Автореферат диссертации по теме "Особенности доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы"

На правах рукописи

КОКУЕВ Алексей Аркадьевич

Особенности доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Специальность 19 00 06 - "Юридическая психология" (психологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Ростов-на-Дону.2003 г

Работа выполнена в Ростовском ГосударственномПедагогичесюэмуни-

вф си тете

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Ряб и кипа Зинаида Ивановна

Ведущая организация: Ростовский юридический институт МВД России

Защита состоится 27 декабря 20003 года в 12 часов, на заседании диссертационного совета К-212208.09 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук в Ростовском государственном университете по адресу:344038, г. Ростав-на-Дэну, пр. М.Нагибина, 13, факул ьтет психологии, ^д 222.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского государственного университета по адресу: 344006, г.Росто в-на-Дэну,

Скрипки на Татьяна Петровна

кандидат психологических н^к, доцент Труфанова Ольга Константиновна

ул Пушкинская 148.

А вто реферат разослан 27 ноября2003 года

Ученый секретарь

кандидат педагогических наук, доцент

&ооь-ц &£ОЬЗ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Преступность является неизбежным спутником практически любого общества. Она представляет собой то зло, которое невозможно победить, но с которым нельзя не бороться. Изменения, которые происходят в современной России на протяжении последнего десятилетия, явились своеобразным катализатором для преступности вообще и молодежной преступности в частности.

Как и любое масштабное явление, резкое омоложение преступности, характерное для современной России, не может иметь одну причину. Однако, как и раньше, точка зрения об экономической детерминации преступности, пропагандируется через СМИ и является господствующей в обществе. Причин тому может быть множество, и они не обязательно будут лежать в экономической плоскости, о чем свидетельствует постоянный рост преступности в экономически благополучных странах. Всё это обосновывает необходимость выявления и изучения психологических причин и особенностей преступности вообще, и преступности несовершеннолетних, в частности.

Процесс, характерный для современного российского общества стоит рассматривать как ценностный кризис, вызванный, прежде всего, разрушением веры в прежние ценности и идеалы. Кризис привычных ценностей порождает неверие в собственные возможности, ведет, в конечном итоге, к кризису личностной идентичности. Обобщенно, это выглядит как потеря доверия к миру и к другим, которые являются частью этого мира. Можно говорить о том, что у человека нарушается соответствие между собой и тем миром, который его окружает. Разрушив систему доверия к традиционным ценностям, большая часть людей разрушила и доверие к себе, сломала веру в возможность реализации себя в этом мире. В поисках выхода многие начинают обращаться к так называемым нетрадиционным ценностям, в частности, к тем, к которым относятся ценности криминального мира. Одной из таких ценностей является агрессивность, агрессивное поведение, т.е. поведение, в результате которого человек утверждается за счет другого. В данном исследовании предпринимается попытка изучить особенности доверия к себе и другим, а так же специфику взаимосвязи доверия и агрессивности среди несовершеннолетних преступников, что невозможно без рассмотрения особенностей самой криминальной субкультуры, межличностных отношений в этой среде и особенностей личности преступника.

И)С. НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА С Петербург

гао^'рк

Таким образом, данная работа посвящена изучению особенностей доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, а также связи между мерой доверия к себе и агрессивными тенденциями личности.

Учитывая теоретическую и практическую значимость поднятых проблем, мы сформулировали основную цель исследования: выявить своеобразие функционирования доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников.

Объект исследования: несовершеннолетние преступники, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии общего режима.

Предмет исследования: доверие к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы в колонии общего режима.

Основная гипотеза нашего исследования состоит в следующем: Для несовершеннолетних преступников характерны нарушения в проявлениях доверия к себе и другим, которые выражаются в следующих особенностях:

- у несовершеннолетних преступников снижена мера доверия к себе и другим, по сравнению с законопослушными сверстниками;

- в связи с тем, что универсальными условиями проявления доверия являются значимость и безопасность другого, в криминальной субкультуре доверие к различным людям из ближайшего окружения становится невозможным, т.к. ни один из них не удовлетворяет этим требованиям одновременно.

- для несовершеннолетних преступников характерно снижение меры доверия к себе (что связано с низким чувством ценности собственной личности). В этой связи компенсаторным механизмом повышения меры доверия к себе выступают агрессивные тенденции личности

Сформированные гипотезы определили перечень теоретических и эмпирических задач, необходимых для достижения поставленной цели:

1. На основе анализа литературы выявить изученные особенности личности и межличностных отношений несовершеннолетних преступников.

2. Теоретически изучить литературу и обосновать роль и функции доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников.

3. Выявить своеобразие представлений несовершеннолетних преступников о личностных особенностях индивидов из их ближайшего окружения.

4. Исследовать особенности формально-динамических показателей в проявлении доверия к себе у несовершеннолетних преступников.

5. Выявить особенности формально-динамических показателей доверия к различным лицам из ближайшего окружения несовершеннолетних преступников.

6. Изучить показатели агрессивных тенденций личности в среде несовершеннолетних преступников.

7. Выявить связь между агрессивными тенденциями личности и мерой доверия к себе у несовершеннолетних преступников.

Теоретико-методологическим обоснованием исследования выступили: Работы в области изучения системы отношений человека (К.А. Абульханова-Славская, В.П. Мясшцев, СЛ. Рубинштейн и др.), исследования в области изучения криминальной субкультуры и личности несовершеннолетних преступников ( В.П.Башкатов М.Ю. Кондратьев, В.Ф.Пирожков А.А.Реан, и др), концепция Т.П.Скрипкиной о доверии как социально-психологическом феномене, исследования агрессии в зарубежной и отечественной психологии (J1. Берковитц, А. Бандура, С.Н. Енико-лопов, О.Ю Михайлова, A.A. Реан, Ф.С. Сафуанов, Э. Фромм и др.).

Научная новизна и теоретическая значимость выполненного исследования состоит в том, что впервые в отечественной психологии изучены особенности проявления доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников и показано, что, по сравнению с законопослушными юношескими общностями, доверительные отношения в криминальной юношеской субкультуре являются деформированными.

Впервые показано, что деформации доверительных отношений у несовершеннолетних преступников выражаются в снижении меры доверия, как к себе, так и к ближайшему социальному окружению. В криминальной молодежной субкультуре «другой» никогда не бывает представлен значимым и безопасным одновременно, что ведет к невозможности полноценного доверительного отношения к этому другому, т.к. не выполняются основные универсальные условия возникновения доверия. Мать отвечает условию безопасности, по не отвечает условию значимости. В отношениях с другими лицами из ближайшего окружения (преимущественно с друзьями-сверстниками), эти условия также не совпадают, но это несовпадение носит обратный характер - они значимы (полезны), но не безопасны.

Показано, что для несовершеннолетних преступников характерно снижение значимости (ценности) собственной личности, что ведет к снижению меры доверия к себе. В этой связи, одним из способов повышения значимости, является позиция силы, проявляющаяся в агрессивных тенденциях личности.

Практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что собранный и систематизированный эмпирический материал позволяет разработать систему практических, воспитательных и коррекцион-ных мер, которые могут использоваться в работе воспитателей и психологических служб ИТУ, а также в работе инспекторов и психологических служб в системе ОПГТН, служб реабилитации лиц, освобожденных из мест лишения свободы. Данные исследования, могут использоваться при разработке учебных курсов «Девиат ное поведение у подростков», «Юридическая психология» и т.д. Полученные результаты открывают определенные перспективы в работе с контингентом несовершеннолетних преступников, как в местах лишения свободы, так и при проведении профилактических мероприятий по предупреждению противоправного поведения в юношеской среде.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Доверительные отношения у несовершеннолетних преступников деформированы по сравнению с законопослушными сверстниками и характеризуются значительным снижением меры доверия, как к себе, гак и к ближайшему социальному окружению.

2. Доверие к себе и другим у несовершеннолетних преступников не является целостной системой отношений, т.к. и по отношению к себе, и по отношению к лицам из ближайшего окружения данная система не удовлетворяет двум основным универсальным условиям возникновения доверия одновременно - безопасности и значимости (ценности).

3. У несовершеннолетних преступников доверие полноценно не проявляется ни к одному из людей из близкого окружения. Наиболее близкими для них являются друзья и мать. При этом мать воспринимается как безопасная, но не значимая, а друзья безопасны, но не значимы

4. В связи с тем, что для несовершеннолетних преступников характерно снижение меры доверия к себе, связанное с низкой самоценностью, агрессивные тенденции личности во многом носят компенсаторный характер и являются деформированным способом повышения ценности собственной личности с позиции силы

Методы исследования: основной теоретический метод - это реин-терпретация психологических исследований по проблеме преступности несовершеннолетних, а также психологическая интерпретация криминологических исследований по данной проблеме. Эмпирическими методами выступили: метод беседы, метод изучения документов, метод субъективного шкалирования и психодиагностические методы. В процессе эмпирического исследования использовались следующие конкретные методики: методика «Психосемантический портрет особенностей объекта доверия» и метод полярных профилей Т.П. Скрипкиной; методика «Шкала оценки уровня доверительности в общении» В.С.Сафонова; тест 16 PF; шкала самоэффективности Шварцера - Ерусалема, адаптированая В.Г.Ромеком; фрустрационный тест Розенцвейга; тест Басса - Дарки и Hand-test Вагнера - Брикелена - Пиотровски.

Статистическая обработка данных производилась с помощью методов параметрической, непараметрической статистики и корреляционного анализа, с использованием компьютерной программы SPSS 10.

