Автореферат диссертации по теме "Особенности привязанности у детей раннего возраста"

904605070

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Плешкова Наталья Леонидовна

ОСОБЕННОСТИ ПРИВЯЗАННОСТИ У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА 19.00.13 - психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург - 2010

004605070

Работа выполнена на кафедре социальной адаптации и психологической коррекции личности факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета

доктор психологических наук, профессор Мухамедрахимов Рифкат Жаудатович доктор психологических наук, профессор Аверин Вячеслав Афанасьевич (Санкт-Петербургская педиатрическая медицинская академия); кандидат психологических наук, доцент Осорина Мария Владимировна (Санкт-Петербургский государственный университет)

Ведущая организация: Институт психологии Российской академии наук

Защита состоится « 19 » мая 2010 г. в 16 часов на заседании совета Д 212.232.42 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: ауд. 227 факультета психологии, наб. Макарова, 6, Санкт-Петербург, 199034.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. A.M. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (Университетская наб., 7/9, Санкт-Петербург).

Научный руководитель: Официальные оппоненты:

Автореферат разослан «17 апреля» 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат психологических наук, доцент

Макаров Ю. А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность исследования. Изучение отношений привязанности человека на ранних этапах развития в последние десятилетия является одним из наиболее интенсивно развивающихся направлений современной теоретической и прикладной психологии (Дж. Боулби, 2003; J. Bowlby, 1982/1969; M.D.S. Ainsworth et al., 1978; M. Main, J. Solomon, 1990; P. M. Crittenden, 1985, 1991, 2000, 2008; L.A. Sroufe et al., 2005; E. Waters et al., 2000). Исследования, проведенные в этой области, показывают, что в течение первого года жизни ребенок, на основе обобщенного опыта взаимоотношений с матерью, формирует паттерн привязанности, который является системой эмоциональных и поведенческих реакций ребенка во взаимодействии с ней (M.D.S. Ainsworth et al., 1978). Выявлено, что характеристики материнской чувствительности являются ведущими для формирования качества привязанности ребенка (M.D.S. Ainsworth et al., 1978; J. Bates et al., 1985; J. Belsky, 1999; В. Egeland, L.A. Sroufe, 1981b; M. Radke-Yarrow et al., 1985). Также была описана взаимосвязь особенностей привязанности ребенка и его темперамента, социально-эмоционального и когнитивного развития (В. van den Boom, 1994; H.H. Goldsmith, J.A. Alansky, 1987, M. H. van IJzendoorn, 1995). Кроме того, было показано влияние личностных особенностей родителей, социальных, демографических факторов на формирование отношений привязанности у детей раннего возраста (Belsky, J. Vondra, 1989; R. Isabella, 1988; M. Main, E. Hesse, 1990; M. Radke-Yarrow et al., 1985). Значительное число исследований посвящено изучению отношений привязанности, в которых отражена специфика особенностей привязанности у детей, воспитывающихся в различных культурах, проживающих в разных странах (М.Н. van IJzendoorn et al., 1988; M.H. van IJzendoorn, A. Sagi, 1999). Было проведено изучение привязанности у детей дошкольного возраста, у детей из групп медицинского и социального риска (D. Cicchetty, M. Beeghly, 1990; P. Crittenden, 2000; R. Thomspon et. al., 1985), также исследовались тендерные особенности этих отношений (D.H. David, К. Lyon-Ruth, 2005; M. Radke-Yarrow, 1998).

Отечественные исследования, посвященные изучению развития детей раннего возраста, представлены работами, проведенными в рамках культурно-исторической теории JI.C. Выготского и теории деятельности. В них рассматривается социально-эмоциональное, речевое и познавательное развитие (H.H. Авдеева, 1996; В.В. Ветрова 1975; М.И. Лисина, 1986; С.Ю. Мещерякова, 1996; А.Г. Рузская, 1974) как у детей, воспитывающихся в семьях, так и у детей, живущих в домах ребенка (H.H. Авдеева, 1999; JI.H. Галигузова, 1990). В рамках концепции развития ребенка в системе взаимодействия с близким взрослым, в основном рассматривались различные аспекты взаимодействия детей и матерей в семьях, а также детей и близких взрослых в домах ребенка (В.Ю. Иванова, 2007; Р.Ж.Мухамедрахимов, 1999; О.И. Пальмов, 2006). Системно-эволюционный подход к пониманию развития психики в раннем онтогенезе человека определил исследования

природы ментальных репрезентаций и социально-когнитивного развития у детей раннего возраста (Виленская, 2004; Сергиенко, 2000,2007).

Анализ отечественных исследований, в которых изучались отношения привязанности матери и ребенка, показал, что во многих из них (Н.Н. Авдеева, 1997; Н.Н. Авдеева, Н.А. Хаймовская, 1999; А.С. Батуев, А.Г. Кощавцев, 2000; М.К. Бардышевская, 2006; А.Г. Кощавцев, 2005; М.В. Соболева, А.С. Батуев, 2004) использовались модифицированные варианты метода, позволяющего определить качество привязанности. Кроме того, эти исследования имеют ограничения для проведения сравнительного анализа, в связи с тем, что оценка привязанности проводилась без предварительного обучения и сертификации, необходимых для использования данного метода, или применялись самостоятельно разработанные шкалы. По нашему мнению, авторами данных работ получены результаты, описывающие эмоциональное развитие детей раннего возраста, обнаруживающие влияние семейных отношений, особенностей функционального состояния новорожденных, качества взаимодействия матери и ребенка в игровой ситуации на социально-эмоциональное развитие ребенка, однако они не позволяют делать заключения о качестве привязанности российских детей, проживающих в семьях и домах ребенка.

Небольшая часть исследований в этой области была проведена с соблюдением всех условий, позволяющих изучать характеристики привязанности, однако количество детей в изучаемых выборках было незначительным для понимания специфики качества привязанности у детей раннего возраста, проживающих в Российской Федерации. (L. Ahnert, Т. Meicshner, A. Schmidt, 1989); в домах ребенка был проведен анализ отдельных случаев (R. J. Muhamedrahimov, 2000).

При изучении условий проживания детей в домах ребенка, особенности социальной среды, в которой воспитываются дети, было выявлено, что они характеризуются высокой степенью нестабильности. Поведение заботящихся о детях взрослых отличается непредсказуемостью, нечувствительностью к потребностям детей, ориентацией на познавательное, нежели на эмоциональное развитие (Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999; Р.Ж. Мухамедрахимов и др., 2003).

К настоящему времени не было проведено исследований, посвященных изучению отношений привязанности на большой выборке детей второго года жизни, воспитывающихся в российских семьях, а именно в Санкт-Петербурге, в том числе в домах ребенка. Не существует сравнительных исследований распределения паттернов привязанности у детей в семьях и домах ребенка, проведенных с использованием различных методических подходов, разработанных в области теории привязанности (M.D.S. Ainsworth et al., 1978; P.M. Crittenden, 2002; M. Main, J. Solomon, 1990). Отсутствуют данные о специфике поведения детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка, имеющих различные паттерны привязанности, а также данные о специфике распределения паттернов привязанности в связи с полом детей.

Изучение качества привязанности является актуальным с теоретической и практической точек зрения в связи с тем, что оно позволяет обнаружить специфику формирования отношений привязанности у детей раннего возраста в российских семьях, и домах ребенка в условиях нестабильного и нечувствительного социального окружения.

Цель исследования: изучение поведения и паттернов привязанности по отношению к близкому взрослому у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

Объект исследования: поведение и паттерны привязанности у детей.

Предмет исследования: поведение и паттерны привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в семьях и домах ребенка по отношению к близким взрослым.

Основные гипотезы исследования:

1. У детей, воспитывающиеся в семьях и домах ребенка, формируются по отношению к близкому взрослому как безопасные и относительно безопасные, так и сложноорганизованные паттерны привязанности.

2. В группе детей из семей, по сравнению с детьми из домов ребенка, чаще встречаются безопасные и относительно безопасные, и реже -сложноорганизованные паттерны привязанности.

3. Поведение детей по отношению к матери в семьях отличается от поведения детей в домах ребенка по отношению к близкому взрослому. "

В соответствии с целью и гипотезами исследования были сформулированы следующие задачи:

1. Изучить особенности привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в семьях, по отношению к матерям.

2. Определить характеристики привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в домах ребенка, по отношению к ухаживающим за ними близким взрослым.

3. Провести сравнительный анализ распределения паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и в домах ребенка.

4. Сравнить поведение по отношению к близкому взрослому у детей в семьях и домах ребенка.

Теоретической основой данной работы являются представления о том, что ребенок в течение первого года жизни обобщает опыт своего взаимодействия с матерью и формирует систему представлений и связанный с ней комплекс эмоциональных и поведенческих реакций во взаимодействии с матерью - паттерн привязанности, который обеспечивает ребенку оптимальный отклик со стороны взрослого и удовлетворяет его потребность в эмоциональной безопасности. Данные положения представлены теорией привязанности (1. Во\у1Ьу, 1982/1969; М.Б.З. Ан^оПЬ е1 а1., 1978.). Кроме того, в настоящей работе была использована концепция развития человека в раннем возрасте в системе «мать-ребенок» (В.Ю. Иванова, 2007; Р.Ж.

Мухамедрахимов, 1999; О.И. Пальмов, 2006; Е.А. Сергиенко, 2000, 2007; Т. В. Brazelton, D.G. Cramer 1991; D. Stern, 1985).

Для решения поставленных в исследовании задач были использованы следующие методы психологического исследования: инструментальное наблюдение с использованием видеосъемки и последующим анализом видеоматериалов, а также анкетирование и методы математической обработки данных.

Исследование проводилось на базе Службы ранней помощи Центра интегративного воспитания ДОУ № 41 Центрального района и трех домов ребенка Санкт-Петербурга.

Достоверность и обоснованность результатов исследования и сделанных на их основе выводов обеспечены исходными теоретическими позициями; изучением и анализом данных предыдущих исследований по изучаемой теме и последующим выделением научной проблемы; адекватным подбором выборки; использованием комплекса методов, соответствующих цели, задачам и предмету исследования; оптимальными условиями проведения обследования участников и получения первичных результатов; применением необходимых методов статистической обработки данных.

Основные положения выносимые на защиту:

1. Поведение и распределение паттернов привязанности связаны с условиями воспитания детей: в семьях чаще встречаются паттерны, относящиеся к безопасному и относительно безопасному, тогда как в домах ребенка - к сложноорганизованному и дезорганизованному видам.

2. Различия распределения паттернов привязанности в связи полом детей, проявляются при более благоприятных условиях воспитания: по сравнению с детьми из домов ребенка, у детей из семей наблюдаются различия в соотношении паттернов привязанности у мальчиков и девочек.

3. Сложноорганизованные паттерны привязанности проявляются в послушном и заботливом, а также в агрессивном и беспомощном поведении или в сочетании этих видов поведения.

4. Поведение детей со сложноорганизованными паттернами различается в зависимости от условий воспитания: уровень поддержания взаимодействия с близким взрослым выше у детей в семьях, чем в домах ребенка.

Научная новизна работы заключается в следующем: впервые проведено исследование качества привязанности у российских детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка; - установлены различия в поведении у детей, воспитывающихся в семьях и имеющих безопасные и относительно безопасные паттерны, по сравнению с поведением детей, паттерны привязанности которых относятся к сложноорганизованным;

- выявлены различия в распределении у детей безопасных и относительно безопасных, а также сложноорганизованных паттернов привязанности в зависимости от пола;

- обнаружены отличия в поведении детей из семей и домов ребенка, имеющих одинаковые сложноорганизованные паттерны привязанности.

Теоретическая значимость исследования. Результаты проведенного диссертационного исследования расширяют представления об особенностях привязанности у детей раннего возраста, проживающих в различных социальных условиях, разных культурах. Полученные данные позволяют лучшим образом понимать специфику формирования отношений привязанности человека в течение первого года жизни в связи с условиями воспитания, в том числе в условиях социальной и эмоциональной депривации. Результаты работы вносят вклад в понимание соотношения биологических и социальных факторов (пол, характеристики социального окружения) в формирование отношений привязанности. В результате исследования была получена новая информация о том, что ребенок в раннем возрасте вырабатывает комплекс самозащитных поведенческих реакций, направленных на адаптацию к условиям окружающей среды, включая условия высокого социального и эмоционального риска.

Практическая значимость исследования. Полученные данные могут составить основу для разработки и реализации программ раннего вмешательства для детей, воспитывающихся в семьях в домах ребенка. Результаты работы позволяют лучше понимать специфику социальных условий, в которых воспитывается ребенок, выявлять особенности взаимодействия матерей и детей, а также сотрудниц домов ребенка, ухаживающих за детьми. На основании полученных данных возможно составление конкретного, индивидуального плана сопровождения семей, имеющих детей раннего возраста. Кроме того, полученные данные о качестве привязанности у детей могут быть использованы для создания программ подготовки профессионалов в области раннего вмешательства.

