Автореферат диссертации по теме "Психологические особенности внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста"

904692491

На правах рукописи

Кумыкова Елена Валентиновна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВНУТРЕННЕ НЕЗАВИСИМЫХ ЖЕНЩИН МОЛОДОГО И ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

Специальность 19.00.13 - психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2010

2 О МАЙ 2010

004602491

Работа выполнена в лаборатории психологии личности Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН

Научный руководитель:

доктор психологических наук Харламенкова Наталья Евгеньевна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Нартова-Бочавер Софья Кимовна

кандидат психологических наук Ребеко Татьяна Анатольевна

Ведущая организация:

Московский педагогический государственный университет кафедра психологии

Защита состоится «3» июня 2010 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 002.016.03 при Учреждении Российской академии наук Институте психологии РАН (129366, г. Москва, ул. Ярославская, д. 13, корп. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Института психологии РАН.

Автореферат разослан «¿Р» апреля 2010

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Никитина Е.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Социальные изменения, которые произошли в последние десятилетия, поставили человека перед сложнейшим экзистенциальным выбором, привели к возникновению устойчивого интереса к активной, инициативной, независимой, самостоятельной личности, способной адаптироваться к меняющимся жизненным обстоятельствам. В то же время дискуссионным остается вопрос о природе такого рода поведения, обусловленности его внешними либо внутренними факторами.

Начало исследований внутренней независимости личности было положено философами, работы которых посвящены тематике свободы воли (Б. Спиноза, И. Кант, Г. Гегель, И. Фихте и др.). Они подчеркивали важность для эмпирически свободного человека познания, мышления, деятельности, рефлексии, выхода за границы «Я», нравствешюсти. Развитие этих идей можно найти в философии экзистенциализма (С. Кьеркегор, Ж.П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс, А. Камю) и у представителей русской философской школы (Вл. Соловьев, H.A. Бердяев, И.О. Лосский, C.J1. Франк, С.А. Левицкий).

Психологические исследования по данной проблеме, продолжив философскую традицию, сконцентрировались в большей мере на таких особенностях внутренне независимой личности, как характер, мотивы, потребности, идентичность, а также на взаимосвязи становления данного качества личности с особенностями взаимоотношения человека с родителями на разных стадиях онтогенеза (3. Фрейд, Э. Эриксон, Э. Берн, М. Эйнсворт, М. Малер, Б. Уайнхолд и Д. Уайнхолд, Э. Дэси и Р. Райан, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, Д.А. Леонтьев, К.А. Абульханова-Славская, С.К. Нартова-Бочавер, Н.Е. Харламенкова и др.).

На основе анализа взглядов на проблему внутренней независимости личности в отечественной и зарубежной психологии, автор формулирует следующее понимание этого феномена: внутренняя независимость - эмпирическая свобода (чувство личной ответственности, умение управлять собой, способность делать осознанный самостоятельный, независимый выбор), которая организует автономность и целостность жизненного пути личности как субъекта жизнедеятельности.

Говоря об исследованиях независимости женщины, следует отметить, что они, в основном, проводились в контексте взаимоотношения женщины и общества, в рамках теорий феминизма (Д. Митчелл, Д. Диннерстайн, Н. Чодороу, 10. Кристева, Л. Иригарэй и др.) и делали акцент на внешних аспектах проявления независимости, равноправии мужчин и женщин. В то же время вопрос внутренней независимости женщин остается до сих пор мало изученным.

Актуальность изучения проблемы внутренней независимости женщины состоит в том, что на современном этапе развития науки одним из ведущих методологических принципов в психологии является принцип субъекта, в соответствии с которым человек рассматривается на высшем уровне активности, творчества и инициативности. «Желание сохранить свою независимость, автономию, - считает К.А. Абульханова-Славская, - осуществляется социально адекватно пе на путях выявления того "насколько" и "в чем" "я завишу гаи не завишу" от окружающих, а в осознании содержательных задач своей жизни, что является единственным условием для сохранения такой автономии» (Абульханова-Славская, 1991, с. 81). Гарантом же внутренней независимости, по ее мнению, выступает личностная зрелость. Целостность, интересность, значимость личности прежде всего для самой себя, а уж

потом для других, является показателем сформированное™ социальной активности человека, его готовности к социальным взаимодействиям.

Путь личностного роста мужчины априори направлен на развитие автономии и активности, тогда как развитие женщины идет по другому пути. Современные условия социального развития позволяют женщине стать более независимой в своих решениях, следовательно, необходимо изучить ее психологический статус. Человек, без нужды ограничивающий свою свободу действий, отказывающийся применять свои способности, демонстрирует свою несамостоятельность, беспомощность. По мнению немецкого психолога Уте Эрхардт, «многие женщины полагают - более или менее осознанно, - что непоколебимая уверенность в себе противостоит готовности других предоставить тебе защиту. Они опасаются поплатиться за свою самостоятельность потерей близости, доверия, интимности и чувства защищенности, поэтому стремятся скорее к зависимости, чем к уверенности в собственных силах. Но в действительности верно обратное: независимые, уверенные в себе люди способны сами управлять своей жизнью. Когда же им нужна поддержка, окружающие охотно ее обеспечивают, потому что знают: их помощью не будут злоупотреблять» (Эрхардт, 2003, с. 17).

Кроме того, в наше время особенно остро стоит проблема как зависимого, так и «»зависимого поведения. Известно, что женщине тяжелее, чем мужчине, преодолеть аддикцию. Только сосредоточившись на психологических бедствиях внутри себя, узнавая больше о своем внутреннем "Я", личность постепенно вырабатывает чувство господства над силами, которые мешают чувствовать себя свободным, овладевает способами сознательного управления своим поведением. Именно поэтому возникает необходимость исследования здоровой личности женщины, обладающей внутренней независимостью.

Цель исследования:

Теоретически обосновать и эмпирически исследовать психологические особенности внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Объект исследования: личность женщины периода молодости и зрелости.

Предмет исследования: психологические особенности потребносгной сферы, личностной идентичности, полоролевой идентичности и жизненной позиции внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Теоретическая гипотеза: Личностными характеристиками внутренне независимой женщины являются: зрелость личностной идентичности, интегрированность полоролевой идентичности, реализация потребности в автономии, активность жизненной позиции; эти характеристики специфичны для молодого и зрелого возраста.

На основе теоретической гипотезы формулируются следующие исследовательские гипотезы:

1. Внутренняя независимость женщины сопряжена со степенью зрелости личностной идентичности.

2. Существует связь между внутренней независимостью женщины и ее полоролевой идентичностью.

3. Существуют различия в интегрированное™ полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

4. Внутренняя независимость женщины сопряжена с реализацией потребности в автономии.

5. Существуют различия в реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

6. Внутренняя независимость женщины связана с активностью ее жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внутренней и внешней конфликтности.

7. Существуют различия в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

В соответствии с целью и гипотезами исследования были сформулированы следующие задачи:

1) Теоретические:

• провести категориальный анализ понятий «свобода», «независимость», «автономия», «суверенность», «внутренняя независимость»;

• изучить взгляды на проблему становления внутренней независимости личности;

• проанализировать психологические особенности развития личности женщины в онтогенезе и установить психологические предпосылки становления ее внутренней независимости.

2) Методические:

• выбрать измерительные процедуры для диагностики внутренней независимости личности женщины, ее потребностной сферы, личностной идентичности, полоролевой идентичности и жизненной позиции;

• провести статистическую обработку результатов исследования с целью проверки исследовательских гипотез.

3) Эмпирические:

• выявить наличие/отсутствие связи между внутренней независимостью женщины и степенью зрелости личностной идентичности;

• определить характер связи между внутренней независимостью женщины и ее полоролевой идентичностью;

• исследовать различия в интегрированное™ полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста;

• проверить наличие/отсутствие связи между внутренней независимостью женщины и реализацией потребности в автономии;

• изучить различи в степени реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста;

• установить характер связи между внутренней независимостью женщины и активностью ее жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внутренней и внешней конфликтности;

• выявить различия в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования:

1) теоретические - метод анализа научных текстов с целью разработки концептуальной схемы внугренней независимости женщины;

2) эмпирические - 16-факторный личностный опросник Р. Кетгелла; Тематический апперцептивный тест (TAT) Г. Мюррея; опросник личностной

самоидентичности Э. Эриксона; тест измерения уровня самоактуализации Э. Шострома (в адаптации Н.Ф. Калиной); тест-шкала дисфункциональное™ (ШДФ) Д. Бернса (в модификации Н.Г. Милорадовой и А.Д. Ишкова).

3) метод качественного и количественного анализа данных;

4) интерпретационный метод.

Для обработки результатов исследования использовался пакет прикладных программ статистической обработки данных STATISTICA 6.1: корреляционный анализ с использованием коэффициента rs Спирмена и непараметрический метод сравнительного статистического анализа с использованием U-критерия Манна-Уитни.

Достоверность результатов обеспечивается соответствующим выбором методов анализа результатов исследования, достаточно большим объемом выборки (100 человек), сочетанием количественного и качественного методов исследования, обоснованным применением методов математической статистики.

Методологические принципы исследования: принцип развития (C.JI. Рубинштейн, Л.И. Анцыферова); субъектно-деятельностный подход (C.JI. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, A.B. Брушлинский, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко); принцип целостного подхода к личности (Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова).

Теоретической основой исследования явились: теория структурной организации сознания (C.JI. Рубинштейн); динамический подход к исследованию личности (Л.И. Анцыферова); аналитическая психология (К. Юнг); эпигенетическая теория личности (Э. Эриксон); теория отделения/индивидуации (М. Малер); теория самоактуализации личности (А. Маслоу).

Общая характеристика выборки

В качестве испытуемых выступили две группы женщин. Первая группа -женщины в возрасте от 31 до 48 лет, средний возраст 35 лет, количество - 50 человек. Из них - 22 % имеют среднее специальное медицинское образование, 78 % - высшее образование. Среди женщин с высшим образованием 41 % имеют инженерно-экономическое образование, 31% - медицинское и 28% - психологическое. Восемьдесят шесть процентов женщин первой группы имеют собственную семью, 68 % - воспитывают детей. Вторая группа - девушки в возрасте 19-27 лет. Средний возраст - 21 год, количество - 50 человек. Из них 14 % имеют высшее гуманитарное образование, 16% - среднее специальное образование, остальные 70% -незаконченное высшее техническое образование (студентки 4 курса факультета городского строительства и хозяйства Московского государственного строительного университета). Среди женщин второй группы 34 % создали собственные семьи, 20 % молодых женщин воспитывают детей.

Научная новизна исследования состоит в том, что в данной работе представлена концептуальная модель внутренней независимости личности женщины, включающая ее потребностно-мотивационную сферу, личностную и полоролевую идентичность, а также жизненную позицию. До настоящего времени преимущественным оставался такой подход к независимости женщины, сущность которого состояла в понимании независимости как внешнего поведения во взаимоотношениях женщины и общества, направленного на реализацию идеи о равноправии мужчин и женщин.

На основе представленной концептуальной модели получены результаты, описывающие природу и особенности внутренней независимости женщины, а также выявлены различия в проявлении данного качества личности в молодом и зрелом

возрасте. Показано, что внутренняя независимость женщины предопределяется особенностями взаимодействия (идентификации) с отцом и матерью, что в дальнейшем сказывается на полоролевой идентичности женщины и находит отражение в содержании таких образов, как образы мужчины и женщины. Впервые описаны различия, в соответствии с которыми внутренняя независимость женщин молодого возраста обусловлена идентификацией с мужчиной зрелого возраста с неявно выраженными маскулинными чертами характера, а независимость женщин зрелого возраста проявляется при достоверно более высоком уровне идентификаций с лицами женского пола, что сопряжено с широким набором признаков и черт (в том числе и мужских), включаемых в женскую социальную роль этими женщинами. Впервые внутренняя независимость женщины рассматривается в контексте проблемы сепарации от родителей (особенно от матери) и ее связи с реализацией потребности в автономии.

Установлена взаимосвязь внутренней независимости женщины с ее субъектностыо, активностью жизненной позиции, что находит выражение в умении женщины зрелого возраста управлять событиями собственной жизни, влиять на их ход, а у женщин молодого возраста проявляется в высокой активности жизнедеятельности, в самостоятельности, сочетающимися с импульсивностью и конфликтностью. Дифференцировано целеполагание у внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста. Показано, что внутренне независимые женщины зрелого возраста обладают большей гибкостью мышления и реалистичностью целеполаганкя по сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами, что связано с умением принимать помощь других людей и заменять одну цель на другую в процессе своей деятельности.

Теоретическая значимость исследования состоит в проведении категориального анализа понятий «свобода», «независимость», «автономия», «суверенность» и «внутренняя независимость личности». Анализ позволил выделить теоретические конструкты внутренней независимости личности (самопознание, рефлексию, интеллект, творческое мышление, радикализм, самодостаточность, самостоятельность, самообладание, ответственность) и на их основе создать концептуальную модель внутренней независимости личности. Верификация модели на выборке женщин позволила подтвердить ее истинность, а также раскрыть психологические особенности внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Практическая значимость исследования

Реалии современности требуют от человека инициативы, активности, независимости, самостоятельной постановки и решения задач, ответственности, эффективной результативности деятельности - т.е. характеристик, относящихся к традиционно маскулинным чертам. И в то же время оии не отменяют задач адаптации, а, следовательно, предопределяют развитие таких личностных качеств, как гибкость, коммуникативность, эмоциональная включенность. Если путь современного мужчины - это осознание своей фемининности и включение соответствующих качеств в Я-концепцию с целью более продуктивного исполнения своих жизненных задач, то путь современной женщины - гармонизация осознанных ею и зачастую доминирующих маскулинных качеств с чертами личности, традиционно присущими женщине. Результаты данного исследования можно использовать для точной дифференциации половых и гендерных ролей в процессе онтогенетического развития женщины, а также в целях индивидуального и семейного

консультирования, направленного на решение коммуникативных проблем, связанных с типичными гендерными ролями и стратегиями.

Проявление внутренней независимости, автономности личности может быть критерием психического здоровья и свидетельством общего психологического благополучия, и, наоборот, - отсутствие данного качества можно считать индикатором потребности в психологической помощи. Зависимость и созависимость - одна из распространенных жизненных проблем, мешающих полноценной жизни людей. Такие люди не осознают своих истинных потребностей и мотивов, испытывают постоянную потребность в одобрении окружающих, поддерживают отношения, унижающие достоинство, и чувствуют, что не в силах что-либо изменить в своей жизни. Несомненную значимость данные, полученные в ходе исследования, представляют для практических психологов, занимающихся коррекцией зависимого и созависимого поведения женщин.

