Автореферат диссертации по теме "Обобщенные параметры развития детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи"

На правах рукописи

Семенова - Полях Галина Геннадьевна

ОБОБЩЕННЫЕ ПАРАМЕТРЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКО - РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОСЛОЖНЕННЫХ УСЛОВИЯХ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕМЬИ

Специальность 19.00.13. - психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Казань - 2003

Работа выполнена на кафедре психологии Казанского государственного

университета

Научный руководитель - кандидат психологических наук,

доцент Салихова Наиля Рустамовна

Официальные оппоненты: - доктор психологических наук,

профессор Рогов Михаил Георгиевич

- кандидат психологических наук Мантонина Ольга Ивановна

Ведущая организация - Самарский государственный

педагогический университет

Защита состоится "26" мая 2003 года в 10 часов на заседании диссертационного совета К 212.081.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук Казанского государственного университета по адресу: 420008, г.Казань, ул.Кремлевская, д.18, физический корпус, ауд. 506.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И.Лобачевского Казанского государственного университета по адресу: 420008, г.Казань, ул.Кремлевская, 35.

Автореферат разослан апреля 2003 года

Ученый секретарь диссертационного совета ^ п

кандидат психологических наук, доцент "З&ь/Х!. „ Габдреева Г.Ш.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

Семья является главным институтом социализации ребенка, где в отношениях со взрослыми происходит формирование личности (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др). Поэтому без анализа детско-родительских отношений невозможно представить целостное понимание развития личности.

Большинство существующих подходов к детско-родительским отношениям концентрируются на родительском аспекте этих отношений, фиксируя, в основном, разные формы его отклонений. При этом, в описываемых отдельных типах родительского отношения смешаны разнородные признаки: внешние и внутренние, существенные и случайные, системообразующие и зависящие от них. Для различных возрастных периодов развития ребенка также существуют свои типологии, между которыми часто нет связи и преемственности. Таким образом, современное состояние исследований детско-родительских отношений характеризуется, с одной стороны, множеством эмпирических исследований, с другой стороны, остается пробелом представление о детско-родительских отношениях, которое позволило бы в многообразии его вариаций выделить такие обобщенные параметры, которые, изменяясь в процессе развития этих отношений, являлись бы общими для разных возрастных периодов. Данное противоречие задает теоретическую актуальность проблемы исследования: необходимости выделения и научного обоснования таких обобщенных параметров детско-родительских отношений, которые являясь основанием для систематизации уже существующих типологий детско-родительских отношений, могли бы стать универсальными для его анализа как в разные возрастные периоды развития ребенка, так и для субъектов, включенных в эти отношения, изменяемыми при развитии этих отношений, чувствительными в качестве мишеней психологического воздействия.

Выделение таких обобщенных параметров детско-родительских отношений позволило бы создать удобные способы диагностики детско-родительских отношений, одновременно выявляющие мишени психологического воздействия психолога-практика. Это особенно актуально в современном обществе, которое, ставя перед родителями серьезную задачу вырастить гармоничную личность, создает все более усложненные условия, затрудняющие благополучное протекание детско-родительских отношений. Одним из таких затрудненных условий жизнедеятельности семьи является болезнь ребенка (например, детским церебральным параличом или наркоманией). Рост численности детей с тяжелыми хроническими заболеваниями, распространение детской наркомании, порождающей явления созависимости родителей, которая

6ИБДИ8ТБКА СПетербурГл

наркозависимость, задает практическую актуальность изучения обобщенных параметров детско-родительских отношений.

Объектом исследования явились детско-родительские отношения, а предметом - обобщенные параметры детско-родительских отношений и их особенности в осложненных условиях жизнедеятельности семьи.

Цель исследования - выделение и научное обоснование обобщенных параметров детско-родительских отношений и изучение особенностей выраженности этих параметров в нормальных и осложненных условиях жизнедеятельности семьи.

На основе теоретического анализа в качестве гипотез исследования были выдвинуты следующие предположения.