Апробация результатов. Материалы исследования докладывались на научно-практических конференциях: «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2005); второй Всероссийской научно-практическая конференции «Другое детство» (Москва, 2009); IV Междисциплинарной конференции по акушерству, перинаталогии и неонаталогии «Здоровая женщина-здоровый новорожденный» (Санкт-Петербург, 2009); на семинарах-практикумах, посвященных развитию отношений привязанности у детей раннего возраста (Санкт-Петербург, 2006; 2007; 2008; 2009; Москва, 2004; Казань 2006); на конференции "Интегративное воспитание в Санкт-Петербурге: проблемы и перспективы" (Санкт-Петербург, 2005); на цикле семинаров по вопросам раннего вмешательства и психического развития детей раннего возраста (Томск, 2003; Орел, 2004); на международной конференции, посвященной проблемам изучения отношений привязанности у детей и взрослых (Бертиноро, Италия, 2008). Изучение детей и сотрудниц домов ребенка

проводилось в рамках российско-американского проекта «Влияние социального окружения на психическое здоровье детей раннего возраста»; проект поддержан грантом 1 ROI HD39017-01 от Национального Института Здоровья Ребенка и Развития Человека США (the National Institute of Child Health and Human Development of the U.S. Public Health Service).

Внедрение. Результаты исследования внедрены в практику психологической работы с детьми и их матерями в службе ранней помощи Центра интегративного воспитания ДОУ 41 г. Санкт-Петербурга. Материалы диссертационного исследования включены в учебные дисциплины и реализуются при подготовке психологов на специализациях "Клиническая психология младенческого и раннего возраста" и «Психология развития и дифференциальная психология» на факультете психологии СПбГУ.

По теме исследования опубликовано 8 печатных работ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, обсуждения результатов, основных выводов, заключения. Работа изложена на 154 страницах, содержит 34 таблицы, 16 рисунков, список литературы, включающий 151 источник, из них 99 на иностранных языках, и 1 приложение.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность темы диссертационного исследования, определяются цель, задачи, гипотезы, предмет и объект исследования, раскрывается научная новизна, практическая значимость работы.

В главе 1 «Основные направления исследований социально-эмоционального развития человека в раннем возрасте в отечественной и зарубежной психологии» рассматриваются теоретические подходы и результаты исследований социально-эмоционального развития детей раннего возраста, представленные в отечественной и зарубежной психологической литературе, а также подробно проанализированы и обобщены данные исследований, проведенных в рамках теории привязанности.

В отечественной литературе широко распространены работы, в которых изучается влияние общения со взрослым как особого вида деятельности на психическое развитие ребенка. Авторами данного подхода подчеркивается, что потребность в общении у человека не является врожденной, а складывается из личностного отношения взрослого к ребенку. Вместе с этим, не уделяется внимания влиянию индивидуально-психологических характеристик взрослого на развитие ребенка (М.И. Лисина, 1986). В процессе общения формируются эмоциональные переживания (М.И. Лисина, 1974; С.Ю. Мещерякова, 1979; Т.М. Сорокина, 1977), познавательная активность (Д.Б. Годовикова, 1976; Е.О. Смирнова, 1980); речь (В.В. Ветрова, 1975; М.Г. Елагина, 1977; А.Г. Рузская, 1974); образ себя и самосознание (H.H. Авдеева, 1996; М.И. Лисина, 1986). Недостаток общения у детей, воспитывающихся в учреждениях, приводит к значительному отставанию в развитии (H.H. Авдеева, 1988; Л.Н. Галигузова и др., 1990).

Исследования, в которых были выявлены врожденные способности к репрезентациям, порождению ментального опыта ребенка, а также к взаимодействию со взрослым представлены широким кругом работ (Е.А. Сергиенко, 1998, 1999, 2006; В. Beebe, D. Stern, 1977; D. Cohen, R. Garsia, Greenberg, 1984; S. Condon et al., 1974; T. Field, P. Kühl, A. Meltzoff, 1982; J. MacFarlan, 1977; M. Rüssel, 1976). В них показано, что младенец с первых дней жизни способен вступать в контакт со взрослым, сигнализировать о своем состоянии и потребностях. Также в литературе были описаны специфические характеристики материнского поведения, которые способствуют оптимизации процесса взаимодействия, оказывают влияние на особенности эмоциональной регуляции ребенка (Г.А. Виленская, Е.А Сергиенко, 1999; А. Fogel, 1977; D. Stem, 1974; 1977).

Согласно подходам, рассматривающим развитие ребенка в системе отношений с близким взрослым, индивидуальные характеристики как младенца, так и матери (или лица, ее заменяющего) взаимно влияют друг на друга (Т. В. Brazelton, D.G. Cramer 1991; D. Stern, 1977; 1985; 1995). К специфическим свойствам благоприятного взаимодействия можно отнести синхронность, взаимность, совместное изменение поведения, настроенность друг на друга. В работах, проведенных в русле данного подхода, показано, что психическое развитие ребенка во многом определяется особенностями его взаимодействия со взрослым (И.А. Аринцина, 2008; Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999; В.Ю. Иванова, 2007; О.И. Пальмов, 2006; Г.В. Скобло, Л.Л. Баз, 1996,2003; L. Sander, 1970; J. Osofsky, К. Connors, 1979).

Системный поход к пониманию психического развития ребенка рассматривает особенности процесса его взаимодействия со взрослым, тогда как теория привязанности описывает результат этого взаимодействия. Особенности психического развития, эмоциональной регуляции ребенка тесно связаны с наличием у ребенка чувства комфорта и безопасности, который зависит от способности матери точно и адекватно понимать и откликаться на сигналы ребенка, в частности на знаки дистресса (Дж. Боулби, 2003; M.D.S. Ainsworth et al., 1978; J. Bowlby, 1982/1969). В течение первого года жизни ребенок получает опыт регулирования своего состояния со стороны близкого и ухаживающего за ним взрослого, прежде всего матерью, или заменяющего ее человека. На основании этого опыта он строит представления о себе, о другом и об отношениях, которые проявляются в паттерне привязанности ребенка - системе эмоциональных и поведенческих реакций по отношению к матери в ситуациях, когда ребенок испытывает стресс. Лонгитюдные исследования взаимодействия матерей и детей позволили описать паттерны привязанности, которые формируются у детей к 12 месяцам: безопасный (В) паттерн характеризуется тем, что ребенок открыто демонстрирует матери свою потребность в утешении и поддержке в ситуации стресса. Небезопасный паттерн привязанности избегающего вида {А) отличается тем, что ребенок избегает обращаться к матери за утешением, предпочитает регулировать свое эмоциональное состояние самостоятельно, занимаясь исследованием игрушек, окружающих предметов и обстановки.

Небезопасный паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С) проявляется в одновременном присутствии желания контакта с матерью в ситуации стресса и сопротивления ему. На качество привязанности ребенка влияет способность матери откликаться его актуальные потребности: матери безопаснопривязанных детей отличаются значительно более высокой чувствительностью и отзывчивостью, по сравнению с матерями детей, имеющих другие паттерны (Ainsworth et. al.,1978; J. Belsky, 1999; R. Isabella et al., 1989; S. Spieker, C. Booth, 1988). Было выявлено, что такие факторы как пол, темперамент, неврологический статус ребенка при рождении оказывают влияние на формирование привязанности, но не являются ведущими (J.A. Alansky, Н.Н. Goldsmith, 1987; В. van den Boom, 1994).

В настоящее время в зарубежной литературе существует значительное количество исследований, изучающих особенности привязанности детей, воспитывающихся в условиях значительной психической или физической небезопасности (P. М. Crittenden, 1985, 1991; К. Lyon-Ruth et al., 1990; М. Main, J. Solomon, 1986; M. Radke-Yarrow et al., 1985; D. Teti et al., 1995). В ситуации стресса эти дети демонстрируют страх, заторможенность, напряжение во взаимодействии с матерью, подают противоречивые сигналы. Часть авторов считает подобное поведение признаком дезорганизации, т.е. неспособности ребенка выработать адаптивную стратегию во взаимодействии с близким взрослым, (М.Н. van IJzendoorn et al., 1999; M. Main, J. Solomon, 1990; M. Main, E. Hess, 1990), другие - рассматривают эти реакции как проявление адаптации со стороны ребенка к условиям небезопасности (P. М. Crittenden, 1985, 1991, 2000, 2008). При анализе полученных нами эмпирических данных мы будем опираться на представления о том, что ребенок, находясь в небезопасных условиях, формирует адаптивную стратегию поведения - сложноорганизованные паттерны привязанности.

В целом, анализ отечественной и зарубежной литературы по теме диссертационного исследования показал, что к настоящему времени, не существует работ, изучающих распределение видов привязанности на большой выборке детей, воспитывающихся в российских семьях. Не проведено сравнительных исследований, рассматривающих поведение и виды привязанности у детей раннего возраста, проживающих в условиях высокой нестабильности и нечувствительности социального окружения -домах ребенка. В известной нам зарубежной и отечественной литературе, посвященной вопросам теории и экспериментального исследования привязанности, не существует работ, сопоставляющих результаты оценки привязанности, проведенной при использовании различных теоретических подходов и методических схем (M.D.S. Ainsworth et al., 1978; P.M. Crittenden, 2002; M. Main, J. Solomon, 1990).

В главе 2 «Методы и организация исследования» представлены описание выборки, организации и методов исследования.

Эмпирическая база исследования. В группу детей, воспитывающихся в семьях, вошли 143 ребенка от 11 до 16 месяцев, средний возраст детей

составил 13,4 + 1,69 месяца, 67 мальчиков и 76 девочек. 119 детей являются первенцами, 21 ребенок - вторыми детьми, 3 детей - третьими детьми в семье. 140 детей родились в срок, 3 детей являются недоношенными. 137 детей проживают в полных семьях, 6 детей воспитываются только матерью. Матери детей были в возрасте от 20 до 40 лет, средний возраст матерей составил 27,4 + 4,49. 80 матерей имеют высшее образование, 63 - среднее специальное или среднее. 128 семей имеют средний или высокий доход, 15 -низкий доход.

В группу детей, воспитывающихся в домах ребенка, вошел 71 ребенок, (39 мальчиков и 32 девочки) в возрасте от 12 до 18 месяцев, средний возраст детей - 15,4 + 2,12 месяца. 10 детей находились в доме ребенка на момент обследования 5 месяцев, 61 - проживали более 8 месяцев. Каждый ребенок участвовал в исследовании вместе с воспитателем или медицинской сестрой, работающими в группе, где проживали дети. Сотрудницам была предоставлена возможность участвовать в обследовании с теми детьми, с которыми у них были сформированы наиболее близкие отношения. Система проживания и воспитания детей в доме ребенка соответствовала традиционной системе детских сиротских учреждений. Одна и та же сотрудница могла участвовать в исследовании с несколькими детьми из группы, где они воспитывались (Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999).

В исследуемых группах, дети не имели выраженного отставания в развитии, у них не наблюдалось выраженных нарушений, связанных с генетическими и медицинскими факторами. Оценка состояния детей в домах ребенка была проведена специалистами этих учреждений, составляющими экспертную группу, с использованием метода оценки детей по скрининговой "Шкале оценки развития" (Functional Ability Index, Simeonsson &'Bailey, 1988; разработка и описание шкал проведены в 2000 г. J1.H. Истоминой, Р.Ж. Мухамедрахимовым, О.И. Пальмовым).

Методы исследования. - Метод оценки отношений привязанности у детей раннего возраста «Незнакомая ситуация» (M.D.S. Ainsworth et al., 1978). Данная процедура используется для детей от 11 до 18 месяцев, имеет определенную структуру, состоящую из нескольких эпизодов, включающих в себя разлучение и воссоединение с матерью, и записывается на видеопленку. После проведения видеозаписи детей и близких взрослых (матерей и сотрудниц домов ребенка), был произведен анализ полученного видеоматериала. Классификация паттернов привязанности оценивалась в соответствии с критериями, разработанными, как М. Эйнстворт, так и П. Криттенден (M.D.S. Ainsworth et al., 1978, P. M. Crittenden, 2002). Качество привязанности 33 детей из семей было оценено П. Криттенден. Оценка привязанности 110 детей из семей и 71 ребенка из домов ребенка была проведена H.JL Плешковой (процедура определения надежности анализа видеоматериалов была пройдена экспертом Н.Л. Плешковой в 2002 году совместно с П. Криттенден, уровень согласованности результатов анализа видеоматериалов составляет 90%). В соответствии с представленными критериями, определялись следующие

паттерны привязанности детей: паттерн привязанности безопасного вида (В); паттерн привязанности избегающего вида (А); паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С); паттерн привязанности заботливого и послушного поведения по отношению к матери (А+); паттерн привязанности агрессивного и беспомощного поведения по отношению к матери (С+); паттерн привязанности, сочетающий заботливое, послушное и агрессивное и беспомощное поведение по отношению к матери (А+ и С+); дезорганизованное и дезориентированное поведение по отношению к матери (ОХ).

