Автореферат диссертации по теме "Образ международного терроризма в сети интернет"

005002276

>укописи

Булгаков Сергей Николаевич

ОБРАЗ МЕЖДУНАРОДНОГО ТЕРРОРИЗМА В СЕТИ ИНТЕРНЕТ (ПО МАТЕРИАЛАМ РУНЕТА)

Специальность 19.00.12-политическая психология (по политическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

1 7 НОЯ 2011

Москва-2011

005002276

Диссертационная работа выполнена на кафедре социологии и психологии политики факультета политологии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель кандидат исторических наук, доцент

Евгеньева Татьяна Васильевна

Официальные оппоненты - доктор политических наук, профессор

Соловьев Александр Иванович

кандидат политических наук Гарев Владимир Анатольевич

Ведущая организация - Московский государственный гуманитарный

университет имени М.А. Шолохова, кафедра политологии и конституционного права

Защита состоится 7 декабря 2011 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета Д 501.002.14 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 199991, Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп. 4, философский факультет, ауд. А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале отдела Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова в учебном корпусе №1 по адресу: Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корп.4, сектор «Б», 3-й этаж, комн. 300.

Автореферат разослан « ¿8» // 2011г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д 501.002.14 кандидат философских наук, доцент

А.Г. Сытин

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования

Проблема изучения международного терроризма занимает одно из важных мест в российской и зарубежной политической науке. Её значимость обусловлена, в первую очередь тем, что всплеск международного терроризма выступает одной из наиболее очевидных тенденций мирового политического развития в начале третьего тысячелетия'. Как отмечают исследователи, «за последние несколько лет проблема терроризма приобрела глобальные масштабы и имеет тенденцию к устойчивому росту. Террористические акты с каждым годом становятся все более тщательно организованными и жестокими»2.

Необходимость изучения международного терроризма как сложного, многогранного и эволюционирующего политико-психологического феномена объясняется и рядом других факторов.

Во-первых, международный терроризм (в отличие от политического терроризма в целом) представляет собой относительно новое явление, которое нуждается в системном осмыслении в рамках политических наук. При этом в целях комплексного его изучения необходимо использовать как макрополитические (рассмотрение данного феномена в глобальном и макрорегиональном ракурсах), так и политико-психологические методы научного анализа.

Во-вторых, динамика глобального политического развития характеризуется тенденциями дальнейшего роста активности и расширения пространства деятельности субъектов международного терроризма. Можно констатировать, что в начале XXI столетия международный терроризм стал неотъемлемым фактором мировой и национальной политики. Потенциал его

1 В связи с этим показательно, что ряд политологов считают датой окончания «политического» XX века и начала новой эпохи 11 сентября 2001 г. - день террористической атакой на Всемирный торговый центр

2 Новик А. Терроризм - глобальная проблема современности. Интернет-ресурс «Новый век» // http://inforos.ru/ru/?шodule=■^lews&action=view&¡d=2б989

влияния на политические процессы крайне существенен и, по мнению ряда исследователей, в долгосрочной перспективе будет возрастать3. Поэтому системное изучение международного терроризма - важный элемент понимания динамики глобальных и национальных политических трансформаций в средне-и долгосрочной перспективе.

В-третьих, международный терроризм как многомерное и синтетическое по своей природе явление, несёт в себе значимую психологическую составляющую. В современных условиях одна из ключевых целей международного терроризма - максимизировать деструктивный психоэмоциональный эффект (через страх, генерирование чувства незащищенности и т.п.) террористического акта, способствуя, таким образом, развитию дисфункциональных процессов в социетальном и политическом пространстве. Поэтому особую актуальность приобретает анализ психологического компонента международного терроризма, его изучение как сложноорганизованного и динамического политико-психологического явления.

В-четвертых, политико-психологическое изучение международного терроризма предполагает обращение к проблеме его отражения в информационном пространстве. Стремительное развитие новых форм политической коммуникации, формирование глобальных сетевых сообществ, поэтапное становление постиндустриальной социально-политической культуры («информационно-сервисной цивилизации») радикально усиливают роль медийного фактора в формировании массовых представлений о международном терроризме. При этом речь идет как о традиционных СМИ (электронные масс-медиа и пресса), так и о сети интернет. Глобальная Сеть может рассматриваться как многоуровневое, сложноорганизованное в морфологическом плане, подвижное коммуникативное пространство, в котором активно протекает

3 Степанова Е.А. Терроризм в асимметричном конфликте на локально-региональном и глобальном уровнях (идеологические и организационные аспекты) / Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 2010. - С. 2 // http //oldvak.ed.gov.ru/common/img/uploaded/files/vak/.. ./StepanovaEA.doc

процесс структуризации и эволюции образа международного терроризма. На сегодняшний день этот процесс находится в начальной стадии развития и изучен крайне слабо, что еще раз подчеркивает актуальность выбранной тематики исследования

В-пятых, информационно-политическое пространство современной России характеризуется серьезными изменениями, которые связаны с активной «интернетизацией» российского общества, резким ростом числа юзеров в 20052011 гг.4 В этих условиях Интернет приобретает принципиально новую для себя функцию политической организации и мобилизации, становится одним из ведущих инструментов формирования политической картины мира и политических настроений российских граждан.

Образ международного терроризма, активно складывающийся в Рунете, «конкурирует» с иными, телевизионными образами данного явления и становится важным (а если говорить о молодежи и жителях двух «столиц» -ведущим) аспектом формирования целостной системы представлений о терроризме. В связи с этим, необходимо отметить, что образ терроризма в Рунете, механизмы его трансформации, не были подвергнуты системному политико-психологическому анализу. Поэтому важной задачей современной политической психологии является комплексное изучение образа международного терроризма, кристаллизовавшегося в политическом сознании пользователей Рунета.

В-шестых, политическое развитие постсоветской России в 1990-х -2000-х гг. характеризуется, в том числе, и обострением проблемы терроризма. В частности, общепризнанным является факт появления на территории РФ международных террористических групп, которые приняли участие в наиболее резонансных террористических акциях 2000-х гг. (захват театрального центра на Дубровке в октябре 2002 г.; захват школы в г. Беслане в сентябре 2004 г.;

4 См. например, «Интернет в России». Методика и основные результаты исследования. Аналитический бюллетень. Выпуск 32. Зима 2010-2011 гг. Сайт Фонда «Общественное мнение» - http://bd.fom.ru/pdf/Intemet%20v%20Rossii%20Vol32.%20Zima%202010-2011_short.pdf

организация взрывов в московском метро в марте 2010 г. и т.д.). В силу близости террористической угрозы к российскому обществу у значительной части граждан, включая юзеров, сформировался широкий спектр разнообразных представлений о терроризме, которые находят свое отражение в Рунете. Изучение данных представлений, их систематизация, должны рассматриваться как одна из актуальных задач политико-психологической науки.

Исследовательская проблема заключается в необходимости изучения политико-психологической специфики образа международного терроризма в сети Интернет.

Степень научной разработанности проблемы

Проблема международного терроризма и формирования его образа является одной из наиболее значимых ниш эвристического поля современной политической науки и привлекает к себе интерес ученых, представляющих различные отрасли политического знания (глобалистика, геополитика, этнополитология, политическая социология, политическая психология и т.д.).

Широкий спектр трудов по указанной проблематике может быть структурирован в четыре блока.

1. Исследования международного терроризма как политического феномена, эволюционирующего в контексте макросоциальных, макрополитических и геокультурных трансформаций современности (глобализационные процессы, развитие информационных технологий и т.д.)

2. Исследования Интернета как многоуровневого социально-политического пространства и инструмента воздействия на политические процессы современности

3. Политико-психологические работы, в которых исследуется психологическая природа социальных и политических образов.

4. Научные труды, посвященные психологической природе терроризма в целом и международного (транснационального, глобального) терроризма как

его разновидности. В рамках данного блока особо выделяются работы, акцентирующие внимание на синтетической, политико-психологической природе современного международного терроризма.

Первый блок представлен работами таких авторов, как В.В.Наумкин, Г'.И.Мирский, Е.А.Степанова, В.Н.Иванов, М.П.Требин, С.А.Эфиров, К.С.Беглова, Г.И.Морозов, Н.Я.Лазарев, Ю.С.Горбунов, А.Е.Тарасов, Е.А.Степанова, Ю.И.Авдеев, А.Г.Арбатов, А.К.Боташова, В.П.Емельянов, В.В.Лунеев, И.А.Яковенко, В.И.Василенко, Б.Хофман, Й. Аррегун-Тофт, И.Байман, Ф.Баргат, Дж. Эспозито, Г.Кепел, А.Бард, Я.Зодерквист и др.5

Второй блок — исследования интернета как политического, социокультурного и психологического феномена. Данная проблематика

5 См., например: Наумкин В.В. Исламский радикализм в зеркале новых концепций и подходов. - М.: Едиториал УРСС, 2005; Мирский Г.И. Исламизм, транснациональный терроризм и ближневосточные конфликты. - М.: Изд-во ГУ-ВШЭ, 2008. Степанова Е.А. Терроризм в асимметричном конфликте на локально-региональном и глобальном уровнях (идеологические и организационные аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 2010; Иванов D.H. Современный терроризм. М., 2006; Требин М.П. Терроризм в XXI веке. Минск, 2004; Эфиров С.А. Терроризм как катастрофогенный фактор. М., 2001 и др. Беглова К.С. Терроризм: поиск решения проблем // США: экономика, политика, идеология. 1991, № 1; Морозов Г.И. Международный терроризм // Там же. 1997. № 11-12; Лазарев Н.Я. Терроризм и политическое поведение // Социс 1993. № 4; Тарасов А.Е. Современный терроризм: анализ основных направлений. Минск, 2000: Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Практика терроризма в начале XXI века и проблема совершенствования антитеррористического законодательства // Законодательное обеспечение борьбы с терроризмом. Сборник документов и материалов. - М.: Изд. Гос. Думы, 2003. - С. 44-55; Арбатов А.Г. Российская национальная идея и внешняя политика. 1998; Арбатов А.Г. Безопасность: российский выбор. 1999; Боташова А.К. Политический терроризм: детерминация и формы проявления.Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Ставрополь, 2004; Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. - С.-Пб., 2002; Емельянов В.П. Уголовная ответственность за .терроризм и преступления с признаками терроризирования. Дис. ... докт. юрид. Наук. М., 2001; Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М„ 2005; Лунеев В.В. Организованная преступность, уголовный терроризм в условиях глобализации//СОЦИС. - 2002 - №5; Яковенко И. Терроризм//Нева. - 2005. - №12; Василенко В.И. Международный терроризм в условиях глобального развития (политологический аспект) / Дисс. докт. полит, н. М., 2003; Хоффман Б. Терроризм. Взгляд изнутри. М„ 2003; Arreguin-Toft I. How the Weak Win Wars: A Theory of Asymmetric Conflict. - N.Y.; Cambridge: Cambridge University Press, 2005. 5 Byman D. The logic of ethnic terrorism// Studies in Conflict and Terrorism. 1998. № 2. P. 149170; Burgat F. Face to Face with Political Islam. - L.: I.B.Taurus, 1997; Esposito J. Unholy War: Terror in the Name of Islam. - Oxford: Oxford University Press, 2002, Kepel G. Jihad: The Trail of Political Islam. - L.: I.B. Tauris, 2004; Бард А., Зодерквист Я. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб., 2004.

находит свое отражение в работах А.В.Чугунова, А.А.Бодрова, В.И.Аршинова, И.Л.Балымова. И.М.Зарубина, Р.Дэвиса, Л.Лайтена, М.Кастельса, Э.Гидденса, Ф.Уэбстера, Р.Флорида и др.6

Третий блок - психологические исследования, посвященные проблеме восприятия и формирования политических образов (А.Н.Леонтьев, С.Д.Смирнов, В.В.Столин, Дж. Герген и др.)7. В данном контексте наибольший интерес представляют политико-психологические исследования, проведенные на кафедре социологии и психологии политики МГУ под руководством Е.Б.Шестопал (Е.Б.Шестопал, Т.Н.Пищева, С.В.Нестерова и др.)8.

Четвертый блок, в рамках которого сгруппированы труды, рассматривающие психологию терроризма (в том числе, анализирующие его

6 См., например: Чугунов A.B. Политикан интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Дисс... канд. полит, наук. - СПб., 2000; Бодров, A.A. Виртуальная реальность как когнитивный и социокультурный феномен // А.А.Бодров - Казань: Изд-во «Таглимат», 2005. - 195 е.; Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого общения: феномен самоорганизации // Электронная библиотека Русского Гуманитарного Интернет-Университета; Балымов И.Л. Социальное познание в ситуации Интернет-общения//Дисс. на соискание ученой степени канд. психол. наук. - СПб, 2008. - i 89 е.; Зарубин И.М. Проблемы безопасности в Интернет// Безопасность информационных технологий.- 1998.-№1.- С.50-56; Davis R. The Web of Politics: the Internet's Impact on the American Political System. N.Y.; Oxford, 1999; Litan R.E. Law and Policy in the Age of the Internet // Duke law j. - Durham, 2001. - Vol.50., N4. - P. 1085; Кастельс M. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. - М., 2000; Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. - Екатеринбург, 2004; Giddens А. Runaway World: How Globalization is Reshaping Our Lives. - L., 1999; Giddens A. Runaway World. - L., 2000; Уэбстер Ф. Теории информационного' общества,- M., 2004; Florida R. The Rise of the Creative Class. And How It's Transforming Work, Leisure and Everyday Life. — NY, 2002.

