Автореферат диссертации по теме "Образ лживого человека в сознании школьников и студентов"

На правах рукописи

КОМАРОВА АЛЕКСАНДРА ВЛАДИМИРОВНА

ОБРАЗ ЛЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА В СОЗНАНИИ ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ

Специальность 19.00.07. Педагогическая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Санкт-Петербург 2006

Работа выполнена на кафедре практической психологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени A.C. Пушкина»

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор, Ситников Валерий Леонидович

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Баранов Александр Аркадьевич

кандидат психологических наук, доцент Парнюк Наталия Витальевна

Ведущая организация:

Государственное

образовательное

учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена»

Защита состоится 26 сентября 2006 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 800.009.02 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ленинградский государственный университет имени A.C. Пушкина» по адресу: 196605, Санкт-Петербург, Петербургское шоссе, д. 10, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ленинградского государственного университета имени A.C. Пушкина.

Автореферат разослан 25 августа 2006 года.

Ученый секретарь диссертационного совета канд. пед. наук, доцент

Г.А. Гонтарева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

В современном обществе наблюдаются противоречия между декларируемыми в педагогической практике и проявляемыми в реальном взаимодействии нравственными ценностями. Не случайно именно в 90-е годы появились фундаментальные исследования Д.И. Дубровского и В.В. Знакова, посвященные проблемам лжи, обмана, правды и их понимания людьми.

Большинство педагогов сами воспитывались в рамках другой социально-политической системы и ориентированы на другие нравственные ценности, которые были востребованы, но не всегда были реализованы. А современные учащиеся живут в период, когда наблюдается серьезный разрыв между декларируемыми и реальными нравственными ориентирами; их представления о лживых и правдивых людях очень часто существенно отличаются от подобных представлений у педагогов и родителей. Нередко у них возникают представления о том, что ложь и обман существенно облегчают жизнь человека, и складывающийся в их сознании образ преуспевающего лживого человека начинает оказывать существенное влияние на формирование их собственной личности, что существенно усложняет процесс нравственного воспитания современных школьников и студентов. В тоже время, до сих пор вне поля исследований остаются особенности отражения учащимися лжи, правды, а также механизмы и закономерности формирования образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов.

Цель исследования: выявить особенности содержания и структуры образов лживого человека у школьников и студентов в зависимости от тендерных и индивидуально-психологических особенностей, изучить специфику этих образов в сравнении с Я-образами.

Предмет исследования: структура и содержание образов лживого человека в сознании учащихся начального, среднего школьного возраста и студентов.

Объект исследования: учащиеся начальной школы (2-4 класс), учащиеся средней школы (7-9 класс), студенты психологических и педагогических специальностей очного обучения (1-4 курс).

Гипотеза исследования: тендерные и возрастные особенности образов лживого человека в сознании школьников и студентов отличаются от тендерных и возрастных особенностей их Я-образов.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ проблемы отражения представлений о лживом человеке в сознании учащихся разного возраста.

2. Осуществить сравнительный анализ содержания и структуры образов лживого и правдивого человека, а также Я-образов у школьников 2-4 и 7-9 классов, а также студентов 1-4 курсов (психологических и педагогических специальностей).

3. Выявить и проанализировать тендерные особенности отражения образов лживого и правдивого человека школьниками разного возраста и студентами.

4. Выявить специфику образов лживого и правдивого человека в связи с такими индивидуально-психическими особенностями учащихся, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсия и нейротизм.

Теоретической и методологической основой работы являются:

- идеи Б.Г. Ананьева, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л.Рубинштейна о социальной природе человека;

- понимание образного отражения действительности и его места в сознании человека в трудах A.A. Гостева, Е.А. Климова, Б.Ф. Ломова, А.Н. Леонтьева, Д.А. Ошанина, С.Д. Смирнова и др.;

- исследования Г.М. Андреевой, A.A. Бодалева, С.И. Кедич (Гусевой), C.B. Кондратьевой, В.Н. Куницыной, A.A. Реана, В.Л. Ситникова и др. в области социальной перцепции;

психологические концепции полового дипсихизма и гендерных особенностей в работах Б.Г. Ананьева, Т.В. Бендас, С. Бем, Ш. Берн, И.С. Кона, И.С. Клециной, ВЛ. Ситникова;

- концептуальные подходы к пониманию психологии лжи Д.И. Дубровского, В.В.Знакова, А.Н. Тарасова, О. Фрайя, П. Экмана;

- подходы к пониманию адаптации человека и ее связи с социальной перцепцией и коммуникативной компетентностью, представленные в работах АА.Баранова, А.Р.Кудашева, А.Г.Маклакова, А.А.Реан, С.В.Чермянина.

Методы и методики исследования. Для решения поставленных задач исследования и проверки сформулированной гипотезы использовались: вербальная часть методики «СОЧ (И) - структура образа человека (иерархическая)» (В Л.Ситников); многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (А.Г.Маклаков, C.B. Чермянин), тест EPI Г. Айзенка (адаптированный А.Г.Шмелевым), методы контент-анализа, методы математической статистики.

База исследования: средние общеобразовательные школы Ленинградской области и г. Санкт-Петербург, ГОУ ВПО ЛГУ имени A.C. Пушкина.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- раскрыто психологическое содержание и структура образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов, при этом доказано существенное различие между этими образами в сознании учащихся разного возраста;

- установлено, что образы лживого и правдивого человека в сознании учащихся, дифференцированных по тендерному и возрастному признакам, отличаются от их Я-образов;

- выявлена тендерная специфика образов лживого и правдивого человека в сознании учащихся; в частности, выявлено, что школьники проецируют на образ правдивого человека стереотипы поведения,

приписываемые людям их собственного пола, в то время как у студентов-юношей образы правдивого человека близки по содержанию к образу идеальной женщины, а студентов-девушек - к образу идеального мужчины.

Теоретическая значимость исследования заключается в следующем:

- доказано, что образы лживого и правдивого человека существенно отличаются у .учащихся младшего и среднего школьным возраста, а затем практически не изменяются, становясь более осознанными; при этом у младших школьников образ лживого человека более разнообразен по содержанию, чем образ правдивого человека, а у подростков и студентов этого различия не обнаруживается;

- определено, что образ лживого человека у школьников и студентов наделяется разным субъектно-объектным смыслом: младшие школьники отражают его и как объекта, и как субъекта деятельности; учащиеся средней школы только как субъекта взаимодействия; а студенты как субъекта взаимодействия и деятельности;

- выявлено, что содержание образа лживого человека, по сравнению с Я-образом, во всех возрастных группах учащихся наполняется за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и характеристик с нейтральной модальностью и увеличением социальных;

- выявлены связи между структурами образов лживого и правдивого человека и такими индивидуально-психическими особенностями учащихся, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсич и нейротизм.

Практическая значимость:

результаты, полученные в данном исследовании, могут использоваться для понимания особенностей отражения учащимися и студентами морально-этических проблем и позволяют содержательно уточнить программы, направленные на воспитание у учащихся честности и правдивости;

- выявленная тендерная специфика образов лживого и правдивого человека открывает дополнительные возможности учета в процессе воспитания особенностей учащихся разного пола;

- обнаруженные в исследовании данные о том, что образ лживого человека в сознании младших школьников более разнообразен, чем образ правдивого человека, дают основание предполагать, что воспитание детей младшего возраста строится преимущественно на негативных примерах; следовательно, есть основание для пересмотра воспитательных ориентиров;

- понимание того, как школьник и студент воспринимает лживого и правдивого человека, позволит педагогам и родителям строить отношения на гуманистической основе;'

- результаты исследования создают теоретическое основание для разработки программ, направленных на формирование восприятия и понимания таких явлений, как ложь и правда;

- материалы диссертации можно использовать при разработке курса «Психология детской лжи» для подготовки специалистов в области педагогики и психологии.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается последовательной реализацией методологической основы процесса исследования на всех ее этапах; соответствием полученных данных положениям психолого-педагогической теории и практики; проведением исследования в реальных педагогических условиях; соответствием методов исследования предмету, целям и задачам исследования; непротиворечивостью полученных данных; применением количественных и качественных методов для обработки результатов. Статистическая достоверность исследований подтверждена с помощью критериев различия: t-критерия Стьюдента, <р - критерия Фишера; корреляция структур различных образов рассчитывалась с помощью критерия линейной корреляции гху — Пирсона.

Положения, выносимые на защиту:

1. Образы лживого и правдивого человека существенно изменяются в период между младшим школьным и подростковым возрастами.

2. Существуют отличия в структуре и содержании образов лживого и правдивого человека у учащихся разного возраста, дифференцированных по гендерному признаку.

3. Образы лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов отличаются от их Я-образов за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и увеличения социальных.

4. Адаптационные способности и уровень экстраверсии-интроверсии личности связаны с особенностями отражения лживого человека в сознании учащихся.

Апробация работы. Результаты и основные положения проведенного исследования излагались на III Всероссийском съезде Российского психологического общества (Санкт-Петербург, 2003); на международной научно-практической конференции «Русская школа: история и современность, ценности и опыт работы» (Санкт-Петербург, 2005); на международной научно-практической конференции «Профессиональная подготовка специалистов социальной и образовательной сфер в условиях трансформации общества: проблемы и перспективы» (Витебск, 2005); 2 международной научно-практической конференции «Молодые ученые -России» (Смоленск, 2005); на международной научной конференции «X Царскосельские чтения» (Санкт-Петербург, 2006); обсуждались на научно-методических семинарах и заседаниях кафедр практической психологии, педагогики детства и современных образовательных технологий, философии образования ЛГУ имени A.C. Пушкина. Результаты исследования были использованы при проведении занятий со студентами психологических и

педагогических специальностей факультета психологии и педагогики ЛГУ имени A.C. Пушкина.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка из 218 источников и 5 приложений, включающих 32 таблицы. Основное содержание диссертации изложено на 191 странице и включает 7 рисунков и 16 таблиц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность исследования, представлены его объект и предмет, формулируется цель и гипотеза, указываются теоретико-методологические основы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическое и практическое значение результатов исследования.

В первой главе «Психолого-педагогические особенности образа лживого человека» на основе анализа работ A.A. Гостева, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, Е.А. Климова, Д.А. Ошанина, С.Д, Смирнова и др. изучены общие подходы к понятию образа и его места в психическом процессе. Рассматриваются функции образа, его виды и структура. По мнению П.Я. Гальперина, Н.Д. Гусева, А.Н.Леонтьева, Б.ФЛомова, С.Д.Смирнова, ВЛ.Ситникова, М.С.Шехтера и др., функциями образа являются смыслообразующая, мотивирующая, прогностическая, регулирующая и корректирующая. В нашем исследовании за основу структуры образа была взята структура образа В.Л. Ситникова, в которой выделены реальные, приписываемые, типичные, индивидуальные, стабильно и ситуативно актуализируемые компоненты.

Далее на основе исследований Г.М.Андреевой, А.А.Бодалева, С.В.Кондратьевой, В.Н.Куницкной, А.А.Реана, ВЛ.Ситникова и др. проанализированы особенности и специфика проявления и функционирования социально-перцептивных образов, выявлены место образа в восприятии человеком себя и окружающих _ и механизмы межличностного восприятия — такие, как «стереотипизация», «идентификация», «проецирование», «децентрация» и др. Рассмотрены взгляды на природу, содержание и функции образа человека Н.С.Бар, P.A. Зобова, С.И. Кедич (Гусевой), ВЛ.Обухова, Н.В. Парнюк, ВЛ. Ситникова, Л.И. Сугаковой и др.

В нашем исследовании мы опираемся на определение ВЛ. Ситникова, который под образом человека понимает целостную совокупность житейских и научных представлений о человеке, комплекс социальных установок на него, формирующихся в сознании и актуализирующихся в процессе изучения человека и взаимодействия с ним. Во многих исследованиях последних лет (Г.В. Акопов, И.В. Дубровина, И.А. Зимняя, C.B. Кондратьева, A.A. Реан, Д.В. Ронзин, ВЛ. Ситников и др.) доказано, что формирование социально-перцептивного образа тесно связано с собственным Я-образом человека, что способствовало выделению особой группы социально-перцептивных образов, относящихся к категории социально-педагогических образов. Изучение этих образов открывает новые перспективы для повышения

эффективности психолого-педагогического взаимодействия педагогов и учащихся.

Значительная часть исследований К.В. Вербовой, С.И. Кедич (Гусевой), C.B. Кондратьевой, Л.М. Митиной, Н.В. Парнюк, В.М. Раздобудько, A.A. Реана, В.Л. Ситникова, И.Ю. Шилова и др. посвящена изучению педагогических аспектов социальной перцепции. Под социально-педагогическими образами обычно понимается продукт взаимного отражения субъектов педагогического процесса - учащихся и педагогов.

Н.Ф. Голованова рассматривает социальные представления младших школьников, в том числе «образ хорошего человека», как содержательную сторону их социального опыта. В частности, она отмечает, что младшими школьниками в образе хорошего сверстника выделяется честность, и подчеркивает, что образ хорошего человека является ценностным жизненным ориентиром. В.Л.Ситников, изучая «образ ребенка» и «образы друга/ недруга» в сознании школьников, пришел к выводу, что в период между младшим школьным и младшим подростковым возрастом происходит серьезная перестройка социально-перцептивной системы, в том числе в отношении восприятия друзей и недругов. Л.Ю. Рюмшина также отмечает, что возраст 11-12 лет - это критический период, который характеризуется сложной перестройкой психологического содержания образа другого человека, связанной с взрослением.