- Оценка поведения ребенка проводилась в соответствии со шкалами оценки привязанности (M.D.S. Ainsworth, et al., 1978).

- Оценка проявлений дезадаптивного поведения ребенка (H.JI. Плешкова, Р.Ж. Мухамедрахимов, 2009).

Оценка поведения детей, в том числе и дезадаптивного, проводилась в эпизодах первого и второго воссоединения ребенка и близкого взрослого.

- Метод анкетирования матерей; метод был использован на предварительном этапе исследования для определения и описания социально-демографических характеристик исследуемых семей.

- Методы математической обработки данных применялись для анализа эмпирических данных. Анализ различий проводился с использованием критериев: t - Стьюдента, U - Манна-Уитни и уг Пирсона на базе программного пакета SPSS 13.0. Статистические решения принимались на 5%-ном уровне значимости. В отдельных случаях мы обращали внимание на уровни значимости в пределах 5-10%, которые характеризуют тенденцию к различию.

В главе 3 «Привязанность у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка» представлены результаты распределения классических (безопасных и относительно безопасных) и не относящихся к таковым (т.е. сложноорганизованных) паттернов привязанности у детей из семей и домов ребенка, описано поведение привязанности, характерное для этих паттернов. Также, данная глава содержит сравнительный анализ поведения привязанности, характерного для всех изучаемых паттернов, и сравнение распределения паттернов привязанности у детей в семьях и домах ребенка.

В работе было показано, что при оценке качества привязанности, проведенной в соответствии с критериями, разработанными М. Эйнсворт, среди детей, воспитывающихся в семьях, выявлено 10 (7% от общего числа), имеющих безопасный паттерн привязанности (В), 16 детей (11,2%) сформировали со своими матерями паттерн привязанности избегающего вида (А); 41 ребенок (28,7 %) имеет паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С). Также было выделено 76 детей (53,1 %), имеющих паттерны привязанности, которые не относятся к классическим видам А, В и С. Таким образом, у половины группы детей, воспитывающихся в относительно благополучных по социально-демографическому статусу семьях, наблюдаются паттерны привязанности, которые не относятся к классическим А, В, С. Более того, у них проявляется дезадаптивное

поведение, которое, по ранее полученным результатам исследований (М. Main, J. Solomon, 1986), встречается у детей, имеющих опыт пренебрежения со стороны родителей к их эмоциональным потребностям.

В результате анализа проявлений дезадаптивного поведения у детей, воспитывающихся в семьях, было выявлено, что у детей, имеющих классические паттерны привязанности (безопасного (В), избегающего (А) и тревожно-амбивалентного (С) видов) признаков дезадаптивного поведения не наблюдается. При этом, у всех детей, паттерны привязанности которых не относятся к классическим А, В и С, встречается дезадаптивпое поведение (100% случаев). Эти дети во время эпизодов воссоединения с матерью демонстрируют следующие виды дезадаптивных поведенческих реакций: замирание, оцепенение, страх при приближении к матери, стереотипные движения, направленное на мать, агрессивное поведение, и демонстрация собственной слабости и беспомощного поведения.

Оценка распределения паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях в зависимости от пола показал, что в подгруппе детей, имеющих паттерн привязанности избегающего вида (А) и тревожно-сопротивляющегося вида (С), количество мальчиков превышает число девочек (68,8 % и 31,3 %, р=0,068; и 61% и 39%, р=0,032 соответственно для А и Q. В распределении детей, имеющих безопасный паттерн привязанности (В), различий в связи с их полом обнаружено не было. В подгруппе детей, у которых можно наблюдать классические паттерны привязанности А; В к С, количество мальчиков значительно превышает число девочек (64,2 % и 38,2 %, р<0,0001). У детей из семей, паттерны привязанности которых невозможно отнести к классическим паттернам А, В и С, количество девочек превышает число мальчиков (68,4 % и 31,6 % , р<0,0001). Согласно, теории привязанности и пониманию развития ребенка в системе взаимодействия с матерью, качество привязанности ребенка непосредственно связанно с особенностями материнского поведения во взаимодействии с ним. Вероятно, матери мальчиков более чувствительны к их потребностям, что способствует формированию у большего числа мальчиков безопасных и относительно безопасных паттернов привязанности, тогда как матери девочек, по-видимому, менее отзывчивы к их поведению привязанности.

Далее, нами был проведен анализ поведения у детей из семей, имеющих различные паттерны привязанности. В работе описаны уровни поведенческих проявлений детей по поиску и поддержанию контакта, сопротивления и избегания взаимодействия с матерью во время эпизодов первого и второго воссоединения. Проведен сравнительный анализ поведения в зависимости от пола, который показал, что различий в уровнях поведенческих проявлений у детей, имеющих безопасный (В) паттерн привязанности, паттерны избегающего (А) и тревожно-сопротивляющегося вида (С), не обнаружено. Вместе с этим, девочки, имеющие паттерны привязанности, которые не относятся к классическим А, В и С, по сравнению с мальчиками имеют более высокий уровень значений характеристик поведения, направленного на поиск контакта с матерью во время второго

воссоединения (р=0,008). Также было обнаружено, что у девочек наблюдается более высокий уровень (р=0,003) поддержания контакта с матерью в эпизоде второго воссоединения, чем у мальчиков.

В диссертационном исследовании было проведено сравнение характеристик поведения у детей из семей, имеющих различные паттерны привязанности. В таблице 1 и на рисунке 1 представлены среднегрупповые значения характеристик поведения у детей из семей, имеющих различные паттерны привязанности в эпизодах первого и второго воссоединения с матерью (анализ поведения у детей с паттернами А + и С+ см. стр. 21).

Таблица 1

Среднегрупповые значения характеристик поведения детей из семей, имеющих различные паттерны привязанности (М ^О)

Характеристики поведения В А С Отличные от А, В и С А+ С+

Первое воссоединение с мате рью

М БО М 80 М БО М БО М м БО

Поиск контакта 4,1 1,49 2,2 1,61 2,9 1,72 2,1 1,51 2,1 1,59 2,4 1,50

Поддержание контакта 2,1 1,10 1,3 0,80 1,8 1,04 1,3 0,85 1,1 0,53 1,7 1,25

Сопротивление контакту 2,6 0,69 1,8 1,25 3,2 0,78 2,0 1,32 1,2 0,64 3,5 1,10

Избегание контакта 1,6 0,96 3,9 2,08 1,8 1,18 1,7 1,17 1,8 1,28 1,4 0,77

Второе воссоединение с матерью

Поиск контакта 5,4 1,42 2,8 1,72 3,4 1,61 2,6 1,65 2,8 1,74 2,3 1,55

Поддержание контакта 3,3 1,32 1,5 0,89 2,0 1,03 1,5 1,04 1,4 0,88 2,0 1,36

Сопротивление контакту 2,5 0,84 2,4 1,45 3,6 0,84 2,5 1,18 2,0 0,97 3,4 0,99

Избегание контакта 1,3 0,67 3,5 2,03 1,5 0,89 1,6 1,06 1,6 1,03 1,4 0,66

Анализ данных показал, что у детей безопасного паттерна привязанности (В) имеется более высокий уровень характеристик поведения по поиску контакта с матерью (Табл. 1, рис. 1.1.)» по сравнению с детьми паттерна тревожно-сопротивляющегося вида (С) (р=0,025 и р=0,003 - для первого и второго воссоединения соответственно) и избегающего вида (А) (р=0,003 и р=0,001); а также с детьми имеющими паттерны привязанности, отличные от А, В и С(р<0,001 - для двух воссоединений).

Показатели поведения по поддержанию установленного контакта с матерью во время эпизода первого воссоединения (Табл. 1, рис. 1.2.) у детей безопасного паттерна привязанности (В) имеют более высокие значения, чем у детей паттернов привязанности, которые нельзя отнести к А, В и С

(р=0,001). Во время эпизода второго воссоединения с матерью (Табл. 1, Рис. 1.2.) дети паттерна В демонстрируют более активное поведение по поддержанию контакта с матерью, по сравнению с детьми тревожно-сопротивляющегося (С) (р=0,003) и избегающего {А) (р=0,001) видов, а также с детьми, паттерны привязанности которых не относятся к А, В и С (р=0,001).

■ В ОА □ С □ отличные от А,В и С

I О А ОС □ Отличные от А,В и С

О В □ А □ С □ отличные от А,В и С

3 В р А □ С а отличные от А,В и С

§ В а А о С О отличные от А,В и С

□ В ПА ЕЭС □ отличные от А,В и С

□ В ПА ПС □ отличные от А,В и С 0ВоА а С о отличные от А,В и С

Рис. 1. Значения характеристик поведения по поиску (1) и поддержанию (2) контакта с матерью, сопротивления (3) и избегания (4) взаимодействия с матерью у детей, воспитывающихся в семьях в эпизодах первого (а) и второго (б) воссоединения. Условные обозначения: по оси абсцисс - обозначение паттернов привязанности (В - безопасный паттерн; А - паттерн избегающего вида; С -паттерн тревожно-сопротивляющегося вида; паттерны привязанности, отличные от А, В и С); по оси ординат - значения показателей поведения ребенка по отношению к матери.

Поведение сопротивления взаимодействию с матерью (Рис. 1.3.) у детей паттерна В имеет более низкие уровневые значения по сравнению с детьми паттерна С как в эпизоде первого (р=0,014), так и второго воссоединения (р<0,001). Характеристики поведения по избеганию контакта с матерью в эпизодах первого и второго воссоединения (Рис. 1.4.) у детей, имеющих паттерн привязанности В, менее выражены, чем у детей, имеющих паттерн А (р=0,001).

Вместе с вышеперечисленными различиями показателей поведения, дети, имеющие паттерн избегающего вида (А), проявляют более низкий уровень сопротивления взаимодействию с матерью (Рис. 1.3.) чем дети паттерна привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С) (р=0,001 -для первого воссоединения и р=0,007 - для второго воссоединения). Также, у детей, имеющих паттерн А, наблюдается более высокий уровень проявлений поведения избегания взаимодействия с матерью (Рис. 1.4.), по сравнению с детьми, имеющими паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С) (р=0,001 - для первого воссоединения и р<0,001 - для второго воссоединения); а также по сравнению с детьми, паттерны привязанности, которых нельзя отнести к классическим Д В и С (р<0,0001 и р=0,001).

Наряду с представленными отличиями проявлений поведения, дети, имеющие паттерн С, демонстрируют более высокую способность к поиску контакта (Рис. 1.1.) (р=0,028 - для первого воссоединения и р=0,013 - для второго воссоединения) и поддержанию контакта (см. Рис. 1.2.) с матерью (р=0,013 и р=0,023), чем дети, паттерны привязанности которых не относятся к А, В и С. Также, у детей паттерна С (см. Рис. 1.3.) наблюдаются более высокие показатели поведения сопротивления взаимодействию с матерью, по сравнению с детьми, паттерны привязанности которых нельзя отнести к классическим А В и С (р<0,001).

Таким образом, дети, имеющие безопасный паттерн привязанности, при воссоединении с матерью, демонстрируют высокий уровень поведения по поиску и поддержанию контакта с матерью, тогда как дети, имеющие избегающий паттерн, имеют высокий показатель поведения по избеганию контакта с матерью, а дети тревожно-сопротивляющегося паттерна -демонстрируют значительное сопротивление взаимодействию с ней. Дети, паттерны привязанности которых не относятся к классическим А, В и С, не имеют выраженных проявлений поведения при воссоединении с матерью.

Анализ распределения паттернов привязанности, полученных при оценке, проведенной в соответствии с критериями, разработанными М. Эйнсворт, у детей в домах ребенка не выявил детей, имеющих безопасный паттерн привязанности (В). Один ребенок сформировал с ухаживающим за ним взрослым паттерн привязанности избегающего вида (А), еще один ребенок имеет паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С). 69 детей (97,2 %) имеют паттерны привязанности, которые не относятся к классическим паттернам А, В и С.

При оценке распределения проявлений дезадаптивного поведения у детей, воспитывающихся в домах ребенка, было отражено, что у детей,

имеющих классические паттерны привязанности (избегающего (А) и тревожно-амбивалентного вида (С)) не наблюдается признаков дезадаптации. У детей, паттерны привязанности которых не относятся к А, В я С, дезадаптивное поведение встречается в 100% случаев.

Оценка распределения паттернов привязанности у детей в зависимости от пола, показала, что количество девочек и мальчиков паттернов, избегающего (А) и тревожно-сопротивляющегося вида (С), не превышает друг друга. У детей в домах ребенка, сформировавшим паттерны привязанности, которые невозможно отнести к классическим паттернам А, В и С, количество мальчиков не превышает числа девочек.