7 См., например: Леонтьев A.H. Развитие психики. Сознание человека II Психология / Под ред. A.A. Смирнова, А.Н. Леонтьева, C.JI. Рубинштейна, Б.М. Теплова // 2-е изд. - М., 1962, с. 73—93; Проблемы развития психики. — 3-е изд. - М., 1972; О некоторых особенностях переработки информации человеком // Вопросы психологии, 1962, № 6, с. 14—25 (совместно с Е. П. Кринчик); Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М.,1985; Столин В.В. Самосознание личности. - М., 1983; Gergen, К. J. Social Psychology as History//Joumal of Personality and Social Psychology, 1998, Vol. 26, No. 2, 309-320.

8 См.пстример: Шестопал Е.Б.Образы российской власти: от Ельцина до Путина. - М.,2009; Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность (Политико- психологический анализ) //ПОЛИС: Политические исследования. 1995. № 8; Пищева Т.Н. "Затрудненное общение" (Барьеры в восприятии образов политиков)//ПОЛИС. - 2002. - №5; Пищева Т.Н. Политические образы: проблемы исследования и интерпретации/ЯТОЛИС. - 2011. - №2; Нестерова C.B. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян./ C.B. Нестерова, В.Г. Сибирко//Полис. 1997. - № 6;

как синтетический политико-психологический феномен) представлен работами Д.В.Ольшанского, А.И.Юрьева, И.Е.Иванова, В.И.Букреева, И.В.Коновалова, В.В.Щебдановой и др.9

Можно отметить, что указанный спектр научной информации создает теоретический и методологический потенциал дальнейшего исследования проблемы международного терроризма в ракурсе политической психологии.

Объект и предмет исследования

Объект исследования - образ международного терроризма в сети Интернет как сложноорганизованный политико-психологический феномен.

Предмет исследования - политико-психологические особенности формирования, ключевые содержательные (когнитивные, эмоциональные, поведенческие) компоненты и структурная специфика образа международного терроризма в Рунете.

Цель и задачи исследования

Цель исследования - изучение политико-психологических особенностей формирования, ключевых содержательных компонентов и структурной специфики образа международного терроризма в Рунете.

В рамках достижения поставленной цели представляется необходимым решить несколько взаимосвязанных задач:

1) проанализировать международный терроризм как политический феномен, его генетические и динамические особенности;

9 См., например: Ольшанский Д.В.Психология терроризма - СПб.: Питер, 2002. - 286 е.; Юрьев А.И. Политическая психология терроризма. - Доклад на форуме «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора». СПб, 2004; Коновалов И.В. Психология терроризма И Юридическая психология. - 2007. - №4. - С. 30-34; Щебламова В.В. Психологические источники терроризма / В.В. Щебланова // Проблемы нормы и патологии: современные дискурсивные практики: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Е.А. Андрияновой. Саратов: СГМУ, 2002. С.85-91.

2) рассмотреть политико-психологические подходы к изучению образа как фундаментальные теоретические основания проводимого исследования;

3) изучить политико-психологические особенности Рунета как многомерного, динамичного и сложноорганизованного пространства политических коммуникаций;

4) выработать модель политико-психологического исследования образа международного терроризма в Рунете;

5) исследовать общие закономерности, когнитивные и эмоциональные составляющие формирования образа международного терроризма в Рунете;

6) изучить специфику формирования образа международного террористического сообщества в политическом сознании пользователей Рунета (на примере террористической организации «Аль-Кайда»);

7) провести анализ образа международного террористического лидера (на примере У.Бен Ладена), выступающего средством персонализации международного терроризма.

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретические концепции, представленные в работах В.В.Наумкина, Г.И.Мирского, Е.А.Степановой, Д.В.Ольшанского, А.Барда, Я.Зодерквиста и других российских и зарубежных авторов, позволили сформировать общее представление о предмете исследования.

Основополагающими теоретико-методологическими элементами проводимого исследования выступили труды политико-психологической школы, возглавляемой Е.Б.Шестопал. В рамках данного подхода политический образ рассматривается как многомерный, сложный, подверженный трансформациям компонент политического сознания, включающий в себя многообразие когнитивных, эмоциональных и поведенческих элементов. При

этом особый акцепт сделан на гибкости современных политических образов, их зависимости как от долгосрочных, так и от ситуационных информационно-политических факторов.

Опираясь на теоретические разработки научной школы Е.Б.Шестопал, возможно дифференцировать образ международного терроризма на ряд проекций. Первая проекция - это генерализованный образ терроризма как политического и психологического явления, сочетающий в себе когнитивные и эмоциональные компоненты. Вторая проекция - это конкретизация образа терроризма через субъектный профиль террористического сообщества (организации). Третья проекция образа терроризма - персоналистская, в рамках которой данное явление изучается через призму политического лидерства {образ террористического лидера).

Следующий важный теоретико-методологический компонент, который был задействован в ходе диссертационного исследования, - это работы, посвященные политико-психологическим особенностям Интернета. В данном контексте необходимо особо упомянуть концепции таких авторов, как А.В.Чугунов, Р.Дэвис, Р.Лайтен10.

В качестве базового метода эмпирического исследования был выбран качественный контент-анализ. Необходимость его использования была обусловлена следующими причинами.

Во-первых, стремлением выявить ключевые политико-психологических особенности образа международного терроризма в сети Интернет. В данном ракурсе приемлемым является именно качественный инструментарий, позволяющий диагностировать глубинные (иррациональные,

психоэмоциональные, связанные со стереотипией и т.п.) аспекты формирования образа международного терроризма.

10 Чугунов A.B. Политика и интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Дисс... канд. полит, наук. - СПб., 2000; Davis R. The Web of Politics: the Internet's Impact on the American Political System. N.Y.; Oxford, 1999; Litan R.E. Law and Policy in the Age of the Internet // Duke law j. - Durham, 2001. - Vol.50., N4. -P. 1085.

Во-вторых, акцентом на изучение внутренней структурной конфигурации образа международного терроризма, в частности:

• соотношения в нём когнитивных и эмоциональных составляющих;

• степени его фрагментированности;

• наличия/отсутствия типичных психологических эффектов, наиболее часто проявляющихся при формировании политических образов (персонализация, символизация, стереотипия).

В-третьих, помимо самих сообщений (микротекстов) как единиц анализа, особое внимание уделялось коммуникативным контекстам, в рамках которых выражались представления пользователей глобальной Сети о международном терроризме.

В ходе проводимого качественного контент-анализа особый акцент делался на такие характеристики сообщений, как:

• Содержательная (когнитивная) составляющая;

• Логическая структура (используемая объяснительная схема);

• Стилистические особенности (язык сообщения, метафоричность, описательный - объяснительный - императивный характер и т.д.);

• Соотношение когнитивного и эмоционального компонентов сообщений (степень эмоциональности);

• Степень конкретизации (размытости, абстрагирования);

• Наличие в сообщении элементов стереотипии (стереотипы и установки, которые находят отражение в текстах);

• Информационный контекст сообщения (на каком ресурсе, в рамках какой тематической направленности присутствует сообщение).

Можно отметить, что указанные теоретико-методологические основания способствовали системному изучению образа международного терроризма в сети Интернет.

Научная новизна исследования

1. Автором предложена концептуальная модель политико-психологического исследования образа международного терроризма в сети Интернет.

2. Впервые проведено исследование образа международного терроризма в Рунете именно как политико-психологического феномена. Выявлены такие базовые характеристики образа международного терроризма в сети Интернет, как фрагментарность, аморфность (размытость границ), дисбаланс, выражающийся в превалировании эмоциональной составляющей над когнитивной.

3. Впервые осуществлен анализ лидерского профиля международного терроризма в Рунете, в ходе которого было выявлено, что ведущими психологическими эффектами, сопутствующими эволюции данного образа, выступают персонализация, символизация и стереотипия.

4. В научный оборот введен существенный объём новых эмпирических данных, которые могут быть актуальны как в контексте дальнейших исследований представлений пользователей Интернета о международном терроризме, так и с точки зрения более глубокого осмысления «виртуальной» субкультуры Рунета, её политико-психологической составляющей.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования

Исследуемая проблема имеет существенное теоретическое значение. В современной политической науке наблюдается устойчивый рост интереса к проблематике международного терроризма". Тем не менее, до недавнего времени проблема формирования образа терроризма оставалась за пределами

" См. например: Иванов В.Н. Феномен терроризма//Политическая социология: проблемы терроризма. - 2005. - С.63.

http://wvAv.ecsocman.edu.ru/datay332/924/1219/007 Ро1Мс11е$кауа sotsiologiya_dom.pdf: Введенская Т.Ю., Дзигумская Е.А. ■ Международный терроризм: психологический аспект//Проблемы политической психологии. Киев, 1997.

http://yuq5sy.fatal.rU/files/xrest/2/28.htm

внимания исследователей. Интенсивное развитие новых форм политической коммуникации (прежде всего, Интернета) сделало необходимым проведение комплексных исследований в данной сфере. И в частности, поставило перед современной политической психологией задачу изучения психологических механизмов и социально-политических контекстов формирования и эволюции образа международного терроризма в глобальной Сети.

Более того, можно констатировать, что в современных условиях, ввиду скачкообразного роста числа пользователей Рунета, «виртуальный» образ международного терроризма преодолел границы Интернет-пространства и становится системообразующим фактором формирования массовых представлений о терроризме у российских граждан.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы как в целях дальнейшего изучения процессов формирования и эволюции образа международного терроризма в глобальном и российском информационном пространстве, так и контексте исследования политико-психологических закономерностей становления «виртуальной» субкультуры российских юзеров.

Работа может выступать методологической базой разработки специальных учебных курсов по направлениям «политология», «социология», «международные отношения», «государственное и муниципальное управление».

Практическое значение данной проблемы объясняется возможностью использования полученных результатов:

• в целях оптимизации государственной информационной политики в современной России (а также на уровне субъектов федерации);

• в процессе совершенствования механизмов национальной информационной безопасности с учетом психологических эффектов, порождаемых действиями акторов международного терроризма.

Положения, выносимые на защиту

1. Образ международного терроризма в Рунете представляет собой сложный, многомерный, структурно неоднородный политико-психологический феномен,

содержание и эволюция которого определяются как макрополитическим (в т.ч. политико-событийным) контекстом, так и спецификой современных Интернет-коммуникаций.

2. Среди основных характеристик политических коммуникаций Рунета, в наибольшей степени воздействующих на формирование образа международного терроризма, необходимо выделить: преобладание сетевых (горизонтальных) информационных обменов, диалоговый характер, эпизодичность, динамизм «виртуальной повестки дня».

3. Образ международного терроризма, сформировавшийся в Рунете, характеризуется такими ключевыми особенностями, как фрагментарность, когнитивная бедность, доминирование эмоционально-оценочной составляющей: аморфность (размытость когнитивных границ «международного терроризма»).

4. В Интернет-образе международного терроризма прослеживаются такие политико-психологические особенности, как:

• структурный дисбаланс, выражающийся в преобладании эмоциональной составляющей над когнитивной;

• эффекты стереотипии, в частности, находящие свое отражение в двух доминирующих объяснительных схемах причин международного терроризма («антиисламской» и «антиамериканской»);

• эффекты персонализации (восприятие международного терроризма через призму образов наиболее крупных террористических лидеров).

5. В политическом сознании пользователей сети Интернет сложились три базовые модели, объясняющие происхождение международного терроризма. Первая - наиболее сложная в когнитивном Плане - модель рассматривает терроризм как генетически неоднородное явление, вызванное объективными тенденциями развития мировой политической системы. Вторая модель апеллирует к «исламским» истокам международного терроризма. Третья модель базируется на «антиамериканской» установке. Согласно ей, международный терроризм - это инструмент реализации геополитических интересов западных акторов в глобальном масштабе.

6. Образ международной террористической организации «Аль-Кайда» характеризуется слабой когнитивной основой, декомпозицией (отрывочные представления преобладают над систематизированными), выраженной эмоциональной составляющей.

7. Значимое место в персонализации современного международного терроризма занимает фигура У.Бен Ладена. Образ «террориста №1» в Рунете характеризуется противоречивостью, эффектами символизации (Бен Ладен как репрезентация международного терроризма) и мифологизации.

Апробация результатов исследования

Диссертация обсуждена на заседании кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные идеи и выводы диссертационной работы нашли отражение в публикациях автора и были представлены в докладах на российских и международных конференциях, в том числе:

• Международный молодежный научный форум "Ломоносов 2010" (Москва, Россия) - 12-15 апреля 2010 г.;

• Круглый стол «Новые формы политической коммуникации и проблемы идентичности в современном мире» (Москва) 23 апреля 2010 г.;

• Международная конференция "Перспективы развития политической психологии: новые направления" (Москва, Россия) - 22-23 октября 2010 г.;

• Международный молодежный научный форум "Ломоносов 2011" (Москва, Россия) - 11-15 апреля 2011 г.;

• Международная научная конференция «Российская политика в условиях избирательного цикла 2011-2012 гг.» Москва, 2-3 декабря 2011 г.

Структура диссертационного исследования

Рукопись диссертации состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность работы, обозначена исследовательская проблема, степень её научной разработанности, сформулированы цель и задачи, определены объект и предмет исследования, разработана теоретико-методологическая основа диссертации, обозначены выносимые на защиту положения, отражена новизна, научная и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава посвящена теоретическим основаниям изучения образа международного терроризма в сети интернет. В параграфе 1.1. «Международный терроризм как объект политико-психологического исследования» анализируются современные политико-психологические подходы к научному осмыслению феномена международного терроризма, политических, психологических факторов его становления и эволюции в контексте социокультурных трансформаций современности. При этом особый акцент сделан на изменении природы политического терроризма в начале XXI столетия, его всеобъемлющей «транснационализации» (как организационно-управленческой, так и с точки зрения эффектов террористических актов); на усилении информационно-психологических резонансов и лидерской составляющей террористической деятельности.

