Автореферат диссертации по теме "Развитие личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев"

На правах рукописи

Антипов Алексей Алексеевич

РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У ПОДРОСТКОВ ИЗ СЕМЕЙ БЕЖЕНЦЕВ И ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

Специальность 19.00.13 - Психология развития, акмеология (психологические науки)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2003

Работа выполнена на кафедре возрастной психологии факультета психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

Научный руководитель - доктор психологических наук,

доцент Карабанова Ольга Александровна

Официальные оппоненты - доктор психологических наук,

профессор Стефаненко Татьяна Гавриловна

кандидат психологических наук

Орестова Василиса Руслановна

Ведущая организация - Московский государственный

педагогический университет

Защита диссертации состоится 21 ноября 2003 года в часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.95 МГУ им. М.В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, корпус 5, аудитория ¿О) О ОсЬи^и

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке МГУ им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан « и » ОйиоО^р^) 2003 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

О.А.Карабанова

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Проблема переселенцев и беженцев остро встала в нашей стране в последние два десятилетия. Развал Советского Союза на отдельные независимые государства, возникновение "горячих точек", межнациональных конфликтов, открытие границ привели к появлению потока беженцев и переселенцев. Оказавшись в новой для себя ситуации, человеку достаточно сложно, а часто и невозможно, адаптироваться к ней. Как отмечает JI.A. Шайгерова, «Кто Я такой?» -главный вопрос, стоящий перед личностью, в силу тяжелых, подчас трагических обстоятельств, покинувшей родные места. По сравнению же с обычными людьми, самоопределение у вынужденных мигрантов затруднено (Солдатова Г.У.).

Особенно в тяжелой ситуации оказываются подростки-переселенцы, поскольку именно в подростковом возрасте происходит формирование личностной идентичности, возникают чувства социальной самотождественности, самосознания, преемственности и единства (Выготский Л.С., 1984; Кон И.С., 1989; Эльконип Д.Б., 1989). В этом возрасте основными линиями развития личности являются: автономизация от семьи, интимно-личностное общение и вхождение в коллектив сверстников, становление самосознания и самооценки, осознание временной протяженности собственного «Я», включающее проекцию себя в будущее, построение на этой основе жизненных планов, самореализация своей личности в будущем (Выготский Л.С., Кон И.С., Прихожан A.M., Ремшмидт X. Эльконин Д.Б.). В-процессе выбора подростком ценностей, убеждений и жизненных целей формируется его личностная идентичность, (Archer, Î998).

Поскольку подросток-переселенец оказывается «выдернутым» из привычного социума, у него формируется неадекватная идентичность, т.к. в складывающейся ситуации ему часто не удается решить задачи, строящиеся вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуальных личностных выборов, идентификации и самоопределения (Э. Эриксон,1996). Это может приводить к невозможности приспособления подростка к непривычной окружающей среде, что влечет за собой разочарование, замешательство, фрустрацию, депрессию. В дальнейшем симптомы так называемого хультурного шока достигают критической точки. Данный этап может уже сопровождаться серьезными, прежде всего психосоматическими заболеваниями, возникновением чувства полной беспомощности. Далее происходит либо выход из новой среды (возвращение назад), либо преодоление через активное изучение норм общества, поддержку окружения (Стефаненко Т.Г., 1999). Именно на этом этапе подростки как никто другой нуждаются в под держке и профессиональной помощи.

Настоящая работа представляет одну из первых попыток изучения процесса формирования личностной идентичности подростков из семей переселенцев и беженцев в рамках возрастГО^Е^Щ^^^^таюдхода, где

БИБЛИОТЕКА 09

в фокусе внимания оказываются закономерности развития одного из центральных новообразований старшего подросткового возраста -личностной идентичности.

В качестве объекта исследования выступило развитие личности в старшем подростковом возрасте (15-17 лет). Экспериментальную группу составили старшие подростки из семей вынужденных переселенцев в Волгоградской, Самарской областях и Ставропольском крае, проживающие в данных регионах от одного года до трех лет. Контрольная группа - старшие подростки (15-17 лет), постоянно проживающие в тех же регионах. Всего в исследовании приняло участие 144 человека (51 человек - экспериментальная группа, 93 человека - контрольная группа).

Предметом исследования являются особенности и закономерности формирования личностной идентичности у подростков из семей переселенцев и беженцев.

Целью исследования является изучение развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев.

Общей гипотезой нашего исследования стало предположение о том, что развитие личностной идентичности подростков из семей мигрантов и переселенцев характеризуется рядом отличий в сравнении с подростками, постоянно проживающими на данной территории, обусловленных особенностями их социальной ситуации развития.

Частные гипотезы:

1. Условия миграции определяют актуальность задач профессионального самоопределения для подростков из семей переселенцев и беженцев, что находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности в сфере профессионального выбора.

2. В условиях миграции и нестабильности социальной ситуации развития основой формирования самотождественности и непрерывности <-Я» в гетерогенной национально-религиозной среде для подростков-мигрантов становятся сферы национального и религиозного самоопределения.

Указанная гипотеза операционализирована в следующем виде:

а) Этническая идентичность подростков-мигрантов поляризирована и смещена в сторону гиперидентичности.

б) Личностное самоопределение подростков-мигрантов в религиозной сфере характеризуется преобладанием статуса предрешения.

В задачи нашего исследования входили:

• Анализ теоретических подходов и результатов исследований формирования личностной идентичности

• Выявление психологических особенностей формирования личностной идентичности подростков из семей переселенцев и беженцев

• Изучение особенностей социальной ситуации развития подростков из семей переселенцев и беженцев, включая внутрисемейные отношения, характер отношений со сверстниками, материальный уровень жизни семьи.

• Изучение особенностей формирования статусов личностной идентичности и этноидеитичности у подростков из семей переселенцев и беженцев

• Изучение особенностей временной перспективы, целеполагания подростков из семей переселенцев и беженцев

• Изучение особенностей эмоционального статуса подростков из семей вынужденных переселенцев

Теоретической основой исследования стали культурно - историческая концепция JI.C. Выготского, деятельностный подход А.Н. Леонтьева, теория психического развития ребенка Д.Б.Эльконина, концепция формирования личностной идентичности Э. Эриксона и теория статусов эго-идентичности Дж. Марсиа. Основой для исследования формирования этноидеитичности послужили теоретические положения и результаты экспериментальных и эмпирических исследований Т.Г. Стефаненко и Г.У. Солдатовой.

Методы исследования

В качестве основных методов исследования использовались беседа, наблюдение, метод эксперимента с использованием диагностических методик, в том числе проективного типа. Использовались следующие методики: Полуструктурированное интервью для измерения статусов эго-идентичности (J.Marcia, В.Р.Орестова), «Незавершенные предложения» (Saks-Sydney); «Типы этнической идентичности» (Г.У. Солдатова, C.B. Рыжева), «Депрископ» (П. Хейманс), «Шкала реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ)» (Ч.Д. Спилбергср, Ю.Л. Ханин)

Статистический анализ полученных данных осуществлялся с использованием статистического пакета SPSS for Windows, version 9.0.

Научная новизна

Впервые проведено исследование формирования личностной идентичности у российских подростков из семей переселенцев и беженцев на основе теоретической модели статусов идентичности (Э.Эриксон, Дж.Марсиа). Выявлены особенности формирования личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев: гетерохронность в различных сферах самоопределения, преобладание высоких статусов (мораторий, достигнутая идентичность) в профессиональной сфере, доминирование статуса «предрешения» в религиозной сфере и статуса диффузии в сфере политики. Впервые выделены различные варианты развития личностной идентичности у подростков из семей вынужденных переселенцев: вариант благополучия, эскапизм (уход в псевдодуховный поиск) и вариант конформистского принятия.

Теоретическая значимость состоит в раскрытии ряда общих закономерностей эмоционально-личностного развития подростков и формирования личностной идентичности в условиях вынужденной миграции и в ходе психологической адаптации к новым условиям проживания.

Практическая значимость.

Практическая значимость диссертации определяется социальной востребованностью рекомендаций и программ психологической адаптации, профилактики, предупреждения и коррекции негативных тенденций личностного развития подростков переселенцев, их полноценного включения в новую среду.

На основе проведенного исследования разработаны рекомендации для миграционных служб по работе с вынужденными переселенцами.

Научная обоснованность и достоверность полученных результатов исследования обеспечивается теоретико-методологической

проработанностью проблемы, использованием апробированных методик сбора эмпирического материала, использованием современных методов статистической обработки полученных результатов.

Положения, выносимые на защиту.

1. Миграция и переселение как факторы риска психического развития подростка из семей переселенцев и беженцев оказывают неоднозначное влияние на развитие их личностной идентичности. Актуализация задач профессионального самоопределения в связи с миграцией семьи определяет повышенную сензитивность подростков к сфере выбора профессии, что находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности в профессиональной сфере («моратория» и «достигнутой идентичности»), В сферах идеологического выбора, напротив, типичными оказываются низкие статусы. В религиозной сфере значимо преобладает статус «предрешения», в политике - статус «диффузии».

2. Развитие этнической идентичности в подростковом возрасте характеризуется тенденцией поляризации как в сторону гипоидентичности (явлениях этнонигилизма), так и гиперидентичности. Этническая идентичность подростков - мигрантов смещена в сторону гиперидентичности и находит выражение в повышенном интересе к этническому самоопределению, явлениях утверждения превосходства собственной нации, низкой толерантности и нетерпимости к другим нациям.

3.Выделяются три варианта формирования личностной идентичности, соответствующие различным стратегиям адаптации личности к переселению и миграции: благополучное развитие по типу преодоления, эскапизм («псевдодуховный поиск»), конформистское принятие и приспособление.

Апробация работы

Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседании кафедры возрастной психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (2003), Всероссийской конференции «Психология созидания» (Казань, 2000), Региональной научно-практической конференции «Тенденции и перспективы развития системы социально-психологической помощи в Республике Татарстан» (Казань, 2002), Научно-практической конференции «От профильной подготовки к профессиональному образованию» (Москва, 2002), Научной конференции «Фундаментальные проблемы психологии: личность в исторической психологии» (Санкт-Петербург, 2002), X Международной Научной конференции «Ломоносов» (Москва, 2003) и III Съезде Российского Психологического Общества «Психология и культура» (Санкт-Петербург, 2003).

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, списка литературы и приложений. Список литературы включает 191 наименование, из них 16 на английском языке. В диссертации приводятся: 9 графиков, 18 таблиц.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования проблемы развития личности подростков из семей вынужденных переселенцев, определяются цель и задачи исследования, его теоретико-методологические основания, выявляется научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретические основы изучения развития личности подростков из семей вынужденных переселенцев и беженцев» рассмотрены психологические про блсмы мигрантов, а также основные закономерности формирования личностной идентичности подростков.

В §1.1. рассматривается ситуация с беженцами в современной России.

Рассмотрены критерии выделения различных категорий вынужденных переселенцев, проанализированы психологические проблемы, возникающие при вынужденной миграции, условия, факторы и динамика процесса их социально-психологической адаптации к новым местам проживания (Стефаненко Т.Г., 1999; Солдатова Г.У., 1998; Зайончковская Ж.А., 1965; Переведенцев В.И., 1965; Десятпикова Ю.М., 1996; Шайгерова Л.А., 2002; Бондаревская Е.В., Бабенко И.В. 1998; Гриценко В.В., 2002; Павловец Г.Г., 2002; Ключникова Л.В., Позняков В.П., 2003).