База исследования. Исследование проводилось в течение трех лет ( 1997-1999) в Азовской воспитательной колонии для несовершеннолетних преступников и РВИ РВСН. Всего было исследовано 160 человек, из них -80 несовершеннолетних преступников, содержащихся в ВК-4, и 80 курсантов 1-го курса РВИ РВСН (Ростовского военного института ракетных войск стратегического назначения), которые выступили в качестве контрольной группы.

Надежность полученных данных обеспечивается достаточным объемом экспериментальной выборки, тщательным количественным и качественным анализом, а также корректным применением методов математической статистики.

Апробация. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях и методологических семинарах кафедры общей и социальной психологии ИПП РГПУ, на XVI и XXII психолого-педагогических чтениях Юга России (г. Волгоград 1997 г., г. Нальчик 2002 г., г. Сочи 2003 г.), на II Международной конференции «Серийные убийства и социальная агрессия» (г. Ростов-на-Дону 1998г.), на научно-практических конференциях «Развитие Атомной энергетики на Дону» и «Толерантность в межличностном общении» (г. Ростов-на-Дону 1998 г. и 2002 г.), на Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону 2002 г.).

Структура диссертации. Работа изложена на 218 страницах и состоит из введения, трех глав и заключения, содержит 21таблицу, 19 графиков и 22 приложения. Список литературы насчитывает 200 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, трёх глав и заключения.

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность проблемы исследования, определяется его объект, предмет, цели, задачи и методы, раскрывается новизна, практическая и теоретическая значимость диссертации, формулируются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

В ПЕРВОЙ главе «Доверительные отношения личности во взаимодействии человека с миром» рассмотрены на теоретическом уровне роль и функции доверия к себе и другому, а также, проблема связи системы доверительных отношений и деструктивных тенденций личности (агрессии и агрессивности).

Анализ литературы показал, что доверие является междисциплинарной категорией, и впервые было отрефлексировано в философии как этическая категория морали. Непосредственное освящение проблемы доверия находит в работах социологического плана (В.Вичев, Б.Поршев, И.Кон и др.). Исследуя проблему доверия через понятия суггестии и контрсуггестии, В.Ф.Поршнев указал на диалектическую связь доверия и недоверия и на их роль в порождении системы «Мы» - «Они». Как показал анализ психологической литературы, проблема доверия в отечественной психологии не изучалась как самостоятельная проблема. Однако, имеется достаточное количество работ, где отмечалась роль доверия в контексте следующих проблем: межличностного взаимодействия и общения (А.А.Бодалев, А.Г.Добрович, Н.Н.Обозов и др.); потребность общения в онтогенезе (И.А.Джидарьян, Д.Б.Эльконин,); «значимых других» (А.Кроник, Е.Кроник); внушения (А.С.Кондратьева, В.Н.Куликов); авторитетности (М Ю.Кондратьев, А.В.Петровский). Изучаясь в контексте данных проблем, само доверие предметом этих исследований не выступало. В зарубежной психологии феномен доверия изучался в русле гуманистической психологии (А. и Э.Арон, С.Джурард, П.Ласкау и др.), которые рассматривали доверие с точки зрения самораскрытия внутреннего «Я» личности. В рамках интеракционизма (М.Дойч, Дж.Хоманс) проблема доверия рас-

сматривапась в контексте изучения сотрудничества во взаимодействии. Большое значение для исследования проблемы доверия имела эпигенетическая теория Э.Эриксона. Эриксон считал доверие необходимым условием идентичности, под которой понимался усвоенный, личностно понимаемый образ себя во всем многообразии связей личности с окружающим миром и с самим собой. В рамках теорий социального научения доверие стало изучаться в контексте уверенного поведения. На основе многочисленных исследований данного феномена А.Бандурой была предложена концепция «веры в самоэффективность», под которой тот понимал убеждение индивида в том, что он может построить свое поведение, как эффективное для выхода из затруднительной ситуации. В дальнейших исследованиях (В. фон Берг, Р.Мильке, В.Г.Ромек, Д.Циммер) было показано, что «вера в самоэффективность» составляет ядро уверенности в себе, как основы уверенного поведения.

Опираясь на эти и другие исследования, Т.П.Скрипкиной была разработана концепция доверия как социально-психологического феномена. Развивая идеи М.Мамардашвили об одновременной обращенности человека в себя и мир, идеи С.Л.Рубинштейна о взаимопроникновении человека в мир и мира в человека, теории инициативных систем В.Е.Клочко о соответствии человека миру, Т.П.Скрипкина разрабатывает концепцию доверия, как целостного субъектного феномена личности, называет формально-динамические и содержательные характеристики этого феномена. Доверие трактуется автором как двухполюсная установка-отношение, направленная одновременно на себя и в мир. Так как эта установка имеет двухполюсную природу и одновременно направлена на себя и в мир, то автор условно называет её системой доверительных отношений. Содержательными условиями возникновения доверия является одновременно представленная в объекте доверия безопасность и ценность. Формально динамическими характеристиками доверия являются мера, парциальность и избирательность. С разработкой данной концепции появляется новая методологическая основа для исследования особенностей отношений в различных человеческих общностях, в том числе, и в группах несовершеннолетних преступников. Эти исследования переходят на качественно иной уровень анализа, характеризующийся единством интерсубъектного подхода (доверительное отношение несовершеннолетних преступников со своим ближайшим окружением) и интрасубъектного подхода (мера доверия к себе у несовершеннолетних преступников). Данный уровень анализа позволяет говорить о системе доверительных отношений, под которой понимается проявление доверия к себе и различным сторонам мира одновременно. В целом, можно констатировать, что соответствие человека миру, его идентичность будут иметь место лишь в состоянии равновесия системы доверительных отношений - не доверяя себе, человек не может доверять и миру. Однако, равновесие системы не статично, а динамично.

Исходя из целей исследования, перед автором возникла задача рассмотреть вопрос о возможной связи деструктивных тенденций личности

(агрессии) и системы доверительных отношений несовершеннолетних преступников, а, говоря шире, рассмотреть враждебную агрессию и агрессивность как результат несоответствия человека миру.

Следующий раздел теоретической части исследования посвящён проблеме агрессии и агрессивности. Автором произведен обзор работ посвященных изучению данной проблемы, при этом достаточно подробно рассмотрены исследования А.Бандуры и теория Р.Сирса, на которую опирался А.Бандура в своих экспериментальных исследованиях. Одной из причин формирования несоциализированной агрессии у подростков и юношей эти исследователи называли фрустрированную потребность в зависимости, описание которой согласуется с описанием феномена базового доверия у Э.Эриксона. Таким образом, нарушение системы доверительных отношений, а в данном случае можно говорить о нарушении доверия к миру, может приводить к формированию не только агрессивного поведения, но и агрессивности как устойчивой деструктивной личностной диспозиции. В исследованиях П.Хьюсмана было показано, что дети, проявляющие устойчивые агрессивные тенденции в раннем возрасте имени высокую вероятность того, что в юношеском возрасте эта агрессия проявится в криминальном поведении. Ряд исследователей (Д. Доджа, А. Прайса, П.Тангни и др.) выявили следующую тенденцию: неумение и невозможность построить эффективные доверительные отношения со взрослыми и сверстниками (как проявление доверия к миру) приводит к уменьшению веры в свои возможности и силы (как проявление доверия к себе). Этот процесс тесно связан с формированием отрицательной оценки своего «Я», тревожности по поводу своего существования в социуме, враждебно - агрессивных тенденций личности. Это позволяет предположить, что агрессивные тенденции могут носить компенсаторный характер по отношению к нарушениям в системе доверительных отношений. Сформировавшаяся модель враждебной агрессии, как компенсаторная, будет закрепляться так. как: 1) особенности криминальной субкультуры будут поддерживать такое поведение, как желательное; 2) паттерны агрессивного и уверенного поведения имеют много общих характеристик, поэтому агрессивное поведение может истолковываться индивидом, как уверенное, и будет помогав ему, компенсировать свою неуверенность, нарушения в системе доверительных отношений. На сходство агрессивного и уверенного поведения, и одновременно на не тождественность данных понятий, указывалось в ряде исследований (Р.Альберти, В.Вольпе, АЛазаруса и др.). Данные этих и других исследований, а также предположение Т.П.Скрипкиной о том, что доверие к себе является обобщённым внутриличностным коррелятом уверенного поведения, позволили теоретически обосновать компенсаторный характер деструктивных тенденций несовершеннолетних преступников, направленные на устранение деформаций в доверительных отношениях к себе и другим. Также они позволили рассмотреть конструкт «веры в самоэффективность» как один из коррелятов доверия к себе.

Во ВТОРОЙ главе «Некоторые особенности юношеской субкультуры в среде несовершеннолетних преступников» рассмотрено своеобразие юношеского возраста и юношеской субкультуры, а так же некоторые особенности личности и групп несовершеннолетних преступников.

Исследования юношеского и подросткового возраста, юношеской субкультуры были всегда актуальны для психологической науки При всей разнице в подходах различных авторов к данному периоду онтогенеза общим является то, что юность рассматривается как переход от детства к взрослости, завершение периода восхождения к зрелости (И.С.Кон, М.Ю.Кондратьев). В силу многих причин межличностные отношения юношей приобретают групповой оттенок, т.е. они выступают не только как самостоятельные единицы общения, но и как члены какой-либо общности, носители ценностей этих общностей. Это во многом объясняется переплетением двух противоречивых потребностей - приватизации и аффилиации, которые удовлетворяются в группе сверстников. Отстаивая свою независимость от взрослых, юноши имеют тенденцию некритично относться к мнению членов группы и ее лидеров, идут на нивелировку собственного мнения. При этом можно отметить следующую тенденцию. Чем примитивнее сообщества (а именно к таким относятся криминальные юношеские группы), тем нетерпимее они к индивидуальным отличиям (А.Д.Глоточкин). Одновременно юношеские группы выполняют роль своеобразного полигона для отработки стратегии и тактики взрослой жизни (М.Ю.Кондратьев). Говоря о юношеских группах, мы говорим именно о неформальных молодежных группах, которые представляют собой некие срезы юношеской субкультуры. Одной из важнейших функций субкультуры является регуляция взаимоотношений носителей данной субкультуры и внешнего мира. А юноша, являющийся членом той или иной молодежной группы, выступает как носитель норм и ценностей субкультуры, в том числе и криминальной.