Констатируется, что международный терроризм представляет собой один из наиболее сложных и многогранных феноменов современной политики. Трудности его научно-политического анализа связаны как с множественностью концептуальных подходов и объяснительных моделей, затрагивающих данную проблему, так и высоким динамизмом самого явления, его выраженной взаимосвязью с политическими трансформациями начала XXI века.

В рамках параграфа 1.1. нами сформулировано авторское определение международного терроризма, под которым мы понимаем транснациональное социально-политическое явление, в основе которого лежат ассиметричные действия, сопряженные с насилием или угрозой его применения и направленных

на дестабилизацию социально-политической ситуации через использование деструктивных информационно-психологических эффектов. Таким образом, с методологической точки зрения представляется оправданным рассматривать в качестве субъектов международного терроризма негосударственных акторов, различая, таким образом, «терроризм» и государственный террор. При этом следует учитывать, что государственно-политические структуры могут быть также опосредованно вовлечены в террористическую деятельность (финансирование международных террористических организаций, их размещение на собственной территории, создание им благоприятной информационной среды и т.д.).

Делается вывод, что происхождение современного международного терроризма обусловлено рядом факторов политико-идеологического, социокультурного, социально-экономического, цивилизационного,

информационно-психологического характера.

В параграфе 1.2. «Подходы к изучению образа в современной политико-психологической науке» рассматриваются концептуальные основания исследования образов в российской и зарубежной политической психологии.

Отмечается, что политический образ представляет собой сложный по своей структуре продукт взаимодействия психики человека и социально-политической реальности, которая воспроизводится в сознании личности не только в виде простого психического «отпечатка» фрагментов действительности, но также обладает трансформирующим свойством, способностью моделировать когнитивное, эмоциональное и поведенческое содержание индивидуальных и массовых политических представлений. Отмечается, что ведущий вклад в разработку теории политического образа внесла научная школа, возглавляемая Е.Б.Шестопал, Представители данной школы акцентируют внимание на когнитивных, аффективных (эмоциональных) и поведенческих аспектах образов. При этом они отмечают, что с точки зрения анализа образа международного терроризма особо важной представляется насыщенная эмоциональная составляющая.

Классифицируя современные социально-политические образы, можно выделить: образы субъектов (в т.ч. политических институтов, политических лидеров и т.д.); образы политических процессов и образы политических явлений.

При этом следует учитывать, что образ политического явления (в т.ч. образ международного терроризма) - наиболее сложный в структурном и динамическом плане тип социально-политического образа. Он характеризуется полифункциональной, эмоционально противоречивой и фрагментированной в субъектном (с точки зрения «носителей» явления) и темпоральном плане природой.

В параграфе 1.3. «Интернет как политико-психологическое пространство формирования образа международного терроризма» анализируется влияние специфики интернет-коммуникаций на становление образа международного терроризма в глобальной Сети.

Подчеркивается, что одной из наиболее значимых тенденций развития современного общества является резкое усиление роли интернета в политических процессах начала 21 века. Глобальная Сеть, будучи технологической новацией конца прошлого столетия, не только органично вписалась в систему социальных структур и отношений современной планетарной макроцивилизации, но и стала важным фактором структурной и содержательной трансформации последних.

Интернет на современном этапе его развития представляет собой многоуровневую, неоднородную в структурном и содержательном плане информационно-психологическую среду, в которой циркулируют, взаимодействуя между собой, целый ряд политических образов, включая образ международного терроризма.

Важно отметить, что интернет, особенности его функционирования существенным образом влияют на характер международной террористической деятельности. Говоря о таком влиянии, можно упомянуть «сетевизацию» террористических структур, становление «информационного терроризма» как

самостоятельной формы деструктивной политико-психологической деятельности, резкое усиление информационного «эффекта масштаба» совершаемых террористических актов, силы их психоэмоционального воздействия на общество.

Поэтому образ международного терроризма в Сети характеризуется рядом специфических моментов, отличающих его, в частности, от аналогичного образа в «традиционных» СМИ (электронные медиа и пресса). К его особенностям относятся ускоренная информационно-психологическая динамика, внутренняя фрагментарность и оценочная вариативность, выраженная деструктивно-эмоциональная составляющая, превалирующая над когнитивными компонентами; эффекты стереотипии и символизации отчетливая персонификация (крайне весомая и на данный момент продолжающая возрастать значимость лидерского элемента).

В параграфе 1.4. «Концептуальная модель политико-психологического изучения образа международного терроризма в сети интернет» представлена разработанная автором схема политико-психологического анализа исследуемого феномена, основанная на синтетическом понимании природы международного терроризма как сложной комбинации политических, ситуационных, информационно-психологических факторов.

Указанная модель предполагает рассмотрения образа международного терроризма как структурной триады: образ явления - образ сообщества (террористической организации) - образ террористического лидера. Продуктивным методологическим фундаментом такого анализа может выступать концепция образа, разработанная Е.Б.Шестопал, предполагающая выделение трех базовых составляющих: когнитивной, аффективной (эмоциональной) и поведенческой.

В рамках анализа когнитивных особенностей образа международного терроризма акцент сделан на анализе как базовых структурных характеристик (сложность, динамика, целостность, эластичность), так и содержательных аспектов образа. В ходе анализа мотивационных особенностей изучается, каким

образом (через совокупность каких мотивов и факторов) пользователи интернета объясняют феномен международного терроризма. В процессе рассмотрения поведенческого элемента образа международного терроризма исследуется поведенческие характеристики, которые пользователи глобальной Сети приписывают террористам и, в том числе, международным террористическим лидерам (на примере У.Бен Ладена).

Вторая глава исследования «Анализ образа международного терроризма в интернет-пространстве (по материалам Рунета)» посвящена эмпирическому политико-психологическому изучению процессов формирования образа международного терроризма в глобальной Сети на основе осмысления опыта современного Рунета.

В параграфе 2.1. «Общая характеристика эмпирического исследования образа международного терроризма» описаны базовые методы и параметры проводимого эмпирического исследования.

В качестве основного метода нами выбран качественный контент-анализ материалов Рунета. В ходе его проведения особо анализируются:

• Содержательная (когнитивная) составляющая;

» Логическая структура (используемая объяснительная схема);

• Стилистические особенности (язык сообщения, метафоричность, описательный - объяснительный - императивный характер и т.д.);

• Соотношение когнитивного и эмоционального компонентов сообщений (степень эмоциональности);

• Информационный контекст сообщения (в каком ресурсе присутствует конкретное анализируемое сообщение).

При этом было осуществлено предварительное распределение анализируемых интернет-ресурсов на три информационных кластера. Первый кластер - специализированные сайты, посвященные проблеме международного терроризма и сопряженным вопросам (международная и национальная безопасность, геополитика, глобальные изменения и риски в современном мире). Второй кластер интернет-ресурсов - неспециализированные сайты и

корреспондирующие с ними форумы, где проблемное поле международного терроризма не является доминирующим. В рамках данного типа ресурсов четко прослеживается тенденция эпизодических дискуссий по проблемам, связанным с терроризмом, которые активизируются под воздействием общего политико-событийного контекста (чаще всего, как резонанс на очередной крупный террористический акт).

Третий кластер рассматриваемых интернет-ресурсов - социальные сети (две наиболее популярные сети Рунета - «В контакте» и ЖЖ). терроризма и комментарии к ним.

Необходимо особо отметить, что обращение к социальным сетям продиктовано не только их высокой популярностью (и соответственно, уже начавшимся переносом в них «центра тяжести» дискуссий о международном терроризме), но и возможностью изучить мнение «незаинтересованных» пользователей, которые обращаются к проблеме международного терроризма эпизодически (в том числе, под влиянием общей политико-событийной динамики) и воспроизводят «бытовые» представления о международном терроризме, его природе, истоках, последствиях.

Можно констатировать, что использование качественного контент-анализа в сочетании с сегментированием информационных ресурсов Рунета (выделением трех видов интернет-ресурсов: специализированных, неспециализированных и социально-сетевых) открывает существенные методологические возможности для комплексного политико-психологического исследования образа международного терроризма в различных его измерениях (генерализованном, организационном, лидерском).

В параграфе 2.2. «Образ меяедународного терроризма как социально-политического явления» исследовательский интерес сфокусирован на представлениях пользователей о международном терроризме как о генерализованном, неоднородном и динамичном политико-психологическом явлении современности.

На основании проведенного исследования можно констатировать, что в Рунете оформился своеобразный когнитивный «разрыв» между «заинтересованными» юзерами, которые активно участвуют в обсуждении проблемы терроризма, и основной частью пользователей, ориентированных на эпизодические эмоциональные реакции «по поводу» терроризма. Таким образом, необходимо зафиксировать, что существует «продвинутый» Интернет-сегмент, вращающийся вокруг специализированных сайтов, у которого сложился достаточно рельефный, насыщенный в когнитивном плане образ международного терроризма (представители данного сегмента в общих чертах обладают знаниями об истоках современного терроризма, его политико-психологических и социокультурных предпосылках).

Вместе с тем, существенная часть пользователей Рунета (локализованная, главным образом, в социальных сетях), имеет отрывочные представления о природе международного терроризма и не склонна уделять данной проблеме излишнее внимание. «Всплески» интереса к проблеме терроризма у данного социального сегмента, как правило, эпизодичны и связаны с конкретными «громкими» террористическими актами (например, взрывы в московском метро в марте 2010 г., взрыв в аэропорту Домодедово в январе 2011 г. и т.д.)

Исследование показало, что на сегодняшний день образ международного терроризма в Рунете не дифференцирован и органично слит с образом терроризма в целом. Он характеризуется следующими базовыми качествами

• фрагментарностью;

• когнитивной бедностью;

• преобладанием эмоционально-оценочной составляющей;

• аморфностью (непонятно, где «заканчивается» терроризм и начинается экстремизм, бандитизм и т.д.);

• слабой выраженностью субъектно-объектного начала (из образа неясно, кто «субъект» терроризма и «объект» террористических атак).

Помимо этого в интернет-образе международного терроризма прослеживаются два взаимно обусловленные паттерна восприятия. Первый -паттерн негативизации, - в основе которого лежит отрицание идеи международного терроризма в целом или его понимание в качестве инструмента политической борьбы на мировой арене. Второй - «конспирологический» паттерн, апеллирующий к фактору «скрытых» сил, являющихся создателями, покровителями и управляющим субъектом международного терроризма.

В-пятых, важными элементами образа терроризма в Рунете являются схемы, призванные объяснить природу данного явления. Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в политическом сознании пользователей глобальной Сети сложились три базовые объяснительные модели. Первая -наиболее сложная в когнитивном плане - модель рассматривает терроризм как многогранное явление, вызванное объективными тенденциями развития мировой политической системы (глобализация, «столкновение цивилизаций», развитие технологий политической коммуникации и т.д.). Вторая - наиболее популярная среди пользователей интернета - модель апеллирует к «исламским» корням международного терроризма. Третья модель обращена к «американским» (западным) версиям, согласно которым международные терроризм- инструмент реализации геополитических интересов западных акторов (как государств, так и ТНК) в глобальном масштабе.

Было выявлено, что формирование образа международного терроризма в Рунете обусловлено политико-психологической спецификой данного типа политической коммуникации и особенностями политического сознания её участников:

• политическим абсентеизмом и негативизмом (тотальным недоверием к официальной информации, к политическим институтам) значительной части юзеров, которые являются преимущественно представителями молодого и среднего поколения россиян;

• турбулентностью информационного пространства глобальной Сети, что приводит к «сжатию» жизненного цикла новости: обсуждения терроризма

он-лайн носят фрагментарный характер и достаточно . быстро прерываются;.

• сверх-динамизмом коммуникации в Рунете: заменой «диалогового» стиля «комментаторским» (в рамках которого участники дискуссии отрывочно выражают собственное мнение или реагируют на последнее сообщение, а не дают развернутые оценки проблеме).

Можно констатировать, что указанные тенденции характеризуют специфику формирования образа международного терроризма в современном Рунете.

В рамках параграфа 2.3. «Формирование образа международной террористической организации в сети Интернет (по материалам исследования образа «Аль-Кайды» в Рунете)» отмечается, что важным направлением комплексного изучения образа международного терроризма в сети Интернет является анализ его ключевых компонентов, в том числе, и представлений юзеров о субъектах террористической деятельности -современных террористических организациях. В частности, особый интерес представляет образ «Аль-Кайды» как сетевого террористического сообщество, наиболее ярко представленного в пространстве Рунета.

Проведенный анализ показывает, что образ Аль-Кайды в Рунете характеризуется фрагментарностью, когнитивной бедностью, декомпозицией (отрывочные представления преобладают над систематизированными), выраженной эмоциональной составляющей. При этом пользователи рассматривают Аль-Кайду преимущественно в абстрактном ракурсе, как политический субъект, удаленный от России и не влияющий на внутрироссийские политические процессы.

Кроме того, в современном Рунете сложились две взаимно оппозиционные точки зрения, объясняющие феномен Аль-Кайды. Первая указывает на «арабское» и «исламское» происхождение данной организации, рассматривает её как эффективную и разветвленную террористическую сеть, действия которой направлены на дестабилизацию мировой политической системы. Вторая точка

зрения рассматривает Аль-Кайду как продукт деятельности Запада (как косвенной, так и непосредственно - западных спецслужб), инструмент распространения влияния евроатлантического сообщества в глобальном масштабе.

В параграфе 2.4. «Образ международного террористического лидера в сети Интернет (анализ политических представлений пользователей Рунета о «террористе №1» У.Бен Ладене)» изучается сформировавшийся в Рунете политико-психологический образ одного из наиболее ярких лидеров международного терроризма начала XXI века - У.Бен Ладена.

