Автореферат диссертации по теме "Прогнозирование аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях"

На правах рукописи

КОМЛЕВ ВИТАЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ АУТОАГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Специальность: 19.00.06 - юридическая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

2 4 июн ?т

Санкт-Петербург - 2010

004605500

Работа выполнена в Санкт-Петербургском университете МВД России

Научный руководитель: кандидат психологических наук,

Корчмарюк Владислав Анатольевич

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор

Кошелева Софья Владимировна

кандидат психологических наук Сивак Александр Николаевич

Ведущая организация: Академия права и управления ФСИН

России (г. Рязань)

Защита состоится "23" июня 2010 г. в 16-00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.012.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском университете МВД России (198206, Санкт-Петербург, ул.Лётчика Пилютова, д. 1).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Санкт-Петербургского университета МВД России.

Автореферат разослан " / ^ " 2010 года.

Учёный секретарь

диссертационного совета Д 203.012.03 ^а

кандидат педагогических наук, профессор,-^^^-^ Н.Устюжанин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Аюуальность проблемы исследования. В современном мире остро стоит вопрос реформирования уголовно-исполнительной системы. Претворение в жизнь концепции развития психологической службы УИС ставит во главу угла гуманизацию и безопасность личности и среды в местах лишения свободы. Это делает острой проблему прогнозирования и профилактики аутоагрессивного поведения осужденных. Прогнозирование аутоагрессивного поведения среди осужденных на сегодняшний день является слабопроработанным аспектом. Исследуемые в этой области проявления, в основном, сводятся к анализу социально-психологических особенностей лиц, уже совершивших аутоагрессию. Вместе с тем, остались ли эти особенности неизменными после аутоагрессии и насколько они применимы к ее прогнозированию на этапе поступления осужденного в ИК, остается под вопросом.

Проводя исследования аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях, следует признать, что сложившаяся ситуация в УИС является неблагополучной.

Согласно обзору ФСИН «О суицидах подозреваемых, обвиняемых, осужденных, совершенных в местах лишения свободы в 2009 году» от 19 февраля 2009 года в истекшем году подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными свершено 430 актов суицидов. Из них 87,5 % избрали наиболее доступный способ уйти из жизни - самоповешение, 12 % -порезы или самоповреждения с применением колюще-режущих предметов, 0,5 % - выпрыгнули из окон.

Одним из факторов, негативно влияющих на осужденного в условиях ИК, является изоляция человека от привычной ему среды, что способствует мотиву саморазрушения. Изолированный от привычной среды человек испытывает целый ряд ограничений в реализации своих потребностей.

Не менее значимым фактором является и то, что материальные ограничения и психологические травмы в исправительных учреждениях снижают чувство самоуважения, психологическую защиту и чувство безопасности.

Сама среда, в которой пребывают осужденные, по мнению ведущих исследователей, способствует созданию тюремной субкультуры. Здесь для них остро встает проблема «четвертого статуса», т.е. лиц, чье поведение противоречит как официальным (нравственно-правовым), так и неофициальным («воровским») нормам и обычаям.

Вынужденное сосуществование с другими заключенными, контроль со стороны администрации ведут к тому, что поведение каждого

становится предметом официального или неофициального обсуждения. Все это способствует появлению у осужденного чувства внутренней неуверенности в своих силах, склонности к импульсивным действиям и поступкам. Все это приводит к тому, что относительно высокий процент осужденных попадает в группу суицидального риска, - это признается и отечественными и западными исследователями, - а низкий уровень эффективности профилактических мер по предупреждению аутоагрессивного поведения в современных российских исправительных учреждениях усугубляет эту проблему. На сегодняшний день существует очень мало валидных методик по изучению и выявлению как аутоагрессоров в целом, так и суицидентов в частности. Отсутствие единой концепции понимания саморазрушительного поведения приводит к тому, что зачастую используются только методики личностной диагностики, не дающие репрезентативного результата в выявлении лиц с аутоагрессивным поведением.

При исследовании данной формы девиантного поведения многие отечественные ученые опираются на классические концепции отклоняющегося поведения, в основном, на работы З.Фрейда, которые не делают большой разницы между агрессией и аутоагрессией.

Большинство имеющихся на сегодняшний день методик, с помощью которых пытаются выявлять вероятное аутоагрессивное поведение -СМИД, Кеттелл, ОСР'и другие - базируются йа оценке эмоциональногЬ состояния (депрессии, тревоги и т.д.), которое может присутствовать либо у большого количества осужденных, либо появляться на определенном временном этапе, или, как вариант, - после так называемой «пусковой ситуации» за день или за неделю до совершения аутоагрессивного акта. Естественно, что прогностическая ценность таких исследований не всегда адекватна.

Следующая серьезная проблема, связанная с прогнозированием аутоагрессивного поведения среди осужденных - это требования режима содержания, утвержденные приказом ГУИН № 170 от 2001 г. «О постановке на профилактический учет». В том случае, если осужденный по каким-либо причинам ставится на профилактический учет как склонный к самоубийству или членовредительству, он обязан будет выполнять в период отбывания наказания дополнительные режимные требования, такие как занимать строго определенное спальное место, регулярно ходить отмечаться в дежурной части и др. Таким образом, большая часть осужденных заинтересована в том, чтобы не давать преждевременного повода для подозрений представителю администрации в желании совершить аутоагрессивный акт. Это может касаться как сознательного искажения информации в беседе с

психологом о своем состоянии, так и попытки изменить результаты тестирования по своему усмотрению.

Эффективность работы по факту с такой разновидностью аутоагрессии как суицидное поведение вообще является спорным, т.к. если психолог и фиксирует явные признаки суицида (антивитальные высказывания, подготовка к суициду и т.д.), то это уже, в большинстве случаев, период пресуицида, при котором необходимо привлечение, в первую очередь, психиатра и медикаментозное лечение. Необходимо отметить еще один важный момент: как показывает практика, даже при оптимальной нагрузке на практического психолога (300 человек на Специалиста), в условиях заключения психолог не может постоянно контролировать всю массу осужденных. А сами осужденные такие признаки на этапе предиспозиционной фазы считают незначимыми, и вспоминают о них только после совершения суицидальной попытки. Таким образом, профилактическая работа психолога, работа на опережение в случаях с суицидным поведением с точки зрения эффективности является наиболее оправданной.

Профилактические мероприятия эффективны только тогда, когда являются узконаправленными на конкретную группу людей, имеющих определенный набор признаков, усиливающих или ослабляющих аутоагрессивныё тенденции, что позволит проводить «точечные» профилактические мероприятия еще до того, как осужденный принял окончательное решение о совершении аутоагрессивного акта.

Расчет вероятности совершения данным осужденным аутоагрессивного акта в определенный период времени и будет элементом прогнозирования для дальнейших профилактических мероприятий.

Из всего вышесказанного следует, что проблема прогнозировании аутоагрессивного поведения в исправительных учреждениях нуждается не только в обоснованности научного подхода, но и в диагностическом инструментарии, определяющем систему признаков, характерных для аутоагрессивной личности, а также в оперативном, режимном, воспитательном и психологическом сопровождении лиц, склонных к такому поведению.

Все это требует разработки психологической научно-теоретической концепции по изучению и коррекции аутоагрессивного поведения, организации системы прогнозирования и профилактики деструктивных явлений среди осужденных в УИС.

За последние десять лет с появлением компьютерной техники в УИС значительно расширились возможности по накоплению различного рода эмпирической информации и применению адекватных методов анализа.

При ее обобщении возможны установления новых закономерностей в прикладных исследованиях.

Объект исследования: осужденные к лишению свободы мужчины, содержащиеся в ИК общего и строгого режима содержания Кировской области. Общая выборка представлена тремя группами осужденных. Экспериментальная группа 1 - осужденные, совершившие суицид (законченный или не законченный, т.е. действия, когда существовала серьезная угроза жизни) - 16 человек. Экспериментальная группа 2 -осужденные, проявившие демонстративно-шантажное поведение - 55 человек. Контрольная группа - 5326 человек.

Предмет исследования: совместное влияние личностных и социальных факторов, определяющих формирование аутоагрессивного поведения у осужденных мужского пола, отбывающих наказание в колониях общего и строгого режима Кировской области.

Цель исследования: изучение и прогнозирование психологических и социальных факторов, влияющих на формирование аутоагрессивного поведения осужденных, содержащихся в исправительных колониях.

В соответствии с объектом, предметом и целью исследования были определены следующие задачи.

