Автореферат диссертации по теме "Психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза"

48411/'и

На правах рукописи

Петрушин Сергей Владимирович

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СТАНОВЛЕНИЯ БОЛЬШОЙ КОНТАКТНОЙ ГРУППЫ СТУДЕНТОВ КАК СУБЪЕКТА УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ВУЗА

19.00.07 — Педагогическая психология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

г 1 л о

1.1,-41

Нижний Новгород - 2011

4840770

РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ФГАОУ ВПО «КАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Сорокина Татьяна Михайловна,

доктор психологических наук, профессор Долгова Валентина Ивановна,

доктор психологических наук, профессор Кашапов Мсргаляс Мергалимович

Ведущая организация

ГОУ ВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева»

Защита состоится 28 марта 2011 г. в Ю00 час. на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.05 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603022, г. Нижний Новгород, ул. Тимирязева, 31, ауд. 215.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет».

Автореферат разослан 26 февраля 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат педагогических наук,

Н.Ф. Комар

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современная групповая работа в рамках учебно-воспитательного процесса может значительно обогатиться использованием потенциала большой группы, что позволит студентам решать широкий круг задач, связанный с взаимодействием личности и социума, а именно умение строить общение в учебных группах с большим количеством студентов, способность быстрой адаптации при переходе из одной общности в другую внутри и вне вуза, пребывать в различных сообществах без внутреннего конфликта и невротизации, уметь выстраивать взаимодействие между этими сообществами, что способствует развитию коллективизма, оптимизации межличностных отношений, формированию активной социальной позиции, обретению нового социального опыта в вузе.

В связи с радикальными преобразованиями общества проблематика больших групп в педагогической психологии переживает второе рождение (H.H. Богомолова, А.И. Донцов, Л.Г. Почебут, Т.В. Фоломеева). Исследование возможностей использования больших групп в учебно-воспитательной работе, создание психотехнологий, ориентированных не только на малую, но и на большую студенческую группу или курс, превращается в одно из актуальных научных направлений. В отличие от традиционно изученных в психологии стихийных и организованных групп, в современном вузе существуют большие группы «нового типа», в которых возможна психолого-педагогическая групповая работа, направленная на личностные, либо внутригрупповые (организационные) изменения.

В современной зарубежной литературе термин для обозначения такого рода больших групп нередко используется не в прямом их обозначении, а как название целого блока методов, которые строятся на групповых феноменах, способствующих психологическим изменениям в организации или общности. Наиболее распространенное название психотехнологий с использованием больших групп - «Large group intervention». В настоящее время существует около 60 вариаций на тему «большая группа» (Р. Селигер).

Изучаемые нами большие группы студентов вуза отличаются от простого скопления множества людей, таких как, например, тысячная толпа фанатов на футбольных матчах, массовые скопления на различных рок-фестивалях, пленарные заседания и т.д. В качестве признаков большой группы «нового типа» выделяют: минимальное количество участников в группе - 30 человек; наличие контактов (интеракций) между всеми присутствующими; вся группа находится в одном помещении или пространстве; идет совместная работа над изменением группы как системы или взаимоотношений в ней; происходит определенным образом моделированный управляемый процесс (К. Диттрих-Брауне).

Для обозначения выявленного нами ipynnoBoro феномена в рамках учебно-воспитательного процесса вуза предлагается термин «большая контактная группа». В ней происходит управляемый процесс, главным условием которого является организация контактов (интеракций) между всеми присутствующими

в направлении предложенной темы и общей цели. Выделенную нами большую группу студентов можно рассматривать как организованную совокупность взаимопересекающихся и включенных друг в друга (в соответствии с принципом «матрешки») индивидов, пар, малых и средних подгрупп. При этом каждый студент может свободно перемещаться в пространстве всей группы, включаться в другие подгруппы.

Несмотря на все усиливающееся использование больших контактных групп в социальной практике, в педагогической психологии до сих пор отсутствует использование положительного потенциала, который заложен в ней, мало изучены теоретические аспекты развития большой контактной группы, отсутствуют модели ее возможного становления как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

В практическом плане исследование большой контактной группы актуально в связи с тем, что учебно-воспитательная работа в ней является новой формой. На наш взгляд, групповая работа в рамках педагогической психологии сегодня может иметь свою новую специфику. Она может значительно обогатиться использованием методов учебно-воспитательной работы в группе с большим количеством студентов, которая может рассматриваться как модель социума. Для решения современных педагогических задач работа в ней более эффективна, чем в малой группе. В перспективе возможно развитие целого направления групповой психолого-педагогической работы в условиях большой группы.

Проблема. В настоящее время уже назрела необходимость нового подхода в рассмотрении больших групп в рамках педагогической психологии. Традиционная идея о негативном влиянии большой группы на личность, идущая от Г. Ле Бона, 3. Фрейда и др., нуждается в своем пересмотре. Новый подход отражает современную тенденцию педагогической психологии в рассмотрении большой группы. В ее основе лежит представление о том, что при определенных условиях в большой группе студентов возможно продуктивное взаимодействие и заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал.

Таким образом, в педагогической психологии существует потребность в изучении особенностей психологии большой группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса, а также в создании методик, имеющих позитивную направленность и могли быть противопоставлены существующим ма-нипулятивно-деструктивным технологиям воздействия в условиях большой группы, использующихся в сетевом маркетинге или тоталитарных сектах.

Отсутствие концептуальных трудов, отражающих психолого-педагогических основ становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза позволили выявить основные противоречия между:

• актуальностью становления большой контактной группы студентов как субъекта и отсутствием теоретических исследований, способствующих его практической реализации в учебно-воспитательной работе вуза;

• значимостью становления большой контактной группы студентов как субъекта и отсутствием разработок, позволяющих выявить психологические

основы этого процесса в учебно-воспитательной работе вуза;

• необходимостью развития умений студентов вуза контактировать в большой группе как субъекте учебно-воспитательного процесса вуза и отсутствием тренингов, раскрывающих психологических основ этого процесса;

• востребованностью теоретического исследования категории «большая контактная группа как субъект учебно-воспитательного процесса» и неизученностью ее в педагогической психологии;

• потребностью в практическом применении большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза и отсутствием психолого-педагогических механизмов ее становления.

Анализ состояния изученности и выявленные противоречия обозначили существенные пробелы в изучении психологических основ становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, подтвердили необходимость решения актуальной научной проблемы: каковы психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза?

В соответствии с проблемой была сформулирована тема исследования: «Психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза».

Целью исследования является разработка теоретико-методологических основ психолого-педагогической концепции становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса и эмпирическая проверка созданной на ее основе психологической модели такого становления.

Объектом исследования является взаимодействующая и взаимовлияющая в учебно-воспитательном процессе вуза группа студентов.

Предмет исследования - психолого-педагогичсский процесс становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Гипотеза исследования: становление большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза будет проходить успешнее, если:

• в учебно-воспитательном процессе вуза реализуется психолого-педагогическая концепция становления большой контактной группы студентов как субъекта;

• актуализируются психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза;

• создаются психолого-педагогические условия в учебно-воспитательном процессе вуза, способствующие становлению большой контактной группы студентов как субъекта;

• реализуются психолого-педагогические тренинги в становлении большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза;

• в становлении большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза используются определенные уровни и критерии;

• в теории будут известны принципы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Выявленные противоречия, состояние изученности проблемы, объект, предмет, цель и гипотеза позволили сформулировать следующие задачи исследования:

1. Разработать психолого-педагогическую концепцию становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

2. Определить психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

3. Выявить психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы студентов как субъекта.

4. Разработать и апробировать систему тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

5. Экспериментальным путем проверить эффективность уровней и критериев становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. На основе разработанных механизмов становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза выделить ее принципы.

Теоретико-методологическую основу исследования составили комплексный и системный подходы в педагогической психологии (К.А. Абульханова, Л.И. Анцыферова, В.Г. Асеев, В.А. Барабанщиков, В.А. Бодров, Н.И. Вьюнова, В.Н. Дружинин, A.JI. Журавлев, В.П. Зинченко, И.И. Ильясов, В. А. Кручинин, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.В. Рыжов, Т.М. Сорокина, Е.В. Шорохова, Т.И. Чиркова, A.B. Юревич, М.Г. Ярошевский и др.); философско-психологическая теория развития личности и индивидуальности (A.C. Арсеньев, H.H. Бердяев, М. Бубер, Ф. Гегель, В.И. Долгова, М.С. Каган, И. Кант, М.К. Мамардашвили, К. Поппер, Е.В. Шорохова и др.); субъектный подход (A.B. Брушлинский, В.В. Знаков, В.И. Моросанова, З.И. Рябкина); психологические теории личности и индивидуальности (Б.С. Алишев, Б.Г. Ананьев, Е.Д. Божович, Л.М. Веккер, М.И. Воловикова, В.И. Долгова, В.В. Знаков, М.М. Кашапов, В.А. Кольцова, O.A. Конопкин, Б.Ф. Ломов,

B.И. Моросанова, Ф.Г. Мухаметзянова, Л.М. Попов, А.К. Осницкий, Т.А. Ребеко, В.В. Селиванов, Е.А. Сергиенко, И.Г. Скотникова, А.Н. Славская,

C.Н. Сорокоумова, Л.А. Стакнева, В.И. Степанский, И.Р. Федоркова, Г.А. Цукерман, Б.Д. Эльконин и др.); личностно-ориентированный подход (А.Г. Асмолов, A.A. Бодалев, Л.И. Божович, М.А. Викулина, A.A. Деркач, А.И. Дон-

цов, В.А. Кан-Калик, В.В. Новиков, A.B. Петровский, Л.А. Петровская, К.К. Платонова, A.A. Реан, Е.В. Шорохова); теория психических состояний (С.А. Гапонова, А.О. Прохоров), теория самоорганизации и синергетики (Ф. Варелла, Ю.Л. Климонтович, С.П. Курдюмов, У. Матурано, И. Пригожин, А.П. Руденко, Дж. Форрестер, Г. Хакен, Д.С. Чернавский, В. Эбелинг); теории межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами (B.C. Агеева O.A. Гулевич, В. Дуаз, Ю.А. Лунев, С. Московиси, Дж. Тернер, А. Тешфел, И.Р. Сушков, М. Шериф и др.); социально-психологические исследования контактной группы (В.И. Кашницкий, Ч. Кули, А.И. Лутошкин, A.C. Макаренко, Б.Д. Парыгин, Л .Г. Почебут, А.Л. Свенцицкий, Л.И. Уманский и Др.).

Методы исследования включают теоретический анализ, синтез, сравнение, моделирование, констатирующий и формирующий эксперимент, применяемые для формулировки концептуальных положений диссертации. Комплекс методов для сбора и анализа эмпирических данных подобран с целью проверки основных гипотез исследования, а также для достижения цели исследования. Учитывая специфику исследуемых явлений, предпочтение отдавалось качественно-количественным методам, таким как проективные методы, метод семантического дифференциала, контент-анализ, дискурс-анализ, фокус-группы, сочинения, экспертные оценки включенных и невключенных наблюдателей др. Использовались методы сбора материала по этапам становления и развития психолого-педагогической работы в условиях большой группы как в России, так и за рубежом, теоретический анализ полученных материалов и психолого-педагогической литературы по проблеме.

Использование тестов, подобранных для измерения качественных и количественных изменений в психологии участников большой контактной группы, позволило верифицировать полученные данные. Были использованы методика «Диагностика предрасположенности личности к конфликтному поведению» (Т. Килмен), опросник «Рельеф психических состояний» (А.О. Прохоров), тест «Самоотношение личности» (В .В. Столин). Для обработки данных использовались методы математической статистики.

Экспериментальная база исследования. Для изучения особенностей становления большой контактной группы как субъекта использовалась авторская психолого-педагогическая методика групповой работы, проведенная в более чем 70 учебных группах и потоках, а общее количество участников составило более 5000 человек. В среднем количество студентов в одной группе было от 30 до 80 человек, возраст которых в пределах от 18 до 30 лет.

Основные этапы исследования:

Первый этап (1999-2001 гг.) - поисковый: выбор проблемы научной исследования, определение основных направлений научного поиска, ознакомление с философской, психолого-педагогической литературой и периодическими изданиями, разработка категориального аппарата.

Второй этап (2002—2004 гг.) — аналитический: разработка методологического аспекта исследования большой контактной группы, постановка цели и за-

дач, выдвижение научной гипотезы исследования, отбор и систематизация материала по данной проблеме, сведение и группировка результатов. Основные методы данного этапа: анализ и теоретическое обобщение полученных материалов.

Третий этап (2005-2007 гг.) — псшолого-педагогический: создание концепции становления большой контактной группы студентов как субъекта и конструирование на ее основе психолого-педагогической методики, ее апробация и сбор эмпирических результатов.

Четвертый этап (2008-2010 гг.) — теоретико-методологический: теоретическое осмысление, систематизация и анализ результатов работы, апробация их в публикациях, оформление результатов исследования в виде диссертации.

Научная новизна исследования:

1. Разработана психолого-педагогическая концепция становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Выявлено, что большая контактная группа проходит в своем становлении как субъекта пять уровней. Рамки концепции задают, с одной стороны, социально-психологические особенности большой группы, с наличием стихийности и хаоса, а с другой - социально-психологические особенности малой контактной группы, где присутствуют структурность и порядок. Развитие группового субъекта происходит поэтапно, причем на границе соседних этапов большая контактная группа студентов находится в неустойчивом состоянии, когда стихийные свойства ее проявляются особенно ярко, и переход к следующему этапу развития происходит как качественный скачок.

Первый уровень становления большой контактной группы студентов как субъекта представляется в виде исходной диффузной стихийной общности. Большинство студентов находится в позиции «наблюдателя», т.е. большая группа представлена как толпа. В связи с этим контактность на этом уровне носит формальный и крайне поверхностный характер.

При переходе на второй уровень большая контактная группа проходит процесс сплочения и эмоциональной интеграции студентов в ней, их скачок в позицию «вовлеченного». Возникает досубъектное, но стихийное состояние «эмоциональной общности» группы.

Третий уровень становления большой контактной группы характеризуется возникновением функционально-ролевого общения и более прочных коммуникативных связей между студентами за счет структурирования большой группы на малые группы. За счет изменения позиции студентов на «исполнитель» происходит переход группы в организованное состояние.

Четвертый уровень становления большой контактной группы связан с самоопределением студентов, пробой новых форм их взаимодействия и возникновением конфронтации с руководителем. Здесь проявляется позиция «экспериментатор». Переходом на следующий уровень является проявление негативных эмоций студентов и активизация стихийных механизмов большой группы. За счет этого в группе формируется предсубъектное состояние. Члены группы начинают пробовать новые формы взаимодействия друг с другом.

На пятом уровне происходит окончательное становление группового субъекта. Это является следствием происходящей трансформации в развитии группы и характеризуется переходом студентов к личностному общению, самораскрытию, за счет чего у них возникает активная позиция «участника».

Важный аспект в работе большой контактной группы занимает лидерство. В модели заключено двухуровневое лидерство. На каждого участника действует двойное лидерство - верховное (в большой группе) и непосредственное (в малой группе). В процессе становления большой группы как субъекта обнаружен феномен «разделенного лидерства», которое распределяется между всеми студентами, но не как эксклюзивная собственность одного человека или небольшой группы людей. Модель лидерства начинает постоянно меняться в соответствии с заданиями и возможностями и переходами на следующие уровни.

2. Определены психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Первым механизмом является стихийность большой группы. Стихийность рассматривается как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе. Становление группы как субъекта происходит в чередовании стихийной и организованной групповой активности с удержанием ее в неустойчивом состоянии. Направление группового развития, осуществляемое ведущим группы, заключается в поддержании этого неопределенного, неравновесного состояния.

Вторым механизмом становления большой контактной группы, имеющей стихийно-организованную природу, является самоорганизация студентов. Большая контактная группа развивается как диссипативная структура со всеми ее атрибутами.

Третьим механизмом и результатом группообразования выступают качественные изменения процессов общения студентов в группе. Глубинное продуктивное общение, базирующееся на субъектно-субъектных принципах, составляет как основную среду, в которой протекает групповая работа, так и основное средство воздействия этой группы на своих участников. Основной результат такого воздействия представлен в виде новых знаний, умений и опыта.

Четвертый - механизм совместных переживаний заключается в том, что любые совместные переживания, независимо от их знака (положительные или отрицательные) оказывают сплачивающий эффект.

Пятый механизм - создание общего «Мы», возникающий в процессе перегруппировки большой группы на различные подгруппы. Студенты попеременно оказываются членами различных групп, за счет чего снимается барьер «Я и Они», в результате которого создаются отношения «Я и Ты» между участниками тренинга и возникновение общего «Мы».

3. Выявлены психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы как субъекта, куда относятся умение организовать контакты (интеракций) между всеми участниками большой группы; минимальное количество студентов в группе или потоке тридцать человек для включения стихийных механизмов;

единое пространственное положение или одно помещение для всех; совместное желание или стремление студентов качественно изменить группу как систему или взаимоотношений в ней; применение специально разработанной методики, опирающейся на принципы импровизационно-диалогической стратегии психологического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, периодической перегруппировки участников, поэтапного снижения активности организатора; наравне с организованностью (в разной степени) присутствие допустимого уровня стихийности, которая не мешает внутригрупповому взаимодействию, а, наоборот, помогает ему (при чем стихийность рассматривается не как негативное явление, а как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); наличие руководителя (психолога) для управления смоделированным процессом.

4. Разработана и апробирована система тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, самыми значимыми среди которых являются адаптационный для студентов первого курса, по оптимизации межличностных отношений студентов различных курсов, по формированию сплоченности профсоюзного актива студентов, обучающий по практической психологии для студентов отделений дополнительного образования, лидерства, коммуникативной компетентности, школа общения, по формированию толерантности, резонансного взаимодействия, по развитию психоэмоциональной сферы, обучающая психологическая мастерская, развития эмоционального интеллекта и др.

5. Экспериментальным путем проверена эффективность уровней и критериев становления большой контактной группы студентов от исходного диффузного состояния до субъектного (диффузная общность, эмоциональная общность, организованная общность, предсубъект, групповой субъект). Возрастание активности участников группы определяется степенью изменения поведения студентов от внешнего наблюдателя к активному участнику, от субъектно-объектной позиции, когда студенты являются объектами внешнего воздействия и управляемы извне, к субъектно-субъектной, когда они могут взаимодействовать, исходя из своей личной активности. Позиции метафорически обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». К критериям оценки становления большой контактной группы студентов как субъекта относятся возрастание активности от позиции наблюдателя к позиции участника; переходы из позиции «я и они» к «я и ты», от жесткого управления и контроля к самоорганизации; увеличение времени студентов для самостоятельной активности и постановки творческих задач; наличие постоянно сменяющихся лидеров. Группа обретает характеристики субъекта; происходит уменьшение пассивных и увеличение активных стратегий поведения участников, что свидетельствует о возрастании степени психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка

жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, повышенной энергетике, сильным позитивным переживаниям; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции, что в итоге приводит к становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. С учетом выявленных механизмов становления большой контактной 1руппы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза сфорулированы ее принципы: импровизационно-диалогической стратегии психолого-педагогического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, поэтапного снижения активности ведущего, периодической перегруппировка участников, волнообразного развития групповой динамики; специальной организации пространства внутршруппового общения.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что разработан новый подход в психолого-педагогическом исследовании большой группы, в основе которой лежит представление о том, что при определенных условиях в большой контактной группе студентов возможно продуктивное взаимодействие и заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал. Обозначена проблематика психолого-педагогических исследований в области большой контактной группы, для определения статуса которой предложена новая классификация групп и основу которой составляет понятие «контактность», которая рассматривается как универсальная характеристика группы независимо от ее размера и которая дает возможность построить более широкую классификацию (чем большие и малые) возможных видов групп, которая позволяет по-новому структурировать накопленный ранее обширный материал в педагогической психологии.

В исследовании выявлены социально-психологические характеристики большой контактной группы: двойственный характер регуляторов поведения и общения (надличностный и межличностный); стихийно-организованная природа; взаимовлияние надличностных и межличностных регуляторов, ведущее к установлению равновесия, несмотря на состояние промежуточности между стихийным и организованным; большой диапазон психологической дистанции; снижение фактора предпочтения; больший диапазон самопроявления; малое влияние изменения состава участников на саму группу; внимание участников связано друг с другом в определенном контексте; большой диапазон ролевого репертуара; динамичность образования неформальных малых групп; индивидуализация подгрупп; взаимовлияние подгрупп друг на друга.

Обобщены современные концепции организационной и личностно-ориентированной психолого-педагогической работы в области большой контактной группы для построения модели ее становления как субъекта. Систематизированы современные направления работы в условиях большой контактной группы в вузе с целью выявления специфики психологических механизмов и эффектов по каждому направлению.

Обосновано новое направление исследований групповой психолого-педагогической работы со студентами в условиях большой группы, базирующееся на субъектно-субъектных принципах внутригруппового взаимодействия, позволяющее решать широкий круг задач, связанных с взаимодействием личности и социума, в социально-психологической подготовке личности студента в широком социальном контексте.

Разработаны теоретико-методологические основы методики, направленной на помощь в становлении группового субъекта учебно-воспитательного процесса, с помощью которой можно проводить высокоэффективную организационную и психологическую работу со студентами в условиях большой группы.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования результатов исследования в учебно-воспитательном процессе вузов. Разработанная авторская методика по становлению большой контактной группы используется для адаптации первокурсников вуза, оптимизации межличностных отношений, развития групп студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса. На основе психолого-педагогической концепции исследования разработана и внедрена модель становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Материалы исследования легли в основу разработанных автором учебно-методических пособий «Творчество общения», «Методы развития группового субъекта. Практические методы самопостижения и саморазвития», «Социальная психология», «Методы и техники практической психологии», «Транзакт-ный анализ. Методы и техники практической психологии», «Некоторые секреты открытого общения», «Как справиться с группой», «Психологический тренинг в большой контактной группе» и т.д.

Разработана авторская методика становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Результаты диссертации используются в материалах лекций и семинарских занятий на факультете психологии и факультете повышения квалификации Казанского федерального университета и ее Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, Казанского государственного института культуры и искусств, а также в учебном «Тренинг-центре Казанского (Приволжского) федерального университета».

Достоверность и обоснованность научных положений, результатов и выводов исследования обеспечиваются целостным подходом к изучаемой проблеме, методологической обоснованностью исходных теоретических положений, применением адекватного комплекса надежных методов исследования, соответствующих его предмету и задачам, внедрением авторских разработок в психолого-педагогическую и исполнительскую практику, применением мате-матико-статистических методов при обработке и анализе результатов эксперимента, обсуждением основных теоретических положений исследования и практических результатов в широкой аудитории педагогов и психологов.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись при чтении разработанных автором спецкурсов «Политическая психология», «Со-

циальная психология», «Зарубежная практическая психология», «Психология большой группы», востребованных стандартом образования, на психологическом, физическом, философском, математическом, журналистском и др. факультетах Казанского федерального университета, его Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета и Казанского государственного института культуры и искусств, а также в учебном «Тренинг-центре Казанского (Приволжского) федерального университета».

Актуальные идеи и выводы исследования представлены научной аудитории на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава, на научных конференциях молодых учёных и специалистов Казанского (Приволжского) федерального университета, его Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, лаборатории Института психологии РАИ, заседаниях факультетов психологии Санкт-Петербурге кого, Ярославского, Новосибирского, Чебоксарского, Астраханского государственных университетов, а также в выступлениях на международных конференциях и симпозиумах, проведенных в различных городах в 1999-2010 гг.; опубликованы в монографиях, учебно-методических пособиях, разработках, рекомендациях и статьях.

Наряду с этим, часть результатов исследования и рекомендаций апробировались на семинарах, коллоквиумах, встречах-беседах, «круглых столах» регионов России, проведенных для работников системы образования и культуры.

По теме «Психология большой контактной группы: субъектный подход» выполнен грант РГНФ (2008).

Положения, выносимые на защиту:

1. Психолого-педагогическая концепция большой контактной группы включает пять уровней становления в качестве субъекта учебно-воспитательного процесса. Первый уровень представляется в виде исходной диффузной стихийной общности. При переходе на второй уровень большая группа проходит процесс сплочения и эмоциональной интеграции студентов, что приводит к возникновению эмоциональной общности. Третий уровень становления группы характеризуется возникновением функционально-ролевого общения и более прочных коммуникативных связей между студентами, который характеризуется появлением организованной общности. Четвертый уровень становления большой контактной группы связан с самоопределением студентов, возникновением новых форм внутригруппового взаимодействия, пред-субъектной стадией. На пятом уровне происходит окончательное становление группового субъекта.

