Автореферат диссертации по теме "Психологический анализ проявления субъектно-личностных свойств спортсменов как показателя успешности их деятельности"

На правах рукописи

Кузнецов Валентин Владимирович

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОЯВЛЕНИЯ СУБЪЕКТНО-ЛИЧНОСТНЫХ СВОЙСТВ СПОРТСМЕНОВ КАК ПОКАЗАТЕЛЯ УСПЕШНОСТИ ИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (на примере атлетических видов спорта и боевых единоборств)

Специальность 19.00.07 - Педагогическая психология 19.00.13 - Психология развития, акмеология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Казань — 2004

Диссертация выполнена на кафедре инженерной психологии и педагогики Казанского государственного технического университета им. А.Н.Туполева

Научный руководитель: кандидат психологических наук,

доцент Осмина Елена Викторовна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Фукин Анатолий Иванович

кандидат психологических наук Гопкало Анастасия Александровна Ведущая организация: Удмуртский государственный университет

Защита состоится «_

_» часов на

ёвНУНА^ЗЛ 2004 года в «-

К.212.079.01. Казанского государственного

заседании диссертационного совета технического университета им. А.Н.Туполева по адресу:

420111, г.Казань, ул. К.Маркса, 10, корп.7, ауд. 209.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Казанского государственного технического университета имени А.Н.Туполева

Автореферат разослан

2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук ^Л.В. Белова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Одной из отличительных черт современной эпохи можно назвать нарастающую диссоциацию между актуальным состоянием психофизических характеристик человека и уровнем техногенного развития современной ему цивилизации. Центральным механизмом, обеспечивающим воспроизводство антропосоциогенетического кризиса на различных уровнях организации индивидуальной жизни, является противоречие между стремлением индивида к самосохранению через приспособление к требованиям среды (в т.ч. социальной) и личностной активностью, реализующей преобразующе-субъектные качества индивида (Зинченко В.П., Петровский-В.А., Фельдштейн Д.И.).

Спорт, как особая форма социальной жизни и специфический вид деятельности человека, отражает все кризисные явления, свойственные обществу в целом (Матвеев Л.П., Платонов В.Н.). Бурный прогресс спорта, как социального явления, имеет результирующим эффектом превращение его в целую индустрию производства и потребления зрелищных спортивных состязаний. В этих условиях, а также вследствие непрерывного роста спортивных достижений, современный спорт все чаще рассматривается в качестве модели экстремальных условий или «экспериментального полигона» для изучения адаптационных резервов человека — физиологических, психофизиологических, психологических, — в отношении воздействия стрессовых факторов (Вяткин Б.А., Ильин Е.П., Марищук В.П., Фарфель B.C., и др.).

Гонка за спортивными достижениями, характерная для западной традиции развития спорта, не только повышает «физиологическую цену» этих достижений (Баевский P.M.. Данилова Н.Н.), что гораздо важнее — элиминирует необходимость в проявлениях субъектной активности и личностной позиции спортсмена. Последний все чаще становится объектом непрерывного тренировочного процесса, характеризующегося экспоненциальным ростом нагрузок, и эмоциональных стрессов соревнований.

Совершенно иной подход к физической культуре индивида демонстрируют восточные культуры. Поиск, разработка, воспроизведение в череде поколений богатейшего арсенала средств и методов целенаправленной регуляции психических процессов и состояний человека, управления его психической деятельностью ориентированы, в конечном итоге, на формирование субъектных качеств у носителя культурных традиций. Субъектность. как возможность самовыражения и творческой самореализации, служит гарантом «культурной преемственности» (Абаев Н..В.. Васильев Л.С.). Основными «носителями» практик психического и личностного самосовершенствования являются школы боевых единоборств, гармонично соединяющие физические тренировки, кодекс этических норм и психофизические приемы психической саморегуляции (Вонг Е.. Го Ю.. Дагданов Г.Б.. Накаями М.).

Широкое распространение спортивных секций и школ боевых единоборств в современном мире обусловлено не столько реакцией общественности на повышение требований к адаптационным резервам организма в виде надежности и гибкости

ГСС. (Г.. .<-';длЬ!!ЛЯ Г Л),ОГСлА

индивидных систем жизнеобеспечения, сколько выраженной потребностью современного человека в возможности проявления субъектной активности и личностной самореализации.

Имеющиеся в современной психологии методологические, теоретические и эмпирические исследования по таким проблемам, как субъектность человека «новой формации» (Абульханова-Славская К.А.. Ананьев Б.Г.. Асмолов А.Г., Габдреев Р.В.. Мамардашвили М.К.. Фельдштейн Д.И.. Щедровицкий Г.П.); повышение эффективности адаптации человека к воздействию стрессовых факторов (Березин Ф.Б., Бушов Ю.В., Завалова Н.Д., Леонова А.Б., Медведев В.И., Наенко Н.И., Прохоров А.О., Сировский Э.М., Смирнов Б.Н., и др.); человеческий фактор в тренировочном процессе и субъект обучения (Вяткин Б.А.. Ильин Е.П.. Кретти Б., Пилоян Р.А., Родионов А.В., Фукин А.И.), активно используют модель спортивной деятельности. Однако исследовательский анализ и обобщения только в рамках западной ориентации развития спорта представляется недостаточным, поскольку, будучи по форме и функциям социальным институтом, спорт высоких достижений воплощает в себе не только проблемы современного ему общества, но и в «снятом» виде отражает доминирующие в обществе социальные и педагогические технологии «работы» с личностью. Обнаружить их достоинства и недостатки возможно, в том числе, посредством сравнительного анализа с моделями иной культурной и ценностно-целевой ориентации.

Цель исследования: сравнительный анализ нормативных требований учебно-воспитательных систем подготовки спортсменов в современных атлетических видах спорта и боевых (восточных) единоборствах и их влияния на ценностно-целевые установки спортсменов.

Объект исследования: психологическое содержание учебно-воспитательной организации тренировок, соревнований и режима жизни у спортсменов различных видов спортивной специализации.

Предмет исследования: процесс формирования и проявления субъектно-личностных свойств спортсменов на разных уровнях функционирования организма и организации спортивной деятельности.

Гипотеза исследования: различная направленность нормативных требований учебно-воспитательного процесса при подготовке спортсменов атлетических видов спорта и боевых (восточных) единоборств проявляется в ценностно-целевых ориентациях спортсменов на разных уровнях организации индивидуальной жизнедеятельности. Преодоление в боевых единоборствах разделения тренажа двигательных функций и их психической регуляции обеспечивает спортсмену, как объекту учебно-воспитательных воздействий, роль активного субъекта не только спортивно-тренировочного процесса, но и собственной жизнедеятельности.

В ходе исследования решались следующие задачи:

1) Теоретическое исследование проблемы личности и субъекта в современной психологии, ее значения для спортивной деятельности; сравнительный анализ культурных традиций в организации учебно-воспитательного процесса подготовки спортсменов.

2) Сравнительный анализ вегетативной регуляции в разных режимах функционирования у спортсменов различных спортивных специализаций, как психофизиологического показателя эффективности тренировочного процесса.

3) Сравнительно-психологическое исследование личностно-смысловых аспектов мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами.

4) Психодиагностическое исследование характерно-стилевых особенностей деятельности и структуры самоотношения у спортсменов разных спортивных специализаций.

5) Построение педагогической модели формирования механизмов личностной саморегуляции спортсмена в процессе спортивно-тренировочной подготовки в секции боевых единоборств.

Теоретической и методологической основой исследования выступили:

1) философско-методологическая концепция субъекта С.Л.Рубинштейна, развитая в работах Б.Г.Ананьева, Л.И.Анцыферовой, К.А.Абульхановой-Славской, А.В.Бушлинского и др.; традиции культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, получившие свое дальнейшее развитие в теоретических положениях о культурных «медиаторах» В.П.Зинченко, теории посредничества Б.Д.Эльконина и субъекта культуры М.К.Мамардашвили;

2) общая теория спорта и системы подготовки спортсменов Л.П.Матвеева и В.Н.Платонова; концепция саморегуляции О.А.Конопкина и В.И.Моросановой;

3) работы Н.В.Абаева и его учеников, а также отечественных и зарубежных синологов, посвященные изучению китайской культуры психической деятельности;

4) двухконтурная модель вегетативной регуляции сердечного ритма Р.М.Баевского, а также теоретические и практические исследования в области диагностики и прогнозирования функциональных резервов организма Ф.Б.Березина, Ю.В.Бушова,

B.П.Казначеева, Е.П.Ильина, А.Б.Леоновой, В.И.Медведева, Н.И.Наенко, А.О.Прохорова и др.;

5) методология деятельностного подхода к анализу мотивов поведения А.Н.Леонтьева и ее практическая реализация в теории поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина.

Методы исследования. Для решения поставленных задач использовались: теоретический анализ специальной литературы по теме исследования и понятийно-терминологического аппарата: метод математического анализа сердечного ритма (вариационная пульсометрия) по Р.М.Баевскому; эмпирические методы опроса, наблюдения и интервьюирования; психодиагностические опросники — самоотношения

C.Р.Пантилеева и 16-ти факторный опросник Кэттелла; методы непараметрической статистики.

Научная новизна работы и теоретическая значимость:

— проанализирована специальная (философская, культурологическая, психологическая, педагогическая, медико-спортивная) литература по теме исследования, обобщены и систематизированы методологические и теоретические подходы к анализу проблемы личности и субъекта в психологии спорта;

— впервые проведено сравнительное комплексное психофизиологическое и психодиагностическое исследование индивидных, личностных и субъектных свойств спортсменов-атлетов и лиц, занимающихся боевыми единоборствами;

— показано влияние занятий определенными видами спортивной деятельности на индивидуальные особенности вегетативной регуляции;

— выделены и описаны поведенческие типы с разными уровнями ведущей регуляции: личностным, индивидным и смешанным;

— установлена связь между преобладающим типом регуляции поведения и видом предпочитаемой спортивной деятельности;

— установлены и описаны различия в воздействии занятий атлетическими видами спорта и боевыми единоборствами на характер самоотношения у спортсменов.

Практическая значимость исследования заключается в его научно-практической направленности, связанной с принципиальной возможностью использования содержащихся в нем теоретических положений и выводов для совершенствования тренировочного процесса подготовки спортсменов-атлетов к соревнованиям, а также для развития и формирования у них необходимых личностных качеств. Результаты проведенного исследования могут быть использованы при организации учебно-тренировочного процесса и режима жизнедеятельности спортсменов. Разработана педагогическая модель формирования механизмов личностной саморегуляции спортсменов в процессе спортивно-тренировочных занятий боевыми единоборствами. Предложенное психодиагностическое обеспечение оценки проявления личностно-субъектных качеств у спортсменов используется в практической деятельности тренеров и инструкторов в секциях боевых единоборств (г.Чайковский).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Принципиальное различие между западными традиционными видами спорта и восточными боевыми единоборствами заключается в их ценностно-целевой направленности: для первых цель имеет интерсубъективный (социальный) характер, для вторых — интрасубъективный (внутриличностный) характер.

2. Психотехническая направленность боевых единоборств, реализуемая сочетанием методов психофизической тренировки и боевых техник, обеспечивает сохранение и поддержание оптимального психосоматического (функционального) состояния в виде вегетативного равновесия систем жизнеобеспечения на разных этапах тренировочной и соревновательной деятельности.

3. Отличительными признаками мотивации выбора занятий боевыми единоборствами является преобладание личностно-смысловых аспектов в виде

внутренних мотивов-стимулов и смыслообразующих мотивов, что определяет специфические черты объективного образа спортивной деятельности и тип эмоциональной реакции на спортивные поражения.

4. Предпочитаемый вид спортивной деятельности определяет структуру и содержательную специфику самоотношения спортсменов, а различные сочетания характерно-стилевых черт поведения отражают тип ведущей регуляции деятельности — индивидный и личностный. Первый обеспечивает адаптивное поведение индивида, второй — поддерживает высокий ауторегуляторный потенциал личности. Доказано преобладание индивидного типа регуляции в группе спортсменов-атлетов и личностного — у лиц, занимающихся боевыми единоборствами.

5. Модель технологии формирования нравственно-ценностных ориентаций у спортсменов в соответствие с выделенными типами саморегуляции деятельности.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты исследования были предметом обсуждения на Российских университетско-академических научно-практических конференциях (г.Ижевск) в 2000, 2001, 2002 годах.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав основной части, выводов, заключения, библиографического списка использованной литературы и приложений, включающих таблицы результатов психодиагностических исследований и интервьюирования, список вопросов для стандартизированной беседы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дано обоснование актуальности исследования, сформулированы цель, гипотеза и задачи, определены предмет и объект исследования, раскрыты научная новизна, теоретическое и практической значение работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, приведены сведения об апробации работы.

