Автореферат диссертации по теме "Психологические основы коррекции поведения беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних в условиях социального приюта"

На правах рукописи

Пичугин Виталий Григорьевич

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНИЯ БЕСПРИЗОРНЫХ И БЕЗНАДЗОРНЫХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОГО ПРИЮТА.

Специальность 19.00.07 - Педагогическая психология (психологические науки)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва 2009

1 4 ЯНд 2019

003489834

Работа выполнена на кафедре психологического консультирования Института Психологии им. Л.С. Выготского Российского Государственного Гуманитарного Университета.

Научные руководители:

доктор психологических наук, профессор Лоскутов В.Н.

доктор психологических наук Слободчиков И.М.

Официальные оппоненты: профессор, доктор психологических наук Кравцова Елена Евгеньевна кандидат психологических наук Кулагина Ирина Юрьевна

Ведущая организация: Психологический Институт РАО

Защита состоится «18» февраля 2010 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.198.10 при Российском Государственном Гуманитарном Университете (125993, Москва, Миусская пл., д.6, корпус 6, ауд.273).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РГГУ по адресу: 125267, Москва, ул. Чаянова, д. 15

Автореферат разослан «йЗ »-12.2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета /¡/г

доктор медицинских наук £УгА/ А.Г. Жиляев

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. По оценкам правительственных экспертов, в стране сейчас насчитывается около миллиона беспризорных и безнадзорных детей, по данным МВД РФ от 2, 5 миллиона малолетних бродяжек до 4 миллионов (данные независимых экспертов). За восемь месяцев текущего года выловили 427 тысяч беглецов. 330 тысяч вернули родителям, 97 тысяч отправили в приюты и детские дома.

Социальные приюты и центры временного содержания несовершеннолетних на сегодняшний день являются основными учреждениями, выполняющими задачи связанные с содержанием, первичной адаптацией и социализацией безнадзорных и беспризорных детей. Вместе с тем подготовленность педагогического персонала, социальных работников не всегда является достаточной для качественного проведения такого рода работ. Деятельность психолога в рамках учреждений указанного типа, также не является достаточно эффективной, если она не является частью единой системы психолого-педагогического сопровождения в рамках социального учреждения. Особую сложность представляет дифференциация методов работы с разными категориями воспитанников, с учётом наличия общепсихологических основ и принципов и отсутствием конкретной информации о составе «микросреды». Как показывает практика, жизнь подростков в социальных приютах жестко регламентирована и практически отсутствует какое-либо содержание совместного проживания, совместной деятельности, совместного отдыха и т.д. С одной стороны, это объясняется тем, что воспитанники находятся в приюте не долго, после установления их личности, подростков отправляют либо в детские дома, либо возвращают в семью. И, с другой стороны, социальные приюты, относятся к разным ведомственным структурам (социальным, медицинским и т.д.), которые не имеют никакого отношения к системе образования, что само собой сказывается крайне отрицательно на организации жизнедеятельности подростков, проживающих, хоть и временно, в таких учреждениях.

В настоящее время наметилась несколько тенденций на организацию содержательной деятельности детей, временно проживающих в социальных приютах, но данная проблема только обсуждается на разных уровнях и для принятия верного решения необходима глубокая проработка данной проблемы с учетом психологии «социальных сирот». В отечественной психологии уже не в первый раз предпринимаются

попытки изучения психологии сирот (А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых), так же организация жизнедеятельности детей в детских домах и интернатах (Е.Е.Кравцова), но не следует забывать, что приютские дети имеют свои специфические отличия от обычных детей. Опора на знание психологических особенностей этой категории подростков позволит осуществлять психологическую помощь по коррекции их поведения.

В большинстве работ современных исследователей основной интерес вызывают скорее причины ухода детей из дома, чем последствия их пребывания на улице (Стивенсон С.А., Ушакова Т.А., Пронина Е.И. и др.). Различные личностные патологии, как детей, так и их родителей, социальный контекст ухода рассматриваются в работах Беличевой С.А., Романовой Е.С., Потемкиной О.Ф., Усановой О.Н., Королева В.В., Алмазова Б.Н., и др. В последние годы ряд авторов активно изучают такие причины детской бездомности, как насилие в семье и сексуальные домогательства со стороны взрослых (Чаликова Г.В., Рековская И.Ф., Шелкова В.А., Журавлев B.C. и др.). Изучением статусных характеристик и особенностей подросткового возраста, проблемами становления личности подростка, исследованиями влияния социального окружения на детей, адаптивности их в трудной ситуации занимались И.С.Кон,

A.В.Мудрик, А.В.Петровский, В.А. Петровский, C.B. Дармодехин,

B.А. Луков, В.Т. Лисовский, В/Г. Кудрявцев, A.B. Плотников, A.C. Белкин, И.М. Слободчиков, В.Т. Кондрашенко, М.Ю. Кондратьев, А.Е. Личко,

A.M. Прихожан, А.Г. Лидере, Н.Г. Салмина, В.Т. Кудрявцев, В.К. Шабельников, ЮЛ. Сыэрд и другие. Опираясь на имеющиеся в литературе данные, мы, вслед за многими другими исследователями, склонны видеть, в качестве основного фактора, мотивирующего несовершеннолетнего на уход из дома, семейную ситуацию, психологическую атмосферу семьи, отношения между членами семьи (H.H. Авдеева, А.Я. Варга, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, В. Сатир,

B.В. Столин и др).

В рамках рассмотрения причин ухода и подростка из дома, мы сосредоточили свое внимание на особенностях восприятия подростком своей семьи и семейных отношений. Данный аспект является наиболее важным, так как именно в нем реализуется, с одной стороны, возрастная избирательность осознания сложнейшей и органически связанной со всей жизнедеятельностью ребёнка и подростка, реальности семейных отношений; с другой стороны, именно восстановление целостности и

качественное положительное изменение восприятие образа семьи и семейных отношений является, по нашему мнению, психологической основой коррекции поведения несовершеннолетних, в условиях специализированного учреждения - социального приюта.

Цель исследования

Выявить психологические основы построения коррекционной работы с подростками (из числа беспризорных и безнадзорных) в условиях социального приюта.

Объект исследования

Восприятие семьи и семейных отношений подростками из числа беспризорных и безнадзорных - воспитанниками социального приюта.

Предмет исследования

Специфика восприятия семьи и семейных отношений подростками из числа беспризорных и безнадзорных - воспитанниками социального приюта.

Общая гипотеза исследования

Психологическая коррекция поведения подростков, из числа безнадзорных и беспризорных, в рамках специализированного учреждения - социального приюта базируется:

1. на знании личностных особенностей подростков, находящихся без попечения семьи на протяжении разного времени;

2. на представлении о специфике восприятия безнадзорным подростком семьи и семейной ситуации.

Частная гипотеза исследования

Определяющее значение для разработки коррекционных программ имеет преставление о социальном приюте как модели учреждения -посредника, между социумом и семьёй, в процессе реадаптации подростка с девиантным поведением.

Задачи исследования

1. Проанализировать специфику понятий «безнадзорность» и «беспризорность», дать характеристику указанных понятий с точки зрения возможностей коррекционной работы с несовершеннолетними, оставшимися без попечения родителей.

2. Провести психологический анализ восприятия семьи и семейных отношений подростками из числа беспризорных и безнадзорных.

3. Проанализировать возможности реадаптации и психолого -педагогической реабилитации безнадзорных и беспризорных подростов в условиях специализированного учреждения - социального приюта.

4. Выявить специфику социального приюта, способствующую повышению качества и результативности коррекционной работы с несовершеннолетними безнадзорными и беспризорными.

Методологической основой исследования является культурно-историческая концепция JI.C. Выготского. Анализировались современные отечественные подходы к психологии и педагогике сиротства и кризисных состояний несовершеннолетних, представленные в работах A.C. Макаренко, В.А. Сухомлинского, A.M. Прихожан, H.H. Толстых, Т.В. Снигирёвой, С.А. Беличевой, А.Е. Личко, В.К. Шабельникова, А.Б. Холмогоровой, И.М. Слободчикова, Г.А. Суворовой, В.Т. Кондратенко, И.С. Якиманской, Т.В. Шульги и др.

Методы исследования:

• тест Айзенка (подростковый вариант);

• тест адаптивности К. Роджерса, Р. Даймонда в обработке Т.В.

Снегиревой;

• тест акцентуаций А.Е. Личко;

• тест коммуникативного контроля М. Шнайдера;

• методика «Диагностика уровня эмпатических способностей» (В.В.

Бойко);

• интервью, методы включённого наблюдения.

Надежность и достоверность результатов исследования.

Достоверность результатов исследования обеспечивается

1) соответствием материала методик разработанному теоретическому конструкту, а теоретического конструкта — избранному методологическому подходу;

2) качественным анализом литературы по теме;

3) репрезентативностью и объемом выборок респондентов;

4) качественной и количественной обработкой экспериментальных данных и статистической значимостью полученных закономерностей;

5) комплексным использованием различных методов исследования.

Эмпирическая база исследования

В исследовании приняли участие 149 подростков в возрасте 13-15 лет, 120 взрослых - из числа специалистов социального приюта, работников ОДН.

Исследование проводилось на базе отдела по делам несовершеннолетних ГУВД г. Химки, социального приюта для детей и подростков, оставшихся без попечения родителей г. Химки Московской области, Государственного учреждения социального обслуживания Московской области «Химкинского центра психолого-педагогической помощи населению «Семья» Министерства социальной защиты населения Московской области.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоит в уточнении и дополнении сущностные характеристик понятий «беспризорность» и «безнадзорность», проведении содержательного анализа нормативной базы по исследуемой проблеме. Выявлено и обосновано значение восприятия образа семьи несовершеннолетним, как одного из ведущих факторов в формировании и реализации установки на уход из дома. Предложена и обоснована классификация групп подростков в зависимости от времени нахождения без попечения семьи. Выявлены возможности коррекционной работы с беспризорными и безнадзорными подростками в зависимости от специфики восприятия ими семьи и семейных отношений. Представлена модель социального приюта - как учреждения - посредника в процессе реадаптации подростков из числа беспризорных и безнадзорных.

Практическая значимость исследования заключается в том, что на основании проведённого исследования, выявления индивидуально-типологических особенностей беспризорных и безнадзорных детей, особенностей восприятия ими семьи и семейных отношений, разработаны комплексы коррекционных занятий (тренингов) с различными категориями воспитанников социальных приютов. Разработана программа психологической работы с контингентом и специалистами социального приюта.

Положения, выносимые на защиту

1. Ведущими факторами риска ухода подростка из семьи являются восприятие подростком: а) семейной ситуации как деструктивной (неблагополучной); б) отношений в семье как неадекватных (не соответствующих его представлению о норме).

2. Социальная ситуация беспризорных и безнадзорных детей обуславливает развитие ряда специфических личностных характеристик, создаёт специфическую адаптивно - приспособительную поведенческую модель.

3. Время нахождения в состоянии безнадзорности, является значимой характеристикой обуславливающей специфику характерологических и поведенческих особенностей беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних.

4. Специализированное учреждение - социальный приют для несовершеннолетних является промежуточной моделью реадаптации безнадзорного подростка к нормализации семейной ситуации.

Апробация результатов работы.