1. Существует возможность теоретического и эмпирического выделения параметров, выступающих обобщенными конструктами описания пространства детско-родительских отношений, изменение и различная выраженность которых отражают развитие этих отношений и их вариации.

2. Обобщенные параметры детско-родительских отношений могут выступать адекватным объектом психодиагностики и психологического воздействия, а также служить основанием для построения типологии этих отношений.

3. Особенности обобщенных параметров детско-родительских отношении в нормальных и осложненных условиях жизнедеятельности семьи должны характеризоваться различной степенью их выраженности и особой структурой их взаимосвязей.

В соответствии с целью исследования и выдвинутыми гипотезами решались следующие задачи:

1. Осуществить теоретический анализ существующих исследований детско-родительских отношений с целью выделения и обоснования обобщенных параметров детско-родительских отношений, необходимых для описания их развития.

2. Соотнести выделенные параметры с показателями существующих методов исследования детско-родительских отношений и обосновать возможность эмпирического выделения этих параметров при использовании стандартных методик диагностики.

3. Исследовать детско-родительские отношения, формирующиеся в условиях нормальной и осложненной жизнедеятельности семьи (на материале городских и сельских семей, семей со здоровыми и больными ДЦП и наркоманией детьми), для обнаружения чувствительности параметров к различным условиям развития этих отношений.

4. Выявить способность обобщенных параметров отражать развитие детско-родительских отношений в результате их психокоррекции.

Методологическую основу исследования составили теоретические представления о развитии личности ребенка на различных возрастных этапах

(Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, М.И.Лисина, Д.Б.Эльконин ), о развитии и расцвете личности ребенка и родителя (А.А.Деркач), концептуальные идеи теории отношений (Г.М.Андреева, А.Н.Леонтьев, В.Н.Мясшцев, А.В.Петровский), положения системно-деятельностного подхода и методологические принципы развития и детерминизма (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, С.Л.Рубинштейн, Л.М.Попов), фундаментальные модели анализа семейных взаимоотношений (С.Минухин, В.Сатир,

A.С.Спиваковская, Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкий), основные подходы к пониманию детско-родительских отношений в отягощенных условиях жизни (А.С.Варга, А.И.Захаров, Е.Т.Соколова, В.И.Гарбузов, Э.Г.Эйдемиллер,

B.Д.Москаленко).

Методы исследования включали логико-теоретический анализ проблемы; сравнительную и лонгитюдную стратегии организации квазиэкспериментального исследования. Сбор данных проводился с помощью опросников, выявляющих родительские установки на воспитание (Е.С.Шефер, Р.Е.Белл), особенности родительского отношения к детям (Э.Г.Эйдемиллер), мнение подростков о родителях (Л.И.Вассерман, И.А.Горьковская), методов наблюдения (включенное, косвенное) и беседы. Для обработки данных использовались качественный анализ и методы математической статистики.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась непротиворечивостью и теоретической обоснованностью его методологических положений, адекватностью используемых методов исследования и их соответствием целям и задачам, репрезентативностью выборок испытуемых, согласованностью эмпирических данных с теоретическими положениями других исследователей.

Основные результаты исследования и их научная новизна:

• выделены такие обобщенные параметры детско-родительских отношений как вовлеченность субъектов в детско-родительские отношения, превалирование субъекта в детско-родительских отношениях и характер взаимодействия, которые являются основаниями как для систематизации различных классификаций детско-родительских отношений, так и для их единой типологии;

• обосновано, что данные параметры являются универсальными для анализа детско-родительских отношений в разных возрастных периодах, существенными индикаторами процесса их развития, чувствительными в качестве объекта диагностики и психологического воздействия;

• установлены особенности обобщенных параметров детско-родительских отношений при их развитии в определенных условиях жизнедеятельности семьи (в городских и сельских семьях, в семьях с детьми, страдающими ДЦП, в семьях, имеющих детей-наркоманов и созависимых им родителей);

® выявлена дезинтегрированность показателей в структуре взаимосвязей параметров детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи (как в условиях болезни ребенка ДЦП, так и наркоманией) в отличие от семей со здоровыми детьми, означающая нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости в системе детско-родительского взаимодействия;

в показано развитие детско-родительских отношений, произошедшее в результате психокоррекции созависимости родителя, характеризуемое снижением вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчением характера взаимодействия с ребенком, тенденцией к превалированию ребенка в детско-родительских отношениях.