В I главе «Проблема личности и субъекта в современной психологии и ее значение в исследовании спортивной деятельности человека» проводится теоретический анализ категорий личности и субъектности как психологических феноменов индивидуального бытия. Признание базового характера психологические категорий «личность» и «субъект» предполагает дальнейшее развитие их теоретического содержания и концептуальной дифференциации, начата которой были заложены работами С.Л.Рубинштейна. Б.Г.Ананьева. А.Н.Леонтьева. Актуальность подобных методологических исследований определяется формирующимся в современных социально-экономических и политических условиях запросом на человека «новой формации» (Абульханова-Славская К.А., Асмолов А.Г., Брушлинский А.В., Габдреев Р.В.. Давыдов В.В.. Щедровицкий Г.П.. Фельдштейн Д.И.и др.).

За всем многообразием теоретических и эмпирических критериев, позволяющих дифференцировать личностные и субъектные качества, стоят два различных методологических уровня анализа. В рамках первого подхода субъект рассматривается как источник активности и целенаправленной деятельности. В таком случае на разных

уровнях организации его деятельности будут проявляться соответствующие качества субъекта — природные, социальные, культурные (Асмолов А.Г., Брушлинский А.В., Габдреев Р.В., Рубинштейн С.Л., Петухов В.В.). Представители второго подхода рассматривают с)бъекта как высший этап развития личности, трансформирующий саму личность. Следуя логике данного методологического подхода, — если личность выполняет интегрирующие функции в отношении психической жизни индивида, то субъект представляет собой интеграцию интеграции, вводя личностный уровень регуляции в более широкий контекст жизнедеятельности в целом, и определяя, тем самым, смыслы происходящих событий в жизни личности (Абульханова-Славская К.А., Ананьев Б.Г., Анцыферова Л.И., Петровский В.А., Столин В.В.).

Вопрос о генезисе субъекта и его свойств есть вопрос определенного способа жизни, позволяющего проявить субъектность, удерживать ее и непрерывно воссоздавать (Выготский Л.С., Гальперин П.Я., Мамардашвили М.К., Щедровицкий П.Г.). Особая роль в этом процессе принадлежит культурным «медиаторам» или посредникам, выполняющих инструментальную роль в развитии субъекта. Ими могут быть самые разнообразные объекты, формы, явления, социальные мероприятия, продукты культурной жизни общества. В этом аспекте медиаторы выступают одновременно культурной формой и формой, в которой существует и развивается культура (Зинченко В.П.).

Во второй части «Психология личностных достижений в спортивной деятельности» рассматриваются общие вопросы и проблемы, заложившие исследовательские традиции в области спортивных достижений (Аболин Л.М., Аулик И.В., Плахтиенко В.А., Вяткин Б.А., Ильин Е.П., Кретти Б., Пилоян Р.А., Смирнов Б.Н.). Современные трактовки спорта в качестве обязательных критериев этого вида деятельности выделяют соревнования и наличие объективной системы унифицированных критериев оценки и сравнения (Матвеев Л.П., Платонов В.Н.). Среди факторов, определяющих успешность спортивной деятельности, называются общефизическая и тактико-техническая подготовка, способность к произвольной регуляции состояний (эмоциональных и функциональных), волевое развитие (Джамгаров Т.Т., Пуни А.Ц., Фарфель B.C.).

Общепризнанным является положение о приоритетном значении в спортивной деятельности саморегуляции. Согласно концепции осознанной саморегуляции О.А.Конопкина, сформированность и степень совершенства саморегуляции определяют индивидуальное своеобразие поведения и общую продуктивность деятельности. В общей структуре саморегуляции определяющим влиянием обладает цель, которая задает направленность саморегуляции и придает ей смысл. Сочетание побудительной и смыслообразующей функции в целях спортивной деятельности предъявляет повышенные требования к субъектно-личностным свойствам индивида.

Третья часть первой главы посвящена анализу философско-психологических аспектов проявления субъектности и совершенствования личности в традиционном китайском искусстве боевых единоборств. Традиционная китайская культура считается

одной из наиболее древних культур, которые отличает повышенный интерес к воспитанию индивидуальной культуры психической деятельности (Абаев Н.В.. Дюмулен Г.. Тертицкий К.М.. Торчипов Е.А., Снгэру А.. Элиаде М.. Pachow W.). Объективным выражением этого интереса является наличие большого числа разнообразных и эффективных методов целенаправленной регуляции, управления и перестройки психофизических и психологических возможностей человека (Вонг Е.. Го Ю.. Дагданов Г.Б.. Кацуки С., Накаяма М.. Судзуки Д., Чэнь Ч.. Фукин А.И.. Cleary Т.). Основной целью психотехнического воздействия в общекультурном контексте является формирование субъектных качеств у носителя культурных традиций, в индивидуально-психологическом аспекте — повышение его адаптационного потенциала. При этом всестороннее развитие личности, обеспечивающее возможность ее самовыражения и творческой самореализации, рассматривается в качестве гаранта «культурной преемственности» (Абаев Н.В.. Вечерский М.И., Торчинов Е.А., Янгутов Л.Е.).

В современной китайской культуре основными носителями практик психического и личностного самосовершенствования являются школы «воинского искусства» или «искусства борьбы» (Абаев Н.В., Малявин В.В., Ли X., Накаяма М., Розенберг О.О., Тертицкий К.М.). Традиции боевого искусства представляют собой сложный комплекс сочетания физической тренировки (в виде освоения определенных приемов борьбы), кодекса этических норм и системы психофизических приемов психической саморегуляции и перестройки. Сочетание методов психофизической и боевой тренировки — отличительный признак боевых единоборств, зародившихся в Китае (Schipper К., Yoshihara К.).

Техники и приемы боевых единоборств никогда не выступали самоцелью. В философии традиционного воинского искусства они представляли собой средство достижения более глобальной цели, а именно — через овладение собственными состояниями (соматическими, эмоциональными, психическими, энергетическими) в темпе и логике индивидуального развития осуществлялось освоение универсальных механизмов функционирования мира (Абаев Н.В.. Го Ю., Дандарон Б.Д., Игнатович А.Н., Элиаде М., Watts A.).

Характерным признаком школ боевых единоборств является их непрерывное развитие под действием психологических и социально-культурных факторов. Основные тенденции развития и распространения воинских искусств в современном мире можно свести к трем основным направлениям — спортивному, оздоровительно-психогигиеническому и специальной подготовке (Долин А.А.. Попов Г.В.). Широкое признание и распространение секций и школ боевых единоборств в современном мире обусловлено предельным повышением требований уровня жизни к психологическим качествам личности, к надежности и гибкости индивидных систем жизнеобеспечения, к возможности проявления субъектной позиции в условиях повседневной жизни (Го Ю.. Дагданов Г.Б.. Кацуки С. Cleary Т.. Stolz К.. Thompson L.)

В предварительных выводах по первой главе сделаны обобщающие заключения по результатам теоретического анализа литературных источников, представленных в первой главе.

II глава «Использование психофизиологических показателей в структуре учебно-воспитательного процесса подготовки спортсменов» состоит из двух частей. В первой части рассматривается проблема адаптационных ресурсов организма, критериев их оценки и ее значение в спортивной деятельности. Стрессогенный характер большинства действующих факторов современной техногенной цивилизации определяется их «филогенетической неадекватностью природе человека» (Агаджанян Н.А.). В связи с этим исследования явлений, способов и механизмов адаптации получили статус «проблем века» (Бодров В.А., Медведев В.И., Казначеев В.П., Меерсон Ф.З., Панин Л.Е. и др.). Основанием для теоретических обобщений по данной проблеме явились результаты многочисленных прикладных исследований в области физиологии и гигиены труда; спортивной, космической и океанической медицине; климатологии; клинической патологии, психологии спорта (Аболин Л.М., Аулик И.В., Березин Ф.Б., Бушов Ю.В., Вяткин Б.А.. Меерсон Ф.З., Казначеев В.П., Леонова А.Б., Маришук В.П., Федоров Б.М.).

Предметом психологического анализа адаптации выступают разнообразные поведенческие стратегии индивида. В отечественной психологии ведущим является тезис об активности психического отражения и активности субъекта (Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Леонтьев А.Н., Петровский В.А.). Рассмотрение человека в качестве субъекта адаптации (как антитеза объекту) позволяет перейти от случайно-стохастического описания адаптационных явлений к темпорально-ориентированной схеме, при которой адаптация приобретает направление, задаваемое прогнозируемыми субъектом целью или результатом (П.К.Анохин, В.И.Баландин, О.А.Конопкин).

Объективность адаптационных процессов, определяется так называемой «ценой адаптации» или «физиологической ценой» — степенью напряжения организма и величиной израсходованных функциональных резервов (Р.М.Баевский, Н.Н.Данилова, В.П.Казначеев, В.П.Марищук, Ф.З.Меерсон).

Многообразие адаптационных состояний, обусловленное их динамичностью и индивидуальной вариативностью, актуализирует проблему оценочных критериев. Психофизиологическое направление изучения адаптивного поведения человека имеет определенные ограничения, обусловленные действием психологического фактора, который оказывает определяющее влияние на протекание адаптационных процессов и их результат (Аболин Л.М.. Аулик И.В.. Вяткин Б.А.. Данилова Н.Н.. Ильин Е.П.. Маклаков А.Г.. Прохоров А.О.). Проблема целесообразности фенотипической адаптации в аспекте индивидуальных возможностей ее регуляции или меры участия субъекта в формировании и переживании собственных состояний приобретает особое значение в спорте, «максимальный» характер которого задается основной целью спортивной деятельности — «достижение, выявление и сравнение предельных физических и психических возможностей людей» (Джамгаров Т.Т.. Пуни А.Ц.). Р.М.Баевский относит спортсменов к

«группе риска» с высокой вероятностью снижения адаптационных возможностей организма вследствие постоянного действия высоких психоэмоциональных и физических нагрузок.

Экстремальные условия спортивной деятельности — одна из основных причин пристального внимания врачей, физиологов, психофизиологов, валеологов, психологов к оценке функциональных резервов организма у спортсменов (Фарфель B.C.). Особый интерес с точки зрения оценки напряжения регуляторных механизмов представляют функциональные состояния спортсменов на разных этапах тренировочного процесса.

Среди физиологических методов контроля за состоянием вегетативной нервной системы широкое признание и распространение получил математический анализ сердечного ритма по Р.М.Баевскому (Воробьев В.М., Чебаков В.П., Гизатуллин Р.Х., Данилова Н.Н.. Зараковский Г.М., Коркушко О.В., Марищук В.П., Bemston G.G., Eichler S., Katkin E.S., Fox N.A., Porges S.W.).

Сравнительному анализу вегетативного статуса и его динамики в ходе тренировочного цикла у спортсменов посвящена следующая часть второй главы — «Сравнительный анализ динамики статистических характеристик сердечного ритма у спортсменов-атлетов и представителей боевых единоборств на разных этапах тренировочного процесса».

Исследование методом вариационной пульсометрии проводилось в продолжение месяца, в течение которого спортсмены обеих групп находились в обычном тренировочном режиме, исключающего подготовку к каким-либо значительным соревнованиям. В исследовании принимали участие только мужчины. Первую группу составили 22 студента спортивного факультета УдГУ, занимающиеся атлетическими видами спорта (лыжные гонки, спортивная. ходьба, игровые виды, спортивная-гимнастика). Во вторую группу вошли 18 представителей службы охраны (г.Чайковский), регулярно занимающихся боевыми единоборствами (каратэ-до, каратэ-киокусинкай, кикбоксинг) под наблюдением и руководством опытного инструктора. Средний возраст в первой группе составил 19,4 года, в группе боевых единоборств — 24,5 года. Сердечный ритм записывали в положении лежа, до и после тренировки. С каждым участником исследования проводилась пятикратная запись ВПМ. Для оценки вариабельности сердечного ритма использовался традиционный набор статистических показателей: мода (Мо). амплитуды моды (АМо). вариационный размах (ДХ), среднее (М). среднеквадратичное отклонение Кроме того рассчитывались следующие специальные индексы — индекс напряжения (ИН). вегетативный показатель ритма (ВПР). индекс вегетативного равновесия (ИВР) и показатель стабильности ритма (ПСР)Ю

В ходе данного исследования решались следующие задачи:

1) изучение вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы у спортсменов различных видов спортивной специализации в двух ситуациях — до тренировки и после тренировки:

2) сравнительное исследование характера динамики показателей вегетативной регуляции в двух группах спортсменов.

