Автореферат диссертации по теме "Психологическая характеристика представлений в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми"

На правах рукописи ББК 88.840

УДК 371.015 Р60

РОДИОНОВ Алексей Николаевич

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДСТАВЛЕНИИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ ОБ ОТНОШЕНИЯХ СО СВОИМИ БУДУЩИМИ ДЕТЬМИ

Специальность 19.00.07 - педагогическая психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

12 ФЕ5 2 оад

Тамбов - 2009

003461730

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Смоленский государственный университет»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор Сонин Валерий Абрамович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО, Заслуженный деятель наук РФ Артур Александрович Реан

кандидат психологических наук Стегачёва Светлана Вячеславовна

Ведущая организация:

Самарский Государственный Педагогический Университет

Защита состоится 13 февраля 2009 года в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.261.09 в Тамбовском государственном университете им. Г.Р. Державина по адресу: Россия, 392008, г. Тамбов, ул. Советская, д. 190 г, ауд. 207.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тамбовского государственного университета им.Г.Р. Державина по адресу: 392036, г. Тамбов, ул. Советская, 6.

Автореферат разослан «_»_2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета, ,

кандидат педагогических наук, доцент Сл^изо^о/-^ Т.В.Казакова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Современная европейская семья переживает изменения, которые одними исследователями определяются как кризис (А.И. Антонов, Б. Бергер, В.Н. Дружинин, Д. Попеное, В. Сатир), другими - как социально-культурологическая трансформация исторического феномена малой группы (И.С. Голод, Р. Зидер, Л.В. Карцева, Б.Н. Миронов, A.A. Реан). В России и других странах эти процессы развертываются на фоне глубокого системного кризиса, затронувшего все уровни общества: от поведения отдельных членов и малых групп, до его ценностно-культурных оснований.

Семья - это уникальный и пока единственный социальный институт воспитания, воспроизводящий людей как носителей социальной, культурной, этнической информации. Однако, при всей значимости этого института, представления о том, каким следует быть родителем, как психологический феномен, исследованы, на наш взгляд, недостаточно. Отдельные психологические компоненты родительского отношения и поведения изучаются в отрыве от остальных компонентов его структуры и вне социально-культурологической и этно-исторической динамики.

Актуальность данного исследования определяется также и тем, что в российском обществе трансформируются традиционные представления о внутрисемейных отношениях, в частности, об отношении к собственным детям. Все это обусловлено трансформацией традиционной парадигмы в семейном воспитании, в которой прежде доминировала государственная (идеологическая) установка на советскую модель семьи (семья под контролем государства). В этих условиях наблюдается значительный недостаток научных данных, раскрывающих особенности представлений юношей и девушек об их взаимоотношениях со своими будущими детьми, а они необходимы для понимания и разработки развивающих и обучающих программ, способствующих формированию у юношества ответственного и оптимального отношения к своим будущим детям, а также для нужд содержательной консультативной работы в психолого-педагогической сфере.

Состояние и степень разработанности проблемы.

Проблема формирования и развития представлений о родительском отношении к ребенку в семье, обусловленного потребностями современного общества, привлекает в последние годы внимание многих отечественных и зарубежных ученых, специалистов в области психологии, философии, социологии, педагогики. И это понятно, если учесть важность реализации этих представлений в становлении и развитии личности ребенка. Представления о себе как родителе, влияние этих представлений на жизнедеятельность рассматривается как часть личностной сферы человека, имеющей свою онтогенетическую историю, и в качестве социально-психологического образования, представленного социальными установками разного уровня

обобщения и конкретизации (А.И.Антонов, В.В. Бойко, М. Браун-Гапковская, М. Земска, Е.А. Калинина, H.A. Коваль, Р.В. Овчарова, М. Пилькевич, И. Рембовская, А.Г. Харчев).

Брачно-семейные представления и ориентации молодежи исследовались в следующих направлениях: семейные ценности были объектом исследования К.К. Баздырева, С.С. Буровой, Б.И. Говако, И.С. Голода, М.С. Мацковского, А.Г. Харчева, А.О. Янковой; семейные образы и идеалы изучались А.И. Захаровым, Д.Н. Исаевым, В.Е. Каганом, B.JI. Ситниковым, Т.И. Юферевой. Исследования о семейно-ролевых представлениях отразились в работах Т.В. Андреевой, Р.В. Овчаровой, В.А. Сонина, В.А. Сысенко, С.Ю. Девятых.

Несмотря на множественность подходов к изучению представлений, и представлений о будущих взаимоотношениях в частности, роль и место этого образования в структуре личности юношей и девушек, а также особенности формирования такого рода представлений, остаются недостаточно изученными. В связи с этим можно выделить следующие противоречия между:

• социальной значимостью проблемы формирования представлений об отношениях со своими будущими детьми и степенью изученности факторов влияющих на формирование данных представлений;

• проведенными исследованиями о влиянии различных факторов на формирование представлений об отношениях со своими будущими детьми и недостаточностью изученности влияния родительской семьи на формирование данных представлений;

• очевидной значимостью влияния родительской семьи на формирование представлений о будущих отношениях со своими детьми у юношества и недостаточностью понимания важности этого влияния.

Существующие противоречия обусловливают проблему случайности формирования юношеских представлений о взаимоотношениях со своими будущими детьми. В результате этот процесс недостаточно управляем, непредсказуем, и в отдельных ситуациях может приводить к формированию неадекватных представлений.

Этим определяется актуальность данного исследования.

Объект исследования - представления в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми как система сформированных установок личности разного уровня обобщения и конкретизации.

Предмет исследования - развитие представлений в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми.

Цель исследования - изучить психологические характеристики сложившихся представлений юношей и девушек о будущих отношениях со своими детьми, влияние отношений в родительской семье на формирование этих представлений.

Задачи исследования:

- исследовать теоретико-методологические основы проблемы отношений с родителями в семье как основы формирования представлений о будущих отношениях с собственными детьми;

- охарактеризовать психологические особенности процесса формирования образа родителя в юношеском возрасте;

- выявить, проанализировать и описать представления о родительстве в юношеском возрасте;

- выявить, проанализировать и описать особенности структуры родительских установок в юношеском возрасте;

- выявить, проанализировать и описать влияние взаимоотношений в родительской семье на формирование представлений об отношениях со своими будущими детьми;

- охарактеризовать представления об отношениях со своими будущими детьми, и о родительской позиции у юношей и девушек, рассмотреть пути оптимизации процесса формирования родительства.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что юношеские представления об отношениях со своими будущими детьми формируются под влиянием семейного (викарного) научения, родительской семьи как носителя определенной субкультуры: комплекса психолого-педагогических и социально-культурологических характеристик.

Теоретико-методологической основой настоящего исследования служат подходы к изучению процесса формирования образа родителя (Т.В. Бендас, В.Н. Дружинин, Е.П. Ильин, И.С. Клецина, И.С. Кон, Е. Маккоби), согласно которому отцовство и материнство, хотя и обусловлены биологической природой человека, все же являются реализацией социально -обусловленных стереотипов и образцов взаимодействия родителя и ребенка, а также концепции, рассматривающие особенности интеграции образов родителя и ребенка в детско-родительских отношениях (Л.И. Вассермана, Г.Т. Хоментаускаса, Е.О. Смирновой, В.В. Абраменковой, O.A. Карабановой, И.М. Марковской). Исследование основывается на положениях теорий социальных установок (У. Томас, Ф. Знанецки, Г. Оллпорт, М. Смит, М. Рокич, Д.Н. Узнадзе, А. Надирашвили, В. Натадзе) и разрабатываемого в их рамках подхода к родительству как системе социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации (А.И. Антонов, В.В. Бойко, C.B. Ковалев, р.В. Овчарова, М. Земска, М. Пилькевич), а также на основных положениях теории представлений (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев) и реализует полидисциплинарный подход к проблеме отношений развивающейся личности (юношеский возраст) с миром, окружающими людьми (A.C. Макаренко, В.Н. Мясищев, А. Адлер, М. Дессуар, Г.С. Салливан).

Методы исследования.

В процессе работы над диссертацией были использованы: методы теоретического анализа подходов и обобщение результатов, полученных другими авторами по проблеме исследования; методы эмпирического изучения

элементов диспозиционной структуры личности: наблюдение, анкетирование, методика свободных выражений (описаний), методика изучения установок, методика незаконченных предложений, поведения и методов воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом и юношеских возрастах (ADOR). Применялись математико-статистические методы количественной и качественной обработки результатов эмпирического исследования: контент-анализ сочинений, t-критерий Стьюдента, «Д-критерий Фишера, коэффициент конкордации М. Кенделла и Б. Смита (W), метод факторного анализа. Обработка и вычисления проводилось с использованием компьютерной программы «SPSS 13.0 for Windows».

Научная новизна полученных результатов заключается в следующем:

- теоретически обосновано выделение юности как особого и доминирующего этапа в формировании образа родителя; эмпирически изучены и описаны основные элементы родительства в формате социально-психологического образования, представленного образами взаимоотношений со своими будущими детьми, определяющими реализацию социального сценария родительства.

- выявлена структура образа взаимоотношений со своими будущими детьми у юношей и девушек, установлены их различия;

- разработаны и опробованы дополнительные шкалы для изучения структуры представлений об отношениях со своими будущими детьми - «Образ отношений с будущим сыном», «Образ отношений с будущей дочерью» в опросник «Подростки о родителях» (ADOR).

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в том, что они развивают научные представления о родительстве как социально-психологическом образовании личности, выявляют его возрастные особенности и тендерные различия на стадии потенциального бытования, создают научную базу для управления процессом его формирования и оптимизации у юношей и девушек.

Показано, что в юношеском возрасте уже сформированы представления о родительском поведении и отношениях со своими будущими детьми.

Практическая значимость полученных результатов диссертационного исследования дает возможность показать важность юношеского возраста как этапа становления родительства, акцентирует внимание на сегодняшней социальной ситуации его формирования, подчеркивают необходимость специально организованной подготовки социальной страты к семейной жизни. Основные выводы и положения могут быть учтены и использованы при составлении программ и учебных курсов, в практике психологов, педагогов, специалистов, осуществляющих работу с молодежью. Разработанные авторами шкалы «Образ отношений с будущим сыном» и «Образ отношений с будущей дочерью» к опроснику «Подростки о родителях» могут быть использованы в практике семейного консультирования и диагностики представлений испытуемого об отношениях со своими будущими детьми, а также

профессиональной подготовке психологов-специалистов в области семейного консультирования, социальных педагогов, что в итоге будет способствовать укреплению института семьи в частности, и самого государства в целом.

Надежность, достоверность и обоснованность исследования подтверждается:

• научной обоснованностью основных теоретических положений исследования;

• адекватностью применяемых методов целям и задачам исследования;

• использованием современных статистических методов при обработке результатов;

• значительным объемом эмпирических данных и их анализом, востребованностью полученных результатов, что подтверждают факты внедрения.

Апробация и внедрение результатов. Основные результаты диссертационного исследования были представлены на четырех Международных конференциях в г. Смоленске: VII Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментальности / менталитета» (2006 г.), «Психология в современном информационном пространстве» (2007 г.), VIII Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментапьности /менталитета» (2008 г.), в г. Санкт-Петербурге: Международной научно-практической конференции «Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития» (2006 г.), а так же в четырех научных публикациях (общий объем 0,85 п.л.), из которых три статьи в материалах научных конференций и тезисы докладов, статья в рецензируемом научном журнале.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Сложившиеся представления в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми имеют значимые психолого-педагогические и социально-культурологические характеристики, формирующиеся, в первую очередь, под влиянием отношений внутри родительской семьи (как результат викарного научения) и включающие систему социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации, являющихся частью социальных диспозиций личности.

2. Представления о родительстве необходимо рассматривать как содержательный компонент юношеской зрелости, интериоризирующейся в семейной среде и получающий активную формирующуюся подпитку в социальных условиях проживания. Определенный опыт родительства, образцы его поведения, будущие отцы и матери получают в родительской семье, и от усилий родительской семьи во многом зависит успешность выполнения юношами и девушками будущей родительской роли.

3. Юность является особым этапом потенциального родительства, когда при отсутствии самого факта родительства существует сконструированный образ, включающий в себя как отдельные, так и общие когнитивные схемы, как

отдельные родительские поступки, так и весь комплекс поведения в целом на трех уровнях: социальном, микросоциальном, личностно-смысловом.

4. Существуют различия в ментальной репрезентации родительства в юношеском возрасте, эти различия затрагивают установки юношей и девушек на будущее интерактивное детско-родительское взаимодействие.

5. Представления об отношениях со своими будущими детьми в юношеском возрасте имеют сложную структуру и включают в себя различные образы, что отражает, с одной стороны, всю сложность, многофакторность феномена представлений, а с другой стороны свидетельствует об интериоризации испытуемыми всего комплекса социальных отношений, в которые он погружен.

6. Психологическое содержание представлений о родительстве включает в себя основные элементы: семейные ценности, родительские сценарии, установки и ожидания в супружеских и родительских отношениях. На представления юношества существенное влияние оказывают их отношений с родителями. Это может проявляться во вхождении определенных форм отношений с родителями в структуру представлений об отношениях со своими детьми.

Организация исследования.

В качестве испытуемых были отобраны лица юношеского возраста 1718 лет. В исследовании приняло участие 260 человек, из них 122 - юноши и 138 девушек. Все участники на момент проведения исследования являлись студентами высших учебных заведений г. Смоленска.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложений. Ее объем -168 с. - включает в себя 13 таблиц, 27 гистограмм, 10 диаграмм, 2 рисунка, список литературы из 288 наименований (в том числе 19 на иностранных языках), три приложения, содержащих описание использованных в работе методик и бланк регистрации данных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность исследуемой проблемы, определяется объект, предмет, цель и гипотеза исследования, формулируются задачи, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, указываются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Феномен родительства и юность как этап его становления» представлен теоретический анализ психолого-педагогической литературы по проблеме исследования.

Рассматривается социокультурная обусловленность семьи как первого воспитательного института, представляющего собой генезис и динамику, логический результат длительного исторического образования, функционирования государства и разноплановых общественных отношений.

Опыт изучения генезиса семьи в социальных и гуманитарных науках позволяет говорить о ней, как о необходимом компоненте организованной социальной структуры любого цивилизованного общества (А.И. Антонов, В.Н.Дружинин, O.A. Карабанова, С.В.Ковалев, H.A. Коваль, Дж. Масионис, Р.В. Овчарова, Н.И. Олифирович, Э. Фромм, А.Г. Харчев, Л.Б. Шнейдер, Э. Эриксон) и указывает на структурную неустойчивость, негармоничность современной семьи, ценностно-нормативную девиантность и другие особенности, проявляющиеся как в её маподетности, росте числа разводов, появлении сиротства при живых родителях и многое другое, что привносит эрозию в социальное проживание страны в целом. Вместе с тем фактически все исследователи отмечают, что только гармоничная семья обеспечивает воспроизводство демографической структуры общества и, если не будет достигнута её устойчивая стабильность, это может вызвать затруднения в функционировании общества на всех его уровнях.

Проблема функций семьи достаточно глубоко и всесторонне изучена как в отечественной, так и в зарубежной науке (А.И. Антонов, Э.К. Васильева, А.Г. Вишневский, У. Гуд, А.Н. Елизаров, О.М. Здравомыслова, М.С. Мацковский, А.Г. Харчев, Ф. Хилл). Вместе с тем следует отметить, что единого перечня основных функций семьи не существует: разные авторы предлагают тот или иной набор функций и терминов, исходя при этом из своей концептуальной модели. Однако, при всем разнообразии трактовок и используемых терминов, выделенные ими совокупности функций достаточно схожи.

В научной литературе представлены различные типологии семьи. В своем основании почти все из них, тем или иным образом, учитывают характер распределения властных полномочий и связанного с ним разделения труда в семье (А.И. Антонов, М.Ю. Арутюнян, С.И. Голод, В.Н. Дружинин, Е.А. Калинина, H.A. Коваль, В.М. Медков, Р.В. Овчарова, А.Г. Харчев, Л.Б. Шнейдер, Н.Г. Юркевич).

Многие исследователи (А. Адлер, А.И. Антонов, И.В. Гребенников, У. Гуд, Т.И. Дымнова, O.A. Карабанова, C.B. Ковалев, И.С. Кон, Р.В. Овчарова) выделяют как особенные черты семьи её особую роль в воспроизводстве определенного образа жизни, «реализацию» родителей в детях.

Рассматриваются отечественные и зарубежные подходы, определяющие родительство как социально-психологическое образование в личности, Ьредставляющее собой иерархическую организованную систему социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации (А.И. Антонов, Ш.А. Надирашвили, Г. Оллпорт, М. Смит, В.А. Ядов и др.), а также три элемента структуры атгитюда: - когнитивный компонент (он обнаруживается в виде мнений, утверждений относительно объекта установки; знания о свойствах, назначении, способах обращения с объектом), аффективный компонент (он обнаруживается в виде отношения к объекту, выражаемому на языке непосредственных переживаний и чувств, которые он вызывает; оценки «нравится - не нравится» или амбивалентное отношение) и конатативный

компонент (он проявляется в готовности индивида к осуществлению конкретного поведения по отношению к объекту аттитюда) (М. Смит).

Применительно к родительству, как к социально-психологическому образованию в личности, диспозиционная система социальных установок (В.А. Ядов) может иметь следующий вид:

1)на уровне базовых социальных установок, в системе ценностных ориентации личности - позиции таких ценностей, как «семья», «родительство», «ребенок»; система семейных и родительских ценностей; вся совокупность семейных и тендерных идеалов;

2) на уровне социальных фиксированных установок: сценарии реализации родительства, супружеские и родительские ожидания, репродуктивные установки и установки на воспитание детей (на детско-родительское взаимодействие). Во всей их совокупности и взаимосвязи они и составляют систему установок личности на родительство.