Положения, выносимые на защиту:

1. Внутренняя независимость женщины сопряжена со зрелостью ее личностной идентичности, с интегрированностью полоролевой идентичности, с реализацией потребности в автономии и с активностью жизненной позиции.

2. Внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от внутренне независимых молодых женщин более зрелой личностной и более интегрированной полоролевой идентичностью, гармонично включающей в себя модели независимого поведения как мужчин, так и женщин разного возраста.

3. У внутренне независимых женщин выражено стремление к реализации потребности в автономии. Характер реализации потребности в автономии в молодом и зрелом возрасте имеет свою специфику: у молодых внутренне независимых женщин актуализация потребности в автономии связана с внутриличностным конфликтом, женщины зрелого возраста свободно реализуют эту потребность.

4. По сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами, жизненная позиция внутренне независимых женщин зрелого возраста характеризуется выраженной активностью и осознанностью, что дает им возможность эффективно управлять событиями своей жизни.

Апробация диссертационной работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседании лаборатории психологии личности Института психологии РАН. Результаты исследования докладывались и обсуждались на международной научно-практической конференции «Гуманитарные проблемы современности», посвященной 45-летию кафедры философии и 35-летию кафедры политологии и социологии МГСУ (Москва, 2006); на третьей международной межвузовской конференции молодых ученых «Психология - наука будущего» (Москва, 2009).

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и приложений. Основной текст занимает 200 страниц, список использованных источников включает 210 наименований, из них 38 работ на иностранном языке. В диссертации содержится 11 таблиц, 6 рисунков.

Содержание диссертации. Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, отражено состояние проблемы, обозначено общее направление работы, определены объект и предмет, сформулированы цель, задачи, гипотезы исследования, раскрыты научная новизна, теоретическое и прикладное значение работы, определены теоретическая и методологическая основа исследования и методологические средства, приведены сведения о достоверности результатов и апробации работы, представлены положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Теоретико-методологические предпосылки исследования психологических особенностей внутренней независимости личности» посвящена рассмотрению различных аспектов изучаемой проблемы в теоретических и эмпирических исследованиях и состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Понятие внутренней независимости и его связь с другими психологическими категориями» представлен обзор исследований отечественных и зарубежных авторов по проблеме внутренней независимости личности. Проведен теоретический анализ категорий «свобода», «независимость», «автономия», «суверенность», установлена их связь с внутренней независимостью человека. Идея внутренней независимости, без конкретного выделения этого понятия прослеживается в работах представителей различных философских течений и школ, что определяет исторические корни появления проблемы в психологии.

Философские работы (Ii. Кант, Г. Гегель, И. Фихте и др.), посвященные в основном исследованию категории «свобода» и рассматривающие «независимость» как "свободу от чего-то", отмечают, что преодоление любых, внутренних или внешних границ часто соотносится с независимостью от внешнего либо внутреннего давления, диктата, контроля. Таким образом, в независимости свобода обнаруживается отрицательно. Экзистенциальное понимание свободы (С. Кьеркегор, М. Хайдеггер, Ж. П. Сартр, Вл. Соловьев, H.A. Бердяев и др.) акцентирует этический смысл проблемы независимости, усиливая ответственность субъекта, что превращает отрицательную свободу, или независимость через обуздание своеволия, рефлексию, самоопределение и ответственность по отношению к себе и другим людям, в «автономию», в «свободу для чего-то». В параграфе указывается, что именно такое понимание свободы, делающее человека автономным, наиболее близко к нашему пониманию внутренней независимости.

Исследователи психологических направлений фокусируют внимание на личпости человека, выделяя детерминанты того, что делает человека внутренне независимым, свободно выбирающим свой путь и активно преобразующим действительность. В работах зарубежных психологов можно выделить два основных подхода к изучению эмпирически свободного, внутренне независимого человека. Первый подход - подход авторов теорий личности, которые представляли жизнь человека свободной, направляемой изнутри (А. Адлер, К. Роджерс, А. Маслоу и др.), либо детерминируемой внешними причинами умеренно (Э. Эриксон), слабо (Г. Олпорт), средне (Дж. Келли) или жестко (Б. Скиннер). Второй подход принадлежит исследователям самого феномена свободы личности, наиболее близкого к понятию внутренней независимости человека (В. Франкл, Р. Мэй, Дж. Рейчлэк, У. Тейджсон, Р. Харре, Э. Деси, Р. Райан и др.). Позиция авторов этого подхода едина в том, что внутренняя независимость человека представляется ими как исключительно внутренний самодетерминированный выбор.

Ведущей для отечественных исследований стала концепция субъекта С.Л. Рубинштейна, несущая идею об индивидуально активном, деятсльностном человеке, самостоятельно исполняющем созидательную функцию обеспечения целостности жизненного пути, строящем условия жизни и свое отношение к ней. Аспекты проблемы внутренней свободы личности затрагиваются в работах многих отечественных авторов (Л.С. Выготский, К.А. Абульханова-Славская, Е.И. Кузьмина, A.B. Брушлинский и др.). В последние годы ряд исследований посвящены личностной автономии (Д.А. Леонтьев, Е.Р. Калитеевская, O.E. Дергачева) и близкой к автономии категории «суверенность» (С.К. Нартова-Бочавер), под которой автор

понимает особую форму субъектности, «способность человека контролировать, защищать и развивать свое психологическое пространство, основанную на обобщенном опыте успешного автономного поведения. Она позволяет в разных формах спонтанной активности реализовать его потребности» (Нартова-Бочавер, 2008). Категория «суверенность», таким образом, частично совпадает с внутренней независимостью человека посредством рефлексии внешних и внутренних границ личности в ходе реализации автономии.

Указывается, что, в целом, философские и психологические исследования подчеркивают важность для внутренне независимого человека познания, рефлексии, нравственности, самообладания, преодоления внешних и внутренних границ «Я», автономности, самодетерминации.

Завершается параграф авторским определением внутренней независимости.

Второй параграф посвящен психологическим аспектам становления внутренней независимости личности.

Основываясь на базовом положении о необходимости становления и развития ребенка как самостоятельного существа, большинство подходов к периодизации психического развития (3. Фрейд, Э. Эриксон, J1.C. Выготский, Д.Б. Эльконин, B.C. Мухина, В.И. Слободчиков и др.) акцентируют внимание на психологических детерминантах перехода от стадии к стадии, подчеркивают их внутренний, личностный характер. Механизмом становления автономии является «обособление» (B.C. Мухина, В.И. Слободчиков) или «отчуждение» (М. Малер, Р. Столлер) от значимых объектов.

Указывается, что психоаналитики 3. Фрейд, А. Фрейд, Э. Эриксон и др. выделяли в онтогенезе отдельную стадию, которую связывали со становлением автономности личности (от года до трех лет). Важным качеством, которое приобретает ребенок при завершении данной стадии развития, является умение полагаться на свою внутреннюю силу, способность контролировать внешний мир и владеть собой в противовес сомнениям, неуверенности и слабоволию. 3. Фрейд, а также его последователи утверждают, что «фиксация» на данной стадии развития приводит к чрезмерной выраженности потребностей данной стадии, в частности, потребности в автономии в более позднем возрасте.

Дж. Боулби, М. Эйнсворт, М. Малер, Р. Шпиц, а также H.H. Авдеева, И. Лангмейер, 3. Матейчек, Е.А. Сергиенко доказали важность привязанностей и интерперсональных отношений между ребенком и родителями, важность формирования союза ребенка и взрослого, обеспечения стабильности отношений и качества коммуникации между ребенком и взрослым, т. е. надежной привязанности, что позволяет выделить себя, сепарироваться, сформировать идентичность. В последующем, по данным М. Мэйн (Main et al., 1985), люди с надежным стилем привязанности устанавливают равновесие между независимостью и близостью в отношениях с другим человеком, доверяют другим людям, не нуждаются в подтверждении извне собственной ценности, способны поделиться своими чувствами и обратиться за помощью. В кризисных ситуациях им доступны более конструктивные стратегии решения проблем.

Отечественные психологи, авторы известных теорий развития, связывают становление таких качеств, как самостоятельность, независимость, саморуководство, с развитием личности ребенка, в частности с развитием самосознания и форм общения в онтогенезе (Л.С. Выготский, Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович, B.C. Мухина, М.И. Лисина и др.).

Подчеркивается, что современные исследователи Э. Дэси и Р. Райан (авторы теории самодетерминации), Б. Уайнхолд и Д. Уайнхолд (авторы теории эволюционного подхода формирования психологической независимости) едины в подходе к психологической позиции родителей, которая должна обеспечить установку ребенка на свободный выбор, что актуализирует его потребности в компетентности и автономии, дает ребенку дифференцированное представление о своем «Я» и его границах.

Вторал глава «Внутренняя независимость женщины как качество личности и его возрастная динамика» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе обсуждается специфика психологических особенностей развития личности женщины в молодости и зрелости. Единого подхода к периодизации данной части онтогенеза среди ученых не существует. Хронологические рамки зрелого возраста достаточно условны и определяются моментом завершения юности и началом периода старения. В настоящей работе принята следующая классификация: молодость, как начальный период зрелости, - 18-30 лег, зрелость -30-50 лет и поздняя зрелость-50-70 лет.

Отмечается, что молодость - это, прежде всего, время соэдашм семьи и устройства семейной жизни, выбора профессии, определения отношения к общественной жиз1ш и своей роли в ней (Дж. Биррен, Ю.Б. Бромлей, И.Ю. Кулагина и др.), т. с. женщине необходимо одновременно освоить роли супруга, профессионала и материнскую роль. Для успешного разрешения данной экзистенциальной ситуации молодой женщине необходимо проявить известную долю независимости, самостоятельно и осознанно принять решегме и осуществить свой выбор, что возможно в случае, если девушка обладает внутренней независимостью, ответственностью, осознает свою уникальность и уникальность другого человека, психологически автопомш от родителей, особенно от матера Утверждается, что эти задачи требуют изменения типично женской ролевой модели поведения, привнесения в нее ипструмешальпых элементов: активности, решительности, рациональности и эффективности.

В период зрелости социальная ситуация развития связала с активным включением человека в сферу общественного производства, с созиданием семьи, проявлением своей личностной индивидуальности в воспитании детей, творчестве, взаимоотношениях с людьми в процессе трудовой деятельности. Этот период характеризуется проявлением генеративности (Эриксон, 2000), которая зависит от развития на предыдущих стадиях и от выборов женщинами моделей поведения (1 Пихи, 1999).

Указывается, что у женщин стадии жизненного цикла структурированы как хронологическим возрастом, так и стадиями семейного цикла: браком, появлением детей, уходом выросших детей из родительской семьи, появлением внуков. С нашей точки зрения, завершение каждой прежней стадии семейного цикла и начало новой являются критическими точками д тя внутренней независимости женщины. Утверждается, что переход на новую стадию связан как с изменением ролевого статуса женщины, так и с разрешением проблем отделения/индивидуации, и, следовательно, с глубинной личностной перестройкой: изменением самосознания, самоотношения, личностной идентичности, реконструкцией личностного пространства, реформированием внешних и внутренних границ.

Во втором параграфе проводится анализ психологических особенностей становления внутренней независимости женщины. Указывается, что специфика становления внутренней независимости женщины заключается в се связи с процессом полоролевой идентификации. Глубинная психология подчеркивает важность разрешения конфликтов на стадии автономии и стадии идентификации с родителем своего пола На стадии автономии девочка должна

преодолеть дилемму между стремлением к независимости и амбивалентными чувствами к матери, что позволит ей отделиться от матери и избирательно идентифицироваться с нею. Таким способом девочка может сформировать у себя чувство индивидуальности (Mahler, 1981). В процессе эдиповой стадии девочка не только идентифицируется с материнской ролью, но и, добиваясь расположения отца, избирательно отождествляется с ним, расширяя свою половую идентичность (Ф. Тайсон, Р. Тайсон, 2006). Подчеркивается, что сочетание в женщине мужских (самодостаточность, независимость, сдержанность) и женских черт (мягкость, сострадательность, отзывчивость), ее половая роль, консолидируется в результате разрешения подростковых конфликтов развития.

Отмечается, что согласно положениям теории социального научения, для того чтобы девочка выросла самостоятельной, самодостаточной, независимой, ей достаточно иметь перед глазами как можно больше моделей такого автономного женского поведения и родителей, поощряющих это поведение у ребенка (Masters at al., 1979). Теория когнитивного развития подчеркивает познавательную сторону процесса идентификации (Kolberg, 1966), важность представлений о разнообразии репертуара автономного женского поведения и согласованного объяснения родителями возможности такого поведения. Согласно теории тендерной схемы С. Бем, у ребенка существует готовность усваивать информацию о себе в контексте понятий «мужское - женское», так как в обществе приняты полодифференцирующие практики. Чтобы гендерная схема не стала предписанием, диктующим стандарт поведения, девочке необходимо дать альтернативную схему, акцептирующую ее внимание на индивидуальных, а не на половых различиях.

В теории социокультурной детерминации половых различий отмечается, что социальная ситуация развития девочек, подготавливающая их к необходимости совмещать женскую роль с профессиональной, имеет серьезные последствия для их полоролевой социализации: стимулирует развитие у женщин маскулинных качеств, таких как конкурентность, стремление к доминированию, сверхактивность (Алешина, 1991).

В третьей главе «Эмпирическое исследование психологических особенностей внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста» описываются методы, организация эмпирического исследования, излагаются и обсуждаются его результаты.

В первом параграфе осуществлена постановка проблемы и дано обоснование выбора методик эмпирического исследования, описываются выборка и процедура проведения исследования.

В исследовании использовались следующие методики:

1. 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла (16 PF). Опросник использовался для определения характерообразующих черт личности исследуемых женщин, а также для выделения среди женщин молодого и зрелого возраста испытуемых, обладающих разной выраженностью внутренней независимости. Выбор данного опросника был обоснован также и тем, что он предназначен в первую очередь для оценивания нормальной личности (Русалов, Гусева, 1990; Рукавишников, Соколова, 2003). Опросник позволяет не только подробно описать личностную структуру, вскрыть взаимосвязь отдельных характеристик личности, выявить скрытые личностные проблемы, но и оценить отношение испытуемых к тестированию посредством использования шкал лжи, что повышает валидность исследования. Для изучения личностных черт испытуемых были использованы все 16 факторов опросника (Рукавишников, Соколова, 2003). Для контроля валидности

результатов исследования, полученных с помощью опросника Р. Кеттелла, использовались экспертные оценки.