Результаты первого замера (до и после тренировки) у каждого спортсмена рассматривались в качестве фоновых для последующей оценки направления и динамики изменения показателей сердечного ритма. При анализе результатов использовали положение двухконтурной модели регуляции Р.М.Баевского о том, что симпатической регуляции проявляется в низкой вариабельности сердечного ритма, которая описывается статистически уменьшением разброса длительности и сокращением

продолжительности кардиоинтервалов (М), ростом числа однотипных по продолжительности и наиболее часто встречаемых интервалов (АМо). Согласно авторской интерпретации, показатель индекса напряжения (ИН) отражает не только степень напряжения регуляторных механизмов, но и позволяет говорить о преобладающей активности симпатического или парасимпатического отдела вегетативной нервной системы.

Сравнительный анализ динамики статистических характеристик сердечного ритма (с использованием непараметрических критериев — таблицы сопряженности признаков и и-критерия Манна-Уитни) у спортсменов разной спортивной специализации позволил установить существование связи между особенностями вегетативной регуляции сердечнососудистой системы и видом спортивной специализации. Обобщение полученных результатов в виде различий между участниками исследования представлены в предварительных выводах по втором главе:

1) сравнительный анализ динамики статистических характеристик сердечного ритма в двух ситуациях (до и после тренировки) показал, что представители атлетических видов спорта отличаются от единоборцев выраженными симпатико-тоническими изменениями сердечного ритма, свидетельствующих о более высоком напряжении регуляторных механизмов;

2) получены статистически достоверные различия между показателями естественной вариабельности сердечного ритма у спортсменов различной спортивной специализации в состоянии покоя — величина индекса напряжения у спортсменов-атлетов по абсолютным значениям превосходит таковую в группе спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами, и имеет больший диапазон вариабельности:

3) показано преобладание симпатико-тонических реакций на нагрузку в группе спортсменов, занимающихся атлетическими видами спорта, и реакций ваготонического типа — у представителей боевых единоборств

Таким образом, результаты проведенного психофизиологического исследования свидетельствуют о том, что занятия боевыми единоборствами обеспечивают на индивидном уровне реагирования лучшую вегетативную регуляцию адаптационных механизмов, как в состоянии относительного покоя, так и при физической нагрузке.

Сравнительному анализу личностных проявлений в предпочитаемом виде спортивной деятельности был посвящен ряд специальных психодиагностических

исследований, результаты которых представлены в главе III «Структурно-системный анализ личностных компонентов у спортсменов разных специализаций». Глава состоит из трех частей, материал для которых выстраивался как изложение результатов соответствующего психодиагностического исследования.

В первой части «Личностно-смысловыс аспекты мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами»(п.3Л.) поднимаются вопросы мотивов человеческого поведения, смыслообразования и возможностей эмпирических исследований личностно-смыслового аспекта мотивации (Асмолов А.Г., Василюк Ф.Е.. Вилюнас В.К., Иванников В.А.. Насиновская Е.Н., и др.). Методологической основой организации и проведения психодиагностического исследования выступила классификация мотивов, предложенная А.Н.Леонтьевым. Дифференциация «только знаемых» и «реально действующих» мотивов позволяет на операциональном уровне решать проблему «побудителей» человеческой деятельности (мотивы-стимулы) и ее смыслообразующего начала в виде смыслообразующих мотивов. Одним из основных субъективных признаков смыслообразующего мотива является ощущение индивидом внутренней необходимости действия. Е.Н.Насиновская предлагает различать личностный смысл и прагматический смысл, последний выполняет функции побуждения в системе адаптивных социальных взаимодействий. Прагматический смысл релевантен внешним мотивам-стимулам, которые не имеют непосредственного отношения к смысловой сфере личности. Внутренние мотивы-стимулы принадлежат этой сфере и потенциально являются смыслообразующими мотивами, хотя актуально могут не проявлять своей смыслообразующей функции. Личностный смысл имеет две основные формы субъективной презентации — в виде личностно-значимого переживания (Василюк Ф.Е.). либо в виде его вербализации. (Вилюнас В.К.). Одним из ключевых для нашего исследования стало положение А.Н.Леонтьева об иерархическом доминировании смыслообразующих мотивов, которое имеет релятивный характер.

Эмпирическим материалом для первой части послужили результаты стандартизированного интервью, а также свободные высказывания участников во время и после тренировок. Предметом интервью выступили:

— начальные мотивы спортивных занятий и их дальнейшее развитие под действием систематических занятий и достигаемых успехов;

— субъективные критерии восприятия и оценки избранного вида спорта и занятий единоборствами:

— психологическое состояние во время соревнований и после поражения.

В интервью приняли участие 31 студент III курса спортивного факультета Удмуртского государственного университета, занимающиеся различными атлетическими видами спорта: 39 сотрудников службы охраны Пермтрансгаз, которые по роду деятельности в обязательном порядке регулярно занимаются различными видами боевых единоборств: 21 спортсмен из спортивного клуба боевых единоборств «Орден Добра» (г. Чайковский).

Использование контент-анализа в обработке ответов позволило выделить и содержательно описать разнообразные группы мотивов прихода в спортивные секции участников интервью. В целях сравнительного анализа выделенные группы были объединены в три основные категории — внешние мотивы-стимулы, внутренние мотивы-стимулы, смыслообразующие мотивы. К внешним мотивам-стимулам были отнесены мотивационные группы ответов, в которых респондентами подчеркивался внешний характер инициации принятия решения о спортивных занятиях. В качестве дифференциального критерия смыслообразующих мотивов выступала аффективная окраска ответа.

Распределение основных начальных мотивов в трех группах респондентов имело следующий вид: в группе студентов-спортсменов 41% ответов были отнесены к внешним мотивам-стимулам, 51% — к внутренним мотивам-стимулам, 8% — к смыслообразующим мотивам; соответствующие показатели в группе охраны - 20%, 33% и 36%. Все ответы (100%) респондентов из спортивного клуба «Орден Добра» были отнесены в группу смыслообразующих мотивов. Полученные различия имели статистически достоверный характер по хи2-критерию (р=0,05), а использование таблицы сопряженных признаков подтвердило гипотезу о связи признаков — преобладающего мотива и предпочитаемого вида спортивной деятельности. Объяснение полученным результатам было дано исходя из анализа различий в целевой ориентации спортивных секций. Так, в традиционных спортивных секциях, в которых осуществляется первичный отбор и классификация будущих спортсменов, физические возможности и способности рассматриваются в качестве гаранта социального признания личности спортсмена. В то время как в секциях боевых единоборств, прежде всего личностное развитие спортсмена и его способность к психологическому самосовершенствованию рассматривается в качестве определяющего критерия и необходимого условия физического совершенства.

Для сравнительного анализа перечисленных респондентами качеств, необходимых для занятий избранным видом спорта, была проведена их дополнительная классификация. Всего было выделено семь групп качеств: общефизической подготовки (ОФП); тактико-технические (ТТ); социально-психологические (СП); психологические (П); нравственные (Н); результативно-продуктивные (РП); эстетические (Э).

Различия в распределении необходимых для спортивных занятий качеств (по хи2-критерию) имеют статистически достоверный характер (р=0,05), что позволяет говорить о наличии связи между специфическими признаками субъективного образа предпочитаемого вида спортивной деятельности и видом спортивной специализации. Полученные результаты делают возможным дифференциацию атлетических видов спорта и боевых единоборств по субъективному критерию. Так, если для представителей атлетических видов спорта на первом месте по значимости находятся психологические качества и совершенно не представлены тактико-технические и эстетические качества, то для представителей боевых единоборств определяющими являются характеристики общефизической и специальной подготовки. Респонденты из группы охраны занимают

промежуточное положение между двумя другими группами, как по абсолютным значениям результатов, так и по характеру их распределения.

Сравнительный анализ самооценки психологического состояния во время соревнований (спарринга) не обнаружил достоверных количественных различий в типах реакций у участников интервью. Характерным для респондентов трех групп является преобладание стенических эмоций, высокая степень мотивированности, предельная собранность и концентрация на конечной цели соревнований (поединка).

Классификация типов эмоциональных реакций участников интервью на поражение в спортивной борьбе, с последующим статистическим анализом позволил установить связь таких признаков, как вид спортивной специализации и тип реакции (деструктивный — продуктивный), а также стаж занятий боевыми единоборствами и тип эмоциональной реакции. Полученные результаты свидетельствуют о том, что для спортсменов-атлетов типичны деструктивные переживания после спортивного поражения, в то время как для представителей боевых единоборств характерны позитивно-философские и продуктивно-результативные переживания. Вместе с тем, результаты использования сопряженных таблиц свидетельствует о наличии связи между стажем занятий боевыми единоборствами и типом эмоциональной реакции — с ростом стажа занятий аффективный компонент реакции на происходящее все больше вытесняется рациональными суждениями и оценками собственных достижений. Таким образом, побочным продуктом занятий боевыми единоборствами является интериоризация оценочных критериев и формирование на их основе собственно личностных критериев личностного роста и физического совершенствования.

Результаты психодиагностического исследования характерологических черт личности с использованием 16-ти факторного опросника Кэттелла изложены во втором параграфе «Характерно-стилевые особенности поведения спортсменов как показатель ведущего типа регуляции деятельности». В исследовании, которое имело характер анонимной ситуации (протоколы заполнялись самими участниками и подписывались только по желанию) приняли участие 82 человека. Участники исследования составили три группы: 30 спортсменов-студентов спортивного факультета УдГУ; 39 представителей службы охраны Пермтрансгаз; 13 спортсменов из спортивного клуба «Орден Добра» (г. Чайковский). Группа студентов представляла атлетические виды спорта, две другие группы — боевые единоборства.

В результате анализа распределения результатов в трех группах участников исследования были составлены их обобщенные психологические портреты.

Для студенческой группы типичными чертами являются: высокая совестливость и ответственность тактичность и расчетливость самоконтроль и организованность ^3), эмоциональная устойчивость (С), общительность (А), жизнерадостность (Б1). склонность к лидерству (Е). энергичность и смелость (Н). прагматичность (М). конформизм ^2) и консерватизм ^1).

Для представителей группы службы охраны были выделены следующие характерологические особенности:

— преобладание в группе высоких значений по фактору С («Сила Я») и по фактору О (сила «Сверх-Я»). Полученные результаты могут быть следствием искусственного профотбора. Очевидно, что такие свойства, как социальная ответственность, моральная стойкость, аккуратность и эмоциональная устойчивость являются определяющими при профессиональном отборе в службы, связанные с ношением и использованием оружия;

— преобладание лиц с высокими значениями пармии (Н) и харрии (I) или черт маскулинности, которые проявляются в смелости, дерзости, жесткости и реалистичности;

— низкие значения подозрительности (Ь) и мечтательности (М). Первое качество свидетельствует об отсутствии невротических тенденций, второе — отражает реалистичность и практичность целевых установок жизнедеятельности участников группы;

— дополнительным аргументом в пользу приоритета психического здоровья является преобладающая тенденция к гипертимии (О);

— преобладание в группе радикализма, как свойства когнитивно-личностной

— высокие значения по шкале самоконтроля и умения подчиняться правилам ^3). Отсутствие в группе результатов, свидетельствующих о наличии у ее участников признаков импульсивности или неорганизованности;

— отсутствие признаков напряженности вследствие фрустрации базовых потребностей. Преобладающие значения по шкале Q4 позволяют говорить о невозмутимости, спокойствии и расслабленности участников группы.

Обобщенный психологический портрет спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами в спортивном клубе, содержит следующие характерные признаки:

— преобладание высоких значений эмоциональной устойчивости (С), совестливости и ответственности (О), самоконтроля ^3);

— отсутствие высоких значений по шкале мягкосердечности (I) и подозрительности (Ь).

По результатам кластерного анализа внутри каждой группы участников были выделены близкие профили с рагличным уровнем значимости. На основе анализа индивидуальных профилей, составляющих полученные кластеры, отдельные характерно-стилевые особенности поведения были объединены в три группы свойств:

— энергетические поведенческие характеристики, отражающие энергетический уровень жизнеобеспечения — общительность, самоуверенность, смелость, жизнерадостность;

— адаптивно-приспособительные (АП): поведенческие качества, обеспечивающие адекватную социальную адаптацию — добросовестность и ответственность, пунктуальность и осмотрительность, умение подчиняться правилам:

— ауторегуляторные (АР) — поведенческие свойства, обеспечивающие и поддерживающие оптимальный уровень личностной жизнедеятельности — эмоциональная устойчивость, самодостаточность, открытость, ненапряженность.