2. Психолого-педагогические механизлш становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза: первым механизмом является стихийность большой группы (поддержание определенного уровня стихийности рассматривается как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); вторым механизмом становления большой контактной группы, имеющей

стихийно-организованную природу, является самоорганизация студентов; третьим механизмом выступают качественные изменения процессов общения студентов в группе (глубинное продуктивное общение, базирующееся на субъ-ектно-субъектных принципах, составляет как основную среду, в которой протекает групповая работа, так и основное средство воздействия этой группы на своих участников); четвертый - механизм совместных переживаний (любые совместные переживания, независимо от их знака (положительные или отрицательные), оказывают сплачивающий эффект); пятый механизм - создание общего «Мы», возникающий в процессе перегруппировки большой группы на различные подгруппы, в результате чего создаются отношения «Я и Ты» между участниками тренинга и возникновение общего «Мы».

3. Основные психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза: умение организовать контактов (интеракций) между всеми участниками большой группы; минимальное количество студентов в группе или потоке составляет тридцать человек (для включения стихийных механизмов); единое пространственное положение или одно помещение для всех; совместное желание или стремление студентов качественно изменить группу как систему или взаимоотношения в ней; применение специально разработанной методики, опирающейся на принципы импровизационно-диалогической стратегии психологического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, периодической перегруппировки участников, поэтапного снижения активности организатора; наравне с организованностью (в разной степени) присутствие допустимого уровня стихийности, которая не мешает внутригрупповому взаимодействию, а, наоборот, помогает ему (при чем стихийность рассматривается не как негативное явление, а как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); наличие руководителя (педагога, психолога) для управления групповым процессом.

4. Система тренингов для становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, самыми значимыми среди которых являются адаптационный, оптимизации межличностных отношений студентов различных курсов, формирования сплоченности профсоюзного актива студентов, практической психологии для студентов отделений дополнительного образования, лидерства, коммуникативной компетентности, формирования толерантности, резонансного взаимодействия, развития психоэмоциональной сферы, обучающая психологическая мастерская, развития эмоционального интеллекта и др.

5. Уровни и критерии становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, имеющие стадии от ее исходного диффузного состояния до субъектного, эффективность которых связана с возрастанием активности участников группы, что определяется степенью изменения поведения студентов от внешнего наблюдателя к активному участнику; от субъектно-объектной позиции, когда студенты являются объектами

внешнего воздействия и управляемы извне, к субъектно-субъектной, когда они могут отреагировать на ситуацию, исходя из своей личной активности. Позиции метафорически обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». К критериям оценки становления большой контактной группы студентов как субъекта относятся: возрастание активности от позиции наблюдателя к позиции участника; переход из позиции «я» и «они» к «я» и «ты», что приводит к изменению уровня развития контактности в группе; переход от жесткого управления и контроля к самоорганизации; наличие сменяющихся внутригрупповых лидеров. Группа обретает характеристики группового субъекта тогда, когда происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличение активных стратегий поведения участников, что свидетельствует о возрастании степени социально-психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, повышенной энергетике, сильным позитивным переживаниям; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции, что в итоге приводит к становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. Принципы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, в частности, импровизационно-диалогической стратегии психолого-педагогического воздействия; концентрации и синтеза форм общения; поэтапного снижения активности ведущего; периодической перегруппировки участников; волнообразного развития групповой динамики; специальной организации пространства внутригруппового общения.

Структура диссертации определялась целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов, библиографического списка и приложений.

Во введении диссертации обоснована актуальность темы исследования, анализирована степень ее разработанности, выявлены противоречия, определены объект и предмет исследования, цель, задача, гипотеза; определены научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, а также сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Историко-теоретические основы изучения большой контактной группы как субъекта» рассматривается степень изученности феномена большой контактной группы, исследование опыта психолого-педагогической работы в ней, а также теоретические предпосылки становления большой контактной группы как субъекта.

Во второй главе «Большая контактная группа как объект исследования в психолого-педагогической науке» исследуется новый подход в психолого-

педагогической науке в рассмотрении большой группы, изложены психолого-педагогические особенности большой контактной группы и модель становления и развития большой контактной группы как субъекта.

В третьей главе «Теоретические основы методики становления большой контактной группы как субъекта» дается теоретическое обоснование методов организационной работы в большой контактной группе, рассматриваются теоретические и практические аспекты учебно-воспитательной (тренинговой) работы в большой контактной группе, а также описывается методика становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

В четвертой главе «Опытно-экспериментальная работа по становлению большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза» описана методика организация опытно-экспериментальной работы, изложены эмпирические исследования, расписаны результаты опытно-экспериментальной работы по организации большой контактной группы как субъекта в условиях учебно-воспитательной деятельности вуза.

В заключении изложены психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса; подводятся итоги, обобщены выводы.

В приложении представлены список сокращений, таблицы, схемы, иллюстративный материал.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первой главе «Историко-теоретические основы изучения большой контактной группы как субъекта» рассматривается степень изученности феномена «большая контактная группа», а также существующий опыт психолого-педагогической работы в условиях большой группы и выдвигаются теоретические предпосылки становления большой контактной группы как субъекта.

Реализации современных методов групповой психолого-педагогической работы со студентами нередко сталкивается с ограничениями, возникающими в малой группе. Для создания адекватного социального контекста необходимо использование новых методов, соответствующих задачам развития личности на современном этапе. Представленные методы групповой работы в вузе могут значительно обогатиться использованием потенциала большой группы. Сегодня в связи с радикальными преобразованиями в мире конца XX - начала XXI в. исследование возможностей больших групп в психолого-педагогической работе, создание психотехнологий, ориентированных не только на малую, но и на большую группу студентов, превращается в одно из актуальных научных направлений (H.H. Богомолова, А.И. Донцов, Л.Г. Почебут, Т.В. Фоломеева).

В центре внимании нашего исследования находится специфическая большая группа студентов, в которой происходит управляемый учебно-воспитательный процесс, главным условием которого является организация контактов (интеракций) между всеми присутствующими в направлении пред-

ложенной темы и общей цели. Такие большие группы не вписываются в существующие классификации, поэтому речь может идти о новой групповой классификации, когда контактность следует рассматривать как характеристику, не зависящую от размера группы. В таком случае все существующие группы можно рассматривать не только по параметрам «большая» — «малая», но и по оси «контактность» - «неконтактность (дистантность)». В результате наложения осей мы получаем возможность построить более широкую, чем большие и малые группы, классификацию возможных видов групп (рис. 1).

Такое дифференцирование открывает новые возможности в изучении групп, их новых видов — малая неконтактная и большая контактная. Таким образом, большую контактную группу можно рассматривать как предмет исследования педагогической психологии.

Контактность

Большая контактная группа

Большая группа -

Большая неконтактная группа

контактная группа - Малая группа

неконтактная группа

Неконтактность

Рис. 1. Классификация больших и малых групп по признаку контактности

Имманентно феномены большой контактной группы, так или иначе, затрагивались в различных психолого-педагогических исследованиях: «вторичные группы» (Ч. Кули), «вторичный», основной коллектив (A.C. Макаренко, АЛ. Свенцицкий); «контактная группа» (Л.И. Уманский), «средняя группа» (Е.С. Кузьмин и В.Е. Семенов, В.А. Чикер и Л.Г. Почебут), «контактная социальная группа» (А.И. Щебетенко), «миди-общности» (Б.Д. Парыгин), работы, сделанные в области изучения межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами (B.C. Агеев, O.A. Гулевич, Ю.А. Луиев, И.Р. Сушков, В. Дуаз, С. Московичи, Дж. Тернер, Г. Тэджфел, М. Шериф и др.), в изучение групп, находящихся в разных структурно-функциональных соотношениях (П.Н. Шихирев). Анализ и пересмотр существующих социально-психологических исследований в рамках новой классификации групп может внести важный вклад в изучение психологии большой контактной группы.

Особое внимание заслуживает мировой опыт использования целого блока психолого-педагогических методов, которые строятся на групповых феноменах и способствуют изменению организации или общности в целом, который возник, начиная с 90-х гг. XX в. Для того, чтобы понятие «большие группы» не вводило в заблуждение, ряд авторов используют другие термины, например, «преобразование большой группы» («Large group intervention»), «критические

массовые события» («Critical mass events») и т.д. Далее для обозначения этих методов мы предлагаем термин «преобразование большой группы».

Теоретические предпосылки изучения становления большой контактной группы, основываются на общем философском подходе, который возник на пересечении таких наук, как квантовая физика, экология, теория хаоса и математическая теория сложности. Влияние различных теорий, сформировавших основу методов «преобразование большой группы», можно отследить вплоть до теории открытых систем и теории системного мышления (JI. фон Берталанфи, Ф. Эмери, Э. Трист, Б. Кац, А. Канн, П. Сенге), теории общественного толкования (П. Бергер, Т. Лакман, К. Герген), теории ценностей (А. Маслоу, Д. Мак-Грегор), теории прогнозирования (К. Шлиндер-Райнман, Р. Липпитт), теории динамики поведения коллектива (В. Бион, У. Беннис, X. Шепард, К. Левин, Б. У. Такман, Б. Смит, К. Берг), и теории динамики поведения в больших коллективах (К. Элфорд, П. Туркет, У. Пасмор, М. Фаганс, Т. Гилмор, К. Барнетт).

В практике зарубежной групповой работы используется уже свыше 70 методов эффективной развивающей работы в условиях большой контактной группы (П. Холман). Наиболее известные из них «Конференция поиска будущего» («Future Search») M. Вайсборд, С. Янова; «Подход к системам как к целому» («Whole Systems Approach») Б. Адаме, С. Адаме; «Стратегическое изменение в реальном времени» («Real Time Strategic Change») P. Джейкобе, К. Даннмиллер, Ч. Тайсон; «Благодарный опрос» («Appreciative Inquiry (AI) Summit») Д. Куперрайдер, Д. Уитни; «Технология открытого пространства» («Open Space Technology») X. Оуэн; «Мировое кафе» («World Cafe») X. Браун).

Помимо организационной работы существует опыт тренинговой работы в условиях большой группы: «ЭСТ» (В. Эрхард), «Тавистокская модель тренировки групповых отношений» (В.Р. Бион), «Лайфспринг» (А. Эверетт, Дж. Хенли, Р. Уайт), «Социодрама» (Я. Морено), «Большая группа» (Дж. Ломакс-Симпсон), «Большая психодинамическая группа» (П. Де-Маре), «Большая психотерапевтическая группа» (Дж. Шэйкед).

Из отечественного опыта в качестве наиболее известных следует выделить следующие методы работы большой группой: «Коллективная психотерапия» (С.С. Либих), «Арена общения» (А.Б. Добрович), «Школа общения» (Е.Е. Кунин), «Игровой полигон» (C.B. Петрушин), «Психологический декадник» (В.В. Макаров).

Несмотря на такой широкий опыт использования методов работы с большой группой в мировой практике, в отечественной педагогической психологии отсутствуют теоретическое и методическое представление о ней и особенностях ее становления как субъекта учебно-воспитательного процесса. На наш взгляд, для рассмотрения динамических процессов в большой контактной группе может быть адекватно использован синергетический подход, т.к. в подобной группе возможны эффекты нелинейной динамики. В последние годы количество исследователей, которые заинтересованы в применении в психологии моделей, связанных с нелинейной динамикой, значительно увеличилось (С.Минухин, С. Фишман, И. Пригожин).

Проведенный нами теоретический анализ большой контактной группы студентов показывает, что в ней существует потенциальная возможность самоорганизации. Такая группа характеризуется той или иной степенью стихийности, обладает большой внутренней структурной подвижностью, поскольку изначально состоит из большого числа структурных элементов одного уровня, т.е. отдельно взятых людей, а также может рассматриваться как модель социума («малый социум»). Она является открытой системой, т.к. каждый участник группы остается включенным в систему социальных связей. Обмен энергией и информацией между группой как системой, где возможна самоорганизация, («малый социум») и внешней средой («большой социум») происходит за счет действий организатора, ведущего работу с группой студентов, а также за счет надличностных регуляторов социального поведения.

Во второй главе «Большая контактная группа как объект исследования в психолого-педагогической науке» предлагается рассмотрение большой контактной группы в рамках нового подхода в психолого-педагогической науке, выделяются психологические особенности большой контактной группы, а также теоретически обосновывается модель становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта.

Традиционная идея, идущая от Г. Ле Бона и З.Фрейда, о негативном влиянии большой группы сегодня нуждается в пересмотре. В основе предлагаемого нами подхода лежит представление о том, что в большой группе заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал, который рассматривается на примере большой группы студентов. Общая цель психолого-педагогической работы может заключаться в подготовке студентов строить общение в группах с большим количеством людей, способность быстрой адаптации при переходе из одной общности в другую, пребывание в различных сообществах без внутреннего конфликта и невротизации, умение выстраивать взаимодействие между этими сообществами.

При определении места большой контактной группы среди больших групп, то можно выделить два аспекта. Во-первых, с точки зрения общепринятой классификации большую группу относят к той или иной категории на основании двух признаков: времени существования и степени организованности. Однако большая контактная группа, как любая группа, характеризуется, в первую очередь, процессами, происходящими в пей, которые могут вести к смене степени ее организованности, а время существования большой контактной группы может быть как кратковременным, так и долговременным. Таким образом, большая контактная группа является принципиально новым классом больших групп.

Во-вторых, природа большой контактной группы двойственная, носит стихийно-организованный характер. Это представление строиться на основе социально-философского представления о двойственной природе человека: с одной стороны, он является природным, то есть стихийным существом; с другой — социальным (Платон, И. Кант, Р. Декарт, Б. Рассел, К. Поппер, М. М. Бахтин, С. Л. Рубинштейн, Э. Фромм, Л. Н. Гумилев и др.). Большие стихийные и органи-

зованные (малые и большие) группы можно рассматривать не как противопоставленные друг другу, а как полюса единого группового континуума (рис. 2).

Стихийные <— группы

Стихийно-организованные —+ группы

Организованные группы

Рис. 2. Групповой континуум

Большая контактная группа находится как раз в середине группового континуума. Ее специфика заключается в том, что в ней присутствует допустимый уровень стихийности, который не является недостатком, а, наоборот, может рассматриваться важной предпосылкой развития субъектности большой контактной группы.

Помимо этого, существует ряд социально-психологических особенностей большой контактной группы: двойственный характер регуляторов поведения и общения (надличностный и межличностный); стихийно-организованная природа; взаимовлияние надличностных и межличностных регуляторов, ведущее к установлению равновесия, несмотря на состояние промежуточности; больший, чем в малой группе, диапазон психологической дистанции; снижение фактора предпочтения; больший диапазон самопроявления; малое влияние изменения состава участников на саму группу; внимание участников связано друг с другом в определенном контексте; большой диапазон ролевого репертуара; динамичность образования неформальных малых групп; индивидуализация подгрупп; взаимовлияние подгрупп друг на друга; информационная избыточность.

При рассмотрении большой контактной группы как субъекта следует отметить, что теоретическим достоинством понятия «субъект» является его интегральный характер и возможность использования в психологии для обозначения характеристик как индивида, так и группы. Понятие «субъект» выявляет общее в психологических свойствах личности, малой и большой группы и общества в целом («совокупный субъект» (Б.Ф. Ломов), «коллективный субъект» (A.JI. Журавлев), «субъект коллективно-распределенной деятельности» (В.В. Рубцов), «субъект совместной деятельности» (A.B. Брушлинский), «полисубъект» (В.И. Панов). Наряду с этими, выявленными различными авторами акцентами в изучении группы как субъекта предлагается исследование большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса.

Важным фактором, обусловливающим становление большой контактной группы как субъекта является ее стихийно-организованная природа. Наличие стихийности как обязательного фактора существования большой контактной группы увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе. Организатор, работающий с группой, может вести работу так, что группа из начального диффузного состояния станет стихийно-организованной. Если такое произошло, то группа будет находиться в неравновесном состоянии, «балансируя» между стихийностью и организованностью.

Специфическим механизмом становления и развития большой контактной группы, имеющей стихийно-организованную природу, мы можем считать механизм самоорганизации. Поэтому, в отличие от определения «коллективного субъекта» А.Л. Журавлева, в качестве необходимого критерия развития и существования группы как субъекта дополнительно можно выделить способность группы к самоорганизации. Таким образом, большая контактная группа как субъект - это совместно действующая или ведущая себя группа людей, обладающая четырьмя свойствами: взаимосвязанность и взаимозависимость индивидов в группе; способность группы проявлять различные формы совместной активности; качество (способность) группы к саморефлексии; способность группы к самоорганизации.

Большая контактная группа студентов будет проходить в своем становлении как субъекта разные стадии, на каждой из которых она переходит в новое качество. Внешним признаком состояния, в котором находится такая группа, являются особенности контактности в ней, которая на каждом этапе развития группы имеет свои отличительные черты. На основании этих наблюдений можно судить, на каком этапе развития находится группа студентов. В данной работе таким критерием является занимаемая психологическая позиция личности, которая отражает степень внутренней активности студента в процессе группового взаимодействия, которые мы метафорически обозначили следующим образом: «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник».

Следует отметить, что на первых трех этапах группа остается объектом управления организатора, и большинство манипулятивных технологий используют это, не пытаясь придать группе новое качество. Переход группы в субъектное состояние происходит через четвертый и завершается на пятом этапе, что составляет особенность нашего исследования группового субъекта. Для такого перехода необходима смена активности организатора от авторитарного лидерства к резонансному. Согласно нашей концепции, можно говорить о большой контактной группе как о субъекте, если студенты стали взаимодействовать на высшем уровне контактности, т.е. с позиции «участников».

Пяти уровням проявления активности студентов в большой контактной группе сопоставлены пять этапов ее развития (табл. 1).

Далее на рис. 3 представлена модель становления большой контактной группы студентов как субъекта, которая состоит из следующих компонентов:

• пять этапов становления субъекта большой контактной группы и сопоставленные им индикаторные характеристики поведения участников группы;

• основные отличия большой контактной группы от традиционно изучаемых большой стихийной и малой контактной групп с точки зрения основных социально-психологических механизмов, действующих внутри каждой из трех групп (большая, малая и большая контактная);

• переход большой контактной группы с одного этапа своего развития на другой, от одного своего устойчивого состояния к другому как утрата устойчивости и преодоление неустойчивости через колебания между проявлениями

стихийности и структурности;

• путь, по которому организатор может вести большую контактную группу в целях преобразования ее в групповой субъект, т. е. основу субъектно-ориентированной технологии работы в большой контактной группе.

Табл. 1.

Взаимосвязь проявления активности участников большой контактной группы со становлением ее как субъекта

Уровень проявленш ак- Состояние Группа

тивности участников группы как целое

«Наблюдатель» Диффузное Объект

«Вовлеченный» До субъектное (стихийное) Объект

«Исполнитель» До субъектное (организованное) Объект

«Экспериментатор» Предсубъектное Предсубъект

«Участник» Субъектное Субъект

Таким образом, становление группового субъекта происходит поэтапно, причем на границе соседних этапов большая контактная группа находится в неустойчивом состоянии, стихийные свойства ее проявляются особенно ярко, и переход к следующему этапу развития происходит как качественный скачок, в момент которого группа может перейти в разные состояния (прогрессивные или регрессивные с точки зрения становления субъекта).

Высший уровень контактности в большой группе возникает, когда между студентами строятся контакты с позиций «участников». Именно на этом этапе, когда уравновешиваются стихийность и структурность, большая группа начинает приобретать черты, несвойственные традиционным данным в описаниях большой группы.

В третьей главе «Теоретические основы методики становления большой контактной группы как субъекта» рассматривается теоретическое обоснование методов как организационной, так и психолого-педагогической работы в большой контактной группе студентов, а также предлагается авторская методика становления и развития большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Концепция организационных изменений в рамках рассмотренных нами ранее методов «преобразование большой группы» отличается от других форм изменений тем, что акцент делается на вовлечении всей системы как большой группы в процесс изменения в сжатые сроки. Основываясь на ней, авторы осуществляют трансформацию организации с традиционным типом культуры (разобщенность, дробность и гипер-индивидуализм) в организацию, поощряющую целостность, вовлеченность каждого, положительный взгляд на действительность, сотрудничество и планирование на дальнюю перспективу. Каждый из методов «преобразование большой группы» может иметь свои специфические цели, однако для их достижения организатору необходимо решить задачи, не-

зависимо от основной цели использования метода (К. Диттрих-Браунер): порождение взаимодействия; инициация интенсивных контактов; пробуждение познавательного интереса; возникновению многообразие мнений.

Механизмы большой группы:

• Заражение,

• Внушение,

• Подражание

Механизмы

большой контактной группы:

• Самоорганизация,

• Создание «общего Мы»,

• Совместные переживания

Механизмы ! малой группы: | • Групповое давление, | • Идентификация, I • Ролевая структура, ! • Межгрупповой фаворитизм

Рис. 5. Модель становления большой контактной группы студентов

как субъекта

Суть тренинговой работы заключается в использовании «эффекта группы» как дополнительного средства для ускоренного развитии личности. У истоков тренинговых методов стояли К. Левин («Т-группы»), К. Роджерс и У. Шутц

(«группы встреч»), Ф. Перлз («гештальт-терапия»), Я. Морено («психодрама»). В отечественной психологии тренинг подробно рассмотрен в работах Г.А. Андреевой, H.H. Богомоловой, A.A. Бодалева, И.В. Вачкова, Ю.Н. Емельянова, Ю.М. Жукова, A.C. Золотняковой, Г.А. Ковалева, А.Г. Лидерса, Л.А. Петровской, А.У. Хараша и др.

Использование групповых (тренинговых) методов в психолого-иедагогической работе сдерживается отсутствием как концептуального, так и методического рассмотрения специфики становления большой контактной группы как субъекта. При создании авторской методики учитывалось, чтобы она соответствовала критериям и принципам активного социально-психологического обучения (субъектно-субъектному общению, активности участников и т.д.). Помимо тренинговых приемов и собственных разработок, мы включили в методику элементы культурно-массовой работы, актерского тренинга и режиссуры, практической педагогики для взрослых, методов творческого самовыражения и др. В результате этого нами был сформулирован ряд приемов, способствующих становлению контактности в большой группе: импровизационно-диалогическая стратегия психологического воздействия, концентрация и синтез различных форм общения, поэтапное снижение активности ведущего, периодическая перегруппировка участников занятий. Стратегическим путем становления большой контактной группы студентов как субъекта является чередование стихийной и организованной групповой активности.

Как было отмечено выше, становление группы может рассматриваться как результат разрешения противоречий, возникающих в процессе ее жизни. По мнению Л.И. Анциферовой в качестве главного критерия становления субъекта выступает его способность разрешать противоречия. В процессе теоретического анализа технологической стороны становления большой контактной группы возникла сложность соединения практико-ориентированного и теоретического способа изложения этого процесса. Исходя из контекста большинства основополагающих работ Казанской психологической школы (В.М. Бехтерев, Е.А. Климов, Н.М. Пейсахов, Л.М. Попов, Р.Х. Шакуров и др.), возникла необходимость соединения психологической теории с практикой ее воплощения.

Основу этого подхода составило движение по упорядочиванию на уровне философского обобщения набора основных психологических понятий, которые мы использовали в описании динамических процессов в группе: «проблема», «результат», «инструмент», «механизм» и «эффект». В качестве основных фи-лософско-психологических категорий нами были выделены следующие: «сделанное», «данное», «названное». В соединении выявленных философских категорий с элементами решения проблемной ситуации получается технологическая цепочка (рис. 4).

Опора на эту технологическую линию дает возможность составить описание различных противоречий, возникающих на определенных этапах развития группы и их разрешение в процессе становления большой группы как субъекта. При этом, в отличие от описаний существующих технологических подходов, показывающих лишь внешние изменения, мы сможем выявить и описать более

глубинные характеристики, включая действие тех или иных социально-психологических механизмов этого развития.

Названное Сделанное Данное Сделанное Названное

а) проблема —» б) инструмент —> в) механизм —> г) эффект —> д) результат риск (тренинговый

Рис. 4. Взаимосвязь элементов разрешения значимых противоречий в групповой работе

В четвертой главе «Опытно-экспериментальная работа по становлению большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза» описана организация опытно-экспериментальной работы, изложены эмпирические исследования, расписываются результаты экспериментальной работы по организации большой контактной группы как субъекта в условиях учебно-воспитательной процесса вуза.

Для изучения особенностей становления большой контактной группы как субъекта использовалась авторская психолого-псдагогическая методика групповой работы, которая была проведена в более чем 70 учебных группах и потоках, а общее количество участников составило более 5000 человек. В среднем количество студентов в одной группе было от 30 до 80 человек, возраст большинства которых в пределах от 18 до 30 лет.

Предпочтение в исследовании отдавалось качественным и качественно-количественным методам, таким как проективные методы, метод семантического дифференциала («шкала Фидлера»), контент-анализ, дискурс-анализ, фокус-группы, сочинения участников, экспертные оценки включенных и невклю-ченных наблюдателей и др. Также были использованы опросник «Рельефа психических состояний» (А.О. Прохоров), методика «Диагностика предрасположенности личности к конфликтному поведению» (Т. Килмен), тест «Самоотношение личности» (В.В. Столиц). Эмпирические результаты исследования по становлению большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза следующие:

1. Результаты изменения психического состояния студентов в процессе занятий в большой контактной группе.

