Автореферат диссертации по теме "Особенности полоролевой социализации подростков (мальчиков) с задержкой психического развития в условиях депривации отцовского влияния"

На правах рукописи

САМОЙЛЕНКО Елена Валентиновна

ОСОБЕННОСТИ ПОЛОРОЛЕВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ПОДРОСТКОВ (МАЛЬЧИКОВ) С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В УСЛОВИЯХ ДЕПРИВАЦИИ ОТЦОВСКОГО ВЛИЯНИЯ

19.00.10 - коррекционная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата психологических наук

Нижний Новгород - 2005

Работа выполнена на кафедре возрастной и педагогической психологии Нижегородского государственного педагогического университета

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор,

заслуженный деятель науки РФ Ульенкова Ульяна Васильевна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор

Петрова Вера Георгиевна

кандидат психологических наук, доцент

Князева Татьяна Николаевна

Ведущая организация: Нижегородский институт

развития образования

Защита состоится 21 октября 2005 года в _ часов на заседании

диссертационного совета Д 212.164.02 по педагогической психологии и коррекционной психологии при Нижегородском государственном педагогическом университете по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, ул. Ульянова, д.1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан « 20 » сентября 2005 года.

<2006-4 /377<£

з ЛУЮЗГ

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. В отечественной и зарубежной науке вопросы изучения детей с задержкой психического развития (ЗПР) приобретают в настоящее время очень важное социально-психологическое и психолого-педагогическое значение, так как они связаны с ростом числа детей этой категории. Необходимость поиска причинной обусловленности в феноменологии ЗПР приводит исследователей к изучению роли семейного фактора как системообразующего с точки зрения влияния социально-психологических и биологических детерминант на характер развития этих детей.

Микросоциальная ситуация развития, определяемая особенностями семейного воспитания, составом семьи и позицией ребенка в ней, типом образовательного учреждения, была предметом специального анализа в работах И.В. Дубровиной, A.A. Венгера, B.C. Мухиной, Л.Ф.Обуховой, Е.Е. Кравцовой,

A.M. Прихожан и др.

Многие исследователи приходят к выводу, что особенности взаимосвязи родителей и детей закрепляются в поведении и становятся моделью в социальных взаимодействиях (А.Я. Варга, В.М. Гарбузов, А.И.Захаров, A.C. Спиваковская,

B.В. Столин, Э.Г. Эйдемиллер и др.).

Исследования структуры семьи и роли детско-родительских отношений в развитии личности (З.Фрейд, Э.Фромм, Э. Эриксон, А. Адлер, К.Хорни, Э.Г. Эйдемиллер, А.С.Спиваковская, В.В.Столин, B.C. Мухина и др.) предоставляют убедительные доказательства, свидетельствующие о роли семейного контекста в генезисе нарушений развития. Вместе с тем семья выступает и как мощный источник компенсации и коррекции психического развития.

К сожалению, динамика семьи в России сегодня характеризуется нарастающими негативными тенденциями: ростом числа семей с 1-2 детьми, когда практически не реализуется репродуктивная функция семьи; уменьшением числа заключаемых браков; увеличением числа разводов, ростом внебрачной рождаемости. Соответственно возросла доля неполных семей с одним родителем с детьми до 18 лет. В рамках этих кризисных моментов укорачивается период полноценной и оптимальной семейной социализации, ослабляется роль родительского авторитета, нарушаются ценности устойчивой полной семьи как социальной нормы. В связи с этим психологические исследования в области влияния родительских отношений на психическое развитие ребёнка в неполной семье нам видятся весьма актуальными. Пока таких исследований не так много. Проблемы неполной семьи рассматривают В.Н. Дружинин, А.И. Захаров, Б.И. Кочубей, Й. Лангмейер, 3. Матейчик, Л. Тархова, Е.О. Смирнова, И.К. Фридман,

C.И. Голод, A.A. Клецин, Т.А. Гурко, A.M. Демидов и др.

Ситуация развития ребенка в неполной семье является менее благоприятной как в социокультурном, так и в психологическом отношениях. Искаженная полоролевая структура семьи отражается на полоролевом развитии детей.

Проблема полоролевой социализации имеет довольно давнюю историю развития в нашей стране. Начиная с середины XIX века вплоть до начала 30-х годов XX века, различные социальные и психолого-педагогические аспекты пола активно обсуждались многими деятелями "

{ БИБЛИОТЕКА / j

"** ■ — л*

специалистами (М.Я. Басов, П.П. Блонский, 1979; JI.C. Выготский, 1991; А.Б. Залкинд, 1930; В.В. Зеньковский, 1995; H.A. Крюков, А.П. Нечаев, М.М. Рубинштейн, 1912, 1926; Н.Е. Румянцев, К.П. Веселовская, 1927).

Период 60-х - 80-х годов XX века И.С. Кон (1984) определил как период «бесполого сексизма» в отечественной психологической науке, поскольку проблематика пола в советской психологии была представлена довольно слабо. Однако с 80-х годов прошлого века количество работ, посвященных данной проблематике, стало увеличиваться (В.В.Абраменкова, В.С.Агеева, В.Е.Каган, Я.Л. Коломинский, М.Х. Мелтсас, И.И.Лунин, Т.А.Репина, Н.Я.Привалова, Т.И.Юферева). К ряду научно-теоретических исследований проблемы пола и половых различий, половой социализации в последнее время добавились работы Ю.Е. Алешиной, Н.Л. Белопольской, А.Я Варги, Е.Н.Денисовой, И.В. Дубровиной, Т.А. Крыловой, Н.В. Ланиной, Н.К. Радиной, И.В. Романова, Л.Э. Семеновой и др. Доказано, что вопросы формирования личности тесно связаны с проблемой развития полового самосознания, выявлена большая значимость социальных воздействий на его формирование. Однако проблемы семьи и семейного воспитания в контексте полоролевого развития детей в научной литературе раскрыты недостаточно и нуждаются в глубокой разработке.

Воспитательная значимость семьи резко возрастает при формировании личности детей с отклонениями в психофизическом развитии, что определяет актуальность изучения этого вопроса в коррекционной психологии. Анализ отдельных проблем семьи ребенка с отклонениями в развитии представлен в трудах Т.Г. Богдановой, E.H. Денисовой, Е.Е. Дмитриевой, Т.А.Добровольской, С.Д. Забрамной, А.И. Захарова, О.Г.Комаровой, И.Ю.Левченко, Н.В. Мазуровой, И.И. Мамайчук, В.Л.Мартынова, Е.М.Мастюковой, Г.А.Мишиной, В.Г.Петровой, М.М.Семаго, Л.И. Солнцевой, A.C. Спиваковской, В.В. Ткачевой, У.В. Ульенковой, В.В. Юртайкина и др. Авторы обращают внимание на различные стороны сложных процессов взаимодействия проблемного ребенка с окружающими, восприятия этого ребенка близкими для него людьми и развития его как личности.

За последние десять-пятнадцать лет появились научные исследования по изучению детей с ЗПР, которые переносят акцент в русло социальной адаптации (Г.Б.Шаумаров (1990), Е.А.Морщинина (1992), Д.И.Альраххаль (1992), И.А.Коробейников (1997), В.Б.Никишина (1999), Е.Г.Дзугкоева (2000), И.Э.Ермашенков (2001), Н.П.Кондратьева (2002), И.А.Конева (2002) и др.) Результаты исследований свидетельствуют о выраженном неблагополучии родительских семей, воспитывающих детей с ЗПР. По данным авторов, неблагополучие семейных отношений (конфликтность, распад семьи, патернальная депривация, алкоголизм родителей и т.п.) замедляет нормальное развитие личности ребенка, усугубляет задержанное развитие ребенка, а также существенным образом влияет на его социальную адаптацию.

Проведенный анализ основных психологических проблем ЗПР в контексте их социально-психологической значимости показал, что пока нет исследований, посвященных изучению влияния неполноты «емьи на полоролевую социализацию мальчиков-подростков с ЗПР. . С "учетом влияния разных, порой противоречивых

Гс»><,- ■ '

средовых воздействий и полоролевых стереотипов на психику ребенка семья, являясь одной из наиболее значимых оптимальных сфер воспитания, должна рассматриваться как важная детерминанта полоролевого развития не только детей, но и подростков. Тем более что, по данным исследователей (Д.И.Альраххаль, 1992; Е.Г.Дзугкоева, 2000), подростки с ЗПР не проявляют острой потребности в объединении со сверстниками, для них взрослые, родители в том числе, продолжают играть очень важную роль.

Таким образом, актуальность проблемы полоролевой социализации подростков с ЗПР в семье обусловлена значимостью семьи для психического развития детей и кризисом ее развития в настоящее время; связями полоролевого и личностного развития детей} отсутствием научно обоснованных положений относительно содержания, факторов формирования и развития полоролевой социализации подростков в семье, которые нашли бы практическое применение. Остро проявляющаяся в последнее время тенденция к увеличению количества детей с функциональной и органической недостаточностью ЦНС, отсутствие достаточной информации о личностных особенностях данной категории детей также обусловливают актуальность настоящего исследования и его востребованность на современном этапе развития коррекционной психологии.

Цель исследования: изучение особенностей полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися сверстниками в условиях депривации отцовского влияния.

Объект исследования: мальчики-подростки 13-14 лет с ЗПР из неполных семей.

Предмет исследования: особенности психологических механизмов полоролевой социализации подростков (мальчиков) с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния и в связи со своеобразием материнского воспитания в неполной семье.

Исследование направлено на проверку следующих гипотез:

1. Особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния (ярко выраженный эмоциональный компонент социализации, проявляющийся в фемининном реагировании на ситуации; кризис самовосприятия, связанный с осознанием неуспешности в основном виде деятельности и в связи с этим необходимость нахождения компенсаторных путей самоутверждения и др.) определяются сочетанием специфики их психического развития и условий микросреды (социопсихологические характеристики матери, типы материнского воспитания; чаще всего, неблагоприятное влияние отца на поведенческий компонент социализации).

2. Доминирование материнского воспитания в неполной семье, предшествующий негативный опыт общения с отцом определяют специфику психологических механизмов полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР: у них затруднены половая идентификация и формирование мужских черт характера; высок риск развития негативной половой идентификации; идет социальное ожидание и подкрепление моделей социализации, не характерных для пола.

3. Доминирующие типы материнского воспитания в неполных семьях (авторитарная гиперсоциализация, эмоциональное отвержение ребенка, отношение к ребенку как к «маленькому неудачнику» и т.п.) оказывают влияние на тип полоролевого поведения мальчиков-подростков (эмоциональное принятие и выражение фемининных установок и поведенческих стратегий), формируют сниженное самопринятие, усугубляют инфантилизацию и личностную незрелость.

4. Теоретически обоснованный диагностический комплекс позволяет выявить особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях, что, в свою очередь, дает возможность понять психологические механизмы их полоролевой социализации в неполных семьях и определить основные направления и средства помощи в их личностном становлении.

В соответствии с целью, предметом, гипотезами в исследовании ставились и решались следующие задачи:

1. Изучить современное состояние проблемы полоролевой социализации подростков в неполных семьях в психологических исследованиях, определить теоретические подходы к ее изучению.

2. Дать сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР.

3. Выявить доминирующие типы материнского воспитания и особенности психологических механизмов, обусловливающих полоролевую социализацию мальчиков в неполных семьях.

4. Исследовать особенности полоролевой идентичности подростков (мальчиков) с ЗПР из неполных семей.

5. Выявить устойчивые характеристики фрустрационных реакций, стереотипы эмоционального реагирования подростков с ЗПР из неполных семей, сформированные в процессе развития и воспитания.

6. Проследить влияние основных институтов полоролевой социализации на формирование психологического пола мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей.

7. Выявить доминирующие типы полоролевого поведения мальчиков с ЗПР, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях (полная и неполная семья).

8. Опираясь на результаты исследования и литературные источники, наметить некоторые направления профилактической и коррекционно-психологической работы по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в неполных семьях.

Методологические основы исследования были определены с позиций основных принципиальных положений отечественной психологии об объективных законах нормального и отклоняющегося развития ребенка, основы которых были заложены Л.С. Выготским в созданной им теории культурно-исторического понимания развития психики. С позиций этой теории неполноценное психическое развитие ребенка может быть обусловлено как

отклонениями в строении и функционировании центральной нервной системы, так и неблагоприятной социальной средой.

Теоретический фундамент исследования, его организация базировались на положениях отечественной психологии: по исследованию проблем половой дифференциации и особенностей полоролевой социализации детей, о приоритетности социального фактора в формировании психологического пола (Б.Г. Ананьев, В.В. Абраменкова, Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, И.С. Клецина, Я.Л. Коломинский, И.С. Кон, В.Н.Мясищев, С.Л.Рубинштейн и др.); о значимости роли семьи в психическом развитии детей, формировании их личности (Т.Г.Богданова, A.A. Бодалев, А.М.Демидов, Т.А.Добровольская, В.Н.Дружинин, И.В.Дубровина, С.Д.Забрамная, А.И.Захаров, Н.Я.Семаго, М.М.Семаго, В.В. Столин, A.C. Спиваковская, В.В.Ткачева, И.Г.Чеснокова, Л.М.Шипицына, Э.Г. Эйдемиллер, Т.И. Юферева).

Большую роль в разработке теоретических основ исследования сыграли работы ведущих специалистов в области специальной психологии: Н.Л.Белопольской, Т.А. Власовой, Г.В.Грибановой, И.А.Коробейникова, К.С. Лебединской, И.Ю.Левченко, В.И. Лубовского, И.И.Мамайчук,

М.С. Певзнер, В.Г. Петровой, С.Я.Рубинштейн, У.В. Ульенковой, О.Н.Усановой и др.

Методы исследования: теоретический анализ психолого-педагогических исследований по изучаемой проблеме; теоретико-прикладное моделирование программы исследования; индивидуальный констатирующий эксперимент, направленный на изучение особенностей полоролевой социализации подростков основной и контрольных групп и стиля родительского воспитания в семье; качественный анализ собранных фактических данных; методы математической обработки полученных данных; изучение медицинских карт, анамнестических данных о детях, диагноза ПМПК с целью выявления индивидуальных особенностей изучаемой категории детей.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования.

Впервые в коррекционной психологии в качестве предмета специального исследования выступили специфические особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в зависимости от депривации отцовского влияния и характера семейного воспитания:

- обогащены некоторые теоретические разделы коррекционной психологии, касающиеся специфики психического развития подростков с ЗПР;

-получил развитие теоретический принцип отечественной психологии о социальной обусловленности психического развития ребенка, роли семьи в качестве источника социализации детей и подростков с ЗПР;

- дан сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР;

- получены научные факты, конкретизирующие теоретические положения детской, возрастной и педагогической психологии о влиянии типа материнского воспитания в полных и неполных семьях на процесс формирования полоролевой социализации ребенка;

- прослежены некоторые негативные аспекты социализации подростков, воспитанных в неполных семьях;

выявлены как общие особенности полоролевой социализации, характерные для нормально развивающихся подростков и подростков с ЗПР; особенности, характерные для всех детей с ЗПР (полная и неполная семья), так и специфические особенности подростков с ЗПР, обусловленные отсутствием отцовского влияния. Тем самым внесен вклад в понимание общих и специфических закономерностей полоролевой социализации подростков с ЗПР из неполных семей;

- выделены типы полоролевого поведения подростков в зависимости от доминирующих типов материнского воспитания и специфики их влияния на мальчика-подростка;

- выявлены важнейшие характеристики психологических механизмов одного из значимых аспектов личностного становления подростков;

- полученный массив фактических данных позволяет их конкретизировать по основным аспектам деятельности практического психолога, определить возможные направления профилактической и коррекционно-воспитательной работы с детьми, их родителями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков с ЗПР из неполных семей.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в работе психологической службы воспитательно-образовательных учреждений с подростками из неполных семей и их родителями; психологов и коррекционных педагогов при разработке коррекционных мер, направленных на оптимизацию процесса полоролевой социализации детей и подростков с ЗПР; преподавателей педагогических вузов при подготовке специалистов по коррекционной психологии и педагогике.