Ключевой проблемой является психологическая адаптация переселенцев и их полноценная интеграция в местное сообщество. Успешность решения этой задачи в значительной степени определяется позицией, занимаемой личностью в отношении адаптации (А.Г.Асмолов,

2001). Особенно остро эта проблема выступает в контексте задач ранней социализации детей и нравственно-личностного развития подростков и юношей. Показано, что миграция является фактором риска для формирования девиантного и делинквентного поведения детей и подростков (Греков A.A., 2002; Омельченко E.JL, 2000)

В 90-х годах в Российской Федерации было разработано и внедрено большое количество программ социально-психологической и психологической помощи беженцам и вынужденным переселенцам. В работе приведены Федеральные целевые программы утвержденные постановлениями правительства Российской Федерации, программы направленные на оказание психологической и социально-психологической помощи жертвам конфликтов, беженцам в «горячих точках». Необходимо отметить, что так же остро стоят проблемы адаптации детей из семей беженцев и вынужденных переселенцев к российской системе среднего образования. Особой проблемой стало отсутствие специализированных обучающих программ для детей из семей беженцев и лиц, ищущих убежища.

Актуальность разработки программ психологической помощи и поддержки мигрантов привела к созданию особого направления в педагогической науке - мигрантской педагогики. Впервые в педагогике постсоветского периода поставлен вопрос об организации условий приобщения ребенка-мигранта к новой культуре, что приобретает особое значение в настоящее время, когда возросла миграционная подвижность населения. Проанализирован опыт отечественных («Психолого-педагогические и медико-физиологические основы работы с детьми-мигрантами», Бондаревская Е.В., 1998; Сухорукова Л.М., 2000) и зарубежных программ (Clement В., 1990; van der Veer, Guus, 1992; Clinton Davis Lord, Fasil Yohannes, 1992; Dorrington C., 1995; Bar-Yosef, Rivka W., 2001).

Особое внимание уделено работе Ю.М. Десятниковой, посвященной психологическим условиям адаптации подростков к новой социальной действительности. Автор отмечает, что важнейшим психологическим условием успешной адаптации старшеклассников к новой социальной действительности является деятельность социального самоопределения, представляющая собой специфическую форму проявления поисковой активности, направленной на ориентацию в человеческих отношениях.

В исследовании показано, что эффективным способом повышения поисковой активности старшеклассников и создания у них предпосылок деятельности социального самоопределения является групповая психологическая работа и участие подростков в общественно-полезных видах деятельности. Например, психологическая работа в сочетании с деятельностью молодежного клуба, позволяющей закрепить достижения групповой работы. (Десятникова Ю.М., 1996).

В § 1.2. «Формирование личностной идентичности в подростковом возрасте» рассмотрены проблемы подросткового возраста в контексте различных теоретических подходов (Ж.Ж. Руссо, 3. Фрейд, А.Фрейд, Ж.

Пиаже, Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин, Л.И.Божович, И.С. Кон, Д.И. Фельдштейн, В.И. Слободчиков, К.Н.Поливанова, A.M. Прихожан, X. Ремшмидт).

В диссертационной работе особое внимание уделено такому аспекту, как формирование личностной идентичности. Понятие идентичности применительно к социально-ролевому поведению в рамках интеракционистского и когнитивного подхода разрабатывалось H.Tajfel, R.Fogelson, J.Turner. Проблема формирования социальной идентичности и этнической идентичности личности, условий и факторов ее развития стала предметом изучения в социальной психологии (Г.М.Андреева, В.А.Ддов, Т.Г.Стефаненко, Г.У.Солдатова, В.С.Агеев, Е.П.Белинская, и др.).

В возрастной психологии и психологии развития понятие личностной идентичности (эго-идентичности) было введено Э.Эриксоном, понимавшим процесс онтогенетического развития личности как процесс формирования эго-идентичности. Впоследствии Дж.Марсиа предложил концепцию статусов эго-идентичности, ставшую моделью для изучения этапов формирования эго-идентичности (Marcia,1966). Критериями определения статусов идентичности являются кризис (исследование, поиск) и осуществление выбора (под влиянием родителей и других авторитетных лиц, либо самостоятельное) и принятие личностью обязательств. Различное сочетание указанных критериев определяет четыре статуса идентичности: достигнутая идентичность, мораторий, предрешение, диффузия. Ключевым периодом развития эго-идентичности является подростковый возраст и ранняя юность. Формирование идентичности предполагает осуществление юношей личностного выбора в таких сферах как профессиональное самоопределение, идеология (политический и религиозный выборы). Успешность прохождения кризиса идентичности, согласно Э.Эриксону, определяется включением юноши в идеологическую ритуализацию, предлагаемую обществом и благодаря психо-соииальному ролевому мораторию.

Можно выделить четыре основных направления развития исследований в этой области: исследование связи личностных характеристик и статусов идентичности, подчеркивающее значение процессов интернализации и саморегуляции (Marcia, 1967; Marcia, Friedman, 1970; Schenkel. Marcia, 1972; Waterman, Waterman, 1971; Matterson, 1977; Waterman, Nevid, 1977; Bilsker, Schiedel, Marcia, 1988), последовательности развития статусов идентичности (Orlofsky, Marcia, Lesser, 1973), тендерных различий и сексуальных ролей (Marcia, Friedman, 1970) и кросс-культурные исследования статусов идентичности.

Проблема развития личностной идентичности тесно смыкается с проблемой личностного самоопределения, ставшей предметом всестороннего изучения в работах С.Л. Рубинштейна, К.А. Абульхановой-Славской, Д.И. Фельдштейна, В.И. Слободчикова, B.C. Мухиной; О.В. Лишина; А.П. Венгера, Л.И. Божович, И.С. Кон, М.Р. Гинзбурга, К.Н. Поливановой. Процессы самоопределения личности неразрывно связаны с развитием самосознания, как условием и как результатом осуществления личностного

выбора (Д.Б. Элысонин, И.И. Чеснокова, Е.В. Шорохова, В.В. Столин и др.). В подростковом возрасте происходит развитие самосознания от чувства взрослости как специфической формы осознания своего социального Я (младший подростковый возраст) к самосознанию личности как осознанию своего неповторимого Я, своей идентичности (старший подростковый возраст) (Д.Б. Эльконин). Исследование условий, факторов и динамики формирования личностной идентичности в подростковом возрасте является актуальной задачей. Исследование В.Р. Орестовой (2001), направленное на изучение формирования личностной идентичности в рамках статусной модели Д. Марсиа, позволило выделить возрастную динамику и гендерные различия формирования эго-идентичности у российских юношей и подростков. В то же время, условия такого формирования, в частности, особенности социальной ситуации развития подростков и характер их поисковой деятельности в области самоопределения, не стали предметом специального изучения. В современном обществе можно видеть значительную вариативность условий развития, определяющих особенности социальной ситуации развития подростка. Неблагоприятная социальная ситуация развития, каковой является ситуация миграции и вынужденного переселения, является фактором риска в развитии личности и может приводить к смешению идентичности. В нашем исследовании мы поставили цель изучить закономерности формирования личностной идентичности у старших подростков из семей вынужденных переселенцев и беженцев. В заключении главы формулируются цели, задачи и гипотезы исследования.

Во второй главе «Исследование развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и вынужденных переселенцев» представлены ход и результаты проведенного исследования.

Целью нашего исследования стало изучение развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев.

В соответствии с поставленными нами задачами исследования был осуществлен выбор методов и диагностических методик. Для изучения развития идентичности использовались методика Полуструктурированное интервью для измерения статусов эго-идентичности (Marcia J., Орестова В.Р.), «Типы этнической идентичности», (Г.У. Солдатова, C.B. Рыжева). Для создания более полного возрастно-психологического «портрета» подростков из семей беженцев и переселенцев нами были использованы методики «Незавершенные предложения» (Saks-Sydney), «Депрископ» (П. Хейманс), «Шкала реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ)» (Ч.Д. Спилбергер, Ю.Л. Ханин).

В исследовании приняли участие 144 русскоязычных подростка в возрасте от 15 до 17 лет, проживающие в Волгоградской, Самарской области и Ставропольском крае. Экспериментальную группу составили 51 человек, контрольную группу - 93 человека. В экспериментальную группу вошли русскоязычные подростки, прибывшие как из стран ближнего

зарубежья (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан), так и с территории Российской Федерации (Аргун, Грозный, Гудермес, Урус-Мартан) Стаж проживания на новой территории составил от одного года до трех лет. В основном подростки воспитывались в полных семьях, где работали либо оба родителя, либо один отец. Подростки обучались в школах, лицеях, училищах или техникумах.

Для выявления психологических особенностей личностного развития подростков из семей беженцев-переселенцев мы осуществляли сравнение полученных нами результатов с результатами подростков, составивших контрольную группу. При комплектовании контрольной группы для обеспечения валидности и достоверности результатов мы учитывали следующие критерии: возрастной, территориальный. тендерную принадлежность, материально-экономический статус семьи, образовательный статус родителей, образовательное учреждение, возможности внешкольной деятельности. Подростки в контрольную группу подбиралась в соответствии с экспериментальной, из тех же городов, поселков, деревень и по возможности из тех же учебных заведений Волгоградской, Самарской области и Ставропольского края, что и подростки из экспериментальной группы.

При планировании и проведении исследования мы исходили из концепции структуры и динамики психологического возраста, предложенной ЛС.Выготским и развитой А.Н.Леонтьевым и Д.Б.Элькониным (Выготский Л.С.,1984; Леонтьев А.Н., 1975, 1983; Эльконин Д.Б., 1989), в соответствии с которой структуру возраста определяют три основных компонента: социальная ситуация развития (ССР), ведущая деятельность, и психологические новообразования.

В таблице 1. представлено соотношение компонентов структуры возраста, задач и методик исследования.

Табл.1 Соотношение компонентов структуры возраста, _задач и методик исследования_

Компонент структуры возраста Задачи исследования Методы и методики исследования

Социальная ситуация развития (ССР) 1 .Характеристика объективного положения подростка 2.Характеристика семейной ситуации. Особенности восприятия подростком внутрисемейной ситуации. 3.Особенности общения со сверстниками. 4.0тношение подростка к миграции. 1. Наблюдение • Беседа • Анализ документов • Экспертные интервью 2. Методика «Незавершенные предложения», группа шкал: «Семейные отношения», «Отношение к материально-экономическому положению», 3. Методика «Незавершенные предложения», группа шкал: «Отношения с другими людьми», 4. Методика «Незавершенные предложения», шкала: «Отношение к переселению».

Учебная деятельность Отношение подростка к учебной деятельности (мотивационно-аффективный компонент) Методика «Незавершенные предложения», шкала: «Отношение к учебе» Анализ документов (школьная успеваемость)

Личностные новообразования 1 .Эго-идентичность 2. Этноидентичность 3.Жизненные планы, временная перспектива 4.Эмоциональный статус • страхи и опасения • чувство вины • депрессивность • тревожность 1 .Полуструктурированное интервью (Дж. Марсиа). 2.Методика «Типы этнической напряженности» (Г.У. Солдатова, C.B. Рыжева). 3.Методика «Незавершенные предложения», группа шкал: «Временная перспектива личности», «Отношение к учебе», 4.Методика «Незавершенные предложения» шкала: «Представления о себе» • Методика «Депрископ» (П. Хейманс) • «Шкала реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ)», (Ч.Д. Спилбергер, Ю.Л. Ханин)

Таким образом, при описании результатов нашей работы мы придерживались следующей схемы:

1. Особенности социальной ситуации развития подростков из семей вынужденных переселенцев в ее объективном и субъектном компонентах:

. Особенности проживания и социально-экономического положения семей вынужденных переселенцев и беженцев.

