Автореферат диссертации по теме "Понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами"

На правахрукописи

РОДИОНОВА Наталья Витальевна

ПОНИМАНИЕ СИТУАЦИИ РАДИАЦИОННОЙ ОПАСНОСТИ ПРОФЕССИОНАЛАМИ И НЕПРОФЕССИОНАЛАМИ

Специальность 19.00.13 — психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва — 2004

Работа выполнена в лаборатории психологии личности Института психологии РАН

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор

Знаков Виктор Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Корнилова Татьяна Васильевна,

кандидат психологических наук Хащенко Надежда Николаевна

Ведущая организация:

Психологический институт РАО

Защита диссертации состоится «27» мая 2004 года в 12 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.016.03 при Институте психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, 13.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИП РАН.

Автореферат разослан апреля 2004 года.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат психологических наук

Е. А. Никитина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена изучению личностных и когнитивных факторов, влияющих на понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Актуальность. В настоящее время психология понимания является одним из наиболее актуальных, перспективных и динамично развивающихся направлений современной психологической науки. Потребность быть понятым является одной из главных потребностей человека в современном обществе, а проблема понимания является одной из центральных, она имеет большое значение практически во всех сферах общественной жизни — на производстве, в медицине, образовании, науке, культуре и т. д. Особенность современных подходов к анализу понимания состоит в том, что оно рассматривается как универсальная характеристика, присущая любой форме человеческой деятельности. «Ускоренный научно-технический прогресс, выход человечества в космос и другие факторы требуют выявления уже сегодня возможностей, скрытых в структуре используемых наукой средств и получаемых результатов. С данным процессом связано возрастающее значение понимания» (Гусев С.С, Туль-чинский ГЛ., 1985, с. 128).

Проблема воздействия радиационного излучения на человека является предметом изучения различных областей психологического знания: экологической психологии, нейропсихологии, психофизиологии, психологии труда, инженерной психологии и др., однако, практически нет исследований, в которых анализировалось бы понимание радиационной опасности. В частности, почти полностью отсутствуют работы, посвященные пониманию ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами. Именно это направление представляется нам перспективным и требующим неотложного решения.

В экологической психологии (Панов В. И., 2000, 2001) влияние радиационного фона на психику человека, изменение психического состояния индивида, вызванного действительным (а не мнимым) воздействием этого фактора среды является предметом изучения психологической экологии

i библиотека ( !

В качестве второго направления, исследующего ситуации радиационного воздействия в рамках экологической психологии, можно рассматривать экстремальную психологию, задачей которой является совершенствование психологического отбора и психологической подготовки человека для работы в экстремальных сре-довых условиях, а также разработка мер защиты от травмирующего воздействия психогенных факторов. Понимание ситуаций радиационной опасности рассматривается также в рамках психологии экологического сознания, так как «решение экологических проблем любого масштаба требует перестройки сознания людей» (Панов В.И., 2001. С. 37).

Изучение проблем понимания радиационной опасности неразрывно связано с изучением проблем понимания человеком ситуаций риска, опасности для жизни. Теоретические основы категорий «риск», «склонность к риску», методика, направленная на диагностику «готовности к риску» и «рациональности» были разработаны Т. В. Корниловой. Готовность к риску связывается с разными видами активности, в том числе и с имеющими неадаптивный характер. Готовность к риску как индивидуальная характеристика предполагает и оценку субъектом своего прошлого опыта (с точки зрения чувства «Я рискую», результативности своих действий в «ситуациях шанса», умения полагаться на себя без достаточной ориентировки в ситуации и т. п.), и предвосхищение возможных уровней самоконтроля в таком ситуационном факторе риска, как «неполнота информации» (Корнилова Т.В., 1995,1997).

Социально-психологические аспекты жизнедеятельности личности на экологически неблагоприятных (радиоактивно загрязненных) территориях были изучены Н.Н. Хащенко. В ходе исследования анализировались факторы детерминации жизнедеятельности человека в условиях постоянного проживания в экологически неблагоприятной среде. Показано, что жизнедеятельность личности в условиях постоянного проживания на экологически неблагоприятных территориях опосредствована системой психологических отношений к наиболее значимым аспектам жизни человека: экологическим, социально-экономи-

ческим, социально-психологическим. Ведущим социально-психологическим фактором жизнедеятельности людей, постоянно проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, выступает актуальное экологическое сознание или доминирующее отношение личности к экологическим условиям проживания (наряду с отношением к семье и детям, к социально-экономическим условиям жизни, а также к себе как субъекту жизнедеятельности). Были выделены типы актуального экологического сознания личности: «тревожный — низкоинформированный — пассивный», «пассивный — равнодушный — информированный», «активно-прагматичный — спокойный-низкоинформирован-ный», «информированный — деятельностно-ориентированный — уверенный» (Хащенко Н. Н., 2002).

В современных психологических исследованиях различные аспекты воздействия радиации на человека выступили предметом изучения Н.В. Тарабриной (1992, 1994, 1996), Е.О. Лазебной (1992,1996,2000), М.Е. Зеленовой (1992,1996, 2000), А.Л. Журавлева (1996,2000), В.Г. Асеева (1992), Н.В. Паниной (1989), Ф.С. Торубаро-ва, О.В. Чинкиной (1991) и др.

В этих работах тем или иным образом рассматриваются личностные особенности понимания радиационной опасности. Однако остается не раскрытым аспект рассмотрения данной проблемы в контексте разрабатываемой В.В. Знаковым и другими исследователями психологии понимания. Понимание является одной из важнейших сторон освоения человеком мира, которая характеризует его степень и качество, а протекание процесса понимания существенно зависит не только от того, что следует понять, но и от того, кто и для чего это делает (Ниша-нов В.К., 1990).

В проанализированных нами литературных источниках отсутствует указание на тот факт, что некоторые личностные особенности могут оказать большее влияние на понимание радиационной опасности, нежели профессиональные знания в сфере атомной энергетики.

Высокий уровень профессиональных знаний является одним из признаков зрелости человека как субъекта (не только деятельности,

но и других видов активности), а также личностного развития, способствующего самореализации и достижению вершинных проявлений в разных областях жизнедеятельности. Актуальность изучения личностных особенностей, влияющих на понимание субъектом радиационной опасности возрастает в связи с расширением использования человечеством ядерной энергии в различных целях и увеличением количества людей, работающих в условиях длительного воздействия ионизирующего излучения. Понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами является одним из факторов, способствующих прогрессивному личностному и профессиональному развитию до высокого уровня приближения к Акме. Новый этап общественного развития, постиндустриальная, наукоемкая экономика, ставят вопрос об опережающем, личностном развитии человека. Только личность, живущая в режиме Акме (психического состояния, означающего высший для данного человека уровень в его профессиональном развитии на данном отрезке времени), выступает носителем и выразителем универсальных ресурсов развития цивилизации (Деркач АА., Зазыкин В.Г., 2003).

Таким образом, возникает необходимость изучения личностных особенностей, влияющих на понимание ситуаций радиационной опасности, различий в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами. На понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами оказывают влияние такие личностные качества, как личностная тревожность, экстернальность-интернальность, самоконтроль, самоотношение, внутренняя конфликтность, самообвинение и склонность к риску.

Цель исследования: изучение личностных и когнитивных факторов, которые могут повлиять на различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Объект исследования: понимание радиационной опасности.

Предмет исследования: когнитивные и личностные факторы, детерминирующие различия в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Гипотезы исследования:

1. Самоотношение, интернальность-экстернальность, личностная тревожность, склонность к риску оказывают влияние на понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

2. Понимание ситуаций радиационной опасности будет различным у испытуемых с высоким уровнем личностной тревожности и у испытуемых со средним уровнем личностной тревожности. Такая личностная черта как тревожность, окажет большее влияние на понимание, чем наличие специальных знаний в области атомной энергетики. При высоком уровне личностной тревожности оценки испытуемыми как объективно опасных, так и объективно неопасных ситуаций радиационного воздействия будут высокими.

3. Испытуемые с интернальной направленностью личности больше информированы о ситуациях радиационной опасности и у них возникает меньше искажений в понимании радиации, чем у испытуемых с экстернальной направленностью личности.

4. Самоотношение субъекта влияет на специфику понимания ситуаций радиационной опасности: субъекты с высоким уровнем самоотношения будут занижать опасность подвергнуться радиационному облучению, а при низком уровне самоотношения, высоком уровне внутренней конфликтности и самообвинения испытуемые будут давать высокие оценки опасности пострадать от радиации.

5. Склонность к риску влияет на понимание ситуаций радиационной опасности: при высоком уровне склонности к риску оценка опасности пострадать от ионизирующего излучения является заниженной.

Задачи исследования:

1. Выявить сходство и различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами (людьми, которые постоянно или временно работают непосредственно с источниками ионизирующих излучений) и непрофессионалами (студентами, служащими).

2. Разработать и апробировать методику понимания ситуаций радиационной опасности.

3. Выявить взаимосвязь самоотношения человека с типом понимания ситуаций радиационной опасности.

4. Определить различия в понимании ситуаций радиационной опасности людьми с экстернальной и интернальной направленностью .

5. Эмпирически проверить взаимосвязь высоких оценок склонности к риску с заниженными оценками возможности пострадать от действия радиации.

6. Исследовать, влияет ли повышенная личностная тревожность на различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Теоретической основой работы является субъектно-деятель-ностный подход в психологии, разработанный в трудах С. Л. Рубинштейна, А. В. Брушлинского, К. А. Абульхановой-Славской; фундаментальная категория понимания, разрабатываемая в рамках психологии понимания В. В. Знаковым.

В исследовании мы опирались на теоретико-эмпирический опыт, накопленный при изучении действия радиации на организм и психику человека (В.И. Панов, Н.В. Тарабрина, Е.В. Пет-рухин, Т.Ф. Базылевич, Н.В. Панина, М.Ю. Киселев, Ф.С. Торуба-ров, О.В. Чинкина и др.), психологических аспектов ситуаций риска (Корнилова Т.В., Солнцева Г.Н.), психологических и социально-психологических последствий экологических катастроф (М.И. Бобнева, А.Л. Журавлев, В.Г. Асеев и др.), различных аспектов жизнедеятельности людей, в условиях постоянного проживания на радиоактивно загрязненных территориях или выполняющих работу в экстремальных условиях (Н.В. Тарабрина, Е.О. Ла-зебная, М.Е. Зеленова, Н.Н. Хащенко, СА Шапкин, Л.Г. Дикая и др.), при исследовании индивидуально-психологических особенностей личности (В.М. Русалов).

Методическая организация исследования. Для решения поставленных задач и проверки гипотез были использованы следующие методики диагностики личностных особенностей испытуемых: методика исследования самоотношения (МИС) С. Р. Пан-тилеева; методика исследования уровня субъективного контроля (в модификации Е. Ф. Бажина с соавт.); опросник «Личност-

ные факторы принятия решений» (ЛФР-25, разработанный Т. В. Корниловой); шкала самооценки уровня личностной тревожности Ч. Д. Спилбергера (в адаптации Ю. Л. Ханина); авторская методика оценки радиационной опасности (МОРО). Диагностическое обследование осуществлялось индивидуально с каждым испытуемым, что позволило также использовать метод беседы.

Дополнительно для изучения понимания понятия «радиация» использовались методы экспериментальной психосемантики, в частности модифицированный вариант метода семантического дифференциала Ч. Осгуда.

Математико-статистическая обработка исследования результатов 347 испытуемых осуществлялась с применением компьютерных пакетов STATISTICA 5. 11, STATISTICA 6. О, Statgraphics Plus v. 5, NCSS 2000, SPSS и включала корреляционный, факторный анализ, применение непараметрических критериев оценки достоверных различий между выборками (критерии Колмогорова-Смирнова, Манна-Уитни), использование процедуры крос-стабуляции, точного одностороннего критерия Фишера.

Достоверность полученных результатов и сделанных на их основании выводов обеспечивается их теоретической обоснованностью; комплексностью используемых подходов; использованием адекватных диагностических методик исследования; репрезентативностью выборки; сочетанием количественного и качественного анализа эмпирических данных; корректностью применения методов статистической обработки данных; сравнением полученных результатов с результатами, установленными в работах других авторов.