Апробация работы. Основные теоретические положения диссертационной работы и в целом результаты исследования обсуждались на: заседаниях кафедры социальной педагогики и психологии Арзамасского государственного педагогического института (АГПИ); заседаниях кафедры возрастной и педагогической психологии Нижегородского государственного педагогического университета; общеинститутской научно-практической конференции, проводимой в рамках дней науки в АГПИ (апрель 2002); региональной межвузовской научно-практической конференции (Арзамас, 2003); XXIV Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 2003); IX Всероссийской научно-практической конференции «Образование в России: медико-психологический аспект» (Калуга, 2004).

Положения, выносимые на защиту:

1. Нарушения развития психической сферы при ЗПР, сочетаясь с влиянием условий воспитания (микросреды), приводят к специфическому формированию полоролевой социализации подростков в неполных семьях.

2. Специфика психологических механизмов полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в неполных семьях обусловлена, с одной стороны, спецификой дефекта, а с другой стороны, своеобразием материнского воспитания и предшествующим опытом общения с отцом.

3. Тип полоролевого поведения мальчиков-подростков (маскулинный, фемининный, андрогинный) обусловлен факторами наличия/отсутствия образца мужского ролевого поведения, доминирующими типами материнского воспитания, психологическими механизмами полоролевой социализации ребенка.

4. Специально подобранный комплекс диагностических методик, направленный на выявление особенностей полоролевой социализации подростков, имеет объективное значение для получения фактических данных о своеобразии процесса полоролевой социализации у подростков с ЗПР, воспитывающихся в различных микросоциальных условиях.

5. Выявление и анализ специфических особенностей полоролевой идентичности, типов полоролевого поведения у подростков с ЗПР из неполных семей, стиля материнского воспитания в неполных семьях позволяют наметить основные направления коррекционно-воспитательной работы практического психолога с детьми, матерями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков, лишенных полноценного отцовского влияния.

Структура работы. Диссертационное исследование содержит: введение, три главы, заключение, выводы по главам, список литературы (233 наименования, в том числе 14 на иностранном языке), 8 приложений. Текст диссертации иллюстрирован 21 таблицей, 2 диаграммами.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность проблемы исследования, дается краткий анализ ее состояния; определяются цель исследования, объект, предмет, формулируются гипотезы и задачи, раскрывается научная новизна полученных результатов, их теоретическая и практическая значимость; приводятся положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема полоролевой социализации подростков (мапьчшов) с ЗПР в коррекционной психологии» представлен анализ наиболее значимых работ в области возрастной, педагогической, коррекционной психологии по поставленной в исследовании проблеме. Обсуждается состояние проблемы полоролевой социализации в специальной психологии применительно к подросткам с ЗПР. Осуществляется постановка проблемы исследования, выдвигаются гипотезы, определяются задачи, характеризуются методы исследования.

Понятие «полоролевая социализация» (ПРС) определяется многими авторами как активное усвоение личностью психосексуальной культуры по мере вхождения в социальные отношения, как процесс передачи ребенку устойчивых форм социального поведения в соответствии с половой ролью (В.Е.Каган, 1991; И.С.Кон, 1978; А.В.Петровский, 1973).

Полоролевая социализация предполагает формирование половой идентичности и психологического пола. Согласно исследованиям, формирование психологического пола определяется двумя процессами: половой типизацией-и половой идентификацией. В отличие от полового типа половая идентификация формируется позднее, примерно к подростковому возрасту. Поэтому наиболее

остро проблема изучения психологического пола ставится в отношении детей подросткового возраста.

Нами рассмотрены основные психологические механизмы ПРС ребенка с точки зрения наиболее распространенных теорий усвоения половой роли: процесс идентификации (психоаналитическая теория), социальное подкрепление (теория социального научения), осознание половой социальной роли (теория когнитивного развития), социальные ожидания (новая психология пола). Данные механизмы мы рассматриваем как взаимодополнительные, соотношение их может быть разным на отдельных этапах развития ребенка; в отдельности каждый из этих механизмов вряд ли может объяснить полоролевую социализацию.

На становление ПРС подростков влияет целый ряд факторов, определенным образом формирующих психологический пол, половые ориентации. Основными институтами социализации являются семья, дошкольные учреждения, школа, неформальные объединения, трудовые коллективы.

По мнению большинства отечественных исследователей (Ю.В. Алешина, A.C. Волович, И.С. Кон, JI.H. Кузнецова, Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, Т.А. Репина), процесс ПРС в современном обществе имеет проблемы, сопряженные с усвоением ролей мужчины и женщины; формирование мужественности протекает в более сложных условиях в силу ряда причин: более сильное давление и требование со стороны общества соответствовать маскулинным нормам; преобладание женщин в сфере образования и воспитания, что является препятствием для достижения стабильной идентификации с мужской ролью. В итоге мальчики гораздо меньше знают о поведении, соответствующем мужской половой роли, имеют меньше информации и моделей полоролевого поведения мужчины, чем женщины.

В неполной семье этот процесс еще более усложняется. В отечественной и зарубежной литературе существуют различные дефиниции неполной семьи (С.И. Голод, A.A. Клецин, Т.А. Гурко, А.М. ДемидоЕ, А. Мишель, М. Эстев, К. Верлак, Н. Лешофер). Для нашего исследования основной интерес представляют дети, которых воспитывает одна мать и которые испытывают Допривацию отцовского влияния независимо от причин ее возникновения.

Проблема изучения ПРС в неполной семье касается прежде всего понимания роли каждого из родителей в этом процессе и возможности компенсации одним роли другого. Многие исследователи утверждают, что отец выполняет функцию социального контроля и является носителем требований, дисциплины и санкций (Й. Лангмейер, 3. Матейчек, Р.Скиннер, Дж. Клииз), влияет на когнитивное развитие детей (Р.Бернс, Б.И.Кочубей), их эмоционально-личностную сферу (Е.О.Смирнова, В.С.Собкин, О.Э. Асадулина, А.А.Новаковская). Исследования показывают, что воспитание без отца наиболее очевидно отражается именно на половой идентификации ребенка (Т.А.Крылова). Отсутствие мужской поведенческой модели не позволяет мальчикам из неполных семей в полной мере усваивать мужские половые роли и соответствующий стиль поведения.

Полоролевая социализация в семье - сложный процесс, в котором полоролевое поведение детей и родителей находится в тесном взаимодействии.

Анализ ориентации ребенка на родителя своего пола в семье и на других близких взрослых проводили Н.Андреенкова, А.И.Захаров, Д.И.Исаев, В.Е.Каган, Ю.А.Левада, А.С.Спиваковская и др.

Изучению взаимоотношений детей и родителей посвящено большое количество исследований в зарубежной и отечественной психологии. В соответствии с задачами настоящего исследования мы проанализировали один из аспектов этих отношений: отношение матери и ребенка, а также систематизировали данные, полученные исследователями об отношениях матери и ребенка в неполных семьях.

Наиболее полно и продуктивно проблема взаимоотношения детей и родителей разработана в западной психологии. Огромный вклад в развитие представлений о специфике отношений между детьми и родителями внесла теория классического психоанализа. Исследования психоаналитиков убедительно показали, что индивидуальные пристрастия и антипатии матери оказывают существенное влияние на развитие ребенка: быстрее развивается то, что больше всего одобряется и поощряется матерью и, соответственно, процесс развития замедляется там, где мать остается равнодушной.

Э.Фромм (1990), рассматривая родительские отношения как фундаментальную основу развития ребенка, провел качественное различие между особенностями материнского и отцовского отношения к ребенку. Особую роль в психоаналитическом направлении занимают исследования, лежащие в русле так называемой теории привязанности, основанной Д.Боулби и M Эйнсворт.

E.S.Schaefer, R.A.Bell (1958) была предложена динамическая модель родительских отношений, основанная на двух факторах - эмоциональном (любовь-ненависть) и поведенческом (автономия-контроль). Конкретная родительская позиция определяется выраженностью каждого из компонентов и их взаимосвязанностью.

В современной отечественной литературе можно встретить различные классификации стилей и типов родительского воспитания (C.B. Ковалев, 1988: Э.Г.Эйдемиллер, В.В. Юстицкий, 1990; Д.Н. Исаев, 1994 и др.). Изучение родительского отношения и его нарушений широко проводилось в рамках клинического подхода, так как именно на практике проблема детско-родительских отношений возникает с особой остротой (В.И. Гарбузов, Д.Н. Исаев, А.И. Захаров).

Длительный опыт работы с проблемами семьи позволил А.Я.Варге выделить следующие четыре типа родительских отношений: 1) принимающе-авторитарное; 2) отвергающее; 3) симбиотическое; 4) симбиотически-авторитарное. Систематизация неправильных моделей семейного воспитания была описана А.Е. Личко и Э.Г. Эйдемиллером (1986,1996).

На базе психологической консультации проделана работа Е.Т. Соколовой (1989), посвященная проблеме стилей отношений «мать-ребенок». Она выделяет следующие стили воспитания: сотрудничество, изоляция, соперничество, псевдосотрудничество; рассматривает два варианта отношений «матери и ребенка» (доминирование матери и доминирование ребенка).

Обобщая исследовательские данное А.А. Бодалева, А.И. Захарова, Б.И. Кочубея, 3. Матейчека, И.И. Столииа, в которых прослеживаются практически все типы неадекватного материнского отношения к ребенку в неполной семье, мы рассмотрели, каким образом они оказывают влияние на процесс формирования ПРС мальчиков. Все выделенные ими стили воспитания являются следствием деструкции семьи по одному типу: отсутствие какой бы то ни было организующей функции отца в структуре семейных отношений и замыкание всей системы психологических связей на ребенке.

Мы выяснили, на каком уровне изученности находится поставленная в исследовании проблема применительно к подросткам с ЗПР. Проведенный анализ основных психологических проблем задержки психического развития в контексте их социально-психологической значимости показал, что за последние десять-пятнадцать лет появились научные исследования, посвященные изучению детей с ЗПР, которые переносят акцент в русло социальной адаптации (Д.И. Альраххаль, И.А. Коробейников, Е.Г. Дзугкоева, Г.Б. Шаумаров, Е.А. Морщинина, В.Б. Никишина, И.Э. Ермашенков, Н.П. Кондратьева, И.А. Конева и др.).

Результаты ряда исследований свидетельствуют о том, что дети с ЗПР во многих случаях воспитываются в неблагополучных условиях, в том числе в неполных семьях (В.М. Явкин, 1973; Г.Б. Шаумаров, 1990; Е.А Морщинина, 1992). Однако проблема полоролевой социализации детей и подростков с ЗПР -новая проблема в коррекционной психологии.

На фоне обширного теоретического и фактического материала, демонстрирующего особенности становления ПРС, нами отмечается отсутствие психологических исследований, где бы предметом научного рассмотрения являлись особенности полоролевой социализации мальчиков с ЗПР, воспитывающихся в условиях депривации отцовского влияния.

Во второй главе «Экспериментальное изучение влияния семьи на формирование полоролевой социализации детей» дается социопсихологическая характеристика неполных родительских семей, воспитывающих ребенка с ЗПР; представлены диагностические методики экспериментального изучения влияния родительских установок на полоролевую социализацию мальчиков-подростков с ЗПР; проведен анализ полученных результатов, сделаны выводы по главе.

Исследование проводилось на базе средних общеобразовательных школ № 2, 7, 13, 15, 11 г. Арзамаса Нижегородской области. Индивидуальные психологические эксперименты проводились с мальчиками подросткового возраста 13-14 лет, которые были объединены в группы: мальчики с ЗПР из неполных семей (ЗНПС) - 25 человек, с ЗПР из полных семей (ЗПС) - 25, нормально развивающиеся подростки из неполных семей (ЫНПС) - 25, из полных семей (КИС) -25 человек. Общий объем выборки исследуемых групп детей составил 100 человек.

Все дети с задержкой психического развития имели заключение ПМПК на момент поступления в школу, обучаются в классах коррекционно-развивающего обучения в условиях общеобразовательной школы.

Общее количество взрослых испытуемых (мам подростков) составило 100 человек, по 25 на каждую категорию детей. Всего в эксперименте принимало участие 200 человек.

На начальном этапе работы обследовались матери испытуемых подростков. Исследование было подчинено решению следующих задач: 1) изучить социально-экономические и психологические характеристики неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР; 2) выявить доминирующие типы материнского воспитания в полных и неполных семьях; 3) выделить особенности материнских отношений в неполных семьях, воспитывающих подростка с ЗПР.

Исходя из задач исследования, была подобрана следующая батарея методик: «Тест-опросник родительского отношения» (ОРО) А.Я. Варги и В.В. Сталина; опросник «Измерение родительских установок и реакций» (PARI) Е. Шефера и Р. Белл; анкета психологического анализа анамнестических данных для матерей, в одиночку воспитывающих сыновей.

Сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР, показал, что семьи подростков с ЗПР имеют худшие материальные и жилишно-бытовые условия: 84 % проживают на грани бедности (НПР - 52 %), 72 % не имеют собственного благоустроенного жилья (НПР - 12%). Уровень образования матерей подростков с ЗПР сравнительно низок: 36 % имеют среднее образование, 56 % - среднее специальное (НПР - 32 %), 8 % - высшее (НПР -68 %). 8 % матерей подростков с ЗПР злоупотребляют алкоголем, в семьях подростков с НПР таких фактов выявлено не было. По результатам опроса матерей, основные причины развода в семьях, воспитывающих детей с НПР. -измены супруга, несходство характерами, новая семья у бывшего супруга; в семьях детей с ЗПР - пьянство, хулиганство супруга, постоянные драки, скандалы в семье. Таким образом, риску социальной уязвимости подвержены практически все материнские семьи, воспитывающие детей с ЗПР.

Полученные сведения помогли получить относительно целостное представление об условиях предшествующего периода социализации ребенка и выступили в роли контекста при интерпретации всех прочих данных, включая результаты экспериментально-психологического исследования.

В процессе обработки данных «Теста родительского отношения» однозначно преобладающего типа родительского отношения в его «чистом виде» выявлено не было.

В целом, материнские отношения в полной семье, воспитывающей ребенка с Hi LP. имеют следующие особенности: эмоциональный компонент представлен принятием ребенка, уважением к нему; общение включает в себя теплые близкие отношения с ребенком без склонности к симбиотическим отношениям; контроль за поведением ребенка осуществляется достаточный, без доминирования (авторитаризма). Показательно, что матери, воспитывающие детей в полных семьях, реже придерживаются авторитарного стиля воспитания.

