Автореферат диссертации по теме "Психологическая составляющая политической культуры молодежи"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

СОЛОВЬЁВА Мария Александровна

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ

(на примере студенческой молодежи Санкт-Петербурга)

Специальность 19.00.12 - «Политическая психология»

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

На правах рукописи

Санкт-Петербург — 2006

Работа выполнена на кафедре политической психологии факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный руководитель - Кандидат психологических наук, доцент

Защита диссертации состоится 12 апреля 2006 г. в 15 часов на заседании Диссертационного совета Д-212.232.54 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова 6, факультет психологии.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: Санкт-Петербург, Университетская набережная, д.7/9.

Елохина Татьяна Петровна

Официальные оппоненты: Доктор психологических наук, доцент

Ракитянский Николай Митрофанович Кандидат психологических наук, доцент Цветкова Лариса Александровна

Ведущая организация - Санкт-Петербургский государственный

институт психологии и социальной работы

Автореферат разослан

2006 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат психологических наук

2,006 к

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы

Пути, по которым движется нация в поиске ответов на жизненно важные вопросы бытия, во многом определяются ее политической культурой. Политическая культура является фундаментом, на котором строится здание реальной политики. Познание психологической составляющей политической культуры открывает перспективы для политического прогнозирования, принятия и эффективной реализации конкретных политико-управленческих решений не только отдельной страны, но и мира в целом в условиях ускоряющейся культурной и экономической глобализации.

Россия, обладая специфическим политико-культурным «генотипом», на протяжении последних столетий развивается в условиях постоянного конфликта различных субкультур [Д.В. Гудименко, 1994]. Их представители ведут разговор на разных языках, почти не понимая друг друга. И если западноевропейская политическая культура дает возможность субъектам политической жизни согласовывать свои интересы, избегая острых противоречий, то российская политическая культура по сей день не накопила необходимый для этого потенциал. Сегодня необходим поиск общего языка для ведения политического диалога между представителями разных субкультур. Решение этой актуальной проблемы требует расширения пространства общих политических смыслов, а также изучения индивидуальных и групповых ценностных «портретов» с целью выявления точек их соприкосновения. В связи с этим особенно важным представляется исследование молодежной политической субкультуры, поскольку молодежь, находясь в общем контексте социально-политических изменений, имеет в то же время особый статус, определяемый ее социально-психологическим своеобразием. Как отметил Президент РФ В.В.Путин на ежегодной пресс-конференции (27.01.2006г.),

молодежи необходимо уделить пристальное внимание -как -главному ресурсу

РОС. НЛЦИОИА^^

С11СП11ПГ»!

общества, от которого в скором времени будет зависеть вся полнота принятия политических решений.

Современное состояние проблемы

Политическая культура представляет собой сложное многогранное и многоуровневое явление, затрагивающее все сферы жизнедеятельности общества. Это обусловливает интерес к нему разных наук, следствием чего является многозначность в трактовке понятия «политическая культура» и его составляющих.

Представление о феномене политической культуры появилось одновременно с возникновением науки о политике (например, теория «стабильной демократии» и «гражданской культуры» Аристотеля, Полибия и Цицерона). Идея политической культуры как метода познания политической жизни возникла в XVIII в., а введение понятия «политическая культура» в научный оборот состоялось в середине XX столетия после появления концепции политической культуры, положившей начало теоретическому осмыслению этого феномена в современной политологии и социологии. Согласно подходам западных исследователей [X. Файнер, Г. Алмонд, С. Верба, Л. Пай, Д. Кванах, Б. Джессоп, У. Розенбаум, Р. Kapp, М. Бернстейн, Р. Престус, Л. Дитмер, Р. Путнэм и др.] политическая культура формирует целостность и интегрированность политической сферы и определяет политическое поведение людей, придавая ему то или иное содержание и направление.

В России понятие «политическая культура» стал широко использоваться в общественно-политическом дискурсе на рубеже XIX - XX вв. [М. Острогорский, А. Миров, А. Рыкачев, П. Струве, А. Луначарский, Н. Бухарин]. Особое место феномен политической культуры занимает в работах русских религиозных философов в связи с размышлениями об особенностях национального характера и его влиянии на стиль взаимоотношений между

обществом и государством [H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, Вяч. Иванов, И.А. Ильин, Н.О. Лосский, Г.П. Федотов, П А. Флоренский, С.Л. Франк].

С 70-х гг. XX в. в ответ на разработки западных ученых началось систематическое исследование политической культуры в СССР [Ф.М. Бурлацкий, A.A. Галкин, Н.М. Блинов, Ю.П. Ожегов, Ф.Э. Шереги и др.], направленное, прежде всего, на поиск устойчивых характеристик политического поведения и политического сознания народных масс, а также особенностей политического стиля властвующей элиты.

На современном этапе развития отечественной науки после признания междисциплинарной значимости политической психологии все больше внимания уделяется психологическим аспектам общественно-политических явлений, в том числе и политической культуры [В.А.Решетников, 1991; М.Х. Фарукшин, 1991; А.А.Федосеев, 1994; В.В. Крамник, 1995; И.Б. Градинар, 1996; H.A. Головин, 1998; В.О. Рукавишников, 1998; К.С. Гаджиев, 1999; Е.Б. Шее гопал, 1999; Г.Л. Кертман, 2000; Д.В. Ольшанский, 2001; М.И. Шилобод, 2001 и др.]. В целом, несмотря на высокий интерес исследователей к феномену политической культуры и наличие большого количества попыток его осмысления в научной литературе, отсутствуют работы, трактующие политическую культуру как специфическое психолого-политическое явление.

Цель исследования - изучить психологическую составляющую молодежной политической субкультуры.

Задачи исследования

1. осуществить междисциплинарный подход к исследованию понятия «политическая культура» с целью описания его семантического поля;

2. произвести системный анализ феномена «политическая культура», выявить его психологическую составляющую и произвести анализ ее отдельных компонентов;

3. обосновать теоретико-методологический и методический подходы к эмпирическому исследованию проблемы;

4. разработать методы эмпирического исследования психологической составляющей политической культуры и провести пилотажное исследование;

5. осуществить эмпирическое исследование молодежной и «взрослой» политических субкультур и произвести их сравнительный анализ;

6. выявить психологическое своеобразие молодежной политической субкультуры;

7. разработать рекомендации по формированию и осуществлению молодежной политики.

Предмет исследования - психологическая составляющая политической культуры.

Объекты исследования

Представители двух доминирующих в обществе политических субкультур: молодежной и «взрослой».

1. Экспериментальная группа, исходя из целей данной работы, была составлена из представителей студенческой молодежи трех вузов Санкт-Петербурга: Санкт-Петербургского государственного университета (факультета психологии и исторического факультета), Санкт-Петербургского государственного университета путей сообщения и Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета. Возраст респондентов - от 18 до 25 лет, количество - 100 человек (из них 43% мужчин, 57% женщин).

2. Контрольную группу составили взрослые люди в возрасте от 40 до 60 лет, имеющие высшее образование и включенные в социально значимую профессиональную деятельность технического и гуманитарного профиля, в количестве 70 человек (из них 40% мужчин, 60% женщин).

Всего в диссертационном исследовании приняли участие 220 человек (50 респондентов в пилотажном исследовании и 170 респондентов в основном исследовании).

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологическую основу исследования составили междисциплинарный подход к описанию феномена политической культуры, системный подход к исследованию психики человека В.А. Ганзена, а также системное описание политической психологии А.И. Юрьева.

Гипотезы исследования

1. Политическая культура содержит в своей структуре психологическую составляющую.

2. Молодежная политическая субкультура отличается психологическим своеобразием.

Методы исследования

Для эмпирического исследования психологической составляющей политической культуры - политического сознания и политического поведения - был составлен специальный пакет психологических методик.

Многогранность и взаимосвязанность компонентов политического сознания обусловили необходимость выбора методик, обладающих комплексными диагностическими возможностями:

a) тест «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева;

b) методика «Ценностные ориентации» В.А. Ядова;

c) тест С. Шварца, направленный на изучение доминирующих в культуре ценностей;

(1) тест «Культурно-ценностные ориентации» Дж. Таусенда.

Для эмпирического исследования политического поведения использовались авторские анкеты:

a) анкета «Виды политического поведения»;

b) анкета «Формы политического поведения».

Анкета «Виды политического поведения» сконструирована на основе моделей А.И. Юрьева «Психология политического общества» и «Психология политического поведения». Анкета состоит из 16 утверждений, каждое из которых соответствует содержанию одного из 16 массовидных явлений психолого-политического характера и служит индикатором для выявления видов политического поведения. Анкета «Формы политического поведения» сконструирована на основе указанных выше моделей, а также концепции целеобразования в политике. Анкета состоит из 16 утверждений, каждое из которых содержит психолого-политическую характеристику одного из 16 массовидных явлений согласно модели «Психология политического общества». На основе концепции целеобразования в политике утверждения анкеты объединены в блоки, каждый из которых отражает содержание определенного элемента концепции. При разработке анкет учитывались результаты пилотажного исследования, по итогам которого были откорректированы методики исследования: уточнены формулировки предлагаемых в анкетах утверждений и выбрана оптимальная оценочная шкала.

Полученные в результате исследования эмпирические данные были подвергнуты первичной статистической обработке, исследованию на достоверность различий, дискриминантному и кластерному анализам, а также сравнительному анализу и психологической интерпретации.