Исследование проводилось с помощью опросника «Рельеф психических состояний» А.О. Прохорова. Данная методика позволяет выявить основные стороны психического состояния участников по четырем шкалам (по 10 параметров на каждую шкалу): психические процессы, физиологические реакции, переживания и поведение. Измерения проводились до начала и в конце каждого дня занятий. В качестве иллюстрации предлагаем результаты, полученные в одной из групп (40 чел.) (рис. 5, 6, 7.) В рельефе психических состояний, графиков видны характерные пики, соответствующие параметрам 24 и 37, которые относятся к шкале переживаний и шкале поведения, характеризуют активность или пассивность переживаний, расслабленность или напряженность поведения.

1 день--7 Д&>■'; . 3 Д9НЬ --к- А день ]

Рис. 5. Рельеф показателей психических состояний участников перед началом занятий по дням

начало первого дня окончание четвертого дня

Рис. 6. Рельеф показателей психических состояний участников в начале и конце занятий

Рис. 7. Рельеф показателей психических состояний участников после занятий по дням

На графиках видно значительное изменение всех показателей в сторону увеличения во всех психических проявлениях. Менее всего изменениям подвержены физиологические реакции. При сравнении графиков «начал» и «окончаний» занятий можно сделать вывод, что наибольшие изменения происходят в секторе, соответствующем шкале переживаний, значительные изменения соответствуют шкалам психических процессов и поведения, наименьшие изменения происходят в секторе, соответствующем шкале физиологических реакций.

Важный результат этого измерения связан с тем, что в течение всех занятий участники оценивали свое психическое состояние выше средних значений. Согласно теории А.О. Прохорова, выход за пределы средних значений свидетельствует о том, что у человека возникает неравновесное состояние. Полученный результат может служить наглядным подтверждением идеи о неравновесности состояний большой контактной группы как ее специфической характеристики.

2. Особенности изменения атмосферы в большой контактной группе в процессе ее становления как субъекта.

Для измерения динамики атмосферы в процессе тренинга использовался семантический дифференциал (адаптированная «шкала Фидлера»), Нами были исследованы три группы, прошедшие 6-дневные занятия, с разным количеством студентов. Выборка по первой группе составила 100 студентов, по второй - 60 студентов, по третьей — 40 студентов. Были сделаны срезы в конце первого дня и далее по 2 раза каждый день (в начале и в конце занятий).

.л"

у у у

......

1 2 3 4 5 6 дни

-------Irpynna -II группа ..............III группа

Рис. 8. Динамика изменения атмосферы в группах

Сравнение изменений суммированных показателей атмосферы по каждому дню дает возможность построить график изменения атмосферы в группе (рис. 8). На всех трех графиках можно заметить первоначальный подъем, (второй этап), отчетливый спад (четвертый этап) и следующий за ним подъем (пятый этап), превышающий первоначальный. Кроме того, можно отметить, что кривая показателей группы значительно выше кривой II группы, которая, в свою очередь, выше кривой III группы. Скорее всего, динамика и увеличение позитивных показателей атмосферы в группе прямо пропорциональны количеству участников занятий.

В результате вычисления разницы между усредненными показателями атмосферы мы получили нижеследующее данные (табл. 2).

Табл. 2.

Различие между показателями атмосферы в исследуемых группах

^--^Разница № группы^—-______ 1-2 2-3 3-4 4-5 5-6

I -0,596 1,293 0,623 0,317 0,180

II - 0,393 0,033 0,367 1,253 0,120

III - 0,208 0,009 1,060 0,463 0,426

Данные этой таблицы показывают наличие на общем фоне (от 0,03 до 0,63) неожиданного скачка, который в 2 раза превышает максимальный показатель общего фона (I - 1,293, II - 1,060, III - 1,253). Это может свидетельствовать о том, что в процессе занятий в каждой группе наблюдается момент «взрывного» изменения атмосферы, что связано с перестройкой ожиданий участников и вхождением группы в рабочую фазу тренинга. У каждой группы это произошло в разные дни (в первой - к концу 3-го дня, во второй - к концу 5-го дня, в третьей - к концу 4-го дня).

Мы сравнили средние показатели первого и второго дня, а также первого и шестого. В результате первого сравнения мы обнаружили на 2-ой день достоверные изменения по некоторым параметрам: I гр. - «теплота» (I = 3,066, р = 0,01); «взаимопонимание» (1 = 4,438; р = 0,001); «открытость» (1 = 5,225; р = 0,001); II гр. - «теплота» (I = 2,996, р = 0,01); III гр. - достоверных изменений не зафиксировано. При сравнении 2-го и 6-го, а также 1-го и 6-го дня во всех группах наблюдаются полные достоверные изменения показателей атмосферы (при р = 0,001). Мы считаем, что это свидетельствует о трансформации диффузной группы в качественно иное групповое образование.

Корреляционный анализ показателей позволил построить корреляционные структуры по каждому занятию в течение всего занятия (табл. 3).

Исследовались следующие параметры: 1) «увлеченность - скука»; 2) «заинтересованность - равнодушие»; 3) «теплота - холодность»; 4) «взаимопонимание - непонимание»; 5) «искренность - наигранность»; 6) «открытость - закрытость».

При сравнении изменений корреляционных структур показателей атмосферы в трех занятиях удалось обнаружить следующие закономерности:

• независимо от характера начальной структуры между показателями к концу занятий наблюдается отчетливое увеличение количества связей, вплоть до формирования структуры с максимальным количеством связей;

Табл. 3.

Динамика изменение корреляционных структур показателей атмосферы

• на 4-6-ой дни формируется качественно отличная от первоначальной, целостная структура между показателями;

• в формировании новой корреляционной структуры можно выделить следующие моменты: а) формирование первоначальной структуры (конец 1-го дня); б) перегруппировка связей и их уменьшение (2-3-ий дни); в) резкое, «взрывное» увеличение связей (на 4—5-ый дни), при этом, чем меньше группа, тем раньше это происходит; г) некоторое ослабление связей по окончанию занятий (6-ой день).

Отдельно мы построили график динамики количества значимых корреляционных связей в течение занятий (рис. 10). Спад связей, скорее всего, означает подготовку и мобилизацию к резкому подъему и расслаблению.

Отчетливо прослеживаются этапы изменения атмосферы в группе. Эти этапы совпадают с вышеописанными данными наблюдений за характером протекания групповых процессов в большой контактной группе, т. е. участники группы действительно проходят все необходимые этапы создания «рабочей» атмосферы. При этом наиболее значительным и важным оказался предпоследний день занятий. На нем отчетливо видна тенденция изменений корреляционных связей. На 2-3 день количество корреляционных связей идет на убыль по сравнению с 1 днем, чтобы потом значительно увеличиться.

15 14 13 12 11

6 6 8. 5 ° 4

/

\

/ ■»»—Л

/

,........у / V.

у* у / \|

у

у (

/ /

/

------

1 2 -------I группа

- II группа

5 6 дни

.......III группа

Рис. 9. Изменение количества значимых связей в корреляционной структуре показателей

3. Изменение самоотношения участников в npoгjecce занятий.

Были исследованы две группы участников. В качестве схемы исследования был выбран метод временных срезов (в начале первого дня занятий и в конце последнего дня занятий). В повторном срезе выявлены положительные сдвиги по шести показателям самоотношений: достоверно увеличилось самоуважение (в первой группе с 51,4% до 82%; I = -6,389; р = 0,001 и во второй группе с 39% 30

до 73,6%; I = -3,708; р = 0,001), усилилось ожидание положительного отношения других (в первой группе с 40,7% до 61,1%; I = -2; р = 0,01 и второй группе с 38,8% до 56,2%; г = -2,842; р = 0,01), возрос самоинтерес (в первой группе с 53,7% до 83%; I = -3,812; р = 0,001 и во второй группе с 62% до 89%; I = 3,139; р = 0,001) и степень самопринятия (в первой группе с 54,4% до 83,3%; I = -4,690; р = 0,001 и во второй - с 58,7% до 87,8%; I = -3,741; р = 0,001), поднялся уровень саморуководства (в первой группе с 55,9% до 70,4%; I = -2,427; р = 0,01 и во второй группе с 53% до 76,5%; I = -3,183; р = 0,01), а также самопонимание (в первой группе с 62,1% До 80%; I = -3,978; р = 0,01 и во второй группе с 55,1% до 74,7%; I = -2,992; р = 0,01). Приведенные данные свидетельствуют о том, что по окончанию занятий у его участников произошли позитивные изменения большинства показателей самоотношения.

4. Изменение поведения участников в процессе занятий.

Результаты теста показывают, что наиболее предпочитаемыми стратегиями поведения участников на начальном этапе являются пассивное и неконструктивное поведение. Высокие показатели имеют «избегание» (1 гр. = 8,417; 2 гр. = 6,393) и «приспособление» (1 гр. = 7,417; 2 гр. = 6,500). Активные стратегии гораздо ниже в «сотрудничестве» (1 гр. = 3,361; 2 гр. = 4,071) и «соперничестве» (1 гр. = 3,583; 2 гр. = 5,893). Такие показатели отражают стереотипное поведение человека в толпе.

По результатам занятий возникли следующие изменения: достоверно увеличились показатели активных стратегий: «сотрудничество» (1 гр. = 4,750; I = -2,287, р = 0,001; 2 гр. = 5,750, 1 = -2,744, р = 0,05) и «соперничество» (1 гр. = 5,250; I = -3,890; р = 0,001; 2 гр. = 7,107; I = -2.254; р = 0,05) и уменьшились пассивные, такие как «приспособление» (1 гр. = 5,667; I = 3,606, р = 0,001; 2 гр. = 5,071; I = 2,370; р = 0,05). Это подтверждает наблюдения о возрастании степени социально-психологической активности участников тренинга в ходе занятий и служит подтверждением позитивных изменений в поведенческом компоненте компетентности в общении.

5. Основные эффекты занятий в большой контактной группе по результатам дискурс-анализа самоотчетов.

Для выявления эффектов методики и подтверждения основной гипотезы исследования был проведен дискурс-анализ 500 отзывов. Исследование сосредоточилось на следующих блоках эффектов:

1) Тренировка активной социальной позиции:

а) студенты отмечают повышение жизненной активности;

б) появление понимания детерминации событий и жизненных ситуации образом себя, своими решениями;

в) появление новых жизненных целей и ориентиров.

2) Повышение толерантности:

а) возросло позитивное отношение к другой культуре, образу жизни;

б) усилилось проявление уважения другого, его позиции;

в) возникло восприятие многомерности социального пространства;

г) принятие другого, проявлением сочувствия и сострадания.

3) Противодействие аутизму и страху перед социумом.

4) Развитие социально-психологической компетентности, способности к социальной адаптации:

а) студенты получили знания и навыки в области общения, которые способствуют развитию социальной гибкости;

б) увеличилась их способность к регулированию собственных эмоциональных состояний.

6. Основные эффекты занятий в большой контактной группе.

Для изучения результатов занятий в большой группе использовался метод анализа документов в виде письменных самоотчетов участников. Выделенные «новоприобретения» были затем сгруппированы в три блока: когнитивный, эмоциональный и поведенческий. В результате анализа самоотчетов была получена нижеследующая картина эффектов методики:

а) показатели развития познавательного компонента: «получил знания о себе» - отметили 37% студентов; «получил важную информацию об общении»

- 13,3%; «получил знания о других» - 12%; «возник интерес к психологии» -6,2%. В целом эффекты развития познавательного компонента составили 28,3% от общего числа эффектов методики;

б) показатели развития поведенческого компонента: «нашел друзей» -33,3% студентов; «решил проблемы в общении» - 17%; «стал более открытым»

- 16,2%. В целом эффекты развития поведенческого компонента составляют 20,1% от общего числа эффектов тренинга;

в) показатели развития эмоционального компонента: «испытал сильные переживания» - 35% студентов; «испытал опыт нового общения» -17,6%; «познал ценность общения» - 17,6%; «получил толчок к саморазвитию»

- 17,6%; «увеличилось самопринятие» - 10%; «изменился» - 7,1%. В целом эффекты развития эмоционального компонента составляют 52,6% от общего числа всех эффектов занятий.

Таким образом, выявлено достаточно большое количество важных результатов, которые могут служить подтверждением предположений, выдвинутых нами в теоретической части:

• в группе у студентов возникают неравновесные психические состояния, что может свидетельствовать о возможности самоорганизации;

• наибольшие изменения психических состояний студентов происходят в секторе, соответствующем шкале переживаний;

• происходит значительное развитие эмоционального компонента коммуникативной компетентности;

• удалось выявить возникновение нового уровня развития группы студентов, которое отличается от наблюдаемого в начале занятия диффузного состояния и имеет характеристики группового субъекта;

• происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличения активных стратегий поведения студентов, что может свидетельствовать о возрастании степени социально-психологической активности;

• к окончанию занятий у студентов происходят позитивные изменения

большинства показателей самоотношения;

• результатом общения у студентов в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции, повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми, и возникновение нового взгляда на себя и других людей, решение многих проблем общения, переоценка жизненных ценностей, коррекция социального опыта;

• за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции студентов.

Заключение.

1. Предлагается новый подход в рассмотрении потенциала большой группы. Традиционная идея о негативном влиянии большой группы нуждается в пересмотре. В основе нового подхода лежит представление о том, что в большой группе заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал. Несмотря на то, что характер интеракций, содержание взаимодействия и результат педагогических технологий в условиях работы в большой группе могут быть самыми различными, общими и сквозными остаются как методические аспекты, так и психологические механизмы, которые используются независимо от того, какая направленность у такой группы.

Специфика большой группы позитивной направленности в том, что в ней происходит управляемый процесс, где главное условие - организация контактов (интеракций) между всеми присутствующими в направлении предложенной темы. Такую большую группу «нового типа» мы предлагаем обозначить особым термином - «большая контактная группа», чтобы отделить ее от существующих больших стихийных и организованных групп.

2. Для определения статуса большой контактной группы предложена новая классификация, которая строится на том, что понятие «контактность» может рассматриваться как универсальная характеристика группы, независимо от ее размера. Это дает возможность построить более широкую (чем большие и малые группы) классификацию возможных видов групп. К хорошо изученным сегодня малым контактным и большим неконтактным группам следует добавить большие контактные и малые неконтактные.

3. Выявлены психолого-педагогические характеристики большой контактной группы: двойственный характер регуляторов поведения и общения (надличностный и межличностный); стихийно-организованная природа; взаимовлияние надличностных и межличностных регуляторов, ведущее к установлению равновесия, несмотря на состояние промежуточности между стихийным и организованным; большой диапазон психологической дистанции; снижение фактора предпочтения; больший диапазон самопроявления; малое влияние изменения состава участников на саму группу; внимание участников связано друг с другом в определенном контексте; большой диапазон ролевого репертуара; динамичность образования неформальных малых групп; индивидуализация подгрупп; взаимовлияние подгрупп друг на друга; информационная избыточность.

4. Существует потребность в изучении особенностей становления большой контактной группы студентов как субъекта, в выявлении психологических механизмов, лежащих в основе технологий работы с ней, а также в создании методов, которые имели бы позитивную направленность и могли бы быть противопоставлены существующим манипулятивно-деструктивным способам воздействия на людей. Предложена психолого-педагогическая модель становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Базируясь на принятии стихийности как неотъемлемого качества большой группы, основным направлением в становлении такой группы как субъекта является чередование стихийной и организованной групповой активности с удержанием состояния группы на оптимальном неустойчивом уровне. Переход большой контактной группы с одного уровня своего развития на другой, от одного своего устойчивого состояния к другому как утрата устойчивости и преодоление неустойчивости происходит через колебания между проявлениями стихийности и организованности.

5. Специфическим механизмом становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса, имеющей стихийно-организованную природу, мы можем считать механизм самоорганизации. Развитие большой контактной группы может быть уподоблено развитию диссипативной структуры со всеми ее атрибутами: точками бифуркации, аттракторами, возможностью самоорганизации.

6. Обобщены современные концепции организационно- и личностно-ориентированных подходов в психолого-педагогических работах в области большой контактной группы для построения модели ее становления как субъекта. Систематизированы современные направления работы в условиях большой контактной группы с целью выявления специфики психолого-педагогических механизмов и эффектов по каждому направлению. Обнаружена недостаточная изученность данной проблемы в отечественной педагогической психологии. Для этого нами был проделан анализ степени разработанности теоретических и экспериментальных представлений о большой контактной группе в организационной и психолого-педагогической тренинговой работе.

7. Обосновано новое направление исследований групповой психолого-педагогической работы со студентами в условиях большой группы, базирующееся на субъектно-субъектных принципах внутригруппового взаимодействия, позволяющее решать широкий круг задач, связанных с взаимодействием личности и социума, личности в социуме, в социально-психологической подготовке личности студента в широком социальном контексте.

8. Становление группового субъекта характеризуется качественным изменением внутригрупповой контактности, переходом ее от субъектно-объектной к субъектно-субъектной. Выделены основные этапы становления субъектности большой контактной группы студентов от исходного диффузного состояния до субъектного уровня, которые связаны с проявлением активности участников группы. Позиции, отражающие степень возрастания активности индивидуального субъекта от внешнего наблюдателя к активному участнику метафорически

обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». Развитие группового субъекта происходит поэтапно, причем на границе соседних этапов большая контактная группа находится в неустойчивом состоянии, когда стихийные свойства ее проявляются особенно ярко, и переход к следующему этапу развития происходит как качественный скачок.

9. Разработана система тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Помимо тренинговых приемов и собственных разработок, мы включили в программу занятий приемы психологического воздействия из других сфер работы с большими группами. Это элементы культурно-массовой работы, актерского тренинга и режиссуры, практической педагогики для взрослых, методов творческого самовыражения. Особое внимание уделяется обращенности к эмоциональным потенциалам, высокой степени включенности эмоциональной сферы ее участников. Насыщенная эмоциональная среда активно влияет на протекание базовых процессов в группе.

10. Спецификой разработанной методики в рамках психолого-педагогического процесса является то, что преобразование большой группы студентов в групповой субъект строится на основе следующих принципов: импровизационно-диалогической стратегии психолого-педагогического воздействия, концентрации и синтезе форм общения, поэтапном снижении активности ведущего, периодической перегруппировки участников, волнообразном развитии групповой динамики. Дополнительным непсихологическим приемом является специальная организация пространства внутригруппового общения.

11. В результате исследований выявлено, что в большой контактной группе возникают неравновесные психические состояния, что может свидетельствовать о возможности самоорганизации; происходит значительное развитие эмоционального компонента коммуникативной компетентности; отчетливо прослеживаются этапы изменения атмосферы в группе, что говорит о качественных изменениях в структуре группы; группо-динамические эффекты происходят резко, чередуются большие подъемы и спады настроения; происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличение активных стратегий поведения участников, что может свидетельствовать о возрастании степени социально-психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, к сильным позитивным переживаниям, в результате чего происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции личности.

12. С практической точки зрения, психолого-педагогическая работа в большой контактной группе является эффективным способом развития способности

студентов к взаимодействию в широком социальном контексте: умению строить общение в группах с большим количеством человек, способности быстрой адаптации при переходе из одной общности в другую, пребыванию в различных сообществах без внутреннего конфликта и невротизации, умению выстраивать взаимодействие между этими сообществами, повышению толерантности, формированию активной социальной позиции, обретению нового социального опыта, развитию эмоциональной стороны коммуникативной компетентности. В перспективе возможно развитие целого направления психолого-педагогической работы, где будет адекватным использование свойств большой группы.

Основное содержание и результаты исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК

1. Петрушин, С. В. Теория и практика организации тренинговой работы в больших контактных группах / С. В. Петрушин // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - Кострома, 2006. - № 4, Т. 12. - С. 99-104.

2. Петрушин, С. В. Психологические проблемы исследования большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Ученые записки Казанской государственной академии ветеринарной медицины им. Н. Э. Баумана. - Казань, 2006. - Т. 184. - С. 362-372.

3. Петрушин, С. В. Психологическая работа в группах с большим количеством человек: теоретические и методические аспекты / С. В. Петрушин // Вопросы социальной психологии. - Саратов, 2007. - № 3 (8). - С. 187-205.

4. Петрушин, С. В. Возможности психологической работы в группах с большим количеством человек / С. В. Петрушин // Акмеология. - М., 2007. - № 33 (23). - С. 116-133.

5. Петрушин, С. В. Теоретические и методические проблемы психологии большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Ученые записки Казанского государственного университета. Серия: Гуманитарные, науки. - Казань, 2008. - Т. 150, кн. 3. -С. 175-189.

6. Петрушин, С. В. Теоретико-методологические проблемы развития субъектное™ в большой контактной группе / С. В. Петрушин // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - Кострома, 2008. - № 2, Т. 14. - С. 188-195.

7. Петрушин, С. В. Психология большой контактной группы: субъектный подход / С. В. Петрушин // Вестник университета / Государственный университет управления. Серия: Социология и управление персоналом. - М., 2008. -№ 7 (45). - С. 148-152.

8. Петрушин, С. В. Особенности психологии большой контактной группы / С. В. Петрушин // Казанский педагогический журнал. - Казань, 2008. - № 4. - С. 67-75.

9. Петрушин, С. В. Пути становления контактности в большой группе / С. В. Петрушин // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. - СПб., 2009. - Вып. 1, ч. 2. - С. 9-15.

10. Петрушин, С. В. Теория и практика становления большой контактной группы как субъекта / С. В. Петрушин // Ученые записки Казанского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. - Казань, 2009.-Т. 151,кн. 5, ч. 1.-С. 197-204.

Монографии

П.Петрушин, С. В. Секреты открытого общения. - Казань: Таткнигоиздат, 1994.- 120 с.

12. Петрушин, С. В. Психологический тренинг в многочисленной группе / С. В. Петрушин. - М.: Акад. проект, 2000. - 246 с.

13. Петрушин, С. В. Психологический тренинг в многочисленной 1руппс (методика развития компетентности в общении в группах) / С. В. Петрушин. - М.: Акад. проект, 2004. - 256 с.

14. Петрушин, С. В. Резонансное консультирование (консультант-центрированный подход). -М.: Акад. проект; Альма-Матер, 2008. - 158 с.

15. Петрушин, С. В. Большая контактная группа / С. В. Петрушин. - СПб.: Речь, 2010.-256 с.

Учебно-методические пособия, программы

16. Петрушин, С. В. Творчество общения / С. В. Петрушин. - Казань: Таткнигоиздат, 1988.-25 с.

17. Петрушин, С. В. Методы развития группового субъекта. Практические методы самопостижения и саморазвития / С. В. Петрушин. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1993.-25 с.

18. Петрушин, С. В. Социальная психология / С. В. Петрушин. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1999. - 24 с.

19. Петрушин, С. В. Некоторые секреты открытого общения / С. В. Петрушин. -М.: Чистые пруды, 2007. - 32 с.

20. Петрушин, С. В. Как справиться с группой / С. В. Петрушин. - М.: Первое сентября, 2007. - 10 с.

21. Петрушин, С. В. Психологический тренинг в большой контактной группе / С. В. Петрушин. - М.-Обнинск, 2007. - 70 с.

22. Петрушин, С. В. Профессиональный взгляд / С. В. Петрушин. - М.: Первое сентября, 2008. - 30 с.

Электронные ресурсы

23. Петрушин, С. В. Социально-психологические особенности самоорганизации большой контактной группы [Электронный ресурс] / С. В. Петрушин // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». - 2008. - № 2 / Режим доступа: http://ypu-journal.rU/e-zpu/2008/2/Pctrushin, свободный.

24. Петрушин, С. В. Большая контактная группа как субъект: аспект самоорганизации [Электронный ресурс] / С. В. Петрушин / Режим доступа: Ьир://Гогит.5§рилпГо/т(1ех.р11р?511о\у1орш=5235, свободный.

25. Петрушин, С. В. Формирование условий группового творчества. «Среда, группа, личность» / С. В. Петрушин // Критерии и факторы развития творческих способностей студентов в условиях перестройки высшей школы: материалы науч.-практ. конф. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1987. - С. 78-80.

26. Петрушин, С. В. Тренинг общения в большой группе / С. В. Петрушин // Развитие личности в современном обществе: материалы II Междунар. школы молодых психологов (Болгария). - София: Феникс, 1989. - С. 67-69.

27. Петрушин, С. В. Методика развития группового субъекта / С. В. Петрушин // Новые технологии обучения, диагностики и развития творческой личности: материалы Междунар. науч.-практ. конф. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1993. - С. 45-48.

28. Петрушин, С. В. Метод формирования социально-психологического климата

в группе / С. В. Петрушин // Социально-экономические и психологические управления в условиях рыночной экономики: материалы Всерос. науч. конф. - Иваново: Литера, 1996.-С. 120-122.

29. Петрушин, С. В. Развитие компетентности в общении в многочисленной группе / С. В. Петрушин // Психологическая наука: традиции современного состояния и перспективы: материалы науч.-практ. конф. (М., 28-30 янв. 1997 г.). - М.: Ин-т психологии РАН, 1997. - С. 205-207.