Синонимично понятию «родительские установки» зачастую используются такие понятия, как «родительское отношение» и «родительская позиция». Отношения личности, и в частности отношение родителя, также рассматриваются в психологии, как совокупность теоретических представлений, согласно которым психологическим ядром личности является индивидуально-целостная система ее объективно-оценочных отношений к действительности, представляющая собой интериоризованный опыт взаимоотношений с другими людьми в условиях социального окружения. Система отношений определяет характер переживаний личности, особенности восприятия действительности, характер поведенческих реакций на внешние воздействия (В.Н. Мясищев). Данная система отношений в дальнейшем и формирует образ родительства.

Потребности человека, его сознательные и бессознательные отношения к действительности, личностные взаимосвязи должны рассматриваться как феномены, являющиеся результатом дифференцировки конкретизации закономерностей системы социально культурных ценностей (М.И. Бобнева, Е.В. Шорохова).

В структуре ценностных ориентации личности выделяют три интегративных компонента:

1) когнитивный - характеризуется тем, что информация в нем находится на уровне убеждений. Это убеждения в приоритетности каких-либо целей, типов и форм поведения, а также убеждения в приоритетности каких либо объектов в некоторой иерархии;

2) эмоциональный - характеризуется направленностью эмоций по отношению к той или иной ценностной ориентации и реализующийся в эмоциональной окраске и оценочном отношении к наблюдаемому. Именно аффективный компонент определяет переживания и чувства человека, показывает значимость той или иной ценности;

3) поведенческий, который может быть как рациональным, так и иррациональным; главное в нем - направленность на реализацию ценностных

ориентаций, достижение значимых целей, защиту той или иной субъективной ценности. Каждый из этих трех компонентов, участвуя в формировании ценностных ориентаций, может иметь и самостоятельное значение, как по содержанию, так и по степени проявления.) Г.М. Андреева, М.Р. Битянова, О.И. Зотова и др.).

Способность ценностей фиксировать не только предпочтения тех или иных личностных качеств человека, но и предпочитаемый характер отношений между людьми, связывает их с социальными ожиданиями и социальными установками личности (В.А. Ядов).

Такие ожидания могут представлять собой своеобразный сценарий развития личности и реализации себя в качестве родителя. Будучи внутренне принятым, он составляет часть ее ценностных ориентаций. Межличностное общение придает ему социально-значимый смысл, - выступает как мотив поведения, помогает ориентироваться в происходящем, предвидеть, каких событий следует ожидать, с какими проблемами и трудностями можно столкнуться.

Эти сценарии представляют собой комплекс социальных установок достаточно высокого уровня обобщения, в них, следуя Р.В. Овчаровой, можно выделить несколько разноуровневых планов:

- социальный план - как ответ индивида на потребности общества в воспроизводстве социальной структуры. Этот уровень ориентирует индивида на весь комплекс чувств и обязанностей, связанных с воспитанием нового человека;

- социально-психологический - как ответ индивида на реальное (предполагаемое) его взаимодействие в специфически человеческой микрогруппе - семье;

- личностно-смысловой план - как ответ индивида на потребность в самоактуализации.

Анализируя труды С.Л. Рубинштейна и А.Н. Леонтьева можно выделить следующие характеристики представлений: они имеют тенденцию к понятию, стремятся в единичном отразить общее, в явлении - сущность, в образе -понятие; представления сочетаются с понятиями, они отражают объект в его многообразных связях и опосредствованиях, существуют неотделимо от деятельности субъекта, «которую они насыщают богатством, аккумулированным в них, делают ее живой и творческой»

Чувственный опыт переживания себя в качестве ребенка, в качестве субъекта как будущего родителя, а также в качестве объекта и субъекта социокультурного пространства образует ментальное пространство образа будущего родителя. Это положение дает возможность нам сформулировать следующие выводы:

1) Представления об отношениях со своими будущими детьми у юношей и девушек в современной социокультурной ситуации являются той сферой психического, которая наиболее чувствительно улавливает какие-либо

произошедшие изменения в отношении изучаемой проблемы и может быть проанализирована нами.

2) Представления об отношениях со своими будущими детьми зарождаются в процессе повседневной жизнедеятельности человека, его взаимоотношений с другими людьми (и в частности с собственными родителями), являются частью формирующегося у него эмоционально окрашенного образа будущего и подвержены процессу трансформации в связи с приобретением жизненного опыта.

3) Через изменение отношения к предмету можно существенно воздействовать на представления субъекта о данном предмете. А поскольку представления создают тот план, на котором развертывается внутренняя жизнь субъекта, то тем самым происходит и своего рода наполнение этой внутренней жизни, а в свою очередь и образа мира.

Рассматриваются уровни факторных влияний, определяющих формирование родительства как интегрального психологического образования личности: - макросистема (уровень общественных влияний); - мезосистема (уровень влияния родительской семьи); - микросистема (уровень собственной семьи); — индивидуальный уровень (уровень конкретной личности).

Ряд авторов указывают на непосредственное, первостепенное влияние родительских взаимоотношений в семье на формирование личности ребенка, его интеллектуального развития, восприятия окружающего мира, социальные паттерны будущего поведения, в том числе, существенные черты модели супружеских отношений (А.И. Антонов, Дж. Боули, И.В. Гребенников, У.Гуд, Т.И. Дымнова, C.B. Ковалев, O.A. Карабанова, И.С. Кон, МИ. Лисина, Р.В. Овчарова, A.A. Реан, В.А. Сысенко Э. Эриксон, К.Г. Юнг).

Анализируя исследования многих ученых, мы пришли к выводу, что важными факторами формирования образа будущих родительско-детских отношений является эмоциональные отношения в семье и в частности эмоциональное отношение родителя к ребенку, психологический и физический контакт (А.Я. Варга, Л.Я. Гозман, А.И. Захаров, А. Лоуэн, H.H. Обозов, А. Рое, Д.И. Исаев, М. Сегельмен, Э. Фромм, Э. Эриксон).

Показаны особенности юношеского возраста и современной социальной ситуации развития.

В онтогенезе становление родительства представлено двумя большими этапами: этапом потенциального родительства, когда оно существует как возможность, и этапом родительства реализующегося, который наступает вместе с рождением ребенка. При этом освоение родительской роли включено в процесс социализации и связано со становлением идентичности личности (Т.В. Андреева, Е.П. Ильин, И.С. Кон, Г. Крайг, Э. Эриксон) На этапе своего потенциального бытия, при отсутствии факта родительства, существует его образно сконструированное содержание (Т.В. Андреева, Ю.Т. Алешина, В.В. Бойко, Р.В. Овчарова). Одним из наиболее важных моментов становления родительства в юношеском возрасте, является этап потенциального родителя. В юности завершается процесс полового созревания; юноши и девушки получают

свой первый значимый опыт взаимодействия с противоположным полом, осваивают роль любовного и сексуального партнера (C.B. Ковалев, 3. Фрейд, Г.С Салливан); значительно расширяется набор социальных ролей (Ю.Г. Алешина, В.В. Гаврилюк, Я.Л. Коломинский). В юности социальное развитие, которое приводит к образованию личности, приобретает в самосознании основу своего дальнейшего развития (JI.C Выготский), - стартует процесс объединения всех элементов самосознания и формируется чувство идентичности (Я.Л. Коломинский, И.С Кон, Н. Ньюкомб, Э. Эриксон); происходит формирование общей эмоциональной направленности личности (Б.И. Додонов), при этом основной содержательной характеристикой эмоций в этом возрасте является будущее (П.М. Якобсон); развиваются мотивационные структуры личности, прежде всего ее направленность; формируется система ценностных ориентации (И.В. Дубровина, Б.Ф. Ломов, B.C. Собкин). По содержанию на первое место выступают мотивы, связанные с жизненными планами молодого человека. Появляется потребность и способность познать самого себя как личность (Л.И. Божович). Преобразование мотивов деятельности, их перспективное выдвижение далеко вперед текущей деятельности превращает самосознание молодого человека в осознание будущего жизненного пути (Б.Г. Ананьев). При этом будущее в сознании юношей и девушек переживается как проблема, а содержание и наполненность образов будущего отличается ориентацией на себя, на свою жизнь, которая рассматривается как главная ценность. При этом переживания будущего не связаны между собой, не отражают внутренние стремления молодых людей (Л.А. Регуш). Хотя в юности происходит перестройка взаимоотношений юношей и девушек с родителями и другими взрослыми в сторону увеличения их автономии и повышения ответственности за свою собственную судьбу, сознание молодых людей все еще несет в себе отпечаток маргинальное™ (И.С. Кон, К. Левин, Д.И. Фельдштейн).

В юности существует ментально сконструированный образ родительства, «ткань» которого могут составлять семейные ценности, сценарии реализации семейной жизни, установки и ожидания в супружеских и родительских отношениях. Было установлено, что они, помимо возрастных и тендерных особенностей молодых людей, отражают социальные и социально-психологические условия их формирования. При этом изменения, произошедшие в стратификации общества, находят свой отпечаток в сознании молодых людей (Т.В. Андреева, С.Н. Бурова, В.В. Гаврилюк, И.В. Журавлева, И.С. Клецина, И.С. Кон, О.В. Митина. М. Немени, Р.В. Овчарова).

Социальная ситуация взросления и формирования личности современных юношей и девушек может быть оценена как неблагоприятная (В.В. Абраменкова, Л.В. Карцева, Н.Ю. Синягина), а становление их родительских позиций происходит в ситуации глубокого системного ценностно-нормативного кризиса, одним из проявлений которого являются негативные явления в развитии брачно-семейных отношений. В связи с этим воспитание будущих родителей требует и предполагает помощь со стороны

общества в формировании установок их репродуктивного и родительского поведения (А.Я. Варга, И.В. Журавлева, А.И. Захаров, Е.Т. Соколова, А.И. Спиваковская, В.А. Петровский).

Во второй главе «Организация и методика исследования представлений о родительстве в юношеском возрасте» описан план эмпирического исследования, социально-демографические параметры юношей и девушек, принявших в нем участие, а также его организация, методы, методики и процедуры, использовавшиеся в нем.

Основное исследование проводилось нами в течение трех лет (2005-2007 года) на базе Смоленского государственного университета, Московского энергетического института, филиала в городе Смоленске, смоленского филиала Санкт-Петербургской академии управления и экономики. В качестве испытуемых были отобраны 122 юношей и 138 девушек в возрасте 17-18 лет.

Для подтверждения гипотезы и решения поставленных задач, нами были использованы следующие методики:

Методика изучения представлений о родительстве представляла собой сочетание методов неформализованного опроса и анализа документов; испытуемым было предложено написать сочинение на тему: «Быть родителем... Что это значит лично для меня». Полученный материал был подвергнут процедуре контент-анализа.

Для исследования структуры родительских воспитательных установок была использована анкета «Моя семья», предложенная Г.В. Акоповым состоявшая из шести блоков суждений: в первом из них определялись желаемые (нежелаемые) формы поведения детей (родительская индивидуально-психологическая интенция); во втором - целевые установки в их социально-психологической интенции; в третьем, - эмоционально значимые сферы детско-родительских взаимоотношений; в четвертом - воспроизводились реакции будущих родителей на ситуации затруднения у детей; в пятом - моделировалась ситуация несогласия детей и выявлялись соответствующие формы встречной активности родителей; в шестом блоке незаконченных предложений моделировалась реакция будущих родителей на поведение детей, не одобряемое ими. Таким образом, в вербальной проекции родительских установок содержались все три компонента аттитюда (когнитивный, аффективный и поведенческий).

Методика исследования родительских установок. Был использован опросник «Подростки о родителях» (ADOR) модифицированный Вассерманом Л.И., Горьковой И.А., Ромицыной Е.Е., 2004, и направленный на изучение установок, поведения и методов воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом возрасте. Стандартные формы опросника с измененной нами инструкцией выявили представление испытуемых об их отношении к своим будущим детям, причем как, в общем, так и дифференцированно по половому признаку - мальчикам, девочкам. Достоинством опросника, на наш взгляд, является то, что он раскрывает представления испытуемого о том, как воспитывали его, то есть под влиянием каких факторов внутри семьи

формировалась установка на отношение с собственными детьми, а введенные нами дополнительные формы «Мое отношение к будущему сыну», «Мое отношение к будущей дочери» позволили рассмотреть структуру представлений о том, как юноши и девушки, реально видят свои будущие отношения со своими детьми.

Третья глава «Результаты эмпирического исследования представлений и отношений со своими будущими детьми у юношей и девушек» посвящена описанию, анализу и интерпретации полученных в исследовании результатов, а также составлению соответствующих рекомендаций.

Контент-анализ выявил четыре тематические группы представлений юношей и девушек о родительстве (гистограмма 1, рисунок 1, таблица 1), три из которых являют его на социальном, социально-психологическом и личностно-смысловом уровнях обобщения, а четвертая включает в себя представления юношей и девушек о готовности к родительству (гистограмма 2).

Установлено, что на уровне социального обобщения родительства оно выступает как институт социализации ребенка. Выявлено, что девушки чаще, чем юноши, говорили о своем желании передавать коллективный опыт (р < 0,007), однако юноши чаще, чем девушки, предполагали быть для ребенка проводниками в мир (р < 0,001). На социально-психологическом уровне обобщения оно характеризовалось испытуемыми как элемент семейной системы. Здесь юноши предпочитали защищать и оберегать ребенка в большей степени, нежели девушки (р < 0,013), а девушки - больше с ним общаться (р < 0,01). Таким образом, в своих представлениях о родительстве юноши выступали за пределы семьи, выбирали более активные способы его явления, девушки, напротив, сосредоточивались на отношениях с ребенком. На личностно-смысловом уровне юноши, в большей степени, нежели девушки, были склонны воспринимать рождение ребенка как изменение социального статуса, доступное для наблюдения извне (р < 0,01); девушки же рассматривали рождение,ребенка как приобретение нового качества - ответственности (р < 0,01).

Таким образом, для девушек более важными оказались отношения ребенок - мать, а для юношей - поступки по отношению к ребенку. Схему родительства одних можно было представить как «мать с ребенком -отношения-сегодня», а других - как «отец для ребенка - результат-завтра».

Коэффициент конкордации выявил совпадение представлений юношей и девушек о готовности к родительству (р < 0,1), они материальное благосостояние и социальную компетентность (способность зарабатывать деньги и устраивать социальную карьеру) признавали наиболее важными, а биологическая готовность и хронологический возраст менее важными составляющими готовности мужчин и женщин к рождению и • принятию ребенка в семью.

30 20 10 О

ЙЩйЩ "Щ

в Юноши Девушки

Гистограмма 1. Процентное соотношение групп высказываний о родительстве

на трех уровнях.

обучение ребеняэ. передача индивидуального

трансляция Ьбщеанзчимсто

СОЦИАЛЬНОГО СЛЫТа

екл юч ение реб«ав »пи общества

МИКрОСОцИзЛ /ро»ень

«йота« ребенке, удовлетео рени-г материальных потребно ста

удовлетворение потребности в обшении любеи

«щита ребенка, о*а*ание помощи II пдддержхй

особый тип ответственности

тненение социального статуса

«рке »о шснностч в самореализации | себя как родит«Зт

Рисунок 1 .Структура представлений о родительстве.

Таблица I.

Различия представлений о реализации родительства у юношей и девушек

Уровни представлений о родительстве Юноши Девушки

Социальный Быть для ребенка проводником в мир социальных статусов Передавать коллективный опыт

Социально-психологический Защита ребенка Общение с ребенком

Личностно-смысловой Изменение своего социального статуса Приобретение нового социально-психологического качества

■ Юноши ■ Довуи/ки !

Гистограмма 2. Тематическая структура представлений юношей и девушек о готовности к родительству

Изучение структуры установок на детско-родительское взаимодействие при помоши анкеты Г.В. Акопова показало, что для первых трех блоков (индивидуально-психологической и социально-психологической интенции когнитивного компонента установок и эмоционального компонента установок) суждений структура ответов оказалась идентичной; она включала в себя категории: здоровье, определенные качества личности, позитивные / негативные психические состоянии и переживания, социальные успехи детей, сыновне-дочернюю ролевую стабильность.

В индивидуально-психологической интенции родительских установок преобладала ориентация на качества личности (более половины всех ответов и юношей, и девушек как по отношению к сыновьям, так и по отношению к дочерям). То есть будущие родители в своих высказываниях ориентировались на воспитание в детях определенных качеств личности.

Уменьшение эмоциональной составляющей в формуле неоконченных предложений первого блока позволило выявить структуру когнитивного компонента родительских установок юношей и девушек. Здесь в ответах испытуемых доминировали темы «ролевая стабильность», «социальная успешность» и «качества личности». Было установлено, что юноши закрепляли сферу социальной успешности за сыновьями (р <0,031), предоставляя им большую свободу ролевого семейного поведения, чем дочерям (р < 0,01), а за

дочерьми - сферу семьи, с большим контролем за их ролевым поведением, чем за поведением сыновей (р < 0,023). Девушки, в отличие от юношей, в равной степени закрепляли и за сыновьями, и за дочерями и сферу социальной успешности (простирается вне семьи), и сферу семейного ролевого поведения.

Блок аффективного компонента родительской установки эмпирически структурировался аналогично предыдущим. Было установлено, что в переживаниях юношей и девушек наиболее представлены темы «ролевая стабильность» и «социальная успешность детей»: сознание будущих родителей фиксировало тот факт, что именно они являются основными источниками как положительных, так и отрицательных эмоций родителей. Вместе с тем юноши чаще отмечали психические состояния сыновей, чем дочерей (р < 0,045).