1. На основе данных научной литературы провести теоретический анализ научных исследований об аутоагрессивном поведении в отечественной и-зарубежной психологии.'

2. Оценить дискриминантную константу совокупного влияния индивидуально-психологических качеств осужденных на формирование аутоагрессии в условиях ИУ.

3. Оценить дискриминантную константу совокупного влияния факторов микросоциальной среды на формирование аутоагрессии среди осужденных в условиях ИУ.

4. Разработать и апробировать систему прогнозирования аутоагрессии среди осужденных в условиях ИУ.

5. Предложить систему профилактики аутоагрессивного поведения на основании данных прогноза.

Гипотеза исследования: формирование аутоагрессивного поведения осужденных к лишению свободы происходит на основе с социально-психологических факторов и может прогнозироваться на ранних этапах при поступлении осужденного в ИК.

Этапы исследования.

1. Теоретическое обоснование психологических явлений аутоагрессии в рамках изучения и анализа литературы по исследуемой проблеме.

2. Эмпирическое исследование с использованием биографического метода, методов наблюдений, анкетного опроса, психологического тестирования, анализа документов и результатов деятельности.

3. Статистическая обработка полученных в ходе исследования данных, в том числе с помощью корреляционного, факторного и дискриминантного анализа.

4. Разработка системы прогнозирования аутоагрессии в условиях ИУ.

Методологической основой исследования составили фундаментальные положения отечественной психологической науки, представленные в трудах Б.Г.Ананьева, Е.П.Ильина, А.Н.Леонтьева, В.Н.Панферова, С.Л.Рубинштейна, социологическая концепция Э.Дюркгейма и психологическая концепция А.Г.Абрумовой.

Эмпирическая база представлена анализом результатов анкетирования, интервью, беседы и тестирования, соответствующими социально-психологическими методиками.

Научная новизна.

1. Предложен и апробирован комплексный подход к оценке вероятности совершения аутоагрессивного поведения среди осужденных.

2. Разработаны критерии психологического прогноза аутоагрессии среди осужденных.

У. Апробированы технологии прогнозирования - аутоагрессии при поступлении осужденного в ИУ.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в расширении представлений о сущности, содержании и особенностях формирования и прогнозирования аутоагрессивного поведения в условиях ИУ. Полученные результаты могут быть использованы в процессе дальнейших исследований проблем прогнозирования аутоагрессии в условиях различных видов режимов исправительных учреждений, в работе профессорско-преподавательского состава образовательных учреждений уголовно-исполнительной в курсах лекций «Пенитенциарная психология», «Юридическая психология», «Психология девиантного поведения».

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты позволяют повысить достоверность прогнозирования и, следовательно, предупреждения аутоагрессивного поведения среди осужденных в ИУ, а также оптимизировать систему профилактических мероприятий относительно аутоагрессивного поведения осужденных.

Положения, выносимые на защиту.

1. На формирование аутоагрессивиого поведения влияют следующие личностные факторы: эмоциональная неустойчивость (фактор С по методике Кеттелла), склонность к чувству вины (фактор О по методике Кеттелла), ригидность (фактор по методике Кеттелла), самоконтроль поведения (фактор С?3 по методике Кеттелла), фрустрированность (фактор <34 по методике Кеттелла). Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, у данного осужденного высокая вероятность формирования аутоагрессивиого поведения по личностным характеристикам.

2. В условиях ИУ аутоагрессия у осужденных формируется под влиянием следующих факторов микросоциальной среды: взаимоотношения с другими осужденными и с представителями администрации. Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 2,34, то у такого осужденного созданы социальные предпосылки к формированию демонстративно-шантажного поведения. Если дискриминантная функция превышает 3,45, то у осужденного созданы предпосылки с формированию суицидного поведения.

3. Прогноз аутоагрессивиого поведения осужденных в условиях ИУ может осуществляться на основе дискриминтантных констант сочетания личностных и факторов микросоциальной среды.

Внедрение результатов и апробация результатов исследования.

Материалы диссертации отражены в пяти научных работах. Основные результаты работы и ее отдельные фрагменты докладывались на межвузовских научно-практических конференциях:

- «Социальный конфликт как основная детерминанта суицидного поведения осужденных»// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России 2008 г., СПб;

- «Прогнозирование аутоагрессивиого поведения осужденных в исправительных учреждениях»// Экология человека 2007 г. Архангельск;

- «Актуальные проблемы гуманитарных и экономических наук» 2002 г. Киров;

- «Механизмы прогнозирования девиантного поведения осужденных и предотвращения рецидивов ранее судимых несовершеннолетних» 2004 год, г. Киров;

«Проблемы профилактики правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы Минюста России» 2004 г. Киров.

Результаты исследования внедрены в практическую деятельность психологической службы УФСИН по Кировской области.

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования обеспечены системным подходом к описанию и изучению

объекта исследования, строгой логикой анализа эмпирического материала в соответствии с целями, задачами и условиями проводимого исследования, реализацией в исследовании фундаментальных принципов психологии, применения корректных статистических методов, апробацией результатов исследования в практику профессиональной деятельности ИУ.

Структура диссертационного исследования: работа состоит из трех глав, введения и заключения, содержит приложения и список литературы (219 наименований).

Во Введении формулируется проблема, ее актуальность и новизна, определяются границы исследования, его объект и предмет.

Первая глава посвящена краткому обзору основных отечественных и зарубежных теорий аутоагрессивного поведения и общим аспектам прогнозирования аутоагрессии.

Во второй главе отражена общая структура и организация исследования, дается описание методического инструментария исследования.

В третьей главе представлены предложения по организации прогнозирования аутоагрессии в ИУ как основного элемента профилактики. В разделе «Заключение и выводы» подробно представлен обзор основных результатов исследования, акцентируются важные положения работы, на основании которых делаются выводы относительно целесообразности и продуктивности исследования, его теоретической и практической новизны и значимости.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Теоретические аспекты исследования аутоагрессивного поведения» были рассмотрены основные теоретические концепции, объясняющие природу аутоагрессивного поведения. Физиологическая концепция (Ч.Ломброзо, У.Шелдон, А.Л.Чижевский) связывает причины аутоагрессии с антропологическими, генетическими или физиологическими нарушениями без учета влияния окружающей социальной среды.

Психопатологическая концепция (Н.П.Бруханский, В.К. Хорошко, Л.А.Прозоров) основывается на предположении о том, что все аутоагрессанты - это душевнобольные люди, а аутоагрессивные действия - результат психических расстройств. Проблема изучалась привычными для медицины методами с точки зрения этиологии, патогенеза, клиники заболевания.

Психоаналитическая концепция (З.Фрейд) отражает крайнюю точку зрения, согласно которой в формировании суицидальных тенденций личности во главу угла ставится психологический фактор. З.Фрейд трактовал явление самоубийства как следствие нарушения психосексуального развития личности.

Э.Шнейдеман описал несколько наиболее серьезных характеристик суицида: чувство невыносимой душевной боли, чувство изолированности от общества, ощущение безнадежности и беспомощности, а также мнение, что только смерть является единственным способом решить все проблемы.

В.Франкл рассматривал самоубийство в ряду таких понятий, как смысл жизни и свобода человека, а также в связи с психологией смерти и умирания.

Социологическая концепция (Э.Дюркгейм) в качестве основной причины аутоагрессии рассматривает степень интегрированности человека в обществе. Э. Дюркгейм установил взаимосвязь поступка суицида конкретного индивида с окружением, в котором он существует. Главный недостаток этой концепции - недооценка роли личности во взаимоотношениях индивидуума со средой.

В нашей стране социологическая и психологическая концепция были представлены в работах ряда исследователей. К примеру, А.Г.Амбрумова •X1978-1996) расценивает суицидальное 'поведение как следствие' социально-психологической дезадаптации личности в условиях переживаемого ею микросоциального конфликта.

Таким образом, в ходе теоретического исследования были выявлены следующие факторы, влияющие на формирование аутоагрессии.

1. Социокультрурные традиции этноса.

2. Психические расстройства личности.

3. Особенности воспитания в раннем детстве.

4. Характерологические особенности личности (интроверсия, педантичность, депрессивность, невротичность и др.).

5. Особенности социальной перцепции восприятия и оценки взаимоотношений с окружающими людьми.

6. Низкий уровень социальной адаптации.

Вместе с тем, природа аутоагрессивного поведения имеет многофакторную систему и формируется под воздействием совместного влияния различных детерминант.

Дано краткое описание основных видов аутоагрессии, характерных для осужденных, содержащихся в местах заключения, и причины ее формирования.

