. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. М.: Смысл, Акад. проект, 1999. - 279 с.

279. Кроник А.А., Головаха Е.И. Психологическое время личности. -Киев, 1984. 112 с.

280. Крылов А.А. Системный подход как основа исследований по инженерной психологии и психологии труда. В кн.: Методология исследований по инженерной психологии и психологии труда. Л., Изд-во Ленингр. ун-та, 1974. - С. 5-11.

281. Кузьмин В.П. Исторические предпосылки и гносеологические основания системного подхода // Психологический журнал. 1982. Т. 3. № 3. -С. 3-14.

282. Кузьмин Е.С. Социально-психологическая типология личности. — М., 1980.- 157 с.

283. Кузьмина Н.В. Профессионализм деятельности преподавателя и мастера производственного обучения профтехучилища. М.: Высшая школа, 1989.

284. Кукосян О.Г. Профессиональные особенности первого впечатления в межличностном познании. В кн.: Психология межличностного познания / Под ред. А.А. Бодалёва. - М.: Педагогика, 1981. -С. 174-177.

285. Кулагин Б.В. Основы профессиональной диагностики. Л.: Медицина, 1984. -216 с.

286. Куликов В.И. Индивидный тест «Словесный портрет». Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1988. 248 с.

287. Куликов Л. В. Методология и методы психологического исследования. СПб.: ЛГОУ, 1999. - 184 с.

288. Куликэн X. Методы исследований. В кн.: Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайант, X. Куликэн, и др. - Мн.: Новое знание, 2002. - С. 667-730.

289. Кутанин М.П. Бред и творчество // Клинический архив гениальности и одаренности. 1929. Т. 5. Вып. 1. С. 3-35.

290. Лабрюйер де Ж. Характеры, или Нравы нынешнего века / Ж. де Лабрюйер; Пер. с фр. Ю. Корнеева, Э. Линецкой. М.: ACT; Харьков: Фолио, 2001.-607 с.

291. Лабунская В.А. О структуре социально-перцептивной особенности личности // Вопросы психологии межличностного познания и общения. Краснодар, 1983. - С. 63-71.

292. Ладанов И.Д. Мастерство делового взаимодействия. Методическое пособие для менеджеров. М.: ЦМИГЖС, 1989. 186 с.

293. Лазурский А.Ф. Избранные труды по психологии. М.: Наука, 1997.-446 с.

294. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. JL, Гос. изд. Изд. 3-е., 1924.-290 с.

295. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. М.: Наука, 1995.271 с.

296. Лазурский А.Ф. Очерк науки о характерах. 2-е изд. доп. Спб.: Риккеръ, 1908. - 354 с.

297. Лазурский А.Ф. Программа исследования личности. 3-е изд. перераб. Съ прил. образца записей. Пг.: кн. скл. «Земля», 1915. - 32 с.

298. Лебедев Б.К. Социальный тип личности. Казань: Изд-во Казанского ун-та. 1971. - 64 с.

299. Лебедев И.А. Политические ценности как сложный и многомерный объект // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 1999. № 2. С. 38-49.

300. Лебедь О.Л. Социальный портрет семьи в современном фольклоре // Социологические исследования. 1999. № 11.

301. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995.- 316с.

302. Лейбин В.М. Фрейд, психоанализ и современная западная философия. М.: Политиздат, 1990. - 397 с.

303. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. Ростов н/Д.: Изд-во «Феникс», 1997. - 544 с.

304. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. М.: Смысл, 1997.287 с.

305. Леонтьев А.А. Психологический портрет лектора. М., 1979.

306. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975. - 584 с.

307. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. 2 изд. - М.: Смысл, 1997.-64 с.

308. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. Изд. второе, перераб. и доп. М.: Советское радио, 1973. 159 с.

309. Лефевр В.А. Формула человека: Контуры фундаментальной психологии. М.: Прогресс, 1991. 108 с.

310. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций. — М.: Смысл, 1999. 532 с.

311. Лисовский В.Т. Социальный и нравственный портретсовременного студента // Социально-демографический портрет студента. -М., 1986.

312. Личко А.Е. История глазами психиатра. Иван Грозный. Сталин. Гитлер. Гоголь и другие. СПб.: Адити, 1996. - 135 с.

313. Личко А.Е., Иванов М.Я. Патохарактерологические исследования у подростков // Труды психоневрологического института им. В.М. Бехтерева. -Л.: Минздрав РСФСР, 1981.

314. Личность и политическая культура. М.: Соверо-Принт, 1999.76 с.

315. Логинова Н.А. Психографический метод в структуре комплексного исследования // Психодиагностические методы (в комплексном лонгитюдном исследовании студентов). Л., 1976.

316. Ломброзо Ч. Гениальность и помешательство. Параллель между великими людьми и помешанными. Пер. с 4-го итал. изд. Н. Тетюшиновой. Спб., Изд. Ф. Павленкова, 1892. 254 с.

317. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984. 445 с.

318. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии, 1975. № 2. С. 31-45.

319. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала: Пер. с нем. М.: Республика, 1998. - 393 с.

320. Лоренц К. Человек находит друга: Пер. с англ. М.: АРМАДА, 1995. - 394 с.

321. Лотман Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII начало XIX века). - 2-е изд., доп. - СПб: Искусство-СПБ, 2001. - 415 с.

322. Люшер М. Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы. -Воронеж.: НПО «МОДЭК», 1993. 152 с.

323. Маади С. Р. Теории личности: сравнительный анализ. СПб.: Изд-во «Речь», 2002. - 539 с.

324. Макиавелли Н. Государь. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве / Предисл., коммент. Е. И. Темнова. М.: Мысль, 1996.-639 с.

325. Макшанов С.И., Хрящева Н.Ю., Сидоренко Е.В. Психогимнастика в тренинге. Каталог. Часть П. Санкт-Петербург, 1993. 91 с.

326. Малиновский П.В. Профессия оргконсультант? / Материалы научно-практической конференции «Организационное консультирование как ресурс развития общества, государства, политики и бизнеса». - М., 1995.

327. Малюта A.M. Гиперкомплексные динамические системы. -Львов: Выща шк. Изд-во при Львов ун-те, 1989. 120 с.

328. Мандельштам О. Слово и культура. Статьи. М., 1987. - 319 с.

329. Манёров В.Х. Психодиагностика личности по голосу и речи. -СПб.: Балтийская пед. академия, 1997. 79 с.

330. Манёров В.Х. Речь как средство психодиагностики. В сб.: Практическая психология. - СПб. 1997.

331. Марищук В.Л., Сенопальников Е.В., Шестаков С.С. Психодиагностическая беседа с элементами физиогномики. Часть I. СПб, 1996.-191 с.

332. Маркова А.К. Психология профессионализма. М., 1996. - 190 с.

333. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. Пер. с англ. Татлыбаевой A.M. СПб.: Евразия, 1999. - 478 с.

334. Матвеева Г.Г. Диагностирование личностных свойств автора по его речевому поведению. Ростов н/Д: ДЮИ, 1999. 82 с.

335. Матвеева Г.Г. Скрытые грамматические значения и идентификация социального лица («портрета») говорящего: Дис. д-ра филол. наук. СПб., 1993.

336. Маховер К. Проективный рисунок человека. М.: Смысл, 1996.158 с.

337. Мебиус П.Ю. Очерк учения о нервных болезнях. М.: Изд-во А. Карцева, 1894.

338. Меграбян А. Психодиагностика невербального поведения. СПб.: Речь, 2001.-256 с.

339. Мейли Р. Структура личности. В кн.: Экспериментальная психология / Ред. составители П. Фресс, Ж. Пиаже. Вып. 5. - М.: Прогресс, 1975.

340. Мельников В.М. Принцип единства и иерархии действительности как методологическая теория личности. В сб.: Материалы XXII Международного психологического конгресса. - Лейпциг, 1980.

341. Мельников В.М., Ямпольский Л. Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М.: Просвещение, 1985. - 319 с.

