Автореферат диссертации по теме "Политико-психологический анализ образа России в массовом сознании граждан КНР"

На правах рукописи

БОКОВА Наталья Борисовна

ПОЛИТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОБРАЗА РОССИИ В МАССОВОМ СОЗНАНИИ ГРАЖДАН КНР

Специальность 19.00.12 — политическая психология (по политическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

1 2 МАЙ 2011

Москва-2011

4845374

Диссертационная работа выполнена на кафедре социологии и психологии полигики факультета политологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель -

доктор философских наук, профессор Шестопал Елена Борисовна

Официальные оппоненты -

доктор философских наук, профессор Цыганков Павел Афанасьевич

кандидат политических наук Преснякова Людмила Александровна

Ведущая организация -

Дипломатическая академия Министерства иностранных дел Российской Федерации

Защита состоится 27 апреля 2011 г. в 17.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 501.002.14 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 199991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, философский факультет, ауд. А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале отдела Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова в учебном корпусе №1 по адресу: Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп.4, сектор «Б», 3-й этаж, комн. 300.

Автореферат разослан <tZi »iMíZfuriCt 201

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 501.002.14 кандидат философских наук, доцент

А.Г. Сытин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Исследование образа России в массовом сознании жителей Китая актуально с точки зрения изучения особенностей внешнеполитического восприятия, роли массового сознания в политическом процессе, а также развишя отношений России с Китаем. Во-первых, сегодня в процессе внешнеполитического восприятия традиционные образы «врага», «захватчика», «варвара», «колонии», «империи» проявляются все более и более опосредованно. На смену им приходят понятия «терроризм», «желтая угроза», «миротворцы», «гуманитарная помощь», «развивающиеся страны», «страны большой восьмерки», поэтому актуальной задачей политической науки становится выявление психологических закономерностей внешнеполитического воспрюпия.

Во-вторых, отличительной особенностью современных политических образов «других» стран является их присутствие в массовом сознании. Принимаемые политической элитой решения предполагают легитимацию в глазах народа. Более того, усвоенные элитой на первичном этапе социализации устойчивые элементы массового сознания задейстауются в процессе принятия решений. Если смотреть на феномен массового сознания с точки зрения его культурной и социальной природы, иррационального характера, противоречивости и опоры на языковую картину мира, то присущие ему характеристики задают рамки внешнеполитического восприятия.

В-третьих, политические образы «других» стран влияют на формирование взаимоотношений между государствами. Характер взаимодействия России и Китая, оцениваемый, в целом, за период в 400 лет как добрососедский, не всегда был исключительно положительным. Во взаимном восприятии странами друг друга имеются и негативные стереотипы. Исследование образа России в Китае, являющемся лидером в мире по темпам экономического роста, крупнейшим соседом России, а также страной с уникальной культурой, представляется как никогда актуальным для преодоления недопонимания и стратегического развития отношений между странами.

Степень научной разработанности проблемы

Развитие международных отношений, глобализация, становление информационного общества привели к появлению множества исследовательских работ в сфере восприятия странами друг друга и России и Китая, в частности. Среди них с точки зрения сформулированной в диссертации проблематики можно выделить несколько наиболее актуальных блоков:

- работы, посвященные внешнеполитическому восприятию стран в теории международных отношений; политико-психологические исследования механизмов и факторов восприятия, а также структуры политических образов;

- работы, посвященные внешней и внутренней политике Китая, его политической культуре; исследования взаимного восприятия России и Китая, их взаимоотношений.

Для диссертационной работы имеют значение исследования влияния образов государств на принятие политическими лидерами решений в международных отношениях. В рассмотрение их кошишвнош аспекта внесли вклад Д Блэни, К. Боулдинг, Р. Джарвис, М. Котгам, Р. Херман 1 . Отдельное место в работах кошитивистов и других исследователей занимает изучение ролевой структуры международных отношений, которым посвятили свои работы Б. Сильверстейн, М. Фишеркеллер, Р.К. Херрманн2. Могивационный аспект поведения государства на международной арене исследовался посредством национальных интересов, такими авторами как Р. Котам, Г. Моргентау, ЭЛ. Баталов, А.Д Богатуров, В.Ю. Журавлева,

' Blaney D. Equal Sovereignty and an African Statehood: Tragic Elements in the African Agenda in World Affairs// Cottara M., Chih-yu Shih (eds.) Contending Dramas: A Cognitive Approach to International Organizations. New York, 1992; Boulding K.E. National images and international systems// Journal of Conflict Resolution. 1959, Vol.3, №2; Jervis R. Perception and misperception in international politics. Princeton, 1976; Cottam M. Contending Dramas in American Foreign Policy// Cottam M., Chih-yu Shih (eds). Contending Dramas: A Cognitive Approach to International Organizations. New York, 1992; Herman R. Identity, Norms, and National Security: The Soviet Foreign Policy Revolution and the End of the Cold War// The Culture of National Security: Norms and Identity in World Politics. Ed. By P. Katzenstein. New York, 1996.

2 SUverstein B. The psychology of enemy images. New York, 1992; Hermann R.K., Fisherkeller M.P. Beyond the Enemy Image and Spiral Model: Cognitive-Strategic Research after the Cold War// International Organization. Vol. 49, Issue 3, 1995; Herrmann R.K. Image Theory and Strategic Interaction in International Relations// Oxford Handbook of Political Psychology/ Ed. by D.O. Sears, L. Huddy, R. Jervis. UK, 2003.

Н.А. Косалалов, А.В. Торкунов, КБ. Хозинская, МА Хрусгалев, ПА. Цыганков1. Особую роль для диссертационной работы играют исследования авторов, рассматривающих процесс формирования национально-государственной иденшчносш в международных отношениях, среди которых для нас особенно полезными были работы норвежского исследователя И. Нойманна и отечественных авторов ШО. Киселева, КО. Перцовской, А.Г. Смирновой2. В целом, можно отмеппъ, что, несмотря на наличие в исследовании международных отношений разнородных разработок в вопросе внешнеполитического восприятия, целостного и комплексного подхода к восприятию образа «другой» страны до сих пор нет.

Другое направление наиболее значимых для диссертации исследований включает в себя социально- и политико-психологическую литературу, посвященную исследованию идентичности, психологии группы, механизмам и факторам политического восприятия, структуре политического образа страны. Среди авторов, выпустивших монографии и статьи по указанной проблематике, можно отметить ставшие классическими работы Дж. Брунера, Т.М Драдзе, АЛ Леошьева, АР. Лурии, Г. Олпорта, Ж. Пиаже, В. Самнера, Э. Эриксона3 и более современные работы таких

1 Cottam R. Foreign policy motivation: A general theory and a case study. Pittsburgh, 1977; Баталов Э.Я. и др. «Рычащий медведь» на «диком Востоке»: Образы современной России в работах американских авторов: 1992-2007/ Э.Я. Баталов, В.Ю. Журавлева, К.В. Хозинская. М., 2009; Богатуров А.Д. Самоопределение нации и потенциал международной конфликтности// Международная жизнь. № 2, 1992; Косолапое Н.А. Конфликт как инструмент стабильности в международных отношениях// Очерки теории и методологии политического анализа международных отношений. Под ред. А.Д. Богатурова, Н.А. Косолапова, М.А Хрусталева. М., 2002; Торкунов А.В. Современные международные отношения и мировая политика. М., 2004; Цыганков П.А. Теория международных отношений. 2-е издание. М., 2007.

2 Neumann J. В. Self and other in International Relations// European Journal of International Relations. 1996, Vol.2, № 2; Нойманн И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004; Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизмы трансформации// Полис. 2003, № 3; Перцовская КО. Образ России во внешнеполитическом пространстве// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. СПб., 2003.

3 Allport G.fV. The nature of prejudice. Cambridge, 1954; Bruner J.S. On perceptual readiness// Psychological Review. № 64; Erikson E. Identity. Youth and Crisis. N. Y., 1968; Sumner W.G. Folkways. L., 1958; Дридзе Т.М. Язык и социальная психология. М., 1980; Леонтьев А.Н. Образ мира/ Избранные психологические произведения. М., 1983; Лурия А.Р. Психология

авторов, как М. Брэвер, Д. Гилберт, Дж. Джаспарс, Т. Лидер, Б. Муллен, С. Нойберг, Т. Педигри, Т. Остром, Б. Саймон, Дж. Тернер, С.Тэйлор, С. Фиске, Дж. Хиксон, М. Хьюстон'. В отечественной литературе юпросу национальной идентичности в контексте воспрюпия странами друг друга посвятили свои работы ВА Ачкасов, ВБ. Морозов, Г.У. Солдатова2. Роль культуры в истории и особенности политической культуры были изучены А.Г. Асмоловым, ЭЛ. Баталовым, Ю.С. Пивоваровым, В А Шатиловым 3 . Территориальные аспекш образа страны исследовались Д.Н. Замятиным, В А. Колосовым, Р.Ф. Туровским4 и др.

как историческая наука. В сборнике: История и исихология. М., 1971; Пиаже Ж. Аффективное бессознательное и когнитивное бессознательное// Вопросы психологии. 1996. № 6.

1 Brewer М.В. Social identity, distinctiveness, and in-group homogeneity// Social Cognition. 1993, № 11; Gilbert D.T., Hixon J.G. The trouble of thinking: Activation and application of stereotypic beliefs // Journal of Personality and Social Psychology. 1991, Vol. 60, №4; Mullen В., Leader T. Linguistic factors: Antilocutions, ethnonyms, ethnophaulisms, and other varieties of hate speech// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Ostrom T.M., Sedikides C. Out-group homogeneity effects in natural and minimal groups// Psychological Bulletin. Vol. 112, № 3, 1992; Simon В., Pettigrew T.F. Social identity and perceived group homogeneity: Evidence for the in-group homogeneity affect// European Journal of Social Psychology. Vol.2,1990; Hewstone M., Jaspars ./. Social Dimensions of Attribution// The Social Dimension: European developments in Social Psychology/ Ed. by H. Tajfel. Cambridge, 1984, № 2; Turner J.C. Rediscovering the social group: A self-categorization theory. N. Y.,1987; Fiske S.T. Social Cognition and the Normality of Prejudgment// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Fiske S.T., Neuberg S.L. A continuum of impression formation, from category-based to individuating processes: Influences of information and motivation on attention and interpretation// Advances in experimental social psychology/ Ed. by M. P. Zanna. New York, 1990, Vol. 23; Fiske ST., Taylor S.E. Social cognition. New York, 1991; Fiske S. Т., Cuddy A. J., Glick P., Xu J. A model of (often mixed) stereotype content: Competence and warmth respectively follow from perceived status and competition// Journal of Personality and Social Psychology. 2002, Vol.82.

2 Ачкасов B.A. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора// Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2., №1; Морозов В. Понятие государственной идентичности в современном теоретическом дискурсе// Международные процессы. Т.4, №1 (10). М., 2006; Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

3 Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М,, 1996; Баталов Э.Я. Политическое - «слишком человеческое». М., 2000; Пивоваров Ю.С. Русская власть и исторические типы ее осмысления// Политая. М., 2000-2001, №4 (18); Шатилов А. Б. Постсоветские подходы к изучению политической культуры// Pro et Contra. 2002. №3.

4 Замятин Д.Н. Структура и динамика политико-географических образов// Политая. М., 2000, №3; Колосов В.А. Географические образы и геополитические представления: пути

Ключевое значение для диссертации имеют исследования политического восприятия, осуществляемые на кафедре социологии и психологии полипжи факультета политологии МГУ им. МБ. Ломоносова, которые легли в основу диссертации в политико-психологическом анализе проблемы. В их числе работы, посвященные восприятию «своего» и «чужого» в политике, СЮ. Белоконева, А.С. Белоконевой, АЛ. Зверева, ТВ. Евгеньевой, Е.С. Семеновой, ВВ. Титова1. Отдельное значение в диссертационном исследовании придается политико-психологическому подходу к изучению факторов восприягия, особенностей образов власти и политических лидеров, входящих в cipyiaypy образа страны. Наиболее всесторонне подход к политическим образам и образу страны в частности был разработан в исследованиях НС. Виноградовой, ЕГ. Земсковой, В А Зорина, И.В. Моисеевой, C.B. Нестеровой, ТЛ. Пищевой, ЛА Пресняковой, B.C. Тяжшьниковой, Н.П. Шелекасовой, осуществляемых на кафедре социологии и психологии полипики МГУ им. М.В. Ломоносова под руководством профессора Е.Б. Шестопал2.

формирования и подходы к изучению// Вестник ДВГСГА. Серия 1. Гуманитарные науки. 2008, №1(1); Туровский Р.Ф. Политическая география. Смоленск, 1999.

1 Белоконев С.Ю. Актуализация образа «жидомасона» в политическом дискурсе России в начале и конце XX века// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. Т.В. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Белоконева A.C. Конструирование образа внешнего врага: исследование советских СМИ и официальных документов начала «холодной войны» (1946-1953 гг.): Дис. ... канд. социол. наук: 23.00.02 Москва, 2004; Зверев А.Л. Образ «другого» в полиэтничных регионах России// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. Т.В. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. Т.В. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Семенова Е.С. Психологические механизмы восприятия образов «своего» и «чужого» политических лидеров// Микрополитика. Субъективные аспекты политического процесса в России. М., 2004; Титов В.В. Феномен национальной идентичности: попытка теоретического осмысления и структурного анализа// Вестник Пермского университета. Выпуск 2. Серия «политология». П., 2007.