Проанализированы исследования Е.М Ижвановой, Е.А.Сусловой, Н.И. Ершовой, И.Ю. Шилова, Т.Н. Разуваевой, Г.В. Верхоглядовой и др., которые изучали восприятие членов своей семьи и полоролевые образы в сознании старшеклассников, обучающихся в системе совместного и раздельного обучения, социально-перцептивную компетентность старших школьников и многие другие социально-перцептивные особенности.

В.П. Бедерханова, H.A. Березовина, Г.Х. Васильев, О.Г. Кукосян, Н.В. Парнюк и др. изучали особенности социального восприятия студентов разных курсов, различных специальностей, разного уровня успеваемости. Н.Б. Казначеева рассмотрела образ профессионального психолога в сознании студентов, выявив, в частности, что у студентов с максимально представленными профессионально важными личностными качествами образ компетентного психолога максимально приближен к Я-образу, в ряде случаев являясь прямой его проекцией.

Во втором параграфе осуществлен анализ проблемы лжи в отечественной и зарубежной психологии. В частности проанализированы взгляды В.Мономаха, Е.Славинецкого, С.Полоцкого, В.В.Зеньковского, И.А.Ильина, П.Ф.Каптерева, Н.И.Пирогова, B.C. Соловьева, К.Д. Ушинского, Платона, А.Аврелия, Ф.Аквинского, Л.Валлы, Дж.Локка, М. Монтеня, Ф.Рабле, И.Канта, И.Г.Фихте, Б.Спинозы, Г.Гегеля, А.Шопенгауэра.

В современной психологии изучение проблемы лжи касается ряда аспектов: определений данного феномена, выделение структуры лжи, ее видов, мотивов, выявление ее возрастных, тендерных и индивидуально-

психических характеристик, а также методов диагностики лжи и обмана.

Проанализированы психолого-педагогические исследования детской лжи, начиная с работ Н.И. Пирогова и К.Д. Ушннского, которые подразделяли ложь на преднамеренную и непреднамеренную; взгляды П.Ф. Каптерева, H.A. Добролюбова, В.В. Зеньковского, В.Штерна на проблему детской лжи, а также позиции Т.М.Бостанджиевой, А.С.Егиазарова, И.С. Кона, Т.Н. Мальковской, О.Д. Стаматиной и

др., рассматривавших формирование честности у детей.

Анализ отечественных и зарубежных исследований показал, что проблема лжи предстает скорее не как гностическая, а как социально-коммуникативная проблема. В тоже время вне поля исследователей остаются проблемы восприятия лжи и правды, а также восприятия и отношения к лживому и честному человеку.

Еще одним из аспектов анализа является рассмотрение тендерных особенностей лжи и социально-педагогической перцепции. Проанализированы работы Т.Г. Бендас, Ш. Берн, Е.М. Ижвановой, И.С. Клециной, И.С. Кона, Н.В. Парнюк, Н.К. Радиной, ВЛ. Ситникова, И.Ю. Шилова и др., посвященные проблемам полоролевой социализации, гендерной идентичности и гендерных стереотипов. Проведенный теоретический анализ показал, что выявление и изучение особенностей психологических различий между мужчинами и женщинами (мальчиками и девочками), а также полоролевых стереотипов строится на основании различных теорий, среди которых наиболее популярны теории, основанные на гормональной регуляции, особенностях межполушарного распределения функций у мужчин и женщин, а также теории социокультурной детерминации различий.

В исследованиях К. Доу, И.С. Кона, Н.К. Радиной, А. Фроди и др. приводятся данные об индивидуально—психологических и личностных особенностях мужчин и женщин, детерминированных социокультурными условиями.

Согласно исследованиям Е.Маккоби и К.Джеклин, Дж. Мани и А. Эрхарда, С. Бем и сходства, и различия в паттернах поведения и психологические особенности людей разного пола определяется степенью мускулинности, феминности и андрогинности.

Многие исследователи, в том числе Е.П. Ильин, И.С. Кон, В.В. Знаков, показали неоднозначность применения андрогинного подхода. Следовательно, сравнение мужских и женских групп для выявления половых различий может как основываться на морфологических признаках, так и исходить из гормонального пола, обуславливающего маскулинность, феминность и андрогинность.

Также были рассмотрены тендерные особенности социально-педагогической перцепции. В исследованиях И.С. Клециной (в соавт.), В.Н. Князева, Н.В. Парнюк, Л.Ю. Рюмшиной, В.Л. Ситникова, И.Ю. Шилова и др. были выявлены тендерные особенности социально-педагогической

перцепции, связанные с понимание студентами значимого другого, с отражением в сознании родителей их детей, с образами детей в сознании педагогов, с образами преподавателя в сознании студентов и другие.

Были проанализированы тендерные особенности изучения проблемы лжи. На основании исследований Б.Де Пауло, В.В. Знакова, К. Саарни, О. Фрайя, И.А. Церковной, В. Штерна и других было отмечено, что гендерные особенности проблемы лжи рассматриваются в различных аспектах определения различия: в типах лжи, свойственных мужчинам и женщинам; в эмоционально-личностном отношении мужчин и женщин к ситуации собственной и чужой лжи; в понимании мужчинами и женщинами сути категорий лжи и обмана и их распознавании.

Во второй главе «Организация и методика изучения образов лживого человека в сознании школьников и студентов» изложены методология и организация исследования, охарактеризованы методы сбора и обработки полученного эмпирического материала.

В соответствии с целью и задачами исследования было обследовано 354 человека, в том числе: 123 человека - учащихся 2-4 классов (из них 63 девочки и 60 мальчиков) и 109 человек - учащихся 7-9 классов (из них 55 девочек и 54 мальчика) средних общеобразовательных школ Ленинградской области и г. Санкт-Петербурга, а также 122 человека студентов (из них 64 девушки и 58 юношей) 1-4 курсов дневного отделения психологических и педагогических специальностей Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина.

Для решения поставленных задач исследования использовались различные методики. Одним из используемых методов являлась вербальная часть методики «СОЧ (И) - структура образа человека (иерархическая)», разработанной В.Л. Ситниковым для изучения образов человека. Данная методика основана на выделении в структуре представлений о человеке трех групп характеристик, включающих следующие категории описаний человека: характеристики, отражающие объективные (конвенциональные) или субъективные представления о человеке; характеристики, отражающие различные стороны личности человека (личностно-волевые, деятельностные, интеллектуальные, социальный интеллект, поведенческие, социальные, телесные, эмоциональные);. характеристики, отражающие отношение к человеку (метафорические, позитивные, нейтральные и негативные).

Выявление индивидуально-психологических особенностей человека, проявляемых в социуме, осуществлялось на основе многоуровневого личностного опросника «Адаптивность» (авторы А.Г. Маклаков, C.B. Чермянин) и опросника «EPI» Г. Айзенка (адаптирован А.Г. Шмелевым), определяющих уровень адаптивности школьников и студентов в целом.

Для обработки первичных эмпирических данных, полученных по методике «СОЧ (И)», применялся компьютерный вариант программы математико-статистической обработки, предложенный ВЛ.Ситниковым совместно с С.И. Кедич (Гусевой) при участии программиста С.Н. Левич.

После введения эмпирических материалов в компьютерную базу данных были получены следующие группы матриц:

- образов лживого, правдивого человека у учащихся начальной, средней школы и студентов, в том числе у мальчиков и девочек, у юношей и девушек;

- Я-образов учащихся начальной, средней школы и студентов, в том числе у мальчиков и девочек, у юношей и девушек;

Полученные матрицы позволили обобщить все многообразие выявившихся структур по следующим основаниям: 1) доминирующий компонент структуры образов; 2) сходство и различие индивидуальных структур образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов, в том числе у мальчиков и девочек, у юношей и девушек; 3) сходство и различие индивидуальных структур образов лживого, правдивого человека и Я-образов школьников и студентов, в том числе у мальчиков и девочек, у юношей и девушек.

Кроме того, были проанализированы структуры образов лживого и правдивого человека в сознании учащихся средней школы и студентов, в том числе у мальчиков и девочек, у юношей и девушек; связь этих образов с адаптационными . способностями, экстраверсией-интроверсией и нейротизмом.

Полученные в ходе данного исследования результаты были подвергнуты математико-статистической обработке. Для математического и статистического анализа были использованы следующие функции и параметры: среднее арифметическое, стандартное отклонение, средняя ошибка, сравнение средних арифметических значений, корреляционный анализ. Сравнение полученных структур проводилось с помощью критериев различия: ^критерия Стьюдента, ф - критерия Фишера. Корреляция структур различных образов рассчитывалась с помощью критерия линейной корреляции гху - Пирсона.

В третьей главе «Отражение лживого человека школьниками и студентами» представлены результаты эмпирического исследования.

В ходе диссертационного исследования с применением методики «СОЧ (И) - структура образа человека (иерархическая)» было выявлено, что младшие школьники наделяют лживого человека характеристиками, связанными с учебной деятельностью («необразованный», «двоечник»); отражают в образе лживого человека социальные проблемы («пьяница», «бедный», «жадный» и т.п.), а также характеристиками, согласовывающимися с общественными требованиями, предъявляемыми к личности («некультурный», «невоспитанный» и т.п.). Они описывают лживого человека и как субъекта, и как объекта деятельности («его не пускают играть», «его бьют», «он бьет», «отбирает игрушки» и т.п.)

Учащиеся 7-9 класса по сравнению с младшими школьниками наделяют образ лживого человека меньшим количеством телесных характеристик (р<0,001); но по содержанию эти характеристики связаны с

распознаванием лживого поведения («заикается», «краснеет» и т.п.). В отличии от младших школьников, ' они осознают роль интеллекта в проявлении лживости и лживого поведения (р<0,01) и воспринимают лживого человека как субъекта взаимодействия («безответственный», «корыстный» и т.п.)

Образ лжеца в сознании студентов достаточно абстрактен, но воспринимается более глубоко и осознанно. Так, образы студентов характеризуются теми же качествами, как и у подростков; но в образе лжеца студенты начинают выделять проблемы, являющиеся следствием или причиной лживости; наделяют лжеца интеллектуальными характеристиками, такими, как, например, «умный»; используют в описании и телесные характеристики, что определяется уверенностью (являющейся иллюзией) в своих возможностях распознавать лживое поведение. Студенты наделяют образ лживого человека характеристиками субъекта деятельности и взаимодействия.

Образ лживого человека лишь в сознании младших школьников более разнообразен по содержанию, чем образ правдивого человека, что свидетельствует о большей осознанности представлений о лживом человеке, чем о том, как проявляет себя правдивый человек. Также этот факт дает основание предполагать, что воспитание детей младшего возраста строится преимущественно на негативных примерах.

Образ правдивого человека в сознании младших школьников наделяется в большей степени интеллектуальными характеристиками (р<0,01), связанными в том числе и с учебной деятельностью.

У учащихся 7-9 классов в образе правдивого человека чаше встречаются волевые и интеллектуальные компоненты (р<0,01).

В образах правдивого человека у студентов чаще встречаются волевые, деятельностные и конвенциональные характеристики (р<0,01).

Для всех рассматриваемых возрастов указанные характеристики являются значимыми, что скорее всего свидетельствует о проявлении известного «эффекта ореола», когда превосходство в одном качестве воспринимается и в других качествах.

Отражения образов лживого и правдивого человека школьниками и студентами показали, что они осознают ложь и правду как социальные и коммуникативные феномены, к которым выражают свое личностное отношение.

Все учащиеся - и школьники, и студенты (младшие школьники в меньшей мере) - не наделяют образ лживого человека характеристиками, по которым можно распознать собственное поведение (например, конвенциональными, деятельностными и другими), что, скорее всего, свидетельствует о срабатывании защитных механизмов. Также всем учащимся сложно образно описывать образ лживого человека, так как он является обобщенным, а не образом конкретного человека, который лжет и обманывает.

Изменения в восприятии лживого человека происходят в период между младшим школьным и подростковым возрастом, а затем сохраняются практически неизменным, становясь более осознанным (р<0,01).

Анализ структур образов показывает, что образы лживого и правдивого человека отличаются от Я-образов по средним значениям количества высказанных характеристик. Выявлены достоверные различия по интеллектуальным, поведенческим компонентам и использованию метафор (реже встречаются в Я-образах) (р<0,01). При этом в Я-образах учащихся начальной школы, по сравнению с отражаемыми образами лживого и правдивого человека, используется больше волевых, деятельностных, конвенциональных, телесных и эмоциональных и меньше социальных характеристик.

Соотношение компонентов структуры образов лживого и правдивого человека в сознании младших школьников и их Я-образов представлено на рисунке I.

X х л 12

* I о | 6

-----

111л _-п __ л.

В Образ лживого человека В,05 4 69 2 96

Образ правдивого I человека

□ Я-образ

2.27'0,58;2.62;0.33|0.71

0,19!0,15

2,0516,19

0.92 187;

12.8 0,62

компоненты обрезов

Условные обозначения компонентов образа: с - социальный; э — эмоциональный; не — интеллект социальный; н - интеллектуальный; в - волевой; т - телесный; п — поведенческий; д - деятельностный; м — метафоры; к — конвенциональный; «<+» - положительный; «*» - нейтральный; «4-» - отрицательный

Рисунок I. Соотношение компонентов структур обрачов лживого н правдивого человека и Я-образа в сознании учащихся начальной школы

В младшем школьном возрасте Я-образы отличаются от образов лживого и правдивого человека в большей степени, чем структуры образов -антиподов друг от друга. Это связано с тем, что образы лживого и правдивого человека ориентированы на социальные шаблоны и стереотипы, а младшие школьники в силу эгоцентричности рассматривают себя вне этих схем и, соответственно, не соотносят себя с этими образами в достаточной степени.