• Характер переживания подростками внутрисемейной ситуации, отношение к родителям

• Характер переживания отношений со сверстниками

• Особенности отношения к миграции и социально-экономическому положению семьи

2. Отношение подростков к учебной деятельности

3. Развитие личностной идентичности.

• Статусы идентичности в соответствии с выбором в профессиональной и идеологической сферах.

• Развитие этнической идентичности

4. Психологические новообразования и особенности эмоционально-личностного развития в старшем подростковом возрасте (временная перспектива, эмоциональный статус)

В параграфе 2.3 проведено обсуждение результатов проведенного исследования. В целом по обследованной нами группе подростков из семей переселенцев и беженцев социальная ситуация развития характеризуется рядом негативных особенностей. Так, большинство подростков-мигрантов оценивают материально-экономическое положение семьи как неудовлетворительное (67%), выражают явно отрицательное отношение к миграции и к изменению природной среды. Полученные результаты обнаруживают существенные различия в характере переживания внутрисемейных отношений (отношений с родителями) у подростков экспериментальной и контрольной группы. Так, в экспериментальной группе отношение к семье в целом более положительно, по сравнению с подростками-«коренными» жителями. Среднее значение по шкале «отношение к отцу» в экспериментальной группе также достаточно высокое, тогда как в контрольной группе оно переходит в отрицательную зону. Показатель по шкале «отношение к матери» у подростков-переселенцев значимо выше, чем у контрольной группы (р < 0,01 Levene's test). Это может свидетельствовать о том, что в ситуации психологической адаптации семьи в условиях вынужденного переселения действует центростремительная тенденция объединения, интеграции семьи, а функцию интегратора, оказывающего эмоциональную поддержку, выполняет именно мать. Итак, социальная ситуация развития подростков из семей переселенцев и беженцев характеризуется относительным благополучием переживания внутрисемейной обстановки. В целом, можно констатировать эмоционально-позитивное отношение к семейной ситуации. Наиболее показательным является эмоционально-положительное отношение подростков к матери, которое в целом превышает показатели этого отношения по выборке

подростков, стабильно проживающих в данном регионе. Констатировано благополучие в сфере межличностных отношений со сверстниками. Так, в большинстве случаев для подростков из семей мигрантов было характерно эмоционально-положительное отношение к друзьям и одноклассникам.

Было выявлено негативное отношение подростков из семей мигрантов к переселению, переезду, к изменению природных условий и окружающей среды. Причем, это было констатировано на уровне статистической значимости. Таким образом, можно характеризовать социально ситуацию развития подростков с точки зрения эмоционального благополучия как неоднородную.

Анализ особенностей отношения к учебной деятельности подростков экспериментальной и контрольной групп обнаружил, что на фоне общей критичности к собственной успеваемости, интереса и положительного отношения к учению и преподавателям подростки из семей вынужденных переселенцев характеризуются более высокими показателями эмоционально-положительного отношения к учебной деятельности и выражают большую готовность к учебному сотрудничеству, чем их сверстники из семей коренных жителей.

Результаты нашего исследования обнаружили феномен гетерохронности развития личностной идентичности в отношении различных сфер самоопределения. Типичной картиной распределения статусов эго-идентичности в обследованной нами выборке были высокий статус идентичности («мораторий» и «достигнутая идентичности») в профессии, «предрешенность» в религии и «диффузия» в политике. Иначе говоря, у подростка были определенные планы в отношении своей будущей профессии, уверенность в своей религиозной принадлежности, однозначно негативное отношение к политике.

Полученные данные о распределении результатов в сфере профессионального выбора (рис. 1) свидетельствуют о том, что подростки из семей переселенцев, характеризуются более высоким уровнем развития личностной идентичности, что и находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности у подростков экспериментальной группы. Статус «моратория» был констатирован нами в 43,1% случаев и «достигнутой идентичности» - в 21,6%, против 34,4% и 19,3% в контрольной группе, соответственно. Качественный анализ полученных результатов позволяет утверждать, что для ответов испытуемых экспериментальной группы были характерны четкие, достаточно реалистичные, конкретные планы на профессиональное обучение.

Рис.1 Особенности распределения статусов эгоидентичности в сфере профессионального выбора

Экспериментальна Контрольная

Мы предполагаем, что более высокий уровень развития эгоидентичности, зафиксированный нами в отношении профессионального выбора у подростков-переселенцев обусловлен тем, что из-за миграции они оказались в ситуации обшей социально-экономической и бытовой неустроенности семьи, отсутствия четких планов на будущее и картины профессиональных возможностей, предоставляемых им новым местом проживания. Поэтому большее число подростков мигрантов обнаружили статус моратория в сфере профессионального выбора.

Анализ особенностей религиозного самоопределения (рис.2) обследованной нами выборки выявил как общие тенденции, так и специфику в развитии личностной идентичности у подростков. Так, для подростков в целом типично доминирование низких (диффузия и предрешение) статусов идентичности в сфере религии. Можно констатировать, что активная ориентировка, поиск и осуществление выбора в этой сфере у испытуемых из экспериментальной группы является прерогативой лишь крайне незначительного числа подростков, участвующих в исследовании. Так, «достигнутая идентичность» была выявлена в 5,9% случаев, а статус «моратория» лишь у каждого десятого подростка, в то время как статус «предрешения» являлся доминирующим (64,7%).

Сравнительный анализ особенностей распределения статусов идентичности в сфере религиозного самоопределения обнаружил статистически значимые различия между группой подростков-переселенцев и контрольной группой (р = 0,02 критерий %2). В группе подростков-мигрантов 65% подростков обнаружили статус предрешения, в то время как в контрольной группе - лишь 39%. Типичными ответами на вопрос «Как вы пришли к своим убеждениям?» в случае статуса «предрешения» были ответы: «не знаю», «от родных», «от семьи», «родился православным», «был так воспитан», «через родителей».

Из приведенных примеров видно, что для статуса предрешения характерно отсутствие самостоятельного выбора религиозного

мировоззрения. Подростки с данным статусом могли твердо сказать, каких религиозных взглядов они придерживаются, но часто не могли ответить на вопрос, как и когда они пришли к своим нынешним убеждениям. Данный факт подтверждает выдвинутую нами гипотезу о том, что для подростков основой формирования эго-идентичносли в условиях миграции и нестабильности социальной ситуации развития и разнородной национально-религиозной среде становятся сфера религиозного самоопределения.

Рис.2 Особенности распределения статусов эгоидентичности в сфере религии

Экспериментальная Контрольная

Анализ распределения статусов эго-идентичности в сфере политики (рис.3) выявил тенденцию избегания выбора и самоопределения в этой области, негативное отношение или отрицание необходимости личностного выбора политических приоритетов. Наиболее характерным статусом идентичности для сферы политики как у подростков из семей переселенцев и беженцев, так и у подростков из семей «коренных» жителей является «диффузия» (66,7% и 69,9% соответственно). Лишь небольшая группа подростков из экспериментальной и контрольной групп (23,5% и 20,4% соответственно) обнаружили активную ориентировку в системе политических предпочтений, желание определить свое отношение к политическим процессам, оказывающим в современном российском обществе прямое влияние на благополучие граждан, в том числе и на уровень жизни семей-переселенцев, что и нашло отражение в статусах «моратория» и «достигнутой идентичности».

Низкие показатели, как по статусу достигнутой идентичности, так и по статусу предрешения в обеих группах представляют убедительное свидетельство того, что не только подростки, но и старшее поколение, влиянием которого определяется статус предрешения, не связывают позитивные изменения в своей жизни с какой-либо государственной программой или продуманной политикой.

Значительный интерес представляют результаты исследования этнической идентичности у подростков из семей переселенцев и беженцев.

Напомним, что в подавляющем большинстве до миграции семьи переселенцев и беженцев проживали в этнически гетерогенных сообществах, причем являлись в них представителями этнического меньшинства, зачастую испытывая дискриминацию и враждебность со стороны титульной нации.

Рис.3 Особенности распределения статусов эгоидентичности в сфере политики

Экспериментальная Контрольная

Анализ результатов позволил выявить сложную и неоднозначную картину формирования этнической идентичности в обследованной нами выборке. Во-первых, следует констатировать достаточно низкие значения по шкале позитивной этнической идентичности, как у подростков-мигрантов, так и у подростков, постоянно проживавших на территории. Во-вторых, выявлена поляризация развития этнической идентичности в направлении гипоидентичности (этнонигилизм) с одной стороны, и гиперидентичности (высокие значения по шкалам национального фанатизма, этноэгоизма и этноизоляции) с другой.

Вместе с тем, выявились следующие значимые различия между экспериментальной и контрольной группой (рис.4) по показателям развития этнической идентичности шкале этнонигилизма (р=0,014 Levene's test) и по шкале национального фанатизма (р=0,018 Levene's test). Причем показатели по шкале этнонигилизма выше у подростков из семей «коренных» жителей, для которых характерно большее равнодушие к проблемам этнического самоопределения. Актуальность проблемы этнического самоопределения для подростков из семей мигрантов находит свое отражение в более высоких показателях по шкале национального фанатизма, сравнительно с подростками-«коренными» жителями. Выявленная в нашем исследовании трансформация этнической идентичности в сторону гиперидентичности в группе подростков из семей вынужденных переселенцев отражает, по нашему мнению, негативный опыт межэтнических отношений как самого подростка, так и семьи в целом. Подобная неблагоприятная тенденция ставит задачу профилактики таких негативных явлений как ксенофобии, нетерпимости к

другим национальностям, национальному фанатизму. шовинизму. Обнаруженные нами факты убедительно свидетельствуют о тревожной тенденции нарушения формирования этнической идентичности у всех обследованных нами подростков, что делает актуальной задачу формирования этнической толерантности и комплексного решения проблемы формирования этнического самосознания и толерантности подростков.

Рис.4 Особенности распределения статусов по группам этнической идентичности

j щэтнонигилизм "1

■ этническая j

| индифферентность j

| D норма (позитивная ,

j идентичность) 1

| а этноэгсизм ',

, иэтноизоляционизм I

а национальный фанатизм

Экспериментальная Контролвная

Следующей задачей нашего исследования было изучение эмоционально-личностного развития подростков, включая изучение сформированное™ целеполагания. Построение жизненных планов во временной перспективе является психологическим новообразованием в старшем подростковом возрасте (Божович Л.И., 1995). Реализация эго-идентичности осуществляется через личностный выбор подростка в сферах профессионального, религиозного, политического самоопределения, через постановку жизненных целей и их достижение. Полученные результаты позволяют утверждать, что для подростков из семей вынужденных мигрантов характерно позитивное отношение к прошлому, оптимизм в отношении будущего и жизненных целей, в значительном числе случаев сочетающийся с неудовлетворенностью современной жизненной ситуацией.

Исследование эмоционального статуса выявило повышенную личностную тревожность (41% испытуемых в экспериментальной группе и 37% в контрольной группе) и депрессивность (22% и 27%, соответственно) у обследованных нами подростков. Полученные результаты хорошо согласуются с данными A.M. Прихожан (1990), А.И. Подольского, O.A. Идобаевой, П. Хейманса (2003). На первый взгляд, несколько неожиданным стал факт большей эмоциональной стабильности подростков-мигрантов в сфере проявления страхов и осознания чувства вины (р=0,05 Levene's test). Анализ позволил установить предположительные причины

непрогнозируемого феномена. Оказалось, что эмоциональная стабильность подростка в значительной степени определяется характером эмоциональных отношений в семье. Напоминаем, что в семьях вынужденных переселенцев эмоционально-позитивное отношение к матери статистически значимо выше, чем в контрольной группе.