30. Петрушин, С. В. Активные методы подготовки практических психологов: СПТ, супервизорство, психологическая мастерская / С. В. Петрушин // Негосударственное высшее образование на рубеже веков: психолого-педагогические основы активизации познавательной деятельности студентов: материалы науч.-практ. Росс.-американской конф. - Йошкар-Ола: Литера, 1999. - С. 145-147.

31. Петрушин, С. В. Вступительная статья / С. В. Петрушин // Зарубежная практическая психология: учеб. пособие / под общ. ред.: Л. М. Попова, С. В. Петрушина. -Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2000. - С. 3-9.

32. Петрушин, С. В. Методы организации эффективной внутригрупповой коммуникации / С. В. Петрушин // Технологии, идеи и проекты во имя будущего: материалы науч.-практ. конф. (Казань, 19-23 мая 2003 г.) - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2003.-С. 104-106.

33. Петрушин, С. В. Влияние интенсивного общения в большой группе на творческое саморазвитие личности / С. В. Петрушин // Стимулирование мотивации творческого саморазвития личности: психолого-педагогичсские аспект: материалы II Всерос. науч.-практ. конф. (Набережные Челны, 16 апр. 2004 г.). - Набережные Челны: Декор, 2004. - С. 226-227.

34. Петрушин, С. В. Динамика процессов общения в большой группе / С. В. Петрушин // Психология в Казанском университете: сб. науч. трудов. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2004. - С. 265-280.

35. Петрушин, С. В. Методика создания интенсивного общения в большой группе / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и пракгики: материалы Межрегион, науч.-практ. конф. (Казань, 24-25 но-яб. 2004 г.). - Казань: Новое знание, 2004. - С. 192-195.

36. Петрушин, С. В. Исследование эффектов большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Психотерапия. - М.: Гениус, 2005. - № 1. - С. 37-38.

37. Петрушин, С. В. Специфика эффектов конструирования позитивного интенсивного общения в большой группе / Петрушин C.B. // Бехтерев В. М. и современная психология: К 120-летию открытия первой психол. лаборатории: материалы докл. на рос. науч-практ. конф. (Казань, 29-30 сент. 2005 г.). - Казань: Центр инновац. технологий, 2005. - Вып. 3, т. 1. - С. 531-539.

38. Петрушин, С. В. Формирование субъектности участников активного социально-психологического обучения в большой группе / С. В. Пегругаин // Субъект-ность в личностном и профессиональном развитии человека: материалы XI Всерос. науч.-пракг. конф. - Казань: КСЮИ, 2005. - С. 184-186.

39. Петрушин, С. В. Психология большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Образование и наука: итоговая конф. КГУ. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2005 - С. 26-28.

40. Петрушин, С. В. Интенсивное общение в большой «развитой» группе / С. В. Петрушин // Социальная психология XXI столетия. - Ярославль: Титул, 2005. -С. 126-130.

41. Петрушин, С. В. Специфика большой тренинговой группы как нового объекта социально-психологического исследования / С. В. Петрушин // Седьмая волна психологии. - Ярославль: ЯрГУ, 2006 - С. 218-222.

42. Петрушин, С. В. Большая тренинговая группа как новое направление в активном социально-психологическом обучении / С. В. Петрушин // Технологии совершенствования подготовки педагогических кадров: теория и практика. Межвуз. сб. науч. трудов / Под ред. Р. Ш. Маликова. - Казань: Изд-во Татар, гумапит.-пед. ун-та, 2006.-С. 109-1U.

43. Петрушин, С. В. Психология командообразования в группах с большим количеством человек / С. В. Петрушин // Персонал как конкурентное преимущество компании: материалы II Рос. науч.-практ. конф. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2006 -С. 73-74.

44. Петрушин, С. В. Стратегии организации психологической работы в больших группах / С. В. Петрушин // Организаторские способности в логике ментального управления социальными группами и организациями: материалы Междунар. симпозиума. - Кострома: Изд-во Костром, гос. ун-та, 2006. - С. 255-258.

45. Петрушин, С. В. Теоретические и инструментальные основы метода адаптации для студентов младших курсов / С. В. Петрушин // Материалы Всерос. науч.-практ. конф. (Курск, 18-20 окт. 2006 г.) / Под. ред. А. С. Чернышева. - Курск: Изд-во Курск, гос. ун-та, 2006. - С. 82-83.

46. Петрушин, С. В. Теоретический анализ этапов организации взаимодействия в большой тренинговой группе / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики: материалы II Всерос. науч.-практ. конф. (Казань, 28-29 нояб. 2006 г.) - Казань: Новое знание, 2006. - С. 376-387.

47. Петрушин, С. В. Социально-психологические особенности малой и большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики: материалы II Всерос. науч.-практ. конф. (Казань, 28-29 нояб. 2006 г.). - Казань: Новое знание, 2006. - С. 364-366.

48. Петрушин, С. В. Теоретические аспекты технологии организации группового взаимодействия большой тренинговой группы / С. В. Петрушин // Проблемы развития личности: материалы VI Межрегион, заоч. науч.-практ. конф. - Рязань: Информ. технологии, 2006. - С. 228-241.

49. Петрушин, С. В. Особенности взаимодействия в большой группе при использовании активных психологических методов / С. В. Петрушин // Десятые Вавиловские чтения: материалы постоянно действующей Всерос. междисцип. науч. конф. с междунар. участием. - Йошкар-Ола: Марийск. гос. техн. ун-т, 2006. - Ч. 1. - С. 211-213.

50. Петрушин, С. В. Возможности большой контактной группы для психологической помощи личности в изменяющемся мире / С. В. Петрушин // Мир и человек: социальное поведение личности в изменяющемся мире: материалы Всерос. науч.-практ. конф.: сб. науч. тр. к 50-летию проф. Н.И.Леонова (Ижевск, 15-16 янв. 2007 г.) / Под ред. М. М. Кашапова, Д. Е. Львова. - Ижевск: ERGO, 2007. - С. 220-222.

51. Петрушин, С. В. Психология совладающего поведения в ситуациях интенсивного общения в условиях большой группы / С. В. Петрушин // Психология совладающего поведения: материалы Междунар. науч.-практ. конф. - Кострома: Изд-во Костром, гос. ун-та, 2007. - С. 220-222.

52. Петрушин, С. В. Как за три дня создать секту, или специфика управления большой контактной группой / С. В. Петрушин // Личность и насилие в семье, организации, образовании, медицине: материалы IX Междунар. конф. по практ. психол. ду-

ховным практикам. - Харьков: Харьков, фонд психол. исследований, 2007. - С. 28-32.

53. Петрушин, С. В. Методология развития субъекгаости большой контактной группы / С. В. Петрушин // Ценности гражданского общества в современной России: материалы Междунар. науч-практ. конф. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 2007. - С. 64-72.

54. Петрушин, С. В. Психология большой контактной группы / С. В. Петрушин // Материалы IV Вссрос. съезда РПО. - М.-Ростов н/Д: КРЕДО, 2007. - С. 93.

55. Петрушин, С. В. Теоретические подходы к развитию субъектности большой контактной группы / С. В. Петрушин // Ананьевские чтения - 2007: Материалы науч.-практ. конф. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербург, ун-та, 2007. - С. 400 -402.

56. Петрушин, С. В. Возможности тренинга в большой группе для помощи личности в условиях изменяющегося мира / С. В. Петрушин // Материалы междунар. на-уч.-практ. конф. студ., аспир. и препод., посвящ. памяти проф. Г. В. Телятникова. -Тверь: Изд-во Твер. ун-та, 2007. - С. 38-43.

57. Петрушин, С. В. Социально-психологический тренинг в большой группе / С. В. Петрушин // Психология общения: тренинг человечности: материалы Междунар. науч.-практ. конф, посвящ. 70-летию со дня рождения JI. А. Петровской (Москва, 15-17 нояб. 2007 г.). - М.: Смысл, 2007. - С. 126-128.

58. Петрушин, С. В. Самоорганизация большой контактной группы: теория и практика / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики: материалы III Всерос. ежегод. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Казань, 22-29 нояб. 2006 г.). - Казань: Новое знание, 2007. - С. 481-487.

59. Петрушин, С. В. Использование резонансного подхода в психологической практике / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики: материалы III Всерос. ежегод. науч.-практ. конф. с междунар. участием (Казань, 22-29 нояб. 2006 г.). - Казань: Новое знание, 2007. - С. 718-726.

60. Петрушин, С. В. Самоорганизация большой обучающейся группы: синерге-тический аспект / С. В. Петрушин // Социальная психология в образовании: проблемы и перспективы: материалы Междунар. науч. конф. - Саратов: Науч. книга, 2007. - С. 111-114.

61. Петрушин, С. В. Методологические подходы к изучению технологии психологической работы в большой контактной группе / С. В. Петрушин // Вестник ипте-гративной психологии. -Ярославль: Титул, 2007. - С. 151-153.

62. Петрушин, С. В. Методика и техники резонансного консультирования / С. В. Петрушин // Вестник интегративной психологии. - Ярославль: Титул, 2007. - С. 153-154.

63. Петрушин, С. В. Психология развития большой контактной группы / С. В. Петрушин // Седьмая волна психологии. - Ярославль: ЯрГУ, 2007. - С. 187-208.

64. Петрушин, С. В. Транзактный анализ. Методы и техники практической психологии / С. В. Петрушин, JI. М. Попов. - СПб.: Речь, 2007. - С. 142-179 (неразделенное соавторство).

65. Петрушин, С. В. Становления контактности в большой группе: управленческий аспект / С. В. Петрушин// Психология и экономика. - Саратов: Саратов, гос. соц. -эконом, ун-т, 2008. - С. 117-126.

66. Петрушин, С. В. Теоретико-технологические подходы к развитию контактности в большой обучающей группе / С. В. Петрушин // Технологии совершенствования подготовки педагогических кадров: теория и практика. Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред.

Р. Ш. Маликова. - Казань: Изд-во Татар, гуманит.-пед. ун-та, 2008. - С. 92-96.

67. Пструшин, С. В. Феномен большой контактной группы / С. В. Иетрушин // Наука, технологии и коммуникации в современном обществе: материалы Респ. науч,-практ. конф. (Набережные Челны, 11-15 февр., 2008 г.). - Набережные Челны, 2008. -С. 247-248.

68. Петрушин, С. В. Большая контактная группа как феномен социальных исследований / С. В. Петрушин // Социальный мир человека: материалы II Всерос. науч.-пракг. конф. «Человек и мир: социальные миры изменяющейся России» (Ижевск, 2526 июня 2008 г.) / Под ред. Н. И. Леонова. - Ижевск: ERGO, 2008. - Вып. 2. - С. 20-22.

69. Петрушин, С. В. Стихийно-структурный подход к развитию субъектности большой обучающейся группы / С. В. Петрушин // Мониторинг качества воспитания и творческого саморазвития конкурентоспособной личности: материалы методол. семинара. - Казань: Центр инновац. технологий, 2008. - С. 174-179.

70. Петрушин, С. В. Влияние психологической позиции на изменение уровня контактности в большой группе / С. В. Пструшин // Психология психических состояний: теория и практика: материалы Первой Всерос. науч.-практ. конф. (Казань, 13-15 нояб. 2008 г.). - Казань: Новое знание, 2008. - С. 54-59.

71. Петрушин, С. В. Динамические характеристики большой контактной группы как субъекта / С. В. Петрушин // Психология психических состояний: теория и практика: материалы Первой Всерос. науч.-практ. конф. (Казань, 13-15 нояб. 2008 г.). -Казань: Новое знание, 2008. - С. 154-158.

72. Петрушин, С. В. Большая группа: новое измерение в организационном консультировании и тренинговой работе / С. В. Петрушин // Методология, теория и практика профессиональной деятельности психолога-консультанта: материалы I Между-нар. науч.-практ. конф. (Казань, 26-27 марта 2009 г.). - Казань: Отечество, 2009. - С. 326-336.

73. Петрушин, С. В. Большая группа как новый инструмент для решения социальных проблем / С. В. Петрушин // Конфликты в социальной сфере и их регулирование: материалы Всерос. конф. - Казань: Печатный двор, 2009. - С. 121-126.

74. Петрушин, С. В. Большая группа на современном этапе: новая парадигма / С. В. Петрушин // Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики: материалы IV Междунар. науч.-практ. конф. (Казань, 12-14 нояб. 2009 г.). - Казань: Отечество, 2009. - С. 33-38.

75. Петрушин, С. В. Большая и малая контактная группа: коммуникативный аспект / С. В. Пструшин // Познание в структуре общения. - М.: Институт психологии РАН, 2009. - С. 365.

76. Петрушин, С. В. Психологическая мастерская как форма подготовки успешного психолога-профессионала / С. В. Петрушин // Психология и педагогика: пространства взаимодействия - М.: Школьные технологии, 2010. - С. 274-277.

77. Петрушин, С. В. Потенциал большой тренинговой группы для развития личности в современном метающемся мире / С. В. Петрушин // Наука и образование. -Киев, 2010.-№3/(90).-С. 176-178.

Подписано в печать 07.02.2011 г. Формат 60x84 1/]6. Тираж 100 экз. Гарнитура «Тайме». Бумага ксероксная. Усл. печ. л. 2,5. Заказ № 12/123. Печать ризографическая.

Отпечатано с готового оригинал-макета в издательстве «ИГМА-пресс» ИП Маликовой И.Г. ОГРН 308169031500136 Казань, ул. Московская, 31, офис 215. Тел. (843) 526-03-69

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Петрушин, Сергей Владимирович, 2011 год

Введение.

Глава 1. Историко-теоретические основы изучения большой контактной группы как субъекта.

1.1. Степень изученности феномена большой контактной группы.

1.2. Исследование опыта психолого-педагогической работы в большой контактной группе.

1.3. Теоретические предпосылки становления большой контактной группы как субъекта.

Выводы по первой главе.

Глава 2. Большая контактная группа как объект исследования в психолого-педагогической науке.

2.1. Большая контактная группа как новый подход в психологопедагогической науке.

2.2. Психолого-педагогические особенности большой контактной группы

2.3. Модель становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта.

Выводы по второй главе.

Глава 3. Теоретические основы методики становления большой контактной группы как субъекта.

3.1. Теоретическое обоснование методов организационной работы в большой контактной группе.

3.2. Теоретические и практические аспекты психолого-педагогической тренинговой) работы со студентами в большой контактной группе

3.3. Методика становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Выводы по третьей главе.

Глава 4. Опытно-экспериментальная работа по становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

4.1. Организация опытно-экспериментальной работы по становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

4.2. Эмпирические исследования по становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза

4.3. Результаты опытно-экспериментальной работы по организации большой контактной группы студентов как субъекта в условиях учебновоспитательной деятельности в вузе.

Выводы по четвертой главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза"

Актуальность исследования. Современная групповая работа в рамках учебно-воспитательного процесса может значительно обогатиться использованием потенциала большой группы, что позволит студентам решать широкий круг задач, связанный с взаимодействием личности и социума, а именно умение строить общение в учебных группах с большим количеством студентов, способность быстрой адаптации при переходе из одной общности в другую внутри и вне вуза, пребывать в различных сообществах без внутреннего конфликта и невротизации, уметь выстраивать взаимодействие между этими сообществами, что способствует развитию коллективизма, оптимизации межличностных отношений, формированию активной социальной позиции, обретению нового социального опыта в вузе.

В связи с радикальными преобразованиями общества проблематика больших групп в психологии переживает второе рождение (H.H. Богомолова, А.И. Донцов, Л.Г. Почебут, Т.В. Фоломеева). Исследование возможностей использования больших групп в учебно-воспитательной работе, создание психотехнологий, ориентированных не только на малую, но и на большую студенческую группу или курс, превращается в одно из актуальных научных направлений. В отличие от традиционно изученных в психологии стихийных и организованных групп, в современном вузе существуют большие группы «нового типа», в которых возможна психолого-педагогическая групповая работа, направленная на личностные, либо внутригрупповые (организационные) изменения.

В современной зарубежной литературе термин для обозначения такого рода больших групп нередко используется не в прямом их обозначении, а как название целого блока методов, которые строятся на групповых феноменах, способствующих психологическим изменениям в организации или общности. Наиболее распространенное название психотехнологий с использованием больших групп - «Large group Intervention». По мнению Р. Селигер, в настоящее время существует около 60 вариаций на тему «большая группа» [Seliger, 2008].

Изучаемые нами большие группы студентов вуза отличаются от простого скопления множества людей, таких как, например, тысячная толпа фанатов на футбольных матчах, массовые скопления на различных рок-фестивалях, пленарные заседания и т.д. В качестве признаков большой группы «нового типа» выделяют: минимальное количество участников в группе — 30 человек; наличие контактов (интеракций) между всеми присутствующими; вся группа находится в одном помещении или пространстве; идет совместная работа над изменением группы как системы или взаимоотношений в ней; происходит определенным образом моделированный управляемый процесс [Dittrich-Brauner, 2008].

Для обозначения выявленного нами группового феномена в рамках учебно-воспитательного процесса вуза предлагается термин «большая контактная группа». В ней происходит управляемый процесс, главным условием которого является организация контактов (интеракций) между всеми присутствующими в направлении предложенной темы и общей цели. Выделенную нами большую группу студентов можно рассматривать как организованную совокупность взаимопересекающихся и включенных друг в друга (в соответствии с принципом «матрешки») индивидов, пар, малых и средних подгрупп. При этом каждый студент может свободно перемещаться в пространстве всей группы, включаться в другие подгруппы.

Несмотря на все усиливающееся использование больших контактных групп в социальной практике, в педагогической психологии до сих пор отсутствует использование положительного потенциала, который заложен в ней, мало изучены теоретические аспекты развития большой контактной группы, отсутствуют модели ее возможного становления как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

В практическом плане исследование большой контактной группы актуально в связи с тем, что учебно-воспитательная работа в ней является новой формой. На наш взгляд, групповая работа в рамках педагогической психологии сегодня может иметь свою новую специфику. Она может значительно обогатиться использованием методов учебно-воспитательной работы в группе с большим количеством студентов, которая может рассматриваться как модель социума. Для решения современных педагогических задач работа в ней более эффективна, чем в малой группе. В перспективе возможно развитие целого направления групповой психолого-педагогической работы в условиях большой группы.

Проблема. В настоящее время уже назрела необходимость нового подхода в рассмотрении больших групп в рамках педагогической психологии. Традиционная идея о негативном влиянии большой группы на личность, идущая от Г. Лебона, 3. Фрейда и др., нуждается в своем пересмотре. Новый подход отражает современную тенденцию педагогической психологии в рассмотрении большой группы. В ее основе лежит представление о том, что при определенных условиях в большой группе студентов возможно продуктивное взаимодействие и заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал.

Таким образом, в педагогической психологии существует потребность в изучении особенностей психологии большой группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса, а также в создании методик, имеющих позитивную направленность и могли быть противопоставлены существующим манипулятивно-деструктивным технологиям воздействия в условиях большой группы, использующихся в сетевом маркетинге или тоталитарных сектах.

Отсутствие концептуальных трудов, отражающих психолого-педагогических основ становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза позволили выявить основные противоречия между:

• актуальностью становления большой контактной группы студентов как субъекта и отсутствием теоретических исследований, способствующих его практической реализации в учебно-воспитательной работе вуза;

• значимостью становления большой контактной группы студентов как субъекта и отсутствием разработок, позволяющих выявить психологические основы этого процесса в учебно-воспитательной работе вуза;

• необходимостью развития умений студентов вуза контактировать в большой группе как субъекте учебно-воспитательного процесса вуза и отсутствием тренингов, раскрывающих психологических основ этого процесса;

• востребованностью теоретического исследования категории «большая контактная группа как субъект учебно-воспитательного процесса» и не-изученностыо ее в педагогической психологии;

• потребностью в практическом применении большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза и отсутствием психолого-педагогических механизмов ее становления.

Анализ состояния изученности и выявленные противоречия обозначили существенные пробелы в изучении психологических основ становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, подтвердили необходимость решения актуальной научной проблемы: каковы психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза?

В соответствии с проблемой была сформулирована тема исследования: «Психологические основы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза».

Целью исследования является разработка теоретико-методологических основ психолого-педагогической концепции становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса и эмпирическая проверка созданной на ее основе психологической модели такого становления.

Объектом исследования является взаимодействующая и взаимо-влияющая в учебно-воспитательном процессе вуза группа студентов.

Предмет исследования — психолого-педагогический процесс становления и развития большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Гипотеза исследования: становление большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза будет проходить успешнее, если:

• в учебно-воспитательном процессе вуза реализуется психолого-педагогическая концепция становления большой контактной группы студентов как субъекта;

• актуализируются психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза;

• создаются психолого-педагогические условия в учебно-воспитательном процессе вуза, способствующие становлению большой контактной группы студентов как субъекта;

• реализуются психолого-педагогические тренинги в становлении большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза;

• в становлении большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза используются определенные уровни и критерии;

• в теории будут известны принципы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Выявленные противоречия, состояние изученности проблемы, объект, предмет, цель и гипотеза позволили сформулировать следующие задачи исследования:

1. Разработать психолого-педагогическую концепцию становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

2. Определить психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

3. Выявить психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы студентов как субъекта.

4. Разработать и апробировать систему тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

5. Экспериментальным путем проверить эффективность уровней и критериев становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. На основе разработанных механизмов становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза выделить ее принципы.

Теоретико-методологическую основу исследования составили комплексный и системный подходы в педагогической психологии (К.А. Абульханова, Л.И. Анцыферова, В.Г. Асеев, В.А. Барабанщиков, Н.И. Вьюнова, В.Н. Дружинин, A.JI. Журавлев, В.П. Зинченко, И.И. Ильясов, В. А. Кручинин, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, В.В. Рыжов, Т.М. Сорокина, Е.В. Шорохова, Т.И. Чиркова, A.B. Юревич, М.Г. Ярошевский и др.); фило-софско-психологическая теория развития личности и индивидуальности (A.C. Арсеньев, H.H. Бердяев, М. Бубер, Ф. Гегель, В.И. Долгова, М.С. Каган, И. Кант, М.К. Мамардашвили, Е.В. Шорохова и др.); субъектный подход (A.B. Брушлинский, В.В. Знаков, В.И. Моросанова, З.И. Рябкина); психологические теории личности и индивидуальности (Б.С. Алишев, Б.Г. Ананьев, Е.Д. Божович, М.И. Воловикова, В.И. Долгова, В.В. Знаков, М.М. Кашапов, O.A. Конопкин, Б.Ф. Ломов, Ф.Г. Мухаметзянова, Л.М. Попов, А.К. Осницкий, Т.А. Ребеко, В.В. Селиванов, И.Г. Скотникова, С.Н. Сорокоумова, Л.А. Стакнева, В.И. Степанский, И.Р. Федоркова, Г.А. Цукерман, Б.Д. Эльконин и др.); личностно-ориентированный подход (А.Г. Асмолов, A.A. Бодалев, Л.И. Божович, М.А. Викулина, A.A. Деркач, А.И. Донцов, В.А. Кан-Калик, В.В. Новиков, A.B. Петровский, Л.А. Петровская, К.К. Платонов, A.A. Реан); теория психических состояний (С.А. Гапонова, А.О. Прохоров), теория самоорганизации и синергетики (Ф. Варела, Ю.Л. Климонтович, С.П. Курдюмов, У. Матурана, И. Пригожин, Дж. Форрестер, Г. Хакен, Д.С. Чернавский, В. Эбелинг); теории межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами (B.C. Агеев, O.A. Гулевич, В. Дуаз, Ю.А. Лунев, С. Московичи, Дж. Тернер, А. Тешфел, И.Р. Сушков, М. Шериф и др.); социально-психологические исследования контактной группы (В.И. Кашницкий, Ч. Кули, А.И. Лутошкин, A.C. Макаренко, Б.Д. Парыгин, Л.Г. Почебут, А.Л. Свенцицкий, Л.И. Уманский и др.).

Методы исследования включают теоретический анализ, синтез, сравнение, моделирование, констатирующий и формирующий эксперимент, применяемые для формулировки концептуальных положений диссертации. Комплекс методов для сбора и анализа эмпирических данных подобран с целью проверки основных гипотез исследования, а также для достижения цели исследования. Учитывая специфику исследуемых явлений, предпочтение отдавалось качественно-количественным методам, таким как проективные методы, метод семантического дифференциала, контент-анализ, дискурс-анализ, фокус-группы, сочинения, экспертные оценки включенных и невключенных наблюдателей др. Использовались методы сбора материала по этапам становления и развития психолого-педагогической работы в условиях большой и группы как в России, так и за рубежом, теоретический анализ полученных материалов и психолого-педагогической литературы по проблеме.

Использование тестов, подобранных для измерения качественных и количественных изменений в психологии участников большой контактной группы, позволило верифицировать полученные данные. Были использованы методика «Диагностика предрасположенности личности к конфликтному поведению» (Т. Килмен), опросник «Рельеф психических состояний» (А.О. Прохоров), тест «Самоотношение личности» (В.В. Столин). Для обработки данных использовались методы математической статистики.