342. Мельникова А.А. Язык и национальный характер. Взаимосвязь структуры языка и ментальности. СПб.: Речь, 2003. - 320 с.

343. Меновшиков В.Ю. Введение в психологическое консультирование. М.: Смысл, 1998. - 109 с.

344. Мережковский Д.С. Вечные спутники. Портреты из всемирной литературы. Изд. III-е. Спб.: Изд. т-ва «Общественная польза», 1910. 336 с.

345. Мережковский Д.С. Наполеон. М.: Республика, 1993. - 319 с.

346. Меренков А.В. Социальный портрет современной проститутки // Социологические исследования. 2000. № 5.

347. Мерлин B.C. Очерк психологии личности. Пермь, 1959. - 173 с.

348. Мерлин B.C. Проблемы экспериментальной психологии личности. В кн.: Проблемы экспериментальной психологии личности. - Пермь, 1970, т. 50, вып. 4. - С. 3-160.

349. Методики психодиагностики в спорте / B.J1. Марищук, Ю.М. Блудов, В.А. Плахтиенко, JI.K. Серова. М.: Просвещение, 1984. - 191 с.

350. Методологические проблемы социальной психологии. Под ред. Е. В. Шороховой. -М: Наука, 1975.

351. Методология и методы социальной психологии. Под ред. Е. В. Шороховой. М.: Наука, 1977.

352. Михайлов А.Г. Портрет министра в контексте смутного времени: Сергей Степашин. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. - 351 с.

353. Могилъницкий Б.Г., Николаева И.Ю., Гулъбин Г.К. Американская буржуазная «психоистория»: (Критический очерк). Томск: Изд-во Том. унта, 1985.-273 с.

354. Моисеенко JI.A. Речевое поведение авторов военных мемуаров и диагностирование их индивидуальных свойств. Дисс. канд. филол. наук. Ростов н/Д, 2000.

355. Морозов П. Борис Ельцин. Штрихи к портрету // Аргументы и факты. 1998. № 50.

356. Москальская О.И. Теоретическая грамматика современного немецкого языка. Изд. 2-е доп. М.: Высшая школа, 1975. - 246 с.

357. Муздыбаев К. Психология ответственности. JL: Наука, 1983.240 с.

358. Муратов В. Душевная слабость и её значение в общественной жизни и художественном творчестве // Русская мысль. 1901. Книга 8.

359. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. - 192с.

360. Мясищев В.Н. Психология отношений: Под ред. А.А. Бодалёва / Вступ. ст. А.А. Бодалёва. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 356 с.

361. Назлоян Г.М. Портретный метод в психотерапии. М.: ПЕР СЭ, 2001.- 144 с.

362. Назлоян Г.М. Тайна магического портрета // Экое. 1991. № 1.

363. Найфелъд И. Достоевский: Психоаналитический очерк / Под ред. 3. Фрейда / Пер. с нем. Я. Друскина. М. Л.: Петроград 1925. - 96 с.

364. Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология. Серия «Серебрянная сова». М.: Ижица, 2002. - 160 с.

365. Наэм Дж. Психология и психиатрия в США. М.: Прогресс, 1984.-300 с.

366. Немое Р.С. Психология: В 3 кн. Кн. 1. Общие основы психологии. М., 1995. - 320 с.

367. Непомнящая Н.И. Психодиагностика личности: Теория и практика. М.: ВЛАДОС, 2003. - 192 с.

368. Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. М.: Наука, 1974. -635 с.

369. Никандров В.В. Наблюдение и эксперимент в психологии. СПб.: Речь, 2002. - 103 с.

370. Никандров В.В., Новочадов В.В. Метод тестирования в психологии. СПб.: Речь, 2003. - 39 с.

371. Никитин П.М. Чехов как изобразитель больной души // Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. 1905. N 1. С. 1-14.

372. Никифоров А. Т., Семёнов В.Е. Метод наблюдения в социально-психологических исследованиях. Л.: Изд-во ЛГУ, 1987. - 96 с.

373. Никифорова Л.Ю. Психологический анализ репрезентации личности политического лидера в средствах массовой коммуникации: Дис. . канд. психол. наук. СПб.: СПбУ, 2003.

374. Никифорова Л.Ю. Психологический анализ репрезентации личности политического лидера в средствах массовой коммуникации: Автореф. дис. . канд. психол. наук. СПб.: СПбУ, 2003. - 16 с.

375. Николюкин А.Н. «Свершитель роковой безвестного веленья.». -В кн.: Мережковский Д.С. Наполеон. М., 1993. - С. 288-293.

376. Ноздрина Л.А. Поэтика грамматических категорий (курс лекций по интерпретации художественного текста). М.: Диалог-МГУ, 2000. - 232 с.

377. НордауМ. Вырождение. М.: Республика, 1995. - 398 с.

378. Нордман Э.Б. Штрихи к портретам: Генерал КГБ рассказывает. -Мн.: БЕЛ ТА, 2003. 278 с.

379. Носуленко В.Н. Взаимодействие операторов в задаче оценки сигналов: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.: ИП АН СССР, 1980. - 14 с.

380. Нуркова В.В. Свершение продолжается: Психология автобиографической памяти личности. М.: Изд-во УРАО. 2000. - 320 с.

381. О психиатрической патографии в отечественной литературе // http://varles.narod.ru/lekziil/444.htm. 2003.

382. Обозов Н.Н. Типы личности, темперамент и характер. СПб., 1995.-37 с.

383. Общая психодиагностика. Основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалёва, В.В. Столина. М.: Изд-во МГУ, 1987. - 304 с.

384. Общий практикум по психологии: Метод наблюдения. Часть I, II, III / Под ред. М.Б. Михалевской. М.: Изд-во МГУ, 1985.

385. Овчаренко В.И. Критический анализ теории личности психоаналитической системы 3. Фрейда: Автореф. дис. . канд. философск.наук. -Мн.: Белорус, гос. ун-т, 1973.

386. Овчарен ко В. И., Лейбин В.М. Антология российского психоанализа. В 2-х т. ML: Моск. психол.-социал. ин-т: Флинта, 1999.

387. Овчаров А.А. Соционика путь к личности. - Новосибирск: РИПЭЛ, 1992,- 218 с.

388. Овчинников Б.В., Владимирова И.М., Павлов К.В. Типы темперамента в практической психологии. СПб.: Речь, 2003. - 288 с.

389. Олпорт Г. Личность: проблема науки или искусства? // Психология личности. Тексты. -М., 1982.

390. Ольшанский Д.В. Б.Н. Ельцин на фоне массового сознания (политико-психологический портрет) // Психологический журнал. 1992. Т. 13. №4.

391. ПавловИ.П. Сочинения. М., 1952. Т. 5.

392. Панасюк А.Ю. А что у него в подсознании? М.: Дело, 1996.272 с.

393. Панченко A.M. О русской истории и культуре. СПб.: Азбука, 2000. - 464 с.

394. Парыгин Б.Д. Социальная психология.: Учеб. пособие. СПб: СПбГУП, 2003. - 616 с.

395. Пезешкян Н. Торговец и попугай. Восточные истории и психотерапия: Пер. с нем. / Общ. ред. А.В. Брушлинского и А.З. Шапиро. -М.: Прогресс, 1992. 240 с.

396. Первин Л., Джон О. Психология личности: Теория и исследования. М.: Аспект Пресс, 2001. - 607 с.

397. Перегудов Ф.И., Тарасенко Ф.П. Введение в системный анализ: Учебное пособие для вузов. М.: Высшая школа, 1989.

398. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во МГУ, 1988.-208 с.

399. Петренко В.Ф., Митина О. В. Анализ динамики общественного сознания (На материале политического менталитета). Смоленск: СГУ, 1997. -214 с.

400. Петренко В.Ф., Митина О.В. Семантическое пространство политических партий // Психологический журнал. 1991. № 6.

401. Петров Ю.А., Захаров А.А. Методологические принципы теорий. Озерск: ОТИ МИФИ., 2000. - 35 с.