Положения диссертации, выносимые на защиту

1. Феномен «политическая культура» в своей структуре содержит психологическую составляющую, которая в своей основе представлена категориями «политическое сознание» и «политическое поведение».

2 Молодежная политическая субкультура обладает психологическим своеобразием, которое проявляется в феноменах «ценностного диссонанса», «социальной экстраверсии» и политической апатии, а также в параллельном сосуществовании элементов политико-культурной зрелости и незрелости.

3. Молодежной политической субкультуре присущ потенциал политической активности, который может быть реализован при изменении общественно-политической ситуации в стране.

4. Достижение молодежью истинной политико-культурной зрелости возможно при последовательном осуществлении государством функций целеполагания и целесообразности в системе политического целеобразования.

Научная новизна работы

- с помощью метода системного анализа выявлена психологическая составляющая феномена политической культуры и произведен анализ ее содержания;

- выявлено психологическое своеобразие молодежной политической субкультуры;

- разработаны методы эмпирического исследования видов и форм политического поведения.

Теоретическое значение работы

Выявленная и исследоватшая в структуре феномена политической культуры психологическая составляющая позволяет включить категорию «политическая культура» в категориальный аппарат политической психологии.

Практическая ценность работы

- предложен комплекс методик, включающий авторские, для эмпирического исследования психологической составляющей различных политических субкультур;

- сформулированы рекомендации по применению полученных результатов при проектировании и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации.

Апробация работы

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета; II Международной научной студенческой конференции «Студент и Студентка 2000» (СПб., 2000); III Международной научной студенческой конференции «XXI век. Научный прогноз студентов» (СПб., 2001); II, III Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции «Психология XXI века» (СПб., 2001, 2002); Международной конференции «Стереотипы, границы и нации» (Германия, Франкфурт/Одер, 2001); Международной конференции «Россия под новым управлением» (Германия, Брюль, 2002); IV Международной научной студенческой конференции «Реальный и виртуальный мир нового тысячелетия. Научный прогноз студентов» (СПб., 2002); V Международной научной студенческой конференции «Молодежь: жизнь в политике и политика жизни» (СПб., 2003); Немецко-российском учебно-информационном семинаре «Молодые политики» (Германия, Берлин, 2004); Межвузовской научно-практической конференции «Актуальные вопросы психологии и социальной работы» (СПб., 2005).

Внедрение

Материалы диссертационной работы использованы при чтении курсов «Психология политической культуры» и «Психология сотрудничества в политике» в 2004/2006 учебных годах для студентов кафедры политической психологии, а также при проведении семинарских занятий по курсу «Политическая психология» для студентов второго курса факультета психологии СПбГУ.

Объем и структура диссертации

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложений. Объем основного текста работы составил 171 страницу. Работа включает 22 таблицы, 9 рисунков. Список литературы

насчитывает 181 источник на русском и иностранных языках. Основное содержание диссертационного исследования отражено в 11 публикациях.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель, предмет, объект исследования, формулируются задачи и гипотезы, раскрываются научная новизна работы, а также ее теоретическая значимость и практическая ценность.

Первая глава «Категория политической культуры в современной науке» включает три параграфа и посвящена теоретическому исследованию феномена «политическая культура» с целью выявления его психологической составляющей.

В первом параграфе на основе междисциплинарного подхода призведен анализ существующих в современной науке концепций политической культуры с целью описания семантического поля изучаемого понятия. Зарубежные исследователи политической культуры [Г. Алмонд, С. Верба, JI Пай, Д. Кванах, Б. Джессоп, У. Розенбаум, Р. Kapp, М. Бернстейн и др.] признают существование в каждой общественно-политической системе своеобразной политической культуры, которая определяет политическое поведение людей.

Исследования политической культуры советскими учеными основывались на разном понимании происхождения политической культуры. Часть советских исследователей [Ф.М. Бурлацкий, A.A. Галкин и др.] понимали политическую культуру как элемент политической системы общества, который основывается на социально-политическом опыте общества и влияет на формирование политического поведения. Другая же часть исследователей трактовали данное явление в качестве подсистемы общей культуры [Н.М. Блинов, Ю.П. Ожегов, Ф.Э. Шереги и др.] и предлагали рассматривать политическую культуру с точки

зрения единства и взаимопроникновения познавательных, эмоционально-ценностных и деятельных компонентов.

Современные исследователи [В.А. Решетников, 1991; М.Х. Фарукшин, 1991; А.А.Федосеев, 1994; В.В. Крамник, 1995; И.Б. Градинар, 1996; В.Н. Жиляев, 1997; Н.А.Головин, 1998; Е.В.Морозова, 1998; В.О.Рукавишников, 1998; К.С.Гаджиев, 1999; Е.Б. Шестопал. 1999; И.А.Василенко, 2000; Г.Л. Кертман, 2000; Д.В.Ольшанский, 2001; М.И. Шилобод, 2001 и др.], определяя своеобразие политической культуры, особое внимание уделяют психологическим аспектам данного феномена.

Анализ научной литературы с позиций междисциплинарного подхода позволил сделать вывод о незамкнутости и множественности системы понятий относительно одного и того же феномена - «политическая культура». Как отмечает В.А. Ганзен [1984], существование множества разнообразных данных об одном и том же явлении, полученных разными авторами и в различных формах, требует системного подхода к его изучению. Способом практической реализации системного подхода является системный анализ, суть которого сводится к познанию основных аспектов системы. Исходя из задач настоящего исследования, мы сочли возможным ограничиться изучением состава и структуры феномена «политическая культура» как системы. Поскольку более или менее строгие описания изучаемого феномена представлены в приведенных научных монографиях, учебниках и специальных работах гуманитарных дисциплин, мы исходили из того, что в них содержится элементный состав исследуемого феномена. В рассмотренной литературе было обнаружено 34 отличных друг от друга определения феномена «политическая культура». Для вычленения из них психологического содержания был составлен алфавит элементов, характеризующих изучаемый феномен (например, ценности, смыслы, убеждения, идеалы, цели, ориентации, знания и т.п.). Как показал анализ алфавита элементов и их частотного распределения, ведущие интегральные психологические категории высшего порядка,

используемые для определения и описания феномена политической культуры, включающие максимальное количество приведенных элементов - это политическое сознание и политическое поведение. Они же, являясь категориями психологической науки, и образуют психологическую составляющую феномена «политическая культура».

Таким образом, с помощью метода системного анализа определены состав и структура (четырехуровневая иерархическая) феномена «политическая культура» как системы и выявлена его психологическая составляющая. Эт составляющая представлена взаимосвязанными блоками «политическое сознание» и «политическое поведение», каждый из которых включает в себя ряд компонентов, описанию которых посвящена гл. 2.

Во втором параграфе рассматриваются особенности российской политической культуры. В работах русских религиозных философов рубежа XIX - XX вв. [H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, Вяч. Иванов, И.А. Ильин, Н.О. Лосский, Г.П. Федотов, П.А. Флоренский, С.Л. Франк] специфика политической культуры России в значительной степени объясняется особенностями национального характера и их влиянием на стиль взаимоотношений между обществом и государством.

Современные исследователи [И.Б. Градинар, 1996; A.C. Панарин, 1996; М.М.Решетников, 1996; 2000; К. А. Абульханова, 1997; В. А. Соснин, 1997, 1998; Г. Зимон, 1998; Т.П. Елохина, 1999, 2004; Г.Л. Кертман, 2000; Семенов В.Е., 2002; Н.М. Ракитянский, 2004 и др.] отмечают, что для российской политической культуры характерно отсутствие общепризнанных эффективных процедур разрешения социально-политических конфликтов, отсутствие общественного согласия о путях дальнейшего развития общества, а также отсутствие доверия между представителями разных субкультур, что в известной мере обусловлено высокой степенью ее фрагментированности.

В третьем параграфе рассматриваются подходы к изучению политических субкультур и психологические особенности представителей молодежной политической субкультуры.

В качестве научного понятия «политическая субкультура» появилось в работах Г. Алмонда [1956, 1963] в связи с классификацией типов политических культур. Тип политической культуры, по мнению ряда специалистов [ФМ Бурлацкий, 1985; А.А.Галкин, 1985; М.Х. Фарукшин, 1991; Г. Зимон, 1998; В.О.Рукавишников, 1998; К.С.Гаджиев, 1999 и др.], определяется в зависимости от наличия и особенностей в ней субкультур, то есть по степени ее фрагментированности (гетерогенности) или интегрированное™.

Важное место среди существующих субкультур занимает молодежная субкультура. Молодежь как особая социально-демографическая группа представляет один из главных капиталов общества, от инновационного, творческого и трудового участия которого напрямую зависит жизнеспособность государства. Кроме того, молодежь отличается выраженным стремлением к самоопределению, социальной гибкостью и восприимчивостью к новым политическим идеям и идеалам, и за счет этого обладает особой политико-культурной значимостью в обществе [Б.Г. Ананьев, 1968; Л.И. Божович, 1968; В.И. Слободчиков, 1994; Р.М.Грановская, 1997; И.Б. Дерманова, 1998; И.С. Кон, 2001 и др.]. Существование молодежной политической субкультуры в политической культуре российского общества не вызывает сомнение у исследователей различных областей знания [Ю.В. Ирхин, 1993; В.Т.Лисовский, 1996; A.C. Панарин, 1996; С.А.Сергеев, 1996; Н.А.Головин, 1998; В.О.Рукавишников, 1998; В.А. Сибирев, 1998; К.С. Гаджиев, 1999; Ф. Райе, 2000 и др.]. Как показали последние десятилетия, формирование большинства молодых политиков проходило в среде молодежной политической субкультуры посредством активного участия в молодежных общественно-политических движениях, в том числе Ленинграда и Санкт-Петербурга [Е.А. Здравомыслова, 1993; В.Б. Пастухов, 1994;

В. Костюшев, 1997, 1999; H.A. Головин, 1998; В.А. Сибирев, 1998 и др.]. Таким образом, молодежная политическая субкультура Санкт-Петербурга определяется не только социально-психологическим своеобразием молодежи, но и спецификой города как крупнейшего культурно-научного центра России со своеобразными историческими традициями и определенной социально-профессиональной структурой его населения.