Во второй главе «Организация и методики исследования механизма формирования аутоагрессии» дается описание общей структуры исследования, краткое описание выборки, основные социально-демографические характеристики личности, взятые в качестве критериев для исследования.

С целью изучения психологических последствий и личностно-характерологических изменений личности у осужденных, содержащихся в ИУ, подобран комплекс психологических методик: тест Люшера, 16 РР Кеттела, «Адаптивность» (МЛО-АД), беседы, экспертные оценки, изучение личных дел осужденных.

В качестве основных переменных были выбраны эмпирические данные осужденных, совершивших аутоагрессию (суицид и демонстративно-шантажное поведение). \

В качестве независимых переменных были выбраны следующие параметры:

- данные анамнеза (на основании личных дел осужденных и интервью);

- психологические особенности личности (данные теста Кеттелла);

- адаптивные способности осужденного (данные теста МЛО);

- оценка текущего психоэмоционального состояния (по результатам теста Люшера).

Проведен подбор общепринятых в психологических исследованиях статистических процедур.

1. Для анализа зависимостей переменных с номинальными шкалами: критерий х2_Пирсона и коэффициент ассоциации ср. Статистическая значимость оценивалась с помощью метода N критерий Стьюдента.

2. Анализ зависимости между переменными с интервальной и номинальной шкалой - бисериальный коэффициент корреляции. Статическая значимость оценивалась с помощью метода ^критерий Стьюдента.

3. Многофакторный анализ совокупного влияния факторов с интервальной шкалой проводился с помощью дискриминантного анализа.

4. Анализ совокупного влияния факторов с номинальной шкалой проводился с помощью таблиц сопряжения. Значимость различий оценивалась критерием ^-Пирсона.

В ходе настоящей работы на основе анализа социально-психологических факторов, влияющих на осужденного в ИУ, выявлены основные группы факторов, непосредственно способствующие формированию аутоагрессивного поведения. Проведен анализ степени их влияния и возможного сочетания.

В третьей главе «Основные результаты эмпирического исследования» был проведен сравнительный анализ психологических особенностей личности осужденных, совершивших и не совершивших аутоагрессию.

Рассмотрены различия в анамнестических признаках, по отдельным личностным факторам (тест Кеггелла, форма В) и по совокупному влиянию личностных факторов на формирование аутоагрессивного поведения.

Как показал корреляционный анализ результатов обследования по тесту Кеттелла, для аутоагрессантов характерны следующие психологические особенности.

Таблица 1

Корреляция шкал 16-факторного опросника Кеттелла с аутоагрессивным поведением

Фактор Биссериальный коэффициент корреляции Степень значимости (критерий Стьюдента)

А 0,112 1,67

В 0,034 0,87

С- -0,34 2,74

Е 0,096 ' 1,02 '

Е -0,117 1,69

в 0,068 0,96

Н -0,134 2,34

I 0,120 0,17

Ь -0,023 0,52

М 0,125 2,01

N 0,052 0,78

0+ 0,49 J 4,27

01- -0,32 2,53

02 0,012 0,34

03- -0,39 3,24

(}4+ 0,49 4,35

Как можно увидеть из Таблицы 1, на формирование аутоагрессивного поведения влияют следующие личностные факторы:

- эмоциональная неустойчивость (фактор С);

- склонность к чувству вины (фактор О);

- ригидность (фактор (21);

- самоконтроль поведения (фактор 03);

- фрустрированность (фактор (}4).

Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, данный осужденный предрасположен к аутоагрессивному поведению по личностным характеристикам.

Проведен анализ социально-психологических детерминант, влияющих на проявления аутоагрессивного поведения: конфликты с окружением и социальная изоляция, разрыв социальных связей. Если в формировании суицидного поведения являются значимыми все три фактора, то для демонстративно-шантажного является значимым только один фактор - отношения с администрацией.

Таблица 2

Зависимость аутоагрессивного поведения от влияния факторов социальной среды

Взаимоотношения с другими осужденными Взаимоотношения с администрацией Взаимоотношения с родственниками

коэфф. корреляц ии 1- критерий коэфф. корреляц ии критерий коэфф. корреляц ии критерий

Суицидное поведение 0,35 12,45 0,26 10,75 0,41 14,05

Демонстрэтив но- шантажное поведение 0,12 28,34 0,29 11,63 0,09 32,85

Как можно увидеть из Таблицы 2, на формирование суицидного поведения влияют все три фактора социальной среды. Дискриминантная константа этих факторов =3,45. Если дискриминантная функция этих факторов по данному осужденному равна или больше данной константы, то для данного осужденного сложились социальные предпосылки к формированию суицидного поведения.

Если дискриминантная функция равна или больше 2,34, то в этом случае сложились социальные предпосылки для формирования демонстративно-шантажного поведения.

Проведен дифференцированный анализ влияния адаптивных способностей как на формирование суицидного поведения, так и на формирование демонстративно-шантажного поведения.

Проведен анализ степени влияния состояния дезадаптации на суицидное и демонстративно-шантажное поведение.

Проведен анализ совокупного влияния различных групп факторов и степень их влияния на формирование аутоагрессии.

Рассматривается вопрос организации системы прогнозирования в ИУ в рамках системы профилактики аутоагрессии на основании трех последовательных этапов.

1. Специальная организация системы первичного прогнозирования аутоагрессии вновь поступающих осужденных:

а) анализ эмпирических данных (личное дело осужденного и собеседование) с целью выявления признаков, способствующих формированию аутоагрессивного поведения;

б) факторное обследование по методике Кеттелла. На основании полученных значений шкал (С, О, (31, (}3, <34) рассчитывается оценка дискриминантной функции. Если полученное значение больше или равно 1,38 (константа, полученная в ходе основного исследования), делается вывод о предрасположенности осужденного к аутоагрессии.

2. Мониторинг влияния социальной среды. Регулярно среди осужденных проводятся косвенные опросы по межличностным взаимоотношениям, оценивается степень конфликтогенности среди осужденных, предрасположенных к аутоагрессии, по отношению к другим осужденным, сотрудникам и близким родственникам.

По полученным результатам рассчитывается оценка дискриминантной функции. Если она больше или равна 3,45, делается вывод о том, что социальная среда также способствует формированию 'аутоагрессивного поведения по отношению к данйому осужденному.

3. Предлагается мониторинг психоэмоционального состояния. Оценка психоэмоционального состояния проводится с помощью теста Люшера. Наличие «депрессивных» цветов у осужденного с неадекватными личностными характеристиками и напряженными взаимоотношениями в микросоциальной среде позволяет сделать вывод об аутоагрессивно-опасном состоянии респондента.

В результате исследования можно выделить три основных типа ситуационных реакций с различной степенью риска аутоагрессии, отражающих состояние осужденного:

1) реакция демобилизации;

2) реакция дезорганизации;

3) пессимистическая реакция.

Данные реакции отражают как состояние дезадаптации, так и аутоагрессивный паттерн поведения.

На основании полученных данных предлагается система профилактики и предупреждения аутоагрессии среди осужденных в ИУ.

В случае адекватного прогноза по результатам эмпирических исследований осужденный включается в так называемую «дальнюю группу риска». У респондента выявляются свойства, способствующие

развитию аутоагрессии. Далее изучается система взаимоотношений с окружающей социальной средой и выявляются данные о психоэмоциональном состоянии осужденного. Поэтому работа с «дальней группой риска», в первую очередь, строи тся психологом на организации контроля за взаимоотношениями данного осужденного с родственниками, с другими осужденными и сотрудниками колонии. Также важен контроль за психоэмоциональным состоянием осужденного.

В случае фиксации какого-либо конфликта с социальным окружением данный осужденный включается в «ближнюю группу риска», т.е. у него прогнозируется высокая вероятность аутоагрессии.

Работа с «ближней группой риска» ведется, прежде всего, по пути актуализации антисуицидальных мотивационных комплексов.

К мотивационным комплексам относятся позитивные модели поведения, связанные с достижением определенных целей, - это эмоциональная привязанность к значимым родным и близким; чувство долга по отношению к ним, родительские обязанности; наличие разнообразных жизненных, творческих, деловых, семейных, служебных и других планов, замыслов; психологическая гибкость и адаптированность, умение компенсировать негативные личные переживания; использовать методы саморегуляции и снятия психической напряженности и др.

Основные выводы диссертационного исследования.

1. -В условиях исправительных учреждений наиболее актуальными являются проблемы прогнозирования трех основных видов аутоагрессивного поведения: истинный суицид, аффективный суицид и демонстративно-шантажное поведение.