Научная новизна исследования: впервые в психологии теоретически и эмпирически выявлено, что независимо от профессиональной принадлежности при высоком уровне личностной тревожности, экстернальном локусе контроля, низком уровне склонности к риску, опасность пострадать от воздействия радиации испытуемыми завышается. Исследована взаимосвязь особенностей личности с пониманием ситуаций радиационной опасности специалистами и неспециалистами в области радиационного воздействия. Обнаружена и эмпирически доказана взаимосвязь

понимания ситуаций радиационной опасности с такими личностными характеристиками, как экстернальность-интерналь-ность, личностная тревожность, саморуководство, самообвинение, отраженное самоотношение, внутренняя конфликтность, склонность к риску. Показаны половые различия в понимании радиационной опасности. Разработана экспериментальная методика оценки радиационной опасности.

Практическая значимость: Результаты исследования могут быть использованы при подготовке профессионалов — операторов атомных электростанций. При профессиональном отборе и расстановке кадров на АЭС необходимо учитывать личностные особенности понимания радиационной опасности, так как понимание является чрезвычайно существенным звеном эффективной регуляции деятельности людей.

Данные о причинах различий в понимании ситуаций радиационной опасности могут применяться для устранения среди населения неблагоприятных психологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС, действующих с момента катастрофы и по настоящее время, в системе социально-психологической службы для оказания социально-психологической помощи лицам, находящимся в посткатастрофной ситуации вследствие радиационного загрязнения местности, при прогнозировании последствий радиационного воздействия на людей.

Полученные результаты могут использоваться при разработке психопрофилактических и коррекционных процедур по повышению фрустрационной толерантности населения, проживающего в районах размещения потенциально опасных технологических объектов на основе учета выявленных индивидуальных различий в понимании радиационной опасности. Это возможно по той причине, что в основе фрустрационной толерантности лежит способность человека адекватно оценивать реальную ситуацию, с одной стороны, и возможность предвидения выхода из ситуации — с другой. Данная способность формируется в процессе воспитания, зависит от личностных характеристик (личностной тревожности) и определяет поведение человека в стрессовых ситуациях. Кроме того, понимание радиационного воздействия тесно связано с самооцен-

кой состояния здоровья и детерминирует формирование внутренней картины болезни и адаптивного поведения. Разработка методов коррекции и формирование адекватного образа радиации в рамках психологии дает возможность создать эффективную индивидуальную и коллективную информационную защиту.

Положения, выносимые на защиту:

1. На понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами оказывают влияние такие личностные особенности, как экстернальность-интернальность, личностная тревожность, саморуководство, самообвинение, отраженное самоотношение, внутренняя конфликтность, склонность к риску.

2. Неадекватному пониманию ситуаций радиационного воздействия (завышению оценок пострадать от радиации) способствует наличие у испытуемых таких личностных особенностей, как: высокий уровень мотивации социального одобрения, низкая уверенность в собственных силах, средний уровень саморуководства, высокий уровень внутренней конфликтности и самообвинения, средний уровень интернальности в области семейных отношений, высокий уровень личностной тревожности (независимо от профессиональной принадлежности).

3. Занижению оценок пострадать в ситуациях радиационной опасности (как профессионалами, так и непрофессионалами) способствует выраженность у испытуемых таких личностных особенностей, как: высокий уровень саморуководства и средний уровень личностной тревожности.

4. Профессионалы, различающиеся по уровню компетентности, профессиональной квалификации и объему знаний об особенностях действия радиации, а также по личностным качествам, по-разному понимают ситуации радиационной опасности. При наличии у них таких личностных особенностей, как высокий уровень личностной тревожности, средний уровень общей интернальности, экстернальный локус контроля в области межличностных отношений возможности пострадать от радиации приписываются высокие оценки. Профессионалы же с высоким уровнем общей интернальности, интернальности в области

неудач, низком уровне внутренней конфликтности показывают низкие оценки возможности пострадать от ионизирующего излучения.

5. Непрофессионалы иначе понимают ситуации радиационной опасности. Они характеризуются большей склонностью к рискованным действиям и более высокими оценками возможности пострадать от действия радиации, им свойственно завышать опасность радиационного воздействия даже в объективно неопасных ситуациях. У них при высоком уровне саморуководства, среднем уровне личностной тревожности отмечается низкий уровень оценки радиационной опасности, а при среднем уровне саморуководства, низком уровне отраженного самоотношения, высоком уровне самообвинения и личностной тревожности — высокие оценки опасности пострадать от радиации.

6. Мужчины и женщины различаются в понимании радиационной опасности: женщины склонны приписывать более высокие оценки возможности пострадать от действия радиации. Это характерно как для объективно опасных, так и для объективно неопасных ситуаций.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались на заседаниях лабораторий психологии личности и психологии посттравматического стресса ИП РАН (1998, 1999, 2000, 2001, 2004), на научной конференции «III Кирилло-Мефо-диевские чтения» (1997), на III международной научно-практической конференции по проблемам исследования и развития индивидуальности, посвященной 110-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна (1999), на научной конференции «VI Кирил-ло-Мефодиевские чтения» (2000), на научной конференции «VII Кирилло-Мефодиевские чтения» (2001), на научной конференции «Методологические и медико-психологические аспекты здорового образа жизни» (2002), на научно-практической конференции «Социально-экологическая безопасность развития Смоленской области» (2003). Теоретические и эмпирические положения диссертационного исследования включены в программу диагностического обследования при профотборе кандидатов на работу на Смоленскую атомную электростанцию.

Полученные выводы и теоретические разработки используются в рамках курсов «Общая психодиагностика» и «Юридическая психология» на факультете психологии и юридическом факультете Смоленского гуманитарного университета.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, выводов, заключения, списка литературы из 252 наименований (в том числе 57 на иностранном языке) и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, новизна, объект, предмет, цель, гипотезы, задачи и методы исследования. Раскрывается практическое значение работы; сформулированы положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Объективные и субъектные детерминанты понимания человеком ситуаций радиационной опасности» посвящена теоретическому анализу категорий «понимание», «социальная ситуация». Рассматриваются подходы к определению категории «понимание» в рамках психологии и ряде смежных наук, основные научные направления изучения понимания, формы, условия возникновения понимания, факторы, детерминирующие формирование понимания, и содержится обзор работ, посвященных изучению социальных, медицинских, экологических и психологических последствий радиационного воздействия на организм и психику человека.

В диссертации категория «понимание» используется как процедура осмысления — выявления и реконструкции смысла ситуации для субъекта, а также смыслообразования, то есть понимание как процесс и результат порождения смысла понимаемого. Поскольку в психологии познания понимание рассматривается как мыслительная процедура, направленная не столько на получение нового знания, сколько на смыслообразование, приписывание смысла знанию, полученному в процессе мыслительной деятельности, то в исследовании мы анализируем не отношение, а именно понимание субъектом ситуаций радиационной опасности.

Согласно В. В. Знакову, понимание представляет собой «психологический феномен, в котором наиболее существенными являются два аспекта. Первая особенность понимания заключается в том, что понимая факты, события, ситуации мы всегда выходим за непосредственные границы понимаемого и включаем его в какой-нибудь более широкий контекст. Второй отличительный признак понимания как психического образования заключается в том, что для того чтобы что-либо понять мы всегда должны соотнести понимаемое с нашими представлениями о должном» (Знаков В. В., 1998, с. 166).

Термин «социальная ситуация» рассматривается с психологической точки зрения, т. е. ситуация как ее интерпретация самим действующим субъектом: поведение определяет не ситуация, которая может быть описана «объективно» или по согласованному мнению нескольких наблюдателей, а ситуация, как она дана субъекту в его переживании, как она существует для него (Хекхаузен X., 1986). Многие ученые, например, У. Томас подчеркивают роль ситуации, ситуационной обусловленности в поведении человека и делают акцент на возможности его адекватного объяснения лишь с помощью понимания субъективного значения ситуации для данного индивида.

Вторая глава диссертации «Зависимость понимания радиационной опасности от когнитивных и личностных особенностей профессионалов и непрофессионалов» представляет эмпирическое исследование личностных и когнитивных факторов, влияющих на понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами. Сформулированы цель, задачи исследования, описана общая схема проведения эксперимента и план обработки полученных результатов. Описана процедура исследования, которая включает 3 этапа.

Характеристики выборки. В исследовании приняли участие жители городов Смоленск и Десногорск (город-спутник Смоленской атомной электростанции), разделенные на две группы — профессионалы (операторы САЭС, врачи-рентгенологи, дозиметристы, т. е. специалисты, обладающие профессиональными знаниями в области атомной энергетики) и непрофессио-

налы — учителя, студенты, служащие и т. д. в возрасте от 16 до 70 лет. Общий объем выборки составил 347 человек. При анализе результатов принимались во внимание следующие социально-демографические характеристики испытуемых: пол, возраст, образование, наличие специальных знаний в области радиационной безопасности. Выборку первого этапа исследования составили 76 человек (в возрасте от 16 до 68 лет, операторы Смоленской АЭС, жители города Десногорска: учителя, врачи, учащиеся средних школ, а также студенты Смоленского филиала Московского энергетического института), второго и третьего — 271 человек (профессионалы — 119 человек в возрасте от 22 до 68 лет (средний возраст 42 года), 65 лиц женского пола и 54 — мужского пола; непрофессионалы — 152 человека в возрасте от 16 до 70 лет (средний возраст 22 года), 49 лиц мужского и 103 женского пола).

На первом этапе проводились пилотажные исследования, целью которых явилось изучение специфики понимания радиационной опасности профессионалами (операторами Смоленской АЭС) и непрофессионалами (жителями г. Десногорска), с какими рисками ассоциируется у испытуемых опасность радиационного воздействия.

Было установлено, что такой источник риска, как радиационное воздействие понимается как наиболее опасный испытуемыми-непрофессионалами. Неспециалистами в области атомной энергетики угроза радиационного воздействия понимается как особая, непривычная — обладающая уникальными свойствами, сходными с опасностью заразиться СПИДом. Специалисты понимают угрозу радиационного воздействия как вполне обыденную, занижают риск пострадать от ее воздействия. Специфика понимания радиационной опасности жителями города Де-сногорска заключается в том, что близость проживания к объекту повышенной тревожности (САЭС), не является для них стрес-согенным фактором.

Целью второго этапа явилась разработка и апробация методики оценки понимания ситуаций радиационной опасности (МОРО).

Предлагаемые в методике пункты представляют собой краткое описание ситуаций, в которых человек подвергается радиационному облучению. Ситуации в методику подбирались с помощью специальной литературы и консультаций со специалистами — экспертами в области атомной энергетики, ядерной физики.

В первоначальном варианте МОРО испытуемым предлагалась следующая инструкция: «Оцените, пожалуйста, по пятибалльной шкале субъективную оценку степени опасности для здоровья человека радиационного излучения при...» и затем — список, состоящий из 15 ситуаций. Например: применение рентгеновских лучей в медицине (рентгенологических обследований зубов и массовой флюорографии); частое потребление рыбы и других даров моря; постоянное пребывание в хорошо герметизированных с целью утепления помещениях; сжигание угля (при работе тепловых электростанций и отоплении жилых домов; авария на атомной электростанции и т. д. Затем следовала стадия апробации: испытуемым (20 человек, непрофессионалы, студенты психологического факультета Смоленского гуманитарного университета) необходимо было дать субъективную оценку степени опасности описанных ситуаций для здоровья человека.

В итоге методика была несколько изменена. Из нее были исключены малопонятные, спорные и редко встречающиеся ситуации («Частое употребление рыбы и других даров моря», «Применение энергетических установок, работающих на геотермальных источниках», «Проживание в домах, построенных с использованием таких строительных материалов, как, например, гранит, глиноземы, фосфогипс»).

В окончательном варианте методика выглядит следующим образом: испытуемым предлагаются 12 ситуаций радиационной опасности, которые чередуются по степени реальной, объективной опасности пострадать от воздействия радиации (6 объективно опасных и 6 объективно безопасных ситуаций). Наряду с ситуациями, которые оцениваются специалистами как действительно опасные, в методику включены ситуации, которые, по мнению профессионалов, являются не более чем «мифами». Доза

радиационного воздействия в этих ситуациях ничтожно мала, в несколько раз ниже естественного радиационного фона.

Каждой ситуации в методике соответствуют объективные количественные данные (величина дозы облучения, которому подвергается человек в этой ситуации).

Для того чтобы разделить ситуации по степени объективной опасности, мы ввели коэффициент, который вычисляется следующим образом: значение дозы по каждой ситуации делится на число, с которого начинается опасность (эта величина равна допустимому среднему облучению населения за год (5мЗв (0,05 бэр).