В четвертом блоке неоконченных предложений моделировалась реакция будущих родителей на предполагаемые ситуации затруднения у детей. Имели место пять типов реакций: утешу, успокою, развеселю, тоже расстроюсь, постараюсь понять, постараюсь помочь, нет отклика. Наиболее часто декларируемые реакции юношей и девушек - «утешу, успокою, развеселю» (примерно половина всех ответов девушек по отношению к сыновьям и к дочерям, и примерно половина ответов юношей по отношению только к дочерям), и «постараюсь помочь» (около трети всех ответов). Юноши чаще, чем девушки, отмечали тему «разбираться в ситуации» и по отношению к сыновьям (р < 0,01), и к дочерям (р < 0,034), а девушки, чаще, чем юноши, -«эмоционально переживать» и по отношению к сыновьям (р < 0,05), и по отношению к дочерям (р < 0,01). Необходимо отметить, что и юноши (р < 0,01), и девушки (р < 0,01) в большей степени были готовы помогать дочерям, чем сыновьям. Однако юноши в большей степени готовы расстраиваться в ответ на затруднения у сыновей, чем дочерей (р < 0,01), а девушки - на затруднения дочерей, чем сыновей (р < 0,03). Таким своеобразным образом они как бы «маркировали» свои эмоциональные предпочтения в детско-родительских отношениях.

Пятый блок вопросов моделировал ситуацию несогласия детей и предполагаемые реакции на нее юношей и девушек. Было выявлено шесть типов реакций: гипотетическая готовность убеждать, принимать несогласие, попытаться понять причины несогласия детей, готовность достичь компромисса, принуждать ребенка принять свою точку зрения, самоустраниться. Наиболее часто декларируемые реакции на несогласие детей - убедить, доказать свою правоту и попытаться понять поведение ребенка

Выявленные различия позволили утверждать, что юноши (будущие отцы) в ситуации несогласия с ними детей, будут действовать более авторитарно, чем девушки (будущие матери). При этом и юноши (р < 0,093), и девушки (р < 0,012) в большей степени были готовы принять несогласие сыновей (р < 0,01), а по отношению к дочерям и те, и другие полагали чаще применять методы психологического давления (р < 0,074 - для юношей; р < 0,03 - для девушек).

Последний блок - шестой - моделировал реакции будущих родителей на детское поведение, не одобряемое ими. Было выявлено шесть типов реакций:

«постараюсь понять его причину», «исправлю, покажу, как сделать правильно», «прощу», «накажу», «рассержусь, огорчусь, расстроюсь» и «самоустранюсь». Наиболее часто декларируемая реакция - «исправлю, научу» - составляла почти половину всех ответов. Было установлено, что юноши чаще предполагали исправлять сыновей, а не дочерей (р < 0,039), а девушки, в большей степени, чем дочерей, предполагали сыновей наказывать (р < 0,05). По отношению к сыновьям девушки, чаще чем юноши, предполагали понять причину поведения сыновей (р < 0,042), но юноши чаще, чем девушки (р < 0,027), указывали на то, что сыновей простят, однако и наказывать их они так же предполагали чаще, чем девушки (р <0,019).

По отношению к дочерям девушки, чаще, чем юноши, предполагали понять причины их поведения (р < 0,007), но и оказать им помощь они предполагали чаще, чем юноши (р < 0,01), Юноши (как и в случае с сыновьями) чаще, чем девушки, предполагали и прощать дочерей (р < 0,01), и их наказывать (р < 0,005).

Таким образом, реакции юношей (как будущих отцов) в ситуации не одобряемого ими поведения детей были более амбивалентны и внутренне противоречивы, чем реакции девушек (будущих матерей): проблемное поведение детей они чаще предполагали и наказывать, и прощать. Поведение же девушек предполагало большую степень личностной вовлеченности, чем поведение юношей. Кроме того, будущие родители - юноши и девушки -предполагали более либеральную реакцию на неодобряемое ими поведение ребенка одного с ними пола.

Сравнение структуры различных компонентов родительских установок юношей и девушек между собой, а так же по отношению в полу ребенка внутри групп позволило сделать следующие выводы:

- юноши предполагают быть более авторитарными по отношению к детям, чем девушки;

- девушки предполагают более тесное эмоциональное вовлечение в жизнь детей, чем юноши; поведение юношей как будущих отцов предполагает быть более рациональным, чем поведение девушек как будущих матерей;

- существует эмоциональное предпочтение юношами и девушками как будущими родителями детей одного с ними пола, юношами - сыновей, а девушками - дочерей;

- со стороны будущих родителей предполагается признание и предоставление сыновьям большей автономии, за поведением же дочерей

'предполагается несколько больший контроль, вместе с тем, в ситуации неодобряемого родителями поведения ребенка предполагается более «жесткая» реакция будущих родителей на поведение сына, чем на поведение дочери.

Поведение юношей как будущих отцов предполагает быть более последовательным с точки зрения традиционных тендерных стандартов родительского поведения, чем поведение девушек. Для последних характерно не только определенная его тендерная «нейтральность», но и «заимствование» некоторых традиционно «отцовских» элементов поведения.

Факторный анализ представлений юношей и девушек об их отношениях с родителями показал, что в образе отношений с матерью и отцом у юношей доминируют контролирующие функции родителей «Авторитарность» со стороны матери, «Гиперконтроль» со стороны отца. В образе отношений со своим будущим сыном у юношей выражена тенденция «Быть ближе», т.е. в противовес родительскому контролю, стремление найти общий язык с ребенком, установить доверительные отношения. Представления об отношениях со своей будущей дочерью, по весомой позиции, так же носят противоположенный характер по отношению к образу отношений с родителями -доминирует тенденция к принятию ребенка, проявлению по отношению к нему теплых чувств, заботы.

У девушек в структуре представлений об отношениях с матерью, в большей степени, выражена «Опека», подразумевающая эмоционально-теплые, основанные на психологическом принятии отношения. В образе отношений с отцами у девушек в большей степени представлена также контролирующая функция - «Сверхтребовательность». В образе отношений со своими будущими детьми (как сыновей, так и дочерей) у девушек выражены тенденции к контролю, и если по отношению к сыну контроль проявляется в форме высокой заинтересованности, стремления к участию в его жизни, то по отношению к дочери - как проявление жесткого контроля, стремление к управлению поведением.

Представления об отношениях со свошш будущими детьми в юношеском возрасте представляют сложную структуру, что было выявлено в результате факторного анализа, и включают в себя различные, иногда противоречивые образы - это отражает, с одной стороны, всю сложность, многоаспектность, специфическую иерархию самого феномена представлений, а с другой стороны свидетельствует об интериоризации испытуемыми всего комплекса социальных отношений, в которые он погружен. Можно констатировать, что на представления юношества (юноши, девушки) оказало влияние их отношение с родителями. Это проявляется во вхождении определенных форм отношений с родителями в структуру представлений об отношениях со своими детьми (схемы 1, 2).

Проведен анализ и осмысление полученных данных, обозначены пути оптимизации процесса формирования родительства.

Анализируя представления о родительстве, мы исходим их того, что также значимыми факторами в образовании системы представлений испытуемых о выполнении своих будущих родительских обязанностей являются и его индивидуальные качества, и особенности, которые в юношеском возрасте влияют на формирование образа родителя. Самоутверждаясь как родитель, испытуемый утверждается и как развивающаяся личность в формате «Я»- концепции.

Таким образом, молодые люди имеют достаточно развитый «образ родительства», но на сегодняшний день мы наблюдает неустойчивость самого

социального института семьи в целом и представлений о родительстве в частности.

«Заинтересованность» отца

«Непоследовательность» отца

Представления об отношениях со своими будущими детьми у юношей

«Автономность» матери

«Непоследовательность» _матери_

«Близость» матери |

Схема 1. Представления об отношениях с родителями, вошедшие в структуру представлений об отношениях со своими будущими детьми у юношей.

«Н е поел едо вател ьн ость» отца

«Отсутствие враждебности» отца

«Директивность» матери

«Позитивный интерес» матери

Представления об отношениях со своими будущими детьми у девушек

Схема 2. Представления об отношениях с родителями, вошедшие в структуру представлений об отношениях со своими будущими детьми у девушек.

Рассогласованность представлений юношей и девушек о супружестве и родительстве, и противоречивость их семейных ориентации в будущем, по их вступлении в брак, может стать причиной как межсупружеской, так и детско-родительской дисгармонии. Полученные данные подтверждают колебания молодежи в определении семейного выбора. Анализируя результаты их представлений о родительстве, можно предположить, что их содержание определяется, с одной стороны, биологическими потребностями, статусными, социальными ожиданиями (экспектациями), семейным опытом, а с другой

стороны составляющими целостного образа семьи становятся факторы, с которыми непосредственно сталкиваются испытуемые (информационный прессинг; псевдомодели благополучия и успешности, транслируемые СМИ; социально-экономическая нестабильность; профессиональная

неопределенность, материальные и жилищные проблемы и др.), т.е. целый комплекс факторов разрушающих позитивные представления юношества о семейном будущем. Все это с необходимостью ставит перед психологами и педагогами задачи по гармонизации брачно-семейных ориентации и представлений молодежи. Необходимо учитывать и то, что работа образовательного учреждения по формированию и оптимизации установок молодых на семью и родительство должна охватывать и родителей будущих отцов и матерей. Таким образом, деятельность учебного заведения по оптимизации детско-родительских отношений является еще одной возможностью влиять на формирование родительских установок подростков и молодежи.

В Заключении подведены итоги проведенного теоретико-эмпирического исследования и сформулированы выводы:

1. Эмпирически подтверждена гипотеза о том, что представления об отношениях со своими будущими детьми у юношей и девушек зависят и формируются под влиянием взаимоотношений с их родителями и имеют сложную структуру, включающую систему социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации, являющихся частью социальных диспозиций личности.

2. Представления о родительстве формируются в процессе интериоризации, обусловленного воздействием родительской семьи транслирующей определенный опыт родительства, образцы материнского и отцовского поведения, родительские роли, а также социальных условий проживания.

3. В юношеском возрасте уже имеется образно-сконструированное содержание, включающее в себя отдельные и общие когнитивные схемы родительских поступков в частности и всего родительского поведения в целом на трех уровнях: социальном, микросоциальном, личностно-смысловом.

4. Представления юношей и девушек о будущих родительско-детских отношениях имеют различия в репрезентации родительства и выходят на уровень установок.

5. Сложная структура представлений об отношениях с собственными детьми в юношеском возрасте включает в себя различные, иногда противоречивые образы родителя, что свидетельствует о многоаспектное™ феномена представлений и интериоризации испытуемыми всего комплекса социальных отношений, в которые он погружен.

6. Представления о родительстве включают в себя все основные элементы данного социального бытия: семейные ценности, родительские сценарии, установки и ожидания в супружеских и родительских отношениях, которые отражают влияние родительской семьи на формирование этих представлений.

Основное содержание диссертации отражено в следующих

публикациях автора:

Статьи в журналах, рекомендуемых ВАК РФ:

1. Родионов А.Н. Феномен представлений о родительстве у юношей и девушек. Репрезентация и идентификация ими социальной роли родителя / А.Н. Родионов // Вестник Тамбовского ун-та - Сер. Гуманитарные науки, «Психология»,-Тамбов, 2007.-Вып. 1 (57). С. 302-306

Другие научные публикации

2. Родионов А.Н. К вопросу о формировании представлений о родительско-детских отношениях в юношеском возрасте / А.Н. Родионов // материалы 7 Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментальносги/менталитета». - Смоленск, 2006 -Ч. 1.-С. 77-81.

3. Родионов А.Н. Формирование представлений о родительстве в подростковом и юношеском возрастах / А.Н. Родионов // материалы Международной научной конференции «Психология в современном информационном пространстве». - Смоленск, 2007 - 4.2. - С. 116-118.

4. Родионов А.Н. К вопросу о влиянии семьи на формирование представлений о родительстве / А.Н. Родионов // материалы 8 Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментальносги/менталитета». - Смоленск, 2008 - 4.2. - С. 115-1) 9.

Подписано к печати 22.12.08. Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать ризографическая. Усл. п. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ № 116. Дата сдачи в печать 08.01.09.

Отпечатано в ИТЦ Смоленского государственного университета 214000 Смоленск, ул. Пржевальского, 4

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Родионов, Алексей Николаевич, 2009 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О РОДИТЕЛЬСТВЕ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН.

1.1. Отношения с родителями в семье как основа формирования представлений о будущих отношениях с собственными детьми.

1.2. Юность как этап становления образа родителя.

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О РОДИТЕЛЬСТВЕ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ.

2.1. План эмпирического исследования и его организация.

Методы, методики и процедуры исследования.

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ ОБ ОТНОШЕНИЯХ СО СВОИМИ БУДУЩИМИ ДЕТЬМИ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ.

3.1. Представления о родительстве в юношеском возрасте.

3.2. Особенности структуры родительских установок в юношеском возрасте.

3.3. Опыт исследования родительских установок и представлений юношей и девушек о будущих отношениях со своими детьми при помощи опросника «Подростки о родителях».

3.4. Становление представлений о взаимоотношениях со своими будущими детьми и родительских позиций у юношей и девушек.

Введение диссертации по психологии, на тему "Психологическая характеристика представлений в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми"

Актуальность исследования. Современная европейская семья переживает изменения, которые одними исследователями определяются как кризис (А.И. Антонов, Б. Бергер, В.Н. Дружинин, Д. Попеное, В. Сатир), другими - как социально-культурологическая трансформация исторического феномена малой группы (С.И. Голод, Р. Зидер, JI.B. Карцева, Б.Н. Миронов, А.А. Реан). В России и других странах эти процессы развертываются на фоне глубокого системного кризиса, затронувшего все уровни общества: от поведения отдельных членов и малых групп до его ценностно-культурных оснований.

Семья — это уникальный и пока единственный социальный институт воспитания, воспроизводящий людей как носителей социальной, культурной, этнической информации. Однако при всей значимости этого института представления о том, каким следует быть родителем, как психологический феномен, исследованы, на наш взгляд, недостаточно. Отдельные психологические компоненты родительского отношения и поведения изучаются в отрыве от остальных компонентов его структуры и вне социально-культурологической и этно-исторической динамики.

Актуальность данного исследования определяется также и тем, что в российском обществе трансформируются традиционные представления о внутрисемейных отношениях, в частности, об отношении к собственным детям. Все это обусловлено трансформацией традиционной парадигмы в семейном воспитании, в которой прежде доминировала государственная (идеологическая) установка на советскую модель семьи (семья под контролем государства). В этих условиях наблюдается значительный недостаток научных данных, раскрывающих особенности представлений юношей и девушек об их взаимоотношениях со своими будущими детьми, а они необходимы для понимания и разработки развивающих и обучающих программ, способствующих формированию у юношества ответственного и оптимального отношения к своим будущим детям, а также для нужд содержательной консультативной работы в психолого-педагогической сфере. Состояние и степень разработанности проблемы Проблема формирования и развития представлений о родительском отношении к ребенку в семье, обусловленная потребностями современного общества, привлекает в последние годы внимание многих отечественных и зарубежных ученых, специалистов в области психологии, философии, социологии, педагогики. И это понятно, если учесть важность реализации этих представлений в становлении и развитии личности ребенка. Представления о себе как родителе, влияние этих представлений на жизнедеятельность рассматриваются как часть личностной сферы человека, имеющей свою онтогенетическую историю, и в качестве социально-психологического образования, определяемого как комплекс социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации (А.И. Антонов, В.В. Бойко, М. Браун-Галковская, М. Земска, Е.А. Калинина, Н.А. Коваль, Р.В. Овчарова, М. Пилькевич, А.Г. Харчев, J. Rembowski).

Брачно-семейные представления и ориентации молодежи исследовались в следующих направлениях: семейные ценности были объектом исследований К.К. Баздырева, С.С. Буровой, Б.И. Говако, И.С. Голода, М.С. Мацковского, А.Г. Харчева, А.О. Янковой; семейные образы и идеалы изучались А.И. Захаровым, Д.Н. Исаевым, В.Е. Каганом, B.JI. Ситниковым, Т.И. Юферевой. Исследования о семейно-ролевых представлениях отразились в работах Т.В. Андреевой, Р.В. Овчаровой, В.А. Сонина, В.А. Сысенко, С.Ю. Девятых.

Несмотря на множественность подходов к изучению представлений, представлений о будущих взаимоотношениях в частности, роль и место этого образования в структуре личности юношей и девушек, а также особенности формирования такого рода представлений остаются недостаточно изученными. В связи с этим можно выделить следующие противоречия между:

• социальной значимостью проблемы формирования представлений об отношениях со своими будущими детьми и степенью изученности факторов, влияющих на формирование данных представлений;

• проведенными исследованиями о влиянии различных факторов на формирование представлений об отношениях со своими будущими детьми и недостаточностью изученности влияния родительской семьи на формирование данных представлений;

• очевидной значимостью влияния родительской семьи на формирование представлений о будущих отношениях со своими детьми у юношества и недостаточностью понимания важности этого влияния.

Существующие противоречия обусловливают проблему случайности формирования юношеских представлений о взаимоотношениях со своими будущими детьми. В результате этот процесс недостаточно управляем, непредсказуем и в отдельных ситуациях может приводить к формированию неадекватных представлений.

Этим определяется актуальность данного исследования.

Объект исследования - представления в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми.

Предмет исследования - психологическая характеристика представлений в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми.

Цель исследования - изучить психологические характеристики сложившихся представлений юношей и девушек о будущих отношениях со своими детьми, а также влияние родительской семьи на формирование этих представлений.