2. Тематический апперцептивный тест (TAT) Г. Мгоррсн. Использование TAT было нацелено на установление соответствия между самооценкой испытуемыми женщинами своей внутренней независимости (согласно данным онросника Р. Кеттелла) и выраженностью бессознательной потребности в автономии, а также на выявление особенностей сферы идентификации и жизненной позиции женщин молодого и зрелого возраста. В качестве основных показателей анализа были определены: потребности, герой (идентификация по полу, возрасту, единичная (с одним персонажем рассказа) или множественная (с несколькими персонажами)), цели, исход рассказа, конфликты, временная перспектива, позиция персонажа (отражающие жизненную позицию испытуемого). Показатели ухода, эмоции, мысли, основная тема были установлены в качестве дополнительных показателей, связанных с основными единицами анализа и представляющих ценность для интерпретации бессознательного испытуемых.

3. Тест-опросник измерения уровня самоактуализации (CAMOAJI) Э. Шострома (адаптация Н.Ф. Калиной) использовался с целью выявления различий в степени самоактуализации (как проявления активности жизненной позиции субъекта и личностной зрелости) между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста

4. 'Гсст-опросник «Смысловые базовые установки» (СБУ) (адаптация Н.Г. Милорадовой и А.Д. Ишковым опросника «Шкала дисфункциональности» Д. Бернса) (Милорадова, 2005, с. 174) был выбран в качестве метода оценки степени зависимости/независимости испытуемых женщин от семи базовых смысловых установок, характеризующих готовность женщин поступать в соответствии с этими убеждениями.

5. Опросник личностной самоидентичностн Э. Эриксона использовался для определения уровня личностной зрелости испытуемых. Психосоциальный параметр личностной самоидентичности на положительном полюсе соответствует самоопределению, целостности, тождественности самому себе, на отрицательном -ролевому смешению.

6. Метод анкетирования использовался для сбора первичной информации об испытуемых: возрасте, образовании, семейном положении, удовлетворенности семейным и профессиональным статусом. Респондентам также предлагалось ответить на вопросы о степени эмоциональной привязанности к значимым людям.

Второй параграф содержит описание результатов эмпирического исследования и их анализ.

Данные по всем испытуемым, полученные на основе 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла, рассказам TAT, опросникам САМОАЛ и личностной самоидснтичности Э. Эриксо/ra, а также опросника СБУ, были подвергнуты статистическому анализу при помощи программного пакета STAT1STICA 6.1.

В эмпирической части работы первоначально прослеживалась связь между интегральным показателем внутренней независимости F4 опросника Кеттелла и психологическими особенностями женщин, входящих в выборку. Коэффициент корреляции Спирмена rs позволил определить тесноту (силу) и направление этой корреляционной связи. Для определения различий между группами независимых женщин молодого и зрелого возраста был использован критерий Манна-Уитни (U).

Результаты эмпирического исследования представлены в соответствии с концептуальной моделью внутренней независимости женщины (рис. 1).

Теоретические конструкты

Самопознание

Рефлексия

Интеллект, творческое мышление

Радикализм

Ответственность

Самодостаточность, самостапелыюсть* гйжсп. границ

_ Самообладание

Процедура мысленного эксперимента (рефлексия над понятием внутренней независимости)

Кто я? (Идентичность)

Что я хочу? (Потребности)

Что я могу? Чего я не могу? В чем проявляются мои ограничения? Как я могу эти ограничения преодолеть? Могу ли я сделать это самостоятельно или мне нужна помощь других людей? (Жизненная позиция)

Эмпирические переменные

Потрсбностнаи сфера

Реализация* потребности в автономии

Напряженность потребностной сферы

Сфера идентификации

Зрелость личностной идентичности

Интегрированное«, полоролевой идентичности

Активность

Рефлексия, осознанность, когнитивный контроль

Реалистичность целеполагания

Конфликтность

Отношение к времени жизни

Жизненная позиция

Рис. 1. Концептуальная модель внутренней независимости женщины

* Примечание. Выделив эмпирические переменные, мы при этом предполагаем, что, несмотря на значимость этих показателей, при учете возрастных особенностей их степень может быть разной.

Для нахождения различий выборка была поделена на шесть групп в соответствии с показателями нижнего (33,33 %) и верхнего (66,66 %) тертилей. Первая группа -конформные женщины зрелого возраста с низкими показателями по фактору F4 (F4 <4,1; п = 15), вторая ipynria - женщины зрелого возраста со средними показателями по фактору «независимость» (4,1 <F4<5,8; п= 19), третья группа -внутренне независимые женщины зрелого возраста с высокими показателями по фактору F4 (F4>5,8; п= 16). Четвертая группа - конформные молодые женщины с низким показателем фактора F4 (F4 < 4,1; п = 14), пятая группа - молодые женщины со средними показателями по фактору «независимость» (4,1 < F4 < 6,0; п = 20), шестая группа - молодые внутренне независимые женщины с высокими показателями по фактору F4 (F4 > 6,0; п = 16).

Для проверки предположения о том, что внутренняя независимость женщины сопряжена со степенью зрелости личностной идентичности (гипотеза 1) использовались данные тестов: 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла (16PF) и Тематического апперцептивного теста (TAT) Г. Мюррея, опросника личностной самоидентичности Э. Эриксона. В качестве критерия зрелости личностной идентичности рассматривались: показатель идентификации с одним/несколькими персонажами (TAT), психосоциальный параметр личностной самоидентичности (опросник Э. Эриксона) и согласованность осознаваемых проявлений собственного «Я» с бессознательными тенденциями.

Исследование показало, что нет достоверных различий по психосоциальному параметру личностной самоидентичности между внутреннее независимыми женщинами, конформными женщинами, а также женщинами со средними показателями по фактору «независимость» зрелого возраста. В то же время анализ показателей TAT позволяет утверждать, что чем более внутренне независима женщина зрелого возраста, тем чаще она идентифицируется с одним персонажем (rs = 0,34; а = 0,015) и тем реже осуществляет множественную идентификацию, т. е. идентификацию одновременно с несколькими персонажами в одном рассказе (rs=-0,47; а = 0,00). Определены также различия, согласно которым независимые женщины зрелого возраста достоверно чаще осуществляют идентификацию с одним персонажем (Mel=6; МеЗ=7; U = 70; а = 0,00) и достоверно реже идентифицируются одновременно с несколькими персонажами (Mel = 4; Ме3 = 3; U = 66; а = 0,03) по сравнению конформными женщинами своей возрастной группы. Таким образом, для внутренне независимой женщины зрелого возраста характерна наибольшая согласованность сознательных оценок себя как человека целостного, тождественного самому себе, подтвержденных опытом межличностного общения и бессознательных тенденций, указывающих на отсутствие диффузности ее идентичности. Все это свидетельствует о связи внутренней независимости женщины со зрелостью ее личностной идентичности.

Молодые внутренне независимые женщины достоверно реже осуществляют множественную идентификацию (идентификацию с несколькими персонажами) по сравнению с конформными молодыми женщинами (Ме4 = 3,5; Ме6 = 2; U = 31,5; а = 0,00). В то же время, согласно выявленным различиям по тесту личностной идентичности Эриксона, молодые женщины со средними показателями по фактору «независимость» обладают более высокими баллами по индексу по сравнению с конформными молодыми женщинами (Ме4 = 52; Ме5 = 57; U = 58; а =0,004) и внутренне независимыми молодыми женщинами (Ме5 = 57; Ме6 = 48; U = 63; а = 0,002). На основе полученных данных гипотеза о том, что внутренняя

независимость женщины сопряжена со степенью зрелости личностной идентичности, подтвердилась частично (на группе женщин зрелого возраста).

Для проверки предположения о том, что существует связь между внутренней независимостью женщины и ее полоролевой идентичностью (гипотеза 2), использовались данные 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла (16 РР) и Тематического апперцептивного теста (ТАТ) Г. Мюррея (показатели идентификации с персонажами, различающимися по полу и возрасту: с женщиной; с мужчиной; с юношей; с девушкой; с пожилой женщиной; с пожилым мужчиной; с мальчиком; с девочкой; с общим количеством персонажей мужского пола; с общим количеством персонажей женского пола).

Отмечается, что внутренне независимые женщины молодого и зрелого возраста оценивают сами себя (по данным теста Р. Кеттелла) как доминантные, самодостаточные, самостоятельные, радикальные, обособленные. Такие черты личности можно отнести к традиционно маскулинным (Смелзер, 1994).

Найдена прямая связь между идентификацией с мужчиной зрелого возраста и степенью внутренней независимости молодой женщины (г5=0,40; а = 0,03). Независимые женщины молодого возраста достоверно чаще идентифицируются с человеком противоположного пола, в отличие от конформных молодых женщин (Ме4 = 2,5; Меб = 4; и = 31; а = 0,00) и молодых женщин со средними показателями по фактору «независимость» (Ме5 = 3; Меб = 4; 1Г=87,5; а = 0,02). Рост количества идентификаций с мужчинами зрелого возраста сопровождается бессознательным чувством вины (г5 = 0,47; а = 0,01) и свидетельствует о внутриличностном конфликте в сфере полоролевой идентичности молодой внутренне независимой женщины. Выявлена также строгая обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и идентификацией с человеком мужского пола разного возраста (г5=-0,50; а = 0,00). Независимые женщины зрелого возраста, в отличие от конформных, достоверно реже идентифицируются с человеком противоположного пола (Ме1 = 8; МеЗ = 5; и=36; а = 0,00). Представленные данные указывают на значимость идентификации с мужским персонажем для внутренне независимой женщины и подтверждают гипотезу о связи внутренней независимости женщины с ее полоролевой идентичностью.

При проверке следующего предположения о существовании различий в интегрированное™ полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста (гипотеза 3) использовались данные 16-факторного личностного опросника Р. Кеттелла (16 РБ) и Тематического апперцептивного теста (ТАТ) Г. Мюррея. Для уточнения представлений об образах героев мужского и женского пола, с которыми идентифицируются внутренне независимые женщины молодого и зрелого возраста, и интерпретации различий, использовались данные корреляционного анализа. Для этого система анализируемых показателей была дополнена анкетными данными испытуемых, а также данными тестов СБУ и САМОАЛ.

Внутренне независимые женщины зрелого возраста достоверно чаще идентифицируются с персонажем «женщина» (МеЗ = 9; Меб = 4; 17 = 30; а =0,00) и общим количеством персонажей женского пола (МеЗ=12; Меб = 9; и = 36; а = 0,00) по сравнению с внутренне независимыми молодыми женщинами. Молодые внутренне независимые женщины в качестве объектов идентификации достоверно чаще выбирают персонажей «девушка» (МеЗ = 1,5; Ме6 = 3; 11 = 64; а = 0,02) и «юноша» (Ме3 = 0; Ме6=1; и = 68; а =0,02) по сравнению с внутренне

независимыми женщинами зрелого возраста. По идентификации с персонажем «мужчина» достоверных различий между группами внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста не найдено (рис. 2).

ЕЗ внутренне независимые женщины зрелого возраста

О внутренне «зависимые женщины молодого возраста

Рис. 2. Различия в полоролевой идентификации между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста

В то же время данные TAT, а также проведенный корреляционный анализ показали, что персонажи «женщина» и «мужчина», «девушка» и «юноша» делают определенный смысловой вклад в целостные образы «Мужчина» и «Женщина» (§ 3.3 диссертации) и обладают у внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста разным содержанием (табл. 1,2).

Таблица 1

Внутренние образы «женщина», «девушка» независимых женщин молодого и зрелого _возраста_

Образ «женщина»

Образ «девушка»

Внутренне независимые женщины зрелого возраста (Згр.)

Внутренне независимые женщины молодого возраста (6 гр.)

Внутренне независимые женщины зрелого возраста (3 гр.)

Внутренне независимые женщины молодого возраста _(б гр.)

Занимает действенную жизненную позицию; опекает; помогает;

защищает беспомощных; выражает симпатию; имеет выраженный интерес х семейной теме: отношениям между детьми и родителями, а также между другими родственниками

Самостоятельна; независима; самодостаточна; зависима от собственных достижений; требовательна к себе; с высоким когнитивным контролем;

интересы сосредоточены на личной теме: отношением к себе, переживаниями, связанными с личной позицией в жизни, определением собственных возможностей, перспектив будущего

Хорошо ориентируется Ответственна;

в социальных ситуациях; дисципл иннро ванна;

проницательна совестлива;

в отношении поведения доверчива;

других людей; покладиста;

имеет склонность оптимистична;

к дипломатии; практична;

подходит разумно стремится

и неэмоционально к дружеским

к ситуации, контактам и

аналититично оценивая принятию;

свои шансы; часто занимает

умеет организовывать, созерцательную

упорядочивать, быть позицию

точной и пунктуальной;

уверена в достижении

склонна к вербальной

агрессии

Таблица 2

Внутренние образы «мужчина», «юноша» независимых женщин молодого и зрелого возраста

Образ «мужчина» Образ «юноша»

Внутренне Внутренне Внутренне Внутренне

независимые независимые независимые независимые

женщины зрелого женщины молодого женщины зрелого женщины молодого

возраста возраста возраста возраста

(Згр.) <6гр.) (Згр.) (бгр.)

Легкий в общении; Дипломатичен; Самодостаточен; Настойчивый;

щедрый; умеет вести себя холодно самостоятелен; смелый;

открытый; и рационально; независим; жизнерадостный;

гибкий; анализирует нюансы умеет хорошо энергичный;

адаптивный; ситуации; контролировать свои самоуверен! ый;

может работать корректен, вежлив, эмоции и поведение; стремящийся

с людьми; обладает хорошими эффективно управляет к самоутверждению

настроен на манерами; своей энергией

положительный интересы сосредоточены и планирует свою жизнь;

результат на проблематике доводит дело до конца;

деятельности; материальной не дает обещаний,

доводит дело до конца обеспеченности, бедности которые не сможет

и богатстве, отношениях выполнить;

к властям и социальным хорошо осознает

институтам; социальные требования

не удовлетворен и заботится о своей

отношениями социальной репутации

с собственными

родителями;

мало разделяет ценности .

самоахтуализ ированной

личности;

оставляет дело

незавершенным;

склонен к конформизму

Учитывая, что в отличие от молодых внутренне независимых женщин, в полоролевой идентичности независимых женщин зрелого возраста отсутствуют разнонаправленные тенденции (внутренние конфликты), а все внутренние образы гармонично включены в их женское «Я» (§ 3.3 диссертации), можно утверждать, что гипотеза о различиях в интегрированности полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста подтверждается.

Для проверки предположения о том, что внутренняя независимость женщины сопряжена с реализацией потребности в автономии (гипотеза 4), и предположения о существовании различий в реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста (гипотеза 5) были использованы: 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла (16 PF), Тематический апперцептивный тест (TAT) Г. Мюррея, анкетные данные.