Матери, воспитывающие детей с III IP в неполной семье, используя авторитарный тип воспитания, тем не менее, стремятся к симбиотическим

отношениям с ними. Они ограждают ребенка от любых трудностей, излишне опекают его и испытывают большую родительскую тревогу. Испытуемые стремились удовлетворить потребности ребенка, но понимали, что его не следует держать в стороне от реальных жизненных проблем.

Данные исследования показывают, что матери детей с ЗПР имеют высокий балл по шкалам «Авторитарная гиперсоциализация» и «Маленький неудачник». Эти два типа материнского отношения являются взаимосвязанными: если мать не доверяет ребенку, не верит в его самостоятельность, она должна осуществлять над ним строгий контроль. Образ неуспешного ребенка сводит процесс его воспитания к системе жестких, категорических запретов.

Как мы выяснили, полные семьи детей с ЗПР в своем большинстве неблагополучны, мужчины в них не всегда демонстрируют поведение, достойное подражания: они мало заботятся о семье и ее благосостоянии, не занимаются хозяйством, проявляют безответственность, злоупотребляют алкоголем. Поэтому доминирующей в таких семьях становится мать.

Результаты анализа детско-родительских отношений обнаружили наличие выраженного эмоционального отвержения как достаточно частой характеристики материнского отношения к ребенку с ЗПР (р < 0,05; ср* = 1,77).

Обработка полученных данных позволила выделить две группы неполных семей.

В первую группу входят матери, тяжело переживающие свое одиночество и концентрирующие свою любовь на ребенке. Для них характерна попытка создавать и сдерживать близкую личностную дистанцию с подростком, а возрастное закономерное отделение ребенка, повышение субъективной значимости для него других людей воспринимается как угроза собственным потребностям. По результатам методики PARI для этих матерей характерны следующие признаки, описывающие отношение к семейной роли: ограниченность интересов рамками семьи, заботами исключительно о семье; ощущение самопожертвования в роли матери.

Другую группу неполных семей составляют те, в которых подросток находится на периферии внимания, потребности ребенка в эмоциональной поддержке не удовлетворяются. Матери в данной группе семей озабочены проблемой заработка или устройством личной жизни. Они испытывают злость, досаду, раздражение, обиду по отношению к ребенку. Родительские усилия чаще всего направлены на поддержание дисциплины. Матери недооценивают возрастные и индивидуальные особенности подростка и воспринимают его не как личность, а как объект воспитания.

Совокупность всех выявленных признаков позволяет констатировать наличие следующих особенностей межличностных отношений в неполных семьях подростков с ЗПР:

1. В этих семьях доминирует такой тип отношений как авторитарная гиперсоциализация. Есть основание полагать, что авторитарная гиперсоциализация может означать для этих мам проявление их заботы в деле воспитания. Однако результатом этого процесса чаще всего является формирование конформных позиций по отношению к авторитарным взрослым.

Если отношения носят авторитарно-симбиотический характер, они могут оказать влияние на феминизацию мальчика. Авторитарно-симбиотическая мать, привязывая к себе сына, подавляя его природу, затрудняет его идентификацию с мужской половой ролью. Кроме того, авторитарность матери не позволяет сыну принимать отца, что также отрицательно сказывается на его полоролевой социализации.

2. Имеет место приписывание ребенку личной и социальной несостоятельности. Он представляется неприспособленным, неуспешным. 28 % матерей ЗНПС характеризуют ребенка как «маленького неудачника», который не сможет ничего добиться в этой жизни из-за низких способностей, дурных наклонностей. Матери зачастую испытывают к ребенку раздражение, досаду, не доверяют ему.

3. У 16 % матерей ЗНПС отмечается эмоциональное отвержение ребенка. Если мать отвергает ребенка и транслирует это отношение к нему через повышенную авторитарность, то у ребенка может сформироваться отрицательное самопринятие.

В условиях отсутствия мужского авторитета и влияния подобное воспитание со стороны матери затрудняет идентификацию мальчика с мужской половой ролью, что отрицательно сказывается на его полоролевой социализации, приводит к искажениям его личностного развития: развивает качества личности, которые соответствуют больше полоролевому поведению фемининного типа.

Для того чтобы выяснить, действительно ли выявленные семейные факторы подобным образом влияют на полоролевую социализацию подростков с ЗПР, с ними был проведен констатирующий эксперимент.

В третьей главе «Особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР, воспитывающихся в условиях депривации отцовского влияния» приводится подробное описание полученных в нашем исследовании результатов, их анализ и интерпретация.

Основными критериями отбора психодиагностических методик при разработке экспериментальной программы были приняты: возможность их использования для решения исследовательских задач; соответствие возрастным особенностям детей; возможности использования методик в работе с подростками с ЗПР.

В исследовании использовались следующие диагностические методики:

- беседа (вопросы которой представляют собой частичную модификацию вопросов, используемых в исследованиях половой идентификации, проводимых B.C. Мухиной, Н.В. Плисенко (1984), А.А. Чекалиной (1991), Л.Э. Семеновой (1999));

~ - анкета (в основе которой лежат вопросы стандартизированной экспериментальной беседы для подросткового и раннего юношеского возраста, разработанной А.Ф.Шадура);

- рисуночный тест фрустрации С.Розенцвейга;

- цветовой тест отношений (ЦТО);

- детский вариант методики «Незаконченные предложения» Б.Форера.

Собранный нами экспериментальный материал и его анализ позволили выявить особенности и тенденции в полоролевой социализации: 1) присущие как нормально развивающимся мальчикам-подросткам, так и подросткам с ЗПР; 2) детерминированные принадлежностью к полной или неполной семье и не зависящие от наличия дефекта (ЗПР); 3) обусловленные задержкой психического развития; 4) характерные для мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей.

На начальном этапе констатирующего эксперимента с подростками мы поставили перед собой следующие задачи: изучить содержание представлений мальчиков-подростков исследуемых групп о специфике полоролевых различий; выяснить отношение испытуемых мальчиков-подростков к своей половой принадлежности; выяснить, насколько осознаваемые ими собственные качества соответствуют половой роли.

Показателями половой идентичности выступали когнитивные и эмоциональные единицы информации: высказываемые подростком знания, представления, оценки, мнения, суждения, эмоции, демонстрируемые отношения, особенности понимания себя, своего и противоположного пола, распределения половых ролей и др.

По результатам анкетирования и беседы мы установили:

1. У подростков всех четырех групп (ЗПС, ЗНПС, №1С, ЫНПС) сложилась определенная система знаний о характере полоролевых различий мужчин и женщин, они осознают значение своей половой принадлежности и роли; мальчики подчеркивают привлекательность своей половой роли, связывают ее прежде всего с динамично-силовой моделью поведения, возможностью самостоятельных активных действий. Подростки придерживаются традиционных полоролевых стереотипов о «типично женских» и «типично мужских» чертах личности и семейных ролях.

2. Ряд особенностей полоролевых характеристик личности обусловлен процессом предшествующей социализации подростка, не зависит от наличия дефекта (ЗПР), а детерминирован принадлежностью подростка к полной или неполной семье:

- в процессе социализации мальчиков из неполных семей гораздо чаще порицают за проявления активности; в них не поощряется самостоятельность, проверка себя в достижениях и других ситуациях соперничества: матери не поддерживают у них проявлений «мужского поведения» (независимого, инициативного, активного и т.п.), а наоборот, поощряют нахождение ребенка вблизи от взрослых, ожидают «благовоспитанного» поведения, строго контролируют и оказывают помощь при решении проблем. Подобная модель социализации обычно используется при воспитании девочек;

- в неполных семьях в большей ыере, чем в полных, идет ломка полоролевых стереотипов относительно распределения семейных обязанностей: мальчики из неполных семей совершенно естественно относятся к выполнению по дому работы, которую сами же отмечают как «женскую»;

- у мальчиков из неполных семей затруднена половая идентификация в связи с отсутствием отца; большинство подростков из неполных семей выделили у себя качества, которые сами же относили к качествам женским.

3. Исследование показало, что подростки с ЗГТР растут в менее благоприятных условиях по сравнению с их нормально развивающимися сверстниками. Вторичным нарушением психосоциального развития является наличие у них асоциальных форм поведения: подростки реально повторяют отрицаемый ими же социальный опыт родителей.

В литературе встречаются самые противоречивые данные о проявлениях агрессии у мальчиков, воспитывающихся без отца. Кроме того, нами практически не обнаружено работ, посвященных особенностям поведения детей с ЗПР в конфликтных и проблемных ситуациях, что представляет интерес с точки зрения генезиса устойчивых форм поведения именно у ребенка с ЗПР, который значительно чаще своих сверстников с НПР испытывает неудачи в самостоятельной деятельности.

Наше исследование позволило сделать следующие выводы:

1.Используя рисуночный тест фрустрации С.Розенцвейга, мы подтвердили данные, уже описанные в специальной психологии: в старшем школьном возрасте у школьников с ЗПР обнаруживается ряд особенностей личности, общих с наблюдаемыми у нормально развивающихся подростков. Это - высокая экстрапунитивность реакций с агрессией на окружение, ведущая к конфликтности; некорректность в отношениях с окружающими; выраженность самозащитных реакций.

2.Сравнивая подростков с ЗПР и их сверстников с НПР, мы выяснили, что ряд особенностей фрустрационного реагирования подростков зависит не от их дефекта, а от условий воспитания ребенка, в частности, от фактора полноты семьи. Оказалось, что вне зависимости от наличия ЗПР:

а) показатель экстрапунитивных или внешнеобвинительных реакций (Е) у мальчиков из неполных семей ниже, чем у мальчиков из полных семей, т.е подростки из неполных семей в меньшей «гере, чем их сверстники из полных семей во фрустрирующей ситуации проявляют агрессию;

б) мальчики из полных семей проявляют более разнообразный спектр агрессивных реакций, чаще используют физическую агрессию и угрозы физической расправы. Мальчики из неполных семей проявляют агрессию косвенно, не выражая эмоциональной враждебности по отношению к объектам агрессивного поведения, используют в основном вербальную агрессию;

в) у мальчиков из полных семей психологическая защита проявляется через агрессию и перекладывание собственной вины на других людей. Причину своих неудач и неприятностей они стараются найти в ком-то из окружающих. У подростков из неполных семей в большинстве случаев самозащитные реакции проявляются в виде оправданий или признания своей вины, в нежелании конфликтовать;

г) мальчики из неполных семей чаше выражают агрессивные реакции в отношении отцов, что, скорее всего, связано с менее благоприятными условиями жизни и воспитания этих детей.

3. Что касается значимости фактора задержки психического развития, у всех обследованных нами подростков с ЗПР (в сравнении со сверстниками с НПР) слабее выражены реакции самоутверждения, самоопределения, характерные для

этого возраста. Подростки с ЗПР склонны к простым способам преодоления фрустраций, таким, как избегание неприятностей, уход от ответственности; во фрустрационных ситуациях они проявляют несамостоятельность и личностную незрелость. Даже в своих ответах они довольно часто используют более примитивные формы, характерные для детей младшего возраста.

Таким образом, анализ результатов обследования с помощью теста С.Розенцвейга показал, что подростки с ЗПР из неполных семей по всем показателям отличаются от подростков из других обследованных групп:

- для них во фрустрирующих ситуациях характерно внешненаправленное поведение, что соответствует нормативной возрастной тенденции. Однако сравнение частоты ответов экстрапунитивной направленности выявило, что показатель (Е) у мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей самый низкий, т.е. они в меньшей мере, чем их сверстники проявляют агрессию (МПС > ЗПС > №ШС > ЗНПС: 41,4%; 39,8%; 39,5%; 36,6 % соответственно);

- обнаруживая экстрапунитивность реакций, проявляют агрессию косвенно, не выражая эмоциональной враждебности по отношению к объектам агрессивного поведения, используют в основном вербальную агрессию. Чаще, чем во всех остальных группах, у подростков с ЗПР из неполных семей самозащитные реакции проявляются в виде оправданий или признания своей вины, в нежелании конфликтовать;

- мальчики-подростки с ЗПР из неполных семей во фрустрирующей ситуации не осуждают причину ее возникновения, а принимают вину на себя; не замечают возникших осложнений, недооценивают серьезность возможных неприятностей; не обращают внимания на возникающие неприятности, проявляют излишнюю беспечность и не реагируют на ситуацию до тех пор, пока развитие событий не принимает угрожающий характер. В этом проявляется их выраженная инфантильность, личностная незрелость.

Одной из задач нашего исследования было проследить влияние основных институтов ПРС на процесс формирования психологического пола мальчиков-подростков, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях. Для решения этой задачи использовался метод незаконченных предложений. Путем использования метода контент-анализа мы выявили несколько значимых, базовых факторов, общих для всех групп испытуемых, включенных в текст методики: отец, мать, противоположный пол, большинство мужчин, большинство женщин, сверстники.

Несмотря на позитивное восприятие отца мальчиками ЗНПС, переживание ими негативных чувств по отношению к нему имеет достаточно высокую представленность в суждениях, которые касаются проблем отсутствия отца в семье, наркологической зависимости, неконструктивного взаимодействия с детьми. Судя по высказываниям подростков с ЗПР, они с детства растут в атмосфере грубости, скандалов, драк, пьянства отца. Подростки стараются избегать встреч с отцом, дают активные и пассивные реакции протеста.

Наше исследование подтвердило тот факт, что противоречивостью в развитии полоролевой социализации у подростков одного пола с моделью идентификации является зачастую неосознанное уподобление с человеком, по

отношению к которому субъект испытывает негативные чувства. Поэтому у мальчиков, особенно с ЗПР, высок риск развития негативной половой идентификации. Осуждая отрицательные качества у своих отцов, подростки уже ориентированы на подобную модель поведения и реально повторяют негативный опыт своих родителей. Об этом свидетельствуют такие завершения предложений, как: Он чувствовал себя виноватым, когда курил,., подрался,... украл вещи,...его поймали; Он боялся, когда его поймают,...били,...пришла милиция,...искали,...вызывают родителей в школу; Мне хочется куда-нибудь скрыться, когда на меня напала милиция,...пьяный,...чуть не посадили,...должен деньги и др. Подобную тенденцию мы выявили и по результатам беседы с подростками, где они признаются, что уже пробовали курить и пить спиртные напитки.

Одним из наиболее значимых факторов, оказывающих влияние на ПРС мальчиков, особенно воспитывающихся без отца, является мать. При анализе фактора «Мать» прослеживается корреляция между образами «Моя мама всегда...» и «Большинство матерей...». Это касается как положительных эмоционально-оценочных суждений, так и отрицательных. Так, 8 % мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей и 4 % мальчиков-подростков с ЗПР из полных семей отметили, что «Моя мама всегда навеселе,...любит выпить» и «Большинство матерей пьющие,...курят». Факт употребления этими матерями алкоголя подтвердили классные руководители в школах. Наркологические проблемы матерей ведут к специфическому напряжению, внутреннему конфликту подростков. Их боль и переживания Видны через высказывания. Отмечая, что большинство матерей - «хорошие мамы,... любят своих детей», предложение «Когда он бывает со своей мамой, он чувствует ...» заканчивают словами «себя неловко,... позор,... неприязн ь».