Задачи исследования: изучить теоретико-методологические основы проблемы отношений с родителями в семье как основы формирования представлений о будущих отношениях с собственными детьми; охарактеризовать психологические особенности процесса формирования образа родителя в юношеском возрасте; выявить, проанализировать и описать представления о родительстве в юношеском возрасте; проанализировать и описать особенности структуры родительских установок в юношеском возрасте; рассмотреть и описать влияние взаимоотношений в родительской семье на формирование представлений об отношениях со своими будущими детьми; охарактеризовать представления об отношениях со своими будущими детьми и о родительской позиции у юношей и девушек, рассмотреть пути оптимизации процесса формирования родительства.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что юношеские представления об отношениях со своими будущими детьми формируются под влиянием семейного (викарного) научения, родительской семьи как носителя определенной субкультуры: комплекса психолого-педагогических и социально-культурологических характеристик.

Теоретико-методологической основой настоящего исследования служат подходы к изучению процесса формирования образа родителя (Т.В. Бендас, В.Н. Дружинин, Е.П. Ильин, И.С. Клецина, И.С. Кон, Е. Маккоби), согласно которым отцовство и материнство, хотя и определены биологической природой человека, все же являются реализацией социально-обусловленных стереотипов и образцов взаимодействия родителя и ребенка, а также концепции, рассматривающие особенности интеграции образов родителя и ребенка в детско-родительских отношениях (Л.И. Вассерман, Г.Т. Хоментаускас, Е.О. Смирнова, В.В. Абраменкова, О.А. Карабанова, И.М. Марковская). Исследование основывается на положениях теорий социальных установок (У. Томас, Ф. Знанецкий, Г. Оллпорт, М. Смит, М. Рокич, Д.Н. Узнадзе, Ш.А. Надирашвили, В. Натадзе) и разрабатываемом в их рамках подходе к родительству как системе социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации (А.И. Антонов, В.В. Бойко, С.В. Ковалев, Р.В. Овчарова, М. Земска, М. Пилькевич), а таюке на положениях теории представлений (C.JI. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев) и реализует полидисциплинарный подход к проблеме отношений развивающейся личности (юношеский возраст) с миром, с окружающими людьми (А.С. Макаренко, В.Н. Мясищев, А. Адлер, М. Дессуар, Г.С. Салливан).

Методы исследования

В процессе работы над диссертацией были использованы: методы теоретического анализа подходов и обобщение результатов, полученных другими авторами по проблеме исследования; методы эмпирического изучения элементов диспозиционной структуры личности: наблюдение, анкетирование, методика свободных выражений (описаний), методика изучения установок, методика незаконченных предложений, поведения и методов воспитания родителей так, как видят их дети в подростковом и юношеском возрасте (ADOR). Применялись математико-статистические методы количественной и качественной обработки результатов эмпирического исследования: контент-анализ сочинений, t-критерий Стьюдента, ср-критерий Фишера, коэффициент конкордации М. Кенделла и Б. Смита (W), метод факторного анализа. Обработка и вычисления проводились с использованием компьютерной программы «SPSS 13.0 for Windows».

Научная новизна полученных результатов заключается в следующем: теоретически обосновано выделение юности как особого и доминирующего этапа в формировании образа родителя; эмпирически изучены и описаны основные элементы родительства в формате социально-психологического образования, представленного образами взаимоотношений со своими будущими детьми, определяющими реализацию социального сценария родительства; выявлена структура образа взаимоотношений со своими будущими детьми у юношей и девушек, установлены их различия;

-разработаны и опробованы дополнительные шкалы для изучения структуры представлений об отношениях со своими будущими детьми -«Образ отношений с будущим сыном», «Образ отношений с будущей дочерью» в опросник «Подростки о родителях» (ADOR).

Теоретическая значимость полученных результатов заключается в том, что они развивают научные представления о родительстве как социально-психологическом образовании личности, выявляют его возрастные особенности и тендерные различия на стадии потенциального бытования, создают научную базу для управления процессом его формирования и оптимизации у юношей и девушек.

Показано, что в юношеском возрасте уже сформированы представления о родительском поведении и отношениях со своими будущими детьми.

Практическая значимость полученных результатов диссертационного исследования заключается в том, что они дают возможность показать важность юношеского возраста как этапа становления родительства, акцентируют внимание на сегодняшней социальной ситуации его формирования, подчеркивают необходимость специально организованной подготовки социальной страты к семейной жизни. Основные выводы и положения могут быть учтены и использованы при составлении программ и учебных курсов, в практике психологов, педагогов, специалистов, осуществляющих работу с молодежью. Разработанные автором шкалы «Образ отношений с будущим сыном» и «Образ отношений с будущей дочерыо» к опроснику «Подростки о родителях» могут быть использованы в практике семейного консультирования и диагностике представлений испытуемого об отношениях со своими будущими детьми, а также в профессиональной подготовке психологов-специалистов в области семейного консультирования, социальных педагогов, что в итоге будет способствовать укреплению института семьи и самого государства в целом.

Надежность, достоверность и обоснованность исследования обеспечивается:

• основными научно-теоретическими положениями исследования;

• адекватностью применяемых методов целям и задачам исследования;

• использованием современных статистических методов при обработке результатов;

• значительным объемом эмпирических данных и их анализом, востребованностью полученных результатов, что подтверждают факты внедрения.

Апробация и внедрение результатов. Основные результаты диссертационного исследования были представлены на четырех Международных конференциях в г. Смоленске: VII Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментальности / менталитета» (2006 г.), «Психология в современном информационном пространстве» (2007 г.), VIII Международной научно-практической конференции «Социально-психологические проблемы ментальности /менталитета» (2008 г.); в г. Санкт-Петербурге: Международной научно-практической конференции «Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития» (2006 г.), а также в четырех научных публикациях (общий объем 1,1 п.л.), из которых три статьи в материалах научных конференций и тезисы докладов, статья в рецензируемом научном журнале.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту 1. Сложившиеся представления в юношеском возрасте об отношениях со своими будущими детьми имеют значимые психолого-педагогические и социально-культурологические характеристики, формирующиеся, в первую очередь, под влиянием отношений внутри родительской семьи (как результат викарного научения) и включающие систему социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации, являющихся частью социальных диспозиций личности.

2. Представления о родительстве необходимо рассматривать как содержательный компонент юношеской зрелости, интериоризирующийся в семейной среде и получающий активную формирующуюся подпитку в социальных условиях проживания. Определенный опыт родительства, образцы его поведения будущие отцы и матери получают в родительской семье, и от усилий родительской семьи во многом зависит успешность выполнения юношами и девушками будущей родительской роли.

3. Юность является особым этапом потенциального родительства, когда при отсутствии самого факта родительства существует сконструированный образ, включающий в себя как отдельные, так и общие когнитивные схемы как отдельные родительские поступки, так и весь комплекс поведения в целом на трех уровнях: социальном, микросоциальном, личностно-смысловом.

4. Существуют различия в ментальной репрезентации родительства в юношеском возрасте, эти различия затрагивают установки юношей и девушек на будущее интерактивное детско-родительское взаимодействие.

5. Представления об отношениях со своими будущими детьми в юношеском возрасте имеют сложную структуру и включают в себя различные образы, что отражает, с одной стороны, всю сложность, многофакторность феномена представлений, а с другой — свидетельствуют об интериоризации испытуемыми всего комплекса социальных отношений, в которые он погружен.

6. Психологическое содержание представлений о родительстве включает в себя основные элементы: семейные ценности, родительские сценарии, установки и ожидания в супружеских и родительских отношениях. На представления юношества существенное влияние оказывают их отношения с родителями. Это может проявляться во вхождении определенных форм отношений с родителями в структуру представлений об отношениях со своими детьми.

Организация исследования

В качестве испытуемых были отобраны лица юношеского возраста 1718 лет. В исследовании приняли участие 260 человек, из них - 122 юноши и 138 девушек. Все участники на момент проведения исследования являлись студентами высших учебных заведений г. Смоленска.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, приложений. Ее объем — 178 страниц — включает в себя 13 таблиц, 27 гистограмм, 11 диаграмм, 2 рисунка, 3 схемы, список литературы из 288 наименований (в том числе 19 на иностранных языках), три приложения, содержащих описание использованных в работе методик и бланк регистрации данных.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Такие выводы, на наш взгляд, достаточно сомнительны, с ними трудно согласиться, в нашей школе бытуют убеждения, что человеческие полы имеют различия, определяющие их жизнь. Этому способствуют два обстоятельства: во-первых, подавляющее большинство педагогов начальной и средней школы - женщины; во-вторых, образование (в том числе и школьное) сложилось как система, основанная на мужских ценностях, преподающая воспитанникам мужскую историю и мужскую культуру.

Школьные годы - возраст наиболее сенситивный для усвоения тендерных норм. Для школьника учитель нередко становится значимым в большей степени, чем родители. Вместе с тем в школах практически отсутствуют носители моделей мужского поведения, что лишает мальчиков (и девочек тоже) возможности идентификации, а учителя-женщины нередко практикуют ставший, впрочем, традиционным для отечественной школы авторитарный стиль педагогического руководства, так мало имеющий общего с традиционным стереотипом женственности - результат (итог) последствия феминизации школьного образования

Проблема еще состоит в том, что содержание учебных планов и учебных предметов имеет явно технократическую и естественнонаучную направленность, т.е. в основном мужской уклон. Преподают же эти предметы главным образом женщины, предъявляющие требования, которые ближе девочкам, да и школьные требования нацелены на тщательность выполнения заданий, что ставит девочек в более выгодное положение, так как женщины лучше выполняют типовые задания, требующие усердия и тщательности. При этом предварительное объяснение задания исключает этап поиска, который присущ мужскому интеллекту, что ставит мальчиков в несколько более худшие образовательные условия» [95, с. 301]. Затрудняется и тендерная социализация девочек: установившийся взгляд на науку как на мужское дело способствует формированию у них определенных внутренних состояний-барьеров, затрудняющих личностную и профессиональную ориентацию. К ним можно отнести: боязнь неудачи, боязнь утраты женственности, недостаток настойчивости в достижении цели, боязнь общественного отвержения [208, с. 112].

Еще одно обстоятельство затрудняет процесс тендерной социализации в школе. Более раннее половое созревание девочек приводит к явному рассогласованию их психологических установок и ожиданий с установками мальчиков: у девочек, в этом возрасте, уже появляется потребность, чтобы к ним относились не как к бесполым существам. У мальчиков же эти пожелания и требования не находят понимания и соответствующего ответа, так как они остаются в половом отношении физиологически инфантильными, хотя формально могут признавать половую дифференциацию и специфику взаимоотношений между полами. Более того, у мальчиков в предподростковом возрасте появляется тенденция не только к избеганию общения с девочками, но и к полному с ними размежеванию [95, с. 300].

Все это не только затрудняет тендерную социализацию мальчиков и девочек, но и не способствует установлению между ними отношений сотрудничества и кооперации, т.е. только увеличивает тендерную сегрегацию, которая может распространяться и на будущие их взаимоотношения. Впрочем, это последнее положение еще ждет своей эмпирической проверки.

Еще одним фактором тендерной социализации является семья. Отношения, связывающие ребенка с родителями, являются, по словам М. Земской, полными, поскольку функционируют во всех сферах: эмоциональной, социальной, религиозной и т.д. Это приводит к тому, что семья становится для ребенка первой школой, в которой возникают и развиваются его социальные установки [288, с. 34]. Степень влияния этого института сопоставима с влиянием образования, хотя в конце XX столетия повсеместным стало утверждение о значительном ослаблении воспитательного воздействия семьи, о самоустранении родителей из процесса социализации детей [13, 56, 78, 125, 178].

Формирование социальных установок ребенка в семье в значительной степени зависит от взаимодействий между членами семьи, и, в немалой степени, между отцом и матерью. Исследователи отмечают, что тендерные отношения между супругами в семье определенно противоречивы: их установки в сфере разделения семейных ролей более эгалитарны, чем их поведение. Это приводит к тому, что у современных подростков формируются традиционные установки в сфере разделения супружеских ролей, несмотря на эгалитарные установки большинства их родителей. Дело в том, что дети воспринимают и усваивают в своем поведении образцы поведения родителей в большей степени, чем их установки, а у родителей сфера сознания в этом вопросе определяет сферу практической деятельности [162, с. 150]. Но усвоенный семейный опыт сталкивается с социальными требованиями, нормами, аттитюдами.

Еще одна трудность тендерной социализации в семье обусловлена ослаблением мужского влияния на социализацию мальчиков и сверхдоминированием матери. Самоустранение отцов от воспитания сыновей проиллюстрировано в исследованиях О.В. Митиной и соавторов. Отцы как бы передают сыновей на «поруки» матери: отвечая на вопрос анкеты о своей занятости в домашнем труде, они говорят, что их не следует обременять домашними заботами, а помогать матери по дому должен . сын [155, с. 174].

В другом своем исследовании О.В. Митина [154] отмечает, что провозглашенное в стране равенство требовало от мужчины и от женщины подчинения усредненным правилам. Но, поскольку традиционно и имплицитно подразумевалось, что дом и семья — это среда обитания преимущественно женщин и детей, а общество и производство — мужчин, то женщинам вне семьи приходилось подчиняться правилам маскулинного поведения, а мужчинам в семье доставалась роль ребенка. Автор говорит о наличии своеобразных «ножниц» между требованиями, предъявляемыми обществом к мужчинам, и возможностями этим требованиям соответствовать в семье [155, с. 175].

В целом следует отметить, что маскулинный тип тендерной социализации, предполагающий, что мужская модель поведения предпочтительна не только для мальчиков, но и для девочек, сменился на инверсивный, т.е. маскулинный для девочек и фемининный для мальчиков [1].

Особенности тендерной социализации современных юношей и девушек отражаются в свойственной им специфике пола (тендерные идеалы), которая получает интенсивное развитие в подростковом и юношеском возрасте. Гендерный идеал - это не обязательно какая-либо конкретная личность, это может быть и обобщенный образ желаемых человеческих черт, присущих представителю того или иного пола. По мнению Б.В. Кайгородова [185], идеал для подростка выступает общим смыслообразующим устремлением личности растущего человека. Именно в юности они становятся ориентирами в практической деятельности, хотя, как замечает И.С. Кон, для идеалов юности свойственны элементы иллюзорности [122, с.175]. Социальная и историческая практика общественного бытия подтверждает это.

Хотя формирование эталонов мужественности и женственности начинается с первых дней жизни ребенка, но именно в юношеском возрасте оно происходит активно и интенсивно, когда усвоенное на предшествующих стадиях начинает проверяться и уточняться в ходе содержательного общения с лицами противоположного пола [6, 10, 13, 120, 127, 181, 208]. При этом практически единственной сферой жизнедеятельности, в которой формируются представления подростков об образах мужественности и женственности, являются взаимоотношения с противоположным полом [263, с. 90].

По мнению В.Л. Ситникова, в основе психологического механизма социализации лежит система образов: «образов-эталонов», «образов-отражений», «образцов-ориентиров», и «образов-идей» мужчин и женщин разного возраста, а также «образов маскулинное / фемининное-Я». Их взаимодействие ' организует и процесс идентификации, и социальные подкрепления, и осознание половой социальной роли, и социальные ожидания. Кроме того, все эти образы выполняют ориентировочно-корректировочную функцию, в результате которой происходит закрепление наиболее адекватных черт и линий поведения, а «образы-эталоны», создавая систему тендерных приоритетов, несут ценностно-мотивационную функцию [208, с. 115].

Согласно данным Т.И. Юферевой [263], девушки, характеризуя мужчину как мужа и отца, выделяют его роль как помощника жены. В то же время к сфере семейных отношений относится наибольшее число негативных характеристик мужчины. Описания юношей практически идентичны описаниям девушек, но отличаются от них отсутствием негативных характеристик. Кроме того, качества, связанные с традиционным пониманием мужественности, в представлениях старшеклассников обоего пола занимают самый высокий ранг. Для юношей женщина выступает как жена, мать. Она должна любить мужа, воспитывать детей, быть хорошей домохозяйкой. Описания женщин у девушек более детальны, разносторонни. Все они признают роль женщины в семье, однако отношения девушек к этой роли неоднозначное: наряду с положительным у значительной части испытуемых имеется и отрицательное отношение к ней.

В.Е. Каган установил, что портрет отца в восприятии юношей достоверно маскулинен, а в восприятии девушек он оказался фемининным. Портрет будущей жены у юношей по всем показателям ярко фемининен, а свой портрет как будущего мужа - столь же ярко маскулинен. В автопортретах девушек как будущих жен отрицание маскулинности преобладает над утверждением фемининности. Портрет же будущего мужа в восприятии девушек более фемининен, чем маскулинен. Таким образом, «в установках юношей муж и жена подобно отцу и матери контрастны: он — маскулинен, она - фемининна. В установках девушек муж и жена подобно отцу и матери скорее фемининны, чем маскулинны» [100, с. 58]. Все это, по мнению В.Е. Кагана, свидетельствует о том, что на формирование установочных знаний о поле и семье у девушек большее влияние оказывает ситуация демократизации половых и семейных ролей, тогда как у юношей скорее влияние традиционных стереотипов [100, с.60].

Р. Муксинов [157], исследуя образы родителей у 17 - 18-летних девушек и юношей установил, что для них мать и отец прежде всего являются воплощением доброты и хорошего отношения к детям. И хотя для большинства из них мать и отец авторитетны в равной степени, все же мать в жизни ребенка играет более значимую роль, чем отец.

Т.В. Андреева в исследованиях предбрачных предпочтений студенческой молодежи установила, что у юношей рассогласованы образы партнерши, будущей жены, с которой они хотели бы общаться. Качества последней оказались для юношей менее определенными, что, по мнению Т.В. Андреевой, может указывать на общую неопределенность их представлений о семейном будущем. Кроме того, в ответах девушек просматривается тенденция чрезмерной требовательности как к партнеру по общению, так и к будущему супругу. Обобщая результаты своих исследований, Т.В. Андреева заключает, что для молодежи в целом «характерно расхождение качеств желаемого спутника жизни и партнера по повседневному общению, из круга которого этот спутник, в общем-то, и должен выбираться» [10, с. 33]. Мы можем говорить о наличии тенденции прагматизации своих будущих семейных отношений у девушек.

