Автореферат диссертации по теме "Психологические особенности межэтнических отношений и пути их оптимизации"

На правах рукописи

Мантаевя Каллкат Арзулумовна

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ И ПУТИ ИХ ОПТИМИЗАЦИИ

Специальности: 19.00 13. - психология развития, акмеология 19.00.05. - социальная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кавдидата психологических наук

Москва -1998

Работа выполнена на кафедре акмеологии и психологии профессионалык деятельности Российской академии государственной службы при Нрезиден Российской Федерации.

Научный руководитель - доктор философских наук

ФЕДОРКИНА АЛЛА ПАВЛОВНА.

Официальные оппоненты:

- доктор психологических наук ЛЕБЕДЕВА НАДЕЖДА МИХАЙЛОВНА,

- кандидат психологических наук ФЕТИСОВ ИГОРЬ ВИКТОРОВИЧ.

Ведущая ор| актация - Институт психологии РАН.

Защита состоится 11 июня 1998 г. в /«3 ^ на заседании диссертационно! Совета Д-151 04 21. в Российской академии государственной службы при Ир» зиденте Российской Федерации по адресу: 117606, г.Москва, пр-т Вернадской 84,1 уч корп.. ауд 3350

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии гс сударственной службы при Президенте Российской Федерации.

Автореферат разослан 8 мая 1998 г.

Ученый секретарь

Диссертационного сонета

доктор психологических наук

АСЕЕВ В Г

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В современной общественной жизни этнический фактор приобретает все большее значение. Во всем мире наблюдается парадоксальный «взрыв» этничности, характеризуемый бурным ростом этнического самосознания, обострением межэтнических отношений, возникновением конфликтов на этнической почве (Квебек, Северная Ирландия, Югославия и т.д.). Этнический «ренессанс» связывают с усложнением когнитивной, информационной структуры современного мира, обусловливающим обращение к этничности как своеобразному «информационному фильтру», позволяющему справиться с информационной перегрузкой. Эта тенденция находит специфическое отражение в российской «постсоветской» действительности. Кризис, охвативший все сферы жизни общества, экономическая и политическая нестабильность, социальная незащищенность граждан, глобальная ломка устоявшихся социальных стереотипов, деидеологизация вследствие распада сложившихся за период существования Советского Союза интеграторов обострили проблему национальной (этнической) идентификации, приобретающую гипертрофированное влияние в обществе. На этнической карте бывшего СССР обнаружилось множество очагов конфликтности, включающих зоны острых кризисных ситуаций (военных конфликтов или балансирования на их грани), потенциальных кризисных ситуаций и регионального сепаратизма.

Одним из самых сложных и конфликтных регионов Российской Федерации является Северный Кавказ, где наблюдается переплетение общероссийских тенденций с местной спецификой. К особенностям Северно-Кавказского региона исследователи относят следующие:

- замкнутость (закрытость) для внешних влияний;

- консерватизм, традиционализм северокавказских культур и патриархальность социальных отношений, с которыми связаны высокая приверженность к традиционным укладам, устойчивая связь и преемственность поколений;

- регламентированность - стабильность систем ценностей, устойчивость перцептивных схем и поведенческих стереотипов;

- ревитализация этнического трайбализма в ситуации кризиса государственной власти.

Все вышеперечисленные факторы справедливы и для Дагестана, своеобразие ситуации в котором во многом обусловлено его уникальным полиэтническим составом - на территории республики проживает более 30 этносов. Наряду с ключевыми проблемами, актуальными для всего Северного Кавказа и проявляющимися в Дагестане в наиболее концентрированном виде (социально-экономический кризис, сопровождающийся избытком трудовых ресурсов, резкой поляризацией населения по уровню доходов; формирование отношений с федеральным центром и т.д.), большое значение имеют последствия неудачных решений в области национальной, аграрной и переселенческой (миграционной) политики как советского, так и современного периода.

Кроме того, на ситуацию в Дагестане не может не влиять общая геополитическая ситуация в Северно-Кавказском регионе; это объясняется не только многовековым пребыванием северно-кавказских республик в составе единого государства Россия - СССР - Россия, но и географической близостью, единством региональных проблем, сложной структурой экономических связей. Поэтому любые социокультурные и в особенности военно-политические сдвиги, происходящие в этом геополитическом пространстве, оказываются значимыми для межэтнической ситуации в Дагестане и способны играть дестабилизирующую роль. Важно также учитывать тот факт, что на социокультурное развитие Дагестана оказывают влияние (во многом разнонаправленное) мусульманская цивилизация (Ближний и Средний Восток), бывшая духовным ориентиром до присоединения Дагестана к России и восстанавливающая свои позиции в настоящее время, и Россия, в составе которой народы Дагестана развивались в течение последних 185 лет.

Все вышеперечисленные факторы обусловливают определение исследователями Дагестана как зоны, обладающей повышенным потенциалом конфликтности. Наличие ряда конфликтогенных факторов (истоки которых лежат вне сферы собственно межэтнических отношений) приводит к росту социальной напряженности, которая в условиях большого числа этносов, живущих на огра-

ниченной территории, при отсутствии доминирующего этноса принимает характер межэтнического противостояния. Однако, несмотря на наличие ряда объективных проблем, решение которых представляется достаточно сложным и спорным (это в особенности касается претензий территориального характера), ситуацию в Дагестане удается сохранять на относительно стабильном уровне. Немалую роль в этом играют особенности этнической психологии дагестанцев, во многом обусловленные традициями совместного проживания дагестанских этносов.

Исходя из высокой практической значимости и недостаточной разработанности рассматриваемой проблемы, определена тема данного диссертационного исследования.

Состояние научной разработанности проблемы. Межэтнические отношения представляют собой интегративный феномен, исследование которого осуществляется в русле многих общественных дисциплин. Этой проблеме уделяется внимание в социально-политических, философских, исторических, этнографических трудах; в них анализируются как объективные, так и субъективные факторы и предпосылки межэтнических отношений. В психологической традиции тема межэтнических отношений рассматривается в контексте общей, социальной и этнической психологии. Методологические основы изучения этнопсихологии личности представлены в культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурия; а в настоящее время разрабатываются в русле историко-эволюционного подхода к изучению личности (А.Г.Асмолов). Большое значение для исследования этносов и межэтнических отношений имеют теоретико-методологические труды социальных психологов, в которых разрабатываются методологические основы изучения больших социальных групп (Г.Г.Дилигенский, Б.Ф.Ломов, Б.Д.Парыгин, А.К.Уледов и др.). Этнопсихологическая проблематика, получившая развитие в трудах ученых во второй половине XIX - в начале XX веков (М.Лацарус, Г.Штейнталь, В.Вундт, Г.Лебон, Г.'Гард, В.Макдугалл, Д.Н.Овсянико-Куликовский, Г.Г.Шпет и др.), позднее по ряду причин оказалась вне поля зрения отечественных исследователей. После развернувшихся дискуссий междисциплинарного характера по «на-

циональному вопросу» (в конце 60-х и в начале 80-х годов) проблемы этнической психологии, ее места в структуре общественного сознания вновь стали привлекать внимание ученых. Были опубликованы работы теоретической направленности, наметившие пути исследования составных элементов психологии наций и этносов, рассматривающие вопросы структуры и природы этого явления, его влияния на развитие этнических и политических процессов в обществе (С.А.Арутюнов, С.М.Арутюнян, Ю.В.Бромлей, Л.М.Дробижева, А.Х.Гаджиев, В.И.Козлов, С.И.Королев, Б.Ф.Поршнев и др.). Была заложена серьезная основа для последующего развития этой важной области научного знания. Однако следует отметить, что для ряда исследований прошлых лет было характерно стремление к затушевыванию противоречий и трудностей в межэтнических отношениях - это связано с тем, что в нашей стране «национальный вопрос» считался решенным. По сути дела, совершенно не проводились исследования этнопсихологических особенностей народов нашей страны, реально проявляющихся в межнациональном общении и во многом обусловливающих их специфику и своеобразие, не разрабатывались «проблемные» аспекты в области межнациональных отношений, вследствие чего освещение вопросов межэтнического взаимодействия было неполным. За последние десятилетия отечественная психология заметно продвинулась вперед в изучении социально-психологических особенностей этнических общностей и межэтнического взаимодействия; об этом свидетельствует появление ряда работ, посвященных этой проблематике и использующих как достижения отечественной научной мысли, так и теоретико-концептуальные модели западной психологии (в основном развивающиеся в русле психологии межгрупповых отношений, кросс-культурной психологии). К ним относятся исследования В.С.Агеева, Н.М.Лебедевой, Л.И.Науменко, Т.Г.Стефаненко, Г.У.Солдатовой-Кцоевой, А.А.Сыродеевой и т.д. В то же время проблема влияния социально-психологических факторов на динамику межэтнических отношений все еще остается малоизученной.

Что касается рассмотрения межэтнических отношений собственно в Дагестане, следует отметить, что в исследованиях межэтнических отношений в Дагестане, несмотря на многоаспектность изучения данной проблемы Дагестан-

скими учеными - политологами, социологами, антропологами, этнографами, историками, - социально-психологический и психолого-акмеологический аспекты представлены очень мало - практически отсутствуют самостоятельные исследования по данной проблематике. В этом плане исследование межэтнических отношений в Дагестане, с одной стороны, дает возможность понять механизм формирования социально-психологической общности народов Дагестана, а с другой - показывает, как ее специфика проявляется в различных областях жизнедеятельности, как опосредует социально-экономические, политические и духовные процессы и явления.

Отсюда вытекает необходимость глубокого изучения и анализа всей совокупности вопросов, касающихся национально-психологических особенностей этнических групп в Дагестане, факторов и источников их формирования. Как для объяснения существующей ситуации, так и для прогнозирования дальнейшего развития межэтнических отношений и возможного влияния на них, важно понимать социально-психологическую природу межгрупповых (межэтнических) процессов. Необходимо изучение субъективных факторов межэтнических отношений, то есть социально-психологических закономерностей взаимоотношений этнических групп как единых и целостных субъектов межгруппового (межэтнического) взаимодействия и взаимовосприятия. В связи с этим особое значение приобретает познание психологических закономерностей отражения этнокультурного взаимодействия в групповом сознании и роль социально-перцептивных образов как регуляторов внутригрупповой и внешнегрупповой активности социальных этнокультурных организмов.

Объект исследования - межэтнические отношения в Дагестане.

Предмет исследования -психологические особенности межэтнических отношений в Дагестане.

Цель исследования - выявить психологические характеристики межэтнических отношений в Дагестане, а также факторы, оказывающие на них наиболее значимое влияние; определить основные пути оптимизации межэтнических отношений.

В соответствии с целью были определены следующие задачи:

1) дать анализ понятия «межэтнические отношения», основываясь на достижениях современной этнопсихологии, общей и социальной психологии и смежных дисциплин, и, сопоставив различные точки зрения, предложить его. социально-психологическую интерпретацию;

2) на основании теоретических выводов и положений и анализа сложившейся реальности межэтнических отношений охарактеризовать психологическое состояние дагестанской этнической общности на современном этапе;

4) охарактеризовать основные особенности социальной перцепции межгруппового взаимодействия этнических групп Дагестана;

5) предложить рекомендации по оптимизации межэтнических отношений в Дагестане.

Гипотезы исследования.

1. Трансформация социальной напряженности в межэтническую, наблюдающаяся при нарушении баланса взаимоотношений в полиэтническом обществе, способствует актуализации негативных компонентов этнического сознания и росту контрсуггестивных тенденций в межэтническом восприятии.

2. Многоуровневость этноидентичности является одной из значимых характеристик самосознания дагестанцев. Соотносительная значимость уровней во многом определяется особенностями этнополитической ситуации и в условиях социальной нестабильности может сдвигаться в сторону большей значимости этногенного уровня общности.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, имеющие принципиальное значение для понимания сущности и содержания феномена межэтнических отношений. В их числе - исследования, посвященные изучению этносов как субъектов межэтнических отношений (Л.Н.Гумилев, В.А.Тишков, Ю.В.Бромлей, Ю.М.Бородай, В.И.Козлов, С.В.Соколовский, С.А.Арутюнов, Н.Н.Чебоксаров и др.); политологических (Р.Г.Абдулатипов, М.Н.Губогло, В.Д.Шуверова и др.), социологических (Л.М.Дробижева, Ж.Т.Тощенко, Н.Р.Маликова, О.Б.Мухамметбердиев,

Г.В.Старовойтова, А.А.Сусоколов и др.), философских (В.П.Торукало, Л.П.Чагай и др.) аспектов межнациональных (межэтнических) отношений. Автор основывался на фундаментальных концепциях отечественных психологов, обозначивших пути исследования межэтнических отношений (Г.М.Андреева, А.И.Донцов, Л.С.Выготский, В.Н.Мясищев, Г.Г.Дилигенский, А.Н.Леонтьев,

A.А.Бодалев, Б.Ф.Ломов, Б.Д.Парыгин, К.К.Платонов, Б.Ф.Поршнев,

B.Ф.Петренко, Г.Г.Шпет и др.); исследованиях межэтнических отношений в русле психологии групповых отношений и кросс-культурной психологии (В.С.Агеев, А.А.Сыродеева, Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова-Кцоева, Л.И.Науменко, Т.Г.Стефаненко, А.Б.Мулдашева, П.Н.Шихирев и др.); работах, определяющих направление изучения природы, сущности и функций этнопсихологических явлений (А.А.Деркач, В.Г.Крысько); исследованиях национально-психологических характеристик народов (И.Д.Куликов, А.А.Кокорев, А.Б.Мендяева, В.В.Смирнова, В.А.Сокольникова, Н.Ф.Феденко, И.В.Фетисов и др.). Изучение межэтнических отношений во многом базируется на трудах зарубежных ученых, разрабатывающих проблематику психологии межгрупповых отношений (G.W.Aliport, J.W.Berry, M.Pleasant, D.T.Campbell, W.Doise, D.Horowitz, T.F.Pettigrew, H.Tajfel, J.C.Turner и др.).