Вторая глава «Содержание психологической составляющей феномена "политическая культура"» состоит из трех параграфов. Она посвящена описанию психологической составляющей политической культуры и анализу ее отдельных компонентов, а также обоснованию теоретико-методологического подхода к эмпирическому исследованию проблемы.

В первом параграфе рассматривается категория политического человека в политической психологии. Под политическим человеком понимается человек, который интересуется политикой как конструкцией власти и осознает ее влияние на общество, а также формулирует свое отношение к действующим механизмам власти и добивается изменений в функционирование власти в своих интересах [Lipset S. М., 1959; SeongK-R., 1993; Torres J. С., 1993; А.И.Юрьев, 1996]. Как подчеркивает А.И.Юрьев [1996; 2004], вся политика построена на регулировании сознания человека. Человек, с одной стороны, может интуитивно обнаруживать проблемы власти через снижение своей безопасности, комфорта жизни, исчезновение смысла жизни, а потому непроизвольно начинает интересоваться проблемами власти как системы жизнеобеспечения. С другой стороны, человек - это, прежде всего, существо сознательное, способное самостоятельно и ответственно осуществлять выбор на основе сформированной у него системы жизненных ценностей и целей.

Следует подчеркнуть, что особенностью политического человека является осознанный характер его взаимодействия с властью. Лишаясь этой особенности, человек политический превращается в человека дополитического, а политическая культура, соответственно, приобретает черты дополитической.

Этому превращению способствует политика, ориентированная на низшие психические функции и формирующая поведение на основе неполного или искаженного сознания человека.

Исходя из вышесказанного, сознание и поведение политического человека можно считать политическим сознанием и политическим поведением и в дальнейшем исходить из этой теоретической посылки при анализе содержания блоков «политическое сознание» и «политическое поведение».

Во втором параграфе представлены анализ и описание компонентов политического сознания. Политическое сознание состоит из таких компонентов как смысл жизни, ценности жизни, цель жизни и жизненная сила [А.И. Юрьев, 1996; 2002]. Каждый компонент политического сознания представляет собой относительно самостоятельное образование в его структуре и обладает специфическими особенностями. Ценности жизни, выражая нечто значимое для человека в мире, определяют избирательность связей личности с окружающей средой. Смысловые образования задают общие принципы соотнесения мотивов, создавая тем самым эскиз будущего. Цель жизни представляет собой предметную и хронологическую границу «актуального» будущего для достижения жизненного идеала, и представляется человеку пределом его стремлений и возможностей. В свою очередь жизненная сила отражает позитивный потенциал жизни в целом.

Вместе с тем все компоненты политического сознания характеризуются тесными взаимосвязями. Так, ценности определяют формирование смысла жизни и иерархию жизненных целей личности, задавая ее жизненную позицию и регулируя стратегию поведения. С другой стороны, чтобы придать смысл жизни, необходима возвышенная цель и обладающие жизнеутверждающим потенциалом ценности. Цель жизни формируется на основе высших ценностей и идеалов личности, а жизненная сила является индикатором проявления ценностно-смысловых образований в поведении.

В третьем параграфе рассматриваются характеристики политического поведения. Политическое поведение может быть реализовано в виде политической активности, политической работы, политического труда и политической деятельности [А.И.Юрьев, 1996]. Каждый вид политического поведения предполагает реализацию в форме соответствующего ему массовидного явления психолого-политического характера. Именно в политическом поведении (в его разнообразных видах и формах) проявляет свои качества политический человек.

Таким образом, являясь носителем политического сознания и проявляя себя в политическом поведении, политический человек становится субъектом политической культуры (рис. 1).

жизненная сила цепь жизни политическая труд политический деятельность

Рис. 1. Схема субъекта политической культуры.

В третьей главе «Программа эмпирического исследования психологической составляющей политической культуры», включающей два параграфа, обосновывается методический подход к эмпирическому исследованию. В первом параграфе излагаются процедура исследования и его этапы, приводятся характеристики объекта исследования. Во втором параграфе предлагается комплекс психологических методик для исследования политического сознания и политического поведения двух доминирующих в

обществе субкультур: молодежной и «взрослой» и указывается используемый аппарат математической статистики.

В четвертой главе «Эмпирическое исследование психологической составляющей политической культуры молодежи», состоящей из двух параграфов, представлены анализ и интерпретация данных эмпирического исследования политического сознания и политического поведения представителей молодежной и «взрослой» политических субкультур, а также приведены результаты их сравнительного анализа.

В первом параграфе изложен анализ полученных в ходе исследования данных относительно политического сознания представителей изучаемых субкультур.

Молодым людям по сравнению со взрослыми свойственен более высокий уровень осмысленности жизни (р<0,01) и более рациональный подход к жизни (р<0,01), а также удовлетворенность своим существованием в целом, ориентация на эмоционально положительное восприятие жизни и созидающую активность. В отличие от представителей старшего поколения они убеждены, что способны вносить изменения в свою жизнь и свободно принимать решения, а также воплощать их в жизнь. Помимо этого, молодые люди демонстрируют наличие долгосрочных жизненных целей и выраженное стремление к их реализации, что позволяет говорить об общей активности и жизненной силе, присущей молодежи.

Ценностная сфера политического сознания молодежи характеризуется противоречием, обозначенным нами как «ценностный диссонанс». Этот феномен заключается в стремлении молодых людей достигать традиционных для российской культуры ценностей-целей, направленных на сохранение и развитие общества, с помощью ценностей-средств индивидуалистической направленности, культивирующих независимость и автономию личности. Это свидетельствует об обновлении в сознании молодых людей системы ценностей-средств, что можно рассматривать как поиск молодежью способа адаптации к

меняющимся социально-политическим условиям в стране. Однако такое противоречие может осложнять отношения молодого человека с социумом и с самим собой.

Структурные особенности ценностной сферы политического сознания молодежи обозначены нами как «социальная экстраверсия». Этот феномен заключается в том, что достижение ценностей-целей, которые являются экзистенциальными категориями, для молодых людей представляется возможным посредством ценностей-средств, имеющих ярко выраженный социальный вектор и предполагающих высокую степень социальной активности. Взрослых же людей отличает «социальная интроверсия», т е наличие рефлексии, сосредоточенности на внутреннем мире и духовных переживаниях.

Признаками, дискриминирующими молодежную субкультуру от «взрослой», являются ценности, связанные с активным поиском смысла жизни и жизненных целей, с самоопределением и достижением успеха в обществе. При этом, ориентируясь на собственные жизненные цели и планы, молодые люди не соотносят их с общественными целями, а свое будущее с будущим страны. Помимо этого, для молодых людей не являются приоритетными ценности, связанные с поисками духовности и внутренней гармонии. Все это можно рассматривать как элементы политико-культурной незрелости молодежи.

Оценивая современную российскую культуру, молодые люди проявили эклектизм, обнаружив в ней элементы всех трех гипов культур: традиционного, современного и динамично развивающего. Эта оценка соответствует реальной ситуации в обществе, поскольку современное российское политико-культурное пространство характеризуется крайней степенью гетерогенности и неопределенности, затрудняющей самоопределение молодежи (преодоление кризиса идентичности).

Во втором параграфе произведен сравнительный анализ полученных в ходе исследования данных относительно политического поведения

представителей молодежной и «взрослой» субкультур и представлены его результаты.

Полученные результаты позволяют заключить, что молодые люди из всех видов и форм политического поведения, в первую очередь, ориентированы на политическую деятельность, т.е. интересуются политикой, анализируют политические процессы и оценивают решения политических лидеров. Так, например, 68% респондентов имеют свой взгляд на общественно-политические проблемы и пути их разрешения, а 22% студентов даже выразили готовность заниматься политической деятельностью профессионально. Отметим, что 66% молодых людей относятся с интересом и почтением к традициям своей страны и чувствуют гражданскую ответственность за судьбу близких.

В системе политического целеобразования молодые люди, прежде всего, ценят целеполагание и целесообразность в политике. Высокая значимость для молодых людей категории целеполагания означает, что ими активно востребована четкая и непротиворечивая государственная политика относительно национальных ценностей и приоритетов, формирующих и формулирующих цели и идеалы современной России. В свою очередь, целесообразная политика - это политика, соизмеряющая реальность достижения политических целей в рамках жизни определенного поколения людей. Как показали результаты кластерного анализа, целесообразная политика, как для молодых, так и для взрослых людей - это политика, направленная на удовлетворение потребности населения в сохранении жизни на территории совместного проживания и на регулирование социально-экономического взаимодействия, а также сохраняющая культурные традиции и политическую память российской нации. В целом отражением целесообразной политики на уровне политического поведения является политическая активность граждан страны.