Я-образ подростка отличается как от образа лживого человека, так и от образа правдивого человека (р<0,01).

Соотношение компонентов структур всех образов у учащихся средней школы представлены в рисунке 2.

Условные обозначении компонентов образа: с - социальный; э — эмоциональный; не — интеллект социальный; и - интеллектуальный; в - волевой; т - телесный; п — поведенческий; д деятельностный; м -метафоры; к - конвенциональный; «+» - положительный; «=» - нейтральный; «-» - отрицательный

Рисунок 2. Соотношение компонентов структуры образов лживого и

правдивого человека и Я-обра за в сознании учащихся средней школы

Анализ достоверных различий между образами показывает, что образ правдивого человека отличается от Я-образа по веем компонентам (р<0,001). Образ лживого человека не различается с Я-образом только по эмоциональным характеристикам.

В Я-образе учащихся средней школы по сравнению с образами лживого и правдивого человека употребляется больше деятельностных, интеллектуальных, конвенциональных, телесных характеристик и метафор и меньше - волевых, поведенческих и социальных.

У студентов, в отличие от учащихся других возрастных групп, наблюдается значительно меньше различий между Я-образами и образами лживого и правдивого человека. Это связано, скорее всего, со сформированностью социально-перцептивных механизмов, которые обеспечили студентов собственными социальными шаблонами, а также с достаточно развитой рефлексией.

Соотношение компонентов структур образов лживого и правдивого человека и Я-образа в этой возрастной группе представлены на рисунке 3.

Анализ достоверных различий между образами (р<0,001), показывает, что образ лживого и правдивого человека в сознании студентов не различаются с от Я-образом по интеллектуальным, поведенческим, эмоциональным компонентам и метафорам, а образ лжеца еще и по волевым.

Появление различий по этому компоненту может свидетельствовать о том, что в сознании студентов проявление «правдивости», постижение правды связывается с привлечением волевых усилий (например, настойчивости, целеустремленности и т.д.), что согласуется с выводами В.В. Знакова о том, что для русского человека испокон веков характерна «жажда правды».

Условные обозначения компонентов образа: с - социальный; э - эмоциональный, не - интеллект Социальный; н - интеллектуальный; в - волевой; т - телесный; п — поведенческий; д — деятельностный; м — метафоры, к — конвенциональный; «4-м - положительный; «=» - нейтральный; «-» - отрицательный

Рисунок 3. Соотношение компонентов структуры образов лживого н правдивого человека и Я-обраэа в сознании студентов

Образы лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов отличаются от их Я-образов за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и увеличения социальных.

Мальчики младшего школьного возраста описывают лживого человека конкретно, в реальных социальных ситуациях, но менее оценочно. Мальчики, учащиеся в средней школе, и юноши — студенты выражают к лживому человеку больше личностное отношение, характеризуя его вне конкретных социальных ситуаций.

У мальчиков, обучающихся в средней школе, отражение лжеца ограничивается выражением эмоционально-личностного отношения, а у юношей-студентов кроме эмоционально личностного отношения оно носит осознанный и осмысленный характер.

Девочки младшего школьного возраста склонны наделять лжеца внешними признаками и социальными качествами, направленными вовне. Старшие девочки и девушки выражают к лжецу эмоционально-личностное отношение, наделяют его более сложными по содержанию личностными качествами. Образ лживого человека, сложившийся у девочек, обучающихся

в средней школе, практически не отличается от образа студенток, у которых он становится только менее эмоционально окрашенным и больше отражает особенности поведения личности (р<0,01)

Мальчики младшего школьного возраста чаще наделяют лживого человека интеллектуальными, деятельностными характеристиками, а девочки - телесными, волевыми, конвенциональными (р<0,01). Образ лживого человека у мальчиков эгоцентричен и отражает характеристики значимые прежде всего для него самого, а девочки в аналогичных образах отражают, как правило, социально значимые человеческие качества.

Мальчики и девочки, обучающиеся в средней школе, различают оба образа (и лживого, и правдивого человека) по волевым характеристикам (р<0,01), но у девочек этими качествами больше наделен правдивый человек, а у мальчиков - лживый. Интеллектуальными качествами в восприятии подростков обоего пола больше наделен правдивый человек (р<0,01). Лживый человек у мальчиков наделяется большим количеством поведенческих характеристик, чем правдивый человек, а у девочек -наоборот. Образ лживого человека характеризуется по сравнению с образом правдивого человека у девочек большим социальным интеллектом, а у мальчиков - наоборот (все различия при р<0,01). Скорее всего, такое наделение образов характеристиками связано с тем, что мальчики больше ориентируются на самих себя, на желаемые для себя качества, а девочки - на самопрезентацию.

Структуры лживого человека в сознании юношей и девушек -студентов отражают гендерные стереотипы; девушки наделяют образ большей эмоциональностью, а юношей - активностью. Достоверных различий по тендерному признаку в образах лживого человека выявлено не было.

У девочек и мальчиков младшего школьного возраста структуры образов правдивого человека отличаются сильнее, чем структуры лживого человека.

У мальчиков и девочек, обучающихся в средней школе, структуры образов правдивого человека более близки, чем образы лживого человека. Они проецируют на образ правдивого человека стереотипы поведения, приписываемые людям соответствующего им самим пола.

У студентов, дифференцированных по тендерному признаку, образы правдивого человека отличаются меньше, чем образы лживого. Усредненные образы также схожи, различаясь только по частоте употребления отделенных характеристик, проанализировав которые, можно отметить, что юноши в этих образах описывают свой идеал женщины, а девушки — идеал мужчины.

Мальчики младшего школьного образа во многом определяют правдивого человека через учебную успешность, поскольку для них самих она является главным показателем хорошего человека. У мальчиков подросткового возраста образ правдивого человека более разнообразен, его восприятие из сферы учебной деятельности перемещается в сферу

социальных отношений и деятельности. Образы правдивого человека в сознании юношей — студентов и подростков по своей структуре практически не отличаются.

Образ правдивого человека в сознании девочек младшего школьного возраста характеризуется, в основном, только с одной стороны - как субъекта деятельности, а девочки, обучающиеся в средней школе, наполняют его содержание с разных сторон: и как субъекта деятельности, и как субъекта взаимодействия, - то есть их образ более глубокий.

В младшем школьном возрасте у девочек в Я-образах по сравнению с образами лживого и правдивого человека употребляется больше интеллектуальных характеристик, а у мальчиков этих характеристик в собственном образе употребляется меньше (р<0,01).

У учащихся 7-9 классов - как у мальчиков, так и у девочек -наблюдаются различия практически по всем компонентам Я - образов и образов лживого и правдивого человека. Образ лживого человека наделяется мальчиками большим количеством эмоциональных характеристик, чем Я -образ, а у девочек наоборот (р<0,01).

У юношей и девушек - студентов различия Я - образов и образов лживого и правдивого человека выявлены по ряду компонентов структуры образов. Деятельностными качествами Я - образ наделяется чаще, чем образ лживого человека у юношей (р<0,01). Телесными характеристиками юноши -студенты наделяют правдивого человека значительнее, чем собственный образ, а во всех остальных случаях и у юношей и у девушек телесные компоненты Я — образа опережают остальные образы (р<0,01).

Все эти выводы свидетельствуют о различиях в механизмах формирования Я-образов и образов лживого и правдивого человека.

В ходе исследования были выявлены особенности социально-перцептивных образов в зависимости от таких личностных особенностей, как уровень адаптации и экстраверсия/интроверсия и нейротизм.

Мальчики-учащиеся средней школы с удовлетворительным уровнем адаптации образ лживого человека чаще наделяют интеллектуальными характеристиками, а образ правдивого человека - поведенческими характеристиками, причем в их описаниях правдивого человека чаще, чем у девочек, встречаются отрицательные характеристики (р<0,05). При низком уровне адаптивных способностей у мальчиков образы лживого и правдивого человека наделяются, соответственно, отрицательными или положительными социальными характеристиками.

Девочки при удовлетворительном уровне адаптации включают в образ лживого человека интеллектуальные компоненты (причем чаще, чем мальчики - р<0,05), в образ правдивого - характеристики положительной модальности. При низком уровне адаптивности девочки наделяют образ лжеца социальными (чаще, чем мальчики- р<0,05) и метафорическими характеристиками, а оба образа описывают конвенциональными характеристиками.

Данные выводы могут свидетельствовать о том, что при низком уровне адаптации уровень осознанности проблемы лжи и правды - низкий, проявляется экстернальность, что, соответственно, может приводить к лживому или виктимогенному поведению.

Юноши-студенты, имеющие более высокий уровень способностей к адаптации, характеризуют образы лживого и правдивого человека поведенческими, конвенциональными характеристикам и чаще окрашивают образы нейтральной модальностью (р<0,05). В образы лживого человека они включают также больше метафор, а в образ правдивого - телесных характеристик (р<0,05). Юноши-студенты, у которых уровень адаптивности ниже, наделяют оба образа волевыми характеристиками.

Девушки-студентки с более высоким уровнем способностей к адаптации описывают оба образа, используя больше социальных характеристик (р<0,05), в образе лживого человека используют также больше волевых характеристик. Девушки-студентки, имеющие более низкий уровень адаптации, наделяют оба образа нейтральными характеристиками, образ лживого человека - метафорами, образ правдивого - интеллектуальными характеристиками.

У студентов с более высоким уровнем адаптивности подтверждается выявленная как западными, так и отечественными психологами закономерность, что у мужчин отношение ко лжи и сама ложь соотносятся с ориентацией на себя, свое поведение, а у женщин - с ориентацией на других. При низком уровне адаптивности так же, как у учащихся средней школы, проявляется низкий уровень осознанности, проблемы лжи и правды, экстернальность.

В заключении работы сформулированы основные выводы и рекомендации.

1. Образы лживого и правдивого человека существенно изменяются в период между младшим и средним школьным возрастом, а затем сохраняются практически неизменными, становясь более осознанными. Это проявляется в переходе от образов-объектов (младшие школьники) к образам-субъектам (учащиеся средних классов и студенты); в различии образов по количеству употребленных разнообразных характеристик (больше в образе лживого человека у младших школьников) к сходству по этому показателю (у учащихся средней школы и студентов); в переходе от более конкретного описания образов, ориентированного на внешние установки, но менее осознанного (младшие школьники) к более абстрактному, осознанному, ориентированному на собственные социально-перцептивные схемы (у студентов).

2. Образы лживого и правдивого человека по содержанию и структуре различаются у учащихся разного возраста, дифференцированных по гендерному признаку. Образ лживого человека у мальчиков, обучающихся в начальной и средней школе, эгоцентричен и отражает характеристики

значимые прежде всего для него самого, а девочки в аналогичных образах отражают, как правило, социально значимые человеческие качества.

Мальчики и девочки, обучающиеся в средней школе, проецируют на образ правдивого человека стереотипы поведения, приписываемые людям соответствующего им самим пола.

У студентов, дифференцированных по гендерному признаку, образы правдивого человека близки по содержанию: у юношей - к образу женщины-идеала, а девушек - к образу мужчины-идеала.

3. Образы лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов отличаются от их Я-образов за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и увеличения социальных. При этом в младшем школьном возрасте Я-образы отличаются от образов лживого и правдивого человека в большей степени, чем структуры образов - антиподов друг от друга (при р<0,01). Это связано с тем, что образы лживого и правдивого человека ориентированы на социальные шаблоны и стереотипы, а младшие школьники в силу эгоцентричности рассматривают себя вне этих схем и, соответственно, не соотносят себя с этими образами в достаточной степени. Я-образ подростка отличается как от образа лживого человека, так и от образа правдивого человека (при р<0,01).

У студентов, в отличие от учащихся других возрастных групп, наблюдается значительно меньше различий между Я-образами и образами лживого и правдивого человека. Это связано скорее всего со сформированностью социально-перцептивных механизмов, которые обеспечили студентов собственными социальными шаблонами, а также с достаточно развитой рефлексией.

4. Во всех группах учащихся (школьников и студентов), дифференцированных по гендерному признаку, выявлены различия между Я-образом и образами лживого и правдивого человека (при р<0,01). Это свидетельствует о различиях в механизмах формирования Я-образов и образов лживого и правдивого человека.

Так, в младшем школьном возрасте у девочек в Я-образах по сравнению с образами лживого и правдивого человека употребляется больше интеллектуальных характеристик (при р<0,01), а у мальчиков этих характеристик в собственном образе употребляется меньше (при р<0,01).

У учащихся 7-9 классов образ лживого человека наделяется мальчиками большим количеством эмоциональных характеристик, чем Я-образ (при р<0,01), а у девочек - наоборот (при р<0,01).

Юноши - студенты наделяют деятельностными качествами чаще Я-образ, чем образ лживого человека, а телесными характеристиками - реже по сравнению с образом правдивого человека. Юноши и девушки — студенты описывают телесными характеристиками Я - образ чаще, чем остальные образы (при р<0,01).