Образ «террориста № 1» характеризуется фрагментарной структурой, в которой доминируют аффективные (эмоциональные, иррациональные) компоненты. Когнитивная составляющая ограничивается наиболее общими сведениями о биографии Бен Ладена и характеристиками его личности. В рамках когнитивного профиля образа У.Бен Ладена наблюдается существенный дисбаланс: негативные характеристики «Бен Ладена - террориста» противопоставляются в целом позитивным оценкам личностных качеств «Бен Ладена - человека» (три базовые характеристики: интеллект, гибкость, идейность и приверженность определенным ценностям).

Эмоциональный профиль восприятия Бен Ладена может быть охарактеризован с точки зрения взаимодействия трех паттернов. Первый паттерн - восприятие Бен Ладена как наиболее крупного и опасного международного террористического лидера, концентрированного выразителя «зла» в глобальном масштабе. Второй профиль связан с устойчивым мнением, что Бен Ладен - политический миф, который является продуктом целенаправленного конструирования западных политических элит и СМИ. Третий паттерн эмоционального восприятия сфокусирован на идее связи между Бен Ладеном и США.

В заключении диссертации, помимо общих выводов, подчеркивается, что проведенное исследование позволяет говорить, что образ международного терроризма, сформировавшийся в сети интернет, представляет собой сложную,

фрагментарную, динамичную политико-психологическую композицию. Он отличается структурным дисбалансом (аффективные элементы преобладают над когнитивными), эффектом персонализации, морфологической, смысловой и эмоциональной подвижностью.

По теме диссертационного исследования опубликовано 4 научных работы общим объемом 0,6 п.л.

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых

1. Булгаков С.Н. Политико-психологические аспекты формирования образа террориста в сети Интернет / Новые формы политической коммуникации и проблемы идентичности в современном мире. Материалы круглого стола // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 2011. №3. -0,1 п.л.

Другие публикации:

2. Булгаков С.Н. Причины популярности терроризма в современном мире // Experimentum - 2009: Сборник статей философского факультета МГУ / Под ред. А, Селезневой, E.H. Мощелкова; Сост. A.B. Воробьев, Т.Ю. Денисова. - М.: Издатель Воробьев A.B., 2008. - 0,3 п.л.

3. Булгаков С.Н. Образ терроризма в сети Интернет // Тезисы докладов. XVII Международная научная конференция студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: секция «Политические науки». Материалы конференции (12-15 апреля 2010); Совет молодых ученых факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова - М., 2010. (электронная версия).

4. Булгаков С.Н. Терроризм и террористы глазами пользователей сети Интернет // Тезисы докладов. XVIII Международная научная конференция студентов, аспирантов, молодых ученых «Ломоносов»: секция «Политические науки». Материалы конференции (11-15 апреля 2011) - М., 2011. (электронная версия).

Для заметок

Отпечатано в копицентре « СТ ПРИНТ » Москва, Ленинские горы, МГУ, 1 Гуманитарный корпус, e-mail: globus9393338@yandex.ru тел.: 939-33-38 Тираж 100 экз. Подписано в печать 01.11.2011

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат политических наук , Булгаков, Сергей Николаевич, 2011 год

Введение.

Глава 1. Теоретические аспекты изучения образа международного терроризма как политико-психологического феномена.

1.1 .Международный терроризм как объект политико-психологического исследования.

1.2.Подходы к изучению образа в современной политико-психологической науке.

1.3.Интернет как политико-психологическое пространство формирования образа международного терроризма.

1.4. Концептуальная модель политико-психологического изучения образа международного терроризма в сети Интернет.

Глава 2. Анализ образа международного терроризма в Интернетпространстве (по материалам Рунета).

2.1. Общая характеристика эмпирического исследования образа международного терроризма.

2.2.Образ международного терроризма как социально-политического явления.

2.3. Формирование образа международной террористической организации в сети Интернет (по материалам исследования образа «Аль-Кайды» в

Рунете).

2.4.Образ международного террористического лидера в сети Интернет (анализ политических представлений пользователей Рунета о «террористе №1» У.Бен Ладене).

Введение диссертации по психологии, на тему "Образ международного терроризма в сети интернет"

Актуальность темы диссертационного исследования

Проблема изучения международного терроризма занимает одно из важных мест в российской и зарубежной политической науке. Её значимость обусловлена, в первую очередь тем, что всплеск международный терроризма выступает одной из наиболее очевидных тенденций мирового политического развития в начале третьего тысячелетия1. Как отмечают исследователи, «за последние несколько лет проблема терроризма приобрела глобальные масштабы и имеет тенденцию к устойчивому росту. Террористические акты с каждым годом становятся все более тщательно организованными и жестокими»2.

Необходимость изучения международного терроризма как сложного, многогранного и эволюционирующего политико-психологического феномена объясняется и рядом других факторов.

Во-первых, международный терроризм (в отличие от политического терроризма в целом) представляет собой относительно новое явление, которое нуждается в системном осмыслении в рамках политических наук. При этом в целях комплексного его изучения необходимо использовать как макрополитические (рассмотрение данного феномена в глобальном и макрорегиональном ракурсах), политико-социологические, так и прикладные политико-психологические методы научного анализа.

Во-вторых, динамика глобального политического развития характеризуется тенденциями дальнейшего роста активности и расширения пространства деятельности субъектов международного терроризма. Можно констатировать, что в начале XXI столетия международный терроризм стал неотъемлемым фактором мировой и национальной политики. Потенциал его

1 В связи с этим показательно, что ряд политологов считают датой окончания «политического» XX века и начала новой эпохи 11 сентября 2001 г. - день террористической атакой на Всемирный торговый центр

2 Новик А. Терроризм - глобальная проблема современности. Интернет-ресурс «Новый век» -http://inforos.ru/ru/?module=news&action=v¡ew&id=26989 3 влияния на политические процессы крайне существенен и, по мнению ряда исследователей, в долгосрочной перспективе будет взрастать. Поэтому системное изучение международного терроризма - важный элемент понимания динамики глобальных и национальных политических трансформаций в средне- и долгосрочной перспективе.

В-третьих, международный терроризм как многомерное и синтетическое по своей природе явление, несёт в себе значимую психологическую составляющую. В современных условиях одна из ключевых целей международного терроризма - максимизировать деструктивный психоэмоциональный эффект (через страх, генерирование чувства незащищенности и т.п.) террористического акта, способствуя, таким образом, развитию дисфункциональных процессов в социетальном и политическом пространстве. Поэтому особую актуальность приобретает анализ психологического компонента международного терроризма, его изучение как сложноорганизованного и динамического политико-психологического явления.

В-четвертых, политико-психологическое изучение международного терроризма предполагает обращение к проблеме его отражения в информационном пространстве. Стремительное развитие новых форм политической коммуникации, формирование глобальных сетевых сообществ, поэтапное становление постиндустриальной социально-политической культуры («информационно-сервисной цивилизации») радикально усиливают роль медийного фактора в формировании массовых представлений о международном терроризме. При этом речь идет как о традиционных СМИ (электронные масс-медиа и пресса), так и о сети Интернет. Глобальная Сеть может рассматриваться как многоуровневое, сложноорганизованное в морфологическом плане, подвижное коммуникативное пространство, в котором активно протекает процесс структуризации образа международного терроризма. На сегодняшний день этот процесс находится в начальной стадии развития и изучен крайне слабо, что еще раз подчеркивает актуальность выбранной тематики исследования

В-пятых, информационно-политическое пространство современной России характеризуется серьезными изменениями, которые связаны с активной «интернетизацией» российского общества, резким ростом числа юзеров в 2005- 2011 гг.3

В этих условиях Интернет приобретает принципиально новую для себя функцию политической организации и мобилизации, становится одним из ведущих инструментов формирования политической картины мира и политических настроений российских граждан. Образ международного терроризма, активно складывающийся в Рунете, «конкурирует» с иными, телевизионными образами данного явления и становится важным (а если говорить о молодежи и жителях двух «столиц» - ведущим) аспектом формирования целостной системы представлений о терроризме. В связи с этим, необходимо отметить, что образ терроризма в Рунете, механизмы его трансформации, не были подвергнуты системному политико-психологическому анализу. Поэтому важной задачей современной политической психологии является комплексное изучение образа международного терроризма, кристаллизовавшегося в политическом сознании пользователей Рунета.

В-шестых, политическое развитие постсоветской России в 1990-х -2000-х гг. характеризуется, в том числе, и обострением проблемы терроризма. В частности, общепризнанным является факт появления на территории РФ международных террористических групп, которые приняли участие в наиболее резонансных террористических акциях 2000-х гг. (захват театрального центра на Дубровке в октябре 2002 г.; захват школы в г. Беслане в сентябре 2004 г.; организация взрывов в московском метро в марте 2010 г. и т.д.). В силу близости террористической угрозы к российскому

3 См. например, «Интернет в России». Методика и основные результаты исследования. Аналитический бюллетень. Выпуск 32. Зима 2010-2011 гг. Сайт Фонда «Общественное мнение». URL: http://bd.fom.ru/pdf/Internet%20v%20Rossii%20Vol32.%20Zima%202010-201 lshort.pdf 5 обществу у значительной части граждан, включая юзеров, сформировался широкий спектр разнообразных представлений о терроризме, которые находят свое отражение в Рунете. Изучение данных представлений, их систематизация, должны рассматриваться как одна из актуальных задач политико-психологической науки.

Исследовательская проблема заключается в необходимости изучения политико-психологической специфики образа международного терроризма в сети Интернет.

Степень научной разработанности проблемы

Проблема международного терроризма и формирования его образа является одной из наиболее значимых ниш эвристического поля современной политической науки и привлекает к себе интерес ученых, представляющих различные отрасли политического знания (глобалистика, геополитика, этнополитология, политическая социология, политическая психология и т.д.)

Широкий спектр трудов по указанной проблематике может быть структурирован в четыре блока.

1. Исследования международного терроризма как политического феномена, эволюционирующего в контексте макросоциальных, макрополитических и геокультурных трансформаций современности (глобализационные процессы, развитие информационных технологий и т.д.)

2. Исследования Интернета как многоуровневого социально-политического пространства и инструмента воздействия на политические процессы современности

3. Политико-психологические работы, в которых исследуется психологическая природа социальных и политических образов.

4. Научные труды, посвященные психологической природе терроризма в целом и международного (транснационального, глобального) терроризма как его разновидности. В рамках данного блока особо выделяются работы, акцентирующие внимание на синтетической, политико-психологической природе современного международного терроризма.

Первый блок представлен работами таких авторов как В.В.Наумкин, Г.И.Мирский, Е.А.Степанова, В.Н.Иванов, М.П.Требин, С.А.Эфиров, К.С.Беглова, Г.И.Морозов, Н.Я.Лазарев, Ю.С.Горбунов, А.Е.Тарасов, Е.А.Степанова, Ю.И.Авдеев, А.Г.Арбатов, А.К.Боташова, В.П.Емельянов, В.В.Лунеев, И.А.Яковенко, В.И.Василенко, Б.Хофман, Й. Аррегун-Тофт, И.Байман, Ф.Баргат, Дж. Эспозито, Г.Кепел, А.Бард, Я.Зодерквист и др.4

Второй блок - исследования интернета как политического, социокультурного и психологического феномена. Данная проблематика находит свое отражение в работах А.В.Чугунова, А.А.Бодрова, В.И.Аршинова, И.Л.Балымова. И.М.Зарубина, Р.Дэвиса, Л.Лайтэна, М.Кастельса, Э.Гидденса, Ф.Уэбстера, Р.Флорида и др.5 4

См. например: Наумкин В.В. Исламский радикализм в зеркале новых концепций и подходов. - М.: Едиториал УРСС, 2005; Мирский Г.И. Исламизм, транснациональный терроризм и ближневосточные конфликты. - М.: Изд-во ГУ-ВШЭ, 2008. Степанова Е.А. Терроризм в асимметричном конфликте на локально-региональном и глобальном уровнях (идеологические и организационные аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 2010; Иванов В.Н. Современный терроризм. М., 2006; Требин М.П. Терроризм в XXI веке. Минск, 2004; Эфиров С.А. Терроризм как катастрофогенный фактор. М., 2001 и др. Беглова К.С. Терроризм: поиск решения проблем // США: экономика, политика, идеология. 1991, № 1; Морозов Г.И. Международный терроризм // Там же. 1997. № 11-12; Лазарев Н.Я. Терроризм и политическое поведение // Социс 1993. № 4; Тарасов А.Е. Современный терроризм: анализ основных направлений. Минск, 2000; Авдеев Ю.И., Гуськов А.Я. Практика терроризма в начале XXI века и проблема совершенствования антитеррористического законодательства // Законодательное обеспечение борьбы с терроризмом. Сборник документов и материалов. - М.: Изд. Гос. Думы, 2003. - С. 44-55; Арбатов А.Г. Российская национальная идея и внешняя политика. 1998; Арбатов А.Г. Безопасность: российский выбор. 1999; Боташова А.К. Политический терроризм: детерминация и формы проявления. Дисс. . канд. полит, наук. Ставрополь, 2004; Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. С-Пб., 2002; Емельянов В.П. Уголовная ответственность за терроризм и преступления с признаками терроризирования. Дис. . докт. юрид. наук. М., 2001; Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005; Лунеев В.В. Организованная преступность, уголовный терроризм в условиях глобализации//СОЦИС. - 2002 - №5; Яковенко И. Терроризм//Нева. - 2005. - №12; Василенко В.И. Международный терроризм в условиях глобального развития (политологический аспект) / Дисс. . докт. полит, н. М., 2003; Хоффман Б. Терроризм. Взгляд изнутри. М., 2003; Arreguin-Toft I. How the Weak Win Wars: A Theory of Asymmetric Conflict. - N.Y.; Cambridge: Cambridge University Press, 2005.