Итак, нами были выявлены как общие, так и особенные тенденции развития личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев и из семей, постоянно проживающих на территории. Общими закономерностями являются:

1. гетерохронность развития личностной идентичности в старшем подростковом возрасте, обнаруживающая себя в преобладании высоких статусов идентичности, прежде всего, моратория, в сфере профессионального самоопределения и низких статусов в сфере религиозного (предрешение) и политического (диффузия) выбора.

2. поляризация в развитии этнической идентичности, выражающаяся в снижении удельного веса группы подростков с позитивным характером развития этнической идентичности, сравнительно с вариантами трансформации идентичности по типу гипо- и гиперидентичности (Г.У.Солдатова).

Специфическими чертами развития личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев стали:

1. опережающее развитие личностной идентичности в сфере профессионального самоопределения, обусловленное особенностями социальной ситуации развития подростков-мигрантов;

2. преимущественное развитие личностной идентичности в сфере религиозного выбора по типу предрешения;

3. возрастание тенденции трансформации развития этнической идентичности по типу гиперидентичности.

Анализ полученных результатов обнаружил неоднородную картину развития личностной идентичности подростков из семей мигрантов. С учетом актуальной задачи современной возрастной психологии - задачи построения типологии возможных вариантов развития личности (Elkind D., 1998; Fischer, R.W., 1998; Magnusson D., Stattin К.,1998; А.Л. Венгер, 2002) - мы попытались выделить основные варианты развития личностной идентичности старших подростков в условиях вынужденной миграции. Исходной точкой при выделении вариантов такого развития для нас стало представление об условном «нормативном» развитии эго-идентичности (Э. Эриксон, J. Marcia, В.Р. Орестова, 2001). Подобная нормативность определена логикой становления эго-идентичности в старшем подростковом и юношеском возрасте, обусловленной необходимостью разрешения возрастных задач развития (Хевигхерст, Ремшмидт, Хейманс) и включающей последовательность этапов/статусов от предкритической диффузии к предрешению и через мораторий к достигнутой идентичности. Тогда

условной «нормой» развития личностной идентичности для старшего подросткового возраста можно считать статусный профиль, включающий высокий статус (мораторий или достигнутую идентичность) в сфере профессионального самоопределения и низкие статусы в сфере религии и политики (диффузия и предрешение).

Анализ полученных результатов позволил нам выделить три основных варианта развития личностной идентичности, соответствующие различным стратегиям адаптации к условиям миграции: 1)вариант «благополучия», 2)вариант конформистского принятия ситуации и отказа от личностного выбора, 3)эскапизм (уход от реальности в псевдодуховный поиск). Распределение вариантов развития личностной идентичности представлено на рис. 5.

Рис.5 Распределение подростков из семей переселенцев и беженцев по уровню статусов (% от эксп. группы)

—---инщ^ц?7'50 ¡О Низкий статус идентичности |

с ЧММК ! !

Ьь. -^ЧЩЩМИИ ■ Эскапизм (псевдодуховный

30 !□ Высокий статус идентичности |

Для подростков группы «благополучия» можно констатировать высокие статусы идентичности, «моратория» и «достигнутой идентичности», в профессиональной и идеологической сфере. Им свойственно дифференцированное отношение к родителям: благоприятное к матери и менее благоприятное - к отцу. При высоких показателях отношения к матери семья выступает как одна их наиболее эмоционально-позитивных областей их активности и самореализации. Подростки с высокими статусами идентичности характеризуются наибольшим оптимизмом во всех сферах жизненных планов и временной перспективы: у них наиболее позитивное отношение к прошлому и будущему, ясность жизненных целей. Для них характерны доброжелательные отношения с социальным окружением и стремление установить более широкую сеть социальных связей и контактов, то есть направленность на включение, интеграцию в социум.

В то же время, общая неудовлетворенность как самим фактом миграции, так и сложившейся ситуацией на новом месте проживания (материально-экономическое положение, достаточно критичное отношение к окружающей среде в новом месте проживания) также характерны для этой группы подростков. Вместе с тем, они проявляют готовность к сотрудничеству и заинтересованность в расширении социальных связей и контактов. Для них характерен как этнонигилизм, так и этнофанатизм;

позитивное отношение к прошлому и к будущему, а также наиболее простроенные жизненные цели во временной перспективе. Резюмируя, можно сказать, что для подростков-мигрантов этой группы при общем недовольстве настоящей ситуацией характерно стремление ее изменить в лучшую сторону через интеграцию и сотрудничество с социумом.

Группа «конформистов» характеризуется низкими статусами идентичности - в основном «предрешением» и «диффузией» во всех трех сферах выбора. Для них, как и в предшествующей группе, можно констатировать позитивное отношение к обоим родителям и семье. «Конформисты» наиболее негативно относятся к переезду и миграции, но несмотря на это, склонны принимать сложившуюся ситуацию такой, какая она есть. Для них характерно достаточно критичное отношение к собственной успеваемости, высокая познавательная заинтересованность, но недостаточная готовность к учебному сотрудничеству. Прошлое воспринимается ими наименее позитивно, но жизненные цели и будущее - эмоционально-позитивно окрашены. Вместе с тем, для них следует констатировать высокий уровень страхов и опасений. В отношениях с другими людьми они предпочитают ориентацию на широкие связи, имея достаточно лабильную систему отношений с друзьями. Для них характерен наиболее ярко выраженный крен в этнонигилизм, то есть в отрицание значимости этнического самоопределения.

Отличительной особенностью группы «эскапистов» является профиль статусов, в котором низкий статус в области профессии сочетается с высокими статусами в области идеологического выбора. Для «псевдодуховных искателей» характерна относительно низкая ценность семьи при положительном отношении к родителям. При сохранении высокой личностной значимости отношения к отцу и к матери в отдельности, в меньшей степени представлено чувство семьи как некой целостности, что, возможно, связано с тем, что их интересы и область «духовного» поиска лежат за пределами семьи. Для данной группы свойственна наименьшая удовлетворенность материально-экономической ситуацией и при этом равнодушие к самому факту миграции. Сфера интересов не затрагивает учебную деятельность. Свою успеваемость они оценивают достаточно низко, но готовности к учебному сотрудничеству не проявляют. Им свойственна размытость и неопределенность жизненных целей.

Оценивая ситуацию в сфере отношений с другими людьми, можно говорить о значимости общения для «духовных искателей». Однако направленность на налаживание связей с социумом и построение внешних социальных контактов у них менее выражена. Более важными здесь выступают личностно-ориентированные огношения. Развитие этнической идентичности в этой группе характеризуется наиболее низкими значениями «нормы» и максимальными значениями полярных шкал: этнонигилизма, с одной стороны, и национального фанатизма, с другой. Другими словами, для них характерно либо отрицание собственной этнической принадлежности, либо отрицание чужой. Резюмируя, можно сказать, что для «духовных

искателей» характерно общее недовольство сложившейся ситуацией и отказ от активности, направленной на реальность в целях изменения положения в лучшую сторону. Для них характерен уход от социальных форм сотрудничества (от учения, семьи, одноклассников) как некий вариант эскапизма. Для подростков этой группы характерен наиболее высокий в группе уровень тревожности и депрессивности.

Итак, можно видеть, что для каждого из выделенных нами вариантов характерна определенная стратегия адаптации к условиям вынужденного переселения. Для «благополучного» варианта при общей неудовлетворенности ситуацией миграции характерна активная жизненная позиция: стремление изменить жизнь к лучшему посредством своей деятельности, опора на семью и готовность к сотрудничеству с широким социальным окружением.

Для конформистского варианта характерны общая неудовлетворенность как материально-экономическим аспектом, так и жизненной ситуацией в целом, но при этом смирение с существующим положением.

Группы «конформистов» и «благополучных» с точки зрения личностного развития подростков различаются, по нашем}' мнению, жизненной позицией в отношении миграции и своего будущего. «Конформисты», отрицательно воспринимая факт миграции, склонны принимать ситуацию такой, какая она есть - следствием чего являются статусы предрешения и диффузии во всех сферах личностного выбора. «Благополучные», напротив, негативную установку в отношении миграции и условий жизни на новом месте трансформируют в стратегию конструктивного активного преобразования сложившейся ситуации, что и находит отражение в высоких статусах идентичности, прежде всего, в сфере профессионального самоопределения и в сферах идеологического выбора.

Для варианта эскапизма характерны наибольшая неудовлетворенность материально-экономической ситуацией, относительно низкая ценность семьи, низкая готовность к сотрудничеству и общению с социальным окружением даже для улучшения собственного положения. Для подростков этой группы свойственен уход от реальности в псевдодуховный поиск. Можно предположить, что для них стратегией адаптации является игнорирование неблагоприятных материальных объективно-предметных условий жизни (эскапизм) и ориентация на чисто духовную сферу самоопределения. Отсюда - тип личностного развития, характеризующийся низкими статусами профессионального самоопределения и высокими статусами в области религиозного и, отчасти, политического выбора.

Таким образом, нами получены факты, свидетельствующие как о высокой толерантности, так и повышенной уязвимости подростков к условиям миграции и вынужденного переселения. Изучение факторов и условий жизнестойкости и уязвимости составляет перспективу дальнейшего исследования.

Мы отдаем себе отчет в том, что наша работа носит во многом пилотажный характер. Перспективы исследования мы связываем с

использованием стратегии лонгитюда, комплексным изучением особенностей социальной ситуации развития подростков из семей вынужденных переселенцев. Вместе с тем, наша работа позволила обнаружить некоторые «болевые точки» в адаптации мигрантов-переселенцев, в частности, показала необходимость оказания психологической помощи подросткам в идеологическом самоопределении, необходимость поиска конструктивных форм их участия в общественных молодежных организациях и движениях, формировании установки активного жизнетворчества. Полученные результаты объективируют необходимость создания подростковых и молодежных организаций в местах компактного проживания переселенцев и беженцев.

По итогам проведенного исследования разработаны рекомендации:

• создание центров психологической помощи для вынужденных переселенцев, включая специальные виды групповой и индивидуальной работы с подростками (тренинги личностного роста, коммуникативной компетентности, профессиональные консультации и пр.)

• создание общественных организаций для подростков и юношей из семей вынужденных переселенцев в местах их компактного проживания

• знакомство подростков-мигрантов с историей и культурой новых мест переселения, активное участие в продуктивных видах деятельности, направленных на их благоустройство

• выпуск специальных брошюр, помогающих справиться с некоторыми психологическими проблемами.

• создание справочника, содержащего практические рекомендации для вынужденных переселенцев.

. выпуск газеты для вынужденных переселенцев

• организация бесплатных юридических и социальных консультаций для вынужденных переселенцев.

1. Общими закономерностями формирования личностной идентичности в старшем подростковом возрасте являются:

гетерохронность развития, обнаруживающаяся в преобладании высоких статусов идентичности, прежде всего, моратория, в сфере профессионального самоопределения и низких статусов в сфере религиозного (предрешение) и политического (диффузия) выбора.

поляризация в развитии этнической идентичности, выражающаяся в снижении удельного веса группы подростков с позитивным характером развития этнической идентичности, сравнительно с вариантами трансформации идентичности по типу гипо- и гиперидентичности.

2.Полученные результаты подтвердили выдвинутую нами гипотезу о наличии особенностей формирования личностной идентичности у подростков из семей вынужденных переселенцев и беженцев по сравнению с подростками, постоянно проживающими на данной территории.