Одним из ведущих механизмов формирования половой идентичности является идентификация со значимыми другими. Особую роль в формировании идентичности подростков играют группы сверстников. Пожалуй, ни по одной другой категории, выделенной нами в данной методике, нет таких значимых различий, как по категории «Значимость учебной деятельности, отношения с одноклассниками». Показатели коэффициента альтернативной оценки по данной категории приведены в таблице 1.

Подростки с ЗПР показали явную реакцию негативизма по отношению к учебной деятельности и всему, что с нею связано, они осознают свою несостоятельность в учебной деятельности, избегают и вытесняют ее, причем у мальчиков из неполных семей это выражено сильнее. Приведем пример:

36 % мальчиков ЗПС и 48 % ЗНПС предложение № 11 «Всякийраз, когда я должен что-то учить, я...» заканчивают словами «забываю,...играю в компьютер, ...неучу,...ухожу гулять,...включаю музыку и слушаю,...все больше не люблю урок, ...делаю что-то другое,...ленюсь,...отказываюсь, ...не хочу учить».

Таблица 1

Показатели коэффициента альтернативной оценки мальчиков разных групп к

Категории анализа Коэффициент альтернативной оценки (КАО)

ЫПС ЫНПС ЗПС ЗНПС

Значимость учебной деятельности, отношения с одноклассниками 0,81 0,85 0,07 0,02

N110 - нормально развивающиеся подростки из полных семей; ЫНПС - нормально развивающиеся подростки из неполных семей; ЗПС - подростки с ЗПР из полных семей, ЗНПС - подростки с ЗПР из неполных семей.

Ввиду хронической учебной запущенности, тягостной и непосильной школьной ситуации дети с ЗПР часто прибегают к наиболее доступному способу - избеганию, то есть часто прогуливают, убегают из школы, а значит, психологические связи ребенка с ЗПР и детского коллектива ослаблены. Низкая потребность в общении в сочетании с дезадаптивными формами взаимодействия (отчуждения, избегания или конфликта) определяют существенную дезинтеграцию детского ученического коллектива, разобщенность, скудность и конфликтность контактов. Соответственно, и суждения об одноклассниках у подростов с ЗПР носят крайне негативный характер.

Подростки с ЗПР вполне осознают, критично оценивают свою неуспешность в учебной деятельности. Они переживают безысходность своего положения, отсутствие позитивных перспектив. С неуспешностью в учебе сопряжены личностные оценки, восприятие себя. Об этом красноречиво говорят такие завершения предложений: № 40 «Он чувствовал, что его не признают, потому что он глупый, ...плохой, ...неинтересный, ...хулиган»; № 66 «Средилюдей я обычно чувствую обиду, злость, неловкость, растерянность, униженным, себя неловко». Кризис самовосприятия также ведет к тому, что подростки с ЗПР часто .находят неконструктивные способы самоутверждения (курение, употребление алкоголя, агрессивный способ поведения).

Анализ результатов показал, что у подростков с ЗПР из неполных семей затруднена социализация, велика вероятность возникновения девиантных форм поведения, т.к., с одной стороны, к этому подталкивает кризис самовосприятия, связанный с осознанием неуспешности в основном виде деятельности, необходимость нахождения компенсаторных путей самоутверждения, с другой стороны, - микросоциальное окружение.

При организации исследования для выявления доминирующего типа полоролевого поведения мальчиков-подростков с ЗПР, воспитывающихся без отца, мы использовали метод «Незаконченные предложения» и цветовой тест отношений (ЦТО) - невербальный компактный диагностический метод, отражающий как сознательный, так и частично неосознаваемый уровни отношений человека.

По результатам использованных в исследовании методик нами выявлено, что для мальчиков-подростков из полных семей (как с НПР, так и с ЗПР)

доминирующим является маскулинный тип полоролевого поведения. У мальчиков-подростков из неполных семей преобладает эмоциональное принятие фемининных установок и поведенческих стратегий. Они эмоционально принимают стимулы, отражающие такие качества эмоционально-экспрессивного стиля поведения, как зависимость, ориентированность на других, готовность послушно исполнять их волю, отказ от принятия самостоятельных решений.

Психологи отмечают, что при условии только женского воспитания, уменьшении роли отца в семье у ребенка часто отмечается психологическая незрелость личности, инфантилизм. Дети, выросшие в таких условиях, не умеют справляться с нестандартными ситуациями, сдерживать свои эмоции, не способны брать на себя ответственность. Наши данные подтвердили это. Так, 24 % мальчиков с НПР из неполных семей и 20 % подростков с ЗПР из неполных семей при возникновении трудностей и принятии решений отказываются от самостоятельного решения проблемы, выдают зависимость, неуверенность в себе, ожидают помощи и поддержки со стороны. Типичные ответы этих детей: «обращусь к сестре, ...иду к бабушке,... прошу помощи у друга,...обращаюсь к родным, ...прибегаю к помощи друзей, ...советуюсь с мамой».

Еще одна тенденция, отмеченная нами в поведенческом репертуаре у подростков из неполных семей, - экспрессивно-эмоциональная реакция на возможные трудности, в то время как мальчики из полных семей показали инструментально-деловую реакцию с желанием действовать и добиваться своего. 24 % мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей и 14 % мальчиков-подростков с НПР из неполных семей закончили предложение № 41 «Если я не могу получить то, что я хочу ...» словами: «я обижаюсь, злюсь, сержусь, огорчаюсь, волнуюсь, расстраиваюсь», а предложение № 63 «Всякий раз, когда у него не получалось, он..,» - словами «психовал, орал, бесился, сердился, обижался, волновался, ...нервничал, злился, терял терпение, плакал, разочаровывался». Подобные реакции более характерны для женского типа поведения.

Полученные результаты привели к осознанию необходимости оказания коррекционно-психологической помощи подросткам с ЗПР из неполных семей. Этому посвящен параграф 3.5. В нем с учетом общевозрастных и специфических особенностей подростков с ЗПР из неполных семей предлагается ряд рекомендаций, которые могут послужить основой для создания коррекционно-развивающей программы по оптимизации полового воспитания мальчиков с ЗПР из неполных семей.

Заключение

Результаты выполненного нами теоретико-прикладного исследования особенностей полоролевой социализации (ПРО) мальчиков-подростков с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния и типа родительского воспитания в семье подтверждают и конкретизируют наши исходные гипотезы и позволяют сформулировать следующие выводы:

1. Нормальное и отклоняющееся развитие происходит на основе общих закономерностей; процесс формирования ПРС у детей с ЗПР идет по тем же законам, что и у их сверстников с НПР. Выявлено, что у всех подростков (и с

НПР, и с ЗПР) достаточно хорошо развит когнитивный и эмоциональный компоненты полоролевой социализации: сложилась определенная система знаний о характере полоролевых различий мужчин и женщин; они осознают значение своей половой принадлежности и роли, связывают ее, в основном, с динамично-силовой моделью поведения, возможностью самостоятельных активных действий; они придерживаются традиционных полоролевых стереотипов о «типично женских» и «типично мужских» чертах личности и семейных ролях.

2. Получил развитие теоретический принцип отечественной психологии о социальной обусловленности психического развития ребенка, подтвержден факт влияния семьи на формирование ПРС подростков с ЗПР:

- сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР, показал, что семьи подростков с ЗПР имеют худшие материальные и жилищно-бытовые условия: 84 % проживают на грани бедности (НПР - 52 %), 72 % не имеют собственного благоустроенного жилья (НПР - 12 %). Уровень образования матерей подростков с ЗПР значительно ниже, чем у матерей подростков с НПР. 8 % матерей подростков с ЗПР злоупотребляют алкоголем, в семьях подростков с НПР таких фактов не было выявлено.

- поведенческий компонент социализации подростков сг ЗПР подвержен негативному влиянию отца. По результатам опроса матерей, основные причины развода в семьях, воспитывающих детей с НПР, - измены супруга, несходство характерами, новая семья у бывшего супруга; в семьях детей с ЗПР - пьянство, хулиганство супруга, постоянные драки, скандалы в семье.

Таким образом, риску социальной уязвимости подвержены практически все материнские семьи, воспитывающие детей с ЗПР. Они выступают фактором, осложняющим реализацию процесса социализации подростков с ЗПР.

3. В исследовании выявлены и систематизированы фактические данные, конкретизирующие теоретические положения детской, возрастной и педагогической психологии о типах материнского воспитания и особенностях психологических механизмов, обусловливающих ПРС мальчиков в неполных семьях.

Установлено, что доминирующими типами материнского воспитания в неполных семьях, воспитывающих ребенка с ЗПР, являются авторитарная гиперсоциализация, эмоциональное отвержение ребенка, отношение к ребенку как к «маленькому неудачнику», что негативно сказывается на социализации подростка с ЗПР: формирует сниженное самопринятие, усугубляет его инфантилизацию и личностную незрелость.

Выявлено, что в неполных семьях матери, воспитывающие мальчиков, используют психологические механизмы поддержки и положительного подкрепления у сыновей поведения, не характерного для пола (строгий контроль, ожидание «благовоспитанного» поведения, поощрение нахождения ребенка вблизи от взрослых, оказание помощи при решении проблем т.п.) и порицания за поведение, соответствующее полу (проявления активности, самостоятельности, агрессивности, инициативности).

В' условиях отсутствия мужского авторитета и влияния подобные типы и механизмы воспитания со стороны матери затрудняют идентификацию мальчика с мужской половой ролью, приводят к искажениям его личностного развития: развивают качества личности, которые больше соответствуют полоролевому поведению фемининного типа.

4. Исследуя особенности полоролевой идентичности подростков (мальчиков) с ЗПР из неполных семей, мы выявили:

-у мальчиков из неполных семей (и с НПР, и с ЗПР) затруднена половая идентификация в связи с отсутствием отца: у них возникают трудности в процессе формирования мужских черт характера и при овладении мужскими ролями; в неполных семьях в большей мере, чем в полных, идет ломка полоролевых стереотипов относительно распределения семейных обязанностей;

- задержка психического развития вносит в ПРС подростков свои характерные черты. Вследствие инфантильности, личностной незрелости у всех подростков с ЗПР (как из полных, так и из неполных семей) по сравнению с нормально развивающимися сверстниками: ярче выражен эмоциональный компонент социализации, который проявляется в страхе отвержения близкими, несостоятельности в учебной деятельности; у них слабее выражены реакции самоутверждения, самоопределения, характерные для этого возраста; они не замечают возникших осложнений, недооценивают серьезность возможных неприятностей, проявляют излишнюю беспечность, несамостоятельность; при возникновении трудностей ожидают помощи, отказываются от самостоятельного решения проблемы.

5. Исследуя такие личностные характеристики, как агрессивность, инструментальность, решительность, традиционно относимые к мужским качествам, мы выяснили, что подростки из неполных семей в меньшей мере, чем их сверстники из полных семей, во фрустрирующих ситуациях проявляют агрессию; мальчики из полных семей проявляют более разнообразный спектр агрессивных реакций, чаще используют физическую агрессию и угрозы физической расправы, мальчики из неполных семей проявляют агрессию косвенно, не выражая эмоциональной враждебности по отношению к объектам агрессивного поведения.

6. Исследование позволило выявить некоторые негативные аспекты влияния основных институтов ПРС на формирование психологического пола мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей:

- отсутствие образца мужского ролевого поведения, наблюдение только женских форм реагирования на ситуацию формируют у мальчиков поведенческие модели фемининного типа, являются препятствием для достижения стабильной идентификации с мужской ролью;

- при условии раннего воспитания в атмосфере грубости, скандалов, пьянства отца у подростков высок риск развития негативной половой идентификации и ориентации на подобную модель поведения. Вторичным нарушением психосоциального развития является наличие у подростков асоциальных форм поведения: отмечены случаи хулиганства, воровства, курения, употребления спиртного;

- практически все подростки из неполных семей отмечают дефицит материнского внимания; существующие наркологические проблемы матерей (8 % матерей - ЗПР, неполная семья; 4 % - ЗПР, полная семья) ведут к специфическому напряжению, внутреннему конфликту подростков;

- осознание несостоятельности в учебной деятельности приводит к ее вытеснению, избеганию; низкая потребность в общении с одноклассниками в сочетании с дезадаптивными формами взаимодействия определяют разобщенность и конфликтность контактов; суждения об одноклассниках носят крайне негативный характер. Кризис самовосприятия ведет к нахождению неконструктивных способов самоутверждения (курение, употребление алкоголя).

7. Результаты исследования показали, что для мальчиков-подростков из полных семей доминирующим является маскулинный тип полоролевого поведения. Мальчики-подростки из неполных семей эмоционально принимают и показывают фемининные установки и поведенческие стратегии.

8. Систематизация и анализ всех полученных данных нашего многоаспектного исследования позволил выделить особенности ПРС мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей. Выявлено, что они:

- испытывают трудности в процессе формирования мужских черт характера и при овладении мужскими ролями; у них затруднена половая идентификация в связи с отсутствием отца и предшествующим негативным опытом общения с ним;

-эмоционально принимают и показывают фемининные установки и поведенческие стратегии: на возможные трудности обнаруживают экспрессивно-эмоциональные реакции, характерные для женского типа поведения; при возникновении трудностей отказываются от самостоятельного решения проблемы, выдают зависимость, неуверенность в себе, ожидают помощи и поддержки со стороны;

- обнаруживая экстрапунитивность реакций, используют в основном вербальную агрессию; склонны к простым способам преодоления фрустраций: избеганию неприятностей, уходу от ответственности; самозащитные реакции у них чаще, чем у подростков с НПР и подростков с ЗПР из полных семей проявляются в виде оправданий или признания своей вины, в нежелании конфликтовать;

- во фрустрирующей ситуации проявляют инфантильность, личностную незрелость: у них слабее выражены реакции самоутверждения, самоопределения, характерные для этого возраста; подростки ЗНПС не готовы принять ответственность на себя в принятии решений.

9. Исходные теоретические позиции и систематизированные фактические данные нашего исследования о наиболее характерных особенностях полоролевой социализации подростков (мальчиков) с ЗПР, оформившихся в результате материнского влияния при условии депривации влияния отца, позволили наметить возможные психолого-педагогические направления профилактической и коррекционно-воспитательной работы школьного практического психолога с детьми, их родителями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков с ЗПР из неполных семей.

10. Результаты диссертационной работы могут теоретически и практически способствовать осознанию актуальности подходов к половому воспитанию детей с ЗПР из неполных семей, а также послужить исходными данными для проведения дальнейших исследований по специальной психологии и коррекционной педагогике.

По теме исследования опубликованы следующие работы:

1. Самойленко Е.В. Проблема развития личности мальчиков, испытывающих депривацию отцовского влияния // Перспектива 3. Межвузовский сборник научных трудов молодых ученых/Арзамасский государственный педагогический институт им. А.П. Гайдара. Арзамас: АГПИ, 2003. С. 141145 (0,31 п.л.)

2. Самойленко Е.В. Подходы к проблеме особенностей мальчиков, испытывающих депривацию отцовского влияния // Семейное воспитание: история и современность. Сб. научных статей по проблемам педагогики ненасилия. Материалы XXIV Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург 17 апреля 2003 г.) / Под ред. Лодкиной Т.В., Козловой А.Г.- СПб.: «Verba Magistri », 2003. С.161-164 (0,25 п.л.)