К объективно опасным относятся следующие ситуации (приводятся в порядке убывания опасности пострадать от радиационного излучения): ежегодная флюорография; воздействие радиационного фона, создаваемого космическими лучами (например, при загорании); проживание вблизи тепловой электростанции; семичасовой полет на самолете; глобальные осадки от испытания ядерного оружия; проживание в панельных домах.

К объективно безопасным, но понимаемым как опасные населением относятся следующие ситуации: (приводятся в порядке убывания опасности): попадание в зону неаварийных выбросов АЭС в атмосферу; купание в водохранилище, в которое спускается вода, используемая при охлаждении турбин на атомной электростанции; проживание в 30-ти километровой зоне действующей атомной электростанции; воздействие АЭС на почву, растительность, продукцию сельского хозяйства близлежащих районов; потребление продуктов, выращенных вблизи атомной электростанции (например, в г. Десногорске); просмотр кинофильма по цветному телевизору.

При обработке подсчитывается суммарный балл испытуемого по методике в целом, а также сумма баллов отдельно по опасным и неопасным ситуациям. Разработаны основные нормативные данные методики для группы профессионалов, непрофессионалов и смешанной выборки.

Третий этап. Цель: выявление личностных факторов, детерминирующих различия в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

На данном этапе было проведено исследование двух групп испытуемых. Общий объем выборки составил 271 человек. Первая группа — профессионалы (лица, которые постоянно или временно работают непосредственно с источниками ионизирующих излучений) — 119 испытуемых — 65 женщин (55% выборки) и 54 мужчины (операторы САЭС, специалисты лаборатории внешнего радиационного контроля при Смоленской атомной электростанции, врачи-рентгенологи больниц г. Смоленска, дозиметристы отдела агроэкологического мониторинга станции агрохимической службы ФГУ ГСАС «Смоленская» г. Смоленск). Возраст от 22 до 68 лет (средний возраст М = 41. 65, стандартное отклонение 8 = 9. 89).

Первая группа испытуемых относится к так называемой категории А облучаемых лиц. Это люди, работающие в радиационно-опасных условиях и ежедневно соприкасающиеся с излучением на своих рабочих местах. Для них ионизирующая радиация — неотъемлемая часть труда на АЭС, в медицинских рентгенка-бинетах, на станции агрохимической службы. Это их образ жизни, «обычное дело», которое они не рассматривают как героизм. Вторая группа — непрофессионалы: 152 человека (103 женщины (67% выборки), 49 мужчин — учителя, студенты, служащие, работники сферы обслуживания и т. д.), в возрасте от 16 до 70 лет (средний возраст М = 21.69, стандартное отклонение 8 = 6.91). Эта группа испытуемых относится к так называемой «категории В облучаемых лиц» (Сивинцев Ю. В., 1991). «Категория В облучаемых лиц — население страны, республики, края или области». Исследование проводилось по батарее методик индивидуально с каждым испытуемым, что позволило использовать в исследовании также метод беседы. Общее время обследования каждого испытуемого варьировалось от 40 минут до 1часа 20 минут в зависимости от мотивации и особенностей личности.

Тестовые методики, используемые на данном этапе эксперимента предъявлялись двум группам испытуемых в следующем порядке:

1 — методика исследования самоотношения (МИС) Р. Пантелеева.

2 — методика УСК.

3 — опросник «Личностные факторы принятия решений» (ЛФР-25).

4 — шкала личностной тревожности методики исследования самооценки тревожности Спилбергера — Ханина.

5 — методика оценки радиационной опасности (МОРО).

Дополнительно для изучения понимания термина «радиация» использовался модифицированный вариант метода семантического дифференциала. Испытуемым необходимо было оценить по 5-ти балльной биполярной шкале понятие «радиация». Полюса шкалы составляли 30 пар прилагательных-антонимов, таких как приятный — неприятный; красивый — безобразный; пассивный — активный и т. д. Прилагательные отбирались на основе экспертных оценок.

На этом этапе были получены следующие результаты: в выборке профессионалов (п = 119) выявлены достоверные различия по следующим шкалам: внутренняя конфликтность, общая интернальность, интернальность в области неудач, интерналь-ность в области межличностных отношений, склонность к риску, рациональность.

Испытуемые, обладающие профессиональными знаниями в области атомной энергетики при высоком уровне личностной тревожности, среднем уровне общей интернальности и экстер-нальном локусе контроля в области межличностных отношений приписывают высокие оценки возможности пострадать от радиации. Профессионалы же с высоким уровнем общей ин-тернальности, интернальности в области неудач, низком уровне внутренней конфликтности показывают низкие оценки возможности пострадать от действия ионизирующего излучения.

В выборке непрофессионалов (п = 152) выявлены достоверные различия по следующим шкалам: саморуководство, отраженное самоотношение, самообвинение, личностная тревожность, склонность к риску, рациональность.

У испытуемых — непрофессионалов при высоком уровне саморуководства, среднем уровне личностной тревожности отмечаются низкие оценки по методике оценки радиационной

опасности, а при среднем уровне саморуководства, низком уровне отраженного самоотношения, высоком уровне самообвинения и личностной тревожности — высокие оценки пострадать от радиации.

Объективно неопасные ситуации МОРО оцениваются по-разному людьми с гуманитарным и техническим образованием: испытуемые — «гуманитарии» завышают оценки пострадать от действия радиации, а испытуемые с техническим образованием их занижают. В ситуациях же объективно опасных никаких различий между лицами с гуманитарным и техническим образованием в оценках воздействия радиации не наблюдается.

Для того чтобы составить психологический портрет профессионала. участвовавшего в нашем исследовании, и для выявления достоверных различий в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами данные, полученные при помощи тестовых методик, мы обрабатывали при помощи непараметрического статистического критерия Колмогорова-Смирнова. Из 26 шкал используемых методик значимые различия получены по 11 показателям (р< 0.05). Среди непрофессионалов больше, чем среди непрофессионалов людей с высшим образованием. Среди профессионалов больше испытуемых с техническим образованием.

Как видно из таблицы, профессионалы характеризуются более высоким (по сравнению с непрофессионалами) уровнем закрытости (М1=6.75, М2=5.99) (данная шкала свидетельствует о наличии у испытуемых конформности и мотивации социального одобрения), саморуководства (М1=6.85, М2=6.18) — это качество отражает представление субъекта о том, что основным источником активности и результатов, касающихся как деятельности, так и собственной личности, является он сам, самопринятия (М1=6.87, М2=6.27), самопривязанности (М1=6.79, М2=5.65), рациональности (М1 =5.62, М2=3.82).

Психологический портрет профессионала, участвовавшего в нашем исследовании, выглядит следующим образом: это человек, который отчетливо переживает собственное «Я» как внутренний стержень, интегрирующий и организующий его личность, дея-

Таблица

Значимые различия в выборках профессионалов и непрофессионалов (по результатам теста Колмогорова-Смирнова)

Шкалы Профессионалы Непрофессионалы р-1еуе1

М1 8 М2 8

Возраст 41,6 9,93 21,7 6,9 р<0.001

Закрытость 6,75 1,46 5,99 1,4 р<0.001

Саморуководство 6,85 1,78 6,18 1,93 р<0.05

Самопринятие 6,87 1,67 6,27 1,8 р<0.025

Самопривязанностъ 6,79 1,99 5,65 1,89 р<0.001

Склонность к риску -0,93 4,6 1,73 5,2 р<0.001

Рациональность 5,62 3,11 3,82 3,84 р<0.005

МОРО 28,87 6,75 33,9 5,85 р<0.001

Неопасные ситуации 13,39 4,86 18,13 3,51 р<0.001

тельность и общение, он (она) считает, что его судьба находится в его собственных руках, испытывает чувство обоснованности и последовательности своих внутренних побуждений и целей. Результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что типичный профессионал считает себя способным эффективно управлять и справляться с эмоциями и переживаниями по поводу самого себя, он рационален, не склонен к риску. Он принимает себя таким, какой есть, даже с некоторыми недостатками. Вследствие этого у него отсутствует желание изменяться даже в лучшую сторону. Он достаточно объективно оценивает ситуации радиационной опасности (как опасные, так и неопасные), но проявляет «закрытое», защитное отношение к себе и обладает высоким уровнем мотивации социального одобрения.

Непрофессионалы же характеризуются большей склонностью к рискованным действиям (М2=1.73, М1=-0.93) и более высокими оценками возможности пострадать от действия радиации

^2=33.9, Ml =28.87), им свойственно завышать опасность радиационного воздействия даже в объективно неопасных ситуациях (М2=18.13, M1=13.39).

Были получены также следующие данные о половых _различи-ях в понимании радиационной опасности (168 женщин и 103 мужчины).

У мужчин отмечается более высокий уровень саморуководства (Ммуж=7.1, у женщин Мжен=6.1), общей интернальности (Ммуж=29,7; Мжен=26,8) и интернальности в области семейных отношений (Ммуж=6,1; Мжен=5,4). Для женщин характерен более высокий уровень личностной тревожности (Мжен=45,4; Ммуж=38,1) и внутренней конфликтности (Мжен=4,98; Ммуж=4,14). Женщины склонны приписывать более высокие оценки возможности пострадать от действия радиации (это касается как объективно опасных, так и объективно неопасных ситуаций).

В смешанной выборке (п = 271) выявлены достоверные различия между исследуемыми выборками по следующим тестовым шкалам: закрытость, самоуверенность, саморуководство, внутренняя конфликтность, самообвинение, интернальность в области семейных отношений, личностная тревожность, склонность к риску, рациональность.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что при среднем уровне закрытости (эта шкала свидетельствует о наличии у испытуемого выраженной мотивации социального одобрения), низкой самоуверенности, среднем уровне саморуководства, высоком уровне внутренней конфликтности и самообвинения, среднем уровне интернальности в области семейных отношений, высоком уровне личностной тревожности испытуемые склонны завышать оценки пострадать от радиации независимо от их профессиональной принадлежности. При высоком уровне саморуководства и среднем уровне личностной тревожности оценки пострадать от действия радиации занижаются испытуемыми (как профессионалами, так и непрофессионалами).

И профессионалы, и непрофессионалы при высоком уровне личностной тревожности как объективно опасным, так и объек-

тивно неопасным ситуациям радиационного воздействия приписывают высокие оценки опасности пострадать от радиации.

Самоконтроль является фактором, способствующим отрицанию опасности. Данный факт можно проинтерпретировать следующим образом: когда человек чувствует, что может лично контролировать ситуацию и может ей противостоять, он отрицает опасность для себя, не уменьшая данной опасности для других людей, находящихся в подобной ситуации.

Данные, полученные методом семантического дифференциала, были подвергнуты операции многомерного факторного анализа. Выделена совокупность признаков, коррелирующих с факторами на уровне 0,5 и выше (коэффициенты корреляции рассматривались по модулю).

Были получены усредненные оценки понятия «радиация». Профессионалы приписывают понятию «радиация» такие характеристики, как: приятная, чистая, добрая, медленная, непрочная, миниатюрная, локальная, единичная, организованная, постоянная, точная, действительная, конкретная, банальная, светлая, красивая, упорядоченная, неподвижная, простая, ограниченная, маленькая, легкая, безопасная, живая, нежная.

Непрофессионалы оценивают радиацию как: раздражающую, жестокую, сильную, прочную, неприятную, безобразную, тяжелую, мертвую, грубую, повсеместную, многочисленную, неорганизованную, неопределенную, регулярную, хаотичную, медленную.

1. Понимание ситуаций радиационной опасности определяется наличием у испытуемых некоторых личностных особенностей. При среднем уровне мотивации социального одобрения, низкой самоуверенности, среднем уровне саморуководства, высоком уровне внутренней конфликтности и самообвинения, среднем уровне интернальности в области семейных отношений, высоком уровне личностной тревожности испытуемые склонны завышать оценки пострадать от радиации независимо от профессиональной принадлежности. При высоком уровне

саморуководства и среднем уровне личностной тревожности оценки пострадать от действия радиации занижаются всеми испытуемыми (как профессионалами, так и непрофессионалами).

2. Профессионалы с высоким уровнем личностной тревожности, средним уровнем общей интернальности и экстерналь-ным локусом контроля в области межличностных отношений приписывают высокие оценки возможности пострадать от радиации. Профессионалы же с высоким уровнем общей интер-нальности, интернальности в области неудач, низком уровне внутренней конфликтности показывают низкие оценки возможности пострадать от действия ионизирующего излучения.