5. Индивидуально-психические особенности, такие, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсия и нейротизм, связаны- с

особенностями отражения образов лживого человека в сознании учащихся средней школы и студентов, дифференцированных по тендерному признаку.

Мальчиков и девочки - учащиеся средней школы с удовлетворительным уровнем адаптации чаще наделяют образ лживого человека интеллектуальными характеристиками. При низком уровне адаптивности и мальчики и девочки наделяют этот образ социальными характеристиками.

Юноши - студенты, имеющие более высокий уровень способностей к адаптации, характеризуют образы лживого человека поведенческими, конвенциональными, метафорическими характеристикам и чаще окрашивают образы нейтральной модальностью. Девушки - студентки с более высоким уровнем способностей к адаптации описывают оба образа, используя больше социальных и волевых характеристик. Юноши - студенты, у которых уровень адаптивности ниже, наделяют образ лживого человека большим количеством волевых характеристик. Девушки - студентки, имеющие более низкий уровень адаптации, как правило, наделяют образ лживого человека нейтральной модальностью и метафорами.

При низком уровне адаптивности как у учащихся средней школы, так и у студентов проявляется низкий уровень осознанности проблемы лжи и правды, а также экстернальность, что может привести к проявлению лжи и обмана или позволит стать их жертвой. У студентов с более высоким уровнем адаптивности подтверждается выявленная, как западными, так и отечественными психологами закономерность: у мужчин отношение ко лжи более эгоцентричное, а у женщин - социально ориентированное.

Полученные результаты позволят содержательно уточнить программы, направленные на воспитания честности и правдивости у учащихся, учитывать в процессе воспитания особенности учащихся разного пола и сформулировать ряд практических рекомендаций,

Можно рекомендовать родителям и учителям при воспитании честности, правдивости у мальчиков младшего школьного возраста включать их в решение конкретных ситуаций, связанных с проблемой лжи и правды, формируя собственное оценочное суждение (так как восприятие лживого человека в конкретной ситуации им ближе и понятнее, но при этом не сформирована собственная позиция). При этом необходимо опираться на значимое для мальчиков чувство собственного достоинства.

При воспитании правдивости и честности у девочек младшего школьного возраста, которые в восприятии лживого человека ориентируются на внешнее общественное мнение, необходимо воспитывать личностное отношение и при этом использовать для поощрения и поддержки внешнее стимулирование.

Также не рекомендуется сводить воспитательный процесс по формированию честности и правдивости у мальчиков и девочек младшего

возраста к отдельным актам наказаний и запрещений, так как ребенок только в этом видит негативность (отрицательность) лжи.

Предлагается расширять представления как мальчиков, так и девочек о правде, лжи, чести, опираясь при этом в процессе формирования честности и правдивости не только на достижения детей в области учебной деятельности.

При воспитании честности и правдивости у учащихся средней школы и студентов разного пола можно опираться на существующие тендерные стереотипы, поскольку они отражаются в образах лживого и правдивого человека.

Обнаруженные в исследовании данные о том, что образ лживого человека в сознании младших школьников более разнообразен, чем образ правдивого человека, дают основание предполагать, что воспитание детей младшего возраста строится преимущественно на негативных примерах, а, следовательно, есть основание для пересмотра воспитательных ориентиров.

Рекомендуется разнообразить методы воспитания правдивости и преодоления лживости ребенка, не ограничиваясь только наказанием, которое вызывает у детей страх и т.п., поскольку одним из основных мотивов детской лжи является страх наказания и его избегания.

Результаты исследования создают теоретическое основание для разработки программ, направленных на формирование восприятия и понимания таких явлений, как ложь и правда, в том числе и у учащихся с невысоким уровнем адаптационных способностей.

Такие программы будут особо актуальными для учащихся средней школы и студентов, так как из-за своих иллюзий о способности распознавать обман, ложь они могут стать их жертвами.

Также результаты исследования могут быть использованы при решении задач медиа-образования детей, а именно при обучении восприятию и критическому осмыслению информационного потока.

Знания об особенностях восприятия учащимися лживого и правдивого человека можно применять для выбора конструктивной стратегии разрешения этических конфликтов.

Данные материалы может быть целесообразным использовать при разработке курса «Психология детской лжи» для подготовки специалистов в области педагогики и психологии.

В качестве одного из направлений развития данной темы представляется важным провести сравнительный анализ образов лживого и правдивого человека, а также Я-образов учащихся, чаще проявляющих лживое поведение. Также можно привлечь в качестве объекта исследования новые возрастные категории людей или, например, педагогов, которые занимаются воспитанием обследуемых детей. В качестве объекта изучения могут быть выбраны студенты разной профессиональной направленности и другие варианты. Таким образом, данная тема имеет множество потенциальных путей развития.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях автора:

1. Комарова, A.B. Образ честного и лживого человека в сознании младших школьников / A.B. Комарова // Ежегодник Российского психологического общества: материалы третьего Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003. - СПб., 2005. - С. 75-76. (0,1 п.л.)

2. Комарова, A.B. Воспитание отношения ко лжи в русской педагогике / A.B. Комарова // Русская школа: история и современность, ценности и опыт работы: материалы международ, науч.-практ. конф. 24-25 мая 2005. - СПб.: ЛГУ им. A.C. Пушкина, 2005.- С. 124-128. (0,3 п.л.)

3. Комарова, A.B. Представления о правдивом и лживом человеке в сознании младших школьников / A.B. Комарова // Профессиональная подготовка специалистов социальной и образовательной сфер в условиях трансформации современного общества: проблемы и перспективы: материалы международ, науч.-практ. конф. 15-16 сентября 2005. — Витебск: УО «ВГУ им. П.М. Машерова», 2005.-С. 121-122. (0,1 п.л.)

4. Комарова, A.B. Проблема лжи в философско-педагогических произведениях эпохи Возрождения / A.B. Комарова И Молодые ученые -России: материалы второй международ, науч.-практ. конф. - Смоленск: СГПУ, 2005. - Ч. 1.-С. 139-141.(0,2 п.л.)

5. Комарова, A.B. Современные психолого-педагогические исследования проблемы лжи / A.B. Комарова // X Царскосельские чтения: материалы международ, науч.-практ. конф. 25-26 апреля 2006. - СПб.: ЛГУ имени A.C. Пушкина, 2006. - Т.2. - С. 63-65. (0,2 п.л.)

Подписано в печать 16.05 06. Формат 60 х 84 Гарнитура Times. Печать офсетная. Усл. 1,4 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 27

Ленинградский государственный университет имени А.С.Пушкина 196605, Санкт-Петербург, Петербургское шоссе, 10

РТП ЛГУ 197136, Санкт-Петербург, Чкаловский пр. 25 а

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Комарова, Александра Владимировна, 2006 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗА ЛЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА.

1.1. Социально-педагогические образы.

1.1.1. Понятие образа в отечественной психологии.

1.1.2. Социально-перцептивные образы.

1.1.3. Образ человека в сознании учащихся.

1.2. Ложь как психолого-педагогическая проблема.

1.2.1. Проблема лжи в отечественной и зарубежной психологии.

1.2.2. Психолого-педагогические исследования детской лжи.

1.2.3. Индивидуально-психологические особенности проблемы лжи.

1.3. Тендерные особенности лжи и социально-педагогической перцепции.

1.3.1. Половой дипсихизм и тендерные стереотипы.

1.3.2. Тендерные особенности социально-педагогической перцепции.

1.3.3. Тендерные особенности изучения проблемы лжи.

Выводы по первой главе.

ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ ОБРАЗОВ ЛЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА В СОЗНАНИИ ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ.

2.1. Программа, объект, предмет и задачи исследования.

2.1.1. Программа изучение образа лживого человека в сознании школьников и студентов.

2.1.2. Объект и предмет исследования.

2.1.3. Основные задачи исследования.

2.2. Комплекс методик изучения содержания и структуры образов лживого человека.

2.3. Процедура сбора и обработки эмпирических данных.

ГЛАВА 3. ОТРАЖЕНИЕ ЛЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА ШКОЛЬНИКАМИ И СТУДЕНТАМИ.

3.1. Анализ образов лживого и правдивого человека в сознании учащихся разного возраста.

3.1.1. Образы лживого и правдивого человека в сознании младших школьников.

3.1.2. Образы лживого и правдивого человека в сознании учащихся средней школы.

3.1.3. Образы лживого и правдивого человека в сознании студентов.

3.1.4. Сравнительный анализ образов лживого человека, отраженных в сознании школьников и студентов.

3.2. Соотношение Я - образов и образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов.

3.2.1. Соотношение Я - образов и образов лживого и правдивого человека в сознании младших школьников.

3.2.2. Соотношение Я - образов и образов лживого и правдивого человека в сознании учащихся 7-9 классов.

3.2.3. Соотношение Я - образов и образов лживого и правдивого человека в сознании студентов.

3.2.4. Сравнительный анализ соотношения Я - образов и образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов.

3.3. Тендерные особенности отражения лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов.

3.3.1. Отражение образа лживого человека мальчиками и девочками младшего школьного возраста.

3.3.2. Образ лживого человека в.сознании учащихся средней школы разного пола.

3.3.3. Образ лживого человека в сознании студентов разного пола.

3.3.4. Сравнительный анализ образов лживого и правдивого человека, в сознании школьников и студентов разного пола.

3.4. Образ лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов с разными индивидуально-психическими особенностями.

3.4.1. Образ лживого и правдивого человека в сознании учащихся 7-9-классов в зависимости от адаптационных способностей.

3.4.2. Образ лживого и правдивого человека в сознании студентов в зависимости от адаптационных способностей.

3.4.3. Образ лживого и правдивого человека в сознании учащихся 7-9 классов в зависимости от экстраверсии - интроверсии и нейротизма.

3.4.4. Образ лживого и правдивого человека в сознании студентов в зависимости от экстраверсии - интроверсии и нейротизма.

Выводы по третьей главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Образ лживого человека в сознании школьников и студентов"

Актуальность исследования.

В современном обществе наблюдаются противоречия между декларируемыми в педагогической практике и проявляемыми в реальном взаимодействии нравственными ценностями. Не случайно именно в 90-е годы появились фундаментальные исследования Д.И. Дубровского и В.В. Знакова, посвященные проблемам лжи, обмана, правды и их понимания людьми.

Большинство педагогов сами воспитывались в рамках другой социально-политической системы и ориентированы на другие нравственные ценности, которые были востребованы, но не всегда были реализованы. А современные учащиеся живут в период, когда наблюдается серьезный разрыв между декларируемыми и реальными нравственными ориентирами; их представления о лживых и правдивых людях очень часто существенно отличаются от подобных представлений у педагогов и родителей. Нередко у них возникают представления о том, что ложь и обман существенно облегчают жизнь человека, и складывающийся в их сознании образ преуспевающего лживого человека начинает оказывать существенное влияние на формирование их собственной личности, что существенно усложняет процесс нравственного воспитания современных школьников и студентов. В тоже время, до сих пор вне поля исследований остаются особенности отражения учащимися лжи, правды, а также механизмы и закономерности формирования образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов.

Цель исследования: выявить особенности содержания и структуры образов лживого человека у школьников и студентов в зависимости от гендерных и индивидуально-психологических особенностей, изучить специфику этих образов в сравнении с Я-образами.

Предмет исследования: структура и содержание образов лживого человека в сознании учащихся начального, среднего школьного возраста и студентов.

Объект исследования: учащиеся начальной школы (2-4 класс), учащиеся средней школы (7-9 класс), студенты психологических и педагогических специальностей очного обучения (1-4 курс).

Гипотеза исследования: тендерные и возрастные особенности образов лживого человека в сознании школьников и студентов отличаются от тендерных и возрастных особенностей их Я-образов.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ проблемы отражения представлений о лживом человеке в сознании учащихся разного возраста.

2. Осуществить сравнительный анализ содержания и структуры образов лживого и правдивого человека, а также Я-образов у школьников 2-4 и 7-9 классов, а также студентов 1-4 курсов (психологических и педагогических специальностей). ("

3. Выявить и проанализировать тендерные особенности отражения образов лживого и правдивого человека школьниками разного возраста и студентами.

4. Выявить специфику образов лживого и правдивого человека в связи с такими индивидуально-психическими особенностями учащихся, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсия и нейротизм.

Теоретической и методологической основой работы являются:

- идеи Б.Г. Ананьева, JI.C. Выготского, А.Н. Леонтьева, С.Л.Рубинштейна о социальной природе человека;

- понимание образного отражения действительности и его места в сознании человека в трудах А.А. Гостева, Е.А. Климова, Б.Ф. Ломова, А.Н. Леонтьева, Д.А. Ошанина, С.Д. Смирнова и др.;

- исследования Г.М. Андреевой, А.А. Бодалева, С.И. Кедич (Гусевой), С.В. Кондратьевой, В.Н. Куницыной, А.А. Реана, B.JI. Ситникова и др. в области социальной перцепции;

- психологические концепции полового дипсихизма и тендерных особенностей в работах Б.Г. Ананьева, Т.В. Бендас, С. Бем, Ш. Берн, И.С. Кона, И.С. Клециной, B.JI. Ситникова;

- концептуальные подходы к пониманию психологии лжи Д.И. Дубровского, В.В. Знакова, А.Н. Тарасова, О. Фрайя, П. Экмана;

- подходы к пониманию адаптации человека и ее связи с социальной перцепцией и коммуникативной компетентностью, представленные в работах АА. Баранова, А.Р.Кудашева, А.Г. Маклакова, А.А. Реана, С.В. Чермянина.