В силу психосоциальных и физиологических особенностей этого возраста, в юношеском, чаще, чем в других возрастных периодах, некоторые личностные особенности, в том числе и деструктивные, могут носить неоправданно гипертрофированный характер. Необходимо отметить, что именно деструктивные тенденции юношеского возраста отмечаются многими исследователями (А.А.Реан, А.Е.Личко и др.), при этом указывается на самоутверждающее значение агрессии в этом возрасте (А.С.Завражин). Можно предположить, что, если у юноши та или иная поведенческая реакция, в данном случае агрессивная, сформированная на слабости собственного «Я», в основе которой лежат нарушения системы доверительных отношений, не встречает одобрения социума, то высока вероятность того, что он (юноша) будет искать группу, где подобные реакции будут одобряться. Такой группой может быть и группа, исповедующая нормы и ценности криминального мира.

В общем виде, можно сказать, что низкий уровень самоуважения, негативное самовосприятие способствуют росту антинормативных проявлений у юношей и, как возможное следствие этого, включенность их в антисоциальные общности. Если молодой человек не подтверждает свою успешность в социуме, то, возможно, он попытается восстановить соответствие себе и миру через асоциальный поступок. Общество, покарав его за это, подтвердит его неуспешность. Следующим шагом по восстановлению этого соответствия будет поиск такой части мира, которой он будет соответствовать. М.Ю.Кондратьев отмечает, что поле адекватной персонали-зации опосредуется широтой выбора конкретных групп, членом которых является или может стать индивид. Таким образом, существует зависимость личностного развития юноши от набора вариантов, предоставляемых ему социумом. В случае лишения свободы этот выбор представляется невеликим. Тем вариантом развития, который ему предоставлен, является антисоциальная, криминальная группа. Попадая в такую группу, юноша получаст защиту, в том числе и психологическую от других сверстников и их объединений, что побуждает его быть преданным группе. Отношения в подобных группах жестко стратифицированы, отличаются четким делением на своих и чужих, а также социальным клеймением. Жесткая субординация в отношении «верхов» и «низов», характеризуются беспощадной эксплуатацией не только по вертикали, но и по горизонтали. В условиях изоляции подобные явления обостряются, так как, оказавшись вне законопослушного общества, путь у подобных индивидов обычно один - группа с антисоциальной направленностью, где персонализация осуществляется за счет деперсонализации других. У юношей находящихся в заключении отсутствует содержательная ориентация на будущее, которое выступает как отрицание настоящего. Субкультура подобных сообществ организуется вокруг системы ценностей исповедуемых наиболее неисправимыми индивидами, среди которых необходимо отметить групповую солидарность и враждебность по отношению к персоналу, а говоря шире и к другим представителям законопослушного мира. Исследования Д.Конрада и Р.Кочрейна показали, что нахождение в заключении вносит изменения в «Я»-концепцик> личности. Под влиянием норм субкультуры её ценности становятся ценностями самой личности, а к институциональным нормам складывается устойчиво враждебное отношение. Этим нормам они противопоставляют свой неформальный, антисоциальный кодекс, как выражение признаваемых преступниками норм и ценностей. Основными принципами такого кодекса являются отказ от сотрудничества с администрацией и защита интересов заключенных, составляющих основу их жизнедеятельности в период заключения (С.Мессинджер). Одной из важнейших функций данного кодекса являшея снижение отрицательных последствий изоляции индивида от общества, он помогает заключенным отвергать отвергающих их. Чтобы выжить в условиях изоляции, необходимо опираться на поддержку себе подобных, причем, согласно их представлениям, в собственном преступном поведении повинно общество. Основным назначением

кодекса для индивида можно считать- 1) выражение чувства взаимной поддержки и безопасности; 2) формирование более благоприятного впечатления о себе.

В условиях заключения главным, если не единственным способом стратификации и влияния на других, выступает физическая сила и агрессивность. Здесь необходимо отметить некоторые противоречия. Индивид, находящийся в заключении, не может чувствовать себя в безопасности, среди других индивидов, исповедующих нормы и ценности криминального мира, в том числе, и принцип «умри ты сегодня, а я завтра». Таким образом, взаимная поддержка будет строиться не на основе безопасности, а, вероятнее всего, на основе полезности для защиты групповых интересов или полезности для достижения собственных целей, удовлетворения своих потребностей. В то же время, неформальный кодекс объективно направлен на подавление личной идентичности и не способствует восстановлению благоприятного самовосприятия, т.е. не способствует восстановлению доверия к себе. Можно сказать, что следование неформальному кодексу не способствует нормальному проявлению доверия к себе и другим . Несовершеннолетние преступники при построении своих отношений с различными объектами мира не опираются на две содержательные характеристики доверия-безопасности и значимости одновременно. И именно эту де-формированность системы доверительных отношений будут закрепляв нормы и ценности криминальной субкультуры.

Проведённый теоретический анализ позволил сделать следующие выводы. Карательное противодействие общества агрессивным проявлениям индивида приводят к уменьшению доверия к себе, что, в частности, выражается в снижении самоэффективности, формировании высокой тревожности и. в конечном счете, приводят к недоверию и враждебности к этому обществу. Таким образом, у несовершеннолетних преступников формируется недоверие, как к себе, так и другим. Это позволяет говорить о нарушении системы доверительных отношений. Существование несовершеннолетнего преступника в двух сферах - формальной, связанной с отбытием наказания, и неформальной, связанной с другими заключенными, неизбежно оказывает противоречивое воздействие на личность несовершеннолетнего преступника, и такое субъективное образование, как доверие, определяет деформированность, разорванность системы доверительных отношений. У несовершеннолетних преступников доверие как установка-отношение, возможно, тесно связана с другой установкой - враждебной агрессией. Тревога и отрицательная оценка собственного «Я», вследствие собственной неуспешности, не приводят несовершеннолетних преступников к поиску истинных причин подобного положения дел, а подталкивают к приписыванию причин собственных неудач действием оппозиционных сил. Агрессивное и уверенное поведение имеют много сходных характеристик, что позволяет индивидам выдавать агрессивное поведение за уверенное, а различия между ними преступниками не осознаются. Доверие к себе, являясь обобщенным внутриличностным коррелятом уверенного по-

ведения, позволяет вышеназванным индивидам выдавать проявления агрессии за проявление доверия к себе. Более того, агрессия (позиция силы), являясь одобряемой формой поведения в криминальном мире, будет компенсировать негативные последствия собственной неуспешности и может помочь в восстановлении нарушенной системы доверительных отношений. Примитивные субкультуры не терпимы к проявлениям индивидуальности, т.е. уверенное поведение, коррелятом которого является доверие к себе, и характеризующееся неадаптивностью, творчеством и т.д. вероятнее всего не будет приветствоваться субкультурой. Неформальный кодекс заключенного является с одной стороны, условием существования криминальной субкультуры, а с другой - средством интеграции индивидов в оппозиционную группу к враждебной им общности. Он помогает «отвергнуть тех, кто их отвергает». Призванный развивать у заключенных чувство безопасности, неформальный кодекс закладывает основы доверия к криминальной субкультуре (но отнюдь не к ей представителям), и одновременно усиливает недоверие и враждебность к не криминальному миру. Находясь в заключении, отягощенные прошлым негативным опытом, несовершеннолетние преступники при выборе объекта доверия, из двух характеристик доверия-безопасности и значимости, будут, скорее всего, попеременно опираться либо на одну, либо на другую.

В ТРЕТЬЕЙ главе «Эмпирическое исследование доверия к себе и другим в среде несовершеннолетних преступников» подробно описываются методы и процедуры проведения эмпирического исследования, обосновывается выбор методик, экспериментальной и контрольной группы. В качестве контрольной группы выступили курсанты 1-го курса Ростовского военного института ракетных войск стратегического назначения (РВИ РВСН). Такой выбор продиктован определённой схожестью условий существования (изоляция) и жестким, авторитарным характером норм обеих субкультур. Естественно, что учитывались различия в характере изоляции (добровольная и вынужденная), социальная одобряемость этих субкультур и т.д. Также в этой главе проводится количественный и качественный анализ полученных эмпирических данных, отражающих особенности системы доверительных отношений, а также взаимосвязей между доверием и агрессивными тенденциями у несовершеннолетних преступников.

Анализ данных об особенностях представлений о личностных качествах людей, входящих в ближайшее окружение несовершеннолетних преступников, полученных с помощью методики «Психосемангический портрет особенностей объекта доверия», позволил выявить следующие тенденции. Значимость различий рассчитывалась с помощью критерия, углового преобразования Фишера. При сравнении позиций «Я - сам» и других людей, предложенных для оценивания, по качеству авторитетность результаты получились абсолютно противоположными в двух выборках. Несовершеннолетние преступники оценивали других людей как более авторитетных, а равными себе признавались лишь подруга и бывший друг.