Несмотря на выраженный интерес к политике в целом и готовность участвовать в политической жизни страны, молодежь не проявляет

политическую активность, что можно трактовать как политическую апатию. Например, только 4% респондентов участвуют в митингах и демонстрациях и лишь 5% молодых людей состоят в политической партии или общественно-политическом движении. В отличие от молодежи представители старшего поколения характеризуются не только выраженным интересом к политике, но и существенно более высоким уровнем политической активности (р<0,001).

Отсутствие политической активности молодежи, на наш взгляд, обусловлено несколькими факторами. Во-первых, молодые люди, ориентируясь на собственные жизненные цели и планы, не осознают значимость общественных целей в своей жизни и свое будущее не соотносят с будущим страны. Во-вторых, отчуждение молодежи от политической сферы при общей социальной активности и целеустремленности является одним из возможных следствий противоречивости государственной политики и идеологии. Такого рода противоречия, отражаясь в виде «ценностного диссонанса» в политическом сознании молодых людей, влекут за собой политическую апатию в их поведении. В свою очередь, политическая апатия и отсутствие опыта участия в политической жизни страны препятствует формированию политически зрелого сознания. Все это является подтверждением наличия взаимосвязи между блоками «политическое сознание» и «политическое поведение».

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ РАБОТЫ

1. Системный анализ феномена «политическая культура», осуществленный на основе междисциплинарного подхода к его изучению, выявил состав и структуру указанного феномена, а также его психологическую составляющую. Это позволяет рассматривать политическую культуру как специфическое психолого-политическое явление.

2. Психологическая составляющая политической культуры представлена взаимосвязанными блоками «политическое сознание» и «политическое поведение», содержание которых определено на основе системного описания политической психологии А.И. Юрьева. Политическое сознание представлено такими компонентами как смысл жизни, ценности жизни, цель жизни и жизненная сила. Политическое поведение может быть реализовано в виде политической активности, политической работы, политического труда и политической деятельности. Являясь носителем политического сознания и проявляя себя в политическом поведении, политический человек становится субъектом политической культуры.

3. Особенности современной российской политической культуры проявляются в высокой степени ее фрагментированности, т.е. в наличии внутри нее различных субкультур. Особое место среди существующих субкультур занимает молодежная субкультура, поскольку молодежь как социально-демографическая группа представляет один из главных капиталов общества, от инновационного, творческого и трудового участия которого напрямую зависит жизнеспособность государства. Кроме того, молодежь отличается социальной гибкостью и восприимчивостью к новым политическим идеям и идеалам и за счет этого обладает особой политико-культурной значимостью в обществе.

4. Политическое сознание представителей молодежной политической субкультуры характеризуется высоким уровнем осмысленности жизни и наличием долгосрочных жизненных целей, а также выраженным стремлением к реализации своих планов. Все это свидетельствует о присущей молодежи жизненной силе.

5. Ценностная сфера политического сознания молодежи характеризуется двумя специфическими особенностями, названными нами «ценностный диссонанс» и «социальная экстраверсия».

5.1. «Ценностный диссонанс» представляет собой рассогласование

ценностей-целей и ценностей-средств и проявляется в стремлении молодых

людей достигать традиционных для российской культуры общинно-соборных ценностей-целей с помощью ценностей-средств индивидуалистической направленности. Являясь вынужденной адаптационной мерой в меняющихся общественно-политических условиях, «ценностный диссонанс» может осложнять отношения молодого человека с социумом и с самим собой.

5.2. «Социальная экстраверсия» характеризует структурные особенности ценностной сферы и проявляется в том, что ценности-цели (являющиеся экзистенциальными категориями) достигаются молодыми людьми преимущественно посредством ценностей, имеющих ярко выраженный социальный вектор и предполагающих высокую степень социальной активности (например, достижение успеха и социальное признание). При этом обнаруживается недостаточное участие ценностей духовного порядка (например, умение прощать, внутренняя гармония и мир прекрасного) в обеспечении этого процесса, что условно можно обозначить как дефицит «социальной интроверсии». Данная структурная особенность ценностной сферы является основным фактором, дискриминирующим молодежную субкультуру от «взрослой».

6. Представители молодежной политической субкультуры из возможных видов и форм политического поведения, в первую очередь, ориентированы на политическую деятельность, т.е. стремятся быть информированными, интересуются политикой как конструкцией власти и механизмами политики. Молодые люди понимают важность сохранения политической памяти нации и чувствуют гражданскую ответственность за судьбу близких, а также осознают необходимость профессионального исполнения политики и психолого-политической роли парламента в обществе.

7. Представителям молодежной политической субкультуры присущ высокий уровень социальной активности и целеустремленности. Выявленный на этом фоне низкий уровень политической активности современной

студенческой молодежи, нежелание участвовать в политической жизни страны и отчуждение от политической сферы могут быть интерпретированы как политическая апатия. Однако, невзирая на реальные проявления политической апатии, в молодежной субкультуре существует скрытый потенциал политической активности (т.е. готовность молодежи участвовать в политической жизни), который может быть реализован на практике при изменении общественно-политической ситуации в стране. Характер и форма проявления такого рода активности в известной мере будет зависеть от концепции государственной молодежной политики и способов ее реализации.

8. В молодежной политической субкультуре присутствуют как элементы политико-культурной зрелости, так и политико-культурной незрелости. Зрелость проявляется в высоком уровне осмысленности жизни, наличии долгосрочных жизненных целей и жизненной силы, а также в стремлении быть политически информированными, нести гражданскую ответственность за судьбы близких и сохранять политическую память нации. В то же время политико-культурная незрелость обнаруживается в явлениях «ценностного диссонанса» и «социальной экстраверсии», а также в проявлении политической апатии на фоне выраженной социальной активности. Ориентируясь на собственные жизненные цели и планы, молодые люди не соотносят их с общественными целями, а свое будущее с будущим страны.

9. Четкое и последовательное осуществление государством функций политического целеполагания и целесообразности как наиболее востребованных молодежью элементов системы целеобразования в политике будет способствовать преодолению противоречий в политическом сознании молодых людей, а также апатии в их политическом поведении, что, в конечном счете, позволит сформироваться истинной политико-культурной зрелости российской молодежи.

1 В заключении подводятся научные и практические итоги выполненной

работы, даются рекомендации по применению полученных результатов при '•> проектировании и реализации концепции государственной молодежной

политики в Российской Федерации, рассматриваются перспективы дальнейшего исследования психологического своеобразия различных субкультур российского общества с целью выявления потенциала сотрудничества между ними и создания договора об общественном согласии.

Материалы диссертационного исследования изложены в следующих

публикациях:

1. Представление о государстве студентов СПбГУ. Психолого-политический аспект / Тез. докл. Студент и Студентка 2000: II Международная научная студенческая конференция. - СПб.: НИИХ СПбГУ, 2000. С. 14-15.

2. Особенности ценностной сферы современного петербургского студеша / ' Тез. докл. Проблема личности в современной науке: результаты и перспективы

исследований: III Всеукраинская научная конференция молодых ученых -Киев, 2000. С. 107-110. В соавт.

3. Психологическая составляющая молодежной политической субкультуры на примере учащейся молодежи Петербурга / Проблема 2000: психолого-политическая культура санкт-петербургской молодежи: Сб. науч. тр. / Научн. ред. Т.В. Анисимовой. - СПб., 2000. С. 109-117.

4. Представления студенческой молодежи о роли женщин в политике / Проблема 2000: психолого-политическая культура санкт-петербургской молодежи: Сб. науч. тр. / Научн. ред. Т.В. Анисимовой. - СПб., 2000. С.73-78. В соавт.

5. Психолого-политический аспект молодежной субкультуры / Тез. докл. Психология XXI века: II Международная межвузовская научно-практическая студенческая конференция. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. С.170-172.

6. Национальная идентичность и политическое поведение студентов / Тез. докл Психология XXI века: III Международная межвузовская научно-практическая студенческая конференция. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. С.323-325. В соавт.

7. Исследование когнитивного компонента политической культуры санкт-петербургской молодежи / Тез. докл. Реальный и виртуальный мир нового тысячелетия. Научный прогноз студентов: IV Международная научная студенческая конференция. - СПб., 2002. С.66-67. В соавт.

8. Молодежное общественно-политическое движение Ленинграда / Петербурга 1986-1992 гг. как предпосылка формирования современной молодежной политической субкультуры / Политика: от легенды к повседневной жизни: Сб. статей / Под ред. Т.В. Анисимовой. - СПб.: Знаменитые универсанты, 2003. С. 115-121.

9. Психологические факторы формирования молодежной политической субкультуры Санкт-Петербурга / Материалы докл. Молодежь: жизнь в политике и политика жизни: V Международная научная студенческая конференция / Научн. ред. Т.В. Анисимовой. - СПб.: Знаменитые универсанты, 2004. С. II9-124.

10. Особенности политического сознания и политического поведения студенческой молодежи Санкт-Петербурга / Материалы докл. Актуальные вопросы психологии и социальной работы: Ежегодная межвузовская научно практическая конференция. - СПб.: СПбГИПСР, 2005. С.84-90.

11. Ценностно-смысловой аспект российской политической культуры / Материалы докл. Ананьевские чтения - 2005: Научно-практ. конференция. -СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005. С.113-114. В соавт.

Подписано в печать 02.03.2006 Формат 60x84 1/16.Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ № 282

Отпечатано в ООО «Издательство "ЛЕМА"»

199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д.24, тел./факс: 323-67-74 e-mail: izd_lema@mail.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Соловьёва, Мария Александровна, 2006 год

Введение.

Глава 1. Категория политической культуры в современной науке.