Кроме того, теоретическая база исследования включала труды ученых, посвященных различным аспектам межэтнических отношений в Дагестане (А.Г.Агаев, М.А.Агларов, А.К.Алиев, А.Х.Гаджиев, А.-Р.Г.Гаджиев, Н.С.Джидалаев, Х.Ибрагимов, Э.Ф.Кисриев, А.А.Магомедов, Р.М.Магомедов, М.-А.М.Садыки, М.-С.К.Умаханов, Г.С.Федоров и др.).

Методы исследования. В работе используется комплексная методика, включающая: теоретический анализ научной проблемы, включенное наблюдение и анкетирование. Автором использовались известные социально-психологические методики, адаптированные применительно к целям данного исследования - тест М.Куна-Макпартленда «Кто Я?» (M.Kuhn, T.S.McPartland, 1954), шкала социальной дистанции Богардуса (E.S.Bogardus, 1956), тест этни-

ческих стереотипов Д.Катца и К.Брели (D.Katz, K.W.Braly, 1933) в модификации Н.М.Лебедевой, методика незаконченных предложений (Л.И.Науменко, 1992). Для статистической обработки эмпирических данных (включающей корреляционный анализ) и их графического представления использовалась программа SPSS for Windows 6.1.4. i

Исследование проводилось в период с 1995 по 1998 год. Эмпирическую базу исследования составили шесть наиболее многочисленных этнических групп Дагестана - аварская, даргинская, кумыкская, лакская, лезгинская и русская (372 респондента).

Научная обоснованность и достоверность выводов исследования обеспечивается теоретико-методологической проработанностью проблемы, реализацией комплексной методики исследования с привлечением апробированных социально-психологических методов исследования, обоснованностью выборки, применением методов математической статистики при обработке и оценке достоверности полученных результатов.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна.

1. На основе анализа и сопоставления различных точек зрения ученых - психологов, философов, социологов, этнологов, политологов - автор уточняет понятие «межэтнические отношения». Межэтнические отношения - это сложный и многомерный феномен, предполагающий три уровня анализа: межличностный, межгрупповой и институциональный. Межэтнические отношения как социально-психологический феномен обусловливаются:

- социальным опытом, приобретенным в условиях новых реалий действительности как в процессе непосредственных, так и опосредованных контактов (формализованных и неформальных), и его представленностью в социально-перцептивной сфере;

- отражением в этническом сознании накопленного социально-исторического опыта межэтнических отношений (социальная память, традиции, обычаи, ритуалы и т.д.);

- влиянием внешних факторов, лежащих вне плоскости собственно межэтнических отношений.

2. Проведенный психологический анализ проблемы межэтнических отношений в Дагестане определил противоречивые тенденции в их динамике. Анализ представлений дагестанцев о ситуации межэтнического взаимодействия выявил, с одной стороны, наличие конфликтного потенциала общественного сознания (во многом связанное с воздействием внешних факторов), с другой стороны, отсутствие доминанты напряженности в сознании (способное играть роль стабилизирующего фактора на поведенческом уровне). Несмотря на восприятие ситуации межэтнического взаимодействия как напряженной, дагестанцы проявляют открытость и толерантность в межэтническом общении, что выражается в наличии у них позитивных гетеростереотипов; положительных установок на межэтническое взаимодействие; высокой степени социально-психологической близости.

3. Выявлены и проанализированы факторы, оказавшие формирующее воздействие на социально-психологическую общность дагестанских этносов. К ним относятся: обращенность к историческому прошлому (ориентация на традиции, патриархальные устои, консерватизм, преемственность поколений); высокая степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп в Дагестане, обусловленная их этногенетическим единством, социально-психологической близостью, общей исторической судьбой.

4. Выявлены основные пути оптимизации межэтнических отношений, базирующиеся на следующих структурных составляющих:

• Критерии и показатели эффективности межэтнических отношений: этническая толерантность, степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп, степень социально-психологической близости, этническая идентичность.

• Условия, обеспечивающие оптимальное развитие межэтнических отношений (минимизация влияния негативных внеэтнических факторов — социально-политического, экономического кризисов, геополитических сдвигов).

' • Факторы, способствующие эффективному формированию межэтнических отношений: оптимальное построение психологического пространства этноса во временном аспекте (единство прошлого, настоящего и будущего) и пространственном аспекте (естественно-географические условия и социокультурное поле общения).

Практическая значимость результатов исследования.

1. Основные результаты и выводы настоящего исследования могут найти применение при выработке рекомендаций теоретического и прикладного характера по осуществлению национальной политики в Российской Федерации и создания комплексной государственной программы национального возрождения и межнационального сотрудничества народов России.

2. Эмпирические данные и выводы исследования выполняют прогностическую функцию; их использование возможно з качестве базы для исследования различных аспектов межэтнических отношений (например, социально-психологического мониторинга динамики межэтнических отношений), при организации социально-психологических служб в регионах.

3. Данные могут быть использованы при разработке учебных программ по этнопсихологии, социальной психологии.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Восприятие ситуации межэтнического взаимодействия представителями исследуемых этнических групп характеризуется, с одной стороны, наличием конфликтного потенциала этнического сознания, во многом связанного с воздействием внешних факторов; с другой стороны, отсутствием доминанты напряженности в сознании, способном играть роль стабилизирующего фактора на поведенческом уровне.

2. Несмотря на восприятие ситуации межэтнического взаимодействия как напряженной, дагестанцы проявляют открытость и толерантность в межэтническом общении, что выражается в наличии у них позитивных гетеростерео-типов, положительных установок на межэтническое взаимодействие, высокой

степени социально-психологической близости в сочетании с позитивной этнической идентичностью.

3. Для дагестанцев характерна этническая идентификация на нескольких иерархических уровнях: с собственно этнической группой, с полиэтнической дагестанской общностью и с общностями более высокого порядка, соотносительная значимость которых обуславливается социально-политическими процессами, происходящими в обществе.

4. Отрицательная динамика межэтнических отношений в Дагестане определяется в большей степени внеэтническими факторами, связанными с геополитическими потрясениями, социально-экономическим кризисом (усугубляющимся неравномерностью развития различных районов Дагестана), кризисом государственной власти (влекущим за собой распределение властных полномочий по кланово-этническому признаку). Именно минимизация влияния этих факторов способствует выработке основных путей оптимизации межэтнических отношений.

Апробация результатов исследования осуществлялась на научных и научно-практических конференциях: международной научно-практической конференции «Этнос и власть» (28-29 апреля 1997 г., г.Саратов), научно-практической конференции «Актуальные проблемы управления в органах налоговой полиции и их взаимодействие с другими правоохранительными системами» (май 1997 г., г.Москва), Всероссийской научно-методической конференции «Социальная антропология на пороге XXI века» (20-21 ноября 1997 г., г.Москва), межкафедральной научно-практической конференции «Становление государственной службы в России и подготовка высшего административно-управленческого персонала» (28 января 1998 г., г.Москва). Основные положения и результаты исследования обсуждались на проблемных группах и заседаниях кафедры социальной психологии и кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности Российской академии государственной службы при Президенте РФ (1995-1998 гг.).

Результаты исследования отражены в 4 публикациях, общим объемом 1,35 печатных листа.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка литературы и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность, излагаются практические и теоретические предпосылки выбора темы диссертационного исследования. Дана характеристика разработанности темы, определены цели и задачи исследования, его научная новизна, формулируются основные положения и выводы.

Первая глава «Теоретико-методологические основы изучения психологии межэтнических отношений» состоит из трех параграфов и посвящена анализу межэтнических отношений как социально-психологического феномена. В первом параграфе «Субъекты межэтнических отношений: основные подходы к определению» анализируются существующие подходы к определению этнических общностей; выявляются критерии определения этноса (как субъекта межэтнических отношений), позволяющие дифференцировать его как самостоятельное образование и обусловливающие взаимодействие этноса с окружающим миром; рассматриваются основные концепции этничности как психологического критерия определения этноса.

Анализ существующих подходов и направлений свидетельствует о том, что как в отечественной, так и в зарубежной науке до сих пор нет единого определения понятия «этнос». Однако основные концепции этноса не противоречат друг другу - они дополнительны, так как акцентируют внимание на определенных характеристиках этносов, считая приоритетной либо этноприродную, либо социальную сущность. В связи с этим целесообразен комплексный подход к анализу генезиса и сущности этноса в контексте этноприродной и социальной целостности.

По мнению автора, важным методологическим принципом при изучении этносов и межэтнических отношений является принцип историзма, определяющий рассмотрение этнических общностей сквозь призму исторического развития территориальных, культурно-языковых, экономических, политических фак-

оров, приведшего к формированию этнической общности и ее отношений с фугими подобными общностями в том виде, в котором они существуют.

Существенной чертой этничности, как отмечает автор, является выра-кенный субъективный характер этого феномена, поскольку первостепенным юментом для ее определения служит самосознание. Несмотря на то, что осно-1ания и функции этнического самосознания варьируются в зависимости от по-иции исследователей, оно признается основным определяющим признаком, сообщающим представителям этнической общности чувство сплоченности и от-[ичия от других подобных общностей, позволяющим выделить этнос как само-тоятельное образование. Этничность сама по себе основана на противопоставлении "мы" - "они", осознаваемом в плане культурных в широком смысле этого юнятия различий. Это различение имеет во многом когнитивную (информаци-нную) природу и способствует адаптации индивидов в изменяющемся мире |утем упорядочения информационных сигналов и стереотипизированного вос-[риятия окружающих, классифицируемых по этническому признаку.

В развитии узконационалистических или интернациональных, интегра-ивных тенденций в межэтнических отношениях, в конструировании символи-еской реальности велика роль этнополитических элит, а также других социаль-:о структурированных этнореферентных групп. Однако необходимо подчерк-уть, что эта символическая картина мира может быть сконструирована только а основе объективных факторов жизнедеятельности данной этнической общ-ости, обусловивших этногенез этой общности и способствовавших ее обособ-ению и выживанию в полиэтничной реальности, заложенных в коллективной амяти народа и передаваемых из поколения в поколения в процессе социализа-,ии индивидов.

Во втором параграфе «Теоретические подходы к изучению межгруп-овых отношений в социальной психологии» освещаются социально-сихологические подходы к изучению межгрупповых отношений. Необходи-юсть такого анализа обусловлена тем, что этнические общности представляют обой большие социальные группы, и, следовательно, анализ межэтнических тношений ведется с позиций психологии межгрупповых отношений.

Анализ существующих подходов к проблематике межгруппового взаимодействия позволяет сделать следующие выводы.

Группа (в том числе этническая) представляет собой не только объективную, но и субъективно-психологическую общность, являясь единым субъектом межгруппового взаимодействия; для членов группы характерны, как правило, большая целостность восприятия «своих» и унифицированность восприятия «других».

Межгрупповые отношения обусловлены как объективными условиями взаимодействия групп (включающими контакты с оцениваемой группой и контакты внутри оценивающей группы), так и влиянием когнитивных, психологических, социально-перцептивных процессов. В случае взаимодействия этнических групп особое значение имеет исторический аспект жизнедеятельности группы.

Для групп характерно стремление к сохранению позитивной социальной идентичности, реализация которого осуществляется посредством процессов внутригрупповой интеграции и межгрупповой дифференциации. Межгрупповое восприятие часто характеризуется неадекватностью, объясняемой либо внешними (характер совместной межгрупповой деятельности), либо внутренними причинами (особенностями социальной перцепции).

Позитивная идентичность группы обеспечивается не только посредством обособления, отличия от других групп. Для предотвращения изоляции и самоизоляции группы необходимы и интегрирующие процессы, обеспечивающие вхождение группы в более широкие социальные общности, адекватность группы социокультурному аспекту ее жизнедеятельности, обогащение предметным, социальным и культурным опытом. Так, интегрирующие процессы в полиэтническом обществе могут приводить к объединению этнических групп в субъективно-психологическую общность на качественно ином уровне, при сохранении этими группами осознания собственного отличия, уникальности и самобытности.