В контрольной группе другие были оценены как равные себе или менее авторитетные («Бывший друг» и «Человек, которому не доверяю»). Данный результат может говорить о том, что из двух характеристик доверия - безопасности и значимости, у несовершеннолетних преступников на первый план выходит характеристика значимости другого. В то же время эта значимость определяется не только привлекательностью того или иного индивида, но и степенью зависимости oi него. Анализируя определённое отождествление позиций «Я - сам» и «Человек, оказавший влияние» у несовершеннолетних преступников, можно сказать, что влияние, а точнее возможность этого влияния будет, в основном, опираться на авторитетность этого человека, причем на первый план будет выходить факчор значимости. Значимость, вероятнее всего, будет основываться на статусе объекта оценивания, причем неважно, где этот статус проявляется — в законопослушном или преступном мире. Возможность властвовать над кем-то, скорее выступает и как основа авторитета другого человека и как идеал, к которому преступник стремится, отождествляя себя с человеком, оказавшим это влияние.

При анализе основных причин избирательности с помощью метода полярных профилей, разработанного Т.П. Скрипкиной, мы выяснили что, доверительные отношения в субкультуре несовершеннолетних преступников дихотомически дифференцированы «свои» - «чужие». Этот факт может являться результатом того, что несовершеннолетние преступники более осторожны в своих выборах, т.к. знают, что излишняя доверительность может обернулся против них. Им приходится в большей степени полагаться на самих себя, при этом используя других, для достижения собственных целей. Значимость другого определяется не только ролевой позицией (взрослый - сверстник), но и степенью личной близости с тем или иным индивидом, возможной схожестью в ценностных ориентациях. При этом в самом понятии «значимость» на первый план, особенно в общении со сверстниками выходит полезность. То есть, можно сказать, что значимость подменяется понятием «полезность». Подменяя значимость полезностью, они склонны к манипуляции доверием с этими людьми. Вероятность подобных манипуляций, по всей видимости, будет возрастать: а) с ростом (неважно действительным или мнимым), собственной значимости, самоценности; б) с возрастанием безопасности объекта манипуляции. Таким образом, несовершеннолетний преступник, даже при общении с людьми из ближайшего окружения, не ориентирован на обе содержательные характеристики доверия - ценность и безопасность объекта доверия, а опирается то на одно, то на другое условие. В общении со сверстниками он, в большей степени, ориентирован на характеристику ценности, которая перед ним выступает как полезность другого, в отношениях со взрослыми он чаще ориентируется на характеристику безопасности.

Анализ значимости различий результатов, полученных с помощью методики B.C. Сафонова для изучения глубины и широты проявления доверия, позволил сделать следующие выводы. Расчет значимости различий

производился с помощью критерия, углового преобразования Фишера. По широте и глубине доверия у несовершеннолетних преступников ведущую позицию занимает «Мать». При этом «мать» может противопоставляться в различных ситуациях сверстникам - «другу» и «брату». В то же время при сравнении показателей широты и глубины доверия матери в обеих выборках оказалось, что ей несовершеннолетние преступники доверяют меньше, чем их законопослушные сверстники. Анализ показал, что в данном случае правильнее было бы говорить не о большем доверии к матери, а скорее меньшем недоверии к ней по сравнению с другими ролевыми позициями. Доверительные отношения с другими людьми характеризуются следуюшими тенденциями Перед человеком занимающим позицию «отец» несовершеннолетние преступники не готовы раскрыться и обсудить интересующие темы. Обобщенный анализ полученных данных по данной ролевой позиции позволяет говорить о незначительной или негативной оценке отца несовершеннолетними преступниками. Даже повод обращения к «Отцу» - «Обращаюсь всегда, так как знаю он (она) поможет» не меняет вышеназванной тенденции. Обращаться за помощью, можно походя, вынужденно. А если обращение за помощью носит постоянный характер, то это можно трактовать как определенную эксплуатацию этого человека, манипуляцию им. Ведь обращаясь за помощью к данному человеку, несовершеннолетний преступник не намерен обсуждать с ним различные вопросы, раскрываться перед ним. делиться своими мыслями и сомнениями. О позиции «Друг» в целом можно сказать, что друзья, даже наиболее близкие, не пользуются доверием со стороны несовершеннолетних преступников, в отличие от группы курсантов. Об этом говорит даже тот факт, что не все несовершеннолетние преступники включили друга в круг доверительного общения. В то же время друг, зачастую, противопоставляется наиболее доверенному лицу несовершеннолетних преступников - «Матери». У курсантов же картина иная: друга включили в круг доверительного общения все испытуемые. Доверительное общение у курсантов носит ожидаемый в этом возрасте характер и направлено на самораскрытие. Позиция «Взрослый» пользуется у курсантов большим доверием, нежели у несовершеннолетних преступников. Это достаточно интересный результат, так как в обеих выборках позиция «Взрослый» является одной из ролей, с которой юноши в наибольшей степени отождествляют себя. В то же время у несовершеннолетних преступников наибольшее отождествление наблюдается с ролью «Человек, которому доверяю» . Курсанты же в наибольшей степени отождествляют себя с «Человеком, оказавшим влияние». Т.е. несмотря на отождествление, отношения с этим человеком не способствуют возникновению доверия. Возможно, он не хочет в дальнейшем быть таким, как этот человек, возможно, он обвиняет этого человека в собственных неудачах и т.д. - главное, он не хочет ему доверять. Анализ обобщенных позиций «Взрослый» и «Сверстник» в двух выборках показал наличие недоверия, как к взрослым, так и к сверстникам в группе несовершеннолетних преступников. Можно сказать, что для несовершеннолетних преступников се-

мья не является референтной группой, члены семьи не пользуются доверием с их стороны (за исключением матери), в отличие от курсантов военного училища.

Обобщая результаты изучения проявления доверия к другим, можно выявить следующие тенденции в системе доверительных отношений несовершеннолетних преступников. В построении доверительных отношений несовершеннолетних преступников на первый план выходят свойства значимости и полезности. Мы будем считать эти свойства равноположеными, т.к. полезность может рассматриваться несовершеннолетними преступниками в отрыве от значимости. Полезным может быть человек, которого несовершеннолетний преступник использует для достижения своих целей. А значимость же признается за другим человеком, который, возможно, использует несовершеннолетнего преступника для достижения собственных целей. Признавая авторитетность как некую сумму значимости за другими, и подчиняясь этим другим, несовершеннолетний преступник хочет сам стать авторитетным, чтобы пользоваться другими людьми для достижения своих целей. В доверительных отношениях несовершеннолетних преступников наблюдается определенное «расщепление» доверия как целостного феномена. Некоторые из субъектов взаимодействия несовершеннолетних преступников, к которым в той или иной степени они проявляют доверие, по их мнению, безопасны, но не значимы (например, мать, подруга). Другие же (например, человек, которому не доверяю) значимы, но не безопасны. Но так как доверие существует как целостный феномен, то подобное разделение на безопасность и значимость, вероятнее всего, будет приводить к недоверию. В то же время, несовершеннолетний преступник не доверяет и себе: он пока не значим для себя (для несовершеннолетних преступников авторитетны все, кроме сверстников), и он же для себя небезопасен в силу своей неуспешности. По основным человеческим качествам юноши отождествляют себя с человеком, которому они доверяют, и с человеком, оказавшим на них влияние. Причем, нами выявлена определенная тождественность данных позиций. Однако, отождествление себя с теми или иными людьми не приводит к построению доверительных отношений. Одна из главных особенностей проявления доверительного общения несовершеннолетних преступников - это осмотрительность. Они более осторожны в своих выборах, что объясняется их прошлым опытом, им приходится полагаться в большей мере на себя. Однако в силу того же опыта, они не могут положиться и на себя, т.е. они не доверяют ни себе, ни другим. Вероятнее всего, это подтолкнет их к поискам доверия в нормах и ценностях криминальной субкультуры. Этот поиск: а) дает возможность несовершеннолетнему преступнику как-то примириться с условиями заключения; б) дает ему возможность верить в то, что в криминальном мире он может обеспечить себе успех, уважение и т.д. Это достигается, в не последнюю очередь, за счет соблюдения норм криминальной субкультуры.