2 Шестопал Е.Б. Образ и имидж в политическом восприятии: актуальные проблемы исследования// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Пищева Т.Н., Виноградова Н.С., Недова А.Н. Образ России под углом зрения политических коммуникаций// Полис. № 4, 2010; Земства Е.Г. Этноцентризм как фактор восприятия власти в современной России// Психологические аспекты процесса во «второй

Второй блок исследований, важных для диссертационной работы, касается политических особенностей Китая и его взаимоотношений с Россией. Среди авторов, внесших вклад в изучение политической культуры в Китае следует отметить В. Бауэра, Д. Белла, М. Гране, ХГ. Крипа, А. Масперо, Дж. Фитцжеральда, Тань Аошуан, Ву Генью1, а также отечественных исследователей - Н.А. Абрамову, Л.С. Васильева, АЛ Кобзева, ЮЛ. Кроля, В Б Малявина, АА. Маслова, Л.С. Переломова, МЛ Титаренко2. Вопросы внутренней и внешней полшики Китая, представляющей собой полигаческий контекст или фон, на котором формируются внешнеполитические образы «других» стран, раскрыли в своих трудах Б. Диксон, Дж. Драйер, С. Левайн, М. Леонард, Рекс Ли, Д Рой, Д ж. Палумбаум, Ван Хунин, Ван Сяоюн, Су Лин, Хао Юфан, Шэнь Цзижу и др.3 В отечественной литературе на аналогичную тему интересны

путинской республике»/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Зорин АЛ.Образы власти б политическом сознании молодежи: индивидуально-психологические факторы//' Психологические аспекты во "второй путинской республике"/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Пищееа Т.Н., Шелекасова Н.П. Образ идеального политического лидера к массовом сознании// Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 2004; Моисеева КВ. Проблема персонификации власти в массовом сознании (анализ образов московской власти)// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Нестерова C.B. Отношения власти и населения. Проблемы презентации власти и сС восприятия гражданами// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002; Преснякова J1.A. Влияние личностных особенностей на восприятие политической власти в России (1990-е годы)// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002; Тяжельииковч B.C. Отношение к власти в контексте исторической памяти// Политико-психологические проблемы исследования массового сознания. М., 2002. ' Bauer W. The China and the Hoping for the Hapyness. The Paradise. The Utopian. The Ideals. N. Y. 1973; Bell D.A. China's new Confucianism: politics and everyday life in a changing society. Princeton, N.J., 2008; Filzgerald J. Awakening China. Politics, Culture and Class in the Nationalist Revolution. Stanford, California, 1996; Wu Genyou. Peace: The Roots of the Cultural Tradition and Values of the Chinese People. Beijing, 2008: Гране M. Китайская цивилизация/ Пер. В. Б. Иорданского, общ. ред. И.И. Семененко. M., 2008; Крия XT. Становление государственной власти в Китае. Спб., 2001; Масперо А. Религия Китая. Спб., 2004; Тань Аошуан. Китайская картина мира. Язык, культура, ментальность. М., 2004.

2 Абрамова H.A. Политическая культура Китая. Традиции и современность. М., 2001; Васильев JI.C. Культы, религии, традиции в Китае. M., 2001; Малявин В.В. Империя ученых. М., 2007; МасловА.А. Встретить дракона: толкование изначального смысла «Лао-цзы». М.( 2003; Кобзев А.И. Влияние китайского языка на мышление и культуру его носителей// История Философии. № 14. М., 2009; Кроль Ю.М. Ханьское право и «ассоциативное мышление». М„ 1972; Переломов JI.C. Конфуцианство и современный стратегический курс КНР. М., 2007; Титаренко М.Л. Китай: цивилизация и реформы. М., 1999.

3 Dreyer J. Т. China's political System. Modernisation and Tradition. Miami, 2004; Levine S.I.

работы ЕЛ Бажшова, АБ. Виноградова, АД Воскресенского, ЛИ. Кондрашовой, А.В. Лукина, Б.С.Старостина, Г1Б. Старостина, СЛ. Тихвинского 1 . Особую значимость в связи с заявленной темой диссертационной работы представляют исследования взаимного восприятия и отношений меэвду Россией и Китаем ЮМ Галеновича, А.В. Лукина, B.C. Мясникова, СЛ. Тихвинского, НА Спешнева2 и др.

Объект и предмет исследования

Объектом диссертационного исследования является процесс внешнеполитического восприятия «другой» страны на примере образа России в Китае.

Perception and Ideology in Chinese Foreign Policy/ Chinese foreign policy: theory and practice/ Ed. by Thomas W. Robinson, David Shambaugh. N.Y., 1994; Roy D. China's Foreign Relations. London, 1998; Li Rex. A Rising China and Security in East Asia: Identity construction and security discourse. London, 2009; China's foreign policy making: societal force and Chinese American policy/ Ed. by Yufan Hao and Lin Su. Hampshire, England, 2005; Polumbaum J. Political fetters, commercial freedoms: Restraint and excess in Chinese Mass Communications// The China Handbook: Questions and Answers. Ed. by H. Hudson, M.J. Blecher, J. Curry. New York, 1997; Диксон Б. Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспективы политических перемен/ Пер. с англ. О. Перфильева. М., 2005; Леонард М. О чем думают в Китае?/ Пер. с англ. И.В. Кузнецова. М., 2009; Ван Хунин. Цзовэй гоцзя шили дэ вэньхуа: жуань цюаньли// Фу дань дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань. №3, 1993 (Ван Хунин. Культура как национальная сила страны: мягкая мощь// Журнал университета Фудан. Серия социология. №3, 1993); Ван Сяоюн. Ши лунь цюйюй вэньхуа жуань шили гайнянь дэ тичу бэйцзин// Хэнань гунъе дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань.10, №2. 2010 (Ван Сяоюн. Применимость концепта «мягкая мощь» культуры к региону// Вестник Хэнаньского университета. Серия Социология. Вьт. 10, №2, 2010); Шэнъ Цзижу. Бу нэн хуши цзэнцян во го дэ «жуань шили»// Ляован синьвэнь чжоукань. 11.10.1999. №41 (Шэнъ Цзижу. Не стоит игнорировать важность «мягкой силы» Китая// Еженедельный обозреватель новостей. 11.10.1999. №41).

' Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010; Виноградов А.В. Китайская модель модернизации. Поиски новой идентичности. М., 2005; Воскресенский АД. Политические системы и модели демократии на Востоке. М., 2007; Кондрашова Л. И. Китай ищет свой путь. М., 2006; Лукин А.В. О некоторых проблемах сравнительных исследований политических систем КНР и СССР// Сравнительная политология. №1(3). 2011; Старостин Б.С., Старостин П.Б. Политические реалии Востока и сравнительный анализ политических систем/ Политические системы и политические культуры Востока. М., 2007.

2 Гаченович Ю.М. Взгляд на Россию из Китая. Прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых. М., 2010; Гаченович Ю.М. Китайские сюжеты: Чем доволен и недоволен Китай. М., 2010; Мясников B.C. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций// Общественные науки и современность. 1996. № 2; Лукин А.В. Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII - XXI веках. М., 2007; Спешнее Н.А. Дискуссия об этнопсихологии китайцев// Восток - Запад: Историко-литературный альманах. 2005-2006. М., 2006; Тихвинский С.Л. Восприятие в Китае образа России. М., 2008.

Предметом - структура, механизмы и факторы внешнеполитического восприятия России в массовом сознании населения Китая.

Цель и задачи исследования

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении политико-психологических закономерностей внешнеполитического восприятия России в массовом сознании населения Китая. В соответствии с поставленной целью были выделены следующие задачи:

- проанализировать теоретические подхода к восприятию «другого» государства в контексте теории международных отношений и в соответствии с ними определить элементы внешнеполитического образа страны;

- проанализировать внешнеполитическую доктрину Китая, выявить в ней шаблонные отношения к «другим» участникам международных отношений и определить ее влияние на взаимодействие с Россией;

- выявил, устойчивые и изменчивые факторы внешнеполитических образов в Китае посредством обращения к его политической культуре и текущему политическому контексту как политжо-психолошческому фону восприятия России;

- проанализировать структуру, механизмы и факторы восприятия применительно к внешнеполитическому процессу и сформулировать теоретическую модель анализа образа «другой» страны в массовом сознании;

- на основании проведенного эмпирического исследования проанализировать образ России в массовом сознании населения Китая с точки зрения его структуры, механизмов и факторов восприятия.

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретической основой диссертационного исследования стали в первую очередь современные политико-психологические концепции политического восприятия1. В

' Brimer J.S. On perceptual readiness// Psychological Review. № 64, 1957; Introduction to political psychology. 2 edition. Ed. by M.L. Cottam, Б. Dietz-Uhler, El. Mastors, T. Preston. New York, 2010; Шестопал Е.Б. Образ и имидж в политическом восприятии: актуальные проблемы исследования// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Образы российской власти: От Ельцина до Путина/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М.,

соответствии с ними, процесс восприятия вкшочаег два уровня: рациональный и бессознательный. Согласно последним исследованиям образа страны в политической психологии, осуществляемым в рамках проекта «Образ России в стране и в мире»1, в его объектной структуре выделяются составные образы политической власти, лидеров, народа и территории2.

В связи с рассмотрением внешнеполитического аспекта в диссертационной работе, концепция указанного проекта была дополнена теоретическими разработками из области международных отношений, где страна рассматривается как коллективный субъект. В исследованиях И. Нойманна, Ван Фалина, И.Ю. Киселева, АХ". Смирновой и др. 3 стране приписывается собственное самосознание или «Я-образ», проецирующийся в процессе восприятия под определенным углом на «другое» государство.

2008; Пищева Т.Н. Образы будущего в массовом сознании как фактор, влияющий на сценарий политического развития России// Образы государств, наций и лидеров. Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Пищева Т.Н.. Шелекасова Н.П. Образ идеального политического лидера в массовом сознании// Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 2004; Нестерова C.B. Отношения власти и населения. Проблемы презентации власти и её восприятия гражданами// Психология восприятия власти / Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002.

1 Проект объединяет под общим названием два направления исследований: «Образ России в сознании политической элиты» (выполнен при поддержке РФФИ, грант № 09-06-00422-а) и «Образ России в российском массовом сознании» (выполнен при поддержке РГНФ, грант № 09-03-00864 а/Р).

2 Пищева Т.Н., Виноградова Н.С., Недова А.Н. Образ России под углом зрения политических коммуникаций// Полис. № 4, 2010; Виноградова Н.С. Политико-психологический анализ образа России в англо-американских печатных СМИ (исследование 2008-2009 гг.)/ Автореф. диссер...кандид. полит, наук. М., 2010; Здравомыслов А.Г. Россия и русские в современном немецком самосознании// Общественные науки и современность. 2001. № 4.

3 Neumann I.B. Self and other in International Relations// European Journal of International Relations. 1996, Vol.2, № 2; Wang Fe-Ling. Self-Image and Strategic Intentions: National Confidence and Political Insecurity/ In the eyes of the dragon: China views the world/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 1999; Нойманн И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004; Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизмы трансформации// Полис. 2003, № 3; Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. СПб., 2003; Перцовская КО. Образ России во внешнеполитическом пространстве// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

При изучении психологических механизмов внешнеполитического восприятия были комплексно проанализированы работы по теории идентичности, групповому восприятию и механизмам восприятия в социальной и политической психологии. Помимо рассмотрения традиционных механизмов, таких как категоризация, идентификация, стереотипизация и атрибуция, в диссертации был поставлен акцент на изучении в контексте внешнеполитического восприягая эффектов ишруппового фаворитизма и аупрупповой гомогенности, описанных в работах Р. Брауна, Б. Муллена, Т. Острома, С. Седикидеса, С. Фиске и др.1

При анализе факторов политического восприягая в диссертационном исследовании был выбран в первую очередь политико-психологический подход, согласно которому восприятие зависит от общих особенностей субъекта восприятия, в нашем случае - от особенностей массового сознания жителей КНР. Исследования политико-психологических факторов восприятия осуществлялись E.H. Земсковой, В.А. Зориным, Т.Н Пищевой, Л.А. Пресняковой, Е.Б. Шестопал и др2. В связи с исследованием массового сознания в диссертационной работе мы сконцентрировали внимание на изучении влияния политической культуры, рассматриваемой нами в качестве полгаико-психологическош фона, представленного представлениями, ценностями, ориентациями, установками.

1 Fiske S. Т. Social Cognition and the Normality of Prejudgment'/ On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Brown R„ Zagefka H. Ingroup Affilations and Prejudice// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick. L.A. Rudman. Maiden, 2005; Mullen В., Leader T. Linguistic factors: Antilocutions, ethnonyms, ethnophaulisms, and other varieties of hate speech// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Ostrom T.M., Sedikides C. Out-group homogeneity effects in natural and minimal groups// Psychological Bulletin. Vol. 112, № 3,1992.