Далее был проведен анализ поведения у детей, имеющих различные паттерны привязанности и проживающих в домах ребенка. В работе описаны уровни проявлений поведения детей по поиску и поддержанию контакта с ухаживающими за ними сотрудницами, сопротивления и избегания взаимодействия с сотрудницей во время эпизодов первого и второго воссоединения. Было обнаружено, что уровень поведенческих проявлений у детей, имеющих различные паттерны привязанности, является минимальным (в среднем по группе), т.е. в условиях домов ребенка дети выражают низкое стремление искать и поддерживать контакт с сотрудницей во время встречи, также проявляют незначительное сопротивление и избегание взаимодействия с ней. Проведенный сравнительный анализ поведения в зависимости от пола показал, что мальчики из домов ребенка, имеющие паттерны привязанности, которые не относятся к классическим А, В и С, демонстрируют более высокий уровень поведенческих проявлений по поддержанию контакта (р=0,056) со взрослым, и больше сопротивляются взаимодействию с сотрудницей, чем девочки (р=0,022).

Сравнение распределения паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка показало, что среди детей из семей чаще, чем среди детей, воспитывающихся в домах ребенка, встречаются дети, имеющие безопасный паттерн привязанности (В) (р=0,022); паттерн избегающего вида (А) (р=0,013) и тревожно-сопротивляющегося вида (С) (р<0,001). Среди детей из домов ребенка, чаще чем среди детей из семей, представлены паттерны привязанности, не относящиеся к классическим А, В и С(р<0,001).

Также в работе представлен анализ особенностей поведения у детей, имеющих различные паттерны привязанности и воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

В таблице 2 и на рисунке 2 представлены среднегрупповые значения характеристик поведения и уровень значимости их различий у детей из семей и домов ребенка с паттернами привязанности, не относящимися к классическим А, В и С, в эпизодах первого и второго воссоединения с матерью (близким взрослым) (анализ поведения у детей с паттернами А+ и С+ см. стр. 22).

Таблица 2

Среднегрупповые значения характеристик поведения (М + БЭ) и уровень

значимости различий (р) у детей из семей и домов ребенка с паттернами привязанности, не относящимися к классическим А, В и С.

Характеристики поведения Отличные от А,В,С Р А+ С+

Дети из семей Дети из домов ребенка Дети из семей Дети из домов ребенка Дети из семей Дети из домов ребенка

М Б О М Б О М Б О М Б О М БО М

Первое воссоединение с матерью близким взрослым)

Поиск контакта 2,1 1,51 1,8 1,63 0,158 2,1 1,59 2,5 2,21 2,4 1,50 2,3 1,55

Поддержание контакта 1,3 0,85 1,1 0,54 0,056+ 1,1 3,53 1,0 3,42 1,7 1,25 2,0 1,36

Сопротивление контакту 2,0 1,32 1,7 1,21 0,144 1,2 3,64 1,3 3,77 3,5 1,10 3,4 0,99

Избегание контакта 1,7 1,17 2,1 1,54 0,085 1,8 1,28 1,8 1,24 1,4 0,77 1,4 0,66

Второе воссоединение с матерью близким взрослым)

Поиск контакта 2,6 1,65 1,7 1,28 0,001* 2,8 1,74 2,1 1,69 2,3 1,55 1,5 0,83

Поддержание контакта 1,5 1,04 1,0 3,31 0,001" 1,4 3,88 1,0 ),42 2,0 1,36 1,1 0,40

Сопротивление контакту 2,5 1,18 1,6 1,07 0,001** 2,0 3,97 1,4 ),73 3,4 0,99 2,3 1,50

Избегание контакта 1,6 1,06 2,2 1,40 0,006* 1,6 1,03 1,8 1,18 1,4 0,66 2,6 1,63

+ -р<0,10; *-р< 0.05; **-р<0,01

Дети имеющие паттерны привязанности, которые нельзя отнести к классическим А, В и С и воспитывающиеся в семьях, демонстрируют более интенсивные попытки установить контакт с матерью во время второго воссоединения (Табл. 2, рис. 2.1.), чем дети, проживающие в домах ребенка (р=0,001); у них наблюдается более высокий уровень поведения по поддержанию контакта со взрослым в эпизоде первого (р=0,056) и второго (р<0,001) воссоединения (Табл. 2, рис. 2.2.). Во время эпизода второго воссоединения с матерью дети из семей имеют более высокие показатели сопротивления контакту с ней (Рис. 2.3.), чем дети, воспитывающиеся в домах ребенка (р=0,001). Вместе с этим, дети, воспитывающиеся в домах ребенка, в эпизоде второго воссоединения демонстрируют больше проявлений избегания инициатив взрослого (р=0,006) (Рис. 2.4.), по сравнению с детьми в семьях.

■ Дети из семей СЗдети из домов ребенка

I дети из семей □ дети из домов ребенка

I дети из семей □ дети из домов ребенка

I дети из семей □ дети из домов ребенка

■дети из семей Одети из домов ребенка

■дети из семей Пдети из домов ребенка

I дети из семей □ дети из домов ребенка

I дети из семей □ дети из домов ребенка б

Рис. 2. Значения характеристик поведения по поиску (1) и поддержанию (2) контакта с матерью и близким взрослым, сопротивления (3) и избегания (4) взаимодействия с матерью и близким взрослым у детей, имеющих паттерны привязанности, не относящиеся к классическим А, В и С, воспитывающихся в семьях и домах ребенка, эпизодах первого (а) и второго (б) воссоединения. Условные обозначения: по оси абсцисс - обозначение условий проживания (семья, дом ребенка); по оси ординат - значения показателей поведения ребенка по отношению к матери и близкому взрослому.

Следует заметить, что сопротивление и избегание взаимодействия и контакта с матерью и близким взрослым у детей, как из семей, так и из домов ребенка, имеют низкие показатели. При этом у детей из семей более, чем у

детей из домов ребенка, выражено поведение сопротивления по отношению к матери, а у детей из домов ребенка, по сравнению с детьми из семей -избегание проявления инициатив и взаимодействии с близким взрослым. Данные различия наблюдаются на фоне низкого уровня поведенческих проявлений.

В главе 4 «Сложноорганизованные паттерны привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка» представлен анализ структуры поведения и паттернов привязанности у семейных детей и детей из домов ребенка, отношения привязанности которых не относятся к классическим А, В и С. Анализ производился с помощью критериев, разработанных П. Криттенден (P.M. Crittenden, 2002) и представленных в тексте диссертации в главах, посвященных анализу литературы и описанию методов исследования.

Паттерны привязанности, которые невозможно классифицировать в соответствии с классическими критериями, были названы нами «сложноорганизованные». К сложноорганизованным паттернам привязанности мы отнесли: паттерн заботливого и послушного поведения по отношению к матери (А+), который характеризуется следующим поведением: ребенок демонстрирует повышенное внимание к состоянию и поведению матери, внимателен к ее настроению и реакциям, вместе с этим, он не поддерживает продолжительно контакта и взаимодействия с ней, при разлучении с матерью ребенок не демонстрирует огорчения, может выглядеть радостным. Вместе с этим, у детей паттерна А+ наблюдаются стереотипны движения, оцепенение, значительное телесное напряжение, их исследовательская активность снижена. Паттерн агрессивного и беспомощного поведения по отношению к матери (С+), проявляется в значительном выражении агрессивного поведения по отношению к матери, игрушкам, обстановке в комнате, либо в демонстрации ярко выраженной беспомощности и собственной слабости, которая проявляется в неспособности ребенка играть и взаимодействовать с матерью и незнакомой женщиной. У детей паттерна С+ можно наблюдать ярко выраженные реакции огорчения во время разлучения с матерью. Паттерн, при котором сочетается заботливое и послушное поведение, а также агрессивное и беспомощное поведение ребенка по отношению к матери (А+ и С+) выражается в чередовании ребенком вышепредставленных видов поведения в зависимости от материнских реакций и ситуации.

При наличии дезорганизованного и дезориентированного поведения ребенка во взаимодействии с матерью (DX и DO, в последующем в тексте обозначены как DX) у детей не наблюдается определенной, выраженной стратегии поведения во время экспериментальной процедуры. Они проявляют разнообразное поведение: дети демонстрируют послушное, агрессивное, беспомощное поведение, могут искать контакт с матерью; при этом данные поведенческие проявления не образуют систему, они хаотичны, не связаны с изменением материнских реакций или ходом экспериментальной процедуры.

Изучение сложноорганизованиых паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях выявило 39 детей (27,3 % - от общего числа детей из семей), которые имеют паттерн привязанности, при котором ребенок демонстрирует заботливое и послушное поведение по отношению к матери (А+), 24 ребенка (16,8 %) сформировали со своим матерями паттерн, при котором они проявляют агрессивное и/или беспомощное поведение во взаимодействии с матерями (С+), 11 детей (7,7 %) имеют паттерн сочетания заботливого и послушного (А+), а также агрессивного и беспомощного поведения (С+) по отношению к матери. 2 ребенка (1,4 %) к возрасту 12-16 месяцев не сформировали четкого паттерна привязанности, в связи с чем мы определили их в категорию дезорганизованной привязанности (ОХ).

В ходе анализа распределения сложноорганизованиых паттернов привязанности в зависимости от пола внутри группы семейных детей было обнаружено, что среди детей, имеющих паттерн заботливого и послушного поведения (А+), количество девочек значительно превышает количество мальчиков (82,1 % и 17,9 % соответственно, р=0,009). У детей, имеющих паттерн агрессивного и беспомощного поведения (С+), и сочетающих паттерны А+ и С+ различий в распределении количества мальчиков и девочек не выявлено. Относительное число мальчиков, имеющих дезорганизованный паттерн привязанности (ИХ) превышает относительное число девочек (100 % и 0, р=0,0035).

Таким образом, результаты проведенного исследования качества привязанности у детей, паттерны которых не относятся к классическим А, В и С, позволяют сделать вывод том, что дети способны сформировать сложноорганизованное поведение, направленное на адаптацию социальным условиям, позволяющее уменьшить негативное воздействие ближайшего социального окружения. При этом необходимо подчеркнуть, что в соответствии с данными, представленными в главе 3, у детей со сложноорганизованными паттернами привязанности наблюдается дезадаптивное поведение и, согласно критериям классификации, низкая исследовательская активность.

Оценка распределения сложноорганизованиых паттернов

привязанности у детей, воспитывающихся в домах ребенка обнаружила, что 22 ребенка (31,9 % - от общего числа детей из домов ребенка), имеют паттерн заботливого и послушного поведения по отношению к близкому (А+), 6 детей (8,7 %) - паттерн привязанности, проявляющийся в демонстрации агрессивного и беспомощного поведения по отношению ко взрослому (С+). 25 детей (36,2 %) имеют паттерн, при котором ребенок сочетает реализацию двух паттернов привязанности: А+ и С+. Результаты свидетельствуют, что 16 детей (23,1 %) к возрасту 12-18 месяцев не сформировали четкого паттерна, в связи с чем мы определили их в категорию дезорганизованной привязанности (БХ).

В ходе анализа распределения сложноорганизованных паттернов привязанности у детей из домов ребенка в зависимости от пола не было

обнаружено различий в распределении данных паттернов привязанности между мальчиками и девочками.

Сравнение распределения сложноорганизованных паттернов

привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка, показало, что паттерн, сочетающий заботливое, послушное и агрессивного, беспомощное поведения ребенка по отношению к близкому взрослому (А+ и С+), чаще встречается у детей в домах ребенка (36,2 % и 7,7 % соответственно, р<0,001), чем в семьях. Также, у детей, в домах ребенка чаще (23,1 % и 1,4 %, р<0,001), чем у детей в семьях, встречается дезорганизованный паттерн привязанности (ОХ). Не обнаружено различий в частоте распределения таких паттернов привязанности: как паттерн заботливого и послушного поведения по отношению к матери и близкому взрослому (А+) и паттерн привязанности агрессивного и беспомощного поведения по отношению к матери и близкому взрослому (С+). Полученный результат позволяет сделать вывод о том, что в условиях дома ребенка паттерн привязанности, который выражается в сочетании заботливого, послушного, а также агрессивного и беспомощного поведения является наиболее адаптивным, т.е. обеспечивает ребенку оптимальный отклик со стороны взрослого. Вместе с этим, в семьях и домах ребенка одинаково часто встречаются паттерны привязанности А+ и С+, что может свидетельствовать о сходстве некоторых психологических характеристик социального окружения детей.

Далее, в работе было показано, что у детей с семьях и в домах ребенка реже встречаются дезорганизованные паттерны привязанности ИХ, чем сложноорганизованные А+, С+, А + и С+ (2,6% и 97,4 % соответственно для детей из семей; 23,2 % и 76,8 %, для детей из дома ребенка, р<0,001). Таким образом, можно сказать, что у детей, как в семьях, так и в домах ребенка к возрасту 12 - 18 месяцев значительно чаще формируются конкретные стратегии привязанности, и значительно реже у них наблюдается отсутствие определенной стратегии поведения во взаимодействии с матерью и близким взрослым.