3. Самойленко Е.В. Влияние стиля материнского воспитания на развитие мальчика в неполной семье И Духовный мир молодого человека и будущее России: Региональная межвузовская научно-практическая конференция 17-18 апреля 2003 г. Сборник статей. Арзамас: АГПИ, 2003. С. 501-503 (0,18 п.л.)

4. Самойленко Е.В. К вопросу о тендерном подходе к воспитанию // IX Всероссийская научно-практическая конференция «Образование в России: медико-психологический аспект»: материалы конференции . Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2004. С.171-173 (0,18 п.л.)

Подписано в печать 18.03.05. Формат 60x84/16. Усл.печ.л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ № 118.

Участок оперативной печати АГПИ 607 220, г. Арзамас, Нижегородской области, ул. К. Маркса, 36.

»8 173 5 0

РНБ Русский фонд

2006-4 13772

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Самойленко, Елена Валентиновна, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА ПОЛОРОЛЕВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ПОДРОСТКОВ (МАЛЬЧИКОВ) С ЗПР В КОРРЕКЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ.

1.1. Проблема полоролевой социализации детей и подростков в психологических исследованиях.

1.2.Депривация отцовского влияния и ее роль в психическом развитии подростков (мальчиков) с ЗПР как актуальная проблема коррекционной психологии.

1.3. Особенности материнского влияния на процесс формирования полоролевой социализации подростков (мальчиков) с ЗПР.

1.4. Постановка проблемы. Гипотезы, задачи, этапы, методы и методики исследования.

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЛИЯНИЯ СЕМЬИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛОРОЛЕВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ ДЕТЕЙ.

2.1. Программа экспериментального исследования и ее обоснование.

2.2. Социопсихологическая характеристика неполных родительских семей, воспитывающих ребенка с ЗПР.

2.3. Влияние доминирующих типов материнского воспитания на полоролевую социализацию мальчиков-подростков с ЗПР.

Выводы по главе.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ПОЛОРОЛЕВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ МАЛЬЧИКОВ-ПОДРОСТКОВ С ЗПР, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ДЕПРИВАЦИИ

ОТЦОВСКОГО ВЛИЯНИЯ.

3.1. Особенности половой идентичности мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей по результатам методов беседы и анкетирования.

3.2. Особенности фрустрационного реагирования подростков с ЗПР из неполных семей по результатам рисуночного теста С.Розенцвейга.

3.3. Влияние основных институтов полоролевой социализации на формирование психологического пола мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей.

3.4. Доминирующие типы полоролевого поведения мальчиков-подростков с ЗПР, воспитывающихся без отца.

3.5. Направления профилактической и коррекционно-психологической работы по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиковподростков с ЗПР в неполных семьях.

Выводы по главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности полоролевой социализации подростков (мальчиков) с задержкой психического развития в условиях депривации отцовского влияния"

Семья как объект исследования в коррекционной психологии является крайне малоизученной областью. Психологические исследования не раз подтверждали тот факт, что семья является одним из важнейших факторов психического и личностного развития ребенка. Именно семья призвана обеспечивать ребенку условия, необходимые для его первичной социализации, благодаря которым он приобретает первые навыки взаимодействия и общения, осваивает первые социальные роли, осмысливает первые нормы и ценности (Г.М. Андреева, 2002).

В отличие от общественных учреждений семья может естественным образом обеспечить такие параметры воспитания, как интимность, высокая эмоциональная насыщенность, устойчивость и длительность взаимоотношений. Отношения с родителями являются первоосновой, фундаментом отношения личности к миру в целом. Интересен тот факт, что на этой точке зрения сходится множество совершенно разных психологических направлений, таких как психоанализ (А. Фрейд, Р. Сире), бихевиоризм (Дж. Доллард), теория деятельности (JI.C. Выготский, М. Лисина). Многие исследователи приходят к выводу, что особенности взаимосвязи родителей и детей закрепляются в поведении и становятся моделью в социальных взаимодействиях. Ими также выделяются типичные взаимосвязи родительского отношения и соответствующего поведения ребенка (А.Я. Варга, 1993; В.М. Гарбузов, А.И. Захаров, 1977; А.С. Спиваковская, 1999; В.В. Столин, 1983; Э.Г. Эйдемиллер, 1999 и др.).

В настоящее время в Российском обществе отмечается повышенное внимание к семье со стороны всех социальных институтов, растет понимание приоритетности семьи в развитии, воспитании и социализации детей. К сожалению, динамика семьи в России сегодня характеризуется нарастающими негативными тенденциями: ростом числа семей с 1-2 детьми, когда практически не реализуется репродуктивная функция семьи; уменьшением числа заключаемых браков; увеличением числа разводов, ростом внебрачной рождаемости. Как следствие, возросла доля неполных семей с одним родителем с детьми до 18 лет.

В рамках этих кризисных моментов укорачивается период полноценной и оптимальной семейной социализации, ослабляется роль родительского авторитета, нарушаются ценности устойчивой полной семьи как социальной нормы. В целом это приводит к тому, что семья утрачивает свой социализирующий потенциал по воспитанию детей. В связи с этим возросла актуальность психологических исследований в области влияния родительских отношений на психическое развитие ребёнка в неполной семье.

Воспитательная значимость семьи резко возрастает при формировании личности детей с отклонениями в психофизическом развитии, что определяет актуальность изучения этого вопроса в коррекционной психологии. Традиция исследований в этой области восходит к JI.C. Выготскому, отмечавшему, что особенности личности аномального ребенка во многом детерминированы его положением в семье (т.6, 1983). Результаты имеющихся исследований свидетельствуют о выраженном неблагополучии родительских семей, воспитывающих детей с задержкой психического развития (ЗПР), о их негативном влиянии на формирование личности этих детей (Д.И.Альраххаль, Н.Ф.Дементьева, Е.Г.Дзугкоева, И.А.Коробейников, Д.В.Лубовский, Е.М.Мастюкова, Е.А.Морщинина, Е.А.Савина, Е.О.Смирнова, В.В.Ткачева, Г.Б.Шаумаров, Л.М.Шипицына).

Ситуация развития ребенка в неполной семье является менее благоприятной как в социокультурном, так и в психологическом отношениях. Искаженная полоролевая структура семьи отражается на полоролевом развитии детей.

В ряду научно-теоретических исследований проблемы пола и половых различий, половой социализации к работам Б.Г. Ананьева (1964), И.С. Кона (1981, 1988) в последнее время добавились работы Ю.Е. Алешиной (1991),

H.JI. Белопольской (1992), А .Я Варги (1993), Е.Н.Денисовой (1998), И.В.Дубровиной (1980), В.Е. Кагана (1989), Т.А.Крыловой (2001), Н.В. Ланиной (2000), И.И Лунина (1988), Н.К. Радиной (1999), Т.А. Репиной (1984), И.В.Романова (1996), Л.Э.Семеновой (1999) и др. Доказано, что вопросы формирования личности тесно связаны с проблемой развития полового самосознания, выявлена большая значимость социальных воздействий на его формирование. Однако проблемы семьи и семейного воспитания в контексте полоролевого развития детей в научной литературе раскрыты недостаточно.

Малоизученным с точки зрения полоролевого развития в семье является подростковый возраст, между тем он является вторым решающим этапом развития самосознания, целостного завершения Я-концепции на фоне полового созревания. Учитывая влияние разных, порой противоречивых средовых воздействий и полоролевых стереотипов на психику ребенка, семья как одна из значимых оптимальных сфер воспитания должна рассматриваться как важная детерминанта полоролевого развития не только детей, но и подростков. Тем более что, по данным исследователей (Д.И. Альраххаль, 1992; Е.Г. Дзугкоева, 2000), подростки с ЗПР не проявляют острой потребности в объединении со сверстниками, для них взрослые, родители в том числе, продолжают играть очень важную роль.

Таким образом, актуальность проблемы полоролевой социализации подростков с ЗПР в семье обусловлена значимостью семьи для психического развития детей и кризисом ее развития в настоящее время; связями полоролевого и личностного развития детей; отсутствием научно обоснованных положений относительно содержания, факторов формирования и развития полоролевой социализации подростков в семье, которые нашли бы практическое применение. Остро проявляющаяся в последнее время тенденция к увеличению количества детей с функциональной и органической недостаточностью ЦНС, отсутствие достаточной информации о личностных особенностях данной категории детей также обусловливают актуальность данного исследования и его востребованность на современном этапе развития коррекционной психологии.

Цель исследования: изучение особенностей полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в сравнении с нормально развивающимися сверстниками в условиях депривации отцовского влияния.

Объект исследования: мальчики-подростки 13-14 лет с ЗПР из неполных семей.

Предмет исследования: особенности психологических механизмов полоролевой социализации подростков (мальчиков) с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния и в связи со своеобразием материнского воспитания в неполной семье.

Исследование направлено на проверку следующих гипотез:

1. Особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния (ярко выраженный эмоциональный компонент социализации, проявляющийся в фемининном реагировании на ситуации; кризис самовосприятия, связанный с осознанием неуспешности в основном виде деятельности и в связи с этим необходимость нахождения компенсаторных путей самоутверждения и др.) определяются сочетанием специфики их психического развития и условий микросреды (социопсихологические характеристики матери, типы материнского воспитания; чаще всего, неблагоприятное влияние отца на поведенческий компонент социализации).

2. Доминирование материнского воспитания в неполной семье, предшествующий негативный опыт общения с отцом определяют специфику психологических механизмов полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР: у них затруднены половая идентификация и формирование мужских черт характера; высок риск развития негативной половой идентификации; идет социальное ожидание и подкрепление моделей социализации, не характерных для пола.

3. Доминирующие типы материнского воспитания в неполных семьях (авторитарная гиперсоциализация, эмоциональное отвержение ребенка, отношение к ребенку как к «маленькому неудачнику») оказывают влияние на тип полоролевого поведения мальчиков-подростков (эмоциональное принятие и выражение фемининных установок и поведенческих стратегий), формируют сниженное самопринятие, усугубляют инфантилизацию и личностную незрелость.

4. Теоретически обоснованный диагностический комплекс позволяет выявить особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях, что, в свою очередь, дает возможность понять психологические механизмы их полоролевой социализации в неполных семьях и определить основные направления и средства помощи в их личностном становлении.

В соответствии с целью, предметом, гипотезами в исследовании ставились и решались следующие задачи:

1. Изучить современное состояние проблемы полоролевой социализации подростков в неполных семьях в психологических исследованиях, определить теоретические подходы к ее изучению.

2. Дать сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР.

3. Выявить доминирующие типы материнского воспитания и особенности психологических механизмов, обусловливающих полоролевую социализацию мальчиков в неполных семьях.

4. Исследовать особенности полоролевой идентичности подростков (мальчиков) с ЗПР из неполных семей.

5. Выявить устойчивые характеристики фрустрационных реакций, стереотипы эмоционального реагирования подростков с ЗПР из неполных семей, сформированные в процессе развития и воспитания.

6. Проследить влияние основных институтов полоролевой социализации на формирование психологического пола мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей.

7. Выявить доминирующие типы полоролевого поведения мальчиков с ЗПР, воспитывающихся в разных микросоциальных условиях (полная и неполная семья).

8. Опираясь на результаты исследования и литературные источники, наметить некоторые направления профилактической и коррекционно-психологической работы по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в неполных семьях.

Методологические основы исследования были определены с позиций основных принципиальных положений отечественной психологии об объективных законах нормального и отклоняющегося развития ребенка, основы которых были заложены Л.С. Выготским в созданной им теории культурно-исторического понимания развития психики. С позиций этой теории неполноценное психическое развитие ребенка может быть обусловлено как отклонениями в строении и функционировании центральной нервной системы, так и неблагоприятной социальной средой.

Теоретический фундамент исследования, его организация базировались на положениях отечественной психологии: по исследованию проблем половой дифференциации и особенностей полоролевой социализации детей, о приоритетности социального фактора в формировании психологического пола (Б.Г. Ананьев, В.В. Абраменкова, Д.Н. Исаев, В.Е. Каган, И.С. Клецина, Я.Л. Коломинский, И.С. Кон, В.Н.Мясищев, С.Л. Рубинштейн и др.); о значимости роли семьи в психическом развитии детей, формировании их личности (Т.Г.Богданова, А.А. Бодалев, А.М.Демидов, Т.А.Добровольская,

В.Н.Дружинин, И.В.Дубровина, С.Д.Забрамная, А.И.Захаров, Н.Я.Семаго, М.М.Семаго, В.В. Столин, A.C. Спиваковская, В.В.Ткачева, И.Г.Чеснокова, Л.М.Шипицына, Э.Г. Эйдемиллер, Т.И. Юферева).

Большую роль в разработке теоретических основ исследования сыграли работы ведущих специалистов в области специальной психологии: Н.Л.Белопольской, Т.А. Власовой, Г.В.Грибановой, И.А.Коробейникова, K.C. Лебединской, И.Ю.Левченко, В.И. Лубовского, И.И.Мамайчук, M.C. Певзнер, В.Г. Петровой, С.Я.Рубинштейн, У.В. Ульенковой, О.Н.Усановой и др.

Методы исследования: теоретический анализ психолого-педагогических исследований по изучаемой проблеме; теоретико-прикладное моделирование программы исследования; индивидуальный констатирующий эксперимент, направленный на изучение особенностей полоролевой социализации подростков основной и контрольных групп и стиля родительского воспитания в семье; качественный анализа собранных фактических данных; методы математической обработки полученных данных; изучение медицинских карт, анамнестических данных о детях, диагноза ПМПК с целью выявления индивидуальных особенностей изучаемой категории детей.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования: Впервые в коррекционной психологии в качестве предмета специального исследования выступили специфические особенности полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в зависимости от депривации отцовского влияния и характера семейного воспитания:

- обогащены некоторые теоретические разделы коррекционной психологии, касающиеся специфики психического развития подростков с ЗПР;

- получил развитие теоретический принцип отечественной психологии о социальной обусловленности психического развития ребенка, роли семьи в качестве источника социализации детей и подростков с ЗПР;

- дан сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР;

- получены научные факты, конкретизирующие теоретические положения детской, возрастной и педагогической психологии о влиянии типа материнского воспитания в полных и неполных семьях на процесс формирования полоролевой социализации ребенка;

- прослежены некоторые негативные аспекты социализации подростков, воспитанных в неполных семьях;

- выявлены как общие особенности полоролевой социализации, характерные для нормально развивающихся подростков и подростков с ЗПР; особенности, характерные для всех детей с ЗПР (полная и неполная семья), так и специфические особенности подростков с ЗПР, обусловленные отсутствием отцовского влияния. Тем самым внесен вклад в понимание общих и специфических закономерностей полоролевой социализации подростков с ЗПР из неполных семей;

- выделены типы полоролевого поведения подростков в зависимости от доминирующих типов материнского воспитания и специфики их влияния на мальчика-подростка;

- выявлены важнейшие характеристики психологических механизмов одного из значимых аспектов личностного становления подростков;

- полученный массив фактических данных позволяет их конкретизировать по основным аспектам деятельности практического психолога, определить возможные направления профилактической и коррекционно-воспитательной работы с детьми, их родителями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков с ЗПР из неполных семей.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в работе психологической службы воспитательно-образовательных учреждений с подростками из неполных семей и их родителями; психологов и коррекционных педагогов при разработке коррекционных мер, направленных на оптимизацию процесса полоролевой социализации детей и подростков с ЗПР; преподавателей педагогических вузов при подготовке специалистов по коррекционной психологии и педагогике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Нарушения развития психической сферы при ЗПР, сочетаясь с влиянием условий воспитания (микросреды), приводят к специфическому формированию полоролевой социализации подростков в неполных семьях.