Содержание работы докладывалось и обсуждалось на заседаниях кафедры психологии МГОУ в период с 2006 по 2008 г.г., на заседаниях кафедры проектирующей психологии Института Психологии им. JI.C. Выготского РГГУ в период 2007-2008 г.г., на научно-практических конференциях Москвы, на международной конференции «Социальное обслуживание семьи, женщин и детей» г. Калининград, международной социально-политическом форуме в г. Форос 2003-2004 г.г., международной конференции программы Конгресса США «Open World», октябрь 2003 год, город Хартфорд (штат Коннектикут). Международная конференция в США г. Атланта (штат Джорджия) ноябрь 2003 год. Результаты исследования внедрены в практику муниципального Информационно-делового центра и муниципального Центра психолого-педагогической помощи населению администрации Химкинского района Московской области. В 2007 году результаты исследования стали основой для составления программы психологической помощи безнадзорным подросткам в Государственном учреждении социального обслуживания Московской области «Химкинский центр психолого-педагогической помощи населению «Семья». Министерства социальной защиты населения Московской области.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, приложений. Библиографический список литературы включает 225 источников, из них на русском языке - 186, на английском языке - 39.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, определяются предмет и объект исследования, формулируются цели, задачи и положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Воснрннтне подростком семенной ситуации и семенных отношений как фактор ухода из дома» на материале современных отечественных и зарубежных психологических исследований анализируется семейная ситуация и механизмы её деструкции, поведенческие реакции подростков при восприятии семейной ситуации как ненормативной.

Психологические исследования в области развития ребенка (H.H. Авдеева, А.Я. Варга, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, В. Сатир, В.В. Столина и др.) показывают, что влияние семьи, как ведущего фактора, влияющего на становление детской психики, не однозначно: в одном случае оно способствуют, в другом - препятствует оптимальному развитию личности. Так, взаимоотношения в родительской семье, отношение к ребенку со стороны родителей могут сформировать эффективную потребностно-мотивационную систему ребенка, его позитивный взгляд на мир и на самого себя. Однако, те же самые факторы, но с другим психологическим содержанием могут привести к ущербному развитию потребностей и мотивов, низкому самоуважению, девиации поведения и т.п. Рассматривая осознание ребенком своей семьи в рамках онтогенетических этапов, можно констатировать, что в первые месяцы и годы жизни семья является для малыша космосом, за границы которого он не в состоянии проникнуть. В этот период его опыт - это индивидуальное общение с членами своей семьи. Ребенок раннего возраста еще плохо понимает, что такое семья, так как не знает ничего, что не являлось бы семьей. В дошкольном возрасте дети уже понимают слово «семья», его смысл идет от взрослых, от их рассказов и сказок. Собственная семья осмысляется посредством игр, рисования, общения, но ее особенности не осознаются. На основе культурных образцов складывается представление о семье. Опыт отношений с членами своей семьи осмысляется через эту призму и приобретает черты конкретного воплощения идеальной семьи. Для дошкольника характерна крайняя ситуативность. Если с ним происходит что-то неприятное, он, как правило, думает, что это из-за его плохого

поведения, а семья при этом остается правильной, хорошей. Именно с этого возраста можно говорить о некотором уровне осознания своей семьи и о складывающемся, в его результате, образе семьи. Инструментом осознания семьи и создания ее образа являются детские игры, особенно игра в семью.

К моменту поступления в школу ребенок начинает осознавать себя личностью, отдельной от семьи. Он осознает формальные особенности своей семьи и нонимает, что другие семьи от нее отличаются. Но он все еще остается ситуативным по отношению к семье. Этому соответствует и уровень осознания семьи, и ее образ, по-прежнему не отделившийся от образа идеальной семьи. Переход от начальной школы к средней связан со столкновением с новыми социальными ситуациями, характерными для семей сверстников. Именно в этом возрасте можно говорить о существенном изменении осознания и образа семьи. Диффузный идеальный образ семьи, усвоенный благодаря культурным образцам, и осознание собственной семьи, в совокупности, приводят к тому, что образ своей семьи отделяется от образа идеальной семьи. С этого момента они существуют в паре, раздельно (Е.Е. Кравцова, О.Г. Кулиш). У подростка появляется критика к собственной семье и принятому в ней стилю отношений. По сути именно этот этап является наиболее важным в оценке степени риска ухода подростка из семьи. Налицо очевидный конфликт - с одной стороны - стремление подростка к самостоятельности, попытка выхода за пределы контроля (в силу социально-возрастной специфики группы, с наложением на процесс естественной семейной репарации), с другой - накапливающая неудовлетворенность семейными отношениями, попытка эту неудовлетворённость выразить тем или иным способом.

Следующим этапом осознания семьи является понимание ребенком возможности что-то в ней изменить. Для того, чтобы такая возможность было осознана, подросток должен осознать и принципиальную возможность ухода из родительской семьи. Выросший ребенок становится субъектом, то есть сознательным и активным членом своей семьи. Именно на этом этане можно сказать, что он занял надситуативную позицию по отношению к своей семье. Это, в результате, обеспечивает ему возможность принятия или напротив, отвержения, своей семьи. Последнее предполагает не только надситуативную, но и внеситуативную личностную позицию по отношению к семье.

Абсолютное большинство исследователей, занимающееся исследованием ситуации безнадзорности несовершеннолетних, во - главу угла ставит личностные особенности подростков, формирующиеся под влиянием искажённых семейных взаимоотношений, либо рассматривает саму деструктивную модель семьи, как внешнее условие-фактор беспризорности и безнадзорности. Существует несколько дополняющих друг друга классификаций типов семей (и стилей семейного воспитания), влекущих в последствии девиацию поведения ребенка, и в частности, провоцирующих уход из семьи. Так в частности существует классификация Г.П. Бочкарёвой, основанной на факторе «семейная атмосфера», А.Е. Личко и В.Т. Кондратенко, берущая за основу фактор «опекаемость». В рамках нашего исследования наибольший интерес представляет классификация Б.Н. Алмазова, который выделяет четыре типа неблагополучных семей, способствующих появлению трудных детей:

1. семьи с недостатком воспитательных ресурсов. К ним относятся разрушенные или неполные семьи; семьи с недостаточно высоким общим уровнем развития родителей, не имеющих возможности оказывать помощь детям в учебе; семьи с низким материальным уровнем.

2. Конфликтные семьи, в которых отношения часто принимают характер оппозиции или конфликтной демонстративности.

3. Нравственно неблагополучные семьи.

4. Педагогически некомпетентные семьи. В них надуманные представления о ребенке заменяют реальную картину его развития.

5. Семьи с выраженной тенденцией к девиантному поведению родителей (алкоголизация, нарко-токсикозависимость, бродяжничество, криминальные тенденции).

Отмечается, что появлению «трудных детей» также способствует отсутствие привязанности между членами семьи, эмоциональные и прочие психические расстройства родителей, асоциальное поведение одного или обоих родителей, нарушенная или отсутствующая связь между членами семьи.

Соглашаясь со всем вышесказанным, мы, в качестве, ведущего фактора риска ухода из дома, выделяем ситуацию восприятия ребёнком (подростком) семьи и семейных отношений. Говоря о восприятии образа семьи подростком и искажении этого восприятия, мы опираемся на исследования Е.Е. Кравцовой, О.Г. Кулиш, H.A. Кругловой, A.M. Прихожан, H.H. Толстых, В.К. Шабельникова.

На наш взгляд, именно специфика этого восприятия, в конечном итоге, будет определяющим фактором в решении подростка уйти из дома, выйти «за рамки» не устраивающей его ситуации. При этом необходимо отметить, что само подобное решение может являться как альтернативой существующему стилю отношений в семье, (мотив «попробовать жить иначе, по-другому»), так и результатом максимальной выраженности напряжения-конфликта. В этом случае мы вполне обоснованно можем рассматривать уход несовершеннолетнего из дома, как способ выхода из конфликта и альтернативу попытке суицида.

Результаты проверки выдвинутых предположений содержатся в тексте второй главы «Личностные особенности несовершеннолетних безнадзорных и специфика восприятия образа семьи ».

Исследуя специфику личностных и поведенческих особенностей несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных, нами было проведено интервью, с целью выявления мотива ухода подростка из дома. В частности было установлено (Диаграмма I), ч то покинули дом:

• в результате конфликта -31%;

• из-за боязни наказания, жестокого обращения - 39%;

• с целью поиска новизны, риска - 6%;

• с целью поиска эмоционально близкого объекта (друга) -21%;

• в результате бессознательного беспокойства, тревоги - 3%.

В решении ребенка уйти из дому, как и в любом миграционном поведении, можно выделить две составляющих: отталкивание и притяжение.

Диаграмма I

1 Троцентное соотношение мотивов ухода подростка из дома

■ в результате конфликта

■ ш-за боязни наказания, жестокого обращения

■ с целью поиска новизны, риска

■ с це.тью поиска эмоционально слизкого объекта ( друга)

■ в результате бессознательного беспокойства.тревоги

В процессе практической работы с несовершеннолетними

беспризорными (на этапе, предшествующем помещению подростка в специализированное учреждение - социальный приют), нами был использован комплекс методик, позволяющий выявить и описать ряд существенных характеристик личности, на которые в дальнейшем может бы ть сделана опора при формировании трупп психологической коррекции. Гак в частности значимым с нашей точки зрения помимо собственно особенностей характера, является тип акцентуации, индивидуально-типологические особенности связанные с категорией «адаптивность», уровень коммуникативного контроля. В соответствии с вышесказанным мы посчитали целесообразным использование следующих методик - тест Айзенка (подростковый вариант); тест адаптивности К. Роджерса - Р. Даймонда в обработке Т.В. Снегиревой; тест акцентуаций А.Н. Личко, тест коммуникативного кон троля М. Шнайдера.

Выборка составила 149 несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных 13-15 лет, разделённых на две группы, в соответствии со временем пребывания без надзора. Первая группа - 81 человек, из них 48 мальчиков, 33 девочки. Время пребывания без надзора от 2-х до 6 месяцев;

Вторая группа - 68 человек, из них 37 мальчиков, 31 девочка. Время пребывания без надзора - от 10 до 14 месяцев.

Диаграмма 2

Распределение подростков, участвующих в эксперименте, по группам

■ группа! - Время пребывания без надзора от 2-х до б месяцев

■ группа^ - Время пребывания без надзора от 10 до 14 месяцев

149 человек

На основании результатов геста Айзенка сделан следующий вывод -характерологические проявления подростков первой группы в большой степени связаны с такими чертами характера как жизнерадостность, огггимистичность, общительность, любознательность, энергичность, работоспособность. 11ри этом отмечаются застенчивость, доверчивость, низкий уровень критичности, ведомость, неуверенность в себе, поверхностность, безмятежность, склонность к упрямству, обидчивость, не высокий социальный интеллект. Подростки второй группы отличаются большим диапазоном характерологических проявлений от неуверенности в себе, пассивности, высокой ранимостью, демонстративностью, склонностью к драматизации ситуации до самоуверенности, в сочетании с честолюбием, энергичностью высокой личностной активностью, отмечаются такие качества как гибкость, подвижность, гордость, завистливость, подозрительность.

Оценка социально-психологической адаптивности, основанная на расчете коэффициента адаптивности К. Роджерса - Р. Даймонда в обработке Т.В. Снегиревой, показала, что несовершеннолетние отличаются неприятием себя (45% - первая группа 48% - вторая, соответственно), постоянным конфликтом с другими (39% и 44%), эмоциональным дискомфортом (62%' и 47%), ожиданием внешнего контроля (28% и 11%), ведомостью (45% и 29 %), «уходом» от проблем (58% и 30 %).