Экспериментальная база исследования. Для изучения особенностей становления большой контактной группы как субъекта использовалась авторская психолого-педагогическая методика групповой работы, проведенная в более чем 70 учебных группах и потоках, а общее количество участников составило более 5000 человек. В среднем количество студентов в одной группе было от 30 до 80 человек, возраст которых в пределах от 18 до 30 лет.

Основные этапы исследования:

Первый этап (1999—2001 гг.) — поисковый: выбор проблемы научной исследования, определение основных направлений научного поиска, ознакомление с философской, психолого-педагогической литературой и периодическими изданиями, разработка категориального аппарата.

Второй этап (2002—2004 гг.) — аналитический: разработка методологического аспекта исследования большой контактной группы, постановка цели и задач, выдвижение научной гипотезы исследования, отбор и систематизация материала по данной проблеме, сведение и группировка результатов. Основные методы данного этапа: анализ и теоретическое обобщение полученных материалов.

Третий этап (2005—2007 гг.) — психолого-педагогический: создание концепции становления большой контактной группы студентов как субъекта и конструирование на ее основе психолого-педагогической методики, ее апробация и сбор эмпирических результатов.

Четвертый этап (2008—2010 гг.) — теоретико-методологический: теоретическое осмысление, систематизация и анализ результатов работы, апробация их в публикациях, оформление результатов исследования в виде диссертации.

Научная новизна исследования:

1. Разработана психолого-педагогическая концепция становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Выявлено, что большая контактная группа проходит в своем становлении как субъекта пять уровней. Рамки концепции задают, с одной стороны, социально-психологические особенности большой группы, с наличием стихийности и хаоса, а с другой - социально-психологические особенности малой контактной группы, где присутствуют структурность и порядок. Развитие группового субъекта происходит поэтапно, причем на границе соседних этапов большая контактная группа студентов находится в неустойчивом состоянии, когда стихийные свойства ее проявляются особенно ярко, и переход к следующему этапу развития происходит как качественный скачок.

Первый уровень становления большой контактной группы студентов как субъекта представляется в виде исходной диффузной стихийной общности. Большинство студентов находится в позиции «наблюдателя», т.е. большая группа представлена как толпа. В связи с этим контактность на этом уровне носит формальный и крайне поверхностный характер.

При переходе на второй уровень большая контактная группа проходит процесс сплочения и эмоциональной интеграции студентов в ней, их скачок в позицию «вовлеченного». Возникает досубъектное, но стихийное состояние «эмоциональной общности» группы.

Третий уровень становления большой контактной группы характеризуется возникновением функционально-ролевого общения и более прочных коммуникативных связей между студентами за счет структурирования большой группы на малые группы. За счет изменения позиции студентов на «исполнитель» происходит переход группы в организованное состояние.

Четвертый уровень становления большой контактной группы связан с самоопределением студентов, пробой новых форм их взаимодействия и возникновением конфронтации с руководителем. Здесь проявляется позиция «экспериментатор». Переходом на следующий уровень является проявление негативных эмоций студентов и активизация стихийных механизмов большой группы. За счет этого в группе формируется предсубъектное состояние. Члены группы начинают пробовать новые формы взаимодействия друг с другом.

На пятом уровне происходит окончательное становление группового субъекта. Это является следствием происходящей трансформации в развитии группы и характеризуется переходом студентов к личностному общению, самораскрытию, за счет чего у них возникает активная позиция «участника».

Важный аспект в работе большой контактной группы занимает лидерство. В модели заключено двухуровневое лидерство. На каждого участника действует двойное лидерство - верховное (в большой группе) и непосредственное (в малой группе). В процессе становления большой группы как субъекта обнаружен феномен «разделенного лидерства», которое распределяется между всеми студентами, но не как эксклюзивная собственность одного человека или небольшой группы людей. Модель лидерства начинает постоянно меняться в соответствии с заданиями и возможностями и переходами на следующие уровни.

2. Определены психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Первым механизмом является стихийность большой группы. Стихийность рассматривается как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе. Становление группы как субъекта происходит в чередовании стихийной и организованной групповой активности с удержанием ее в неустойчивом состоянии. Направление группового развития, осуществляемое ведущим группы, заключается в поддержании этого неопределенного, неравновесного состояния.

Вторым механизмом становления большой контактной группы, имеющей стихийно-организованную природу, является самоорганизация студентов. Большая контактная группа развивается как диссипативная структура со всеми ее атрибутами.

Третьим механизмом и результатом группообразования выступают качественные изменения процессов общения студентов в группе. Глубинное продуктивное общение, базирующееся на субъектно-субъектных принципах, составляет как основную среду, в которой протекает групповая работа, так и основное средство воздействия этой группы на своих участников. Основной результат такого воздействия представлен в виде новых знаний, умений и опыта.

Четвертый - механизм совместных переживаний заключается в том, что любые совместные переживания, независимо от их знака (положительные или отрицательные) оказывают сплачивающий эффект.

Пятый механизм — создание общего «Мы», возникающий в процессе перегруппировки большой группы на различные подгруппы. Студенты попеременно оказываются членами различных групп, за счет чего снимается барьер «Я и Они», в результате которого создаются отношения «Я и Ты» между участниками тренинга и возникновение общего «Мы».

3. Выявлены психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы как субъекта, куда относятся умение организовать контакты (интеракций) между всеми участниками большой группы; минимальное количество студентов в группе или потоке тридцать человек для включения стихийных механизмов; единое пространственное положение или одно помещение для всех; совместное желание или стремление студентов качественно изменить группу как систему или взаимоотношений в ней; применение специально разработанной методики, опирающейся на принципы импровизационно-диалогической стратегии психологического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, периодической перегруппировки участников, поэтапного снижения активности организатора; наравне с организованностью (в разной степени) присутствие допустимого уровня стихийности, которая не мешает внутригрупповому взаимодействию, а, наоборот, помогает ему (при чем стихийность рассматривается не как негативное явление, а как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); наличие руководителя (психолога) для управления смоделированным процессом.

4. Разработана и апробирована система тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, самыми значимыми среди которых являются адаптационный для студентов первого курса, по оптимизации межличностных отношений студентов различных курсов, по формированию сплоченности профсоюзного актива студентов, обучающий по практической психологии для студентов отделений дополнительного образования, лидерства, коммуникативной компетентности, школа общения, по формированию толерантности, резонансного взаимодействия, по развитию психоэмоциональной сферы, обучающая психологическая мастерская, развития эмоционального интеллекта и др.

5. Экспериментальным путем проверена эффективность ровней и критериев становления большой контактной группы студентов от исходного диффузного состояния до субъектного (диффузная общность, эмоциональная общность, организованная общность, предсубъект, групповой субъект). Возрастание активности участников группы определяется степенью изменения поведения студентов от внешнего наблюдателя к активному участнику, от субъектно-объектной позиции, когда студенты являются объектами внешнего воздействия и управляемы извне, к субъектно-субъектной, когда они могут взаимодействовать, исходя из своей личной активности. Позиции метафорически обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». К критериям оценки становления большой контактной группы студентов как субъекта относятся возрастание активности от позиции наблюдателя к позиции участника; переходы из позиции «я и они» к «я и ты», от жесткого управления и контроля к самоорганизации; увеличение времени студентов для самостоятельной активности и постановки творческих задач; наличие постоянно сменяющихся лидеров. Группа обретает характеристики субъекта; происходит уменьшение пассивных и увеличение активных стратегий поведения участников, что свидетельствует о возрастании степени психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, повышенной энергетике, сильным позитивным переживаниям; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции, что в итоге приводит к становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. С учетом выявленных механизмов становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза сфорулированы ее принципы: импровизационно-диалогической стратегии психолого-педагогического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, поэтапного снижения активности ведущего, периодической перегруппировка участников, волнообразного развития групповой динамики; специальной организации пространства внутригруппового общения.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что разработан новый подход в психолого-педагогическом исследовании большой группы, в основе которой лежит представление о том, что при определенных условиях в большой контактной группе студентов возможно продуктивное взаимодействие и заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал. Обозначена проблематика психолого-педагогических исследований в области большой контактной группы, для определения статуса которой предложена новая классификация групп и основу которой составляет понятие «контактность», которая рассматривается как универсальная характеристика группы независимо от ее размера и которая дает возможность построить более широкую классификацию (чем большие и малые) возможных видов групп, которая позволяет по-новому структурировать накопленный ранее обширный материал в педагогической психологии.

В исследовании выявлены социально-психологические характеристики большой контактной группы: двойственный характер регуляторов поведения и общения (надличностный и межличностный); стихийно-организованная природа; взаимовлияние надличностных и межличностных регуляторов, ведущее к установлению равновесия, несмотря на состояние промежуточности между стихийным и организованным; большой диапазон психологической дистанции; снижение фактора предпочтения; больший диапазон самопроявления; малое влияние изменения состава участников на саму группу; внимание участников связано друг с другом в определенном контексте; большой диапазон ролевого репертуара; динамичность образования неформальных малых групп; индивидуализация подгрупп; взаимовлияние подгрупп друг на друга.

Обобщены современные концепции организационной и личностно-ориентированной психолого-педагогической работы в области большой контактной группы для построения модели ее становления как субъекта. Систематизированы современные направления работы в условиях большой контактной группы в вузе с целью выявления специфики психологических механизмов и эффектов по каждому направлению.

Обосновано новое направление исследований групповой психолого-педагогической работы со студентами в условиях большой группы, базирующееся на субъектно-субъектных принципах внутригруппового взаимодействия, позволяющее решать широкий круг задач, связанных с взаимодействием личности и социума, в социально-психологической подготовке личности студента в широком социальном контексте.

Разработаны теоретико-методологические основы методики, направленной на помощь в становлении группового субъекта учебно-воспитательного процесса, с помощью которой можно проводить высокоэффективную организационную и психологическую работу со студентами в условиях большой группы.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования результатов исследования в учебно-воспитательном процессе вузов. Разработанная авторская методика по становлению большой контактной группы используется для адаптации первокурсников вуза, оптимизации межличностных отношений, развития групп студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса. На основе психолого-педагогической концепции исследования разработана и внедрена модель становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Материалы исследования легли в основу разработанных автором учебно-методических пособий «Творчество общения», «Методы развития группового субъекта. Практические методы самопостижения и саморазвития», «Социальная психология», «Методы и техники практической психологии», «Транзактный анализ. Методы и техники практической психологии», «Некоторые секреты открытого общения», «Как справиться с группой», «Психологический тренинг в большой контактной группе» и т.д.

Разработана авторская методика становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

Результаты диссертации используются в материалах лекций и семинарских занятий на факультете психологии и факультете повышения квалификации Казанского федерального университета и ее Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, Казанского государственного института культуры и искусств, а также в учебном «Тренинг-центре Казанского (Приволжского) федерального университета».

Достоверность и обоснованность научных положений, результатов и выводов исследования обеспечиваются целостным подходом к изучаемой проблеме, методологической обоснованностью исходных теоретических положений, применением адекватного комплекса надежных методов исследования, соответствующих его предмету и задачам, внедрением авторских разработок в психолого-педагогическую и исполнительскую практику, применением математико-статистических методов при обработке и анализе результатов эксперимента, обсуждением основных теоретических положений исследования и практических результатов в широкой аудитории педагогов и психологов.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись при чтении разработанных автором спецкурсов «Политическая психология», «Социальная психология», «Зарубежная практическая психология», «Психология большой группы», востребованных стандартом образования, на психологическом, физическом, философском, математическом, журналистском и др. факультетах Казанского федерального университета, его Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета и Казанского государственного института культуры и искусств, а также в учебном «Тренинг-центре Казанского (Приволжского) федерального университета».

Актуальные идеи и выводы исследования представлены научной аудитории на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава, на научных конференциях молодых учёных и специалистов Казанского (Приволжского) федерального университета, его Набережночелнинского филиала, Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, лаборатории Института психологии РАН, заседаниях факультетов психологии Санкт-Петербургского, Ярославского, Новосибирского, Чебоксарского, Астраханского государственных университетов, а также в выступлениях на международных конференциях и симпозиумах, проведенных в различных городах в 1999-2010 гг.; опубликованы в монографиях, учебно-методических пособиях, разработках, рекомендациях и статьях.

Наряду с этим, часть результатов исследования и рекомендаций апробировались на семинарах, коллоквиумах, встречах-беседах, «круглых столах» регионов России, проведенных для работников системы образования и культуры.

По теме «Психология большой контактной группы: субъектный подход» выполнен грант РГНФ (2008).

Положения, выносимые на защиту:

1. Психолого-педагогическая концепция большой контактной группы включает пять уровней становления в качестве субъекта учебно-воспитательного процесса. Первый уровень представляется в виде исходной диффузной стихийной общности. При переходе на второй уровень большая группа проходит процесс сплочения и эмоциональной интеграции студентов, что приводит к возникновению эмоциональной общности. Третий уровень становления группы характеризуется возникновением функционально-ролевого общения и более прочных коммуникативных связей между студентами, который характеризуется появлением организованной общности. Четвертый уровень становления большой контактной группы связан с самоопределением студентов, возникновением новых форм внутригруппового взаимодействия, предсубъектной стадией. На пятом уровне происходит окончательное становление группового субъекта.

2. Психолого-педагогические механизмы становления большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза: первым механизмом является стихийность большой группы (поддержание определенного уровня стихийности рассматривается как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); вторым механизмом становления большой контактной группы, имеющей стихийно-организованную природу, является самоорганизация студентов; третьим механизмом выступают качественные изменения процессов общения студентов в группе (глубинное продуктивное общение, базирующееся на субъектно-субъектных принципах, составляет как основную среду, в которой протекает групповая работа, так и основное средство воздействия этой группы на своих участников); четвертый - механизм совместных переживаний (любые совместные переживания, независимо от их знака (положительные или отрицательные), оказывают сплачивающий эффект); пятый механизм — создание общего «Мы», возникающий в процессе перегруппировки большой группы на различные подгруппы, в результате чего создаются отношения «Я и Ты» между участниками тренинга и возникновение общего «Мы».

3. Основные психолого-педагогические условия учебно-воспитательного процесса вуза, способствующие становлению большой контактной группы как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза: умение организовать контакты (интеракции) между всеми участниками большой группы; минимальное количество студентов в группе или потоке составляет тридцать человек (для включения стихийных механизмов); единое пространственное положение или одно помещение для всех; совместное желание или стремление студентов качественно изменить группу как систему или взаимоотношения в ней; применение специально разработанной методики, опирающейся на принципы импровизационно-диалогической стратегии психологического воздействия, концентрации и синтеза форм общения, периодической перегруппировки участников, поэтапного снижения активности организатора; наравне с организованностью (в разной степени) присутствие допустимого уровня стихийности, которая не мешает внутригрупповому взаимодействию, а, наоборот, помогает ему (причем стихийность рассматривается не как негативное явление, а как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе); наличие руководителя (педагога, психолога) для управления групповым процессом.

4. Система тренингов для становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, самыми значимыми среди которых являются адаптационный, оптимизации межличностных отношений студентов различных курсов, формирования сплоченности профсоюзного актива студентов, практической психологии для студентов отделений дополнительного образования, лидерства, коммуникативной компетентности, формирования толерантности, резонансного взаимодействия, развития психоэмоциональной сферы, обучающая психологическая мастерская, развития эмоционального интеллекта и др.

5. Уровни и критерии становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, имеющие стадии от ее исходного диффузного состояния до субъектного, эффективность которых связана с возрастанием активности участников группы, что определяется степенью изменения поведения студентов от внешнего наблюдателя к активному участнику; от субъектно-объектной позиции, когда студенты являются объектами внешнего воздействия и управляемы извне, к субъектносубъектной, когда они могут отреагировать на ситуацию, исходя из своей личной активности. Позиции метафорически обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». К критериям оценки становления большой контактной группы студентов как субъекта относятся:' возрастание активности от позиции наблюдателя к позиции участника; переход из позиции «я» и «они» к «я» и «ты», что приводит к изменению уровня развития контактности в группе; переход от жесткого управления и контроля к самоорганизации; наличие сменяющихся внутри-групповых лидеров. Группа обретает характеристики группового субъекта тогда, когда происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличение активных стратегий поведения участников, что свидетельствует о возрастании степени социально-психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, повышенной энергетике, сильным позитивным переживаниям; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции, что в итоге приводит к становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза.

6. Принципы становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза, в частности, импровизационно-диалогической стратегии психолого-педагогического воздействия; концентрации и синтеза форм общения; поэтапного снижения активности ведущего; периодической перегруппировки участников; волнообразного развития групповой динамики; специальной организации пространства внутригруппового общения.

Структура диссертации определялась целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, выводов, библиографического списка и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Выводы по четвертой главе

1) Наибольшие изменения в психических состояниях студентов в процессе становления большой контактной группы как субъекта возникают в сфере переживаний, значительные изменения происходят в сфере психических процессов и поведения, наименьшие изменения связаны с изменением физиологических реакций. Важный результат этого измерения связан с тем, что в течение всего тренинга студенты оценивали свое психическое состояние выше средних значений. Выход за пределы средних значений свидетельствует о том, что у них в группе возникает неравновесное состояние. Полученный результат может служить наглядным подтверждением идеи о неравновесности состояний большой контактной группы как ее специфической характеристики.

2) Отчетливо прослеживаются этапы изменения атмосферы в группе. Эти этапы совпадают с вышеописанными данными наблюдений за характером протекания групповых процессов в большой контактной группе. То есть участники группы, например, студенты, действительно проходят все необходимые этапы создания «рабочей» атмосферы. При этом наиболее значительным и важным оказался предпоследний день занятий. На нем отчетливо видна тенденция изменений корреляционных связей. На 2-3 день количество корреляционных связей идет на убыль по сравнению с первым днем, чтобы потом значительно увеличиться.

3) По окончанию занятий у его участников произошли позитивные изменения большинства показателей самоотношения.

4) В процессе становления группы как субъекта возрастает степень социально-психологической активности участников тренинга в ходе занятий и служит подтверждением позитивных изменений в поведенческом компоненте компетентности в общении. происходит значительное развитие эмоционального компонента коммуникативной компетентности; удалось выявить возникновение нового уровня развития группы, который отличается от наблюдаемого в начале тренинга диффузного состояния и имеет характеристики группового субъекта; происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличения активных стратегий поведения участников, что может свидетельствовать о возрастании степени социально-психологической активности; по окончанию занятий у его участников происходят позитивные изменения большинства показателей самоотношения; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции, повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми, и возникновение нового взгляда на себя и других людей, решение многих проблемы общения, переоценка жизненных ценностей, коррекция социального опыта; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции.

5) Большая контактная группа проходит в своем становлении как субъекта пять уровней. Первый уровень становления большой контактной группы как субъекта представляется в виде исходной диффузной стихийной общности. Большинство студентов находится в позиции «наблюдателя», т.е. большая группа представлена как толпа. В связи с этим контактность на этом уровне носит формальный и крайне поверхностный характер.

При переходе на второй уровень у участников-студентов большой контактной группы проходит переход в позицию «вовлеченного», в результате чего усиливается процесс сплочения и эмоциональной интеграции. Возникает досубъектное, стихийное состояние группы - эмоциональная общность.

Третий уровень становления большой контактной группы характеризуется возникновением функционально-ролевого общения и более прочных коммуникативных связей между студентами за счет структурирования большой группы путем деления ее на малые группы. В большой группе за счет изменения позиции студентов на «исполнителя» происходит переход в организованное состояние.

Четвертый уровень становления большой контактной группы связан с самоопределением студентов, пробой ими новых форм взаимодействия и возникновением конфронтации с руководителем. Здесь проявляется позиция «экспериментатор». Переходом на этот уровень является проявление негативных эмоций студентов и активизация стихийных механизмов группы. В большой группе формируется пред-субъектное состояние. Члены группы начинают пробовать новые формы взаимодействия друг с другом.

На пятом уровне происходит окончательное становление группового субъекта. Это является следствием происходящей трансформации в развитии группы. Пятый уровень характеризуется переходом студентов к личностному общению, самораскрытию, за счет чего у них возникает активная позиция «участник».

6) Важный аспект в работе большой контактной группы со студентами занимает лидерство. Оно имеет свою особую структуру. В модели заключено двухуровневое лидерство. На каждого участника действует двойное лидерство - верховное (в большой группе) и непосредственное (в малой группе). В процессе становления большой группы как субъекта обнаружен феномен «разделенного лидерства», когда оно распределяется между всеми участниками группы, т.е. не является эксклюзивной собственностью одного человека или небольшой группы людей. Модель лидерства начинает постоянно меняться в соответствии с заданиями и возможностями и переходами на следующие уровни.

Заключение

1. Предлагается новый подход в рассмотрении потенциала большой группы. Традиционная идея о негативном влиянии большой группы, идущая от Г. Лебона, нуждается в пересмотре. В основе нового подхода лежит представление о том, что в большой группе заложен мощный конструктивный и позитивный потенциал. Несмотря на то, что характер интеракций, содержание взаимодействия и результат педагогических технологий в условиях работы в большой контактной группе могут быть самыми различными, общими и сквозными остаются как педагогические и методические аспекты, так и психологические механизмы, которые используются независимо от того, какая направленность у такой группы. Изучение существующих и создание новых методов, открывающих позитивные возможности большой группы, может иметь большое значение для социальной практики в самых разных ее сферах.

Большие группы, которые являются и условием, и средством использования современных психотехнологий, имеют специфические характеристики, отличные от характеристик «привычной» и давно уже изученной большой группы, типа толпы или аудитории. Специфика большой группы «нового типа» в том, что в ней происходит управляемый процесс, где главное условие — организация контактов (интеракций) между всеми присутствующими в направлении предложенной темы и цели собрания. Такую большую группу «нового типа» мы предлагаем обозначать особым термином — «большая контактная группа», чтобы отделить ее от существующих больших стихийных и организованных групп.

2. Для определения статуса большой контактной группы предложена новая классификация, которая строится на том, что понятие «контактность» может рассматриваться как универсальная характеристика группы, независимо от ее размера. Это дает возможность построить более широкую (чем большие и малые группы) классификацию возможных видов групп. К хорошо изученным сегодня малым контактным и большим неконтактным группам следует добавить большие контактные и малые неконтактные.

Предложенное дифференцирование открывает новые возможности в изучении групп, в том числе новых видов — малой неконтактной и большой контактной. Данная типология групп позволяет по-новому структурировать накопленный ранее обширный материал педагогической психологии. Наиболее изучены, с этой точки зрения, малые контактные и большие неконтактные группы. Наименее — большие контактные и малые неконтактные. Предлагаемая типология даст возможность адекватно исследовать современные виды больших и малых групп, которые пока не попали в поле научного изучения.

Большая контактная группа студентов соединяет в себе и внутригруп-повой, и межгрупповой уровни взаимодействия. Поэтому работы, сделанные в области педагогики межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами, также могут иметь свое рассмотрение в контексте нового подхода к большой группе. Анализ и пересмотр существующих психолого-педагогических исследований в рамках новой классификации групп может внести важный вклад в изучение психологии большой контактной группы.

3. Выявлены психолого-педагогические характеристики большой контактной группы: двойственный характер регуляторов поведения и общения (надличностный и межличностный); стихийно-организованная природа; взаимовлияние надличностных и межличностных регуляторов, ведущее к установлению равновесия несмотря на состояние промежуточности между стихийным и организованным; большой диапазон психологической дистанции; снижение фактора предпочтения; больший диапазон самопроявления; малое влияние изменения состава участников на саму группу; внимание участников связано друг с другом в определенном контексте; большой диапазон ролевого репертуара; динамичность образования неформальных малых групп; индивидуализация подгрупп; взаимовлияние подгрупп друг на друга (мультип-ликаторный эффект); информационная избыточность.

Уникальность большой контактной группы заключается в том, что в ней наравне с организованностью (в разной степени) присутствует допустимый уровень стихийности, который не мешает внутригрупповому взаимодействию, а помогает ему. При этом стихийность можно рассматривать не как негативное явление, а как обязательное условие, которое увеличивает вероятность саморазвития того потенциала, который заложен в самой группе.

4. Существует потребность в изучении особенностей становления большой контактной группы студентов как субъекта, в выявлении психологических механизмов, лежащих в основе технологий работы с ней, а также в создании методов, которые имели бы позитивную направленность и могли бы быть противопоставлены существующим манипулятивно-деструктивным способам воздействия на людей. Такие разработки могут быть важны с педагогической точки зрения и быть востребованными в самых различных сферах социальной жизни, в том числе, для надежного противодействия вовлечению людей в сообщества, цели которых не совпадают с интересами этих людей. Групповая психолого-педагогическая работа в условиях большого числа участников может стать не только изощренным способом манипулирования сознанием людей, но и новым измерением в педагогической психологии.