2 Преснякова Jl.А. Влияние личностных особенностей на восприятие политической власти в России (1990-е годы)// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. Серия «Научные доклады». Вып.1. М., 2002; Зорин А Л. Образы власти в политическом сознании молодежи: индивидуально-психологические факторы// Психологические аспекты во "второй путинской республике"/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Земскова Е.Г. Этноцентризм как фактор восприятия власти в современной России// Психологические аспекты процесса во «второй путинской республике»/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Тяжепъникова B.C. Отношение к власти в контексте исторической памяти// Политико-психологические проблемы исследования массового сознания. М., 2002.

Теоретической основой для нас также стала концепция политического образа страны в Китае, разрабатываемая китайскими авторами Ван Хунином, Ван Сяоюном, Шэнь Цзижу' и многими другими. Популярная в Китае концепция наращивания «всеобъемлющей» или «совокупной мощи нации» учитывалась при разработке теоретической модели анализа образа России.

Методология исследования включает в себя как общенаучные методы, так и различные качественные методы, положенные в основу методического инструментария работы и соответствующие требованиям, предъявляемым к политико-психологическому исследованию. Были проведены глубинные интервью на китайском языке среди не бывавших ранее в России жителей континентального Китая, пропорционально представленных по палу, возрасту, образованию. Выборка качественного исследования составляет 20 человек. В исследовании также применялись методы ассоциаций, неоконченных предложений и проективный рисуночный тест. Полученные данные, во-первых, были обобщены с целью выявления тенденций в процессе восприятия России. Во-вторых, был осуществлен максимально подробный сравнительный анализ противостоящих друг другу кейсов, что позволило детально описать все аспекгы изучаемой проблемы, вскрыть глубинные смыслы и установить зависимости в процессе внешнеполитического восприятия. Следует отметить, что, анализ данных исследования осуществлялся на уровнях номинального и порядкового измерений 2 , подразумевающих выявление, обозначение и

1 Wang Hongying. National Image building and Chinese Foreign Policy/ China rising: power and motivation in Chinese foreign policy/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 2005; ВанХунин. Цзовэй гоцзя шили дэ вэньхуа: жуань цюаньли// Фудань дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань. №3, 1993 (Ван Хунин. Культура как национальная сила страны: мягкая мощь// Журнал университета Фудан. Серия социология. №3, 1993); Ван Сяоюн. Ши лунь цюйюй вэньхуа жуань шили гайнянь дэ тичу бэйцзин// Хэнань гунъе дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань.Ю, Ж2. 2010 (Ван Сяоюн. Применимость концепта «мягкая мощь» культуры к региону// Вестник Хэнаньского университета. Серия Социология. Вып. 10, №2, 2010); Шэнь Цзижу. Бу нэн хуши цзэнцян во го дэ «жуань шили»// Ляован синьвэнь чжоукань. 11.10.1999. №41 (Шэнь Цзижу. Не стоит игнорировать важность «мягкой силы» Китая// Еженедельный обозреватель новостей. 11.10.1999. №41).

2 Мангейм Дж.Б., Рич Р.К. Политология. Методы исследования: Пер. с англ./ Предисловие А.К. Соколова. М., 1997. С. 82-90.

приблизительное упорядочивание первичных тенденций без их точного взвешивания. К тому же, качественные методы позволяют лучше выявить весь спектр всевозможных тенденций, в то время как количественные методы зачатую подгоняют искусственно заданные тенденции к требуемому результату. Применение психологических методов, направленных на выявление неосознаваемых элементов образа, подразумевают скорее качественный и глубинный анализ каждого случая в отдельности.

Проведенное исследование являлось частью долгосрочного проекта кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова - «Образ России в стране и в мире», осуществляемого под руководством доцента кафедры ТЛI. Пищевой.

Эмпирическая база диссертации

Эмпирической основой диссертации являются данные самостоятельно проведенного качественного исследования, данные китайских социологических опросов и контент-анализа китайских СМИ1. В качестве источников к исследованию привлекались также вторичные эмпирические данные, включая публикации в средствах массовой информации, аналитические статьи, интервью с экспертами.

Положения, выносимые на защиту

1. Процесс внешнеполитического восприятия представляет собой отражение субъектно-обьекгных свойств «другой» страны посредством механизмов категоризации, идентификации, стереоттатизации, атрибуции и сопутствующих им эффектов аупрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма под воздействием политико-психологических устойчивых и изменчивых факторов восприягия.

1 Хуаньцю ван дяоча: Элосы дуй хуа ю до чжуняо? // Хуаньцю шибао. 14.10.2009. С. 14; Интернет опрос центра «Хуаньцю»: Какую ценность представляет Россия для Китая? // Мировой обозреватель. 14.10.2009. С. 14. - Исследование проведено среди 10 тыс. китайцев при поддержке Научно-исследовательского центра мировой истории Китайского института общественных наук; Мшехин А. В. Россия и Китай в меняющемся мире// Россия-Китай XXI век. 2005, №11. С. 24-27; Wang Hongying. National Image building and Chinese Foreign Policy/ China rising: power and motivation in Chinese foreign policy/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 2005. P. 73-103.

2. Среди факторов, определяющих восприятие «другой» страны в массовом сознании, наибольший вес имеют особенности политической культуры субъекта восприятия, отражаемые в сознании общества в виде глубинных и поверхностных представлений, ценностей, ориентаций и установок.

3. Образ России в массовом сознании граждан Китая на рациональном и бессознательном уровнях восприятия представлен преимущественно когнитивным компонентом. Эмоциональный и поведенческий компоненты образа России в Китае выражены слабо. При этом выявленный на рациональном уровне образ России оказался полнее, сложнее и негативнее восприятия России на бессознательном уровне. При сохранении существующей тенденции восприятие России в долгосрочной перспективе может измениться в отрицательную сторону.

4. Положительное влияние на образ России в массовом сознании КНР оказывает воспрюпие личности В.В. Путина. Отрицательную роль в восприятии нашей сграны играет образ государственной власти, на которую в китайском массовом сознании возлагается ответственность за бесчестную политику России по отношению к Кито. Свойственная России персонификация власти отражается в китайском массовом сознании, но в силу китайской традиции коллективного управления вносит двойственность в оценку образа России. Образы российского народа и территории России оказались амбвиваленгными, они имеют как положительные, так и отрицательные значения.

5. Положительное влияние на восприятие современной России в Китае оказывает образ СССР, благодаря которому наша страна воспринимается как все еще сильное государство, обладающее серьезным военным потенциалом и развитыми фундаментальными науками.

6. Россия воспринимается массовым сознанием Китая как амбициозная, активная и агрессивная страна, что в ее ослабленном в сравнении с СССР положении оценивается отрицательно. Занимаемая Россией позиция в понимании китайцев не имеет под собой объективных оснований.

7. Идеальным образом России в китайском массовом сознании является миролюбивая, ориентированная на экономическое процветание и уравновешивающая по мощи США страна, что является проекцией современной неформальной внешнеполитической доктрины Китая.

Научная новизна диссертационной работы заключается в следующем:

• В диссертационной работе были впервые систематизированы знания о национальных образах государств в исследованиях международных отношений и в политической психологии, а также обобщены закономерности восприятия едругой» страны в массовом сознании.

• В рамках диссертации предлагается схема анализа образа «другой» страны в массовом сознании, положенная в основу теоретической модели исследования. Отличие авторской модели к исследованию образов заключается в выявлении в процессе внешнеполитического восприятия особой роли механизма стереотилизации, сопутствующих ему эффектов аупрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма, а также устойчивых факторов восприятия «другой» страны в массовом сознании, характеризующемся свойством инертности и отражающем особенности политической культуры субъекта восприягая. К тому же, новым в модели анализа образа страны стало подчеркивание особой роли народа в его объектной структуре, включающей в себя также образы политической власти, лидеров, и территории.

• В диссертации в ходе анализа образа России в массовом сознании жителей Китая была доработана и применена методология политико-психологического исследования, заключающаяся в выделении психологических компонентов и параметров анализа образа, рационального и бессознательного уровней восприятия, а также в применении методов ассоциаций, неоконченных предложений и рисуночного теста.

• В диссертационном исследовании было изучено и посредством эмпирического исследования представлено влияние устойчивых и изменчивых факторов восприятия России в Китае. В частности, показано влияние на образ России китайского этноцентризма, конфуцианского почтения к государству и текущего политического

контекста, связанного с особенностями китайской внешнеполитической доюрины и ориентирами правящей элиты в развитии «своей» страны.

Теоретическое и практическое значение исследования

Общее теоретическое значение диссертации заключается в том, что его вывода, подкрепленные реальным эмпирическим исследованием, могут быть полезными в сугубо теоретических исследованиях в качестве доказательных и неспекуляшвных данных. Содержание теоретических разработок диссертации представляет значимость для развития концепции внешнеполитического восприятия, так как в работе была осуществлена попытка исследовал, политическое восприятие сквозь призму дискурсивных факторов «свой», «другой», «чужой», что позволило определить закономерности, характерные для восприятия страны в мире.

Прикладной смысл изучения образа России в Китае состоит в необходимости учета особенностей уже сложившегося восприятия нашей страны за ее пределами в процессе формирования позитивного имиджа. Выявленные негативные тенденции и когнитивные барьеры на пути восприятия России массовым сознанием Ктая есть первый шаг на пути их преодоления. Более того, изучение сложившихся в массовом сознании образов в целях дальнейшего их переформирования является одним из наиболее эффективных приемов с точки зрения влияния на принятие политических решений элитой страны в долгосрочной перспектаве.

Апробация выводов

Основные идеи и выводы диссертационной работы нашли отражение в публикациях автора и были апробированы на 7 научных конференциях, в том числе 4 международных.

Диссертационное исследование успешно прошло обсуждение на заседании кафедры социологии и психологии политики факультета политологии Московского Государственного Университета имени МВ. Ломоносова

Струклура диссертационного исследования

Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы, обозначена исследовательская проблема и рассмотрена степень ее научной разработанности, сформулированы цель и задачи, определены предмет и объект исследования, разработана теоретико-методологическая основа диссертации, обозначены выносимые на защиту положения, отражены новизна, научная и практическая значимость работы.

Первая глава посвящена теоретическим подходам к исследованию внешнеполитического образа страны. В первом параграфе, «Особенности внешнеполитических образов в Китае в контексте теории международных отношений», рассматриваются современные теоретические подходы к исследованию образа «другой» страны, внешнеполитическая доктрина Китая как фактор восприятия «другой» страны, устойчивые и изменчивые факторы формирования внешнеполитических образов в Китае.

В ходе анализа внешнеполитических образов в парадише международных отношений диссертантом были условно вьщелены ролевой, мотивационный, копопивный и идентификационный аспекты образа страны. Их критическое осмысление легло в основу концепции диссертационного исследования, согласно которой внешнеполитический образ «другой» страны является зеркалом «Я-образа» страны-субъекта восприятия и оценивается сквозь его призму. В зависимости от мотивов государств, представленных на международной арене национальными интересами, «другой» стране приписываются соответствующие скпус и роль.

Применительно к Китаю особенности внешнеполитических образов во многом определяются его внешнеполитической доктриной. С одной стороны, она отражает в себе традиционные установки китайской политической культуры к миролюбивому взаимодействию с внешним миром. Их интернализация в «Я-образе» Китая приводит его к формированию самоуверенности и непримиримости в процессе внешнеполитического воспршпия прочих стран1.

1 Wu Genyou. Peace: The Roots of the Cultural Tratidion and Values of the Chinese People. Beijing, 2008; Wang Hongying. National Image building and Chinese Foreign Policy/ China

С другой стороны, китайская внешнеполитическая докгрина основывается на западных достижениях в области политических технологий. В соответствии с подходом китайских исследователей к образу страны, включающему в себя разработанную Дж. Наем концепцию баланса «мягкой» и «жесткой» сил1, развитие страны в Китае рассматривается по параметру «совокупной мощи нации»2. Он включает в себя баланс «жесткой» и «мяпсой» сил государства. «Жесткая сила» подразумевает рассмотрение территориальных, человеческих, природных, военных, экономических и научных ресурсов страны. «Мягкая сила» оценивается сквозь призму политической и культурной «мощи» страны. Соотношение сил характеризует «совокупную мощь» государства, параметр, который применяется в Китае при оценивании каждой страны, в том числе, России.

На формирование внешнеполитических образов в Китае воздействуют устойчивые и изменчивые факторы. В силу присущего Китаю этноцентризма, наглядно проявляющегося в названии страны как «срединного», «центрального государства» («Чжунго»), внешнеполитические образы «других» стран традиционно оцениваются немного ниже собственной страны. К другому устойчивому фактору восприятия относится обусловленное конфуцианством почтительное отношение к государств}'. Синонимичность концептов «страна» и государство» в Китае и особое отношение к их институту основано на силе принципа рода в Китае, кеотчужденности политической власти от народа и на традициях коллективного управления. К изменчивым факторам внешнеполитических образов в Китае относятся контекстные политические паттерны современного Китая. Среди них - ориентация на сильную и централизованную политическую систему, установление обратной связи с китайским народом, отторжение западного типа демократии как источника угрозы развала страны,

rising: power and motivation in Chinese foreign policy/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 2005. P. 73-103.

1 Nye J.S. Transnational Relations and World Politics// International Organizations. Vol.25, №.3, 1971 ; Nye J.S., Owen W.A. America's Information Edge// Foreign Affairs. Vol.75, №2, 1996. P. 21.