2. В процессе исследования обоснован концептуальный подход к изучению аутоагрессивного поведения в условиях лишения свободы через выявление комплекса социально-психологических факторов, формирующих аутоагрессивное поведение.

3. Изучение проблемы аутоагрессии показало, что данная девиация представляет собой форму агрессивного поведения, основные составляющие которой - наличие поставленной цели; осознанность своих действий, ведущих к цели; наличие волевого процесса для достижения планируемой цели, связанной с элементами агрессии по отношению к себе.

4. Решение осужденного совершить аутоагрессивные намерения определяется внутренними психологическими особенностями и влиянием окружающей социальной среды.

5. В основе формирования личностных особенностей, способствующих аутоагрессивному поведению осужденных в условиях

исправительных учреждений, лежат особенности воспитания и принятие деструктивных шаблонов поведения в детском возрасте.

6. Как показал корреляционный анализ результатов обследования по тесту Кетгела, для аутоагрессантов характерны следующие психологические особенности: эмоциональная неустойчивость (фактор С по методике Кеттелла), склонность к чувству вины (фактор О по методике Кеттелла), ригидность (фактор <31 по методике Кеттелла), самоконтроль поведения (фактор С?3 по методике Кеттелла), фрустрированность (фактор <34 по методике Кеттелла). Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, данный осужденный предрасположен к аутоагрессивному поведению по личностным характеристикам.

7. Основными социально-психологическими детерминантами, влияющими на проявления аутоагрессивного поведения, являются конфликты с окружением и социальная изоляция, разрыв социальных связей. При этом, если для формирования суицидного поведения являются значимыми все три фактора, то для демонстративно-шантажного только один - отношения с администрацией.

8. В результате длительного воздействия комплекса личностных и социально-психологических факторов наступает период дезадаптации; в итоге бывает достаточно одного незначительного случая

' (микроконфликта) для аутоагрессивного акта. ' ' -

9. Основным признаком, свидетельствующим о периоде дезадаптации, является ярко выраженное состояние депрессии и тревоги. Позиции (по тесту Люшера), характеризующие состояние дезадаптации: -2-1, -2-3, -3-4 (где синий - 1, зеленый - 2, красный - 3, желтый - 4). Такое состояние является предпосылкой для формирования суицидного поведения, для демонстративно-шантажного поведения состояния дезадаптации не значимо.

Практическое приложение прогнозирования аутоагрессивного поведения, как уже было сказано выше, целесообразно рассматривать в составе комплекса профилактических мероприятий. Прогнозирование аутоагрессии позволяет проводить профилактическую работу еще на начальном этапе, что значительно снижает риск как летального исхода (в случае с истинным или аффективным суицидом), так и дестабилизацию обстановки в учреждении (при демонстративно-шантажном поведении). Кроме того, система прогнозирования позволяет проводить «точечные» профилактические мероприятия среди группы осужденных, наиболее склонных к аутоагрессивному поведению, и в период времени, когда профилактика более всего необходима, что значительно повышает ее эффективность.

Организация прогнозирования аутоагрессии среди осужденных должна включать в себя следующие основные этапы.

A. Анализ эмпирических данных - изучение личного дела осужденного и беседа.

Б. Обследование по методике Кеттелла.

B. Мониторинг влияния факторов социальной среды.

Г. Мониторинг психоэмоционального состояния.

В плане перспектив дальнейшего исследования особый интерес вызывает изучение факторов, влияющих на групповые формы аутоагрессивного поведения. Если в представленном исследовании был рассмотрен феномен аутоагрессивного поведения как результат конфликта отдельной личности с окружающей средой, то следующим этапом будет являться изучение специфики аутоагрессивного поведения при межгрупповых конфликтах.

Предполагается, что при групповом аутоагрессивном поведении на каждого члена группы будут действовать различные факторы, в зависимости от социальной роли участника группы.

Материалы диссертации были представлены в следующих публикациях.

I. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах изданиях согласно перечню ВАК.

1. Комлев В.В. Социальный конфликт как основная детерминанта суицидного поведения осужденных. / Вестник Санкт-Петербургского Университета МВД России. Научно-теоретический журнал. 2008 г. № 4 (40) Санкт-Петербург. 2008. - 0,25 п.л.

2. Комлев В.А. Прогнозирование аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях./ Экология человека. Научно-методический журнал. Северный государственный медицинский университет - Архангельск. 2007. № 12. - 0,25 п.л.

II. Статьи, тезисы докладов и сообщений на научных конференциях и семинарах в журналах, опубликованные в иных издательствах.

Научные статьи.

3. Комлев В. А. Особенности психодиагностики в уголовно-исполнительной системе. / Научный вестник Московского гуманитарно-экономического института. Научно-методический журнал. 2001 г. № 9. Т.

I. - Киров. 2001. - 0,2 п.л.

4. Комлев В.А. Работа психолога по профилактике суицидов среди сотрудников УИС. / Научный вестник Московского гуманитарно-экономического института. Научно-методический журнал. 2003 г. № 2. Т.

II. - Киров. 2003. - 0,2 п.л.

5. Комлев В.А., Коротких В.П. Профилактика суицидов среди сотрудников УИН.// Актуальные проблемы современной науки. Научно-методический журнал КФ Московской финансово-юридической академии. Выпуск 2. T.I. - Киров. 2004. - 0,8 п.л.

6. Комлев В.А. Психологическое обеспечение деятельности сотрудников исправительных учреждений при профилактике правонарушений.// Проблемы профилактики правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС МЮ РФ. Сборник научных трудов (по материалам межведомственного научно-практического семинара 2004 г.) КФ Академии права и управления МЮ РФ. - Киров. 2004. - 0,25 п.л.

Общий объем опубликованных работ 1,95 п.л.

III. Патент на разработку программ для ЭВМ.

7. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2009611289 «Персональные технологии». Зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ 02 марта 2009 года.

Подписано в печать 12.05.2010 г. Печать ризографная. Формат 60x84/16. Объем 1,2 усл.п.л. Тираж 100 экз.

Филиал НОУ ВПО «Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права» в г. Кирове 610005, г. Киров, ул. Советская, 73

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Комлев, Виталий Александрович, 2010 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. Теоретические аспекты исследования аутоагрессивного поведения.

1.1. Теоретический анализ исследований аутоагрессивного поведения

1.2. Классификация основных видов аутоагрессивного поведения.

1.3. Особенности аутоагрессивного поведения осужденных в местах лишения свободы.

ГЛАВА 2. Организация и методики исследования механизма формирования аутоагрессии.

2.1. Общая структура исследования, краткая характеристика выборки.

2.2. Методическое обеспечение исследования.

2.3. Статистические методы обработки результатов исследования.

ГЛАВА 3. Основные результаты эмпирического исследования.

3.1. Сравнительный анализ психологических особенностей личности осужденных, совершивших и не совершивших аутоагрессию.

3.2. Организация системы первичного прогнозирования аутоагрессивного поведения вновь поступающих осужденных.

3.3. Разработка системы профилактики по предупреждению аутоагрессивного поведения.

Введение диссертации по психологии, на тему "Прогнозирование аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях"

В современном мире остро стоит вопрос реформирования уголовно-исполнительной системы. Претворение в жизнь концепции развития психологической службы УИС ставит во главу угла гуманизацию и безопасность личности и среды в местах лишения свободы. Это делает острой проблему прогнозирования и профилактики аутоагрессивного поведения осужденных. Прогнозирование аутоагрессивного поведения среди осужденных на сегодняшний день является слабопроработанным аспектом. Исследуемые в этой области проявления, в основном, сводятся к анализу социально психологических особенностей лиц, уже совершивших аутоагрессию. Вместе с тем вопрос, остались ли эти особенности неизменными после аутоагрессии и насколько они применимы к ее прогнозированию на этапе поступления осужденного в РЖ, остается не решенным. Так, Сычев A.M. [189] в своем диссертационном исследовании приходит к выводу, что аутоагрессанты имеют более высокий уровень агрессии, чем остальные осужденные. В то же время, как указывает Бэрон Р. [36], агрессивные модели поведения могут формироваться под воздействием различных социальных детерминант (социальный статус, фрустрация и т.д.). Таким образом, нельзя сказать, что аутоагрессант обладал повышенным уровнем агрессии до совершения аутоагрессивного действия. И использование такого свойства, как агрессивность, для прогноза аутоагрессии на начальном этапе представляется спорным.

Прежде чем начать рассмотрение вопроса прогнозирования аутоагрессии, необходимо разобраться с самим термином «Аутоагрессивное поведение».