Диаграмма 3

Оценка социально-психологической адаптивности подростков

Полученные, по данной методике, результаты могут быть объяснены тем, что в группу безнадзорных и беспризорных чаще всего попадают подростки, у которых наблюдается отсутствие определенной социально-психологической гибкости, недостаточно развиты способности к изменению привычек, формированию новых навыков. Объяснение, высоких показателей по шкале эмоционального дискомфорта, подростки первой группы дают в ходе дополнительных бесед, объясняя дискомфорт чувством стыда, вызванное своим социальным положением. Показатель по данному критерию респондентов второй группы ниже, в силу нивелирования во многих случаях собственно понятия «стыд». Снижение показателей по критериям ОВД, ведомость, «уход» от проблем, может быть объяснено высокой степенью адаптированное™ и приспособленности к сложившейся ситуации.

Анализ полученных данных по тесту акцентуаций А.ЕЛичко, свидетельствует о том, что большинство подростков имеют преобладание черт лабильности (54/61 чел.), психостеничности (38/ 41 чел.) и неустойчивости (57/ 43 чел.). В разрезе данной оценки необходимо отметить, что многие подростки имеют сложносмешанные типы акцентуации, сочетающие в себе черты трёх, четырёх, пяти типов без выраженного типологического преобладания.

Оценка коммуникативного контроля несовершеннолетних (тест М. Шнайдера) показала, что низким коммуникативным контролем обладают 65% респондентов первой группы и 45% -второй, в целом преобладают следующие черты - высокая импульсивность в общении, открытость, раскованность, поведение мало подвержено изменениям в зависимости от ситуации общения и не всегда соотносится с поведением других сверстников.

Высокий уровень коммуникативного контроля показывает 13% респондентов первой группы и 22 % второй. Разница в показателе может быть объяснена рядом развивающихся в процессе «безнадзорной» жизни качеств личности, в частности социальная приспособленность, конформизм, защитная агрессия.

Таким образом, анализируя результаты тестового исследования в двух группах безнадзорных подростков можно выделить тенденцию к увеличению агрессивности в характерологических проявлениях несовершеннолетних, находившихся в состоянии безнадзорности свыше

одного года, одновременно проявляется настороженность, неуверенность, раздражительность, мстительность, наслаждение превосходством, склонность к конфликтности. Напротив, в группе подростков, находящихся в состоянии безнадзорности 6-8 месяцев агрессивность не выражена, а преобладают скромность, активность, неразборчивость в общении, отсутствие твёрдых принципиальных установок, доверчивость, обидчивость.

Диаграмма 4

Оценка коммуникативного контроля несовершеннолетних

Соотнося полученные нами данные о личностных особенностях несовершеннолетних безнадзорных и беспризорных с полученными на этой же выборке данными о восприятии ими семьи (данные получены в ходе использования методики «незаконченные предложения» и тематического интервью) можно говорить о следующем:

1. восприятие семьи, безусловно, прямо определяет тенденцию не только к уходу, но и к длительности пребывания несовершеннолетнего без надзора (ведущий ответ на вопрос «Хочешь ли ты вернуться к своей семье?» - с незначительными вариациями звучит «нет, меня там никто не ждёт, я им не нужен (лишний, чужой)» - (19 % - 58% по группам несовершеннолетних соответственно)).

2. Несовершеннолетние второй группы (61% по сравнению с 12%) отмечают, что семейный дом для них не более чем место пребывания, при этом акцентируется (моя собственная семья такой никогда не будет). В то

же время необходимо отметить, желаемость позитивных перемен («если бы они меня искали (как-то показали (доказали), что я им нужен (нужна) конечно бы я вернулся (я бы хорошо подумал о возможности вернуться)» (89% - 85%).

3. Выявилась разница между подростками первой и второй групп в том, как они видят свою семью и воспринимают отношение к ним родителей. Практически никто (97%) из второй группы подростков не представляет себе свою семью нолной, а главными характеристиками отношения родителей они считают безразличие и враждебность. В первой группе образ неполной семьи отмечается у 72 % , преобладающими характеристиками отношения родителей считают безразличие, «не хватает времени, чтобы мной заниматься».

4. Содержанием проблемной ситуации для первой группы несовершеннолетних является возможность ухода из зоны конфликта, дискомфорта с одной стороны, но в то же время - выход за пределы зона контроля и влияния взрослых, будь-то родители или педагоги; с другой стороны - возможность «нагулявшись» возвращаться в домашнюю среду, с другой, на определённое время, принимая устанавливаемые «правила игры», но, не присваивая их, не принимая по-существу. Центральными моментами такой модели поведения является несформированность системы контроля собственного поведения, несформированность волевых навыков, размытое представление о зонах ответственности, низкий уровень рефлексии.

Несовершеннолетние, находящиеся без надзора длительное время, с одной стороны обладают достаточно развитыми и сформированными личностными характеристиками, что в результате приводит к формированию специфической модели адаптации и жизнедеятельности, с другой стороны каждый субъект данной группы несёт в себе сложный личностный конфликт, состоящий из деформации нормативного общения и деятельности, утраты доверия к миру.

5. Содержательное представление об идеальной семье для респондентов обеих групп описывается в терминах « меня любят, друг друга любят, ждут, тепло, я нужен, меня не наказывают, меня не бьют, обо мне заботятся »

6. Принципиальной характеристикой для разработки содержательной модели социального приюта, как учреждения посредника между семьёй и

социумом, в процессе социально-психологической реабилитации несовершеннолетнего является тот факт, абсолютное большинство подростков (94% общего числа респондентов) отмечают, что если бы была возможность «жить спокойно дома» они предпочли бы остаться в семье, «если бы я знал (а), что меня там ждут, я бы вернулся (вернулась)».

Третья глава «Социальный приют для несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных как учреждение-посредник в реадаптации представлений подростка о нормализации семейных отношений» описывает особенности содержательной деятельности специализированного учреждения, как промежуточного звена в процессе реадаптации подростков из числа несовершеннолетних безнадзорных и беспризорных, к семейной ситуации.

В процессе анализа содержания деятельности социального приюта для несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, необходимо выделить ряд проблемных моментов, значимо влияющих на качество, а соответственно и результативность социальной, психолого-педагогической реабилитации в рамках специализированного учреждения.

Во-первых, организация социального приюта, в большинстве случаев отвечает необходимым и достаточным техническим требованиям и нормам, предъявляемым к учреждениям такого типа, но в силу недостаточного финансирования не имеет возможности расширения пространства, расширение зон жизнедеятельности, социальной и образовательной деятельности.

Во-вторых, в большинстве учреждений существует «секторное» разделение содержательных и функциональных процессов. Так, в частности, образовательный процесс в большинстве случаев протекает вне пространства социального учреждения, в рамках районной общеобразовательной школы, за которой закреплено социальное учреждение, объясняя это целями реабилитации, в действительности процесс адаптации и реабилитации значительно затрудняется, а результативность существенно снижается.

В-третьих, серьёзную проблему представляет подготовка педагогического персонала социального учреждения. В подавляющем большинстве случаев, педагоги берут на себя только воспитательные обязанности и обязанности в рамках дополнительного образования, понимая свой функционал достаточно узко, объясняя невозможность

осуществления повседневной профессиональной деятельности, на более качественном уровне, сложностью контингента, высокой степенью индивидуальной нагрузки в рамках базового функционала. Кроме того, уровень нсихолого-педагогической компетенции педагогов (с медицинскими и социальными работниками ситуация, как правило, существенно лучше) и мотивация деятельности в ряде случаев оказываются недостаточными для выполняемой профессиональной деятельности, вспомогательный (обслуживающий персонал) из процесса реабилитации чаще всего полностью исключён, что в ряде случаев является существенным фактором, препятствующим успешности реабилитации.

Ранее мы отмечали, что время пребывания без надзора значимо влияет на изменение личностных характеристик, ситуацию формирования девиантной модели поведения. Содержательная специфика этих изменений даёт нам основание говорить о том, что реабилитационная среда не может и не должна быть однородной для всего контингента социального учреждения, более того, её необходимо формировать исходя из общих условий, но основываясь на индивидуально-типологических особенностях групп. Тем самым нарушается привычный и в большой степени стереотипный подход, согласно которому в социально - реабилитационном учреждении формируется психолого-педагогическое пространство, в которое помещается несовершеннолетний, и один из основополагающих приёмов - воздействие этой среды на подростка. Фактически адаптивная среда должна формироваться непосредственно по мере знакомства с индивидуально-типологическими особенностями группы, а значит, в действительности, речь идёт о формировании мультисредового пространства адаптации. При этом очевидно, что одна из важнейших и чрезвычайно сложных задач заключается в налаживании взаимодействия между этими адаптивными «микросредами».

Вторым принципиальным моментом является определения целей реабилитации. «Миссия» социального учреждения определяется нами как «посредничество между ребёнком с одной стороны, социумом с другой стороны и семьёй, как значимой составляющей этого социума». В связи с вышесказанным одной из основных целей коррекции поведения подростков, являющихся частью единого реабилитационного комплекса,

в нашем представлении является психолого-педагогическое сопровождение беспризорных и безнадзорных в условиях социального приюта наиравленое на решение следующих задач:

1. целенаправленного восстановления (либо реформирования) системы личностных и поведенческих характеристик направленных на развитие навыков нормативной адаптации и социализации,

2. восстановления, ощущения ситуативной физической и психологической защищённости, базового доверия к миру;

3. развитие навыков рефлексии, повышение самооценки, снижение уровня личностной и ситуативной тревожности.

Данный процесс является результат совокупных профессиональных действий социальных работников, педагогов, психологов в условиях разделения и согласования функций и задач, выходящих за рамки формально - инструктивной деятельности. В связи со спецификой приюта - временного ограничения пребывания в нём подростков, данное учреждение может и должно рассматриваться как промежуточное, в процессе нормативной социализации и реадаптации подростка к условиям семьи, а отнюдь не заместительное, как это определяется в ряде положений и представлений об учреждениях такого тииа. Это в свою очередь предполагает качественное изменение подхода к организации приютской среды, переориентировку акцентов в содержательной деятельности учреждения. С учётом вышеуказанной основной цели коррекции и реабилитации, всё взаимодействие с подростками в рамках приюта направлено на развитие толерантности, снижение уровня агрессии по отношению к семье, активизации мотивации к сокращению дистанции с семьёй, поиску личностных ресурсов по преодолению (компенсации) семейной депривации.

За период с сентября 2005 по май 2008 года в рамках экспериментальной программы на базе социального приюта для детей и подростков, оставшихся без попечения родителей (г. Химки, Ленинградское шоссе, д. 11а.) было сделано следующее:

1. Проведена серия диагностических мероприятий педагогического коллектива и контингента социального приюта, включавшая в себя особенности межличностного общения, выявление и оценку значимых для конкретной деятельности личностных качеств, профессиональных умений и навыков, представление о психологической атмосфере учреждения.

2. Разработана и предложена к внедрению модель организации внутреннего пространства социального приюта.