В третьем параграфе «Особенности психологического изучения межэтнических отношений» проводится анализ таких понятий, как «межиндиви-

уальные отношения», «межгрупповые отношения», «общественные отноше-ия», «межэтнические отношения», а также соотнесение их с традициями изу-ения социально-психологических особенностей этнических групп и межэтни-еского взаимодействия в современной психологии. Категория «отношение» ассматривается на трех уровнях анализа: межличностном, межгрупповом и ин-титуциональном.

Автор поддерживает позицию ряда исследователей, выделяющих в каче-тве методологического принципа исследования изучение взаимосвязи между труктурными характеристиками общества, особенностями этносоциальной и оциокультурной среды и когнитивно-мотивационной сферой этнической груп-ы и индивида как ее представителя (Н.М.Лебедева, Л.И.Науменко, '.У.Солдатова-Кцоева и др.). Только такой подход может обеспечить много-[ерное изучение межэтнических отношений, которые представляют собой ложный многомерный социально-психологический феномен.

Межэтнические отношения обусловливаются временными и пространст-енными факторами. Временная обусловленность выражается, главным обра-ом, в обращенности к прошлому, представленности в социально-перцептивной фере исторического опыта межэтнических отношений (социальная память, радиции, обычаи, ритуалы и т.д.) и социального опыта, приобретенного в усло-иях новых реалий действительности. Пространственная обусловленность опре-еляется фактором среды, включающим в себя два аспекта: естественно-еографические условия обитания людей и социальное поле общения.

К основным социально-психологическим характеристикам межэтниче-ких отношений относятся этническая идентичность, этнические стереотипы, гническая толерантность. В норме этнические группы стремятся к формирова-ию позитивной этнической идентичности, которая в сфере межэтнической ерцепции предполагает наличие позитивной оценки иноэтнической группы -аблюдается положительная связь между позитивной идентичностью и этниче-кой толерантностью. Однако в неблагоприятных для этноса условиях возможна ктивизация социально-психологических защитных механизмов, которая спо-обна усилить тенденции этнической дифференциации.

Сфера межэтнических отношений очень сложна психологически и чрезвычайно политизирована - эти отношения связаны с социально-политическими и экономическими процессами, и их следует рассматривать в контексте этих связей. Межэтнические отношения являются тем видом общественных отношений, которые испытывают сильное влияние эмоций, чувств. В зависимости от социокультурного и политического контекста и обусловленной им морально-психологической атмосферы общества (включающей чувства и настроения как динамические этнопсихические образования), актуализируются те или иные аспекты и проявления надындивидуальных, культурно-исторических образований, которые, в свою очередь, влияют на динамику межэтнических отношений.

Во второй главе «Исследование межэтнических отношений в Дагестане» эмпирическое исследование предваряется анализом исторических особенностей развития межэтнических отношений в Дагестане, формирования самосознания дагестанской полиэтнической общности, традиционных и современных стратегий межэтнического взаимодействия, социально-политической ситуации в республике. Это представляется актуальным, так как условия социальной реальности, наряду с историческими и социокультурными факторами, проявляясь в системе межэтнических представлений, детерминируют характер и состояние межэтнических отношений. Это обусловливает структуру данной главы, включающей теоретический и эмпирический аспекты анализа.

В первом параграфе «Психологический анализ традиционного и современного аспектов межэтнических отношений в Дагестане» анализируются предпосылки и факторы, обусловливающие существование единого полиэтнического общедагестанского «мы»; интегративные тенденции в межэтнических отношениях; общие черты этнопсихологии дагестанцев, в совокупности составляющие особенности традиционного архетипа (коллективизм, независимость, гостеприимство, почитание старших, верность дружбе, взаимовыручка, мужество, импульсивность, патриотизм, верность долгу перед своим родом, общиной и т.д.). Освещаются основные особенности современной ситуации межэтнического взаимодействия в Дагестане.

Этногенетическое единство, единая традиционная система регулирования )тношений, общность культуры, экономические связи, отсутствие конфликтов межэтнического характера между народами Дагестана в прошлом (и связанное с >тим отсутствие негативного «следа» в социальной памяти), исторический опыт ювместной борьбы с общими врагами и существования единого религиозно-юлитического образования - имамата - все это характеризует историю межэт-шческих отношений, складывающихся на территории республики, и может ¡ыть актуализировано этнополитическими и другими социально структуриро-1анными элитами в качестве интегративных факторов, способствующих оптимизации межэтнических отношений.

Во втором параграфе «Эмпирическое исследование межэтнических от-юшений в Дагестане: процедура исследования, результаты и выводы» |босновываются выборка и методический инструментарий исследования, обоб-цаются результаты эмпирического исследования, проведенного в 1995-1998 гг.

Методика исследования соответствует рассмотренной в предыдущей гла-е теоретической модели межэтнических отношений и включает четыре основах блока: значимость и валентность этнической идентичности; выраженность тнической толерантности; исторический аспект межэтнических представлений значимость традиций, обращенность к прошлому); представления о ситуации 1ежэтнического взаимодействия. Комплексный анализ этих факторов позволяет ак диагностировать степень напряженности в межэтнических отношениях, так обозначить основные детерминанты и определить доминирующие тенденции межэтнических отношениях.

Автором исследуется представленность в массовом сознании факторов, начимых для межэтнических отношений в Дагестане. Были выделены 12 ос-овных факторов, анализ которых показал достаточно большой разброс мнений еспондентов относительно основных причин обострения межэтнических от-ошений в Дагестане. В качестве факторов респондентами наиболее часто вы-еляются "отсутствие единой общедагестанской идеи" ("каждый народ сам за гбя"), экономические проблемы, деятельность отдельных лиц, национальные вижения (с которыми многие связывают рост националистических настрое-

ний), "неправильное распределение на руководящих постах представителей различных этнических групп", борьбу за власть между представителями различных этнических групп. В целом разброс мнений относительно причин межэтнической напряженности свидетельствует об отсутствии определенной доминанты напряженности в представлениях дагестанцев. "Рассредоточение" причин придает ситуации в республике определенную устойчивость.

Вместе с тем, следует отметить, что иерархия факторов, их соотносительная значимость варьируется в зависимости от национальности респондентов. Выбор таких причин, как неравная представленность в органах власти республики различных этнических групп, а также территориальный фактор свидетельствуют, как правило, о претензиях к другим народам, ощущении ущемленности положения своей национальности.

Определяя особенности межэтнической ситуации в Дагестане в отличие от других регионов (помимо полиэтничности, отмеченной 45% респондентов, и являющейся достаточно нейтральной характеристикой, лишь отражающей объективную данность), можно выделить два блока ответов, располагающихся на разных «полюсах» - в первом, негативном, выделяются такие характеристики, как непредсказуемость, неконтролируемость межэтнических отношений (этот фактор характеризует уровень тревожности в сфере межэтнических отношений) - зона неопределенности, зона риска - 22,9%, на другом полюсе - интегратив-ные факторы - терпимость, этническая толерантность - 17,6%, сплоченность -11,5%, опирающаяся на исторические традиции дружбы, поддержки друг друга в минуты опасности и частые смешанные браки (рассматриваемый респондентами как некий гарант стабильности) - 2,9%.

Автор отмечает явное преобладание объективных категорий идентичности над субъективными. Этот феномен в большей степени характерен для культур коллективистского типа, к которым исследователи относят и республики Северного Кавказа, в том числе Дагестан. Это соотносится с традиционной значимостью группы (общины, рода) в жизни дагестанцев.

Этническая принадлежность отмечается 27,5% респондентов, в то время как общедагестанская - 20,3%. При этом значимость категорий «Я - россиянин»

[ «Я - кавказец» составили соответственно 8,9% и 3,7%. Приоритетность этих атегорий идентичности варьируется в зависимости от возраста - в большей тепени они важны для людей молодого и пожилого возрастов. У мужчин и сенщин существенных различий в соотносительной значимости не наблюдает-я. Что касается различных этнических групп, иерархичность идентичности по атегориям этнической и общедагестанской принадлежности остается такой же, о есть этническая идентичность несколько более значима, чем общедагестан-кая. Значимость этнической принадлежности варьирует от 19% до 40% в зави-имости от этнической группы (максимальная - у аварцев, минимальная - у усских), общедагестанской - от 15% до 28% (максимальная - у аварцев, мини-[альная - у русских). Корреляционный анализ выявил статистически значимые ависимости этнической идентичности с категориями «Я - дагестанец» (коэф-(ициент корреляции Пирсона равен 0,5981 при р=0,000), «Я - кавказец» (0,5020 ри р=0,001), «Я - россиянин» (0,4532 при р=0,001).

Важным психологическим показателем межэтнических отношений явля-тся валентность этнической идентичности, так как от того, насколько позитив-о воспринимается принадлежность к собственной этнической группе, зависит степень этнической толерантности, "принятия" других. Принадлежность к обственному этносу вызывает у респондентов различные чувства, группирую-(иеся в позитивные и негативные. Для подавляющего большинства респонден-ов характерна позитивная валентность этнической идентичности. Доля пози-ивных ответов составляет 86,1%, тогда как доля негативных - 3,8%. В то же ремя достаточно высок процент респондентов, выбравших позицию "другое" -,5% (в основном здесь представлена двойственность чувств, испытываемых еспондентом, или заявлено полное их отсутствие).

Валентность этнической идентичности характеризуется также соотноше-ием позитивных и негативных автостереотипов. Выявлено, что для всех иссле-уемых этнических групп характерно явное преобладание позитивных автосте-еотипов над негативными; это характеризует групповую самооценку как пре-мущественно положительную и свидетельствует о позитивной групповой са-оидентификации членов групп. Вместе с тем, процент позитивных и негатив-

ных автостереотипов по этническим группам варьируется: аварцы, лакцы, даргинцы, кумыки, лезгины, русские (группы представлены в порядке возрастания доли негативных автостереотипов).

В гетеростереотипах всех исследуемых этнических групп отмечается явное преобладание позитивных оценочных компонентов над негативными. Так, у аварцев доля позитивных гетеростереотипов варьирует от 68% до 94%. Гетеро-стереотипы даргинцев также большей частью носят позитивный характер (доля позитивных - 65-90%). У кумыков позитивный оценочный компонент гетеростереотипов встречается в 75-90% ответов, у лакцев - в 85-96%, у лезгинов - в 63-80%, у русских - 69-95%. Соотношение позитивных и негативных оценочных компонентов гетеростереотипов позволяет констатировать, что в целом для исследуемых этнических групп характерно (с большей или меньшей долей выраженности) наличие этнической толерантности, позитивного образа других этнических групп.

Наблюдаемая высокая степень повторяемости как авто-, так и гетеростереотипов свидетельствует о сплоченности групп, о наличии развитой внутри-групповой суггестии, о целостности групп как самостоятельных субъектов межгруппового восприятия.

Иная картина наблюдается в гетеростереотипах чеченцев, -негативный оценочный компонент в значительной степени актуализирован в представлениях всех исследуемых этнических групп. Это свидетельствует как о ситуативно-сти, изменчивости этнических стереотипов, так и о значимости изменений этно-политической ситуации в их актуализации и динамике.

Об этнической толерантности, желаемой степени близости с представителями иного этноса свидетельствует индекс социально-психологической близости. Индекс социально-психологической близости, на наш взгляд, может также выступать в качестве косвенной характеристики статуса этнической группы, так как степень желательности представителей иноэтнической группы в качестве членов семьи, определяемая в городской этноконтактной среде с высокой плотностью зависит от того, насколько значимой представляется данная группа для других этнических групп. Так, согласно полученным данным, как наиболее же-

ательные в качестве членов семьи оцениваются даргинцы и аварцы.

Исследуемые этнические группы в зависимости от степени этнической элерантности, определяемой по индексу социально-психологической листании, распределяются следующим образом. Наиболее толерантны лакцы (3,6), атем русские (3,5), затем аварцы (3,3), затем кумыки и лезгины (по 3,26) и, на-онец, даргинцы (3,16).

В целом результаты исследования подтверждают, что существует единая оциально-психологическая полиэтническая общность дагестанцев, обуслов-енная высокой степенью совместимости культур взаимодействующих этниче-шх групп в Дагестане, социально-психологическими установками на позитивов, открытое, толерантное общение.

Межэтнические отношения в Дагестане во многом обусловлены преемст-гнностью поколений, ориентацией на традиции, патриархальные устои, образностью к историческому прошлому. Совокупность этих факторов обладает озитивной эмоциональной насыщенностью для представителей дагестанских гнических групп и играет роль стабилизирующего начала в динамике межэтических отношений.