3. Непрофессионалы при высоком уровне саморуководства, среднем уровне личностной тревожности дают низкие оценки опасности пострадать от воздействия радиации, а при среднем уровне саморуководства, низком уровне отраженного самоотношения, высоком уровне самообвинения и личностной тревожности — высокие оценки пострадать от радиации.

4. При высоком уровне личностной тревожности и профессионалы, и непрофессионалы дают высокие оценки как объективно опасным, так и объективно неопасным ситуациям радиационного воздействия.

5. Непрофессионалы характеризуются большей, чем профессионалы, склонностью к рискованным действиям, им свойственно завышать опасность радиационного воздействия в целом и даже в объективно неопасных ситуациях.

6. Объективно неопасные ситуации оцениваются по-разному людьми с гуманитарным и техническим образованием: испытуемые — «гуманитарии» завышают оценки пострадать от действия радиации, а испытуемые с техническим образованием их занижают. В объективно опасных ситуациях никаких различий между профессионалами и непрофессионалами, лицами с гуманитарным и техническим образованием в оценках воздействия радиации не наблюдается.

7. Существуют половые различия в понимании радиационной опасности. Женщины склонны приписывать более высокие оценки возможности пострадать от действия радиации (это ка-

сается как объективно опасных, так и объективно неопасных ситуаций). У мужчин отмечается более высокий, чем у женщин, уровень саморуководства, общей интернальности и интерналь-ности в области семейных отношений. Для женщин характерен более высокий уровень личностной тревожности и внутренней конфликтности.

8. Самоконтроль является фактором, способствующим отрицанию опасности. Когда человек чувствует, что может лично контролировать ситуацию и может ей противостоять, он отрицает опасность для себя, не уменьшая данной опасности для других людей, находящихся в подобной ситуации.

В заключении формулируются выводы на основании теоретического и эмпирического исследования понимания ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами, обозначены перспективы исследований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ ОТРАЖЕНО В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ АВТОРА:

1. Родионова Н. В. Субъективное восприятие радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами // III Кирилло-Мефодиевские чтения. Материалы научной конференции. — Смоленск: Издательство СГУ, 1997 г.

2. Родионова Н. В. Психологические аспекты понимания радиационной опасности // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе. — М.: ИП РАН, 1999г.

3. Родионова Н. В. Индивидуальные особенности понимания радиационной опасности // Индивидуальность в современном мире. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 110-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна. — Смоленск: Издательство СГУ, 1999 г.

4. Родионова Н. В. Связь личностных особенностей субъекта с пониманием ситуаций радиационной опасности // Материалы VI Кирилло-Мефодиевских чтений. — Смоленск: Издательство СГУ, 2000г.

5. Родионова Н. В. Психологические аспекты возникновения феномена радиофобии // Материалы VII Кирилло-Мефодиев-ских чтений. — Смоленск: Издательство СГУ, 2001 г.

6. Родионова Н. В. Личностные детерминанты понимания радиационной опасности // Материалы конференции «Методологические и медико-психологические аспекты здорового образа жизни». — Смоленск: Универсум, 2002 г.

7." Родионова Н. В. Личностные и когнитивные детерминанты понимания радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами // Университетский вестник. — 2003. — № 2. — Смоленск: Универсум. — С. 60-64.

Бумага офсетная. Гарнитура Tunes. Печ. л. 1,75. Тираж 100 экз.

Подписано в печать 23.04.2004 г. Формат 60 х 84 /

Издательство "Универсум" Смоленского гуманитарного университета 214014, г. Смоленск, ул. Герцена, д. 2. Тел. (0812) 68-34-45 E-mail: univerium@shu.ru

* - 9 5 1 4

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Родионова, Наталья Витальевна, 2004 год

Введение.

ГЛАВА 1. ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПОНИМАНИЯ ЧЕЛОВЕКОМ РАДИАЦИОННОЙ ОПАСНОСТИ.

1.1. Психология понимания как основа интерпретации социально-психологических ситуаций.

1.2. Специфика понимания субъектом социальных, медицинских, экологических и психологических последствий радиационного воздействия в современных условиях.

1.3. Психологические особенности понимания субъектом ситуаций риска радиационного воздействия.

ГЛАВА 2. ЗАВИСИМОСТЬ ПОНИМАНИЯ СИТУАЦИЙ РАДИАЦИОННОЙ ОПАСНОСТИ ОТ КОГНИТИВНЫХ И ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОФЕССИОНАЛОВ И НЕПРОФЕССИОНАЛОВ.

2.1. Сравнительный анализ когнитивно-личностных факторов понимания радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

2.2. Методика оценки понимания влияния радиации на человека.

2.3. Индивидуально-психологические детерминанты понимания ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Введение диссертации по психологии, на тему "Понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами"

Актуальность исследования: В настоящее время психология понимания является одним из наиболее актуальных, перспективных и динамично развивающихся направлений современной психологической науки. Потребность быть понятым является одной из главных потребностей человека в современном обществе, а проблема понимания является одной из центральных, она имеет большое значение практически во всех сферах общественной жизни - на производстве, в медицине, образовании, науке, культуре и т.д. Особенность современных подходов к анализу понимания состоит в том, что оно рассматривается как универсальная характеристика, присущая любой форме человеческой деятельности. «Ускоренный научно-технический прогресс, выход человечества в космос и другие факторы требуют выявления уже сегодня возможностей, скрытых в структуре используемых наукой средств и получаемых результатов. С данным процессом связано возрастающее значение понимания» [47, с. 128].

Кроме того, «проблематика, связанная с пониманием, пронизывает самые различные области знания от фундаментальных дисциплин (языкознание, социология, логика и методология науки, психология) до прикладных (теория перевода, массовых коммуникаций, пропагандистской деятельности, систем информационного поиска, искусственного интеллекта и т.д.). Понимание выступает как бы «эфиром», пронизывающим все формы познания и сопутствующим им. С одной стороны, оно выражает определенное состояние познающего субъекта, является его характеристикой, с другой стороны, понимание обусловлено природой и структурой познаваемого объекта, его особенностями» [47, С.7].

Проблема воздействия радиационного излучения на человека является предметом изучения различных областей психологического знания: экологической психологии, нейропсихологии, психофизиологии, психологии труда, инженерной психологии и др., однако, практически нет исследований, в которых анализировалось бы понимание радиационной опасности. В частности, почти полностью отсутствуют работы, посвященные пониманию ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами. Именно это направление представляется нам перспективным и требующим неотложного решения.

В экологической психологии [126, 127] влияние радиационного фона на психику человека, изменение психического состояния индивида, вызванного действительным (а не мнимым) воздействием этого фактора среды является предметом изучения психологической экологии (Дерябо С.Д., Левин В.А., 1996). В качестве второго направления, исследующего ситуации радиационного воздействия в рамках экологической психологии, можно рассматривать экстремальную психологию, задачей которой является совершенствование психологического отбора и психологической подготовки человека для работы в экстремальных средовых условиях, а также разработка мер защиты от травмирующего воздействия психогенных факторов. Понимание ситуаций радиационной опасности рассматривается также в рамках психологии экологического сознания, так как «решение экологических проблем любого масштаба требует перестройки сознания людей» [126. С. 37].

Большое число действующих и строящихся АЭС, а, главное, аварии, происшедшие на них, а также аварии самолетов, атомных подводных лодок, установок с ракетами, имеющими ядерные боеголовки, сложная экологическая обстановка в районе ядерных полигонов, потери радиоактивных источников, захоронение отходов, возможные аварии при транспортировке радиоактивных материалов и отходов - все это, плюс ограниченная гласность вызывает у части населения психологическую напряженность, чувство боязни даже незначительных уровней радиации — радиофобию» [130]. В итоге резко затормозилось развитие атомной энергетики и других полезных применений достижений атомной науки и техники. Среди большинства населения существует представление о том, что атомные предприятия и территории вокруг них радиационно опасны, поэтому нельзя допускать их строительства, а действующие необходимо закрыть (в телевизионной передаче С. Сорокиной

Основной инстинкт» от 5 марта 2003 года на вопрос «Опасны ли ядерные объекты России?» 76% присутствующих в студии людей ответили «да»).

В связи с этим актуальной становится проблема перестройки общественного сознания на основе данных о личностных особенностях, детерминирующих понимание радиационной опасности.

Изучение проблем понимания радиационной опасности неразрывно связано с изучением проблем понимания человеком ситуаций риска, опасности для жизни. Теоретические основы категорий «риск», «склонность к риску», разрабатываются Т. В. Корниловой. Готовность к риску связывается с разными видами активности, в том числе и с имеющими неадаптивный характер. Готовность к риску как индивидуальная характеристика предполагает и оценку субъектом своего прошлого опыта, и предвосхищение возможных уровней самоконтроля в таком ситуационном факторе риска, как «неполнота информации» [91-94].

Социально-психологические аспекты жизнедеятельности личности на экологически неблагоприятных (радиоактивно загрязненных) территориях были изучены Н.Н. Хащенко. В ходе исследования анализировались факторы детерминации жизнедеятельности человека в условиях постоянного проживания в экологически неблагоприятной среде. Показано, что жизнедеятельность личности в условиях постоянного проживания на экологически неблагоприятных территориях опосредствована системой психологических отношений к наиболее значимым аспектам жизни человека: экологическим, социально-экономическим, социально-психологическим. Ведущим социально-психологическим фактором жизнедеятельности людей, постоянно проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, выступает актуальное экологическое сознание или доминирующее отношение личности к экологическим условиям проживания (наряду с отношением к семье и детям, к социально-экономическим условиям жизни, а также к себе как субъекту жизнедеятельности). Были выделены типы актуального экологического сознания личности: «тревожный - низкоинформированный - пассивный», пассивный - равнодушный - информированный», «активно - прагматичный -спокойный - низкоинформированный», «информированный - деятельностно-ориентированный - уверенный» [187].

В современных психологических исследованиях различные аспекты воздействия радиации на человека выступили предметом изучения Н.В. Тарабриной (1992, 1994, 1996), Е.О. Лазебной (1992, 1996, 2000), М.Е. Зеленовой (1992, 1996, 2000), AJI. Журавлева (1996, 2000), В.Г. Асеева (1992), Н.В. Паниной (1989), Ф.С. Торубарова, О.В. Чинкиной (1991) и др.

В этих работах тем или иным образом рассматриваются личностные особенности понимания радиационной опасности. Однако остается не раскрытым аспект рассмотрения данной проблемы в контексте разрабатываемой В. В. Знаковым и другими исследователями психологии понимания. Понимание является одной из важнейших сторон освоения человеком мира, которая характеризует его степень и качество, а протекание процесса понимания существенно зависит не только от того, что следует понять, но и от того, кто и для чего это делает [121].

В проанализированных нами литературных источниках отсутствует указание на тот факт, что некоторые личностные особенности могут оказать большее влияние на понимание радиационной опасности, нежели профессиональные знания в сфере атомной энергетики.

Высокий уровень профессиональных знаний является одним из признаков зрелости человека как субъекта (не только деятельности, но и других видов активности), а также личностного развития, способствующего самореализации и достижению вершинных проявлений в разных областях жизнедеятельности. Актуальность изучения личностных особенностей, влияющих на понимание субъектом радиационной опасности возрастает в связи с расширением использования человечеством ядерной энергии в различных целях и увеличением количества людей, работающих в условиях длительного воздействия ионизирующего излучения. Сегодня облучение успешно применяют в терапии опухолей, при стерилизации продуктов питания и медицинских препаратов, для предпосевной стимуляции семян и зерна и в других отраслях человеческой деятельности вплоть до криминалистики и искусствоведения. Как ни парадоксально, но одним из основных способов борьбы с раком является лучевая терапия.

Особенно актуально изучение данной проблемы в настоящее время, когда повсеместно возникают дискуссии о возможности ввоза и захоронения ядерных отходов на территории России, споры о том, может ли человечество обойтись без атомной энергии, используя альтернативные и традиционные источники энергии.

Понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами является одним из факторов, способствующих прогрессивному личностному и профессиональному развитию до высокого уровня приближения к Акме. Новый этап общественного развития, постиндустриальная, наукоемкая экономика, ставят вопрос об опережающем, личностном развитии человека. Только личность, живущая в режиме Акме (психического состояния, означающего высший для данного человека уровень в его профессиональном развитии на данном отрезке времени), выступает носителем и выразителем универсальных ресурсов развития цивилизации [48].