1.1. Междисциплинарный подход к исследованию политической культуры общества. Системный анализ феномена политической культуры.

1.2. Особенности российской политической культуры.

1.3. Молодежная политическая субкультура.

Глава 2. Содержание психологической составляющей феномена политическая культура».

2.1. Категория политического человека в политической психологии.

2.2. Содержание политического сознания.

2.3. Характеристики политического поведения.

Глава 3. Программа эмпирического исследования психологической составляющей политической культуры.

3.1. Процедура исследования.

3.2. Методики исследования.

Глава 4. Эмпирическое исследование психологической составляющей политической культуры молодежи.

4.1. Эмпирическое исследование политического сознания.

4.2. Эмпирическое исследование политического поведения.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологическая составляющая политической культуры молодежи"

Актуальность темы.

Пути, по которым движется нация в поиске ответов на жизненно важные вопросы бытия, во многом определяются ее политической культурой. Политическая культура является фундаментом, на котором строится здание реальной политики. Познание психологической составляющей политической культуры открывает перспективы для политического прогнозирования, принятия и эффективной реализации конкретных политико-управленческих решений не только отдельной страны, но и мира в целом в условиях ускоряющейся культурной и экономической глобализации.

Россия, обладая специфическим политико-культурным «генотипом», на протяжении последних столетий развивается в условиях постоянного конфликта различных субкультур [Д.В. Гудименко, 1994]. Их представители ведут разговор на разных языках, почти не понимая друг друга. И если западноевропейская политическая культура дает возможность субъектам политической жизни согласовывать свои интересы, избегая острых противоречий, то российская политическая культура по сей день не накопила необходимый для этого потенциал. Очевидно, что сегодня необходим поиск общего языка для ведения политического диалога между представителями разных субкультур. Решение этой актуальной проблемы требует расширения пространства общих политических смыслов, а также изучения индивидуальных и групповых ценностных «портретов» с целью выявления точек их соприкосновения. В связи с этим особенно важным представляется исследование молодежной политической субкультуры, поскольку молодежь, находясь в общем контексте социально-политических изменений, имеет в то же время особый статус, определяемый ее социально-психологическим своеобразием. Как отметил Президент РФ В.В.Путин на ежегодной пресс-конференции (27.01.2006г.), молодежи необходимо уделить пристальное внимание как главному ресурсу общества, от которого в скором времени будет зависеть вся полнота принятия политических решений.

Цель исследования - изучить психологическую составляющую молодежной политической субкультуры.

Задачи исследования:

1. осуществить междисциплинарный подход к исследованию понятия «политическая культура» с целью описания его семантического поля;

2. произвести системный анализ феномена «политическая культура», выявить его психологическую составляющую и произвести анализ ее отдельных компонентов;

3. обосновать теоретико-методологический и методический подходы к эмпирическому исследованию проблемы;

4. разработать методы эмпирического исследования психологической составляющей политической культуры и провести пилотажное исследование;

5. осуществить эмпирическое исследование молодежной и «взрослой» политических субкультур и произвести их сравнительный анализ;

6. выявить психологическое своеобразие молодежной политической субкультуры;

7. разработать рекомендации по формированию и осуществлению молодежной политики.

Предмет исследования - психологическая составляющая политической культуры.

В качестве объектов данного диссертационного исследования выступили представители двух доминирующих в обществе политических субкультур: молодежной и «взрослой».

1. Экспериментальная группа была составлена из представителей студенческой молодежи трех вузов Санкт-Петербурга: Санкт-Петербургского государственного университета (факультета психологии и исторического факультета), Санкт-Петербургского университета путей сообщения и Санкт

Петербургского государственного инженерно-экономического университета. Возраст респондентов - от 18 до 25 лет, количество - 100 человек (из них 43% мужчин, 57% женщин).

2. Контрольную группу составили взрослые люди в возрасте от 40 до 60 лет, имеющие высшее образование и включенные в социально значимую профессиональную деятельность технического и гуманитарного профиля, в количестве 70 человек (из них 40% мужчин, 60% женщин).

Всего в диссертационном исследовании приняли участие 220 человек (50 респондентов в пилотажном исследовании и 170 респондентов в основном исследовании).

Теоретико-методологическую основу исследования составили междисциплинарный подход к описанию феномена политической культуры, системный подход к исследованию психики человека В.А. Ганзена, а также системное описание политической психологии А.И. Юрьева.

Гипотезы исследования:

1. Политическая культура содержит в своей структуре психологическую составляющую.

2. Молодежная политическая субкультура отличается психологическим своеобразием.

Методы исследования.

Для эмпирического исследования компонентов политического сознания использовались: a) тест «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева; b) методика «Ценностные ориентации» В.А. Ядова; c) тест С. Шварца, направленный на изучение доминирующих в культуре ценностей; с!) тест «Культурно-ценностные ориентации» Дж. Таусенда.

Для эмпирического исследования политического поведения использовались две авторские анкеты: а) анкета «Виды политического поведения»,

Ь) анкета «Формы политического поведения».

Полученные в результате исследования эмпирические данные были подвергнуты первичной статистической обработке, исследованию на достоверность различий, дискриминантному и кластерному анализам, а также сравнительному анализу и психологической интерпретации.

Положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Феномен «политическая культура» в своей структуре содержит психологическую составляющую, которая в своей основе представлена категориями «политическое сознание» и «политическое поведение».

2. Молодежная политическая субкультура обладает психологическим своеобразием, которое проявляется в феноменах «ценностного диссонанса», «социальной экстраверсии», а также в параллельном сосуществовании элементов политико-культурной зрелости и незрелости.

3. Молодежной политической субкультуре присущ потенциал политической активности, который может быть реализован при изменении общественно-политической ситуации в стране.

4. Достижение молодежью истинной политико-культурной зрелости возможно при последовательном осуществлении государством функций целеполагания и целесообразности в системе политического целеобразования.

Научная новизна работы:

- с помощью метода системного анализа выявлена психологическая составляющая феномена политической культуры и произведен анализ ее содержания;

- выявлено психологическое своеобразие молодежной политической субкультуры;

- разработаны методы эмпирического исследования видов и форм политического поведения.

Теоретическое значение работы заключается в том, что выявленная и исследованная в структуре феномена политической культуры психологическая составляющая позволяет включить категорию «политическая культура» в категориальный аппарат политической психологии.

Практическая ценность работы:

- предложен комплекс методик, включающий авторские, для эмпирического исследования психологической составляющей различных политических субкультур;

- сформулированы рекомендации по применению полученных результатов при проектировании и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации.

Апробация работы.

Основные положения диссертации обсуждались на заседаниях кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета; II Международной научной студенческой конференции «Студент и Студентка 2000» (СПб., 2000); III Международной научной студенческой конференции «XXI век. Научный прогноз студентов» (СПб., 2001); II, III Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции «Психология XXI века» (СПб., 2001, 2002); Международной конференции «Стереотипы, границы и нации» (Германия, Франкфурт/Одер, 2001); Международной конференции «Россия под новым управлением» (Германия, Брюль, 2002); IV Международной научной студенческой конференции «Реальный и виртуальный мир нового тысячелетия. Научный прогноз студентов» (СПб., 2002); V Международной научной студенческой конференции «Молодежь: жизнь в политике и политика жизни» (СПб., 2003); Немецко-российском учебно-информационном семинаре «Молодые политики» (Германия, Берлин, 2004); Межвузовской научно-практической конференции «Актуальные вопросы психологии и социальной работы» (СПб., 2005).

Внедрение.

Материалы диссертационной работы использованы при чтении курсов «Психология политической культуры» и «Психология сотрудничества в политике» в 2004/2006 учебных годах для студентов кафедры политической психологии, а также при проведении семинарских занятий по курсу «Политическая психология» для студентов второго курса факультета психологии СПбГУ.

Объем и структура диссертационной работы.

Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы и приложений. Объем основного текста работы составил 171 страницу. Работа включает 22 таблицы, 9 рисунков. Список литературы насчитывает 181 источник на русском и иностранных языках. Основное содержание диссертационного исследования отражено в 11 публикациях.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ РАБОТЫ:

1. Системный анализ феномена «политическая культура», осуществленный на основе междисциплинарного подхода к его изучению, выявил состав и структуру указанного феномена, а также его психологическую составляющую. Это позволяет рассматривать политическую культуру как специфическое психолого-политическое явление.

2. Психологическая составляющая политической культуры представлена взаимосвязанными блоками «политическое сознание» и «политическое поведение», содержание которых определено на основе системного описания политической психологии А.И. Юрьева. Политическое сознание представлено такими компонентами как смысл жизни, ценности жизни, цель жизни и жизненная сила. Политическое поведение может быть реализовано в виде политической активности, политической работы, политического труда и политической деятельности. Являясь носителем политического сознания и проявляя себя в политическом поведении, политический человек становится субъектом политической культуры.

3. Особенности современной российской политической культуры проявляются в высокой степени ее фрагментированности, т.е. в наличии внутри нее различных субкультур. Особое место среди существующих субкультур занимает молодежная субкультура, поскольку молодежь как социально-демографическая группа представляет один из главных капиталов общества, от инновационного, творческого и трудового участия которого напрямую зависит жизнеспособность государства. Кроме того, молодежь отличается социальной гибкостью и восприимчивостью к новым политическим идеям и идеалам и за счет этого обладает особой политико-культурной значимостью в обществе.