4 Byman D. The logic of ethnic terrorism // Studies in Conflict and Terrorism. 1998. № 2. P. 149-170; Burgat F. Face to Face with Political Islam. - L.: I.B.Taurus, 1997; Esposito J. Unholy War: Terror in the Name of Islam. -Oxford: Oxford University Press, 2002; Kepel G. Jihad: The Trail of Political Islam. - L.: I.B. Tauris, 2004; Бард А., Зодерквист Я. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб., 2004

5 См. например: Чугунов A.B. Политика и интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Дисс. канд. полит, наук. - СПб., 2000. .Бодров, A.A. Виртуальная реальность как когнитивный и социокультурный феномен // А.А.Бодров - Казань: Изд-во «Таглимат», 2005. - 195 е.; Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого общения: феномен самоорганизации // Электронная библиотека Русского Гуманитарного Интернет-Университета; Балымов И.Л. Социальное познание в ситуации Интернет-общения//Дисс. на соискание ученой степени канд. психол. наук. - СПб, 2008. - 189 е.; Зарубин И.М. Проблемы безопасности в Интернет// Безопасность

Третий блок - психологические исследования, посвященные проблеме восприятия и формирования политических образов (А.Н.Леонтьев, С.Д.Смирнов, В.В.Столин, Дж. Герген и др.)6 В данном контексте наибольший интерес представляют политико-психологические исследования, проведенные на кафедре социологии и психологии политики МГУ под руководством Е.Б.Шестопал (Е.Б.Шестопал, Т.Н.Пищева, С.В.Нестерова и др.)7

Четвертый блок, в рамках которого сгруппированы труды, рассматривающие психологию терроризма (в том числе, анализирующие его как синтетический политико-психологический феномен) представлен работами Д.В.Ольшанского, А.И.Юрьева, И.Е.Иванова, В.И.Букреева, о

И.В.Коновалова, В.В.Щеблановой и др.

Можно отметить, что указанный спектр научной информации создает теоретический и методологический потенциал дальнейшего исследования проблемы международного терроризма в ракурсе политической психологии. информационных технологий.- 1998.-№1.-С.50-56; Дэвис Р. Сеть политики: влияние Интернета на американскую политическую систему; Лайтен Р. Право и политика в век Интернета. // Право и информатизация общества: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН; Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. - М., 2000; Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. - Екатеринбург, 2004; Giddens A. Runaway World: How Globalization is Reshaping Our Lives. - L., 1999; Giddens A. Runaway World. - L., 2000; Уэбстер Ф. Теории информационного' общества,- M., 2004; Florida R. The Rise of the Creative Class. And How It's Transforming Work, Leisure and Everyday Life. — NY, 2002

6 См. например: Леонтьев A.H. Развитие психики. Сознание человека // Психология / Под ред. A.A. Смирнова, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова // 2-е изд. - М., 1962, с. 73—93; Проблемы развития психики. — 3-е изд. - М., 1972; О некоторых особенностях переработки информации человеком // Вопросы психологии, 1962, № 6, с. 14—25 (совместно с Е. П. Кринчик); Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М.,1985; Столин В.В. Самосознание личности. - М., 1983; Герген .Дж. Социальная психология как история.

7 См. например: Шестопал Е.Б.Образы российской власти: от Ельцина до Путина. - М.,2009; 7 Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность (Политико-психологический анализ) // ПОЛИС: Политические исследования. 1995. № 8; Пищева Т.Н. "Затрудненное общение" (Барьеры в восприятии образов политиков) // ПОЛИС. - 2002. - №5; Пищева Т.Н. Политические образы: проблемы исследования и интерпретации // ПОЛИС. - 2011. - №2; Нестерова C.B. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян./ C.B. Нестерова, В.Г. Сибирко//Полис. 1997. - № 6;

8 См.например: Ольшанский Д.В.Психология терроризма - СПб.: Питер, 2002. - 286 е.; Юрьев А.И. Политическая психология терроризма О А. И. Юрьев - Политическая психология терроризма - Доклад на форуме «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора». . Юрьева А.И., СПб, 2004Психология терроризма / И.В.Коновалов // Юридическая психология. - 2007. - №4. - С. 30-34; Щебланова В.В. Психологические источники терроризма / B.B. Щебланова И Проблемы нормы и патологии: современные дискурсивные практики: материалы Междунар. науч.-практ. конф. / под ред. Е.А. Андрияновой. Саратов: СГМУ, 2002. С.85-91.

Объект и предмет исследования

Объект исследования - образ международного терроризма в сети Интернет как сложный политико-психологический конструкт.

Предмет исследования - политико-психологические особенности ы формирования, ключевые содержательные (когнитивные, эмоциональные, поведенческие) компоненты и структурная специфика образа международного терроризма в Рунете.

Цель и задачи исследования

Цель исследования - изучение политико-психологических особенностей формирования, ключевых содержательных компонентов и структурной специфики образа международного терроризма в Рунете.

В рамках достижения поставленной цели представляется необходимым решить несколько взаимосвязанных задач:

1) проанализировать международный терроризм как политический феномен, его генетические и динамические особенности;

2) рассмотреть политико-психологические подходы к изучению образа как фундаментальные теоретические основания проводимого исследования;

3) изучить политико-психологические особенности Рунета как многомерного, динамичного и сложноорганизованного пространства политических коммуникаций;

4) выработать модель политико-психологического исследования образа международного терроризма в Рунете;

5) исследовать общие закономерности, когнитивные и эмоциональные составляющие формирования образа международного терроризма в Рунете;

6) изучить специфику формирования образа международного террористического сообщества в политическом сознании пользователей Рунета (на примере террористической организации «Аль-Кайда»);

7) провести анализ образа международного террористического лидера (на примере У.Бен Ладена), выступающего средством персонализации международного терроризма.

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретические концепции, представленные в работах В.В.Наумкина, Г.И.Мирского, Е.А.Степановой, Д.В.Ольшанского, А.Барда, Я.Зодерквиста и других российских и зарубежных авторов, позволили сформировать общее представление о предмете исследования.

Основополагающими теоретико-методологическими элементами проводимого исследования выступили труды политико-психологической школы, возглавляемой Е.Б.Шестопал. В рамках данного подхода политический образ рассматривается как многомерный, сложный, подверженный трансформациям компонент политического сознания, включающий в себя многообразие когнитивных, эмоциональных и поведенческих элементов. При этом особый акцент сделан на гибкости современных политических образов, их зависимости как от долгосрочных, так и от ситуационных информационно-политических факторов.

Опираясь на теоретические разработки научной школы Е.Б.Шестопал, возможно дифференцировать образ международного терроризма на ряд проекций. Первая проекция - это генерализованный образ терроризма как политического и психологического явления, сочетающий в себе когнитивные и эмоциональные компоненты. Вторая проекция - это конкретизация образа терроризма через субъектный профиль террористического сообщества (организации). Третья проекция образа терроризма - персоналистская, в рамках которой данное явление изучается через призму политического лидерства (образ террористического лидера).

Следующий важный теоретико-методологический компонент, который был задействован в ходе диссертационного исследования, - это работы, посвященные политико-психологическим особенностям Интернета. В данном контексте необходимо особо упомянуть концепции таких авторов, как А.В.Чугунов, Р.Дэвис, Р.Лайтен.

В качестве базового метода эмпирического исследования был выбран качественный контент-анализ. Необходимость его использования была обусловлена следующими причинами.

Во-первых, необходимостью выявления ключевых политико-психологических особенностей образа международного терроризма в сети Интернет. В данном ракурсе приемлемым является именно качественный инструментарий, позволяющий диагностировать глубинные (иррациональные, психоэмоциональные, связанные со стереотипией и т.п.) аспекты формирования образа международного терроризма.

Во-вторых, акцентом на изучение внутренней структурной конфигурации образа международного терроризма, в частности:

• соотношения в нём когнитивных и эмоциональных составляющих

• степени его фрагментированности

• наличия/отсутствия типичных психологических эффектов, наиболее часто проявляющихся при формировании политических образов (персонализация, символизация, стереотипия)

В-третьих, помимо самих сообщений (микротекстов) как единиц анализа, особо внимание уделялось коммуникативным контекстам, в рамках которых выражались представления пользователей глобальной Сети о международном терроризме.

В ходе проводимого качественного контент-анализа особый акцент делался на такие характеристики сообщений, как:

• Содержательная (когнитивная) составляющая

• Логическая структура (используемая объяснительная схема)

• Стилистические особенности (язык сообщения, метафоричность, описательный - объяснительный - императивный характер и т.д.)

• Соотношение когнитивного и эмоционального компонентов сообщений (степень эмоциональности)

• Степень конкретизации (размытости, абстрагирования)

• Наличие в сообщении элементов стереотипии (стереотипы и установки, которые находят отражение в текстах)

• Информационный контекст сообщения (на каком ресурсе, в рамках какой тематической направленности присутствует сообщение)

Можно отметить, что указанные теоретико-методологические основания способствовали системному изучению образа международного терроризма в сети Интернет

Научная новизна исследования

1. Сформулирована концептуальная модель политико-психологического исследования образа международного терроризма в сети Интернет.

2. Проведено исследование образа международного терроризма в Рунете как политико-психологического феномена. Выявлены такие базовые характеристики образа международного терроризма в сети Интернет, как фрагментарность, аморфность (размытость границ), дисбаланс, выражающийся в превалировании эмоциональной составляющей над когнитивной.

3. Осуществлен анализ лидерского профиля образа международного терроризма, в ходе которого было выявлено, что ведущими психологическими эффектами, сопутствующими эволюции данного образа, выступают персонализация, символизация и стереотипия.

4. В научный оборот введен существенный объём новых эмпирических данных, которые могут быть актуальны как в контексте дальнейших

12 исследований представлений пользователей Интернета о международном терроризме, так и с точки зрения более глубокого осмысления «виртуальной» субкультуры Рунета как политико-психологического феномена современности.

Научно-практическая значимость исследования

Исследуемая проблема имеет существенное теоретическое значение. В современной политической науке наблюдается устойчивый рост интереса к проблематике международного терроризма. Тем не менее, до недавнего времени проблема формирования образа терроризма оставалась за пределами внимания исследователей. Интенсивное развитие новых форм политической коммуникации (прежде всего, Интернета) сделало необходимым проведение комплексных исследований в данной сфере. И в частности, поставило перед современной политической психологией задачу изучения психологических механизмов и социально-политических контекстов формирования и эволюции образа международного терроризма в глобальной Сети.

Более того, можно констатировать, что в современных условиях, ввиду скачкообразного роста числа пользователей Рунета, «виртуальный» образ международного терроризма преодолел границы Интернет-пространства и становится системообразующим фактором формирования массовых представлений о терроризме у российских граждан.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы как в целях дальнейшего изучения процессов формирования и эволюции образа международного терроризма в глобальном и российском информационном пространстве, так и контексте исследования политико-психологических закономерностей становления «виртуальной» субкультуры российских юзеров.

Работа может выступать методологической базой разработки специальных учебных курсов по направлениям «политология»,

13 социология», «международные отношения», «государственное и муниципальное управление».

Практическое значение данной проблемы объясняется возможностью использования полученных результатов:

• в целях оптимизации государственной информационной политики в современной России (а также на уровне субъектов федерации);

• в процессе совершенствования механизмов национальной информационной безопасности с учетом психологических эффектов, порождаемых действиями акторов международного терроризма.

Положения, выносимые на защиту

1. Образ международного терроризма в Рунете представляет собой сложный, многомерный, структурно неоднородный политико-психологический феномен, содержание и эволюция которого определяется как макрополитическим (в т.ч. политико-событийным) контекстом, так и спецификой современных Интернет-коммуникаций.

2. Среди основных характеристик политических коммуникаций Рунета, в наибольшей степени воздействующих на формирование образа международного терроризма, необходимо выделить: преобладание сетевых (горизонтальных) информационных обменов, диалоговый характер, эпизодичность, динамизм «виртуальной повестки дня».

3. Образ международного терроризма, сформировавшийся в Рунете, характеризуется такими ключевыми особенностями, как фрагментарность, когнитивная бедность, доминирование эмоционально-оценочной составляющей; аморфность (размытость когнитивных границ «международного терроризма»).

4. В Интернет-образе международного терроризма прослеживаются такие политико-психологические особенности, как:

• структурный дисбаланс, выражающийся в преобладании эмоциональной составляющей над когнитивной;

• эффекты стереотипии, в частности, находящие свое отражение в двух доминирующих объяснительных схемах причин международного терроризма («антиисламской» и «антиамериканской»)

• эффекты персонализации (восприятие международного терроризма через призму деятельности наиболее крупных террористических лидеров).

5. В политическом сознании пользователей сети Интернет сложились три базовые модели, объясняющие происхождение международного терроризма. Первая - наиболее сложная в когнитивном плане - модель рассматривает терроризм как генетически неоднородное явление, вызванное объективными тенденциями развития мировой политической системы. Вторая модель апеллирует к «исламским» истокам международного терроризма. Третья модель базируется на «антиамериканской» установке. Согласно ей, международные терроризм - инструмент реализации геополитических интересов западных акторов в глобальном масштабе.

6. Образ международной террористической организации «Аль-Кайда» характеризуется слабой когнитивной основой, декомпозицией (отрывочные представления преобладают над систематизированными), выраженной эмоциональной составляющей.

7. Центральное место в персонализации современного международного терроризма занимает фигура У.Бен Ладена. Образ «террориста №1» в Рунете характеризуется противоречивостью, эффектами символизации (Бен Ладен как репрезентация международного терроризма) и мифологизации.