Результаты эмпирического исследования показали, что выявлены достоверно значимые различия по выраженности потребности в автономии между внутренне независимыми и конформными женщинами зрелого возраста (Mel = 3; МеЗ = 1,5; U = 62,5; а = 0,02). Определена строгая обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и бессознательной потребностью

в автономии (rs=-0,4; а = 0,01). У внутренне независимых женщин зрелого возраста хорошо развит когнитивный контроль (rs = 0,4; а = 0,01). Но корреляции между этим показателем и потребностью в автономии не обнаружено (rs = 0, 003; а = 0,981), следовательно, потребность в автономии свободно реализуется, что подтверждает гипотезу о связи внутренней независимости женщины с реализацией потребности в автономии.

Анализ различий в потребностной сфере между молодыми и зрелыми внутренне независимыми женщинами показал, что женщины молодого возраста достоверно чаще испытывают бессознательные потребности в автономии (МеЗ=2; Ме6 = 3; U = 72; а = 0,03), в уничижении (Ме3 = 0; Ме6=3; U = 0; а = 0,00), в агрессии (МеЗ = 2,5; Меб = 4; U = 46; ot = 0,00), в доминировании (МеЗ = 0,5; Меб = 2; U = 2,8; а = 0,00), в демонстрации (МеЗ = 0; Меб = 2; U = 8; а = 0,00) и в понимании (МеЗ = 1; Ме6 = 3; U =14; а = 0,00). В целом, потребностная сфера внутренне независимых молодых женщин отличается большей степенью напряженности (рис. 3). 4,5 ■ 43,5 3 2,52 1,5 1

□ внутренне независимые женщины зрелого возраста

□ внутренне независимые женщины молодого возраста

"8 S É-S

О и С Ч

¡ i 5 2 •8 g

Э § 5 С

Рис. 3. Различия в потребностной сфере между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста

Данные корреляционного анализа свидетельствуют, что чем сильнее внутренняя независимость молодой женщины, тем более выражены бессознательные потребности в уничижении (г5 = 0,47; а = 0,01) и демонстрации (г5= 0,42; а = 0,00). Чувство вины внутренне независимой молодой женщины обусловлено бессознательной потребностью в уничижении, которая положительно коррелирует с потребностью в автономии (г5=0,38; а = 0,04), удовлетворенностью отношениями с супругом (г5 = 0,38; а = 0,04), идентификацией с одним персонажем (г5 = 0,40; а = 0,03), конфликтностью в межличностных отношениях (г5 = 0,46; а = 0,01), опорой на собственные силы в достижении цели (г5 = 0,40; а - 0,03) и самодостаточностью (г5=0,54; а = 0,00). Независимая молодая женщина испытывает внутренний конфликт, связанный с противоречивыми стремлениями. С одной стороны, она стремится к автономности, к самоутверждению, с другой - пытается сохранить гармоничные семейные отношения в рамках традиционного распределения ролей, что в целом приводит ее к состоянию фрустрации. Потребность в демонстрации у молодой внутренне независимой женщины положительно коррелирует с действенной жизненной позицией (г5=0,47; а = 0,01), положительными эмоциями

(rs = 0,52; a = 0,00) идентификацией с одним лицом (rs = 0,40; a = 0,03), идентификацией с героем-зрелой женщиной (rs= 0,38; a = 0,05), выбором настоящего времени повествования (rs=0,44; a = 0,02), опорой на собственные силы в достижении цели (rs = 0,44; a = 0,01). Отрицательная корреляция обнаружена у молодых женщин между потребностью в демонстрации и следующими показателями: страдательной жизненной позицией (rs = -0,62; a = 0,00), волевым самоконтролем (rs = -0,50; a = 0,00), социальной смелостью (rs=-0,61; a = 0,00) и выбором матери в качестве лица, оценивающего испытуемую как наиболее эмоционально близкого себе человека (rs = -0,49; a = 0,00). Полученные корреляции проясняют выявленный ранее конфликт, указывая на то, что потребность в демонстрации связана со стремлением проявить внешне свою автономность через идентификацию с образом независимой, ответственной, самостоятельной, эмоционально «холодной» зрелой женщины, что вступает в противоречие с выявленной корреляционной связью между внутренней независимостью молодой женщины и идентификацией с мужчиной зрелого возраста (rs = 0,40; a= 0,03).

Таким образом, потребность в автономии у внутренне независимой женщины зрелого возраста свободно реализуется. Актуализация потребности в автономии у молодой внутренне независимой женщины связана с внутриличностным конфликтом в потребностной сфере и более глубинным конфликтом в сфере полоролевой идентичности, что приводит к фрустрации потребности в автономии. Гипотеза о различиях в реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста подтверждается.

Для оценки связи внутренней независимости женщины с активностью ее жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внутренней и внешней конфликтности (гипотеза 6) были использованы данные 16-факторнош личностного опросника Р. Кетгелла (16 PF) и Тематического апперцептивного теста (TAT) Г. Мюррея.

Определена строгая, прямая связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и частотой достижения цели (rs = 0,40; a = 0,00). По данным сравнительного непараметрического анализа установлено, что внутренне независимые женщины зрелого возраста значительно реже занимают созерцательную позицию, характеризующуюся осознанностью и отсутствием активности, по сравнению с конформными женщинами (Mel = 3; МеЗ=1; U = 69; a = 0,04) и женщинами зрелого возраста со средними показателями по фактору «независимость» (Ме2 = 3; МеЗ = 1; U = 83; a = 0,02). Молодые внутренне независимые женщины достоверно реже занимают страдательную (Ме5 = 5,5; Меб = 4; U=87; a = 0,02) и достоверно чаще импульсивную(Ме5 = 2; Меб = 3; U=40,5; a = 0,00) жизненную позицию по сравнению с молодыми женщинами со средними показателями по фактору «независимость». Внутренне независимые женщины зрелого возраста обладают менее выраженной внутренней конфликтностью (Mel =7; Ме3=3; U = 56; a=0,01) и достоверно реже вступают во внешние конфликты по сравнению с конформными женщинами зрелого возраста (Mel = 8; МеЗ = 5; U = 70; a = 0,04). Гипотеза о связи внутренней независимости женщины с активностью жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внешней и внутренней конфликтности подтверждается.

Для проверки предположения о различиях в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста (гипотеза 7) использовались данные 16-факторного личностного опросника Р. Кеггеллз (16 PF) и Тематического апперцептивного теста (TAT) Г. Мюррея.

Эмпирическое исследование показало, что молодые внутренне независимые женщины занимают созерцательную позицию по отношению к жизни чаще, чем независимые женщины зрелого возраста (МеЗ = 1; Ме6 = 4; U = 42; а = 0,00). Они также достоверно менее уверены в достижении поставленной цели, чем женщины зрелого возраста (Ме3 = 3; Ме6 = 4; U=66; а = 0,02). Наряду с вышеизложенным, внутренне независимые женщины зрелого возраста по сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами достоверно чаще принимают помощь других людей (МеЗ = 1; Меб = 0,5; U = 62; а = 0,01) и заменяют одну цель на другую (МеЗ = 0,5; Меб = 0; U = 78; а = 0,04) в процессе своей деятельности. Следовательно, внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от внутренне независимых молодых женщин более активной жизненной позицией и большей реалистичностью целеполагания, что подтверждает седьмую гипотезу.

В третьем параграфе обсуждаются результаты исследования. Указывается, что найдены достоверные различия между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста по идентификации с персонажами "женщина", "девушка", "юноша". Подчеркивается, что внутренне независимые женщины молодого и зрелого возраста обладают маскулинными чертами характера, но включены они в идентичность женщины по-разному. У внутренне независимых женщин зрелого возраста идентичность более интегрирована. Она гармонично включает в себя модели независимого поведения как мужчин, так и женщин разного возраста, не нарушая позитивного отношения к себе, как к женщине. При этом содержание внутренних образов мужчин и женщин у внутренне независимой женщины зрелого возраста не идентично таковым у молодых внутренне независимых женщин. Молодые внутренне независимые женщины, стремясь действовать самостоятельно, автономно, бессознательно идентифицируются с лицами противоположного пола с неярко выраженными маскулинными чертами. Консолидация мужских стратегий поведения со своей женской идентичностью сопровождается чувством вины и усиливает тревожность, что способствует выбору в качестве альтернативы идентификации с личностью зрелой женщины. Именно в такой идентификации молодая женщина приобретает большинство тех качеств, которые делают ее внутренне независимой: самодостаточность, ответственность, выраженный когнитивный контроль. Процесс идентификации осложняется тем, что образ зрелой женщины, за которым, по данным TAT, угадывается материнская фигура, выглядит достаточно «холодным». Молодая внутренне независимая женщина с выраженной потребностью в демонстрации чаще выбирает свою мать в качестве лица, оценивающего испытуемую как наименее эмоционально близкого себе человека. Образ женщины, сформированный бессознательным внутренне независимых женщин зрелого возраста, отличается фемининностью, ассоциируется, по данным TAT, с фигурой заботливой матери, которая занимает действенную жизненную позицию. Такая бессознательная идентификация говорит о принятии внутренне независимой женщиной зрелого возраста своей женской идентичности, что дает возможность, чувствуя себя женщиной, при необходимости проявлять активность, доминантность, самостоятельность, - черты характера, традиционно

считающиеся мужскими. Отмечается, что отправной точкой для включения в свое женское «Я», а также в свою социальную роль широкого набора признаков и черт, в том числе и мужских, был опыт теплых и доверительных отношений с родителями обоего пола, основанный на эмоциональной близости и одновременном поощрении самостоятельности, что позволило женщинам этой группы в детстве принять свою женскую идентичность, своевременно сепарироваться от матери, сформировать свою автономность. Идентифицируясь с представительницами женского пола своего возраста, независимые молодые женщины приобретают такие черты, как ответственность, дисциплинированность, совестливость, доверчивость, покладистость, оптимизм, практичность, здравомыслие, стремление к дружеским контактам и принятию, становятся менее конфликтными, чаще используют созерцательную жизненную позицию, позитивно завершая свои рассказы. Образ такой полоролевой модели достаточно фемининен, позитивен, и, в целом, привлекателен для становления эго-идентичности молодой женщины. Однако, опираясь лишь на него, не решить задачу психологической сепарации. Идентификация с героем-юношей помогает независимым молодым женщинам быть настойчивыми, смелыми, жизнерадостными, энергичными, самоуверенными, стремиться к самоутверждению. Такое поведение согласуется с групповыми нормами, принятыми в молодежной среде, но одновременно сочетается у молодых внутренне независимых женщин с аутоагрессией и, хотя служит задачам проявления личностной независимости, все же является компенсаторным.

Подчеркивается, что потребность в автономии по-разному реализуется у внутренне независимых молодых и зрелых женщин. Чем более внутренне независима женщина зрелого возраста, тем менее выражены бессознательные потребности в автономии, достижении, демонстрации. При этом связи между этими потребностями и уровнем когнитивного контроля не обнаружено. Следовательно, эти потребности свободно реализуются. Актуализация потребности в автономии у внутренне независимых молодых женщин сопровождается чувством вины, вызванной конфликтом в потребностной сфере. С одной стороны, обнаруживается самодостаточность, опора на собственные силы, выраженная потребность в автономии, которые у молодой внутренне независимой женщиной открыто не проявляются и сопровождаются чувством вины. С другой стороны, выражено желание проявить эти черты через демонстрацию идентификации с личностью зрелой независимой женщины. И с третьей, проявляется эмоциональная неустойчивость, неуверенность в собственных силах, связанная с недостаточным умением применять женские полоролевые стратегии независимого поведения. Такие разнонаправленные тенденции в мотивации внутренне независимой молодой женщины позволяют говорить о том, что фрустрация потребности в автономии поддерживается также более глубоким конфликтом в сфере полоролевой идентичности. Установленные различия между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста по выраженности потребностей в автономии, демонстрации, уничижении, агрессии, доминировании, понимании позволяют утверждать, что потребностная сфера молодых внутренне независимых женщин отличается достоверно большей напряженностью.

Отмечается, что существуют различия в жизненной позиции, которую занимают внутренне независимые женщины молодого и зрелого возраста. Найденные различия по созерцательной жизненной позиции, которая характеризуется осознанностью и отсутствием активности, свидетельствуют, что внутренне независимые женщины

зрелого возраста занимают се достоверно реже. Наряду с этим, они чаще принимают помощь других людей и заменяют одну цель на другую в процессе своей деятельности. Следовательно, внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от молодых более активной жизненной позицией и большей реалистичностью целеполагания, что позволяет им, посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней, управлять событиями, быть субъектом жизнедеятельности.

В заключении диссертационной работы подводятся основные итоги исследования и формулируются следующие выводы:

1. Выявлено, что внутренняя независимость женщины связана со зрелостью личностной идентичности женщины, с интегрированностью ее полоролевой идентичности, с реализацией потребности в автономии и активностью жизненной позиции.

2. Показано, что внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от внутренне независимых женщин молодого возраста большей степенью зрелости личностной идентичности. Для них характерна более выраженная согласованность сознательных оценок своей внутренней тождественности и целостности и бессознательных тенденций, указывающих на отсутствие диффузности «Я».

3. Подтверждено, что полоролевая идентичность внутренне независимой женщины зрелого возраста является более интегрированной. Такие женщины достоверно чаще идентифицируются с одним лицом, и реже - с человеком мужского пола, принимают свою женскую идентичность, включая в нее маскулинные черты характера. В молодом возрасте внутренняя независимость женщины связана с конфликтом в сфере полоролевой идентичности, обусловленным разнонаправленными тенденциями: бессознательной идентификацией с мужчиной зрелого возраста и одновременно актуализированной потребностью в демонстрации себя в качестве зрелой независимой женщины.

4. Выявлено, что образы «мужчина», «женщина», «девушка», «юноша» у внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста отличаются разным содержанием и определяют специфику целостных образов «Мужчина» и «Женщина». Эта специфика сопряжена с особенностями интеграциии психологических качеств и черт женской индивидуальности внутренне независимой женщины и бессознательных аспектов ее мужского начала в молодом и зрелом возрасте.

5. Установлено, что найдены различия между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста по характеру реализации потребности в автономии. Обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и бессознательной потребностью в автономии свидетельствует о свободной реализации потребности в автономии этими женщинами. У внутренне независимых молодых женщин актуализация потребности в автономии связана с ростом потребности в уничижении, обусловленной внутренним конфликтом в сфере полоролевой идентичности, что приводит к фрустрации потребности в автономии. В целом, потребностная сфера молодых внутренне независимых женщин отличается более выраженной напряженностью. Они чаще, чем внутренне независимые женщины зрелого возраста испытывают бессознательные потребности в автономии, демонстрации, уничижении, агрессии, доминировании, понимании.

6. Определено, что чем более внутренне независима женщина зрелого возраста, тем чаще она достигает поставленной цели. Жизненная позиция женщин зрелого возраста характеризуется более выраженной активностью и реалистичностью

целеполагания, что свидетельствует о различиях между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

I. Статьи из перечня ведущих научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Психологические особенности потребностной сферы и полоролевой идентификации внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости // Вестник Костромского государственного университета им. H.A. Некрасова. Серия «Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика». 2008. Т. 14. № 2. - С. 157-161.