4. Политическое сознание представителей молодежной политической субкультуры характеризуется высоким уровнем осмысленности жизни и наличием долгосрочных жизненных целей, а также выраженным стремлением к реализации своих планов. Все это свидетельствует о присущей молодежи жизненной силе.

5. Ценностная сфера политического сознания молодежи характеризуется двумя специфическими особенностями, названными нами «ценностный диссонанс» и «социальная экстраверсия».

5.1. «Ценностный диссонанс» представляет собой рассогласование ценностей-целей и ценностей-средств и проявляется в стремлении молодых людей достигать традиционных для российской культуры общинно-соборных ценностей-целей с помощью ценностей-средств индивидуалистической направленности. Являясь вынужденной адаптационной мерой в меняющихся общественно-политических условиях, «ценностный диссонанс» может осложнять отношения молодого человека с социумом и с самим собой.

5.2. «Социальная экстраверсия» характеризует структурные особенности ценностной сферы и проявляется в том, что ценности-цели (являющиеся экзистенциальными категориями) достигаются молодыми людьми преимущественно посредством ценностей, имеющих ярко выраженный социальный вектор и предполагающих высокую степень социальной активности (например, достижение успеха и социальное признание). При этом обнаруживается недостаточное участие ценностей духовного порядка (например, умение прощать, внутренняя гармония и мир прекрасного) в обеспечении этого процесса, что условно можно обозначить как дефицит «социальной интроверсии». Данная структурная особенность ценностной сферы является основным фактором, дискриминирующим молодежную субкультуру от «взрослой».

6. Представители молодежной политической субкультуры из возможных видов и форм политического поведения ориентированы на политическую деятельность, т.е. стремятся быть информированными, интересуются политикой как конструкцией власти и механизмами политики. Молодые люди понимают важность сохранения политической памяти нации и чувствуют гражданскую ответственность за судьбу близких, а также осознают необходимость профессионального исполнения политики и психолого-политической роли парламента в обществе.

7. Представителям молодежной политической субкультуры присущ высокий уровень целеустремленности и социальной активности. Выявленный на этом фоне низкий уровень политической активности современной студенческой молодежи, нежелание участвовать в политической жизни страны и отчуждение от политической сферы могут быть интерпретированы как политическая апатия. Однако, невзирая на реальные проявления политической апатии, в молодежной субкультуре существует скрытый потенциал политической активности (т.е. готовность молодежи участвовать в политической жизни), который может быть реализован на практике при изменении общественно-политической ситуации в стране. Характер и форма проявления такого рода активности в известной мере будет зависеть от концепции государственной молодежной политики и способов ее реализации.

8. В молодежной политической субкультуре присутствуют как элементы политико-культурной зрелости, так и политико-культурной незрелости. Зрелость проявляется в высоком уровне осмысленности жизни, наличии долгосрочных жизненных целей и жизненной силы, а также в стремлении быть политически информированными, нести гражданскую ответственность за судьбы близких и сохранять политическую память нации. В то же время политико-культурная незрелость обнаруживается в явлениях «ценностного диссонанса» и «социальной экстраверсии», а также в проявлении политической апатии на фоне выраженной социальной активности. Ориентируясь на собственные жизненные цели и планы, молодые люди не соотносят их с общественными целями, а свое будущее с будущим страны.

9. Четкое и последовательное осуществление государством функций политического целеполагания и целесообразности как наиболее востребованных молодежью элементов системы целеобразования в политике будет способствовать преодолению противоречий в политическом сознании молодых людей, а также апатии в их политическом поведении, что, в конечном счете, позволит сформироваться истинной политико-культурной зрелости российской молодежи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Политическая культура представляет собой сложное многогранное явление, затрагивающее все сферы жизнедеятельности общества и определяющее своеобразие протекания политических процессов. Целью данной работы стало выявление психологической составляющей политической культуры, познание которой открывает широкие перспективы для политического прогнозирования в условиях ускоряющейся культурной и экономической глобализации.

Для России, обладающей специфическим политико-культурным «генотипом», на современном этапе развития государства исключительно важен поиск общего языка для ведения политического диалога между представителями разных субкультур. Как было установлено в данном исследовании, молодежная субкультура обладает особой политико-культурной значимостью в обществе. Молодежь как социально-демографическая группа представляет один из главных капиталов общества, от политико-культурной зрелости которого зависит жизнеспособность государства. Все это обусловило важность и актуальность исследования психологического своеобразия молодежной политической субкультуры.

Данное исследование позволило выявить элементы как политико-культурной зрелости, так и политико-культурной незрелости современной российской молодежи. Кроме этого, обнаружен потенциал политической активности, присущей молодежной политической субкультуре, характер проявления которого при изменении общественно-политических условий трудно прогнозировать.

Адекватная потребностям общества реализация потенциала политической активности молодежи возможны при проведении последовательной государственной политики. Проведение такой политики будет также способствовать достижению молодежью политико-культурной зрелости.

Психологическое своеобразие молодежной политической субкультуры необходимо учитывать не только при формировании стратегии государственной политики в целом, но и при проектировании и реализации концепции молодежной политики в Российской Федерации, а также при разработке государственных образовательных стандартов используемых в процессе профессионального обучения студенческой молодежи.

В дальнейшем представляется целесообразным изучение психологического своеобразия различных субкультур российского общества для получения полного представления о политической культуре России. Исследования такого рода позволят выявить потенциал сотрудничества различных субкультур с целью уменьшения степени фрагментированности российского общества. Это, в свою очередь, можно рассматривать как предпосылку общественного согласия в России, необходимого для дальнейшего развития и процветания российского государства.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Соловьёва, Мария Александровна, Санкт-Петербург

1. Аллахвердов В.М. Осознание власти и власть сознания / Тез. докл. Психология власти: Материалы международной научной конференции / Под научной ред. А.И. Юрьева. СПб.: Изд-во СПБГУ, 2004. - С.60-68.

2. Ананьев Б.Г Человек как предмет познания. JL: ЛГУ, 1968.

3. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. СПб., 2001.

4. Анисимова Т.В. Политическая психология. Методические указания. СПб., 1992.

5. Бабосов Е.М. Политическая культура советского человека / Вопросы теории и жизнь: Сб.статей. М., 1987.

6. Бердяев H.A. Судьба России. М,- Харьков, 2000.

7. Бехтерев В.М. Избранные работы по социальной психологии. М., 1994.

8. Блинов Н.М., Ожегов Ю. П., ШерегиФ.Э. Политическая культура и молодежь. М., 1982.

9. БожовичЛ.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.: Просвещение, 1968.

10. Братусъ B.C. Аномалии личности. М., 1988. - С.58-59, 89-109.

11. Бурлацкий Ф.М., Галкин A.A. Современный Левиафан: Очерки политической социологии капитализма. М.: Мысль, 1985.

12. Василенко H.A. Политическая глобалистика. М.: Логос, 2000.

13. Введение в этническую психологию / Под ред. Платонова Ю.П. и др-СПб., 1995.

14. Виноградов В.Д., Головин H.A. Политическая социология. СПб., 1997.

15. Володин Э.Ф. Русский мир: Очерки по общественной психологии и идеологии русского народа. М., 2000.

16. Выготский JI.C. Развитие высших психических функций. М., 1960.

17. Бюст О.Я. Культура и цивилизация. Специфика российской цивилизации и культуры. — Владивосток, 1997.

18. ГавраД.П. Общественное мнение, власть и реформы / Тез. докл. Психология власти: Материалы международной научной конференции / Под научной ред. А.И. Юрьева. СПб.: Изд-во СПБГУ, 2004. - С.106-120.

19. Гаджиев К.С. Политическая философия. М.: Экономика, 1999.

20. Гаджиев К. С. Политология. Учебник для вузов. М.: Логос, 2001.

21. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. — Л., 1984.

22. Ганзен В.А., ГоловейЛ.А. К системному описанию онтогенеза человека // Психологический журнал. Т. 1. - 1980. № 6. - С.42-53.

23. Геллер КГ. Идеи философии истории человечества. М., 1977.

24. ГозманЛ.Я., Эткинд A.M. Метафоры или реальность? Психологический анализ советской истории // Вопросы философии. 1991. №3.

25. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи. Киев, 1988.

26. Головин H.A. Теоретико-методологические основы исследования политической социализации. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004.

27. Градинар И.Б. Политическая культура: мировоззренческое измерение. -СПб.: Наука, 1996. В 2-х ч.

28. Грановская P.M. Элементы практической психологии. СПб., 1997.

29. Граэ/сданская культура в современной России: Сб. науч. тр. грантополучателей МОНФ / Отв. ред. Шестопал Е.Б. М., 1999.

30. Гудименко Д.В. Политическая культура России: преемственность эпох // Полис.-1994. №2.

31. Гумилев J1.H. Этногенез и биосфера Земли. М., 1997.

32. ДейнекаО.С. Экономико-психологическое поле осознания глобализационных процессов в российской действительности / Россия. Планетарные процессы / Под ред. В.Ю. Большакова СПб., 2002.

33. Дерманова И.Б. Самореализация и уровни нравственного развития // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998.-Вып. 2.

34. Дшигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1994.

35. Дубов КГ. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. 1993. №5. - С.20-29.

36. ДукаА.В. Политическая культура: проблемы генезиса и принципы типологии: Дисс.канд. полит, наук. СПб., 1995.

37. Духовная культура современного российского общества. Состояние и тенденции формирования // Социс. 2005. №10.

38. Елохина Т.П. Духовность и политика: самореализация личности в профессиональной политической деятельности // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. - Вып. 7.