Термин «Аутоагрессивное поведение» имеет глубокое семантическое значение. В современной литературе это понятие было подробно разработано Эрихом Фроммом [199]. К саморазрушительному поведению, наряду с суицидальным, относят, в ряде случаев, злоупотребление алкоголем, наркотическими, сильнодействующими медикаментозными средствами и курение; намеренную рабочую перегрузку; упорное нежелание лечиться; рискованный стиль вождения транспортных средств, особенно управление автомобилем и мотоциклом в нетрезвом состоянии; упорное стремление к поездкам в зоны боевых действий; увлечение некоторыми видами спорта, связанными с неоправданным риском (такие, как альпинизм, парашютный спорт и т.п.).

В более широком смысле аутодеструктивными действиями считают некоторые религиозные обряды, сопровождающиеся самоистязанием и жертвоприношениями, жестокую эксплуатацию, войны, т.е. все те осознанные ауто- и гетеро- агрессивные действия, которые приводят к индивидуальному или массовому саморазрушению и самоуничтожению людей. В ряде работ Айны Григорьевны Амбрумовой [10] указывается, что существует ряд взаимопереходящих форм саморазрушительного поведения, крайней точкой которого является суицид.

Проводя исследования аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях, следует признать, что сложившаяся ситуация в УИС является неблагополучной.

Согласно обзору ФСИН «О суицидах подозреваемых, обвиняемых, осужденных, совершенных в местах лишения свободы в 2009 году» от 19 февраля 2009 года в истекшем году подозреваемыми, обвиняемыми, осужденными свершено 430 актов суицидов.

Одним из факторов, негативно влияющих на осужденного в условиях ИК, является изоляция человека от привычной ему среды [109], что способствует мотиву саморазрушения. Изолированный от привычной среды человек испытывает целый ряд ограничений в реализации своих потребностей.

Не менее значимым фактором является и то, что материальные ограничения и психологические травмы в исправительных учреждениях снижают чувство самоуважения, психологическую защиту и чувство безопасности [23].

Сама среда, в которой пребывают осужденные, по мнению ведущих исследователей [147], способствует созданию тюремной субкультуры. Здесь для них в обязательном порядке встает проблема «четвертого статуса», т.е. лиц, чье поведение противоречит как официальным (нравственно-правовым), так и неофициальным («воровским») нормам и обычаям.

Вынужденное сосуществование с другими заключенными, контроль со стороны администрации ведут к тому, что поведение каждого становится предметом официального или неофициального обсуждения [23]. Все это способствует появлению у осужденного чувства внутренней неуверенности в своих силах, склонности к импульсивным действиям и поступкам. Поскольку осужденные сами по себе входят в группу суицидального риска, что признается и отечественными [8] и западными исследователями [82], низкий уровень эффективности профилактических мер по предупреждению аутоагрессивного поведения в современных российских исправительных учреждениях усугубляет эту проблему. На сегодняшний день существует очень мало валидных методик по изучению и выявлению как аутоагрессоров в целом, так и суицидентов в частности. Отсутствие единой концепции понимания саморазрушительного поведения приводит к тому, что зачастую используются только методики личностной диагностики, не дающие репрезентативного результата в выявлении лиц с аутоагрессивным поведением.

При исследовании данной формы девиантного поведения многие отечественные ученые опираются на классические концепции отклоняющегося поведения, в основном, на теорию З.Фрейда [198], которые не делают большой разницы между агрессией и аутоагрессией.

Большинство имеющихся на сегодняшний день методик, с помощью которых пытаются выявлять вероятное аутоагрессивное поведение — СМИЛ, Кеттелл, ОСР и другие, — базируются на оценке эмоционального состояния (депрессии, тревоги и т.д.), которое может присутствовать либо у большого количества осужденных, либо появляться на определенном временном этапе, или, как вариант, - после пусковой ситуации за день или за неделю до совершения аутоагрессивного акта. Естественно, что прогностическая ценность таких исследований минимальна.

Следующая серьезная проблема, связанная с прогнозированием аутоагрессивного поведения среди осужденных — это требования режима содержания, утвержденные приказом ГУИН № 231 от 2001 г. «О постановке на профилактический учет». В случае если осужденный по каким-либо причинам ставится на профилактический учет как склонный к самоубийству или членовредительству, он обязан будет выполнять в период отбывания наказания дополнительные режимные требования, такие, как занимать строго определенное спальное место, регулярно ходить отмечаться в дежурной части и др. Таким образом, большая часть осужденных заинтересована в том, чтобы не давать преждевременного повода для подозрений представителю администрации в желании совершить аутоагрессивный акт. Это может касаться как сознательного искажения информации в беседе с психологом о своем состоянии, так и в попытке изменить результаты тестирования по своему усмотрению.

Эффективность же работы по факту с такой разновидностью аутоагрессии как суицидное поведение, вообще является спорным, т.к. если психолог и фиксирует явные признаки суицида (антивитальные высказывания, подготовка к суициду и т.д.), то это уже, в большинстве случаев, период пресуицида, при котором необходимо привлечение, в первую очередь, психиатра и медикаментозное лечение. Необходимо отметить еще один важный момент: как показывает практика, даже при оптимальной нагрузке на практического психолога (300 человек на 1 специалиста) в условиях заключения данный специалист не может постоянно контролировать всю массу осужденных. А сами осужденные такие признаки на этапе предиспозиционной фазы считают незначимыми и вспоминают о них только после совершения суицидальной попытки. Таким образом, профилактическая работа психолога, работа на опережение в случаях с суицидным поведением с точки зрения эффективности является наиболее оправданной.

Профилактические мероприятия эффективны только тогда, когда являются узконаправленными на конкретную группу людей, имеющих определенный набор признаков, усиливающих или ослабляющих аутоагрессивные тенденции, что позволит проводить «точечные» профилактические мероприятия еще до того, как осужденный принял окончательное решение о совершении аутоагрессивного акта.

Расчет вероятности совершения данным осужденным аутоагрессивного акта в определенный период времени и будет элементом прогнозирования для дальнейших профилактических мероприятий.

Из всего вышесказанного следует, что проблема аутоагрессивного поведения в исправительных учреждениях нуждается не только в обоснованности научного подхода, но и в диагностическом инструментарии, определяющем систему признаков, характерных для аутоагрессивной личности, а также в оперативном, режимном, воспитательном и психологическом сопровождении лиц, склонных к такому поведению.

Все это требует разработки психологической научно-теоретической концепции по изучению, коррекции и профилактике аутоагрессивного поведения и ее практического применения психологами в исправительных учреждениях.

За последние десять лет с появлением компьютерной техники в системе УИС значительно расширились возможности по накоплению различного рода эмпирической информации и применению более сложных методов анализа. При ее обобщении возможны установления новых закономерностей в прикладных исследованиях.

Объект исследования: осужденные к лишению свободы мужчины, содержащиеся в ИК общего и строгого режима содержания Кировской области. Общая выборка представлена тремя группами осужденных.

Экспериментальная группа 1 - осужденные, совершившие суицид (законченный или не законченный, т.е. действия, когда существовала серьезная угроза жизни) — 16 человек. Экспериментальная группа 2 — осужденные, проявившие демонстративно-шантажное поведение - 55 человек. Контрольная группа - 5326 человек.

Предмет исследования: совместное влияние личностных и социальных факторов, определяющих формирование аутоагрессивного поведения у осужденных лиц мужского пола, отбывающих наказание в колониях общего и строгого режима Кировской области

Цель исследования: изучение и прогнозирование психологических и социальных факторов, влияющих на формирование аутоагрессивного поведения осужденных, содержащихся в исправительных колониях.

В соответствие с объектом, предметом и целью исследования были определены следующие задачи.

1. На основе данных научной литературы провести теоретический анализ научных исследований об аутоагрессивном поведении в отечественной и зарубежной психологии.

2. Оценить дискриминантную константу совокупного влияния индивидуально-психологических качеств осужденных на формирование аутоагрессии в условиях ИУ.

3. Оценить дискриминантную константу совокупного влияния факторов микросоциальной среды на формирование аутоагрессии среди осужденных в условиях ИУ.

4. Разработать и апробировать систему прогнозирования аутоагрессии среди осужденных в условиях ИУ.

5. Предложить систему профилактики аутоагрессивного поведения на основании данных прогноза.

Гипотеза^ исследования: формирование аутоагрессивного^ поведения осужденных к лишению свободы происходит на основе с социальнопсихологических факторов и может прогнозироваться на ранних этапах при поступлении осужденного в ИК.

Этапы исследования.