В заключении диссертационного исследования подведены итоги и сфор-улированы общие выводы, предложены основные пути оптимизации межэтни-гских отношений в Дагестане. Многовековая история развития межэтнических гношений в Дагестане способствовала формированию оптимальной модели ежэтнических отношений, которая обусловлена политической, экономической, /льтурной общностью народов Дагестана (сохраняющих свою этнокультурную елостность при сохранении самобытности), ориентацией на традиции, преем-гвенностью поколений. Учет этих особенностей и минимизация влияния нега-1вных внеэтнических факторов способствуют регулированию и оптимизации ежэтни ческих отношений в Дагестане.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

1. Мантаева К.А. Взаимодействие государственной службы и гражданского общества: этнопсихологический аспект // Материалы межкафедральной научно-практической конференции «Становление государственной службы в России и подготовка высшего административно-управленческого персонала М.: Изд-во РАГС, 1998. 0,3 п.л.

2. Мантаева К.А. Социально-психологические аспекты становления этнической идентичности // Социальная антропология на пороге XXI века. М.: Изд-во Союз, 1998. 0,3 п л.

3. Мантаева К.А. Этнические аспекты формирования профессионального статуса сотрудников федеральных органов налоговой полиции // Налоговая полиция в системе государственного управления. Проблемы взаимодействия и подготовки кадров. М.: Изд-во ИП НП, 1997. 0,4 п.л.

4. Мантаева К.А. Социально-психологические характеристики эт-ноидентификации в условиях системного кризиса общества // Материалы международной научно-практической конференции «Этнос и власть» 28-29 апреля 1997г. Саратов, 1997. 0,35 п.л.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Мантаева, Калимат Арзулумовна, 1998 год

Введение

Глава 1. Теоретико-методологические основы изучения пси- 17 хологии межэтнических отношений.

1.1. Субъекты межэтнических отношений: основные 17 подходы к определению.

1.2. Теоретические подходы к изучению межгруппо- 33 вых отношений в социальной психологии.

1.3. Особенности психологического изучения межэт- 58 нических отношений

Глава 2. Исследование межэтнических отношений в Дагестане 83 2.1. Психологический анализ традиционного и совре- 83 менного аспектов межэтнических отношений в Даге

J) стане.

2.2. Эмпирическое исследование межэтнических от- 100 ношений в Дагестане: процедура исследования, результаты и выводы.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические особенности межэтнических отношений и пути их оптимизации"

Актуальность исследования. В современной общественной жизни этнический фактор приобретает все большее значение. Во всем мире наблюдается парадоксальный «взрыв» этничности1, характеризуемый бурным ростом этнического самосознания, обострением межэтнических отношений, возникновением конфликтов на этнической почве (Квебек, Северная Ирландия, Югославия и т.д.). Этнический «ренессанс» связывают с усложнением когнитивной, информационной структуры современного мира, обусловливающим обращение к этничности как своеобразному «информационному фильтру», позволяющему справиться с информационной перегрузкой. Эта тенденция находит специфическое отражение в российской «постсоветской» действительности. Кризис, охвативший все сферы жизни общества, экономическая и политическая нестабильность, социальная незащищенность граждан, глобальная ломка устоявшихся социальных стереотипов, деидеологизация вследствие распада сложившихся за период существования советской империи интеграторов обострили проблему национальной (этнической) идентификации, приобретающую гипертрофированное влияние в обществе. На этнической карте бывшего СССР обнаружилось множество очагов конфликтности, включающих зоны острых кризисных ситуаций (военных кон

1 Соснин В.А. Культура и межгрупповые процессы: этноцентризм, конфликты и тенденции национальной идентификации // Психологический журнал. 1997. №1. С.50-60; Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996; Этническая психология и общество: (Материалы 1-ой конференции секции этнической психологии при Российском Психологическом обществе). М., 1997; Этнические и региональные конфликты в Евразии. М., 1997; Этничность и власть в полиэтничных государствах: Материалы международной конференции 1993 г. М.,1994 и т.д. фликтов или балансирования на их грани), потенциальных кризисф ных ситуаций и регионального сепаратизма1.

Одним из самых сложных и конфликтных регионов Российской Федерации является Северный Кавказ, где наблюдается переплетение общероссийских тенденций с местной спецификой. К особенностям Северно-Кавказского региона исследователи относят следующие:

- замкнутость (закрытость) для внешних влияний;

- консерватизм, традиционализм северокавказских культур и патриархальность социальных отношений, с которыми связаны высокая приверженность к традиционным укладам, устойчивая связь и преемственность поколений;

- регламентированность - стабильность систем ценностей, устойчивость перцептивных схем и поведенческих стереотипов;2

- ревитализация этнического трайбализма3 в ситуации кризиса государственной власти.

Все вышеперечисленные факторы справедливы и для Дагестана, своеобразие ситуации в котором во многом обусловлено его уникальным полиэтническим составом - на территории республики проживает более 30 этносов. Наряду с ключевыми проблемами, актуальными для всего Северного Кавказа и проявляющихся в Дагестане в наиболее концентрированном виде (социально

1 Тощенко Ж.Т. Постсоветское пространство: суверенизация и интеграция: Этносоциологические очерки. М., 1997.

2 Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997.

Трайбализм (от англ. tribal - родовой, племенной) или трибализм (от лат. tribus - племя) - стремление родовых элит к поддержанию этнической изолированности, к политической активизации значения родовых, племенных связей. В современной научной литературе используется понятие «ретрайба-лизация», обозначающее процессы, связанные с оживлением родо-племенных связей, с ростом значения в обществе национального фактора в целом. (Национальные отношения: Словарь. М., 1997. С. 172-173.) экономический кризис, сопровождающийся избытком трудовых ресурсов, резкой поляризацией населения по уровню доходов; формирование отношений с федеральным центром и т.д.), большое значение имеют последствия неудачных решений в области национальной, аграрной и переселенческой (миграционной) политики как советского, так и современного периода.

Кроме того, на ситуацию в Дагестане не может не влиять общая геополитическая ситуация в Северно-Кавказском регионе; это объясняется не только многовековым пребыванием северно-кавказских республик в составе единого государства Россия - СССР - Россия, но и географической близостью, единством региональных проблем, сложной структурой экономических связей. Поэтому любые социокультурные и в особенности военно-политические сдвиги, происходящие в этом геополитическом пространстве, оказываются значимыми для межэтнической ситуации в Дагестане и способны играть дестабилизирующую роль. Важно также учитывать тот факт, что на социокультурное развитие Дагестана оказывают влияние (во многом разнонаправленное) мусульманская цивилизация (Ближний и Средний Восток), бывшая духовным ориентиром до присоединения Дагестана к России и восстанавливающая свои позиции в настоящее время, и Россия, в составе которой народы Дагестана развивались в течение последних 185 лет.

Все вышеперечисленные факторы обусловливают определение исследователями Дагестана как зоны, обладающей повышенным потенциалом конфликтности1. Наличие ряда конфликтогенных факто

1 См.: Амелин В. Вызовы мобилизованной этничности. Конфликты в истории советской и постсоветской государственности. М., 1997; Дагестан и дагестанцы // «Кавказ». 1997. №8. С.30-31; Садыки М.-А. Дагестан: политические реалии и перспективы. М., 1996; Тощенко Ж.Т. Постсоветское пространство: суверенизация и интеграция (Этносоциологические очерки). М., 1997. ров (истоки которых лежат вне сферы собственно межэтнических отношений) приводит к росту социальной напряженности, которая в условиях большого числа этносов, живущих на ограниченной территории, при отсутствии доминирующего этноса принимает характер межэтнического противостояния. Однако, несмотря на наличие ряда объективных проблем, решение которых представляется достаточно сложным и спорным (это в особенности касается претензий территориального характера), ситуацию в Дагестане удается сохранять на относительно стабильном уровне. Немалую роль в этом играют особенности этнической психологии дагестанцев, во многом обусловленные традициями совместного проживания дагестанских этносов.

Исходя из высокой практической значимости и недостаточной разработанности рассматриваемой проблемы, определена тема данного диссертационного исследования.

Состояние научной разработанности проблемы. Межэтнические отношения представляют собой сложный, многомерный феномен, исследование которого осуществляется в русле многих общественных дисциплин. Этой проблеме уделяется внимание в социально-политических, философских, исторических, этнографических трудах; в них анализируются как объективные, так и субъективные факторы и предпосылки межэтнических отношений. В психологической традиции тема межэтнических отношений рассматривается в контексте общей, социальной и этнической психологии. Методологические основы изучения этнопсихологии личности представлены в культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурия, а в настоящее время разрабатываются в русле историко-эволюционного подхода к изучению личности (А.Г.Асмолов). Большое значение для исследования этносов и межэтнических отношений имеют теоретико-методологические труды социальных психологов, в которых разрабатываются методологические основы изучения больших социальны^ групп (Г.Г.Дилигенский, Б.Ф.Ломов, Б.Д.Парыгин,

A.К.Уледов и др.). Этнопсихологическая проблематика, получившая развитие в трудах ученых во второй половине XIX - в начале XX веков (М.Лацарус, Г.Штейнталь, В.Вундт, Г.Лебон, Г.Тард,

B.Макдугалл, Д.Н.Овсянико-Куликовский, Г.Г.Шпет и др.), позднее по ряду причин оказалась вне поля зрения отечественных исследователей. После развернувшихся дискуссий междисциплинарного характера по «национальному вопросу» (в конце 60-х и в начале 80-х годов) проблемы этнической психологии, ее места в структуре общественного сознания вновь стали привлекать внимание ученых. Были опубликованы работы теоретической направленности, наметившие пути исследования составных элементов психологии наций и этносов, рассматривающие вопросы структуры и природы этого явления, его влияния на развитие этнических и политических процессов в обществе (С.А.Арутюнов, С.М.Арутюнян, Ю.В.Бромлей, А.Х.Гаджиев, Л.М.Дробижева, Б.А.Душков, В.И.Козлов,

C.И.Королев, Б.Ф.Поршнев и др.). Была заложена серьезная основа для последующего развития этой важной области научного знания. Однако следует отметить, что для ряда исследований прошлых лет было характерно стремление к затушевыванию противоречий и трудностей в межэтнических отношениях - это связано с тем, что в нашей стране «национальный вопрос» считался решенным. По сути дела, совершенно не проводились исследования этнопсихологических особенностей народов нашей страны, реально проявляющихся в межнациональном общении и во многом обусловливающих их специфику и своеобразие, не разрабатывались «проблемные» аспекты в области межнациональных отношений, вследствие чего освещение вопросов межэтнического взаимодействия было неполным. За последние десятилетия отечественная психология заметно продвинулась вперед в изучении социально-психологических особенностей этнических общностей и межэтнического взаимодействия; об этом свидетельствует появление ряда работ, посвященных этой проблематике и использующих как достижения отечественной научной мысли, так и теоретико-концептуальные модели западной психологии (в основном развивающиеся в русле психологии межгрупповых отношений, кросс-культурной психологии). К ним относятся исследования В.С.Агеева, Н.М.Лебедевой, Л.И.Науменко, Т.Г.Стефаненко, Г.У.Солдатовой-Кцоевой, А.А.Сыродеевой и т.д. В то же время проблема влияния социально-психологических факторов на динамику межэтнических отношений все еще остается малоизученной.

Что касается рассмотрения межэтнических отношений собственно в Дагестане, следует отметить, что в исследованиях межэтнических отношений в Дагестане, несмотря на многоаспектность изучения данной проблемы дагестанскими учеными - политологами, социологами, антропологами, этнографами, историками, - социально-психологический и психолого-акмеологический аспекты представлены очень мало - практически отсутствуют самостоятельные исследования по данной проблематике. В этом плане исследование межэтнических отношений в Дагестане, с одной стороны, дает возможность понять механизм формирования социально-психологической общности народов Дагестана, а с другой - показывает, как ее специфика проявляется в различных областях жизнедеятельности, как опосредует социально-экономические, политические и духовные процессы и явления.

Отсюда вытекает необходимость глубокого изучения и анализа всей совокупности вопросов, касающихся национально-психологических особенностей этнических групп в Дагестане, факторов и источников их формирования. Как для объяснения существующей ситуации, так и для прогнозирования дальнейшего развития межэтнических отношений и возможного влияния на них, важно понимать социально-психологическую природу межгрупповых (межэтнических) процессов. Для этого необходимо изучение субъективных1 факторов межэтнических отношений, то есть социально-психологических закономерностей взаимоотношений этнических групп как единых и целостных субъектов межгруппового (межэтнического) взаимодействия и взаимовосприятия. В связи с этим особое значение приобретает познание психологических закономерностей отражения этнокультурного взаимодействия в групповом сознании и роль социально-перцептивных образов как регуляторов внутригруп-повой и внешнегрупповой активности социальных этнокультурных организмов.

Объект исследования - межэтнические отношения в Дагестане.

Предмет исследования -психологические особенности межэтнических отношений в Дагестане.