2 Полный текст доклада Xy Цзиньтао на 17-ом заседании КПК [Электронный ресурс]// Синьхуа. 24.10.2007. URL: http://russian.china.org.cn/china/archive/shiqida/2007-10/25/content_9120930.htm

задачи экономического развития в инновационных и технологических сферах, неприятие немиролюбивой политики в международных отношениях. На внешнеполитические образы указанные паттерны влияют положительным образом в случае обнаружения общих с китайским политическим контекстом свойств, и отрицательно при отсутствии таковых.

Во втором параграфе, «Психологические закономерности внешнеполитического восприятия», анализируются функционирующие в процессе восприятия механизмы категоризации, идентификации, стереотипизации и атрибуции, рассматривается влияние устойчивых и изменчивых политико-психологических факторов га формирование образа страны в массовом сознании, изучаются различные аспекты психологической структуры образа «другой» страны.

Теоретическое исследование, предпринятое в работе, показало, что основным механизмом в процессе внешнеполитического восприятия выступает стереотипизация, так как удаленные от субъекта восприятия образы воспринимаются наиболее опосредованно. Помимо стереотипизации в процессе внешнеполитического восприятия играют важную роль сопутствующие механизмам восприятия эффекты ауггрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма. В результате их действия формируется внешнеполитический образ «другой» страны, который по существенным параметрам уступает образу «своей» страны и предстает в виде упрощенных характеристик, связанных в определенные логические схемы.

Помимо механизмов важную роль в процессе внешнеполитического восприятия играют политико-психологические факторы. Они были условно разделены на устойчивые или долгосрочные и изменчивые или краткосрочные. Иными словами, факторы внешнеполитического восприятия представляют собой тот фон, на котором разворачиваются события внутри страны и на международной арене. В контексте политико-психологического исследования восприятия странами друг друга диссертанта интересовали в первую очередь не физические свойства объекта, но особенности политической культуры населения. Исторически сложившиеся традиции восприятия, устойчивые полишко-культурные образцы, а также систематизированная

субъектом восприятия в ходе его социализации контекстная информация представляют собой требования массового сознания к образам политических объектов. Устойчивые политико-культурные образцы субъекта восприяшя и изменчивые контекстные изменения, характеризующие текущую внутри- и внешнеполитическую обстановку, закладывают в первую очередь содержательную структуру «Я-образа» «своей» страны, проецируемую на образ «другого» субъекта мирового политического процесса.

Помимо содержательной структуры, обусловленной внешнеполитической доктриной Китая, в образе страны, исходя из особенностей объекта, были выделены составные элементы, а именно образ государственной власти, образ политических лидеров, образы народа и территории. Объектная структура образа страны наиболее выпукло представлена на рациональном уровне восприятия. На бессознательном уровне восприятая основными компонентами образа являются глубинные культурные образцы и паттерны отношения к другим народам, свойственные субъекту восприятия. Входящие в единый образ страны объектные составляющие включают в себя когнитивные, эмоциональные и поведенческие компонешы. В мирное время наибольшую роль в образе «другой» страны играет когнитивный компонент, в то время как в периоды кризиса в международных отношениях его место занимают эмоции, и образ значимого «другого» трансформируется во «врага».

В результате проведенного в первой главе анализа теоретических подходов к изучению внешнеполитического образа страны была разработана теоретическая модель, положенная в основу эмпирического исследования. В соответствии с ней, внешнеполитический образ «другой» страны, формирующийся в массовом сознании, представляет собой прашюпостанпенный по структурным параметрам «Я-образу» своей страны стереотипный и логически неправильный образ значимого «другого». Его функция заключается в первую очередь в формировании и укреплении идентичности населения страны, являющегося субъектом восприятия. Поэтому под воздействием механизма стереотипизации, эффектов аупрупповой гомогенности и

ингруппового фаворитизма формируется немного заниженный, упрощенный, но многосоставный образ значимого «другого».

Вторая глава диссертационного исследования, «Восприятие России в КНР», посвящается апробации теоретических данных на основе самостоятельно проведенного эмпирического исследования и анализа прочих вторичных данных в сфере восприятия России китайским массовым сознанием.

В первом параграфе второй главы, «Характеристика исследования», обозначена программа эмпирического исследования и его основные методологические принципы, вместе составляющие концептуальную модель анализа образа России в Китае. Особый акцент в характеристике исследования поставлен на обосновании методов сбора и анализа информации, включая применение проективных методов и метода «кейостадиз», а также на операционализации переменных и подборе параметров и шкал для их оценки.

Во втором параграфе второй главы, «Результаты эмпирического исследования внешнеполитического восприятия России в массовом сознании китайцев», обобщаются полученные данные, приводится описание основных механизмов, особенностей структуры и влияния полипжо-психологических факторов на восприятие нашей страны в Китае.

В первом разделе второго параграфа, «Психологические механизмы восприятия России в массовом сознании китайцев», показано, что образ России, отождествляемой в Китае со все еще «великой страной», представлен стереотипами о богатой культуре, многовековой истории, огромной территории, богатстве ресурсов и военном потенциале нашей страны. Наиболее распространенными стереотипами в образе РФ, в соответствии с данными привлеченного количественного исследования, проведенного китайскими учеными, являются значимые для Китая характеристики России, а именно, военный потенциал, природные ресурсы, роль СССР1. Из них, по

1 Хуаньцю ван дяоча: Элосы дуй хуа ю до чжуняо? // Хуаньцю шибао. 14.10.2009. С. 14; Интернет опрос центра «Хуаньцю»: Какую ценность представляет Россия для Китая? // Мировой обозреватель. 14.10.2009. С. 14. - Исследование проведено среди 10 тыс. китайцев при поддержке Научно-исследовательского центра мировой истории Китайского

данным нашего исследования, стереотипы о военном потенциале и положительной роли СССР постепенно ослабевают в образе России. Отношение к природным ресурсам противоречиво и проявилось в стереотипах китайцев о неправильно заложенных основах российской экономики, несмофя на наличие возможности у России повышать свою «совокупную мощь»1 на международной арене за счет энергетического потенциала В глазах китайцев, ошибки в российской экономике обусловлены, с одной стороны, изобилием ресурсов, с другой стороны, - проявлением лени и жадности, свойственных русскому национальному характеру. В inore, экономический имадж России в Китае, несмотря на признание некоторых позитивных сдвигов за последнее время, становится более негативным. Приписываемая России слабость приводит к атрибутивным неточностям и обвинениям России. В соответствии с данными исследования, обвинения в адрес России были связаны с «постоянными нарушениями деловых договоров», «манипулированием энергетическим брендом в газовых конфликтах», «разложением российской власти» (на примере забытая Черкизовского рынка в Москве летом 2009 года и т.п.).

Во втором разделе второго параграфа, «Структура образа России в массовом сознании китайцев на рациональном и бессознательном уровнях», сделан вывод, что из входящих в образ страны представлений о ее государственной власти, политических лидерах, народе и территории положительное влияние на образ России оказывает восприятие в Китае личности В.В. Путана Его фигура олицетворяет в Китае укрепление власти и возрождение России, прежде всего, благодаря признанию им величайшей геополитической трагедии - распада СССР.

В психологической структуре образа России на рациональном уровне эмоциональный и поведенческий компоненты выражены слабо, поэтому оценка России происходит по когнитивному основанию. Несмотря на позитивное влияние образа В.В. Путина на восприятие России образ нашей государственной власти в Китае

института общественных наук.

' Леонард М. О чем думают в Китае?/ Пер. с англ. И.В. Кузнецова. М., 2009. С. 137-138.

оказался непривлекательным, а когнитивно богатые образы народа и территории противоречивыми с превалированием негативных черт.

Бессознательные компоненты образа анализировались на основании рисуночного теста. На бессознательном уровне восприятия сказывается специфика конкретно-символического мышления китайцев. Она отразилась в достаточно четких и когнитивно простых визуальных образах России, которые можно разделить на три группы. В первую группу вошли рисунки России, где она изображалась вне сшуационного политического контекста в виде традиционных символов дома, солнца, деревьев, пгиц, людей. Вторая группа образов России содержала присущий исключительно России, довольно стандартный набор символов: медведь, водка, орел, матрешка, Красная площадь, мегро, православные храмы. Третья группа символов отражала политический контекст советского прошлого и современный политический контекст России.

В струшуре образа России в массовом сознании китайцев большую роль играют образ прошлого и идеальный образ России. Восприятие СССР накладывает серьезный отпечаток на видение современной России в массовом сознании населения Китая. С одной стороны, образ СССР выступает в роли идеального «Я-образа» как для самого Китая, так и для России. С другой стороны, он является ярким примером для Китая в вопросе избегания аналогичных ошибок в ходе реформирования страны.

Образ будущего России к 2020 году в сознании китайцев представляет собой экстраполирование присущих настоящей России свойств в будущее, в то время как образ идеальной России представляет собой отражение должного поведения Китая, который занимает позицию миролюбивого, экономически развивающегося, ориентирующегося на США государства

В третьем разделе второго параграфа, «Устойчивые и изменчивые факторы восприятия России в массовом сознании китайцев», автор приходит к выводу, что китаецентризм и конфуцианская традиция почтения к государству, в частности России, которая является в глазах Китая «преемником» СССР, являются устойчивыми факторами восприятия России. По причине противоречивого воздействия они

компенсируют друг друга и приводят к относительно нейтральному и даже положительному восприяшю России на бессознательном уровне. К изменчивым факторам относится текущий политический контекст, в кагором общей точкой сближения между Россией и Китаем является деятельность В .В. Путина Изменчивые факторы больше влияют на негативное восприятие России и выделение в ее образе таких характеристик, как недостаточно эффективное развитие экономики при серьезных амбициях страны, слабость технологий, все еще сильный военный потенциал, переменчивость культуры, мешающая планомерному и стабильному развшию, а также российский национализм.

В третьем параграфе второй главы, «Кейс-сгадиз образов России в китайском массовом сознании», сравниваются три кейса, противостоящих друг другу по параметру вовлеченности респондента в текущий политический контекст на основании структурирования визуальных образов России. В качестве кейсов были выбраны интервью, где респонденты изобразили Россию в виде символов «инь-ян», медведя и В.В. Путина. Сравнительный анализ показал, что по мере проникновения текущего политического контекста в сознание китайского населения и ослабления образа СССР, образ России становится более непривлекательным. Единственным стабильным положительным современным элементом образа России в Китае был выявлен образ ее политического лидера, В.В. Путина.

В Заключении диссертации, помимо общих выводов, подчеркивается, что проведенное исследование позволяет судшъ о существовании вероятности переноса тенденции к негативному восприятию России с рационального уровня на бессознательный уровень восприятия. В настоящий момент в образе России в силу конфуцианской традиции почтения к институту государства, положительного влияния образа СССР и отсутствия конфликтной ситуации иррациональное, аффективное начало не выражено.

В Приложение к диссертации включены набор исследовательского инструментария, а также рисунки будущего и настоящего России, иллюстрирующие эмпирический материал.

Автором по тематике диссертации автором опубликовано 7 научных работ объемом 2,1 пл.

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК:

1. Бокова Н.Б. Влияние политической культуры на формирование образа страны: теоретический аспект// Теоретические проблемы современной политической психологии: материалы круглого стола Сост. и ред. Е.Б. Шестопал// Вестник Московского Университета Серия 12. Политические науки. М., 2009, №3. С. 105-107. (ОД пл.)

2. Бокова Н.Б. Влияние политико-культурных факторов на восприяше власти в России и Китае (на основе эмпирического исследования// Вестник Московского Университета Серия 12. Политические науки. М, 2008, №5. С. 119-120.(0,1 пл.)

Другие публикации:

3. Бокова Н.Б. Символический образ России в массовом сознании Китая// Актуальные проблемы современной политической психологии: юбилейный сб. кафедры/Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2010. С. 159-169. (0,6 пл.)

4. Бокова Н.Б. Политико-психологические подходы к исследованию образа страны// Актуальные проблемы современной политологии: взгляд молодых ученых/ Сост. МА Аль-Дайни. М., 2010. С. 12-17. (0,4 пл.)

5. Бокова Н.Б. Политико-культурный аспект образа современной России в Китае// Электронный сборник докладов. V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в полигике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы». М., 2009. (0,6 пл.)

6. Бокова Н.Б. Символический аспект образа России в Китае// Сборник докладов. Международная научная конференция «Актуальные проблемы политического восприятия». М, 17-19 ноября 2009 г. (0,1 пл.)

7. Бокова Н.Б. Влияние политико-культурных факторов на восприяше власти в России и Китае// Круглый стол «Образы России в стране и в мире»// 5-6 декабря 2008. Москва РАПН. Международная научная конференция «Новый политический цикл: повестка дня для России». РАПН, Москва, 5-6 декабря 2008. С. 29-31. (0,1 пл.)

Отпечатано в копицентре « СТ ПРИНТ » Москва, Ленинские горы, МГУ, 1 Гуманитарный корпус, e-mail: globus9393338@yandex.ru тел.: 939-33-38 Тираж 100 экз. Подписано в печать 22.03.2011 г.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат политических наук , Бокова, Наталья Борисовна, 2011 год

Введение.