В содержательном плане модель реализуется в три этапа:

первым - этап диагностико-адаптивный, в рамках которого идёт наблюдение за всем контингентом вновь поступивших несовершеннолетних. На этом этапе происходит включение подростков в социум и среду приюта, в наблюдении с использованием диагностического инструментария выявляются характерологические, личностные особенности подростков. Коррекция направлена на ситуацию снижения тревожности, агрессии, налаживания внутригруппового общения. В рамках первого этапа возможно проведение карантинных мероприятий, в зависимости от физического и психоэмоционального состояния несовершеннолетнего. Рекомендуемая продолжительность первого этапа от декады до двух недель.

Второй этап - период непосредственной работы с микрогруппой, включает в себя изменение характера общения и взаимодействия с учётом индивидуально-типологических особенностей группы. При формировании минигруппы помимо фактора длительности времени пребывания без надзора - ведущий фактор, значимыми являются личностные характеристики подростка, поведенческие реакции. В процессе формирования группы необходимо соблюдать принцип соответствия характеристик, то есть объединять в одну группу тех подростков, которые потенциально могут взаимодополнять друг друга в рамках деятельности, общения, поведенческих реакций. При этом необходимо учитывать и прогнозировать риск рецидива девиации, что в свою очередь обязывает специалистов - психологов, администрацию приюта внимательно относится к содержательному наполнению коррекционно-реабилитационных мероприятий. Принципиальным является факт «группирования» не только на период непосредственных занятий с психологом, но и на весь период пребывания несовершеннолетних в социально-реабилитационном учреждении. В связи со сказанным безусловна специфика организации жилого пространства. Речь, таким образом, идёт о формирования «группы-ячейки», по форме и содержанию замкнутой на себя, но при этом активно (непосредственно и опосредованно) взаимодействующей с другими группами. Для каждой ячейки выделяются кураторы - педагог, социальный работник, психолог.

Тем самым мы сознательно нарушаем стандартный принцип возрастного и тендерного распределения воспитанников приюта по группам. Продолжительность этапа от одного месяца до одного года.

Третий этап - период закрепления и стабилизации эффективности и результативности коррекционно-реабилитационной деятельности. Цель этого этапа - подготовка воспитанника к выходу в социум, за пределы приюта.

В целом предлагаемая модель связана с необходимостью создания такой среды, которая будет способствовать активизации изменения жизненной позиции личности, изменению системы целеполагания, собственно системы ценностей, развитию и закреплению качеств и особенностей личности, позволяющих говорить о социальной и личностной зрелости. Таким образом, речь идёт не столько об адаптивной, сколько о развивающей, формирующей среде, частью которой является и система общения, система взаимодействия с воспитанниками приюта, предполагающая в полной мере субъект-субъектные отношения с возможностью делегирования ответственности за действия и поступки, развития навыков рефлексии, самоанализа, объективизации восприятия реальности.

Принципиальным моментом, с учётом вышеуказанной цели реабилитации, являлась разработка и реализация следующего:

3. Разработана и реализована тренинговая программа игротерапии коррекции эмоциональной устойчивости для подростков, воспитанников приюта. Задачи программы определялись следующим образом: сформировать - навыки осознания своих чувств, их распознавания, вербализации; навыки управления своим эмоциональным состояниям, развитие внутренней свободы, преодоление психологических зажимов и комплексов, формирование личностной ответственности.

4. Разработан и реализован практикум с педагогами приюта.

Практикум состоял из трех этапов: целеполагающего,

детерминирующего, а также результативного, включающего такие блоки, как гуманистическое общение педагога и воспитанника, учебное взаимодействие и продуктивное сотрудничество. Основным методическими средствами, раскрывающими цели и задачи практикума, являлись мини-лекция, групповая дискуссия, проективный рисунок.

Одним из методов, способствующих реализации основных задач практикума, а именно - осознание педагогами своих личных возможностей в реализации эмпатийной, эмоционально-развивающей среды приюта, установления позитивного диалога, формированию доверительных межличностных отношений с воспитанниками, была ролевая игра «Приют». Предполагалась, что создаваемая в ходе игры реальная действительность взаимодействия и взаимоотношений детей и педагогов, будет способствовать рефлексии позиций партнеров, развитию их потребност ей в поддержке, адекватности выбора средств общения, а также осознанию возникающих проблем в ходе общения. Для анализа полученных результатов в ходе практикума использовалась методика «Диагностика уровня эмпатических способностей» (В.В. Бойко). Анализ динамики изменения показателей межличностных отношений, общения и взаимодействия воспитателей и подростков позволил выявить значительный рост по таким параметрам, как эмпатия (с 12,7 до 17,43), сотрудничество (с 6,3 до 8), принятие других (с 49,9 до 54,7), рефлексивность (с 15,7 до 18,9), эмоциональный комфорт (с 48,3 до 53,1). Значимые различия между экспериментальной и контрольной группой выявлялись с помощью критерия Манна-Уитни.

Диаграмма 5

Динамика изменения показателей межличностных отношений

• после

5. Организована система индивидуальных психологических консультаций для воспитанников приюта, педагогов.

6. Организована система индивидуальной и минигрупповой психокоррекционной работы с воспитанниками приюта, направленная в частности на снижение уровня агрессии, тревожности, повышение самооценки, развитие навыков диалогового общения, повышение уровня базового доверия к социуму.

Важно отметить, что в течение деятельности приюта до 2006 г. статистические данные по категориям - побег из приюта, повторное возвращение в приют с улицы, повторный побег - соотносились в целом с данными других социальных учреждений, составляя от 8 до 19 человек в год, с начало реализации элементов описанной модели деятельности приюта, системы активных психокоррекционых мероприятий, отмечены следующие тенденции - резкое снижение числа побегов из социального приюта (0 чел -2008, 2 чел. -2007, 7 чел.-2006, 17 чел. -2005), повышение % воспитанников (возращение в социальный приют, минуя улицу) (3% -2005 г. - 24% - 2008г.) из числа «повторно ушедших из семьи».

Диаграмма 6

Динамика побегов подростков из приюта

человек

2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.

Диаграмма 7

Динамика роста воспитанников из числа «повторно вернувшихся»

100% -80% 60% 40% -20% 0% ■

2005 г.

2008 т.

Б заключении подводятся итоги исследования, определяются перспективные направления развития исследовательских линий.

Выводы:

1. Беспризорные и безнадзорные, составляют особые группы несовершеннолетних со свойственными для них ценностями, нормами, правилами взаимоотношений и другими социально-психологическими особенностями, условия их жизнедеятельности в значительной мере провоцируют их отклоняющееся (девиантное и делинквентное) поведение.

2. Решение ребенка уйти из дому в абсолютном большинстве случаев обусловлено следующими факторами: насилие в семье, тяжелые отношения между родителями, родительский алкоголизм и наркомания, заброшенность, отсутствие эмоциональной связи с членами семьи, бедность, недоедание.

3. Восприятие образа семьи несовершеннолетним, является одним из ведущих факторов, формирующих установку на уход из дома. При этом сам факт ухода может рассматриваться в следующих вариантах

. 1) как результат расхождения реального образа и идеального (желаемого); 2) как результат распада образа (нивелировка) позитивного (не - идеального) образа семьи под преобладающим влиянием негативного отношения к несовершеннолетнему со . стороны членов семьи; 3) как результат психотравматической трансформации образа семьи (в частности - повторный брак одного из родителей, в результате которого меняется структура внутренних взаимоотношений в сторону исключения несовершеннолетнего из системы привычного (нормативного) общения.

4. Несовершеннолетние, находящиеся без надзора длительное время, с одной стороны обладают достаточно развитыми и сформированными личностными характеристиками, что в результате и приводит к формированию специфической модели адаптации и жизнедеятельности, с другой стороны каждый субъект данной группы несёт в себе сложный личностный конфликт, состоящий из деформации нормативного общения и деятельности, утраты доверия к миру, представления о собственной ненужности миру в целом и субъектам мира, в частности, и в то же время - психологической

усталости от существующей ситуации, сознательного желания «возвращения» и боязни реализации этого желания.

5. Социальный приют, являясь специализированным учреждением социальной защиты несовершеннолетних по форме, содержательно является средовом пространством реадаптации, что позволяет говорить о нём, как об учреждении-посреднике, в системе «улица-подросток-семья», основной функцией которого является восстановление норм восприятия несовершеннолетними социальных, в том числе семейных отношений, восстановление «базового доверия к миру».

6. Модель деятельности социального приюта связана с необходимостью создания такой среды, которая будет способствовать активизации изменения жизненной позиции личности, изменению системы целеполагания, собственно системы ценностей, развитию и закреплению качеств и особенностей личности, позволяющих говорить о социальной и личностной зрелости.

По теме диссертационного исследования опубликовано 8 работ, в том числе 1 статья в журналах, рекомендованных ВАК РФ.

Статьи в издании, рекомендованном ВАК РФ: 1. Пичугин В.Г. Профилактика безнадзорности и беспризорности как основа психологической помощи подросткам. // Журнал «Среднее профессиональное образование», октябрь 2008 год. Научные статьи, доклады, тезисы:

1. Пичугин В.Г. Основы государственной политики в области профилактики безнадзорности.//Сборник научных трудов МГОУ, выпуск первый, Изд-во МГОУ «Народный учитель», 2003. - С.62-65.

2. Пичугин В.Г. Юридическая помощь семье.//Материалы международной научной конференции - Социальное обслуживание семьи, женщин, детей. Калининград, 2002.- С.210-213.

3. Пичугин В.Г. Child looked after by local authorities. //Сборник научных статей международной конференции программы Конгресса США «Open World», USA. Hartford. Connecticut 2003,- С.56-61/

4. Пичугин В.Г. Искусство и техника общения с подростками. Методическое пособие.//Городской консультативно-методический центр

Комитета по делам семьи и молодёжи при Правительстве Москвы М.,2003 - С.8-30

5. Пичугин В.Г. Влияние временного фактора нахождения в состоянии безнадзорности на формирование характерологических особенностей личности безнадзорных подростков.//Социальная адаптация беспризорных и безнадзорных детей и технологии работы с ними. Методические рекомендации. Авторский коллектив Г.В. Семья, Т.Н. Шульга. Издательство УРАО. М., 2004,- С.25-27.

6. Пичугин В.Г. Юридические аспекты оказания помощи детям, находящимся в особо опасном социальном положении.// Социальная адаптация беспризорных и безнадзорных детей и технологии работы с ними. Методические рекомендации. Авторский коллектив Г.В. Семья, Т.И. Шульга. Издательство УРАО. М., 2004,- С.38-41.

7. Пичугин В.Г. Проблема содержательной стратификации беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних.// Материалы 8-й международной конференции « Девиантность и образование» М.,2009.

Подписано к печати 21.12.2009 г. Формат бумаги 60x80x16. Печать на ризографе. Усл. печ. л. 2,0. Тираж 120 экз. Заказ №3306/9. Отпечатано в типографии ООО ИБП "ИНЭК" 12517), г. Москва, Ленинградское шоссе, д.18

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Пичугин, Виталий Григорьевич, 2010 год

Введение.

Глава 1. «Восприятие подростком семейной ситуации и семейных отношений как фактор ухода из дома».

1.1. Генезис беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних.

1.2. Семья и семейные отношения в контексте формирования личности ребёнка.

1.3. Семейная ситуация в ряду причин безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних.

Глава 2. «Личностные особенности несовершеннолетних безнадзорных и специфика восприятия образа семьи ».