2. Психологические детерминанты жизненной позиции внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости // Вестник Костромского государственного университета им. H.A. Некрасова. Серия «Психологические науки: акмеология образования». 2009. Т. 15. № I. -С. 120-124.

II. Научные статьи, доклады, тезисы:

3. Психологические аспекты внутренней свободы личности // Гуманитарное образование в строительном ВУЗе: Сборник / Науч. ред. Н.Г. Милорадова. -М.:АСВ, 2004.-С. 97-99.

4. Внутренняя независимость женщины в период ранней взрослости и ее связь с особенностями полоролевой идентичности // Психологические исследования личности: Сборник работ молодых ученых / Отв. ред. Е.А. Чудина. - М.: Изд-во Института психологии РАН, 2005. - С. 205-216.

5. Социальные аспекты полоролевой идентификации как фактор формирования внутренней независимости личности // Гуманитарное образование в строительном ВУЗе: Сборник научно-методических материалов факультета гуманитарного образования МГСУ. Вып. 3 / Под ред. А.Д. Ишкова и Н.Г. Милорадовой. - М.: МГСУ, 2006. С. 56-63.

6. Личностные особенности внутренне независимой женщины периода молодости // Современные технологии в строительстве. Образование, наука, практика: Сборник секционных научных трудов Городской научно-практической конференции-выставки, посвященной 85-летию МГСУ -МИСИ (25-27 октября 2006 г.) / Московский Государствешаш Строительный университет. М.: МГСУ, 2006. - С. 356-360.

7. Психологические особенности внутренне независимой женщины периода зрелости // Психологические исследования: Вып. 2 / Под ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2007.-С. 142-156.

8. Особенности когнитивной сферы внутренне независимых молодых и зрелых женщин // Гуманитарное сознание: проблемы, поиски, перспективы: Труды международной научно-практической конференции «Гуманитарные проблемы современности» / Под ред. А.Д. Ишкова. -М.: МГСУ. 2007. - С. 192-199.

9. Внутренняя независимость человека как личностная компетенция // Гуманитарное образование в строительном ВУЗе: Компетентность!й подход и современные педагогические технологии: Сборник научно-методических материалов факультета Гуманитарного образования МГСУ. Вып. 4 / Под ред. Л.Д. Ишкова. - М.: МГСУ, 2007. - С. 185-194.

10. Особенности сферы самоактуализации внутренне независимой молодой женщины // Гуманитарное сознание: проблемы, поиски и перспективы: Труды шестой Всероссийской и четвертой Международной научно-практической конференции «Гуманитарные проблемы современности» (8-9 апреля 2009 г., Москва): В 2 т. Т. 2 / Под ред. З.И. Ивановой, Е.Г. Кривых, Н.Г. Милорадовой. - М.: МГСУ, 2009. - С. 201-208.

11. Принцип субъекта как основа психологического подхода к проблеме автономности личности // Психология человека в современном мире. Т. 1. Комплексный и системный подходы в исследованиях психологии человека. Личность как субъект жизненного пути: Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна (15-16 октября 2009 г., Москва) / Отв. ред.: А.Л. Журавлев, В.А. Барабанщиков, М.И. Воловикова. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. - С. 210-212.

12. Психологические различия в потребностной сфере внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста // Психология - наука будущего: Материалы III международной конференции молодых ученых «Психология - наука будущего» (5-7 ноября 2009 г., Москва) / Под. ред. А.Л. Журавлева, Е.А. Сергиенко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. - С. 302- 305.

Подписано в печать: 28.04.2010

Заказ № 3658 Тираж - 110 экз. Печать трафаретная. Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш., 36 (499) 788-78-56 www.autoreferat.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кумыкова, Елена Валентиновна, 2010 год

Введение.

Глава I. Теоретико-методологические предпосылки исследования психологических особенностей внутренней независимости личности.

1.1 Понятие внутренней независимости и его связь с другими психологическими категориями.

1.2 Психологические аспекты становления внутренней независимости личности.

Выводы по I главе.

Глава II. Внутренняя независимость женщины как качество личности и его возрастная динамика.

2.1 Развитие личности женщины в период молодости и зрелости.

2.2 Психологические особенности становления внутренней независимости женщины.

Выводы по главе II.

Глава III. Эмпирическое исследование психологических особенностей внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста.

3.1 Постановка проблемы и обоснование выбора методик эмпирического исследования.

3.2 Анализ результатов эмпирического исследования.

3.3 Обсуждение результатов эмпирического исследования.

Выводы по главе III.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические особенности внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста"

Актуальность исследования.

Социальные изменения, которые произошли в последние десятилетия, поставили человека перед сложнейшим экзистенциальным выбором, привели к возникновению устойчивого интереса к активной, инициативной, независимой, самостоятельной личности, способной адаптироваться к меняющимся жизненным обстоятельствам. В то же время дискуссионным остается вопрос о природе такого рода поведения, обусловленности его внешними либо внутренними факторами.

Начало исследований внутренней независимости личности было положено философами, работы которых посвящены тематике свободы воли (Б. Спиноза, И. Кант, Г. Гегель, И. Фихте и др.). Они подчеркивали важность для эмпирически свободного человека познания, мышления, деятельности, рефлексии, выхода за границы «Я», нравственности. Развитие этих идей можно найти в философии экзистенциализма (С. Кьеркегор, Ж.П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс, А. Камю) и у представителей русской философской школы (Вл. Соловьев, Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский, C.JI. Франк, С.А. Левицкий).

Психологические исследования по данной проблеме, продолжив философскую традицию, сконцентрировались в большей мере на таких особенностях внутренне независимой личности, как характер, мотивы, потребности, идентичность, а также на взаимосвязи становления данного качества личности с особенностями взаимоотношения человека с родителями на разных стадиях онтогенеза (3. Фрейд, Э. Эриксон, Э. Берн, М. Эйнсворт, М. Малер, Б. Уайнхолд и Д. Уайнхолд, Э. Дэси и Р. Райан, С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, Д.А. Леонтьев, К.А. Абульханова-Славская, С.К. Нартова-Бочавер, Н.Е. Харламенкова и др.).

На основе анализа взглядов на проблему внутренней независимости личности в отечественной и зарубежной психологии, автор формулирует следующее понимание этого феномена: внутренняя независимость — эмпирическая свобода (чувство личной ответственности, умение управлять собой, способность делать осознанный самостоятельный, независимый выбор), которая организует автономность и целостность жизненного пути личности как субъекта жизнедеятельности.

Говоря об исследованиях независимости женщины, следует отметить, что они, в основном, проводились в контексте взаимоотношения женщины и общества, в рамках теорий феминизма (Д. Митчелл, Д. Диннерстайн, Н. Чодороу, Ю. Кристева, JI. Иригарэй и др.) и делали акцент на внешних аспектах проявления независимости, равноправии мужчин и женщин. В то же время вопрос внутренней независимости женщин остается до сих пор мало изученным.

Актуальность изучения проблемы внутренней независимости женщины состоит в том, что на современном этапе развития науки одним из ведущих методологических принципов в психологии является принцип субъекта, в соответствии с которым человек рассматривается на высшем уровне активности, творчества и инициативности. «Желание сохранить свою независимость, автономию, - считает К.А. Абульханова-Славская, - осуществляется социально адекватно не на путях выявления того "насколько" и "в чем" "я завишу или не завишу" от окружающих, а в осознании содержательных задач своей жизни, что является единственным условием для сохранения такой автономии» (Абульханова-Славская, 1991, с. 81). Гарантом же внутренней независимости, по ее мнению, выступает личностная зрелость. Целостность, интересность, значимость личности прежде всего для самой себя, а уж потом для других, является показателем сформированное™ социальной активности человека, его готовности к социальным взаимодействиям.

Путь личностного роста мужчины априори направлен на развитие автономии и активности, тогда как развитие женщины идет по другому пути. Современные условия социального развития позволяют женщине стать более независимой в своих решениях, следовательно, необходимо изучить ее психологический статус. Человек, без нужды ограничивающий свою свободу действий, отказывающийся применять свои способности, демонстрирует свою несамостоятельность, беспомощность. По мнению немецкого психолога Уте Эрхардт, «многие женщины полагают - более или менее осознанно, - что непоколебимая уверенность в себе противостоит готовности других предоставить тебе защиту. Они опасаются поплатиться за свою самостоятельность потерей близости, доверия, интимности и чувства защищенности, поэтому стремятся скорее к зависимости, чем к уверенности в собственных силах. Но в действительности верно обратное: независимые, уверенные в себе люди способны сами управлять своей жизнью. Когда же им нужна поддержка, окружающие охотно ее обеспечивают, потому что знают: их помощью не будут злоупотреблять» (Эрхардт, 2003, с. 17).

Кроме того, в наше время особенно остро стоит проблема как зависимого, так и созависимого поведения. Известно, что женщине тяжелее, чем мужчине, преодолеть аддикцию. Только сосредоточившись на психологических бедствиях внутри себя, узнавая больше о своем внутреннем "Я", личность постепенно вырабатывает чувство господства над силами, которые мешают чувствовать себя свободным, овладевает способами сознательного управления своим поведением. Именно поэтому возникает необходимость исследования здоровой личности женщины, обладающей внутренней независимостью.

Цель исследования: Теоретически обосновать и эмпирически исследовать психологические особенности внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Объект исследования: личность женщины периода молодости и зрелости.

Предмет исследования: психологические особенности потребностной сферы, личностной идентичности, полоролевой идентичности и жизненной позиции внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Теоретическая гипотеза: Личностными характеристиками внутренне независимой женщины являются: зрелость личностной идентичности, интегрированность полоролевой идентичности, реализация потребности в автономии, активность жизненной позиции; эти характеристики специфичны для молодого и зрелого возраста.

На основе теоретической гипотезы формулируются следующие исследовательские гипотезы:

1. Внутренняя независимость женщины сопряжена со степенью зрелости личностной идентичности.

2. Существует связь между внутренней независимостью женщины и ее полоролевой идентичностью.

3. Существуют различия в интегрированности полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

4. Внутренняя независимость женщины сопряжена с реализацией потребности в автономии.

5. Существуют различия в реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

6. Внутренняя независимость женщины связана с активностью ее жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внутренней и внешней конфликтности.

7. Существуют различия в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

В соответствии с целью и гипотезами исследования были сформулированы следующие задачи:

1) Теоретические:

• провести категориальный анализ понятий «свобода», «независимость», «автономия», «суверенность», «внутренняя независимость»;

• изучить взгляды на проблему становления внутренней независимости личности;

• проанализировать психологические особенности развития личности женщины в онтогенезе и установить психологические предпосылки становления ее внутренней независимости.

2) Методические:

• выбрать измерительные процедуры для диагностики внутренней независимости личности женщины, ее потребностной сферы, личностной идентичности, полоролевой идентичности и жизненной позиции;

• провести статистическую обработку результатов исследования с целью проверки исследовательских гипотез.

3) Эмпирические:

• выявить наличие/отсутствие связи между внутренней независимостью женщины и степенью зрелости личностной идентичности;

• определить характер связи между внутренней независимостью женщины и ее полоролевой идентичностью;

• исследовать различия в интегрированности полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста;

• проверить наличие/отсутствие связи между внутренней независимостью женщины и реализацией потребности в автономии;

• изучить различия в степени реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста;

• установить характер связи между внутренней независимостью женщины и активностью ее жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внутренней и внешней конфликтности;

• выявить различия в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования:

1) теоретические - метод анализа научных текстов с целью разработки концептуальной схемы внутренней независимости женщины;

2) эмпирические - 16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла; Тематический апперцептивный тест (ТАТ) Г. Мюррея; опросник личностной самоидентичности Э. Эриксона; тест измерения уровня самоактуализации Э. Шострома (в адаптации Н.Ф. Калиной); тест-шкала дисфункциональности (ШДФ) Д. Бернса (в модификации Н.Г. Милорадовой и А.Д. Ишкова).

3) метод качественного и количественного анализа данных;

4) интерпретационный метод.

Для обработки результатов исследования использовался пакет прикладных программ статистической обработки данных STATISTICA 6.1: корреляционный анализ с использованием коэффициента rs Спирмена и непараметрический метод сравнительного статистического анализа с использованием U-критерия Манна-Уитни.

Достоверность результатов обеспечивается соответствующим выбором методов анализа результатов исследования, достаточно большим объемом выборки (100 человек), сочетанием количественного и качественного методов исследования, обоснованным применением методов математической статистики.

Методологические принципы исследования: принцип развития (C.JI. Рубинштейн, Л.И. Анцыферова); субъектно-деятельностный подход (С.Л. Рубинштейн, К.А. Абульханова-Славская, А.В. Брушлинский, В.В. Знаков, Е.А. Сергиенко); принцип целостного подхода к личности (Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова).

Теоретической основой исследования явились: теория структурной организации сознания (C.JI. Рубинштейн); динамический подход к исследованию личности (Л.И. Анцыферова); аналитическая психология (К. Юнг); эпигенетическая теория личности (Э. Эриксон); теория отделения/индивидуации (М. Малер); теория самоактуализации личности (А. Маслоу).

Общая характеристика выборки

В качестве испытуемых выступили две группы женщин. Первая группа - женщины в возрасте от 31 до 48 лет, средний возраст 35 лет, количество - 50 человек. Из них - 22 % имеют среднее специальное медицинское образование, 78 % - высшее образование. Среди женщин с высшим образованием 41 % имеют инженерно-экономическое образование, 31 % - медицинское и 28 % - психологическое. Восемьдесят шесть процентов женщин первой группы имеют собственную семью, 68 % - воспитывают детей. Вторая группа - девушки в возрасте 19-27 лет. Средний возраст - 21 год, количество - 50 человек. Из них 14% имеют высшее гуманитарное образование, 16% - среднее специальное образование, остальные 70 % — незаконченное высшее техническое образование (студентки 4 курса факультета городского строительства и хозяйства Московского государственного строительного университета). Среди женщин второй группы 34 % создали собственные семьи, 20 % молодых женщин воспитывают детей.

Научная новизна исследования состоит в том, что в данной работе представлена концептуальная модель внутренней независимости личности женщины, включающая ее потребностно-мотивационную сферу, личностную и полоролевую идентичность, а также жизненную позицию. До настоящего времени преимущественным оставался такой подход к независимости женщины, сущность которого состояла в понимании независимости как внешнего поведения во взаимоотношениях женщины и общества, направленного на реализацию идеи о равноправии мужчин и женщин.