Глава I. Теоретические подходы к исследованию внешнеполитического образа страны.

1. Особенности внешнеполитических образов в Китае в контексте теории международных отношений.17'

1.1. Теоретические подходы к восприятию «другого» государства в международных отношениях.

1:2. Внешнеполитическая доктрина Китая как фактор восприятия другой» страны.

1.3. Устойчивые и<изменчивые факторы внешнеполитических образов в Китае.

2. Психологические закономерности внешнеполитического восприятия.

2.1. Психологические механизмы восприятия страны из-за рубежа.

2.2. Факторы внешнеполитического восприятия страны.

2.3. Структура образа «другой» страны на рациональном и бессознательном уровнях восприятия.

Глава II. Восприятие России в КНР.

1. Характеристика исследования.

2. Результаты эмпирического исследования внешнеполитического восприятия России в массовом сознании китайцев.

2.1. Психологические механизмы восприятия России в массовом сознании китайцев.

2.2. Структура образа России в массовом сознании китайцев на рациональном и бессознательном уровнях восприятия.

2.3. Устойчивые и изменчивые факторы восприятия России в массовом сознании китайцев.

3. Кейс-стадиз образов России в китайском массовом сознании.

Введение диссертации по психологии, на тему "Политико-психологический анализ образа России в массовом сознании граждан КНР"

Актуальность исследования

Исследование образа России в массовом сознании жителей Китая актуально с точки зрения изучения особенностей внешнеполитического восприятия, роли массового сознания в политическом процессе, а также развития отношений России с Китаем. Во-первых, сегодня« в процессе внешнеполитического восприятия традиционные образьг «врага», захватчика», «варвара», «колонии», «империи» проявляются все более и более опосредованно. На; смену им приходят понятия «терроризм», «желтая угроза», «миротворцы», «гуманитарная помощь», «развивающиеся страны», «страны большой восьмерки», поэтому актуальной задачей политической науки становится выявление психологических закономерностей внешнеполитического восприятия.

Во-вторых, отличительной особенностью современных политических образов «других» стран: является их присутствие в массовом сознании. Принимаемые политической элитой решения предполагают легитимацию в глазах народа. Более того, усвоенные элитой на первичном этапе социализации устойчивые элементы массового сознания задействуются в процессе принятия решений. Если смотреть на феномен массового сознания с точки зрения его культурной и социальной природы, иррационального характера, противоречивости и опоры на языковую картину мира, то присущие ему характеристики задают рамки внешнеполитического восприятия.

В-третьих, политические образы «других» стран влияют на формирование взаимоотношений между государствами. Характер взаимодействия России и Китая, оцениваемый, в целом, за период в 400 лет как добрососедский, не всегда был исключительно положительным. Во взаимном восприятии странами друг друга имеются и негативные стереотипы. Исследование образа России в Китае, являющемся лидером в мире по темпам экономического роста, крупнейшим соседом России, а также страной с уникальной культурой, представляется как никогда актуальным для преодоления недопонимания и стратегического развития отношений между странами.

Степень научной разработанности проблемы

Развитие международных отношений, глобализация, становление информационного общества привели к появлению множества, исследовательских работ в сфере восприятия странами,'друг друга и России и Китая, в частности. Среди, них с точки зрения сформулированной'в диссертации проблематики можно выделить несколько наиболее актуальных блоков:

- работы, посвященные внешнеполитическому' восприятию стран в международных отношениях; политико-психологические исследования механизмов и факторов восприятия,- а также структуры политических образов; ^

- работы, посвященные внешней и внутренней политике Китая, его политической культуре; исследования взаимного восприятия России и Китая, их взаимоотношений.

Для диссертационной работы имеют значение исследования влияния образов государств на принятие политическими лидерами* решений в международных отношениях. В > рассмотрение их когнитивного аспекта внесли вклад Д. Блэнщ К. Боулдинг, Р. Джарвис, М. Котгам, Р. Херман 1 . Отдельное место в работах когнитивисгов и других исследователей занимает изучение ролевой структуры международных отношений, которым посвятили свои работы Б. Сильверстейн, М: Фишеркеллер, Р;К. Херрманн2. Мотивационный аспект поведения государства на международной арене исследовался посредством национальных интересов, такими авторами как Р. Котам, Г. Моргентау, Э:Я. Баталов, АД: Богатуров, В.Ю. Журавлева, з

НА Косолапов, К.В. Хозинская, М.А. Хрусталев, П.А. Цыганков . Особую роль для»

1 Blaney D. Equal Sovereignty and an African Statehood: Tragic Elements in the African Agenda in World Affairs// Cottam M., Chih-yu Shih (eds.) Contending Dramas: A Cognitive Approach to International Organizations. N.Y., 1992; Boulding K.E. National images and international systems// Journal of Conflict Resolution. 1959, Vol.3, №2; Jervis R. Perception and misperception in international politics. Princeton, 1976; Cottam M. Contending Dramas in American Foreign Policy// Cottam M., Chih-yu Shih (eds). Contending Dramas: A Cognitive Approach to International Organizations. New York, 1992; Herman R. Identity, Norms, and National Security: The Soviet Foreign Policy Revolution and the End of the Cold War// The Culture of National Security: Norms and Identity in World Politics. Ed. By P. Katzenstein. New York, 1996.

2 Silverstein B. The psychology of enemy images. N. Y., 1992; Herrmann R.K., Fisherkeller M P. Beyond the Enemy Image and Spiral Model: Cognitive-Strategic Research after the Cold War// International Organization. Vol. 49. Issue 3, 1995; Herrmann R.K. Image Theory and Strategic Interaction in International Relations// Oxford Handbook of Political Psychology / Ed. by D.O. Sears, L. Huddy, R. Jervis. Oxford University Press, 2003.

3 Cottam R. Foreign policy motivation: A general theory and a case study. Pittsburgh, 1977; Баталов Э.Я. и др. «Рычащий медведь» на «диком Востоке»: Образы современной России в работах американских авторов: 1992-2007/ Э.Я. Баталов, В.Ю. Журавлева, К.В. Хозинская. М., 2009; Богатуров А.Д. Самоопределение нации и потенциал международной конфликтности// Международная жизнь. № 2, 1992; Косолапов Н.А. Конфликт как инструмент стабильности в международных отношениях// Очерки теории и методологии политического диссертационной работы играют исследования- авторов, рассматривающих процесс формирования национально-государственной идентичности в международных отношениях, среди которых для нас особенно* полезными были работы норвежского• исследователя И. Нойманна и отечественных авторов И.Ю: Киселева,*. КО: Перцовской, И.С. Семененко, А.Г. Смирновой1. В'целом, можно-отметить, что, несмотря^ на наличие в исследованиях международных отношений разнородных разработок в вопросе внешнеполитического восприятия, целостного и комплексного подхода к восприятию образа «другой» страны до сих пор нет.

Другое направление наиболее значимых для диссертации исследованийвключает в себя социально- и политико-психологическую литературу, посвященную исследованию идентичности, психологии группы, механизмам и факторам политического восприятия, структуре политического образа страны. Среди авторов, выпустивших монографии и статьи по указанной проблематике, можно- отметить ставшие классическими работы Дж. Брунера, Т.М. Дридзе, А.Н. Леонтьева, А.Р: Лурии, Р. Олпорта, Ж. Пиаже, В. Самнера, Э. Эриксона2 и более современные работы таких авторов,' как М. Брэвер, Д; Гилберт, Дж. Джаспарс, Т. Лидер, Б. Муллен, С. Нойберг, Т. Педигри, Т. Остром, Б. Саймон, Дж. Тернер, С.Тэйлор, С. Фиске, Дж. Хиксон, М. Хьюстон3. В' отечественной литературе вопросу национальной идентичности в анализа международных отношений. Под ред. А.Д. Богатурова, Н.А. Косолапова, М.А Хрусталева. М., 2002; Цыганков П.А Теория международных отношений. М., 2007.

1 Neumann I.B Self and other in International Relations// European Journal of International Relations. 1996, Vol.2, № 2; Нойманн И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004; Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизмы трансформации// Полис. 2003, № 3; Образ России в мире: становление, восприятие, трансформация/ Отв. редактор - И.С. Семененко. М., 2008; Перцовская К.О. Образ России во внешнеполитическом пространстве// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Киселев И.Ю, Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. СПб., 2003.

2 Allport G.W. The nature of prejudice. Cambridge, 1954; Bruner J.S. On perceptual readiness// Psychological Review. № 64; Erikson E. Identity. Youth and Crisis. N. Y., 1968; Sumner WG Folkways. L., 1958; Дридзе T.M. Язык и социальная психология. М., 1980; Леонтьев А.Н. Образ мира/ Избранные психологические произведения. М., 1983; Лурня А.Р. Психология как историческая наука. В сборнике: История и психология. М., 1971; Пиаже Ж. Аффективное бессознательное и когнитивное бессознательное// Вопросы психологии. 1996. №6.

3 Brewer М В Social identity, distinctiveness, and in-group homogeneity // Social Cognition. 1993, № 11; Gilbert D. Т., HixonJ.G. The trouble of thinking: Activation and application of stereotypic beliefs // Journal of Personality and Social Psychology. 1991, Vol. 60, №4; Mullen B, Leader T. Linguistic factors: Antilocutions, ethnonyms, ethnophaulisms, and other varieties of hate speech// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Ostrom T.M., Sedikides C. Out-group homogeneity effects in natural and minimal groups// Psychological Bulletin. Vol. 112, № 3, 1992; Simon В., Pettigrew T.F. Social identity and perceived group homogeneity: Evidence for the in-group homogeneity affect// European Journal of Social Psychology. Vol.2, 1990; Hewstone M., Jaspars J. Social Dimensions of Attribution// The Social Dimension: European developments in Social Psychology/ Ed. by H. Tajfel. Cambridge, 1984, № 2; Turner J. C. Rediscovering the контексте восприятия странами друг друга посвятили свои работы В.А. Ачкасов, В.Е. Морозов, Г.У. Солдатова1. Роль культуры в истории и особенности политической культуры, были изучены A.F. Асмоловым, ЭЛ. Баталовым, Ю.С. Пивоваровым, В.А. л '

Шатиловым . Территориальные аспекты образа страны исследовались Д>Н. Замятиным, В.А. Колосовым, Р.Ф. Туровским3 и др.

Ключевое значение для диссертации имеют исследования политического восприятия, осуществляемые на кафедре социологии и психологии полигики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова^ которые легли в£ основу диссертации, в политико-психологическом анализе проблемы. В* их числе работы, посвященные восприятию «своего» и «чужого» в политике, С.Ю. Беяоконева, A.C. Белоконевощ A.JI. Зверева, Т.В. Евгеньевой, Е.С. Семеновой; В.В: Титова4. Отдельное значение в диссертационном исследовании придается« политико-психологическому подходу к изучению факторов- восприятия, особенностей- образов- власти" и social group: A self-categorization theory. N. Y.,1987; Fiske S.T. Social Cognition and the Normality of Prejudgment// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Fiske S.T., Neuberg S.L. A continuum of impression formation, from category-based to individuating processes: Influences of information and motivation on attention and interpietation// Advances in experimental social psychology/ Ed. by M. P. Zanna. N. Y., 1990, Vol. 23; Fiske S.T., Taylor S.E. Social cognition. New York, 1991; Fiske S. Т., Cuddy A. J.,~ Glick P., Xu J. A model of (often mixed) stereotype content: Competence and warmth respectively follow from perceived status and competition// Journal of Personality and Social.Psychology. 2002, Vol.82.

1 Ачкасов B.A. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора// Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2., №1; Морозов В.Е. Понятие государственной идентичности в современном теоретическом дискурсе// Международные процессы. T.4, №1 (10). М., 2006; Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

2 Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996; Баталов Э.Я. Политическое - «слишком человеческое». М., 2000; Пивоваров Ю. С. Русская власть и исторические типы ее осмысления/ Российская полития на рубеже веков. М., 2001; Шатилов А Б. Постсоветские подходы к изучению политической культуры// Pro et Contra. 2002. №3.

3 Замятин Д.Н. Структура и динамика политико-географических образов// Полития. 2000, №3; Колосов В.А. Географические образы и геополитические представления: пути формирования и подходы к изучению// Вестник ДВГСГА. Серия 1. Гуманитарные науки. №1(1), 2008; Туровский Р.Ф. Политическая география. Смоленск, 1999.

4 Белоконев С.Ю. Актуализация образа «жидомасона» в политическом дискурсе России в начале и конце XX века// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. T.B. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Белоконева А С. Конструирование образа внешнего врага: исследование советских СМИ и официальных документов начала «холодной войны» (1946-1953 гг.): Дне. . канд. социол. наук: 23.00.02 Москва, 2004; Зверев АЛ. Образ «другого» в полиэтничных регионах России// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. T.B. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России// «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России/ Ред. Т.В. Евгеньева (отв. ред.), Г.И. Сапрохина, В.В. Усачева. М., 2004; Семенова Е С. Психологические механизмы восприятия образов «своего» и «чужого» политических лидеров// Микрополитика. Субъективные аспекты политического • процесса в России. М., 2004; Титов В.В. Феномен национальной идентичности: попытка теоретического осмысления и структурного анализа// Вестник Пермского университета. Выпуск 2. Серия «политология». П., 2007. политических лидеров, входящих в структуру образа страны. Наиболее всесторонне подход к политическим образам и образу страны в частности был разработан в исследованиях HG. Виноградовой, Е.Г. Земсковой; В.А. Зорина, И.В. Моисеевой, С.В. Нестеровой, Т.Н Пищевой, JTA. Пресняковой, B.C. Тяжельниковой, ШХ', Шелекасовой, осуществляемых на кафедре социологии и психологии политики МГУ им. М.В. Ломоносова под руководством профессора ЕБ. Шестопал1.