Методы и методики исследования. Для решения поставленных задач исследования и проверки сформулированной гипотезы использовались: вербальная часть методики «СОЧ (И) - структура образа человека (иерархическая)» (В.Л.Ситников); многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (А.Г.Маклаков, С.В. Чермянин), тест EPI Г. Айзенка (адаптированный А.Г.Шмелевым), методы контент-анализа, методы математической статистики.

База исследования: средние общеобразовательные школы Ленинградской области и г. Санкт-Петербург, ГОУ ВПО ЛГУ имени А.С. Пушкина.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

- раскрыто психологическое содержание и структура образов лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов, при этом доказано существенное различие между этими образами в сознании учащихся разного возраста;

- установлено, что образы лживого и правдивого человека в сознании учащихся, дифференцированных по тендерному и возрастному признакам, отличаются от их Я-образов;

- выявлена тендерная специфика образов лживого и правдивого человека в сознании учащихся; в частности, выявлено, что школьники проецируют на образ правдивого человека стереотипы поведения, приписываемые людям их собственного пола, в то время как у студентов-юношей образы правдивого человека близки по содержанию к образу идеальной женщины, а студентов-девушек - к образу идеального мужчины.

Теоретическая значимость исследования заключается в следующем:

- доказано, что образы лживого и правдивого человека существенно отличаются у учащихся младшего и среднего школьным возраста, а затем практически не изменяются, становясь более осознанными; при этом у младших школьников образ лживого человека более разнообразен по содержанию, чем образ правдивого человека, а у подростков и студентов этого различия не обнаруживается;

- определено, что образ лживого человека у школьников и студентов наделяется разным субъектно-объектным смыслом: младшие школьники отражают его и как объекта, и как субъекта деятельности; учащиеся средней школы только как субъекта взаимодействия; а студенты как субъекта взаимодействия и деятельности;

- выявлено, что содержание образа лживого человека, по сравнению с Я-образом, во всех возрастных группах учащихся наполняется за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и характеристик с нейтральной модальностью и увеличением социальных;

- выявлены связи между структурами образов лживого и правдивого человека и такими индивидуально-психическими особенностями учащихся, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсия и нейротизм.

Практическая значимость: результаты, полученные в данном исследовании, могут использоваться для понимания особенностей отражения учащимися и студентами морально-этических проблем и позволяют содержательно уточнить программы, направленные на воспитание у учащихся честности и правдивости;

- выявленная тендерная специфика образов лживого и правдивого человека открывает дополнительные возможности учета в процессе воспитания особенностей учащихся разного пола;

- обнаруженные в исследовании данные о том, что образ лживого человека в сознании младших школьников более разнообразен, чем образ правдивого человека, дают основание предполагать, что воспитание детей младшего возраста строится преимущественно на негативных примерах; следовательно, есть основание для пересмотра воспитательных ориентиров;

- понимание того, как школьник и студент воспринимает лживого и правдивого человека, позволит педагогам и родителям строить отношения на гуманистической основе;

- результаты исследования создают теоретическое основание для разработки программ, направленных на формирование восприятия и понимания таких явлений, как ложь и правда;

- материалы диссертации можно использовать при разработке курса «Психология детской лжи» для подготовки специалистов в области педагогики и психологии.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается последовательной реализацией методологической основы процесса исследования на всех ее этапах; соответствием полученных данных положениям психолого-педагогической теории и практики; проведением исследования в реальных педагогических условиях; соответствием методов исследования предмету, целям и задачам исследования; непротиворечивостью полученных данных; применением количественных и качественных методов для обработки результатов. Статистическая достоверность исследований подтверждена с помощью критериев различия: t-критерия Стьюдента, ср - критерия Фишера; корреляция структур различных образов рассчитывалась с помощью критерия линейной корреляции гху -Пирсона.

Положения, выносимые на защиту:

1. Образы лживого и правдивого человека существенно изменяются в период между младшим школьным и подростковым возрастами.

2. Существуют отличия в структуре и содержании образов лживого и правдивого человека у учащихся разного возраста, дифференцированных по тендерному признаку.

3. Образы лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов отличаются от их Я-образов за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и увеличения социальных.

4. Адаптационные способности и уровень экстраверсии-интроверсии личности связаны с особенностями отражения лживого человека в сознании учащихся.

Апробация работы. Результаты и основные положения проведенного исследования излагались на III Всероссийском съезде Российского психологического общества (Санкт-Петербург, 2003); на международной научно-практической конференции «Русская школа: история и современность, ценности и опыт работы» (Санкт-Петербург, 2005); на международной научно-практической конференции «Профессиональная подготовка специалистов социальной и образовательной сфер в условиях трансформации общества: проблемы и перспективы» (Витебск, 2005); 2 международной научно-практической конференции «Молодые ученые -России» (Смоленск, 2005); на международной научной конференции «X Царскосельские чтения» (Санкт-Петербург, 2006); обсуждались на научно-методических семинарах и заседаниях кафедр практической психологии, педагогики детства и современных образовательных технологий, философии образования ЛГУ имени А.С. Пушкина. Результаты исследования были использованы при проведении занятий со студентами психологических и педагогических специальностей факультета психологии и педагогики ЛГУ имени А.С. Пушкина.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка из 218 источников и 5 приложений, включающих 32 таблицы. Основное содержание диссертации изложено на 191 странице и включает 7 рисунков и 16 таблиц.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Также результаты исследования могут быть использованы при решении задач медиа-образования детей, а именно при обучении восприятию и критическому осмыслению информационного потока.

Знания об особенностях восприятия учащимися лживого и правдивого человека можно применять для выбора конструктивной стратегии разрешения этических конфликтов.

Данные материалы может быть целесообразным использовать при разработке курса «Психология детской лжи» для подготовки специалистов в области педагогики и психологии.

В качестве одного из направлений развития данной темы представляется важным провести сравнительный анализ образов лживого и правдивого человека, а также Я-образов учащихся, чаще проявляющих лживое поведение. Также можно привлечь в качестве объекта исследования новые возрастные категории людей или, например, педагогов, которые занимаются воспитанием обследуемых детей. В качестве объекта изучения могут быть выбраны студенты разной профессиональной направленности и другие варианты. Таким образом, данная тема имеет множество потенциальных путей развития.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

В работе выявлены и изучены структуры и содержание образов лживого человека в сознании школьников и студентов. Изучены особенности этого образа в зависимости от тендерных и индивидуально -психологических особенностей.

Получен достаточно большой объем теоретической и эмпирической информации, подтверждающий правомерность гипотезы, о том, что образы лживого человека в сознании учащихся имеют определенную тендерную и возрастную специфику, отличающуюся от тендерных и возрастных особенностей их Я-образов.

По результатам работы сформулированы основные выводы и рекомендации.

1. Образы лживого и правдивого человека существенно изменяются в период между младшим и средним школьным возрастом, а затем сохраняются практически неизменными, становясь более осознанными. Это проявляется в переходе от образов-объектов (младшие школьники) к образам-субъектам (учащиеся средних классов и студенты); в различии образов по количеству употребленных разнообразных характеристик (больше в образе лживого человека у младших школьников) к сходству по этому показателю (у учащихся средней школы и студентов); в переходе от более конкретного описания образов, ориентированного на внешние установки, но менее осознанного (младшие школьники) к более абстрактному, осознанному, ориентированному на собственные социально-перцептивные схемы (у студентов).

2. Образы лживого и правдивого человека по содержанию и структуре различаются у учащихся разного возраста, дифференцированных по тендерному признаку. Образ лживого человека у мальчиков, обучающихся в начальной и средней школе, эгоцентричен и отражает характеристики значимые прежде всего для него самого, а девочки в аналогичных образах отражают, как правило, социально значимые человеческие качества.

Мальчики и девочки, обучающиеся в средней школе, проецируют на образ правдивого человека стереотипы поведения, приписываемые людям соответствующего им самим пола.

У студентов, дифференцированных по тендерному признаку, образы правдивого человека близки по содержанию: у юношей - к образу женщины-идеала, а девушек - к образу мужчины-идеала.

3. Образы лживого и правдивого человека в сознании школьников и студентов отличаются от их Я-образов за счет уменьшения в структуре деятельностных, конвенциональных, телесных характеристик и увеличения социальных. При этом в младшем школьном возрасте Я-образы отличаются от образов лживого и правдивого человека в большей степени, чем структуры образов - антиподов друг от друга (при р<0,01). Это связано с тем, что образы лживого и правдивого человека ориентированы на социальные шаблоны и стереотипы, а младшие школьники в силу эгоцентричности рассматривают себя вне этих схем и, соответственно, не соотносят себя с этими образами в достаточной степени. Я-образ подростка отличается как от образа лживого человека, так и от образа правдивого человека (при р<0,01).

У студентов, в отличие от учащихся других возрастных групп, наблюдается значительно меньше различий между Я-образами и образами лживого и правдивого человека. Это связано скорее всего со сформированностью социально-перцептивных механизмов, которые обеспечили студентов собственными социальными шаблонами, а также с достаточно развитой рефлексией.

4. Во всех группах учащихся (школьников и студентов), дифференцированных по тендерному признаку, выявлены различия между Я-образом и образами лживого и правдивого человека (при р<0,01). Это свидетельствует о различиях в механизмах формирования Я-образов и образов лживого и правдивого человека.

Так, в младшем школьном возрасте у девочек в Я-образах по сравнению с образами лживого и правдивого человека употребляется больше интеллектуальных характеристик (при р<0,01), а у мальчиков этих характеристик в собственном образе употребляется меньше (при р<0,01).

У учащихся 7-9 классов образ лживого человека наделяется мальчиками большим количеством эмоциональных характеристик, чем Я-образ (при р<0,01), а у девочек - наоборот (при р<0,01).

Юноши - студенты наделяют деятельностными качествами чаще Я-образ, чем образ лживого человека, а телесными характеристиками - реже по сравнению с образом правдивого человека. Юноши и девушки - студенты описывают телесными характеристиками Я - образ чаще, чем остальные образы (при р<0,01).

5. Индивидуально-психические особенности, такие, как адаптивные способности, экстраверсия-интроверсия и нейротизм, связаны с особенностями отражения образов лживого человека в сознании учащихся средней школы и студентов, дифференцированных по тендерному признаку.

Мальчиков и девочки - учащиеся средней школы с удовлетворительным уровнем адаптации чаще наделяют образ лживого человека интеллектуальными характеристиками. При низком уровне адаптивности и мальчики и девочки наделяют этот образ социальными характеристиками.

Юноши - студенты, имеющие более высокий уровень способностей к адаптации, характеризуют образы лживого человека поведенческими, конвенциональными, метафорическими характеристикам и чаще окрашивают образы нейтральной модальностью. Девушки - студентки с более высоким уровнем способностей к адаптации описывают оба образа, используя больше социальных и волевых характеристик. Юноши - студенты, у которых уровень адаптивности ниже, наделяют образ лживого человека большим количеством волевых характеристик. Девушки - студентки, имеющие более низкий уровень адаптации, как правило, наделяют образ лживого человека нейтральной модальностью и метафорами.

При низком уровне адаптивности как у учащихся средней школы, так и у студентов проявляется низкий уровень осознанности проблемы лжи и правды, а также экстернальность, что может привести к проявлению лжи и обмана или позволит стать их жертвой. У студентов с более высоким уровнем адаптивности подтверждается выявленная, как западными, так и отечественными психологами закономерность: у мужчин отношение ко лжи более эгоцентричное, а у женщин - социально ориентированное.

Полученные результаты позволят содержательно уточнить программы, направленные на воспитания честности и правдивости у учащихся, учитывать в процессе воспитания особенности учащихся разного пола и сформулировать ряд практических рекомендаций.

Можно рекомендовать родителям и учителям при воспитании честности, правдивости у мальчиков младшего школьного возраста включать их в решение конкретных ситуаций, связанных с проблемой лжи и правды, формируя собственное оценочное суждение (так как восприятие лживого человека в конкретной ситуации им ближе и понятнее, но при этом не сформирована собственная позиция). При этом необходимо опираться на значимое для мальчиков чувство собственного достоинства.

При воспитании правдивости и честности у девочек младшего школьного возраста, которые в восприятии лживого человека ориентируются на внешнее общественное мнение, необходимо воспитывать личностное отношение и при этом использовать для поощрения и поддержки внешнее стимулирование.

Также не рекомендуется сводить воспитательный процесс по формированию честности и правдивости у мальчиков и девочек младшего возраста к отдельным актам наказаний и запрещений, так как ребенок только в этом видит негативность (отрицательность) лжи.

Предлагается расширять представления, как мальчиков, так и девочек о правде, лжи, чести, опираясь при этом в процессе формирования честности и правдивости не только на достижения детей в области учебной деятельности.

При воспитании честности и правдивости у учащихся средней школы и студентов разного пола можно опираться на существующие тендерные стереотипы, поскольку они отражаются в образах лживого и правдивого человека.

Обнаруженные в исследовании данные о том, что образ лживого человека в сознании младших школьников более разнообразен, чем образ правдивого человека, дают основание предполагать, что воспитание детей младшего возраста строится преимущественно на негативных примерах, а, следовательно, есть основание для пересмотра воспитательных ориентиров.