Для решения задачи по исследованию взаимосвязи системы доверительных отношений и деструктивных тенденций личности несовершенно-

летних преступников мы использовали методики Hand-test, тест Розенц-вейга, тест Басса-Дарки, шкала общей самоэффективности Шварцера-Ерусалема, адаптированная В.Г.Ромек, и некоторые шкалы 16 PF. Для выбора шкал из теста 16PF нами было проведено предварительное исследование, заключающееся в следующем: методом субъективного шкалирования оценивалась степень доверия к себе каждым испытуемым в обеих группах. Полученные данные были подвергнуты корреляционному анализу со шкалой общей самоэффективности и шкалами 16-PF. Значимые корреляции были получены между результатами субъективного шкалирования, шкалой общей самоэффективности, и следующими шкалами 16-PF- Е (доминантность-подчиненность), G (ответственность-безответственность), Н (смелость-робость), L (подозрительность-доверчивость), О (тревожность-спокойствие), СЬ (самостоятельность-зависимость от группы), Q3 (самоконтроль-импульсивность). Дальнейшая статистическая обработка полученных данных, с помощью критерия Манн-Уитни и расчета коэффициента линейной корреляции, позволила выявить некоторые тенденции о связях системы доверительных отношений и агрессивных тенденций у несовершеннолетних преступников. Не выявлено значимых различий по основным показателям агрессивности между экспериментальной и контрольной группами (Hand-Test, шкала Е 16 PF, индекс агрессии по Бассу-Дарки). Это во многом, на наш взгляд, объясняется, во-первых, характером контрольной группы (курсанты РВИ РВСН ); во-вторых, говорит о том, что само по себе наличие агрессивных тенденций не свидетельствует о возможностях противоправного поведения вообще и проявления социальной агрессии, в частности. В ходе эмпирического исследования выявилась значимая положительная корреляция между уровнем доверия к себе и показателем самоэффективности. Данный факт позволяет считать показатель веры в самоэффективность одним из коррелятов доверия к себе. В группе несовершеннолетних преступников имеют место нарушения в системе «доверие к другим - доверие к себе» по сравнению с законопослушными сверстниками, что выражается: а) в более низких показателях фактора G, что, по нашему мнению, говорит о пренебрежении общественными стандартами, безответственности, т.е. снижении доверия к миру; б) в более низких показателях фактора Н и говорит о неуверенности в своих силах, т.е. о снижении доверия к себе; в) более высокая оценка по фактору О говорит о высоких тревожных ожиданиях по поводу своего существования в социуме; г) более низкий показатель Q2 свидетельствует о несамостоятельности, зависимости от группы и т.д., т.е. о низком доверии к себе. При этом необходимо отметить, что, по мнению А.А.Руковишникова и Н.В.Соколовой, тенденция к групповой деятельности связана не с общительностью, а с отсутствием инициативы и смелости в выборе собственной линии поведения. Иначе говоря, это связано не с повышенным доверием к другим, а с низким доверием к себе и к другим соответственно; д) низкие показатели фактора Q3 - о неумении доводить начатое дело до конца, неумении преодолевать препятствия, подверженности влиянию различных случайных факторов,

высокой импульсивности. Такая подверженность случайным влияниям говорит, на наш взгляд, о низком доверии к себе, неуверенности в своих возможностях и силах. Вышеназванные факторы имеют тесные корреляционные связи между собой, что позволяет говорить о формировании определенной системы недоверия и враждебности к окружающему миру и низком доверии к себе одновременно. Это свидетельствует о нарушениях системы доверительных отношений у несовершеннолетних преступников. Причинами, порождающими враждебное отношение к миру, могут являться низкая самоэффективность и высокая тревожность у несовершеннолетних преступников, что подтверждено результатами двухфакторного дисперсионного анализа, где в качестве двух факторов выступили показатели тревожности и самоэффективности, а в качестве результирующего признака индекс враждебности по Басс-Дарки. В результате однофакторного корреляционного анализа, предложенного Пирсоном, выяснилось, что фактор низкой самоэффективности, как один из индикаторов меры доверия к себе, имеет наибольший удельный вес в системе корреляционных связей между показателями реакций эго-защитного типа, экстрапунитивности (враждебной агрессии ) и самоэффективности. Это позволяет констатировать, что агрессивные тенденции несовершеннолетних преступников имеют во многом компенсаторный характер. За счет данных тенденций несовершеннолетние преступники пытаются повысить меру доверия, как к себе, так и к миру, и тем самым устранить нарушения в системе доверительных отношений.

В целом, проведенный теоретико-эмпирический анализ особенностей системы доверительных отношений несовершеннолетних преступников позволил сделать следующие основные выводы, которые представлены в заключении исследования:

1. Вступая во взаимодействие с людьми из ближайшего окружения, несовершеннолетний преступник не испытывает к ним настоящего доверия, так как не считает их безопасными для себя. Но он так же не считает их и по-настоящему ценными (значимыми) для себя. Более того, он постоянно будет пытаться подчеркнуть, выделить перед ними ценность, значимость собственной личности.

2. В случае проявления доверия к другим, ценность (значимость) этих других будет пониматься несовершеннолетним преступникам как полезность этих людей.

3. Находясь в изоляции от общества, под воздействием ценностей и норм криминальной субкультуры, несовершеннолетний преступник, ориентируясь на группу сверстников, вынужден вступать во взаимодействие с ними, не доверяя им. Так, например, на позицию «человек, которого Вы считали своим другом, но потом разочаровались» около 65% испытуемых поставили своего подельника. Таким образом, ориентируясь на группу таких же несовершеннолетних преступников, он может испытывать недоверие и враждебность к тем се представителям, с которыми связан его предшествующий негативный опыт.

4. Доверительные отношения несовершеннолетних преступников характеризуются нарушениями, которые выражаются в том, что объекты окружающего мира и он сам не отвечают двум условиям возникновения доверия одновременно - ценности и безопасности .

5. В отношениях со взрослыми из ближайшего окружения несовершеннолетние преступники так же опираются на характеристику значимости, которая, однако, в отличие от сверстников, будет выступать как авторитетность. Несовершеннолетние преступники готовы признавать значимость других людей, даже осознавая их опасность. Значимость и авторитетность этих людей опирается, прежде всего, на их властные полномочия.

6. В силу нарушения системы доверительных отношений несовершеннолетний преступник не испытываег доверие к людям из ближайшего окружения - ни к сверстникам, ни к взрослым.

7. Единственным человеком из ближайшего окружения, которому несовершеннолетние преступники не доверяют менее остальных, является мать. Но эти отношения сложно назвать доверительными. Мать для несовершеннолетних преступников не значима. Она не видится ими успешным человеком. А меньшее недоверие к ней они испытывают в силу ее безопасности.

8. Нарушение в системе доверительных отношений является одним из условий и результатом приобщения индивида к криминальной субкультуре. Сам факт нахождения в заключении не способствует формированию веры в собственную ценность в законопослушном мире. В тоже время, такой индивид не может доверять и миру и его представителям, который поставил юношу в условия его нынешнего существования.

9. У несовершеннолетнего преступника нет выбора, кроме как доверять в большей или меньшей степени другим несовершеннолетним преступникам. Но при таком подходе он скорее доверяет не конкретному индивиду из данной группы, а группе, как части криминальной субкультуры.

10. Адаптивное поведение несовершеннолетнего преступника в отношении криминальной субкультуры дает ему шанс поднять доверие к себе через успех в преступной деятельности, поднять через этот успех свой статус, а тем самым, и самоценность.

11. Изучение количественных и качественных показателей коррелятов доверия показал, что несовершеннолетним преступникам свойственны враждебность, подчиненность групповым нормам, тревожные ожидания, низкая, по сравнению с их законопослушными сверстниками, самоэффективность, подозрительность. По нашему мнению, это позволяет говорить о снижении меры доверия к себе и к другим, и тем самым о формировании недоверия, как к себе, так и к другим.

12. Агрессивное поведение у несовершеннолетних преступников имеет в большей степени враждебный и компенсаторный характер. Подобные характеристики агрессия у несовершеннолетних преступников приобретает за счет того, что враждебные проявления одобряются нормами криминальной субкультуры и в то же время компенсируют неуспешность этих индиви-

дов. Через враждебные агрессивные действия подобные индивиды стремятся утвердиться, переложив ответственность за собственную неуспешность на других, обвинить мир в этом, приписывая ему, т.е. миру, враждебные тенденции по отношению к себе.

13. Враждебность, как составляющая враждебной агрессии у несовершеннолетних преступников может формироваться, в том числе и вследствие низкого уровня доверия к себе, показателем чего является низкая самоэффективность и низкий уровень доверия к миру, одним из показателей которого является высокая тревожность.

Содержание исследования отражено в следующих публикациях автора:

1 .Кокуев A.A. Специфика проявления доверия в группах несовершеннолетних преступников// Тезисы Южно-Российских педчтений. Часть1. г.Волгоград, 1997. С. 138-139; 0,1 п.л.

2. Кокуев A.A. К изучению феноменологических характеристик доверия в учреждениях закрытого типа// Сборник научных работ аспирантов и молодых преподавателей. Часть1. Изд-во РГПУ, 1997.С.71-75; 0,4 пл.

3. Кокуев A.A. Агрессия как компенсаторный механизм недостатка доверия к себе// Серийные убийства и социальная агрессия Мат. между-нар. НПК Ростов н/Д, 1998. С. 131-134; 0,3 п.л.

4.Кокуев A.A., Дорофеев В.А.Некоторые особенности доверительных отношений власти и социума на современном этапе развития российского общества. Сб. «Проблема развития атомной энергетики на Дону», СКНЦ,1998г. с. 194-196; 0,2 п.л. (0,1 авт. л)

5.Кокуев А.А.Специфика трансформации доверительных отношений среди несовершеннолетних преступников// Развивающаяся личность в системе высшего образования России. Мат. НПК ИУБиП, Ростов н/Д, 2002. С.114-П6; 0,25 пл.

6.Кокуев A.A. Некоторые аспекты психологии отношений. Психолого-педагогические чтения г. Нальчик, 2002г. с.35-37; 0.1 п.л.

7.Кокуев A.A. Некоторые аспекты изучения феномена доверия в субкультуре несовершеннолетних преступников// Актуальные проблемы современной психологии. Изд-во РГПУ, 2003. С.95-97; 0,3 п.л.

8.Кокуев A.A. Изучение самоэффективности как коррелята доверия к себе в группе несовершеннолетних преступников// Тезисы ЮжноРоссийский педчтений. Часть1. Сочи, 2003. С.43.; 0,1 п.л.

9.Кокув A.A., Кршценко Е.П. Проблема отношения к значимым другим в старшем школьном возрасте. Изд-во РГПУ 2003 г. с.98-103; 0,5 п.л. (0,25 авт.л)

Ю.Кокуев A.A. Границы доверия к себе и толерантность. Материалы НПК «Толерантность в межличностном общении», РГУ, 2002 г., С. 131-132, 0,1 пл.