З.Специфическими чертами развития личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев стали:

- опережающее развитие личностной идентичности в сфере профессионального самоопределения, обусловленное особенностями социальной ситуации развития подростков-мигрантов;

преимущественное развитие личностной идентичности в сфере религиозного выбора по типу предрешения;

- возрастание тенденции трансформации развития этнической идентичности по типу гиперидентичности.

3. Полученные результаты позволяют выделить следующие варианты личностного развития: «благополучие», эскапизм (уход в псевдодуховный поиск) и вариант конформистского принятия ситуации. Вариант «благополучия» характеризуется высокими статусами эго-идентичности в профессиональной и идеологической сфере («достигнутая идентичность» и «мораторий»). Статусы «предрешения» и «диффузии» определяют конформизм как тип личностного развития. Эскапизм выступает дисбалансом статусов идентичности: высокие статусы в области идеологического самоопределения сочетаются с низкими статусами в профессиональной сфере.

4. Социальная ситуация развития подростков из семей беженцев и переселенцев выступает как неоднородная в своем объективном и субъективном компонентах. Факторами риска выступают неудовлетворенность материально-экономическими условиями жизни семьи и природными условиями нового места проживания. Факторами жизнестойкости - позитивное отношение к семье и родителям, включенность в учебную деятельность и общение со сверстниками.

5. В целом, для обследованной нами выборки характерен повышенный уровень личностной тревожности и депрессивности. Вместе с тем, для подростков из семей переселенцев и беженцев характерен более благоприятный эмоциональный статус в отношении уровня переживания страхов и чувства вины, по сравнению с подростками- коренными жителями.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

1. Особенности формирования личностной идентичности подростков семей переселенцев и беженцев. - Ежегодник Российского психологического общества: Материалы Всероссийской конференции «Психология созидания», Т.7 Вып. 1. Казань, 2000

2. Духовно-нравственные аспекты формирование личностной идентичности у подростков в новой социальной ситуации развития (психологические особенности, на примере семей переселенцев и беженцев). - М1жнародна науково-практична конференщя «Цшносп християнськоТ культури як фактор морально-етичного формування особистостт». Зб1рник наукових статей. Частина-1. КиУв, 2002

3. Особенности формирования личностной идентичности подростков и юношей в условиях вынужденного переселения. // Материалы региональной научно-практической конференции «Тенденции и перспективы развития системы социально-психологической помощи в Республике Татарстан» Казань, 2002.

4. Психологические особенности формирования личностной идентичности и выбора профессии у подростков и юношей в условиях вынужденного переселения. - Сборник материалов научно-практической конференции работников образования «От профильной подготовки к профессиональному образованию», М.,2002.

5. Психологические особенности формирования личностной идентичности подростков и юношей из семей переселенцев и беженцев. -Материалы научной конференции «Фундаментальные проблемы психологии: личность в исторической психологии». СПб., 2002.

6. Формирование личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев. - Сборник статей научно-практической конференции «Ломоносов -2003»., М., 2003.

7. Формирование личностной идентичности подростков вынужденных переселенцев. - Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года. Т.1., СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2003.

На правах рукописи. Формат 60x90 1/16. Объем 1,3 п.л. Тираж 120 экз. Отпечатано ООО «Акрополь» 125009, Москва, Дегтярный пер., д. 5, стр 2

2.ooj-A * 1 б 7 3 4

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Антипов, Алексей Алексеевич, 2003 год

Содержание.

Введение.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ПОДРОСТКОВ СЕМЕЙ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ И БЕЖЕНЦЕВ.

1.1. Психологические особенности жизни семей переселенцев и беженцев.

1.2. Формирование личностной идентичности в подростковом возрасте

1.3. Обоснование целей, задач, гипотез исследования.

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У ПОДРОСТКОВ ИЗ СЕМЕЙ БЕЖЕНЦЕВ И ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ.

2.1 Методы.

2.2 Описание выборки.

2.3 Описание результатов.

2.4 Варианты развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев.

Введение диссертации по психологии, на тему "Развитие личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев"

Актуальность исследования

Проблемы переселенцев и беженцев, особенно остро встали в нашей стране в последние два десятилетия. Распад Советского Союза на отдельные независимые государства, возникновение "горячих точек", межнациональных конфликтов, открытие границ вызвали поток беженцев и переселенцев, как в России, так и в странах ближнего зарубежья. Оказавшись в новой для себя социальной ситуации развития (ССР), человеку достаточно сложно, а часто и невозможно адаптироваться к ней. Как отмечает JI.A. Шайгерова, «Кто Я такой» - главный вопрос, стоящий перед личностью, в силу тяжелых, подчас трагических обстоятельств, покинувший родные места. (Шайгерова JI.A., 2001). По сравнению же с обычными людьми, самоопределение у вынужденных мигрантов затруднено (Солдатова Г.У., 1998).

Особенно в тяжелой ситуации оказываются подростки-переселенцы, поскольку именно в подростковом возрасте центральный психологический процесс - это формирование личностной идентичности, чувство социальной самотождественности, самосознания, преемственности и единства (Выготский JI.C., 1984а; Кон И.С., 1989; Эльконин Д.Б., 1989). В этом возрасте основными линиями развития личности являются: деятельность интимно-личностного общения (автономизация от семьи, вхождение в коллектив сверстников), становление самосознания и самооценки, осознание временной протяженности собственного "Я", включающий проекцию себя в будущее, построение на этой основе жизненных планов, самореализация своей личности в будущем. В процессе выбора подростком ценностей, убеждений и жизненных целей формируется его идентичность. (Archer, 1998).

Поскольку подросток оказывается "выдернутым" из привычного социума, у него формируется неадекватная идентичность, т.к. в данной социальной ситуации развития ему часто не удается решить задачи, строящиеся вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуальных личностных выборов, идентификации и самоопределений (Э. Эриксон,1996в). Это может приводить к невозможности адаптации подростка к новой ситуации. Непривычная окружающая среда начинает оказывать негативное воздействие, что влечет за собой разочарование, замешательство, фрустрацию, депрессию. В дальнейшем симптомы так называемого культурного шока достигают критической точки. Данный этап может уже сопровождаться серьезными болезнями (психосоматическими заболеваниями), чувством полной беспомощности. Далее происходит либо выход из новой среды (возвращение назад), либо преодоление через активное освоение норм общества, поддержку окружения. (Стефаненко Т.Г., 1999)

Именно на этом этапе подростки как никто другой нуждаются в поддержке и профессиональной психологической помощи.

Настоящая работа представляет одну из первых попыток изучения процесса формирования личностной идентичности подростков из семей переселенцев и беженцев в рамках возрастно-психологического подхода, где, в отличие от социально-психологических исследований, в фокусе внимания оказываются закономерности развития одного из центральных новообразования старшего подросткового возраста - эго-идентичности, в контексте статусной модели Э. Эриксона- Дж. Марсиа.

Предметом исследования являются особенности и закономерности формирования личностной идентичности у подростков из семей переселенцев и беженцев.

В качестве объекта исследования выступает развитие личности в старшем подростковом возрасте (15-17 лет). Экспериментальную группу составили старшие подростки из семей вынужденных переселенцев в Волгоградской, Самарской областях и Ставропольском крае, проживающие в данных регионах от одного года до трех лет. Контрольная группа - старшие подростки (15-17 лет), постоянно проживающие в тех же регионах. Всего в исследовании приняло участие 144 человека (51 человек - экспериментальная группа, 93 человека - контрольная группа).

Целью исследования является изучение развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев.

В соответствии с целью исследования сформулированы задачи исследования:

• анализ теоретических подходов и результатов исследований формирования личностной идентичности;

• выявление психологических особенностей формирования личностной идентичности подростков из семей переселенцев и беженцев;

• изучение особенностей социальной ситуации развития подростков из семей переселенцев и беженцев, включая внутрисемейные отношения, характер отношений со сверстниками, материальный уровень жизни семьи;

• исследование особенностей формирования статусов личностной идентичности и этноидентичности у подростков из семей переселенцев и беженцев;

• определение особенностей временной перспективы, целеполагания подростков из семей переселенцев и беженцев;

• анализ особенностей эмоционального статуса подростков из семей вынужденных переселенцев

Общей гипотезой нашего исследования стало предположение о том, что развитие личностной идентичности подростков из семей мигрантов и переселенцев характеризуется рядом отличий в сравнении с подростками, постоянно проживающими на данной территории, обусловленных особенностями их социальной ситуации развития.

Частные гипотезы:

1. Условия миграции определяют актуальность задач профессионального самоопределения для подростков из семей переселенцев и беженцев, что находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности в сфере профессионального выбора.

2. В условиях миграции и нестабильности социальной ситуации развития основой формирования самотождественности и непрерывности «Я» в гетерогенной национально-религиозной среде для подростков-мигрантов становятся сферы национального и религиозного самоопределения.

Указанная гипотеза операционализирована в следующем виде: а) Этническая идентичность подростков-мигрантов поляризирована и смещена в сторону гиперидентичности. б) Личностное самоопределение подростков-мигрантов в религиозной сфере характеризуется преобладанием статуса предрешения.

Теоретической основой исследования стали культурно -историческая концепция JI.C. Выготского, деятельностный подход А.Н. Леонтьева, теория психического развития ребенка Д.Б.Эльконина, концепция формирования личностной идентичности Э. Эриксона и теория статусов эго-идентичности Дж. Марсиа. Основой для исследования формирования этноидентичности послужили теоретические положения и результаты экспериментальных и эмпирических исследований Т.Г. Стефаненко и Г.У. Солдатовой.

Методы исследования

В качестве основных методов исследования использовались беседа, наблюдение, метод эксперимента с использованием диагностических методик, в том числе проективного типа. Использовались следующие методики: Полуструктурированное интервью для измерения статусов эго-идентичности (J.Marcia, В.Р.Орестова), «Незавершенные предложения» (Saks-Sydney); «Типы этнической идентичности» (Г.У. Солдатова, С.В. Рыжева), «Депрископ» (П. Хейманс), «Шкала реактивной и личностной тревожности (ШРЛТ)» (Ч.Д. Спилбергер, Ю.Л. Ханин)

Научная новизна

Впервые проведено исследование формирования личностной идентичности у российских подростков из семей переселенцев и беженцев на основе теоретической модели статусов идентичности (Э.Эриксон, Дж.Марсиа). Выявлены особенности формирования личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев: гетерохронность в различных сферах самоопределения, преобладание высоких статусов (мораторий, достигнутая идентичность) в профессиональной сфере, доминирование статуса «предрешения» в религиозной сфере и статуса диффузии в сфере политики. Впервые выделены различные варианты развития личностной идентичности у подростков из семей вынужденных переселенцев: вариант благополучия, эскапизм (уход в псевдодуховный поиск) и вариант конформистского принятия.

Теоретическая значимость состоит в раскрытии ряда общих закономерностей эмоционально-личностного развития подростков и формирования личностной идентичности в условиях вынужденной миграции и в ходе психологической адаптации к новым условиям проживания.

Практическая значимость.

Практическая значимость диссертации определяется социальной востребованностью рекомендаций и программ психологической адаптации, профилактики, предупреждения и коррекции негативных тенденций личностного развития подростков переселенцев, их полноценного включения в новую среду.

На основе проведенного исследования разработаны рекомендации для миграционных служб по работе с вынужденными переселенцами.

Научная обоснованность и достоверность полученных результатов исследования обеспечивается теоретико-методологической проработанностью проблемы, использованием апробированных методик сбора эмпирического материала, использованием современных методов статистической обработки полученных результатов.

Положения, выносимые на защиту.