В связи с этим уместно напомнить результаты опроса 16 — 17-летних девушек. Им было предложено распределить по степени важности мужские и женские качества. Опрошенные девушки воспитанность в мужчине поставили на 12-13-е места, мужественность - на 10-11-е места. Среди мужских качеств на первые два места было выдвинуто уважение к женщине, но уважение к мужчине среди необходимых женских качеств получило 1314-е места. Среди женских качеств на первые места попали гордость, сила воли, в то время как хозяйственность и аккуратность были отнесены на последние места и соседствовали с уважением к мужчине. Д.Н. Исаев и В.Е. Каган объясняют это тем, что «многие девушки и женщины жестоки, эгоистичны и грубы, а многие юноши безвольны, инфантильны, неблагородны» - то есть разрушением традиционных тендерных моделей [97, с. 94].

Юность традиционно связывают с развитием эмоциональной сферы и ее влиянием на поведение взрослеющих мальчиков и девочек. Так, А. Фрейд характеризовала юность как период внутреннего конфликта, психической неуравновешенности и неустойчивого поведения [234]. Вместе с тем, как полагает Б.И. До донов, именно в юношеском возрасте происходит формирование общей эмоциональной направленности личности, то есть закрепление иерархизации собственной ценности тех или иных переживаний. Тип общей эмоциональной направленности личности, «выступая в качестве одного из системообразующих факторов всей психологической структуры, накладывает отпечаток на многие особенности эмоциональной сферы человека. Эмоциональная сфера, в свою очередь, оказывает свое воздействие на восприятие человеком окружающей действительности, на его мечты и планы, на выбор деятельности, друзей, любимых, на творчество, на представления о счастье» [187, с. 343]. Причем основной содержательной характеристикой эмоций и чувств в юношеском возрасте является установка на его видение будущего. Доминируют эмоции, связанные с ожиданием будущего, «которое должно принести счастье» [266].

Л.И. Божович обращала внимание на развитие мотивационных структур личности в подростковом и юношеском возрасте. Она полагала, что целостная структура личности определяется, прежде всего, ее направленностью, «в основе которой лежит устойчиво доминирующая система мотивов, где основные, ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют строение мотивационной сферы человека. Возникновение такого рода иерархической системы мотивов обеспечивает наивысшую устойчивость личности» [33, с. 237].

Центральным звеном в формировании личности является развитие мотивационной структуры человека: его потребностей, желаний, стремлений и намерений. В старшем школьном возрасте потребности ребенка не только увеличиваются в своем числе, но и сами развиваются: они из непосредственных превращаются в опосредованные, приобретая сознательный и произвольный характер. Возникновение опосредованных потребностей (т.е. побуждений, исходящих от сознательно поставленной цели) делает для юноши возможным сознательное управление своими потребностями и стремлениями. Изменения в потребностной сфере происходят на фоне становления морального мировоззрения школьника, которое в юношеском возрасте начинает представлять собой такую устойчивую систему нравственных идеалов и принципов, которая становится постоянно действующим побудителем, опосредствующим всё их поведение. При этом основным новообразованием в мотивационной сфере юношества является то, что «по содержанию на первое место выдвигаются мотивы, связанные с жизненными планами ученика, его намерениями в будущем» [32, с. 418].

В этот период впервые появляется и становится предметом сознания и переживания новая и могучая биологическая потребность — половое влечение. Она, так же, как и все биологические потребности человека, приобретает в процессе развития иной, опосредованный характер, являя себя в форме человеческой любви. Войдя в структуру уже существующих новообразований (интересов, нравственных и эстетических чувств, взглядов и оценок), она формирует отношение к другому полу.

По мнению Л.И. Божович, депривация половой потребности не играет определяющей роли в кризисе подросткового возраста, который, по мнению автора, связан с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у человека способности и потребности познать самого себя как личность. Это и порождает у подростка стремление к самоутверждению, самовыражению и самовоспитанию [34, с. 241].

Еще одним важным отличительным признаком юности являются преобразования в сфере самосознания. Так, Б.Г. Ананьев пишет: «Преобразование мотивов деятельности и их перспективное «выдвижение» далеко вперед текущей деятельности превращает самосознание подростка и юноши в осознание будущего жизненного пути, будущей самостоятельной общественно-полезной деятельности, будущего характера и таланта» [7, с. 209].

Л.А. Регуш [194] экспериментально изучала содержание отражения и переживания будущего в юношеском возрасте. Ею было установлено, что будущее осознается и переживается юношами и девушками как проблема, причем степень переживания будущего как проблемы у молодых людей варьируется от низкой до высокой. При осознании препятствий для реализации значимых событий в будущем молодые люди испытывают разные эмоциональные переживания, такие, как страх, неприятие, сожаление, желание, надежда, решительность. В своей совокупности эти переживания определяют качественный состав переживания будущего как проблемы.

Во временной перспективе значительно преобладает дальняя перспектива — начало взрослой жизни, причем самое большое количество ожиданий приходится на третье десятилетие жизни.

Содержательная наполненность образов будущего отличается преобладанием ориентации на себя, свою личную жизнь, которую они рассматривают как главную ценность: переживания будущего напоминают набор признаков «удачной жизни», которые не связаны между собой, не отражают внутренние стремления и склонности молодых людей. Кроме того, у них отсутствуют представления о способах реализации желаемого [194, с. 241 - 244].

Подростковый и юношеский возраст традиционно рассматривается как период интенсивного формирования ценностных ориентаций личности. При этом обычно указывают на то, что именно на данном возрастном этапе складываются необходимые предпосылки для их формирования: молодой человек овладевает понятийным мышлением, накапливает достаточно морального опыта, занимает определенную социальную позицию [112, с. 30].

С.С. Бубнова отмечает, что структура ценностных ориентаций в юношеском возрасте чрезвычайно динамична и подвергается качественному изменению каждые 1,5-3 года. И если у 17-летних в число значимых ценностей входят «стремление к уважению своей личности», «познание нового» и «любовь близких», то у 19-летних в структуру наиболее значимых ценностей входят «здоровье», «общение» и «любовь». Структура ценностных ориентаций этой возрастной группы не зависит от профессиональной «принадлежности» испытуемых [44, с. 43]. Вместе с тем в иерархии жизненных планов молодежи дети занимают далеко не первое место. Так, по данным Б.И. Говако, только 15% девушек-студенток считает появление малыша наиважнейшим событием в их ближайшем будущем, при этом данный показатель у них в два раза выше, чем у студентов-юношей [62, с. 136].

Было установлено, что юноши в большей степени ориентированы на такую ценность, как профессиональная карьера, чем семью. Девушки - в равной степени и на ценность семьи, и на ценность профессиональной карьеры [13, с. 17]. Многие исследователи отмечают, что ценность «счастливая семейная жизнь» является приоритетной в ряду других жизненных ценностей и для юношей, и для девушек, вместе с тем, ее значимость все же выше для девушек, чем для юношей [44, 184, 187]. По мнению И.В. Дубровиной, ценностные ориентации девушек имеют более сложный сюжет, который определяется их «двойной» ориентацией: на социокультурные традиции, признающие особую важность супружества и материнства для женщин, и на принцип равноправия мужчины и женщины, в том числе и в выборе профессии [232, с. 64].

B.C. Собкин и Н.И. Кузнецова, исследуя ценностные ориентации юношей и девушек, установили, что если за пять лет, прошедших между опросами 1991 и 1996 годов, ценность воспитания детей у юношей и девушек практически не изменилась, то значимость счастливой семейной жизни резко снизилась у девушек, а у юношей осталась на том же уровне. Обсуждая полученные результаты в целом, авторы говорят о том, у молодежи 90-х доминируют индивидуалистические ценности, в отличие от юношей и девушек 50-х и 60-х, которым были присущи ценности коллективистского характера [184, с. 81-82]. Кроме того, в современной семье в отношении семейных ценностей наблюдается две тенденции. Первая - поляризация ценностных ориентаций среди членов семьи: детей и родителей. Вторая — деформация семейных ценностей и появление отличных от традиционно сложившихся целей, идеалов, убеждений и ожиданий членов семьи. Каждая из этих тенденций оказывает дестабилизирующее воздействие на психологическое здоровье семьи и влияет на формирование брачных ожиданий и семейных представлений юношей и девушек [253, с. 123].

Р.В. Овчарова установила, что у юношества произошли существенные изменения во взглядах на супружество: в их представлениях уменьшается значимость любви для устойчивости брака. И хотя иерархия факторов успешности брака у юношей и девушек несколько различается, общая направленность их все же едина. Из ценностей семейной жизни на первое место молодые люди ставят взаимное уважение, затем — доверие и взаимопонимание, а любовь лишь на четвертом месте [166, с. 50]. К похожим выводам приходит и И.В. Дубровина с соавторами [80, с. 63], однако она несколько сдвигает границу возраста, в котором происходит смена идеальных представлений о семейной жизни на более реальные, в сторону его уменьшения, относя к 16 - 17 годам.

Р.В. Овчарова полагает, что представления о родительстве юношей отличаются от представлений девушек. Так, в представлениях девушек на первых местах фигурируют любовь, ответственность, внимание и трудности воспитания детей. В представлениях юношей на первых местах находятся проблемы обеспечения будущего для ребенка, затрат времени на воспитание и родительского авторитета. Однако испытуемые не говорят о том, какие личностные качества им придется в себе развить, как нужно работать над собой. И в этом, по мнению автора, отражается узость представлений молодежи о родительстве [166, с. 64].

Оценивая брачно-семейные представления современной молодежи в целом, Т.В. Андреева отмечает в них две негативных особенности: во-первых, молодые люди разделяют и противопоставляют понятия любовь и брак, воспринимая семью как помеху своим чувствам; во-вторых, брачно-семейные представления молодежи характеризует их явная потребительская нереалистичность [10, с. 32]. Но есть и определенная часть молодежи, которая принимает брак за любовь.

Необходимо отметить, что в установках многих молодых людей брак ассоциируется только с любовными отношениями и отвлеченной перспективой рождения ребенка, при этом молодые люди не подготовлены к выполнению всего комплекса функций, необходимых в семье [243, с. 85]. Так, по данным Б.И. Говако, у значительной части молодых людей отсутствуют самые элементарные знания и навыки по уходу за маленькими детьми, особенно за грудными [60, с. 135]. Мало того, многие молодые мамы не умеют ухаживать за новорожденными, не могут организовать их питание, диету, ежедневный уход и нуждаются в помощи [221, с. 207]. А.И. Воднева, обобщая результаты исследования готовности юношей и девушек к выполнению домашних обязанностей, пришла к выводу, что осознанная неподготовленность к семейной жизни и уходу за детьми к их воспитанию существует у двух третей опрошенных юношей и девушек [54, с. 34]. Кроме того, исследователи [45, 54, 85, 123] говорят о том, что репродуктивные установки подростков и юношей являются в основном продуктом стихийно сложившегося, неуправляемого процесса, отсутствия сексуальной и гигиенической культуры, средством снятия сексуального напряжения.

Заметим, что определенный опыт родительства, образцы поведения будущие отцы и матери получают в родительской семье и от усилий родительской семьи во многом зависит успешность выполнения юношами и девушками будущей родительской роли. Вместе с тем матери довольно редко разговаривают с дочерями на темы их будущей супружеской и родительской жизни, а отцы крайне редко обсуждают эти вопросы с сыновьями [221, с. 175]. Родители практически освободили детей (особенно в городах) от участия в домашней работе, что еще больше усугубляет их неподготовленность к будущей семейной жизни [205, с. 37]. К.К. Баздырев приводит результаты опроса юношей и девушек 17 и 20 лет, посвященного готовности молодежи к ведению семейного хозяйства: только треть опрошенных ответила, что умеют планировать бюджет семьи и рационально вести домашнее хозяйство [23, с. 72].

Хочется отметить, как мы и отмечали выше, что формирование юношей и девушек как будущих родителей происходит не только под влиянием собственной родительской семьи, но и социокультурного пространства в целом, общества. При этом растущие индивидуалистические тенденции, мнения о том, что ответственность за воспитание несет родительская семья, не способствуют, на наш взгляд, осознанию юношами и девушками родительства как ценности.

Исходя из всего изложенного выше, можно сделать следующие выводы.

1. Родительство, как отцовство, так и материнство, хотя и имеет корни в биологической природе человека, выступает средством удовлетворения общественных потребностей, как одно из проявлений социального института, и характер функционирования которого изменяется вместе с динамикой социокультурных формаций.

2. На уровне личности родительство, как социально-психологическое образование, представлено системой социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации, являющихся частью социальных диспозиций личности.

3. Наиболее доступным для наблюдения компонентом родительства является стиль родительского отношения к ребенку, при этом отношения «родитель - ребенок» носят заведомо исторически тендерный характер.

4. В каждом конкретном случае родительство имеет свою онтогенетическую историю, а освоение родительской роли связано с достижением личностью тендерной идентичности; при этом важным этапом его становления является юношеский возраст.

5. Представления о родительстве можно рассматривать как компонент юношеской зрелости, который интериоризируется в семейной среде и получает активно формирующуюся подпитку в социальных условиях проживания.

ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О РОДИТЕЛЬСТВЕ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

2.1. План эмпирического исследования и его организация. Методы, методики и процедуры исследования

Исходя из сформулированных цели и задач исследования, а также для проверки выдвинутой гипотезы, нами был разработан план эмпирического исследования, апробирован и использован набор психодиагностических методов, процедур и методик.

План эмпирического исследования. Смысл статистических измерений в психологии заключается, по нашему мнению, в том, чтобы делать предсказания в отношении того, как «поведет» себя та или иная измеряемая переменная. «Психологические переменные являются случайными величинами, поскольку заранее неизвестно, какое именно значение они примут» [206, с. 11]. Прогноз в психологии связан с анализом вероятности проявления определенного типа поведения или обнаружения определенного соотношения свойств. Такой прогноз возможен только тогда, когда можно установить, какой стимул и каким образом влияет на испытуемых и вызывает их ответную реакцию.

Результат поиска такого стимула формулируется в терминах переменных. Под переменной в математике понимается величина, которая может по условиям задачи принимать разные значения, т.е. изменяться или варьироваться: «.каждый признак выступает в качестве переменной величины, или просто - переменной, значения которой меняются от объекта к объекту» [160, с. 30]. Причем независимой переменной называют ту, которая не зависит от изменений значений других переменных; ею экспериментатор может манипулировать. Зависимой переменной называют любую переменную, значение которой в принципе является результатом изменений в значениях одной или более независимых переменных. «Типичная схема эксперимента сводится к изучению влияния независимой переменной (одной или нескольких) на зависимую переменную. Независимая переменная представляет собой качественно определенный (номинативный) признак, имеющий две или более градации. Каждой градации независимой переменной соответствует выборка объектов (испытуемых), для которых определены значения зависимой переменной. Зависимая переменная в экспериментальном исследовании рассматривается как изменяющаяся под влиянием независимых переменных» [160, с. 186].

Таким образом, мы определили, что независимой переменной в исследовании выступал пол испытуемых: мужской или женский. Зависимой переменной — некоторые социально-психологические личностные феномены (диспозиции, представления), обеспечивающие внутреннюю субъективную регуляцию поведения индивида как родителя (в данном случае — будущего).

Несмотря на некоторую неэквивалентность групп, сходство их все же подтверждалось результатами предварительного опроса: в состав групп отбирались только те юноши и девушки, которые видят себя в своих жизненных планах и супругами, и родителями. Кроме того, предварительно выяснялось согласие / несогласие испытуемых принять участие в исследовании. В состав групп были включены только те юноши и девушки, которые добровольно и сознательно решили принять в нем участие.

Из исследования были исключены юноши и девушки, воспитывающиеся в неполных семьях, т.е. те из испытуемых, родители которых проживают раздельно или отсутствуют.

Схема исследования позволила контролировать переменные, представляющие угрозу внутренней валидности: естественное развитие, эффект тестирования, инструментальную погрешность, состав групп, выбывание. Переменная «взаимодействие состава групп с естественным развитием» не представляла угрозу внутренней валидности ввиду того, что начало существования обеих групп совпадало по времени с отборочным (предварительным) тестированием. Переменные, обусловленные взаимодействием тестирования, а также реакция испытуемых на эксперимент, представляющие угрозу внешней валидности, частично контролировались экспериментальными условиями.

При формировании группы испытуемых мы исходили из следующих рекомендаций к определению объема выборки:

• Наибольший объем выборки необходим при разработке диагностической методики - от 200 до 1000-2500 человек.

• Если необходимо сравнивать 2 выборки, их общая численность должна быть не менее 50 человек; численность сравниваемых выборок должна быть приблизительно одинаковой.

• Если изучается взаимосвязь между какими-либо свойствами, то объем выборки должен быть не меньше 30-35 человек.

• Чем больше изменчивость изучаемого свойства, тем больше должен быть объем выборки. Поэтому изменчивость можно уменьшить, увеличивая однородность выборки, например, по полу, возрасту, и т.п. При этом, естественно, уменьшаются возможности генерализации выводов [160, с. 21-22].

Исходя из выше перечисленных рекомендаций, в качестве испытуемых были отобраны лица юношеского возраста 17-18 лет. Все принявшие участие в эксперименте юноши и девушки на момент исследования являлись студентами высших учебных заведений. Обследованы 260 человек (из них 122 юноши, 138 девушки), которые прошли все этапы экспериментальной работы. Представленность выборки по возрасту и полу испытуемых дается в таблице 1, диаграмме 1.