Второй блок исследований, важных' для диссертационной, работы, касается политических, особенностей Китая и его взаимоотношений с Россией. Среди авторов, внесших вклад в изучение политической культуры в Китае следует отметить В: Бауэра, Д. Белла, М. Гране, X.F. Крила, А. Масперо, Дж. Фитцжеральда, Тань Аошуан; By Генъю2, а также отечественных исследователей - НА. Абрамову, JI.C. Васильева, А.И. Кобзева, ЮЛ: Кроля, В.В.Малявина, АЛ. Маслова, JI.C. Переломова, МЛ. Титаренко . Вопросы, внутренней- и внешней политики Китая, представляющей собой* политический контекст или фон, на котором формируются: внешнеполитические образы «других» стран, раскрыли в своих трудах Б. Диксон, Дж. Драйер, С. Левайн, М. Леонард, Рекс Ли, Д. Рой, Дж. Полумбаум, Ван Хунин, Ван Сяоюн, Су Лин, Хао

1 Шестопал Е.Б. Образ и имидж в политическом восприятии: актуальные проблемы исследования// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Пищева Т.Н., Виноградова Н.С., НедоваА.Н. Образ России под углом зрения политических коммуникаций// Полис. № 4,2010; Земскова Е Г. Этноцентризм как фактор восприятия власти в современной России// Психологические аспекты процесса во «второй путинской республике»/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Зорин ß./i.Образы власти в политическом сознании молодежи: индивидуально-психологические факторы// Психологические аспекты во "второй путинской республике"/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Пищева Т.Н., Шелекасова Н.П. Образ идеального политического лидера в массовом сознании// Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 2004; Моисеева И.В. Проблема персонификации власти в массовом сознании (анализ образов московской власти)// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Нестерова C.B. Отношения власти и населения. Проблемы презентации власти и её восприятия гражданами// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. M., 2002; Преснякова JI.A. Влияние личностных особенностей на восприятие политической власти в России (1990-е годы)// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. Серия «Научные доклады». Вып. 1. М., 2002; Тяжельникова B.C. Отношение к власти в контексте исторической памяти// Политико-психологические проблемы исследования массового сознания. М., 2002.

2 Bauer W. The China and the Hoping for the Hapyness. The Paradise. The Utopian. The Ideals. N.Y.I 973 ; Bell D A China's new Confucianism: politics and everyday life in a changing society. Princeton, N.J., 2008; Fitzgerald J Awakening China. Politics, Culture and Class in the Nationalist Revolution. Stanford, California. 1996; Wit Genyou Peace: The Roots of the Cultural Tratidion and Values of the Chinese People. Beijing, 2008; Гране M. Китайская цивилизация/ Пер. В. Б. Иорданского, общ. ред. И.И. Семененко. М., 2008; Крил Х.Г. Становление государственной власти в Китае. Спб., 2001; Масперо А. Религия Китая. Спб., 2004; Тань Аошуан. Китайская картина мира. Язык, культура, ментальность. М., 2004.

3 Абрамова H.A. Политическая культура Китая. Традиции и современность. М., 2001; Васильев JI.C. Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001; Малявин В.В. Империя ученых. М., 2007; Маслов A.A. Встретить дракона: толкование изначального смысла «Лао-цзы». М., 2003; Кобзев. А.И. Школа имен (мин цзя): коллизия логики и диалектики/ Китай в диалоге цивилизаций. К 70-летию академика М. Л. Титаренко М., 2004; Переломов JI.C. Конфуцианство и современный стратегический курс КНР. М., 2007; Титаренко M J1. Китай: цивилизация и реформы. М., 1999.

Юйфан, Шэнь Цзижу и др.1. В отечественной литературе на аналогичную тему интересны работы Е.П. Бажанова, А.В. Виноградова, А.Д. Воскресенского, Л.И. Кондрашовой, А.В. Лукина, Б.С.Старостина, П.Б. Старостина, С.Л. Тихвинского . Особую значимость в связи с заявленной темой диссертационной- работы, представляют исследования в сфере- отношений между Россией1 и Китаем ЮМ. Галеновича, А.В: Лукина, B.C. Мясникова, С.Л. Тихвинского, Н. А. Спешнева и др.

Объект и предмет исследования Объектом диссертационного исследования является процесс внешнеполитического восприятия «другой» страны на примере образа России в Китае. Предметом - структура, механизмы и факторы внешнеполитического восприятия России в массовом сознании населения Китая. ч

Цель и задачи исследования Цель диссертационного исследования« заключается в выявлении политико-психологических закономерностей внешнеполитического восприятия

Dreyer J.T. China's political System. Modernisation and Tradition. Miami, 2004; Levine S.I. Perception and Ideology in Chinese Foreign Policy/ Chinese foreign policy: theory and practice/ Ed. by Thomas W. Robinson, David Shambaugh. N.Y., 1994; Roy D. China's Foreign Relations. London, 1998; Li Rex. A Rising China and Security in East Asia: Identity construction and security discourse. London, 2009; China's foreign policy making: societal force and Chinese American policy/ Ed. by Yufan Hao and Lin Su Hampshire, England, 2005; Polumbaum J. Political fetters, commercial freedoms: Restraint and excess in Chinese Mass Communications// The China Handbook: Questions and Answers Ed. by H. Hudson, M.J. Blecher, J. Curry. New York, 1997; Диксон Б. Красные капиталисты в Китае. Партия, частные предприниматели и перспективы политических перемен/ Пер. с англ. О. Перфильева. М., 2005; Леонард М. О чем думают в Китае?/ Пер. с англ. И.В. Кузнецова. M., 2009; Ван Хунин. Цзовэй гоцзя шили дэ вэньхуа- жуань цюаньли// Фудань дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань. №3, 1993 (Ван Хунин. Культура как национальная сила страны: мягкая мощь// Журнал университета Фудан. Серия социология. №3, 1993); Ван Сяоюн. Ши лунь цюйюй вэньхуа жуань шили гайнянь дэ тичу бэйцзин// Хэнань гунъе дасюэ сюэбао. Шэ\уэй кэсюэ бань. 10, №2. 2010 (Ван Сяоюн. Применимость концепта «мягкая мощь» культуры к региону// Вестник Хэнаньского университета. Серия Социология. Вып. 10, №2, 2010); Шэнь Цзижу. Бу нэн хуши цзэнцян во го дэ «жуань шили»// Ляован синьвэнь чжоукань. 11.10.1999. №41 {Шэнь Цзижу. Не стоит игнорировать важность «мягкой силы» Китая// Еженедельный обозреватель новостей. 11.10.1999. №41).

2 Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010; Виноградов А.В. Китайская модель модернизации. Поиски новой идентичности. М., 2005; Воскресенский А.Д. Политические системы и модели демократии на Востоке. M., 2007; КондрашоваЛ.И Китай ищет свой путь. М., 2006; Лукин А.В. О некоторых проблемах сравнительных исследований политических систем КНР и СССР// Сравнительная политология. №1(3). 2011; Старостин Б.С., Старостин П.Б. Политические реалии Востока и сравнительный анализ политических систем/ Политические системы и политические культуры Востока. М., 2007.

3 Галенович Ю.М. Взгляд на Россию из Китая. Прошлое и настоящее России и наших отношений с Китаем в трактовке китайских ученых. M., 2010; Галенович Ю.М. Китайские сюжеты: Чем доволен и недоволен Китай. М., 2010; Мясников B.C. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций// Общественные науки и современность. 1996. № 2; Лукин А В. Медведь наблюдает за драконом. Образ Китая в России в XVII - XXI веках. М., 2007; Спешнее НА. Дискуссия об этнопсихологии китайцев// Восток - Запад: Историко-литературный альманах. 2005-2006. М., 2006; Тихвинский С.Л. Восприятие в Китае образа России. М., 2008.

России в массовом сознании населения Китая. В соответствии с поставленной целью были выделены следующие задачи:

- проанализировать теоретические подходы к восприятию «другого» государства в контексте теории международных отношений и в соответствии с ними определить элементы внешнеполитического образа страны;

- проанализировать внешнеполитическую доктрину Китая, выявить в ней шаблонные отношения к «другим» участникам международных отношений и определить ее влияние на взаимодействие с Россией;

- выявить устойчивые и изменчивые факторы внешнеполитических образов' в Китае посредством обращения к его политической культуре и текущему политическому контексту как политико-психологическому фону восприятия России;

- проанализировать структуру, механизмы и факторы восприятия применительно к внешнеполитическому процессу и сформулировать теоретическую модель анализа образа «другой» страны в массовом сознании;

- на основании проведенного эмпирического исследования' проанализировать образ России в массовом сознании населения Китая с точки зрения его структуры, механизмов и факторов восприятия.

Теоретико-методологические основания исследования Теоретической основой диссертационного исследования стали в первую очередь современные политико-психологические концепции политического восприятия1. В соответствии с ними, процесс восприятия включает два уровня: рациональный и бессознательный. Согласно последним исследованиям образа страны в политической 2 психологии, осуществляемым в рамках проекта «Образ России в стране и в мире» , в

1 Brimer J S On perceptual readiness// Psychological Review. № 64, 1957; Introduction to political psychology. 2nd edition. Ed. by M.L. Cottam, B. Dietz-Uhler, El. Mastors, T. Preston. New York, 2010; lllecmoncm E Б. Образ и имидж в политическом восприятии: актуальные проблемы исследования// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Образы российской власти- От Ельцина до Путина/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Пищева Т.Н. Образы будущего в массовом сознании как фактор, влияющий на сценарий политического развития России// Образы государств, наций и лидеров. Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Пищева Т.Н., Шелекасова Н.П. Образ идеального политического лидера в массовом сознании//Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки, 2004; Нестерова C.B. Отношения власти и населения. Проблемы презентации власти и её восприятия гражданами// Психология восприятия власти / Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002.

Проект объединяет под общим названием два направления исследований: «Образ России в сознании политической элиты» (выполнен при поддержке РФФИ, грант № 09-06-00422-а) и «Образ России в российском массовом сознании» (выполнен при поддержке РГНФ, грант № 09-03-00864 а/Р). его объектной структуре выделяются составные образы политической власти, лидеров, народа и территории1.

В связи с рассмотрением внешнеполитического аспекта в диссертационной работе, концепцияуказанного проекта была дополнена теоретическими разработками из области международных отношений, где страна рассматривается как коллективный! субъект. В'исследованиях И. Нойманна, Ван Фэлина, И.Ю. Киселева, А.Г. Смирновой и др. 2 стране приписывается собственное самосознание или «Я-образ», проецирующийся в процессе восприятия- под определенным углом- на «другое» государство.

При изучении психологических механизмов внешнеполитического восприятия были комплексно проанализированы работы по теории идентичности, групповому восприятию и механизмам восприятия в социальной и политической1 психологии. Помимо рассмотрения традиционных механизмов, таких как категоризация, идентификация, стереотипизация и атрибуция; в диссертации был поставлен акцент на изучении, в контексте внешнеполитического восприятия эффектов ингруппового фаворитизма и аутгрупповой гомогенности, описанных в работах Р. Брауна, Б. Муллена, Т. Острома, С. Седикидеса, С. Фиске и др.3

При анализе факторов политического восприятия- в диссертационном исследовании был выбран в первую очередь политико-психологический подход, согласно которому восприятие зависит от общих особенностей субъекта восприятия, в

1 Пищева Т Н, Виноградова Н.С., НедоваА.Н. Образ России под углом зрения политических коммуникаций// Полис. № 4, 2010; Виноградова Н.С. Политико-психологический анализ образа России в англо-американских печатных СМИ (исследование 2008-2009 гг.)/Автореф. диссер.кандид. полит, наук. М., 2010; Здравомыслов А Г Россия и русские в современном немецком самосознании// Общественные науки и современность. 2001. №4.

2 Neumann 1В Self and other in International Relations// European Journal of International Relations. 1996, Vol.2, № 2; WangFe-Ling. Self-Image and Strategic Intentions: National Confidence and Political Insecurity/ In the eyes of the dragon: China views the world/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 1999; Нойманн И. Использование "Другого". Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004; Киселев И.Ю. Образы государств в международных отношениях: механизмы трансформации// Полис. 2003, № 3; Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. СПб., 2003; Пер1\овская КО. Образ России во внешнеполитическом пространстве// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

3 FiskeS.T. Social Cognition and the Normality of Prejudgment// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Brown R„ Zagefka H. Ingroup Affilations and Prejudice// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Mullen В., Leader T. Linguistic factors: Antilocutions, ethnonyms, ethnophaulisms, and other varieties of hate speech// On the Nature of Prejudice: Fifty years after Allport/ Ed. by J.F. Dovidio, P. Glick, L.A. Rudman. Maiden, 2005; Ostrom T.M., Sedikides C. Out-group homogeneity effects in natural and minimal groups// Psychological Bulletin. Vol.112, № з, 1992. нашем случае - от особенностей массового сознания жителей КНР. Исследования политико-психологических факторов восприятия осуществлялись E.H. Земсковой, В.А. Зориным, Т.Н. Пищевой, JI.A. Пресняковой, Е.Б. Шестопал и др1. В связи с исследованием массового сознания в диссертационной работе мы сконцентрировали внимание на изучении влияния политической культуры, рассматриваемой' нами- в качестве политико-психологического фона, представленного представлениями, ценностями, ориентациями, установками.