Теоретическая значимость. Выделение и обоснование параметров детско-родительских отношений позволяет ввести в теорию развития детско-родительских отношений обобщенные конструкты, обеспечивающие анализ динамики этих отношений на различных возрастных этапах развития ребенка. Обобщенные параметры являются универсальными для анализа данных отношений включенных в них субъектов, позволяют систематизировать обилие существующих классификаций детско-родительских отношений, создать единую типологию детско-родительских отношений. Теоретическую значимость также составляет дополнение к пониманию феномена созависимости как особой структуры взаимосвязей обобщенных параметров детско-родительских отношений.

Практическая значимость исследования заключается в систематизации огромного поля эмпирически выделенных типов детско-родительских отношений, что упрощает выбор адекватной и удобной диагностической системы их анализа. Выделенные параметры являются чувствительными к психологическим воздействиям, расширяют возможности практического психолога по обнаружению мишеней психологического воздействия. Анализ детско-родительских отношений в условиях осложненной жизнедеятельности семьи открывает новые пути их оптимизации.

Положения выносимые на защиту:

1. Детско-родительские отношения могут быть представлены тремя обобщенными параметрами: вовлеченностью в них субъектов отношений, превалированием и характером взаимодействия.

2. Обобщенные параметры детско-родительских отношений чувствительны к определенным условиям развития этих отношений и характеризуются особым сочетанием их выраженности в городских и сельских семьях, в семьях с детьми, страдающими ДЦП, и в семьях, имеющих детей-наркоманов и созависимых родителей.

3. Структура параметров детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи характеризуется

дезинтегрированностью взаимосвязей показателей, означающей нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости в системе детско-родительского взаимодействия.

4. Развитие детско-родительских отношений в результате психокоррекции созависимости родителя ведет к снижению вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчению характера взаимодействия, тенденцией к превалированию ребенка и позволяет формировать более целостную, интегрированную и устойчивую систему детско-родительского взаимодействия, характеризуемую изменениями взаимосвязей между обобщенными параметрами детско-родительских отношений.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на научно-практической конференции «Женщины-инвалиды: пути интеграции в общество» (Казань, 1999), VIII Всероссийской научно-практической конференции «Духовность, здоровье и творчество в системе мониторинга качества образования» (Казань, 2000), Всероссийской научно-практической конференции «Психология созидания» (Казань, 2000), межрегиональной научно-практической конференции «Профилактика наркотической зависимости в подростковой и молодежной среде» (Казань, 2000), на Республиканском конкурсе научных работ среди студентов и аспирантов на соискание премии им. Н.И.Лобачевского, где были удостоены премии П степени (Казань, 2002), на заседаниях кафедры психологии КГУ (Казань, 2002) .

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического указателя. Диссертация содержит 180 страниц, включая список литературы, состоящий из 205 наименований (из них - 37 на иностранном языке) и приложения. Работа иллюстрирована б таблицами, 35 рисунками с изображением графиков и гистограмм.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследуемой темы, определяются предмет, объект, цель и основные задачи исследования; формулируются гипотезы и положения, выносимые на защиту; раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Теоретические подходы к исследованию параметров детско-родительских отношений» посвящена теоретическому анализу проблемы и различных подходов к описанию детско-родительских отношений, проведенному с целью выделения и обоснования обобщенных параметров детско-родительского отношения.

В первом параграфе анализируются основные представления психологии о категории «отношение», формулируется ее определение (по В.Н.Мясшцеву). Раскрывается сущность понятия детско-родительского

отношения (ДРО) как особого вида относительно непрерывных и длительных во времени межличностных отношений, характеризующегося «сильной эмоциональной значимостью как для ребенка, так и для родителя, возрастной изменяемостью, балансом полярных позиций, потребностью заботиться и ответственностью» (И.А.Логинова), «интегрирующего образы родителя и ребенка» (Е.О.Смирнова), обуславливающего психическое развитие и социализацию ребенка.