Анализ распределения сложноорганизованных и дезорганизованных паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка в зависимости от пола показал, что у детей из семей сложноорганизованные паттерны привязанности (демонстрация заботы и послушности по отношению к матери (А+); демонстрация агрессии и беспомощности по отношению к матери (С+) и сочетание демонстрации заботы и послушности с агрессией и беспомощностью (А+ и С+) по отношению к матери) встречаются чаще у девочек, чем у мальчиков (70,3 % и 29,7 %, р=0,035), тогда как дезорганизованные паттерны привязанности встречаются чаще мальчиков, чем у девочек (60,4 % и 39,6 %, р=0,035). У детей из домов ребенка не было обнаружено различий в распределении организованных и дезорганизованных паттернов привязанности в связи с полом детей.

Далее, в диссертационном исследовании представлен сравнительный анализ характеристик поведения привязанности у детей из семей, имеющих классические и сложноорганизованные паттерны привязанности, а именно сравнение поведения у детей, имеющих классический паттерн привязанности избегающего вида (А) и сложноорганизованный паттерн демонстрации вынужденной заботы и послушности по отношению к матери (А+), а также у детей, имеющих классический паттерн привязанности тревожно-сопротивляющегося вида (С) и сложноорганизованный паттерн демонстрации агрессивного и беспомощного поведения по отношению к матери (С+).

Сопоставление особенностей поведения у детей из семей, имеющих паттерн избегающего вида {А) и сложноорганизованный паттерн заботливого и послушного поведения по отношению к матери (А+) показал, что у детей паттерна А более выражено избегание контакта с матерью после разлучения (как в первом, так и во втором эпизоде воссоединения (Табл. 1, р<0,001) и отсутствуют признаки дезадаптивного поведения. По сравнению с этим, у детей, демонстрирующих вынужденное заботливое и послушное поведение по отношению к матери (Л+), во время встречи с матерью не наблюдается избегающего поведения, однако проявляются такие признаки дезадаптивного поведения как замирание, стереотипные действия. Таким образом, можно сказать, что, характерный для всех видов паттернов категории А, механизм регуляции ребенком своего поведения во взаимодействии с матерью, выражающийся в сдерживании своих негативных чувств, у детей, имеющих паттерн А, проявляется в избегании контакта с матерью, а у детей, имеющих паттерн привязанности А+ - в наличии дезадаптивных реакций на ее возвращение.

Анализ особенностей поведения у детей из семей, имеющих классический паттерн тревожно-сопротивляющегося вида (С) и сложноорганизованный паттерн агрессивного и беспомощного поведения по отношению к матери (С+) выявил, что у детей с паттерном привязанности С интенсивность поведения установления контакта и взаимодействия с матерью после второго разлучения значительно выше (Табл. 1, р=0,012), чем у детей, имеющих сложноорганизованный паттерн С+, которые, кроме того, демонстрируют дезадаптивное поведение в виде страха, агрессии, стереотипий.

Сравнение поведенческих проявлений у детей из семей и домов ребенка, имеющих сложноорганизованные паттерны привязанности, относящиеся к одной категории показал, что дети, воспитывающиеся в семьях и имеющие паттерн заботливого и послушного поведения по отношению к матери (А+), при минимальном уровне поведенческих проявлений, имеют большее (Табл. 2, р=0,062) желание поддерживать контакт с матерью во время второго воссоединения, и большее сопротивление (Табл. 2, р=0,016), по сравнению с детьми, сформировавшими такой же паттерн в условиях дома ребенка. У детей из семей, имеющих паттерн агрессивного и беспомощного поведения (С+) в большей степени,

чем у детей из домов ребенка наблюдается стремление поддержать, установленный с близким взрослым при воссоединении, контакт (р=0,068 для первого и р=0,013 для второго воссоединения).

При обсуждении результатов исследования было подчеркнуто, что среди детей раннего возраста, воспитывающихся в семьях, около 50% детей имеют относительно безопасные паттерны привязанности, что говорит о наличие достаточно благополучного опыта взаимодействия детей со своими матерями в течение первого года жизни. Частота встречаемости относительно безопасных паттернов привязанности у детей в Российской Федерации ниже, чем с США и странах Западной Европы, где такие паттерны встречаются от 75 до 85% случаев (М.Н. van IJzendoorn, A. Sagi, 2008). В тоже время, наличие у 50% детей паттернов, не относящихся к относительно безопасным, свидетельствует о сложности социального окружения детей в семье, в том числе о существовании в большом количестве случаев недостатка чувствительности со стороны матери. Большинство детей, воспитывающихся в домах ребенка, имеют сложноорганизованные паттерны привязанности, что свидетельствует о том, что традиционная система сопровождения детей в домах ребенка не позволяет младенцу переживать чувство безопасности, вынуждает его вырабатывать сложные адаптивные стратегии во взаимодействии с сотрудницами.

Анализ различий распределения паттернов привязанности в зависимости от пола детей показал, что в семьях относительно безопасные паттерны чаще встречаются у мальчиков, тогда как сложноорганизованные - у девочек; это может означать, что матери девочек менее чувствительны к их потребностям, чем матери мальчиков. В домах ребенка различий в распределении паттернов привязанности в зависимости от пола детей не обнаружено; такие результаты согласуются с полученными ранее данными (В.Ю. Иванова, 2007), где показано, что в семьях мальчики, при взаимодействии с матерями, находятся в более стабильном эмоциональном состоянии, чем девочки; в домах ребенка также не выявлено различий в том, как мальчики и девочки взаимодействуют с персоналом.

В нашем исследовании было показано, что сложноорганизованные паттерны заботливого и послушного, а также агрессивного и беспомощного поведения одинаково часто встречаются в семьях и домах ребенка. Это означает, что во многих семьях, также как и в домах ребенка, дети встречаются со значительной нечувствительностью и непредсказуемостью со стороны ближайшего окружения (М. Radke-Yarrow et al., 1985; P.M. Crittenden, D. DiLalla, 1988). Вместе с этим, паттерн, при котором сочетаются вышеописанные стратегии, а также дезорганизованный вид привязанности, чаще встречается в домах ребенка, что свидетельствует о наличии у детей опыта пренебрежения и отвержения их эмоциональных потребностей (P.M. Crittenden, А.Н. Claussen, 2000). Несмотря на то, что у всех исследуемых детей, имеющих сложноорганизованные паттерны, поведение привязанности выражено минимально, у воспитанников сиротских учреждений

поведенческие реакции по отношению к близкому взрослому проявляются с меньшей интенсивностью, чем у детей из семей. Это может отражать факт, что многие дети в домах ребенка находятся в депрессивном состоянии, одной из форм проявления которого является снижение поведенческой активности во взаимодействии со взрослыми (P.M. Crittenden, 2002).

В целом, результаты проведенного исследования показывают, что характеристики поведения и паттернов привязанности детей раннего возраста взаимосвязаны с условиями воспитания детей, при этом можно обнаружить сходное качество привязанности как у детей из семей, так и из домов ребенка, что, в свою очередь, ставит вопрос о дальнейшем изучении специфики ближайшего социального окружения детей в семьях, поднимает вопрос о причинах недостаточной чувствительности матерей к потребностям детей раннего возраста.

В результате исследования были сделаны следующие выводы:

1. Распределение паттернов привязанности у детей второго года жизни, воспитывающихся в семьях и домах ребенка отличается: в семьях чаще встречаются паттерны, относящиеся к безопасным и относительно безопасным, тогда как в домах ребенка - к сложноорганизованным и дезорганизованному видам.

2. Распределение паттернов привязанности у детей из семей различается в связи с их полом: у мальчиков чаще встречаются безопасные и относительно безопасные, у девочек - сложноорганизованные; распределение паттернов привязанности у мальчиков и девочек из домов ребенка не отличается.

3. У детей со сложноорганизованными паттернами привязанности наблюдается дезадаптивное поведение, вместе с этим дети из семей по сравнению с детьми из домов ребенка, проявляют большую интенсивность поиска и поддержания контакта с близким взрослым, большую интенсивность сопротивления и меньшее избегание взаимодействия.

4. Сложноорганизованные паттерны привязанности заботливого и послушного, а также агрессивного и беспомощного поведения, одинаково часто встречаются у детей в семьях и домах ребенка; паттерн, сочетающий эти виды поведения, а также проявления дезорганизации чаще представлены у детей из домов ребенка.

5. При минимальной интенсивности поведенческих проявлений у детей, демонстрирующих агрессивное и беспомощное поведение, в семьях поддержание контакта с матерью выше, чем с близким взрослым в домах ребенка; у детей, демонстрирующих заботливое и послушное поведение, при втором воссоединении, в семьях, по сравнению с домами ребенка, наблюдается большее поддержание контакта и сопротивление взаимодействию с близким взрослым.

В заключении диссертации отражена практическая ценность полученных результатов, намечены пути дальнейшего исследования по вопросам привязанности у детей.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

1. Мухамедрахимов Р.Ж., Плешкова H.JI. Особенности привязанности у детей в семьях и домах ребенка /Дефектология, 2008 №2, С.37-44.

2. Плешкова H.JL, Мухамедрахимов Р.Ж. Отношения привязанности у детей в семьях и домах ребенка // Эмоции и отношения человека на ранних этапах его развития/ под ред. Мухамедрахимова Р.Ж. Издательство СПбГУ, 2008. - С. 220-239.

3. Плешкова H.JI. Развитие теории и системы классификации отношений привязанности у детей// Эмоции и отношения человека на ранних этапах его развития/ под ред. Мухамедрахимова Р.Ж. Издательство СПбГУ, 2008. - С. 198-219.

4. Плешкова H.JI. Особенности привязанности у детей с синдромом Дауна //Эмоции и отношения человека на ранних этапах его развития/ под ред. Мухамедрахимова Р.Ж. - Издательство СПбГУ, 2008. - С. 240-250.

5. Плешкова Н.Л. Качество отношений привязанности у детей раннего возраста / Психология привязанности и раннего вмешательства: Материалы международного научного семинара 3—4 июля 2006 г. / Под ред. С.Ф. Сироткина, М.Л. Мельниковой. — Ижевск: НИПЦ «ERGO», 2006. — С. 40—46.

6. Плешкова Н.Л. Сложноорганизованные паттерны привязанности: условия формирования и методы оценки // Другое детство: Сборник тезисов второй Всероссийская научно-практической конференции. Москва, 2009), С.144-145.

7. Плешкова Н.Л. Взаимодействие детей младенческого возраста и их матерей: психолого-социалыюе сопровождение // Здоровая женщина - здоровый новорожденный: Сборник научных трудов IV Междисциплинарной конференции по акушерству, перинатологии и неонатологии. Издание «ФЦСКЭ им. В. А. Алмазова» Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Санкт-Петербург, 2009. С. 87-88.

8. Pleshkova, Natalia L., Muhamedrahimov, Rifkat J. & Crittenden, Patricia M. Quality of attachment in St. Petersburg (Russian Fédération) sample of family and orphanage children. (2008). lst Biennal Conférence of the International Association for the Study of Attachment (IASA) in conjunction with the University of Bologna, Bertinoro, Italy, Oct 5-7, 2008. Program and abstract book, pp.27-28.

Подписано в печать 16.04.2010 г. Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 1590.

Отпечатано в ООО «Издательство "JIEMA"»

199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д.24, тел./факс: 323-67-74 e-mail: izd_lema@mail.ru http://www.lemaprint.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Плешкова, Наталья Леонидовна, 2010 год

Введение.

Глава 1. Основные направления исследований социально-эмоционального развития человека в раннем возрасте в отечественной и зарубежной психологии.

1.1. Подходы к изучению социально-эмоционального развития детей раннего возраста.

1.2. Формирование привязанности у детей.

Глава 2. Методы и организация исследования.

2.1. Описание исследуемых групп и процедуры исследования.

2.2. Методы исследования.

2.3. Методы математической обработки данных.

Глава 3. Привязанность у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

3.1. Распределение паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях.

3.2. Особенности поведения у детей из семей, имеющих различные паттерны привязанности.

3.3. Распределение паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в домах ребенка.

3.4. Особенности поведения детей, имеющих различные паттерны привязанности и воспитывающихся в домах ребенка.

3.5. Сравнительный анализ распределения паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

3.6. Особенности поведения детей, имеющих различные паттерны привязанности и воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

Глава 4. Сложноорганизованные паттерны привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

4.1. Распределение сложноорганизованных паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и в домах ребенка.

4.2. Сравнительный анализ распределения сложноорганизованных паттернов привязанности у детей из семей и домов ребенка.

4.3. Особенности поведения детей, имеющих классические и сложноорганизованные паттерны привязанности, воспитывающихся в семьях.

4.4. Особенности поведения у детей из семей и домов ребенка, имеющих сложноорганизованные паттерны привязанности.