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Кокуева Алексея Аркадьевича

Особенности доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор Скрипкина Татьяна Петровна

Подписано в печать ¿.V. /0.03 Формат 60x84/16 Б> мага газетная Печать офсетная Объем 1,0 меч л Тираж/О0экт Заказ .4» 2-3^3 Ротапршп 344082 г Ростов-на-Дон\ ут Б Садовая 33

РНБ Русский фонд

2006-4 25063

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Кокуев, Алексей Аркадьевич, 2003 год

Введение.

ГЛАВА 1 .ДОВЕРИТЕЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ЧЕЛОВЕКА С МИРОМ

1.1. Постановка и решение проблемы доверия в психологической науке.

1.2. Агрессивные тенденции личности как результат

• несоответствия человека миру.

ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЮНОШЕСКОЙ СУБКУЛЬТУРЫ В СРЕДЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ.

2.1. Роль и место юношеского возраста в онтогенезе.

Юношеская субкультура.

2.2. Некоторые особенности преступности несовершеннолетних.

• ГЛАВА 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СИСТЕМЫ ДОВЕРИТЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В СРЕДЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ.

3.1. Постановка проблемы, обоснование гипотез.

3.2.1. Особенности представлений о людях, входящих в ближайшее окружение.

3.2.2. Анализ результатов изучения основных формально — динамических характеристик системы доверительных отношений несовершеннолетних преступников.

3.2.2.1. Выявление основных причин избирательности в проявлении доверия.

3.2.2.2.0собенности широты и глубины в проявлении доверия.

3.3. Анализ результатов изучения взаимосвязи системы доверительных отношений и агрессивных тенденций несовершеннолетних преступников.

Введение диссертации по психологии, на тему "Особенности доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы"

Преступность является неизбежным спутником практически любого общества. Она представляет собой то зло, которое невозможно победить, но с которым нельзя не бороться. Изменения, которые происходят в современной России на протяжении последнего десятилетия, явились своеобразным катализатором для преступности вообще и молодежной преступности в частности.

Как и любое масштабное явление, резкое омоложение преступности, характерное для современной России, не может иметь одну причину. Однако, как и раньше, точка зрения об экономической детерминации преступности, пропагандируется через СМИ и является господствующей в обществе. Причин тому может быть множество, и они не обязательно будут лежать в экономической плоскости, о чем свидетельствует постоянный рост преступности в экономически благополучных странах. Всё это обосновывает необходимость выявления и изучения психологических причин и особенностей преступности вообще, и преступности несовершеннолетних, в частности.

Процесс, характерный для современного российского общества сегодня стоит рассматривать как ценностный кризис, вызванный, прежде всего, разрушением веры в прежние ценности и идеалы. Кризис привычных ценностей порождает неверие в собственные возможности, ведет в конечном итоге к кризису личностной идентичности. Обобщенно, это выглядит как потеря доверия к миру. Можно'говорить о том, что у человека нарушается соответствие между собой и тем миром, который его окружает. Разрушив систему доверия к традиционным ценностям, большая часть людей разрушила и доверие к себе, сломала веру в возможность реализации себя в этом мире. В поисках выхода многие начинают обращаться к так называемым нетрадиционным ценностям, в частности, к тем, к которым относятся ценности криминального мира. Одной из таких ценностей является агрессивность, агрессивное поведение, т.е. поведение, в результате которого человек утверждается за счет другого. В данном исследовании предпринимается попытка раскрыть особенности взаимосвязи доверия и агрессивности, особенностей системы доверительных отношений и агрессивного поведения среди несовершеннолетних преступников, что невозможно без рассмотрения особенностей самой криминальной субкультуры и особенностей личности преступника.

Таким образом, данная работа посвящена изучению особенностей системы доверительных отношений несовершеннолетних преступников и связей с этой системы с агрессивными тенденциями личности.

Доверие, как самостоятельный феномен, представляет собой один из малоизученных аспектов социальной психологии, и изучалось в небольшом количестве работ. В большинстве же исследований отмечалась лишь его огромная роль в контексте следующих проблем: проблема межличностного взаимодействия и общения (H.H.Обозов, А.А.Бодалев); проблема потребности общения в онтогенетическом развитии личности (Д.Б.Эльконин, Л.С.Выготский, И.А.Джидарьян); проблема «значимых других» (Е.Кроник, А.Кроник); проблеме психологического внушения (Куликов В.Н., Вичев В., Кондратьева A.C.).

В.С.Сафонов [155, 156], изучая доверительное общение, отмечал, что доверительность выступает как средство познания человеком самого себя и тем самым выступает как важнейший из факторов формирования его как личности. Разработка проблемы доверия Т.П.Скрипкиной [163] является первой попыткой в отечественной психологии осмысления того, что же такое доверие, которое трактуется автором как двуполюсное отношение-установка, направленное одновременно и в мир и на себя. Таким образом, под системой доверительных отношений понимается доверительное отношение к себе и к различным сторонам мира одновременно. Также, в трудах Т.П.Скрипкиной, выделяются основные параметры доверия — мера, парциальность и избирательность. С появлением концепции Т.П.Скрипкиной зарождается методологическая база исследования функций и роли доверительных отношений в процессе как становления личностной идентичности, так и в становлении социальных отношений в различных общностях людей, в частности в молодежной криминальной субкультуре.

Другой проблемой данного исследования является изучение связи агрессивных тенденций и системы доверительных отношений. В отличие от проблемы доверия, проблема агрессии является одной из наиболее исследуемых и разрабатываемых в настоящее время проблем современной отечественной и особенно зарубежной психологии. Все исследования агрессии можно условно разделить на две группы - трактующие агрессию как нечто имманентно присущее человеку - это и этологический подход К.Лоренца [81] и психоаналитические концепции агрессии [179,192]. Вторую группу составляют теории социального научения агрессии - теория «фрустрация-агрессия» и ее модификации, теория социального научения А.Бандуры и т.д. [10, 21, 153] Важно отметить, что большинство экспериментальных исследований агрессии выполнено в русле именно второго, необихевиористского направления. В данном исследовании мы опирались на теорию социального научения А.Бандуры, т.к. он является одним из немногих исследователей, кто связывал проблему формирования несоциализированного агрессивного поведения с некоторыми аспектами проявления доверия, в частности, с понятием веры в собственную эффективность или самоэффективность. Важно и то, что, по мнению А.Бандуры [10], поведение человека формируется через наблюдение или на основе примеров. Данное положение позволяет предположить, что важную роль в становлении развитых форм поведения играет ближайшее окружение юноши, т.е. семейное воспитание и юношеская субкультура, в которой данный индивид существует и действует.

Проблема влияния криминальной субкультуры на становление личности преступника вообще и несовершеннолетнего, в частности, поднималась в трудах отечественных и зарубежных специалистов. В работах отечественных психологов [13, 22, 41, 58, 120, 121, 123, 131] достаточно подробно исследовано влияние особенностей криминальной субкультуры на формирование личностных свойств и особенностей поведения несовершеннолетних преступников. В работах этих и других исследователей отмечалось, что авторитарная структура криминальной субкультуры накладывает стойкий отпечаток на личность, которая существует в ней. Вообще вопрос о личности преступника в исследованиях отечественных криминологов и психологов не имеет однозначного толкования. Так, например, некоторые исследователи [71] считают, что вообще нельзя говорить о личности преступника, т.к. не существует таких личностных характеристик, которые бы отличали преступника от законопослушного гражданина. Другая, более многочисленная, группа исследователей [63, 140, 141, 142, 145, 177] в своих работах подтверждает наличие психологической реальности, которая соответствует понятию «личность преступника», как определенном симптомокомплексе личностных особенностей. Выводы ряда зарубежных исследователей во многом совпадают со взглядами отечественных исследователей, принадлежащих ко второму направлению. Так, например, одним из наиболее надежных прогностических признаков криминального поведения является недоверчивость и враждебность, агрессивность и тревожность [21, 176]. Естественно, что как эти, так и другие особенности личности формируются под влиянием активного воздействия ближайшего социального окружения, которым для несовершеннолетних преступников является криминальная субкультура.

Учитывая теоретическую и практическую значимость поднятых проблем, мы сформулировали основную цель исследования: выявить своеобразие функционирования доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников.

Объект исследования: несовершеннолетние преступники, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательной колонии общего режима.

Предмет исследования: доверие к себе и другим у несовершеннолетних преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы в колонии общего режима.

Основная гипотеза нашего исследования состоит в следующем:

Для несовершеннолетних преступников характерны нарушения в проявлениях доверия к себе и другим, которые выражаются в следующих особенностях:

- у несовершеннолетних преступников снижена мера доверия к себе и другим, по сравнению с законопослушными сверстниками;

- в связи с тем, что универсальными условиями проявления доверия являются значимость и безопасность другого, в криминальной субкультуре доверие к различным людям из ближайшего окружения становится невозможным, т.к. ни один из них не удовлетворяет этим требованиям одновременно.

- для несовершеннолетних преступников характерно снижение меры доверия к себе (что связано с низким чувством ценности собственной личности). В этой связи компенсаторным механизмом повышения меры доверия к себе выступают агрессивные тенденции личности

Сформированные гипотезы определили перечень теоретических и эмпирических задач, необходимых для достижения поставленной цели:

1. На основе анализа литературы выявить изученные особенности личности и межличностных отношений несовершеннолетних преступников.

2. Теоретически изучить литературу и обосновать роль и функции доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников.

3. Выявить своеобразие представлений несовершеннолетних преступников о личностных особенностях индивидов из их ближайшего окружения.