Цель исследования - выявить психологические характеристики межэтнических отношений в Дагестане, а также факторы, оказывающие на них наиболее значимое влияние; определить основные пути оптимизации межэтнических отношений.

В соответствии с целью были определены следующие задачи:

1) дать анализ понятия «межэтнические отношения», основываясь на достижениях современной этнопсихологии, общей и социальной психологии и смежных дисциплин, и, сопоставив различные

1 Smith A.D. The ethnic origin of nations. Oxford, 1987. P.30. точки зрения, предложить его социально-психологическую интерпретацию;

2) на основании теоретических выводов и положений и анализа сложившейся реальности межэтнических отношений охарактеризовать психологическое состояние дагестанской этнической общности на современном этапе;

4) охарактеризовать основные особенности социальной перцепции межгруппового взаимодействия этнических групп Дагестана;

5) предложить рекомендации по оптимизации межэтнических отношений в Дагестане.

Гипотезы исследования.

1. Трансформация социальной напряженности в межэтническую, наблюдающаяся при нарушении баланса взаимоотношений в полиэтническом обществе, способствует актуализации негативных компонентов этнического сознания и росту контрсуггестивных тенденций в межэтническом восприятии.

2. Многоуровневость этноидентичности является одной из значимых характеристик самосознания дагестанцев. Соотносительная значимость уровней во многом определяется особенностями эт-нополитической ситуации и в условиях социальной нестабильности может сдвигаться в сторону большей значимости этногенного уровня общности.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, имеющие принципиальное значение для понимания сущности и содержания феномена межэтнических отношений. В их числе - исследования, посвященные изучению этносов как субъектов межэтнических отношений (Л.Н.Гумилев, В.А.Тишков, Ю.В.Бромлей, Ю.М.Бородай, В.И.Козлов, С.В.Соколовский, С.А.Арутюнов, Н.Н.Чебоксаров и др.); политологических (Р.Г.Абдулатипов, М.Н.Губогло, В.Д.Шуверова и Др.), социологических (Л.М.Дробижева, Ж.Т.Тощенко, Н.Р.Маликова, О.Б.Мухамметбердиев, Г.В.Старовойтова, А.А.Сусоколов и др.), философских (В.П.Торукало, Л.П.Чагай и др.) аспектов межнациональных (межэтнических) отношений. Автор основывался на фундаментальных концепциях отечественных психологов, обозначивших пути исследования межэтнических отношений (Г.М.Андреева, А.И.Донцов, Л.С.Выготский, В.Н.Мясищев, Г.Г.Дилигенский, А.Н.Леонтьев, А.А.Бодалев, Б.Ф.Ломов, Б.Д.Пары-гин, К.К.Платонов, Б.Ф.Поршнев, В.Ф.Петренко, Г.Г.Шпет и др.); исследованиях межэтнических отношений в русле психологии групповых отношений и кросс-культурной психологии (В.С.Агеев,

A.А.Сыродеева, Н.М.Лебедева, Г.У.Солдатова-Кцоева, Л.И.Шумейко, Т.Г.Стефаненко, А.Б.Мулдашева, П.-Н.Шихирев и др.); работах, определяющих направление изучения природы, сущности и функций этнопсихологических явлений (А.А.Деркач, В.Г.Крысько); исследованиях национально-психологических характеристик народов (И.Д.Куликов, А.А.Кокорев, А.Б.Мендяева, В.В.Смирнова,

B.А.Сокольникова, Н.Ф.Феденко, И.В.Фетисов и др.). Изучение межэтнических отношений во многом базируется на трудах зарубежных ученых, разрабатывающих проблематику психологии межгрупповых отношений (G.W.Allport, J.W.Berry, M.Pleasant, D.T.Campbell, W.Doise, D.Horowitz, T.F.Pettigrew, H.Tajfel, J.C.Turner и др.).

Кроме того, теоретическая база исследования включала труды ученых, посвященные различным аспектам межэтнических отношений в Дагестане (А.Г.Агаев, М.А.Агларов, А.К.Алиев, А.Х.Гаджиев, А.-Р.Г.Гаджиев, Н.С.Джидалаев, Х.Ибрагимов, Э.Ф.Кисриев, А.А.Магомедов, Р.М.Магомедов, М.-А.М.Садыки, М.-С.К.Умаханов, Г.С.Федоров и др.).

Методы исследования. В работе используется комплексная методика, включающая: теоретический анализ научной проблемы, включенное наблюдение и анкетирование. Автором использовались известные социально-психологические методики, адаптированные применительно к целям данного исследования - тест М.Куна-Макпартленда «Кто Я?» (M.Kuhn, T.S.McPartland, 1954), шкала социальной дистанции Богардуса (E.S.Bogardus, 1956), тест этнических стереотипов Д.Катца и К.Брели (D.Katz, K.W.Braly, 1933) в модификации Н.М.Лебедевой, методика незаконченных предложений (Л.И.Науменко, 1992). Для статистической обработки эмпирических данных (включающей корреляционный анализ) и их графического представления использовалась программа SPSS for Windows 6.1.4.

Исследование проводилось в период с 1995 по 1998 год. Эмпирическую базу исследования составили шесть наиболее многочисленных этнических групп Дагестана - аварская, даргинская, кумыкская, лакская, лезгинская и русская (372 респондента).

Научная обоснованность и достоверность выводов исследования обеспечивается теоретико-методологической проработанностью проблемы, реализацией комплексной методики исследования с привлечением апробированных социально-психологических методов исследования, обоснованностью выборки, применением методов математической статистики при обработке и оценке достоверности полученных результатов.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем и их научная новизна.

1. На основе анализа и сопоставления различных точек зрения ученых - психологов, философов, социологов, этнологов, политологов - автор уточняет понятие «межэтнические отношения». Межэтнические отношения - это сложный и многомерный феномен, предполагающий три уровня анализа: межличностный, межгрупповой и институциональный. Межэтнические отношения как социально-психологический феномен обусловливаются:

- социальным опытом, приобретенным в условиях новых реалий действительности как в процессе непосредственных, так и опосредованных контактов (формализованных и неформальных), и его представленностью в социально-перцептивной сфере;

- отражением в этническом сознании накопленного социально-исторического опыта межэтнических отношений (социальная память, традиции, обычаи, ритуалы и т.д.);

- влиянием внешних факторов, лежащих вне плоскости собственно межэтнических отношений.

2. Проведенный психологический анализ проблемы межэтнических отношений в Дагестане определил противоречивые тенденции в их динамике. Анализ представлений дагестанцев о ситуации межэтнического взаимодействия выявил, с одной стороны, наличие конфликтного потенциала общественного сознания (во многом связанное с воздействием внешних факторов), с другой стороны, отсутствие доминанты напряженности в сознании (способное играть роль стабилизирующего фактора на поведенческом уровне). Несмотря на восприятие ситуации межэтнического взаимодействия как напряженной, дагестанцы проявляют открытость и толерантность в межэтническом общении, что выражается в наличии у них позитивных гетеростереотипов; положительных установок на межэтническое взаимодействие; высокой степени социально-психологической близости.

3. Выявлены и проанализированы факторы, оказавшие формирующее воздействие на социально-психологическую общность дагестанских этносов. К ним относятся: обращенность к историческому прошлому (ориентация на традиции, патриархальные устои, консерватизм, преемственность поколений); высокая степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп в Дагестане, обусловленная их этногенетическим единством, социально-психологической близостью, общей исторической судьбой.

4. Выявлены основные пути оптимизации межэтнических отношений, базирующиеся на следующих структурных составляющих:

- критерии и показатели эффективности межэтнических отношений (этническая толерантность, степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп, степень социально-психологической близости, этническая идентичность);

- условия, обеспечивающие оптимальное развитие межэтнических отношений (минимизация влияния негативных внеэтнических факторов - социально-политического, экономического кризисов, геополитических сдвигов);

- факторы, способствующие эффективному формированию межэтнических отношений: оптимальное построение психологического пространства этноса во временном аспекте (единство прошлого, настоящего и будущего) и пространственном аспекте (естественно-географические условия и социокультурное поле общения).

Практическая значимость результатов исследования.

1) Основные результаты и выводы настоящего исследования могут найти применение при выработке рекомендаций теоретического и прикладного характера по осуществлению национальной политики в Российской Федерации и создания комплексной государственной программы национального возрождения и межнационального сотрудничества народов России.

2) Эмпирические данные и выводы исследования выполняют прогностическую функцию; их использование возможно в качестве базы для исследования различных аспектов межэтнических отношений (например, социально-психологического мониторинга динамики межэтнических отношений), при организации социально-психологических служб в регионах.

3) Данные могут быть использованы при разработке учебных программ по этнопсихологии, социальной психологии.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Восприятие ситуации межэтнического взаимодействия представителями исследуемых этнических групп характеризуется, с одной стороны, наличием конфликтного потенциала этнического сознания, во многом связанного с воздействием внешних факторов; с другой стороны, отсутствием доминанты напряженности в сознании, способном играть роль стабилизирующего фактора на поведенческом уровне.

2. Несмотря на восприятие ситуации межэтнического взаимодействия как напряженной, дагестанцы проявляют открытость и толерантность в межэтническом общении, что выражается в наличии у них позитивных гетеростереотипов, положительных установок на межэтническое взаимодействие, высокой степени социально-психологической близости в сочетании с позитивной этнической идентичностью.

3. Для дагестанцев характерна этническая идентификация на нескольких иерархических уровнях: с собственно этнической группой, с полиэтнической дагестанской общностью и с общностями более высокого порядка, соотносительная значимость которых обусловливается социально-политическими процессами, происходящими в обществе.

4. Отрицательная динамика межэтнических отношений в Дагестане определяется в большей степени внеэтническими факторами, связанными с геополитическими потрясениями, социально-экономическим кризисом (усугубляющимся неравномерностью развития различных районов Дагестана), кризисом государственной власти (влекущим за собой распределение властных полномочий по кланово-этническому признаку). Именно минимизация влияния этих факторов способствует выработке основных путей оптимизации межэтнических отношений.

Апробация результатов исследования осуществлялась на научных и научно-практических конференциях: международной научно-практической конференции «Этнос и власть» (28-29 апреля

1997 г., г.Саратов), научно-практической конференции «Актуальные проблемы управления в органах налоговой полиции и их взаимодействие с другими правоохранительными системами» (май 1997 г., г.Москва), Всероссийской научно-методической конференции «Социальная антропология на пороге XXI века» (20-21 ноября 1997 г., г.Москва), межкафедральной научно-практической конференции «Становление государственной службы в России и подготовка высшего административно-управленческого персонала» (28 января

1998 г., г.Москва). Основные положения и результаты исследования обсуждались на проблемных группах и заседаниях кафедры социальной психологии и кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности Российской академии государственной службы при Президенте РФ (1995-1998 гг.).

Результаты исследования отражены в 4 публикациях, общим объемом 1,35 печатных листа.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Выводы ко второй главе

1. Этногенетическое единство, единая традиционная система регулирования отношений, общность культуры, экономические связи, исторический опыт совместной борьбы с общими врагами и существования единого религиозно-политического образования (имамата) характеризуют историю межэтнических отношений, складывающихся на территории республики, и являются предпосылкой интегративных процессов между многочисленными дагестанскими этносами.

2. В целом ситуация в республике остается стабильной, однако потенциал напряженности достаточно высок; можно прогнозировать в качестве одного из возможных результатов развития ухудшение ситуации в республике. Выявлено, что значительная часть респондентов оценивает межэтническую ситуацию в Дагестане как напряженную, причем восприятие ситуации по сравнению с 1993 г. изменилось в сторону повышения доли негативной оценки. Причем к более негативной оценке межэтнических отношений в обществе склонны те, кто в межличностных отношениях придает национальности наибольшее значение.

3. Респондентами выделены факторы, детерминирующие напряженность межэтнических отношений в Дагестане. К ним относятся: отсутствие единой общедагестанской идеи («каждый народ сам за себя»), экономические проблемы, деятельность отдельных лиц, национальные движения (с которыми многие связывают рост националистических настроений), непропорциональное распределение на руководящих постах представителей различных этнических групп, борьбу за власть между представителями различных этнических групп. В целом разброс мнений относительно причин межэтнической напряженности свидетельствует об отсутствии определенной «доминанты» напряженности в представлениях дагестанцев. «Рассредоточение» причин придает ситуации в республике определенную устойчивость. При этом ряд факторов свидетельствует о наличии претензий между народами, присвоении респондентами разного статуса этническим группам (это подтверждается и в выделении привилегированных этнических групп), что само по себе в условиях традиционного отсутствия доминирующего этноса может играть роль дестабилизирующего фактора. В то же время выделение таких факторов, как «деятельность отдельных лиц» и «рост националистических настроений», в качестве факторов обострения межэтнических отношений характеризует негативное отношение респондентов к националистической пропаганде.