402. Петров Ю.А., Захаров А.А. Общая методология мышления. 2-е изд. М.: Московский философский фонд, 2004. - 43 с.

403. Петрова А.Е. Психологическая классификация личностей. М.: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1927. - 118 с.

404. Петровская Л.А. Наблюдение как метод конкретного социального исследования. -М., 1972. 136 с.

405. Петрусинский В.В. О количественном измерении профессионализма // Основы общей и прикладной акмеологии. М., 1995.1. С. 190-194.

406. Линтер А. Наблюдение // Процесс социального исследования. -М., 1975.

407. Писарев Д.И. Исторические эскизы. Избр. статьи. М.: Правда, 1989.-314 с.

408. Писарев Д.И. Сочинения Д.И. Писарева. Ч. 1. Спб. Изд. Ф. Павленкова, 1866-1869.

409. Платонов К.К. Краткий психологический словарь. М.: Высшая школа, 1984. - 174 с.

410. Платонов К.К. Основные принципы и методы изучения личностных качеств курсантов // Медицина на воздушном транспорте. М., 1949.-С. 56-65.

411. Платонов К.К. Структура и развитие личности. М.: Наука, 1984.-256.

412. Плессо Г. И. Депрессия Тургенева в свете психоанализа // Клинический архив гениальности и одаренности. 1928. Т. 4. Вып.З. С. 5566.

413. Плеханов Г.В. Избранные философские произведения в пяти томах. Т. 2. -М., 1956.

414. Политическая психология / Под общей ред. А.А. Деркача, В.И. Жукова, Л.Г. Лаптева. М.: Академический Проект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001.-858 с.

415. Политические портреты. В кн.: Год планеты: Экономика. Бизнес. Банки. Образование. Вып. 2000 г. / РАН, Ин-т мировой экономики и междунар. отношений. - М.: Республика, 2000. - 592 с.

416. Политическое консультирование / Отв. ред. докт. полит, наук. Е. Егорова-Гантман, И. Минтусов. М.: ЦПК Никколо М, 1999. - 471 с.

417. Поляков Л. В ожидании героя. Предвыборный триптих с эпилогом. Психологический портрет. Идеологический портрет. Политический портрет // НГ Сценарии. 2000. № 3 (48).

418. Попов П.С. «Я» и «Оно» в творчестве Достоевского // В сб.: Достоевский. Труды государственной академии художественных наук. Литературная секция. Выпуск 3. М., 1928. С. 217-275.

419. Попов С.В. Визуальное наблюдение. СПб.: Изд-во «Речь» совм. с изд. «Семантика-С», 2002. - 320 с.

420. Портер У. Современные основания общей теории систем. М.: Наука, 1971.

421. Португалов Ю.В. Чехов как психолог // Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма. 1905. N. 4. С. 431-439.

422. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М.: Наука, 1966.-214 с.

423. Потёмкина О.Ф. Способ составления психологического портрета и автопортрета. М.: ИП РАН, 1993. - 29 с.

424. Почепцов Г.Г. Информационные войны. Основы военно-коммуникативных исследований. Ровно, 1999. - 268 с.

425. Практикум по психодиагностике. Дифференциальная психометрика / Ред. В.В. Столин, А.Г. Шмелёв. М.: Изд-во МГУ, 1984. -175 с.

426. Практикум по психодиагностике. Конкретные психодиагностические методики / Ред. А.Г. Шмелёв и др. М.: Изд-во МГУ, 1989. - 176 с.

427. Претте М.К. Как понимать искусство: Живопись. Скульптура. Архитектура. История, эпохи и стили. Пер. с итал. М.: Интербук-бизнес, 2002.-432 с.

428. Прикладная эргономика. Специальный выпуск. Рефлексивные процессы. М.: АПЭ, 1994. № 1.

429. Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. - 184 с.

430. Приображенский П.А. Нервно- и душевнобольные как объект культа // Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии. 1911. N. 3. С. 129-154.

431. Пронников В.А., Ладанов И.Д. Язык мимики и жестов. М., 1998. -212 с.

432. Пряжников Н.С. Психология элитарности. М.: Моск. психолого-социиальный институт; Воронеж: НПО «МОДЕЭК», 2000. - 512 с.

433. Психодиагностика: теория и практика. Пер. с нем. М.: Прогресс, 1986.-208 с.

434. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. Под. ред. А.В. Брушлинского. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997.-576 с.

435. Психологическая типология: Хрестоматия / Сост. К.В. Сельчёнок. - Мн.: Харвест, М.: ACT, 2002. - 592 с.

436. Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2003. - 1096 с.

437. Психологические портреты персонала: типология и диагностика / Под. ред. Ю.П. Платонова. СПб.: Речь, 2003. - 416 с.

438. Психологическое консультирование. М.: ЦПК «Никколо М», 1999.-471 с.

439. Психология и психоанализ власти. Т. 2. Хрестоматия. Самара: БАХРАХ, 1999.-576 с.

440. Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. М.: Смысл, 1997.-336 с.

441. Психология. Словарь / Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. - М.: Политиздат, 1990. - 494 с.

442. Психология: комплексный подход / М. Айзенк, П. Брайант, X. Куликэн, и др. Под ред. М. Айзенка; Пер. с англ. С.Б. Бенедиктова. Мн.: Новое знание, 2002. - 832 с.

443. Ракитянский Н.М. Александр Лебедь: генерал на политических манёврах // Власть. 1995. № 12. С. 9-14.

444. Ракитянский Н.М. Григорий Явлинский: объединяйтесь вокруг меня // Власть. 1996. № 3. С. 7-12.

445. Ракитянский Н.М. Базовый психологический критерий оценки деятельности политика в кризисной ситуации // Россия в условиях трансформации. Выпуск № 26. М.: ФРПЦ. 2002. - С. 48-53.

446. Ракитянский Н.М. Информационная безопасность российского бизнеса: предотвращение ущерба через прогноз. В сб.: Региональная информатика РИ-92. Часть 1. - СПб, 1992. 13-16 июля.

447. Ракитянский Н.М. Масштаб личности и масштаб понимания проблем // Россия в условиях трансформации. М.: ФРПЦ, 2000. № 1. - С. 38-41.

448. Ракитянский Н.М. Модернизация России: политическая элита в контексте глобализации. В кн.: Россия. Планетарные процессы. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2002. - С. 352-386.

449. Ракитянский Н.М. О политико-психологическом портретировании // Вестник политической психологии. СПб., 2003. № 1(4). -С. 18-23.

450. Ракитянский Н.М. Портретология власти: Теория и методология психологического портретирования личности политика. М.: Наука, 2004. -264 с.

451. Ракитянский Н.М. Проблема психодиагностики политических лидеров // Общественные науки и современность. 1995. № 6. С. 108-116.

452. Ракитянский Н.М. Психологическая портретология // Ежегодник Российского психологического общества: Материалы Ш Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 г. СПб.: Изд-во Лен. гос. ун-та им. А.С. Пушкина, 2004.

453. Ракитянский Н.М. Психологические аспекты информационной безопасности // Международный журнал Проблемы теории и практики управления. 1992. № 2. С. 106-110.

454. Ракитянский Н.М. Структура психологического портрета политика // Власть. 2000. № 11. С. 43-47.

455. Ракитянский Н.М. Психологический портрет политического лидера (методология поиска). Доклад // Россия в условиях трансформации. Выпуск № 20. М.: ФРПЦ. 2002. - С. 64-105.

456. Ракитянский Н.М. Рефлексия в политике // Власть. 2003. № 9. -С. 21-24.

457. Ракитянский Н.М. Семнадцать мгновений демократии. Лидеры России глазами политического психолога. М.: Стольный град, 2001. - 177 с.

458. Ракитянский Н.М. Фрагменты психологического профиля Бориса Немцова // Власть. 1997. № 7. С. 42-43.

459. Ракитянский Н.М. Юрий Лужков: самый «аполитичный» политик // Власть. 1996. № 1. С. 6-13.