Предложена психолого-педагогическая модель становления большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Базируясь на принятии стихийности как неотъемлемого качества большой группы, основным направлением в становлении такой группы как субъекта является чередование стихийной и организованной групповой активности с удержанием состояния группы на оптимальном неустойчивом уровне. Поддержание этого неустойчивого состояния между хаотическим и организованным дает возможность поэтапному переходу большой контактной группы от досубъектного состояния к групповому субъекту. Переход большой контактной группы с одного этапа своего развития на другой, от одного своего устойчивого состояния к другому как утрата устойчивости и преодоление неустойчивости происходит через колебания между проявлениями стихийности и организованности.

5. Специфическим механизмом становления и развития имеющей стихийно-организованную природу большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса мы можем считать механизм самоорганизации. Развитие большой контактной группы может быть уподоблено развитию диссипативной структуры со всеми ее атрибутами: точками бифуркации, аттракторами, возможностью самоорганизации.

6. Обобщены современные концепции организационно- и личностно-ориентированных подходов в психолого-педагогических работах в области большой контактной группы для построения модели ее становления как субъекта. Систематизированы современные направления работы в условиях большой контактной группы с целью выявления специфики психолого-педагогических механизмов и эффектов по каждому направлению.

Обнаружена недостаточная изученность данной проблемы в отечественной педагогической психологии. Для этого нами был проделан анализ степени разработанности теоретических и экспериментальных представлений о большой контактной группе в организационной и психолого-педагогической тренинговой работе. Он показал, что использование потенциала большой группы, особенно в организационном плане, имеет широкую практическую представленность. Тренинговое направление, которое ориентировано на помощь личности, представлено в литературе значительно слабее.

7. Обосновано новое направление исследований групповой психолого-педагогической работы со студентами в условиях большой группы, базирующееся на субъектно-субъектных принципах внутригруппового взаимодействия, позволяющее решать широкий круг задач, связанных с взаимодействием личности и социума, личности в социуме, с социально-психологической подготовкой личности студента в широком социальном контексте.

8. Становление группового субъекта характеризуется качественным изменением внутригрупповой контактности, переходом ее от субъектно-объектной к субъектно-субъектной. Выделены основные этапы становления субъектности большой контактной группы студентов от исходного диффузного состояния до субъектного уровня, которые связаны с проявлением активности участников группы. Позиции, отражающие степень возрастания активности индивидуального субъекта от внешнего наблюдателя к активному участнику, метафорически обозначаются как «наблюдатель», «вовлеченный», «исполнитель», «экспериментатор», «участник». Развитие группового субъекта происходит поэтапно, причем на границе соседних этапов большая контактная группа находится в неустойчивом состоянии, когда стихийные свойства ее проявляются особенно ярко, и переход к следующему этапу развития происходит как качественный скачок.

9. Разработана система тренингов, способствующих становлению большой контактной группы студентов как субъекта учебно-воспитательного процесса вуза. Помимо тренинговых приемов и собственных разработок, мы включили в программу занятий приемы психологического воздействия из других сфер работы с большими группами. Это элементы культурно-массовой работы, актерского тренинга и режиссуры, практической педагогики для взрослых, методов творческого самовыражения. Особое внимание уделяется обращенности к эмоциональным потенциалам, высокой степени включенности эмоциональной сферы ее участников. Насыщенная эмоциональная среда активно влияет на протекание базовых процессов в группе.

10. Спецификой разработанной методики в рамках психолого-педагогического процесса является то, что преобразование большой группы студентов в групповой субъект строится на основе следующих принципов: импровизационно-диалогическая стратегия психолого-педагогического воздействия, концентрация и синтез форм общения, поэтапное снижение активности ведущего, периодическая перегруппировка участников, волнообразное развитие групповой динамики. Дополнительным непсихологическим приемом является специальная организация пространства внутригруппового общения.

11. В результате исследований выявлено, что в большой контактной группе возникают неравновесные психические состояния, что может свидетельствовать о возможности самоорганизации; наибольшие изменения психических состояний участников происходят в секторе, соответствующем шкале переживаний; происходит значительное развитие эмоционального компонента коммуникативной компетентности; отчетливо прослеживаются этапы изменения атмосферы в группе, что говорит о качественных изменениях в структуре группы; группо-динамические эффекты проявляются резко, чередуются большие подъемы и спады настроения; возникает новый, отличный от наблюдаемого в начале диффузного состояния, уровень развития группы, которая обретает характеристики группового субъекта; происходит сдвиг в сторону уменьшения пассивных и увеличения активных стратегий поведения участников, что может свидетельствовать о возрастании степени социально-психологической активности; результатом общения в большой контактной группе выступают формирование активной социальной позиции; повышение толерантности, что проявляется как изменение в отношениях с другими людьми и возникновение нового взгляда на себя и других людей; решение многих проблем общения; переоценка жизненных ценностей; коррекция социального опыта; выброс стихийности приводит к взлету эмоциональных состояний, эйфории, к повышенной энергетике, к сильным позитивным переживаниям; за счет сильных переживаний происходит коррекция эмоционального опыта общения, что приводит к изменению жизненной психологической позиции.

12. С практической точки зрения, психолого-педагогическая работа в большой контактной группе является эффективным способом развития способностей студентов к взаимодействию в широком социальном контексте: умение строить общение в группах с большим количеством человек, способность быстрой адаптации при переходе из одной общности в другую, пребывание в различных сообществах без внутреннего конфликта и невротизации, умение выстраивать взаимодействие между этими сообществами, повышение толерантности, формирование активной социальной позиции, обретение нового социального опыта, развитие эмоциональной стороны коммуникативной компетентности. Поэтому большие контактные группы могут способствовать снижению уровня невротизации и агрессивности и выполнять психотерапевтические функции. Общение в большой группе всегда имеет элемент стихийности и ролевого многообразия, что может благотворно сказываться на психическом здоровье ее участников.

За счет того, что большая группа может рассматриваться как прообраз социума, окружающего мира, групповая работа в ней позволяет решать широкий круг задач, связанных с взаимодействием личности и социума, поведением личности в социуме. Работа в больших группах может иметь важное практическое применение и востребованность в самых различных сферах социальной жизни: педагогике, управлении, бизнесе, психологии, работе с эмигрантами и др. В перспективе возможно развитие целого направления психолого-педагогической работы, где будет адекватным использование свойств большой группы.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Петрушин, Сергей Владимирович, Казань

1. Абульханова, К. А. Психология и сознание личности (проблемы методологии, теории и исследования реальной личности) Текст. / К. А. Абульханова // Избранные психологические труды. М.: Моск. психолого-социальный ин-т; Воронеж: МОДЭК, 1999. - 224 с.

2. Авдеев, В. В. Формирование команды Текст. / В. В. Авдеев. — М.: Пед. о-во России, 2001. — 32 с.

3. Агеев, В. С. Психология межгрупповых отношений Текст. / В. С. Агеев. М.: МГУ, 1983. - 144 с.

4. Алишев, Б. С. Психологическая теория ценности Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.05 / Б. С. Алишев. Казань, 2002. — 400 с.

5. Амонашвили, Ш. А. Личностно-гуманная основа педагогического процесса Текст. / Ш. А. Амонашвили. — Минск: Унивеситетское, 1990. — 559 с.

6. Ананьев, Б. Г. Избранные психологические труды Текст. / Б. Г. Ананьев. -М.: Педагогика, 1989.-232 с.

7. Ананьев, Б. Г. О проблемах современного человекознания Текст. / Б. Г. Ананьев. М.: Наука, 1977. - 380 с.

8. Андреева, Г. М. Современная социальная психология на Западе Текст. / Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская // Теоретические направления. М.: МГУ, 1978. - С. 183-194.

9. Андреева, Г. М. Социальная психология Текст.: учеб. пособие для высш. учеб. заведений / Г. М. Андреева. М.: Аспект Пресс, 1996. - 376 с.

10. Аникеева, Н. П. Учителю о психологическом климате в коллективе Текст. / Н. П. Аникеева. М.: Просвещение, 1983. - 94 с.

11. Анцыферова, Л. И. Категория развития в психологии Текст. / Л. И. Анцыферова, Д. Н. Завалишина, Е. Ф. Рыбалко // Категории материалистической диалектики в психологии. -М.: Наука, 1988. — С. 22-55.

12. Анцыферова, JI. И. Некоторые психологические проблемы психологии личности Текст. / JI. И. Анцыферова // Вопросы психологии. — 1978. — № 1.-С. 37-50.

13. Арнхейм, Р. Динамика архитектурных форм Текст. / Р. Арнхейм. -М.: Стройиздат, 1984. 160 с.

14. Арсеньев, А. С. Проблема цели в воспитании и образовании. Научное образование и нравственное воспитание Текст. / А. С. Арсеньев // Фи-лософско-психологические проблемы развития образования. — М.: ИНТОР, 1994.-С. 49-66.

15. Асеев, В. Г. Мотивация поведения и формирование личности Текст. / В. Г. Асеев. М.: Мысль, 1976. - 158 с.

16. Асмолов, А. Г. Психология личности: Принципы общепсихологического анализа Текст. / А. Г. Асмолов. -М.: Прогресс, 1990. 256 с.

17. Барабанщиков, В. А. Системная организация и детерминация психики / В. А. Барабанщиков // Труды Института психологии РАН. М.: ИП РАН, 2008.-448 с.

18. Баранов, П. В. Игровая форма развития коммуникации, мышления, деятельности Текст. / П. В. Баранов, Б. В. Сазонов. 2-е изд. - М.: МНИИ-ПУ, 1989.-289 с.

19. Басова, Н. В. Педагогика и практическая психология Текст. / Н. В. Басова. Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. - 416 с.

20. Бахтин, M. М. Проблемы поэтики Достоевского Текст. / M. М. Бахтин. — М.: Советский писатель, 1963. — 363 с.

21. Безрукова, В. С. Педагогика: проективная педагогика Текст. / В. С. Безрукова. Екатеринбург: Деловая книга, 1996. - 334 с.

22. Бейли, Н. Математика в биологии и медицине Текст. / Н. Бейли. -М.: Мир, 1970.-270 с.

23. Белухин, Д. А. Учитель: от любви до ненависти: техника профессионального поведения Текст. / Д. А. Белухин. М.: Народное образование,1994.-232 с.

24. Беме, К. Из опыта социально-психологического тренинга в ГДР Текст. / К. Беме // Актуальные проблемы современной психологии: Материалы междунар. конф. М.: МГУ, 1983. - С. 32-39.

25. Беннис, У. Теория группового развития Текст. / У. Бенис, Г. Шепард // Современная зарубежная социальная психология. Тексты / под ред. Г. М. Андреевой [и др.] -М.: МГУ, 1984. С. 142-161.

26. Берн, Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений Текст. / Э. Берн. М.: Генезис, 2003. - 398 с.

27. Берн, Э. Лидер и группа Текст. / Э. Берн. Екатеринбург: Литур, 2000.-317 с.

28. Беспалысо, В. П. Педагогика и прогрессивные технологии Текст. / В. П. Беспалько. -М.: Педагогика, 1995. -314 с.

29. Бехтерев, В. М. Избранные работы по социальной психологии Текст. / В. М. Бехтерев. М.: Наука, 1994. - 398 с.

30. Битянова, М. Р. Организация психологической работы в школе Текст. / М. Р. Битянова. — М.: Совершенство, 1998. — 298 с.

31. Блуммер, Г. Коллективное поведение Текст. / Г. Блумер // Психология масс: хрестоматия / Ред. —сост. Д. Я. Райгородский. Самара: Бахрах-М, 2001.-280 с.

32. Богомолова, Н. Н. О методах активной социально-психологической подготовки Текст. / Н. Н. Богомолова, Л. А. Петровская // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1977. -№ 1. - С. 53-61.

33. Бодалев, А. А. Психология общения: Избранные психологическиетруды Текст. / А. А. Бодал ев. — 2-е изд. — М.: Моск. Психолого-социальный ин-т; Воронеж: МОДЭК, 2002.-256 с.

34. Бодал ев, А. А. Проблема гуманизации межличностного общения и основные направления их психологического изучения Текст. / А. А. Бодалев // Вопросы психологии. 1989. - № 6. - С. 74-80.

35. Божович, JI. И. Отношение школьника к учению как психологическая проблема Текст. / Л. И. Божович // Проблемы формирования личности / под ред. Д. И. Фельдштейна. — М.; Воронеж: Ин-т практической психологии, 1995.-С. 3-28.

36. Бойко, Б. В. Социально-психологический климат коллектива и личность Текст. / Б. В. Бойко, А. Г. Ковалев, В. Н. Панферов. М.: Мысль, 1983.-207 с.

37. Бойко, Е. М. Психология и педагогика Текст. / Е. М. Бойко, Е. А. Садовникова. М. РИОР, 2006. - 108 с.

38. Большаков, В. Ю. Психотренинг. Социодинамика, упражнения, игры Текст. / В. Ю. Большаков. СПб.: Речь, 2005. - 324 с.

39. Болыпунова, Н. Я. Субъектность как социокультурное явление Текст. / Н. Я. Большунова. Новосибирск: НГПУ, 2005. — 400 с.

40. Бондаревская, Е. В. Гуманистическая парадигма личностно-ориентированного образования Текст. / Е. В. Бондаревская // Педагогика. -1997.-№4.-С. 11-17.

41. Бородкин, Ф. М. Внимание: конфликт! Текст. / Ф. М. Бородкин, Н. М. Коряк; авт. предисл. Ю. А. Шерковин. — 2-е изд., перераб. и доп. — Новосибирск: Наука, 1989. 190 с.

42. Бояцис, Р. Резонансное лидерство: Самосовершенствование и построение плодотворных взаимоотношений с людьми на основе активного сознания, оптимизма и эмпатии Текст. / Р. Бояцис, Э. Макки; пер. с англ. — М.: Альпина Бизнес Букс, 2007. 300 с.

43. Братченко, С. Л. Диагностика коммуникативной направленности

44. Текст. / С. Л. Братченко // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. — 2003. — № 3. — С. 52.

45. Брунер, Дж. Раннее обучение Текст. / Дж. Брунер. М.: АПН РСФСР, 1962. - 83 с.

46. Брушлинский, А. В.Проблема субъекта в психологической науке Текст. / А. В. Брушлинский, М. И. Воловикова, В. Н. Дружинин. М.: Академический проект, 2000. — 320 с.

47. Брушлинский, А. В. Психология субъекта Текст. / А. В. Брушлинский; отв. ред. В. В. Знаков. М.: ИП РАН; СПб.: Алетейя, 2003.-272 с.

48. Бубер, М. Я и Ты Текст. / М. Бубер. М.: Высшая школа, 1993.90 с.

49. Бярзницкас, А. И. Совершенствование педагогического общения с помощью социально-психологического тренинга Текст.: учеб. пособие / А. И. Бярзницкас. Вильнюс: МВССО ЛитССР, 1987. - 22 с.

50. Вайсман, Р. С. Эффективность деятельности группы и межличностные отношения Текст. / Р. С. Вайсман, Е. Л. Птичкина // Новые исследования в психологии. — 1978. — № 1. С. 24-36.

51. Варначева, Л. В. Школьные проблемы глазами психолога Текст. / Л. В. Варначева. -М.: РПО, 1998. 234 с.

52. Васильев, Н. Н. Тренинг профессиональных коммуникаций в психологической практике Текст. / Н. Н. Васильев. СПб.: Речь, 2005. - 283 с.

53. Василюк, Ф. Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций Текст. / Ф. Е. Василюк. М.: МГУ, 1984. - 200 с.

54. Вачков, И. В. Окна в мир тренинга. Методологические основы субъектного подхода к групповой работе Текст.: учеб. пособие / И. В. Вачков, С. Д. Дерябо. СПб.: Речь, 2004. - 272 с.

55. Вачков, И. В. Психология тренинговой работы: Содержательные, организационные и методические аспекты ведения тренинговой группы

56. Текст. / И. В. Бачков. М.: Эксмо, 2007. - 416 с.

57. Венгер, А. А. Групповая работа со старшеклассниками, направленная на их адаптацию к новым социальным условиям Текст. / А. А. Венгер, Ю. М. Десятников // Вопросы психологии. 1995. — № 1— С. 25-31.

58. Вербицкий, А. А. Психолого-педагогические вопросы проведения деловых игр Текст. / А. А. Вербицкий. М.: НИИ ПВШ, 1989. - 44 с.

59. Вийкхольм, К. Особенности групповой динамики в видеотренинге Текст. / К. Вийкхольм // Проблемы практической психологии социально-психологического исследования / под ред. X. Миккина. Таллин: Изд-во Таллинского пед. ин-та, 1984. — 80 с.

60. Викулина, М. А. Личностно-профессиональный рост студента высшего учебного заведения (основы теории) Текст. / М. А. Викулина, О. В. Юдакова. Н.Новгород: ВГИПУ, 2006. - 121 с.

61. Войтоловский, В. Н. Очерки коллективной психологии: В 2 ч. Часть 2 Текст. / В. Н. Войтоловский. — М.: Госиздат, 1924. 88 с.

62. Волков, Е. Н. Преступный вызов практической психологии: феномен деструктивных культов и контроля сознания: введение в проблему Текст. / Е. Н. Волков // Журнал практического психолога. — 1996. № 2. — С. 87-93.

63. Волкова, А. А. Психология и педагогика Текст. / А. А. Волкова. -Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. — 256 с.

64. Волов, В. Т. Синергетика как базовая методология гуманитариев 21 века Текст. / В. Т. Волов, Д. Ф. Китаев. Самара: Изд-во Самар. науч. центра Рос. акад. наук, 2005. - 276 с.

65. Вундт, В. Задачи и методы психологии народов Текст. / В. Вундт // Социальная психология: хрестоматия. М.: Аспект Пресс, 2003. - С. 37-42.

66. Выготский, Л. С. Собрание сочинений Текст.: В 6 т. Т. 1 / Л. С. Выготский М.: Педагогика, 1982. - 390 с.

67. Вьюнова, Н. И. Теоретические основы интеграции и дифференциации психолого-педагогического образования студентов университета Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.07 / Н. И. Вьюнова. Челябинск, 1997.-341 с.

68. Габай, Т. В. Педагогическая психология Текст.: учеб. пособие / Т. В. Габай. М.: Академия. - 240 с.

69. Газман, О. С. Новые ценности образования: содержание гуманистического образования Текст. / О. С. Газман, Р. М. Вейсс. М.: Образование, 1995.- 103 с.

70. Гайдар, К. М. Динамика субъектного развития студенческой группы в период обучения Текст.: дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / К. М. Гайдар. Курск, 1984. - 198 с.

71. Галузо, П. Р. Стиль педагогического общения как объект психологического исследования Текст. / П. Р. Галузо // Психология. 2002. - № 1. — С. 54-63.

72. Гальперин, П. Я. Методы обучения и умственное развитие ребенка Текст. / П. Я. Гальперин. М.: МГУ, 1985. - 45 с.

73. Гамезо, М. В. Возрастная и педагогическая психология Текст. / М. В. Гамезо, Е. А. Петрова, Л. М. Орлова. — М.: Пед. о-во России, 2004. -512 с.

74. Гапонова, С. А. Особенности адаптации студентов вузов в процессе обучения Текст. / С. А. Гапонова // Психологический журнал. 1994. -№ 3. - С. 131-135.

75. Гегель, Г. В. Ф. Феноменология духа Текст. / Г. В. Ф. Гегель. -СПб: Наука, 1992. 448 с.

76. Гершунский, Б. С. Философия образования для XXI века. (В поисках практико-ориентированных образовательных концепций) Текст. / Б. С. Гершунский. -М.: Педагогика, 1998. -104 с.

77. Головаха, Е. И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи Текст. / Е. И. Головаха. — Киев: Наукова думка, 1988. 144 с.

78. Гоулман, Д. Эмоциональный интеллект Текст. / Д. Гоулман; пер. с англ. М.: ACT, 2008. - 480 с.

79. Григорович, JI. А. Педагогическая психология Текст. / JI. А. Григорович. М.: Гардарики, 2003. - 314 с.

80. Громкова, М. Т. Психология и педагогика профессиональной деятельности Текст. / М. Т. Громкова. М.: ЮНИТИ, 2003. - 415 с.

81. Групповой психоанализ: теория — техника — применение Текст. / сост. А. Притц, Э. Выкоукаль; пер. с нем. М. Сокольской; науч. ред. Д. Шанаевой. М.: VERTE, 2009. - 504 с.

82. Грушин, Б. А. Массовое сознание: опыт определения и проблемы исследования Текст. / Б. А. Грушин. — М.: Политиздат, 1987. — 368 с.

83. Гуревич, П. С. Психология и педагогика Текст. / П. С. Гуревич. — М.: ЮНИТИ, 2005. 320 с.

84. Давыдов, В. В. Проблемы развивающего обучения: опыт теоретического и экспериментального психологического исследования Текст. / В. В. Давыдов. М.: Педагогика, 1986. - 239 с.

85. Данилова, Е. Е. Практикум по возрастной и педагогической психологии для студентов средних педагогических учебных заведений Текст. / Е. Е. Данилова. М: Академия, 2000. - 160 с.

86. Даукша, JI. М. Психология педагогического общения Текст. / Л. М. Даукша. Гродно: ГрГУ, 2004. - 120 с.

87. Демиденко, М. В. Педагогическая психология: методики и тесты

88. Текст. / М. В. Демиденко, А. И. Клюева. Самара: Бахрах, 2004. — 143 с.

89. Деркач, А. А. Формирование и развитие профессионального мастерства руководящих кадров: социально-психологический тренинг и прикладные психотехнологии Текст. / А. А. Деркач, А. П. Ситников. — М.: РАУ, 1993.-72 с.

90. Дерманова, И. Б. Психологический практикум: межличностные отношения Текст. / И. Б. Дерманова, Е. В. Сидоренко. СПб.: Речь, 2001. -324 с.

91. Джексон, П. Импровизация в тренинге Текст. / П. Джексон. — Спб.: Питер, 2002. 265 с.

92. Дилигенский, Г. Г. Некоторые методологические проблемы исследования психологии больших социальных групп Текст. / Г. Г. Дилигенский // Методологические проблемы социальной психологии / отв. ред. Е. В. Шорохова. -М.: Наука, 1975. С. 196-206.

93. Дновский, В. Э. Смысл жизни и судьба Текст. / В. Э. Дновский. — М.: Ось-89, 1997.-208 с.

94. Добрович, А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения Текст. / А. Б. Добрович. — М.: Просвещение, 1987. 339 с.

95. Долгова, В. И. Психолого-педагогические проблемы формирования готовности к инновационной деятельности у руководителей системы образования Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.07 / В.И.Долгова. Челябинск, 1997.-341 с.

96. Донцов, А. И. Проблема групповой сплоченности Текст. / А. И. Донцов. М.: МГУ, 1979. - 120 с.

97. Донцов, А. И. Психология коллектива: методические проблемыисследования Текст. / А. И. Донцов. М.: МГУ, 1984. - 207 с.

98. Дружинин, В. Н. Структура и логика психологического исследования Текст. / В. Н. Дружинин. М.: ИП РАН, 1994. - 163 с.

99. Дуаз, В. Явление анкеровки Текст. / В. Дуаз // Психологический журнал.-1994.-Т. 15, № 1,-С. 34-52.

100. Дубов, И. Г. Психология больших групп: социально-психологические феномены Текст. / И. Г. Дубов. М.: В. Секачев, 2004. — 400 с.

101. Дудченко, В. С. Инновационные игры: практика, методология и теория Текст. / В. С. Дудченко. Таллин: Валгус, 1989. — 102 с.

102. Дьяченко, А. К. Сотрудничество в обучении Текст. / А. К. Дьяченко. — М.: Просвещение, 1991. — 135 с.

103. Емельянов, Ю. Н. Активное социально-психологическое обучение Текст. / Ю. Н. Емельянов. М.: Ось-89, 2000. - 213 с.

104. Жеребова, Н. С. Типы лидеров неформальных групп Текст. / Н. С. Жеребова. Л.: ЛГУ, 1968. - 225 с.

105. Жуков, Ю. М. Диагностика и развитие компетентности в общении Текст. / Ю. М. Жуков, Л. А. Петровская, П. В. Растенников. М.: МГУ, 2000. - 100 с.

106. Жуков, Ю. М. Коммуникативный тренинг Текст. / Ю. М. Жуков. -М.: Гардарики, 2003. 223 с.

107. Журавлев, А. Л. Психологические особенности коллективного субъекта Текст. / А. Л. Журавлев // Проблема субъекта в психологической науке. М.: Академический проект, 2000. - С. 133-151.

108. Журавлев, А. Л. Психология совместной деятельности Текст. / А. Л. Журавлев. М.: ИП РАН, 2005. - 640 с.

109. Журавлев, А. Л. Психология толпы Текст. / А. Л. Журавлев // Социальная психология: учебное пособие / отв. ред. А. Л. Журавлев. М.: ПЕР СЭ, 2002.-С. 267-273.

110. Зайцева, Т. В. Теория психологического тренинга Текст. / Т. В. Зайцева. СПб.: Речь; М.: Смысл, 2002. - 80 с.111.3анков, Л. В. Обучение и развитие Текст. / JI. В. Занков. М.: Прогресс, 1984.-237 с.

111. Захаров, В. П. Социально-психологический тренинг Текст. / В. П. Захаров, Н. Ю. Хрящева. СПб.: Речь, 2005. - 226 с.