Понимание населением опасности различных рисков и факторов может оказывать реальное влияние на качество жизни и состояние здоровья. В.А.Книжников, Н.К.Шандала и Н.Н.Пуховский выделяют два аспекта роли субъективной оценки экологического и иных видов риска - субъективную недооценку и субъективную переоценку объективно значимых факторов. Такое неадекватное понимание факторов риска либо создает условия развития страха, который через психоэмоциональные и психовегетативные механизмы ведет к развитию патологических процессов и повышению заболеваемости, либо демобилизует общество от борьбы с ними, ослабляет усилия, направленные на их ограничение, и этим способствует возрастанию их неблагоприятного влияния на здоровье населения [83].

В нашей стране до сих пор не разработаны методы улучшения неблагоприятной психологической обстановки, вызванной радиофобией и устранения вредных последствий данного феномена. Изучение проблемы понимания радиации актуально еще и потому, что феномен радиофобии отмечается не только в районах, подвергшихся радиоактивному загрязнению в результате Чернобыльской аварии, но и в районах, которые «Чернобыльское облако» обошло стороной, да и в пострадавших районах уровень неадекватных психологических оценок радиации намного выше реального уровня опасности.

Таким образом, возникает необходимость изучения личностных особенностей, влияющих на понимание ситуаций радиационной опасности, различий в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами. Мы предполагаем, что на понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами оказывают влияние такие личностные особенности, как личностная тревожность, экстернальность - интернальность, самоконтроль, самоотношение, внутренняя конфликтность, самообвинение и склонность к риску.

Цель исследования: изучение личностных и когнитивных факторов, которые влияют на различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Объект исследования: понимание радиационной опасности.

Предмет исследования: когнитивные и личностные факторы, детерминирующие различия в понимании радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Испытуемые: жители городов Смоленск и Десногорск (город-спутник Смоленской атомной электростанции), разделенные на две группы -профессионалы (операторы САЭС, врачи-рентгенологи, дозиметристы, т.е. специалисты, обладающие знаниями в области атомной энергетики) и непрофессионалы - учителя, студенты, служащие и т.д. Общий объем выборки составил 347 человек. При анализе результатов принимались во внимание следующие социально-демографические характеристики испытуемых: пол, возраст, образование, наличие специальных знаний в области радиационной безопасности.

Гипотезы исследования:

1. Самоотношение, интернальность - экстернальность, личностная тревожность, склонность к риску оказывают влияние на понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

2. Понимание ситуаций радиационной опасности будет различным у испытуемых с высоким уровнем личностной тревожности и у испытуемых со средним уровнем личностной тревожности. Такая личностная черта как тревожность, окажет большее влияние на понимание, чем наличие специальных знаний в области атомной энергетики. При высоком уровне личностной тревожности оценки испытуемыми как объективно опасных, так и объективно неопасных ситуаций радиационного воздействия будут высокими.

3. Испытуемые с интернальной направленностью личности больше информированы о ситуациях радиационной опасности и у них возникает меньше искажений в понимании радиации, чем у испытуемых с экстернальной направленностью личности.

4. Самоотношение субъекта влияет на специфику понимания ситуаций радиационной опасности: субъекты с высоким уровнем самоотношения будут занижать опасность подвергнуться радиационному облучению, а при низком уровне самоотношения, высоком уровне внутренней конфликтности и самообвинения испытуемые будут давать высокие оценки опасности пострадать от радиации.

5. Склонность к риску влияет на понимание ситуаций радиационной опасности: при высоком уровне склонности к риску оценка опасности пострадать от ионизирующего излучения является заниженной.

Задачи исследования:

1. Выявить сходство и различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами (людьми, которые постоянно или временно работают непосредственно с источниками ионизирующих излучений) и непрофессионалами (студентами, служащими).

2. Разработать и апробировать методику понимания ситуаций радиационной опасности.

3. Выявить взаимосвязь самоотношения человека с пониманием ситуаций радиационной опасности.

4. Определить различия в понимании ситуаций радиационной опасности людьми с экстернальной и интернальной направленностью.

5. Эмпирически проверить взаимосвязь высоких оценок склонности к риску с заниженными оценками возможности пострадать от действия радиации.

6. Исследовать, влияет ли повышенная личностная тревожность на различия в понимании ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

Теоретической основой работы является субъектно-деятельностный подход в психологии, разработанный в трудах C.JL Рубинштейна, А.В. Брушлинского, К.А. Абульхановой-Славской; фундаментальная категория понимания, разрабатываемая в рамках психологии понимания В.В. Знаковым.

В исследовании мы опирались на теоретико-эмпирический опыт, накопленный при изучении действия радиации на организм и психику человека (В.И. Панов, Н.В. Тарабрина, Е. В. Петрухин, Т.Ф. Базылевич, Н.В. Панина, М.Ю. Киселев, Ф.С. Торубаров, О.В. Чинкина и др.), психологических аспектов ситуаций риска (Корнилова Т.В., Солнцева Г.Н.), психологических и социально-психологических последствий экологических катастроф (М.И. Бобнева, A.JI. Журавлев, В.Г. Асеев и др.), различных аспектов жизнедеятельности людей, в условиях постоянного проживания на радиоактивно загрязненных территориях или выполняющих работу в экстремальных условиях (Н. В. Тарабрина, Е. О. Лазебная, М. Е. Зеленова, Н.Н. Хащенко, С.А Шапкин, Л.Г. Дикая и др.), при исследовании индивидуально-психологических особенностей личности (В.М. Русалов).

Методическая организация исследования. Для решения поставленных задач и проверки гипотез были использованы следующие методики диагностики личностных особенностей испытуемых: методика исследования самоотношения (МИС) С.Р. Пантилеева; методика исследования уровня субъективного контроля (в модификации Е.Ф. Бажина с соавт.); опросник «Личностные факторы принятия решений» (ЛФР-25, разработанный Т.В. Корниловой); шкала самооценки уровня личностной тревожности Ч.Д. Спилбергера (в адаптации Ю.Л. Ханина); авторская методика оценки радиационной опасности (МОРО). Диагностическое обследование осуществлялось индивидуально с каждым испытуемым, что позволило также использовать метод беседы.

Дополнительно для изучения понимания понятия «радиация» использовались методы экспериментальной психосемантики, в частности модифицированный вариант метода семантического дифференциала Ч. Осгуда.

Математико-статистическая обработка результатов исследования 347 испытуемых осуществлялась с применением компьютерных пакетов STATISTICA 5.11, STATISTICA 6.0, Statgraphics Plus v.5, NCSS 2000, SPSS и включала корреляционный, факторный анализ, применение непараметрических критериев оценки достоверных различий между выборками (критерии Колмогорова-Смирнова, Манна-Уитни), использование процедуры кросстабуляции, точного одностороннего критерия Фишера.

Достоверность полученных результатов и сделанных на их основании выводов обеспечивается их теоретической обоснованностью; комплексностью используемых подходов; использованием адекватных диагностических методик исследования; репрезентативностью выборки; сочетанием количественного и качественного анализа эмпирических данных; корректностью применения методов статистической обработки данных; сравнением полученных результатов с результатами, установленными в работах других авторов.

Научная новизна исследования: впервые в психологии теоретически и эмпирически выявлено, что независимо от профессиональной принадлежности при высоком уровне личностной тревожности, экстернальном локусе контроля, низком уровне склонности к риску, опасность пострадать от воздействия радиации испытуемыми завышается. Исследована взаимосвязь особенностей личности с пониманием ситуаций радиационной опасности специалистами и неспециалистами в области радиационного воздействия. Обнаружена и эмпирически доказана взаимосвязь понимания ситуаций радиационной опасности с такими личностными характеристиками, как экстернальность-интернальность, личностная тревожность, саморуководство, самообвинение, отраженное самоотношение, внутренняя конфликтность, склонность к риску. Показаны половые различия в понимании радиационной опасности. Разработана экспериментальная методика оценки радиационной опасности.

Практическая значимость: Результаты исследования могут быть использованы при подготовке профессионалов — операторов атомных электростанций. При профессиональном отборе и расстановке кадров на АЭС необходимо учитывать личностные особенности понимания радиационной опасности, так как понимание является существенным звеном эффективной регуляции деятельности людей.

Данные о причинах различий в понимании ситуаций радиационной опасности могут применяться для устранения среди населения неблагоприятных психологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС, действующих с момента катастрофы и по настоящее время, в системе социально-психологической службы для оказания социально-психологической помощи лицам, находящимся в посткатастрофной ситуации вследствие радиационного загрязнения местности, при прогнозировании последствий радиационного воздействия на людей.

Полученные результаты могут использоваться при разработке психопрофилактических и коррекционных процедур по повышению фрустрационной толерантности населения, проживающего в районах размещения потенциально опасных технологических объектов на основе учета выявленных индивидуальных различий в понимании радиационной опасности.

Это возможно по той причине, что в основе фрустрационной толерантности лежит способность человека адекватно оценивать реальную ситуацию, с одной стороны, и возможность предвидения выхода из ситуации - с другой. Данная способность формируется в процессе воспитания, зависит от личностных характеристик (личностной тревожности) и определяет поведение человека в стрессовых ситуациях. Кроме того, понимание радиационного воздействия тесно связано с самооценкой состояния здоровья и детерминирует формирование внутренней картины болезни и адаптивного поведения. Разработка методов коррекции и формирование адекватного образа радиации в рамках психологии дает возможность создать эффективную индивидуальную и коллективную информационную защиту.

Положения, выносимые на защиту:

1. На понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами оказывают влияние такие личностные особенности, как экстернальность - интернальность, личностная тревожность, саморуководство, самообвинение, отраженное самоотношение, внутренняя конфликтность, склонность к риску.

2. Неадекватному пониманию ситуаций радиационного воздействия (завышению оценок пострадать от радиации) способствует наличие у испытуемых таких личностных особенностей, как: высокий уровень мотивации социального одобрения, низкая уверенность в собственных силах, средний уровень саморуководства, высокий уровень внутренней конфликтности и самообвинения, средний уровень интернальности в области семейных отношений, высокий уровень личностной тревожности и низкий уровень склонности к риску (независимо от профессиональной принадлежности).

3. Занижению оценок пострадать в ситуациях радиационной опасности (как профессионалами, так и непрофессионалами) способствует выраженность у испытуемых таких личностных особенностей, как: высокий уровень саморуководства, средний уровень личностной тревожности, средний уровень склонности к риску, высокий уровень рациональности.

4. Профессионалы, различающиеся по уровню компетентности, профессиональной квалификации и объему знаний об особенностях действия радиации, а также по личностным качествам, по-разному понимают ситуации радиационной опасности. При наличии у них таких личностных особенностей, как высокий уровень личностной тревожности, средний уровень общей интернальности, экстернальный локус контроля в области межличностных отношений возможности пострадать от радиации приписываются высокие оценки. Профессионалы же с высоким уровнем общей интернальности, интернальности в области неудач, низком уровне внутренней конфликтности показывают низкие оценки возможности пострадать от ионизирующего излучения.

5. Непрофессионалы иначе понимают ситуации радиационной опасности. Они характеризуются большей склонностью к рискованным действиям и более высокими оценками возможности пострадать от действия радиации, им свойственно завышать опасность радиационного воздействия даже в объективно неопасных ситуациях. У них при высоком уровне саморуководства, среднем уровне личностной тревожности отмечается низкий уровень оценки радиационной опасности, а при среднем уровне саморуководства, низком уровне отраженного самоотношения, высоком уровне самообвинения и личностной тревожности - высокие оценки опасности пострадать от радиации.

6. Мужчины и женщины различаются в понимании радиационной опасности: женщины склонны приписывать более высокие оценки возможности пострадать от действия радиации. Это характерно как для объективно опасных, так и для объективно неопасных ситуаций.

Апробация результатов исследования. Материалы диссертации обсуждались на заседаниях лабораторий психологии личности и психологии посттравматического стресса ИП РАН (1998, 1999, 2000, 2001, 2004), на научной конференции «III Кирилло-Мефодиевские чтения» (1997), на III международной научно-практической конференции по проблемам исследования и развития индивидуальности, посвященной 110-летию со дня рождения C.JI. Рубинштейна (1999), на научной конференции «VI Кирилло-Мефодиевские чтения» (2000), на научной конференции «VII Кирилло-Мефодиевские чтения» (2001), на научной конференции «Методологические и медико-психологические аспекты здорового образа жизни» (2002), на научно-практической конференции «Социально-экологическая безопасность развития Смоленской области» (2003).