Рекомендуется разнообразить методы воспитания правдивости и преодоления лживости ребенка, не ограничиваясь только наказанием, которое вызывает у детей страх и т.п., поскольку одним из основных мотивов детской лжи является страх наказания и его избегания.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Комарова, Александра Владимировна, Санкт-Петербург

1. Августин, А. Исповедь Блаженного Августина, епископа Гиппонского / А. Августин. М.,1991. - 488 с. - 50000 экз. - ISBN 5-7664-0472-7.

2. Агеев, B.C. Механизмы социального восприятия / B.C. Агеев // психологический журнал. 1989. - Т. 10. -№2. - С. 63-70.

3. Алешина, Ю.Е., Волович, А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины / Ю.Е. Алешина, А.С. Волович // Вопросы психологии. 1991. -№4. - С. 74-82.

4. Ананьев, Б.Г. К онтопсихологии человека / Б.Г. Ананьев // Теоретическая и прикладная психология в Ленинградском университете. -Л.: ЛГУ, 1969.

5. Ананьев, Б.Г. Некоторые проблемы психологии взрослых. / Б.Г. Ананьев. М.: Знание, 1972. - 32 с. - 30000 экз.

6. Ананьев, Б.Г. О человеке как объекте и субъекте воспитания. / Б.Г. Ананьев // Избранные психологические труды. М.: Педагогика, 1980. -Т. 2.-С. 110-127.

7. Ананьев, Б.Г. Психология чувственного познания. / Б.Г. Ананьев. М.: Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1960. - 486 с. - 3100 экз.

8. Ананьев, Б.Г. Теория ощущений. / Б.Г. Ананьев. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1961. - 456 с. - 2500 экз.

9. Ананьев, Б.Г. Человек как предмет познания. / Б.Г. Ананьев. СПб.: Питер, 2002. - 288 с. - 5000 экз. - ISBN 5-272-00315-2.

10. Андреева, Г.М. Психология социального познания: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Издание второе, перераб. и доп. / Г.М. Андреева. М.: Аспект Пресс, 2000. - 288 с. - 3000 экз. -ISBN 5-7567-0248-2.

11. Андреева, Г.М. Социальная психология. / Г.М. Андреева. М.: Аспект-Пресс, 1999. - 376 с. - 5000 экз. - ISBN 5-7567-0229-6.

12. Анохин, П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. / П.К. Анохин. М.: Медицина, 1975. - 447 е.: ил. - 5000 экз.

13. Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV-XVII вв. / Сост. С.Ф. Егоров и др. М.: Педагогика, 1985. -367 с.-31000 экз.

14. Антология педагогической мысли России первой половины XIX в. / Сост. П.А. Лебедев. М.: Педагогика, 1987. - 558 е.: ил. - 21000 экз.

15. Антология по истории педагогики в России (первая половина XX века). / Сост. А.В. Овчинников и др. М.: Academia, 2000. - 384 с. - 30000 экз. -ISBN 5-7695-0656-3.

16. Асмолов, А.Г. Личность как предмет психологического исследования. / А.Г. Асмолов. М.: Изд-во МГУ, 1984. - 104 с. - 1500 экз.

17. Бадентер, Э. Мужская сущность / Э. Бадентер. М.: АО Издательство «Новости», 1995. - 304 с.

18. Бар, Н.С. Динамика образов ребенка в сознании студентов средних специальных учебных заведений различного профиля. / Н.С. Бар. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. - СПб., 2004. - 21 с. - 120 экз.

19. Баркан, А.И. Его величество ребенок какой он есть. Тайны и загадки. / А.И. Баркан. М., 1996. - 368 с. - 20000 экз. - ISBN 5-7459-0069-5.

20. Бедерханова, В.П. Роль восприятия и понимания студентами преподавателя вуза в профессиональной педагогической подготовке. / В.П. Бедерханова // Вопросы психологии межличностного познания и общения. Краснодар, 1985.

21. Белякова, Е.Г. Психологические особенности развития правдивости при переходе из подросткового в юношеский возраст. / Е.Г. Белякова. Дисс. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. - М., 1995.

22. Бендас, Т.В. Тендерная психология: учебное пособие. / Т.В. Бендас. -СПб.: Питер, 2005. 431 е.: ил. - 3500 экз. - ISBN 5-94723-369-Х.

23. Бердяев, Н.А. Самопознание. / Н.А. Бердяев. М.: Книга, 1991. - 446 с. - 195000 экз. - ISBN 5-212-00417-9.

24. Березин, Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация. / Ф.Б. Березин. Л.: Наука, 1988. - 269 с. - 4450 экз. - ISBN 5-02-025742-7.

25. Берн, Ш. Тендерная психология. / Ш. Берн. СПб.: Прайм-еврознак, 2001. - 320 с. - 3000 экз. - ISBN 5-93878-019-5.

26. Берн, Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. / Э. Берн // Пер. с англ. А.И. Федорова. СПб.: МФИН, 1992. - 448 с. -300000 экз. - ISBN 5-86050-010-6.

27. Берне, Р. Развитие Я концепции и воспитание. / Р. Берне: Пер. с англ.. - М., 1986. - 422 с. - 25000 экз.

28. Блаженный Августин. Об истинной религии. Теологический трактат. / Августин Блаженный. Мн.: Харвест, 1999. - 1600 с.

29. Бодалев, А.А. Восприятие и понимание человека человеком. / А.А. Бодалев. М.: МГУ, 1982. - 200 с. - 20000 экз.

30. Бодалев, А.А. Личность и общение. Избранные труды. / А.А. Бодалев. -М.: Педагогика, 1983. 272 с. - 30000 экз.

31. Бодалев, А.А., Васина, Н.В. Познание человека человеком. / А.А. Бодалев, Н.В. Васина. СПб.: Речь, 2005. - 324 с. - 2000 экз. -ISBN 5-9268-0380-2.

32. Бодалев, А.А., Ковалев, А.Г. Современные тенденции в исследовании межличностного восприятия. / А.А. Бодалев, А.Г. Ковалев // Психология межличностного познания НИИ общей педагогики АПН СССР - Вып 5(20) 1981.-С. 2-20.

33. Бостанджиева, Т.М. Психологические особенности воспитания честности у детей. / Т.М. Бостанджиева. Тобольск: ТГПИ им. Д.И. Менделеева, 1980. - 110 с. - 350 экз.

34. Брагина, Л.М. Культура Западной Европы в эпоху Возрождения: учеб. для вузов./ Л.М. Брагина. М.: Изд-во об-ния «Мосгорархив», 1996. - 398 с. - 1000 экз. - ISBN 5-7228-0039-2.

35. Вайнрих, X. Лингвистика лжи / X. Вайнрих //Язык и моделирование социального взаимодействия. М., 1987. - С. 44-87.

36. Введение в тендерные исследования: учебное пособие Ч. 1. / Под ред. И.А. Жеребкиной. Харьков: ХЦГИ. - СПб.: Алетейя, 2001. - 707 с. -1000 экз. - ISBN 5-89329-397-5.

37. Введение в тендерные исследования: учебное пособие Ч. 2. / Под ред. С.В. Жеребкина. Харьков: ХЦГИ. - СПб.: Алетейя, 2001. - 991 с. -ISBN 5-89329-422-Х.

38. Гальперин, П.Я. Исследование мышления в советской психологии. / П.Я. Гальперин. М.: Наука, 1966. - 236 с.

39. Гегель, Г.В.Ф. Феноменология духа. / Г.В.Ф. Гегель. М.: Наука, 2000. -495 с. 1240 экз. -ISBN 5-02-008380-L

40. Герасимова, А.С., Сергеенко, Е.А. Понимание обмана детьми 5-11 лет и становление модели психического. / А.С. Герасимова, Е.А. Сергиенко //Психологический журнал. 2005. - Т. 26. - №1. - С. 56-70.

41. Георгиевский, А.Б. Эволюция адаптаций: Историко-методологическое исследование / А.Б. Георгиевский. Л.: Наука, 1989. - 188 с. - 1550 экз.

42. Голованова, Н.Ф. Социализация младшего школьника как педагогическая проблема. / Н.Ф. Голованова. СПб.: Специальная Литература, 1997. - 192 с. - 1000 экз. - ISBN 5-87685-037-3

43. Гостев, А.А. Образная сфера человека / А.А. Гостев. М.: Б.И., 1992. -195 с.-1000 экз.

44. Грошев, И:В. Психология половых различий. / И.В. Грошев. Тамбов: Издательство ТГУ им. Г.Р. Державина, 2001. - 683 с. - 2000 экз. -ISBN 5-89016-046-Х.

45. Гудков, Л.Д., Юдин, Б.Г. Медицинская этика и право на информацию. / Л.Д. Гудков, Б.Г. Юдин // Социологический журнал. 1995. - №4. -С. 127-132.

46. Гусева, Н.Д. Опыт применения метода распознавания образов. / Н.Д. Гусева // Современные психолого-педагогические проблемы ВШ вып. 3 / Под ред. А.А. Бодалева, Н.В. Кузьминой, Е.Ф. Рыбалко. С. 69-73.

47. Гусева, С.И. Образ математически одаренного ученика в сознании педагога. / С.И. Гусева. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. СПб., 2000. - 18 с. - 100 экз.

48. Джеймс, Ф.Л. Самоисполняющиеся' пророчества: тендер с социально психологической точки зрения. / Ф.Л. Джеймс // Сексология. СПб.: Питер, 2001. - С. 144-161. - 7000 экз. - ISBN 5-272-00253-9.

49. Добролюбов, Н.А. Избранные педагогические сочинения. / Н.А. Добролюбов. М.: Педагогика, 1986. - 348 с. - 33000 экз.

50. Достоевский, Ф.М. Нечто о вранье / Ф.М. Достоевский // Собр. Соч.: в 15 т. СПб.: Наука, 1994. - Т. 12. - 50000 экз. - ISBN 5-02-028147-6.

51. Дубровский, Д.И. Обман: Философско-психологический анализ / Д.И. Дубровский. М.:Издательство «РЭИ», 1994. - 120с.

52. Егиазаров, А.С. Честность / А.С. Егизаров М.: Знание, 1962. - 32 с. -40000 экз.

53. Емельянова, Т.П. Социальное представление понятие и концепция: итоги последнего десятилетия. / Т.П. Емельянова // Психологический журнал. - 2001. - Т. 22. - №6. - С. 39-47.

54. Еремеев, Б.А. Психическое отражение человека человеком в условиях массового общения. / Б.А. Еремеев // Социальная психология / под. ред. Е.С. Кузьмина, В.Е. Семенова. JL: Изд-во ЛГУ, 1979. - С. 197-204.

55. Жданова, О.О. Психологические особенности понимания лжи и обмана. / О.О. Жданова // Вестник российского гуманитарного научного фонда. 1998. - №4. - С 183-189.

56. Здравомыслова, Е.А., Темкина, А.А. Кризис маскулинности в позднесоветском дискурсе. / Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина ПО мужественности: сборник статей / Сост. С. Ушакин. М.: Новое литературное обозрение, 2002. - С. 432-451.

57. Зеньковский, В.В. Психология детства. / В.В. Зеньковский. -Екатеринбург: Деловая книга, 1995. 346 с. - 6000 экз. - ISBN 5-88687-008-3.

58. Злнченко В.П. Образ и деятельность. / В.П. Зинченко. -М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 608 с. - 10000 экз. - ISBN 5-89395-032-1.

59. Зинченко В.П. От генезиса ощущений к образу мира. / В.П. Зинченко // А.Н. Леонтьев и современная психология. М., 1983. - С. 140-149.

60. Знаков, В.В. Западные и русские традиции в понимании лжи: размышления российского психолога над исследованиями Пола Экмана: Послесловие к кн.: Экман П. Психология лжи / В.В. Знаков. СПб.: Издательство «Питер», 1999. - С. 243-266. - ISBN 5-314-00117-9.

61. Знаков, В.В. Индивидуальные различия понимания обмана в малом бизнесе. / В.В. Знаков. // Психологический журнал. 1994. - Т. 15. - №6. -С. 51-60.

62. Знаков, В.В. Классификация психологических признаков истинных и неистинных сообщений в коммуникативных ситуациях. / В.В. Знаков // Психологический журнал. 1999. - Том 20. - №2. - С. 54-65.

63. Знаков, В.В. Макиавелизм и феномен вранья. / В.В. Знаков // Вопросы психологии. 1999. - №6. - С. 59-69.

64. Знаков, В.В. Неправда, ложь и обман как проблемы психологии понимания. / В.В. Знаков // Вопросы психологии 1993. - №2. - С. 9-16.

65. Знаков, В.В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана. / В.В. Знаков // Психологический журнал, 1997.- Том 18. №1. - С. 38-49.

66. Знаков, В.В. Половые, тендерные и личностные различия. / В.В. Знаков // Психологический журнал. 2004. - Том 25. - №1. - С. 41-51.

67. Знаков, В.В. Правда и ложь в сознании русского народа и современной психологии понимания. / В.В. Знаков. М.: Институт психологии РАН, 1993. -116 с.-ISBN 5-201-02182-4.

68. Знаков, В.В. Проблемы понимания правды в этике И. Канта, нравственной философии B.C. Соловьева и современной психологии. / В.В. Знаков. // Психологический журнал. 1997. - Т. 18. - №4. - С. 3-12.

69. Знаков, В.В. Психология понимания в познании и общении. / В.В. Знаков. Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. докт. психол. наук. 1995. - 77 с. -100 экз.

70. Знаков, В.В. Психология понимания правды. / В.В. Знаков. СПб.: Алетейя, 1999. - 287 с. - 1200 экз. - ISBN 5-89329-061-5.