112. Зимбардо, Ф. Социальное влияние Текст. / Ф. Зимбардо, М. Ляйппе. СПБ: Питер, 2000. - 444 с.

113. Зимняя, И. А. Педагогическая психология Текст.: учеб. пособие / И. А. Зимняя. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — 480 с.

114. Зинченко, В. П. Человек развивающийся: очерки российской психологии Текст. / В. П. Зинченко, Е. Б. Моргунов. М.: Тривола, 1994. — 304 с.

115. Золотовицкий, Р. А. Организационная арт-терапия и тренинг. Со-циодрама и социометрия в работе с организациями Текст. / Р. А. Золотовицкий — М.: Морено-Институт, 2003. — 208 с.

116. Зорин, С. М. Организация аудиторного пространства как средство оптимизации учебного процесса в интенсивном курсе Текст. / С. М. Зорин // Активизация учебной деятельности: сб. науч. тр. — М.: Высшая школа, 1981. -С. 112-116.

117. Ильясов, И. И. Личностно-ориентированное образование в школе: миф или реальность? Текст. / И. И. Ильясов // Вопросы психологии. 2001.I- № 6. С. 136-141.

118. Исурина, Г. Л. Групповые методы психотерапии и психокоррекции Текст. / Г. Л. Исурина // Методы психологической диагностики и коррекции в клинике / под ред. М. М. Кабанова. Л.: Медицина, 1983. - С. 231-254.

119. Йоргенсен, М. В. Дискурс-анализ: теория и метод Текст. / М. В. Йоргенсен, Л. Дж. Филипс; пер. с англ. Харьков: Гуманит. центр, 2004.-366 с.

120. Кабрин, В. И. Транскоммуникация и личностное развитие Текст. / В. И. Кабрин. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1992. — 246 с.

121. Каган, М. С. Мир общения: проблемы межсубъектных отношений Текст. / М. С. Каган. М.: Политиздат, 1988. - 319 с.

122. Каган, М. С. Общение как ценность и как творчество Текст. / М. С. Каган, А. М. Эткинд // Вопросы психологии. 1988. - № 4. - С. 25-33.

123. Казанская, В. Педагогическая психология Текст.: учеб. пособие / В. Казанская. СПб.: Питер, 2005. - 336 с.

124. Казин, А. Л. Общение и коммуникация в искусстве Текст. / А. Л. Казин // Искусство и общение: сб. науч. тр. Л.: ЛГИТМиК, 1984. - С. 23-34.

125. Калинаускас, И. Н. Игры, в которые играет «МЫ»: основы психологии поведения: теория и типология Текст. / И. Н. Калинаускас. Киев: Ника-Центр, 2005. - 224 с.

126. Карвасарский, Б. Д. Психотерапия Текст. / Б. Д. Карвасарский. — М.: Медицина, 1985.-304 с.

127. Кашапов, М. М. Психология профессионального педагогического мышления Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.07 / М. М. Кашапов. — Ярославль, 2000. 444 с.

128. Кашницкий, В. И. Интегративность контактной группы и пути ее диагностики Текст. / В. И. Кашницкий // Всесоюзный симпозиум по социальной психологии: Тезисы научного сообщества. 4.2 / отв. ред. Е. В. Шорохова. Кострома: ИП АН СССР, 1986. - С. 55-57.

129. Кидрон, А. Формирование социальной компетентности при социально-психологическом тренинге: основные проблемы и альтернативы их решения Текст. / А. Кидрон. Таллин: Изд-во Таллинского пед. ин-та, 1983. -С. 99-108.

130. Китайгородская, Г. А. Методические основы интенсивного обучения иностранным языкам Текст. / Г. А. Китайгородская. — М.: МГУ, 1986. — 180 с.

131. Кларин, М. В. Инновационные модели обучения в зарубежных педагогических поисках Текст. / М. В. Кларин. — М.: Арена, 1994. 222 с.

132. Клепцова, Е. Ю. Психология и педагогика толерантности Текст. / Е. Ю. Клепцова. -М.: Академический проект, 2004. 173 с.

133. Клюева, Н. В. Технология работы психолога с учителем Текст. / Н. В. Клюева. -М.: Сфера, 2000. 198 с.

134. Кнебель, М. О. Поэзия педагогики Текст. / М. О. Кнебель. М.: Всероссийское театральное о-во, 1979. — 528 с.

135. Книппер, Д. Клинические ролевые игры и психодрама Текст. / Д. Книппер; пер. с нем. — М.: Класс, 1993. 224 с.

136. Князева, Е. Н. Синергетика: нелинейность времени и ландшафты коэволюции Текст. /Е. Н. Князева, С. П. Курдюмов. М.: КомКнига, 2007. -227 с.

137. Ковалев, А. Г. Механизмы и эффекты процесса активного социального обучения Текст. / А. Г. Ковалев // Вопросы психологии межличностного познания и общения: сб. науч. тр. Краснодар: КГУ, 1983. - С. 65-72.

138. Коломинский, Я. Л. Актуальные методологические проблемы изучения межличностного педагогического взаимодействия Текст. / Я. Л. Коломинский // Психология. 2002. - № 3. - С. 14-19.

139. Коломинский, Я. А. Изучение педагогического взаимодействия Текст. / Я. А. Коломинский // Сов. педагогика. — 1991. — № 10. С. 36-42.

140. Кон, И. С. Социология личности Текст. / И. С. Кон. М.: Политиздат, 1967.-383 с.

141. Конопкин, О. А. Феномен еубъектноети в психологии личности Текст. / О. А. Конопкин // Вопросы психологии. 1994. - № 6. - С. 148-149.

142. Корниенко, В. И. Современные управленческие команды: Формирование, организационная структура, функционирование Текст. /

143. B. И. Корниенко. Ростов-на-Дону: СКАГС, 2000. - 32 с.

144. Корсакова, Е. И. Развитие группы как коллектива в условиях активной совместной деятельности Текст.: учеб. пособие / Е. И. Корсакова. — Рига: МИПКСНХ, 1984. 47 с.

145. Коряк, Н. М. Концепция развития личности и практика Т—групп Текст. / Н. М. Коряк, В. И. Шаляпин // Психологические условия социального взаимодействия / под ред. X. Миккина, Ю. Орн. — Таллин: Изд-во Таллиннского пед. ин-та, 1983. С. 59-67.

146. Кочюнас, Р. Психотерапевтические группы: теория и практика Текст. / Р. Кочюнас. — М.: Академический проект, 2000. — 331 с.

147. Краткий психологический словарь Текст. / под общ. ред.

148. A. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. — М.: Политиздат, 1985. 431 с.

149. Кратохвил, С. Групповая психотерапия неврозов Текст. /

150. C. Кратохвил Прага: Авиценум, 1978. — 162 с.

151. Кричевский, Р. Л. Психология руководства и лидерства в спортивном коллективе Текст. / Р. Л. Кричевский, М. М. Рыжак. М.: МГУ, 1985. -223 с.

152. Кричевский, Р. Л. Социальная психология малой группы Текст.: учеб. пособие для вузов / Р. Л. Кричевский, Е. М. Дубовская. М.: Аспект Пресс, 2001.-318 с.

153. Крутецкий, В. А. Основы педагогической психологии Текст. /

154. B. А. Крутецкий. М.: Наука, 1972. - 528 с.

155. Кручинин, В. А. Развитие сенсорики у слепых детей в процессе обучения пространственной ориентировке на уроках ФК и спец. занятиях

156. Текст. / В. А. Кручинин // Совершенствование физического воспитания слепых и слабовидящих школьников. — М.: НИИ дефектологии АПН , 1987.

157. Кузнецова, А. Г. Совершенствование процесса обучения на основе личностно-ориентированного подхода Текст. / А. Г. Кузнецова. — Хабаровск: ХК ИППК ПК, 1996. 133 с.

158. Кузьменко, Е. Психологические аспекты личностно-ориентированного общения Текст. / Е. Кузьменко // Прикладная психология и психоанализ. 2004. - № 4. - С. 65-71.

159. Кузьмин, Е. С. Основы социальной психологии Текст. / Е. С. Кузьмин. Л.: ЛГУ, 1967. - 173 с.

160. Куликов, Л. В. Психологическое исследование: методические рекомендации по проведению Текст. / Л. В. Куликов. — СПб.: Речь, 2002. -184 с.

161. Курганов, С. Ю. Ребенок и взрослый в учебном диалоге: Кн. для учителя Текст. / С. Ю. Курганов. — М.: Просвещение, 1989. — 126 с.

162. Кэлвин, X. С. Теория личности Текст. / X. С. Кэлвин, Л. Гарднер; пер. с англ. И. Б. Гриншпун. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. - 592 с.

163. Лабиринты одиночества Текст. / сост., общ. ред. и предисл. H. Е. Покровского. М.: Прогресс, 1989. - 624 с.

164. Лабунская, В. А. О структуре социально-перцептивной способности личности Текст. / В. А. Лабунская // Вопросы психологии межличностного познания и общения: сб. науч. тр. Краснодар: Изд-во Кубан. ун-та, 1983.-С. 63-71.

165. Лебон, Г. Психология масс Текст. / Г. Лебон. Минск: Харвест; М.: ACT, 2000.-320 с.

166. Левин, К. Теория поля в социальных науках Текст. / К. Левин. — СПб.: Речь, 2000. 368 с.

167. Леднев, В. С. Содержание образования: сущность, структура, перспективы Текст. / В. С. Леднев. М.: Высшая школа, 1991. - 224 с.

168. Леонтьев, А. А. Педагогическое общение Текст. / А. А. Леонтьев; под ред. М. К. Кабардова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.; Нальчик: Эль-Фа, 1996.-93 с.

169. Лидере, А. Г. Психологический тренинг с подростками Текст.: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений / А. Г. Лидере. М.: Академия, 2001. — 256 с.

170. Лихачев, Б. Т. Педагогика Текст. / Б.Т.Лихачев. М.: Владос, 2010.-648 с.

171. Логвинов, И. Педагогическая психология в схемах и комментариях Текст. /И. Логвинов, С. Сарычев, А. Силаков. — СПб.: Питер, 2005. 220 с.

172. Ломов, Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии Текст. / Б. Ф. Ломов. М.: Наука, 1984. - 444 с.

173. Лунев, Ю. А. Социально-психологические факторы детерминации поведения группы в межгрупповом взаимодействии Текст.: дис. . канд. психол. наук: 19.00.05 / Ю. А. Лунев. Курск, 1991. - 170 с.

174. Лутошкин, А. Н. Эмоциональные потенциалы коллектива Текст. / А. Н. Лутошкин. -М.: Педагогика, 1988. 128 с.

175. Люшер, М. Сигналы личности: ролевые игры и их мотивы Текст. / М. Люшер. Воронеж: МО ДЕК, 1993.- 160 с.

176. Ляудис, В. Я. Инновационное обучение: стратегия и практика Текст. / В. Я. Ляудис. М.: ИНИОН, 1992. - 51 с.

177. Макаренко, А. С. Собрание сочинений Текст.: В 7 т. Т. 4. / А. С. Макаренко. -М.: АПН РСФСР, 1957. 170 с.

178. Макаров, В. В. Предисловие Текст. / В. В. Макаров // Психологический тренинг в многочисленной группе / С. В. Петрушин. М.: Академический проект, 2003. — С. 3-6.

179. Максименко, Н. И. Формирование коммуникативных способностей учителя Текст.: методическое пособие / Н. И. Максименко, О. Н. Тугай, Н. А. Цыркун. Могилев: МогГУ, 1999. - 65 с.

180. Макшанов, С. И. Психология тренинга: Теория. Методология. Практика Текст. / С. И. Макшанов. СПб.: Образование, 2000. - 305 с.

181. Мамардашвили, М. К. Психологическая топология пути Текст. / М. К. Мамардашвили. — СПб.: Русский Христианский Гуманитарный Институт, 1997.-568 с.

182. Марасанов, Г. И. Социально-психологический тренинг Текст. / Г. И. Марасанов. -М.: Совершенство, 2000. — 241 с.

183. Марищук, В. Л. Методики психодиагностики в спорте Текст.: учеб. пособие для студентов пед. вузов / В. Л. Маришук, Ю. М. Блудов. — М.: Просвещение, 1990. — 256 с.

184. Маркова, А. К. Мотивация учения и ее воспитание у школьников Текст. / А. К. Маркова, А. Б. Орлов, М. М. Фридман. М.: Педагогика, 1983. -65 с.

185. Маркова, А. К. Психология труда учителя Текст. / А. К. Маркова. -М.: Просвещение, 1993. 190 с.

186. Маслоу, А. Психология бытия Текст. / А. Маслоу. М.: Рефл-бук, 1997.-300 с.

187. Матюшкин, А. М. Проблемные ситуации в мышлении и обучении Текст. / А. М. Матюшкин. М.: Педагогика, 1972. - 206 с.

188. Махмутов, М. И. Современный урок Текст. / М. И. Махмутов. -М.: Педагогика, 1985.- 184 с.

189. Методология и методы социальной психологии Текст. / отв. ред. Е. В. Шорохова. -М.: Смысл, 1977. 247 с.

190. Методы социальной психологии Текст. / под ред. Е. С. Кузьмина, В. Е. Семенова. Л.: ЛГУ, 1977. - 175 с.

191. Миккин, X. Цели, процессы и методы видеотренинга руководителей Текст. / X. Миккин // Человек, общение и жилая среда / под ред. Ю. Орна, Т. Нийта. — Таллин: Изд-во Таллиннского пед. ин-та, 1986. С. 729.

192. Милорадова, Н. Г. Психология и педагогика Текст. / Н. Г. Милорадова. М.: Юристъ, 2005. - 334 с.

193. Минделл, А. Сидя в огне: преобразование больших групп через конфликт и разнообразие Текст. / А. Минделл; пер. с англ. М. Драчинского. -М.: ACT, 2004.-329 с.

194. Мироненко, И. А. Социально-психологический тренинг в зарубежных странах Текст. / И. А. Мироненко // Практикум по социально-психологическому тренингу / под ред. Б. Д. Парыгина. 3-е изд., испр. и доп.- СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2000. 198 с.

195. Митина, Л. М. Психологическая диагностика коммуникативных способностей учителя Текст.: учеб. пособие / Л. М. Митина. Кемерово: Кемер. облИУУ, 1996. - 49 с.

196. Морено, Я. Психодрама Текст. / Я. Морено. — М.: Апрель Пресс; ЭКСМО-Пресс, 2001. 528 с.

197. Морено, Я. Социометрия: Экспериментальный метод и наука об обществе Текст. / Я. Морено; пер. с англ. М.: Академический проект, 2001. -384 с.

198. Московичи, С. Век толп: исторический трактат по психологии масс Текст. / С. Московичи; пер. с фр.; предисл. А. В. Брушлинского; ИП РАН; Дом наук о человеке (Франция). — М.: Центр психологии и психотерапии, 1996. —478 с.

199. Московичи, С. Машина, творящая богов Текст. / С. Московичи. -М.: Центр психологии и психотерапии, 1998. 556 с.

200. Мухаметзянова, Ф. Г. Субъектность студента высшего педагогического учебного заведения: Теория и практика Текст.: дис. . д-ра пед. наук: 13.00.01, 19.00.07 / Ф. Г. Мухаметзянова. Киров, 2002. - 519 с.

201. Мюнстенберг, Г. Психология и учитель Текст. / Г. Мюнстенберг.- М.: Совершенство, 1997. 320 с.

202. Назаретян, А. П. Агрессивная толпа, массовая паника, слухи: лекции по социальной и политической психологии Текст. / А. П. Назаретян. — СПб.: Питер, 2003. 192 с.

203. Немов, Р. С. Социальная психология Текст. / Р. С Немов, И. Р. Алтунина. СПб.: Питер, 2007. - 208 с.

204. Никандров, В. В. Психологический тренинг Текст. / В. В. Никандров. СПб.: СПбГУ, 2004. - 254 с.

205. Никольская, А. А. Возрастная и педагогическая психология в дореволюционной России Текст. / А. А. Никольская. — Дубна: Феникс, 1995. — 336 с.

206. Новиков В. В. Социальная психология Текст. / В.В.Новиков. -М.: Ин-т Психотерапии, 2009. 334 с.

207. Общая психодиагностика: основы психодиагностики, немедицинской терапии и психологического консультирования Текст. / под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. -М.: МГУ, 1987. 304 с.

208. Оганесян, Н. Т. Методы активного социально-психологического обучения: тренинги, дискуссии, игры Текст. / Н. Т. Оганесян. — М.: Ось-89, 2002.-330 с.

209. Оганесян, Н. Т. Педагогическая психология: вопросы образования и обучения: система разноуровневых контрольных заданий Текст. / Н. Т. Оганесян. М.: КноРус, 2006. - 324 с.

210. Ольшанский, В. Д. Психология масс Текст. / В. Д. Ольшанский. — СПБ.: Питер, 2002. 368 с.

211. Орлов, Ю. М. Восхождение к индивидуальности Текст.: кн. для учителя / Ю. М. Орлов. — М.: Просвещение, 1991. — 286 с.

212. Орлов, Ю. М. Потребностно-мотивационные факторы эффективности учебной деятельности студентов вуза Текст. / Ю. М. Орлов. М.: Педагогика, 1984. -145 с.

213. Оуэн, X. Технология открытое пространство: руководство для пользователя Текст. / X. Оуэн; пер. с англ. Е. Марчук. Новосибирск: Art1. Avenue, 2008. 222 с.

214. Пантелеев, С. Р. Методика исследования самоотношений Текст. / С. Р. Пантелеев. -М.: Смысл, 1993. 32 с.

215. Парыгин, Б. Д. Социальная психология Текст.: учеб. пособие / Б. Д. Парыгин. СПб.: СПбГУП, 2003. - 616 с.

216. Педагогическая психология Текст.: учеб. для студ. высш. учеб. заведений / под ред. Н. В. Клюевой. М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2003. - 400 с.

217. Пейсахов, H. М. Закономерности динамики психических явлений Текст. / H. М. Пейсахов. Казань: КГУ, 1984. - 236 с.

218. Петровская, Л. А. Общение — компетентность тренинг: избранные труды Текст. / Л. А. Петровская. — М.: Смысл, 2007. — 687 с.

219. Петровская, Л. А. Теоретические и методологические проблемы социально-психологического тренинга Текст. / Л. А. Петровская. М. : МГУ, 1982.- 162 с.

220. Петровский, А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. Текст. / А. В. Петровский. М.: Политиздат, 1982. - 225 с.

221. Петровский, А. В. Психологическая теория групп и коллективов на новом этапе Текст. / А. В. Петровский. — Вопросы психологии. 1977. — №5.-С. 48-60.

222. Петровский, В. А. Личность в психологии: парадигма субъектно-сти Текст. / В. А. Петровский. Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. - 512 с.

223. Петрушин, С. В. Большая и малая контактная группа: коммуникативный аспект Текст. / С. В. Петрушин // Познание в структуре общения / под ред. В. А. Барабанщикова, Е. С. Самойленко. М.: ИП РАН, 2009. -С. 165-172.

224. Петрушин, С. В. Большая контактная группа Текст. / С. В. Петрушин. СПБ.: Речь, 2010. - 255 с.

225. Петрушин, С. В. Возможности психологической работы в группах с большим количеством человек Текст. / С. В. Петрушин // Акмеология. —2007. Т. 3, № 3. - С. 116-133.

226. Петрушин, С. В. Метод развития группового субъекта (РГС); Практические методы самопостижения и саморазвития Текст.: методические указания для студентов при прохождении специальных психологических курсов / С. В. Петрушин. — Казань: КГУ, 1993. С. 16-18.

227. Петрушин, С. В. Методика развития группового субъекта Текст. / С. В. Петрушин // Новые технологии обучения, диагностики и саморазвития творческой личности: Тез. докл. международной науч.-практ. конф.-презентации. Казань: КГУ, 1993. — С. 67-68.

228. Петрушин, С. В. Психологический тренинг в многочисленной группе: методика развития компетентности в общении в группах от 40 до 100 человек Текст. / С. В. Петрушин. — 3-е изд. — М.: Академический Проект, 2004. 256 с.

229. Петрушин, С. В. Резонансное консультирование: консультант-центрированный подход Текст.: учеб. пособие / С. В. Петрушин. М.: Академический проект; Альма Матер, 2008. — 158 с.

230. Петрушин, С. В. Секреты открытого общения Текст. / С. В. Петрушин. Казань: Татиздат, 1994. - 112 с.

231. Петрушин, С. В. Тренинг общения в большой группе Текст. / С. В. Петрушин // Развитие личности в современном обществе: психологические проблемы: Тез. докл. Второй международной школы молодых психологов. — Болгария: Свет, 1989. — С. 42.

232. Пидкасистый, П. И. Игра как средство активизации учебного процесса Текст. / П. И. Пидкасистый, Н. К. Ахметов, Ж. С. Хайдаров // Советская педагогика. 1985.— № 3 — С. 34-41.

233. Платонов, К. К. О системе психологии Текст. / К. К. Платонов. -М.: Мысль, 1972.-216 с.

234. Платонов, Ю. П. Социальная психология поведения Текст.: учеб. пособие для вузов / Ю. П. Платонов. СПб.: Питер, 2006. - 464 с.

235. Плохинский, Н. А. Биометрия Текст. / Н. А. Плохинский. Новосибирск: АН СССР, 1966. - 364 с.

236. Полат, Е. С. Новые педагогические и информационные технологии Текст. / Е. С. Полат. М.: Педагогика, 1998. - 252 с.

237. Поляков, С. Д. Сужение реальности, или о границах педагогической психологии: Рецензия на книгу И. А. Зимней «Педагогическая психология» Текст. / С. Д. Поляков // Вопросы психологии. 1998. - № 1. - С. 149.

238. Пономарев, Я. А. Психология творчества Текст. / Я. А. Пономарев. М.: Наука, 1976. - 304 с.

239. Попов, Л. М. Психология самодеятельного творчества студентов Текст. / Л. М. Попов. Казань: КГУ, 1990. - 238 с.

240. Поршнев, Б. Ф. Социальная психология и история Текст. / Б. Ф. Поршнев. 2-е изд. - М.: Наука, 1979. - 232 с.

241. Посталюк, Н. Ю. Педагогика сотрудничества: путь к успеху Текст. / Н. Ю. Посталюк. Казань: Высшая школа, 1992. - 264 с.

242. Почебут, Л. Г. Организационная социальная психология Текст. / Л. Г. Почебут, В. А. Чикер. СПб.: Речь, 2002. - 298 с.

243. Почебут, Л. Г. Психология социальных общностей: толпа, социум, этнос Текст. / Л. Г. Почебут. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2002. - 176 с.

244. Почебут, Л. Г. Социальная психология толпы Текст. / Л. Г. Почебут. СПб.: Речь, 2004. - 240 с.

245. Пригожин, И. От существующему к возникающему: время и сложность в физических науках Текст. / И. Пригожин; пер. с англ.; под ред., с предисл., и послесл. Ю. Л. Климонтовича; предисл. Г. Г. Малинецкого. Изд. 5-е. - М.: КомКнига, 2006. - 296 с.

246. Пригожин, И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой Текст. / И. Пригожин, И. Стенгерс; пер. с англ.; общ. ред. и послеслов. В. И. Аршинова, Ю. Л. Климонтовича, В. Ю. Сачкова. Изд. 5-е. - М.: Ком-Книга, 2005.-296 с.

247. Прохоров, А. О. Психология неравновесных состояний Текст. / А. О. Прохоров. М.: ИП РАН, 1998. - 152 с.

248. Прутченков, А. С. Школа деловой игры Текст. / А. С. Прутченков // Школьные технологии. 1999. - № 3. -С. 135-149.

249. Пряжников, Н. С. Профориентационные игры Текст. / Н. С. Пряжников. -М.: МГУ, 1991. 87 с.

250. Психогимнастика в тренинге Текст. / под ред. Н. Ю. Хрящевой. -СПб.: Ювента, Институт тренинга, 2001. — 256 с.

251. Психология и педагогика Текст. / под ред. А. А. Радугина. М.: Центр, 2003.-256 с.

252. Психолого-педагогический словарь / сост. В. А. Мижериков. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1998. — 544 с.

253. Райгородский, Д. Я. Практическая психодиагностика: методики и тесты Текст. / Д. Я. Райгородский. Самара: БАХРАХ-М, 2002. - 672 с.

254. Райх, В. Психология масс и фашизм Текст. / В. Райх. М.: ACT, 1997.-544 с.

255. Реан, А. А. Психология и педагогика Текст. / А. А. Реан, Н. В. Бордовская, С. И. Розум. СПб.: Питер, 2006. - 432 с.

256. Реан, А. А., Социальная педагогическая психология Текст. / А. А. Реан, Я. Л. Коломинский. СПб.: Питер Ком., 1999. - С. 265-376.

257. Рейнгольд, Г. Умная толпа: новая социальная революция Текст. / Г. Рейнгольд; пер. с англ. А. Гарькавого. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2006.-416 с.