Теоретической основой^ для нас также стала концепция« политического образа страны в Китае, разрабатываемая китайскими авторами Ван Хунином, Ван Сяоюном, Шэнь Цзижу2 и многими другими. Популярная в Китае концепция- наращивания «всеобъемлющей» или «совокупной мощи, нации» учитывалась при разработке теоретической модели анализа образа России.

Методология исследования включает в себя как общенаучные методы, так и различные качественные методы, положенные в основу методического инструментария работы и соответствующие требованиям, предъявляемым к политико-психологическому исследованию. Были проведены глубинные интервью на китайском язьже среди не бывавших ранее в России жителей континентального Китая, пропорционально представленных по полу, возрасту, образованию. Выборка качественного исследования составляет 20 человек. В исследовании также применялись, методы- ассоциаций, неоконченных предложений и1 проективный рисуночный тест. Полученные данные, во-первых, были обобщены с целью выявления

1 Преснякова JT.A. Влияние личностных особенностей на восприятие политической власти в России (1990-е годы)// Психология восприятия власти/ Под ред. Е.Б. Шестопал. Серия «Научные доклады». Вып. 1. М., 2002; Зорин В А.Образы власти в политическом сознании молодежи: индивидуально-психологические факторы// Психологические аспекты во "второй путинской республике"/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Земскова Е.Г. Этноцентризм как фактор восприятия власти в современной России// Психологические аспекты процесса во «второй путинской республике»/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2006; Тяжельникова B.C. Отношение к власти в контексте исторической памяти// Политико-психологические проблемы исследования массового сознания. М., 2002.

2 Wang Hongying. National Image building and Chinese Foreign Policy/ China rising: power and motivation in Chinese foreign policy/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 2005; ВанХунин. Цзовэй гоцзя шили дэ вэньхуа: жуань цюаньли// Фудань дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань. №3, 1993 (Ван Хунин. Культура как национальная сила страны: мягкая мощь// Журнал университета Фудан. Серия социология. №3, 1993); Ван Сяоюн. Ши лунь цюйюй вэньхуа жуань шили гайнянь дэ тичу бэйцзин// Хэнань гунъе дасюэ сюэбао. Шэхуэй кэсюэ бань. 10, №2. 2010 (Ван Сяоюн. Применимость концепта «мягкая мощь» культуры к региону// Вестник- Хэнаньского университета. Серия Социология. Вып. 10, №2, 2010); Шэнь Цзижу. Бу нэн хуши цзэнцян во го дэ «жуань шили»//Ляован синьвэнь чжоукань. 11.10.1999. №41 (Шэнь Цзижу. Не стоит игнорировать важность «мягкой силы» Китая// Еженедельный обозреватель новостей. 11.10.1999. №41). тенденций в процессе восприятия России. Во-вторых, был осуществлен максимально подробный сравнительный анализ противостоящих друг другу кейсов, что позволило детально описать все аспекты изучаемой проблемы, вскрыть глубинные смыслы и установить зависимости в процессе внешнеполитического восприятия.5 Следует отметить, что, анализ данных исследования осуществлялся на уровнях номинального и порядкового измерений 1 , подразумевающих выявление, обозначение и приблизительное упорядочивание первичных тенденций без их точного взвешивания. К тому же, качественные методы позволяют лучше выявить весь спектр всевозможных тенденций, в то время как количественные методы зачастую подгоняют искусственно заданные тенденции к требуемому результату. Применение психологических методов, направленных на выявление неосознаваемых элементов образа, подразумевают скорее качественный и глубинный анализ каждого случая в отдельности.

Проведенное исследование являлось частью долгосрочного проекта кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова - «Образ России в стране и в мире», осуществляемого под руководством доцента кафедры Т.Н. Пищевой.

Эмпирическая база диссертации Эмпирической основой диссертации являются данные самостоятельно проведенного качественного исследования, данные китайских социологических опросов и контент-анализа китайских СМИ2. В качестве источников к исследованию привлекались также вторичные эмпирические данные, включая публикации в средствах массовой информации, аналитические статьи, интервью с экспертами.

1 МангеймДж Б, Рич Р К Политология. Методы исследования: Пер. с англ./ Предисловие А.К. Соколова. М., 1997. С. 82-90.

2Хуаньцю ван дяоча: Элосы дуй хуа ю до чжуняо? // Хуаньцю шибао. 14.10.2009. С. 14; Интернет опрос центра «Хуаньцю»: Какую ценность представляет Россия для Китая? // Мировой обозреватель 14.10.2009. С. 14. - Исследование проведено среди 10 тыс. китайцев при поддержке Научно-исследовательского центра мировой истории Китайского института общественных наук; Милехин А В. Россия и Китай в меняющемся мире// Россия-Китай XXI век. 2005, № 1L. С. 24-27; Wang Hongying. National Image building and Chinese Foreign Policy/ China rising: power and motivation in Chinese foreign policy/ Ed. by Yong Deng and Fei-Ling Wang. Lanham, Maryland, 2005. P. 73-103.

Выносимые на защиту положения

1. Процесс внешнеполитического восприятия представляет собой отражение субъекшо-объектных свойств «другой» страны посредством механизмов, категоризации;, идентификации, стереотипизации, атрибуции и сопутствующих им эффектов аутфупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма под воздействием: политиксьпсихологаческжустойчивьки изменчивых фактороввосприятия.

2. Среди .факторов, восприятия «другой» страны в массовом, сознании наибольшую* значимость имеют особенности политической кулыуры субъекта: восприятия, отражаемые в, сознании общества в виде глубинных и поверхностных представлений, ценностей, ориентации и установок.

3. Образ России в массовом сознании граждан Китая на рациональном и бессознательном уровнях восприятия представлен- преимущественно когнитивным компонентом. Эмоциональный; и поведенческий компоненты образа России в Китае выражены слабо. При этом выявленный на рациональном уровне образ России оказался полнее, сложнее и негативнее восприятия России на бессознательном уровне. При , сохранении существующей тенденции восприятие России в долгосрочной перспективе может измениться в отрицательную сторону.

4. Положительное влияние на образ России в массовом сознании КНР оксвывает восприятие личности В.В. Путина. Отрицательную роль в восприятии нашей страны играет образ государственной власти, на которую в китайском массовохм сознании возлагается ответственность за бесчестную политику России по отношению к Китаю. Свойственная России персонификация шгасга отражается в китайском массовом сознании, но в силу китайской традиции коллективного управления; вносит двойственность в оценку образа России. Образы российского народа и территории России оказались амбвивалентными, они имеют как положительные, так и отрицательные значения.

5: Положительное влияние на восприятие современной России в Китае оказывает образ СССР, благодаря которому наша страна воспринимается как все еще сильное государство, обладающее серьезным военным потенциалом и развитыми фундаментальными науками.

6. Россия воспринимается массовым сознанием Китая как амбициозная, активная-и агрессивная страна, что в- ее ослабленном в сравнении с СССР положении^ оценивается отрицательно. Занимаемая Россией позиция в понимании китайцев не имеет под собой объективных оснований.

7. Идеальным образом России в китайском массовом сознании является; миролюбивая, ориентированная на экономическое процветание и уравновешивающая по мощи США- страна, что является проекцией современной1 неформальной^ внешнеполитической доктрины Китая.

Научная новизна

Научная новизна д иссертационной работы заключается в следующем: •• В: диссертационной работе были впервые систематизированы- знания о национальных образах государств в. исследованиях международных отношений и в политической психологии, а также обобщены закономерности восприятия1 «другой» страны в массовом сознании.

• В рамках диссертации предлагается схема анализа образа «другой» страны в массовом сознании, положенная в основу теоретической модели* исследования. Отличие- авторской модели к исследованию образов заключается в выявлении в процессе внешнеполитического восприятия особой роли механизма стереотипизации, сопутствующих ему эффектов аутгрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма, а также устойчивых факторов восприятия, «другой» страны в массовом сознании, характеризующемся свойством инертности и отражающем особенности политической культуры субъекта восприятия. К тому же, новым в модели анализа образа страны стало подчеркивание особой роли народа в его объектной структуре, включающей в себя также образы политической власти, лидеров, и территории.

• В диссертации в ходе анализа образа России в массовом сознании жителей Китая была доработана и применена методология политико-психологического исследования, заключающаяся в выделении психологических компонентов и параметров анализа образа, рационального и бессознательного уровней восприятия, а также в применении методов ассоциаций, неоконченных предложений и рисуночного теста.

• В диссертационном исследовании было юучено и посредством эмпирического исследования представлено влияние устойчивыхи изменчивых факторов восприятия; России в Китае. В частности, показано влияние на образ России китайского этноцентризма; конфуцианского почтения к государству и текущего политического контекста; связанного с особенностями? китайской!внешнеполитической^доктрины .и-ориентирами правящей элиты в развитии «своей» страны.

Практическое и теоретическое значение -исследования-Общее теоретическое значение диссертации заключается в том, что ею выводы; подкрепленные реальным-: эмпирическим исследованием, могут быть полезными в сугубо теоретических исследованиях в качестве доказательных и неспекулятивных данных. Оодержаше теоретических разработок диссертации представляет значимость дня развития концепции: внешнеполитического восприятия, так как в работе была-осуществлена попытка исследовать политическое восприятие сквозь, призму дискурсивных факторов «свой», «другой», «чужой», что позволило определить, закономерности, характерные для восприятия страны в мире.

Прикладной - смысл изучения образа: России в Китае состоит в необходимости учета особенностей уже сложившегося: восприятия нашей страны за ее.пределами в процессе: формирования: позитивного имиджа. Выявленные негативные тенденции и когнитивные барьеры на пути; восприятия России массовым, сознанием Китая, есть первый? шаг на пути их преодоления. Более того, изучение сложившихся в массовом*: сознании образов в целях дальнейшего их переформирования является одним из наиболее: эффективных приемов: с точки зрения влияния на принятие политических решений элитой странь1 в долгосрочной перспективе.

Апробация выводов

Основные идеи и выводы диссертационной работы нашли отражение в публикациях автора и докладах на российских и международных научных конференциях, конгрессах и форумах, в том числе:

• Международная: конференция «Перспективы развития политической-психологии: новые направления», МГУ им.М.В. Ломоносова, факультет политологии,, кафедра социологии и психологии политики, Москва, 22-23 октября, 2010г.

• Всероссийский молодежный научный форум «Развитие политической психологии: взгляд молодых исследователей», МГУ им.М.В. Ломоносова, факультет политологии, кафедра социологии и психологии политики, Москва, 22-23 октября, 2010г.

• V Всероссийский конгресс политологов «Изменения в политике и политика изменений: Стратегии, институты, акторы», РАПН, Москва, 20-22 ноября 2009 г.

• Международная научная конференция «Актуальные проблемы политического восприятия», МГУ им.М.В. Ломоносова, факультет политологии, кафедра социологии и психологии политики, Москва, 17-19 ноября 2009 г.

• Международная научная конференция «Новый политический цикл: повестка дня для России», круглый стол «Образы России в стране и в мире», ИНИОН РАН, Москва, 5-6 декабря 2008 г.

• Конференция «Образ России в мировом пространстве: история и современность», исторический факультет МГУ им М.В. Ломоносова, 25 июня 2008г.

• Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов», 2008г.

Структура диссертационного исследования Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

Заключение

В ходе критического осмысления особенностей' и подходов к внешнеполитическому восприятию в исследованиях международных отношений и в политической психологии нами* была разработана теоретическая модель, образа «другой» страны, применимая для анализа восприятия России в китайском массовом сознании. В соответствии с ней, образ «другой» страны формируется структурно аутентичным «Я-образу» своей страны и оценивается» по шкале отсутствия — присутствия 1 характеристик «Я-образа» в «другом» в виде приписывания различных упрощенных черт.

Основным механизмом в процессе внешнеполитического восприятия выступает стереотипизация, так как удаленные от субъекта восприятия образы воспринимаются наиболее опосредованно. Помимо стереотипизации в процессе внешнеполитического восприятия играют важную роль механизмы категоризации, идентификации, атрибуции и сопутствующие им эффекты аутгрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма. В результате их действия формируется упрощенный внешнеполитический образ «другой» страны, который по существенным параметрам всегда немного уступает образу «своей» страны и предстает в виде гомогенных характеристик, связанных в логически ошибочные схемы.