4. Для всех исследуемых групп характерна оценка ситуации в Дагестане как менее напряженной в сравнении с Северным Кавказом и Россией. Выявлена корреляционная зависимость между оценкой межэтнических отношений и значимостью соответствующих уровней в иерархии идентичностей - чем выше значимость для респондентов категорий «Я-россиянин», «Я-кавказец», принадлежности к собственной этнической группе, тем позитивнее оценка межэтнических отношений соответственно в России, на Северном Кавказе и в Дагестане. Это может быть связано со стремлением индивидов к позитивной этнической идентичности, - если соответствующий уровень идентичности значим, человек стремится к формированию позитивного его образа в большей степени, нежели для менее значимых уровней идентичности.

5. Корреляционный анализ выявил значимые зависимости этнической идентичности с категориями «Я - дагестанец», «Я - кавказец», «Я - россиянин». Это может свидетельствовать о том, что если для респондентов этническая принадлежность является значимой, это предполагает и значимость принадлежности к общностям более высокого порядка (Дагестан, Кавказ, Россия) - при этом соотносительный уровень значимости может варьировать в значительных пределах.

6. Выявлена преимущественно позитивная направленность восприятия респондентами принадлежности к собственной этнической группе, что характеризует групповую самооценку как преимущественно положительную и свидетельствует о позитивной групповой самоидентификации членов групп - позитивной валентности этнической идентичности.

7. В структуре идентичности значительное место занимает религиозная идентичность. Выявлена отрицательная корреляционная зависимость между значимостью религиозной идентичности и возрастом респондентов: чем моложе респонденты, тем более значимой оказывается религиозная принадлежность, что, вероятно, свидетельствует об усилившейся роли религиозного фактора в жизнедеятельности исследуемой социальной общности и, следовательно, должно быть учтено в государственной социальной политике.

8. Единство менталитета, традиций, этнокультурная общность народов Дагестана отражаются в представлениях этнофоров как о собственной, так и о других этнических группах, определяя их семантическую близость и высокую степень согласованности авто- и гетеростереотипов. Наряду с выделением общей семантической зоны сходства, состоящей из таких качеств, как гостеприимство (традиционно являющееся одним из компонентов социально-желательного поведения), доброта, мужество, в той или иной степени приписываемых всем этническим группам, каждая этническая группа имеет свое «лицо», свой характерный образ, причем, выделяемый как самой группой, так и другими.

9. Дагестанцы по своим личностным, психолого-акмеологическим характеристикам проявляют открытость и толерантность - для них характерно наличие позитивного образа иноэт-нических групп, выраженного в наличии позитивных гетеростереотипов и положительных установок на межэтническое взаимодействие. Исключение составляет лишь социально-перцептивный образ чеченцев, представленный в этническом сознании респондентов, что является подтверждением гипотезы о негативном влиянии этнополитического фона на психологические характеристики межэтнических отношений.

10. Показано существование психологической полиэтнической общности дагестанцев, связанное с высокой степенью совместимости культур взаимодействующих этнических групп в Дагестане, социально-психологическими установками на позитивное, открытое, толерантное общение.

11. Выявлено, что в определении ценностно-ориентационных предпочтений этничность не является доминирующим критерием для респондентов.

12. Межэтнические отношения в Дагестане во многом обусловлены межпоколенной преемственностью, ориентацией на традиции, патриархальные устои, обращенностью к историческому прошлому. Совокупность этих факторов обладают позитивной эмоциональной насыщенностью для представителей дагестанских этнических групп и играет роль стабилизирующего начала в динамике межэтнических отношений.

Заключение

В современный переломный период межэтнические отношения в Дагестане развиваются, главным образом, под влиянием двух основных тенденций: тенденции обострения объективно существующих противоречий, с одной стороны, и сближения и сотрудничества (интеграции) между отдельными этносами, с другой.

Дифференциация политико-экономических интересов, различные подходы к формированию идеологических доктрин, отсутствие единой общедагестанской (объединительной) идеологии осложняют и так весьма непростой процесс преодоления накопившихся противоречий в республике, связанных как с последствиями национальной политики, проводившейся в регионе, так и с ситуацией социального кризиса, затронувшего все сферы жизнедеятельности общества.

Отсутствие доминанты напряженности (как в целом, так и для отдельных этнических групп) в представлениях дагестанцев о причинах обострения межэтнических отношений подтверждает, что эти причины лежат не в плоскости собственно этнических отношений -это не противостояние между этносами, - а обусловлены факторами другого порядка - политическими, экономическими и т.д. Однако влияние их на межэтнические отношения несомненно, - проекция проблем (социального кризиса) на сферу межэтнических отношений выступает в качестве дестабилизирующего фактора, «играющего на обострение». Вместе с тем, разброс причин показывает множественность болевых точек, требующих безотлагательного внимания, так как по мере трансформации социальной напряженности в межэтническую ситуация становится все менее контролируемой (управляемой).

Вместе с тем, на социально-психологическом уровне прослеживается существование в сознании дагестанцев представлений о Дагестане как этнокультурной целостности, ориентация самосознания не только в узкоэтническом, но и в общедагестанском аспекте, высокая этническая толерантность по отношению к другим этносам в сочетании с позитивной этнической идентичностью. Сознание единства полиэтнического Дагестана основано на генетической и исторической близости его народов и носит надэтнический и надконфессио-^ нальный характер. Однако общедагестанское единство становится возможным только при условии поддержания и развития уникальности, самобытности всех этносов, так как в разнообразии этносов, картин мира кроется многовековой опыт, накопленный человечеством.

Обращение к прошлому, традициям, патриархальность устоев, этнокультурная общность, существование единого «мы» на полиэтническом уровне являются фактором, стабилизирующим межэтнические отношения. Историческая преемственность (проявляющаяся, в частности, в значимости традиций и обычаев) также характеризует интегративные процессы в Дагестане, так как актуализированы в основном обычаи, традиции, обряды, общие для всех дагестанских народов. Это связано и с тем, что в обычаях народов Дагестана действительно много общего, как за счет многочисленных заимствований, так и за счет этногенетического единства, а также благодаря этноин-тегрирующему влиянию религиозного фактора. Интегративным тенденциям также способствует высокая степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп в Дагестане. Территориально-государственное единство Дагестана - не идеологический лозунг, а реальность, которая должна быть в основе национальной политики. Народы Дагестана в течение длительного периода своей истории сумели создать свой миропорядок, позволяющий им сохранить свою этнокультурную целостность при сохранении самобытности. В Дагестане исторически предопределенная культурная специфика определяет позитивную направленность межэтнических отношений вследствие политической, экономической, культурной общности и близости народов Дагестана, выработанной на протяжении многовековой истории развития межэтнических отношений в Дагестане, а также существования отработанных схем улаживания, урегулирования конфликтных ситуаций, созвучных менталитету дагестанцев и используемых и поныне в практике межэтнических отношений (адаты, маслакат, советы старейшин и т.д.).

Стабильность межэтнических отношений во многом зависит от состояния и поведения этнополитических элит и других социально структурированных референтных групп, степени их единства и развития, конструирования ими символических образов, способных оказывать объединяющее, этноинтегрирующее воздействие на этническое сознание. Для этого необходимо осознание того непреложного факта, что совместное проживание этносов Дагестана в пределах единой республики обусловлено самой историей, а также нынешними социальными, экономическими, политическими и иными факторами, и разъединение не принесет дивидендов ни одному народу.

Этническое сознание обладает потенциалом бесконфликтного сосуществования, выраженным в психологических установках на позитивное, открытое, толерантное общение. В то же время объективные противоречия являются своеобразным «испытанием на прочность» межэтнических отношений и должны найти разумное, взвешенное разрешение при проведении национальной политики, разработке программ национального возрождения. Оптимальной стратегией развития межэтнических отношений в Дагестане является ориентация на сохранение и развитие в составе Российской Федерации.

Разработка основных направлений оптимизации межэтнических отношений базируется на следующих структурных составляющих:

1) критерии и показатели эффективности межэтнических отношений: этническая толерантность, степень совместимости культур взаимодействующих этнических групп, степень социально-психологической близости, валентность этнической идентичности;

2) условия, обеспечивающие оптимальное развитие межэтнических отношений (минимизация влияния негативных внеэтнических факторов - социально-политического, экономического кризисов, геополитических сдвигов; интеграция в единое геополитическое пространство);

3) факторы, способствующие эффективному формированию межэтнических отношений: оптимальное построение психологического пространства этноса во временном аспекте (единство прошлого, настоящего и будущего) и пространственном аспекте (естественно-географические условия и социокультурное поле общения).

Основные источники негативных явлений в межэтнических отношениях находятся в политической, экономической, правовой сферах, ввиду чего пути оптимизации связаны с необходимостью учета этнопсихологических особенностей (базирующихся на социокультурных, этногенетических, исторических особенностях, присущих дагестанским народам), а также с разработкой адекватных программ национальной политики, нормализацией правового регулирования общественных отношений, формулированием направлений межрегионального экономического сотрудничества, социокультурного развития.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Мантаева, Калимат Арзулумовна, Москва

1. Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального "Я". -М.: Мысль, 1992. 169с.

2. Абдулатипов Р.Г. Человек, нация, общество. М.: Политиздат, 1991. - 222с.

3. Автономова Н.С. Рассудок, разум, национальность. М.: Наука, 1988. - 286с.

4. Агабаев Р.А. Формирование экономической психологии этноса (на материалах Туркменистана): Автореф. дис. . канд. социол. наук. -М., 1992.- 25с.

5. Агаев А.Г., Магомедов P.M. Дагестанское единство: история и современность. Махачкала, 1995. - 95с.

6. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: Изд-во МГУ, 1990. - 240с.

7. Агеев B.C. Психология межгрупповых отношений. М.: Изд-во МГУ, 1983. - 144с.

8. Агеев B.C., Сыродеева А.А. Интегративные процессы в межгрупповом взаимодействии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1987. - №2. - С. 11-19.

9. Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVIII-началеХ1Хв. (Исследование взаимоотношения форм хозяйства, социальных структур и этноса). М.: Наука, 1988. - 240с.

10. Азизов С.А. К вопросу о дагестанской тухумной эндогамии // Советская этнография. 1988. - N6. - С. 121-126.

11. Алексеев В.П. Некоторые вопросы происхождения народов Дагестана в свете антропологии Северного Кавказа. Махачкала, 1964.

12. Алексеев В.П. Происхождение народов Кавказа. М.: Наука, 1974.- 315с.

13. Алиева Ф.А. Социально-бытовая сказка народов Дагестана: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Баку, 1981. - 18с.

14. Алкадари Г.-Э. Асари Дагестан: исторические сведения о Дагестане. Махачкала, 1929. - 184с.

15. Амелин В.В. Вызовы мобилизованной этничности. Конфликты в истории советской и постсоветской государственности. М., 1997.- 318с.

16. Амирханов Х.А. Верхний палеолит Прикубанья. М., 1986. -112с.

17. Амирханов Х.А. Чохское поселение: человек и его культура в мезолите и неолите Горного Дагестана. М.: Наука, 1987. - 220с.

18. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 1997. - 239с.

19. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996. - 376с.

20. Арутюнов С.А. Локальные и синкретические культуры. М.: Наука, 1991. - 315с.

21. Арутюнов С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М.: Наука,1989. - 243с.

22. Арутюнов С.А. Об условности понятия этнопсихология // Сов. этнография. 1983. - N2. - С.82-84.

23. Арутюнов С.А. Этногенез, его формы и закономерности // Этнополис. 1993. - N1. - С.87-99.

24. Арутюнов С.А., Чебоксаров Н.Н. Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества // Расы и народы. Вып.2. М., 1972.

25. Арутюнян С.М. Нация и ее психический склад. Краснодар, 1966.- 271с.

26. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., Воронеж, 1996. -768с.

27. Ахиезер А. Культурные основы этнических конфликтов // ОНС. 1994. - №4. - С.115-125.

28. Ахлаков А. А. Исторические песни народов Дагестана и Северного Кавказа. М.: Наука, 1981. - 230с.

29. Ахраменко Л.П. Биосферная концепция этногенеза Л.Н.Гумилева: философско-методологический аспект: Автореф. дис. . канд. филос. наук. М.,1994. - 24с.

30. Бакиханов А.-К.А. Гюлистан-Ирам. Баку: Общество обследования и изучения Азербайджана, 1926. - 196с.

31. Берзин Б.Ю. Массовое сознание и самосознание группы. М., 1991.- 173с.

32. Берзин Б.Ю., Гущина А.Э. Самосознание национальной (этнической) группы. Екатеринбург, 1993. - 103с.

33. Бистрицкас Р.И. Теория социальной атрибуции в западноевропейских психологических исследованиях // Личность и социальная среда: идеологические и психологические аспекты общения. М., 1987. - С.60-79.

34. Бородай Ю.М. Этнос, нация, государство // Полис. 1992. -№5-6 (11-12). - С.19-21.