39. Елохина Т.П. Психология политического сотрудничества в России. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004.

40. ЖиляевВ.Н. Политическая субкультура студенчества / Материалы семинара. Актуальные вопросы теории и практики культуры. Н.Новгород: Изд-во ВГАВТ, 1997.

41. Житинев В.А. Политическая культура: опыт формирования и проблемы. -М., 1990.

42. Залесский Г.Е. Психология мировоззрения и убеждений личности. М., 1994. - С.12-34.

43. Здравомыслова Е.А. Мобилизация ресурсов демократического движения в Ленинграде (1987-1990 гг.) / Социология общественных движений: эмпирические наблюдения и исследования: Сб. науч. тр. М.- СПб., 1993.

44. Зимичев A.M. Психология политической борьбы. СПб.: Санта, 1993.

45. Зимон Г. Заметки о политической культуре в России // Вопросы философии. 1998. №7. - С.23-32.

46. Иванов Вяч. О русской идее / Родное и вселенское. М., 1994.

47. Ильин И.А. О вечно-женственном и вечно-мужественном в русской душе // Собр. соч. в 10-ти т. — Т.6. Кн.З. - М., 1997.

48. Ильин И.А. О национальном призвании России / Шубарт В. Европа и душа Востока / Пер. с нем. М., 1997.

49. Ирхин Ю.В. Психология и политика. М., 1993.

50. Ирхин Ю.В. Проблемы постмодерна в политике // Полис. 2000. №6.

51. Как изменить политическую культуру общества? Диалог А. Браун-Г. Дилигенский //МЭ и МО. 1990. №2. -С.51-58.

52. Кертман Г.Л. Катастрофизм в контексте российской политической культуры // Полис. 2000. №4.

53. Козловский В.В. Социальные ценности как основа российской модернизации // Вестник СПбГУ. 1997. Сер. 6. № 1.

54. Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть. К изучению политической культуры российской революции 1917 года. СПб., 2001.

55. Комаров Е.Г. Политическая культура молодежи: проблемы формирования и развития. М., 1986.

56. Кон И.С. Жизненный путь как предмет междисциплинарного исследования. / Психология личности в трудах отечественных психологов. / Сост. общая ред. JI.B. Куликова. СПб., 2001.

57. Кон И. С. Молодежь // БСЭ. 3-е изд. - М., 1974. - Т. 16. - С.478.

58. Кравченко А.И. Культурология. М.: Академический проект, 2001.

59. Крамник В.В. Имидж реформ: психология и культура перемен в России. — СПб.: Изд-во СПбУЭФ, 1995.

60. Крамник В.В. Социально-психологический механизм политической власти. -Л.: Изд-во ЛФЭИ, 1991.

61. КроникА.А., ГоловахаЕ.И. Психологический возраст личности // Психологический журнал. Т.4. - 1983. №5.

62. Куликов JJ.В. Психологическое исследование. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1995.

63. Культурные миры молодых россиян: три жизненные ситуации. М.: Изд-во МГУ, 2000.

64. Лебедева Н.М. Базовые ценности русских на рубеже XXI века // Психологический журнал. 2000. №3. - С.73-87.

65. Лебедева Н.М. Новая русская диаспора. М., 1997. - С.21.

66. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб.: Макет, 1995. - С.76.

67. Левикова С.И. Молодежная культура. М.: Вузовская книга, 2002.

68. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. 4-е изд. - М.: Изд-во МГУ, 1981.-С.318-345.

69. Леонтьев Д. А. Очерк психологии личности. М., 1993.

70. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, структура, динамика. М., 1999.

71. Леонтьев Д.А. Тест смысл ожизненных ориентации (СЖО). М.: Смысл, 1992.

72. Леонтьев Д.А. Ценностные представления в индивидуальном и групповом сознании // Психологическое обозрение. 1998. № 1.

73. Лихачев Д. С. О национальном характере русских // Вопросы философии. -1990. №4.

74. Логинова H.A. Развитие личности и ее жизненный путь / Принцип развития в психологии / Отв. ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1978.

75. Логинова H.A. Характерные черты концептуальной системы Б.Г. Ананьева // Психологический журнал. 1988. №1.

76. Ломов Б. Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии. -1975. №2.-С.31-45.

77. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М.: Наука, 1999.

78. Лосский Н.О. Характер русского народа: Репринт.изд. М., 1990.

79. Лях В.И. Политическая культура современной России: переходность и коллизии / Политическая культура и модернизация России на современномэтапе: Известия Тульского гос. университета / Под ред. И.А. Батаниной. -Тула, 1996. С.22-32.

80. Майерс Д. Социальная психология. СПб., 1999.

81. Маклаков А.Г. Общая психология. СПб.: Питер, 2003.

82. МартынюкИ.О. Жизненные цели личности: понятие, структура, механизмы формирования. Киев, 1990.

83. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, 1999.

84. Менталитет и политическое развитие России / Тез. докл. Научная конференция 29-31.10.96.-М., 1996.

85. Молодеэюный Петербург: движения, организации, субкультуры / Под ред. В. Костюшева. СПб., 1997.

86. Молодежные движения и субкультуры Петербурга / Под ред. В. Костюшева. СПб., 1999.

87. Морозова Е.В. Современная политическая культура Юга России // Полис. -1998. №6.

88. МосинВ.И. Политическая культура и субкультура современной России / Политическая культура и модернизация России на современном этапе: Известия Тульского гос. университета / Под ред. И.А. Батаниной. Тула, 1996. - С.129-138.

89. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.- Воронеж, 1995.

90. Общая и прикладная политология / Под ред. В.И. Жукова, Б.И. Краснова. -М.: МГСУ, 1997.

91. Общество и политика. Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2000.

92. Одайник В. Психология политики. СПб.: Ювента, 1996.

93. ОлесичН.Я. Господин студент Императорского Санкт-Петербургского Университета. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1999.

94. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001.

95. Ольшанский ДВ. Психология масс. СПб., 2001.

96. Опыт социологического описания молодежных организаций / Под ред. В. Костюшева. СПб., 1999.

97. Орлов Б. Политическая культура социал-демократии и проблемы России // МЭ и МО. 1999. №7. - С.89-97.

98. Оскотский З.Г. Гуманная пуля. Книга о науке, политике, истории и будущем. СПб.: Изд-во НИИ химии СПбГУ, 2001.

99. Панарин A.C. Искушение глобализмом. М.: Русский Национальный Фонд, 2000.

100. Панарин A.C. Философия политики. М.: Новая школа, 1996.

101. Пастухов В.Б. Три времени России. Общество и государство в прошлом -настоящем будущем. - М., 1994.

102. Паттурина Н.П. Жизненный выбор как фактор личностного и духовного роста // Психологические проблемы самореализации личности. / Под ред. JI.A. Коростылевой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. - Вып.7.

103. ПетроН. О концепции политической культуры, или основная ошибка советологии // Полис. 1998. №1. - С.36-52.

104. Петрова Т.Э. Социология студенчества в России. Этапы и закономерности становления. СПб.: Бельведер, 2000.

105. Пивоваров Ю.С. Политическая культура России: от Владимира Святого до Петра Великого / Политическая культура России: Сб. статей. М.: ИНИОН АН СССР, 1990. - Вып. IV.

106. Пивоваров Ю.С. Политическая культура: методологический очерк. М.: ИНИОН РАН, 1996.

107. Платонов К.К. Об изучении психологии учащегося. М., 1961.

108. Платонов Ю.П. Этнический фактор. Геополитика и психология. СПб.: Речь, 2002.

109. Политическая культура // Российская цивилизация. Энциклопедический словарь. М.: Республика, 2001. - С.297.

110. Политическая культура молодежи: состояние, проблемы формирования: Сб. науч. тр.-М., 1987.

111. Политическая культура советского человека / Вопросы теории и жизнь: Сб. науч. тр. -М, 1987.

112. Политическая культура: теория и национальные модели / Отв. ред. Гаджиев К.С.-М., 1994.

113. Политическая культура учителей и учащейся молодежи: опыт формирования и теоретические проблемы: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Лебедев Л.К. СПб.: Образование, 1991.

114. Политическая психология / Под общей ред. A.A. Деркач и др. М.Екатеринбург, 2001.

115. Политические системы современности / Отв. ред. Бурлацкий Ф.М., Чиркин В.Е. -М.: Наука, 1978.

116. Психология личности. Тексты / Под ред. Гиппенрейтер Ю.Б., Пузырея A.A.- М.: Изд-во МГУ, 1982.

117. Разумович H.H. Политическая и правовая культура. Идеи и институты Древней Греции. М.: Наука, 1989.

118. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб., 2000.

119. Ракитянский Н.М. Теория и методология психологического портретирования личности политика: Дисс.д-ра психол. наук. СПб., 2004.

120. Реан A.A. Психология изучения личности. СПб., 1999.

121. Решетников В.А. Духовные основы современной политической культуры.- Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1991.

122. Решетников М.М. Современная российская ментальность-2. Народ-идеология-власть. М.-СПб., 1996.

123. Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под ред. Абульхановой К.А. и др. М.: Институт психологии РАН, 1997.

124. Российский независимый институт социальных и национальных проблем. Аналитический доклад по заказу фонда им. Эберта. М., 1998.

125. Рубинштейн СЛ. Человек и мир. М., 1997.

126. Рукавишников В., ХалманЛ., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. Международные сравнения. -М.: Совпадение, 1998.