Обсуждение.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности привязанности у детей раннего возраста"

Актуальность исследования. Изучение отношений привязанности человека на ранних этапах развития в последние десятилетия является одним из наиболее интенсивно развивающихся направлений современной теоретической и прикладной психологии (Дж. Боулби, 2003; J. Bowlby, 1982/1969; M.D.S. Ainsworth et al., 1978; M. Main, J. Solomon, 1990; P. M. Crittenden, 1985, 1991, 2000, 2008; L.A. Sroufe et al., 2005; E. Waters et al., 2000). Исследования, проведенные в этой области, показывают, что в течение первого года жизни ребенок, на основе обобщенного опыта взаимоотношений с матерью, формирует паттерн привязанности, который является системой эмоциональных и поведенческих реакций ребенка во взаимодействии с ней (M.D.S. Ainsworth et al., 1978). Выявлено, что характеристики материнской чувствительности являются ведущими для формирования качества привязанности ребенка (M.D.S. Ainsworth et al., 1978; J. Bates et al., 1985; J. Belsky, 1999; B. Egeland, L.A. Sroufe, 1981b; M. Radke-Yarrow et al., 1985). Также была описана взаимосвязь особенностей привязанности ребенка и его темперамента, социально-эмоционального и когнитивного развития (В. van den Boom, 1994; Н.Н. Goldsmith, J.A. Alansky, 1987, M. H. van IJzendoorn, 1995). Кроме того, было показано влияние личностных особенностей родителей, социальных, демографических факторов на формирование отношений привязанности у детей раннего возраста (Belsky, J. Vondra, 1989; R. Isabella, 1988; M. Main, E. Hesse, 1990; M. Radke-Yarrow et al., 1985). Значительное число исследований посвящено изучению отношений привязанности, в которых отражена специфика особенностей привязанности у детей, воспитывающихся в различных культурах, проживающих в разных странах (М.Н. van IJzendoorn et al., 1988; M.H. van IJzendoorn, A. Sagi, 1999). Было проведено изучение привязанности у детей дошкольного возраста, у детей из групп медицинского и социального риска (D. Cicchetty, М. Beeghly, 1990; P. Crittenden, 2000; R. Thomspon et al.,

1985), также исследовались тендерные особенности этих отношений (D.H. David, К. Lyon-Ruth, 2005; М. Radke-Yarrow, 1998).

Отечественные исследования, посвященные изучению развития детей раннего возраста, представлены работами, проведенными в рамках культурно-исторической теории JT.C. Выготского и теории деятельности. В них рассматривается социально-эмоциональное, речевое и познавательное развитие (Н.Н. Авдеева, 1996; В.В. Ветрова 1975; М.И. Лисина, 1986; С.Ю. Мещерякова, 1996; А.Г. Рузская, 1974) как у детей, воспитывающихся в семьях, так и у детей, живущих в домах ребенка (Н.Н. Авдеева, 1999; JI.H. Галигузова, 1990). В рамках концепции развития ребенка в системе взаимодействия с близким взрослым, в основном рассматривались различные аспекты взаимодействия детей и матерей в семьях, а также детей и близких взрослых в домах ребенка (В.Ю. Иванова, 2007; Р.Ж.Мухамедрахимов, 1999; О.И. Пальмов, 2006). Системно-эволюционный подход к пониманию развития психики в раннем онтогенезе человека определил исследования природы ментальных репрезентаций и социально-когнитивного развития у детей раннего возраста (Виленская, 2004; Сергиенко, 2000, 2007).

Анализ отечественных исследований, в которых изучались отношения привязанности матери и ребенка, показал, что во многих из них (Н.Н. Авдеева, 1997; Н.Н. Авдеева, Н.А. Хаймовская, 1999; А.С. Батуев, А.Г. Кощавцев, 2000; М.К. Бардышевская, 2006; А.Г. Кощавцев, 2005; М.В. Соболева, А.С. Батуев, 2004) использовались модифицированные варианты метода, позволяющего определить качество привязанности. Кроме того, эти исследования имеют ограничения для проведения сравнительного анализа, в связи с тем, что оценка привязанности проводилась без предварительного обучения и сертификации, необходимых для использования данного метода, или применялись самостоятельно разработанные шкалы. По нашему мнению, авторами данных работ получены результаты, описывающие эмоциональное развитие детей раннего возраста, обнаруживающие влияние семейных отношений, особенностей функционального состояния новорожденных, качества взаимодействия матери и ребенка в игровой ситуации на социально-эмоциональное развитие ребенка, однако они не позволяют делать заключения о качестве привязанности российских детей, проживающих в семьях и домах ребенка.

Небольшая часть исследований в этой области была проведена с соблюдением всех условий, позволяющих изучать характеристики привязанности, однако количество детей в изучаемых выборках было незначительным для понимания специфики качества привязанности у детей раннего возраста, проживающих в Российской Федерации. (L. Ahnert, Т. Meicshner, A. Schmidt, 1989); в домах ребенка был проведен анализ отдельных случаев (R. J. Muhamedrahimov, 2000).

При изучении условий проживания детей в домах ребенка, особенности социальной среды, в которой воспитываются дети, было выявлено, что они характеризуются высокой степенью нестабильности. Поведение заботящихся о детях взрослых отличается непредсказуемостью, нечувствительностью к потребностям детей, ориентацией на познавательное, нежели на эмоциональное развитие (Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999; Р.Ж. Мухамедрахимов и др., 2003).

К настоящему времени не было проведено исследований, посвященных изучению отношений привязанности на большой выборке детей второго года жизни, воспитывающихся в российских семьях, а именно в Санкт-Петербурге, в том числе в домах ребенка. Не существует сравнительных исследований распределения паттернов привязанности у детей в семьях и домах ребенка, проведенных с использованием различных методических подходов, разработанных в области теории привязанности (M.D.S. Ainsworth et al., 1978; P.M. Crittenden, 2002; M. Main, J. Solomon, 1990). Отсутствуют данные о специфике поведения детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка, имеющих различные паттерны привязанности, а также данные о специфике распределения паттернов привязанности в связи с полом детей.

Изучение качества привязанности является актуальным с теоретической и практической точек зрения в связи с тем, что оно позволяет обнаружить специфику формирования отношений привязанности у детей раннего возраста в российских семьях, и домах ребенка в условиях нестабильного и нечувствительного социального окружения.

Цель исследования: изучение поведения и паттернов привязанности по отношению к близкому взрослому у детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка.

Объект исследования: поведение и паттерны привязанности у детей.

Предмет исследования: поведение и паттерны привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в семьях и домах ребенка по отношению к близким взрослым.

Основные гипотезы исследования:

1. У детей, воспитывающиеся в семьях и домах ребенка, формируются по отношению к близкому взрослому как безопасные и относительно безопасные, так и сложноорганизованные паттерны привязанности.

2. В группе детей из семей, по сравнению с детьми из домов ребенка, чаще встречаются безопасные и относительно безопасные, и реже -сложноорганизованные паттерны привязанности.

3. Поведение детей по отношению к матери в семьях отличается от поведения детей в домах ребенка по отношению к близкому взрослому.

В соответствии с целью и гипотезами исследования были сформулированы следующие задачи:

1. Изучить особенности привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в семьях, по отношению к матерям.

2. Определить характеристики привязанности у детей раннего возраста, воспитывающихся в домах ребенка, по отношению к ухаживающим за ними близким взрослым.

3. Провести сравнительный анализ распределения паттернов привязанности у детей, воспитывающихся в семьях и в домах ребенка.

4. Сравнить поведение по отношению к близкому взрослому у детей в семьях и домах ребенка.

Теоретической основой данной работы являются представления о том, что ребенок в течение первого года жизни обобщает опыт своего взаимодействия с матерью и формирует систему представлений и связанный с ней комплекс эмоциональных и поведенческих реакций во взаимодействии с матерью — паттерн привязанности, который обеспечивает ребенку оптимальный отклик со стороны взрослого и удовлетворяет его потребность в эмоциональной безопасности. Данные положения представлены теорией привязанности (J. Bowlby, 1982/1969; M.D.S. Ainsworth et al., 1978.). Кроме того, в настоящей работе была использована концепция развития человека в раннем возрасте в системе «мать-ребенок» (В.Ю. Иванова, 2007; Р.Ж. Мухамедрахимов, 1999; О.И. Пальмов, 2006; Е.А. Сергиенко, 2000, 2007; Т. В. Brazelton, D.G. Cramer 1991; D. Stern, 1985).

Для решения поставленных в исследовании задач были использованы следующие методы психологического исследования: инструментальное наблюдение с использованием видеосъемки и последующим анализом видеоматериалов, а таюке анкетирование и методы математической обработки данных.

Исследование проводилось на базе Службы ранней помощи Центра интегративного воспитания ДОУ № 41 Центрального района и трех домов ребенка Санкт-Петербурга.

Достоверность и обоснованность результатов исследования и сделанных на их основе выводов обеспечены исходными теоретическими позициями; изучением и анализом данных предыдущих исследований по изучаемой теме и последующим выделением научной проблемы; адекватным подбором выборки; использованием комплекса методов, соответствующих цели, задачам и предмету исследования; оптимальными условиями проведения обследования участников и получения первичных результатов; применением необходимых методов статистической обработки данных.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Поведение и распределение паттернов привязанности связаны с условиями воспитания детей: в семьях чаще встречаются паттерны, относящиеся к безопасному и относительно безопасному, тогда как в домах ребенка - к сложноорганизованному и дезорганизованному видам.

2. Различия распределения паттернов привязанности в связи полом детей, проявляются при более благоприятных условиях воспитания: по сравнению с детьми из домов ребенка, у детей из семей наблюдаются различия в соотношении паттернов привязанности у мальчиков и девочек.

3. Сложноорганизованные паттерны привязанности проявляются в послушном и заботливом, а также в агрессивном и беспомощном поведении' или в сочетании этих видов поведения.

4. Поведение детей со сложноорганизованными паттернами различается в зависимости от условий воспитания: уровень поддержания взаимодействия с близким взрослым выше у детей в семьях, чем в домах ребенка.

Научная новизна работы заключается в следующем:

- впервые проведено исследование качества привязанности у российских детей, воспитывающихся в семьях и домах ребенка;

- установлены различия в поведении у детей, воспитывающихся в семьях и имеющих безопасные и относительно безопасные паттерны, по сравнению с поведением детей, паттерны привязанности которых относятся к сложноорганизованным;

- выявлены различия в распределении у детей безопасных и относительно безопасных, а также сложноорганизованных паттернов привязанности в зависимости от пола;

- обнаружены отличия в поведении детей из семей и домов ребенка, имеющих одинаковые сложноорганизованные паттерны привязанности.

Теоретическая значимость исследования. Результаты проведенного диссертационного исследования расширяют представления об особенностях привязанности у детей раннего возраста, проживающих в различных социальных условиях, разных культурах. Полученные данные позволяют лучшим образом понимать специфику формирования отношений привязанности человека в течение первого года жизни в связи с условиями воспитания, в том числе в условиях социальной и эмоциональной депривации. Результаты работы вносят вклад в понимание соотношения биологических и социальных факторов (пол, характеристики социального окружения) в формирование отношений привязанности. В результате исследования была получена новая информация о том, что ребенок в раннем возрасте вырабатывает комплекс самозащитных поведенческих реакций, направленных на адаптацию к условиям окружающей среды, включая условия высокого социального и эмоционального риска.

Практическая значимость исследования. Полученные данные могут составить основу при разработке и реализации программ раннего вмешательства для детей, воспитывающихся в семьях в домах ребенка. Результаты работы позволяют лучше понимать специфику социальных условий, в которых воспитывается ребенок, выявлять особенности взаимодействия матерей и детей, а также сотрудниц домов ребенка, ухаживающих за детьми. На основании полученных данных возможно составление конкретного, индивидуального плана сопровождения семей, имеющих детей раннего возраста. Кроме того, полученные данные о качестве и привязанности у детей могут быть использованы для создания программ подготовки профессионалов в области раннего вмешательства.

Апробация результатов. Материалы исследования докладывались на научно-практических конференциях: «Ананьевские чтения» (Санкт-Петербург, 2005); второй Всероссийской научно-практическая конференции «Другое детство» (Москва, 2009); IV Междисциплинарной конференции по акушерству, перинаталогии и неонаталогии «Здоровая женщина-здоровый новорожденный» (Санкт-Петербург, 2009); на семинарах-практикумах, посвященных развитию отношений привязанности у детей раннего возраста (Санкт-Петербург, 2006; 2007; 2008; 2009; Москва, 2004; Казань 2006); на конференции "Интегративное воспитание в Санкт-Петербурге: проблемы и перспективы" (Санкт-Петербург, 2005); на цикле семинаров по вопросам раннего вмешательства и психического развития детей раннего возраста (Томск, 2003; Орел, 2004); на международной конференции, посвященной проблемам изучения отношений привязанности у детей и взрослых (Бертиноро, Италия, 2008). Изучение детей и сотрудниц домов ребенка проводилось в рамках российско-американского проекта «Влияние социального окружения на психическое здоровье детей раннего возраста»; проект поддержан грантом 1 R01 HD39017-01 от Национального Института Здоровья Ребенка и Развития Человека США (the National Institute of Child Health and Human Development of the U.S. Public Health Service).