В настоящее время детско-родительское отношение раскрывается в классификациях типов неблагополучных семей (Н.Аккерман, Б.Н.Алмазов^ Г.П.Бочкарева, Л.Вюрсмер, С.Минухин, Дж.Наккен, А.С.Спиваковская и др.), в характеристиках семейных патологизирующих ролей (М.Лорд. Х.-Е.Рихтер, Н.Роллинс, Э.Г.Эйдемиллер и др.) и влияния родительского отношения на развитие ребенка (А.Адлер, Д.Б.Баумринд, Д.Боулби, Ю.Б.Гиппенрейтер, ДжДоллард, С.Куперсмит, Н. Миллер, В.Сатир, КФокс, З.Фрейд, М.Д.Эйнсворт и др.), в различных типологиях семейного воспитания (В.И.Гарбузов, А.И.Захаров, А.С.Личко, Л.Г.Саготовская, Е.Т.Соколова, Х.Шульц-Хенке и др.). Анализируется изменение отношения к ребенку в различные исторические эпохи (В.Н.Дружинин, Л. де Моуз), выделяются базовые характеристики данного феномена (А.Болдуин, Д.Боулби, Д.Б.Винникотг, М.Мид, М.Николс, В.А.Петровский, М.В.Полевая, К.Роджерс, В.Сатир, Э.Фромм, М.А.Хазанова, Е.Шафер и др.). Описывается структура ДРО как результат либо теоретического (М.В.Быкова, М.Земска, В.М.Минияров, А.В.Петровский и др.), либо факторного анализов (А.Я.Варга, В.В.Столин и др.). Развивается подход к изучению восприятия родительского отношения, образа родителя ребенком (Л.И.Вассерман, И.А.Горьковская, А.Фрейд, Г.Т.Хоментаускас и др.). Поднимается вопрос об изучении собственно детского отношения к родителям (В.В.Абраменкова,

A.Г.Вишневский, И.М.Марковская и др.).

Анализ существующих типологий ДРО (С.Броди, А.Я.Варга,

B.И.Гарбузов, М.Земска, В.М.Минияров, А.В.Петровский, Э.Г.Эйдемиллер и др.) свидетельствует о том, что выделяемые наборы типов ДРО иногда пересекаются, взаимодополняют друг друга, при этом отсутствует единое основание их выделения. В итоге вскрывается противоречие между обилием описания данной психологической реальности и недостаточностью ее теоретического обобщения, что затрудняет выбор адекватной практическим задачам системы диагностики и воздействия на эти отношения.

В следующем параграфе на основании теоретического обобщения: 1) представлений о процессе психического развития ребенка (Л.С.Выготский, М.И.Лисина, Д.Б.Эльконин и др.) и роли кризисов как механизмов изменения социальной ситуации развития; 2) известных типологий родительского отношения и стилей воспитания; 3) стилевых направлений анализа отношений, описываемых в социальной психологии (Г.Андреева);

4) способов анализа отношений в различных психотерапевтических школах (Р.Бендлер, Д.Гриндер, З.Морено, В.Сатир, Б.Хеллингер и др.) выделяются такие параметры детско-родительского отношения, как вовлеченность и превалирование субъектов в ДРО, и характер их взаимодействия. Эти параметры являются обобщенными конструктами описания пространства ДРО (параметр - от греч. «рагатеЪгоп» - величина, характеризующая основное свойство процесса, явления или системы), изменение и вариации которых по качественным и количественным признакам отражает как процесс развития ДРО, так и их вариации. Для их упорядочивания предложен графический способ обозначения обобщенных параметров ДРО (рис.1,2).