35. Бороноев А.О. Основы этнической психологии. СПб., 1991. -60с.

36. Бромлей Ю.В. К разработке понятийно-терминологических аспектов национальной проблематики // Советская этнография. -1989. №6. - С.3-17.

37. Бромлей Ю.В. Национальные процессы в СССР: в поисках новых подходов. М.: Наука, 1988. - 207с.

38. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М.: Наука, 1983. - 412с.

39. Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М.: Наука, 1973. - 272с.

40. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М.: Наука, 1987. - 333с.

41. Буева Л.П. Общественные отношения и общение // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975.- С.136-150.

42. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. М.: Изд-во МГУ, 1968. - 268с.

43. Булатова А.Г. Традиционные праздники и обряды народов Дагестана (XIX начало XX в.): Автореф. дис. . докт. ист. наук.- М„ 1989. 48с.

44. Волкан В., Оболонский А. Национальные проблемы глазами психоаналитика // ОНС. 1992. - N6. - С.31-48,

45. Вопросы национальных и федеративных отношений. Вып.2 / Под общ.ред. Р.Г.Абдулатипова. М.: Изд-во РАГС, 1997. -229с.

46. Вундт В. Введение в психологию. М.: Космос, 1912. - 152с.

47. Выготский Л.С. Собрание сочинений. Т.З. Проблемы развития психики. М.: Педагогика, 1983. - 368с.

48. Гаджиев А.-Р.Г. В глубь веков. Махачкала, 1968. - 75с.

49. Гаджиев А.Х. Проблемы марксистской этнической психологии. Ростов-на Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1982.- 181с.

50. Гаджиев А.Х. Социально-психологические проблемы марксистской этнической психологии. Махачкала, 1978. -252с.

51. Гаджиев М.Г. Из истории культуры Дагестана в эпоху бронзы. -Махачкала, 1969.

52. Гаджиев М.Г. О демографических и этнографических процессах в Дагестане в первобытную эпоху // Алародии (этнические исследования). Махачкала, 1995. - С. 14-27.

53. Галкина Е.М. Методический аспект изучения проблемы этнической идентичности (опыт зарубежных исследований) // Духовная культура и этническое самосознание наций. Вып. 1. -М., 1990. - С. 57-83.

54. Гарданов В. К. Обычное право как источник для изучения социальных отношений у народов Северного Кавказа в XVIII— начале XIX в. // СЭ. 1960. - № 5. - С. 12-25.

55. Гасанов М.Р. История Дагестана с древности до конца XVIII века. Махачкала: Дагестанское книжное изд-во, 1997. - 216с.

56. Гасанова П.М. К проблеме этнопсихологической адаптации // Социс. 1995. - N11. - С.63-66.

57. Геллнер Э. Нация и национализм. М.: Прогресс, 1991. - 320с.

58. Государственная служба Российской Федерации и межнациональные отношения / Под ред. Р.Г.Абдулатипова. М.: Луч, 1995. - 265с.

59. Грехнев B.C. Социально-психологический фактор в системе общественных отношений. М.: Изд-во МГУ, 1985. - 184с.

60. Губогло М.Н. Современные этноязыковые процессы в СССР: основные факторы и тенденции развития национально-русского двуязычия. М.: Наука, 1984. - 288с.

61. Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л., 1990. - 280с.

62. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: Танаис ДИ-ДИК,1994. - 544с.

63. Гумилев Л.Н. От Руси к России. М.: Танаис ДИ-ДИК,1995. -552с.

64. Давыдов Ю.И. Память и культура // Социс. 1987. - №6. -С.11-22.о

65. Дагестан в известиях русских и западно-европейских авторов XIII-XVIII вв. Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1992. - 304с.

66. Дагестан и дагестанцы. «Кавказ». - 1997. - №8. - С.30-31.

67. Дашдамиров А.Ф. К методологии исследования национально-психологических проблем // Советская этнография. 1983. - N2. -С.62-74.

68. Дейкер X., Фрейда Н. Национальный характер и национальные стереотипы // Современная зарубежная этнопсихология. М., 1979.

69. Джидалаев Н.С. Национальный вопрос и проблемы народов: Поиски и суждения. Махачкала, 1995. - 126с.

70. Дилигенский Г.Г. Некоторые методологические проблемы исследования больших социальных групп // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975. - С. 196-205.

71. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений в современной французской психологии. М.: Изд-во МГУ, 1987. - 127с.

72. Дробижева JI.M. Влияние этноконтактной среды на межнациональные отношения // Социальная психология и общественная практика. М.,1985. - С. 153-162.

73. Дробижева JI.M., Кузнецов И.М., Кцоева Г.У. Некоторые проблемы этнопсихологических исследований // Психологический журнал. 1988. - N3. - Т.9.- С.26-34.

74. Душков Б.А. География и психология. Подходы к проблемам. -М.: Мысль, 1987. 285с.

75. Еремеев Д.Е. Ислам. Образ жизни и стиль мышления. М.: Политиздат, 1990. - 287с.

76. Есть мнение // Общ. ред. Ю.А.Левада. М.: Прогресс, 1990. -296с.

77. Ибрагимов X. О некоторых аспектах межэтнического общения в городах Дагестана (по данным о национально-смешанных браках в Махачкале) // Советская этнография.-1978.-N3.-С.124-130.

78. Ибрагимов Х.И. Принципы организации когнитивных структур и умственное развитие: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1988. - 24с.

79. Иванов В.П. Межнациональная напряженность в региональном аспекте//Социс.-1993.-N7.-С.58-66.

80. Ихилов М.М. К вопросу о национальной консолидации народов Дагестана // Советская этнография.-1965.-N6.-С.92-101.

81. Какабадзе В. Л. Теоретические проблемы глубинной психологии. Тбилиси: Мецниереба, 1982. - 184с.

82. Каранашвили А. Этническое самосознание и традиции. -Тбилиси, 1984.

83. Керимов Г.М. Шариат и его социальная сущность. М.: Наука, 1978. - 223с.

84. Кисриев Э.Ф. Урбанизация как тенденция интернационализации общественной жизни и ее этнические последствия // Социально-этническое и культурное развитие населения Дагестана. Махачкала, 1978. С.4-20.

85. Козлов В.И. О некоторых методологических проблемах изучения этнической психологии // Советская этнография.-1983.-N2.-С.74-80.

86. Козлов В.И. Проблематика «этничности» // ЭО. 1995. - №4. - С.39.

87. Кокорев А.А. Психология межнационального общения (на материалах китайской диаспоры): Автореф. дис. . докт. психол. наук. М., 1992. - 64с.

88. Колеватов В.А. Социальная память и познание. М.: Мысль, 1984. - 190с.

89. Колесова JI. Причины современных межэтнических и межконфессиональных конфликтов // OHC.-1992.-N4. С.117-120.

90. Кольцов В.Б. Социальная дистанция в межнациональном общении: опыт построения интегрального показателя // Социс. 1989. - №2. - С.26-29.

91. Королев С.И. Вопросы этнопсихологии в работах зарубежных авторов. М.: Наука, 1970. - 100с.

92. Котович В.Г., Котович В.М., Магомедов С.М. Работы в Прикаспийском Дагестане // Археологические открытия 1971 года. -М., 1972.

93. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. М.: Политиздат, 1985. - 431с.

94. Крысько В.Г., Деркач А.А. Этнопсихология. 4.1: Теория и методология. - М., 1992. - 142с.

95. Кун М., Макпартланд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себя // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М.: Изд-во МГУ, 1984. -С.180-187.

96. Курбанов М.Р., Курбанов Г.М. Религия в культуре народов Дагестана. Махачкала, 1996. - 109с.

97. Курбанов М.Р., Юсупова Г.И. Лезгины: проблемы разделенного народа. Махачкала, 1996. - 54с.

98. Кушнер П.И. Этнические территории и этнические границы. -М.: Изд-во Академии наук СССР, 1951. 280с.

99. Кцоева Г.У. Опыт эмпирических исследований этнических стереотипов // Психологический журнал. 1986. - N2. - С.41-51.

100. Кцоева Г.У. Этнические Стереотипы в системе межэтнических отношений: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М.,1985. - 24с.

101. Кэмпбелл Д.Т. Социальные диспозиции индивида и их групповая функциональность: эволюционные аспекты // Психологические механизмы регуляции социального поведения. -М., 1979.-С.76-102.

102. Лебедева Н.М. Особенности социальной перцепции в процессе этнокультурной адаптации переселенческих групп: Дис. . канд. психол.наук. М., 1989. - 207с.

103. Лебедева Н.М. Социальная психология аккультурации этнических групп: Дис. . докт. психол. наук. М., 1997.

104. Лебедева Н.М. Социальная психология этнических миграций. -М., 1993. 195с.

105. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995. - 316с.

106. Левкович В.П., Андрущак И.Б. Этноцентризм как социально-психологический феномен обыденного сознания в ситуации социоэтнических изменений // Этническая психология и общество. М., 1997. - С.164-173.

107. Левкович В.П., Андрущак И.Б. Этноцентризм как социально-психологический феномен // Психологический журнал. 1995. -№2. - С.70-81.

108. Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социально-психологические аспекты проблемы этнического сознания // Социальная психология и общественная практика. М., 1985. - С. 138-153.

109. Лисовский В.Т. Советское студенчество: Социологические очерки. М.: Высшая школа, 1990. - 304с.

110. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. - 445с.

111. Магомедов А.А. Становление Дагестана завтрашнего: самоузнавание, опасности и шансы. Махачкала: «Юпитер», 1997.- 206с.

112. Магомедов Р. М. Адаты дагестанских горцев как исторический источник. М., 1960.

113. Магомедов P.M. Дагестан: (Исторические этюды). Махачкала: Даг.кн.изд-во, 1975. - 372с.

114. Магомедов P.M. Общественно- экономический и политический строй Дагестана в XVIII- начале XIX в. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1957. - 408с.

115. Маликова Н.Р. Межнациональное общение: методологические проблемы этносоциологического исследования. М.: Ин-т социологии АН СССР, 1990. - 119с.

116. Маликова Н.Р. Этнические стереотипы в контексте политизированной этничности // Этническая психология и общество. М., 1997. - С.54-65.

117. Марковин В.И. Археологические находки с территории Тарнаира (Дагестан) // КСИИМК, 1957. Вып.67. С.4-31.

118. Марковин В.И. Дагестан и горная Чечня в древности. М.: Наука, 1969. - 116с.

119. Михайлов В.А. Принцип «воронки» или механизм развертывания межэтнического конфликта // Социс. 1993. -N5. - С.57-63.

120. Мунчаев P.M. Кавказ на заре бронзового века: неолит, энеолит, ранняя бронза. М.: Наука, 1975. - 415с.

121. Мухамметбердиев О.Б. Национальное самосознание народов Средней Азии на современном этапе их развития: Автореф. дис. . докт. социол.наук. М., 1992. - 45с.

122. Мухина B.C. Этнопсихология: настоящее и будущее // Психологический журнал. 1994. - N3. - С.42-49.

123. Мышанская Н.А. Роль этноса как природно-социального явления в современных национальных отношениях: Автореф. дис. . канд. полит, наук. М., 1993.

124. Мяло К.Г. Время выбора: Молодежь и общество в поисках альтернативы. М.: Политиздат, 1991. - 253с.

125. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 356с.

126. Народы Дагестана. М., 1955. - 247с.

127. Народы России: Энциклопедия / Под ред. В.А.Тишкова. М.: Бол. Рос. Энцикл., 1994. - 479с.

128. Науменко Л.И. Особенности социальной перцепции внутригрупповой интеграции и межгрупповой дифференциации (По материалам социально-психологического исследования межэтнических отношений в Литве и Белоруссии): Дис. . канд. психол. наук. М., 1992.

129. Национальная политика России: история и современность. -М.: «Русский мир», 1997. 680с.

130. Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 1990-х гг / Под ред. Л.М.Дробижевой. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1994. - 273с.

131. Национальные отношения: Словарь / Под общ. ред. В.Л.Калашникова. М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. -208с.

132. Общение и оптимизация совместной деятельности. М.: Изд-во МГУ, 1987. - 300с.

133. Овсянико-Куликовский Д.Н. Психология национальности. Пг.: Время, 1922. - 38с.

134. Основы социально-психологической теории / Под общ. ред. А.А.Бодалева и А.Н.Сухова М.: Международная педагогическая академия, 1995.- 421с.

135. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М.: Мысль, 1971. - 351с.

136. Першиц А.И. Проблемы нормативной этнографии // Исследование по общей этнографии. М., 1979.

137. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. М.: Изд-во МГУ, 1988. - 208с.

138. Петрова А.С. Основные направления современной американской этнопсихологии (психологическая антропология и кросс-культурные исследования) // Советская этнография. 1990.- №1. С.125-133.

139. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М.: Наука, 1982.- 309с.