71. Знаков, В.В., Романова И.А. «Истина» и «правда» в христианстве и психологии понимания. / В.В. Знаков, И.А. Романова // Психологический журнал. 1998. - Т. 19. - №6. - С. 61-70.

72. Иванова, Е.И. Тендерные исследования в психологии / Е.И. Иванова // Введение в тендерные исследования. / Под. ред. С.В. Жеребкина. -Харьков: ХЦГИ. СПб.: Алетейя, 2001. - Ч. 2.

73. Ижванова, Е.М. Развитие полоролевой идентичности в юношеском и зрелом возрастах. / Е.М. Ижванова. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. М., 2004. - 28 с. - 100 экз.

74. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины. / Е.П. Ильин. СПб.: Питер, 2002. - 544 с. - 4500 экз. - ISBN 5318-00459-8.

75. Инженерная психология. Теория, методолгия, практическое применение / Под ред. Б.Ф. Ломова. М., 1977. - 304 с.

76. Исследуем ложь: Теории, практика обнаружения: Пер. с англ. / Под ред. Майкла Льюиса, Кэролин Саарни. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2004. -282 с. - 3000 экз. - ISBN 5-93878-115-9.

77. Казначеев, В.П. Современные аспекты адаптации. / В.П. Казначеев. -Новосибирск, 1980. 191 с. - 3550 экз.

78. Казначеева, Н.Б. Я-образ и образ профессионального психолога в сознании студентов. / Н.Б. Казначеева. Автореф. дис. канд. психол. наук. -СПб., 2006.-22 с.-100 экз.

79. Калинин А.А., Кедич С.И. Простейшие методы анализа данных в психологии: Учеб. метод, пособие. - СПб.: ЛГУ им. А.С.Пушкина, 2003. -64 с. - 500 экз. - ISBN 5-8290-0456-5.

80. Кант, И. О лжи. / И. Кант // Пер. С.Я Шейман-Топшетейн, Ц.Г. Арзаканьян / Под общ. ред. проф. А.В. Гулыги / Соч.: В 8 т. М.: Чоро, 1994, - Т. 6. - С. 266-398. - 5000 экз. - ISBN 5-8497-0006-Х.

81. Кант, И. О мнимом праве лгать из человеколюбия / И. Кант // Трактаты и письма. М.: Наука, 1980. - С. 292-297. - 25000 экз.

82. Каптерев, П.Ф. Борьба с лживостью детей и средства к развитию у них нравственности / П.Ф. Каптерев // Пед. хрестоматия Под ред. К.В. Ельницкого. СПб., 1914.

83. Клецина, И.С. Тендерная социализация: Учебное пособие / И.С. Клецина. СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1998. - 92 с. - 500 экз. - ISBN 5-8064-0048-4.

84. Клецина, И.С. Психология тендерных отношений: Теория и практика. / И.С. Клецина. СПб.: Алетейя, 2004. - 408 с. - 1000 экз. -ISBN 5-89329-722-9.

85. Климов, Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях: учебное пособие. / Е.А. Климов. М:: Издательство МГУ, 1995. - 224 с. - 2000 экз. -ISBN 5-211-03334-5.

86. Князев, В.Н. Параметрические свойства личности в личностно значимом общении студентов. / В.Н. Князев // Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. Краснодар, 1979.

87. Комарова, А.В. Образ честного и лживого человека в сознании младших школьников. / А.В. Комарова // Ежегодник Российского психологического общества: материалы III Всероссийского съезда психологов, 25-28 июня 2003. СПб., 2005. - С. 75-76.

88. Комарова, А.В. Проблема лжи в философско-педагогических произведениях эпохи Возрождения. / А.В. Комарова // Молодые ученые -России: материалы 2 международ, науч.-практ. конф. Смоленск: СГПУ, 2005.-Ч. 1.-С. 139-141.

89. Комарова, А.В. Современные психолого-педагогические исследования проблемы лжи. / А.В. Комарова // X Царскосельские чтения: материалы международ, науч.-практ. конф., 25-26 апр. 2006г СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2006. - С. 63-65

90. Коменский, Я.А., Локк, Д., Руссо, Ж.-Ж., Песталоцци, И.Г. Педагогическое наследие. / Я.А. Коменский и др. // Сост. А.Н. Джуринский,

91. B.М. Кларин. М.: Педагогика, 1987. - 413 с. - 75000 экз.

92. Кон, И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в изменяющемся мире. / И.С. Кон // Введение в тендерные исследования. Ч. 1. / Под. ред. И.А. Жеребкиной. Харьков: ХЦГИ. - СПб.: Алетейя, 2001.1. C. 562-595.

93. Кон, И.С. Обсуждение темы «Проблемы и перспективы развития тендерных исследований в бывшем СССР». / И.С. Кон // Тендерные исследования. 2005. - №5. - С. 27-33.

94. Кон, И.С. Психология половых различий. / И.С. Кон // Вопросы психологии. 1981. - №2. - С. 47-57.

95. Кон, И.С. Психология ранней юности. / И.С. Кон. М.: Просвещение, 1989. - 255 с. - 800000 экз. - ISBN 5-09-001053-6.

96. Кон, И.С. Психология старшеклассника. / И.С. Кон. М.: Просвещение, 1982. - 207 с. - 100000 экз.

97. Кондратьева, С.В. Межличностное познание и его роль в общении. / С.В. Кондратьева. Автореферат дис. на соиск. учен. степ. докт. психол. наук. -Л., 1977.

98. Кондратьева, С.В. Психолого-педагогические аспекты проблемы понимания людьми друг друга. / С.В. Кондратьева // Психология межличностного познания: под. ред. А.А. Бодалева. М., 1981. - С 158-174.

99. Коноваленко, М.Ю. Ложь в общении. Как защитить себя от обмана. / М.Ю. Коноваленко. М.: ТЦ Сфера, 2001. - 96 с. - 7000 экз. -ISBN 5-89144-218-3.

100. Константинов, В.В. Экспериментальная психология. Курс для практического психолога. / В.В. Константинов. СПб.: Питер, 2006. - 272 е.: ил. - 3000 экз. - ISBN 5-469-01340-5.

101. Королева, И.А. Особенности развития адаптационных способностей учащихся начальных классов. / И.А. Королева. Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. психол. наук. СПб.,2003. - 22 с. - 100 экз.

102. Краткий психологический словарь / Под ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. Ростов н/Д, 1998. - 512 с.

103. Ксенофонтова, Е.Г. Уровни развития саморегуляции личности: критерии их определения. / Е.Г. Ксенофонтова. Дисс. на соиск. учен. степ, канд. психол. наук. М., 1988. 15 с.

104. Кукосян, О.Г. Профессиональные особенности межличностного познания. / О.Г. Кукосян. Автореф. дис. на соиск. учен. степ, д-ра психол. наук. Тбилиси, 1982. - 40 с.

105. Кукосян, О.Г. Профессия и познание людей. / О.Г. Кукосян. Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 1981. - 158 с. - 1000 экз.

106. Кукосян, О.Г., Воронкина С.И. О некоторых особенностях познания студентами преподавателя. / О.Г. Кукосян // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. М., 1979. С. 139-140.

107. Куликов, Л.В. Психология настроения. / Л.В. Куликов. СПб., 1997. -226 с. -700 экз. - ISBN 5-288-0750-6.

108. Куницына, В.Н. К вопросу о возрастных особенностях восприятия человека человеком. / В.Н. Куницына / Человек и общество. 1973. - Вып. 13.-С. 118-122.

109. Куницына, В.Н., Казаринова, Н.В., Погольша, В.М. Межличностное общение: учебник для вузов. / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. СПб.: Питер, 2001. - 544 е.: ил. -4500 экз. - ISBN 5-8046-0173-3.

110. Лабунская, В.А. Невербальное поведение. / В.А. Лабунская. Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1986. - 136 с. - 1700 экз.

111. Лабунская, В.А. О «практичности» социальной психологии невербального общения. / В.А. Лабунская // Психологический вестник. Ч. 1. -Ростов н/Д.: Изд-во Рост, ун-та, 1996. С. 307-324.

112. Лабунская, В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. / В.А. Лабунская. Ростов н/Д.: Феникс, 1999. - 592 с. - 5000 экз. -ISBN 5-222-00824-Х.

113. Леонтьев, А.Н. Деятельность, сознание, личность. /А.Н. Леонтьев. М.: Политиздат, 1977. - 304 с. - 30000 экз.

114. Леонтьев, А.Н. Психология образа. / А.Н, Леонтьев // Вестн. МГУ. сер. 14. Психология. 1979. - №2. - С. 3-13.

115. Ломов, Б.Ф. К проблеме деятельности в психологии. / Б.Ф. Ломов //Психологический журнал. -М.: Наука, 1981.-Том №2. С. 3-22.

116. Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. / Б. Ф. Ломов. М.: Наука, 1999. - 350 с. - 1000 экз. - ISBN 5-02-008309-7.

117. Ломов, Б.Ф. Познание и общение. / Б. Ф. Ломов. М. Наука, 1988. -208 с. - 10000 экз. - ISBN 5-02-013307-8.

118. Ломов, Б.Ф. Проблема образа в психологии. / Б.Ф. Ломов //Вестник АН СССР. 1985. - №6. - С. 85-92.

119. Майерс, Д. Социальная психология. / Д. Майерс / пер. с англ. СПб.: Питер, 2001. - 752 с. - 7000 экз. - ISBN 5-318-00039-8.

120. Маклаков, А.Г. Общая психология / А.Г. Маклаков СПб.: Питер, 2000.- 592 с. 5000 экз. - ISBN 5-272-00062-5.

121. Маклаков, А.Г. Основы психологического обеспечения профессионального здоровья военнослужащих. / А.Г. Маклаков. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. докт. психол. наук. СПб., 1996. - 37 с. - 100 экз.

122. Мальковская, Т.Н. Воспитание социальной активности старших школьников. / Т.Н. Мальковская. Л.: ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1973. - 172 с.

123. Меграбян, А. Психодиагностика невербального поведения. / А. Меграбян СПб.: Речь, 2001. - 256 с. - 5000 экз. - ISBN 5-9268-0044-7.

124. Меньшикова, Е.В. Изучение отношения ко лжи старших дошкольников и младших школьников. / Е.В. Меныцикова. Автореф. дис. на соиск. учен, степ. канд. психол. наук. М., 2006.- 19 с. - 100 экз.

125. Миллер, Д. Программы и структура поведения: подробное описание модели Т-О-Т-Е. / Д. Миллер, Ю. Галантер, Г. Прибрам. М.: ИВЦ «Маркетинг», 2000. - 228 с. - 2000 экз. - ISBN 5-7856-0196-6.

126. Монтень, М. Опыты. Избранные произведения в 3-х т. / М. Монтень -М.: Голос, 2000 384 с. Т. 1. - ISBN 5-7055-0851-2.- 1992. - 560 с. - Т. 2.- ISBN 5-7055-0835-2. 1992. - 416 с. - Т. 3. - ISBN 5-7055-0853-0.

127. Мясищев, В.Н. Психология отношений: избр. психол. труды. / В.Н. Мясищев. М.: Издательтво «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 356 с. - 10000 экз. - ISBN 5-87224-084-8.

128. Нарышкин А.В. Строение образа мира человека и соотношение понятий «знак» «символ» и «значение» - «смысл». // Вопросы психологии -2005 - № 1 - С. 88-99.

129. Наумова, Н.И. Искусство психологии реификации в анализе дискурса лжеца. / Н.И. Наумова // Материалы Всероссийской науч.-практ. конф. «Психология искусства». Самара, 2002.

130. Николаичев, Б.О. Осознаваемое и неосознаваемое в нравственном поведении личности. / Б.О. Николаичев.' -м., 1974.

131. Ньюкомб, Н. Развитие личности ребенка. / Н. Ньюкомб / 8-е междунар. изд. СПб.: Питер, 2002. - 640 е.: ил. - 5000 экз. - ISBN 5-272-00390-Х.

132. Обзоров, Н.Н. Психология межличностного взаимодействия / Н.Н. Обзоров. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра. психол. наук. - JI., 1979.-35 с.

133. Обухов, B.JI. Основы человековедения: человек как микрокосм: учеб.пособ. / B.JI. Обухов, Р.А. Зобов, Л.И. Сугакова, В.Л. Ситников. СПб: Химиздат, 2001.-272 с. - ISBN 5-93808-031-2

134. Ожигова, Л.Н. Тендерная интерпретация самоактуализации личности в профессии. / Л.Н. Ожигова. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. - Краснодар, 2000.

135. Ошанин, Д.А. Предметное действие и оперативный образ: Избран, психол. труды. / Д.А. Ошанин. М.: МПСИ - Воронеж: Изд-во НПО «МО-ДЭК», 1999. - 512 с. - 10000 экз. - ISBN 5-89502-174-3.

136. Панферов, В.Н. Классификация функций человека как субъекта общения. / В.Н. Панферов // Психологический журнал. 1987. - Т. 8. - №4. -С. 51-60.

137. Панферов, В.Н. Конгнитивные эталоны и стереотипы взаимопонимания людей. / В.Н. Панферов // Вопросы психологии. 1982. - JST»5. - С. 139-142.

138. Панферов, В.Н. Социально-психологическая интерпретация личности как феномен познания человека человеком. / В.Н. Панферов // Теоретические и прикладные проблемы психологии по^ 'чия людьми друг друга. -Краснодар, 1975.