460. Раушенбах Б. В. Праздные мысли: Очерки. Статьи. Воспоминания. М.: Гареева, М.: Аграф, 2003. - 480 с.

461. Реан А.А. Практическая психодиагностика личности. СПб.: Изд-во С.-Петерб. Ун-та, 2001. - 224 с.

462. Рейнвальд НИ. Личность как предмет психологического анализа. -Харьков. 1974.

463. Рефлексивное управление. Сборник статей. Международный симпозиум. 17-19 октября 2000 г. Москва / Под ред. В.Е. Лепского М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2000. - 192 с.

464. Рефлексивные процессы и управление. Тезисы III международного симпозиума 8-10 октября 2001 г. Москва / Под ред. А.В. Брушлинского и В.Е. Лепского М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2001.-242 с.

465. Роговин М.С. Введение в психологию. М.: Высшая школа, 1969.-381 с.

466. Романова Е.С., Гребенников JI.P. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика. Мытищи: Московский гор. пед. ун-т, 1996.

467. Российская элита: психологические портреты / Сост. О.В. Давыдов. М.: Ладомир, 2000. - 319 с.

468. Российские элиты на этапе формирования гражданского общества // Вестник политической психологии. 2002. № 1 (2). С. 3-22.

469. Россолимо Г.И. По поводу «Психологических профилей». Письмо в ред. журн. «Вопросы философии и психологии» (Кн. 108, 1911 г.). Ответ Г.И. Челпанову Г.И. Россолимо. М., тип. Я.Г. Сазонова, 1912. 7 с.

470. Россолимо Г.И. Психологические профили. — Спб., тип. М.А. Александрова, 1910. 52 с.

471. All. Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. -М.: Наука, 1980.

472. Рощин С.К. «Психополитика» и что за ней скрывается // Коммунист. 1983. № 12.

473. Рощин С.К. Западная психология как инструмент идеологии и политики. -М., 1980.

474. Рощин С.К. Политическая психология // Психологический журнал. 1980. Т. l.№ 1.

475. Рубанов В.А. Государство имя существительное. - Воронеж, 2003.-63 с.

476. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. I. М.: Педагогика, 1989.-488 с.

477. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. Т. II. М.: Педагогика, 1989. - 328 с.

478. Руднев В. И. Тургенев и Чехов в изображении галлюцинаций // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 3. С. 181-203.

479. Руководство по использованию восьмицветового теста Люшера. Сост. О.Ф. Дубровская. М.: Фолиум, 1995.

480. Румянцева Е.А. На пути к взаимопониманию: соционика -учителям и родителям (Отношения в зеркале соционики). М.: Армада-пресс, 2002. - 256 с.

481. Рустов В.М., Гусева О.В. Сокращённый вариант личностного опросника Кеттела (8 PF) // Психологический журнал. 1990. Т. 11. № 1. С. 34-48.

482. Русский Журнал / Политика / www.russ.ru/politics/20030307-doklad.html.

483. Русский исторический портрет. Эпоха парсуны. М.: Художник и книга, 2004. - 280 с.

484. Русское искусство. Иллюстрированная энциклопедия. М.: Трилистник, 2001. - 600 с.

485. Руткевич A.M. Экзистенциальный психоанализ в Англии // Психологический журнал. 1985. Т. 6. № 6.

486. Рыскова Т.М. Политический портрет лидера: вопросы типологии //ВестникМГУ. Серия 12. 1997. № 3.

487. Сабиров Х.Ф. Человек как социологическая проблема. Казань, 1972.-414 с.

488. Салмин A.M. Политический портрет М. Тетчер. М.: ИНИОН АН СССР, 1983.

489. Самуйлова И. Вербальные образы российских политиков: иллюзия или реальность. — В сб.: Политика: от легенды к повседневной жизни / Под ред. Т.В. Анисимовой. СПб.: СПбУ, 2003. - С. 107-114.

490. Сапронов П.А. Власть как метафизическая и историческаяреальность. СПб.: Церковь и культура, 2001. - 816 с.

491. Свенцицкий А.Л. Сила власти в зеркале социальной психологии // Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та., 2000. - С. 90-142.

492. Свенцицкий А.Л. Социальная психология управления. JL: ЛГУ,1986. 175 с.

493. Свенцицкий А.Л., Семёнов В.Е. Социально-психологические исследования // Методы социальной психологии. Л.: ЛГУ, 1977.

494. Свешникова Н.О. Как психологи наблюдают состояния политиков. В сб.: Парламент как субъект и объект изменений. Психология парламентаризма / Под ред. А.И. Юрьева. СПб.: Изд-во НИИХ СпбГУ, 1999. -С. 133-135.

495. Свешникова Н.О. Психические состояния человека в политической жизни: Дис. . канд. психол. наук. СПб.: СПбУ, 1998. - 203 с.

496. Святое Евангелие с толкованием блаженного Феофилакта, Архиепископа Болгарского. М.: Новая книга, Ковчег, 2000. - 608 с.

497. Сегалин Г.В. К патографии Льва Толстого (К вопросу об эпилептических припадках у Льва Толстого) // Клинический архив гениальности и одаренности. 1925. Т. 1. Вып. 1. С. 1-28.

498. Сегалин Г.В. Сиптоматология творческих приступов у гениальных эпилептиков // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 2. С. 101-137.

499. Седых Р.К. Информационных психоанализ. Соционика как метапсихология. М., 1994. - 256 с.

500. Селъе Г. От мечты к открытию. Как стать учёным. М.: Прогресс,1987.-368 с.

501. Семёнов В.Е. Дисфункциональность современных российских средств массовой коммуникации // Социальные коммуникации и информация: исследование, образование, практика / Тезисы межвузовской научно-практич. конф. СПб., 1999.

502. Семёнов В.Е. Метод изучения документов в социально-психологических исследованиях. Л.: ЛГУ, 1983. - 105 с.

503. Семёнов В.Е. Полиментальная специфика России и российская политика // Вестник политической психологии. 2001. № 1. С. 20-23.

504. Семёнов В.Е. Российская полиментальность и её выражение вкультуре // Социология и общество / Тезисы I всероссийского социологического конгресса. СПб., 2000.

505. Семёнов В.Е. Социальная психология искусства: Актуальные проблемы. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988. - 168 с.

506. Сент-Бёв Ш.О. Литературные портреты. Пер. с франц. М.: Худож. литература, 1970. - 581 с.

507. Серебрянников В.В. Президенты США: военно-политическое портретирование. //Власть. 2003, № 8. С. 13-21.

508. Сибирев В.А., Головин Н.А. Штрихи к портрету поколения 90-х годов // Социологические исследования. 1998. № 3.

509. Сикорский И.А. Всеобщая психология с физиогномикой. Киев, тип. С.В. Кульженко, 1904. - 576 с.

510. Симонов И.В. Нижегородский регион: религиозный портрет // Социологические исследования. 1999. № 12.

511. Симуш П.И. Социальный портрет колхозного крестьянства. М. 1976; Советский простой человек (Опыт построения социального портрета на рубуже 90-х) / Под. ред. Ю.А. Левады. М., 1993.

512. Скворцов К.А. Симптом «Иллюзия уже виденного» как творческий симптом // Клинический архив гениальности и одаренности. 1925. Т. 1. Вып. 2.-С. 111-121.

513. Славин Т. Политико-психологический портрет Ю. М. Лужкова // Президент. 1996. 13 мая.

514. Словарь иностранных слов. М., 1990. - 624 с.

515. Словарь русского языка XI-XVII вв. Выпуск 14. М.: Наука,1988.

516. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев: Наук, думка, 1989. - 200 с.

517. Смирнов Г.Л. Советский человек. Формирование социалистического типа личности. М., 1980.

518. Собчик Л.Н. Введение в психологию индивидуальности. М.: Инст-т прикладной психологии, 1997. - 480 с.

519. Собчик Л.Н. Метод портретных выборов адаптированный тест Сонди. Практическое руководство. - СПб.: Речь, 2002. - 128 с.