Теоретические и эмпирические положения диссертационного исследования включены в программу диагностического обследования при профотборе кандидатов на работу на Смоленскую атомную электростанцию. Полученные выводы и теоретические разработки используются в рамках курсов «Общая психодиагностика» и «Юридическая психология» на факультете психологии и юридическом факультете Смоленского гуманитарного университета.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Понимание ситуаций радиационной опасности определяется наличием у испытуемых некоторых личностных особенностей. При среднем уровне мотивации социального одобрения, низкой самоуверенности, среднем уровне саморуководства, высоком уровне внутренней конфликтности и самообвинения, среднем уровне интернальности в области семейных отношений, высоком уровне личностной тревожности испытуемые склонны завышать оценки пострадать от радиации независимо от профессиональной принадлежности. При высоком уровне саморуководства и среднем уровне личностной тревожности оценки пострадать от действия радиации занижаются всеми испытуемыми (как профессионалами, так и непрофессионалами).

2. Профессионалы с высоким уровнем личностной тревожности, средним уровнем общей интернальности и экстернальным локусом контроля в области межличностных отношений приписывают высокие оценки возможности пострадать от радиации. Профессионалы же с высоким уровнем общей интернальности, интернальности в области неудач, низком уровне внутренней конфликтности показывают низкие оценки возможности пострадать от действия ионизирующего излучения.

3. Непрофессионалы при высоком уровне саморуководства, среднем уровне личностной тревожности дают низкие оценки опасности пострадать от воздействия радиации, а при среднем уровне саморуководства, низком уровне отраженного самоотношения, высоком уровне самообвинения и личностной тревожности — высокие оценки пострадать от радиации.

4. При высоком уровне личностной тревожности и профессионалы, и непрофессионалы дают высокие оценки как объективно опасным, так и объективно неопасным ситуациям радиационного воздействия.

5. Непрофессионалы характеризуются большей, чем профессионалы, склонностью к рискованным действиям, им свойственно завышать опасность радиационного воздействия в целом и даже в объективно неопасных ситуациях.

6. Объективно неопасные ситуации оцениваются по-разному людьми с гуманитарным и техническим образованием: испытуемые - «гуманитарии» завышают оценки пострадать от действия радиации, а испытуемые с техническим образованием их занижают. В объективно опасных ситуациях никаких различий между профессионалами и непрофессионалами, лицами с гуманитарным и техническим образованием в оценках воздействия радиации не наблюдается.

7. Существуют половые различия в понимании радиационной опасности. Женщины склонны приписывать более высокие оценки возможности пострадать от действия радиации (это касается как объективно опасных, так и объективно неопасных ситуаций). У мужчин отмечается более высокий, чем у женщин, уровень саморуководства, общей интернальности и интернальности в области семейных отношений. Для женщин характерен более высокий уровень личностной тревожности и внутренней конфликтности.

8. Самоконтроль является фактором, способствующим отрицанию опасности. Когда человек чувствует, что может лично контролировать ситуацию и может ей противостоять, он отрицает опасность для себя, не уменьшая данной опасности для других людей, находящихся в подобной ситуации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование понимания ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами несомненно актуально в современных условиях развития общества. Понимание ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами является одним из факторов, способствующих прогрессивному личностному и профессиональному развитию до высокого уровня приближения к Акме. Понимание является универсальной характеристикой, присущей любой форме человеческой деятельности.

Понимание - целенаправленный, мотивированный процесс. Это означает, что в нем всегда есть некоторая движущая сила, побуждающая личность ставить перед собой определенные задачи или принимать их, когда они ставятся другими, осознавать их, включаться в процесс их исполнения. Источник непонятного — противоречия в том, с чем столкнулись мы в процессе познания, или, что обнаружилось, встало у нас на пути в нашей деятельности. Непонимание может возникать из-за отсутствия мотивации понять что-либо, поэтому актуальным представляется изучение мотивации понимания радиационной опасности.

Понимание зависит от убеждений, сложившихся у личности, от ее взглядов на явления той отрасли объективной действительности, в которой ей больше всего приходится работать. Эти взгляды являются необходимой предпосылкой освоения ею новых явлений, и вместе в тем они могут становиться преградой на пути к достижению понимания, если они односторонние, поверхностные, устаревшие. Убеждения личности возникают вследствие понимания определенных явлений объективной действительности, и вместе с тем они становятся одной их важных предпосылок дальнейшего ее проникновения в сущность новых явлений. Необходимо более подробное изучение стереотипов понимания ситуаций радиационного воздействия.

В проведенных ранее исследованиях было установлено, что на понимание радиационной опасности оказывают влияние такие факторы, как наличие прйфессиональных знаний в области атомной энергетики, близость проживания к источнику опасности, половые различия, различия в определении ситуаций риска, социализация, содержание сообщений средств массовой информации, центральная политическая идеология и т.д. Однако, эти факторы не могли в полной мере объяснить особенности понимания радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами.

В результате выполненого исследования понимания ситуаций радиационной опасности профессионалами и непрофессионалами были доказаны гипотезы о влиянии на понимание личностных особенностей. В Показано, что понимание радиационного воздействия зависит от таких личностных особенностей, как самоотношение, самоконтроль, саморуководство, высокий уровень мотивации социально одобрения, экстернальность - интернальность, личностная тревожность, склонность к риску, рациональность.

Полученные результаты могут использоваться при разработке психопрофилактических и коррекционных процедур по повышению фрустрационной толерантности населения, проживающего в районах размещения потенциально опасных технологических объектов на основе учета выявленных индивидуальных различий в понимании радиационной опасности, снижению уровня радиофобии, в рамках профессионального отбора кадров.

Были намечены перспективы дальнейших исследований. В частности, важно изучить влияние на понимание радиационной опасности механизмов психологической защиты. Профессионалы часто склонны занижать опасность пострадать от действия радиации и это может быть связано с действием механизмов рационализации. Психологическая защита - сложная структура, определяемая взаимодействием как внешних факторов (сила фрустрирующего воздействия, вид выполняемой задачи), так и внутренних, к которым относятся устойчивые характерологические особенности.

Существует несколько уровней функционирования психологической защиты. Индивидуальный защитный стиль связан с наличием ведущего (т.е. наиболее часто используемого личностью) уровня, на котором актуализируется психологическая защита.

Перспективным является также изучение зависимости понимания ситуаций радиационной опасности от уровня профессиональных знаний, опыта и стажа профессиональной деятельности.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Родионова, Наталья Витальевна, Москва

1. Абрамова В.Н., Белехов В.В. и др. Психологические методы в работе с кадрами на АЭС. М.; Энергоатомиздат 1988.

2. Абульханова-Славская К.А. Социальное мышление личности: проблемы и стратегии исследования // Психологический журнал. 1994. Т. 14. № 4. С. 39-55.

3. Авария на Чернобыльской АЭС: год спустя/В.Г. Асмолов, А.А. Боровой, В.Ф. Демин и др.//Атомная энергия. 1988. Т. 64. Вып. 1. С. 3-23.

4. Александровский Ю. А. Психоневротические расстройства при аварии на Чернобыльской АЭС ./Медицинские аспекты аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Материалы научной конференции 11-13 мая 1988 г. Киев. С. 171-176.

5. Александровский Ю.А. Динамика психического здоровья населения в районах, пострадавших во время аварии на Чернобыльской АЭС.//Актуальные и прогнозируемые нарушения психического здоровья после ядерной катастрофы в Чернобыле. К., 1995. С. 11.

6. Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды. Т. И., 1980.

7. Антонов В.П. Уроки Чернобыля: радиация, жизнь, здоровье. Киев: Изд-во общества «Знание» УССР, 1989.

8. Ю.Арестова О.Н., Калинина Н.В. Индивидуальные особенности функционирования защитных механизмов. Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2000. №1.

9. П.Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики: Дисс. .докт. психол. Наук. М., 1986.

10. Атомная энергетика сегодня и завтра: Под ред. Т. X. Маргуловой. Высш. шк., 1989.

11. Афанасьева Е.А. Психологические особенности профессионального восприятия (специалистов машиностроительного профиля). Дис. к.п.н. Казань. 1998.

12. Барабой В.А. Ионизирующая радиация в нашей жизни. М.: Наука. 1991.

13. Бассин Ф.В., Бурлакова М.К., Волков В.М. Проблема психологической защиты //Психологический журнал. 1988. №3.

14. Бельская Е.Г. Социально-психологическая технология коррекции отношения к труду персонала АЭС в условиях социальной нестабильности. Дисс. к.п.н. 1993.

15. Беляев Г.Ю. Понимание как ценностная ориентация педагогического процесса. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000г.). М.: Экопсицентр РОСС. С 308-309.

16. Бобнева М.И. Социальные и психологические аспекты культуры безопасности ядерной отрасли. М.: ИП РАН и др., 1996.- 86 с.

17. Бобнева М.И. Социальные и психологические проблемы обеспечения экологической безопасности ядерной энергетики. // Социальные и психологические аспекты культуры безопасности ядерной отрасли. М.: ИП РАН и др., 1996. С. 9-14.

18. Бобрышева Т.В. Социальные представления как объект психологического исследования. Дис. к.п.н. 1996.

19. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1982.

20. Божин Ю. М. Радиация вокруг нас. Смоленск, 1993.

21. Божин Ю.М., Авчинников А.В. Смоленская АЭС глазами эколога. Смоленск, 2002.

22. Болонин В., Краснов И., Пархоменко А., Сковорода Г. А. Система экологической безопасности Смоленской АЭС. Тезисы доклада на научной конференции по радиационной медицине 17-18 декабря 1991г., Смоленск.

23. Боровиков В.П., Боровиков И.П. STATISTICA Статистический анализ и обработка данных в среде Windows — М.: Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997.

24. Бродченко О.И. Влияние психологических особенностей личности на восприятие социальных ситуаций. Дис. к.п.н. 1996.

25. Брудный А.А. Понимание как философско-психологическая проблема.//Вопросы психологии. № 10. 1975.

26. Букалов А.В., Карпенко О.Б., Чикирисова Г.В. Соционика, социология и проблемы практической реабилитации общественного самосознания пострадавших от Чернобыльской катастрофы. //Соционика, ментальность и психология личности. 1999, №3. С 3-10, 83.

27. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике -СПб.: Питер Ком, 1999.

28. Ваганов П. А. Риск смерти и цена жизни.//Правоведение. 1999. № 3. С. 67 -82.

29. Валитова А.И. Социально-психологический анализ экологического сознания кадров государственного управления. Дисс. .к.п.н. М., 1997.

30. Власова Т.В. Особенности ценностных ориентаций лиц, проживающих в регионах, пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС (возрастной аспект): Дис. к.п.н. 1995.

31. Возможность возникновения комплекса «жертвы» у пострадавших от аварии на ЧАЭС. //Чернобыльская катастрофа: диагностика и медико-психологическая реабилитация пострадавших. Минск, 1993. С. 34-38.

32. Гейзенберг В. Что такое «понимание» в теоретической физике? //Природа. 1971. №4.

33. Головаха Е.И., Панина Н.В., Чурилов Н.Н. Общественное мнение о современном состоянии и перспективе развития атомной энергетики. //Социологические исследования. 1991. №8.

34. Го л овина Г.М., Савченко Т.Н. Психологическая надежность персонала АС. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М.: Экопсицентр РОСС. 2000. С. 294-295.

35. Голушко Т.В. Особенности страхов детей, связанных с проживанием в регионах, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС (на материале исследования детей 5-6-летнего возраста). Дис. к.п.н. М., 1998.-173 с.

36. Горина И.С. Влияние малых доз радиации на состояние высших психических функций. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М.: Экопсицентр РОСС. 2000. С. 61-62.

37. Григорьев Ю.Г. Памятка населению по радиационной безопасности. — М.: Энергоатомиздат, 1990.

38. Гринь Ю. Т. Ядерная энергетика и окружающая среда. М.: 1992 г.

39. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций. // Вопросы психологии. 1997. № 1.С. 121-132.

40. Гусев С.С., Тульчинский Г.Л. Проблема понимания в философии. М.: Политиздат, 1985.