«Вовлеченность субъекта в ДРО» выделена как обобщенный параметр, где отправной точкой выступает представление о закономерностях развития ДРО в процессе взросления ребенка. Так, Л.С.Выготский, А.Валлон, Р.Сире и др. описывают социальную ситуацию слияния ребенка с его ближайшим социальным окружением, в котором субъекты взаимоотношений первоначально психологически не разделены. Дальнейшее закономерное развитие происходит в направлении обособления (В.С.Мухина), автономизации ребенка и родителя и увеличении дистанции между ними, сопровождающееся построением новых интегрирующих связей между психологически отделенными субъектами. Причем, отделение ребенка от родителя в процессе его взросления есть необходимое условие его благополучного развития (А.Г.Асмолов, А.С.Спиваковская, З.Фрейд и др.). Аффективная вовлеченность в «модели Мак-Мастерса» (Н. Эпстиен, Д. Бишоп, С.Левин, 1962; 1978), понятие «слияние /самоидентификация при контакте с другими» в рамках гештальттерапии (Е. Кегшер, Ф. Перлз), «граница подсистем» в структурном и системном подходах к семье (Г.Апонте, М.Вальтере, С.Минухин, Б.Розман и др.) также отражают феномен «обособления - слияния», существующий во взаимоотношениях членов семьи. Эмоциональный компонент ДРО, обозначаемый как «родительская любовь» (К.Роджерс, Э.Фромм и др.), глубокая привязанность (Дж.Боулби, В.В.Столин, Г.Т.Хоментаускас, В.Шутц), принятие (А.Я.Варга, А.И.Захаров, Д.И.Исаев, А.Рое, М.Сегелман), эмоциональная близость (В.В.Столин), отражает определенное качество параметра вовлеченности. Однако возможно и другое, полярное его понимание, выражающееся в понятиях «автономия» (Р.К.Белл, Е.С.Шеффер и др.), «обособленность» (Дж.Доллард, В.А.Горянина, О.Мауэр, В.С.Мухина и др). «Автономия» как «самоуправление, независимость в управлении» или «обособленность» как выделение го общего, принятие особого, изолированного положения (по С.И.Ожегову) относительно реализуемы в отношениях родителя и ребенка, так как полная независимость или изоляция родителя от ребенка - теоретический идеал (М.Бовен). Параметр вовлеченности характеризует глубину отношений

родителя и ребенка. В этих отношениях вовлеченность есть двусторонний процесс соучастия субъектов ДРО: родитель неизбежно участвует в жизни ребенка, ребенок - в жизни родителя, при этом степень их участия может быть различной. В социальной психологии критерием субъективной эмоциональной близости людей является психологическая дистанция в отношениях, под которой понимается субъективно переживаемое расстояние между партнерами по взаимодействию (И.М.Юсупов). Поэтому психологическая дистанция может выступать как показатель малой вовлеченности субъекта в отношения. «Слияние» как растворение одного в другом есть показатель иной, максимальной вовлеченности субъекта в отношения. Таким образом, параметр вовлеченности субъекта в ДРО отражает степень соучастия субъектов детско-родительского взаимодействия (родителя и ребенка) в отношениях (от полного отделения и дистанции в отношениях до полного слияния их личностного пространства), а также субъективное психологическое расстояние между ними.

«Превалирование субъекта в ДРО» - обобщенный параметр, выделенный как общий для разных типологий ДРО, где он отражается в континууме «доминирование - подчинение», в понятиях «ответственность» (М.Мид), «власть» (В.Н. Дружинин, М.Земска), «авторитетность» (С.В.Ковалев, А.С.Макаренко, И.М.Марковская, А.В.Петровский, С.МезБеп и др.), «контроль» или «директивность» (Р.К.Белл, С.Броди, Л.И.Вассерман и др.). Представленность родителя в ДРО, его статус (позиция), ведущая роль существенно меняются в процессе развития и социализации ребенка (А.Г.Асмолов). Изначально в ДРО ребенок выступает объектом воспитания, находящимся в подчинении, а взрослый обладает силой, опытом и независимостью и потому превалирует в отношениях. Контроль, как преднамеренное руководство родителем жизнью ребенка, и есть одна из функций родительского воспитания, позволяющая родителю занимать главенствующую позицию по отношению к ребенку. Возможна и другая позиция - равная (по В.А.Сухомлинскому), где ребенок является активным субъектом воспитания, ибо он также оказывает воспитывающее воздействие на родителя. В ряде случаев психологи отмечают такое взаимодействие родителя и ребенка, при котором родитель выступает в роли «жертвы» при психологическом контроле ребенка, например, когда ребенок - «кумир семьи». Значения слов «доминировать» и «превалировать» в русском языке почти схожи, однако доминирование имеет более жесткий смысловой оттенок «господства». Термин «превалирование» контекстуально менее отягощен, имеет более широкий смысловой диапазон и характеризует переподчинение интересов в ДРО. Таким образом, параметр превалирование субъекта в ДРО описывает степень представленности и реализации интересов, целей, мотивов