На основе представленной концептуальной модели получены результаты, описывающие природу и особенности внутренней независимости женщины, а также выявлены различия в проявлении данного качества личности в молодом и зрелом возрасте. Показано, что внутренняя независимость женщины предопределяется особенностями взаимодействия (идентификации) с отцом и матерью, что в дальнейшем сказывается на полоролевой идентичности женщины и находит отражение в содержании таких образов, как образы мужчины и женщины. Впервые описаны различия, в соответствии с которыми внутренняя независимость женщин молодого возраста обусловлена идентификацией с мужчиной зрелого возраста с неявно выраженными маскулинными чертами характера, а независимость женщин зрелого возраста проявляется при достоверно более высоком уровне идентификаций с лицами женского пола, что сопряжено с широким набором признаков и черт (в том числе и мужских), включаемых в женскую социальную роль этими женщинами. Впервые внутренняя независимость женщины рассматривается в контексте проблемы сепарации от родителей (особенно от матери) и ее связи с реализацией потребности в автономии.

Установлена взаимосвязь внутренней независимости женщины с ее субъектностью, активностью жизненной позиции, что находит выражение в умении женщины зрелого возраста управлять событиями собственной жизни, влиять на их ход, а у женщин молодого возраста проявляется в высокой активности жизнедеятельности, в самостоятельности, сочетающимися с импульсивностью и конфликтностью. Дифференцировано целеполагание у внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста. Показано, что внутренне независимые женщины зрелого возраста обладают большей гибкостью мышления и реалистичностью целеполагания по сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами, что связано с умением принимать помощь других людей и заменять одну цель на другую в процессе своей деятельности.

Теоретическая значимость исследования состоит в проведении категориального анализа понятий «свобода», «независимость», «автономия», «суверенность» и «внутренняя независимость личности». Анализ позволил выделить теоретические конструкты внутренней независимости личности (самопознание, рефлексию, интеллект, творческое мышление, радикализм, самодостаточность, самостоятельность, самообладание, ответственность) и на их основе создать концептуальную модель внутренней независимости личности. Верификация модели на выборке женщин позволила подтвердить ее истинность, а также раскрыть психологические особенности внутренне независимой женщины периода молодости и зрелости.

Практическая значимость исследования

Реалии современности требуют от человека инициативы, активности, независимости, самостоятельной постановки и решения задач, ответственности, эффективной результативности деятельности - т.е. характеристик, относящихся к традиционно маскулинным чертам. И в то же время они не отменяют задач адаптации, а, следовательно, предопределяют развитие таких личностных качеств, как гибкость, коммуникативность, эмоциональная включенность. Если путь современного мужчины - это осознание своей фемининности и включение соответствующих качеств в Я-концепцию с целью более продуктивного исполнения своих жизненных задач, то путь современной женщины — гармонизация осознанных ею и зачастую доминирующих маскулинных качеств с чертами личности, традиционно присущими женщине. Результаты данного исследования можно использовать для точной дифференциации' половых и тендерных ролей в процессе онтогенетического развития женщины, а также в целях индивидуального и семейного консультирования, направленного на решение коммуникативных проблем, связанных с типичными тендерными ролями и стратегиями.

Проявление внутренней независимости, автономности личности может быть критерием психического здоровья и свидетельством общего психологического благополучия, и, наоборот, - отсутствие данного качества можно считать индикатором потребности в психологической помощи. Зависимость и созависимость - одна из распространенных жизненных проблем, мешающих полноценной жизни людей. Такие люди не осознают своих истинных потребностей и мотивов, испытывают постоянную потребность в одобрении окружающих, поддерживают отношения, унижающие достоинство, и чувствуют, что не в силах что-либо изменить в своей жизни. Несомненную значимость данные, полученные в ходе исследования, представляют для практических психологов, занимающихся коррекцией зависимого и созависимого поведения женщин.

Положения, выносимые на защиту:

1. Внутренняя независимость женщины сопряжена со зрелостью ее личностной идентичности, с интегрированностью полоролевой идентичности, с реализацией потребности в автономии и с активностью жизненной позиции.

2. Внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от внутренне независимых молодых женщин более зрелой личностной и более интегрированной полоролевой идентичностью, гармонично включающей в себя модели независимого поведения как мужчин, так и женщин разного возраста.

3. У внутренне независимых женщин выражено стремление к реализации потребности в автономии. Характер реализации потребности в автономии в молодом и зрелом возрасте имеет свою специфику: у молодых внутренне независимых женщин актуализация потребности в автономии связана с внутриличностным конфликтом, женщины зрелого возраста свободно реализуют эту потребность.

4. По сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами, жизненная позиция внутренне независимых женщин зрелого возраста характеризуется выраженной активностью и осознанностью, что дает им возможность эффективно управлять событиями своей жизни.

Апробация диссертационной работы. Основные положения диссертации обсуждались на заседании лаборатории психологии личности Института психологии РАН. Результаты исследования докладывались и обсуждались на международной научно-практической конференции «Гуманитарные проблемы современности», посвященной 45-летию кафедры философии и 35-летию кафедры политологии и социологии МГСУ (Москва, 2006); на третьей международной межвузовской конференции молодых ученых «Психология - наука будущего» (Москва, 2009).

Структура и объем работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и приложений. Основной текст занимает 200 страниц, список использованных источников включает 210 наименований, из них 38 работ на иностранном языке. В диссертации содержится 11 таблиц, 6 рисунков.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Выводы по главе Ш

1. Исследование показало, что внутренне независимые женщины молодого и зрелого возраста отличаются от женщин других групп своими личностными чертами. Они более доминантны, радикальны, самодостаточны, сдержанны, предпочитают работать в одиночку и самостоятельно принимать решения. Таким образом, в личностной структуре внутренне независимой женщины молодого и зрелого возраста преобладают черты характера, считающиеся традиционно мужскими.

2. Определено, что для внутренне независимых женщин зрелого возраста характерна более выраженная согласованность сознательных оценок себя, своей внутренней тождественности и целостности, подтвержденной опытом межличностного общения и бессознательных тенденций, указывающих на отсутствие диффузности «Я». По показателям теста личностной идентичности Э.Эриксона внутри группы молодых женщин не было выявлено ожидаемых различий, а также отсутствовала согласованность между осознаваемыми проявлениями собственного «Я» и бессознательными тенденциями. Поэтому можно считать, что гипотеза о том, что внутренняя независимость женщины сопряжена со степенью зрелости личностной идентичности, подтвердилась частично (на группе женщин зрелого возраста).

3. Найдена прямая связь между идентификацией с мужчиной зрелого возраста и степенью внутренней независимости молодой женщины. Выявлена также строгая обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и идентификацией с человеком мужского пола разного возраста. Независимые женщины зрелого возраста, в отличие от конформных, достоверно реже идентифицируются с человеком противоположного пола. Это подтверждает гипотезу о связи внутренней независимости женщины с ее полоролевой идентичностью.

4. Внутренне независимые женщины зрелого возраста достоверно чаще идентифицируются с персонажем «женщина», и общим количеством персонажей женского пола по сравнению с внутренне независимыми молодыми женщинами. Молодые внутренне независимые женщины в качестве объектов идентификации достоверно чаще выбирают персонажей «девушка» и «юноша». По данным исследования, персонажи «женщина» и «мужчина», «девушка» и «юноша» у независимых женщин молодого и зрелого возраста обладают разным содержанием и осуществляют определенный смысловой вклад в целостные образы «Мужчина» и «Женщина». Исследование показало, что чем более внутренне независима женщина зрелого возраста, тем чаще она, по данным ТАТ, идентифицируется с одним лицом, и реже с персонажем мужского пола, гармонично включая маскулинные черты личности в свою женскую идентичность. Молодые внутренне независимые женщины, достоверно реже осуществляют множественную идентификацию (идентификацию с несколькими лицами) по сравнению с конформными молодыми женщинами. Одновременно, с ростом внутренней независимости молодой женщины происходит увеличение количества идентификаций с мужчинами зрелого возраста, что сопровождается бессознательным чувством вины и свидетельствует о внутриличностном конфликте в сфере полоролевой идентичности. Таким образом, гипотеза о различиях в интегрированности полоролевой идентичности между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого подтверждается.

5. Выявлены достоверно значимые различия по выраженности потребности в автономии между внутренне независимыми и конформными женщинами зрелого возраста. Определена строгая обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и бессознательной потребностью в автономии, что подтверждает гипотезу о связи внутренней независимости женщины с реализацией потребности в автономии.

6. Анализ различий в потребностной сфере между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста показал, что у женщин зрелого возраста потребность в автономии свободно реализуется. Женщины молодого возраста достоверно чаще испытывают бессознательные потребности в автономии, уничижении, доминировании, . демонстрации и понимании. В целом, потребностная сфера внутренне независимых молодых женщин отличается большей степенью напряженности, а реализация потребности в автономии связана с внутриличностным конфликтом в потребностной сфере и более глубоким конфликтом в сфере полоролевой идентичности. Таким образом, гипотеза о различиях в реализации потребности в автономии между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста подтверждается.

7. Определена строгая, прямая связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и частотой достижения цели. Также исследование показало, что внутренне независимые женщины по сравнению с конформными женщинами зрелого возраста обладают менее выраженной внутренней конфликтностью и достоверно реже вступают во внешние конфликты. По сравнению с женщинами других групп своего возраста, они достоверно реже занимают созерцательную позицию, характеризующуюся осознанностью и отсутствием активности, что подтверждает гипотезу о связи внутренней независимости женщины с активностью жизненной позиции, особенностями целеполагания, уровнем внешней и внутренней конфликтности.

8. Получены данные о том, что внутренне независимые женщины зрелого возраста достоверно реже занимают созерцательную позицию, по сравнению с молодыми внутренне независимыми женщинами. Они также отличаются достоверно более активной жизненной позицией и большей реалистичностью целеполагания, что подтверждает гипотезу о различиях между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход, посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней.

9. Выявлены достоверные различия по степени выраженности когнитивного контроля у независимых женщин зрелого возраста. Определена прямая связь между степенью когнитивного контроля и внутренней независимостью женщины зрелого возраста. Достоверных различий по уровню когнитивного контроля между независимыми молодыми женщинами и независимыми женщинами зрелого возраста не найдено. Наряду с этим, исследование показало, что уровень интеллекта (по данным 16 PF) выше в группе внутренне независимых женщин зрелого возраста, что требует специального исследования и обсуждения.

10. Определены особенности отношения женщин к времени жизни. У внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста это отношение является функционально-действенным.

12. Анализ различий в сфере самоактуализации показал, что внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от молодых независимых женщин более глубоким доверием к людям и позитивной оценкой человечества в целом, более выраженным самопониманием, а также способностью к установлению прочных и доброжелательных отношений с окружающими, что указывает на проявления генеративности. Для молодых внутренне независимых женщин самоактуализация - процесс, который можно рассматривать как актуальный поиск себя, своего места в жизни и во взаимоотношениях с другими людьми, сопряженный с неразрешенными внутренними конфликтами в потребностной сфере и сфере идентичности, а также с нормативным кризисом перехода на новые стадии семейного цикла.

Заключение

В настоящее время проблема понимания независимости человека в психологической науке является одной из насущных. Экономические и социальные преобразования последнего десятилетия заставляют человека искать опору в себе, самому принимать решения в различных жизненных ситуациях и регулировать свою жизнь. Поэтому локус осмысления понятия «независимость» смещается с его внешнего проявления на внутреннее.

Карен Хорни полагала, что достижение внутренней независимости далеко отстоит от полного пренебрежения к мнениям и суждениям других людей, как и автоматического их принятия. Наоборот, это дает человеку возможность построить собственную иерархию ценностей и применять ее непосредственно в жизни. В отношении же к другим людям это влечет за собой уважение индивидуальности и их прав, становится основой для "действительной взаимности отношений", соответствуя подлинно демократическим идеалам" (Хорни, 2000).

Следует согласиться с тем, что если для мужчины внешняя и внутренняя независимость являются генетическим арсеналом, поддерживаемым нормативными социальными представлениями о его соматических, психических и поведенческих свойствах, то для женщины это не типичный для ее пола путь развития личности. Тем не менее, реалии сегодняшнего дня допускают не только обмен тендерными ролями между мужчинами и женщинами, но зачастую способствуют развитию таких качеств личности, которые традиционно считаются признаками, типичными для другого пола. Так, поведение женщины нашего времени становится все более активным, самодостаточным, самостоятельным, автономным, независимым,- что предопределяет изучение его внутренних детерминант.

Проведенный теоретический анализ работ разных авторов показал, что основополагающими составляющими внутренней независимости личности являются: самопознание; рефлексия; интеллект, творческое мышление;

180 гибкость, радикализм; самодостаточность, самостоятельность; самообладание; ответственность. Мысленный эксперимент позволил определить эмпирические компоненты внутренней независимости личности: зрелость личностной идентичности, реализация потребности в автономии, активность жизненной позиции.

На основе проведенного исследования теоретического материала, посвященного проблеме внутренней независимости, можно утверждать, что целостное и гармоничное развитие внутренне независимой личности основано на установлении прочной эмоциональной связи между ребенком и родителями (лицами, их заменяющими), стабильности отношений, открытости коммуникаций, а также на обеспечении родителями установки на свободный выбор, что актуализирует потребности в компетентности и автономии, дает четкое представление о своем «Я» и его границах. В формировании внутренней независимости женщины особой значимостью обладает позитивное завершение стадии автономии, что в дальнейшем способствует развитию сильного «Я» и умению владеть собой, а также позитивное завершение стадии идентификации с родителем своего пола, обеспечивающей стабильность отношения к себе как к женщине, независимо от выбора тендерной стратегии поведения. Теоретически выявленные особенности проявления внутренней независимости у женщин, предоставили возможность дополнить список эмпирических компонентов внутренней независимости полоролевой идентичностью.

Основываясь на изученном материале, была разработана концептуальная модель внутренней независимости женщины, подобраны методики, разработана анкета и сформирована выборка для проведения диссертационного исследования с целью выяснения психологических особенностей внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста. Работа содержит анализ того, как изменяются потребностная сфера, полоролевая идентификация и личностная идентичность, жизненная позиция внутренне независимой женщины при переходе от молодости к зрелости.

На основании изучения литературы по исследуемой проблеме и анализа конкретных результатов можно сделать следующие выводы:

1. Выявлено, что внутренняя независимость женщины связана со зрелостью личностной идентичности женщины, с интегрированностью ее полоролевой идентичности, с реализацией потребности в автономии и активностью жизненной позиции.

2. Показано, что внутренне независимые женщины зрелого возраста отличаются от внутренне независимых женщин молодого возраста большей степенью зрелости личностной идентичности. Для них характерна более выраженная согласованность сознательных оценок своей внутренней тождественности и целостности и бессознательных тенденций, указывающих на отсутствие диффузности «Я».