2.1 Образ семьи и проблема его разрушения.

2.2 Особенности личности несовершеннолетних безнадзорных и беспризорных.

2.2.1 Диагностический инструментарий.

2.2.2 Интерпретация результатов.

2.3 Процесс восприятия и его возрастные аспекты.

2.4 Восприятие семьи безнадзорными и беспризорными несовершеннолетними.

Глава 3. «Социальный приют для несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных как учреждение-посредник в реадаптации представлений подростка о нормализации семейных отношений».

3.1. Социальный приют как реабилитационное учреждение.

3.2 Структурные и содержательные компоненты психолого-педагогической модели реадаптации.

3.3. Основные направления психолого-педагогической работы с безнадзорными и беспризорными в социальном учреждении.

3.4. Методы и технологии работы с беспризорными и безнадзорными в условиях социального приюта.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологические основы коррекции поведения беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних в условиях социального приюта"

По данным Министерства Труда РФ, приведенным Московским городским центром «Дети улиц», ежегодно выявляется свыше 100 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей (в 1999 - 113,9 тыс. человек). Подавляющее большинство из них - социальные сироты, то есть брошенные родителями или отобранные у родителей, не выполняющих своих обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка [122]. По оценкам правительственных экспертов, в стране сейчас насчитывается около миллиона беспризорных и безнадзорных детей, по данным МВД РФ от 2,5 миллиона малолетних бродяжек до 4 миллионов (данные независимых экспертов). За восемь месяцев текущего года выловили 427 тысяч беглецов. 330 тысяч вернули родителям, 97 тысяч отправили в приюты и детские дома.

Беспризорные и безнадзорные дети ведут антиобщественный образ жизни. Дети из асоциальных семей, лишенные средств существования, нередко вовлекаются в нерегламентированные и криминальные сферы деятельности (работа на улице в неудовлетворительных условиях, занятие проституцией, занятость в порнографическом бизнесе, торговля табачной, алкогольной продукцией и т.д.), связанные с риском для здоровья, психологического и социального развития. За последнее десятилетие в 2 раза (до 1,2 млн. чел.) увеличилось число подростков-правонарушителей, доставленных в органы внутренних дел, более чем в 2 раза - несовершеннолетних, совершивших убийства и покушения на убийства, в 1,5 раза - совершенных несовершеннолетними грабежей, в 2,4 раза несовершеннолетних, задержанных за незаконное приобретение и изготовление наркотиков. С 1994 по 2002 год в 1,9 раза выросло число детей, больных алкоголизмом, в 3,3 раза - токсикоманией, в 17,5 раз - наркоманией. В десятки раз увеличилось количество детей, больных сифилисом, другими венерическими заболеваниями, СПИДом [86]

Особенно остро проблема детской безнадзорности стоит в крупных городах страны. Они становятся центрами обитания беспризорных детей, прибывших из разных регионов. По оценкам экспертов, в пределах Москвы несовершеннолетние мигранты представлены примерно в количестве 28 - 28,3 тыс. чел. [122]. По данным ГУВД г. Москвы за 12 месяцев 2007г. в Центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП) было доставлено 6043 подростков, из них 2423 — с криминогенной направленностью. Согласно информации МВД РФ, за пять лет (2002-2007) количество несовершеннолетних, доставленных в органы внутренних дел, выросло на 28,5 % и перешагнуло миллионный рубеж (с 940,7 до 1117,2 тыс.). Из них каждый пятый ребенок (220 тыс.) нуждался в помощи со стороны государства [139]. В общем количестве доставленных почти треть составили дети, не достигшие 14-летнего возраста.

Социальные приюты и центры временного содержания несовершеннолетних на сегодняшний день являются основными учреждениями, выполняющими задачи связанные с содержанием, первичной адаптацией и социализацией безнадзорных и беспризорных детей. Вместе с тем подготовленность педагогического персонала, социальных работников не всегда является достаточной для качественного проведения такого рода работ. Деятельность психолога в рамках учреждений указанного типа также не является достаточно эффективной, если она не является частью единой системы психолого-педагогического сопровождения в рамках социального учреждения. Особую сложность представляет дифференциация методов работы с разными категориями воспитанников, с учётом наличия общепсихологических основ и принципов и отсутствием конкретной информации о составе «микросреды». Как показывает практика, жизнь подростков в социальных приютах жестко регламентирована и практически отсутствует какое-либо содержание совместного проживания, совместной деятельности, совместного отдыха и т.д. С одной стороны, это объясняется тем, что воспитанники находятся в приюте не долго, после установления их личности, подростков отправляют либо в детские дома, либо возвращают в семью. И, с другой стороны, социальные приюты, относятся к разным ведомственным структурам (социальным, медицинским и т.д.), которые не имеют никакого отношения к системе образования, что само собой сказывается крайне отрицательно на организации жизнедеятельности подростков, проживающих, хоть и временно, в таких учреждениях.

В настоящее время наметилась несколько тенденций на организацию содержательной деятельности детей, временно проживающих в социальных приютах, но данная проблема только обсуждается на разных уровнях и для принятия верного решения необходима глубокая проработка данной проблемы с учетом психологии «социальных сирот». В отечественной психологии уже не в первый раз предпринимаются попытки изучения психологии сирот (А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых), так же организация жизнедеятельности детей в детских домах и интернатах (Е.Е.Кравцова), но не следует забывать, что приютские дети имеют свои специфические отличие от обычных детей. Опора на знание психологических особенностей этой категории подростков позволит осуществлять психологическую помощь по коррекции их поведения. В большинстве работ современных исследователей основной интерес вызывают скорее причины ухода детей из дома, чем последствия их пребывания на улице (Стивенсон С.А., Ушакова Т.А., Пронина Е.И. и др.). Различные личностные патологии, как детей, так и их родителей, социальный контекст ухода рассматриваются в работах Беличевой С.А., Романовой Е.С., Потемкиной О.Ф., Усановой О.Н., Королева В.В., Алмазова Б.Н., и др. В последние годы ряд авторов активно изучают такие причины детской бездомности, как насилие в семье и сексуальные домогательства со стороны взрослых (Чаликова Г.В., Рековская И.Ф., Шелкова В.А., Журавлев B.C. и др.). Изучением статусных характеристик и особенностей подросткового возраста, проблемами становления личности подростка, исследованиями влияния социального окружения на детей, адаптивности их в трудной ситуации занимались И.С.Кон,

A.В.Мудрик, А.В.Петровский, В.А. Петровский, C.B. Дармодехин,

B.А. Луков, В.Т. Лисовский, В.Т. Кудрявцев, A.B. Плотников, A.C. Белкин, И.М. Слободчиков, В.Т.Кондрашенко, М.Ю. Кондратьев, А.Е Личко, А.М.Прихожан, А.Г. Лидере, Н.Г. Салмина, В.К.Шабельников, Ю.Л. Сыэрд и другие. Опираясь на имеющиеся в литературе данные, мы, вслед за многими другими исследователями, склонны видеть, в качестве основного фактора, мотивирующего несовершеннолетнего на уход из дома, семейную ситуацию, психологическую атмосферу семьи, отношения между членами семьи (H.H. Авдеева, А .Я. Варга, М.И. Лисина, С.Ю. Мещерякова, В. Сатир, В.В. Столин и др).

В рамках рассмотрения причин ухода и подростка из дома, мы сосредоточили свое внимание на особенностях восприятия подростком своей семьи и семейных отношений. Данный аспект является наиболее важным, так как именно в нем реализуется, с одной стороны, возрастная избирательность осознания сложнейшей и органически связанной со всей жизнедеятельностью ребёнка и подростка, реальности семейных отношений; с другой стороны, именно восстановление целостности и качественное положительное изменение восприятие образа семьи и семейных отношений является, по нашему мнению, психологической основой коррекции поведения несовершеннолетних, в условиях специализированного учреждения - социального приюта. Цель исследования

Выявить психологические основы построения коррекционной работы с подростками (из числа беспризорных и безнадзорных) в условиях социального приюта.

Объект исследования

Восприятие семьи и семейных отношений подростками из числа беспризорных и безнадзорных. Предмет исследования

Специфика восприятия семьи и семейных отношений подростками -воспитанниками социального приюта временного содержания. Гипотезы исследования:

1. Психологическая коррекция поведения подростков, из числа безнадзорных и беспризорных, в рамках специализированного учреждения -социального приюта базируется:

-на знании личностных особенностей подростков, находящихся без попечения семьи на протяжении разного времени;

-на представлении о специфике восприятия безнадзорным подростком семьи и семейной ситуации.

2. Определяющее значение для разработки коррекционных программ имеет преставление о социальном приюте как модели учреждения -посредника, между социумом и семьёй. Задачи исследования

1. Провести анализ факторов, способствующих уходу несовершеннолетних из семьи.

2. Выявить специфику формирования личностных черт и особенностей поведения в зависимости от времени пребывания подростка в ситуации безнадзорности.

3. Выявить специфику социального приюта, способствующую повышению качества и результативности коррекционной работы с несовершеннолетними безнадзорными и беспризорными.

4. Проанализировать возможности реадаптации и психолого педагогической реабилитации безнадзорных и беспризорных подростов в условиях специализированного учреждения - социального приюта.

5. Выявить специфику социального приюта, способствующую повышению качества и результативности коррекционной работы с несовершеннолетними безнадзорными и беспризорными.

Методологической основой исследования является культурноисторическая концепция J1.C. Выготского. Анализировались современные отечественные подходы к психологии и педагогике сиротства и кризисных состояний несовершеннолетних, представленные в работах А.С.Макаренко,

B.А.Сухомлинского, A.M. Прихожан, Н.Н.Толстых, Т.А. Снигирёвой,

C.А.Беличевой, А.Е.Личко, В.К. Шабельникова, А.Б.Холмогоровой, И.М.Слободчикова, Г.А.Суворовой, В.Т.Кондрашенко, И.С.Якиманской, Т.В.Шульги и др.

Методы исследования:

• тест Айзенка (подростковый вариант);

• тест адаптивности К. Роджерса, Р. Даймонда в обработке Т.В. Снегиревой;

• тест акцентуаций А.Е.Личко;

• тест коммуникативного контроля М.Шнайдера;

• методика «Диагностика уровня эмпатических способностей» (В.В.Бойко);

• интервью, беседа;

• методы включённого наблюдения;

• методика «незаконченные предложения».

Надежность и достоверность результатов исследования.

Достоверность результатов исследования обеспечивается

1) соответствием материала методик разработанному теоретическому конструкту, а теоретического конструкта — избранному методологическому подходу;

2) качественным анализом литературы по теме;

3) репрезентативностью и объемом выборок респондентов;

4) качественной и количественной обработкой экспериментальных данных и статистической значимостью полученных закономерностей;

5) комплексным использованием различных методов исследования. Эмпирическая база исследования

В исследовании приняли участие 149 подростков в возрасте 13-15 лет -чел., 120 взрослых - из числа специалистов социального приюта, работников ода.