Внедрение. Результаты исследования внедрены в практику психологической работы с детьми и их матерями в службе ранней помощи Центра интегративного воспитания ДОУ 41 г. Санкт-Петербурга. Материалы диссертационного исследования включены в учебные дисциплины и реализуются при подготовке психологов на специализациях "Клиническая психология младенческого и раннего возраста" и «Психология развития и дифференциальная психология» на факультете психологии СПбГУ.

По теме исследования опубликовано 8 печатных работ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, обсуждения результатов, основных выводов, заключения. Работа изложена на 154 страницах, содержит 34 таблицы, 16 рисунков, список литературы, включающий 151 источник, из них 99 на иностранных языках, и 1 приложение.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. Распределение паттернов привязанности у детей второго года жизни, воспитывающихся в семьях и домах ребенка отличается: в семьях чаще встречаются паттерны, относящиеся к безопасным и относительно безопасным, тогда как в домах ребенка - к сложноорганизованным и дезорганизованному видам.

2. Распределение паттернов привязанности у детей из семей различается в связи с их полом: у мальчиков чаще встречаются безопасные и относительно безопасные, у девочек - сложноорганизованные; распределение паттернов привязанности у мальчиков и девочек из домов ребенка не отличается.

3. У детей со сложноорганизованными паттернами привязанности наблюдается дезадаптивное поведение, вместе с этим дети из семей по сравнению с детьми из домов ребенка, проявляют большую интенсивность поиска и поддержания контакта с близким взрослым, большую интенсивность сопротивления и меньшее избегание взаимодействия.

4. Сложноорганизованные паттерны привязанности заботливого и послушного, а также агрессивного и беспомощного поведения, одинаково часто встречаются у детей в семьях и домах ребенка; паттерн, сочетающий эти виды поведения, а также проявления дезорганизации чаще представлены у детей из домов.ребенка.

5. При минимальной интенсивности поведенческих проявлений у детей, демонстрирующих агрессивное и беспомощное поведение, в семьях поддержание контакта с матерью выше, чем с близким взрослым в домах ребенка; у детей, демонстрирующих заботливое и послушное поведение, при втором воссоединении, в семьях, по сравнению с домами ребенка, наблюдается большее поддержание контакта и сопротивление взаимодействию с близким взрослым.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Плешкова, Наталья Леонидовна, Санкт-Петербург

1. Авдеева Н.Н. Привязанность ребенка к матери и образ себя в раннем детстве // Вопросы психологии. — 1997. №4. - С. 3-12.

2. Авдеева Н.Н. Становление образа себя у детей первых трех лет жизни // Вопросы психологии. 1996. - №4. - С. 5-14.

3. Авдеева Н.Н., Мещерякова С.Ю., Царегородцева JI.M. Ребенок младенческого возраста // Психическое развитие воспитанников детского дома. М.: Педагогика, 1990. - С. 23-99.

4. Авдеева Н.Н., Хаймовская Н.А. Зависимость типа привязанности ребенка ко взрослому от особенностей их взаимодействия (в семье и доме ребенка) //Психологический журнал. 1999. - №1. - С. 39-49.

5. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001.281 с.

6. Аникина В. О. Изучение привязанности у взрослых. Анализ случая // Эмоции и отношения человека на ранних этапах его развития/ под ред. Мухамедрахимова Р.Ж. Издательство СПбГУ, 2008. - С. 250 - 282.

7. Аршавский И. А. Физиологическое обоснование вскармливания грудью новорожденных тотчас после рождения (К предупреждению так называемой физиологической потере веса) //Вопросы педиатрии, охраны материнства и детства. 1952. - 5. - С. 45-50.

8. Баз JI.JL, Скобло Г.В. Особенности общения со взрослыми младенцев от матерей с послеродовыми депрессиями. // Психология сегодня. Ежегодник Рос.психол.об-ва, т.2, вып.З. М.,1996. - С. 133-134.

9. Бардышевская М. С. Развитие привязанности у эмоционально депривированных детей // Дефектология. 2006. - №1. - С. 6-20.

10. Батуев А.С., Кощавцев А.Г., Сафронова Н.М. Типы детско-материнской привязанности и психофизиологическое развитие младенцев первого года жизни (ЭЭГ корреляты, особенности сна и знаковые функции) // Педиатрия. 2000.- №3. - С.32-37.

11. Бейкер К., Гиппенрейтер Ю. Влияние сталинских репрессий конца 30-х годов на жизнь семей в трех поколениях // Теория семейных систем Мюррея Боуэна / под.ред. К. Бейкер, А.Я. Варги. М.: «Когито-Центр», 2008. -419-453 с.

12. Боулби Дж. Привязанность. М., 2003. 462 с.

13. Ветрова В. В. Влияние прослушивания речи взрослых на вербальное развитие детей раннего возраста: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1975. -24 с.

14. Виленская Г.А. Выбор ситуативных стратегий контроля поведения в раннем возрасте: возрастная динамика и механизмы // Ребенок в современном обществе / под ред. Л.Ф.Обуховой, Е.Г.Юдиной. М.: МГППУ, 2007,- С. 101-113.

15. Виленская Г.А. Стабильность и изменчивость темперамента детей первых трех лет жизни как показателя эмоциональной регуляции // Исследования по когнитивной психологии / под ред. Е.А.Сергиенко. М.: Институт психологии РАН, 2004. С.377-403.

16. Галигузова JI. Н. Мещерякова С. Ю., Царегородцева JL М. Психологические аспекты воспитания детей в домах ребенка и детских домах // Вопросы психологии. №6. - 1990. - С. 17-25.

17. Галигузова JI. Н. Проблема социальной изоляции детей // Вопросы психологии. 1996. -№3.-С.101-115.

18. Дубровина И. В., Минкова Э. А., Бардышевская М. К. О развитии детей, оставшихся без родительского попечения: очерки. — М.: СИМС, 1995.-64 с.

19. Елагина М. Г. Возникновение активной речи в процессе сотрудничества со взрослыми у детей раннего возраста: Автореф. дис. канд. психол. наук. М., 1977. - 24 с.

20. Иванова В.Ю. Особенности взаимодействия персонала домов ребенка с детьми младенческого и раннего возраста: Автореф. канд. дис. — СПб., 2007.

21. Конькова М.Ю., Мухмедрахимов Р.Ж. Выражение эмоций на лицах детей и взрослых в процессе взаимодействия //Эмоции и отношения на ранних этапах его развития/ под ред. Мухамедрахимова Р.Ж. СПб: Изд-во СПбГУ, 2008. С. 34-54.

22. Кощавцев А.Г. Послеродовые депрессии и материнско-детская привязанность. СПб.: Сотис, 2005. - С.222.

23. Лисина М. И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986. -144 с.

24. Мещерякова С. Ю. Особенности аффективно-личностных связей со взрослыми у младенцев, воспитывающихся в семье и домах ребенка // Возрастные особенности психического развития детей. — М.: Изд-во АПН СССР, 1982.-С. 19-59.

25. Мещерякова С.Ю. Влияние общения со взрослым на психическое развитие младенца // Мозг и поведение младенца / Под ред. Адрианова. М.: Ин-т психологии РАН. - 1993. - С. 184-220.

26. Мухамедрахимов Р.Ж., Пальмов О.И., Никифорова Н.В., Гроарк К., МакКолл Р. Изменение социального окружения в домах ребенка: программа раннего вмешательства // Дефектология. 2003. - №4. - с.44-53

27. Мухамедрахимов Р.Ж. Влияние опыта жизни в закрытых учреждениях на последующее развитие ребенка // Дефектология. — 2006. №1. — С. 21-24.

28. Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. - 288 с.

29. Мясищев В.Н. Психология отношений. Под ред. А.А. Бодалева / Вступ. ст. А.А. Бодалева — М.: Изд-во Ин-та практ. психологии; Воронеж: МПО «МОДЭК», 1995. 356 с.

30. Пальмов О. И. Психическое развитие детей с синдромом Дауна в процессе раннего вмешательства: Автореф. дис. канд. психол. наук. — СПб: 2006. 25 с.

31. Папушек X., Папушек М., Солоед К. Значение невербального общения в младенческом возрасте для психического развития // Психологический журнал. 2000. - №3. - С. 65-72.

32. Прихожан А. М., Толстых Н. Н. Дети без семьи. М.: Педагогика, 1990. - 160 с.

33. Рузская А. Г. Влияние эмоционального контакта со взрослыми на возникновение первых слов у детей // Общение и речь: развитие речи у детей в общении со взрослыми. -М.: Педагогика, 1985. С. 74-87.

34. Сергиенко Е.А. Когнитивная репрезентация в раннем онтогенезе человека. //Ментальная репрезентация: динамика и структура. М., изд. ИПРАН, 1998. гл.П. - с. 135-163.

35. Сергиенко Е.А. Природа субъекта: онтогенетический аспект. // Проблема субъекта в психологической науке. М., ИПРАН, 2000, с. 13- 27.

36. Сергиенко Е. А. Раннее когнитивное развитие: Новый взгляд. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2006. 464 с.

37. Сергиенко Е.А. Субъект развития, субъект деятельности, субъект жизни: регуляция поведения // Субъект и личность в психологии саморегуляции / под. ред. В.И.Моросановой. М.: Изд-во ПИ РАО; Ставрополь: СевКавГТУ, 2007. С. 256-273.

38. Сергиенко Е.А. Когнитивная природа речевого «взрыва» Электронный ресурс. // Психологические исследования: электрон, науч. журн. 2008. N 1(1). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 15.01.2010г.).

39. Соболева М.В., Батуев А.С Влияние семейного конфликта на психомоторное развитие ребенка первых полутора лет жизни //Вопросы психологии. 2004. - №5. - С. 11-18.

40. Сорокина Т. М. Исследование феномена «амбивалентного поведения» у детей раннего возраста: Автореф. дис. канд. психол. наук . М., 1977. 21 с.

41. Стерн Д. Н. Межличностный мир ребенка: взгляд с точки зрения психоанализа и психологии развития. СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006. 376 с.

42. Тайсон Ф., Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. — Екатеринбург: Деловая книга, 1998. 526 с.

43. Фрейд А. Теория и практика детского психоанализа. — М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. 400 с.

44. Фрейд 3. Психоанализ и детские неврозы. СПб.: Алетейя, 1997. -295с.

45. Шпиц Р., Колинбер Г. Первый год жизни. М.: Академический проект, 2006. — 352 с.

46. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: Университетская книга, 1996. - 592 с.

47. Ainsworth М. D. S., Blehar М., Waters Е., Wall S. Patterns of attachment: A psychological study of the Strange Situation. NJ, Hillsdale: Erlbaum, 1978. -370 p.

48. Bakeimans-Kranenburg M.J., Van IJzendoorn M.H., Kroonenberg P.M. Differences in attachment security between African-American and White children: Ethnicity or socio-economic status? // Infant Behavior and Development. 2004.-Vol. 27.-P. 417-433.

49. Barnas M., Gummings E. Caregiver stability in toddler' attachment related behaviors toward caregivers in day care // Infant behavior and development. -1997.-Vol. 17.-P. 171-177.

50. Beebe В., Stern D. Engagement-disengagement early object experiences // Communicative structures and psychic structures / Ed. by N. Freeman, S. Grand. -New York, 1977. P. 204-227.

51. Belsky J. International and contextual determinants of attachment security //Handbook of Attachment. Theory, research, clinical application /Ed. by J. Cassidy, Ph. Shaver. NY: The Gilford Press, 1999. - P.249-264.

52. Belsky J. Parent, infant, and social-contextual determinants of attachment security //Developmental psychology. 1996. - Vol. 32. - P. 905-914.

53. Belsky J., Isabella R. Maternal, infants, and social-contextual determinants of attachment security // Clinical implications of attachment / J. Belsky, T. Nezworski. Hellsdate, NJ: Erlbaum, 1988. - P. 41-94.

54. Belsky J., Rovine M. Taylor G. The Pennsylvania infant and family development project: III The origins of individual differences in infant-mother attachment: maternal and infant contributions //Child Development. 1984. - Vol. 55.-p. 718-728.

55. Belsky J., Vondra J. Lessons from child abuse: The determinants of parenting // Current research and theoretical advances in child maltreatment / Ed. by D. Chichetti, V. Carlson. England, Cambrige, 1989. - P. 153-202.