Различные сочетания выделенный классов черт, с учетом их биполярности, позволяют выделить восемь характерологических типов, различающихся ведущим уровнем регуляции поведения. В нашем исследовании были описаны пять типов, которые можно объединить в группы по принципу ведущего уровня регуляции поведения. Так, группы (АР-АГТЭ*) И (АР~АП*Э—) характеризуются ведущим уровнем индивидной регуляции, обеспечивающей социально-нормативное поведение; а группы и

(АР+АП Э—) содержательно отражают ведущее значение в жизнедеятельности их представителей личностной регуляции. Группа (АР*АП*Э*) занимает промежуточное положение в связи с тем, что в ней ауторегуляторные и адаптивно-приспособительные черты имеют равно высокую выраженность на фоне не менее высоких энергетических характеристик поведения.

60 50 40

JS 30 20 10 0

W'

1 V 1 •

А

—I "" п

>□ студент ы-спортсмемы. i ■ служба охраны ■ '□спортсмены

Распределение результатов 16 РР, полученных в трех группах участников исследовании, по поведенческим типам с разным уровнем регуляции По оси абсцисс — ведущие уровни регуляции I — личностный; II — индивидный (социально-нормативный); 11V — смешанный.

Проверка гипотезы о независимости признаков (тип спортивной специализации — ведущий уровень регуляции) методом сопряженных таблиц с использованием ХИ*-критерия подтвердила альтернативную гипотезу о существовании связи между указанными признаками (р = 0,01). Таким образом, если для представителей атлетических видов спорта ведущим уровнем регуляции поведения является индивидный, обеспечивающий и поддерживающий механизм социальной адаптации спортсмена, то для лиц, занимающихся боевыми единоборствами, таковым является личностный уровень.

Результаты психодиагностического исследования самоотношения у спортсменов различной специализации составили материал третьего параграфа «Структурно-психологический анализ содержания самоотношения как показатель проявленной субъектности спортсмена». В психодиагностическом исследовании самоотношения (по одноименной методике С.Р.Пантилеева) у спортсменов различной специализации приняли участие 76 человек, из которых — 35 представителей боевых искусств (основная группа)

и 41 студент третьего курса спортивного факультета УдГУ (контрольная группа). К участию в исследовании привлекались только юноши.

Для описания результатов психодиагностического исследования привлекался магематико-статистический анализ с использованием таблиц сопряженности и непараметрического хиг-критерия. Предметом качественного анализа выступили вопросы отдельных шкал, ответы на которые характеризовались высокой внутригрупповой согласованностью.

Спортсменов обеих групп отличают высокие показатели личностной самодостаточности и удовлетворенности актуальным состоянием развития, доминирование чувства симпатии к себе в виде «дружеского самопринятия», отсутствие признаков невротизации в виде крайних форм самообвинения.

Сравнительный анализ результатов опроса в группе спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами, позволяет выделить в качестве отличительных признаков самоотношения следующие: уверенность в себе; развитые качества саморуководства в различных сферах личностной самореализации; низкие показатели амбивалентности и внутриличностной конфликтности.

Для спортсменов из группы атлетических видов характерна психологическая открытость, в виде готовности признать свои недостатки и негативные качества. Полученные результаты свидетельствуют в пользу того, что атлетические виды спорта в большей степени способствуют развитию чувства самоценности у спортсменов. Однако преобладание эмоционального компонента в структуре переживания собственной ценности определяет его неустойчивость и высокий риск проявления личностной амбивалентности в социально значимых ситуациях. Косвенным подтверждением этому являются показатели внутренней конфликтности, которые статистически достоверно выше по сравнению с аналогичными показателями в основной группе.

Проведенный качественный анализ ответов спортсменов на отдельные пункты опросника позволил дифференцированно описать психологическое содержание различных аспектов самоотношения. Так, например, при оценке себя по параметру самоуверенности у представителей боевых единоборств на первом месте (по частоте утвердительных ответов) находится способность брать на себя ответственность и принимать решения в сложных ситуациях, в то время как в группе спортсменов-атлетов — надежность и наличие самоуважения. По параметру «саморуководство» спортсмены основной группы имеют одинаково высокие показатели в отношении трех возможных объектов управления — самого себя, мнения окружающих людей, жизненных событий. В контрольной группе статистически значимыми являются лишь показатели саморуководства по отношению к самому себе. Рассматривая свойства саморуководства в качестве показателя субъектности позиции индивида, можно заключить, что проявление субъектности спортсменов контрольной группы не распространяется на такие сферы личной жизнедеятельности, как социальное мнение и события собственной жизни.

Дальнейший сравнительно-психологический анализ предполагал рассмотрение полученных результатов по девяти шкал в аспекте трех факторов-модальностей, выделенных С.Р.Пантилеевым: самоуважение (саморуководство, самоуверенность, отраженное самоотношение, закрытость), аутосимпатия (самопривязанность. самоценность, самопринятие), самоуничижение (внутренняя конфликтность, самообвинение). Сопоставление результатов двух групп по каждому фактору с учетом уровня и распределения сравниваемого признака осуществлялось с использованием непараметрического критерияф-углового преобразования Фишера

Фактор самоуважения, содержание которого задают четыре первые шкалы, выражает оценку индивида собственного «Я» по отношению к социально-нормативным критериям В соответствии с содержанием указанных шкал такими критериями выступают — целеустремленность, воля, успешность, моральность, социальное одобрение и пр. Поскольку общая «величина» самоуважения будет определяться высокими самооценками по данным критериям, в целях количественной обработки стеновые значения (результаты обеих групп) рассматривались в двух измерениях — низкие значения (до 5,5 стенов) и высокие значения (свыше 5,5 стенов). Процентное соотношение высоких и низких самооценок в двух группах испытуемых представлено на рисунке.

90 80 70 60 50 40 30 20 10 0

Показатели интегративного фактора «самоуважение» в двух группах спортсменов По оси ординат — %

Полученное эмпирическое значение ф-критерия (фэ.=4.79 при фкр=2.31. р=0.01) позволило отвергнуть нулевую гипотез) об отсутствии различий между группами — высокие оценки себя по отношению к социально значимым критериям, нормам и эталонам в основной группе встречаются чаще, чем в контрольной.

Фактор аутосичпатии составляют V, VI и VII шкалы, отражающие эмоциональное отношение (и переживания, связанные с ним) к собственном) «Я». В отличие от предыдущего фактора, аутосимпатия исключает какое-либо сравнение и сопоставление с внешними (по отношению к «Я») нормами-эталонами. Значение эмпирического ф-критерия подтверждает статистическую гипотезу об отсутствии различий между

результатами двух групп.

высокая самооценка низкая самооценка

Третий фактор — «самоуничижение» — представлен двумя последними шкалами, которые объединяет наличие отрицательного эмоционального отношения к себе, содержащегося в каждой из этих шкал. Вопрос о выделении негативного отношения личности к себе («антипатии к себе») в отдельный фактор получил психодиагностическое и теоретическое обоснование, а именно — существование защитного механизма на уровне самосознания от отрицательных эмоций в целях поддержания общего самоуважения на относительно постоянном уровне (С.Р.Пантилеев; В.В.Столин).

Проверка статистической гипотезы об отсутствии различий в распределении показателей сильной антипатии у спортсменов основной и контрольной групп не подтвердилась (фэ.= 1,87 при фкр.=1,64, р=0,05). Итак, в основной группе (спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами) доля лиц, отличающихся выраженной

антипатией к себе, меньше, чем в контрольной группе (спортсменов, занимающихся атлетическими видами спорта).

Показатели интегративного фактора «самообвинение» в двух группах спортсменов По оси ординат — %

Таким образом, анализ вторичных факторов, характеризующих интегративную оценку отношения личности к себе, свидетельствует в пользу преобладания продуктивной структуры самоотношения у спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами. Указанную группу отличают высокие показатели самоуважения, основой которого является высокая самооценка спортсменов по социально значимым критериям. Кроме того, низкие показатели «самоуничижения», полученные на фоне высокой аутосимпатии, позволяют говорить о психологической согласованности разнообразных аспектов внутренней и внешней жизни спортсменов, занимающихся боевыми искусствами.

В параграфе «Педагогическая модель формирования механизмов личностной саморегуляции спортсмена в процессе спортивно-тренировочной подготовки в секции боевых единоборств» на основе обобщения многолетнего опыта тренерской деятельности в спортивном клубе боевых единоборств «Орден Добра» (г.Чайковский) излагаются основные методические и дидактические принципы организации тренировочных занятий, обеспечивающих реализацию основой цели всякого вида боевых единоборств — совершенствование физических способностей, как необходимое условие личностного самосовершенствования и самореализации индивида.

Проведённые психодиагностические исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. В начальной мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами можно выделить три основные категории мотивов — внешние мотивы-стимулы, внутренние мотивы-стимулы и смыслообразующие мотивы. Для представителей боевых единоборств в качестве начальных мотивов абсолютно преобладающими выступают внутренние мотивы-стимулы и смыслообразующие мотивы. Для представителей атлетических видов спорта на начальном этапе физических занятий характерно преобладание внешних мотивов-стимулов.

2. Выявленные различия в целевых ориентациях традиционных спортивных секций и спортивных секций боевых единоборств касаются, прежде всего, соревновательной деятельности. Если в традиционных спортивных секциях соревнование выступает социальным инструментом выявления самого достойного, то в секциях боевых единоборств соревнование является средством личностной и физической самоидентификации спортсмена, задающей направление дальнейшей работы по самосовершенствованию. Отсюда — различия в субъективном образе предпочитаемых видов спортивной деятельности. Для спортсменов-атлетов на первом месте по значимости находятся психологические качества, для представителей боевых единоборств — характеристики общефизической и специальной подготовки.

3. Имеются достоверные различия в типах эмоциональных реакций на поражение в спортивной борьбе — для спортсменов-атлетов типичны деструктивные переживания, для представителей боевых единоборств — позитивно-философские и продуктивно-результативные переживания.

4. На основе сравнительного анализа проявлений характерно-стилевых особенностей поведения у спортсменов-атлетов и представителей боевых единоборств выделены и описаны характерологические типы, различающиеся ведущими уровнями регуляции поведения. Характерологические проявления спортсменов-атлетов отличаются ведущим уровнем индивидной регуляции, обеспечивающей и поддерживающей психологические механизмы социальной адаптации. Характерно-стилевые особенности поведения лиц, занимающихся спортивными единоборствами, содержательно отражают ведущее значение в их жизнедеятельности личностной регуляции поведения.

5. Общими чертами самоотношения спортсменов-атлетов и представителей боевых единоборств являются высокие показатели личностной самодостаточности и удовлетворенности актуальным состоянием развития, чувство симпатии к себе и отсутствие признаков невротизации. Отличительными признаками самоотношения выступают:

— у единоборцев — уверенность в себе; развитые качества саморуководства в различных сферах личностной самореализации; низкие показатели амбивалентности и внутренней конфликтности;

— у спортсменов-атлетов — психологическая открытость, чувство исключительной самоценности, внутренняя конфликтность.

6. Проявление субъектности спортсменов-атлетов не распространяется на такие сферы личной жизнедеятельности, как социальное мнение и события собственной жизни. Продуктивный характер структуры самоотношения спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами, свидетельствует о высоком уровне согласованности разнообразных аспектов их внутренней и внешней жизни.

7. Полученные результаты подтверждают предположение о проявлении различий в ценностно-целевых ориентациях между современными видами спорта и традиционными (восточными) боевыми единоборствами на всех уровнях организации спортивной жизнедеятельности спортсменов. Психологический анализ содержания учебно-воспитательного процесса подготовки спортсменов подтверждает необходимость реализации внутри этого процесса педагогической задачи формирования механизмов личностной саморегуляции.

Материалы диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. Кузнецов В.В. Психологические аспекты и проблемы саморегуляции// Российское государство: прошлое, настоящее, будущее: Материалы VI научной конференции.- Ижевск, 2001.- С.127-128.

2. Кузнецов В.В. Проблема адаптационных ресурсов организма, критериев их оценки и ее значение в спортивной деятельности. // VI Российская университетско-академическая научно-практическая конференция: Доклады и выступления. - Ижевск, 2ООЗ.-С. 94-106.

3. Кузнецов В.В. Философско-психологические аспекты проявления субъективности и совершенствования личности в традиционном китайском искусстве боевых единоборств. // Материалы научной конференции по проблемам психологии. -Сочи, 2004.-С. 171-180.