родителя и ребенка (от доминирования интересов родителя при подавлении интересов ребенка, до доминирования ребенка при подчинении родителя). В ситуации, когда в равной мере в отношениях представлены интересы и родителя, и ребенка, можно говорить о партнерстве в отношениях, что является идеалом во многих психологических и педагогических воззрениях.

«Характер взаимодействия субъектов ДРО» - обобщенный параметр, содержательно раскрываемый через способы коммуникативного воздействия (обязанности, налагаемые родителем, запреты, наказания и т.д.), а формально определяемый их жесткостью или мягкостью. Выделение этого параметра основано на теоретических представлениях о реализации отношений через «характер поведенческих реакций» (В.Н.Мясшцев), о том, что отношение есть не только созерцание, но и преобразование (С.Л.Рубинштейн, Л.М.Попов). Этот параметр чаще описывается через такие понятия как «требовательность» (О.Коннер), «строгость» (Е.Е.Маккоби, И.М.Марковская, П.Слатер), «последовательность» или ее отсутствие (С.Броуди, Л.И.Вассерман, И.А.Горьковая, А.И.Захаров и др.), которые отражают определенный фон процесса взаимодействия, на котором разворачивается конкретный способ (прием) детско-родительского воздействия. Характер взаимодействия можно разделить на жесткий с его различными оттенками (жестокость, требовательность, строгость) и мягкий (снисходительность, участие, принятие). Так, критика, несогласие, контроль или утешение, поддержка могут использоваться всеми родителями, но на фоне свойственного им мягкого или жесткого взаимодействия. Итак, характер взаимодействия субъектов ДРО показывает качественную характеристику воздействия одного субъекта на другой в ДРО и определяется жесткостью или мягкостью используемых способов коммуникации.

Закономерная логика изменения выраженности параметров превалирования и вовлеченности родителя в ДРО в ходе возрастного развития ребенка представлена на рисунке 1. По мере взросления ребенка происходит уменьшение степени вовлеченности родителя в отношения с ребенком, увеличение степени превалирования ребенка в ДРО. Характер взаимодействия родителя и ребенка изменяется, в первую очередь, содержательно - в способах воздействия друг на друга, однако характер -жесткий или мягкий - индивидуален в каждом конкретном случае.

Рисунок 1

Обобщенные параметры ДРО в развитии детско-родитеяъских отношений.

> \ Ы /

гиперопека симбиоз

( В // \ Р ^

гиперсоциализация мирное сосуществование сотрудничество

Рисунок 2

Обобщенные параметры ДРО в типологии родительского отношения (Условные обозначения: круги - субъекты взаимодействия (родитель - В, ребенок - Р), размер кругов - степень превалирования субъекта в отношениях, пространственное расположение кругов - степень вовлеченности субъекта в ДРО, стрелки - жесткий характер взаимодействия.)

Анализ многочисленных типологий родительского отношения (РО) (А.И.Баркан, С.Броди, В.ИГарбузова, Л. де Моуз, А.В.Петровского, Э.Г.Эйде-мшшера и др.) показал, что выделенные параметры являются общими для большинства из них, а характеристику конкретного типа ГО обеспечивает различная их выраженность. Поэтому данные параметры ДРО выступили основанием для система-газации типов ДРО с учетом вариативности их выраженности, а также позволили обнаружить их типы, ранее не описанные (табл. 1).