2. Специфика психологических механизмов полоролевой социализации мальчиков-подростков с ЗПР в неполных семьях обусловлена, о одной стороны, спецификой дефекта, с другой стороны, своеобразием материнского воспитания и предшествующим опытом общения с отцом.

3. Тип полоролевого поведения мальчиков-подростков (маскулинный, фемининный, андрогинный) обусловлен факторами наличия/отсутствия образца мужского ролевого поведения, доминирующими типами материнского воспитания, психологическими механизмами полоролевой социализации ребенка.

4. Специально подобранный комплекс диагностических методик, направленный на выявление особенностей полоролевой социализации подростков, имеет объективное значение для получения фактических данных о своеобразии процесса полоролевой социализации у подростков с ЗПР, воспитывающихся в различных микросоциальных условиях.

5. Выявление и анализ специфических особенностей полоролевой идентичности, типов полоролевого поведения у подростков с ЗПР из неполных семей, типа материнского воспитания в неполных семьях позволяют наметить основные направления коррекционно-воспитательной работы практического психолога с детьми, матерями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков, лишенных полноценного отцовского влияния.

Апробация и внедрение работы. Основные теоретические положения диссертационной работы и в целом результаты исследования обсуждались на: заседаниях кафедры социальной педагогики и психологии Арзамасского государственного педагогического института (АГПИ); заседаниях кафедры возрастной и педагогической психологии Нижегородского государственного педагогического университета; общеинститутской научно-практической конференции, проводимой в рамках дней науки в АГПИ (апрель 2002); региональной межвузовской научно-практической конференции (Арзамас, 2003); XXIV Всероссийской научно-практической конференции (Санкт-Петербург, 2003); IX Всероссийской научно-практической конференции «Образование в России: медико-психологический аспект» (Калуга, 2004).

Структура работы. Диссертационное исследование содержит: введение, три главы, заключение, выводы по главам, список литературы (233 наименования, в том числе 14 на иностранном языке), 8 приложений. Текст диссертации иллюстрирован 21 таблицей, 2 диаграммами.

Заключение диссертации научная статья по теме "Коррекционная психология"

7. Результаты исследования показали, что для мальчиков-подростков из полных семей доминирующим является маскулинный тип полоролевого поведения. Мальчики-подростки из неполных семей эмоционально принимают и показывают фемининные установки и поведенческие стратегии.

8. Систематизация и анализ всех полученных данных нашего многоаспектного исследования позволил выделить особенности ПРС мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей. Выявлено, что они: испытывают трудности в процессе формирования мужских черт характера и при овладении мужскими ролями; у них затруднена половая идентификация в связи с отсутствием отца и предшествующим негативным опытом общения с ним;

-эмоционально принимают и показывают фемининные установки и поведенческие стратегии: на возможные трудности обнаруживают экспрессивно-эмоциональные реакции, характерные для женского типа поведения; при возникновении трудностей отказываются от самостоятельного решения проблемы, выдают зависимость, неуверенность в себе, ожидают помощи и поддержки со стороны;

- обнаруживая экстрапунитивность реакций, используют в основном вербальную агрессию; склонны к простым способам преодоления фрустраций: избеганию неприятностей, уходу от ответственности; самозащитные реакции у них чаще, чем у подростков с III IP и подростков с ЗПР из полных семей проявляются в виде оправданий или признания своей вины, в нежелании конфликтовать; во фрустрирующей ситуации проявляют инфантильность, личностную незрелость: у них слабее выражены реакции самоутверждения, самоопределения, характерные для этого возраста; подростки ЗНПС не готовы принять ответственность на себя в принятии решений.

9. Исходные теоретические позиции и систематизированные фактические данные нашего исследования о наиболее характерных особенностях полоролевой социализации подростков (мальчиков) с ЗПР, оформившихся в результате материнского влияния при условии депривации влияния отца, позволили наметить возможные психолого-педагогические направления профилактической и коррекционно-воспитательной работы школьного практического психолога с детьми, их родителями и педагогами по оптимизации процесса полоролевой социализации мальчиков с ЗПР из неполных семей.

10. Результаты диссертационной работы могут теоретически и практически способствовать осознанию актуальности подходов к половому воспитанию детей с ЗПР из неполных семей, а также послужить исходными данными для проведения дальнейших исследований по специальной психологии и коррекционной педагогике.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты выполненного нами теоретико-прикладного исследования особенностей полоролевой социализации (ПРС) мальчиков-подростков с ЗПР в условиях депривации отцовского влияния и типа родительского воспитания в семье подтверждают и конкретизируют наши исходные гипотезы и позволяют сформулировать следующие выводы:

1. Нормальное и отклоняющееся развитие происходит на основе общих закономерностей; процесс формирования ПРС у детей с ЗПР идет по тем же законам, что и у их сверстников с НПР. Выявлено, что у всех подростков (и с НПР, и с ЗПР) достаточно хорошо развит когнитивный и эмоциональный компоненты полоролевой социализации: сложилась определенная система знаний о характере полоролевых различий мужчин и женщин; они осознают значение своей половой принадлежности и роли, связывают ее, в основном, с динамично-силовой моделью поведения, возможностью самостоятельных активных действий; они придерживаются традиционных полоролевых стереотипов о «типично женских» и «типично мужских» чертах личности и семейных ролях.

2. Получил развитие теоретический принцип отечественной психологии о социальной обусловленности психического развития ребенка, подтвержден факт влияния семьи на формирование ПРС подростков с ЗПР:

- сравнительный анализ социально-экономических и психологических характеристик неполных семей, воспитывающих нормально развивающихся детей и детей с ЗПР, показал, что семьи подростков с ЗПР имеют худшие материальные и жилищно-бытовые условия: 84 % проживают на грани бедности (НПР - 52 %), 72 % не имеют собственного благоустроенного жилья (НПР - 12%). Уровень образования матерей подростков с ЗПР значительно ниже, чем у матерей подростков с НПР. 8 % матерей подростков с ЗПР злоупотребляют алкоголем, в семьях подростков с НПР таких фактов не было выявлено.

- поведенческий компонент социализации подростков с ЗПР подвержен негативному влиянию отца. По результатам опроса матерей, основные причины развода в семьях, воспитывающих детей с НИР, - измены супруга, несходство характерами, новая семья у бывшего супруга; в семьях детей с ЗПР — пьянство, хулиганство супруга, постоянные драки, скандалы в семье.

Таким образом, риску социальной уязвимости подвержены практически все материнские семьи, воспитывающие детей с ЗПР. Они выступают фактором, осложняющим реализацию процесса социализации подростков с ЗПР.

3. В исследовании выявлены и систематизированы фактические данные, конкретизирующие теоретические положения детской, возрастной и педагогической психологии о типах материнского воспитания и особенностях психологических механизмов, обусловливающих ПРС мальчиков в неполных семьях.

Установлено, что доминирующими типами материнского воспитания в неполных семьях, воспитывающих ребенка с ЗПР, являются авторитарная гиперсоциализация, эмоциональное отвержение ребенка, отношение к ребенку как к «маленькому неудачнику», что негативно сказывается на социализации подростка с ЗПР: формирует сниженное самопринятие, усугубляет его инфантилизацию и личностную незрелость.

Выявлено, что в неполных семьях матери, воспитывающие мальчиков, используют психологические механизмы поддержки и положительного подкрепления у сыновей поведения, не характерного для пола (строгий контроль, ожидание «благовоспитанного» поведения, поощрение нахождения ребенка вблизи от взрослых, оказание помощи при решении проблем т.п.) и порицания за поведение, соответствующее полу (проявления активности, самостоятельности, агрессивности, инициативности).

В условиях отсутствия мужского авторитета и влияния подобные типы и механизмы воспитания со стороны матери затрудняют идентификацию мальчика с мужской половой ролью, приводят к искажениям его личностного развития: развивают качества личности, которые больше соответствуют полоролевому поведению фемининного типа.

4. Исследуя особенности полоролевой идентичности подростков (мальчиков) с ЗПР из неполных семей, мы выявили:

- у мальчиков из неполных семей (и с НПР, и с ЗПР) затруднена половая идентификация в связи с отсутствием отца: у них возникают трудности в процессе формирования мужских черт характера и при овладении мужскими ролями; в неполных семьях в большей мере, чем в полных, идет ломка полоролевых стереотипов относительно распределения семейных обязанностей;

- задержка психического развития вносит в ПРС подростков свои характерные черты. Вследствие инфантильности, личностной незрелости у всех подростков с ЗПР (как из полных, так и из неполных семей) по сравнению с нормально развивающимися сверстниками: ярче выражен эмоциональный компонент социализации, который проявляется в страхе отвержения близкими, несостоятельности в учебной деятельности; у них слабее выражены реакции самоутверждения, самоопределения, характерные для этого возраста; они не замечают возникших осложнений, недооценивают серьезность возможных неприятностей, проявляют излишнюю беспечность, несамостоятельность; при возникновении трудностей ожидают помощи, отказываются от самостоятельного решения проблемы.

5. Исследуя такие личностные характеристики, как агрессивность, инструментальность, решительность, традиционно относимые к мужским качествам, мы выяснили, что подростки из неполных семей в меньшей мере, чем их сверстники из полных семей, во фрустрирующих ситуациях проявляют агрессию; мальчики из полных семей проявляют более разнообразный спектр агрессивных реакций, чаще используют физическую агрессию и угрозы физической расправы, мальчики из неполных семей проявляют агрессию косвенно, не выражая эмоциональной враждебности по отношению к объектам агрессивного поведения.

6. Исследование позволило выявить некоторые негативные аспекты влияния основных институтов ПРС на формирование психологического пола мальчиков-подростков с ЗПР из неполных семей:

- отсутствие образца мужского ролевого поведения, наблюдение только женских форм реагирования на ситуацию формируют у мальчиков поведенческие модели фемининного типа, являются препятствием для достижения стабильной идентификации с мужской ролью;

- при условии раннего воспитания в атмосфере грубости, скандалов, пьянства отца у подростков высок риск развития негативной половой идентификации и ориентации на подобную модель поведения. Вторичным нарушением психосоциального развития является наличие у подростков асоциальных форм поведения: отмечены случаи хулиганства, воровства, курения, употребления спиртного;

- практически все подростки из неполных семей отмечают дефицит материнского внимания; существующие наркологические проблемы матерей (8 % матерей - ЗПР, неполная семья; 4 % - ЗПР, полная семья) ведут к специфическому напряжению, внутреннему конфликту подростков;

- осознание несостоятельности в учебной деятельности приводит к ее вытеснению, избеганию; низкая потребность в общении с одноклассниками в сочетании с дезадаптивными формами взаимодействия определяют разобщенность и конфликтность контактов; суждения об одноклассниках носят крайне негативный характер. Кризис самовосприятия ведет к нахождению неконструктивных способов самоутверждения (курение, употребление алкоголя).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Самойленко, Елена Валентиновна, Нижний Новгород

1. Абраменкова В.В. Половая дифференциация и межличностные отношения в детской группе // Вопросы психологии. - 1987. - № 5. - С.70-78.

2. Агеев B.C. Влияние факторов культуры на восприятие и оценку человека человеком // Вопросы психологии. 1985. - № 3. - С. 135-140.

3. Акивис Д.С. Отцовская любовь. М., 1989.

4. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии.-1991.- № 4.- С.74-82.

5. Альраххаль, Дертам Иосеф. Психологические особенности межличностных отношений детей с задержкой психического развития младшего школьного возраста: Автоореф. Дис. Канд психол. Наук. — М.,1992. 23с.

6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1964.

7. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс. 2002.-364 с.

8. Андреенкова Н. Роль семьи в социализации индивида.// Проблемы быта, брака и семьи. Вильнюс, 1970.

9. Анзорг Линда. Дети и семейный конфликт. М., 1978.

10. Ю.Антонов В.В. О роли контактов с матерью в психическом развитии ребенка // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. — М., 1975 -Т.10. С.1568-1572.11 .Басанац М. Внебрачная семья. М., 1991.

11. Белопольская Н.Л. Психологическая диагностика личности детей с ЗПР. — М.,1999.

12. Белопольская Н.Л. Психологическое исследование половозрастной идентификации у детей со сниженным интеллектом // Дефектология. — 1992.-№ 1.-С.5 -11.

13. Берн Ш. Тендерная психология. — СПб.: Прайм-Еврознак, 2002.

14. Бернс Р. Развитие «Я» концепции и воспитание. -М., 1986.

15. Бертынь Г.П., Дунаева З.М., Лебединская К.С. и др. Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития детей / Под ред. К.С. Лебединской. М.: Педагогика, 1982.-127 с.

16. Блонский П.П. Очерки детской сексуальности. Избранные педагогические и психологические сочинения. Т.1. / Под ред. А.В.Петровского, М., 1979.

17. Богополов Е.В. Общественное положение неполной семьи. М., 1992.

18. Божович Е.Д. Психологические особенности развития личности подростка. М.: Знание, 1979.

19. Большакова В.В. Очерки истории русской психологии (19 начало 20 века). Проблема формирования личности. - Н.Новгород, 1994.

20. Борисова И.В. Особенности самосознания личности детей 10-15 лет из полных и неполных семей: Дис. . канд. психол. наук. М., 1996.

21. Бреева Е.Б. Дети в семье: тендерные аспекты воспитания // Народонаселение.- 2000.- № 2.

22. Бреслав Г.М., Хасан Б.И. Половые различия и современное школьное образование // Вопросы психологии. — 1990. № 3.

23. Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи: Записки детского психиатра. М.: Просвещение, 1988. -207.

24. Вар га А .Я. Влияние некоторых особенностей родительского воспитания на развитие личности ребенка//Детский психолог. Вып. 6.-1993. С.16-21.

25. Варга А.Я. Идентификация с родителями и формирование психологического пола // Семья и формирование личности. М.,1981. — С. 21-26.

26. Веселовская К.П. Педагогическое изучение половой жизни ребенка // Половое развитие ребенка и его изучение / Под ред. Н.А.Рыбникова. М., 1927.

27. Власова Т.А., Лубовский В.И., Никашина Н.А. Обучение детей с ЗПР -М.: Педагогика, 1981.- 119 с.

28. Виноградова Т., Семенов В.В. Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов.//Вопросы психологии. 1993. - № 2.

29. Воронина О.А. Социокультурные детерминанты развития тендерной теории в России и на Западе // Общественные науки и современность. — 2000.-№4.-С. 9-20.

30. Воронина О.А. Основы тендерной теории и методологии // Теория и методология тендерных исследований: Курс лекций / Под общ. ред. О.А.Ворониной. М.: МЦГИ - МВШСЭН, 2000.

31. Воспитание детей в неполной семье / Под ред. Н.М. Ершовой. М., 1980.

32. Выготский JI.C. Педагогическая психология. М., 1991.

33. Выготский JI.C. Развитие личности и мировоззрение ребенка.// Психология личности / Тексты под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер. М., 1982.