3. Подтверждено, что полоролевая идентичность внутренне независимой женщины зрелого возраста является более интегрированной. Такие женщины достоверно чаще идентифицируются с одним лицом, и реже - с человеком мужского пола, принимают свою женскую идентичность, включая в нее маскулинные черты характера. В молодом возрасте внутренняя независимость женщины связана с конфликтом в сфере полоролевой идентичности, обусловленным разнонаправленными тенденциями: бессознательной идентификацией с мужчиной зрелого возраста и одновременно актуализированной потребностью в демонстрации себя в качестве зрелой независимой женщины.

4. Выявлено, что образы «мужчина», «женщина», «девушка», «юноша» у внутренне независимых женщин молодого и зрелого возраста отличаются разным содержанием и определяют специфику целостных образов «Мужчина» и «Женщина». Эта специфика сопряжена с особенностями интеграциии психологических качеств и черт женской индивидуальности внутренне независимой женщины и бессознательных аспектов ее мужского начала в молодом и зрелом возрасте.

5. Установлено, что найдены различия между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста по характеру реализации потребности в автономии. Обратная связь между внутренней независимостью женщины зрелого возраста и бессознательной потребностью в автономии свидетельствует о свободной реализации потребности в автономии этими женщинами. У внутренне независимых молодых женщин актуализация потребности в автономии связана с ростом потребности в уничижении, обусловленной внутренним конфликтом в сфере полоролевой идентичности, что приводит к фрустрации потребности в автономии. В целом, потребностная сфера молодых внутренне независимых женщин отличается более выраженной напряженностью. Они чаще, чем внутренне независимые женщины зрелого возраста испытывают бессознательные потребности в автономии, демонстрации, уничижении, агрессии, доминировании, понимании.

6. Определено, что чем более внутренне независима* женщина зрелого возраста, тем чаще она достигает поставленной цели. Жизненная позиция женщин зрелого возраста характеризуется более выраженной активностью и реалистичностью целеполагания, что свидетельствует о различиях между внутренне независимыми женщинами молодого и зрелого возраста в способности управлять событиями своей жизни, влиять на их ход посредством рефлексивного анализа ситуации и своего места в ней.

Социальные установки нашего общества с недавнего времени дают возможность женщине использовать мужские стратегии поведения для того, чтобы конкурировать на рынке труда, выбирать мужские виды деятельности, быть экономически самостоятельными, активно действовать,в межличностных отношениях. И в то же время, она может достигнуть этих результатов своим, присущим ей от природы женским способом, обращаясь с другими, как женщина - гибко, с вниманием к чувствам других людей, эмоционально включено. Наше исследование показало, что с такой жизненной задачей может справиться внутренне независимая женщина зрелого возраста, имеющая широкий репертуар тендерных стратегий, включенных в свою женскую идентичность. Можно предположить, что разрешение психосоциального кризиса на стадии автономии у внутренне независимых женщин зрелого возраста произошло удовлетворительно. На стадии идентификации этими женщинами была принята женская половая роль. Для молодой внутренне независимой женщины решение подобной задачи будет связано с разрешением внутриличностных конфликтов в потребностной сфере и в сфере полоролевой идентичности для того, чтобы потребность в автономии реализовывалась более свободно.

Поэтому дальнейшее изучение особенностей внутренне независимых женщин должно идти по пути создания программы — тренинга для молодых женщин, направленного на развитие осознания своих внутренних образов «мужчина» и «женщина» и более гармоничной их интеграции в личностной идентичности, что будет являться пусковым механизмом для трансформации независимости протестного-демонстративного характера в устойчивое качество личности - внутренняя независимость.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кумыкова, Елена Валентиновна, Москва

1. Абрамова Г. С. Возрастная психология. М.: Академический Проект;

2. Екатеринбург: Деловая книга, 2003. — 704 с.

3. Абульханова-Славская К.А., Бругилинский А.В. Философско-психологическаяконцепция С. Л. Рубинштейна. — М.: Наука, 1989. — 243 с.

4. Абульханова-Славская К.А. О субъекте психической деятельности. — М.: 1973.-288 с.

5. Абульханова-Славская К. А. Проблема определения субъекта в психологии // Субъект действия, взаимодействия, познания. — Москва, Воронеж.: 2001. -с. 36-52.

6. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991, - 299 с.

7. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. — М.: Директ-Медиа, 2008. 406 с.

8. Алешина Ю.Е., Волович А. С. Проблемы усвоения ролей мужчины иженщины. // Вопросы психологии . 1991. №4 - с. 7-16.

9. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. - М.: Независимая фирма «Класс», 2000. -208 с.

10. Асмолов А. Г. По ту сторону сознания: методологические проблемы неклассической психологии. М.: Смысл. 2002г. - 480 с.

11. Аристотель. О душе. СПб.: Питер, 2002. -220 с.11 .Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1968. 336 с.

12. Андреева Г. М. Социальная психология. — М.: Наука, 1994. 324 с.

13. Антология тендерных исследований. Сб. Пер. / Сост. И комментарии Е.И.Гаповой и А.Р.Усмановой. Мн.: Пропилей, 2000. 384 с.

14. Анцыферова Л. И. Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. — М.: Институт психологии РАН, 2006. 512 с.

15. Ассаджиоли Р. Психосинтез: принципы и техники. — М.: Психотерапия, 2008.-384 с.

16. Баттерворт Дэю., Харрис М. Принципы психологии развития / Пер. с англ. -М.: «Когито-Центр», 2000. 350 с.

17. Бахтин Н.М. Философия как живой опыт. М.: Лабиринт, 2008. 240 с.

18. Бедненко Г. Б. Открой в себе богиню. СПб.: ИК «Невский проспект», 2003. - 192 с.

19. Бедненко Г. Б. Боги, герои, мужчины: Архетипы мужественности. М.: Независимая фирма «Класс», 2005. - 320 с.

20. Бем С. Линзы тендера: трансформация взглядов на проблему неравенства полов / Пер. с англ. М.: РОССПЭН, 2004. 336 с.

21. Бердяев Н. А. О рабстве и свободе человека // Опыт персоналистической философии. Paris: YMCA-PRESS, 1939. 224 с.

22. Бердяев Н.А. Царство Духа и Царство Кесаря. М.: Республика, 1995. -375с.

23. Бердяев Н.А. Эрос и личность: философия пола и любви. М.: Азбука-Классика, 2007, - 224 с.

24. Бердяев Н. А. Философия свободы. М.: ACT, 2007. - 669 с.

25. Берн Ш. Тендерная психология. М.: Прайм-Еврознак, 2004. - 320 с.

26. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры / Общ. ред. М.С. Мацковского. М.: Прогресс, 1988. - 399 с.

27. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. — М.: Прогресс, 1986. 420с.

28. Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. — М.: Рефл-бук, 1999. 300 с.

29. Большой психологический словарь / Под ред. Б. Г. Мещерякова, В.П.Зинченко. М.: Прайм-Еврознак, 2007 - 672 с.

30. Бодалее А.А. Вершина в развитии взрослого человека: характеристики и условия достижения. М.: Флинта: Наука, 1998. - 168 с.

31. ЪЪ.Божович Л.И. Проблемы формирования личности. / Под ред. Д.И.Фельдштейна. М.-Воронеж: 1995. с. 157-162.

32. БоулбиДж. Привязанность. М.: Гардарики, 2003. - 477с.

33. Боулби Джон. Создание и разрушение эмоциональных связей. М.: Академический проект, 2004. - 232с.

34. Братусъ Б. С. К проблеме человека в психологии //Вопросы психологии. — М., 1997. N5.-с. 3-19.

35. Брушлинский А.В. Психология субъекта. СПб.: Алетейя, 2003.-272 с. ЪЪ.Бурменская Г.В. Проблемы онто- и филогенеза привязанности к матери в теории Джона Боулби // Журнал практической психологии и психоанализа, 2003. -№ 1.

36. Васшюк Ф. Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. — М: Изд-во Московского университета, 1984. 234 с.

37. АО.Варламова Е. П., Степанов С. Ю. Психология творческой уникальности. -М.: ИП РАН, 2002.-256 с.

38. Вейнннгер О. Пол и характер. М.: Латард, 1997. 296 с.

39. Вудман М. Опустошенный жених. Женская маскулинность. Аналитическая психология: Пер. с англ. М.: ИНФРА-М, 2001. - 176 с.

40. Выготский Л. С. Вопросы детской (возрастной) психологии // Собр. соч. в шести томах. М, 1982. - Т. 4. с. 277 - 426.

41. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 3. Проблемы развития психики. / Под ред. А. М. Матюшкина. М.: Педагогика, 1983.

42. Гегель Г. Феноменология духа. М.: Наука, 2006 444 с.

43. Гегель Г. Философия права. М.: Мир книги, 2007 464 с.

44. Гордеева Н.Д., Зинченко В.П. Роль рефлексии в построении предметного действия // Человек, 2001.N6. с. 26 - 41.

45. Геодакян В. А. Теория дифференциации полов в проблемах человека // Человек в системе наук. — М.: Наука, 1989. — С. 171-189.

46. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: Гардарики, 2000. 472 с.

47. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. — М.: Академия, 2005.-368 с.51 .Даль. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1- 4. М.: Рус. яз., 1981 1982.

48. Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. СПб.: Питер, 2001. -560 с.

49. Емельянова Е.В. Кризис в созависимых отношениях. Принципы и алгоритмы консультирования. СПб.: Речь, 2004. - 368 с.

50. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов: учебник / О.Ю.Ермолаев . 4-е изд., испр. - М.: Московский психолого-социальный институт : Флинта, 2006. - 336 с.

51. Ермолаева М.В. Психология зрелого и позднего возрастов в вопросах и ответах: Учебное пособие. М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2004. - 280 с.

52. Ефимкина Р.П. Пробуждение Спящей Красавицы, Психологическая инициация женщины в волшебных сказках. Монография. СПб.: Речь, 2006. — 263 с.

53. Жан Шинода Болен. «Психология и Дао». Методическое пособие для слушателей курса «Юнгианский анализ». М., 2001. 112 с.

54. Журавлев КВ., Тхостов А.Ш. Феномен отчуждения: стратегии концептуализации и исследования // Психол. журн., 2002. Т. 23. № 5. - с. 42-48.

55. Завалишина Д. Н. Субъект профессиональной деятельности: динамический аспект // Психология субъекта профессиональной деятельности / Под ред. В. А. Барабанщикова, А.В. Карпова. Вып. 2. Москва - Ярославль, 2002. - с. 42-64.

56. Залъцбергер-Виттенберг И. Психоаналитический инсайт и человеческие отношения. Кляйнианский подход / Пер. с англ. И.Пантелеевой. М.: Независимая фирма «Класс», 2006. - 192 с.

57. Зинченко В. П., Мамардашвили М. К. Об объективном методе в психологии //Вопросы философии, 1977. — № 7. с. 109 125.

58. Знаков В. В. Психология субъекта и психология человеческого бытия // Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В. В. Знакова, 3. И. Рябикиной. — М, 2005. — с. 9 44.

59. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. -СПб.: Питер, 2003.-544 с.

60. Ишков А.Д. Учебная деятельность студента: психологические факторы успешности: Монография. М.: Издательство АСВ, 2004. - 224 с.

61. Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. М.: Педагогика 1991. - 255 с.

62. Кант И. Сочинения на немецком и русском языках/ И. Кант; Ин-т философии РАН. -М.: Наука, 2001. Т.2. Критика чистого разума: в 2 ч. 4.2/ подг. К изд. Н. Мотрошиловой, Т. Дуглач, Б. Тушлингом, У. Фогелем. 2006. -936 с.

63. Клусман Р. Справочник по психотерапии. 3-е изд. - СПб.: Питер, 2004. — 368 с.

64. Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. Перевод с английского А.Ф.Ускова. СПб.: Б.С.К., 1997. - 96 с.

65. Кляйн М, Айзеке С, Райвери Д., Хайманн П. Развитие в психоанализе. — М.: Академический Проект, 2001. 512 с.

66. Ковалев В. И. Психологические особенности личностной организации времени жизни: Автореф. канд. дис. М., 1979. 23 с.

67. Крайг Д. Психология развития / Д. Крайг, Д.Бакум. СПб.: Питер, 2004. -940 с.

68. Крэйн У. Теории развития. Секреты формирования личности. 5-е международное издание. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 512 с.

69. Кулагина И.Ю., Колющий В.И. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: ТЦ «Сфера», 2001. 464с.

70. Курбаткина Ю. В. Процесс сепарации и индивидуации с точки зрения традиции объектных отношений и Я-психологии // Психология и жизнь. Вып. 2. -М, 2001.-с. 75-82.

71. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1975. -139 с.

72. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М.: Смысл, 1997а. 64 с.

73. Леонтьев Д.А. Самореализация и сущностные силы человека. // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. / Под ред. Д. А.Леонтьева, В. Г. Щур. М.: Смысл, 1997, с. 156-176.

74. Леонтьев Д.А. Тематический апперцептивный тест. М.: Смысл, 1998. -254с.

75. Леонтьев Д. А. Психология свободы: к постановке проблемы самодетерминации личности. // Психологический журнал, N 1, 2000.

76. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986. 144с.

77. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.-444 с.

78. Максимов М. Есть ли средство против кризисов? // Учебное пособие по возрастной психологии / Под. ред. Д.Я. Райгородского Самара: Издательский Дом БАХРАХ-М, 2003. - с.333-361.

79. Манухина Н.М. Созависимость глазами системного терапевта. М.: Независимая фирма «Класс», 2009. - 280 с.

80. Марцинковская Т. Д. Психология развития. М.: Издательский центр «Академия», 2005. - 528 с.

81. Маслоу А. Мотивация и личность / Пер. с англ. СПб.: Евразия, 1999. - 478с.

82. Матвийчук Е. А. Личное жизненное пространство мальчиков и девочек // Психология и жизнь. Вып. 1. М, 2000. - с. 14-20.

83. Маховер К. Проективный рисунок человека / Пер. с англ. 2-е изд., испр. М.: Смысл, 2000. 154 с.

84. Милорадова Н.Г. Психология и педагогика. М.: Гардарики, 2005. - 335с.

85. Мухина В. С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. 456 с.

86. Мэй Р. Искусство психологического консультирования. М.: Изд-воI

87. Астрель-Пресс, 2008. 224 с.

88. Нартова-Бочавер С. К. Дифференциальная психология. -М.: Ижица, 2002. 160 с.

89. Нартоеа-Бочавер С. К. Понятие «психологическое пространство личности» и его эвристические возможности // Психологическая наука и образование, 2002. — № 1. с. 35-42.

90. Нартова-Бочавер С.К. Понятие «психологическое пространство личности»: обоснование и прикладное значение // Психол. журн. 2003. Т. 24. № 6. с. 37-48.

91. Нартова-Бочавер С. К. Теория приватности как направление зарубежной психологии // Психол. журн, 2006. Т. 27. № 5. с. 28-39.