140. Поршнев Б.Ф. Принципы социально-этнической психологии.- М.: Наука, 1964. 11с.

141. Поршнев Б.Ф. Противопоставление как компонент этнического самосознания. М.: Наука, 1973. - 13с.

142. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М.: Наука, 1979. - 232с.

143. Психологические механизмы регуляции социального поведения / Под ред. М.И. Бобневой и Е.В. Шороховой. М.: Наука, 1979. -330с.

144. Ребане Я.К. Информация и социальная память: к проблеме социальной детерминации познания // Вопросы философии. -1982. №8.- 44-54с.

145. Россия: социальная ситуация и межнациональные отношения в регионах (по результатам социологических исследований). М., 1996. - 296с.

146. Русское население Дагестана: социально-экономические, политические и этнические проблемы. Махачкала, 1996. - 38с.

147. Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар: Изд-во КубГУ, 1997. - 172с.

148. Садыки М.-А. Дагестан: политические реалии и перспективы. -М.: Олимпия, 1996. 127с.

149. Скворцов Н.Г. Этничность в процессе социальных изменений // Соц.-полит.журнал. 1996. -N1. - С.29-43.

150. Современная зарубежная этнопсихология. М.: ИНИОН АН СССР, 1979. - 98с.

151. Соколовский С.В. О неуюте автаркии, национализме и постсоветской идентичности // Этнометодология: проблемы, подходы, концепции. Вып.2. М., 1995. - С.87-115.

152. Солдатова (Кцоева) Г.У. Межэтническая напряженность как объект этнопсихологии // Этническая психология и общество. -М., 1997. С.44-53.

153. Солдатова (Кцоева) Г.У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания // Познание и общение. М.: Наука, 1988. - С.111-125.

154. Соснин В.А. Культура и межгрупповые процессы: этноцентризм, конфликты и тенденции национальной идентификации // Психологический журнал. 1997. - №1. - С. 5060.

155. Социальная психология и общественная практика. / Отв.ред. Шорохова Е.В., Левкович В.П. М.: Наука, 1985. - 233с.

156. Социально-психологические исследования межнациональных отношений. Под ред. П.Н.Шихирева. М.: РАН, 1993.

157. Социально-этническое и культурное развитие городского населения Дагестана: Сборник статей. Махачкала, 1978. - 138с.

158. Старовойтова Г.В. К исследованию этнопсихологии городских жителей // Советская этнография. 1976. - №3. — С.45-56.

159. Старовойтова Г.В. Этническая группа в современном советском городе. М.: Наука, 1987. - 174с.

160. Стефаненко Т.Г. Социальные стереотипы и межэтнические отношения // Общение и оптимизация совместной деятельности. -М.: Изд-во МГУ, 1987. С.242-250.

161. Стефаненко Т.Г., Шлягина Е.И., Ениколопов С.Н. Методы этнопсихологического исследования. М.: Изд-во МГУ, 1993. -79с.

162. Страницы отечественного кавказоведения. М.: Наука, 1992. -221с.

163. Сусоколов А.А. Непосредственное межэтническое общение и установки на межличностные контакты // Советская этнография. -1973. №5. С.73-78.

164. Сусоколов А.А. Структурные факторы самоорганизации этноса // Расы и народы. Вып.20. - М., 1990. - С.5-40.

165. Сухарев А.В. Введение в философско-методологические основы и понятийный аппарат этнофункционального подхода в психологии и психотерапии // Этническая психология и общество М„ 1997. - С.417-427.

166. Таболина Т.В. Этническая проблематика в современной американской науке: (Критический обзор основных этносоциологических концепций). М.: Наука, 1985. - 152с.

167. Тишков В.А. Социальное и национальное в историко-антропологической перспективе // Вопросы философии. 1990. -№12.-С.3-15.

168. Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996. -312с.

169. Тощенко Ж.Т. Постсоветское пространство: суверенизация и интеграция (Этносоциологические очерки). М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1997. - 214с.

170. Традиции в современном обществе. Исследования этнокультурных процессов. М., 1990. - 246с.

171. Уледов А.К. Общественная психология и идеология. М.: Мысль, 1985. - 286с.

172. Уледов А.К. Психосоциология как интегральная отрасль научного знания. М.: Изд-во РАГС, 1995. - 152с.

173. Умаханов М.-С.К. Взаимосвязи народов Дагестана в XVII -начале XIX вв. (Исследование экономической, политической и культурной интеграции народов). Автореф. дис. . докт. ист. наук. - Махачкала, 1994. - 40с.

174. Услар П.К. Древние сказания о Кавказе // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып.Х. Тифлис, 1881.

175. Федоркина А.П. Диалектика общественного, коллективного и индивидуального сознания при социализме. М.: Высшая школа, 1989. - 102с.

176. Федоров Гусейнов Г.С. История происхождения кумыков. -Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1996. - 175с.

177. Федорова А.Г. Проблема происхождения народов Дагестана (с древнейших времен до IV в. до н.э.): Историография вопроса: Дис. . канд. ист. наук. Махачкала, 1996. - 147с.

178. Фетисов И.В. Особенности национальной психологии испанцев: Автореф. дис. . канд. психол. наук. М., 1995. — 18с.S

179. Фрейд 3. Недовольство культурой // Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура. М.: Ренессанс, 1991. - С. 65-134.

180. Халидова М.Р. Мифологический и исторический эпос народов Дагестана. Махачкала, 1992. - 274с.

181. Чагай Л.П. Национальное самосознание личности: сущность, противоречия, проблемы формирования: Автореф. дис. . канд. филос. наук. М., 1992. - 19с.

182. Чешко С.В. Архетипы сознания и реальности бытия // ОНС. -1992. №6. - С.123-135.

183. Чистов К.В. Этническая общность, этническое сознание и некоторые проблемы духовной культуры // Советская этнография. 1972. - №3.- С. 73-85.

184. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 1998. - 544с.

185. Широкогоров С.М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений. // Изв. восточного ф-та Дальневосточного университета Шанхай, 1923. XVIII. Т. 1.

186. Шихирев П.Н. Современная социальная психология в Западной Европе. Проблемы методологии и теории. М.: Наука, 1985. -175с.

187. Шихирев П.Н. Современная социальная психология США. М.: Наука, 1979. - 229с.

188. Шлягина Е.И. К вопросу о построении этнопсихологии личности // Этническая психология и общество. М., 1997. - С.39-44.

189. Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию // Сочинения. М.: «Правда», 1989. -С.475-574.

190. Этническая психология и общество: (Материалы 1-ой конференции секции этнической психологии при Российском Психологическом обществе). М.: «Старый сад», 1997. - 468с.

191. Этнические и региональные конфликты в Евразии: в 3 кн.: Кн. 1. Центральная Азия и Кавказ / Общ. ред. А.Малашенко, Б.Коппитерс, Д.Тренин. М.: Изд-во «Весь Мир», 1997. - 208с.

192. Этничность и власть в полиэтничных государствах: Материалы международной конференции 1993 г. М.: Наука, 1994. - 315с.

193. Этнокультурные процессы в древнем Дагестане: Сб.ст. / Сост. Гаджиев М.Г. Махачкала, 1987. - 111с.

194. Этнологический словарь / Под ред. Козлова В.И. и др. М.: ВИТТАН, 1996. - 202с.

195. Этнометодология: проблемы, подходы, концепции. Вып.2: Сб.статей. М.,1995. - 172с.

196. Ядов В.А. Социально-структурные общности как субъекты жизнедеятельности // Социс. 1989. - №6. - С.60-63.

197. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. - №3-4. - С.158-181.

198. Яницкий О.Н. Экологическая психология // Социология в России. М.,1996.

199. Adorno T.W., Frendel-Brunswik Е., Levinson D.J., Sanford R.N. The authoritarian personality. N.Y., Harper, 1950.

200. Allport G.W. The nature of prejudice. New York, 1958. - 496p.

201. Barth F. Introduction // Ethnic Groups & Boundaries: The Social Organization of Culture Difference / Ed. by F.Barth. Bergen - Oslo, 1970.-P.9-38.

202. Berkowitz L. Aggression: a social psychological analysis. N.Y., 1962. - 361p.

203. Berry J.W., Pleasant M. Ethnic tolerance in plural societies // Paper given at the International Conference on Authoritarianism and Dogmatism. Potsdam, N.Y., Wiley, 1984.

204. Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.N., Dasen P.R. Cross-cultural psychology: Research and applications. N.Y.: Cambridge University Press, 1992.

205. Campbell D. T. Stereotypes and the perception of group differences //Amer. Psychologist. 1967. - Vol.22.

206. Cohen R. Ethnicity: Problem and Focus in Antropology7/ Annual Review of Antropology. 1978. - V.7. - P.386-387.

207. Doise W. Experiences entre groupes. Paris etc.: Mouton, 1979. -327p.

208. Epstein A.L. Ethos and Identity: Three Studies in Ethnicity. -London: Tavistock publ.; Chicago: Aldine publ. со., 1978. 181p.

209. Ethnicity, Theory and Experience. Cambridge, 1975.

210. Geertz C. The integrative revolution: Primordial Sentiments and Civil Politics in the New States // Old Societies and New States. -New York: The Free Press, 1963. P.105-157.

211. Handbook of cross-cultural psychology. Vol.1. Perspectives / Ed. byJV.W.Lambert. Boston etc.: Allyn a. Bacon, 1981. - 392p.

212. Handbook of cross-cultural psychology. Vol.5. Social psychology / Ed. by R.W.Brislin. Boston etc.: Allyn a. Bacon,1981. - 414p.

213. Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkley etc.: Univ. Of California Press, 1985. - 696p.

214. Katz D., Braly K.W. Racial stereotypes of one hundred college students // J. of Abnormal and social psychology. 1933. - Vol.28. -P.280-290.

215. Kuhn M., McPartland T.S. An empirical investigation of self-attitudes // Amer. Social. Rew. 1954. - Vol.14. - №1. - P.68-76.

216. Pettigrew T.F. Personality and socio-cultural factors in intergroup attitudes: a cross national comparison // J. of Confl. Resol. 1958. -Vol.2.

217. Royce A.P. Ethnic Identity: Strategies of Diversity. -Bloomington: Indiana Univ. Press, 1982. 247p.

218. Shills E. Primordial, Personal, Sacred and Civil Ties // British Journal of Sociology. 1957. - V.8. -P.130-145.

219. Smith A.D. The ethnic origin of nations. Oxford; New York: Blackwell, 1986. - 312p.

220. Tagiuri R Person perception and interpersonal behavior / Ed. by R.Tagiuri and L.Petrullo. Stanford (Calif.): Stanford University Press, 1965. - 390p.

221. Tajfel H. Human groups and social categories: Studies in social psychology. Cambridge etc.: Cambridge Univ. Press, 1981. - 369p.

222. Tajfel H., Turner J.C. An integrative theory of intergroup conflict. // The social psychology of intergroup relations. Montrey, Calif., 1979.

223. Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. New York etc.: Elsevier, 1981. - 301p.

224. Walker L., Stern P. Balancing and Sharing Political Power in Multiethnic Societies. Summary of a Workshop. Washington: National Academy Press, 1993.

225. Удельный вес отдельных национальностей в общей численности населения Дагестана1959г. 1970г. 1979г. 1989г. На 1.01.1993.всего уд. вес всего уд. вес всего уд. вес всего уд. вес всего уд. вес

226. Всего 1062472 100 1428540 100 1628159 100 1802188 100 1957743 100

227. Аварцы 239373 22,5 349304 24,5 418634 24,7 496077 27,5 545513 27,9

228. Агулы 6378 0,6 8644 0,6 11459 0,7 13791 0,8 14997 0,8

229. Азербайджанцы 38224 3,6 54403 3,8 64514 4 75463 4,2 83202 4,62

230. Армяне 6530 0,6 6615 0,5 6463 0,4 6260 0,3 6370 0,3

231. Даргинцы 148194 13,9 207776 14,5 246854 15,2 280431 15,6 312032 15,9

232. Евреи 24361 2,3 28581 2 26158 1,6 16605 0,9 11067 0,5

233. Кумыки 120859 11,4 160019 11,8 202297 12,4 231805 12,9 253200 12,9

234. Лакцы 53451 5 72240 5,1 83457 5,1 91682 5,1 99209 5Д

235. Лезгины 108615 10,2 162721 П,4 188804 11,6 204370 11,3 234271 12

236. Ногайцы 14939 1,4 21750 1,5 24977 1,5 28294 1,6 31041 1,6

237. Русские 213754 20,1 209570 14,7 189474 11,6 165940 9,2 156921 8

238. Рутульцы 6566 0,6 11799 0,8 14288 0,9 14955 0,8 16403 0,8

239. Табасаранцы 33548 3,2 53253 3,7 71722 4,4 78196 4,4 88220 4,5

240. Цахуры 4278 0,4 4309 0,3 4560 0,3 5194 0,3 5838 0,3