258. Роджерс, К. Взгляд на психотерапию. Становление человека Текст. / К. Рождерс. М.: Прогресс, 1994. - 256 с.

259. Роджерс, К. Свобода учиться Текст. / К. Роджерс, Д. Фрейберг. -М.: Смысл, 2002. 527 с.

260. Романова, Е. С. Графические методы в психодиагностике Текст. / Е. С. Романова, О. Ф. Потемкина. — М.: Дидакт, 1992. 256 с.

261. Рубинштейн, С. Л. Основы общей психологии Текст. /

262. С. Л. Рубинштейн. СПб.: Питер, 1999. - 720 с.

263. Рубинштейн, С. Л. Человек и мир Текст. / С. Л. Рубинштейн. М.: Наука, 1997.- 191 с.

264. Рудестам, К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика Текст. / К. Рудестам; пер с англ; под общ. ред. и пре-дис. Л. А. Петровской. — 2-е изд. М.: Прогресс, 1993. — 368 с.

265. Русские педагоги и деятели народного образования о трудовом воспитании и профессиональном образовании // Антология педагогической мысли: В 3 т. Т. 2 Текст. / Сост. H. Н. Кузьмин. М.: Педагогика, 1989. -467 с.

266. Рыжов, В. В. К построению теоретической схемы анализа деятельности общения Электронный ресурс. / В. В. Рыжов // Сайт журнала «Вопросы психологии» / Режим доступа: http://www.voppsy.ru/issues/1981/812/81205 8.htm, свободный.

267. Рыжов, В. В. Психологические основы коммуникативной подготовки Текст.: автореферат дис. . д-ра. психол. наук: 19.00.01 / В. В. Рыжов. Новосибирск, 1995. — 35 с.

268. Салов, Ю. И. Психолого-педагогическая антропология Текст. / Ю. И. Салов, Ю. С. Тюнников. М.: Владос, 2003. - 254 с.

269. Самоукина, Н. В. Игровые методы в обучении и воспитании Текст. / Н. В. Самоукина. — М.: Моск. РШК работников образования, 1992. -155 с.

270. Свенцицкий, А. Л. Социальная психология Текст. / А. Л. Свенцицкий. M.: ТК Велби, 2003. - 336 с.

271. Сенге, П. Преображение. Потенциал человека и горизонты будущего Текст. / П. Сенге [и др.]; пер. с англ. — М.: Олимп-Бизнес, 2008. 304 с.

272. Сенге, П. Танец перемен: новые проблемы самообучающихся организаций Текст. / П. Сенге [и др.]; пер. с англ. — М.: Олимп-Бизнес, 2004. -624 с.

273. Синагина, Н. Ю. Личностно-ориентированный учебно-воспитательный процесс и развитие одаренности Текст.: метод, пособие / Н. Ю. Синагина, Е. Г. Чирковская. — М.: Вузовская книга, 2001. 131 с.

274. Синягин, Ю. В. Динамика процесса коллективообразования Текст. / Ю. В. Синягин // Вопросы психологии. 1992. - № 2. - С. 111-117.

275. Ситаров, В. А. Психолого-педагогические проблемы формирования социально активной личности Текст. / В. А. Ситаров. — М.: МГПИ, 1988. -64 с.

276. Сластенин, В. А. Психология и педагогика Текст.: учеб. пособие / В. А. Сластенин, В. П. Каширин. М.: Академия, 2004. — 477 с.

277. Слободчиков, В. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности Текст. / В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев. -М.: Школа-Пресс, 1995. 384 с.

278. Современная зарубежная социальная психология Текст. / под ред. Г. М. Андреевой, Н. Н. Богомоловой, Л. А. Петровской. М.: МГУ, 1984. -256 с.

279. Сорокин, П. Человек. Цивилизация. Общество Текст. / П. Сорокин / бщ. ред., сост. и предисл. А.Ю. Самсонов. М.: Политиздат, 1992.-540 с.

280. Сорокина, Т. М. Психологические условия развития профессиональной компетенции учителя начальной школы Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.07 / Т. М. Сорокина. Москва, 2002. - 394 с.

281. Социальная психология Текст.: учебное пособие / отв. ред. А. Л. Журавлев. -М.: ПЕР СЭ, 2002. 351 с.

282. Социальная психология: история, теория, эмпирические исследования Текст. / под ред. Е. С. Кузьмина, В. Е. Семенова. Л.: ЛГУ, 1979. -390 с.

283. Социальная психология. Краткий очерк Текст. / под общ. ред. Г. П. Предвечного, Ю. А. Шерковина. — М.: Политиздат, 1975. 319 с.

284. Спиваковская, А. С. Игра — это серьезно! Текст. /

285. A. С. Спиваковская. — М.: Просвещение, 1981.-239 с.

286. Степанский, В. И. Свойства субъектности как предпосылка личностной формы общения Текст. / В. И. Степанский // Вопросы психологии. — 1991.-№5.-С. 98-101.

287. Стефанов, Н. Общественные науки и социальная технология Текст. / Н. Стефанов. — М.: Прогресс, 1976. 256 с.

288. Столяренко, Л. Д. Педагогическая психология для студентов вузов Текст. / Л. Д. Столяренко. Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. - 250 с.

289. Сухомлинский, В. А. Письма к сыну Текст. / В. А. Сухомлинский. 2-е изд. - М.: Просвещение, 1987. - 128 с.

290. Сушков, И. Р. Психология взаимоотношений групп в социальной системе Текст.: дис. . д-ра психол. наук: 19.00.05 / И. Р. Сушков. Иваново, 2006.-306 с.

291. Талызина, Н. Ф. Педагогическая психология Текст. / Н. Ф. Талызина. -М.: Академия, 2006. 288 с.

292. Тард, Г. Законы подражания Текст. / Г. Тард. Спб.: Ф. Павленков, 1892. - 370 с.

293. Татенко, В. А. Психология в субъектном измерении Текст. /

294. B. А. Татенко. Казань: Просвита, 1996. - 404 с.

295. Тернер, Дж. Социальное влияние Текст. / Дж. Тернер. СПб.: Питер, 2003.-256 с.

296. Трофимова, И. Н. Моделирование социального поведения Электронный ресурс. / И. Н. Трофимова // Сайт С. П. Курдумова «Синергетика» / Режим доступа: http://spkurdyumov.narod.ru/Trophimova9.htm, свободный.

297. Улыбина, Е. В. Психология обыденного сознания Текст. / Е. В. Улыбина. М.: Смысл, 2001. - 264 с.

298. Уманский, JI. И. Психология организаторской деятельности школьников Текст.: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / JI. И. Уманский. -М.: Просвещение, 1980. 160 с.

299. Фетискин, Н. П. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп Текст. / Н. П. Фетискин, В. В. Козлов, Г. М. Майнулов М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 490 с.

300. Филонов, JI. Б. Психологические аспекты установления контактов между людьми: методика контактного взаимодействия Текст. / Л. Б. Филонов. -Пущино: НЦБИ АН СССР, 1982. 150 с.

301. Фопель, К. Психологические группы: рабочие материалы для ведущего Текст. / К. Фопель. М.: Генезис, 2003 - 253 с.

302. Форверг, М. Характеристика социально-психологического тренинга поведения Текст. / М. Форверг, Т. Альберг // Психологический журнал. -1984.-Т. 5, №4.-С. 57-65.

303. Франки, В. Человек в поисках смысла Текст. / В. Франкл; пер. с англ. и нем.; общ. ред. Л. Я. Гозмана, Д. А. Леонтьева; вст. ст. Д. А. Леонтьева. -М.: Прогресс, 1990. 368 с.

304. Фрейд, 3. Психоаналитические этюды Текст. / З.Фрейд; сост. Д. И. Донского, В. Ф. Круглянского; послесл. В. Т. Кондрашенко. Минск: Беларусь, 1991.-606 с.

305. Фридман, Л. М. Концепция личностно-ориентированного образования Текст. / Л. М. Фридман // Завуч. 2000. - № 8. -С. 77-82.

306. Фромм, Э. Иметь или быть? Текст. / Э. Фромм. — М.: Прогресс, 1990.-336 с.

307. Хараш, А. У. Лекционная аудитория: социально-психологический аспект Текст. / А. У. Хараш. М.: Знание, 1972. - 50 с.

308. Хараш, А. У. Личность в общении Текст. / А. У. Хараш // Общение и оптимизация совместной деятельности / под ред. Г. М. Андреевой, Я. Яноушека. М.: МГУ, 1987. - С. 30-42.

309. Хассен, С. Освобождение от психологического насилия Текст. / С. Хассен. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. - 400 с.

310. Хевеши, М. А. Толпа, массы, политика: Ист.-филос. очерк Текст. / М. А. Хевеши. М.: Ин-т философии РАН, 2001. - 222 с.

311. Хон, Р. Л. Педагогическая психология: Принципы обучения Текст. / Р. Л. Хон. — М.: Академический проект, 2005. — 735 с.

312. Цукерман, Г. А. Виды общения в обучении Текст. / Г. А. Цукерман. Томск: ИНУ, 1993.-132 с.

313. ЗЮ.Цукерман, Г. А. Психология саморазвития Текст. / Г. А. Цукерман, Б. М. Мастеров. М.: Педагогика, 1995. — 287 с.

314. Цукерман, Г. А. Совместная учебная деятельность как основа формирования умения учиться Текст. / Г. А. Цукерман. М.: Педагогика, 1992. - 197 с.

315. Человек, среда, пространство. Исследования по психологическим проблемам пространственно-предметной среды Текст. / под ред. X. Миккина. — Тарту: Изд-во ун-та ЭССР, 1979. 161 с.

316. Чернов, Г. Ю. Социально-массовые явления: исследовательские подходы Текст. / Г. Ю. Чернов. Дубна: Феникс+, 2002. - 208 с.

317. Черноушек, М. Психология жизненной среды Текст. / М. Черноушек. -М.: Мысль, 1989. 180 с.

318. Что такое постнеклассическое знание Текст. / под ред. В. А. Бурова, В. П. Прохорова. Москва-Александров: АФ РосНОУ, 2007.551 с.

319. Шадриков, В. Д. Психология деятельности и способности человека Текст.: учеб. пособие / В. Д. Шадриков. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Логос, 1996.-318 с.

320. Шакуров, P. X. Социально-психологические проблемы совершенствования управления профтехучилищем Текст. / P. X. Шакуров. М.: Педагогика, 1984. — 192 с.

321. Шапиро, С. Об одной математической модели малой группы Текст. / С. Шапиро // Социально-психологические вопросы общественной активности школьников и студентов / под ред. А. И. Френкеля. Курск: Орион, 1971.- 184 с.

322. Шароев, И. Г. Режиссура эстрады и массовых представлений Текст.: учеб для студентов театральных высш. учеб. заведений / И. Г. Шароев. 2-е изд., перераб. - М.:ГИТИС, 1992. - 434 с.

323. Шелихова, Н. И. Техника педагогического общения Текст. / Н. И. Шелихова. -М.; Воронеж: МОДЭК, 1998.- 127 с.

324. Шибутани, Т. Социальная психология Текст. / Т. Шибутани. -М.: ACT, 1999.-538 с.

325. Шихирев, П. Н. Современная социальная психология Текст. / П. Н. Шихирев. М.: ИП РАН; КСП+; Екатеринбург: Деловая книга, 2000. -448 с.

326. Шуровский, Дж. Мудрость толпы. Почему вместе мы умнее, чем по одиночке, и как коллективный разум формирует бизнес, общество и государство Текст. / Дж. Шуровский; пер. с англ. М.: Вильяме, 2007. - 340 с.

327. Щедровицкий, Г.П. К анализу топики организационно-деятельностных игр Текст. / Г. П. Щедровицкий. Пущино: НЦБИ, 1987. -42 с.

328. Щедровицкий, Г. П. Организационно-деятельностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности Текст. / Г. П. Щедровицкий // Избранные труды. — М.: Шк. Культ. Полит., 1995.-С. 115-142.

329. Щукина, Г. И. Активизация познавательной деятельности учащихся в учебном процессе Текст. / Г. И. Щукина. — М.: Педагогика, 1979. — 324 с.

330. Эльконин, Д. Б. Избранные психологические труды Текст. / Д. Б. Эльконин. — М.: Педагогика, 1989. — 560 с.

331. Эльконин, Д. Б. К проблеме периодизации психологического развития в детском возрасте Текст. / Д. Б. Эльконин // Вопросы психологии. — 1971.-№4.-С. 6-20.

332. Эткинд, А. М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений Текст. / А. М. Эткинд // Вопросы психологии. 1983. - № 2. - С. 106-113.

333. Ядов, В. А. Социологическое исследование: методология, программа, методы Текст. / В. А. Ядов. — М.: Наука, 1987. 248 с.

334. Якиманская, И. С. Личностно-ориентированное обучение в современной школе Текст. / И. С. Якиманская. М.: Просвещение, 1996. - 254 с.

335. Яценко, Т. С. Проективный рисунок как вспомогательная методика при групповом обучении общению Текст. / Т. С. Яценко // Вопросы психологии межличностного познания и общения: сб. науч. тр. Краснодар: КГУ, 1983.-С. 26-32.

336. Яценко, Т. С. Социально-психологическое обучение в подготовке будущих учителей Текст. / Т. С. Яценко. —М.: РГУ, 2003. 350 с.

337. Яцукова, И. Л. Технология организации коллективных творческихдел Текст.: метод, рекомендации / И. JI. Яцукова. — Астрахань: АГПУ, 2001. -21 с.

338. Abraham, R. Н. Dynamics: The geometry of behavior Text. / R. H. Abraham, C. D. Shaw. Redwood City, CA: Addison-Wesley, 1992. -642 p.

339. Aenwyk, J. R. Archetypes: The strange attractors of the psyche Text. / J. R. Aenwyk // Journal of Analytical Psychology 1991. - № 36. - P. 1-25.

340. Altman, J. Social penetration: the development of interpersonal relationships Text. / J. Altman, D. Taylor. -N. Y:Basic Books, 1973. 310 p.

341. Barton, S. Chaos, Self-Organization and Psychology Text. / S. Barton // American Psychologist. 1994. - Vol. 49, № 1. - P. 5-14.

342. Batten, F. Editorial Special Sociodrama and Action Methods Edition of the British Psychodrama Association Journal Text. / F. Batten, R. Wiener // The British Journal of Psychodrama & Sociodrama. — 2001. — January. — P. 3-10.

343. Bennis, W. A theory of group development Text. / W. Bennis, H. Shepard // Human Relations. 1956. - № 4. - P. 415-437.

344. Bion, W. R. Experiences in groups Text. / W. R. Bion. N. Y.: Basic Books, 1961.-430 p.

345. Blumberg, H. Small groups and social interaction Text. / H. Blumberg [et al.]. London: Ark Press, 1983. - 379 p.

346. Böhm, D. Wholeness and the Implicate Order Text. / D. Böhm. London: Ark Press, 1980. - 460 p.

347. Boyatzis, R. Resonant Leadership: Renewing Yourself and Connecting with Other Trough Mindfulness, Hope, and Compassion Text. / R. Boyatzis, A. McKee. Boston, Massachusetts: Harvard Business School Press, 2005. -340 p.

348. Bunker, B. Large Group Interventions: Engaging the Whole System for Rapid Change Text. / B. Bunker, B. Alban. San Francisco: Jossey-Bass, 1997. -530 p.

349. Burow, O. A. Ich bin gut wir sind besser. Erfolgsmodelle kreativer Gruppen Text. / O. A. Burow. - Stuttgart: Klett-Cotta, 2000. - 240 p.

350. Bütz, M. R. The fractal nature of the development of the self Text. / M. R. Bütz // Psychological Reports. 1992. - № 71. - P. 1043-1063.

351. Chase, T. Large group interventions for organizational change: Concepts, methods, and cases Text. / T. Chase // Unpublished readings from the 1995 Organization Development Network Conference. — 1998. — P. 26-34.

352. Coghlan, D. The Process of Change through Interlevel Dynamics in a Large-Group Intervention for a Religious Organization Text. / D. Coghlan // The Journal of Applied Behavioral Science. 1998. - Vol. 34, № 1. - P. 105-119.

353. Dannemiller, K. Changing the way organizations change: A revolution of common sense Text. / K. Dannemiller, R. Jacobs // The Journal of Applied Behavioral Science. 1992. -№ 28. - P. 480-498.

354. Dannemiller, K. Whole-Scale Change Text. / K. Dannemiller, S. James, P. Tolchinsky. San Francisco, CA: Berrett-Koehler Publishers, 1999. -370 p.

355. Dannemiller, K. Whole-Scale Change Toolkit: Tools for Unleashing the Magic in Organizations Text. / K. Dannemiller. San Francisco, CA: Berrett-Koehler Publishers, 2000. - 420 p.

356. Dittrich-Brauner, K. Großgruppenverfahren. Lebendig lernen — Veränderung gestalten Text. / K. Dittrich-Brauner. Heidelberg: Springer, 2008. -530 p.

357. Dutton, J. E. Organizational images and member identification Text. / J. E. Dutton, J. M. Dukerich, C. V. Harquail // Administrative Science Quarterly. -1994. Vol. 39. - P. 239-263.

358. Elkaim, M. If you love me, don't love me: Constructions of reality and change in family therapy Text. / M. Elkaim. N. Y.: Basic Books, 1990. - 480 p.

359. Garcia, S. K. Developing Social Network Propositions to Explain Large-Group Intervention Theory and Practice Text. / S. K. Garcia // Advances in

360. Developing Human Resources. 2007. - Vol. 9, № 3. - P. 341-358.

361. Gardner, J. Wholeness incorporating diversity Text. / J.Gardner // Public Management. 1995. - Vol. 24, № 2. - P. 21-48.

362. Gilmore, T. Designing the social architecture of participation in large groups to effect organizational change Text. / T. Gilmore, C. Barnett // The Journal of Applied Behavioral Science. 1992. - Vol. 28. - P. 534-548.

363. Glover, H. Emotional numbing: A possible endorphin-mediated phenomenon associated with post-traumatic stress disorders and other allied psychopa-thological states Text. / H. Glover // Journal of Traumatic Stress. 1992. — Vol. 5. -P. 643-675.

364. Gruppen-Psychoanalyse. Theorie — Technik — Anwendung Text. / Hrsg. A. Pritz, E. Vykoukal. 2. Überarb. Aufl. - Wien: Facultas, 2003. - 504 p.

365. Guidano, V. F. The self in process Text. / V. F. Guidano. — N. Y.: Guilford Press, 1991. 380 p.

366. Hassan, S. Releasing the bonds. Empowering people to think for themselves Text. / S. Hassan. Sommerville, MA: Freedom of Mind Press, 2000. -403 p.

367. Hollander, E. Contemporary trends in the analysis of leadership processes Text. / E.Hollander, J.Julian // Psychol. Bull. 1969. - V. 71. -P. 160-176.

368. Holman, P. The change handbook — the definitive resource on Today's Best methods for Engaging Whole systems Text. / P. Holman, T. Devane, S. Cady. San Francisco: Berrett-Koehler Publishers Inc., 2007. - 820 p.

369. Jacobs, R. Real Time Strategic Change Text. / R. Jacobs. San Francisco, CA: Berrett-Koehler, 1994. - 385 p.

370. Kratochvil, S. Skupinova psychoterapie neuros Text. / S. Kratochvil. — Praha: Avicenum, 1978. 411 p.

371. Langs, R. Towards building psychoanalytically based mathematical models of psychotherapeutic paradigms Text. / R. Langs // Analysis of dynamicpsychological systems. — N. Y.: Plenum Press, 1992. — Vol. 2. P. 371-393.

372. Levine, L. Whole system design (WSD): The shifting focus of attention and the threshold challenge Text. / L. Levine, B. J. Mohr // Journal of Applied Behavioral Science. 1998. - Vol. 34, № 3. - P. 305-326.

373. Levy, J. From chaos to community at work Text. / J. Levy, M. Levy // Community building: Renewing Spirit and Learning; ed. by K. Gordz. San Francisco, CA: Sterling & Stone, Inc., 1995.-360 p.

374. Lewin, K. Field theory in social science Text. / K. Lewin. N. Y.: Harper-Collins, 1951.-268 p.

375. Manning, M. R. Methods, values, and assumptions underlying large group interventions intended to change whole systems Text. / M. R. Manning, F. G. Binzard // The International Journal of Organizational Analysis. 1996. — Vol. 4, № 3. — P. 268-284.

376. Maturana, H. The tree of knowledge Text. / H. Maturana, F. Varela. — Boston: Shambhala, 1987.-415 p.

377. Meehl, P. Theoretical risks and tabular asterisks: Sir Karl, Sir Ronald, and the slow progress of soft psychology Text. / P. Meehl // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1978. - Vol. 46. - P. 806.

378. Minuchin, S. Family therapy techniques Text. / S. Minuchin, C. Fishman. — Cambridge, MA: Harvard University Press, 1981. — 515 p.

379. Morhman, A. M. The diffusion of QWL as a paradigm shift Text. / A. M. Mohrman, E. E. Lawler // The Planning of Change / ed. by W. G. Bennis, K. D. Benne, R. Chin. -N. Y.: Holt, Rinehart & Winston, 1985. P. 120-145.

380. Moscovici, S. Social influence, conformity bias and active minority Text. / S. Moscovici, C. Faucheux // Advances in Experimental Social Psychol.1972.-V. 6.-P. 25-47.

381. Owen, H. Open Space Technology: a user's guide Text. / H. Owen. -San Francisco: Berrett-Koehler Publishers, 1997. — 222 p.

382. Pasmore, W. A. Participation, individual development, and organizational change: A review and synthesis Text. / W. A. Pasmore, M. R. Fagans // Journal of Management. 1992. - Vol. 18. - P. 375-397.

383. Peck, M. S. The Different Drum: Community Making and Peace Text. / M. S. Peck. N. Y.: Simon and Schuster, 1987. - 336 p.

384. Perls, F. Gestalt Therapy Verbatim / F. Perls. Moab.: Real People Press, 1969.-315 p.

385. Petrushin, S. Resonance counseling. Method substantiation Text. / S. Petrushin // World Journal Psychotherapy. 2008. - Vol. 1, № 1. - P. 180-187.

386. Polanyi, M. F. D. Communicative action in practice: Future search and the pursuit of an open, critical and non-coercive large-group process Text. / M. F. D. Polanyi // Systems Research and Behavioral Science. 2002. - Vol. 19. -P. 357-366.

387. Presence: Human Purpose and the Field of the Future Text. / P. Senge [et al.]. Cambridge, MA: Society for Organizational Learning, 2004. — 304 p.

388. Putnam, F. The switch process in multiple personality disorder and other state-change disorders Text. / F. Putnam // Dissociation. 1988. — Vol. 1. -P. 24-32.

389. Rogers, C. Encounter groups Text. / C. Rogers. London: Harmonds-Worth, 1975.-220 p.

390. Sabelli, H. C. Biological priority and psychological supremacy: A new integrative paradigm derived from process theory Text. / H. C. Sabelli,

391. Carlson-Sabelli // American Journal of Psychiatry. 1989. - Vol. 146. — P. 1541-1551.

392. Schmid, G. B. Chaos theory and schizophrenia: Elementary aspects Text. / G. B. Schmid // Psychopathology. 1991. - Vol. 24. - P. 185-198.

393. Scott, B. Choas, Self-Organisation, and Psychology Text. / B. Scott // American Psychologist. 1994. - Vol. 49, № 1. - P. 5-14.

394. Seliger, R. Einfuhrung in Großgruppen-Methoden Text. / R. Seliger. — Heidelberg: Carl-Auer Verlag, 2008. 412 p.

395. Surowiecki, J. The wisdom of crowds: Why the many are smarter than the few and how collective wisdom shapes business, economies, societies and nations Text. / J. Surowiecki. N. Y.: Currency Doubleday, 2007. - 340 p.

396. Tajfel, H. Human groups and social categories: Studies in social psychology Text. / H. Tajfel. Cambridge: Cam. Univ. Press, 1981. - 235 p.

397. The Challenges of Sustaining Momentum in Learning Organization Text. / P. Senge [et al.]. -N. Y.: Currency Doubleday, 2002. 350 стр.

398. Turquet, P. Threats to identity in the large group Text. / P. Turquet // The Large Group: Dynamics and Therapy / ed. by L. Kreeger. London: Constable, 1975.-P. 87-144.

399. Weick, К. E. Organizational change and development Text. / К. E. Weick, R. E. Quinn // Annual Review of Psychology. 1999. - Vol. 50. -P. 361-386.

400. Weisbord, M. R. Future search: An action guide to finding common ground in organizations and communities Text. / M. R. Weisbord, S. Janoff. San Francisco, CA: Berrett-Koehler, 1995. - 620 p.

401. Whitney, D. The appreciative inquiry summit: An emerging methodology for whole system positive change Text. / D. Whitney, D. L. Cooperrider // Journal of the Organization Development Network 2000. - Vol. 32, № 2. -P. 13-26.

402. Zemke, R. The call of community Text. / R. Zemke // Training. -1996. Vol. 33, № 3. - P. 24-30.