Исследование проводилось на базе отдела по делам несовершеннолетних ГУВД г. Химки, социального приюта для детей и подростков, оставшихся без попечения родителей г. Химки Московской области, Государственного учреждения социального обслуживания Московской области «Химкинского центра психолого-педагогической помощи населению «Семья» Министерства социальной защиты населения Московской области.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоит в уточнении и дополнении сущностные характеристик понятий «беспризорность» и «безнадзорность», проведении содержательного анализа нормативной базы по исследуемой проблеме. Выявлено и обосновано значение восприятия образа семьи несовершеннолетним, как одного из ведущих факторов в формировании и реализации установки на уход из дома. Предложена и обоснована классификация групп подростков в зависимости от времени нахождения без попечения семьи. Выявлены возможности коррекционной работы с беспризорными и безнадзорными подростками в зависимости от специфики восприятия ими семьи и семейных отношений. Представлена модель социального приюта - как учреждения - посредника в процессе реадаптации подростков из числа беспризорных и безнадзорных.

Практическая значимость исследования заключается в том, что на основании проведённого исследования, выявления индивидуально-типологических особенностей беспризорных и безнадзорных детей, особенностей восприятия ими семьи и семейных отношений, разработаны комплексы коррекционных занятий (тренингов) с различными категориями воспитанников социальных приютов. Разработана программа психологической работы с контингентом и специалистами социального приюта.

Положения, выносимые на защиту

1. Ведущими факторами риска ухода подростка из семьи являются восприятие подростком: а) семейной ситуации как деструктивной (неблагополучной); б) отношений в семье как неадекватных (не соответствующих его представлению о норме).

2. Социальная ситуация беспризорных и безнадзорных детей обуславливает развитие ряда специфических личностных характеристик, создаёт специфическую адаптивно - приспособительную поведенческую модель.

3. Время нахождения в состоянии безнадзорности, является значимой характеристикой обуславливающей специфику характерологических и поведенческих особенностей беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних.

4. Специализированное учреждение - социальный приют для несовершеннолетних является промежуточной моделью реадаптации безнадзорного подростка к нормализации семейной ситуации.

Апробация результатов работы.

Содержание работы докладывалось и обсуждалось на заседаниях кафедры психологии МГОУ в период с 2006 по 2008 г.г., на заседаниях кафедры проектирующей психологии Института Психологии им. Л.С.Выготского РГГУ в период 2007-2008 г.г., на научно-практических конференциях Москвы, на международной конференции «Социальное обслуживание семьи, женщин и детей» г. Калининград, международной социально-политическом форуме в г. Форос 2003-2004 г.г., международной конференции программы Конгресса США «Open World», октябрь 2003 год, город Хартфорд (штат Коннектикут). Международная конференция в США г. Атланта (штат Джорджия) ноябрь 2003 год. Результаты исследования внедрены в практику муниципального Информационно-делового центра и муниципального Центра психолого-педагогической помощи населению администрации Химкинского района Московской области. В 2007 году результаты исследования стали основой для составления программы психологической помощи безнадзорным подросткам в Государственном учреждении социального обслуживания Московской области «Химкинский центр психолого-педагогической помощи населению «Семья». Министерства социальной защиты населения Московской области.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, приложений. Библиографический список литературы включает 225 источников, из них на русском языке - 209, на английском языке - 16.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Выводы по результатам проведённого исследования:

1. Беспризорные и безнадзорные, составляют особые группы несовершеннолетних со свойственными для них ценностями, нормами, правилами взаимоотношений и другими социально-психологическими особенностями, условия их жизнедеятельности в значительной мере провоцируют их отклоняющееся (девиантное и делинквентное) поведение.

2. Решение ребенка уйти из дому в абсолютном большинстве случаев обусловлено следующими факторами: насилие в семье, тяжелые отношения между родителями, родительский алкоголизм и наркомания, заброшенность, отсутствие эмоциональной связи с членами семьи, бедность, недоедание.

3. Восприятие образа семьи несовершеннолетним, является одним из ведущих факторов, формирующих установку на уход из дома. При этом сам факт ухода может рассматриваться в следующих вариантах 1) как результат расхождения реального образа и идеального (желаемого); 2) как результат распада образа (нивелировка) позитивного (не - идеального) образа семьи под преобладающим влиянием негативного отношения к несовершеннолетнему со стороны членов семьи; 3) как результат психотравматической трансформации образа семьи (в частности - повторный брак одного из родителей, в результате которого меняется структура внутренних взаимоотношений в сторону исключения несовершеннолетнего из системы привычного (нормативного) общения.

4. Несовершеннолетние, находящиеся без надзора длительное время, с одной стороны обладают достаточно развитыми и сформированными личностными характеристиками, что в результате и приводит к формированию специфической модели адаптации и жизнедеятельности, с другой стороны каждый субъект данной группы несёт в себе сложный личностный конфликт, состоящий из деформации нормативного общения и деятельности, утраты доверия к миру, представления о собственной ненужности миру в целом и субъектам мира, в частности, и в то же время — психологической усталости от существующей ситуации, сознательного желания «возвращения» и боязни реализации этого желания.

5. Социальный приют, являясь специализированным учреждением социальной защиты несовершеннолетних по форме, содержательно является средовом пространством реадаптации, что позволяет говорить о нём, как об учреждении-посреднике, в системе «улица-подросток-семья», основной функцией которого является восстановление норм восприятия несовершеннолетними социальных, в том числе семейных отношений, восстановление «базового доверия к миру».

6. Модель деятельности социального приюта связана с необходимостью создания такой среды, которая будет способствовать активизации изменения жизненной позиции личности, изменению системы целеполагания, собственно системы ценностей, развитию и закреплению качеств и особенностей личности, позволяющих говорить о социальной и личностной зрелости.

Заключение

Детская безнадзорность и беспризорность относится к числу исключительно сложных по генезису и по возможностям преодоления явлений. Понятно, что эта социальная патология является индикатором глубокого неблагополучия на многих уровнях общественного организма (можно говорить о непрочности социальных связей, кризисе общественных ценностей наряду с негативными процессами в области благосостояния, занятости, о неэффективности государственных институтов, неразвитости гражданского общества и т.д.). Для того чтобы лучше понять происходящие в обществе изменения и то, как они отражаются на судьбах семей и детей, необходимы специальные исследования. С помощью таких исследований можно было бы увидеть, где и как иссякают резервы адаптации. Именно такое исследование было проведено в данной научной работе.

Проанализировав отечественный и зарубежный опыт работы с неблагополучными подростками, в данной научной работе методом экспериментального исследования был проведен сбор данных о беспризорных и безнадзорных подростках и разработаны программы профилактики и непосредственной адаптации несовершеннолетних.

Содержание рекомендованной психологической работы с безнадзорными и беспризорными в социальном учреждении включали основные аспекты взаимоотношений подростков друг с другом, основные рекомендации в области непосредственной организации работы с «трудными» подростками, а также разработана программа, состоящая из всестороннего изучения проблемы, психокоррекционной работы и патронажа.

В качестве целостной программы реабилитации беспризорных и безнадзорных детей, в данной научной работе была разработана годовая психолого-педагогическая программа, состоящая из двадцати занятий, посвященных изучению групповых правил, создании атмосферы доверия и защищенности, пониманию своих эмоций и чувств, осознанию отрицательных эмоций и методов их искоренения, осознанию себя и своего внутреннего мира, повышению самоуважения, пониманию собственной неповторимости, проблемам взаимоотношений девушек и юношей (мальчиков и девочек), повышению уверенности в себе и закреплению достигнутых результатов. Важно отметить, что в течение деятельности приюта (центра) до 2006 г. статистические данные по категориям — побег из приюта, повторное возвращение в приют с улицы, повторный побег - соотносились в целом с данными других социальных учреждений, составляя от 8 до 19 человек в год, с начало реализации элементов описанной модели деятельности приюта, системы активных психокоррекционых мероприятий, отмечены следующие тенденции - резкое снижение числа побегов из социального приюта (0 чел -2008, 2 чел. -2007, 7 чел.-2006, 17 чел. -2005), повышение % воспитанников (возращение в социальный приют, минуя улицу) (3% - 2005 г. - 24% - 2008г.) из числа «повторно ушедших из семьи».

Диаграмма 9

Динамика побегов подростков из приюта

Диаграмма 10

Динамика роста воспитанников из числа «повторно вернувшихся»

100% г 80% -бо% ;

40% -20% • 0%

2005 г. 2008 г.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Пичугин, Виталий Григорьевич, Москва

1. Адлер А. Беспризорные дети. - Ф.- на Майне. 1997.

2. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних //Дис. на соиск. уч. степ, к.п.н. Свердловск, 1986.

3. Арефьев A. JI. Беспризорные дети России // Социологические исследования. -2003. №9.

4. Абрамова Г.С. Введение в практическую психологию М, 1994.

5. Агеев B.C. Социальная идентичность личности. В книге: Социальная психология: Хрестоматия, //сост. Е.П. Белинская, O.A. Тихомадрицкая. -М.: Аспект Пресс, 1990.

6. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: МГУ, 1990.

7. Айсмонтас Б.Б. Общая психология: Тесты. М.: изд-во ВJIAДОС-ПРЕСС, 2002 г.

8. Айсмонтас Б.Б. Педагогическая психология: Схемы и тесты. М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2002.

9. Актуальные проблемы социального воспитания/ Отв.ред. Т.Ф. Яркина.- М.: Запорожье: Изд. АПН СССР, 1990.

10. Антология социальной работы: В 5 т. Т. 2. Феноменология социальной патологии / Сост. М.В. Фирсов — М.: Сварогъ —НВФСПТ, 1995.

11. Алмазов Б.Н. Психологические основы психологической реабилитации: Учеб. пособие / Науч. ред. Э.Ф. Зеер. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. проф.-пед. ун-та, 2000.

12. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. Т. 1. - М, 1980.

13. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М, 1977. Н.Андреев Г.М., Богомолова H.H., Петровская JI.A. Современная социальная психология на Западе - М.: Изд-во МГУ, 1978.

14. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспет Пресс, 1996.

15. Антонов А. Н. Системное представление семьи как объекта исследований // Семья в России. 1998. - № 3 - 4. - С. 52 - 68.

16. Антонов А. А. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процессов). М.,1998. - 360с.

17. Алексеева JI. С., Плотник М. М., Спиваковская А. С., Ширинский В. И. Влияние внутрисемейных отношений на формирование личности ребенка. -Вып. 1. М.: ЦБКТИ Минсоцзащиты населения Российской Федерации, 1995. -40 с.

18. Анн JL Ф. Психологический тренинг с подростками.- СПБ: Питер, 2005.

19. Андриенко В.К. Гербеев Ю.В. Невский И.А "Система перевоспитания подростков в условиях специальной школы", Москва, 1990

20. Баразгов К.Б., Смирнов Ю.А. Возможна ли статистическая оценка детской беспризорности? /К.Б. Баразгов, Ю. А. Смирнов//Вопросы статистики. 2Ö00.-№4.

21. Бакаев А.А.Система профилактики правонарушений несовершеннолетних. -М.: Логос, 2004.-318 с.

22. Барсукова С. Ю. Неформальная экономика и система ценностей россиян. Социологические исследования. -—2001—№1.

23. Башкатов И. Психология групп несовершеннолетних правонарушителей (социально-психологические особенности). М., 1993.

24. Беличева С.А. Развитие сети государственных учреждений для детей-сирот в России и проблемы их совершенствования // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабили-тационной работы. — 1999. — №3

25. Богомолова Т. Ю., Тагилина В. С. Экономическая стратификация населения России в 90-е годы. Социологические исследования. —2001. —№6.