4. Кузнецов В.В. Психология личностных достижений в спортивной деятельности.//Психолого-педагогические исследования: поиски и перспективы: Тезисы докладов научно-практической конференции. - Ижевск, 2004. - С. 47-51.

Отпечатано с оригинал-макета заказчика

Подписано в печать 28.07.2004. Формат 60x84/16. Тираж 100 экз. Заказ № 1255.

Типография Удмуртского государственного университета 426034, Ижевск, ул. Университетская, 1, корп. 4.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кузнецов, Валентин Владимирович, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТИ И СУБЪЕКТА В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В ИССЛЕДОВАНИИ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА.

1.1. Теоретический анализ категорий личности и субъектности как психологических феноменов индивидуального бытия.

1.2. Психология личностных достижений в спортивной деятельности.2$

1.3. Философско-психологические аспекты проявления субъектности и совершенствования личности в традиционном китайском искусстве боевых единоборств.

Предварительные выводы по первой главе.

ГЛАВА И. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТРУКТУРЕ УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ.

2.1. Проблема адаптационных ресурсов организма, критериев их оценки и ее значение в спортивной деятельности.

2.2. Сравнительный анализ динамики статистических характеристик сердечного ритма у спортсменов-атлетов и представителей боевых единоборств на разных этапах тренировочного процесса.

Предварительные выводы по второй главе.

ГЛАВА III. СТРУКТУРНО-СИСТЕМНЫЙ АНАЛИЗ ЛИЧНОСТНЫХ КОМПОНЕНТОВ У СПОРТСМЕНОВ РАЗНЫХ

СПЕЦИАЛИЗАЦИЙ.

3.1. Личностно-смысловые аспекты мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами.

3.1.1. Результаты интервьюирования студентов-спортсменов.

3.1.2. Результаты интервьюирования сотрудников службы охраны.

3.1.3. Результаты интервьюирования представителей спортивного клуба боевых единоборств.-.

3.2. Характерно-стилевые особенности поведения спортсменов как показатель ведущего типа регуляции деятельности.

3.3. Структурно-психологический анализ содержания самоотношения как показатель проявленной субъектности спортсмена.

3.4. Педагогическая модель формирования механизмов личностной саморегуляции спортсмена в процессе спортивно-тренировочной подготовки в секции боевых единоборств.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологический анализ проявления субъектно-личностных свойств спортсменов как показателя успешности их деятельности"

Актуальность исследования. Одной из отличительных черт современной эпохи можно назвать нарастающую диссоциацию между актуальным состоянием психофизических характеристик человека и уровнем техногенного развития современной ему цивилизации. Центральным механизмом, обеспечивающим воспроизводство антропосоциогенетического кризиса на различных уровнях организации индивидуальной жизни, является противоречие между стремлением индивида к самосохранению через приспособление к требованиям среды (в т.ч. социальной) и личностной активностью, реализующей преобразующе-субъектные качества индивида (Зинченко В.П., Петровский В.А., Фельдштейн Д.И.).

Спорт, как особая форма социальной жизни и специфический вид деятельности человека, отражает все кризисные явления, свойственные обществу в целом (Матвеев Л.П., Платонов В.Н.). Бурный прогресс спорта, как социального явления, имеет результирующим эффектом превращение его в целую индустрию производства и потребления зрелищных спортивных состязаний. В этих условиях, а также вследствие непрерывного роста спортивных достижений, современный спорт все чаще рассматривается в качестве модели экстремальных условий или «экспериментального полигона» для изучения адаптационных резервов человека — физиологических, психофизиологических, психологических, — в отношении воздействия стрессовых факторов (Вяткин Б.А., Ильин Е.П., Марищук В.П., Фарфель B.C., и др.).

Гонка за спортивными достижениями, характерная для западной традиции развития спорта, не только повышает «физиологическую цену» этих достижений (Баевский P.M., Данилова Н.Н.), что гораздо важнее — элиминирует необходимость в проявлениях субъектной активности и личностной позиции спортсмена. Последний все чаще становится объектом непрерывного тренировочного процесса, характеризующегося экспоненциальным ростом нагрузок, и эмоциональных стрессов соревнований.

Совершенно иной подход к физической культуре индивида демонстрируют восточные культуры. Поиск, разработка, воспроизведение в череде поколений богатейшего арсенала средств и методов целенаправленной регуляции психических процессов и состояний человека, управления его психической деятельностью, ориентированы, в конечном итоге, на формирование субъектных качеств у носителя культурных традиций. Субъектность, как возможность самовыражения и творческой самореализации, служит гарантом «культурной преемственности» (Абаев Н.В., Васильев Л.С.). Основными «носителями» практик психического и личностного самосовершенствования являются школы боевых единоборств, гармонично соединяющие физические тренировки, кодекс этических норм и психофизические приемы психической саморегуляции (Вонг Е., Го Ю., Дагданов Г.Б., Накаями М.).

Широкое распространение спортивных секций и школ боевых единоборств в современном мире обусловлено не столько реакцией общественности на повышение требований к адаптационным резервам организма в виде надежности и гибкости индивидных систем жизнеобеспечения, сколько выраженной потребностью современного человека в возможности проявления субъектной активности и личностной самореализации.

Имеющиеся в современной психологии методологические, теоретические и эмпирические исследования по таким проблемам, как субъектность человека «новой формации» (Абульханова-Славская К.А., Ананьев Б.Г., Асмолов А.Г., Габдреев Р.В., Мамардашвили М.К., Фельдштейн Д.И., Щедровицкий Г.П.); повышение эффективности адаптации человека к воздействию стрессовых факторов (Березин Ф.Б., Бушов Ю.В., Завалова Н.Д., Леонова А.Б., Медведев В.И., Наенко Н.И., Прохоров А.О., Сировский Э.М., Смирнов Б.Н., и др.); человеческий фактор в тренировочном процессе и субъект обучения (Вяткин Б.А., Ильин Е.П., Кретти Б., Пилоян Р.А., Родионов А.В.), активно используют модель спортивной деятельности. Однако исследовательский анализ и обобщения только в рамках западной ориентации развития спорта представляется недостаточным, поскольку, будучи по форме и функциям социальным институтом, спорт высоких достижений воплощает в себе не только проблемы современного ему общества, но и в «снятом» виде отражает доминирующие в обществе социальные и педагогические технологии «работы» с личностью. Обнаружить их достоинства и недостатки возможно, в том числе, посредством сравнительного анализа с моделями иной культурной и ценностно-целевой ориентации.

Цель исследования: сравнительный анализ нормативных требований учебно-воспитательных систем подготовки спортсменов в современных атлетических видах спорта и боевых (восточных) единоборствах и их влияния на ценностно-целевые установки спортсменов.

Объект исследования: психологическое содержание учебно-воспитательной организации тренировок, соревнований и режима жизни у спортсменов различных видов спортивной специализации.

Предмет исследования: процесс формирования и проявления субъектно-личностных свойств спортсменов на разных уровнях функционирования организма и организации спортивной деятельности.

Гипотеза исследования: различная направленность нормативных требований учебно-воспитательного процесса при подготовке спортсменов атлетических видов спорта и боевых (восточных) единоборств проявляется в ценностно-целевых ориентациях спортсменов на разных уровнях организации индивидуальной жизнедеятельности. Преодоление в боевых единоборствах разделения тренажа двигательных функций и их психической регуляции обеспечивает спортсмену, как объекту учебно-воспитательных воздействий, роль активного субъекта не только спортивно-тренировочного процесса, но и собственной жизнедеятельности.

В ходе исследования решались следующие задачи:

1) Теоретическое исследование проблемы личности и субъекта в современной психологии, ее значения для спортивной деятельности; сравнительный анализ культурных традиций в организации учебно-воспитательного процесса подготовки спортсменов.

2) Сравнительный анализ вегетативной регуляции в разных режимах функционирования у спортсменов различных спортивных специализаций, как психофизиологического показателя эффективности тренировочного процесса.

3) Сравнительно-психологическое исследование личностно-смысловых аспектов мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами.

4) Психодиагностическое исследование характерно-стилевых особенностей деятельности и структуры самоотношения у спортсменов разных спортивных специализаций.

5) Построение педагогической модели формирования механизмов личностной саморегуляции спортсмена в процессе спортивно-тренировочной подготовки в секции боевых единоборств.

Теоретической и методологической основой исследования выступили:

1) философско-мето дологическая концепция субъекта С.Л.Рубинштейна, развитая в работах Б.Г.Ананьева, Л.И.Анцыферовой, К.А.Абульхановой-Славской, А.В.Бушлинского и др.; традиции культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, получившие свое дальнейшее развитие в теоретических положениях о культурных «медиаторах» В.П.Зинченко, теории посредничества Б.Д.Эльконина и субъекта культуры М.К.Мамардашвили;

2) общая теория спорта и системы подготовки спортсменов Л.П.Матвеева и В.Н.Платонова; концепция саморегуляции О.А.Конопкина и В .И.Моросановой;

3) работы Н.В.Абаева и его учеников, а также отечественных и зарубежных синологов, посвященные изучению китайской культуры психической деятельности;

4) двухконтурная модель вегетативной регуляции сердечного ритма Р.М.Баевского, а также теоретические и практические исследования в области диагностики и прогнозирования функциональных резервов организма Ф.Б.Березина, Ю.В.Бушова, В.П.Казначеева, Е.П.Ильина, А.Б.Леоновой, В.И.Медведева, Н.И.Наенко, А.О.Прохорова и др.;

5) методология деятельностного подхода к анализу мотивов поведения А.Н.Леонтьева и ее практическая реализация в теории поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина.

Методы исследования. Для решения поставленных задач использовались: теоретический анализ специальной литературы по теме исследования и понятийно-терминологического аппарата; метод математического анализа сердечного ритма (вариационная пульсометрия) по Р.М.Баевскому; эмпирические методы опроса, наблюдения и интервьюирования; психодиагностические опросники — самоотношения С.Р.Пантилеева и 16-ти факторный опросник Кэттелла; методы непараметрической статистики.

Научная новизна работы и теоретическая значимость: проанализирована специальная (философская, культурологическая, психологическая, педагогическая, медико-спортивная) литература по теме исследования, обобщены и систематизированы методологические и теоретические подходы к анализу проблемы личности и субъекта в психологии спорта; впервые проведено сравнительное комплексное психофизиологическое и психодиагностическое исследование индивидных, личностных и субъектных свойств спортсменов-атлетов и лиц, занимающихся боевыми единоборствами; показано влияние занятий определенными видами спортивной деятельности на индивидуальные особенности вегетативной регуляции; выделены и описаны поведенческие типы с разными уровнями ведущей регуляции: личностным, индивидным и смешанным; установлена связь между преобладающим типом регуляции поведения и видом предпочитаемой спортивной деятельности; установлены и описаны различия в воздействии занятий атлетическими видами спорта и боевыми единоборствами на характер самоотношения у спортсменов.

Практическая значимость исследования заключается в его научно-практической направленности, связанной с принципиальной возможностью использования содержащихся в нем теоретических положений и выводов для совершенствования тренировочного процесса подготовки спортсменов-атлетов к соревнованиям, а также для развития и формирования у них необходимых личностных качеств. Результаты проведенного исследования могут быть использованы при организации учебно-тренировочного процесса и режима жизнедеятельности спортсменов. Разработана педагогическая модель формирования механизмов личностной саморегуляции спортсменов в процессе спортивно-тренировочных занятий боевыми единоборствами. Предложенное психодиагностическое обеспечение оценки проявления личностно-субъектных качеств у спортсменов используется в практической деятельности тренеров и инструкторов в секциях боевых единоборств (г.Чайковский).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Принципиальное различие между западными традиционными видами спорта и восточными боевыми единоборствами заключается в их ценностно-целевой направленности: для первых цель имеет интерсубъективный (социальный) характер, для вторых — интрасубъективный (внутриличностный) характер.

2. Психотехническая направленность боевых единоборств, реализуемая сочетанием методов психофизической тренировки и боевых техник, обеспечивает сохранение и поддержание оптимального психосоматического (функционального) состояния в виде вегетативного равновесия систем жизнеобеспечения на разных этапах тренировочной и соревновательной деятельности.

3. Отличительными признаками мотивации выбора занятий боевыми единоборствами является преобладание личностно-смысловых аспектов в виде внутренних мотивов-стимулов и смыслообразующих мотивов, что определяет специфические черты субъективного образа спортивной деятельности и тип эмоциональной реакции на спортивные поражения.