Структура диссертационного исследования

Рукопись диссертации состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

Выводы по 2 главе

В заключении эмпирического исследования образа международного терроризма в интернете представляется возможным сделать ряд выводов.

1 .Проблема международного терроризма получила широкое освещение в пространстве современного Рунета. На сегодняшний день продолжается процесс формирования образа международного терроризма в Интернете, который протекает под воздействием как внешних факторов (динамика террористической активности, совершаемые террористические действия), так и в контексте политико-психологический специфики глобальной Сети как сложного и многоуровневого пространства политической коммуникации.

2. Проведенное исследование показало, что на сегодняшний день в

Рунете оформился своеобразный когнитивный «разрыв» между

137 заинтересованными» юзерами, которые активно участвуют в обсуждении проблемы терроризма, и основной частью пользователей, ориентированных на эпизодические эмоциональные реакции «по поводу» терроризма. Таким образом, можно говорить о том, что существует «продвинутый» Интернет-сегмент, вращающийся вокруг специализированных сайтов, у которого сложился достаточно рельефный, насыщенный в когнитивном плане образ международного терроризма (представители данного сегмента в общих чертах обладают знаниями об истоках современного терроризма, его политико-психологических и социокультурных предпосылках).

Вместе с тем, гораздо более существенная часть пользователей Рунета, локализованная, главным образом, в социальных сетях, имеет отрывочные представления о природе международного терроризма и не склонна уделять данной проблеме излишнее внимание. «Всплески» интереса к проблеме терроризма у данного социального сегмента, как правило, эпизодичны и связаны с конкретными «громкими» террористическими актами (взрывы в московском метро в марте 2010 г., взрыв в аэропорту Домодедово в январе 2011 г. и т.д.)

3. Образ международного терроризма в Рунете не дифференцирован и органично слит с образом терроризма в целом. Он характеризуется следующими ключевыми особенностями

• фрагментарностью;

• когнитивной бедностью;

• преобладанием эмоционально-оценочной составляющей;

• аморфностью (непонятно, где «заканчивается» терроризм и начинается экстремизм, бандитизм и т.д.);

• слабой выраженностью субъектно-объектного начала (из образа неясно, кто «субъект» терроризма, а кто - потенциальный «объект» террористических атак).

В Интернет-образе международного терроризма прослеживаются два взаимно обусловленные паттерна восприятия. Первый - паттерн

138 негативизации, в основе которого лежит отрицание идеи международного терроризма в целом или его понимание в качестве инструмента политической борьбы на мировой арене. Второй - «конспирологический» паттерн, апеллирующий к фактору «скрытых» сил, являющихся создателями, покровителями и управляющим субъектом международного терроризма.

5. Важными элементами образа терроризма в Рунете являются когнитивные схемы, призванные объяснить природу данного явления. Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в политическом сознании юзеров сложились три базовые объяснительные модели. Первая - наиболее сложная в когнитивном плане - модель рассматривает терроризм как многогранное явление, вызванное объективными тенденциями развития мировой политической системы (глобализация, «столкновение цивилизаций», развитие технологий политической коммуникации и т.д.). Вторая -наиболее популярная среди пользователей сети Интернет - модель апеллирует к «исламским» корням международного терроризма. Третья модель обращена к «американским» (западным) версиям, согласно которым международные терроризм- инструмент реализации геополитических интересов западных акторов (как государств, так и ТНК) в глобальном масштабе.

6.На сегодняшний день в пространстве Рунета не оформились скольконибудь четкие образы международных террористических организаций.

Исключением выступает «Аль-Кайда», образ которой приобрел выраженные очертания в политическом сознании юзеров. Образ Аль-Кайды характеризуется фрагментарностью, когнитивной бедностью, декомпозицией (отрывочные представления преобладают над систематизированными), выраженной эмоциональной составляющей.

Проведенное исследование показывает: в Рунете сложились две взаимно оппозиционные точки зрения, объясняющие феномен Аль-Кайды. Первая указывает на «арабское» и «исламское» происхождение данной организации, рассматривает ёё как эффективную и разветвленную террористическую сеть,

139 действия которой направлены на дестабилизацию мировой политической системы. Вторая точка зрения рассматривает Аль-Кайду как продукт деятельности Запада (как косвенной, так и непосредственно - западных спецслужб), инструмент распространения влияния евроатлантического сообщества в глобальном масштабе. В Интернете также распространена точка зрения об исключительно «медийном» происхождении Аль-Кайды, рассматривающая её как информационно-политический миф, используемый государствами запада для поддержания геополитической напряженности в мире и реализации собственных внешнеполитических интересов.

7. Ключевую роль в формировании образа международного терроризма на современно этапе играет лидерский фактор. При этом лидер выступает в массовом сознании символической фигурой, нередко - персонализированной квинтэссенцией терроризма как явления в целом. Центральное место в персонализации современного международного терроризма занимает образ «террориста №1» Усамы Бен Ладена, который воспринимается в двух контекстах: как наиболее яркий террористический лидер и как модальная личность террориста (пример «эталона» успешного террориста).

В целом образ У.Бен Ладена характеризуется нечеткой (размытой) структурой, в которой доминируют аффективные (эмоциональные, иррациональные) компоненты. Когнитивная составляющая образа «террориста№ 1» ограничивается наиболее общими сведениями о биографии Бен Ладена и характеристиками его личности. Было выявлено, что в рамках когнитивного профиля образа У.Бен Ладена наблюдается существенный дисбаланс: негативные характеристики «Бен Ладена -террориста» противопоставляются в целом позитивным оценкам личностных качеств «Бен Ладена -человека» (три базовые характеристики: интеллект, гибкость, идейность и приверженность определенным ценностям).

Эмоциональный профиль восприятия Бен Ладена пользователями

Рунета может быть описан с точки зрения взаимодействия трех паттернов.

Первый паттерн - восприятие Бен Ладена как наиболее крупного и опасного

140 международного террористического лидера, концентрированного выразителя «зла» в глобальном масштабе. Второй профиль связан с устойчивым мнением, что Бен Ладен - политический миф, который является продуктом целенаправленного конструирования западных политических элит и СМИ. Третий паттерн эмоционального восприятия сфокусирован на идее «связи» между Бен Ладеном и США (в особенности - американскими спецслужбами).

Важно зафиксировать, что в основе двух указанных выше паттернов восприятия лежит как субъективно-психологический фактор - установка на иррациональный «антиамериканизм» - так и ряд объективных причин. Среди них особо выделяется недостаток и противоречивость информации о «террористе №1», слабость официальных (и примыкающих к ним многочисленных экспертных) версий, пытающихся свести феномен международного терроризма исключительно к личности У.Бен Ладана.

Следовательно, образ международного терроризма в Рунете представляет собой сложную, фрагментарную, динамичную политико-психологическую композицию, в которой доминируют эмоциональные компоненты. При этом особое место в его формировании занимает механизм персонализации, на основании которого складывается восприятие международного терроризма в лидерском и символическом контекстах.

Указанные выше особенности характеризуют специфику формирования образа международного терроризма в сети Интернет.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Международный терроризм представляет собой один из наиболее сложных и многогранных феноменов современной политической жизни. Методологические проблемы, возникающие в процессе его научно-политического анализа, связаны как с множественностью концептуальных подходов и объяснительных моделей, затрагивающих данную тематику, так и высоким динамизмом самого явления, его выраженной взаимосвязью с макрополитическими трансформациями начала XXI века. Вместе с тем, использование теоретико-методологического потенциала политико-психологических подходов, открывает широкие возможности для комплексного изучения международного терроризма, его структурных элементов, качественных проявлений и тенденций эволюции.

Опираясь на результаты данного диссертационного исследования, посвященного изучению образа международного терроризма в сети Интернет, представляется необходимым сделать следующие выводы.

1 .Основываясь на многочисленных политологических (в том числе, и в рамках политической психологии) исследованиях, можно сформулировать политико-психологическое определение международного терроризма. Под международным терроризмом мы понимаем транснациональное социально-политическое явление, в основе которого лежат ассиметричные действия, сопряженные с насилием или угрозой его применения и направленных на дестабилизацию социально-политической ситуации через использование деструктивных информационно-психологических эффектов.

Следует подчеркнуть, что международный терроризм представляет собой специфическое глобальное явление: в его основе лежат эффекты транснационализации политических процессов, которые все более отчетливо проявляются в начале XXI века. Говоря о «транснационализации» террористической деятельности, следует выделить несколько её векторов.

Во-первых, транснационализацию субъектов терроризма

142 интернациональный» состав современных террористических сообществ. Во-вторых, транснационализацию пространств террористической активности, активное развитие трансграничных, сетевых (и отчасти «матричных») структур, которые отличаются высокой мобильностью. В-третьих, транснационализацию политических и психологических эффектов терроризма, их способность влиять на глобальную политическую и социально-экономическую динамику.

По нашему мнению, представляется необходимым рассматривать в качестве субъектов международного терроризма негосударственные акторы, разграничивая, таким образом, «терроризм» и системный государственный террор. При этом следует учитывать, что государственно-политические структуры могут быть также опосредованно вовлечены в террористическую деятельность (финансирование международных террористических организаций, их размещение на собственной территории, создание им благоприятной информационной среды и т.д.).

Генезис международного терроризма обусловлен широким спектром факторов политико-идеологического, социокультурного, социально-экономического, цивилизационного, информационно-психологического характера. Современная стадия развития международного терроризма характеризуется такими особенностями, как транснационализация ресурсов, пространств террористических атак и политико-психологических эффектов, усилением информационной, символической и лидерской составляющих в структуре террористической деятельности.

2.Интернет на современном этапе его развития представляет собой сложноорганизованную, неоднородную в структурном и содержательном плане информационно-психологическую среду, в которой циркулируют, взаимодействуя между собой, целый ряд политических образов, включая 1 образ - международного терроризма . Интернет, особенности его

186 Проблема изучения политических образов получила свое развитие в современной политико-психологической науке. Ведущий вклад в разработку теории политического образа внесла научная школа, функционирования, существенным образом влияют на характер международной террористической деятельности. В частности, можно упомянуть «сетевизацию» террористических структур, становление «информационного терроризма» как самостоятельной формы деструктивной политико-психологической деятельности, резкое усиление медийного «эффекта масштаба» совершаемых террористических актов, силы их психоэмоционального воздействия на общество. При этом необходимо учитывать, что формирование образа международного терроризма в Интернет-пространстве напрямую обусловлено технологической, психологической и социокультурной спецификой глобальной Сети как поля политико-коммуникативных взаимодействий.

3. Процесс формирования и эволюции образа международного терроризма в глобальной Сети характеризуется рядом специфических моментов, отличающих его, в частности, от аналогичного образа в традиционных СМИ (электронные медиа и пресса). К таким особенностям относятся ускоренная информационно-психологическая динамика, внутренняя фрагментарность и оценочная вариативность, гиперболизированная деструктивно-эмоциональная составляющая, превалирующая над когнитивными компонентами; эффекты стереотипии, символизации и мифологизации, выраженная персонификация (крайне весомая и на данный момент продолжающая возрастать значимость лидерского элемента). Следовательно, формирование образа международного терроризма в Рунете обусловлено политико-психологической спецификой данного типа политической коммуникации и особенностями политического сознания её участников. В частности

• политическим абсентеизмом и негативизмом (недоверием к официальной информации, к политическим институтам) возглавляемая Е.Б.Шестопал, Представители данного научного направления акцентируют внимание на когнитивных, аффективных (эмоциональных) и поведенческих аспектах политических образов. При этом следует отметить, что с точки зрения анализа образа международного терроризма особо важной представляется насыщенная эмоциональная составляющая.

144 значительной части юзеров, которые являются преимущественно представителями молодого и среднего поколения россиян;

• турбулентностью информационного пространства глобальной Сети, что приводит к «сжатию» жизненного цикла новости: обсуждения терроризма он-лайн носят фрагментарный характер и достаточно быстро прерываются;

• сверх-динамизмом коммуникации в Рунете: заменой «диалогового» стиля «комментаторским» (в рамках которого участники дискуссии отрывочно выражают собственное мнение или реагируют на последнее сообщение, а не дают развернутые оценки проблеме).

Можно заключить, что указанные выше особенности характеризуют образ международного терроризма в сети Интернет как сложную и динамичную политико-психологическую структуру, подверженную серьезным трансформациям. В силу этого, особую актуальность приобретает системное эмпирическое исследование содержания образа международного терроризма в глобальной Сети и ключевых тенденций его эволюции. Процесс формирования образа международного терроризма в Интернете, который протекает под воздействием как внешних факторов (динамика террористической активности, совершаемые террористические действия), так и в контексте политико-психологический специфики глобальной Сети как сложного и многоуровневого пространства политической коммуникации.

4. В ходе исследования было выявлено, что в Рунете оформился своеобразный когнитивный «разрыв» между «заинтересованными» юзерами, которые активно участвуют в обсуждении проблемы терроризма, и основной

частью пользователей, ориентированных на эпизодические эмоциональные реакции «по поводу» терроризма. Таким образом, можно говорить о том, что существует «продвинутый» Интернет-сегмент, вращающийся вокруг специализированных сайтов, у которого сложился достаточно рельефный, насыщенный в когнитивном плане образ международного терроризма

145 представители данного сегмента в общих чертах обладают знаниями об истоках современного терроризма, его политико-психологических и социокультурных предпосылках). Вместе с тем, гораздо более существенная часть пользователей Рунета, локализованная, главным образом, в социальных сетях, имеет отрывочные представления о природе международного терроризма и не склонна уделять данной проблеме излишнее внимание. «Всплески» интереса к проблеме терроризма у данного социального сегмента, как правило, эпизодичны и связаны с конкретными «громкими» террористическими актами (взрывы в московском метро в марте 2010 г., взрыв в аэропорту Домодедово в январе 2011 г. и т.д.)