Наибольшее число испытуемых происходит из двухдетных семей - 63 юноши (51,6 %) и 71 девушка (51,4 %); из однодетных семей происходит соответственно 49 (40,1 %) и 52 (37,7 %); из семей трехдетных - 8 юношей

6,7 %) и 11 (8 %) девушек; наименьшее число испытуемых происходит из семей с более чем тремя детьми: 2 (1,6 %) юноши и 4 (2,9 %) девушки (диаграммы 2, 3).

Организация и проведение исследования. Основное исследование проводилось нами в течение трех лет (2005-2007 года) на базе Смоленского государственного университета, Московского энергетического института (филиала в г. Смоленске), смоленского филиала Санкт-Петербургской академии управления и экономики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Родительство, как отцовство, так и материнство, хотя и имеет корни в биологической природе человека, выступает средством удовлетворения общественных потребностей, как одно из проявлений социального института, характер функционирования которого изменяется вместе с динамикой социокультурных формаций. В каждом конкретном случае родительство имеет свою онтогенетическую историю, а освоение родительской роли связано с достижением личностью тендерной идентичности; при этом важным этапом его становления является юношеский возраст.

Представления о себе как родителе можно рассматривать в качестве компонента юношеской зрелости, который интериоризируется в семейной среде и получает активно формирующуюся подпитку в социальных условиях проживания.

Большинство исследователей признают влияние родительской семьи- в качестве образца. Однако в настоящее время не наблюдается единого понимания механизмов идентификации и репрезентации образа родителя.

Чувственный опыт переживания себя в качестве ребенка, в качестве субъекта как будущего родителя, а также в качестве объекта и субъекта социокультурного пространства образует ментальное пространство образа будущего родителя. Данное положение дает возможность сделать выводы о том, что представления об отношениях со своими будущими детьми у юношества в современной социокультурной ситуации являются той сферой психического, которая наиболее чувствительно улавливает произошедшие изменения в отношении изучаемой проблемы и может быть проанализирована нами.

Представления об отношениях со своими будущими детьми формируются в процессе повседневной жизнедеятельности человека, его взаимоотношений с другими людьми (и, в частности, с собственными родителями), они являются частью формирующегося у него эмоциональноокрашенного образа будущего. Через изменение отношения к предмету можно существенно воздействовать на представления субъекта о данном предмете. А поскольку представления создают тот план, на котором развертывается внутренняя жизнь субъекта, то тем самым происходит и своего рода наполнение этой внутренней жизни.

Таким образом, на уровне личности представления об отношениях со своими будущими детьми выступают перед нами и как социально-психологическое образование, включающее в себя систему диспозиций, выражающих готовность действовать в отношении ребенка тем или иным образом, и как реальное поведение родителя по отношению к ребенку, наиболее зримо являющее себя в стиле родительского воспитания, и как целый комплекс представлений, объединяющий образы себя как ребенка, себя как родителя.

Представления о реализации родительства у юношей и девушек различаются между собой на всех трех уровнях: социальном, социально-психологическом и личностно-смысловом. На уровне установок детско-родительского взаимодействия и общения юноши предполагают быть более авторитарными по отношению к ребенку, чем девушки; у девушек проявляется тенденция к более тесному эмоциональному вовлечению в жизнь детей. Анализ представлений юношей и девушек об их отношениях с родителями показал, что в образе отношений с матерью и отцом у юношей доминируют контролирующие функции родителей. В образе отношений со своими будущими детьми (как сыновьями, так и дочерьми) у девушек также выражены тенденции к контролю. В образе отношений со своим будущим сыном у юношей выражена тенденция «Быть ближе» - стремление найти общий язык с ребенком, установить доверительные отношения. Представления об отношениях со своей будущей дочерью, также носят противоположенный характер по отношению к образу отношений с родителями — доминирует тенденция к принятию ребенка.

Проведенное теоретико-эмпирическое исследование позволяет сформулировать следующие выводы.

1. Эмпирически подтверждена гипотеза о том, что представления об отношениях со своими будущими детьми у юношей и девушек зависят от взаимоотношений с их родителями и формируются под влиянием этих взаимоотношений, а также имеют сложную структуру, включающую систему социальных установок разного уровня обобщения и конкретизации, являющихся частью социальных диспозиций личности.

2. Представления о родительстве формируются в процессе интериоризации и обусловлены влиянием социальных условий проживания, воздействием родительской семьи, транслирующей определенный опыт родительства: образцы материнского и отцовского поведения, родительские роли.

3.В юношеском возрасте уже имеется образно-сконструированное содержание, включающее в себя отдельные и общие когнитивные схемы родительских поступков в частности и всего родительского поведения в целом на трех уровнях: социальном, микросоциальном, личностно-смысловом. .

4. Представления юношей и девушек о будущих родительско-детских отношениях имеют различия в репрезентации родительства и выходят на уровень установок.

5. Сложная структура представлений в юношеском возрасте об отношениях с собственными будущими детьми включает в себя различные, иногда противоречивые образы родителя, что свидетельствует о многоаспектности феномена представлений и интериоризации испытуемыми всего комплекса социальных отношений, в которые они погружены.

6. Представления о родительстве включают в себя все основные элементы данного социального бытия: семейные ценности, родительские сценарии, установки и ожидания в супружеских и родительских отношениях, которые отражают влияние родительской семьи на формирование этих представлений.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Родионов, Алексей Николаевич, Смоленск

1. Абраменкова В.В. Половая дифференциация и сексуализация детства: горький вкус запретного плода /В.В. Абраменкова // Вопросы психологии. — 2003.-№5.-С. 103-120.

2. Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов / А. Адлер. Ростов-на-Дону: Феникс, 1998.-413 с.

3. Айзенк Г.Ю. Язык счастья / Г.Ю. Айзенк. М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. - 312 с.

4. Акивис Д.С. Отцовская любовь / Д.С. Акивис. М.: Профиздат, 1989. -208 с.

5. Акопов Г.В. Социальная психология образования / Г.В. Акопов. М.: Флинта, 2000. - 296 с.

6. Алешина Ю.Г. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины / Ю.Г. Алешина, А.С. Волович // Вопросы психологии. 1991. - № 4. - С. 7482.

7. Ананьев Б.Г. К постановке проблемы развития детского самосознания / Б.Г. Ананьев // Психология развития / сост. и общ. ред. авт. кол.-во каф. психологии развития и дифференциальной психологии СПбГУ. СПб.: Питер, 2001.-С. 177-214.

8. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания / Б.Г. Ананьев. СПб.: Питер, 2001.-288 с.

9. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. М.: МГУ, 1980. -416 с.

10. Ю.Андреева Т.В. Семейная психология: учебное пособие / Т.В. Андреева. — СПб.: Речь, 2004.-24 с.

11. Андреева А.Д. Формирование личности в переходный период: От подросткового к юношескому возрасту / А.Д. Андреева, Н.И. Гуткина, И.В. Дубровина; под ред. И.В. Дубровиной; НИИ общ. и пед. психологии АПН СССР. М.: Педагогика, 1987. - 184 с.

12. Андреева А.Д. Формирование личности старшеклассника / А.Д. Андреева, Н.И. Гуткина, И.В. Дубровина; под ред. И.В. Дубровиной; НИИ общ. и пед. психологии АПН СССР. М.: Просвещение, 1989. - 169 с.

13. Антонов А.И. Кризис семьи и родительство / А.И. Антонов // Проблемы родительства и планирования семьи. М.: Институт социологии РАН, 1992.-С. 11-27.

14. Антонов А. И. Социология рождаемости: Теоретические и методологические проблемы / А.И. Антонов. М.: Статистика, 1980. - 271 с.

15. Антонов А.И. Социология семьи: учеб. пособие для студ. вузов, обуч. по направл. и спец. «Социология» / А.И. Антонов, В.М. Медков. М.: МГУ, 1996.-304 с.

16. Аристова Н.Г. Социализация подрастающего поколения и семья / Н.Г. Аристова // Семья и социальная структура. М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1987. - С. 106-121.

17. Арутюнян М.Ю. Педагогический потенциал семьи и проблема инфантилизма молодежи / М.Ю. Арутюнан // Отец в современной семье / отв. ред. Н.Я. Соловьев. Вильнюс: Институт философии, социологии, права АН Лит. ССР, 1988.-С. 27-31.

18. Арутюнян М.Ю. Распределение обязанностей в семье и отношения между супругами / М.Ю. Арутюнян // Семья и социальная структура / отв. ред. М.С. Мацковский. М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1987.-С. 53-70.

19. Архиреева Т.В. Методика измерения родительских установок и реакций / Т.В. Архиреева // Вопросы психологии. 2002. - № 5. - С. 144-153.

20. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при старом порядке / Ф. Арьес. -Екатеринбург: Изд-во УГУ, 1999. 415 с.

21. Асеев В.Т. Мотивация поведения и формирование личности / В.Т. Асеев. -М.: Мысль, 1976.-156 с.

22. Афанасьев В.Г. Системность и общество / В.Г. Афанасьев. М.: Политиздат, 1980.-368 с.

23. Баздырев К.К. Как быть счастливым в браке / К.К. Баздырев. — М.: Мысль, 1987.-222 с.

24. Баранник О.С. Влияние семьи на формирование тревожности у дошкольников / О.С. Баранник // Ананьевские чтения 99: тезисы научно-практической конференции. - СПб., 1999. - С. 176-177.

25. Баттерворт Дж. Принципы психологии развития / Дж. Баттерворт, М. Харрис. М: Когито-Центр, 2000. - 349 с.

26. Белова В.А. Число детей в семье / В.А. Белова. М.: Статистика, 1975. -175 с.

27. Белова В.А. Статистика мнений в изучении рождаемости / В.А. Белова, JI.E. Дарский. — М.: Статистика, 1972. 144 с.

28. Бендас Т.В. Гендерная психология: учебное пособие / Т.В. Бендас. СПб.: Питер, 2005.-431с.

29. Берн Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК; М.: ОЛМА - Пресс, 2001. - 318с.

30. Бергер Б. Нуклеарная семья как первооснова цивилизации в исторической перспективе / Б.Бергер // Вестник МГУ. — Серия 18. Социология и политология. 2003. - №3. - С. 93-100.

31. Битянова М.Р. Социальная психология. Наука, практика и образ мыслей: учебное пособие / М.Р. Битянова. М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. - 561 с.

32. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. -М.: Просвещение, 1968. 464 с.

33. Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Л.И. Божович. М.: Московский психолого-социальный институт, 2001. — 352 с.

34. Бойко В.В. Малодетная семья: социально-психологический аспект / В.В. Бойко. М.: Мысль, 1988. - 237 с.

35. Бойко В.В. О посреднической роли детей в жизнедеятельности отцов / В.В. Бойко // Отец в современной семье / отв. ред. Н.Я. Соловьев. Вильнюс: Институт философии, социологии, права АН Лит. ССР, 1988. - С. 33^46.

36. Большой толковый психологический словарь. В 2 т. Т. 1: А-О / авт.-сост. А. Ребер. М.: Вече: ACT, 2000. - 592 с.

37. Большой толковый социологический словарь (Collins). В 2 т. Т. 1 (А О) / пер. с англ. - М.: Вече: ACT, 2001. - 544 с.

38. Борисов В.А. Перспективы рождаемости / В.А. Борисов. М.: Статистика, 1976.-248 с.

39. Босанац М. Внебрачная семья / М. Босанац. М.: Прогресс, 1981. - 208 с.

40. Боули Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боули. — М.: Академический Проект, 2004. 237 с.

41. Бочаров В.В. Антропология возраста: учебное пособие / В.В.Бочаров. -СПб.: СПбГУ, 2001.-192 с.

42. Браун Дж. Теория и практика семейной психотерапии / Дж. Браун, Д. Кристенсен. СПб.: Питер, 2001. - 351 с.

43. Брутман В.И. Некоторые результаты обследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных / В.И. Брутман, М.Г. Панкратова, С.Н. Ениколопов // Вопросы психологии 1994. - № 5. - С. 31-36.

44. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система / С.С. Бубнова // Психологический журнал. 1999. - Т. 20, № 5. -С. 38-44.

45. Бурова С.Н. Тендерные аспекты подготовки молодежи к браку и семейной жизни / С.Н. Бурова // Социология. 2000. - № 4. - С. 37-45.

46. Бурова С.Н. Совершенствование взаимоотношений в семье как основной фактор воспитания / С.Н. Бурова // Психолого-педагогические проблемы семейного воспитания. — Могилев: МгГПУ им. А. Кулешова, 1985. — Ч. 1 — С. 41-43.

47. Васильева Э.К. Семья и ее функции: Демографо-статистический анализ / Э.К. Васильева. -М.: Статистика, 1975. 181 с.

48. Вассерман Л.И. Родителя глазами подростка: психологическая диагностика в медико-педагогической практике: учебное пособие / Л.И. Вассерман, И.А. Горьковая, Е.Е. Ромицына. СПб.: Речь, 2004. - 256 с.

49. Визгина А.В. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин / А.В. Визгина, С.Р. Пантелеев // Вопросы психологии. -2001.-№3.-С. 91-100.

50. Винникот Д.В. Разговор с родителями / Д.В. Винникот. М.: Класс, 1994. -112 с.

51. Вишневский А.Г. Воспроизводство населения и общество: История, современность, взгляд в будущее / А.Г. Вишневский. — М.: Финансы и статистика, 1982. — 287 с.

52. Вишневский А.Г. Социальное управление рождаемостью / А.Г. Вишневский // Вопросы философии. 1978. - № 6. — С 85-100.

53. Волков А.Г. Семья объект демографии / А.Г. Волков. — М.: Мысль, 1986. -269 с.

54. Воднева А.И. Молодежь о браке и семье: идеалы, иллюзии, реальность /

55. A.И. Воднева // Адукацыя i выхаванне. 2000. - № 4. - С 31-36.

56. Выготский JI.C. Собрание сочинений. В 6 т., Т. 6. / JI.C. Выготский; под ред. М.Г. Ярошевского. М.: Педагогика, 1984. - 400 с.

57. Гаврилюк В.В. Маскулинность в социализации городских подростков /

58. B.В. Гаврилюк // Социологические исследования. 2004. - № 4. - С. 98-104.

59. Гарбузов В.И. Неврозы у детей и их лечение / В.И. Гарбузов. Л.: Медицина, Ленинградское отд-ние, 1977. - 272 с.

60. Гаупп Р. Психология ребенка / Р. Гаупп. М.: ОГИЗ, 1926. - 179 с.

61. Геодакян В.А. Эволюционная теория пола / В.А. Геодакян // Природа. 1991. -№ 8. -С 60-69.

62. Герасимова И.А. Структура семьи / И.А. Герасимова. М.: Статистика, 1976.- 168 с.

63. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах / Э. Гидденс. СПб.: Питер, 2004. - 208 с.

64. Говако Б.И. Студенческая семья / Б.И. Говако; редкол.: Э.К. Васильева (пред.) и др.. -М.: Мысль, 1988. 158 с.

65. Голод С.И. Сексуальность, тендер и семья: социологическая интерпретация / С.И. Голод // Человек. 2004. - № 5. - С. 152-159.

66. Голод С.И. Социально-психологические и нравственные ценности семьи / С.И. Голод // Молодая семья: сборник статей. — М.: Статистика, 1977.-С. 47-56.

67. Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты / С.И. Голод; под ред. Г.М. Романенковой. Д.: Наука, Ленинградское отд-ние, 1984. — 136 с.

68. Горбатенкова JI.M. Отец и семья / JI.M. Горбатенкова. Минск: Полымя, 1993.- 127 с.

69. Гребенников И.В. Основы семейной жизни / И.В. Гребенников. М.: Просвещение, 1991. -157 с.

70. Громыко М.М. Мир русской деревни / М.М. Громыко. М.: Молодая гвардия, 1991. - 447 с.

71. Гуд У. Социология семьи / У. Гуд // Социология сегодня. Проблемы и перспективы. Американская буржуазная социология середины XX века. М.: Прогресс, 1965.-С. 194-216.

72. Гудвин Дж. Исследования в психологии: методы и планирование / Дж. Гудвин. СПб.: Питер, 2004. - 558 с.

73. Гурко Т.А. Вариативность представлений в сфере родительства/ Т.А. Гурко // Социологические исследования. — 2000. № 11. - С. 90-97.

74. Гурко Т.А. Родительство в изменяющихся социокультурных условиях / Т.А. Гурко // Социологические исследования. 2004. - № 9. - С. 85-90.

75. Дарский JI.E. Формирование семьи: демографо-статистическое исследование / JI.E. Дарский. М.: Статистика, 1972. - 208 с.

76. Девятых С.Ю. Особенности представлений о родительстве в юношеском возрасте (анализ тендерных различий): дис. . канд. психол. наук / С.Ю. Девятых. Смоленск, 2006.

77. Демоз Ллойд. Психоистория / Ллойд Демоз. Ростов-на-Дону: Феникс, 2000.-512 с.

78. Джеймс М. Брак и любовь / М. Джеймс. М.: Прогресс, 1985. -191 с.

79. Домострой // Памятники литературы Древней Руси. Середина XVI века. М.: Художественная литература, 1985. —С. 85-93.

80. Дружинин В.Н. Психология семьи / В.Н. Дружинин. — Екатеринбург: Деловая книга, 2000.-199 с.

81. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология / В.Н. Дружинин. — СПб.: Питер, 2002. 320 с.

82. Дубровина И.В. Психологические аспекты формирования ценностных ориентации и интересов учащихся / И.В. Дубровина, Б.С. Круглов // Ценностные ориентации и интересы школьников. М.: Просвещение, 1983. — С. 27-36.

83. Елизаров А.Н. К проблеме основного интерпретирующего фактора семьи / А.Н. Елизаров // Вестник МГУ. Сер. 1. Психология. - 1996. - № 1. - С. 4249.

84. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов: учебник / О.В. Ермолаев. М.: Флинта, 2002. - 336 с.

85. Жирнова Г.В. Брак и свадьба русских горожан в прошлом и настоящем / Г.В. Жирнова. М.: Наука, 1980. - 150 с.

86. Жуков Ю.М. Ценности как детерминанты принятия решений. Социально-психологический подход к проблеме / Ю.М. Жуков // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976. - С. 254-277.

87. Журавлева И.В. Репродуктивное здоровье подростков и проблемы полового просвещения / И.В. Журавлева // Социологические исследования. 2004. -№7.-С. 133-142.

88. Захаров А.И. Ребенок до рождения и психотерапия последствий психических травм / А.И. Захаров. СПб.: Союз, 1998. -144 с.

89. Захаров А.И. Происхождение детских неврозов и психотерапия / А.И. Захаров. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 448 с.

90. Здравомыслов А.Г. Потребности. Ценности. Интересы / А.Г. Здравомыслов. -М.: Политиздат, 1986. 233 с.

91. Здравомыслова О.М. Цикл развития семьи: исследования и проблемы / О.М. Здравомыслова; ред.-сост. Д.Я. Райгородский // Психология семьи: хрестоматия. Самара: БАХРАХ-М., 2002. - С. 82-91.

92. Зидер Р. Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XVII XIX вв.) / Р. Зидер. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. - 302 с.

93. Зимбардо Ф. Социальное влияние / Ф. Зимбардо, М. Ляйппе. — СПб.: Питер,2000. 444 с.

94. Зотова О.И. Ценностные ориентации и механизм социальной регуляции поведения / О.И. Зотова, М.И. Бобнева // Методологические проблемы социальной психологии / отв. ред. Е.В. Шорохова. — М.: Наука, 1975. -С. 241-254.

95. Иваницкий В.Г. Русская женщина и эпоха «Домостроя» / В.Г. Иваницкий // Общественные науки и современность. 1995. - № 3. — С. 161-174.

96. Ивченкова Н.П. Установки подростков по отношению к началу половой жизни / Н.П. Ивченкова, А.В. Ефимова, О.П. Аккузина // Вопросы психологии. 2001. - № 3. - С. 49-57.

97. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины / Е.П. Ильин. СПб.: Питер, 2002. - 544 с.

98. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы / Е.П. Ильин. СПб.: Питер, 2002. - 512 с.

99. Исаев Д.Н. Половое воспитание и психогигиена пола у детей / Д.Н. Исаев, В.Е. Каган. Л.: Медицина, Ленинградское отд-ние, 1980. - 184 с.

100. Каган Е.В. Воспитателю о сексологии / Е.В. Каган. М.: Педагогика, 1991256 с.

101. Каган Е.В. Когнитивные и эмоциональные аспекты тендерных установок у детей 3-7 лет / Е.В. Каган // Вопросы психологии. 2000. - № 2. - С. 65-69.

102. Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков / Е.В. Каган // Вопросы психологии. — 1987.-№2.-С. 54-61.

103. Казмин Н.В. Современное семейное воспитание в России / Н.В. Казмин // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П.А. Лебедев. М.: Академия,2001.-С. 48-66.

104. Калина Н.Ф. Основы психотерапии. Семиотика в психотерапии / Н.Ф. Калина. М.: Рефл-бук, 1997. - 264 с.

105. Капрара Дж. Психология личности / Дж. Капрара, Д. Сервон. СПб.: Питер, 2003.-640 с.

106. Каптерев П.Ф. Задачи и основы семейного воспитания / П.Ф. Каптерев // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П.А. Лебедев. М.: Академия, 2001.-С. 203-230.

107. Каптерев П.Ф. Из истории нравственного развития детей / П.Ф. Каптерев // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П.А. Лебедев. М.: Академия, 2001.-С. 94-106.

108. Каптерев П.Ф. Родители и дети / П.Ф. Каптерев // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П.А. Лебедев. -М.: Академия, 2001. С. 79-94.

109. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования / О.А. Карабанова. М.: Гардарики, 2007. - 320 с.

110. Карцева Л.В. Семья в трансформирующемся обществе / Л.В.Карцева // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. — 2004. — № 1. — С. 65-72.

111. Келли Г. Основы современной сексологии / Г. Келли. СПб.: Питер, 2000. -896 с.

112. Кемпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях: пер. с англ. / Д. Кемпбелл; сост. и общ. ред. М.М. Бобневой. М.: Прогресс, 1980. - 391 с.

113. Кикалейшвили Л. Педагогические проблемы освоения подростками роли отца / Л. Кикалейшвили // Отец в современной семье / отв. ред. Н.Я. Соловьев). Вильнюс: Институт философии, социологии, права АН Лит. ССР, 1988. - С. 104-109.

114. Кириллова Н.А. Ценностные ориентации в структуре интегральной индивидуальности старших школьников / Н.А. Кириллова // Вопросы психологии. 2000. - № 4. - С. 29-37.

115. Клейн Л.С. Другая любовь: Природа человека и гомосексуальность / Л.С. Клейн. СПб.: Фолио-Пресс, 2000. - 864 с.

116. Коваль Н.А. Психология семьи и семейной дезадаптивности / Н.А. Коваль, Е.А. Калинина. — Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2007. — 351 с.

117. Ковалев А.Г. Психология личности / А.Г. Ковалев. — М.: Просвещение, 1970.-391 с.

118. Ковалев С.В. Психология современной семьи: информационно-методические материалы к курсу «Этика и психология семейной жизни»: книга для учителя / С.В. Ковалев. — М.: Педагогика, 1988. 207 с.

119. Козина И. Что определяет статус «кормильца» семьи? / И. Козина // Социологические исследования. 2000. - № 11. - С. 83-90.

120. Колесов Д.В. Биология и психология пола / Д.В. Колесов. М.: Флинта, 2000.- 175 с.

121. Колесов Д.В. Введение в общую психологию / Д.В. Колесов. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: МОДЭК, 2002. — 736 с.

122. Коломинский Я.Л. Ролевая дифференциация пола у дошкольников / Я.Л. Коломинский, М.Х. Мелтсас // Вопросы психологии. 1985. — № 3. — С. 165-171.

123. Кон И.С. Введение в сексологию / И.С. Кон. М.: Медицина, 1988. - 320 с.

124. Кон И.С. Дружба / И.С. Кон. СПб.: Питер, 2005. - 330 с.

125. Кон И.С. Подростковая сексуальность на пороге XXI века / И.С. Кон -Дубна: Феникс, 2001. 208 с.

126. Кон И.С. Психология старшеклассника: Пособие для учителей / И.С. Кон. — М.: Просвещение, 192 с.

127. Кон И.С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива / И.С. Кон. М.: Наука, 1988. - 269 с.

128. Кон И.С. Ребенок и общество: учебное пособие / И.С. Кон. М.: Владос, 2003.-336 с.

129. Кон И.С. Социологическая психология: Избранные психологические труды / И.С. Кон. М.: МОДЭК, 1999. - 560 с.

130. Кон И.С. Социология личности (Над чем работают, о чем спорят философы) / И.С. Кон. М.: Политиздат, 1967. - 383 с.

131. Кони Ф. Собрание сочинении. В 8 т. Т. 4 / Ф. Кони / под общ. ред. В.Г. Базанова и др.. М.: Юридическая литература, 1967. - 542 с.

132. Конусов Ю.А. Мужчина в семье: типы поведения // Семья и социальная структура / Ю.А. Конусов. — М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1987. С. 97-106.

133. Корнилова Т.В. Экспериментальная психология: Теория и методы: учебник для вузов / Т.В. Корнилова. М.: Аспект Пресс, 2002. - 381 с.

134. Крайг Г. Психология развития / Г. Крайг. СПб.: Питер, 2000. — 992 с.

135. Кричевский P.JI. Социальная психология малой группы: учебное пособие для вузов / P.JI. Кричевский, Е.М. Дубровская. М.: Аспект Пресс, 2001. — 318 с.

136. Крысько В.Г. Социальная психология: словарь-справочник / В.Г. Крысько. -Мн.: Харвест; М.: ACT, 2001.-688 с.

137. Левин К. Разрешение социальных конфликтов / К. Левин. СПб.: Речь,2000. 408 с.

138. Лев-Старович С. Партнерский секс / С. Лев-Старович. М.: Интербук, 1990.-284 с.

139. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. М.: Политиздат, 1977. - 304 с.

140. Леонтьев А.Н. Из дневниковых записей / А.Н. Леоньтьев // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. В 2 т. Т. 2. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981.-584 с.

141. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии / А.Н. Леонтьев. М.: Смысл,2001.-511 с.

142. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. - 584 с.

143. Либин А.В. Дифференциальная психология: На пересечении европейских, российских и американских традиций / А.В. Либин. — М.: Смысл, 2000. — 549 с.

144. Личко А.Е. Подростковая психиатрия: Руководство для врачей / А.Е. Личко. Л.: Медицина, Ленинградское отд-ние, 1985. - 416 с.

145. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф. Ломов; отв. ред. Ю.М. Забродин, Е.В. Шорохова. М.: Наука, 1984. -444 с.

146. Лыткина Т.С. Домашний труд и тендерное разделение власти в семье / Т.С. Лыткина // Социологические исследования. — 2004. — № 9. — С. 85-90.

147. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми / И.М. Марковская. -М.: Речь, 2000. 149 с.

148. Масионис Дж. Социология / Дж. Масионис. СПб.: Питер, 2004. - 752 с.

149. Маркс К. Сочинения. В 30 т. Т. 3 / К. Маркс, Ф. Энгельс. М.: Геополитиздат, 1955. - 630 с.

150. Маркс К. Сочинения. В 30 т. Т. 21 / К. Маркс, Ф. Энгельс М.: Геополитиздат, 1961. - 745 с.

151. Мацковский М.С. Социология семьи: Проблемы, теории, методология и методики / М.С. Мацковский. М.: Наука, 1989. - 112 с.

152. Мид М. Культура и мир детства: избранные произведения / М. Мид. М.: Наука, 1988.-429 с.

153. Миненко Н.А. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII -первая половина XIX в.) / Н.А. Миненко; отв. ред. М.М. Громыко. -Новосибирск: Наука, Сибирское отд-ние, 1979. 350 с.

154. Миронов Б.Н. Традиционное демографическое поведение крестьян в XIX -начале XX в. / Б.Н. Миронов // Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР: сб. статей / под ред. А.Г. Вишневского. М.: Статистика, 1977. — С. 83-105.

155. Миронов Б.Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? / Б.Н. Миронов // Психология семьи: хрестоматия / ред.-сост. Д.Я. Райгородский.— Самара: БАХРАХ-М, 2002. С. 213-237.

156. Митина О.В. Женское тендерное поведение в социальном и кросскультурном аспектах / О.В. Митина // Общественные науки и современность. 1999. - № 3. - С. 179-190.

157. Митина О.В. Идеология маскулинности в России: постановка проблемы и экспериментальное исследование / О.В. Митина, А. Касперт, Н.А. Низовских// Общественные науки и современность. — 2003. № 2. -С. 164-176.

158. Митрикас А.А. Семья как ценность: состояние и перспективы ценностного выбора в странах Европы / А.А. Митрикас // Социологические исследования. 2004. -№ 5.-С. 65-73.

159. Муксинов Р. Образ отца и матери в представлениях молодежи (опыт эмпирического исследования) / Р. Муксинов // Отец в современной семье / отв. ред. Н.Я. Соловьев. — Вильнюс: Институт философии, социологии, права АН Лит. ССР, 1988.-С. 126-132.

160. Навайтис Г. Семья в психологической консультации / Г. Навайтис. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: МОДЭК, 1999. -224 с.

161. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии / Ш.А. Надирашвили. Тбилиси.: Мецниереба, 1974. - 170 с.

162. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных: учебное пособие / А.Д. Наследов. СПб.: Речь, 2004.-392 с.

163. Нельсон Т. Психология предубеждений. Секреты шаблонов мышления, восприятия и поведения / Т. Нельсон. СПб: прайм-ЕВРОЗНАК; М.: ОЛМА-Пресс, 2003. - 384 с.

164. Немени М. Роль внутрисемейного общения в процессе социализации подростка / М. Немени // Семья и социальная структура / отв. ред.

165. М.С. Мацковский. М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1987.-С. 141-154.

166. Обуховский К. Галактика потребностей. Психология влечений человека / К. Обуховский. СПб.: Речь, 2003. - 295 с.

167. Обуховский К. Психологическая теория строения и развития личности / К. Обуховский // Психология формирования и развития личности / отв. ред. Л.И. Анцыферова. — М.: Наука, 1981- С. 45-67.

168. Общая социология: учебное пособие / под общ. ред. А.Ф. Эфендиева. М.: Инфра-М, 2000. - 653 с.

169. Овчарова Р.В. Психологическое сопровождение родительства / Р.В. Овчарова. — М.: Институт психотерапии, 2003. — 319 с.

170. Овчарова Р.В. Родительство как психологический феномен / Р.В. Овчарова. — М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. — 496 с.

171. Олифирович Н.И. Психология семейных кризисов / Н.И. Олифирович, Т.А. Зинкевич-Куземкина, Т.Ф. Велента СПб.: Речь, 2006. - 360с.

172. Основы психологии семьи и семейного консультирования / под общ. ред. Н.Н. Посысоева. М.: Владос, 2004. - 328 с.

173. Острогорский А.Н. Семейные отношения и их воспитательное значение / А.Н. Острогорский // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П.А. Лебедев. М.: Академия, 2001. - С. 139-175.

174. Палмер Дж. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens / Дж. Палмер, Л. Палмер. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 384 с.

175. Палуди М. Психология женщины / М. Палуди. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.-384 с.

176. Петренко В.Ф. Основы психосемантики / В.Ф. Петренко Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.-400 с.

177. Петровский А.В. Дети и тактика семейного воспитания / А.В. Петровский. -М.: Знание, 1981.-96 с.

178. Петровский А.В. Всегда ли правы родители? Психология воспитания / А.В. Петровский, В.А. Петровский. М: Астрель: ACT: Ермак, 2003. - 399 с.

179. Пиаже Ж. Психология интеллекта / Ж. Пиаже. СПб.: Питер, 2003. - 192 с.

180. Пиз А. Язык взаимоотношений: Мужчина женщина / А. Пиз, Б. Пиз - М.: ЭКСМО, 2000. - 399 с.

181. Попеное Д. Упадок американской семьи (1960 1990): обзор и оценка / Д. Попеное // Психология семьи: хрестоматия / ред.-сост. Д.Я. Райгородский. - Самара: БХРАХ-М, 2002 - С. 153-166.

182. Попова И.М. Ценностные представления и «парадоксы» самосознания / И.М. Попова // Социологические исследования. 1984. - № 4. - С. 29-36.

183. Популярная психология для родителей / Ю.Е. Алешина и др.; под общ. ред. А.С. Спиваковской. СПб.: Союз, 1997. - 304 с.

184. Практикум по тендерной психологии / под ред. И.К. Клециной. СПб.: Питер, 2003. - 478 с.

185. Психология / под. ред. А.А. Крылова. М.: Проспект, 2001. - 583 с.

186. Психология детства: учебник / под ред. А.А. Реана. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 368 с.

187. Психология и культура / под ред. Д. Мацумото. СПб.: Питер, 2003. - 718 с.

188. Психология подростка: Полное руководство / под ред. А.А. Реана. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003. - 432 с.

189. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Е.И. Артамонова и др.; под ред. Е.Г. Силяевой. М.: Академия, 2002. - 192 с.

190. Психология человека от рождения до смерти / под общ. ред. А.А. Реана. -СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК; М.: ОЛМА-Пресс, 2002. 656 с.

191. Пушкарева H.JI. Женщины Древней Руси / Н.Л. Пушкарева. М.: Мысль, 1989.-286 с.

192. Рабжаева М.В. Семейная политика в России в XX веке: историко-социальный аспект / М.В. Рабжаева // Общественные науки и современность. -2004.-№2. -С. 166-176.

193. Райе Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф.Райс СПб.: Питер, 2000. - 624 с.

194. Райх В. Сексуальная революция / В. Райх. СПб.: Университетская книга; М.: ACT, 1997.-352 с.

195. Рапопорт Р. Отношение мужей к профессиональной деятельности жен / Р. Рапопорт // Изменение положения женщины и семья / отв. ред. А.Г. Харчев. -М: Наука, 1977. С. 187-196.

196. Рассадина Т.А. Традиционные ценности: к вопросу о понятии / Т.А.Рассадина // Вестник МГУ. Серия 18. Социология и политология. — 2004. -№3.- С. 80-96.

197. Регуш JI.A. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего / Л.А. Регуш. СПб.: Речь, 2003. - 351 с.

198. Роджерс К. Становление личности. Взгляд на психотерапию / К. Роджерс. -М.: ЭКСМО-Пресс, 2001.-415 с.

199. Розинаева Г. Супружество, материнство и отцовство / Г. Розинаева. -Минск: Полымя, 1984. 143 с.

200. Романов Б.А. Люди и нравы древней Руси. Историко-бытовые очерки XI -XIII вв. / Б.А. Романов М.-Л.: Наука. Ленинградское отд-ние, 1966. - 240 с.

201. Рубин Я.И. Право на счастье: О проблемах семьи и детей / Я.И. Рубин. -Минск: Беларусь, 1986. 174 с.

202. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир / С.Л. Рубинштейн. СПб.: Питер, 2003. 508 с.

203. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. СПб.: Питер, 2003.-705 с.

204. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности / под ред. В.А. Ядова. Л.: Наука, Ленинградское отд-ние, 1979 - 264 с.