4. Предпочитаемый вид спортивной деятельности определяет структуру и содержательную специфику самоотношения спортсменов, а различные сочетания характерно-стилевых черт поведения отражают тип ведущей регуляции деятельности — индивидный и личностный. Первый обеспечивает адаптивное поведение индивида, второй — поддерживает высокий ауторегуляторный потенциал личности. Доказано преобладание индивидного типа регуляции в группе спортсменов-атлетов и личностного — у лиц, занимающихся боевыми единоборствами.

5. Модель технологии формирования нравственно-ценностных ориентаций у лиц, занимающихся боевыми единоборствами, в соответствие с выделенными типами саморегуляции деятельности.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и результаты исследования были предметом обсуждения на Российских университетско-академических научно-практических конференциях (г.Ижевск) в 2000, 2001, 2002 годах.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав основной части, выводов, заключения, библиографического списка

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Результаты проведенных психодиагностических исследований различных психологических компонентов личности спортсменов-атлетов и спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами, а также последующий структурно-системный анализ позволяют сделать следующие выводы:

1. В начальной мотивации спортивной деятельности и занятий боевыми единоборствами можно выделить три основные категории мотивов — внешние мотивы-стимулы, внутренние мотивы-стимулы и смыслообразующпе мо'шиы. Для представителей боевых единоборств в качестве начальных лк.швов абсолютно преобладающими выступают внутренние мотивы-стимулы и смыслообразующие мотивы. Для представителей атлетических видов спорта на начальном этапе физических занятий характерно преобладание внешних мотивов-стимулов.

2. Выявленные различия в целевых ориентациях традиционных спортивных секции и спортивных секций боевых единоборств касаются, прежде всего, соревновательной деятельности. Если в традиционных спортивных секциях соревнование выступает социальным инструментом выявления самого достойного, то в секциях боевых единоборств соревнование является средством личностной и физической самоидентификации спортсмена, задающей направление дальнейшей работы по самосовершенствованию. Отсюда — различия в субъективном образе предпочитаемых видов спортивной деятельности. Для спортсменов-атлетов на первом месте по значимости находятся психологические качества, для представителей боевых единоборств — характеристики общефизической и специальной подготовки.

3. Имеются достоверные различия в типах эмоциональных реакций на поражение в спортивной борьбе — для спортсменов-атлетов типичны деструктивные переживания, для представителей боевых единоборств — позитивно-философские и продуктивно-результативные переживания.

4. На основе сравнительного анализа проявлений характерно-стилевых особенностей поведения у спортсменов-атлетов и представителей боевых единоборств выделены и описаны характерологические типы, различающиеся ведущими уровнями регуляции поведения. Характерологические проявления спортсменов-атлетов отличаются ведущим уровнем индивидной регуляции, обеспечивающей и поддерживающей психологические мехашпчш социальной адаптации. Характерно-стилевые особенности поведения лиц, занимающихся спортивными единоборствами, содержательно отражаю! ведущее значение в их жизнедеятельности личностной регуляции поведения.

5. Общими мер i а ми самоотношения спортсменов-атлетов и представителей бое пых единоборств являются высокие показатели личностной самодостаточности и удовлетворенности актуальным состоянием развития, чувство симпатии к себе и отсутствие признаков невротизации. Отличительными признаками самоотношения выступают: у единоборцев — уверенность в себе; развитые качества саморуководства в различных сферах личностной самореализации; низкие показатели амбивалентности и внутренней конфликтности; у спортсмепои-а'тдет о г, — психологическая открытость, чувство исключительной самоценности, внутренняя конфликтность.

6. Проявление субъектности спортсменов-атлетов не распространяется на такие сферы личной жизнедеятельности, как социальное мнение и события собственной жизни. Продуктивный характер структуры самоотношения спортсменов, занимающихся боевыми единоборствами, свидетельствует о высоком уровне согласованности разнообразных аспектов их внутренней и внешней жизни.

7. Полученные результаты подтверждают предположение о проявлении различий в ценности о-целевых ориентациях между современными видами спорта и традиционными (восточными) боевыми единоборствами на всех уровнях организации спортивной жизнедеятельности спортсменов. Психологический апали . со, :ржания учебно-воспитательного процесса подготовки спортсменов п щтверждает необходимость реализации внутри этого процесса педа! огнческой задачи формирования механизмов I личностной саморегул я цп п.

Заключение

Мир катастрофически быстро изменяется, и то, что вчера казалось таким незыблемым и надежным, уже сегодня может потерять свою достаточность для существования. Информационный взрыв, экспансия рыночных отношении во все сферы социальной и индивидуальной жизни, существенные перестройки ценностных ориентаций — все эти симптомы современного мира бесконечно обсуждаются в широком диапазоне коммуникативных взаимоотношений. Социальный пессимизм распространяется на самые разные уровни общественного бытия и мысли. В такой ситуации культура, как концентрат тысячелетней истории поисков, находок, разочаровании и ошибок, гениальных догадок и сверхъестественных озарении, приобретает дополнительные психотерапевтические функции поддержки и придания смысла индивидуальному бытию.

При самой полно]! автоматизации человеческой жизни остаются незаполненными субъективные ниши личностной самореализации. Во все времена люди ищут не только смысл жизни, что гораздо важнее — они ищут ответ на вопрос о своем прет назначении в этой жизни. В этом аспекте стремление к совершенству — физическому, психическому, личностному — делает очевидным предположение человека о том, что его предназначение имеет предельные значения «сверхзадачи» или «миссии».

Одной из фундаментальных закономерностей человеческой жизни является постоянная неудовлетворенность человека наличными возможностями и средствами. Продуктивное значение этой неудовлетворенности — в ее интенциональном воздействии на образ жизни и поведение индивида. По трагизм человеческого бытия заключается в невозможности натурального или естественного развития — захотел, и стал совершенным. Терние пли путь . личностного развития и самосовершенствования предстает перед человеком как необходимость преодоления себя «натурального». И в истории развития человечества были цивилизации и культуры, которые воссоздавали из поколения в поколение, средства и формы поддержания определенного способа жизни — задающего векторпость человеческого бытия и удерживающие его потребность «быть лучше». Как было показано в проведенном исследовании, «воинские искусства», извести].1С сегодня больше как «боевые единоборства», в истории традиционного Китая представляли собой специфические культуральные средства воспроизводства субъекта культуры.

Путь «от внутреннего — к внешнему», характерный для восточной культуры, проявил спою результативность и эффективность именно в искусстве боевых единоборств. Социально-практическое значение боевых школ сосюяло в разработке огромного арсенала разнообразных методов психотренинга и психофизиологической'- саморегуляции, при овладении которыми человек мог активно противодействовать влиянию неблаго!фиятных факюров окружающей природной и социальной среды.

Использование навыков психофизиологической, эмоциональной и личнос тной caMopei \ ляцип в повседневной жизни, как показали результаты проведенного исследования, повышают общую продуктивность жизнедеятельности. Человек постепенно вырабатывает в себе оптимальный способ реагирования на ••моциогенпые раздражители, развивает мобильность реагирования, обретал гибкость взаимодействия с окружающим миром. Но одним из основных результатов подобной работы следует назвать значительное повышение общего жизненного тонуса. Человек радуется жизни, как таковой.

Мо:\'по предположи гь, что в условиях современного мира интерес к возможностям саморегуляции и самосовершенствования, которые открываются при овладении техниками боевых единоборств, будет неуклонно расти. Ускорение научно-технического развития и социально-политические изменения обществе не всегда сопровождаются адекватными и своевременными трансформациями индивидуально-психологической организации членов лого общества. Несоответствие индивидуальных ритмов, жизнедеятельности человека — физиологических, интеллектуальных, эмоциональных, социальных и др., — динамике его профессиональной и социальной активности становится одной из основных причин высочайшей стрессогенпости современного образа жизни.

Очевидно, что возможность целенаправленного воздействия на физиологические, психофизические и психические ресурсы индивида, с проявлением его субт.ек гпо-личностных свойств, — многообещающий предмет для исследоил ельского интереса. Особенно важное значение владения подобными топиками имеет в различных видах деятельности, предполагающих пп т епепшюе использование ресурсов организма и способность личное m к быстрым нетривиальным, но адекватным и оптимальным решениям. Одним из видов подобной деятельности является соврем ппый спорт.

1г!Конец, отдельно следуем остановиться на перспективах изучения психо. о-педагогим^син;: аспекюв взаимоотношений внутри диады «учите — ученик», характерных для восточной культуры. Личностный рост и самосовершенствование — предельно индивидуализированные процессы, которые требуют не только особой организации среды (или прострт "-тр.а), но что 1 ор !Здо важнее — персонализированного «медиатора» культ) .1. Исследование педа! огических проблем и аспектов «культурного воспроизводства» на примере восточных культур — еще одно возможное направление продолжения начатой работы.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кузнецов, Валентин Владимирович, Казань

1. Абаев Н.В. Чань-буддизм и культурно-психологические традиции в средневековом Китае. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб.отд-е, 1989. — 272 с.

2. Абаев Н.В., Вечерский М.И. О принципах построения тренинговых обучающих систем на базе круговых движений «внутренних» школ у-шу. // Психологические аспекты буддизма. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. —С.146-154.

3. Аболин JI.M. Психологические механизмы эмоциональной устойчивости человека. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1987. — 264 с.

4. Абульханова К.А. Время личности и время жизни. — СПб.: Алетейя, 2001. — 299 с.

5. Абульханова-Славская К.А. Личностные механизмы регуляции деятельности. // Проблемы психологии личности. Материалы советско-финского симпозиума. — М.: Наука, 1982. — С.92 98.

6. Абульханова-Славская К.А. Роль категории субъекта в отечественной психологии. // Антология современной психологии конца XX века. Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. — Казань, 2001. — С. 13 20.

7. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма. — М.: Физкультура и спорт, 1983. — 176 с.

8. Айдаралиев А. А., Максимов А. Л. Адаптация человека к экстремальным условиям. — Л.: Наука, 1988. — 186 с.

9. Акопов Г.В. Формирование-Развитие-Созидание: смена парадигм в постсоветской психологии. // Антология современной психологии конца XX века. Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. — Казань, 2001. — С.5 13.

10. Алексеев В.М. Наука о Востоке. — М.: Наука, 1982. — 535 с.

11. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. / Под ред. А.А.Бодалева. — М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. — 384 с.

12. Анохин П.К. Избранные труды: Кибернетика функциональных систем. / Под ред. К.В.Судакова. — М.: Медицина, 1998. — 400 с.

13. Антология даосской философии. / Сост.: В.В.Малявин и Б.Б. Виногродский. — М.: Товарищество «Клышников-Комаров и К», 1994. — 448с.

14. Антология современной психологии конца XX века (по материалам конференции «Психология созидания»). Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. —Казань, 2001. —378 с.

15. Анцыферова Л.И. Системный подход в психологии личности. // Принцип системности в психологических исследованиях. — М.: Наука, 1990.1. С.61 -77.

16. Апчел В.Я., Цыган В.Н. Стресс и стрессоустойчивость человека. — СПб., 1999. —86 с.

17. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. — М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. — 768 с.

18. Аулик И.В. Определение физической работоспособности в клинике и спорте. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Медицина, 1990. — 192 с.

19. Баевский P.M., Кириллов О.И., Клецкин С.З. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. — М.: Наука, 1984. — 221 с.

20. Баевский P.M., Берсенева А.П., Барсукова Ж.В. Возрастные особенности сердечного ритма у лиц с разной степенью адаптации к условиям окружающей среды. // Физиология человека. — 1985. — т.11. — №2. — С.208 -212.

21. Баевский P.M., Берсенева А.П. Оценка адаптационных возможностей организма и риск развития заболеваний. — М.: Медицина, 1997.236 с.

22. Базыма Б.А. К вопросу о природе психики. // Вестник Харьковского университета. Серия «Психология». — № 432. — 2002. — С.9 18.

23. Баландин В.И., Блудов Ю.М., Плахтиенко В.А. Прогнозирование в спорте. — М.: Физкультура и спорт, 1986. — 192 с.

24. Барабанщиков В.А. Субъект восприятия. // Антология современной психологии конца XX века. Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. — Казань, 2001. — С.59 69.

25. Бассин Ф.В. «Значащие» переживания и проблема собственно психологической закономерности. // Вопросы психологии. — 1972. — №3. — С.113-118.

26. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. — JL: Наука, 1988. — 270 с.

27. Бодров В.А. Информационный стресс. — М.: ПЕР СЭ, 2000. — 352с.

28. Бодров В.А., Обозов А.А. Система психической регуляции стрессоустойчивости человека оператора. // Психологический журнал. — 2000.т.21. — №4. — С.32 40.