520. Собчик Л.Н. МЦВ метод цветовых выборов. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. Практическое руководство. - СПб.: Речь, 2001. - 112 с.

521. Собчик Л.Н. Пособие по применению MMPI. М.: МЗ РСФСР, 1971.-68 с.

522. Собчик Л.Н. Психодиагностика и профориентация в кадровом отборе. СПб.: Речь. 2002. - 72.

523. Собчик Л.Н. Психология индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. СПб.: Речь, 2003. - 624 с.

524. Собчик Л.Н. Стандартизированный многофакторный методисследования личности (СМИЛ). М.: ВНИИ медицинской техники, 1990. -82 с.

525. Собчик JI.H. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ (ММР1). СПб.: Речь, 2000. - 219.

526. Советов Б.Я., Яковлев С.А. Моделирование систем: учебник для вузов. М.: Высшая школа, 1985. - 331 с.

527. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. A.M. Прохоров; редкол.: А.А. Гусев и др. изд. 4-е. - М.: Сов. энциклопедия, 1987. - 1600 с.

528. Современная психология. М.: ИНФРА-М, 1999. - 688 с.

529. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. -М.: МГУ, 1989.-213 с.

530. Соловьева А. Лермонтов с точки зрения учения Кречмера // Клинический архив гениальности и одаренности. 1926. Т. 2. Вып. 3. С. 189206.

531. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. -М.: Наука, 1985.-168 с.

532. Социальная психология / Отв. ред. А.Л. Журавлёв. М.: ПЕР СЭ, 2002.-351 с.

533. Социалънопсихологический портрет инженера / Под ред. В.А. Ядова. М.: Мысль, 1977. - 231 с.

534. Социологическая энциклопедия.: В 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 2003.

535. Спенсер Г. Философия слога. Собр. соч., Т. 1, Спб., 1886.

536. Спиркина Е.А. История развития и современное состояние эго-психологии: (Критич. анализ): Автореф. дис. . канд. психол. наук. -М.: АН СССР, Ин-т психологии, 1987.

537. Старовойтенко Е.Б. Определение теоретически обоснованных путей эмпирического изучения личности в психологии (опыт разработки конкретно-психологического исследования личности учёного). Дисс. . канд. психологических наук. Ярославль, 1982.

538. Столяренко A.M., Черненилов В.И. Понятие, структура и приёмы составления психологического портрета // Преподавание юридической психологии и её практическое применение. Тарту, 1986. Ч. 2.

539. Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М.: Прогресс, 1986.-231 с.

540. Суходолъский Г.В. Структурно-алгоритмический анализ и синтез деятельности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1976. - 120 с.

541. Таланов В. Психологический портрет Владимира Путина. СПб.: Б&К., 2000. - 63 с.

542. Тарасова Н.П. К психологическому пониманию исторической личности: религиозный фактор (на примере Иоанна Грозного). В сб.: Фундаментальные проблемы психологии: личность в исторической психологии. - СПб., 2002. - С. 69-70.

543. Теоретические и методологические проблемы социальнойпсихологии. Под. ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой. М.: Изд-во МГУ, 1977.-205 с.

544. Теория организации: Учебник / Под ред. В.Г. Алиева. М.: Луч,1999.

545. Теория систем. Математические методы и моделирование / Пер. с англ. -М.: Мир, 1989.

546. Теплое Б.М. Заметки психолога при чтении художественной литературы // Избр. труды. В 2-х т.т. М., 1985. Т. 1. - С. 306-312.

547. Теплое Б.М. Ум полководца // Проблемы индивидуальных различий. М.: АПН СССР, 1961.

548. Тихонравов Ю.В. Экзистенциальная психология. М.: ЗАО Бизнес-школа Интел-Синтез, 1998. - 238 с.

549. ТощенкоЖ.Т. Парадоксальный человек. М.: Гардарики, 2001.398 с.

550. Тутушкина М.К. Психологический портрет индивидуальности. В кн.: Практическая психология. СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 1998. - С. 137-141.

551. Тэн И. Бальзак, Спб., 1894. 118 с.

552. Тэн И. В. Шекспир. Пер. с франц. Изд. 2-е. Одесса., И. Юровский, 1898.-92 с.

553. Тэн И. Наполеон Бонапарт Тэна. Пер. с франц. М., Изд. тип. А. А. Карцева, 1888.-119 с.

554. Тэн И. Психология якобинца. Ип. Тэна (Из соч. «Les origins de la France contemporaine»). Книгоиздательство «Друзей свободы и порядка». Спб., Тип. И.В. Леонтьева, 1905. 23 с.

555. Тэн И. Тит Ливий. Критическое исследование г. Тэна. Пер. с фр. А. Иванова и Е. Щепкина, К.Т. Солдатенков. 1885. 390 с.

556. Уайльд О. Портрет Дориана Грея. СПб.: Изд-во Азбука, 1999.297 с.

557. Уемое А.И. Системный подход и общая теория систем. М.: Мысль, 1978.-272 с.

558. Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб.: Питер. (Серия «Психология-классика»), 2001. - 416 с.

559. Уинтер Д., Херманн М. Дистантное изучение личностей Дж. Буша и М. Горбачёва: процедуры, портреты, политика. В кн.: Политическая психология. Хрестоматия: Учебное пособие / Пер. с англ. Составитель Е.Б. Шестопал. -М.: ИНФРА-М, 2002. - С. 54-92.

560. Фаустова JI.B., Хитрова Н.Г. Опыт профессиографирования личности инженеров // Личность в системе коллективных отношений / Тезисы докладов Всесоюзной конференции в г. Курске. М., 1980.

561. Филатов В.П. Научное познание и мир человека. М., 1989.326 с.

562. Филатова Е.С. Соционика для вас. Новосибирск: «Хронограф», 1994. - 283 с.

563. Филимонов Д. Портреты вождей и преступников составлялись в спецкомнате // Известия. 1997. 25 декабря.

564. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева; вст. ст. Д.А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990.-368 с.

565. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М.: Прогресс, 1987. - 236 с.

566. Фрасс П. и Пиаже Ж. Экспериментальная психология (перевод с французского). -М., 1961. -329 с.

567. Фрейд 3. Леонардо да Винчи. М., «Современные проблемы», 1912.-119 с.

568. Фрейджер Р., Фейдимен Д. Личность. Теории, упражнения, эксперименты. СПб: прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. - 608 с.

569. Фриче В. Зигмунд Фрейд и Леонардо да Винчи // Воинствующий материалист. 1925. № 3. С. 160-168.

570. Халецкий A.M. Психоанализ личности и творчества Шевченко // Современная неврология. 1926. № 3. С. 346-354.

571. Хеджес П. Анализ характера или типология по майерс-бригс (Understandung your personality. With Myers-Briggs and more). M.: Изд-во Эксмо, 2003.-320 с.

572. Хекхаузен X. Психология мотивации достижения. СПб.: Речь, 2001.-240 с.

573. Холл К, Гарднер Л. Теории личности. М.: «КСП+», 1997. - 720с.

574. Христианские начала экономической этики. Сборник материалов международной интернет-конференции. М.: Соборность, 2001. - 256 с.

575. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение). СПб.: Питер Пресс, 1997. - 608 с.

576. Чернецова Е.М. Искусство. Словарь-справочник. М.: Библиотека И. Резника, 2002. - 576 с.

577. Чиж В.Ф. Значение болезни Плюшкина (По поводу статьи Д-ра Я. Каплана «Плюшкин психологический разбор его») // Вопросы философии и психологии. 1902. Кн. 4. - С. 872-888.

578. Чиж В.Ф. Болезнь Н.В. Гоголя. М.: Республика, 2001. - 216 с.

579. Чиж В.Ф. Достоевский как криминолог. Спб., 1901.

580. Чиж В.Ф. Достоевский как психопатолог, Спб., 1885. 123 с.

581. Чиж В. Ф. Ницше как моралист. М., 1901.

582. Чиж В.Ф. Опост Конт. М., 1898.