205. Сатир В. Как строить себя и свою семью / В. Сатир. — М.: Педагогика-Пресс, 1992.- 192 с.

206. Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси / М.Б. Свердлов — Л.: Наука, Ленинградское отд-ние, 1983. — 238 с.

207. Семенов И. Ю. Происхождение брака и семьи / И.Ю. Семенов. М.: Мысль, 1974.-309 с.

208. Семья и общество / отв. ред. А.Г. Харчев. М.: Наука, 1982. - 127 с.

209. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. СПб.: ООО «Речь», 2000. - 250 с.

210. Синягина Н.Ю. Психолого-педагогическая коррекция детско-родительских отношений / Н.Ю. Синягина. М.: Владос, 2001. - 96 с.

211. Ситников В.Л. Образ ребенка в сознании детей и взрослых / В.Л. Ситников. СПб.: Химиздат, 2001. - 288 с.

212. Словарь практического психолога / сост. С.Ю. Головин. Минск: Харвест, 1997.-800 с.

213. Смехов В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье / В.А. Смехов // Вопросы психологии. 1985. №4.

214. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности: учеб. пособие / Е.Т. Соколова. -М.: МГУ, 1980. 174 с.

215. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности / Е.Т. Соколова. М.: МГУ, 1989. - 213 с.

216. Соколова Е.Т. Родительские установки и стили воспитания / Е.Т. Соколова, В.В. Столин // Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / под ред. А.А. Бодалёва. — М.: Педагогика, 1989.

217. Сонин В.А. Социально-психологические аспекты семьи и брака / В.А. Сонин. Смоленск, 1985. - 87 с.

218. Социальная психология личности / отв. ред. М.И. Бобнева, Е.В.Шорохова. -М: Наука, 1979.-344 с.

219. Социальная психология: учебное пособие для вузов / под ред.

220. A.JI. Журавлева. М.: Per Se, 2002. - 350 с.

221. Спиваковская А.С. Обоснование психологической коррекции неадекватных родительских позиций / А.С. Спиваковская // Семья и формирование личности: сб. науч. тр. / под ред. А.А. Бодалева.- М.: НИИОП АПН СССР, 1981, С. 38^5.

222. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья / А.С. Спиваковская. — М.: Апрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 1999. В 2 томах. - Т. 2. - 462 с.

223. Стоюнин В.Я. Наша семья и ее исторические судьбы / В.Я. Стоюнин // Семейное воспитание: хрестоматия / сост. П. А. Лебедев. М.: Академия, 2001.-С. 29-41.

224. Струнников В.А. Пол / В.А. Струнников // Большая Советская Энциклопедия.—М.: Советская энциклопедия, 1975. — Т. 20. — С. 171—174.

225. Сысенко В.А. Молодежь вступает в брак / В.А. Сысенко. М.: Мысль, 1986.-225 с.

226. Сысенко В.А. Супружеские конфликты / В.А. Сысенко. М.: Мысль, 1989.- 172 с.

227. Сысенко В.А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия /

228. B.А. Сысенко. -М.: Финансы и статистика, 1981. 199 с.

229. Теория статистики: учебник / под ред. Г.Л. Громыко. -М: Инфра-М, 2002413 с.

230. Титаренко В.Я. Семья и формирование личности / В.Я. Титаренко. М.: Мысль, 1987.-352с.

231. Ткаченко А.А. Сексуальные извращения парафилии / А.А. Ткаченко. - М.: Триада-Х, 1999.-461 с.

232. Томпсон Дж. Социология / Дж. Томпсон, Дж. Пристли. Львов: Инициатива; М: ACT, 1998.-491 с.

233. Тольц М.С. Брачность населения России в конце XIX начале XX в. / М.С Тольц // Брачность, рождаемость, смертность в России и СССР: Сб. статей под ред. А.Г. Вишневского. -М.: Статистика, 1977. - С. 138-153.

234. Узнадзе Д.Н. Психология установки / Д.Н. Узнадзе. — СПб.: Питер, 2001. — 414 с.

235. Файнбург З.И. Проблема эмоциональных факторов формирования семьи / З.И. Файнбург // Изменение положения женщины и семья / отв. ред. А.Г. Харчев. -М.: Наука, 1977.-С. 133-138.

236. Фигдор Г. Психоаналитическая педагогика / Г. Фигдор. М.: Изд-во Института психотерапии, 2000. - 288 с.

237. Филиппова Г.Г. Психология материнства / Г.Г. Филиппова. М.: Институт психотерапии, 2002. - 239 с.

238. Форсова В.В. Православные семейные ценности / В.В. Форсова // Социологические исследования. 1997. - № 1. - С. 64-72.

239. Фрейд А. Теория и практика детского психоанализа. В 2 т. Т. 2. / А. Фрейд-М.: Апрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 1999. 400 с.

240. Фрейд 3. Психоаналитические этюды / З.Фрейд. М.: Изд- во ACT, 2004. -219 с.

241. Фрейд 3. Психология бессознательного: сборник произведений / 3. Фрейд -М.: Просвещение, 1990. 448 с.

242. Френкин Р. Мотивация поведения / Р. Френкин. СПб.: Питер, 2003. -651 с.

243. Фромм Э. Величие и ограниченность теории Фрейда / Э. Фромм. М: ACT, 2000. - 448 с.

244. Фромм Э. Душа человека / Э. Фромм. М.: Республика, 1992. - 430 с.

245. Фромм Э. Искусство любви / Э. Фромм. Минск: ТПЦ «Полифакт», 1990. -80 с.

246. Фэйк-Хобсон К. Развитие ребенка и его отношений с окружающими / К. Фейк-Хобсон, Б.Е. Робинсон, П. Скин. М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1993.-511 с.

247. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР / А.Г. Харчев. М.: Мысль, 1979. - 367 с.

248. Харчев А.Г. Современная семья и ее проблемы (Социально-демографическое исследование) / А.Г. Харчев, М.С. Мацковский. — М.: Статистика, 1978. 224 с.

249. Харчев А.Г. Некоторые методологические положения изучения женщины и семьи / А.Г. Харчев, З.А. Янкова // Изменение положения женщины и семья / отв. ред. А.Г. Харчев. М.: Наука, 1977. - С. 6-20.

250. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность / X. Хекхаузен. СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003.-860 с.

251. Холл К. Теории личности / К. Холл, Г. Линдсей. М.: Апрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 591 с.

252. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка / Г.Т. Хоментаускас. М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2003. - 224 с.

253. Хорни К. Невротическая личность нашего времени / К. Хорни // Собр. соч.: В 3 т. Т. 1: пер. с англ. М., 1997.

254. Шапарь В.Б. Методы социальной психологии: учебное пособие / В.Б. Шапарь. Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. - 288 с.

255. Шихирев П.Н. Социальная установка как предмет социально-психологического исследования / П.Н. Шихирев // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: Наука, 1976. - С. 278-295.

256. Шнейдер Л.Б. Основы семейной психологии: учеб. пособие / Л.Б. Шнейдер. -М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2005. 928 с.

257. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений: курс лекций / Л.Б. Шнейдер. М.: Астрель-Пресс: ЭКСМО-Пресс, 2000. - 512 с.

258. Шпиц Р. Психоанализ раннего детского возраста / Р. Шпиц. М.: Университетская книга, 2001 - 159 с.

259. Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X — ХШ веков / Я.Н. Щапов. М.: Наука, 1989. - 228 с.

260. Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени / под ред. Ю.Л. Бессмертного. М.: РГГУ, 1996. -376 с.

261. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. СПб.: Питер, 2000. - 652 с.

262. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности, государства / Ф.Энгельс. -М.: Политиздат, 1952. 183 с.

263. Эриксон Э. Детство и общество / Э. Эриксон. — СПб.: Речь, 2000. 416 с.

264. Эриксон Э. Идентичность, юность и кризис / Э. Эриксон. М.: Прогресс, 1996.-340 с.

265. Юнг К.Г. Божественный ребенок / К.Г. Юнг.- М.: Олимп, 1997. 400 с.

266. Юркевич Н.Г. Советская семья. Функции и условия стабильности / Н.Г. Юркевич. Минск: БГУ, 1970. - 208 с.

267. Юферева Т.И. Образы мужчин и женщин в сознании подростков / Т.И. Юферева // Вопросы психологии. 1985. - № 3. - С. 84-90.

268. Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности / В.А. Ядов // Методологические проблемы социальной психологии. М.: Наука, 1975.-С. 98-105.

269. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы / В.А. Ядов. М.: Наука, 1987. - 248 с.

270. Якобсон П.М. Эмоциональная жизнь школьника (Психологический очерк) / П.М. Якобсон. М.: Просвещение, 1966. - 291 с.

271. Янкова А.О. Городская семья / А.О. Янкова. М.: Наука, 1979. - 184 с.

272. Янкова А. Мужчина и женщина в семье / А. Янкова, Е.Ф. Ачильдиева, O.K. Лосева. — М.: Финансы и статистика, 1983. 80 с.

273. Ясная Л.В. Соотношение семейных ролей мужчин и женщин. Влияние на социализацию детей / Л.В. Ясная // Проблемы родительства и планирования семьи. -М.: Институт социологии РАН, 1992. С. 123-134.

274. Allport G. Attitude (1935) / G. Allport // Social Psychology: Readings a century of research. N.-Y.: Mc Graw - Hill, 1990. - P. 31-38.

275. Baber K. Women and Families. Feminist Reconstruction / K. Baber, K. Allen. -New York London: The Guilford Press, 1992. - 276 p.

276. Baumrind D. The influence of parenting style on adolescent competence and substance use / D. Baumrind // Journal of Early Adolescence. — (1991). — № 11.— P. 56-95.

277. Braun-Galkowska M. Patologia i terapia postaw rodzinnych / M. Braun-Galkowska // Wyklady z psychologii w KUL w roky ac. 1984 85 / red. Z. Babska, A. Biela, T. Twitkowski. - Lublin: Wyd. KUL, 1985. - S. 343-360.

278. Crooks R. Our Sexuality. Redwood City: The Benjamin / R. Crooks, K. Baur. -Cumming Company, Inc, 1990. - 850 p.

279. Field T. Interaction behaviors of primary vs. secondary caretaker fathers / T. Field // Developmental Psychology. 1978. - № 14 (2). - P. 183-184.

280. Fromm E. Milosc, plec i matriarchat / E. Fromm. — Poznan: Dom Wydawniczy Rebis, 1999.-223 s.

281. Maccoby E.E. Gender and relationships: a developmental account / E.E. Maccoby // American psychologist. 1990. - Vol. 17, № 6. - P. 24 — 31.

282. McGlone J. Sex Differences in the Human brain asymmetry: A crittical survey / J. McGlone // Behavior and Brain Sci. 1980 - Vol. 3, № 2. - P. 215-263.

283. Pilkewicz M. Postawy wychowawcze dzieci i mlidziezy / M. Pilkewicz. — Warszawa.: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1967. 238 s.

284. Rembowski J. Postawy rodzicelskie w odczuciu mlodziezy dorastajacej / J. Rembowski // Rodzina i dziecko / Red . M. Zemska. — Warszawa.: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1979. S. 203-232.

285. Rembowski J. Z problematyki postaw rodzicelskich / J. Rembowski // Psychilogia Wychow-awcza. -1970. -№ 3. S. 318-327.

286. Roe A. Early determinants of vocational choice / A. Roe // Journal of Counseling Psychology. 1957. -№ 4. - P. 212-217.

287. Scanzoni J. Contemporary Families and Relationships / J. Scanzoni. N-Y.: McGraw-Hill, Inc., 1995. - 474 p.

288. Schaefer E.S. Children's reports of parental behavior as inventory / E.S. Schaefer //

289. Children development. Vol. 36. - P. 413^124.if

290. Sonin W.A. Spoleczno-psychoogiczne aspekty zwiazcow rodzinnych i malzen-skich / W.A. Sonin // Rodzina: Przeszlosc Teraznejzostf — Pezyszlosc / pod. red. A Tchorzew-skiego. -Bydgszcz: Wyd. WSP, 1988. - S. 392^100.

291. Steinberg L. Adolescence: Second Edition / L. Steinberg. N-Y.: McGraw Hill Publishing Company, 1991. - 468 p.

292. Zanden J. W. Social Psyhology / J.W. Zanden. N-Y.: Random House, 1987. -480 p.

293. Zemska M. Postawy rodzicelskie i ich wpfyw na osobowosc dzecka / M. Zemska // Rodzina i dziecko / Red . M. Zemska. Warszawa.: Panstwowe Wydawnictwo Naukowe, 1979.-S. 21-79.1. Анкета «Моя семья»1п/п Сын / № п/п Дочь

294. Я бы хотел, чтобы мой сын. 1 Я бы хотел, чтобы моя дочь.

295. Я не хотел бы, чтобы мой сын. 2 Я не хотел бы, чтобы моя дочь.

296. Пожалуй, мне было бы приятно, если бы мой сын. 3 Пожалуй, мне было бы приятно, если бы моя дочь.

297. Скорей всего, если мне будет трудно, то мой сын. 4 Скорей всего, если мне будет трудно, то моя дочь.

298. Думаю, что для меня будет важно, чтобы сын. 5 Думаю, для меня будет важно, чтобы дочь.

299. Если сын будет не согласен со мной, то я. 6 Если дочь будет не согласна со мной, то я.

300. Когда сыну будет трудно, то я. 7 Когда дочери будет трудно, то я.

301. Я расстроюсь, если сын. 8 Я расстроюсь, если дочь.

302. Когда сын будет расстроен, то я. 9 Когда дочь будет расстроена, то я.

303. Если сын сделает что-то не так, то я. 10 Если дочь сделает что-то не так, го я.

304. Акопов Г.В. Социальная психология образования. М.: Флинта, 2000.

305. ОПРОСНИК ДЛЯ ПОДРОСТКОВ2 (оценка матери сыном)

306. Очень часто улыбается мне.

307. Категорически требует, чтобы я усвоил, что я могу делать, а что нет.

308. Недостаточно терпелива по отношению ко мне.

309. Когда я ухожу, сам решаю, когда я должен вернуться.

310. Всегда быстро забывает то, что сама говорит или приказывает.

311. Когда у меня плохое настроение, советует мне успокоиться или развеселиться.

312. Считает, что для меня должно существовать много правил, которые я обязан выполнять.

313. Постоянно на меня кому-то жалуется.

314. Предоставляет мне столько свободы, сколько мне надо.

315. За одно и то же один раз наказывает, а другой — прощает.

316. Очень любит делать что-нибудь вместе.

317. Если поручает мне какую-нибудь работу, то считает, что я должен делать только ее, пока не закончу.

318. Начинает сердиться и возмущаться по поводу любого пустяка, который я сделал.

319. Могу идти, куда захочу, и не спрашивать у нее разрешения.

320. В зависимости от моего настроения отказывается от многих своих дел.

321. Когда мне грустно, пытается развеселить и воодушевить меня.

322. Всегда настаивает па том, что за все мои проступки я должен быть наказан.

323. Мало интересуется тем, что меня волнует и чего я хочу.

324. Если бы мне захотелось, то я мог бы идти куда захочу каждый вечер.

325. Имеет определенные правила, по иногда соблюдает их, иногда — нет.

326. Всегда с пониманием выслушивает мои взгляды и мнения.2Вассерман Л.И., Горьковая И.А., Ромицына Е.Е. Родители глазами подростка. Психологическая диагностика в медико-педагогической практике: учеб. пособие СПб.: Речь, 2004. - 256 с.

327. Следит за тем, чтобы я всегда делал то, что мне сказано.

328. Иногда у меня возникает ощущение, что я ей противен.

329. Практически позволяет мне делать все, что мне нравится.

330. Меняет свои решения так, как придет в голову или как ей будет удобно.

331. Часто хвалит меня за что-либо.

332. Всегда точно хочет знать, что я делаю и где нахожусь.

333. Хотела бы, чтобы я стал другим, изменился.

334. Позволяет мне самому выбирать себе дело по душе.

335. Иногда очень легко меня прощает, а иногда нет.

336. Старается открыто доказать, что любит меня.

337. Всегда следит за тем, что я делаю на улице или в школе.

338. Если я сделаю что-нибудь не так, постоянно и везде говорит об этом.

339. Предоставляет мне много свободы, редко говорит «должен» или «нельзя».

340. Очень тяжело заранее определить, как поступит, когда я сделаю что-нибудь плохое илихорошее.

341. Считает, что я должен иметь собственное мнение по каждому вопросу.

342. Всегда тщательно следит за тем, каких друзей я имею.

343. Когда ее чем-то расстрою, не будет со мной говорить, пока я не начну.

344. Всегда легко меня прощает.

345. Хвалит и наказывает очень непоследовательно: иногда слишком много, а иногда слишком мало.

346. Всегда находит время для меня, когда это мне необходимо.

347. Постоянно указывает мне, как себя вести.

348. Вполне возможно, что, в сущности, меня ненавидит.

349. Проведение каникул я планирую по собственному желанию.

350. Иногда может обидеть, а иногда бывает доброй и признательной.

351. Всегда откровенно ответит на любой вопрос, о чем бы я ни спросил.

352. Часто проверяет, все ли я убрал, как было велено.

353. Чувствую, что она пренебрегает мною.

354. Моя комната или уголок — это моя крепость: могу убирать ее или нет, она туда не вмешивается.

355. Очень тяжело разобраться в ее желаниях и указаниях.1. ФамилияИмяОтчество

356. Отношение POZ-HOZ . Отношение DIR-AUT [ ]

357. ОЦЕНКА «МОЁ ОТНОШЕНИЕ К БУДУЩЕМУ СЫНУ»

358. Отношение POZ-HOZ . Отношение DIR-AUT [ ]

359. Отношение POZ-HOZ . Отношение DIR-AUT [ ]