1. Теоретическое обоснование психологических явлений аутоагрессии в рамках изучения и анализа литературы по исследуемой проблеме.

2. Эмпирическое исследование с использованием биографического метода, методов наблюдений, анкетного опроса, психологического тестирования, анализа документов и результатов деятельности.

3. Статистическая обработка полученных в ходе исследования данных, в том числе с помощью корреляционного, факторного и дискриминантного анализа.

4. Разработка системы прогнозирования аутоагрессии в условиях ИУ.

Методологическую основу исследования составили фундаментальные положения отечественной психологической науки, представленные в трудах Б.Г. Ананьева, Е.П. Ильина, А.Н. Леонтьева, В.Н. Панферова, C.JT. Рубинштейна, социологическая концепция Э. Дюркгейма и психологическая концепция А.Г. Абрумовой.

Эмпирическая база представлена анализом результатов анкетирования, интервью, беседы и тестирования, соответствующими социально-психологическими методиками.

Научная новизна.

1. Предложен и апробирован комплексный подход к оценке вероятности совершения аутоагрессивного поведения среди осужденных.

2. Разработаны критерии психологического прогноза аутоагрессии среди осужденных.

3. Апробированы технологии прогнозирования аутоагрессии при поступлении осужденного в ИУ.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в расширении представлений о сущности, содержании и особенностях формирования аутоагрессивного поведения в условиях ИУ. Полученные результаты могут быть использованы в процессе дальнейших исследований проблем прогнозирования аутоагрессии в условиях различных видов режимов исправительных учреждений, в работе профессорско-преподавательского состава образовательных учреждений уголовно-исполнительной направленности в курсах лекций «Юридическая психология», «Пенитенциарная психология», «Психология девиантного поведения».

Практическая значимость исследования заключается в том, что полученные результаты позволяют повысить достоверность прогнозирования и, следовательно, предупреждения аутоагрессивного поведения среди осужденных в ИУ, а также оптимизировать систему профилактических мероприятий относительно аутоагрессивного поведения осужденных.

Положения, выносимые на защиту.

1. На формирование аутоагрессивного поведения влияют следующие личностные факторы: эмоциональная неустойчивость (фактор С по Кеттеллу), склонность к чувству вины (фактор О по Кеттеллу), ригидность (фактор Q1 по Кеттеллу), самоконтроль поведения (фактор Q3 по Кеттеллу), фрустрированность (фактор Q4 по Кеттеллу). Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, у данного осужденного высокая вероятность формирования аутоагрессивного поведения по личностным характеристикам.

2. В условиях ИУ аутоагрессия у осужденных формируется под влиянием следующих факторов микросоциальной среды: взаимоотношения с другими осужденными и взаимоотношения с представителями администрации. Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 2,34, то у такого осужденного созданы социальные предпосылки к формированию демонстративно-шантажного поведения. Если дискриминантная функция превышает 3,45, то у осужденного созданы предпосылки к формированию суицидного поведения.

3. Прогноз аутоагрессивного поведения осужденных в условиях ИУ может осуществляться на основе дискриминтантных констант сочетания личностных факторов и факторов микросоциальной среды.

Внедрение результатов и апробация результатов исследования.

Материалы диссертации отражены в пяти научных работах. Основные результаты работы и ее отдельные фрагменты докладывались на межвузовских научно-практических конференциях:

- «Социальный конфликт как основная детерминанта суицидного поведения осужденных»// Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2008 г., СПб;

- «Прогнозирование аутоагрессивного поведения осужденных в исправительных учреждениях»// Экология человека 2007 г. Архангельск;

- «Актуальные проблемы гуманитарных и экономических наук». 2002 г. Киров;

- «Механизмы прогнозирования девиантного поведения осужденных и предотвращения рецидивов ранее судимых несовершеннолетних». 2004 г. Киров;

- «Проблемы профилактики правонарушений среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы Минюста России». 2004 г. Киров.

Результаты исследования внедрены в практическую деятельность психологической службы УФСИН по Кировской области.

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования обеспечены системным подходом к описанию и изучению объекта исследования, строгой логикой анализа эмпирического материала в соответствии с целями, задачами и условиями проводимого исследования, реализацией в исследовании фундаментальных принципов психологии, применения корректных статистических методов, апробацией результатов исследования в практику профессиональной деятельности ИУ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Юридическая психология"

Выводы и практические рекомендации

1. В условиях исправительных учреждений наиболее актуальными являются проблемы прогнозирования трех основных видов аутоагрессивного поведения: истинный суицид, аффективный суицид и демонстративно-шантажное поведение.

2. В процессе исследования предпринята попытка обоснования концептуального подхода к изучению аутоагрессивного поведения в условиях лишения свободы через выявление комплекса социально-психологических факторов, формирующих аутоагрессивное поведение.

3. Изучение проблемы аутоагрессии показало, что данная девиация представляет собой форму агрессивного поведения, основные составляющие которой — наличие поставленной цели, осознанность своих действий, ведущих к цели, наличие волевого процесса для достижения планируемой цели, связанной с элементами агрессии по отношению к себе.

4. Решение осужденного совершить аутоагрессивные намерения определяется внутренними психологическими особенностями и влиянием окружающей социальной среды.

5. В основе формирования личностных особенностей, способствующих аутоагрессивному поведению осужденных в условиях исправительных учреждений, лежат особенности воспитания и принятие деструктивных шаблонов поведения в детском возрасте.

6. Как показал корреляционный анализ результатов обследования по тесту Кеттелла, для аутоагрессантов характерны следующие психологические особенности: эмоциональная неустойчивость (фактор С по методике Кеттелла), склонность к чувству вины (фактор О по методике Кеттелла), ригидность (фактор Q1 по методике Кеттелла), самоконтроль поведения (фактор Q3 по методике Кеттелла), фрустрированность (фактор Q4 по методике Кеттелла). Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, данный осужденный предрасположен к аутоагрессивному поведению по личностным характеристикам.

7. Основными социально-психологическими детерминантами, влияющими на проявления аутоагрессивного поведения, являются конфликты с окружением и социальная изоляция, разрыв социальных связей. При этом, если для формирования суицидного поведения являются значимыми все три фактора, то для демонстративно-шантажного только один - отношения с администрацией.

8. В результате длительного воздействия комплекса личностных и социально-психологических факторов наступает период дезадаптации; в результате чего бывает достаточно одного незначительного случая (микроконфликта) для аутоагрессивного акта.

9. Основными признаками, свидетельствующими о периоде дезадаптации, являются ярко выраженные состояния депрессии и тревоги. Позиции (по тесту Люшера), характеризующие состояние дезадаптации: -2-1, -2-3, -3-4. Такое состояние является предпосылкой для формирования суицидного поведения, для демонстративно-шантажного поведения состояние дезадаптации не значимо.

Новизна. В рассмотренных выводах пункты 6, 7 и 8 могут быть признаны в качестве новых. На основании этих пунктов общая система прогнозирования аутоагрессивного поведения сводится к фиксации и анализу трех видов эмпирических данных: личностных особенностей, действия факторов окружающей среды и отрицательного эмоционального состояния.

Практическое приложение прогнозирования аутоагрессивного поведения, как уже было сказано выше, целесообразно рассматривать в составе комплекса профилактических мероприятий. Прогнозирование аутоагрессии позволяет проводить профилактическую работу еще на этапе предиспозиционной фазы, что значительно снижает риск как летального исхода (в случае с истинным или аффективным суицидом), так и дестабилизацию обстановки в учреждении (при демонстративно-шантажном поведении). Кроме того, система прогнозирования позволяет проводить «точечные» профилактические мероприятия среди группы осужденных, наиболее склонных к аутоагрессивному поведению, и в период времени, когда профилактика более всего необходима, что значительно повышает ее эффективность и эргономичность.

Организация прогнозирования аутоагрессии среди осужденных должная включать в себя следующие основные этапы.

A. Анализ эмпирических данных - изучение личного дела осужденного и беседа.

Б. Обследование по методике Кеттелла.

B. Мониторинг влияния факторов социальной среды.

Г. Мониторинг психоэмоционального состояния.

В плане перспектив дальнейшего исследования особый интерес вызывает изучение факторов, влияющих на групповые формы аутоагрессивного поведения. Если в представленном исследовании был рассмотрен феномен аутоагрессивного поведения как результат конфликта отдельной личности с окружающей средой, то следующим этапом будет являться изучение специфики аутоагрессивного поведения при межгрупповых конфликтах.