139. Парнюк, Н.В. Образ преподавателя в сознании студентов гуманитарных вузов. / Н.В. Парнюк Автореф. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. - СПб., 2003. - 23 с.

140. Парнюк, Н.В. Образ преподавателя в сознании студентов и курсантов. / Н.В. Парнюк, В.Л. Ситников // Ежегодник российского психологического общества: Материалы III Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 года. СПб., 2005. - С. 112-114

141. Петухов, В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления. / В.В. Петухов // Вестн. Московского ун-та. Сер. 14. - Психология. - 1984. -№4. - С. 13-21.

142. Пикулева, О.А. Тендерные. Возрастные и профессиональные особенности тактик самопрезентации. / О.А. Пикулева. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. М.: Прометей, 1996.

143. Платон. Государство. / Платон // Сочинение в трех томах. М.: Мысль, 1971.-Т.З.-Ч. 1.-С. 89-455.

144. Платонов, К.К. Структура и развитие личности. / К.К. Платонов. М.: Наука, 1986. - 256 с. - 12200 экз.

145. Практикум по тендерной психологии. / Под ред. И.С. Клециной. -СПб.: Питер, 2001.-478 с.

146. Практикум по тендерной психологии. / Под ред. И.С. Клециной. -СПб., 2003. 480 с. - ISBN 5-318-00567-5.

147. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие / Сост. Д.Я. Райгородский. Самара: Изд. Дом «БАХАРАХ-М», 2006. -672 с. - 6000 экз. - ISBN 5-89570-005-5.

148. Прусс, И. Почему врут дети. / И. Прусс //Знание сила. М., 2000. - С. 72-73.

149. Психодиагностические методы в практике клинических психологов: Учебное пособие. / Под ред. проф. B.JI. Ситникова. СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2005. - 116 с. - ISBN 5-8290-0267-1.

150. Психологическая наука в СССР. М.: Изд-в АПН РСФСР, 1959. - Т.1. -599 с.-2900 экз.

151. Психология подростка. / Под ред. чл.-кор. РАО А.А. Реана. СПб.: «прайм-ЕВРОЗНАК», 2003. - 432 с. - 5000 экз. - ISBN 5-93878-087-Х.

152. Психология современного подростка. / Под ред. проф. Л.А. Регуш. -СПб.: Речь, 2005. 400 с. - 4000 экз. - ISBN 5-9268-0338-1.

153. Психологический словарь. / Под ред. В.В. Давыдова, А.В.Запорожца, Б.Ф.Ломова и др. -М.: Педагогика, 1983. 448с. - 75000 экз.

154. Психология человека от рождения до смерти. Полный курс психологии. / Под ред. чл.-кор. РАО А.А. Реана. СПб.: «прайм-ЕВРОЗНАК», 2003. - 416 с. - 3000 экз. - ISBN 5-93878-012-8.

155. Радина, Н.К. Изучение тендерной идентичности методам фокусгруппы. / Н.К. Радина // Практикум по тендерной психологии / Под ред. И.С. Клециной. СПб.: Питер, 2003. - С. 243-259.

156. Разуваева, Т.Н., Верхоглядова, Г.В. Влияние социально-перцептивной компетентности юношей на их социально-психологическую адаптацию. / Т.Н. Разуваева, Г.В. Верхоглядова // Развитие личности на разных этапах онтогенеза Сургут, 2001.

157. Реан, А.А Практическая психодиагностика личности. / А.А. Реан. -СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. 224 с. - 5000 экз. - ISBN 5-288-01749-2.

158. Реан, А.А. Агрессия и агрессивность личности. / А.А. Реан // Психологический журнал. 1996. - Т. 17. - №5. - С. 3-18.

159. Реан, А.А. К проблеме социальной адаптации личности. / А.А. Реан // Вестник СПбГУ. Сер. 6. - 1995. - Вып. 3. - С. 74-79.

160. Реан, А.А., Коломинский, Я.Л. Социальная педагогическая психология. / А.А. Реан, Я.П. Коломинский. СПб.: Питер, 1999. - 416 с. - 8000 экз. -ISBN 5-88782-424-7.

161. Реан, А.А., Кудашев, А.Р., Баранов, А.А. Психология адаптации личности. / А.А. Реан, А.Р. Кудашев, А.А. Баранов. СПб.: Медицинская пресса, 2002. - 352 с. - 1000 экз. - ISBN 5-94222-010-7.

162. Ронзин, Д.В. Проблема использования в педагогической деятельности научных достижений и феномен «профессионального сознания педагога-практика». / Д.В. Ронзин // Психологические проблемы развития проф. сознания педагога-практика. М., 1992. - С. 3-9.

163. Ронзин, Д.В. Психологическое содержание понятия «Профессиональное сознание учителя». / Д.В. Ронзин // Психологические проблемы развития проф. сознания учителя. Л., 1991. - С. 3-22.

164. Рубинштейн, С.Л. Бытие и сознание. Человек и мир. / С.Л. Рубинштейн. СПб.: Питер, 2003. - 512 с. - 4500 экз. - ISBN 5-318-00720-1.

165. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. / С.Л. Рубинштейн. -СПб.: Питер, 2003. 714 с.:ил. - 6000 экз. - ISBN 5-314-00016-4.

166. Рюмшина, Л.И. Психологические особенности познания других людей детьми, воспитывающимися в семье и в детском доме. / Л.И. Рюмшина. Дисс. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. -М., 1989.

167. Стаматина, О.Д. Структура и динамика процесса формирования честности у старшеклассников. / О.Д. Стаматина. Кишинев: Штиинца, 1987.- 138 с.-2395 экз.

168. Секацкий, А.К. Онтология лжи. / А.К. Секацкий. СПб.: Изд-во СПБГУ, 2000. - 120 с. - 800 экз. - ISBN 5-288-02272-0.

169. Селье, Г. Очерки об адаптационном синдроме. / Г. Селье Пер. с англ. М.: Медгиз, 1960. - 254 с. - 5000 экз.

170. Селье, Г. Стресс без дистресса. / Г. Селье Пер. с англ. М.: Прогресс, 1979. - 124 с.

171. Сеченов, И.М. Избранные философские и психологические произведения. / И.М. Сеченов. М.: Гос. изд-во полит, литературы, 1947. -645 с.- 10000 экз.

172. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии. / Е.В. Сидоренко. СПб.: Социально-психологический центр, 1996. - 350 с. -5000 экз. - ISBN 5-89121-005-3.

173. Симоненко, С.И. Психологические основания ложности и правдивости сообщений. / С.И. Симоненко // Вопросы психологии. 1998. - №3. - С. 78-84.

174. Ситников, B.JI. Образ ребенка (в сознании детей и взрослых). / B.JI. Ситников. СПб.: Химиздат, 2001. - 288 е.: ил. - 1000 экз. -ISBN 5-93808-028-2.

175. Славин, А.В. Наглядный образ в структуре познания. / А.В. Славин. -М.: Политиздат, 1971.-271 с.-40000 экз.

176. Смеричинская, В.В. Педагогические условия коррекции детской лжи. / В.В. Смеричинская. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. -М., 1993.- 19 с.

177. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира. / С.Д. Смирнов // Вест. МГУ -сер. 14. Психология. - 1981. - №2. - С 15-30.

178. Смирнов, С.Д. Психология образа: проблема активности психологического отражения. / С.Д. Смирнов. М.: Изд-во МГУ, 1985. - 232 с. - 8420 экз.

179. Соколов, А.В. Метатеория социальной коммуникации / А.В. Соколов. -СПб.: Изд-во РНБ, 2001.-354 с. 1000 экз. - ISBN 5-8192-0114-0.

180. Соколов, Е.Н. Механизмы памяти. / Е.Н. Соколов. М., 1968.

181. Соловьев, В.М. Лживость детская. / В.М. Соловьев // X Царскосельские чтения: материалы международной научно-практической конференции. -СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2006. Т. 7 - С. 164-165.

182. Соловьев, B.C. Оправдание добра. / B.C. Соловьев. М.: Республика, 1996. - 460 с. - 10500 экз. - ISBN 5-250-02510-2.

183. Спиноза, Б. Богословско-политический трактат. / Б. Спиноза Пер. с лат. М. Лопаткина. Мн.: Литература, 1998. - 528 с. - 5000 экз. -ISBN 985-437-482-3.

184. Степанова, С.И. Биоритмологические аспекты проблемы адаптации. / С.И. Степанова. М.: Наука, 1986. - 242 с. - 2300 экз.

185. Столин, В.В., Наминач, А.П. Психологическое строение образа мира и проблема нового мышления. / В.В. Столин, А.П. Наминач // Вопросы психологии. М., 1988. - №4. - С. 34-42.

186. Сурина, Л.Г. О честности и правдивости. / Л.Г. Сурина. Л.: Изд-во ЛГУ, I960.- 114с.-250экз.

187. Тарасов, А.Н. Психология лжи. / А.Н. Тарасов. М.: Книжный мир, 2005. - 327 с. - 3000 экз. - ISBN 5-8041-0246-Х.

188. Тарасов, А.Н. Социально-психологическая феноменология лжи: учебное пособие. / А.Н. Тарасов. М.: ГУУ, 2003. -106 с. - 200 экз. -ISBN 5-215-01435-3.

189. Творогова, Н.Д. Образ в структуре образов. / Н.Д. Творогова // Образ в регуляции деятельности (к 90-летию со дня рождения Д.А. Ошанина): тезисы докладов международной научной конференции. М., 1997. - С. 152-165.

190. Традиции образования и воспитания в Европе 11-17 веков: Сборник статей и материалов. / Под ред. Н.В. Ревякиной. Иваново: ИвГУ, 1995. -204 с. - 300 экз. - ISBN 5-230-01726-0.

191. Ушинский, К.Д. Педагогические сочинения в 6 т. / К.Д. Ушинский /Сост. С.Ф. Егоров. М.: Педагогика, 1990. - Т.5. - 528 с. - 50000 экз. -ISBN 5-7155-0008-7.

192. Фрай, О. Детекция лжи и обмана. / О. Фрай. СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2005.- 320 е.: ил. - 2000 экз. - ISBN 5-93878-157-4.

193. Хмелик, Н. Теория и практика детской лжи. / Н. Хмелик // Педология -новый век. 2002. - №3. - С. 28-32.

194. Церковная, И.А. Многомерно-функциональное исследование лживости как индивидуально-психологической особенности личности. /И.А. Церковная. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. психол. наук. -Екатеринбург, 2005. 20с. -100 экз.

195. Шехтер, М.С., Потапова, А.Я. О роли образов в познавательном процессе. / М.С. Шехтер, А.Я. Потапова // Психологический журнал. 2001. -Т. 22.-№3.-С. 57-67.

196. Шимановский, Д.С. Честность моральный принцип и качество личности. / Д.С. Шимановский. - М.: Знание, 1975. - 64 с. - 127000 экз.

197. Щербатых, Ю.В. Искусство обмана. / Ю.В. Щербатых. М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2002. -- 716 с. - 5000 экз. - ISBN 5-04-010386-7.

198. Экман, П. Почему дети лгут? / П. Экман Пер. с англ.. М.: Педагогика-Пресс, 1993. - 272 е.: ил. - 50000 экз. - ISBN 5-7155-0660-3.

199. Экман, П. Психология лжи. / П. Экман Пер. с англ.. СПб.: Питер, 2001. - 272 с.:ил. - 5000 экз. - ISBN 5-314-00117-9.

200. Юнацкевич, П.И., Кулганов, В.А. Психология обмана. Учебное пособие для честного человека / П.И. Юнацкевич, В.А. Кулганов. СПб.: Атон, 1999. - 320 с. - 10000 экз. - ISBN 5-89077-053-5.

201. Якобсон, П.М. Общение людей как социально-психологическая проблема. / П.М. Якобсон. М.: Знание, 1973. - 32 с. - 10000 экз.

202. Якобсон, С.Г. Психологические проблемы этического развития детей. / С.Г. Якобсон. М.: Педагогика, 1984. - 143 с. - 15000 экз.

203. Bussey, К Lying and Truthfulness: Children's Definitions, Standards and Evaluative Reactions. // K. Bussey // Child Development. 1992. - V. 63. - №1. -P. 384-394.

204. Deaux, K. Sex and gender. / K. Deaux //Ann. Rev. Psychology. 1985. -№36.

205. DePaulo, B.M. Rosenthal R. Telling lies. / B.M. DePaulo //Journal of Personality and Social Psychology. 1979. - V. 37. - №10. - P. 1713-1722.

206. Fjordbak, Т. Clinical correlates of high lie scale elevations among forensic oatients. / T. Fjordbak // Journal of Personality Assessment. 1985. - V. 49. - №3. -P. 252-255.

207. Lefcourt, H.M. Locus of control: Current trends in theory and reseach. / H.M. Lefcourt. -Hillsdsle., 1976.

208. Mitchell, Т.Е. Actor-observer differences in atributions to morality. / Т.Е. Mitchell // The Journal of Social Psychology. 1985. - V. 125. - №4. - P. 475477.

209. Prodlesny, J.A., Raskin, D.C. Psychological measures and the detection of deception. / J.A Prodlesny, D.C. Raskin // Psychological Bulletin. 1977. - V. 84. - №4. - P. 782-799.

210. Williams, J.F., Best, D.L. Measuring sex stereotypes: A multination study. / J.F. Williams, D.L. Best. Rev. Ed. Newburg Park, CA: Sage, 1990.