583. Чиж В.Ф. Психология властелина. Император Павел I. Психологический анализ // Вопросы философии и психологии. М., 1907. Кн. 88, 89, 90.

584. Чиж В.Ф. Психология злодея, властелина, фанатика. Записки психиатра / Предисл., сост., пер. инояз. текстов Н.Т. Унанянц. М.: Республика, 2001. - 416 с.

585. Чиж: В. Ф. Психология злодея. Граф Алексей Андреевич Аракчеев // Вопросы философии и психологии. М., 1906. Кн. 82, 83.

586. Чиж В.Ф. Пушкин как идеал душевного здоровья. Юрьев, 1899.

587. Чиж В.Ф. Тургенев как психопатолог. М., 1899. 104 с.

588. Чистович Я.А. Душевная болезнь царя Ивана Васильевича-4, Грозного // История первых медицинских школ в России. Спб., 1883.

589. Чугунова Э.С. Личность и профессия (социально-психологический портрет личности инженера) // Социальная психология личности. Л., 1974.

590. Чугунова Э.С. Социально-психологические проблемы инженерного клиринга // Психологический журнал. 1982. Т. 3. № 3.

591. Чугунова Э.С., Чикер В. А. Опыт социально-психологического изучения личности инженеров различного должностного статуса. Вильнюс, 1977.

592. Чугунова Э.С., Чикер В.А. Опыт построения модели личности членов инженерного коллектива // Социальная психология. Л., 1979. - 63 с.

593. Чулков Г.И. Императоры. Психологические портреты. М.: Художественная литература, 1993. - 382 с.

594. Чулков Г.И. Мятежники 1825 года. М.: Современные проблемы, 1925.-298 с.

595. Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов. М.: Право и Закон, 1996. - 196 с.

596. Чуфаровский Ю.В. Психология оперативно-розыскной деятельности. -М.: «МЗ-Пресс», 2001. 208 с.

597. Шаклеин В.Б. Молодой американский рабочий: социально-психологический портрет // Психологический журнал. 1984. Т. 5. № 2.

598. Шанский Н.М., Боброва Т.А. Этимологический словарь русского языка. -М.: Прозерпина, 1994. 400 с.

599. Шарден де П.Т. Феномен человека. М.: Наука, 1987. - 240 с.

600. Шарп Д. Типы личности: Юнговская типологическая модель. Пер. с англ. Воронеж.: НПО «МОДЭК», 1994. - 128 с.

601. Шварцман К.А. «Технологии поведения» Б. Скиннера и проблемы этики // Вопросы философии, 1977, № 11. С. 155-162.

602. Шевандрин Н.И. Психодиагностика, коррекция и развитие личности. М.: Гуманит. изд. центр. ВЛАДОС, 1998. - 512 с.

603. Шевеленкова Т.Д. Методологический анализ гуманистического направления в зарубежной психологии: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.: АН СССР, Ин-т психологии, 1989.

604. Шелдон У. Анализ конституциональных различий побиографическим данным // Психология индивидуальных различий. Тексты. -М., 1982.-С. 252-261.

605. Шестакович J1.H. Психологические условия развития профессионально важных качеств в процессе обучения и труда: Автореф. дис. . канд. психол. наук. -М., 1980.

606. Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности лидера // Полис. 1997. № 6. С. 57-72.

607. Шестопал Е.Б. Восприятие образов власти: политико-психологический анализ // Политические исследования. 1995. № 4.

608. Шестопал Е.Б. и др. Образы власти в пост советской России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: Аггетейя, 2004. - 536 с.

609. Шестопал Е.Б. Политическая психология. М.: ИНФРА-М, 2002. - 448 с.

610. Шестопал Е.Б. Портрет власти на фоне кризиса // Век. 1999. № 4319..

611. Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. -М.: РОССПЭН, 2000. 431 с.

612. Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В. Восприятие образов 12 ведущих политиков России (психологический и лингвистический анализ) // Полис. 1995. №5. с. 168-191.

613. Шилъдер Н.К. Император Александр Первый его жизнь и царствование. Н.К. Шильдера. Т. 1-4. Спб., Издание А.С. Суворина, 18971898.

614. Шилъдер Н.К. Император Николай Первый, его жизнь и царствование. Н.К. Шильдера. Т. 1-2. Спб., Издание А.С. Суворина, 1903. -800 с.

615. Шмелёв А.Г. «Каша из топора», или история адаптации 16 PF в России // Психологическая газета. 1999. № 5.

616. Шмелёв А.Г. и коллектив. Основы психодиагностики. М., Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996. — 544 с.

617. Шмелёв А.Г. Психодиагностика личностных черт. СПб.: Речь, 2002. - 480 с.

618. Шнейдерман Б. Психология программирования. М.: Радио и связь, 1984.

619. Штерн Э. Прикладная психология. Методы и результаты / Перевод с нем. под ред. проф. Владимирского. Харьков: Харьков-печать, 1925.

620. Шулъга Н.А. Классовая типология личности. Киев, 1978.

621. Шулъц Д.П., Шулъц С.Э. История современной психологии. -СПб.: Евразия, 2002. 532 с.

622. ГЦёкин Г.В. Визуальная психодиагностика и её методы Часть I. Основы визуальной психодиагностики. Киев.: ВЗУУП, 1992. - 112 с.

623. Щёкин Г.В. Визуальная психодиагностика: познание людей по их внешности и поведению. 2- изд. - К.: МАУП, 2001 .-616 с.

624. Щерба Н.Н. Кто работает в банке? СПб., 1996. - 118 с.

625. Эндрюс Д. Математическое моделирование / Пер. с англ. М.: Мир, 1979.-277 с.

626. Энциклопедический словарь. -М., 1993.

627. Эриксон Э. Молодой Лютер. М., 1996.

628. Эрмитаж. Живопись. М.: Библиокон, 2001. - 281 с.

629. Эткинд A.M. Эрос невозможного. История психоанализа в России. СПб.: MEDY3A, 1993. - 464 с.

630. Юнг К.Г. Психологические типы. СПб.: Ювента, 1995. - 716 с.

631. Юревич А.В. Системный кризис психологии // Вопросы психологии. 1999. № 2.

632. Юревич А.В. Социальная психология науки. СПб.: Изд-во РХГИ, 2001.-352 с.

633. Юрман Н.А. Бетховен (Патографический очерк) // Клинический архив гениальности и одаренности. 1927. Т. 3. Вып. 1. С. 66-81.

634. Юрман Н.А. Скрябин, опыт патографии // Клинический архив гениальности и одаренности. 1925. Т. 1. Вып. 3. С. 67-92.

635. Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та. 1992. - 232 с.

636. Юрьев А.И. Две заметки по поводу // Социологические исследования. 2002. № 7. С. 153-154.

637. Юрьев А.И. Материалы концепции стратегической психологии (в самом кратком изложении). В сб.: Политика: от легенды к повседневной жизни: Сб. статей / Под. ред. Т.В. Анисимовой. - СПб.: Изд-во «Знаменитые универсанты», 2003. - С. 5-45.

638. Юрьев А.И. Портретология власти // Власть. 2004. № 7. С. 7780.

639. Юрьев А.И. Психология политической деятельности. В кн.: Психология / Под ред. А. А. Крылова. М.: Проспект, 1998. - С. 528-534.

640. Юрьев А.И. Психология политической деятельности. В кн.: Психология: Учебник / В.М. Аллахвердов, С.И. Богданов и др.; Отв. ред. А.А. Крылов. - 2-е изд. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. - С. 682-699.

641. Юрьев А.И. Системное описание политической психологии. -СПб: СПбГУ, 1996. 167 с.

642. Ядов В.А. Социологическое исследование. Методология, программа, методы. Самара, 1995. - 328 с.

643. Якушина Н.Р., Синицын Е.С. Соционика в сократовских диалогах. -Новосибирск, 1995

644. Ярошевский М.Г. История психологии. М.: Мысль, 1985. - 575с.