1. Миграция и переселение как факторы риска психического развития подростка из семей переселенцев и беженцев оказывают неоднозначное влияние на развитие их личностной идентичности. Актуализация задач профессионального самоопределения в связи с миграцией семьи определяет повышенную сензитивность подростков к сфере выбора профессии, что находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности в профессиональной сфере («моратория» и «достигнутой идентичности»), В сферах идеологического выбора, напротив, типичными оказываются низкие статусы. В религиозной сфере значимо преобладает статус «предрешения», в политике - статус «диффузии».

2. Развитие этнической идентичности в подростковом возрасте характеризуется тенденцией поляризации как в сторону гипоидентичности (явлениях этнонигилизма), так и гиперидентичности. Этническая идентичность подростков - мигрантов смещена в сторону гиперидентичности и находит выражение в повышенном интересе к этническому самоопределению, явлениях утверждения превосходства собственной нации, низкой толерантности и нетерпимости к другим нациям.

3. Выделяются три варианта формирования личностной идентичности, соответствующие различным стратегиям адаптации личности к переселению и миграции: благополучное развитие по типу преодоления, эскапизм («псевдодуховный поиск»), конформистское принятие и приспособление.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. Общими закономерностями формирования личностной идентичности в старшем подростковом возрасте являются:

- гетерохронность развития, обнаруживающаяся в преобладании высоких статусов идентичности, прежде всего, моратория, в сфере профессионального самоопределения и низких статусов в сфере религиозного (предрешение) и политического (диффузия) выбора. поляризация в развитии этнической идентичности, выражающаяся в снижении удельного веса группы подростков с позитивным характером развития этнической идентичности, сравнительно с вариантами трансформации идентичности по типу гипо- и гиперидентичности.

2. Полученные результаты подтвердили выдвинутую нами гипотезу о наличии особенностей формирования личностной идентичности у подростков из семей вынужденных переселенцев и беженцев по сравнению с подростками, постоянно проживающими на данной территории.

3. Специфическими чертами развития личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев стали:

- опережающее развитие личностной идентичности в сфере профессионального самоопределения, обусловленное особенностями социальной ситуации развития подростков-мигрантов;

- преимущественное развитие личностной идентичности в сфере религиозного выбора по типу предрешения;

- возрастание тенденции трансформации развития этнической идентичности по типу гиперидентичности.

4. Полученные результаты позволяют выделить следующие варианты личностного развития: «благополучие», эскапизм (уход в псевдодуховный поиск) и вариант конформистского принятия ситуации. Вариант «благополучия» характеризуется высокими статусами эго-идентичности в профессиональной и идеологической сфере («достигнутая идентичность» и «мораторий»). Статусы «предрешения» и «диффузии» определяют конформизм как тип личностного развития. Эскапизм выступает дисбалансом статусов идентичности: высокие статусы в области идеологического самоопределения сочетаются с низкими статусами в профессиональной сфере.

5. Социальная ситуация развития подростков из семей беженцев и переселенцев выступает как неоднородная в своем объективном и субъективном компонентах. Факторами риска выступают неудовлетворенность материально-экономическими условиями жизни семьи и природными условиями нового места проживания. Факторами жизнестойкости - позитивное отношение к семье и родителям, включенность в учебную деятельность и общение со сверстниками.

6. В целом, для обследованной нами выборки характерен повышенный уровень личностной тревожности и депрессивности. Вместе с тем, для подростков из семей переселенцев и беженцев характерен более благоприятный эмоциональный статус в отношении уровня переживания страхов и чувства вины, по сравнению с подростками- коренными жителями.

Заключение

Целью нашей работы было изучение развития личностной идентичности у подростков из семей беженцев и переселенцев.

Мы намеренно остановились на периоде проживания подростков-мигрантов на новой для них территории в периоде от года до трех лет, поскольку в задачи нашего исследования не входило изучение проблем связанных с острым этапом адаптации (до одного года). Это позволило нам посмотреть, как происходит адаптация у юношей и девушек из семей переселенцев и беженцев, насколько удается преодолеть негативные моменты миграции и в какой степени это влияет на развитие личности, в частности личностное самоопределение и личностную идентичность.

В исследовании приняли участие 51 русскоязычный подросток из семей переселенцев и беженцев, прибывших как из стран ближнего зарубежья (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан), так и с территории Российской Федерации (Аргун, Грозный, Гудермес, Урус-Мартан) и 93 подростка составивших контрольную группу.

Нас интересовало в первую очередь:

• особенности социальной ситуации развития подростков -мигрантов, такие как особенности проживания и социального положения их семей, и особенности их отношения к миграции.

• формирование статусов личностной и этнической идентичности.

• личностные особенности: построение жизненных планов и временной перспективы, отношение к учению и учебной деятельности и особенности эмоционального статуса.

С учетом актуальной задачи современной возрастной психологии - задачи построения типологии возможных вариантов развития личности (Elkind D., 1998; Fischer, R.W., 1998; Magnusson D., Stattin

К., 1998; A.JI. Венгер, 2002) - мы попытались выделить основные варианты развития личностной идентичности старших подростков в условиях вынужденной миграции. Исходной точкой при выделении вариантов такого развития для нас стало представление об условном «нормативном» развитии эго-идентичности (Э. Эриксон, J. Marcia, В.Р. Орестова). Подобная нормативность определена логикой становления эго-идентичности в старшем подростковом и юношеском возрасте, обусловленной необходимостью разрешения возрастных задач развития (Хевигхерст, Ремшмидт, Хейманс) и включающей последовательность этапов/статусов от предкритической диффузии к предрешению и через мораторий к достигнутой идентичности. Тогда условной «нормой» развития личностной идентичности для старшего подросткового возраста можно считать статусный профиль, включающий высокий статус (мораторий или достигнутую идентичность) в сфере профессионального самоопределения и низкие статусы в сфере религии и политики (диффузия и предрешение).

Мы выдвинули общую гипотезу, что развитие личностной идентичности подростков из семей мигрантов и переселенцев характеризуется рядом отличий в сравнении с подростками, постоянно проживающими на данной территории, обусловленных особенностями их социальной ситуации развития.

Общая гипотеза была конкретизирована в 2-х частных гипотезах:

3. Условия миграции определяют актуальность задач профессионального самоопределения для подростков из семей переселенцев и беженцев, что находит отражение в преобладании высоких статусов эго-идентичности в сфере профессионального выбора.

4. В условиях миграции и нестабильности социальной ситуации развития основой формирования самотождественности и непрерывности «Я» в гетерогенной национально-религиозной среде для подростков-мигрантов становятся сферы национального и религиозного самоопределения.

Указанная гипотеза операционализирована в следующем виде: а) Этническая идентичность подростков-мигрантов поляризирована и смещена в сторону гиперидентичности. б) Личностное самоопределение подростков-мигрантов в религиозной сфере характеризуется преобладанием статуса предрешения.

Нами были выявлены существенные различия в характере развития личности подростков из семей переселенцев. Эти различия состоят в том, что процесс самоопределения осуществлялся гетерохронно. Причем если в сфере профессионального самоопределения задача вынужденного переселения стимулировала формирование более высоких статусов идентичности, то есть стимулировала активную ориентацию в пространстве возможного профессионального выбора, то в области идеологического самоопределения - религиозного выбора, мы напротив наблюдаем низкие статусы идентичности (статус «предрешения») применительно к религии. Кроме того, мы можем видеть негативные проявления этнической идентичности, связанные с элементами отношения к их нации, а так же явления утверждения превосходства собственной нации, нетерпимости к другим нациям и их дискриминации. При этом конструктивные формы решения проблемы, в частности ориентация на возможность участия в политических, социальных процессах, подростками-мигрантами отвергается (впрочем, как и подростками из контрольной группы).

Высокие статусы профессиональной идентичности, по нашему мнению, оказались связанными с положительными моментами в формировании системы жизненных планов, которые оказались более конкретными, обоснованными и реалистичными, чем у подростков контрольной группы.

Факторы устойчивости и толерантности мы видим в семье. В частности было показано, что для семей беженцев и переселенцев характерно более положительное отношения к семье в целом и к матери и отцу, в частности.

Специфическими чертами развития личностной идентичности подростков из семей вынужденных переселенцев стали:

1. опережающее развитие личностной идентичности в сфере профессионального самоопределения, обусловленное особенностями социальной ситуации развития подростков-мигрантов;

2. преимущественное развитие личностной идентичности в сфере религиозного выбора по типу предрешения;

3. возрастание тенденции трансформации развития этнической идентичности по типу гиперидентичности.

Таким образом, анализ полученных результатов позволяет сделать вывод о том, что выдвинутые нами гипотезы в целом получили подтверждение.

Наконец, полученные нами результаты обнаружили разнообразие вариантов личностного развития. В частности нами было выделено три варианта такого развития: благополучие, эскапизм (уход в духовный поиск) и вариант конформистского приятия ситуации.

Для «благополучного» варианта развития характерно, при общей неудовлетворенности ситуацией миграции, стремление изменить ее к лучшему через активную жизненную позицию, с опорой на семью, а так же через готовность к сотрудничеству и стремление наладить большее число социальных контактов.

Для варианта развития по типу эскапизма характерны относительно низкая ценность семьи, наибольшее неудовлетворение материально-экономической ситуацией, но при этом не готовность к сотрудничеству и общению с социумом даже для улучшения собственного положения. Для них свойственен уход в псевдодуховный, экзистенциальный поиск - эскапизм.

Конформистскому варианту свойственна неудовлетворенность как материально-экономическим аспектом, так и настоящей ситуацией в целом, но при этом смирение с ней.

Наши результаты обнаруживают различия в оценке материально-экономического положения семьи, отношения к миграции и к экологической среде подростками, отнесенными нами к трем выявленным группам. «Духовные искатели» отличаются наиболее негативной оценкой материального статуса семьи, вместе с тем не обнаруживают отрицательного отношения к миграции и к новым природным условиям жизни. Можно предположить, что для них стратегией адаптации является игнорирование неблагоприятных материальных объективно-предметных условий жизни (эскапизм) и ориентация на чисто духовную сферу самоопределения. Отсюда - тип личностного развития, характеризующийся низкими статусами профессионального самоопределения и высокими статусами в области религиозного и, отчасти, политического выбора. Группы «конформистов» и «благополучных» с точки зрения личностного развития подростков различаются, по нашему мнению, жизненной позицией в отношении миграции и своего будущего. «Конформисты», отрицательно воспринимая факт миграции, склонны принимать ситуацию такой, какая она есть - следствием чего являются статусы предрешения и диффузии во всех сферах личностного выбора. «Благополучные», напротив, негативную установку в отношении миграции и условий жизни на новом месте трансформируют в стратегию конструктивного активного преобразования сложившейся ситуации, что и находит отражение в высоких статусах идентичности, прежде всего в сфере профессионального самоопределения, и в сферах идеологического выбора. Таким образом, нами получены факты, свидетельствующие как о высокой толерантности, так и повышенной уязвимости подростков к условиям миграции и вынужденного переселения. Изучение факторов и условий жизнестойкости и уязвимости составляет перспективу дальнейшего исследования.

Мы отдаем себе отчет, что наша работа носит в какой-то степени пилотажный характер, поскольку необходимо более тщательное изучение, в частности более широкое использование стратегии лонгитюда, более комплексное изучение особенностей социальной ситуации развития, изучение того, как складываются отношения не только в семье и группе сверстников. Такое исследование составляет перспективу дальнейшей работы.