56. Bowlby J. Attachment and loss: Vol. 1. Attachment (2nd ed.). New York: Basic Books, 1982/1969. P. 402.

57. Bowlby J. Attachment and loss: Vol. 2. Separation: Anxiety and anger. -New York: Basic Books, 1973. P. 503.

58. Braungart- Rieker J. M., Garwood M. M., Powers B. P., Wang X. Parental sensitivity, infant affect, and affect regulation: Predictors of later attachment // Child Development. 2001. - Vol. 72. - P. 252-270.

59. Brazelton Т. В., Cramer B. G. The earliest relationship. Parents, infants and the drama of early attachment. London, 1991. - 279 p.

60. Buysse V., Smith T. Consumer Validation of an Index Characterizing the Functional Abilities of Young Children with Disabilities // Journal of Early Intervention. 1993. - Vol. 17. - No. 3. -P. 224-238.

61. Carlson E., Sroufe L. A. Contribution of attachment theory to developmental psychopathology // Developmental Psychopathology. Vol. 1: Theory and Methods / Ed. by D. Cicchetti, D. J. Cohen . New York: Wiley, 1995.-P. 581-617.

62. Chisholm K., Carter M. C., Ames E. W., Morison S. J. Attachment security and indiscriminately friendly behavior in children adopted from Romania orphanages // Development and Psychopathology. 1995. - Vol. 7. - P. 283-294.

63. Cicchetti D., Barnett D. Attachment organization in maltreatment preschoolers //Development and Psychopathology. 1991. - Vol.3. - P.397-411.

64. Crittenden P.M. Maltreated infants: Vulnerably and resilience // Journal of Child Psychology and Psychiatry, 1985. № 26. - P. 85-96.

65. Crittenden-P.M. Family and dyadic patterns of functioning on maltreating families // Early prediction and prevention of child abuse / Ed by K. Browne, C. Davies. Chichester: Jhon Wiley, 1988a. - P. 161-189.

66. Crittenden P.M. Attachment and risk for psychopathology: The early years. Journal of Developmental and Behavioral Pediatrics //Supplemental Issue on Developmental Delay and Psychopathology in Young Children. 1995. - Vol. 16. -P.12—S16.

67. Crittenden P.M. Danger and development: the organization of self-protective strategies // Monograph of society research for research on child development /Ed. by J. Vondra, D. Barnett. 1999. - P. 145-171.

68. Crittenden P. M. A Guide to Expansion and Modifications of the Ainsworth Infant Strange Situation. Unpublished manual. - Miami: Family Relation Institute, 2002. - 120 p.

69. Crittenden P.M. Preshcool assessment of attachment. Unpublished manual, Family Relation Institute, Miami, Fl. 1992-2004. 130 p.

70. Crittenden P. M, Partridge M., Claussen A. Family patterns of relationships in normative and dysfunctional families // Development and psychopathology. -1991.-Vol. 491-512.

71. Crockenberg S.B. Infant irritability, mother responsiveness, and social support influences on the security of infant-mother attachment // Child Development. 1981. - Vol. 52. - P. 857-865.

72. Condon S., Sander W. Neonate movement is synchronized with adult speech: international participation //Science. 1974. - Vol. 103. - P. 99-101.

73. David D., Lyons-Ruth K. Differential attachment responses of male and female infants to frightening maternal behavior: Tend or befriend versus fight or flight // Infant Mental Health Journal, 2005. Vol. 26. - P. 1-18.

74. De Wolff M., van IJzendoorn M. Sensitivity and attachment: A metaanalysis on parental antecedents of infant attachment //Child Development. 1997. -Vol.68.-p. 571-591.

75. Del Carmen R., Pedersen F., Huffman L., Bryan L. Dyadic distress management predicts subsequent security of attachment //Infant behavior and development. 1993. - Vol. - 16.-P.131 - 147.

76. Egeland В., Sroufe A. Attachment in early maltreatment //Child Development. 1981b. - Vol.52. - P.44-52.

77. Feldstein C.L., Crown В., Beebe В., Jaffe J. Temporal coordination and the prediction of mother-infant attachment / Paper presented at the biennale meeting of the Society for Research in child development. 1995. - Indianapolis, IN.

78. Field T.M., Cohen D., Garcia R., Greenberg R. Mother-stranger face discrimination by the newborn // Infant Behavior and Development. 1984. -Vol.7.-P. 19-25.

79. Field Т. M., Woodson R., Greenberg A, Cohen D. Discrimination and imitation of facial expressions by neonates // Science. 1982. - Vol. 218.- P. 69-92.

80. Fogel A. Temporal organization in mother-infant face-to-face interaction // Studies in mother-infant interaction / Ed. by H. R. Schaffer. London, 1977.- P. 62-75.

81. Fraiberg S., Adelson E., Shapiro V. Ghosts in the nursery: a psychoanalytic approach to the problems of impaired infant-mother relationships // Journal of the American Academy of child psychiatry. 1975. Vol. 14. P.387-421.

82. Gaensbauer Т., Harmon R. Attachment behavior in abused/neglected and premature infants: implication for the concept of attachment //The attachment and affiliative system/ Ed. by R. Emde, R. Harmon. NY.:Plenum, 1982. P.245-299.

83. Goldsmith H.H., Alansky J.A. Maternal and infant temperamental predictors of attachment: A meta-analytic review // Journal or Consulting and Clinical Psychology. 1987. - Vol.55. - P.805-816.

84. Hautamiakki A. Attachment and parental sensitivity in a low-risk Finnish sample The avoidant and unresponsive Finns, (in press).

85. Hoppes K., Harris S. L. Perceptions of child attachment and maternal gratification in mothers with Autism and Down Syndrome // Journal of Clinical Child Psychology: 1990. - Vol. 19, №4. - P. 365-370.

86. Howes C., Oldham E. Attachment formation in child care: Process in the formation of attachment relationships with alternative caregivers //Children inplay, story and school / Ed. by A. Goncu, E. Klien. NY: The Gilford Press, 2001. 445 p.

87. Isabella R., Belsky J., von Eye A. Origins of infant-mother attachment: An examination of interactional synchrony during the infants first year // Developmental psychology. 1989. - Vol. 24. - P. 12-21.

88. Koenig A, Cicchetti D., Rogosch F. Child compliance/noncompliance and maternal contributors to internalization in maltreating and non maltreating Dyads // Child development. -2000. Vol. 71.№4. - P. 1018-1032.

89. Kuhl P., Meltzoff A. N. The bimodal perception of speech in infancy // Science. 1982. - Vol. 218. - P. 56-67.

90. Lewis M., Feiring C. Infant, Mother, and Mother-Infant Interaction Behavior and Subsequent Attachment //Child development. 1989. — Vol. 60. — P. 56-68.

91. Lyons-Ruth K., Repacholi В., Mcleod S., Silva E. Disorganized attachment behavior in infancy: short-term stability, maternal and infant correlates, and risk-related subtypes // Development and Psychopathology. 1991. - Vol.3. P. 377396.

92. MacFarlane A. Olfaction in the development of social preferences in the human neonate /The human neonate in the parent-infant interaction (Ciba foundation Symposium. 1977. №33. - P. 103-107.

93. Main M. Cross-cultural studies of attachment organization: Recent studies, changing methodologies, and the concept of conditional strategies //Human development, 1990. Vol. 33.- P. 48 - 61.

94. Main M., Kaplan N., Cassidy J. Security in infancy, childhood and adulthood: A move to the level of representation // Monograph of the society research for research in child development, 1985. Vol. 50 (1). - P. 122-140.

95. Main M., Solomon J. Discovery of a new, insecure-disorganized/disoriented attachment patterns //Affective development in infancy / Ed.by M. Yogman, T.B. Brazelton. Norwood. N.Y.:Ablex. 1986. P. 95-125.

96. Main M., Weston D. The quality of the toddler's relationships to mother and father // Child Development. 1981. - Vol.52. - P.932-940.

97. Mahler M. S., Pine F., Bergman A. The psychological birth of the human infant. New Yo±. - 1975. - 373 p.

98. Muhamedrahimov R.J. New attitudes: Infant care facilities in St. Petersburg, Russia // WAIMH handbook of infant mental health. Vol. 1. Perspectives on infant mental health. /Ed. by Osofsky J.D. , Fitzgerald H.E. New York: Wiley, 1999. - P. 245-294.

99. Osofsky J. D., Connors K. Mother-infant interaction; an integrative view of a complex system // Handbook of infant development / Ed. by J. D. Osofsky. -New York, 1979. P. 204-251.

100. Radke-Yarrow M. Children of depressed mothers: From early childhood to maturity. Cambridge, England: Cambridge University Press, 1998. - 340 p.

101. Radke-Yarrow M., Cummings E. M., Kuczynski L., Chapman M. Patterns of attachment in two- and three-years-old in normal families and families with parental depression // Child Development, 1985. Vol. 56. - P. 884-893.

102. Russel M. Human olfactory communication // Nature .-1976. Vol. 260. -p.520 - 522.

103. Russel M. Origins of attachment: maternal interactive behavior across the first year // Child development. 1993. - Vol. 64.- P. 479-493.

104. Rutter M. Developmental catch-up, and deficits, following adoption after severe global early privation // Journal of Child Psychology and Psychiatry. — 1998. Vol. 39 (4). - P. 465-476.

105. Rydell A. M., Bohlin В., Thorell L. B. . Representations of attachment to parents and shyness as predictors of children's relationships with teachers and peer competence in preschool// Attachment and Human Development. 2005. - Vol. -7. P. 187-204.

106. Sagi A. Mothers' and non-mothers' identification of infant cries // Infant behavior and development. 1981. - Vol. - 4. - P. 36-40.

107. Scholmerich A., Fracasso M., Lamb M., Broberg A. Interactional harmony at 7 and 10 month of age predict security of attachment as measured Q-sort rating // Social development. 1995. - Vol. 34. - P. 62-74.

108. Shamir- Essakow G., Ungerer, J. A., Rapee, R. M. . Attachment, behavioral inhibition, and anxiety in preschool children //Journal of Abnormal Child Psychology. -2005. Vol. 33. P. 131-143.

109. Sher M., Mayseless O. Mothers of anxious ambivalent children: Maternal characteristics and child care context // Child development. 2000. - Vol. - 71. — P. 1629-1639.

110. Simson J. Attachment theory in modern evolutionary perspective // Handbook of attachment: theory, research, and clinical applications /Ed. by J. Cassidy, Ph. Shaver. The Guilford Press, 1999. P. 115 - 139.

111. Spieker S., Crittenden P.M. Comparing two attachment classification methods applied to preschool strange situation // Clinical child psychology and psychiatry. 2009. - Vol.15. -P.97-120.

112. Sroufe L. A., Egeland В., Carlson E., Collins, W. A. The Development of the Person: The Minnesota Study of Risk and Adaptation from Birth to Adulthood. New York: Guilford Publications, 2005. - 411 p.

113. Stack D.M., Muir, D.W. The effect of manipulating adult tactile stimulation during an interaction of 5-month-olds1 affect and attention // Child Development. 1992. - Vol. 63. - pp. 1509-1525.

114. Stevenson-Hinde J., Marshall P. Behavioral inhibition, heart period, and respiratory sinus arrhythmia: attachment perspectives // Child development. 1999. -Vol.-70.-P. 805-816.

115. Stern D. N. The first relationship: infant and mother. Cambridge, 1977. -321 p.

116. Stern D. N. The interpersonal world of the infant. A view from psychoanalysis and developmental psychology. USA: Basis Books, 1985. - 304p.

117. Stern D. N. The motherhood constellation. New York: Basis Books, 1995. -229 p.

118. Taylor S.E., Klein, L.C., Lewis B.P., Gruenewald, T.L., Gurung R.A., & Updegraff, J.A. Biobehavioralresponses to stress in females: Tend-and-befriend, not fight-or-flight. Psychological Review, 2000. Vol.107. - P. 411-429.

119. Tizard В., Rees J. The effect of early institutional rearing on the behavior problems and affectional relationships of four-year-old children // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 1975. - Vol. 27. - P. 61-73.

120. Thompson R. Early attachment and later development // Handbook Attachment. Theory, research, clinical application / Ed. by J. Cassidy, Ph. Shaver. NY: The Gilford Press, 2008. -P.348-366.

121. Thompson R., Cicchetti D., Lamb M., Malkin C. The emotional responses of Down syndrome and normal infants in the Strange Situation: the organization of affective behavior in infants//Developmental psychology, 1985.- Vol.21. № 4. - P.828-841

122. Vondra J., Shaw D., Kevinides M. Predicting infant attachment classification from multiple, contemporaneous measures of maternal care //Infant Behaviur and development. 1995. -Vol. 18. - P. 415-425.

123. Waters E., Merrick S., Treboux D., Crowell J., Albersheim,L. Attachment security in infancy and earlyadulthood: A twenty-year longitudinal study // Child Development. 2000. - Vol. 71. - P. 684-689

124. Winnicott D. Through Pediatrics to Psycho-Analysis. London: Hogarth Press, 1982. 255 p.