645. Ярошевский М.Г. Сеченов и мировая психологическая мысль.1. М.: Наука, 1981.-392 с.

646. Allport G.W. Personality: A psychological interpretation. N. Y.: Holt, Rinehart and Winston, 1937.

647. Allport G. W., Odbert H. S. Trait-names: A psycho-lexical study Psychol. Monographs. 1936. V. 47.

648. Anderson J. The methodology of psychological biography. J. of Interdisciplinary History, vol. XI, 1981.

649. Assagioli R. Psychpsynthesis: A Manual of Principles and Techniques, New York: Hobbs, Dorman, 1965.

650. Atkinson J. W. Motivational determinants of risk-taking behavior. Psychol. Rev., 1957, 64, 359-372. (Also in Atkinson, 1959c.).

651. Balint M., Balint E. Psychotherapeutic Terchniques in Medicine. London: Tavistock Publications, 1959.

652. Bcmdura A., Ross D. and Ross S. A. (1963) Imitation of film-mediated aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychological 66: 3-11.

653. Bock Ph. K. Continuities in Psychological Anthropology. San Francisco, 1980.

654. BuberM. Beetween Man and Man. London: Collins, 1961.

655. Buchler J. The Concept of Method. New York London, 1961.

656. Bugental J. The Art of Psychotherapist. N. Y.: Norton, 1987.

657. Cattell R.B. Personality and motivation (structure and measurement). New York, 1957; idem Personality and Mood by Questionnaire. San Francisco, Washington, London, 1973.

658. Cattell R.B. (1943) The description of persolity: basic traits resolved into clusters. Journal of Abnormal and Social Psychology, 38, 476-506.

659. Cattell R.B. Advances in Cattellian personality theory. In L. A. Pervin (Ed.), Handbook of personality: Theory and research (pp. 101-110). New York: Guilford Press, 1990.

660. Cattell R.B. Advances in Cattellian personality theory. In L. A. Pervin1. Ed.).

661. Cattell R.B. Handbook of multivariate experimental psychology. Chicago: MeNally, 1966.

662. Cattell R.B. Personality and learning theory. New York: Praeger,1985.

663. Cattell R.B. Personality and motivation (structure and measurement). New York: Harcourt Brance Iovanovich, 1957.

664. Cattell R.B. The scientific analysis of personality. Harmonsworth, Eng.: Penguin, 1965.

665. Cattell R.B., Eber H. W., Tatsuoka M. M. Handbook for the 16 personality factor questionnaire. Champaign, IL: Institute for Personality and Ability Testing, 1970.

666. Cattell R.B., Eber H. W., Tatsuoka M. M. Handbook of the sixteen personality factor questionnaire (16 PF) Compaign Illinois, 1970.

667. Clinch N. The Kennedy newrosis: A psychological portrait of American dynasty. N.Y., Grosset & Dunlay, 1973.

668. Closer B.G., Strauss A.M. The discovery of grounded theory: Strategies for qualitative research. New York: Aldine, 1967.

669. Cocks G. Contributions of psychohistory to understanding politics. In.: Political psychology. Ed. M.Herman. San Francisco, Jossey-Bass, 1986, pp. 139165.

670. Cofer C.N., Appley M. H. Motivation: Theory and research. N. Y.: John Wiley, 1964.

671. Cronbach L.J. Validity on parole: How can we go straight? // New Directions for Testing and Measurement, 5. 1980. P. 99—108.

672. Cronbach L.J., Meehl P.E. Construct validity in psychological tests // Psychological Bulletin, 52. 1955.

673. Dahlstrom W. G., Welsh G. S. An MMPI Handbook. A guide to use in clinical practice and research. New York: Psychological Corporation, 1960.

674. Donley R., Winter D. Measuring of motives of public officials at a distance: An exploratory study of American Presidents. Behav. Sci., vol. 15, 1970.

675. Eisner E. W. The enlightened eye. New York: Macmillan, 1991.

676. Elms A. From House to Haig: Private life fhd public style in American foreign policy advisers. J. of Soc. Iss., 1986, Vol. 42, pp. 33-53.

677. Ericson E.H. Identity: youth and crisis. N. Y. 1968.

678. Erikson E. Gandhrs truth: On the origins of Militant nonviolence. N.Y., Norton, 1969.

679. Erikson E. Hitlers imageri and German youth. Psychiatry, 1942, Vol. 5, pp. 475-493.

680. Erikson E. Review of Thomas Woodrow Wilson: A Psychological study. Intern. Journal of Psycho-analysis, 1967, vol. 48, pp. 462-468.

681. Erikson E. Young man Luther: A study in psychoanalysis and history. N.Y., Norton, 1958.

682. Eysenck H.J., Eysenck M.W. (1985) Personality and Individual Differences. New York: Plenum.

683. Freud S., Bullit W. Thomas Woodrow Wilson: A psychological study. Boston: Houghton Mifflin, 1967.

684. Gatzke H. Hitler and psychohistory. Amer. Histor. Review, 1973, Vol.78.

685. George A.L. & McKeown T.J. Case studies and theories of organizational decision making. In: Coulam R. F. & Smith R. A. (Eds.) Advances in information processing in organizations (Vol. 2., pp. 21-58.) Greenwich: JAI Press, 1985.

686. George A., George J. Woodrow Wilson and Colonel House. N.Y., Dower, 1964.

687. George R.L., Cristiani T.S. Counseling: Theory and Practice, 3rd Ed., Englewood Cliffs. N. J.: Prentice-Hall, 1990.

688. Gilberstadt H. Duker J. A. Handbook for Clinical and Actuarial MMPI Interpretation. Philadelphia, Psychological Corporation, 1965.

689. Gleitman H. (1986) Psychology, 2nd edn. London: Norton.

690. Greenstein F. Personality and Politics. Princeton: Princeton University Press, 1985.

691. Habermas J. Knowledge and human interests. Boston: Beacon, 1971.

692. Handbook of personality. Theory and research (pp. 101-110). New York: Guilford Press, 1990.

693. Handbook of political psychology / Ed. by Rnutson J. San Francisco, 1973.

694. Hargrove E.C. Presidential personality and leadership style // Researching the presidency: Vital questions, new approaches / Ed. by Edwards G. C.III, Kessel J. H., Rockman B.A. Pittsburgh, 1993.

695. Hathawey S.R., McKinley J.C. Basic readings on MMPI in psychology and medicine. Minneapolis. 1956.

696. Hathawey S.R., McKinley J.C. The Minnesota Multiphasic Personality Inventory manual. New York: Psychological Corporation, 1951, Revised, 1967.

697. Heckhausen H. The Anatome of Achievement Motivation. New York-London. 1967.

698. Herman M.G. What is political psychology? In: Herman M. G. (Ed.) Political psychology (pp. 1-10). San Francisco: Jossey-Bass, 1986.

699. Hermann M. Defining the Bush presidentioal style. Merson Center, Columbus, Ohio State Univ., 1989.

700. Hermann M. Assessing theforeign policy role orientations of sub-Saharah African leaders. In: Role theory and foreign policy analysis. Ed. S. Walker. Durham, Duke Univ. Press, 1987, pp. 161-198.

701. Hermann M. Assessing personality at a distance: A profile of Ronald Reagan. Quart. Report. The Ohio State Univ., 1983, Spring, Vol. 7, No. 6, p. 8; The New York Times, 1990, 20 August.

702. Hermann M. Workbook for developing personality profiles of political leaders from content analysis data. Mimeo. Merson Center, Columbus, The Ohio State Univ., 1987.

703. Hollwey W. (1991) Work Psychology and Organiszational Behaviour. London: Sage.

704. House E.R. Evaluating with validity. Beverly Hills (CA): Sage, 1980.

705. Kaarbo J. Beasley R.A. Practical Guide tu the Comparative Case Study Metod in Political Psychology // Political Psychology, 1999. Vol. 20. No. 2. Pp. 369-391.

706. Kagan J. (1966). Reflection impulsivity: The generality and dynamics of conceptual tempo // Journal of Abnormal Psychology, 71, 123-129.