4. Исследовать особенности формально-динамических показателей в проявлении доверия к себе у несовершеннолетних преступников.

5. Выявить особенности формально-динамических показателей доверия к различным лицам из ближайшего окружения несовершеннолетних преступников.

6. Изучить показатели агрессивных тенденций личности в среде несовершеннолетних преступников.

7. Выявить связь между агрессивными тенденциями личности и мерой доверия к себе у несовершеннолетних преступников.

Теоретико-методологическим обоснованием исследования выступили: Работы в области изучения системы отношений человека (К.А. Абуль-ханова-Славская, В.Н. Мясищев, C.JI. Рубинштейн и др.), исследования в области изучения криминальной субкультуры и личности несовершеннолетних преступников ( В.П.Башкатов М.Ю. Кондратьев, В.Ф.Пирожков А.А.Реан, и др), концепция Т.П.Скрипкиной о доверии как социально-психологическом феномене, исследования агрессии в зарубежной и отечественной психологии (JI. Берковитц, А. Бандура, С.Н. Ениколопов, О.Ю Михайлова, A.A. Реан, Ф.С. Сафуанов, Э. Фромм и др.).

Научная новизна и теоретическая значимость выполненного исследования состоит в том, что впервые в отечественной психологии изучены особенности проявления доверия к себе и другим у несовершеннолетних преступников и показано, что, по сравнению с законопослушными юношескими общностями, доверительные отношения в криминальной юношеской субкультуре являются деформированными.

Впервые показано, что деформации доверительных отношений у несовершеннолетних преступников выражаются в снижении меры доверия, как к себе, так и к ближайшему социальному окружению. В криминальной молодежной субкультуре «другой» никогда не бывает представлен значимым и безопасным одновременно, что ведет к невозможности полноценного доверительного отношения к этому другому, т.к. не выполняются основные универсальные условия возникновения доверия. Мать отвечает условию безопасности, но не отвечает условию значимости. В отношениях с другими лицами из ближайшего окружения (преимущественно с друзьями-сверстниками), эти условия также не совпадают, но это несовпадение носит обратный характер - они значимы (полезны), но не безопасны.

Показано, что для несовершеннолетних преступников характерно снижение значимости (ценности) собственной личности, что ведет к снижению меры доверия к себе. В этой связи, одним из способов повышения значимости, является позиция силы, проявляющаяся в агрессивных тенденциях личности.

Практическая значимость диссертационной работы состоит в том, что собранный и систематизированный эмпирический материал позволяет разработать систему практических, воспитательных и коррекционных мер, которые могут использоваться в работе воспитателей и психологических служб ИТУ, а также в работе инспекторов и психологических служб в системе ОППН, служб реабилитации лиц, освобожденных из мест лишения свободы. Данные исследования, могут использоваться.при разработке учебных курсов «Девиантное поведение у подростков», «Юридическая психология» и т.д. Полученные результаты открывают определенные перспективы в работе с контингентом несовершеннолетних преступников, как в местах лишения свободы, так и при проведении профилактических мероприятий по предупреждению противоправного поведения в юношеской среде.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Доверительные отношения у несовершеннолетних преступников деформированы по сравнению с законопослушными сверстниками и характеризуются значительным снижением меры доверия, как к себе, так и к ближайшему социальному окружению.

2. Доверие к себе и другим у несовершеннолетних преступников не является целостной системой отношений, т.к. и по отношению к себе, и по отношению к лицам из ближайшего окружения данная система не удовлетворяет двум основным универсальным условиям возникновения доверия одновременно - безопасности и значимости (ценности).

3. У несовершеннолетних преступников доверие полноценно не проявляется ни к одному из людей из близкого окружения. Наиболее близкими для них являются друзья и мать. При этом мать воспринимается как безопасная, но не значимая, а друзья не безопасны, но значимы

4. В связи с тем, что для несовершеннолетних преступников характерно снижение меры доверия к себе, связанное с низкой самоценностью, агрессивные тенденции личности во многом носят компенсаторный характер и являются деформированным способом повышения ценности собственной личности с позиции силы

Методы исследования: основной теоретический метод - это реинтер-претация психологических исследований по проблеме преступности несовершеннолетних, а также психологическая интерпретация криминологических исследований по данной проблеме. Эмпирическими методами выступили: метод беседы, метод изучения документов, метод субъективного шкалирования и психодиагностические методы. В процессе эмпирического исследования использовались следующие конкретные методики: методика «Психосемантический портрет особенностей объекта доверия» и метод полярных профилей Т.П. Скрипкиной; методика «Шкала оценки уровня доверительности в общении» В.С.Сафонова; тест 16 PF; шкала самоэффективности Шварцера - Ерусалема, адаптированая В.Г.Ромеком; фрустрационный тест Розенцвейга; тест Басса - Дарки и Hand-test Вагнера — Брикелена — Пи-отровски.

Статистическая обработка данных производилась с помощью методов параметрической, непараметрической статистики и корреляционного анализа, с использованием компьютерной программы SPSS 10.

База исследования. Исследование проводилось в течение трех лет ( 1997-1999) в Азовской воспитательной колонии для несовершеннолетних преступников и РВИ РВСН. Всего было исследовано 160 человек, из них - 80 несовершеннолетних преступников, содержащихся в ВК-4, и 80 курсантов 1-го курса РВИ РВСН (Ростовского военного института ракетных войск стратегического назначения), которые выступили в качестве контрольной группы.

Надежность полученных данных обеспечивается достаточным объемом экспериментальной выборки, тщательным количественным и качественным анализом, а также корректным применением методов математической статистики.

Апробация. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях и методологических семинарах кафедры общей и социальной психологии И1111 РГПУ, на XVI и XXII психолого-педагогических чтениях Юга России (г. Волгоград,1997 г., г. Нальчик 2002 г., г. Сочи 2003 г.), на II Международной конференции «Серийные убийства и социальная агрессия» (г. Ростов-на-Дону 1998г.), на научно-практических конференциях «Развитие Атомной энергетики на Дону» и «Толерантность в межличностном общении» (г. Ростов-на-Дону 1998 г. и 2002 г.), на Всероссийской научно-практической конференции (г. Ростов-на-Дону 2002 г.).

Структура диссертации. Работа изложена на 218 страницах и состоит из введения, трех глав и заключения, содержит 21 таблицу, 19 графиков и 22 приложения. Список литературы насчитывает 200 наименований.

Заключение диссертации научная статья по теме "Юридическая психология"

Приведенный выше теоретико-эмпирический анализ системы довери тельных отношений у несовершеннолетних преступников позволил сделать следующие выводы:

1. Вступая во взаимодействие с людьми из ближайшего окружения, несовершеннолетний преступник не испытывает к ним настоящего доверия, так как не считает их безопасными для себя. Но он так же не считает их и по-настоящему ценными (значимыми) для себя. Более того, он постоянно будет пытаться подчеркнуть, выделить перед ними ценность, значимость собственной личности.2. В случае проявления доверия к другим, ценность (значимость) этих других будет пониматься несовершеннолетним преступникам как полез ность этих людей.3. Находясь в изоляции от общества, под воздействием ценностей и норм криминальной субкультуры, несовершеннолетний преступник, ориен тируясь на группу сверстников, вынужден вступать во взаимодействие с ни ми, не доверяя им. Так, например, на позицию «человек, которого Вы счита ли своим другом, но потом разочаровались» около 65% испытуемых поста вили своего подельника. Таким образом, ориентируясь на группу таких же несовершеннолетних преступников, он может испытывать недоверие и вра ждебность к тем ее представителям, с которыми связан его предшествую щий негативный опыт.4. Доверительные отношения несовершеннолетних преступников ха рактеризуются нарушениями, которые выражаются в том, что объекты ок ружающего мира и он сам не отвечают двум условиям возникновения дове рия одновременно - ценности и безопасности.5. В отношениях со взрослыми из ближайшего окружения несовер шеннолетние преступники так же опираются на характеристику значимости, которая, однако, в отличие от сверстников, будет выступать как авторитет ность. Несовершеннолетние преступники готовы признавать значимость дру гих людей, даже осознавая их опасность. Значимость и авторитетность этих людей опирается, прежде всего, на их властные полномочия.6. В силу нарушения системы доверительных отношений несовершен нолетний преступник не испытывает доверие к людям из ближайшего окру жения - ни к сверстникам, ни к взрослым.7. Единственным человеком из ближайшего окружения, которому не совершеннолетние преступники не доверяют менее остальных, является мать. Но эти отношения сложно назвать доверительными. Мать для несо вершеннолетних преступников не значима. Она не видится ими успешным человеком. А меньшее недоверие к ней они испытывают в силу ее безопас ности.8. Нарушение в системе доверительных отношений является одним из условий и результатом приобщения индивида к криминальной субкультуре.Сам факт нахождения в заключении не способствует формированию веры в собственную ценность в законопослушном мире. В тоже время, такой инди вид не может доверять и миру и его представителям, который поставил юношу в условия его нынешнего существования.9. У несовершеннолетнего преступника нет выбора, кроме как дове рять в большей или меньшей степени другим несовершеннолетним преступ никам. Но при таком подходе он скорее доверяет не конкретному индивиду из данной группы, а группе, как части криминальной субкультуры.10. Адаптивное поведение несовершеннолетнего преступника в отно шении криминальной субкультуры дает ему шанс поднять доверие к себе через успех в преступной деятельности, поднять через этот успех свой ста тус, а тем самым, и самоценность.11. Изучение количественных и качественных показателей коррелятов доверия показал, что несовершеннолетним преступникам свойственны вра ждебность, подчиненность групповым нормам, тревожные ожидания, низ кая, по сравнению с их законопослушными сверстниками, самоэффектив ность, подозрительность. По нашему мнению, это позволяет говорить о сни жении меры доверия к себе и к другим, и тем самым о формировании недо верия, как к себе, так и к другим.12. Агрессивное поведение у несовершеннолетних преступников имеет в большей степени враждебный и компенсаторный характер. Подобные ха рактеристики агрессия у несовершеннолетних преступников приобретает за счет того, что враждебные проявления одобряются нормами криминальной субкультуры и в то же время компенсируют неуспешность этих индивидов.Через враждебные агрессивные действия подобные индивиды стремятся ут вердиться, переложив ответственность за собственную неуспешность на дру гих, обвинить мир в этом, приписывая ему, т.е. миру, враждебные тенденции по отношению к себе.13. Враждебность, как составляющая враждебной агрессии у несовер шеннолетних преступников может формироваться, в том числе и вследствие низкого уровня доверия к себе, показателем чего является низкая самоэф фективность и низкий уровень доверия к миру, одним из показателей которо го является высокая тревожность.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Кокуев, Алексей Аркадьевич, Ростов-на-Дону