26. Брутман В. Социальное сиротство: по пути отчаяния // Нар. образование. — 1994.-№9-10.

27. Брутман В. Причины социального сиротства // Социальная работа. — 1994. — №2/5.

28. Беспятова Н. К. Коммунары тридцатых годов. Педагогика, 1996. № 4. — 97 с.

29. Беляева Л.И. Материалы конференции «Подросток и закон». Институт «Открытое общество» (Фонд Сороса). М.: Юристъ, 2002.

30. Беляков В.В. Сиротские детские учреждения в России. Исторический очерк. -М.: Проспект, 1993. С. 11, 84.

31. Бочарова В.Г. 555 замечательных игр и игровых сценариев для школьников: Сборник игр для детей от 7 до 12 лет. М., 2001.

32. Брушлинский A.B. О природных предпосылках психического развития человека. М., 1977.

33. Буянов А.И. Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра (книга для учителей и родителей). М., 1998.

34. Бодалёв А. А. Восприятие и понимание человека человеком. Издательство МГУ, 1982 г.

35. Благотворительность в России: В 3 т. -СПб., 1907. -Т.2.

36. Болыпая советская энциклопедия. -М.: Советская Энциклопедия, 1930. Т.1

37. Большая советская энциклопедия в 4 томах /Под ред. О. Ю. Шмидт. М., 1931. -Т. 5; 21.

38. Борьба с детской беспризорностью». /Под ред. Я. А. Перель и А. А. Любимова. М. Л., 1932. - 142 с.

39. Бурлакова Т. Т. Гуманистическая воспитательная система детского дома. Реализация философско-педагогических идей Л.Н. Толстого в педагогической практике Яснополянского детского дома. Тула: Литпросвет, 2001.

40. Бреева Е.Б. Дети в современном обществе. М., 1999. — 368с.

41. Василъкова Ю.В. Социальная педагогика. Курс лекций /Уч. пособие.- М.: Знания, 1999. С.87.

42. Вачков И. В. Основы технологии группового тренинга. -М.: «Ось-89», 1999 г.

43. Взаимодействие субъектов профилактики детской безнадзорности в процессе комплексной реабилитации несовершеннолетних разных возрастных групп/ Под ред. Г.М. Иващенко. М.: ГосНИИ семьи и воспитания, 2003. - 160 с.

44. Волкова Н., Величко О. Профилактика безнадзорности и правонарушений совершеннолетних //Законность, 2000.№ 7.

45. Волков Б.С. Психология юности и молодости. М. Академический проект. 2006 г.

46. Воспитательный потенциал семьи и социализация детей // Педагогика.-1999.-№4.- С. 27-39

47. Выготский Л.С. Психология развития человека. М., 2003.

48. Выгодский Л.С. Развитие высших психических функций. М., 1960.

49. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: ЛГУ. - 1984.

50. Гилинский Я.И. Социология дивиантного поведения. СПб., 1993.

51. Григорьев С.И., Растов Ю.Е. Основы современной социологии. М., 2002.

52. Григорьев С. И. Гуслякова Л. Г. Социология для социальной работы. М., МАГИСТР-ПРЕСС, 2001.

53. Грищенко Л.А., Алмазов Б.Н. Психология отклоняющегося поведения и задачи педагогической реабилитации трудновоспитуемых учащихся. -Свердловск: Свердл. Инж. Пед. Институт, 1987.

54. Горшкова Е.А.Помощь трудным детям// Вечерняя средняя школа, 1996 , № 1.

55. Горьковская И.А. Влияние семьи на формирование делинквентности у подростков // Психологический журнал. 1994. № 2

56. Грецов А.Г. Тренинг общения для подростков. СПб., 2005.

57. Дармодехин C.B. Безнадзорность детей в России // Педагогика, 2001. № 5.-С. 4.

58. Дружинин В.Н. Психология семьи. Питер, 2005 г.

59. Дети улицы. Образование и социальная адаптация безнадзорных детей / Под ред. А.П. Майорова. М.: Инфра-М, 2001. С.112.

60. Дети улицы. Растущая трагедия городов //Доклад для Независимой комиссии по международным гуманитарным вопросам. М., 1990.

61. Детская беспризорность и борьба с ней. //Тезисы докладов. М., 1926. 4 с.

62. Детская беспризорность и детский дом. //Сборник. /Под ред. С. С. Тизанова, В. JI. Швейцер, В. М. Васильевой. М., 1926. 240 с.

63. Детская беспризорность. Предупреждение и борьба с ней. /Под ред. Тизанова С. С. М., 1923. 72 с.

64. Детские дома: практика работы. //Сборник. /Сост. 3. И. Мелина, В. А. Мичурин, A. JI. Меленевский, А. М. Рябцев, С. И. Якимюк. М., 1927. 102 с.

65. Детский дом: уроки прошлого. //Сборник. /Сост. Мыльникова Г. М., 1990. -191 с.

66. Дудина М.Н. Педагогика: Долгий путь к гуманистической этике. Екатеринбург, 1998, С. 40.68.3ареченова Е. А. В. Н. Сорока-Росинский о воспитании. Пятигорск, 2000. -22 с.

67. Исторический опыт социальной работы в России/ Под ред. Л.В.Бадя., М., 1994.

68. Кабо Любовь. Жил на свете учитель. М., 1970. 96 с.

69. Канторович Я.А. Законы о детях. -СПб., 1899.

70. Кле М. Психология подростка.- М., 1994

71. Климантова Г.И., Федотовская Т.А. О профилактике беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации //Аналитический вестник. Сер. № 46 «Основные проблемы социального развития России», 2002. № 20 (176). С.24.

72. Козлов Н.И. Лучшие психологические игры и упражнения.- Екатеренбург, 1997

73. Ковалёв C.B. Психология современной семьи. М., 1991.- 159 с.

74. Ковалев C.B. Информационно-методические материалы к курсу «Этика и психология семейной жизни»: Книга для учителя.- М., Просвещение, 1998.

75. Короленко Ц.П., Донских Т.А. Семь путей к катастрофе: деструктивное поведение в современном мире. Новосибирск, 1998.

76. Королев В.В., Психические отклонения у подростков-правонарушителей. М., 1992.

77. Кулагина И. Ю. Колюцкий В. Н., Возрастная психология. Полный жизненный цикл развития человека. М., Сфера, 2009 г.

78. Кулагина И. Ю., Педагогическая психология. М., Сфера, 2008 г.

79. Куликова Т. А. Семейная педагогика и домашнее воспитание: Учебник для студ. сред, и высш. пед. учеб. заведений. — М.: Издат. центр «Академия», 1999.- 238 с.

80. Кривоносов А.Н. Правовые и организационные основы профилактики безнадзорности, беспризорности и правонарушений несовершеннолетних органами внутренних дел.//Дис. канд.юрид.наук: 12.00.14. М., РГБ, 2003, с.18

81. Келли Г. Процесс каузальной атрибуции. Современная зарубежная социальная психология. Тексты. Под ред. Г.М.Андреевой, Н.Н.Богомоловой, Л.А.Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984, С. 127-137.

82. Кравцова Е.Е. Разбуди в ребенке волшебника. — М., Просвещение: Учебная литература 1996 г.

83. Кравцова Е.Е. Кризис культурно-исторической психологии и пути его преодоления. //Вопросы психологии №5, 2006 г.

84. Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (Социально-правовые очерки). -М.: Политиздат, 1959. С.95.

85. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л. :Медицина, 1983.

86. Максимов Е. Происхождение нищенства и меры борьбы с ним// Вестник благотворительности. -1901. -№ 5/6.

87. Макшанов С.И. Психология тренинга М., 2002

88. Мясищев В.Н. Психология отношений. Избранные психологические труды. Москва — Воронеж, 1995 г.

89. Мастюкова Е.М., Московкина А.Г. Семейное воспитание детей с отклонениями в развитии: учеб. пособ.- М.: Гуманит. Изд. Центр. ВЛАДОС, 2003, 408 с.

90. Москаленко В.Д. Программа социальной работы с семьями больных алкоголизмом.- М .: Центр общечеловеческих ценностей, 1992.- 299 с.

91. Мельникова Э.Б. Профилактика безнадзорности детей и подростков//Правозащитник. 1999. № 2.

92. Методы педагогических исследований: состояние, проблемы, перспективы. Сборник научных статей, материалы Всероссийского семинара по методологии / Под ред. В.М. Полонского. М.: ИТИП, 2006. - 252 с.

93. Мустаева Ф.А. Социальная педагогика. М., Академический проект, 2003, с.283

94. Назукина Л.И. Комплексная реабилитация детей и подростков -социальных сирот//Работник социальной службы. -№3.

95. Народное образование в СССР. Под ред. Р.Л. Литвиненко. М.: Политиздат, 1948. С.248.

96. Нечаева A.M. Детская беспризорность — опасное социальное явление //Государство и право, 2001. № 6.

97. Нечаева A.M. Россия и ее дети (ребенок, закон, государство). М., 2000, с. 144,188.

98. Никитина Л.Е. Социальное воспитание детей — фактор стабилизации общества // Педагогика. — 1998. — № 7.

99. Новикова Н. Некоторые аспекты обеспечения защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: Методические рекомендации // Директор школы. — 2000. — № 5.

100. Ожегов С.И. Словарь русского языка. -М.: Русский язык, 1988.

101. Озеров В.А. Детская беспризорность и безнадзорность как один из факторов угрозы национальной безопасности России // Право и образование. 2002, № 1.

102. Озерецкий Н.И. Трудновоспитуемые дети: Имущественные правонарушения детей и подростков. -М.-Л., 1932.

103. Основные проблемы социального развития России, 2002. № 20 (176).

104. Основы профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних: Учебное пособие для вузов/Под ред. Ф.А. Мустаевой -М.: Академический Проект, 2003.

105. Основы профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних: Учебное пособие для вузов/Под ред. Ф.А. Мустаевой — М.: Академический Проект, 2003.

106. Отчет Московского общества патроната за 1914 года. М., 1915.

107. Отчет по Главному тюремному управлению за 1911 г.// Тюремный вестник. -1913. -№ 5. Приложение.

108. Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством// Справочник по законодательству для прокурорско-следственных и судебных работников. М.: Политиздат, 1962.

109. Об устройстве детей, оставшихся без родителей// Справочник по законодательству для прокурорско-следственных и судебных работников. М.: Политиздат, 1962.

110. Об устройстве исправительных приютов в России// Вестник благотворительности. -1902. -№ 2.

111. Педагогика современного детского дома. //Сборник. /Под ред. С. С. Тизанова, В. М. Васильевой, И. И. Донюшенко. М., 1927. 148 с.

112. Педагогическая энциклопедия в 4-х т. М., 1964 Т. 1; 2; 4.

113. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. -М.: ИНФРА-М, 1998

114. Подросток мигрант (Информация Московского городского центра «Дети улиц») // Социальное обеспечение, 2002. № 12.

115. Познышев C.B. Очерки тюрьмоведения. -М., 1913.

116. Постернак А. Беспризорные дети в 20-е годы// Нескучный сад, № 1, 2001.

117. Платонов Ю.П. Психология межэтнических конфликтов.- СПб.: Речь, 2001 г.

118. Проблемы общей теории права и государства /Учебник для ВУЗов под ред. B.C. Нерсесянца. — М.: Норма, 2002.

119. Пугачев В.П. Политология. М.: ООО «Издательство ACT», 2001.