34. Выготский J1.C. Основы дефектологии: В 6-ти т.- М .:Педагогика, 1983.-Т.6-198 с.

35. Гаврилова Т.П. К проблеме влияния распада семьи на детей дошкольного возраста // Семья и формирование личности. — М., 1981. С. 10-15.

36. Гарбузов В.И., Захаров А.И., Исаев Д.Н. Неврозы у детей и их лечение. — Л., 1977.

37. Геодакян В.А. Роль полов в передаче и преобразовании генетической информации. Проблемы передачи информации. - 1965.- №1, С. 105-112.

38. Голод С.И., Клецин А.А. Состояние и перспективы развития семьи. Теоретико-типологический анализ. Эмпирическое обоснование. СПб: Спб.филиал института социологии РАН, 1994.

39. Горбатенкова Л.М. Отец и семья. Минск, 1993.

40. Грибанова Г.В. Психологическая характеристика личности подростков с ЗПР // Дефектология. 1986. - № 5. - С. 13-20.

41. Гурко Т.А. Вариативность представлений в сфере родительства // Социс,-2000. -№ 11.

42. Гурко Т.А. Трансформация института современной семьи // Социс. — 1995. -№ 10.

43. Дементьева Н.Ф. Роль семьи в воспитании и обучении детей с особыми нуждами. М., 1996.

44. Дементьева Н.Ф. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье.- СОЦИС.- 2001. № 11.

45. Демидов A.M. Неполная семья: опыт исследования финских социологов // Социс. 1985. -№3. С.145.

46. Денисова Е.Н. Формирование представлений о межполовых, семейно-ролевых отношениях у умственно отсталых подростков в процессе коррекционного обучения и воспитания: Дис.канд.пед.наук.- М, 1998.

47. Джонсон Р.А. Он: глубинные аспекты мужской психологии. Харьков: Фолио; М.: Ин-т общегуманитарных исследований, 1996.

48. Дзугкоева Е.Г. Особенности личности и их проявления в поведении подростков с ЗПР: Дис.канд. психол. наук.- М., 2000.

49. Дружинин В.Н. Психология семьи. Екатеринбург: Деловая книга, 2000.3-е изд, испр. и доп.- 208 с.

50. Дубровина И.В. О некоторых психологических аспектах подготовки молодежи к семейной жизни // Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье к подготовке молодежи к семейной жизни. -М.,1980. С.3-23.

51. Дубровина И.В. Особенности психического развития детей в семье и вне семьи / И.В.Дубровина, М.И.Лисина//Возрастные особенности психического развития детей.-М., АПН СССР, 1982.- С.8-19.

52. Дымнова Т.И. Зависимость характеристик супружеской семьи от родительской // Вопросы психологии. — 1998. № 2. — с.46-56.

53. Еремеева В.Д., Хризман Т.П. Мальчики и девочки два разных мира. Нейропсихологи — учителям, воспитателям, родителям, школьным психологам. - СПб.: «Тускарора», 2000. -184с.

54. Ермашенков И.Э. Влияние ребенка с ЗПР на социально-психологический климат семьи. Дис. . канд. психол. наук. - М.,2001.

55. Желдак И.М. Искусство быть семьей. Минск, 1998, 155 с.

56. Женщина, мужчина, семья в России: последняя треть XX века. Проект «Таганрог»/ Под ред. Н.М. Римашевской. М.: Издательство ИСЭПН, 2001.

57. Зайцев Д.В. Социологический анализ современной семьи России // Дефектология. 2001.- № 6.- С.З - 8.59.3алкинд А.Б. Половое воспитание. М., 1930.

58. Захаров А.И. Как предотвратить отклонения в поведении ребенка. М., 1986.

59. Захаров А.И. Психологические особенности восприятия детьми роли родителей // Вопросы психологии.-1982. № 1.- С.59-68.62.3дравомыслова О.М. Общество сквозь призму тендерных представлений //Женщина. Тендер. Культура. М., 1999.

60. Зелинский С.М. Половая идентичность у подростков // Психика и пол детей в норме и патологии / Под ред. Д.Н.Исаева. JL, 1986.64.3еньковский В.В. Психология детства. Екатеринбург, 1995.

61. Исаев Д.Н. Психическое недоразвитие у детей /Д.Н.Исаев-JL: Мед., 1982

62. Исаев Д.Н., Каган В.Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. -Л.,1980.- 184 с.

63. Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.-254 с.

64. Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков // Вопросы психологии.-1987.- № 2.-С.54-62.

65. Каган В.Е. Стереотипы мужественности-женственности и образ «Я» у подростков // Вопросы психологии.-1989.- № 3.-С.52-62.

66. Карабанова О.А. Психология семейных отношений. Самара, 2001.

67. Кле М. Психология подростка // Психология подростка / Сост. Ю.И. Фролов. М., Российское педагогическое агентство, 1997. - С. 103-141.

68. Клецина И.С. Тендерная социализация. СПб, Изд-во РГПУ им.Герцена, 1998.

69. Клецина И.С. Тендерные характеристики психосоциальной идентичности в юношеском возрасте // Дети Севера: Тезисы докладов IV Межд.конференции «Ребенок в современном мире». СПб., 1997.

70. Клецина И.С. От психологии пола к тендерным исследованиям // Вопросы психологии. - 2003. - №1. С.61-78.

71. Клецина И.С. Предпосылки развития тендерной психологии. Практикум по тендерной психологии / Под ред. И.С.Клециной.- СПб.: Питер, 2003.-480с.

72. Ковалев В.В. О психогенных патологических формированиях у детей и подростков // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсанова.-1069.-№10.-С.1543 -1549.

73. Коваленко М.В. Взаимосвязь полоролевой идентичности и невротичности в юношеском возрасте. Дис. . канд. психол. наук. - Ставрополь, 2002.

74. Колесник Н.Т. Влияние особенностей семейного воспитания на социальную адаптированность детей: Автореф. дис. . канд пед.наук. — М., 1999.

75. Коломинский Я.Л., Мелтсас М.Х. Ролевая дифференциация пола у дошкольников // Вопросы психологии.-1985. № 3.- С.165-171.

76. Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1988.

77. Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. — М.: Политиздат, 1984.

78. Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире // Введение в тендерные исследования: Уч.пособие. 4 1/ Под ред. И.А.Жеребкиной. Харьков: ХЦГИ; СПб., 2001.

79. Кон И.С. Открытие «Я».- М., 1978. 367 с.

80. Кон И.С. Постоянство и изменчивость личности // Психология личности в трудах отечественных психологов: Хрестоматия, СПб.: Питер, 2000.

81. Кон И. С. Психология половых различий. // Вопросы психологии. 1981.-№ 2 - С.47-57.

82. Кон И.С. Психосексуальное развитие и половая социализация // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях. Л., 1978.

83. Кон И.С. Ребенок и общество. М.: Наука, 1988.

84. Кон И.С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке. М.: ОГИ, 1997.

85. Конева И.А. Особенности образа Я младших подростков с ЗПР. — Дис. . канд. психол. наук. Нижний Новгород, 2002.

86. Коробейников И.А. Особенности социализации детей с легкими формами психического недоразвития. Дис.д-ра психол.наук,- М., 1997.-324 с.91 .Кочубей Б.И. Мужчина и ребенок. М., 1990.

87. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.И. О функции и механизме идентификации во внутригрупповом межличностном общении. В кн.: Психология межличностного познания. - М., 1981.

88. Крыгина Н.Н. Особенности половой идентичности старших подростков, воспитывающихся в условиях детского дома: Автореф. Дис. .канд. психол. наук. М., 1993.

89. Крылова Т.А. Формирование половой идентичности дошкольников в семье: Дис.канд. психол. наук. Вологда, 2001.

90. Кудинов С.И. Полоролевые аспекты любознательности подростков // Психологический журнал.-1998.-Т.19.- № 1.- С.26-36.

91. Лангмейер Й., Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте. — Прага, 1984.-С.5-334.

92. Ланина Н.В. Психологические особенности полоролевого развития подростков в семье: Дис. .канд. психол. наук.- Воронеж, 2000.

93. Лебединская К.С. и др. Клинико-психологический анализ нарушений поведения у подростков.// Дефектология.-1980. № 2.- С.4-14.

94. Левада Ю.С. Статьи по социологии.- М., 1993.

95. Левченко И.Ю.Патопсихология: теория и практика / И.Ю.Левченко,-М.:Академия, 2000.-231с.

96. Левченко И.Ю. Психологические особенности подростков и старших школьников с ДЦП. Монография / И.Ю.Левченко, М.: Изд.центр Академия, 2001.-232с.

97. Лисина М.И. Возрастные и индивидуальные особенности общения со взрослыми у детей: дис. .д-ра психол.наук /М.И.Лисина.-М.,1974

98. Личко А.Е. психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.: Медицина, 1983. -256 с.

99. Лубовский В.И. ЗПР как психолого-педагогическая проблема // развитие младших школьников в норме и при отклонениях. — Иркутск, 1979.

100. Лубовский В.И. Общие и специфические закономерности развития психики аномальных детей / В.И.Лубовский //Дефектология.-1971.-№6.-С. 16-20

101. Лубовский В.И., Кузнецова Л.В., Переслени Л.И. и др. Дети с задержкой психического развития/Под ред. Т.А.Власовой. М.: Педагогика, 1984. - 256 с.

102. Лубовский Д.В. Диагностика отношения младших подростков к другим людям как показатель развития личности (в контексте работы детского практического психолога):дис. . канд.психол. наук.-М., 1990.-132 с.

103. Лунин И.И. Влияние семьи на формирование отклоняющегося полоролевого поведения . — Дис. . канд психол. наук. Л., 1988.

104. Лунин И.И. Культурно-исторические аспекты психологии пола. Сб.: Психика и пол детей и подростков в норме и патологии. Под ред.Д.И.Исаева.-Л., 1986.

105. Марова 3. Некоторые проблемы воспитания детей в неполной семье // Воспитание детей в неполной семье. — М., 1980.

106. Матейчек 3. Некоторые проблемы воспитания детей в неполной семье // Воспитание детей в неполной семье. М., 1980.

107. Морщинина Е.А. Представление о семье у старшеклассников школ для детей с ЗПР: Дис. . канд. психол. наук. -М. 1992.- 171 с.

108. Мудрик А.В. О воспитании старшеклассников. М., 1981.- 176 с.

109. Мудрик А.В. Общение школьников. М., 1987.

110. Мясищев В.Н. Личность и неврозы / В.Н.Мясищев.-Л.:ЛГУ, 1960.-271

111. Никишина В.Б. Социально-психологические детерминанты ЗПР у подростков: Дис. канд. психол. наук. -ЯрГУ, 1999.

112. Нугаева О.Г. Особенности половой идентичности у подростков с интеллектуальной недостаточностью: Дис. . канд. психол наук. — Нижний Новгород, 2003.

113. Нухова М.В. Особенности самосознания личности детей 6-10 лет из полных и неполных семей.- Дис. . канд. психол. наук. — М., 1996.

114. Обухова Л.Ф. Две парадигмы в исследовании детского развития / Л.Ф.Обухова Вопросы психологии.-1996.-№5.-С.30-38

115. Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М.; Привода.-1995.-368.

116. Обухова Л.Ф., Шаграева О.А. Семья и ребенок: Психологический аспект детского развития. М.: Жизнь и мысль. -1999. -168.

117. Овчинникова И. П. Отцовство. М., 1989.

118. О муже(Ы)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин М.: Новое литературное обозрение, 2002.

119. Орлов Ю.М. Половое различие и воспитание. Кн.для учителя. М.: Просвещение, 1993.

120. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. СПб.: Питер, 2000.

121. Певзнер М.С. Клиническая характеристика детей с ЗПР // Дефектология. 1980. - № 3.

122. Петрова В.Г. Практическая и умственная деятельность детей-олигофренов / В.Г.Петрова.-М.: Просвещение, 1969.-158

123. Петрова В.Г. Психология умственно отсталых школьников: уч. пособие В.Г.Петрова, И.В.Борякова. М.: Академия, 2002.-157.

124. Петрова В.Г., Белякова И.В. Основы дефектологии. М., 1992.

125. Петровский В.А. Эмоциональная идентификация в группе и способы ее выявления. // К вопросу о диагностике личности в группе. М., 1973.

126. Плегина Ю.Е., Волович А.С. Проблема усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. - № 4. - С. 74-82.

127. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии. 1996. - № 1. - С.20

128. Попова JI.B. Методы изучения процессов идентификации // Вопросы психологии.- 1988. -№ 1.-С. 163-168.

129. Попова JI.B. Что нужно знать воспитателям о том, как мальчики и девочки научаются быть мужчинами и женщинами // Тендерный подход в дошкольной педагогике: теория и практика. Ч 1. Мурманск, 2001.

130. Практикум по тендерной психологии / Под ред. И.С.Клециной. СПб.: Питер, 2003.-480

131. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии / Под общ. ред. А.А.Крылова, С.А.Маничева. СПб.: Питер, 2000.

132. Привалова Н.Я. О структуре понимания четвероклассниками личности родителей II Общение и формирование личности. Гродно, 1984. - С.81-83.

133. Прихожан A.M. Изучение «образа Я» у подростков и юношей в аспекте их подготовки к семейной жизни // Психолого- педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни. М., 1980.- С.79-92.

134. Психология современного подростка / Под ред. Д.М.Фельдштейн. -М.,1087.

135. Радванова С. Неполная семья. Проблемы воспитания детей. М., 1997.

136. Радина Н.К. Об использовании тендерного анализа в психологических исследованиях // Вопросы психологии. 1999. - № 2 -С. 22-27.

137. Репина Т.А. Анализ теорий полоролевой социализации в современной западной психологи // Вопросы психологии.- 1984. № 2 - С. 158-165.

138. Репина Т.А. Особенности общения мальчиков и девочек в детском саду // Вопросы психологии. 1984. - № 4. - С.62-70.

139. Ричарде М. Развод родителей и дети // Детство идеальное и настоящее / Под ред. Е.П.Слободской. Новосибирск, 1994. - С.158-178.

140. Романов И.В. Особенности половой идентичности подростков // Вопросы психологии.-1997.- № 4.- С.39-47.

141. Романов И.В. Развитие половой идентичности подростков: Дис. . канд. психол. наук. М., 1996.

142. Рубинштейн М.М. Вопросы о совместном обучении в свете современной педагогики. М., 1912.

143. Рубинштейн М.М. Половое воспитание с точки зрения интересов культуры. М., 1926.

144. Рубинштейн C.JI. Самосознание личности и ее жизненный путь: Т.2/ С.Л.Рубинштейн // собр.соч. в 2 т.-М.: Педагогика, 1989.- С.236-250.

145. Рыжов В.В. Психологические основы коммуникативной подготовки педагога: Монография / В.В.Рыжов. Н.Новгород: НГУ, 1994. — 164 с.

146. Сатир В. Как строить себя и свою семью. -М.,1992. -192 с.

147. Савина Е.А. Особенности материнских установок по отношению к детям с нарушениями в развитии / Е.А.Савина, О.Б.Чарова // Вопросы психологии. 2002.- № 6. — С. 15-23.