707. Keirsey D. Portraits of temperament. Del Mar, CA: Prometheus Nemesis Book Co, 1989.

708. Kennedy E. On Becoming Counselor: A Basic Guide for Non

709. Professional Counselors. N. Y.: Seabury Press, 1977.

710. Kerlinger F.N. Behavioral research. New York: Holt, Rhinehart, & Winston, 1979.

711. Kvale S. A postmodern psychology A contradiction in terms? I I Psychology and postmodernism / S. Kvale (Ed.). London: Sage, 1992. P. 31-57.

712. Longer W. The mild of Adolf Hitler. N.Y., NAL, 1972.

713. Lasswell H. Psychopathology and politics. Chicago, 1930. N.Y., 1960.

714. Lather P. The validity of angels: Interpretive and textual strategies in researching the lives of women with HIV/AIDS // Qualitative Inquiry, 1. 1995.

715. Le Vine R. Culture, behavior and personality. N. Y., Aldine, 1982.

716. Lijphart A. The comparable-case strategy in comparative research. Comparative Political Studies, 1975. 8. 158-177.

717. Lincoln Y.L., Guba E. Naturalistic inquiry. Beverly Hills (CA): Sage,1985.

718. Mouse L. de. Foundation of psychohistory. N. Y. Creative Roots,1982.

719. May R. The Art of Counseling. N. Y.: Abingdon Press, 1967.

720. Mazlish B. In search of Nixon: A psychohistorical inquiry. Baltimore. Penguin Books Inc., 1973.

721. Mazlish B. In search of Nixon: A psychohistorical inquiry. Baltimore. Penguin Books Inc., 1973.

722. Mazlish В., Diamond E. Jimmy Carter. A character portrait. An interpretive biography. N.Y., Simon & Schuster, 1979.

723. McClelland D.C., Atkinson J. W., Clark R.A., and Lowell E.L. The achievement motive. New York: Appleton, 1953.

724. Mead M., Metraux Ph. The study of culture at a distance. Chicago,1953.

725. Merton R.K., Fiske M. and Kendall P.L. (1956) The Focused Interview. Glencoe, IL: Free Press.

726. Miles M.B., Huberman A.M. Qualitative data analysis: A sourcebook of new methods. Beverly Hills (CA): Sage, 1984.

727. Mishler E.G. Validation in inquiry-guided research: The role of exemplars in narrative studies // Harvard Educational Review, 60. 1990. P. 415442.

728. Myers-Briggs I., McCaulley M.H. A guide to the development and use of the Myers-Briggs Type Indicator. Palo Alto: Consulting Psychological Press, 1991.

729. Norman W. T. Toward an abequate taxonomy of personality attributes: Replicated factor structure in peer nomination personality ratings // J. Abnormality and Soc. Psychol. 1963, V. 66. P. 574-583.

730. Offer D., Strozier Ch. Reflectiones on leadership. In: The leader. Ed. Offer D., Strozier Ch. N. Y., Plenum Press, 1985.

731. Drum A. M., Feagin J. R. & Sjoberg G. Introduction: The nature of thecase study. In: Feagin J.R., Orum A.M. & Sjoberg G. (Eds.) A case for the case study (pp. 1-26). Chapel Hill: Univ. of North Carolina Press, 1991.

732. Patton M.Q. Qualitative evaluation methods. Beverly Hills (CA): Sage, 1980.

733. Pervin L.A. Personality. New York: John Wiley, 1984.

734. Polkinghorne D.E. Methodology for the human sciences. Albany: SUNY Press, 1983.

735. Popper K.R. (1959) The Logic of Scientific Discoveri. London: Hutchinson.

736. Post J. Personality types and political decision-making: Bridging troubred waters. Paper. Wash., George Washington Univ., 1991.

737. Re gin C.C. The comporative method: Moving beyond qualitative and quantitative strategies. Berkeley: Univ. of California Press, 1987.

738. Renshon S. Psychological Needs and Political Behavior: A Theory of Personality and Political Efficiency. N. Y.: Free Press, 1974.

739. Ricoeur P. Freud and philosophy: An essay on interpretation. New Haven (CT): Yale University Press, 1970.

740. Rogers C. On Becoming a Person. Boston: Houghton Miffin, 1961.

741. Rosenhan D.L. (1973) On being sane in insane places. Science. 179:250.8.

742. Runyan W.M. Why did van Gogh cut off his ear? The problem of alternative explanations in psychobiography // Journal of Personality and Social Psychology, 40. 1981. P. 1070-1077.

743. Schneider K. Therapist's personal maturity and thearapeutic success: how strong is the link? // The Psychotherapy Patient. 1992. Vol 8. № 3-4. P. 71-91.

744. Sheldon W. H., Stevens S. S. (1942). The Varieties of Temperament: A psychology of constitutional differences. New York: Harper & Bros.

745. Simonton D. Personality fhd politics. In: Handbook of personality: Theory abd research. Ed. L. Pervin, N.Y., The Guilford Press, 1990.

746. Skinner B.F. Beyond Freedom and Dignity. Knopf, N.Y., 1972.

747. Smith H.C. Sensitivity Training: The Scientific Understanding of Individuals. New York, 1973.

748. Smith J.A. (1996) Evolving issues for qualitative psychology, in J.T.E. Richardson (ed.) Handbook of Qualitative Research Methods for Psychology and the Social Sciences. Leicester. British Psychological Society.

749. Smith L.M. Ethics in qualitative field research: An individual perspective // Qualitative inquiry in education / E.W. Eisner, A. Peskin (Eds.). New York: Teachers College Press, 1990.

750. SomitA., Peterson S. A. Biological Correlates of Political Behavior // Political Psychology. Contemporary Problems and Issues. San Francisco: Jossey-Bass. 1986.

751. Stone W. The psychology of politics. N. Y., The Free Press, 1974. P.

752. StorrA. The Art of Psychotherapy. N. Y.: Methuen, 1980.

753. Sullivan M. Presidential Passions. The Love Affairs of America's Presiidents from Washington and Jefferson to Kennedi and Johnson. Liberty Publishing House, N.Y., 1993.

754. Swenson W.H., Pearson J.S., Osborne D. An MMPI source book. -Minneapolis: University of Minnesota Press, 1973.

755. Tesch R. (1990) Qualitative Research: Analysis types and software tools. Basingstoke: Falmer.

756. ThorndikE.L. (1906) Principles of Teaching. New York: A.G. Seiler.

757. Thorndik E.L. (1911) Animal Intelligence: Experimental studies. New York: Macmillan.

758. Thorndike E.L. (1898) Animal intelligence: an experimental study of the associative processes in animals. Psychological Review Monograph Supplements 2 (8).

759. Tinbergen N. Die Ubersprungbewegung // Z. Tierpsychol. 4, 1-40 (1940). The Study of Instinct. London, 1951 (Oxford Univ. Press); dt. 1966 (Parey).

760. Verba S. Some dilemmas in comparative research. World Politics, vol. 20, 1979.

761. WaitR. The God: Adolf Hitler. N. Y„ 1977.

762. Ward D. Kissinger. A psychohistory. History of Childhood Quart., 1975, No. 2, pp. 287-348.

763. Wilson E. O. Sociobiology: the new synthesis. Cambriddge, 1975.

764. Winter D. Personality and foreign policy. Paper, Department of Psychology. Univ. of Michigan, 1991.

765. Winter D., Hermann M., Weintraub W., Walker S. The personalities of Bush and Gorbachev measured at a distance: Procedures, portraits, and policy. Political Psychology, 1991, vol. 12.

766. Winter D., Steuwart A. Content analysis as technique for assessing political leaders. In: A psychological examination of political leaders. Ed. M. Hermann, T. Milburn. N.Y., Free Press, 1977.

767. Within H.A., Goodenough D.R. (1982). Cognitive style: Essence and Origins. New York: Potomak.

768. Yin R. Case study research. Beverly Hills: Sage, 1994.