92. Нартова-Бочавер С. К, Потапова А. В. Введение в психологию развития. М.: Флинта: МПСИ, 2005. - 215 с.

93. Нартова-Бочавер С. К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии. СПб.: Питер, 2008. - 400 с.

94. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. СПб.: Питер, 2002. - 464 с.

95. Обухова Л. Ф. Детская психология: история, факты, проблемы. М.: Тривола, 1995.-352 с.

96. Общая психодиагностика / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. М, 1987.-304 с.

97. Орлов А. Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека // Вопр. психол, 1995. — № 2. с. 5-18.

98. Палуди М. Женская психология / Мишель Палуди. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2007.-384 с.

99. Петровский В. А. «Ролевое» и «субъектное» в личности// В. А. Петровский. Личность в психологии. Ростов-на-Дону Феникс, 1996. - с. 357369.

100. Петровский В.А. Системно-деятельностная парадигма: концепция персонализации // В. А. Петровский. Личность в психологии. Ростов-на-Дону, 1996.-с. 393-403.

101. Поливанова К. Н. Психологический анализ кризисов возрастного развития. // Вопр. психол., 1994. № 1. - с. 61-69.

102. Практикум по тендерной психологии / Под ред. И.С.Клециной. СПб.: Питер, 2003.-480 с.

103. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. / Под ред. Д.Я. Райгородского Самара: «БАХРАХ - М», 2006. - 672 с.

104. Репина Т.А. Проблема полоролевой социализации детей. М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. - 288 с.

105. Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 416 с.

106. Рубинштейн СЛ. Основы общей психологии. — СПб.: Издательство Питер, 1999. 720 с.

107. Рукавишников А. А., Соколова М.В. Факторный личностный опросник Р.Кеттелла: Методическое руководство. СПб: ГП «ИМАТОН», 2003. 96 с.

108. Русалов В. М. Психологическая зрелость: единая или множественная характеристика? // Психол. журнал, 2006. Т. 27. № 5. с. 83-91.

109. Русалов В.М., Гусева О.В. Сокращенный вариант личностного опросника Кеттелла (8PF) // Психол. журнал, 1990. Т. 11. № 1. с. 34-48.

110. Санфорд Дж. А. Невидимые Партнеры: Влияние внутренней маскулинности и фемининности на межличностные отношения / Пер. с англ. В.Мершавки. М.: Независимая фирма «Класс», 2009. — 160 с.

111. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтологии / Пер. с фр., предисл., примеч. В. И. Колядко. М.: Республика, 2000. - 638 е.

112. Сергиенко Е.А. Природа субъекта: онтогенетический аспект/ Проблема субъекта в психологической науке. Ред. А.В. Брушлинский и др. М.: Академ, проект, 2000.- 191 с.

113. Сергиенко Е. А. Модель психического (theory of mind) как ментальный механизм становления субъектности // Субъект, личность и психологиячеловеческого бытия / Под ред. В. В. Знакова, 3. И. Рябикиной. М, 2005. - с. 113-145.

114. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: ООО «Речь», 2000. - 350 с.

115. Слободчиков В. И. Психологические проблемы становления внутреннего мира человека // Вопр. психол., 1986. № 6. с. 14-22.

116. Слободчиков В.К, Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе. М.: Изд-во Школьная пресса, 1995. - 416 с.

117. Смелзер Н. Социология. М.: Изд-во Феникс, 1994. - 688 с.

118. Солоед К. В. Разлука с матерью на первом году жизни: влияние на объектные отношения у детей // Московский психотерапевтический журн. -2000. № 4. с. 70-94.

119. Спиноза Б. Сочинения: В 2 т. М, 2006.

120. Старшенбаум Г.В. Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей. М.: «Когито-Центр», 2006. - 367 с.

121. Столин В. В. Самосознание личности. М.: Изд-во. МГУ, 1983. - 284 с.

122. Тайсон Ф., Тайсон P.JT. Психоаналитические теории развития / Пер. с англ. М.: «Когито-Центр», 2006. - 407 с.

123. ТаслерЕ. Социально-психологические особенности женщин, ориентированных на профессионально-трудовую деятельность в условиях эмиграции // Психологические проблемы русских эмигрантов в Германии. -СПб., 2001.-с. 93-114.

124. Теун Марез. Женское и мужское. / Пер. с англ. К.: «София»; М.: ИД «Гелиос», 2001.- 192 с.

125. Txocmoe А. Ш. Топология субъекта// Вестник МГУ Сер. 14 -Психология. № 2. с. 3-13. №3 с. 3-12.

126. Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. Освобождение от созависимости / Перевод с английского А.Г. Чеславской М.: Независимая фирма «Класс», 2002. - 224 с.

127. Учебное пособие по возрастной психологии. / Под ред. Д.Я. Райгородского. Самара: «БАХРАХ - М», 2003. - 768 с.

128. Фихте И.Г. Сочинения в 2т. СПб.: Мифрилл, 1993.

129. Филиппов А.В., Ковалев С.В. Ситуация как элемент психологического тезауруса // Психол. журн, 1986. Т. 7. № 1. с. 14-22.

130. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник: Пер. с англ. и нем./Общ. ред. JI. Я. Гозмана и Д. А. Леонтьева; вст. ст. Д. А. Леонтьева. М.: Прогресс, 1990.-368 с.

131. Франц Мария-Луиза фон. Прорицание и синхрония. Психология значимого случая. Перевод с англ. 3. А. Кривулиной под общ. ред. В. В. Зеленского. -СПб.: БСК., 1998.- 107 с.

132. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. Пер. с англ. М.: Педагогика 1993. - 144 с.

133. Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. — М.: Владос, 1998. 490 с.

134. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. СПб.: Питер, 2001. - 384 с.

135. Фридан Б. Загадка женственности: Пер. с англ. М.: Прогресс, Литера, 1993.- 496 с.

136. Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя / Пер. с англ. Д.Н. Дудинский. Мн.: ООО «Попурри», 2000. - 672 с.

137. Харламенкова Н. Е. Генез самоутверждения личности в процессе взросления: Автореф. диссертации на соискание уч. степени докт. психол. наук. -М, 2004.-43 с.

138. Харламенкова Н. Е. Самоутверждение подростка. М.: Институт психологии РАН, 2004. - 295 с.

139. Хелъкама К. Развитие атрибуции ответственности в онтогенезе // Проблемы психологии личности. М, 1982. - с. 148-154.

140. Хорни К. Невротическая личность нашего времени / Пер. с англ. М.: Айрис-Пресс,2004, - 464 с.

141. Хорни К. Наши внутренние конфликты / Пер. с англ. М.: Апрель-Пресс, 2000, - 560 с.

142. ХорниК. Женская психология.СПб.: Восточно-Европейский институт психоанализа, 1993. 224 с.

143. Хъелл Л., ЗиглерД. Теории личности.- 3-е изд. СПб.: Питер, 2007.- 607с.

144. Черникова Л.П. Гормональные циклы женщины. Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2003. 256 с.

145. Шарп Д. Кризис среднего возраста: Записки о выживании / Пер. с англ. В.Мершавки. М.: Независимая фирма «Класс», 2006. - 176 с.

146. Шихи Г. Возрастные кризисы. Ступени личностного роста. — СПб.: Издательство "Речь", 2000. 436 с.

147. Штейнберг У. Круг внимания: клинические аспекты юнгианской терапии. Перевод В. Мершавка, Е. Самсонова- М.: Изд-во «Институт общегуманитарных исследований», 1998. 222 с.

148. Элъячефф К, Эйниш Н. Дочки матери. Третий лишний? - Перевод с французского О.Бессоновой под редакцией Н.Поповой. М.: Наталья Попова, «Кстати», Изд-во «Институт общегуманитарных исследований», 2006. - 448 с.

149. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. 342 с.

150. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: Речь, 2000. - 416 с.

151. Эрхард У. Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие куда захотят / Перевод с немецкого Е.Файгль - М.: Независимая фирма «Класс», 2003.- 176 с.

152. Юнг К Г. Психологические типы / Под общ. ред. В Зеленского. М.: ACT; СПб.: Унив. кн., 1996. - 715 с.

153. Юнг К. Г. Психология бессознательного / Пер. с нем. М.: ООО «Издательство ACT-ЛТД», «Канон+», 1998. - 400 с.

154. Юнг К.Г. Сознание и бессознательное / Пер с нем. В. Бакусева М.: Изд-во «Академический проект», 2007. - 188 с.

155. Юнг К.Г. Структура психики и архетипы / Пер с нем. Т. А. Ребеко М.: Изд-во «Академический проект», 2009. - 303 с.

156. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия, М.: Класс, 1999. - 576 с.

157. Янг-Айзендрат П. Ведьмы и герои: Феминистский подход к юнгианской психотерапии семейных пар / Перевод с английского М.: «Когито-Центр», 2005.-268 с.

158. Янг-Айзендрат П. Пол и контрсексуальность: вклад Юнга и его последователей: Кембриджское руководствопо по аналитической психологии / Перевод с английского М.: Изд-во КДУ, 2007. - 476 с.

159. Ясперс К Смысл и назначение истории: Пер. с нем.- М.: Политиздат, 1991. 527 с.

160. Bandura A. Self-efficacy mechanism in human agency // American psychologist, 1982, V. 37, №. 2, p. 122 147.

161. Berg M.B., Janoff-Bulman R., Cotter J. Percieving value in obligations and goals: wanting to do what should be done // Personality and social psychology bulletin, 2001,V. 27, №. 8, p. 982 995.

162. Blam MargR., Rias G. V., Greenberger El, Chen Ch. Adolescent problem behavior and depressed mood: Risk and protection within and across social contexts 11 J. Youth and Adolescence. 2002. № 5. p. 343 357.

163. Cohn R.C. Experientialism: autism or autonomy? // J. of Humanistic Psychology, 1975, V. 15, № 1.

164. Deci E.L. The psychology of self-determination. Lexington books, Toronto, 1980.

165. Deci E.L., Ryan R.M. The dynamics of self-determination in personality and development. // R. Schvarzer (Ed.) Self-related cognitions in anxiety and motivation. Hillsdale, № 9, Erebaum, 1985.

166. Deci E.L. and Ryan RM. A motivational approach to self: integration in personality // Nebrasca symposium on motivation 1990. University of Nebrasca Press. Lincoln (Nb); London, 1991, Vol. 38, p. 237-288.

167. DeciE.L., Ryan R.M. Overview of self-determination theory: an organismic dialectical perspective // Handbook of self-determination research / edited by E. L. Deci and R M. Ryan. The University of Rochester Press, 2002, p. 3 33.

168. Deci E.L., Ryan R.M. Self-determination research: reflections and future directions // Handbook of self-determination research / edited by E. L. Deci and R. M. Ryan. The University of Rochester Press, 2002a, p. 431 441.

169. Finkenauer C., Engels R., Meeus W. Keeping secrets from parents: Advantages and disadvantages of secrecy in adolescence // J. Youth and Adolescence. 2002. 31. №2. p. 123- 136.

170. Gabanska J. Autonomy of the individual in the developmental and axiological perspective // The polish quarterly of developmental psychology, 1995, V. 1, № .1-4, p. 1 11.

171. Gruen A. Autonomy and Compliance: The fundamental antithesis // Journal of Humanistic Psychology, 1976, Vol. 16, № 3, p. 61 70.

172. GuayF., Boggiano A.K., VallerandR.J. Autonomy support, intrinsic motivation and perceived competence: conceptual and empirical linkages // Personality and social psychology bulletin, 2001, Vol. 27, №. 6, p. 643 650.

173. Harre R. Social being. Oxford: Blackwell, 1979. 438 p.

174. Harter S. The construction of the self. A developmental perspective. New York, London, The Guilford Press, 1999. 413 p.

175. Hmel B.A., Pincus A.X. The meaning of autonomy: on and beyond the interpersonal circumplex // Journal of personality, 2002, 70-3, p. 277 310.

176. Kagan J., Moss H.A. Birth to maturity. A study in psychological development. N-Y., Wiley, 1962,-381 p.

177. Levinson D. A conception of adult development // American psychologist. -1986.-№41. p. 3- 13

178. Liebert R.M., Spiegler M.D. Personality: strategies and issues. Pacific grave, California, Brooks / Cole publishing company, 1994.

179. Maccoby E.E., Jacklin C.N. Psychology of sex differences. V. 1,2. Stanford, Calif.,Stanford University Press, 1974.

180. Mahler Margaret. On Human Symbiosis and Vicissitudes of Individuation. New York: International University Press, 1968. 271 p.

181. Mahler MS. Aggression in the service of separation-individuation: A case study of a mother-daughter relationship, Psychoanal, 1981, Q, 50, p. 625 638

182. Masters J.C. et al. Modelling and labeling as intergraded determinants of children's sextyped imitive behavior // Child Development, 1979, V. 50, p. 364 -371.

183. Mckee J.P., Sheriffs A.C. The Differential Evaluation of Males and Females // Journal of Personality, 1957, № 25, p. 356 371.

184. Reis H. Т., Sheldon KM., Gable S.L., Roscoe J., Ryan R.M. Daily well-being: the role of autonomy, competence, and self-Determination // Personality and social psychology bulletin, 2000, V. 26, №.4, p. 419 435.

185. Ryan R.M., Deci E.L. Autonomy is no illusion, // J.Greenberg, S.L.Koole, T.Pyszczynski (eds.). Handbook of Experimental Existential Psychology. N.Y.: The Guilford Press, 2004, p. 449 479.

186. Seligman M.E.P., Csikszentmihalyi M. Positive psychology // American psychologist, 2000, V. 55, № 1, p. 5 14.

187. Sheldon KM. Self-concordance model of healthy goal striving: when personal goal correctly represent the person. // Handbook of self-determination research /edited by E. L. Deci and R. M. Ryan. The University of Rochester Press, 2002, p. 65 86.

188. Skinner E., Edge K. Self-determination, coping and development // Handbook of self-determination research / edited by E. L. Deci and R. M. Ryan. The University of Rochester Press, 2002, p. 297 337.

189. Skinner B.F Beyond freedom and dignity. New York: Knopf, 1971, 228 p.

190. Spitz R. A. Hospitalism: An inquiry into the genesis of psychiatric conditions in early childhood // Psychoanalitic Study of Child. 1945. V.l. p. 53 74.

191. Stoller R. Sex and Gender: On the Development of Masculinity and Femininity, Science House, New York City, 1968. 383 p.

192. Willams G.C. Improving patients' health through supporting the autonomy of patients and providers // Handbook of self-determination research / edited by E. L. Deci and R. M. Ryan. The University of Rochester Press, 2002, p. 233 -254.

193. Winnicott D. W. Transitional objects and transitional phenomena. A study of the first «not-те» possession //The international Journal of Psycho-Analysis, 1953. — p. 89-97.