120. Прихожан А. М., Толстых H. Н. Дети без семьи. Психология сиротства. М., 1993.

121. Рожков А.Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории, 2000. №11.

122. Репина Т.А. Социально-психологическая характеристика группы детского сада. М.: Педагогика, 1988.

123. Рыбинский Е.М. Нужен национальный механизм защиты детства // Народное образование. — 1994. — №5

124. Рыбинский Е.М. Положение детей в России // Педагогика. — 1994. — №6

125. Рыбинский Е.М. Феномен детства в современной России // Педагогика. — 1996. —№6.

126. Рыбинский Е.М., Кузнецова Л.В. Государственная социальная политика в интересах детей // Социс. — 1998. — №12.

127. Рыков С. Беглецы // Воспитание школьников. — 1994. — №1.

128. Рябинина Н. В. Детская беспризорность и преступность в 1920-годы. Ярославль, 1999. 124 с.

129. Семенова В. Российская благотворительность: Воспоминания о прошлом или наказ на будущее?// Социальная работа. -1993. -№ 1.

130. Селевко Г. К., СелевкоА.Г. Реабилитация детей с нарушением социальных связей и отношений / / Школьные технологии. — 2002.—№ 3.

131. Семья Г.В. Анализ взаимодействия органов опеки и попечительства с учреждениями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Вестник образования. — 2002. — № 16.

132. Семейная психотерапия./ Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В., Александрова Н.В.-СПб.: «Питер» 2000. 656 с.

133. Семья и дети в антинаркотических программах профилактики, коррекции, реабилитации,- М., 2003.- 240 с.

134. Смид Р. Групповая работа с детьми и подростками. М.: «Генезис», 1999.

135. Смирнова Е. О., Лагутина А. Е.: Осознание своего опыта детьми в семье и в детском доме// Вопросы психологии. 1991.- №6, с.30

136. Социальная работа с семьей / под ред. Т.В. Шеляг.- М.: Институт социальной работы, 1995.- 312 с.

137. Состояние детской безнадзорности и беспризорности в Российской Федерации (Информация Министерства внутренних дел Российской Федерации) //Аналитический вестник. Сер. № 46 «Основные проблемы социального развития России», 2002. № 20 (176). С. 81.

138. Сидоренко Е.В. Тренинг коммуникативной компетентности. СПб: Речь, 2001

139. Снайдер Д. Курс выживания подростков.- М.,1999 204 с.

140. Слуцкий Е.Г. Беспризорность в России: вновь грозная реальность//Социс. — 1998.—№3.

141. Смирнов С. Неучтенные души // Новое время. — 1997. — №10.

142. Сироты России: право ребенка на семью. М., 2001. 205 с.

143. Словарь-справочник по социальной работе. М., 1997. 417с.

144. Советская Белоруссия. -1996, 3 апреля.

145. Сорока-Росинский В. Н. Педагогические сочинения. М., 1991. 204 с.

146. Сорока-Росинский В. Н. Школа Достоевского. М., 1970. 64 с.

147. Состояние детской безнадзорности и беспризорности в Российской Федерации (Информация Министерства внутренних дел Российской Федерации) //Аналитический вестник. Сер. № 46 «Основные проблемы социального развития России», 2002. № 20 (176). С. 81.

148. Соловьев С.М. Сочинения. М.: Литература, 1989. Кн. 4. С. 172.

149. Социальная работа в Германии и Австрии: Учебное пособие/ Отв.ред. И.А. Зимняя. М, 1992.

150. Социальная реабилитация безнадзорных детей и несовершеннолетних с девиантным поведением: Учебно-методическое пособие. /Под ред. М.А. Новиковой. — М.: МГСУ Союз, 1999.

151. Социальная реабилитация дезадаптированных детей и подростков в специализированном учреждении: Пособие для сотрудниковспециализированных учреждений социальной реабилитации несовершеннолетних. /Под ред. Г. М. Иващенко. — М., 1996.

152. Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних: содержание и организация деятельности: Пособие для сотрудников центров / Под ред. Г.М. Иващенко. — М.: Государственный НИИ семьи и воспитания, 1999.

153. Социальный приют для детей и подростков: содержание и организация деятельности: Научно-методическое пособие для работников социальных приютов / Под ред. Г.М. Иващенко. — М.: НИИ семьи, 1997.

154. Трудные дети и подростки и методы работы с ними в детучреждениях. /Под ред. Бем О. JI. и Куфаева В. И. М., 1934. 93 с.

155. Трудоустройство поднадзорных// Трудовой путь. —1996, октябрь.

156. Труды VIII съезда представителей русских воспитательно-исправительных заведений для несовершеннолетних, состоявшегося в октябре 1911 г.-Спб., 1913 г.

157. Труды съезда по общественному призрению, созванного Министерством внутренних дел 11-16 мая 1914 г.: В 2 т. -Спб., 1914. -2 т.

158. Трудоустройство поднадзорных// Трудовой путь. -1996, октябрь.

159. Трудный подросток. // Сборник статей, М. 1978 г.

160. Тюремный вестник. -Спб., 1913.

161. Утевский Б. С. Детский дом. М., 1932. 12 с.

162. Федеральная целевая программа 1997 года «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»// СЗ РФ, 1997. №

163. Философия, политология, экономика. //Словарь. Ярославль, 1997. 206 с.

164. Философский словарь. /Под ред. М. М. Розенталя и П. Ф. Юдина. М., 1963.-544 с.

165. Фирсов М.В. Социальная работа в России: теория, история, общественная практика. -М., 1996.

166. Холостова Е. И. Генезис социальной работы в России. М.,

167. Хлобустов О. Об опыте борьбы с детской беспризорностью.//Диалог. -1998, №6

168. Цукерман Г.А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. М. Рига, 1995.

169. Чепуриых Е. Преодоление социального сиротства в России в современных условиях // Народное образование. — 2001.—№7.

170. Шапатина О.В. Согласование родительских позиций как условие развития личности ребенка в семье //Дис. на соиск. уч. степ, к.п.н. М. -2001г.

171. Шабельников В.К. Функциональная психология: Формирование психологических систем: Учебник для вузов. М. Академический проект, 2004 г.

172. Шабельников В.К. Социально- психологические основания анализа жизнедеятельности семьи как детерминирующей системы развития личности // Семейная психология и семейная психотерапия № 4, 2007.

173. Шипицина JI.M., Иванова Е.С. Развитие личности ребенка в условиях материнской депривации.- СПб.: ЛОГУ, 1997,- с. 241.

174. Шнейдер Психология семейных отношений: Курс лекций.- М.: Апрель-Пресс, 2000.-512 с.

175. Шульга Т.Н., Олиференко Л.Я. Психологические основы работы с детьми «группы риска» в учреждениях социальной помощи и поддержки.- М.: «Академия», 1997,- 278 с.

176. Шохина H.A. Профилактику безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних — на уровень новых задач // Отечественный журнал социальной работы. — 2002. — № 3.

177. Шмидт В.Ф. Модели межведомственного взаимодействия в профилактике социального сиротства // Отечественный журнал социальной работы. — 2002. —№ 1.

178. Archer A.L. and Waterman A.S. «Varieties of Identity Diffusions and Foreclosuration on Subcategories of Identity Statuses». Journal of Aldolescent Research. 1990, 5.

179. Ericson. E.H. Identity, Youth, and Crisis. New York, 1989.

180. Erikson E. Identity and life cycle. N.Y.: Norton, 1980.

181. Eskilson A., Wiley M.G., Muehlbauer G., and Dodder L. «Parental Pressure, Self-Esteem and Adolescent Reported Deviance: Bending the Twig Too Far.» Journal of Youth and Adolescence, 1986, 21.

182. Juhasz A.M. «Significant Others fnd Self-Esteem: Methods of Determining Who and Why». Journal of Youth and Adolescence, 1989, 24.

183. Rodriguez-Tome H. Le moi et l'autre dans la conscience de l'adolescent. -Neuchatel, 1972.

184. Rosenthal D.A., Moore S.M. and Taylor M.J. «Ethnicity and Abjustment: Italian-Australian Working Class Adolescents». Journal of Youth and Adolescenc, 1983, 12.

185. Richman C.L., Clark M.L. and Brown K.P. «General and Specific Self-Esteem in Late Adolescent Students: Rase x Gender x SES Effects». Journal of Youth and Adolescence, 1985, 20.

186. Paul, M.J., and Fischer, J.L. «Correlates of Self-Concept among Black Early Adolescents. Journal of Youth and Adolescence», 1980.

187. Wayment H., Zetlin. Theoretical and Methodological Considerations of Self-Concept Measurement. Adolescence, 1989.

188. Strang, R. The Adolescent Views Himself. New York.: McGraw-Hill, 1957.

189. Street,S. Feedbesk and Self-Concept in High School Students. Adolescence, 1988.

190. Marcia J.E. «Development and Validation of Ego Identy Status». Journal of Personality and Socil Psychology. 1966, 3.

191. Marcia J.E. «Identity and Intervention». Journal of Adolescence, 1989, 12.

192. Muuss R.E. Theories of Adolescence. 5th ed. Copyright. McGrow Hill Publishing Company. 1988.

193. Zuk G.H. Family therapy: Clinical hodgepodge orclinical science? // Journal of Marrige and Family Counseling, 2(4), 299—303. 1976.

194. Нормативно-правовые источники

195. Федеральный закон Российской Федерации «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.99 № 120-ФЗ, ст.1

196. О критической ситуации с детской безнадзорностью: Постановление // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 17. — Ст. 1892.

197. О результатах единовременного учета детей в возрасте 7-15 лет, не обучающихся в образовательных учреждениях, и детей, не имеющих постоянного места жительства, по состоянию на 1 сентября 1999 г. // Вестник образования. — 2000. — №16(8).

198. Об организации работы по ведению государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей: Приказ // Вестник образования. — 2002. — № 18.

199. Об экстренных мерах по решению проблем детской беспризорности и безнадзорности: Приказ // Вестник образования. — 2002.—№5.

200. О внесении дополнения и изменения в статью 6 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей,оставшихся без попечения родителей»: Приказ // Вестник образования. — 2002.—№ 12.

201. О принятии безотлагательных мер по возвращению несовершеннолетних, самовольно ушедших из семей, образовательных, иных детских учреждений: Письмо // Вестник образования. — 2002. — № 1.

202. Федеральный закон РФ. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних // Вестник образования. — 2000. — №6.

203. Федеральный закон РФ. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 31. —Ст. 3802.

204. Дети, находящиеся в особо трудных обстоятельствах. Дети, лишенные родительского попечения // Ежегодный государственный доклад «О положении детей в Российской Федерации. 1996 год» / Под ред. Г.Н. Кареловой.—М.: Синергия, 1997.

205. Дети России на пороге XXI века: Независимый доклад Российского Детского фонда о положении детей и реализации Конвенции о правах ребенка в Российской Федерации // Дитя человеческое. — 2000. — № 4-5-6 (19-20-21).

206. Пичугин Виталий Григорьевич

207. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНИЯ БЕСПРИЗОРНЫХ И БЕЗНАДЗОРНЫХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В УСЛОВИЯХ СОЦИАЛЬНОГО ПРИЮТА.

208. Специальность 19.00.07-Педагогическая психология (психологические науки)jCn.Ls Iдиссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук1. Москва 2010