Предполагается, что при групповом аутоагрессивном поведении на каждого члена группы будут действовать различные факторы в зависимости от социальной роли участника группы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

I. Представленный в Главе 1 материал отражает результаты анализа научной литературы по проблеме прогнозирования аутоагрессивного поведения. Отмечено, что, несмотря на широкий спектр применяемых методик, уровень аутоагрессии среди осужденных в ИУ на сегодняшний день остается высоким.

В психологии существует ряд подходов, объясняющих природу аутоагрессивного поведения, которые можно объединить в следующие концепции: психопатологическая, психологическая, социологическая.

1. ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКАЯ концепция исходит из предположения, что психическое состояние индивидуума с суицидальными переживаниями и действиями может быть описано как патологические формы дезадаптации в рамках пограничных нервно-психических расстройств. В основе этих воззрений лежат также данные об особенностях работы эндокринной системы и метаболизма серотонина у лиц, совершивших самоубийства.

Однако подавляющее число авторов считают, что суицидальные действия могут совершать как лица с психическими заболеваниями, так и здоровые люди (А.Г. Амбрумова [4], [9], Э.А. Чомарян [204]).

2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ концепция. Данная концепция отражает крайнюю точку зрения, согласно которой в формировании суицидальных тенденций личности ведущее место занимает психологический фактор.

Отмечается зависимость переживания физических и сексуальных оскорблений в детские годы с формированием аутоагрессивных тенденций в более зрелом возрасте. Утрата родителей или переживание оскорблений увеличивают риск психических расстройств, которые могут привести к самоубийству.

Большинство лиц, совершивших суицидальные действия, отличались повышенной внушаемостью, которая проявлялась в выраженной способности к сопереживанию и сочувствию, переносу встречающихся в литературе и кино коллизий на себя, быстром «вживании» в образ, в возможности испытывать в этих несуществующих ситуациях истинные эмоциональные потрясения, а также в некоторой несамостоятельности мышления, зависимости от мнения окружающих, стремлении строить свое поведение по образу и подобию героев книг, кинофильмов и т.п.

3. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ концепция. Согласно данной концепции t частота самоубийств зависит в первую очередь от того, в какой степени индивиды интегрированы в обществе. Частоту саморазрушения можно четко связать с определенными условиями. Большинство суицидов эгоистичны. Саморазрушение в этом случае объясняется тем, что индивид чувствует себя отчужденным и разъединенным с обществом, семьей и друзьями. Существует также аномическое (от «аномия» — «бесправие») самоубийство, которое возникает, если человек терпит неудачу в адаптации к социальным изменениям.

Главный недостаток этой концепции - недооценка роли личности во взаимоотношениях индивидуума со средой.

В Главе 1 дано краткое описание основных видов аутоагрессии, характерных для осужденных, содержащихся в местах заключения, и причины ее формирования.

Анализ научных источников по проблеме изучения аутоагрессивных проявлений в местах лишения свободы показал, что осужденные действительно являются группой риска. При этом наиболее широкое применение в местах лишения свободы нашла такая форма аутоагрессии, как членовредительство, которая часто используется осужденными для достижения каких-либо своих целей, как в соединении с симуляцией и аггравацией болезней, так и самостоятельно, и является объектом для. подражания и способом достижения определенных «выгод» или доказательства превосходства над другими лицами.

Следовательно, можно дать определение аутоагрессивого поведения осужденных как сознательной деятельности индивида, направленной на нанесение себе физического вреда с предсказуемыми для него и желаемыми им последствиями.

Риск аутоагрессивных намерений и проявлений велик в начальный период отбывания наказания — в период адаптации осужденного к месту лишения свободы, что особенно важно учитывать при психокоррекционной работе в карантине с вновь прибывшими осужденными.

Кроме того, существует риск совершения аутоагрессии в заключительный период отбывания наказания, когда осужденный начинает составлять план жизни на свободе. Отсутствие или разрыв социально значимых связей, неумение приспособиться к меняющимся условиям жизни на свободе, отсутствие материального базиса (жилья, работы) может привести к аутоагрессивному намерению в процессе ресоциализации осужденного.

II. Для решения поставленных в работе задач были подобраны адекватные методы и методики. При выборе методик учитывались, прежде всего, литературные данные об их валидности, надежности и дифференцированности для оценки психологических особенностей личности осужденных.

В качестве основных методик были выбраны следующие:

- 16-факторный опросник Кеттелла;

- восьмицветовой тест Люшера;

- социометрия;

- многоуровневый личностный опросник «Адаптивность»;

- интервью и анализ документов.

В качестве зависимой, переменной были выбраны эмпирические данные по осужденным, совершившим аутоагрессию (суицид и демонстративно-шантажное поведение).

В качестве независимых переменных были выбраны следующие параметры:

- данные анамнеза (на основании личных дел осужденных и интервью);

- психологические особенности личности (тест Кеттелла);

- адаптивные способности осужденного (тест MJIO);

- текущее психоэмоциональное состояние (тест Люшера).

Статистическая обработка материалов исследования выполнена с помощью стандартных и общепринятых в психологических исследованиях статистических процедур. Вычисления проводились на персональной ЭВМ IBM PC AT.

Результаты анализировались с помощью следующих статистических методов.

1. Для анализа зависимостей переменных с номинальными шкалами: критерий х -Пирсона и коэффициент ассоциации ср. Статистическая значимость оценивалась с помощью метода «t-критерий Стьюдента».

2. Анализ зависимости между переменными с интервальной и номинальной шкалой — бисериальный коэффициент корреляции. Статическая значимость оценивалась с помощью метода «t-критерий Стьюдента».

3. Многофакторный анализ совокупного влияния факторов с интервальной шкалой проводился с помощью дискриминантного анализа.

4. Анализ совокупного влияния факторов с номинальной шкалой проводился с помощью таблиц сопряжения. Значимость различий оценивалась критерием % -Пирсона.

III. На основе результатов эмпирического исследования, их обработки с помощью сравнительного, частотного, дискриминантного, корреляционного анализа и таблиц сопряженности описаны основные личностные и социальные факторы, влияющие на формирование аутоагрессивного поведения среди осужденных в условиях ИУ.

1. В. основе формирования личностных особенностей, способствующих аутоагрессивному поведению осужденных в условиях исправительных учреждений лежат особенности воспитания и принятие деструктивных шаблонов поведения в детском возрасте.

2. Для аутоагрессантов характерны следующие психологические особенности: эмоциональная неустойчивость (фактор С по методике Кеттелла), склонность к чувству вины (фактор О по методике Кеттелла), ригидность (фактор Q1 по методике Кеттелла), самоконтроль поведения (фактор Q3 по методике Кеттелла), фрустрированность (фактор Q4 по методике Кеттелла). Если дискриминантная функция этих факторов равна или больше 1,38, данный осужденный предрасположен к аутоагрессивному поведению по личностным характеристикам.

3. Основными социально-психологическими детерминантами, влияющими на проявления аутоагрессивного поведения, являются конфликты с окружением и социальная изоляция, разрыв социальных связей. При этом, если для формирования суицидного поведения являются значимыми все три фактора, то для демонстративно-шантажного только один - отношения с администрацией.

4. Основными признаками, свидетельствующими о периоде дезадаптации, являются ярко выраженные состояния депрессии и тревоги. Позиции (по тесту Люшера), характеризующие состояние дезадаптации: -2-1, -2-3, -3-4. Такое состояние является предпосылкой для формирования суицидного поведения, для демонстративно-шантажного поведения состояние дезадаптации не значимо.

На основании выявленных факторов разработана психологическая модель прогноза аутоагрессии среди осужденных.

Предложенная психологическая модель прогноза опирается на методологическую и методическую базу и может быть рекомендована для внедрения в деятельность психологической службы системы ФСИН России, при работе с осужденными в ИУ.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Комлев, Виталий Александрович, Санкт-Петербург

1. Акопян К.З. Самоубийство, проблема мотивации. // Психологический журнал. Т. 17. N 3. 1996.

2. Александров А.А. Типология делинквентного поведения при психопатиях и акцентуациях характера. // Нарушения поведения у детей и подростков. М. 1981.

3. Александров Е.О. Взорванный мозг. Посттравматическое стрессовое расстройство. Клиника и лечение. — Новосибирск. 2001. 160 с.

4. Амбрумова А.Г. Психология одиночества и суицид. //Актуальные проблемы суицидологии. — Московский НИИ психиатрии МЗ РСФСР. Т.92. М. 1981. 346 с.

5. Амбрумова А.Г. Непатологические ситуационные реакции в суицидологической практике. // Научные и организационные проблемы суицидологии. -М. 1983. 183 с.