29. Буддизм и культурно-психологические традиции народов Востока.

30. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ие, 1990. — 214 с.

31. Буддизм: история и культура. — М.: Наука, 1989. — 223 с.

32. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. — СПб.: Питер Ком, 1999. — 528 с.

33. Бушов Ю.В. Психофизиологическая устойчивость человека в особых условиях деятельности: оценка и прогноз. — Томск: Изд-во Томского Университета, 1992. — 176 с.

34. Васильев JI.C. Культы, религии, традиции в Китае. — М.: Наука, 1970. —480 с.

35. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 200 с.

36. Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и практическое применение. // Тезисы международного симпозиума. — Ижевск, 1996. —224 с.

37. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. — 143 с.

38. Вонг Е. Даосизм. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. — 352 с.

39. Воробьев В.М., Чебаков В.П. Особенности показателей сердечного ритма в норме и при психической дезадаптации. // Физиология человека. — 1981. —т.7.—№6. —С.1004- 1010

40. Выготский JI.C. Собрание сочинений: в 6-ти т. Т.З. Проблемы развития психики. — М.: Педагогика, 1983. — 368 с.

41. Вяткин Б.А. Управление психическим стрессом в спортивных соревнованиях. — М.: Физкультура и спорт, 1981. — 111 с.

42. Вяткин Б.А. Темперамент, стресс и успешность деятельности спортсмена в соревнованиях. // Стресс и тревога в спорте: Международный сб. научных статей. — М.: Физкультура и спорт, 1983. — С.56 — 64.

43. Вяткин Б.А. Спорт и развитие индивидуальности человека (опыт системного исследования). // Теория и практика физической культуры. — 1993. — №2. — С.1 -5.

44. Габдреев Р.В. Методология, теория, психологические резервы инженерной подготовки. — М.: Наука, 2001. — 167 с.

45. Гальперин П.Я. О методе поэтапного формирования умственных действий // Теории учения: Хрестоматия / Под ред. Н.Ф.Талызиной, И.А.Володарской. — М.: Российское психологическое общество, 1998. — С.39 -52.

46. Генкин А.А., Медведев В.И. Прогнозирование психофизиологических состояний. — Д.: Наука, 1973. — 144 с.

47. Гизатуллин Р.Х., Сандомирский М.Е., Еникеев Д.А., Стоянов А.С. Анализ вариабельности сердечного ритма и его применение в психотерапии. // Здравоохранение Башкортостана. — 1998. — №5 6. — С.136-142.

48. Гласс Дж., Стэнли Дж. Статистические методы в педагогике и психологии. — М.: Прогресс, 1976. — 496 с.

49. Го Юньшэнь. Ступени и способы совершенствования в школе синъицюань. // Антология даосской философии. — М.: Товарищество «Клышников-Комаров и К», 1994. — С.296 299.

50. Давыдов В.В. О понятии личности в современной психологии. // Психологический журнал. — 1988. — №4. — С.22 32.

51. Дагданов Г.Б. Традиционная система цигун в Китае. // Психологические аспекты буддизма. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. —С. 162- 174.

52. Дандарон Б.Д. Письма о буддийской этике. — СПб.: Алетейя, 1997.350 с.

53. Данилова Н.Н. Функциональные состояния: механизмы и диагностика. — М.: Изд-во МГУ, 1985. — 270 с.

54. Данилова Н.Н. Сердечный ритм и информационная нагрузка. // Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. — 1995. —№4. — С. 14 27.

55. Демин В.А. Методологические вопросы исследования спорта в аспекте теории деятельности. Автореф. дис.канд. пед. наук. — М., 1974. — 26 с.

56. Долин А.А., Попов Г.В. Кэмпо — традиция воинских искусств. — 3-е изд. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — 429 с.

57. Дюмулен Г. История Дзен буддизма. Индия и Китай: Пер. с англ. — СПб.: ОРИС, 1994. — 335 с.

58. Завалова Н.Д., Ломов Б.Ф., Пономаренко В.А. Образ в системе психической регуляции деятельности. — М.: Наука, 1986. — 176 с.

59. Загрядский В.П., Сулимо-Самуйлло З.К. Физические нагрузки современного человека. JL: Наука, 1982. - 94 с.

60. Зараковский Г.М., Королев Б.А., Медведев В.И., Шлаен П.Я. Диагностика функциональных состояний. // Психические состояния. / Сост. и общая редакция Л.В.Куликова. — СПб.: Издательство «Питер», 2000. — С.121- 129.

61. Зинин С.В. Современные западные исследования религиозной культуры Китая. / Культурные традиции и современность. — М.: Прогресс, 1989. —С.88- 123.

62. Зинченко В.П. Мифы сознания и структура сознания. // Вопросы психологии. — 1991. —№2. —С.15-36.

63. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология и психологическая теория деятельности: живые противоречия и точки роста. // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. — 1993. — №2. — С.41 50.

64. Зинченко В.П. Культурно-историческая психология: опыт амплификации. // Вопросы психологии. — 1993. — №4. — С.5 19.

65. Зинченко В.П. Живое знание. — Самара: «Самарский Дом печати», 1998. —296 с.

66. Зинченко В.П. В праведности жизни — смысл нашего предназначения (Психологическое эссе). // Антология современной психологии конца XX века. Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. — Казань, 2001. — С. 117 126.

67. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Изд-во УРАО, 1998. — 144 с.

68. Игнатович А.Н. «Десять ступеней Бодхисаттвы» (на материале сутры «Цзиньгуанмин-цзюйшэ-ванцзун»). // Психологические аспекты буддизма. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. — С.60 80.

69. Избранные наставления старых учителей ушу. // Антология даосской философии. — М.: Товарищество «Клышников-Комаров и К», 1994. — С.310 —325.

70. Ильин Е.П. Теория функциональной системы и психофизиологические состояния. // Теория функциональных систем в физиологии и психологии. — М.: Наука, 1978. — С.325 347.

71. Ильин Е.П. Психология спорта. Современные направления в психологии. — Л.: ЛГУ, 1989. — 96 с.

72. Каган М.С., Эткинд A.M. Индивидуальность как объективная реальность. // Вопросы психологии. — 1989. — №4. — С.5 15.

73. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. — Новосибирск: Наука, 1980. — 192 с.

74. Кацуки С. Практика Дзэн: методы и философия. // Дзэн-Буддизм. / Пер с англ. — Бишкек: МП «Одиссей», 1993. — С.469 669.

75. Китаев-Смык JI.A. Психология стресса. — М.: Наука, 1983. — 368с.

76. Китайская философия: Энциклопедический словарь. / РАН. Ин-т Дальнего Востока; гл.ред. М.Л.Титаренко. — М.: Мысль, 1994. — 573 с.

77. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. — Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1969.-278 с.

78. Кокс Т. Стресс: Пер.с англ. — М.: Медицина, 1981. — 216 с.

79. Комаровский Г.Е. Закон неба. — М.: Искусство, 1996. — 62 с.

80. Конопкин О.А. Психологические механизмы регуляции деятельности. — М.: Наука, 1980. — 256 с.

81. Конопкин О.А., Моросанова В.И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности. // Вопросы психологии. — 1989. — № 5. — С.18 -26.

82. Конопкин О.А. Психическая саморегуляция произвольной активности человека (структурно-функциональный аспект). // Вопросы психологии. — 1995. — № 1. — С.5 12.

83. Коркушко О.В., Шатило В.Б., Шатило Т.В., Короткая Е.В. Анализ вегетативной регуляции сердечного ритма на различных этапах индивидуального развития человека. // Физиология человека. — 1991. — т. 17.2. —С.31 -38.

84. Кретти Брайент Дж. Психология в современном спорте. Пер. с англ.

85. М.: Физкультура и спорт, 1978. — 224 с.

86. Лаак Я.тер. психодиагностика: проблемы содержания и методов. — М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. —384 с.

87. Ласло Э. Век бифуркации: постижение изменяющегося мира. // Путь. — 1995. — №1. —С.З- 129.

88. Леонова А.Б. Психодиагностика функциональных состояний человека. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — 200 с.

89. Леонова А.Б., Медведев В.И. Функциональные состояния человека в трудовой деятельности. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. — 112 с.

90. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т.П. — М.: Педагогика, 1983. —С.94-231.

91. Ликеш И., Ляга И. Основные таблицы математической статистики. — М.: Финансы и статистика, 1985. — 356с.

92. Ли Хунчжи. Чжуань Фалунь: Великий закон Будды Фалунь. — М.: Изд-во Рос. ун-та дружбы народов, 1998. — 188 с.

93. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. - 445 с.

94. Лу К'уан-ю (Чарльз Люк). Секреты китайской медитации. — К.: «REFL-book». — 1994. — С.9 210.

95. Магомед-Эминов М.-Ш. Трансформация личности. — М.: Психоаналит. Ассоциация, 1998. — 494 с.

96. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях. // Психологический журнал. — 2001. — т.22. — №1. — С.16 24.

97. Малявин В.В. Синкретические религии в Китае в XX в.: традиционное и посттрадиционное. // Религии мира. Ежегодник 1987. — М.: БЕЛФАКС , 1989. — С.107 120.

98. Мамардашвили М.К. Полнота бытия и собранный субъект. // Мамардашвили М.К. Необходимость себя. / Лекции. Статьи. Философские заметки. — М.: «Лабиринт», 1996. — С.40 57.

99. Мамардашвили М.К. Эстетика мышления. — М.: «Московская школа политических исследований», 2000. — 416 с.

100. Марищук В.П. Перераспределение функциональных резервов в организме спортсмена как показатель стресса. / Стресс и тревога в спорте:

101. Международный сб. научных статей. — М.: Физкультура и спорт, 1983. — С.72 -87.

102. Марищук В.П. Методы оценки функциональных состояний и работоспособности. // Психические состояния. / Сост. и общая редакция Л.В.Куликова. — СПб.: Издательство «Питер», 2000. — С. 105 109.

103. Матвеев Л.П. Теория и методика физической культуры. — М.: Физкультура и спорт, 1991. — 543 с.

104. Матвеев Л.П. Основы общей теории спорта и системы подготовки спортсменов. — Киев: Олимпийская литература, 1999. — 318 с.

105. Матюшкин A.M. Психологическая структура, динамика и развитие познавательной активности. // Вопросы психологии. 1982. — №4. — С.5 - 17.

106. Машин В.А. О двух уровнях личностной регуляции поведения человека. // Вопросы психологии. 1994. — №3. — С. 144 - 149.

107. Медведев В.И. Классификация поведенческой адаптации. // Физиология человека. — 1982. — т.8. — №3. — С.362 374.

108. Медведев В.И. Взаимодействие физиологических и психологических механизмов в процессе адаптации. // Физиология человека. — 1998. — т.24. — №4. — С.7 13.

109. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. — М.: Медицина, 1988. — 256 с.

110. Мильман В.Э. Стресс и личностные факторы регуляции деятельности. // Стресс и тревога в спорте. М.: Физкультура и спорт, 1983. -С.24 - 46.

111. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека.— М.: Наука, 1998. — 192 с.

112. Моросанова В.И. Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека. // Вопросы психологии. — 2000. — №2. — С. 118 127.

113. Моросанова В.И., Сагиев P.P. Диагностика индивидуально-стилевых особенностей саморегуляции в учебной деятельности студентов. // Вопросы психологии. — 1994. — №5. — С.134 140.

114. Моросанова В.И., Степанский В.И. Метод выявления субъективного критерия успешности действий. // Вопросы психологии. — 1982. — №3. —С.129- 133.

115. Мясищев В.Н. Психология отношений. / Под ред. А.А.Бодалева. — М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. — 356 с.

116. Наенко Н.И. Психическая напряженность. — М.: Изд-во Моск. унта, 1976. — 112 с.

117. Накаяма М. Лучшее каратэ. В 11-ти т. Т.1. Полный обзор: Пер. с англ. — М.: Ладомир, 1998. —142 с.

118. Насиновская Е.Н. Методы изучения мотивации личности. Опыт исследования личностно-смыслового аспекта мотивации. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. —80 с.

119. Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е. Феномен человеческого самоутверждения. — СПБ.: Алетейя, 2000. — 217 с.

120. Общая психодиагностика: основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования. / Под ред. А.А.Бодалева, В.В.Столина. — М.: Изд-во Моск.ун-та, 1987. — 304 с.

121. Панин Л.Е. Энергетические аспекты адаптации. — М.: Медицина, 1978. — 192 с.

122. Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения. — М.: «СМЫСЛ», 1993. — 32 с.

123. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. — М.: ТОО «Горбунок», 1992. — 224 с.

124. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности. — Ростов на Дону: Феникс, 1996. — 509 с.

125. Петровский В.А. Очерк теории свободной причинности. // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. — М.: Смысл, 1997. — С. 124 144.

126. Пилоян Р.А. Мотивация спортивной деятельности. — М.: Физкультура и спорт, 1984. — 104 с.

127. Платонов В.Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. — Киев: Олимпийская литература, 1997. — 584 с.

128. Платонов К.К. Теория функциональных систем, теория отражения и психология. // Теория функциональных систем в физиологии и психологии. -М.: Наука, 1978. — С.62 86.

129. Плоть и кость дзэн. / Сост. П.Репс, Нёгэн Сэнзаки. — Калининград: Рос.Запад, 1993. — 191 с.

130. Пономаренко В.А. «К главному идешь пятясь». // Антология современной психологии конца XX века. Ежегодник РПО. Т.7. Вып.З. — Казань, 2001. — С.126 136.

131. Прохоров А.О. Функциональные структуры психических состояний. // Психологический журнал. — 1996. — т. 17. — №3. — С.9 18.

132. Прохоров А.О. Психология неравновесных состояний. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1998. — 152 с.

133. Прохоров А.О. Неравновесные (неустойчивые) психические состояния. // Психологический журнал. — 1999. — т.20. — №2. — С.115 124.

134. Психологические аспекты буддизма. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. — 182 с.

135. Психологические особенности личности студентов-спортсменов: Сб .науч.тр. / Под ред. А.Д.Ганюшкина. — Смоленск: СГИФК, 1988. — 67 с.

136. Психология индивидуального и группового субъекта. / Под ред. А.В.Брушлинского — М.: Per Se, 2002. — 365 с.

137. Психология физического воспитания и спорта. / Под общ. ред. Т.Т.Джамгарова и А.Ц.Пуни. — М.: Физкультура и спорт, 1979. — 143 с.

138. Психолого-педагогические воздействия в спортивной деятельности: Сб. науч. ст. / Каз. ин-т физ. Кульутры. — Алма-Ата, КазИФК, 1988. — 143 с.

139. Религии Китая: Хрестоматия. / Ред.-сост. Е.А.Торчинов. — СПб.: Евразия, 2001. —509 с.

140. Родионов А.В. Влияние психологических факторов на спортивный результат. — М.: Физкультура и спорт, 1983. — 112 с.

141. Розенберг О.О. Труды по буддизму. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1991. — 294 с.

142. Ромен А.С. О направленных изменениях психофизического состояния организма. // Материалы Всесоюзного симпозиума «Психический стресс в спорте». — Пермь, 1973. — С.55 57.

143. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. // С.Л.Рубинштейн. Проблемы общей психологии. — М.: Педагогика, 1973. — С.255 385.

144. Сабелли Г., Карлсон-Сабелли Л., Пател М., Збилут Д.П., Мессер Д. Психокардиологический портрет: клиническое приложение теории процессов. // Синергетика и психология. Т. 1. — М.: ИП РАН, 1998. — С. 184 209.

145. Селье Г. На уровне целого организма. — М.: Наука, 1972. — 122 с.

146. Сигэру А. Религия материалиста. Вселенская жизнь человека. — М.: Наука, 1993. —206 с.

147. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. — СПб.: Социально-психологический центр, 1996. — 350 с.

148. Сировский Э.М. Психическая саморегуляция в обучении как одно из средств повышения психоэнергетической активности. // Психическая саморегуляция. Вып. 3. — М., 1983. — С. 63 64.

149. Слоним А.Д. Физиологические адаптации и поддержание вегетативного гомеостаза. И Физиология человека. — 1982. — т. 8. — №3. — С.355 361.

150. Смирнов Б.Н. Психологические особенности смелых и робких спортсменов. // Экспериментальные исследования волевой активности. — Рязань, 1986. — С.119 132.

151. Смирнов Б.Н. Самопринуждение как волевая сторона психической саморегуляции деятельности. // Психологические основы физического воспитания. — СПб.: Изд-во СПб-го ун-та, 1996. — С.39 41.

152. Станкус А.И., Соколов Е.Н. Реакции сердечного ритма на информационную нагрузку. // Психологический журнал. — 1985. — т.5. — №1.1. С.55-62.

153. Столин В.В. Самосознание личности. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. —284 с.

154. Судзуки Д. Основы Дзэн-Буддизма // Дзэн-Буддизм / Пер с англ. — Бишкек: МП «Одиссей», 1993. — С.З 468.

155. Сурков Е.Н. Антиципация в спорте. — М.: Физкультура и спорт, 1983.- 144 с.

156. Тертицкий К.М. Китайские синкретические религии в XX веке. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2000. — 415 с.

157. Торчинов Е.А. Даосизм: опыт историко-религиоведческого описания. — СПб.: Изд-во СПб ун-та, 1993. — 167 с.

158. Тульчинский Г.Л. Разум, воля, успех: о философии поступка. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. — 216 с.

159. Фарфель B.C. Физиология спорта. М.: Физкультура и спорт, 1960.- 232 с.

160. Фарфель B.C. Дискуссия о критериях тренированности. // Теория и практика физической культуры. 1972. - №1. - С.69 - 72.

161. Фельдштейн Д.И. Пространство и время личностного становления. // Фельдштейн Д.И. Психология взросления: структурно-содержательныехарактеристики процесса развития личности: Избранные труды. — М.: МПСИ: Флинта, 1999. — С. 3 18.

162. Фельдштейн Д.И. Социальное развитие в пространстве-времени Детства. // там же. — С. 133 253.

163. Федоров Б.М. Стресс и система кровообращения. — М.: Медицина, 1991. —320 с.

164. Фишер Р.Е. Искусство буддизма. — М.: Слово/ slovo, 2001. — 223с.

165. Чебыкин А.Я., Аболин JI.M. Исследование эмоциональной устойчивости и психологические средства ее формирования у спортсменов. // Психологический журнал. — Т.5. — №4. — 1984. — С.83 89.

166. Чэнь Чансин. Основные понятия тайцзицюань. // Антология даосской философии. — М.: Товарищество «Клышников-Комаров и К», 1994. — С.287 296.

167. Швырков В.Б. Теория функциональных систем в психофизиологии. // Теория функциональных систем в физиологии и психологии. — М.: Наука, 1978. —С.11 -47.

168. Щедровицкий Г.П. Лекции по психологии. / Вопросы саморазвития человека. Вып.З. — Киев, 1991. — С.З 32.

169. Щербатской Ф.И. Философское учение буддизма. // Восток Запад. Исследования. Переводы. Публикации. Вып. IV. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1989. — С.224 - 238.

170. Щербатской Ф.И. Центральная концепция буддизма и значение термина «дхарма». // Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1988. — С.112 198.

171. Элиаде М. Азиатская алхимия. — М.: Янус-К, 1998. — 604с.

172. Элиаде М. Трактат по истории религий. Т.1. — СПб.: Изд-во «АЛЕТЕЙЯ», 1999. — 394 с.

173. Эльконин Б.Д. Введение в психологию развития (в традиции культурно-исторической теории Л.С.Выготского). — М.: Тривола, 1994. — 168 с.

174. Экан И. Подвижники огня: Пер. с япон. — М.: Республика, 1996. —462 с.

175. Эррикер К. Буддизм. — М.: Фаир-пресс, 1999. — 301 с.

176. Юркевич B.C. Изучение индивидуальных различий в способности к саморегуляции: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1973. - 20 с.

177. Янгутов Л.Е. Психологические аспекты учения о «спасении» в китайском буддизме. // Психологические аспекты буддизма. — 2-е изд. — Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е, 1991. — С.39 49.

178. Adlercreutz Н. et al. Use of hypnosis in studies of the effect of stress on cardiovascular function on harmonies. // Act med. Scand. — 1982. — № 660. — P.84-94.

179. Banyai E.I., Meszaros I., Greguss A.C. Alteration of activity level: the essence of hypnosis are a byproduct of the type of induction? //Brain and Behav. Proc. 28th Int. Congr. Physiol. Sciens. — Oxford, 1981. — P.457 465.

180. Bernston G.G., Cacioppo Y.T., Quigiey K.S., Fabro V.T. Autonomic Space and Psychophysiological Response. // Psychophysiol. — 1994. — Vol.31. — №1. — P.44 — 61.

181. Braun B.G. Psychophysiologic phenomena in multiple personalitu and hypnosis. // Amer. J. Clin. Hyph., 1983. — №2. — P.124 137.

182. Causton R. Nichiren shoshu Buddhism: An Introduction. — Repr. — London etc.: Rider, 1990. — 299 p.

183. Cleary T. The Book of Balance and Harmony. — San Francisco: North Point Press, 1989.

184. Cleary T. Vitality, Energy, Spirit: A Taoist Sourcebook. — Boston: Shambhala Publications, 1991.

185. Сох Т., Mackay C.J. A psychological model of occupational stress. A paper presented to Medical Research Council meeting Mental Health in Industry. -London, November, 1976.

186. Davies M. A Scientist Look at Buddhism. — Lewes, Sussex: The Book Guild, 1990. — 187 p.

187. Douglas R.K. Confucianism and Taouism: With a map. — London: Society for Promoting Christian Knowledge, 1998. — 288 p.

188. Eichler S., Katkin E.S. The relationship between cardiovascular reactivity and heartbeat detection. // Psychophysiology. — 1994. — V.31. — № 3. — P.229 -234.

189. Fox N.A. Psychophysiological correlates of emotional reactivity during the first year of life. // Developmental Psychology. — 1989. — Vol.25. — №3. — P.364 370.

190. Hinduism, Buddhism, Zen. / An Introduction to their Meaning and their Arts by N.W.Ross. — London: Faber and Faber, 1966. — 222 p.

191. Jiang W., Hayano J., Coleman E.R. a.al. Relation of cardiovascular responses to mental stress and cardiac vagal activity in coronary artery disease // American Journal of Cardiology. — 1993. — V.72. — № 7. — P.551 554.

192. Kopp C.B. Regulation of Distress and Negative Emotions: A Developmental View. // Developmental Psychology. — 1989. — Vol.25. — №3. — P.343 354.

193. Lazarus R., Folkman S. Cognitive theories of stress and the issue of circularity. // Dynamics of stress. Physiological, psychological and social perspectives / Ed. by M.H.Appley, R.Trumbull. N.Y., 1986.

194. Ormel J., Sanderman R., Stewart R. Personality as modifier of the life event-distress relatioship: A longitudinal structural equation model. // Person. Individ. Diff, 1988. — V.9. — №6. — P.973 982.

195. Pachow W. Chinese Buddhism: Aspects of interaction and reinterpretation. — Boston: Univ. press, of America, 1980. — 260 p.

196. Porges S.W. Vagal tone: an autonomic mediator of affect. // Development of affect regulation and disregulation / Eds. J.A.Garber, K.A.Dodge. — N.Y., 1991, —P.lll 128.

197. Porges S.W. Cardiac vagal tone: A physiological index of stress. // Neurosci. Biobehavioral Reviews. — 1995. — Vol.19. — №2. — P.225.

198. Pratt I.S. The Religions Consciousness: A psychological study. — New York: The Macmillan Co., 1934. — 488 p.

199. Religion, Personality and Mental Health / Ed.: Brown L.B. — New York etc.: Springer-Verlag, 1994. — 217 p.

200. Schipper K. The Taoist Body. — Berkeley and Los Angeles: University of California Press, 1993.

201. Stolz K. The Psychology of Religions Living. — Nashville: Cokesbury Press, 1937. —376 p.

202. Thompson L. The Chinese way in religion. — Encino (Cal.); Belmont (Cal.): Dickenson publ. со., 1973. — 241 p.

203. Thoren P., Lundin S. Autonomous nervous system and blood pressure control in normotensive and hypertensive conditions. // Central cardiovascular control. Basic and clinical aspects. / Eds. D.Ganten & D.Pfaff. — Berlin, Springer-Verlag, 1983. —P.30-61.

204. Waterhouse E.S. Psychology and Religion. — New York: Richard R. Smith, 1931. —232 p.

205. Watts A. The Spirit of Zen. — N. Y.: Grove press, 1960. — 123 p.

206. Weitz J. Psychological research needs on the problems of human stress. // Social and Psychological Factors in Stress / Ed. by J.E.MsGrath. —N.Y., 1970.

207. Yoshihara K. Dejiao: A Chinese Religion in Southeast Asia. // Japanese Journal of Religious Studies. — 1988. — vol.15. — №2 3. — P.199 - 221.