Помимо механизмов важную роль в процессе внешнеполитического восприятия играют факторы. В инструменталистских целях они было условно разделены нами на устойчивые и изменчивые факторы. Иными словами, факторы внешнеполитического восприятия представляют собой тот фон, на котором разворачиваются события внутри страны и на международной арене. С точки зрения исследования восприятия образа страны нас интересовали, прежде всего, не реальные свойства объекта, обусловливающие видение

1 На примере формирования идентичности в Европе И. Нойманн показывает, что «Восток является "Другим" Европы. "отсутствие восточности" является определяющей чертой "европейских" идентичностей». НоГшанн //. Использование "Другого" Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М , 2004. С. 267 образа страны, но особенности политической культуры субъекта восприятия. Исторически сложившиеся традиции восприятия, устойчивые политико-культурные образцы, а также систематизированная субъектом восприятия в ходе его социализации контекстная информация представляют собой требования к образам политических объектов, предъявляемые населением в его массовом сознании. -Устойчивые политико-культурные образцы и изменчивый политический контекст, характеризующие текущую политическую обстановку, закладывают в первую очередь содержательную структуру «Я-образа» «своей» страны, служащую схемой для выстраивания образа «другого» участника мирового политического процесса.

В Китае в числе устойчивых факторов восприятия были выявлены традиционное китаецентричное отношение к «другим» странам и конфуцианская установка на почтительное отношение к институту государства вне зависимости от страновой принадлежности. К изменчивым факторам восприятия «другой» страны в Китае были отнесены сложившийся авторитарный политический режим и основные ориентиры китайского политического руководства в развитии страны, степень удовлетворенности населения уровнем жизни и безопасностью, а также китайская внешнеполитическая доктрина. Сквозь призму сформировавшегося в Китае политического режима «другая» страна оценивается в первую очередь с позиции силы, самодостаточности и эффективности ее политической власти. В аспекте восприятия странами друг друга в системе международных отношений, до сих пор характеризующейся отсутствием окончательно институциализированного порядка, время от времени актуализируется потребность в безопасности. Она лежит в основе политической культуры каждого государства, вовлеченного в мировой политический процесс. На внешнеполитические образы указанные факторы влияют положительным образом в случае обнаружения общих с китайским политическим контекстом свойств, и отрицательно при отсутствии таковых.

В ходе теоретического анализа было выявлено, что современная внешнеполитическая доктрина Китая задает содержательную структуру образа «другой» страны. Его оценивание осуществляется в зависимости от развития и уравновешенности экономической, научной и военной сфер с политическим и культурным развитием страны. Китайская внешнеполитическая доктрина перекликается с разработанной в США концепцией соотношения «мягкой» и «жесткой сил» страны.

Помимо содержательной структуры, обусловленной внешнеполитической доктриной Китая, в ходе исследования, исходя из особенностей объекта, в образе страны были выделены составные элементы, а именно образ государственной власти, образ политических лидеров, образы народа и территории.

Объектная структура образа страны наиболее выпукло представлена на рациональном или вербальном уровнях восприятия. На бессознательном уровне восприятия основными компонентами образа являются глубинные культурные образцы и паттерны отношения к другим народам, свойственные субъекту восприятия. Входящие в единый образ страны объектные составляющие включают в себя когнитивные, эмоциональные и поведенческие компоненты, которые анализировались на рациональном и бессознательном уровнях восприятия. В мирное время наибольшую роль в образе «другой» страны играет когнитивный компонент, в то время как в периоды кризиса в международных отношениях его место занимают эмоции, и образ значимого «другого» трансформируется во «врага».

Таким образом, внешнеполитический образ «другой» страны, формирующийся в массовом сознании, представляет собой противопоставленный по структурным параметрам «Я-образу» своей страны стереотипный и логически невыверенный образ значимого «другого». Его функция заключается в первую очередь в формировании и укреплении идентичности граждан страны, являющихся субъектом восприятия. Поэтому под воздействием эффектов аутгрупповой гомогенности и ингруппового фаворитизма формируется немного приниженный, упрощенный, но многосоставный образ значимого «другого». Он не формирует в массовом сознании граждан воспринимающей страны, субъекта восприятия, готовности к действию, но косвенным образом влияет на развитие политического процесса, участвуя в социализации лиц, принимающих политические решения.

В ходе эмпирического исследования образа России в массовом сознании Китая были подтверждены гипотезы и сделаны следующие выводы:

1. Образ России в китайском массовом сознании формируется на основании сравнения с «Я-образом» Китая. С одной стороны, недостаточное экономическое развитие, направленный на демократизацию политический курс, зависимость страны от деятельности одного политического лидера, свойственная русскому характеру лень, зависимость от природных ресурсов влияют на ослабление образа России. Негативным сторонам образа России противопоставлены бурный экономический рост, коммунистический режим и модель адаптированной демократии, традиции коллективного иерархичного управления, трудолюбие и развитие производства с высокой добавленной стоимостью в Китае соответственно. С другой стороны, укрепление и централизация власти при В.В. Путине, признание ошибки в распаде СССР, все еще присутствующий военный потенциал, провозглашение в качестве 1 цели развития экономики и повышения благосостояния граждан, роль противовеса Западу, а также многовековая история и культура сближают образ России с Китаем и влияют на положительное восприятие.

2. По причине отсутствия угрозы во взаимодействии России и Китая в образе доминирует когнитивный компонент, на основании которого Россия воспринимается как «другая» невражеская страна с иной культурой. Оценивание образа по когнитивному основанию приводит к слабости эмоционального начала в образе. Восприятие России в китайском массовом сознании тяготеет к нейтральному и слегка заниженному видению нашей страны. Ослабленный образ России, именовавшийся в период СССР старшим братом» Китая, значим для него в первую очередь с точки зрения определения своего места на международной арене.

3. Значительную часть в образе России занимает ее политический лидер, В.В. Путин, так как самому объекту восприятия свойственна персонификация, отражаемая в международном информационном поле. В ходе исследования также выявилось, что, несмотря на позитивное влияние образа В.В. Путина на образ России, оно относится к изменчивым факторам. На бессознательном уровне восприятия сказываются свойственные китайской культуре традиции коллективного управления, поэтому зависимость судьбы страны от деятельности одного лица не приветствуется в Китае.

4. Гипотеза о влиянии устойчивых факторов восприятия, обусловленных китаецентризмом, на негативное восприятие России на бессознательном уровне восприятия, полностью не подтвердилась. Китаецентризм проявился в восприятии России сквозь призму собственной культуры, когда образ России был либо когнитивно-бедным, либо ему приписывались свойственные Китаю черты. Влияние китаецентризма на бессознательном уровне восприятия России ослабляется конфуцианской традицией почтительного отношения к институту государства и соответствующем ей положительном, но когнитивно бедном отношении к России как к государству. Вторая часть гипотезы о влиянии изменчивых факторов текущего политического контекста на положительное восприятие, что сопряжено с продуктивным развитием отношений между Россией и Китаем, также не подтвердилась. Информационный контекст, представленный в первую очередь успехами Китая в экономической и внешнеполитической сферах, а также различия государств в стратегиях развития сказываются на ослаблении образа России. В частности, негативным элементом образа России оказались амбиции последней на международной арене в условиях зависимой от экспорта готовой продукции сырьевой экономики, ослабления имиджа России в мире в сравнении с СССР. В ходе анализа кейсов наиболее традиционных для китайской культуры образов России и включающих объектные характеристики нашей страны, контекстные образы было также выявлено, что по мере ослабления образа СССР и вовлечения субъекта восприятия в информационный контекст, образ России становится все менее привлекательным. В современном политическом контексте наиболее положительно на восприятии России сказывается исключительно образ ее политического лидера, В.В. Путина. В ходе исследования было выявлено, что изменчивые факторы оказывают влияние, скорее, на негативное восприятие России, в то время как устойчивые факторы — на более позитивное и нейтральное восприятие.

5. Несмотря на неоднозначность образа России в массовом китайском сознании, можно заключить, что наша страна до сих пор воспринимается достаточно сильной. Ее текущее положение на международной арене в массовом сознании китайцев представляет собой ослабленные позиции СССР. Сила современной России в понимании граждан Китая также заключается в ее богатой культуре, многовековой истории, огромной территории и богатстве ресурсов, которые являются основными наиболее устойчивыми стереотипами восприятия России.

6. Активными субъектами образа России в массовом китайском сознании на рациональном уровне являются ее политическая элита и народ, в то время как на бессознательном уровне восприятия в образе России преимущественно отсутствуют какие-либо субъекты и она воспринимается просто как иная, чуждая Китаю культура.

7. По параметру агрессивности России приписываются агрессивные черты, проявляющиеся в неприкрытом несоблюдении Россией деловых и политических договоров, например, вторжение в Грузию в период летней Олимпиады 2008 года в Пекине. В массовом сознании китайцев присутствует стереотип о провале внешнеполитического образа России в мире.

8. Проведенное диссертационное исследование позволяет сделать предположение о том, что тенденция к более негативному восприятию России на рациональном уровне при ее сохранении может быть экстраполирована в будущем на бессознательный уровень. В настоящий момент в образе России в силу конфуцианской традиции почтительного отношения к институту государства, положительного влияния образа СССР и отсутствия конфликтной ситуации иррациональное, аффективное начало не выражено. В долгосрочной перспективе в случае переноса оценок России с рационального на бессознательный уровень восприятия поведенческая политика Китая может обоснованным образом измениться в отрицательную сторону для России.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат политических наук , Бокова, Наталья Борисовна, Москва

1. Абрамова НА. Политическая культура Китая. Традиции и современность. М., 2001.

2. Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р. Сравнительная политология сегодня. Мировой обзор. М., 2002.

3. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 2000.

4. Аронсон Э. Общественное животное. М., 1998.

5. Артемьев А.Р. О некоторых спорных вопросах пограничного размежевания между Россией и Китаем по Нерчинскому договору 1689 г.// Вестник ДВО РАН. 2002. №1.

6. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996.

7. Ачкасов В.А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора// Журнал социологии и социальной антропологии. 1999. Т. 2., №1.

8. Баглай М.В. Конституционное право зарубежных стран. М., 2006.

9. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2007.

10. Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды в трех томах. М., 2002. Т.2.

11. Бажанов Е.П. Китай: от Срединной империи до сверхдержавы XXI века. М., 2007.

12. Бажанов Е.П. Китайская грамота. М., 2008.

13. Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Многополюсный мир. М., 2010.

14. Баскакова Ю.М. Метафоры восприятия России в западных СМИ (Россия как медведь)// Россия и современный мир: проблемы политического развития. Материалы международной межвузовской конференции. Ч. 2. М., 2007.

15. Баталов Э.Я. и др. «Рычащий медведь» на «диком Востоке»: Образы современной России в работах американских авторов: 1992-2007/ Э.Я. Баталов, В.Ю. Журавлева, К.В. Хозинская. М., 2009.

16. Баталов Э.Я. Политическое — «слишком человеческое». М., 2000.

17. Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского// Собр. соч. Т. 2. М., 2000.

18. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

19. Белова О.В. Этноконфессиональные стереотипы в славянских народных представлениях// Славяноведение. 1997. № 1.

20. Белова О.В. Этнокультурные стереотипы в славянской народной традиции. М., 2005.

21. Белоконева A.C. Конструирование образа внешнего врага: исследование советских СМИ и официальных документов начала «холодной войны» (1946-1953 гг.): Дис. . канд. социол. наук: 23.00.02 Москва, 2004.

22. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М., 1995.

23. Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990.

24. Блашенкова B.C. Эталоны в политике: образ святого князя и имидж современного политического лидера// Микрополитика. Субъективные аспекты политического процесса в России. М., 2004.

25. Бляхер Л. «Презумпция виновности». Метаморфозы политических институтов в России// Pro et Contra. 2002. № 3.

26. Богатуров А.Д. Самоопределение нации и потенциал международной конфликтности// Международная жизнь. № 2, 1992.

27. Бражник О.В. Образы государственной власти в массовом сознании// Образы государств, наций и лидеров/ Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

28. Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации. М., 1977.

29. Буров В.Г. Китай и китайцы глазами российского ученого. М., 2000.

30. Вальденберг В.Е. Древнерусские учения о пределах царской власти. М., 2006.

31. Васильев Л. С. Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001.

32. Васильев Л.С. Традиция и проблемы социального прогресса в истории Китая. / Сб. статей. Роль традиции в истории и культуре Китая. М., 1972.

33. Вебер М. Политика как профессия и призвание/ Избранные произведения. М., 1990.

34. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма/ Избранные произведения. М., 1990.

35. Виноградов A.B. Государственно-политические «коды» Востока и Запада// Международные процессы. Т. 4, №1 (10). М., 2006; http://www.intertrends.ru/tenth/001 .htm

36. Виноградов A.B. Китайская модель модернизации. Поиски новой идентичности. М., 2005.

37. Виноградова Н.С. Политико-психологический анализ образа России в англо-американских печатных СМИ (исследование 2008-2009 гг.)/ Автореф. диссер.кандид. полит, наук. М., 2010.

38. Воскресенский А.Д. Китай и Россия в Евразии: Историческая динамика политических взаимовлияний. М., 2004.

39. Воскресенский А.Д. Политические системы и модели демократии на Востоке. М., 2007.

40. Воскресенский А.Д. Россия и Китай: Теория и история межгосударственных отношений. М., 1999.

41. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. М., 1982. Т. 2.

42. Вятр Е. Социология политических отношений/ Пер. с польск. Под ред. Ф.М.Бурлацкого. М., 1979.44.