41. Деркач А.А., Зазыкин В.Г. Акмеология. СПб., 2003.

42. Дерябина О.М. Психологические аспекты строительства и эксплуатации ядерных объектов. / 2-я Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М.: Экопсицентр РОСС. 2000. С. 63-64.

43. Долгих А. Облучение и здоровье человека.

44. Допустимые выбросы САЭС радиоактивных газов и аэрозолей в атмосферу. Десногорск. 1995.

45. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология: Учебное пособие — М.: ИНФРА-М, 1997.

46. Екимова В.И. Экологический стресс: биологические и психологические последствия. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Материалы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). Под ред. В.И. Панова. М.-Самара: Изд-во МГППИ, 2001. С. 60-65.

47. Знаков В.В. Понимание в познании и общении. Самара. СамГПУ. 1998 г.

48. Знаков В.В. Психология субъекта как методология понимания человеческого бытия. //Психологический журнал. 2003.

49. Зыкова М.А. Субъективная оценка радиационной опасности лицами с медицинским образованием через 10 лет после Чернобыльской аварии.//Социальная и клиническая психиатрия. 1999, №1 с 27-33.

50. Ильясов И.И., Можаровский A.JI. Рефлексия как условие формирования научно нормированных способов познавательной деятельности // Проблемы рефлексии. Современные комплексные исследования. Новосибирск, 1987. С. 113-121.

51. Ионизирующие излучения и их измерения. Термины и определения. ГОСТ 15484 81. М.: Стандарты, 1981; ГСН. Единицы физических величин. ГОСТ 8417-81 (СТ СЭВ 1052 -78). М.: Стандарты, 1982.

52. Ионин Л.Г. Понимающая социология. М., 1979.

53. Исмагилова Ф.С. К проблеме психологического анализа профессионального опыта. //Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. №2. Стр.18.

54. Исследование и оценка условий труда персонала ЛАЭС. Отчет о НИР./С. Пб. лесотехническая академия. Руководитель Русак О.Н. 1992.

55. Климов Е.А. О феномене профессиональной относительности образа мира. //Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. 1995. №1.

56. Ковалев Е.Е. Радиационный риск на Земле и в космосе. М.: Атомиздат, 1976.

57. Коваленко А. Н. Влияние малых доз ионизирующего излучения на здоровье человека.//Врачебное дело. 1990. №7. С. 79-82.

58. Козлов В. Ф. Справочник по радиационной безопасности. 3-е издание, перераб. и доп. - М.: Энергоатомиздат, 1987.- 192 с.

59. Козлов В. Ф. Справочник по радиационной безопасности. 4-е издание, переработанное и доп. - М.: Энергоатомиздат, 1991.

60. Коломинский Я.Л. Социальные эталоны как стабилизирующие факторы «социальной психики» // Вопросы психологии. 1972. № 1. С. 99-110.

61. Колосова О.А. Технологии психологической поддержки персонала АЭС. Дис. к.п.н. 1993.

62. Корнилов Ю. К. Психологические проблемы понимания. Ярославль. 1979.

63. Корнилова Т.В. Диагностика «Личностных факторов» принятия решений. // Вопросы психологии. 1994. №6 с.99-110.

64. Корнилова Т.В. Диагностика мотивации и готовности к риску. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997.

65. Корнилова Т.В. Мотивационные тенденции (по опроснику Эдвардса) и готовность к риску у Российских студентов.//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1997. №2.

66. Корнилова Т.В., Долныкова А.А. Диагностика импульсивности и склонности к риску. //Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. 1995. №3.

67. Костюк Г.С. О психологии понимания // Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1988. С. 195-228.

68. Костюк Г.С. Вопросы психологии мышления. В кн.: Психологическая наука в СССР. М., 1959, т.1. С. 364.

69. Костюкова JI.B. Психологическое реагирование на действие экстремальных факторов при нервно-психической неустойчивости. Автореф. дис. . канд. психол. наук.-Спб., 1997-21 с.

70. Кузин A.M. Природный радиоактивный фон и его значение для биосферы Земли. М.: Наука, 1991.

71. Кузин A.M. Стимулирующее действие ионизирующего излучения на биологические процессы. М.: Атомиздат, 1977.

72. Кузнецов В. Экологическая безопасность человека. /ЮБЖ. №1. 2000г.

73. Кулландер С., Ларссон Б. Жизнь после Чернобыля. Взгляд из Швеции: Пер. со шв. М.: Энергоатомиздат, 1991.

74. Леонтьев А.А. Формы существования значения. // Психолингвистические проблемы семантики. М., 1983.

75. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975, стр. 98.

76. Леонтьев Д.А. Значение и личностный смысл: две стороны одной медали. //Психологический журнал. Т. 17. №5. 1996.

77. Леонтьев Д.А. Личностный смысл и трансформации психического образа.//Вестн. Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология. 1988. № 2.

78. Леонтьев Д.А. Очерк психологии личности. М., 1993. С. 11

79. Логвинов И.Н. Лидерство в учебных группах в регионах «Чернобыльского следа». Дис. к.п.н. Курск. 1996.

80. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. Описание и руководство к использованию. Ответственный редактор: А.Ф. Кудряшов. Петрозаводск. Изд-во «Петроком». 1992.

81. Ш.Лысенко В. И., Дриневский Н. П., Голубова Т. Ф. Оценка психического статуса в санатории у детей, пострадавших от Чернобыльской катастрофы.//Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 1995. №6. С. 31-32.

82. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях. Психологический журнал, 2001, №1, с 16-24.

83. Малыгин В.Л. Особенности психогенных невротических расстройств среди населения радиационно-загрязненных территорий // Социальная психология: Практика. Теория. Эксперимент. Практика. /Под ред. В.В. Козлова. Ярославль, 2000. Т.2. С. 220-223.

84. Матюшкин A.M. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. М., 1972. стр. 32.

85. Моляко В. А. Психологические последствия Чернобыльской катастрофы // Психологический журнал. 1992. Т. 13. № 1. С. 135—146.

86. Моляко В.А. Особенности проявления паники в условиях экологического бедствия (на примере Чернобыльской атомной катастрофы). //Психологический журнал. 1992. №12.

87. Моляко В.А. Формирование образа экологической катастрофы на примере Чернобыльской катастрофы. //Вопросы психологии. 1992. №5-6 с 16-22.

88. Никифоров A.JI. Семантическая концепция понимания. //Загадка человеческого понимания./Под. Ред. А.А. Яковлева. М., 1991. С. 72-94.

89. Николаева О. Качество воды в водоеме-охладителе Смоленской АЭС строго контролируется. //Г-та Смоленский атом. №28 (174) от 12 июля 2001г.

90. Нишанов В.К. Феномен понимания: когнитивный анализ. Фрунзе, 1990.

91. Нягу А. И. Психоневрологические и психологические аспекты последствий аварии на Чернобыльской АЭС.//Вестник Академии медицинских наук СССР. 1991. №11. С. 31-32.

92. Отчет «Радиационный мониторинг окружающей среды в регионе САЭС в 2000 г.». Десногорск. 2001. 29 стр.

93. Панина Н. В. Легенда о радиофобии. // Философская и социологическая мысль. Киев, 1989. № 1. С. 51-59.

94. Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения. М.: Смысл, 1993. 30 с.

95. Панов В.И. Основные направления экологической психологии. Смоленск, 2001.

96. Панов В.И. Экопсихология-2000: состояние и перспективы. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Материалы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.) / Под ред. В.И. Панова. М.-Самара: Изд-во МГППИ, 2001. С. 12-32.

97. Петренко В.Ф. Основы психосемантики: Учеб. пособие. Смоленск: Изд-во СГУ, 1997.

98. Пирьов Г.Д. Понимание и гипотеза в процессе решения технической задачи // Вопросы психологии. 1975. №1. С. 22-29.

99. Поленов Б. В. Дозиметрические приборы для населения. М.: Энергоатомиздат, 1991.

100. Понимание как философско-методологическая проблема (Материалы «Круглого стола»).//Вопросы философии. 1986. №7. С.65-81.

101. Попович М.В. Понимание как логико-гносеологическая проблема. В кн.: Понимание как логико-гносеологическая проблема, с.5.

102. Предельно-допустимые и допустимые сбросы САЭС радиоактивных веществ в водоем-охладитель. Десногорск. 1995. 6 стр.

103. Прихожан A.M. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. - 304 с. (с. 23-25).

104. Проблемы изучения психологических последствий стрессогенных факторов аварии (Посттравматический стрессовый синдром). Под рук. Тарабриной Н.В. / Чернобыльский след. Психологические последствия Чернобыльской катастрофы. М., 1992. С. 142—146.

105. Программа преодоления психологических последствий Чернобыльской атомной аварии. Отчет о НИР./ Московская с.-х. академия им. К.А. Тимирязева. Руководитель Рачинский В.В.1992.

106. Пухова Т.И. Образ радиации в рисунках школьников, проживающих на территориях, загрязненных в результате аварии на Чернобыльской АЭС. /Чернобыльский след. Пострадавшие дети. М., 1992. Часть 2. Стр 64-86.

107. Пухова Т.И. Отношение к Чернобыльской аварии матерей и оценка ими здоровья своих детей. /Чернобыльский след. Пострадавшие дети. М., 1992. Часть 2. Стр 31-40.

108. Радиация. Дозы. Эффекты. Риск: Пер. с англ. М.: Мир, 1990.

109. Радиофобия и пути становления доверия к ядерной энергетике.// ОБЖ. №2. 1999 г. стр.8.

110. Радиофобия как социально-психологическое явление. Отчет о НИР. /Агроатомный учебно-научный центр Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева. Руководитель Рачинский В.В. 1998.

111. Райгородский Д.Я. (редактор — составитель). Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998.

112. Рамзаев П.В. Радиационно-гигиеническая политика реабилитации территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС //Проблемы смягчения последствий Чернобыльской катастрофы. Брянск, 1993. С. 22-26.

113. Родионова И.А., Бунакова Т.М. Учебно-справочное пособие. Экономическая география. Московский Лицей. 1999.

114. Романенко А.Е., Нягу А.И., Калинаускас И.Н. и др. Психологические аспекты аварии на Чернобыльской АЭС. //Проблемы радиационной медицины. 1991. №3. С. 3-7.

115. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии. М.: Аспект Пресс, 1999.

116. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958. стр. 14.

117. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. стр.37.

118. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1973. стр. 236.

119. Русалов В.М. Опросник формально-динамических свойств индивидуальности (ОФДСИ): Методическое пособие. М.: Институт психологии РАН, 1997.

120. Рыбников В.Ю. Психологическое прогнозирование надежности деятельности специалистов экстремального профиля. Автореферат дисс. На соискание научной степени доктора психологических наук. С.-Пб. 2000.

121. Савченко Т.Н., Головина Г.Н. Восприятие экологической опасности./ Труды института психологии РАН. Том 2. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 1997. С. 146-155.

122. Сазонова Н.П., Сазонов С.Ю. Проблема восприятия экологических рисков населением. / 2-ая Российская конференция по экологической психологии. Тезисы. (Москва, 12-14 апреля 2000 г.). М.: Экопсицентр РОСС. 2000. С. 74-75.

123. Сивинцев Ю.В. Насколько опасно облучение. 2-е издание, перераб. и доп. -М.: ИздАТ, 1991.

124. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: ООО «Речь», 2000.

125. Современная психология. Справочное руководство. Под ред. В.Н. Дружинина. М., 1999. Стр. 509.

126. Создание научно-методической продукции и подготовка кадров по программе «Дети Чернобыля». Отчет по НИР. Руководитель Ткачев В.Н. 1994.

127. Солнцева Г.Н. О психологическом содержании понятия «риск». //Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология. 1999. №2.

128. Столин В.В. Самосознание как объект психодиагностики. / Общая психодиагностика. СПб.: Изд-во «Речь», 2000. С. 346-359.

129. Тарабрина Н.В. Методика изучения фрустрационных реакций.//Иностранная психология. 1994. Т.2. №2(4). С. 68-76.

130. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е., Ласко Н.Б., Орр С.Ф., Питман Р.К. Психофизиологическая реактивность у ликвидаторов аварии на ЧАЭС. //Психологический журнал. Т. 17. №2. 1996.

131. Тарабрина Н.В., Петрухин Е.В. Психологические особенности восприятия радиационной опасности. //Психологический журнал. Т. 15. №1. 1994.