127. Русские философы (конец XIX середина XX века): Антология. - М., 1996.

128. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / Под ред. Ядова В.А. Л.: Наука, 1979.

129. Сандригайло B.JI. Политика и молодежь: некоторые аспекты воспитания политической культуры. Минск, 1986.

130. Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979.

131. Семенов В.Е. Особенности российской полиментальности в контексте развития страны // Общество и социология: новые реалии и новые идеи. -СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002.

132. Сергеев С.А. К вопросу о классификации и некоторых особенностях молодежных субкультур России / Социальное знание: формации и интерпретации: Сб. науч. тр. Казань, 1996. - 4.1. -С.43-50.

133. Сибирев В.А., Головин H.A. Штрихи к портрету поколения 90-х // Социс. -1998. №3.-С.106-112.

134. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.

135. Слободчиков В.И. Реальность субъективного духа // Человек. 1994. №5. -С.21-38.

136. S.CochuhB.A. Культура и межгрупповые процессы: этноцентризм, конфликты и тенденции национальной идентификации // Психологический журнал. Т. 18. - 1997. № 1. - С.50-60.

137. Соснин В.А. Культурно-психологическая основа современного кризиса российского общества // Психологический журнал. Т. 19. - 1998. №1. -С. 165-169.

138. Социология молодежи / Под ред. В.Т. Лисовского. СПб., 1996.

139. Старченко H.H. Мир, интуиция и человек в философии Н.О. Лосского // Философия и жизнь. 1991. №2.

140. Струве П.Б. В чем же истинный национализм? / На разные темы (1893 -1901 гг.): Сб.статей. СПб.: Изд-во О.Н. Поповой, 1902. - С.554.

141. Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. Л., 1988.

142. Токвиль Алексис де. Демократия в Америке / Пер. с франц. М.: Прогресс, 1992.

143. Уткин А.И. Векторы глобальных перемен: анализ оценки основных факторов мирового политического развития // Полис. 2000. № 1.

144. Фарукшин М.Х. Политическая культура общества // Социально-политические науки. 1991. №4. - С. 103-112.

145. Федосеев A.A. Введение в политологию. М.: Изд-во СПбГУ, 1994. -С. 193-194.

146. Федотов Г.П. Судьба и грехи России.-СПб., 1991. -Т.2.

147. Федотова В.Г. Анархия и порядок // Избранная социально-философская публицистика. М., 2003.

148. Фонотов А.Г. Россия: от мобилизационного общества к инновационному. -М., 1993.

149. Франк C.JI. Русское мировоззрение / Духовные основы общества. М., 1992.

150. Франкл В. Человек в поисках смысла / Ред. Л.Я. Гозмана и Д.А. Леонтьева. -М.: Прогресс, 1990.

151. Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. Мн.: Попурри, 1998.

152. Хавронюк Т.А. О состоянии политической культуры в процессе реформирования России / Политическая культура и модернизация России на современном этапе: Известия Тульского гос. университета / Под ред. И.А. Батаниной. Тула, 1996. - С.121-128.

153. Хьелл JI., ЗиглерД. Теории личности. СПб.: Питер, 1999.

154. Чудновский В.Э. Смысл жизни: проблема относительной эмансипированности от «внешнего» и «внутреннего» // Психологический журнал. 1995. № 2. - С. 15-25.

155. Шакуров P.X. Психология смыслов: теория преодоления // Вопросы психологии 2003. № 5. - С. 18-33.

156. Шестопал Е.Б. Личность в политике. М., 1988.

157. Шилобод М.И. Основы политологии. М.: Владос, 2001.

158. Шпенглер О. Закат Европы: очерки морфологии мировой истории. М., 1998.-В 2-х т.

159. Щепанская Т.Е. Символика молодежной субкультуры. СПб.: Наука, 1993.

160. Эриксон Э. Эго-психология / Теории личности. СПб.: Питер, 1999.

161. Юнг К.Г. Психологические типы. Минск, 2003.

162. Юнко М.В. Политическая культура современной России в отражении программ избирательных кампаний / Политическая культура и модернизация России на современном этапе: Известия Тульского гос. университета / Под ред. И.А. Батаниной. Тула, 1996. - С.70-80.

163. Юрьев А.И. Введение в политическую психологию. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1992.

164. Юрьев А.И. Открытие политики как предмета психологии. Четыре психологических измерения политической свободы / Материалы докл. Молодежь: жизнь в политике и политика жизни / Под научной ред. Т.В. Анисимовой. СПб.: Изд-во «Знаменитые универсанты», 2004.

165. ЮрьевА.И. Парламент: между государством и народом / Тез. докл. Парламент как субъект и объект изменений. Психология парламентаризма. -СПб., 1999. С.10-13.

166. Юрьев А.И. Системное описание политической психологии: Дисс.д-ра f психол. наук. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.

167. Юрьев А.И. Материалы концепции стратегической психологии (в самом кратком изложении) / Политика: от легенды к повседневной жизни: Сб. статей / Под ред. Т.В. Анисимовой. СПб.: Изд-во «Знаменитые универсанты», 2003. - С.5-45.

168. ЯницкийМ.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово, 2000.

169. EulauH. Politics, Self and Society: A Theme and Variations. Cambridge, L.: Harvard Univ. Press, 1986.

170. Klienes Lexikon der Politik. Muenchen: Verlag C.H.Beck oHG, 2001.

171. LipsetS. M. Political Man: The Social Bases of Politics. NY: Garden City-Doubleday, 1960.

172. Lipset S. M., SeongK-R., Torres J. C. A Comparative Analysis of the Social Requisites of Democracy // International Social Science Journal. 1993. №45. -S.155-176.

173. Meyer G. Russland auf dem Weg zur Demokratie? Das politische system Russlands // Der Buerger im Staat. Russland unter Putin. - Baden-Wuerttemberg: LpB, 2001. Heft2/3. - Jg.51. - S.94-102.

174. Mommsen M. Russlands politisches System des «Syperpraesidentialismus» // Russland unter nuer Fuehrung: Politik, Wirtschaft und Gesellschaft am Beginn des 21.Jahrhunderts. Verlag GmbH & Co. KG, 2001. - S.44-54.

175. Politische Kultur und politische Moral // Materialen zu politische Bildung. -Bonn. 1988.

176. Simon G. Zukunft aus der Vergangenheit: Elemente der politischen Kultur in Russland // Osteuropa. Koeln, 1995. № 5. - Jg.45. - S.455-482.

177. Обычно мне очень скучно 3 2 10 12 3 Обычно я полон энергии

178. Жизнь кажется мне всегда волнующей и захватывающей 3 2 10 12 3 Жизнь кажется мне совершенно спокойной и рутинной

179. В жизни я не имею определенных целей и намерений 3 2 10 12 3 В жизни я имею очень ясные цели и намерения

180. Моя жизнь представляется мне крайне бессмысленной и бесцельной 3 2 10 12 3 Моя жизнь представляется мне вполне осмысленной и целеустремленной

181. Каждый день кажется мне всегда новым и непохожим на другие 3 2 10 12 3 Каждый день кажется мне совершенно похожим на все другие

182. Когда я уйду на пенсию, я займусь интересными вещами, которыми я всегда мечтал заняться 3 2 10 12 3 Когда я уйду на пенсию, я постараюсь не обременять себя никакими заботами

183. Моя жизнь сложилась именно так, как я мечтал 3 2 10 12 3 Моя жизнь сложилась совсем не так, как я мечтал

184. Я не добился успехов в осуществлении своих жизненных планов 3 2 10 12 3 Я осуществил многое из того, что было мною запланировано в жизни

185. Моя жизнь пуста и неинтересна 3 2 10 12 3 Моя жизнь наполнена интересными делами

186. Если бы мне сегодня пришлось подводить итог моей жизни, то я бы сказал, что она была вполне осмысленной 3 2 10 12 3 Если бы мне сегодня пришлось подводить итог моей жизни, то я бы сказал, что она не имела смысла

187. Если бы мог выбирать, то я бы построил свою жизнь совершенно иначе 3 2 10 12 3 Если бы мог выбирать, то я бы прожил жизнь еще раз так же, как живу сейчас

188. Когда я смотрю на окружающий меня мир, он часто приводит меня в растерянность и беспокойство 3 2 10 12 3 Когда я смотрю па окружающий меня мир, он совсем не вызывает у меня беспокойства и растерянности

189. Я человек очень обязательный 3 2 10 12 3 Я человек совсем не обязательный

190. Я полагаю, что человек имеет возможность осуществить свой жизненный выбор по своему желанию 3 2 10 12 3 Я полагаю, что человек лишен возможности выбирать из-за влияния природных способностей и обстоятельств

191. Я определенно могу назвать себя целеустремленным человеком 3 2 10 12 3 Я не могу назвать себя целеустремленным человеком

192. В жизни я еще не нашел своего призваиия и ясных целей 3 2 10 12 3 В жизни я нашел свое призвание и цели

193. Мои жизненные взгляды еще не определились 3 2 10 12 3 Мои жизненные взгляды вполне опредились

194. Я считаю, что мне удалось найти призвание и интересные цели в жизии 3 2 10 12 3 Я едва ли способен найти призвание и интересные цели в жизни

195. Моя жизнь в моих руках, и я сам управляю ею 3 2 10 12 3 Моя жизнь не подвластна мне и она управляется внешними событиями

196. Мои повседневные дела приносят мне удовольствие и удовлетворение 3 2 10 12 3 Мои повседневные дела приносят мне сплошные неприятности и переживания