148. Семаго М.М. Консультирование семей, имеющих детей с аномалиями развития / М.М.Семаго // Психотерапия в дефектологии под ред. Н.П.Вайзмана. М., 1992

149. Семаго Н.Я. Проблемные дети. Основы диагностической и коррекционной работы психолога / Н.Я.Семаго, М.М.Семаго. М., 2000. -с.55-67.

150. Семенова Л.Э. Краткий экскурс в предысторию отечественных тендерных исследований // Сборник научных трудов: социально-психологические проблемы / Под ред. Л.Э.Семеновой. Нижний Новгород, 2002.С.197-213.

151. Семенова Л.Э. Полоролевые отношения, самооценка, притязания в личностном становлении детей старшего дошкольного возраста: Дис. . канд. психол. наук. Нижний Новгород, 1999.

152. Семья в психологическом консультировании / Основы психодиагностики немедицинской психотерапии и психологического консультирования / Уч.пособие под рук. А.А.Бодалева, В.В.Столина. — Изд-во МГУ, 1989. -206 с.

153. Синельников А.Б. Проблемы неполных семей в современной России // Семья в процессе развития. М., 1994. -С. 134-137.

154. Скиннер Р., Клииз Д. Семья и как в ней уцелеть. М.,1995. -272 с.

155. Смирнова Е.О., Собкина B.C. Специфика эмоционально-личностной сферы дошкольников, живущих в неполной семье // Вопросы психологии. 1999.-№6.

156. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии. 1995. - № 1 - С. 139-150.

157. Собкин B.C., Кузнецова Н.И. Российский подросток 90-х: Движение в зону риска. Аналитический доклад- М.ЮНЕСКО, 1998.-120 с.

158. Соколова Е.Т. Самосознание: самооценка при аномалиях личности. М.: Изд-во МГУ, 1989.

159. Соколова Е.Т. Особенности самосознания при невротическом развитии личности. — М., 1991. -26 с.

160. Соколова Е.Т., Чеснова И.Г. Зависимость самооценки подростка от отношения к нему родителей // Вопросы психологии. 1986. - № 2 -С. 110-117.

161. Солнцева Л.С., Галкина Т.В. Метод исследования личности учащегося (Использование метода «Незаконченные предложения» в практической психологии). М.: Институт психологии РАН, 1997, - 41 с.

162. Спиваковская А.С. Игра-это серьезно.- М., 1981.

163. Спиваковская А.С. Профилактиа детских неврозов. М., 1988.

164. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. Том 2. ООО Апрель Пресс, ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. -464 с.

165. Спиркин А.Г. Сознание и самосознание.- М.,1972.- 304с.

166. Старостина Л.Д. Роль отца в системе детско-родительских отношений у народов республики Саха (Якутия): Дис. . канд. психол. наук. М., 2003.

167. Столин В.В. Самосознание личности. М., МГУ, 1983.-286с.

168. Тарабрина Н.В. Экспериментально-психологическая методика изучения фрустрационных реакций; Методологические рекомендации. — Л.: Ленингр.н.-и. психоневролог, ин-т им. В.М. Бехтерева, 1984.-23 с.

169. Тархова Л. Воспитать мужчину. М., 1992.

170. Тархова Л. Мальчик, мужчина, отец. М., 1992.

171. Теория и история феминизма: Уч.пособие.- Харьков, 1996.

172. Теория и методология тендерных исследований. Курс лекций / Под общ. ред. О.А.Ворониной.- М.:МЦГИ МВШСЭН- МФФ, 2001.

173. Титаренко В.Л. Семья и формирование личности. — М.: Мысль, 1987. — 352 с.

174. Титов Б.А., Машкова Л.Т. Семейная драма глазами ребенка. — Л., 1990.

175. Ткачева В.В. К вопросу о создании системы психолого-педагогической помощи семье, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии // Дефектология. 1999. № 3.

176. Ткачева В.В. Психокоррекционная работа с матерями, воспитывающими детей с отклонениями в развитии: Практикум по формированию адекватных отношений. М., 2004.

177. Толстых Н.Н. Возрастные и половые различия в представлениях подростков о своей будущей жизни // Психолого-педагогические проблемы воспитания детей в семье и подготовки молодежи к семейной жизни.- М., 1980, С.68-79.

178. Толстых Н.Н. Подростковый возраст.// Психологическая служба школы / Под ред. И.В.Дубровиной. М., 1995.

179. Ульенкова У.В. О некоторых вопросах теории индивидуального подхода к детям с задержкой психического развития: Учебное пособие-Горький: 1980.-58 с.

180. Ульенкова У.В. Шестилетние дети с задержкой психического развития. М.: Педагогика, 1990. - 180 с.

181. Ульенкова У.В. Выготский Л.С. и концептуальная модель коррекционно-педагогической помощи детям с ЗПР / У.В.Ульенкова // Дефектология. 1997. - № 1. - С. 26-32.

182. Ульенкова У.В. Организация и содержание специальной психологической помощи детям с проблемами в развитии / У.В.Ульенкова, О.В.Лебедева М.: Академия, 2002.-175с.

183. Усанова О.Н. Специальная психология: система психологического изучения аномальных детей / О.Н.Усанова. М.: Mill'У, 1990. — с.328

184. Фигдор Г. Дети разведенных родителей: между травмой и надеждой. -М., 1995. -376 с.

185. Филиппова Г.Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии. 2001. - № 2.

186. Фрейд А. Психология «Я» и защитные механизмы. М., 1993. - 144 с.

187. Фрейд 3. Психология бессознательного. М., 1990. - 448с.

188. Фромм Э. Искусство любить: исследование природы любви / пер. с англ. М., 1990.-157 с.

189. Ханхасаева И.Н. Растет дочка, растет сын. — М., Педагогика, 1991.

190. Харчев А.Г. Типологизация семьи и проблема общественной оценки разводов // Социальные исследования разводов. М., 1984.

191. Хасан Б.И., Сергоманов П.А. Разрешение конфликтов и ведение переговоров: Учебно-методическое пособие. М.: МИРОС, 2001. —176с.

192. Хасан Б.И., Тюменева Ю.А. Особенности присвоения социальных норм детьми разного пола // Вопросы психологии.- 1997.- № 3.- С.32-39.

193. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. М., 1989. -160 с.

194. Хорни К. Женская психология. Т. 1. СПб, 1993. - С.З

195. Хрестоматия к курсу «Основы тендерных исследований».- М.: МЦГИ-МВШСЭН-МФФ, 2001.

196. Хрипкова А.Г., Колесов Д.В. В семье сын и дочь. М., 1985.

197. Хрипкова А.Г., Колесов Д.В. мальчик подросток — юноша. Пособие для учителей. - М.: Просвещение, 1982. -207 с.

198. Цукерман Г.А. Психология саморазвития: задача для подростков и их педагогов. М.: Интерпракс, 1994.

199. Чеснокова И.Г. Межличностные отношения в семье как фактор формирования эмоционально-ценностного отношения подростков: автор.дис. . канд. психол.наук / И.Г.Чеснокова. М., 1987, -23 с.

200. Шарганов Н.М. Воспитание детей в неполной семье. М., 1989.

201. Шаумаров Г.Б. Социально-психологические проблемы молодой семьи выпускников специальной школы для детей с ЗПР: Дис. . д-ра психол. наук.-М., 1990. -516 с.

202. Шилов И.Ю. Полоролевые образы и особенности тендерной идентичности в сознании старшеклассников, обучающихся вобразовательных учреждениях разного типа. Дис. .канд. психол. наук. - СПб, 2000.

203. Шипицына JI.M. «Необучаемый» ребенок в семье и обществе. Социализация детей с нарушениями интеллекта. — СПб.: Изд-во «Дидактика Плюс», 2002.- с.496

204. Шипицына J1.M. Интегрированное обучение детей с проблемами в развитии / Л.М.Шипицына // Компенсирующее обучение опыт, проблемы, перспективы. - Новгород, 1994.

205. Шипицына Л.М. Развитие личности в условиях материнской депривации / Л.М.Шипицына, Е.С.Иванов, А.Д.Виноградова и др. СПб: ИСПиП, 1997- 160 с.

206. Штейнберг У. Круг внимания. М., 1998.

207. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи. СПб., 1999. — 652 с.

208. Эриксон Эрик Г. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996. -340 с.

209. Юницкий В.А. Психологические особенности детей, потерявших родителей : Автореф. дис.канд. психол. наук. — М., 1992. -14 с.

210. Юферева Т.И. Образы мужчин и женщин в сознании подростков // Вопросы психологии. 1985. - № 3.

211. Юферева Т.И. Особенности формирования психологического пола у подростков, воспитывающихся в семье и в интернате // Возрастные особенности психического развития детей. М., 1982. С. 122-131.

212. Юферева Т.И. Формирование психологического пола. В кн.: Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. - М., 1987. С. 130-146.

213. Bern S. Gender Schema Theory and Its Implications for Child Development // Signs: Journal of Women in Culture and Society.- 1983.- Vol.8.- № 4.-P.598-615.

214. Bern S. Sex role adaptability one consequence of psychological androgyny // J. of Pers. And Soc. Psychol. 1975. № 31. P 634-43.

215. Biller H. Father, child and sex role. Paternal determinants of personality development. Lexington,Mass., 1971,194 p.

216. Glen N.D., Kramer K.B. The marriages and divorces of the children of divorce // J.Marriage Fam. 1987. - Vol. 49. -P.811-825.

217. Goldberg S. Risk factors in infant-mother attachment.-Can.Psychol.-1988.-42, №2.-p.l73-188.

218. Kohlberg L.A. A Cognitive Development Analysis of Children's Sex-Role Concepts and Attitudes.-The Development of Sex Differences, 1966,c,89.

219. Lamb, M.E. (1981). Father and child development: An integrative overview. In M.E.Lamb (Ed.), The role of the father in child development (pp. 1-70). New York: Wiley.

220. Maccoby T.T., Jacklin C.N. The Psychology of Sex Differences. Stanford, 1974.

221. Money J. Determinants of Human Gender Identity/Role.-Handbook of Sexlogy. Ed.ly J.Money and H.Musaph.N.Y.1977, ch.3.

222. Parke R.D., Tinsley, B.R. (1981). The father's role in infancy: Determinants of involvement in caregiving and play. In M.E.Lamb (Ed.), The role of the father in child development (pp.429-457). New York: Wiley.

223. Pedersen, F.A.,Andersen, B.J. (1980). Parent-infant and husband-wife interactions observed at age 5 months. In F.A. Pedersen (Ed.), The fatherinfant relationship: Observational studies in the family setting (pp.71-86). New York: Praeger.

224. Russel, G. (1978). The father role and relation to masculinity, femininity, and androgyny. Child Development, 49, 1174-1181.

225. Russel, G. (1986). Primary caretaking and role-sharing fathers. In M.E.Lamb (Ed.), The father's role: Applied perspectives, (pp.29-57). New York: Wiley.

226. Shaefer E.S., Bell R. Development of a parental research instrument. Child development, 1958. v.29.№ 3. -338-36lp.1. Анкета

227. Просим Вас отметить (обвести) справа номера вариантов ответов, совпадающих с Вашим мнением, или написать свой ответ.1. Состав вашей семьи:-живу одна с ребенком (детьми) 1-живу с ребенком и с родителями 2

228. При каких обстоятельствах Вы стали воспитывать ребенка без мужа?-развелась с мужем 1-овдовела 2-родила ребенка вне брака 3

229. Отметьте, пожалуйста, сколько лет Вы одна без мужа растите ребенка-менее года 1-1-3 года 2-4-5 лет 3-6-10 лет 4-более 10 лет 5

230. Кто в основном помогает Вам воспитывать сына- отец ребенка 1- родители отца ребенка 2- ваши родители 3- кто-то из Ваших родных 4- соседи 5кто-то другой (напишите)6никто не помогает, все приходится делать самой 7

231. Как Вы считаете, достаточно ли у Вас возможностей для того, чтобыподнять» ребенка одной (без отца, без мужа)?1. Да, вполне недостаточноденег 1 2здоровья 1 21. Уровня образования 1 21. Свободного времени 1 21. Воли, терпения 1 2

232. Каково состояние здоровья членов вашей семьи?

233. Члены семьи Практич. не болеют Болеют изредка Болеют часто Хроническ. болезнь, инвалидность1. Вы сами 1 2 3 41. Ваш 1 ребенок 1 2 3 4

234. Ваши последующие дети 1 2 3 4

235. Другие члены семьи 1 2 3 4

236. Как вы считаете, кого легче воспитывать без отца сына или дочь?-дочь воспитывать легче 1-легче воспитывать сына 2-не вижу особой разницы в воспитании 3

237. Общается ли отец Вашего ребенка с вами, со своим ребенком? Если да, токак?

238. Формы общения Отец и Мы всеребенок втроем1. Прогулки по улицам 1 11

239. Посещение кино, театра, выставок 2 121. Посещение школы 3 131. Выход на природу 4 141. Отдых летом 5 151. Совместные ужины 6 161. Приход отца домой 7 171. Совместные праздники 8 18

240. Ребенок посещает дом отца 8 19

241. Отец к ребенку не приходит 10 20

242. Представьте себе, что Вы снова решаете вопрос о воспитании ребенка без мужа, отца. Пошли бы Вы на такой шаг сегодня?-да, пошла бы обязательно 1-скорее всего, пошла бы 2-наверное бы не решилась 3-не пошла бы точно 4-затрудняюсь ответить 5

243. Поясните, пожалуйста, свой ответ16. Образование-незаконченное среднее 1-общее среднее 2-среднее специальное 3-высшее 4

244. Кем Вы являетесь? (социальное положение)-рабочая 1-служащая 2-предприниматель 3-наемный работник 4-другая (кто?) 5-пока безработная 6

245. Обведите, пожалуйста, в каждом из предлагаемых Вам вопросов порядковый номер того утверждения, с которым Вы согласны.

246. Хотели бы вы жить отдельно от родителей? 1.Да. 2.Нет. 3.Не знаю.

247. Считаете ли вы родителей примером для себя?

248. Да. 2.Только мать. 3.Только отца. 4.Нет. 5.Не знаю. 1. Должны ли родители сохранять семью ради детей? 1. Да 2.Нет 3.Не знаю

249. Нравится ли вам ваша внешность?1. Да 2.Нет 3.Не знаю.

250. Вы скорее хороший или скорее плохой человек?1. Скорее хороший2. Скорее плохой

251. Не хороший, но и не плохой4. Не знаю.

252. Вы скорее счастливый или скорее несчастный человек?1. Скорее счастливый2. Скорее несчастный.

253. Не счастливый, но и не несчастный.4. Не знаю.

254. Хотите ли вы быть главным среди других ребят? 1. Да 2.Нет 3.Не знаю

255. Уважают ли вас сверстники?1. Да 2.Нет 3.Не знаю

256. Как к вам относятся ваши родные?1. Любят меня2. Уважают3. Любят и уважают2. Любят, но не уважают3. Не любят и не уважают4. Равнодушны ко мне

257. Относятся как-то по-другому

258. Считаете ли вы себя более женственным, чем мужественным?1. Да 2. Нет З.Не знаю

259. Считаете ли вы себя более мужественным, чем женственным?1. Да 2.Нет З.Не знаю

260. Хотели ли вы когда-нибудь изменить свою половую принадлежность?1. Да 2.Нет З.Не знаю

261. Нравится ли вам быть мужчиной?1.Да 2.Нет З.Незнаю.