132. Тарасов Е.Ф. Ролевая интерпретация понятий «значение» и «смысл». //Проблемы психолингвистики./Отв. Ред. Ю.А. Сорокин, A.M. Шахнарович, М., 1975. С. 151-166.

133. Теплов Б.М. Психология. Учебник для средней школы. Изд. шестое, исправленное. М.: Учпедгиз, 1952. 254с.

134. Тернов В.И. Степень риска воздействия на население ионизирующей радиации малой интенсивности. //Здравоохранение Белоруссии. 1990. №4. С. 58-61.

135. Торубаров В.С, Чинкина О.В. Психическое состояние и трудоспособность пострадавших при аварии на ЧАЭС в период восстановления и ближайших последствий острой лучевой болезни. //Медицинская радиология. 1991. №7. с 11-15

136. Торубаров Ф. С., Чинкина О. В. Психологические последствия аварии на Чернобыльской АЭС. //Клиническая медицина. 1991. №11. С.24-29.

137. Третьяков В.П. Психология обеспечения безопасности эксплуатации АЭС. Дис. д.п.н./С.-Пб. гос. ун-т. (СпбГУ). 1992.

138. Трефилов В. Чем заполнить «атомную паузу»? //Мир науки. М., 1991. -Т. 35, №2 - с. 10-13.

139. Трифонова С.А. Субъективная ситуация: содержание, формирование, способы построения. Дис. к.п.н. ЯрГУ. 1999.

140. Улыбина Е.В. Обыденное сознание: продуктивность противоречий в развитии сознания. //Мир психологии. 1999, №1 с 128-140.

141. Факты о малоинтенсивном излучении. МАГАТЭ, Отдел общественной информации, 89-541, Вена, 1989.

142. Федеральный закон от 9 января 1996 г. N З-ФЗ «О радиационной безопасности населения». Статья 9.

143. Фейгенберг И. М., Иванников В. А. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1978. 112 с.

144. Филюшкин И.В. О мнимых биомедицинских проблемах обоснования радиационной безопасности людей.// Медицинская радиология и радиационная безопасность. №4. 1998 г.

145. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. 1993.

146. Ханина И.Б. К вопросу о профессиональной составляющей в структуре образа мира. //Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1990. №3.

147. Хащенко Н.Н. Социально-психологические факторы жизнедеятельности личности на экологически неблагоприятных территориях (Чернобыльский след). Дисс.к.п.н. ИП РАН. 2002.

148. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. М., 1986.

149. Хомская Е.Д. Анализ последствий Чернобыльской катастрофы с позиции экологической нейропсихологии. //Психологический журнал. Т. 18. №6. 1997.

150. Шагун Г., Павлов В.И., Рыженков П.Е. Исследование экологического сознания детей и подростков. //Психологический журнал. Т. 15. 1994. №1. С. 41

151. Шапкин С. А., Дикая Л.Г. Деятельность в особых условиях: компонентный анализ структуры и стратегий адаптации. //Психологический журнал. Т. 17. №1. 1996.

152. Шестопалова Л.Ф., Кукуруза А.В. Особенности личности подростков, эвакуированных из зоны аварии на Чернобыльской АЭС.//Психологический журнал. Том 19. №3 1998.

153. Ядерная энергетика, человек и окружающая среда. / Н.С. Бабаев, В.Ф. Демин, JI.A. Ильин и др.; Под ред. А.П. Александрова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Энергоатомиздат, 1984.

154. Clark Н.Н., Lucy P. Understanding what is meant from what is said: a study in conversationally conveyed requests. Journ. Of verb. Learn. A verb. Beh., 1975, p. 56-72, v. 14.

155. Barke, R.P., & Jenkins-Smith, H.C. (1993). Politics and scientific expertise: Scientists, risk perception, and nuclear waste policy. // Risk analysis, 13, 425-439.

156. Barny, M.- H., Bonnefous, S., & Brenot, J. (1992). //Donnees sur les dechets radioactifs. Evolutions depuis 1977 (Note LSEES No. 92/36). Centre d'Etudes Nucleaires de Fontenay-aux-Roses.

157. Bengtsson, G. (1990). Conseguences of the new ICRP recommendations in Sweden. // The 30th Anniversary Congress on the Recommendations of the ICRP. Arnhem, The Netherlands.

158. Berry Dianne. Psychology and technology foresight. //Psychologist 1996- 9, №5. С 211-212.

159. Clark H.H., Lucy P. Understanding what is meant from what is said: a study in conversationally conveyed requests. Journ. of verb, learn, a verb, beh., 1975, p. 56-72, v. 14.

160. Clark H., Clark E. Psychology and language. An introduction to psycholinguistics. N. Y.: Harcourt Brace Jovanovich. 1977, 608 pp.

161. Cognitive processes in comprehension / Ed. by M.A. Just and P.A. Carpenter, New Jersey, 1979, 329 p.

162. Dake, K. (1990) //Technology on trial: Orienting dispositions toward environmental and health hazards. Ph.D. thesis, University of California, Berkeley.

163. Dechant E.V., Smith H.P. Psychology in teaching reading. N.Y., 1977, 436 p.

164. Drottz-Sjoberg, B.-M, & Sjoberg, L. (1990). Risk perception and worries after the Chernobyl accident. //Journal of Environmental Psychology, 10,135-149.

165. Drottz-Sjoberg, B.-M, & Sjoberg, L. (1991a). Attitudes and conceptions of adolescents with regard to nuclear power and radioaktive wastes. // Journal of Applied Social Psychology, 21, 2007-2035.

166. Drottz-Sjoberg, B.-M, & Sjoberg, L. (1991b). High speed trains and the perception of risk (RHISIKON: Risk Research Report No. 2). Center for Risk Research, Stockholm School of Economics.

167. Drottz-Sjoberg, B.-M. (1991a). //Non-expert definitions of risk perception (RHISIKON: Risk Research Report No. 3). Stockholm: Center for Risk Research.

168. Drottz-Sjoberg, B.-M. (1991b). //Perception of risk. Studies of risk attitudes, perception and definitions. Stockholm: Stockholm School of Economics, Center for Risk Research.

169. Dunlap, R.E., Kraft, M.E., & Rosa, E.A. (Ed.). (1993). Public reactions to nuclear waste. Durham: Duke University Press.

170. Edelstein Michael R. Contaminated Communities: The Social and Psychological Impacts of Residential Toxic Exposure. Boulder and London: Westview Press, 1988.

171. Erikson Kai T. A New Species of Trouble: Explorations in Disaster, Trauma, and Community. New York, London: W.W. Norton and Company, 1994.

172. Freudenburg, W.R., & Pastor, S.K. (1992). Public response to technological risks: Toward a sociological perspective. // The Sociological Quarterly, 33, 389412.

173. Frewer, L.J., Hedderley, D., Wakeling, J., Howard, C., & Shepherd, R. (in preparation). "Who trusts whom and why?" Individual differences in trust different sources of information about food related hazards.

174. Frewer, L.J., Shepherd, R., & Howard, C. (1994, December). What factors determine trust in information about technological hazards? Paper presented at the Annual Meeting organized by the The Society for Risk Analysis, Baltimore, MD.

175. Gardner, G.T., & Gould, L.C. (1989). Public perception of the risk and benefits of technology. //Risk Analysis, 9, 225-242.

176. Greenhalg G. The future of nuclear power. L. etc.: Graham a. Trotman, 1988. -1 X,213p.

177. Greenhalg, G. (1994). Expecting disaster. Risk and impending disaster in a historical and social perspective. Stockholm: Center for Risk Research, Stockholm School of Economics.

178. Hiebsch H. Interpersonelle Wahrnehmung und Urteilsbildung. Berlin, 1986.

179. Kiselev Maxim. Living with Radiation: A Study of the Chernobyl Children Social Attitudes. Paper presented at the XIII World Congress of Sociology, Bieleferd, Germany, 1994. Sociological Abstracts, July, 1994.

180. Kiselev Maxim. The Children of Chernobyl: A Case Study. Dissertation for the Doctor of Phylosophy Degree. Yale University, New Haven. CT, 1996.

181. Kung G. Understanding and its rational justification. Dialectica, 1979, vol. 33, fasc. 3-4, p. 219.

182. Kunreuter, H., Easterling, D., Desvousges, W., & Slovic, P. (1990). Public attitudes toward siting a high-level nuclear waste repository in Nevada. //Risk Analysis, 10,469-484.

183. Kunreuther H., Slovic P. Science, Values and Risk // The Annals of the Academy of Political and Social Science. Challenges in Risk Assessment and Risk

184. Layton J.R. The psychology ol learning to read. N.Y., 1979, p. 110-132. Стр. 113

185. Lennart Sjoberg. Risk Perception: Experts and the Publik. //European Psychologist, Vol. 3, No. 1, March 1998, pp. 1-12.

186. Lichtenstein, S., Slovic, P., Fischhoff, В., Layman, M., & Combs, B. (1978). Judged freguency of lethal events. // Journal of Experimental Psychology: Human Learning and Memory, 4, 551-578.

187. Lindberg, E., & Sjoberg, L. (1993). Forsakringstagande och riskmedvetande (Rapport fran Centrum for Riskforskning, Handelshogskolan i Stockholm No. 5). Stockholm: Centrum for Riskforskning.

188. Management. Vol. 545. May. 1996. P. 116-125.

189. Maushart R. Mensch Meier und die Becguerels. Teil 1-2. Glas Instrum. Technik. Fachz. Lab., v.31, N 1,1987. S. 21-25 und N2. 1987. S. 81-86.

190. Nenot J.-C. Chernobyl: Medicine under Conditions of Chaos. (IAEA International Conference "Radiation and Risk: Realizing the Radiation Risk". Paris, October 24-28, 1994)

191. Nyland, L.G. (1993). Risk perception in Brazil and Sweden (RHISIKON: Risk Research Report No. 15). Center for Risk Research, Stockholm School of Economics.

192. Paivio A., Begg J. Psychology of language. N.Y., 1981, p. 148-170.

193. Paivio A., Begg J. Psychology of language. N.Y., 1981, p. 148-170

194. Parret H. Context of Understanding. Amsterdam, 1980, p. 36.

195. Popov V. Electromagnetic Radiation of Mobile Phones and Human Organism. Riga: Riga Technical University, 1999, - 50 p.

196. Ramsberg, J., & Sjoberg, L. (1997). The cost-effectiveness of life saving interventions in Sweden. // Risk Analysis, 17,467-478.

197. Robinson Michael D., Johnson Joel T. Is it emotion or is it stress? Gender stereotypes and the perception of subjective experience. //Sex Roles. 1997, №3-4. С 235-237.

198. Rowan, K.E. (1994). Why rules for risk communication are not enough: A problem solving approach to risk communication. //Risk Analysis, 14, 365-374.

199. Sandman, P. (1989). Hazard versus outrage in the public perception of risk. //V.T. Covello (Ed.), Effective risk communication (pp. 45-49). New York: Putnam.

200. Sjoberg, L. (1987). Risk and society. Studies in risk taking and risk generation. Hemet Hempstead, England: George Allen and Unwin.

201. Sjoberg, L. (1989a). Mood and expectation. //A.F. Bennet & К/М/ McConkey (Eds.), Cognition in individual and social contexts (pp. 337-348). Amsterdam: Elsevier.

202. Sjoberg, L. (1992b, May). Vilken halsorisk oroar oss mest? Paper presented at the Vara dominerande halsorisker organized by the Riskkollegiet, Stockholm.

203. Sjoberg, L. (1993). Life-styles and risk perception (RHISIKON: Risk Research Report No. 14). Stockholm: Center for Risk Research, School of Economics.

204. Sjoberg, L. (1995). Explaining risk perception: An empirical and guantitative evaluation of cultural theory (RHISIKON: Risk Research Report No. 22). Stockholm: Center for Risk Research, School of Economics.

205. Sjoberg, L. (in press a). World views, political attitudes and risk perception. //Risk Health, Safety and Environment, 8.

206. Sjoberg, L. Risk Perception: Experts and the Public.//European Psychologist, Vol.3, No.l, March 1998, pp. 1-12.

207. Slovic P. Beyond Numbers: A Broader Perspective on Risk Perspective and Risk Communication // Acceptable Evidence. Science and Values in Risk Management. Oxford; New York, 1991. P. 56.

208. Weart S.R. Nuclear Fear: a History of Images. Cambridge (Mass.); L.: Harvard Univ. Press, 1988.