1. Присутствие, так называемых, третьих лиц, функция которых заключается в обеспечении взаимодействия;

2. Взаимодействующие субъекты в равной мере доверяют себе и Каждый из взаимодействующих субъектов доверяет только себе и Партнеры по взаимодействию больше доверяют другому, нежели другому. Это соотношение приводит к диалогическому взаимодействию. не доверяет другому. Это порождает конкурентное взаимодействие. себе. Данное соотношение приводит к взаимному перекладыванию ответственности друг на друга, что порождает безответственность.

3. Один из взаимодействующих партнеров в равной степени доверяет себе и другому, а другой только себе. Данное соотношение приводит к манипулированию тем, кто доверяет себе и другому.

4. Один из партнеров по взаимодействию доверяет в равно степени и себе и другому, а второй доверяет первому в большей мере, чем самому себе. Такое соотношение лежит в основе взаимодействия опосредованного феномена истинной авторитетности первого для второго.

5. Один партнер доверяет только себе, не доверяя другому, а другой наоборот, доверяет первому, не доверяя себе. По мнению, Т.П.Скрипкиной

6. Агрессивные тенденции личности как результат несоответствия человека миру Данный параграф посвящен теоретическому исследованию проблемы взаимосвязи доверия и агрессии. Изучению агрессии посвящено много работ в современной психологии. Условно все исследования агрессии можно

7. Фрустрация всегда приводит к агрессии.

8. Агрессия всегда есть результат фрустрации [21]. В дальнейшем теория фрустрация-агрессия подвергалась различным переработкам и модификациям. В частности Л.Берковицем были внесены важные поправки в данную теорию. Он полагал, что фрустрация создает готовность к агрессивным действиям, а само агрессивное поведение проявляется лишь при наличии посылов к агрессии, т.е. средовых стимулов, провоциисследования

9. Поиск позитивного внимания.

10. Пребывание поблизости.

11. Прикосновение и удержание.

12. Поиск постоянного подтверждения.

13. Поиск негативного внимания. При этом Р.Сирс проводит различия между мальчиками и девочками при вышеупомянутых способах воспитательного воздействия. В силу специфики нашего исследования при описании этих способах мы остановимся только на мальчиках.

14. Поиск похвалы поощрения и т.д. мальчики активно ищут поощрения, подражая родителям. В силу строго контроля со стороны родителей за детской агрессивностью положение ребенка не устраивает мальчика, приводит к формированию автономии и самостоятельности. Таким образом, самостоятельность ребенка формируется при следующих условиях: а) терпимость родителей и частые поощрения; б) редкие наказания; в) относительная независимость ребенка.

15. Частое присутствие возле другого ребенка или группы детей. Такое присутствие, по мнению Р.Сирса, коррелирует с тенденцией матери оценивать своих детей как менее зрелых, быть снисходительной в отношении чистоплотности и требовательной в отношении афессивности. Отцы таких детей четко проводят разграничительную линию между собой и матерью,

16. Чувство вины подразумевает отрицательную оценку своего собственного «Я». Это подтверждается исследованием П.Тангни [21]. Испытывая чувство вины, они испытывают гнев и враждебность, но переадресовывают эти чувства тем, кто заставляют их испытывать стыд и вину. То есть их агрессивные тенденции направляются против социума. Это предположение подтверждено в исследованиях П.Тангни, В.Вагнера и др.

17. Пересмотр ценностных представлений, их деперсонификация. Этому процессу способствует отрыв от референтных личностей. В связи с этим идет созревание собственного «Я».

18. Либерализация ценностных представлений. С освобождением от персонифицированных образцов ценностные представления утрачивают свою конкретную «референтность», приобретая более абстрактную значимость, силу и иерархическую организацию. Когнитивные изменения способствуют развитию иерархии собственных ценностей, которой начинают подчиняться процессы принятия решений и собственно поведение.

19. Перенос функции образца с родителей на референтную группу.

20. Ассимиляция ценностных представлений соответствующей культурной традиции.

21. Отличаясь консерватизмом, субкультура гибко реагирует на события окружающего мира и синтезирует новую информацию.

22. Субкультуры одинаковых слоев общества в разных странах значительно отличаются, но имеют и много общего. Это сходство заключается в общности природы человеческой психики, в близости потребностей формирующейся личности, характера решаемых социально-психологических и возрастных проблем.

23. Системный кризис (дезорганизация), который характеризуется отсутствием, ослаблением или противоречием культурных норм, ценностей и социальных взаимодействий.

24. Растущая маргинализация общества, т.е. усиление неустойчивости, промежуточности, переходности. Источником маргинализации является растущая безработица, вынужденная миграция.

25. Рост различного рода патологий: алкоголизм, наркомания, ухудшение генетического фонда. Как показало время, административные меры борьбы с алкоголизмом не дают сколько-нибудь устойчивого эффекта [154].

26. Низкий культурный уровень развития семьи и ближайшего бытового окружения.

27. Низкий нравственный уровень семьи и уличной, референтной группы.

28. Механизм самоутверждения и поиска способов психологической защиты личности в новой среде.

29. Механизм взаимной агрессии членов сообщества, взаимного притеснения и наказания, ради собственного удовлетворения [12]. По мнению К.Е. Игошева, И.П. Башкатова и др., сущность асоциальной субкультуры заключается в особой стратификации [12, 41, 123]. Важнейшими особенностями групповой стратификации в системе криминальной субкультуры являются:

30. Насаждение «сверху» более сильными в психологическом плане правонарушителями («элитой»). обеспечивается целым рядом условностей, атрибутов, которые имеют место в асоциальной субкультуре. Механизмы

31. Институт наставничества и шефства опытных людей над подрастающими поколениями. Прежде всего, это молодые рецидивисты. Выйдя на свободу, он формирует вокруг себя неустойчивых подростков и юношей. В случае опасности уголовного преследования он «подставляет» подростка. Подобное сообщество быстро профессионализируется в преступном промысле.

32. Динамика развития групп от асоциальных до криминальных. Здесь группообразующим фактором является деятельность, которая создает поле для самоутверждения, помогает компенсировать чувство неполноценности, испытываемое в официальной сфере, она связана с риском и эмоционально насыщенна. Попадая в такую группу, юноша сразу приобретает психологическую, моральную, физическую и экономическую защиту от других сверстников и их сообществ, что побуждает его быть преданным группе.

33. Криминализация общества, проявляющаяся в криминальной субкультуре. Широкое распространение криминального жаргона заставляет о многом задуматься, ведь тот, кто говорит на уголовном жаргоне, тот и мыслить начинает криминальными категориями.

34. Организованная преступность, которая вовлекает молодежь в свою деятельность, подготавливая себе «достойную смену» [122]. Таковы основные механизмы воспроизводства подростковой преступности. При этом, преступный мир широко использует разнообразный арсенал средств, максимально учитывая индивидуальные и возрастные особенности несовершеннолетних.

35. Постепенное усиление, усугубление отдельных изолированных негативных качеств личности.

36. Криминогенный комплекс, т.е. сочетание в структуре личности ряда негативных криминогенных качеств.

37. Возникновению криминогенного комплекса способствует действие таких факторов, которые приводят к образованию нескольких криминогенных качеств, затрагивающих различные стороны развития личности. При их взаимодействии одно качество начинает предопределять другое. В результате формируется целая подсистема криминогенных качеств.

38. Позволяет выработать и развить у заключенных чувство взаимной поддержки и психологической безопасности;

39. Агрессивные действия и наказания должен

40. Постановка проблемы, обоснование гипотез Настоящий параграф является вводным, предваряющим обсуждение экспериментальных данных диссертационного исследования. Он содержит план и программу экспериментального исследования. В данном

41. Курсанты, также как и заключенные, находятся в условиях частичной изоляции от социума. Естественно учитывается тот факт что эта изоляция носит добровольный, а не принудительный характер. И курсанты, в отличие от заключенных, не столь жестко изолированы от общества.

42. Субкультура военных характеризуется замкнутостью, жесткой централизацией и авторитарностью, т.е. также как и субкультура несовершеннолетних преступников носит корпоративный характер. Но их деятельность имеет ярко выраженный социально одобряемый характер и направлена на защиту ценностей социума.

43. Деятельность военных, направленная на защиту ценностей социума и самой жизни его членов, всегда предполагает готовность к агрессивным действиям против «вероятного противника». Данный факт, по нашему мнению, делает неприменимым в нашем случае фроммовский критерий о