6. Амбрумова А.Г. Возрастные аспекты суицидального поведения. // Сравнительно-возрастные исследования суицидологии. М. 1989.

7. Амбрумова А.Г. Суицидальное поведение как объект комплексного исследования. // Комплексные, исследования в суицидологии. Сборник научных трудов — М. 1986.

8. Амбрумова А.Г. Теоретико-методологические и организационные проблемы суицидологической первенции. // Проблемы профилактики и реабилитации в суицидологии. М. 1984.

9. Амбрумова А.Г., Вроно Е.М. О ситуационных реакциях у подростков в суицидологической практике. // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1985. N 10.

10. Амбрумова А.Г., Ратинов А.Р. Мультидисциплинарное исследование агрессивного и аутоагрессивного типа личности. // Комплексные исследования в суицидологии. М. 1996.

11. Амбрумова А.Г., Тихоненко В.А., Ковалев В.В. Диагностика суицидального поведения. М. Московский НИИ психиатрии. 1980. 268 с.

12. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: в 2-х т. /Под редакцией А.А. Бадалева, Б.Ф. Ломова, Н.В. Кузьминой. — М.: 1980.

13. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М. 1977. 380 с.

14. Анастази А. Психологическое тестирование. — М. 1982. Т.1, 2. 320 с.

15. Андреева Г.М. Социальная психология. — М. 1995. 408 с.

16. Антонян Ю.М., Бойко И.Б., Верещагин В.А. Насилие среди осужденных. М. 1994. 154 с.

17. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М. 1987. 189 с.

18. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.М. Психологические особенности осужденных и их отличительные черты. — М. 1989. 203 с.

19. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. — М. 2000. 278 с.

20. Аптон Г. Анализ таблиц сопряженности. — М. 1992. 128 с.

21. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М., 1999. С. 308.22. Апчел В.Я., Цыган В.Н. Стресс и стрессоустойчивость человека. -СПб. 1999. 86с.

22. Асмолов А.Г. Психология личности. — М. 1990. 218с.

23. Афанасьев Б.Н. Суицид и профилактическая работа с суицидентом. Пермь. 1997. 159 с.

24. Бек А., Раш А. и др. Коллективная психотерапия депрессий. — СПб. 2003.241 с.

25. Бердяев Н. О самоубийстве (психологический этюд). — Издательство Московского университета. 1992. 83 с.

26. Берковиц Л. Агрессия. Причины последствия и контроль. СПб., М. 2002. 125 с.

27. Берн Э. Игры, в которые играют люди. — М. 1988. 400 с.

28. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. М. 2004. 382 с.

29. Блюм Г. Психоаналитические теории личности. — М. 1996. 369 с.

30. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляции поведения. М. 1988. 311 с.

31. Бодров В.А., Обознов А.А. Система психологической регуляции стрессоустойчивости человека-оператора. // Психологический журнал, 2000. Т.21. № 4. С. 32-40.

32. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. — М. 1969. 279 с.

33. Бойко И.Б. 'О самоубийствах в учреждениях уголовно-исполнительной системы России // Человек: преступление и наказание: Вестник Академии права и управления Минюста России. Рязань, 2001. № 1.1. С. 23.

34. Болг Б., Хуань Дж. Многомерные статистические методы для эргономики. — М. 1979. 317 с.

35. Бородин С.В., Михлин А.С. Самоубийства за рубежом. // Научные и организационные проблемы суицидологии. М. 1983.

36. Братусь Б.С. Аномалии личности. М. 1988. 401 с.

37. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб. 2000. 356 с.

38. Бютнер К. Насилие в фантазиях. // Психология человеческой агрессивности. — М. 2001.

39. Вагин Ю.Р. Авитальная активность. — Пермь. 1991. 116 с.

40. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб. 2000. 624 с.

41. Вассерман Л.И. и др. Психологическая диагностика и новые информационные технологии. СПб. 1997. 203 с.

42. Волина Л.Н., Козлов С.А. Методические рекомендации по предупреждению самоубийств сотрудников ОВД. УМЦ при ГУК МВД РФ. М. 1994.

43. Волков В.Н. Виды и формы симулятивных проявлений у спецконтингента ИТУ, СИЗО, ЛТП МВД ССССР. Домодедово. 1988. 265 с.

44. Волков В.Н. Медицинская психология в ИТУ. М. 1989. 195 с.

45. Волков Ю.Г. Социология молодежи. Ростов-на-Дону. 2001. 247с.

46. Вонсовская Л.И. и др. Практикум по экспериментальной и прикладной психологии. // Под ред. А.А. Крылова. — Л. 1990. 272 с.

47. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. — М. 1960. 321 с.

48. Гидденс Э. Социология. М., 1999. С. 118.

49. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийства и других «отклонений». СПб. 2004. 248 с.

50. Гилинский Я.И., Афанасьев B.C. Социология девиантного поведения. СПб. 1993. 169 с.

51. Гилинский Я.И., Юнацкевич П.И. Социологические и психолого-педагогические основы суицидологи: Учебное пособие. СПб. 1999.

52. Глоточкин А. Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. Рязань. 1985. 435 с.

53. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Эмоции и чувства человека, лишенного свободы. М. 1970. 326 с.

54. Глущенко В.В. Прогнозирование. — М. 2000. 184 с.

55. Гмурман В.Е. Теория вероятностей и математическая статистика. -М. 1999.249 с.

56. Гоголева А.В. Аддиктивное поведение и его профилактика. М. 2002.316 с.

57. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. — М. 1982. 265 с.

58. Грановская P.M. Эмоции и стресс. Элементы практической психологии. СПб. 2000. С. 100-140.

59. Гроллман Э. Суицид: превенция, интервенция, поственция. // Суицидология: прошлое и настоящее. Проблема самоубийства в трудах философов, социологов, психотерапевтов и в художественных текстах. М. 2001.267 с.

60. Дебольский М.Г. Проведение социально-психологических тренингов в уголовно-исполнительной системе. — М. 1996. 157 с.

61. Дебольский М.Г. Социально-психологическая профилактика деструктивных явлений среди сотрудников уголовно-исполнительной системы. ФСИН России. М. 2006. 135 с.

62. Деев В.Г., Ушатиков А.И., Ковалев О.Г., Казакова Е.Н. Психодиагностика осужденных. // Учебное пособие. — Рязань. 2000.

63. Диагностика и коррекция социальной дезадаптации подростков. Под ред. С.А. Беличевой. М. 1999.

64. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. СПб. 2000. 318с.

65. Дюк В.А. Компьютерная психодиагностика. СПб. 1994. 364 с.

66. Дюркгейм Э. Норма и патология. // Социология преступности. — М. 1966. 376 с.

67. Дюркгейм Э. Самоубийство. Социологический этюд. СПб. 1998. 492 с.

68. Ермасов Е.В., Давидсон Э.М. Методические рекомендации по организации психологической работы с лидерами групп отрицательной направленности ФСИН России М 2006. 42 с.

69. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. М. 2003. 331 с.

70. Ефремов B.C. Основы суицидологи. — СПб. 2004. 237 с.

71. Заломова В.М. Выявление и предупреждение суицидальных состояний в условиях пенитенциарных учреждений. Методические рекомендации. Тавда. 2001. 87 с.

72. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М. 1980. 121 с.

73. Зиновьев С.В. Суицид. Попытка системного анализа. СПб. 2002.

74. Змановская Е.В. Психология девиантного поведения: структурно-динамический подход. — СПб. 2005.

75. Иванов А.В. Особенности суицидального поведения сотрудников ОВД. В материалах международной научно-практической конференции «Социально-правовые и психологические основы деятельности ОВД и ВВ России: проблемы теории и практики». СПб. 1997. 4.4.

76. Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. М. 1993. 173 с.

77. Каплан Г., Сэдок Б. Клиническая психиатрия. — М. 1998. С. 104.

78. Капустин Д. Отклоняющееся сексуальное поведение. // Психология сексуальных отношений. М. 2000. 165 с.

79. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. — М. 1985. 245 с.

80. Китаев-Смык JT.A. Вероятностное прогнозирование и индивидуальные особенности реагирования человека в экстремальных условиях. // Вероятностное прогнозирование в деятельности человека. М. 1977. С. 189-225.

81. Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. Киев. 1994. 312 с.

82. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов. М. 2004.

83. Клиническая психиатрия. // Под ред. проф. Н. Е. Бачерикова. -Киев. 1989.

84. Клиническое руководство: модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств. // Под ред. В.Н. Краснова и. И .Я. Гуровича.-М. 1997.I