5. Образ международного терроризма в Рунете не дифференцирован и органично слит с образом терроризма в целом. Он характеризуется следующими ключевыми особенностями:

• фрагментарностью;

• когнитивной бедностью;

• преобладанием эмоционально-оценочной составляющей;

• аморфностью (непонятно, где «заканчивается» терроризм и начинается экстремизм, бандитизм и т.д.);

• слабой выраженностью субъектно-объектного начала (из образа неясно, кто «субъект» терроризма, а кто - потенциальный «объект» террористических атак).

В Интернет-образе международного терроризма прослеживаются два взаимно обусловленные паттерна восприятия. Первый - паттерн негативизации, в основе которого лежит отрицание идеи международного терроризма в целом или его понимание в качестве инструмента политической борьбы на мировой арене. Второй - «конспирологический» паттерн, апеллирующий к фактору «скрытых» сил, являющихся создателями, покровителями и управляющим субъектом международного терроризма.

6. Важными элементами образа терроризма в Рунете являются когнитивные схемы, призванные объяснить природу данного явления.

Проведенный анализ позволяет говорить о том, что в политическом сознании юзеров сложились три базовые объяснительные модели. Первая - наиболее сложная в когнитивном плане - модель рассматривает терроризм как многогранное явление, вызванное объективными тенденциями развития мировой политической системы (глобализация, «столкновение цивилизаций», развитие технологий политической коммуникации и т.д.). Вторая - наиболее популярная среди пользователей сети Интернет - модель апеллирует к «исламским» корням международного терроризма. Третья модель обращена к «американским» (западным) версиям, согласно которым международные терроризм- инструмент реализации геополитических интересов западных акторов (как государств, так и ТНК) в глобальном масштабе.

7.На сегодняшний день в пространстве Рунета не оформились скольконибудь четкие образы международных террористических организаций.

Исключением выступает «Аль-Кайда», образ которой приобрел выраженные очертания в политическом сознании юзеров. Образ Аль-Кайды характеризуется фрагментарностью, когнитивной бедностью, декомпозицией (отрывочные представления преобладают над систематизированными), выраженной эмоциональной составляющей.

Проведенное исследование показывает: в Рунете сложились две взаимно оппозиционные точки зрения, объясняющие феномен Аль-Кайды. Первая указывает на «арабское» и «исламское» происхождение данной организации, рассматривает ёё как эффективную и разветвленную террористическую сеть, действия которой направлены на дестабилизацию мировой политической системы. Вторая точка зрения рассматривает Аль-Кайду как продукт деятельности Запада (как косвенной, так и непосредственно - западных спецслужб), инструмент распространения влияния евроатлантического сообщества в глобальном масштабе. В Интернете также распространена точка зрения об исключительно «медийном» происхождении Аль-Кайды, рассматривающая её как информационно-политический миф, используемый

147 государствами запада для поддержания геополитической напряженности в мире и реализации собственных внешнеполитических интересов.

8. Ключевую роль в формировании образа международного терроризма на современно этапе играет лидерский фактор. При этом лидер выступает в сознании юзеров символической фигурой, нередко - персонализированной квинтэссенцией терроризма как явления в целом. Центральное место в персонализации современного международного терроризма занимает образ «террориста №1» Усамы Бен Ладена, который воспринимается в двух контекстах: как наиболее яркий террористический лидер и как модальная личность террориста (пример «эталона» успешного террориста).

В ходе исследования было установлено, что образ У.Бен Ладена характеризуется нечеткой (размытой) структурой, в которой доминируют аффективные (эмоциональные, иррациональные) компоненты. Когнитивная составляющая образа «террориста №1» ограничивается наиболее общими сведениями о биографии Бен Ладена и характеристиками его личности. Было выявлено, что в рамках когнитивного профиля образа У.Бен Ладена наблюдается существенный дисбаланс: негативные характеристики «Бен Ладена-террориста» противопоставляются в целом позитивным оценкам личностных качеств «Бен Ладена -человека» (три базовые характеристики: интеллект, гибкость, идейность и приверженность определенным ценностям).

Эмоциональный профиль восприятия Бен Ладена пользователями Рунета может быть описан с точки зрения взаимодействия трех паттернов. Первый паттерн - восприятие Бен Ладена как наиболее крупного и опасного международного террористического лидера, концентрированного выразителя «зла» в глобальном масштабе. Второй профиль связан с устойчивым мнением, что Бен Ладен - политический миф, который является продуктом целенаправленного конструирования западных политических элит и СМИ. Третий паттерн эмоционального восприятия сфокусирован на идее «связи» между Бен Ладеном и его «противниками» (политическими элитами западных государств).

Следовательно, образ международного терроризма в Рунете представляет собой сложную, фрагментарную, динамичную политико-психологическую композицию. Он отличается структурным дисбалансом (эмоциональные составляющие преобладают над когнитивными), эффектом персонализации, морфологической, смысловой и эмоциональной подвижностью.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат политических наук , Булгаков, Сергей Николаевич, Москва

1. Авдеев Ю.И., Гуськов А .Я. Практика терроризма в начале XX1.века и проблема совершенствования антитеррористического законодательства // Законодательное обеспечение борьбы с терроризмом. Сборник документов и материалов. - М.: Изд. Гос. Думы, 2003.

2. Арбатов А.Г. Российская национальная идея и внешняя политика. М, 1998.

3. Арбатов А.Г. Безопасность: российский выбор. М., 1999.

4. Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. М., 1999.

5. Бабкин С.Э. Движения политического ислама в Северной Африке. М., 2000.

6. Бард А., Зодерквист Я. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. СПб., 2004.

7. Барковская Е. Арабский Восток: подходы к проблеме «исламского терроризма»// Азия и Африка сегодня. 2003, №8.

8. Безымянский Л. Исламский джихад и арийский дух// Новое время. 2005, №45.

9. Бек У. Что такое глобализация? Ошибки глобализма ответы на глобализацию. М., 2001.

10. Бельков O.A. Терроризм вызов национальной и международной безопасности // Безопасность Евразии. 2001, №4.

11. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М, 1995

12. Бжезинский 3. Выбор: мировое господство или глобальное лидерство. М., 2004

13. Бжезинский 3. Великая шахматная доска. Господство Америки и ее геостратегические императивы. М., 2000.

14. Богомолов О. Глобализация-вызов мировому экономическому порядку, 1999.

15. Бодрийяр Ж. Дух терроризма// Геополитика террора, М., 2002.

16. Бодрийяр Ж. Общество потребления: его мифы и структуры. М.,2006.

17. Бодров A.A. Виртуальная реальность как когнитивный и социокультурный феномен// A.A. Бодров Казань: Изд-во «Таглимат», 2005.

18. Боташова А.К. Политический терроризм: детерминация и формы проявления.Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук. Ставрополь, 2004.

19. Боташева А.К. Социально-экономические предпосылки развития экстремизма и терроризма// Федерализм как ресурс развития российской государственности XXI века: Всероссийская научно-практическая конференция. Уфа, 2008.

20. Брунер Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации.

21. Будницкий О.В. Терроризм глазами историка. Идеология терроризма// Вопросы философии. 2004, №5.

22. Будницкий О.В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях. Феникс. 1996.

23. Будницкий О.В. Терроризм в Российском освободительном движении: идеология, этика, психология: Вторая половина XIX начало XX в.: Автореферат. д. ист. наук // Институт Российской истории. М., 1998.

24. Буренин C.B. Возвращение бумеранга (История терроризма). Ростов н/Д., 2005.

25. Бутенко А.П. Глобализация: сущность и современные проблемы// Социально -гуманитарные знания. 2002, №3.

26. Быков А.Н. Глобализация и регионализация в современном мире и место России в этом процессе. М., 2001.

27. Быков И.А. Управление Интернетом как одна из проблем современных международных отношений// Политэкс: Политическая экспертиза, 2008, № 2.

28. Быков И.А. Интернет-пространство как фактор формирования политических идеологий//Труды Десятой всероссийской объединенной конференции «Интернет и современное общество». 2007. URL: http://bykov.socionet.ru/public/BykovInternetIdeol.html

29. Василенко В.И. Терроризм как социально-политический феномен. М., 2002.

30. Васильев С. Ислам и террор// Общественные науки и современность. 2006, №1.

31. Васильев B.J1. Психология личности террориста. URL: http://psyfactor.org/lib/terrorl6.htm

32. Введенская Т.Ю., Дзигумская Е.А. Международный терроризм: психологический аспект// Проблемы политической психологии. Киев, 1997. -http://yurpsy.fatal.rU/files/xrest/2/28.htm

33. Витюк В.В. Терроризм постперестроечной эпохи// Социологические исследования. 1993, №7.

34. Витюк В.В. Некоторые проблемы терроризма в аспекте современных конфликтных ситуаций (соображения террологов) //

35. Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология разрешения. 1993, №4.

36. Войскунский А.Е. Психологические исследования феномена Интернет-аддикции// Тезисы докладов 2-й Российской конференции по экологической психологии. М., 2000.

37. Войскунский А.Е. Исследования Интернета в психологии// Интернет и российское общество /Под ред. И. Семенова. М., 2002.

38. Войскунский А.Е. Феномен зависимости от Интернета// Гуманитарные исследования в Интернете/ Под ред. А.Е. Войскунского. М, 2000.

39. Галахов С. С., Тарсуков K.M. Терроризм — угроза государственности России в XXI в. (исторические, правовые, праксеологические проблемы) // Правовая наука на рубеже XXI столетия: Сб. науч. трудов. Омск, 2000.

40. Галкин A.A. Глобализация и политические потрясения XXI векаЛ Полис. 2007. №4

41. Гельвановский М.И. Общество на рубеже тысячелетий// Мыслитель планетарного масштаба. М., 2000.

42. Геополитика террора. Геополитические последствия террористических актов в США 11 сентября 2001 года. М., 2002.

43. Глобализация и перспективы современной цивилизации. Сб. статей // Отв. ред. К.Х. Делокаров. М., 2005.

44. Горошко О.И., Жигалина Е.А. Quo Vadis? Политические коммуникации в блогосфере Рунета // Russian Cyberspace, Vol. 1, No. 1 (2009).

45. Грачев Г., Мельник И. Взаимодействие человека и информационной среды: проблема информационно-психологической безопасности личности/ Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М., 1999.

46. Гушер А.И. Терроризм общая угроза безопасности в XXI веке // Вестник аналитики. М., 2001.

47. Дашичев В.И. Политика глобального господства от XX к XXI веку// Социально-гуманитарные знания. 2004, №4.

48. Дегтярев A.A. Политический процесс: концептуальные подходы и механизмы функционирования/Основы политической теории. М., 1998.

49. Дегтярев A.A. Принятие политических решений. М., 2004.

50. Делокаров К.Х. Глобализация и динамика смысловых координат современной цивилизации // Многогранная глобализация, М. 2003.

51. Дмитриев A.B., Залысин И.Ю. Насилие. Социально-политический анализ. М., 2000.

52. Денисов Ю.П. Образ политического лидера и образ эпохи в историческом сознании россиян / Историческая наука: проблемы и основные тенденции развития. Материалы II Международной научной конференции. Тула, 2008.

53. Дэвис Р. Сеть политики: влияние Интернета на американскую политическую систему.

54. Дэникер Г. Стратегия антитеррора. Новые пути борьбы с терроризмом// Терроризм в современном капиталистическом обществе. Вып. 2. М., 1982.

55. Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004.

56. Егорова-Гантман Е.В., Минтусов И.Е. Как делать имидж политика. М., 1995.

57. Егорова-Гантман Е., Плешаков К. Политическая реклама. М.,1999.

58. Емельянов Е.П. Терроризм как явление и состав преступления. Харьков, 1999.

59. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризма. СПб., 2008.

60. Замковой В.И., Ильчиков М.З. Терроризм глобальная проблема современности. М., 1996.

61. Замятин Д.Н. Геополитика образов и структурирование метапространства// ПОЛИС. 2003, №1.

62. Замятин Д.Н. Политико-географические образы и геополитические картины мира (Представление географических знаний в моделях политического мышления). 1998, №6.

63. Зарубин И.М. Проблемы безопасности в Интернет // Безопасность информационных технологий. 1998, №1.

64. Иванов В.Н. Феномен терроризма (экспертные суждения и оценки)// Социально-гуманитарные знания. 2005, №3.

65. Иванов В.Н. Современный терроризм. М., 2006.

66. Ивашов Л.И. Терроризм: реальный и мнимый. Вызовы и угрозы эпохи глобализации // Военно-промышленный курьер. 26.10.04.

67. Илларионов С.И. Террор и антитеррор в современном мироустройстве. М., 2003.

68. Индивидуальный политический террор в России. XIX XX в. М,1996.

69. Иноземцев В.Л. Вестернизация как глобализация и «глобализация» как вестернизация // Вопросы философии. 2004, №4.

70. Интернет в России. Методика и основные результаты исследования. Аналитический бюллетень. Выпуск 32. Зима 2010-2011 гг. Сайт Фонда «Общественное мнение». URL: http://bd.fom.m/pdfianternet%20v%20Rossii%20Vol32.%20Zima%202010201 lshort.pdf

71. Каверин Б. Терроризм и война: общее и различия // Власть. 2002,

72. Камю А. Бунтующий человек. М., 1990.155

73. Капустин Б.Г. К понятию политического насилия// Полис. 2003,

74. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М., 2000.

75. Кастельс М. Галактика Интернет. Размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург, 2004.

76. Корнилова Т.В., Смирнов С.Д. Методологические основы психологии. М., 2011.