Вместе с тем, наша работа позволила обнаружить некоторые болевые точки в адаптации мигрантов-переселенцев, в частности показала необходимость оказания психологической помощи в идеологическом самоопределении и нахождение конструктивных форм и способов активного влияния на собственную судьбу путем участия в общественных, социальных молодежных организациях и движениях. Кроме того, выявилась необходимость создания подобных молодежных организаций в местах компактного проживания переселенцев и беженцев.

Нами предложены рекомендации: • создание центров психологической помощи для вынужденных переселенцев. В центрах должна оказывается психологическая помощь детям и взрослым. Основные формы работы - индивидуальное и семейное консультирование, психокоррекция, групповые тренинги. Групповой работе с мигрантами, в особенности с подростками, должно уделяется особое внимание развитию навыков межкультурного взаимодействия в особенности межэтническим и межрелигиозным аспектам.

• создание общественных организаций для подростков и юношей из семей вынужденных переселенцев в местах их компактного проживания. Подросткам особенно сложно адаптироваться на новом месте жительства. В решении проблем адаптации подростков важное место должно занимать их эстетическое воспитание и развитие творческих способностей, это тем более важно для регионов имеющих места компактного проживания вынужденных мигрантов в сельской местности, где отсутствуют условия, способствующие гармоничному культурному развитию ребенка.

• знакомство подростков-мигрантов с историей и культурой новых мест переселения, активное участие в продуктивных видах деятельности, направленных на их благоустройство.

• выпуск специальных брошюр, помогающих справиться с некоторыми психологическими проблемами. Не все переселенцы в силу отдаленного места жительства или других субъективных причин могут посещать центры психологической помощи. Можно использовать специальные брошюры, помогающие справиться с некоторыми психологическими проблемами, как альтернативный и более доступный способ.

• создание справочника, содержащего практические рекомендации для вынужденных переселенцев. У людей вынужденно покинувших свое место жительства, прибывших на новое место возникает много вопросов и проблем практического характера. Существует потребность в создании справочника, который бы содержал информацию о работе миграционной службы, посольств, Красного Креста и других организаций, оказывающих помощь переселенцам. В справочнике так же могут содержаться образцы заполнения документов, юридическая информация относящиеся к проблемам переселенцев выпуск газеты для вынужденных переселенцев организация бесплатных юридических и социальных консультаций для вынужденных переселенцев. При переезде вынужденным переселенцам приходится контактировать с различными инстанциями. Например, при получении статуса вынужденного переселенца или при оформлении ссуды. Так же переселенцы очень часто не знают о льготах и помощи, которые им должны предоставить. Поэтому в этой ситуации необходимы юридические консультации. Учитывая положение переселенцев консультации должны быть бесплатными и доступными всем без исключения.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Антипов, Алексей Алексеевич, Москва

1. Абрамова Г.С. Возрастная психология. Екатеринбург, «Деловая книга», 1999

2. Авдуевская Е.П., Баклушинский С.А. Особенности социализации подростка в условиях быстрых социальных изменений // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том Ш. Выпуск ГУ. М.: ЦСО РАО, 1995. С. 118-132.

3. Агеев B.C. Межгруповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990

4. Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. М., 1983.

5. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1980.

6. Андреева Г.М., Хелкама К., Дубовская Е.М., Стефаненко Т. Г., Тихомандрицкая О.А. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1997. № 4. С.31-41.

7. Андрущак М.Б. Этноцентризм как социально-психологический феномен в условиях социально-этнических изменений. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 1998

8. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности//Вопр. психол., 1996,№1

9. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразованиеситуаций и психологическая защита//Психологический журн., т. 15, № 1,1994,с.З-17.

10. Ю.Архипов Ю. В поисках убежища в России// Миграция. 1997.№2. П.Асмолов А.Г. Психология личности. -М.: Смысл, 2001 12.Ахрен Ф. Социальная работа с детьми беженцев. М., 1995

11. Бабенко И.В. Педагогическое лингвострановедение как культурологический компонент образования учащихся-мигрантов. -дисс. на соискание ученой степени к. пед. наук. Ростов-на-Дону. 1998.

12. Беженцы и мигранты в странах СНГ. // Материалы Конференции 30-31 мая 1996 г./У ВКБ ООН в Москве,- М., 1996.-С. 12.

13. Байтингер О.Е. Психологические детерминанты переживания бедещего как проблемы в юношеском возрасте. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., СПб., 1998

14. Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности. М., 2001

15. Берне Р. Развитие «Я-концепции» и воспитание. М.18.«Прогресс», 1986.

16. Бодалев А.А., Кричевский P.JI. Общение и формирование личности школьника.- М., 1987.

17. Бодалев А.А., Столин В.В. Общая психодиагностика.- М.,1987.

18. Божович Л.И. Избранные психологические труды. М., 1995.

19. Божович Л.И. Особенности самосознания подростков. //Вопросы психологии. М., N1, 1955.

20. Бороноев А.О., Павленко В.Н. Этническая психология.СПб.:Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1994

21. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983

22. Вершок А. Психологическая помощь беженцам в Норвгии//Мигранты из дальнего зарубежья. Бюллетень №3 2000 С.48-51.

23. Венгер А.П. Структура психологического синдрома.// Вопросы психологии. 1994 №4 С.82-92

24. Визгина А.В., Зимачев Е.М., Пантилеев С.Р. Способы вербальной презентации образа "Я" и самоотношения субъекта. // Психологическое обозрение N 2 (5) 1997.

25. Возрастная психология. Хрестоматия// под ред. Мухина B.C., Хвостов А.А.,- М., «Академия», 1999

26. Володина И.С. Совместная «психолого-родительская» работа с детьми вынужденных мигрантов //Психологи о мигрантах и миграции в России. Информационно-аналитический бюллетень №2, Москва, «Российское общество Красного Креста», МГУ, 2001. С. 116-118

27. Второй Форум поселенческих организаций. Сб. материалов. М., 1998

28. Выготский JT.C. Динамики и структура личности подростка // Собр. соч.: в 6 т. М., Т.4.,1984.

29. Выготский JT.C. Мышление и речь. М., 1996.

30. Выготский JT.C. Педология подростка// Собр. соч.: в 6 т. М., Т.4.,1984.

31. Выготский JT.C. Проблемы возраста. // Собр. соч.: в 6 т. М., Т.4.,1984.

32. Вынужденная миграция и права человека. М.:ИЭА РАН, 1998.

33. Гальперин П.Я. Введение в психологию. МГУ, 1976.

34. Гольдин Г.Г. Международная миграция: зарубежный опыт и Россия дисс. на соискание ученой степени к. политич. наук., М., 1999.

35. Гормин А.С. Факторы формирования тревоги у подростков в инновационном учебном заведении. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., Новгород., 1997

36. Горбачева А. «Весси» и «русси».//Независимая газета. 2002 №19 (2573)

37. Гриценко В.В. Роль индивидуальных различий в процессе адаптации вынужденных мигрантов.// Психология беженцев и вынужденных переселенцев. Опыт исследований и практической работы, / под ред. Г. У. Солдатовой.- М.: Смысл, 2001. С. 112-138

38. Гриценко В.В. Социально-психологическая адаптация вынужденых переселенцев из ближнего зарубежья в России. дисс. на соискание ученой степени д-ра. пс. наук., М., 2002

39. Горохова Е.Н. Проблема идентичности в психологии личности -Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года. Т. 2., СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2003. С 426-428

40. Давтян JI.M. Проблемы миграции и трудовых ресурсов. М., 1970

41. Десятникова Ю.М. Психологические условия адаптации старшеклассников к новой социальной действительности. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 1996

42. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности//Вопросы психологии. 1997. № 4. С. 75-87

43. Дробижева JI.M., Аклаев А.Р, Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации. М.: Мысль, 1996.

44. Дулаев Я. Эскиз психологии беженцев. Владикавказский университет управления, 1999

45. Идобаева О.А. Исследование эмоционального неблагополучия современных подростков как предпосылка коррекционной работы школьного психолога. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 1998

46. Имя на карте: Первопереселенцы и освоении современной территории.// http//lazo.net.ru

47. Ионин Л.Г. Социология культуры. М.: Логос, 1996.

48. Калиненко В.К. Проблемы психологического консультирования и психотерапии вынужденных мигрантов/ЛПсихология беженцев и вынужденных мигрантов:исследования и опыт практической работы. М.: Смысл, 2001

49. Карабанова О.А. Социальная ситуация развития ребенка: структура, динамика, принципы коррекции-дисс. на соискание ученой степени д-ра. пс. наук., МГУ, М., 2002

50. Кле М. Психология подростка. Психосексуальное развитие. М., 1991

51. Климчук Ф.Д. Этнос и перепись: парадоксы статистики // Ожог родного очага. М.: Прогресс, 1990. С. 92-106.

52. Кокорев Е.М. Социальное развитие северного региона. Магадан, 1981.

53. Комлев А.А. Психологические факторы значимого жизненного выбора. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., Тамбов, 2003.

54. Кон И.С. О национальном характере. // в кн. История и психология, М., 1971.

55. Кон И.С. Психология ранней юности. М., «Просвещение», 1989.

56. Кон И.С. Психология старшеклассника. -М., 1980.

57. Кон И.С. Этноцентризм//Философский энциклопедический словарь. М.:Советская энциклопедия, 1983.

58. КрайгГ. Психология развития. СПб., «Питер», 2000

59. Кузнецов В.К. Миграция населения. Три стадии миграционного процесса . www.i-u.ru

60. Лебедева Н.М. Ведение в этническую и кросс-культурную психологию. М.,1999

61. Лебедева Н.М. «Синдром навязанной этничности» и способы его преодоления // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С. 104-115.

62. Лебедева Н.М. Социально-психологические закономерности аккультурации этнических групп// Этническая психология и общество/ Под ред. Н.М. Лебедевой. М.:Старый сад, 1997 в. с.270-286

63. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1993

64. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., «Макет», 1995.

65. Леванов А.В. Проблема занятости переселенцев. Молдова, 2002

66. Левкович В.П., Мин Л.В. Особенности сохранения этнического самосознания корейских переселенцев Казахстана //Психологический журнал. 1996. Т. 17. № 6. С.72-81.

67. Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологические аспекты проблемы этнического сознания//Социальная психология и общественная практика/ Под ред. Е.В. Шороховой, В.П. Левкович. М.: Наука, 1985

68. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. М., 1975.

69. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М., 1981.

70. Лидере А.Г. Психологический тренинг с подростками. М.,2001.

71. Лисина М.И. Генезис форм общения у детей.// Принцип развития в психологии. М., Наука, 1978

72. Личко А.Е. Подростковая психиатрия. Л., 1985.

73. Локк Д. Сочинения. В 3-х т. Т.1. М.: Мысль, 1985.

74. Львина Е.Д. Общее и особенное в этническом самосознании жителей Самары и Самарской области (на материале исследований руских, мордвы, татар и чувашей). дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук, Самара, 2000

75. Магомед-Эминов М.Ш. Психопатология смысла //Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно аналитический бюллетень. 2001.№2. с.44-63

76. Майничева А.Ю. Польские переселенцы в Томской губернии. http://polacy.narod.ru/

77. Мид М. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988.

78. Михайлова Н.Б. Психологическое исследование ситуации эмиграции//Психол. журн., 2000.Т.21 .№1 С.26-38.

79. Мудрик А.В. Социализация и "смутное время". М., 1990.

80. Мудрик А.В. Общение как фактор воспитания школьников. -М., 1984.

81. Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С.76-88.