77. Креншо М. Терроризм и международное сотрудничество. М.,1990.

78. Киселев A.A., Самаркина И.В. Интернет: модель и практики политического участия. Краснодар: ООО Оттиск, 2007.

79. Лазарев Н.Я. Терроризм и политическое поведение // Социс. 1993, №4.

80. Ланцов С.А. Террор и террористы: Словарь. СПб., 2004.

81. Леонтьев А.Н. Развитие психики. Сознание человека// Психология/ Под ред. A.A. Смирнова, А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова// 2-е изд. М., 1962.

82. Леонтьев Д.А. От образа к имиджу. Психосемантический брендинг// Реклама и жизнь.2000, №1(13).

83. Лисовский С.Ф. Политическая реклама. М., 2000.

84. Литвинов Н.Д. Террористическая организация: формирование и деятельность (политико-правовой анализ). Воронеж, 1999.

85. Лунеев В.В. Альманах Организованная преступность, терроризм и коррупция. 2003, №2.

86. Лунеев В.В. Тенденции терроризма и уголовно-правовая борьба с ним// Государство и право. 2002, №6.

87. Ляхов Е.Г., Попов A.B. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. Ростов-на-Дону, 1999.

88. Макбрайд У. Глобализация и межкультурный диалог// Вопросы философии. 2003, № 1.

89. Мартин Т.П. Шуман X. Западная глобализация. Атака на процветание и демократию. М., 2001.

90. Мартьянов Д.С. Политика и Интернет: теоретические подходы к изучению сети // Актуальные проблемы современной политической науки: сборник научных трудов. Вып. 10. СПб., 2010.

91. Мартьянов Д.С. Тотальный контроль или меры по наведению порядка? (Динамика политических процессов в сети Интернет)// Герценовские чтения 2004. Актуальные проблемы социальных наук. СПб., 2004.

92. Межличностное восприятие в группе/ под ред. Г.М.Андреевой и А.И. Донцова. М., 1981

93. Мейссан Т. 11 сентября 2001 года Чудовищная махинация. М.,2002.

94. Межуев В.М. Насилие и свобода в политическом контексте // Полис. 2004, № 3.

95. Мирский Г. Исламский фундаментализм и международный терроризм. Центральная Азия и Кавказ. 2001, № 6.

96. Мирский Г.И. Исламизм, транснациональный терроризм и ближневосточные конфликты. М.: Изд-во ГУ-ВШЭ, 2008.

97. Миськевич А. Терроризм как глобальная угроза современности/ А. Миськевич/ Библиотека экстремальной журналистики. URL: http://www.library.cjes.ru/online/?a=con&bid=533

98. Михайлов И.А. США: от экспансии в прошлом к новому «мировому порядку» в будущем// Безопасность. Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности. 2003.

99. Михеев А. Интернет и демократия: как новые информационныетехнологии влияют на политический процесс. 2002. URL: http://www.iu.ru/biblio/archive/miheevinternidemokr/157

100. Модестов С.А. Информационное противоборство как фактор геополитической конкуренции. М.,1998.

101. Москвичев JI.H. Глобализация два уровня анализа. Глобализация и перспективы современной цивилизации. М., 2005.

102. Мухаев Р.Т. Политология/ Особенности и динамика политического процесса в России. М., 2007.

103. Мюррей К. Интернет-зависимость с точки зрения нарративной психологии// Гуманитарные исследования в Интернете/ Под ред. А Е. Войскунского. М. 2000.

104. Наумец А.Б. Влияние религиозного фактора на возникновение экстремизма// Современный терроризм: состояние и перспективы. Под ред. Степанова Е.И. М., 2000.

105. Наумкин В.В. Исламский радикализм в зеркале новых концепций и подходов. М.: Едиториал УРСС, 2005

106. Наумкин В., Макаров Д. Исламский фактор в мировой политике и интересы России// Стратегия России. 2007, №7.

107. Нестерова C.B. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян / C.B. Нестерова, В.Г. Сибирко//Полис. 1997, №6.

108. Нечипоренко О.М. Терроризм -древний смертельно опасный спутник человечества // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. М., 2001.

109. Никитаев В.В. Террофания // Философские науки. 2002, № 1.

110. Новик А. Терроризм глобальная проблема современности. Интернет-ресурс «Новый век» . URL: http://inforos.ru/ru/?module=news&action=view&id=26989

111. Новиков Я.Ю. Терроризм в Северной Ирландии: история и современность// Социально-гуманитарные знания. 2003, №6.

112. Образы власти в постсоветской России. Политикопсихологический анализ/ Под ред. Шестопал Е. Б. М., 2004.158

113. Обухов А. Исторически обусловленные модификации образа мира // Развитие личности. 2003, №4.

114. Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб., 2002.

115. Панарин A.C. Искушение глобализмом. М., 2000.

116. Петрищев В.Е. Заметки о терроризме. М., 2001.

117. Петрищев В.Е. История терроризма в России. М., 1999.

118. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1994.

119. Пиаже Ж. Генетический аспект языка и мышления// Психолингвистика. М., 1984.

120. Пищева Т.Н. Затрудненное общение (Барьеры в восприятии образов политиков)//ПОЛИС. 2002, №5.

121. Пищева Т.Н. Политические образы: проблемы исследования и интерпретации// ПОЛИС. 2011, №2.

122. Подзигун И.М. Глобализация и будущее современной цивилизации. М., 2000.

123. Попов A.B. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. М.; Ростов н/Д., 1999.

124. Поликарпов В.П. Философия безопасности. СПб., 2001.

125. Политическая социализация российских граждан в период трансформации / под ред. Е. Б. Шестопал. М., 2008.

126. Ракитянский Н.М. Личность политика: теория и методология психологического портретирования. М., 2011.

127. Розин В.М. Терроризм как выразительный симптом кризиса нашей цивилизации? // Философские науки. 2002, № 1.

128. Салимов К.Н Современные проблемы терроризма. М., 1999.

129. Сайгитов У.Т. Особенности проявлений терроризма и религиозного экстремизма в Дагестане // Философия права. 2003, №2.

130. Самаркина И.В. Политический миф как фактор политической социализации // Мир власти: традиция, символ, миф. Материалы

131. Всероссийской конференции молодых исследователей. М., 1997.159

132. Сердюк JI.B. Насилие: криминологическое и уголовно-правовое исследование. М., 2002.

133. Смирнов С.Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985.

134. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. М., 2006.

135. Степанова Е.А. Терроризм в асимметричном конфликте на локально-региональном и глобальном уровнях (идеологические и организационные аспекты). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 2010.

136. Иванов В.Н. Современный терроризм. М., 2006.

137. Степанова Е.А. Россия и противодействие терроризму в локально-региональных конфликтах// Ежегодник СИПРИ 2001 / ИМЭМО РАН. М.: Наука, 2002.

138. Степанова Е.А. Интернационализация локально-региональных конфликтов// Международная жизнь. 2000, №11.

139. Степанова Е.А. Терроризм и асимметричный конфликт: проблемы определения и типология// Современный терроризм: истоки, тенденции и проблемы преодоления. М.: Изд-во Международного ун-та, 2006.

140. Степанова Е.А. Особенности финансирования транснациональных исламистских сетей в контексте борьбы с международным терроризмом // Разоружение и безопасность 2004-2005. Новые подходы к международной безопасности. М.: Наука, 2007.

141. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983

142. Сулимов К.А. Политико-философское понимание политического насилия: поиски смысла // Полис. 2004, №3.

143. С чего начинается ваххабизм (электронный ресурс). URL: http://www.Islam.ru

144. Тарасов А.Е. Современный терроризм: анализ основных направлений. Минск, 2000.

145. Терроризм: борьба и проблемы противодействия. М., 2004.

146. Терроризм в современном мире: истоки, сущность, направления и угрозы. М., 2003.

147. Терроризм в современном мире. Опыт междисциплинарного анализа (материалы «круглого стола»)// Вопросы философии, 2005, № 3.

148. Терроризм в современном мире: истоки, сущность, направления и угрозы// Отв. ред. Витюк В., Паин Э.С. М., 2003.

149. Терроризм: психологические корни и правовые оценки («круглый стол») // Государство и право. 1995, №4.

150. Терроризм: психологические и политические аспекты// Лукабо Р, Луку Х.Э, Кенджеми Д.П, Ковальски К. (электронный ресурс). URL: http://www.agentura.ru

151. Ткаченко А.Г. Терроризм: духовно-нравственный аспект// Современный терроризм: состояние и перспективы. М, 2000.

152. Томас Т.Л. Терроризм и Интернет: проблемы взаимодействия// Право и безопасность. 2001, №1.

153. Требин М.П. Терроризм в XXI веке. Минск, 2003.

154. Усов А. В Европе случилась «тихая революция». 27.12.09. URL: http://www.russkie.org/index.php?module=printnews&id=17336

155. Уткин А.И. Исламский терроризм в США // Философские науки, 2003, №3.

156. Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. М, 2001.

157. Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004.

158. Федотова В.Г. Терроризм: от старого к новому. Философские науки. №2, 2003.

159. Федотова В.Г. Терроризм и глобализация // Космополис. 2003,

160. Федотова В.Г. Терроризм: попытка концептуализации // Pro et contra. 2002, № 4.

161. Федотова В.Г. Терроризм: от старого к новому. Философские науки. 2003, №2.

162. Фишер Г. Глобализация мирохозяйственных связей: сущность, формы, перспективы. М, 1999.

163. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М, 2005.

164. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций?// Полис. 1994, №1.165. ХомскиН. 9.11. М, 2002.

165. Хоффман Б. Терроризм взгляд изнутри. М., 2003.

166. Чугунов A.B. Политика и интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Дисс. канд. полит, наук. СПб., 2000.

167. Ценности глобализирующегося мира// Отв. ред. К.Х. Делокаров. М., 2002.

168. Шабшин И.И. Психологические особенности и феномены коммуникации в Интернете// Московский психотерапевтический журнал. 2005, №1. URL: http://zhurnal.lib.rU/s/shabshinii/internet.shtml

169. Шевченко В.Н. Проблема трансформации российского государства на современном этапе глобализации. // Глобализация и перспективы современной цивилизации. М., 2005.

170. Шестопал Е.Б.Образы российской власти: от Ельцина до Путина. М., 2009.

171. Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желания и реальность (Политико-психологический анализ) // ПОЛИС: Политические исследования. 1995, №8.

172. Шестопал Е. Б. Психологический профиль российской политики 1990-х. Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. М., 2000.

173. Шестопал Е. Б., Новикова-Грунд М. В. восприятие образов двенадцати ведущих российских политиков (психологический и лингвистический анализ)// ПОЛИС. 1996, № 5.

174. Шляпентох В., Шубкин В. И др. Катастрофическое сознание в современном мире в конце XX века. М., 1990.

175. Шмитт К. Понятие политического// Вопросы социологии. 1992, Т.1. № 1.

176. Щебланова В.В. Психологические источники терроризма/ В.В. Щебланова// Проблемы нормы и патологии: современные дискурсивные практики: материалы Междунар. науч.-практ. конф./ под ред. Е.А. Андрияновой. Саратов: СГМУ, 2002.

177. Щеглов А.В. Анатомия терроризма: проблемно психологический анализ// Право и политика. 2000, №5.

178. Эфиров С. А. Терроризм как катастрофогенный фактор// Социальные конфликты: экспертиза, прогнозирование, технология разрешения. 1993, №4.

179. Юрьев А.И. Политическая психология терроризма. Доклад на форуме «Психология и психопатология терроризма. Гуманитарные стратегии антитеррора». Юрьева А.И., СПб, 2000.

180. Яковенко И.С. Время изживать терроризм// МЭ и МО. 2004. №1. С. 147-156

181. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. М.,2003.

182. Яшлавский А.В. Терроризм политический// Новая философская энциклопедия. В 4 т. М., 2001, т.4.

183. Adams J. The Real Financing of Terror. N. Y., 1986.

184. Arquilla J., Ronfeldt D. Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. Santa Monica (Calif.): RAND, 2001.

185. Arreguin-Toft I. How the Weak Win Wars: A Theory of Asymmetric

186. Conflict. -N.Y.; Cambridge: Cambridge University Press, 2005.163

187. Byman D. The logic of ethnic terrorism // Studies in Conflict and Terrorism. 1998. № 2.

188. Burgat F. Face to Face with Political Islam. L.: I.B.Taurus, 1997.

189. Crenshaw M. Terrorism, Legitimacy, and Power. Middletown, 1983.

190. Esman M. Ethnic Politics. N.Y., 1994.

191. Esposito J. Unholy War: Terror in the Name of Islam. Oxford: Oxford University Press, 2002.

192. Florida R. The Rise of the Creative Class. And How It's Transforming Work, Leisure and Everyday Life. — NY, 2002.

193. Giddens A. Runaway World: How Globalization is Reshaping Our Lives. L., 1999. - Giddens A. Runaway World. - L., 2000.

194. Jenkins B. The Who, What, Where, How and Why of Terrorism// Paper Presented at the Detroit Police Department Conference on Urban Terrorism: Planning or Chaos? 1984.

195. Juergensmeyer M. Terror in the Mind of God: The Global Rise of Religious Violence. Berkeley: University of California Press, 2000.

196. Kepel G. Jihad: The Trail of Political Islam. L.: I.B. Tauris, 2004.

197. Laqueur W. The Age of Terrorism. Boston, 1987.

198. Miller J. The Challenge of Radical Islam// Foreign Affairs, 1993. Vol. 72. N2.

199. Sageman M. Understanding Terror Networks. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2004.

200. Smith J. Islam in America. Columbia University Press, 1999

201. Tilly C. Trom Mobilization to Revolution. Addison-Wesley. 1978.