82. Неймарк М. С. Направленность личности и эффект неадекватности у подростков//Изучение мотивации детей и подростков./Под ред. Л.И. БожовичМ., 1972.С. 151-165

83. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М., 1995

84. Общая психодиагностика. /Под ред. А.А. Бодалева., В.В. Столина. М. 1987.94.0рестова В.Р. Формирование личностной идентичности в старшем подростковом и юношеском возрасте. дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 2001

85. Основы возрастно-психологического консультирования/ Андрющенко Т.Ю., Бурменская Г.В., Евсикова Н.И., Карабанова О.А., Лидере А.Г., Филиппенкова Н.С.; под ред. Лидере А.Г. -МГУ, 1991.

86. Павленко В.Н. Аккультурационные стратегии и модели трансформации идентичности мигрантов // Психология беженцев и вынужденных мигрантов: исследование и опыт практической работы. М.: Смысл 2001

87. Павлова О.Н. Идентичность: история формирования взглядов и ее структурные особенности. http://wvAV.pavolga.narod.ru/identity.html ,2001

88. Павловец Г.Г. Социально-психологическая адаптация вынужденных мигрантов (по материалам Северного Кавказа).- дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., СПб., 2002

89. Переведенцев В.И. Методы изучения миграции населения. М., 1975

90. Переведенцев В.И. Современная миграция населения западной Сибири. Новосибирск, 1965

91. Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология. М.: Наука, 1994. С. 5-14.

92. Подольский А.И., Идобаева О.А.,. Хейманс П. Диагностика подростковой депрессивности. "Питер", СПб, 2003.

93. Подросток на перекрестке эпох/ Под ред. С.В. Кравцовой -М.,1997.

94. Покшишевский В.В. Заселение Сибири. Иркутск, 1951.

95. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. М., «Академия», 2000.

96. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста.// Вопр. психол., 1996, №1

97. Положение беженцев в мире 1997-1998. Перемещенные лица-гуманитарная проблема. М.:УВКБ ООН, Интердиалект+, 1997

98. Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М.: Наука, 1973

99. Почебут Л.Г. Этнические факторы развития личности // Введение в этническую психологию/Под ред. Ю.П. Платонова. СПб.: Изд-во С-Петербургского ун-та, 1995

100. Практикум по возрастной психологии// под ред. Головей Л.А., Рыбалко Е.Ф., СПб, «Речь», 2001

101. Практикум по экспериментальной и прикладной психологии // под ред. Крылова А.А.,-Л., 1990

102. Прихожан A.M., Толстых Н.Н. Подросток в учебнике и жизни. М.,1990

103. Психологическая помощь мигрантам. // под. ред. Солдатовой Г.У.- М.,:Смысл, 2002

104. Психология. Словарь./ Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского-М.: Политиздат, 1990

105. Психология. Словарь./ Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова.- М.: Педагогика Пресс, 1997.

106. Психология подростка. Хрестоматия. Сост. Ю.И. Фролов. -М.,1997

107. Психическое здоровье беженцев. К.: Сфера, 1998

108. Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень №2. М.:Смысл, 2001

109. Психология беженцев и вынужденных мигрантов: исследования и опыт практической работы. М.: Смысл,2001

110. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. -СПб., «Питер», 2000

111. Рахмаил Н.Г. Характеристика межрегиональных центров планирования семьи и репродукции человека // Сборник материалов Второго международного круглого стола «Проблемы культурной ипсихологической адаптации детей мигрантов и беженцев». ИПРАН 2001

112. Ребер А. Большой толковый психологический словарь. М.: Вече- ACT, 2001

113. Регент Т.М. Миграция не должна быть бегством//Независимая газета. 1996, 2 апреля

114. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст. М., 1994.

115. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании. М., «Владос», 1996

116. Рождественнская Н.А. Как понять подростка. М., 1998

117. Романова O.JI. Развитие этнической идентичности у детей и подростков, дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 1994

118. Рыбаковский JI.JI. Управление демографическими процессами: специфика, факторы, политика. Демографические процессы в СССР. -М., 1983

119. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб, 1996

120. Собкин B.C. Сравнительный анализ особенностей ценностных ориентаций русских и еврейских подростков // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. Труды по социологии образования. Том Ш. Выпуск 1У. М.: ЦСО РАО, 1995. С. 6-63.

121. Соколова Е.Т. Модель психологической помощи вынужденным мигрантам в контексте проблематики насилия и расстройств самоидентичности.//Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень. 2001. №2. С.21-43.

122. Солдатова Г.У. Новая специализация- психологконсультант по работе с вынужденными мигрантами.// Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно аналитический бюллетень. 2001.

123. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. Москва, «Смысл», 1998

124. Солдатова Г.У. Этнические идентичности народов России и границы межкультурного понимания // Психологическое обозрение 1997. №2(5). С.22-26

125. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шарова О.Д. Жить в мире с собой и с другими: тренинг толерантности для подростков. М.,1992

126. Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шлягина Е.И. Нарушение этнической идентификации у русских мигрантов // Социологический журнал. 1994.№3.с.144-150

127. Степанов С. Сам себе голова. // "Школьный психолог" ИД "Первое сентября" №02, 2003.

128. Стефаненко Т.Г Социальная психология этнической идентичности- дисс. на соискание ученой степени д-ра. пс. наук., МГУ, М., 1999.

129. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999.

130. Стефаненко Т.Г. Адаптация к новой культурной среде и пути ее оптимизации.//Жуков Ю.М., Петровская Л.А., Соловьева О.В.(ред.) Введение в практическую социальную психологию. М.: Смысл, 1999.с. 167-184

131. Стрелецкий В.Н. Этнотерриториальные конфликты: сущность, генезис, типы// Идентичность и конфликт в постсоветских государствах/ Под ред. М.Б. Олкотт, В. Тишкова, А. Малашенко. М.:Моск. Центр Карнеги. М., 1997. С.225-249

132. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып. 20. М.: Наука, 1990. С.5-39.

133. Сухорукова JI.M. Теоретическая разработка категории «мигрантская педагогика» в научной школе Е.В. Бондаревской в 90-е годы 20 века. РТУ, 2000

134. Типы исследований в психологии.// под ред. Васильева И.А., М., МГУ, 1993.

135. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997.

136. Толстых Н.Н. Жизненные планы подростков и юношей//Вопросы психологии 1984 №3

137. Учителям и родителям о психологии подростка./Под ред. Аракелова Г.Г. М., 1990

138. Фельдштейн Д.И. Психология современного подростка.149. М., «Педагогика», 1987.

139. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. М. , 1996.

140. Филиппова Е.И. Опыт создания компактных поселений мигрантов в России//Вынужденные мигранты: интеграция и возвращение/Отв. ред. В.А.Тишков. М., 19976.С.75-88

141. Фрейд 3. Лекции по введению в психоанализ. М., 1997.

142. Фрейд 3. Психология бессознательного. Сборник произведений. Составитель М. Г. Ярошевский. М., 1989.

143. Фрейд 3. Толкование сновидений. Ер.: "Камар", 1991

144. Фрейд 3. Я и Оно. Хрестоматия по истории психологии, М., 1980.

145. Фрейнкман-Хрусталева Н.С., Новиков А.И. Эмиграция и эмигранты: История и психология СПб.Государственная академия культуры, 1995

146. Ханин Ю.Л. Исследование тревоги в спорте. //Вопросы психологии. 1978. №6.

147. Хорнблоу Э.Р. Применение зрительно-аналоговой шкалы для оценки тревоги. //Ю.Л. Ханин. Стресс и тревога в спорте. Л. 1982.

148. Хухлаев О.Е. Особенности содержания страха у детей вынужденных мигрантов (на материале исследования детей-беженцев 7-10 лет).- дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 2001

149. Хухлаев О.Е. Страх у детей вынужденных мигрантов: причины и содержание.//Мигранты из дальнего зарубежья. М.: Гратис, 2000. №4.С. 12-19.

150. Цукерман Г.А., Мастеров Б.М. Психология саморазвития. М., 1996.

151. Шайгерова JI.A. Кризис идентичности в ситуации вынужденной миграции.//Психологи о мигрантах и миграции в России. Информационно-аналитический бюллетень №2, Москва, «Российское общество Красного Креста», МГУ, 2001. С. 75-85

152. Шайгерова J1.A. Психология идентичности личности в ситуации вынужденной миграции. дисс. на соискание ученой степени д-ра. пс. наук., М., 2002

153. Шаповалов В.К. Преодоление вынужденными переселенцами кризиса карьеры: социальный, экономический и психологический аспекты.//. Ростов, Ростовский государственный педагогический университет, 2000

154. Шлягина Е.И., Данзаева Э.У. Зависимость актуального этнопсихологического статуса личности от ее характерологических черт// Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С. 347-355.

155. Шпет Г.Г. Психология социального бытия. М.: Институт практической психологии. Воронеж: МОДЭК, 1996.

156. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. /Под ред. В. В. Давыдова, В. П. Зинченко. М. 1989

157. Эльконин Д.Б. К проблемам контроля возрастной динамики психического развития детей // Избранные психологические труды. -М., 1989

158. Эльконин Д.Б. Некоторые вопросы диагностики психического развития детей // Избранные психологические труды. -М., 1989

159. Эриксон Э.Детство и общество. М., 1996а

160. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 1996в

161. Ядов В.А. Социологические исследования. М., «Наука», 1987

162. Ямсков А.Н. Этнический конфликт:проблемы дефиниции и типологии.//Идентичность и конфликт в постсоветстких государствах/Под ред. М.Б. Олкотт, В. Тишкова, А. Малашенко. М.:Моск. Центр Карнеги. М., 1997. С.205-224

163. Ярцев Д.В. Влияние социально-экономической деятельности на формирование самооценки подростка.- дисс. на соискание ученой степени к. пс. наук., М., 2002

164. Archer S.L. Gender Differents in Identity Development: Issues of Process, Domain, and Timing. // Journal of Adolescence #12,1998, p. 117138

165. Bar-Yosef, Rivka W.; Children of two cultures: Immigrant children from Ethiopia in Israel.// Journal of Comparative Family Studies. #2, 2001, p. 231-246

166. Beiser M., Turner R, Ganesan S. Catastrophic stress and factors affecting its concequences among Southeast Asian refugees//Soc. Sci. & Med., 28: 1989, p. 171-190.

167. Berry J.W Immigration acculturation and adaptation //Applied psychology:An international review. 1997.Vol. 46(1).

168. Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.H., Dasen P.R. Cross-cultural psychology: Research and applications. Cambridge etc.: Cambridge University Press, 1992.

169. Clement В Educating young new immigrants: How can the United States cope? //International Journal of Adolescence & Youth. 2, 1990, p. 81-100

170. Clinton-Davis, Lord; Fassil, Yohannes. Health and social problems of refugees.// Social Science & Medicine #4, 1992, p. 507-513

171. Dorrington, Claudia. Central American refugees in Los Angeles: Adjustment of children and families. Zambrana, Ruth E. (Ed). 1995, p. 107129.

172. Lipson, Juliene G.; Meleis, Afaf I. Methodological issues in research with immigrants.// Medical Anthropology #12, 1989, p. 103-115

173. Marcia L.E. Development and validation of ego-identity status/ Journal of personality, 1966, p.551-558

174. Marcia J.E., Waterman A.S., Matterson D.D., Archer S., and Orlofsky J.L.(ed). Ego identity, NY 1993

175. Phinney J. Ethnic identity in adolescents and adults Review of research//Psychological Bulletin. 1990. Vol. 108(3). p. 499-514.

176. Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations / Ed. by S. Worchel, W.G. Austin. Chicago: Nelson-Hall, 1986. p. 7-24.

177. Westermeyer J., Vang T.F., Neider J. Refugees who do and do not seek psychiatric care: An analysis of pre-migratory and post-migratory characteristics//J. Nerv.& Ment. Dis. 171: 86