Сочетание обобщенных параметров позволило создать единую типологию стилей ДРО и описать некоторые из них (рис.2), помогло по-новому взглянуть на механизм возникновения неблагоприятных, дисфункциональных типов ДРО и определить критерии благоприятных. В процессе развития ДРО в силу разных причин может произойти фиксация на определенной степени выраженности параметра (например, слияние родителя и ребенка как крайняя степень вовлеченности субъектов в отношениях), тогда отношения становятся дисфункциональными для развития ребенка. Анализ

подходов к оценке отношения родителей и требований к их поведению (А.Адлер, Т.Гордон, Р.Дрейкус, К.Роджерс, Р.Сирс, В.Щутц и др.) позволил определить критерий благоприятного родительского отношения - гибкость, соответствующая требованиям возраста и актуальной ситуации взаимодействия при относительной устойчивости во времени.

В теоретических конструктах различных школ семейной психотерапии при рассмотрении ДРО также выявляются аналоги данных параметров, как наиболее чувствительные к изменениям, и поэтому выступающие в качестве мишеней психологического воздействия. Например, в психотехниках «скульшурирование», «семейное фото», «семейная сопрограмма» и др. важными в анализе отношений выступают расстояние между партнерами и расположение их в пространстве, отражающие психологическую дистанцию, использование местоимения «мы» как показатель слияния и могущие рассматриваться аналогами вовлеченности в отношения с другим. Позы и жесты представляют типичную форму характера взаимодействия. Для характеристики параметра превалирования субъекта в отношениях используется прием визуального уменьшения или увеличения воспринимаемого размера партнера. На практике внесение изменения хотя бы в один из параметров меняет картину взаимоотношения в целом, например, изменение параметра вовлеченности может привести к разрушению прежнего характера взаимодействия и т.п.

Анализ существующих представлений о ДРО и традиционно принятых диагностических методов их изучения позволил сделать предположение, что обобщенные параметры ДРО могут быть выделены при использовании уже существующих стандартных методик с привнесением новой процедуры интерпретации их показателей.

Далее обосновывается постановка задач экспериментального обнаружения чувствительности выделенных параметров ДРО к различным условиям их формирования через исследование особенностей обобщенных параметров в осложненных условиях жизнедеятельности в семьях, имеющих детей больных ДЦП или наркоманией. Показано, что ДРО изменяются вследствие болезни ребенка, так как формируется качественно иная ситуация их развития, что должно выражаться в особенностях параметров ДРО. Так, в исследованиях проблем наркомании показано, что наркомания ребенка провоцирует формирование так называемой «созависимости» родителя -развития личности, характеризующегося крайней зависимостью от наркомана (в нашем случае ребенка), сильной поглощенностью и озабоченностью контролем его жизни. Феномен созависимости интересен в плане нашего исследования, так как подразумевает особое качество выраженности параметров ДРО и их сочетания между собой, В работе рассматривается один из способов групповой психокоррекции созависимости по программе «12 шагов», направленный на изменение личности родителя для его

Таблица 1

Классификация типов родительского отношения_

Параметры ДРО Гтрмнъ вовлеченности субъектов в ДРО

Степень превалирования субъектов в ДРО | Степень выраженности параметра Характер взаимодействия субъектов в ДРО Степень выраженности параметра сильная вовлеченность родителя и ребенка сильная вовлеченность родителя и слабая вовлеченность ребенка слабая вовлеченность родителя и сильная вовлеченность ребенка слабая вовлеченность родителя и ребенка средняя вовлеченность родителя и ребенка

Равная степень представленности субъектов в отношениях жесткий отвержение (1;12), непринятие (2), ребенок как «помеха» (4), эмоциональное отвержение (6), соперничество (7), конфронтация (13), состязательный стиль (14)

мягкий симбиоз (3), псевдосотрудничество (7) 1 л А безразличие (4), либерально-попустительский стиль (5), гипопротекция (6), попустительский (11; 14), отстраненная любовь (12), мирное сосуществование (13), невмешательство (15) уважительное отношение с возложением обязанностей (4), сотрудничество (7; 13). помогающий (9), демократический (10), действенная любовь (12), личностно-ориентированная модель (15)

превалирование родителя жесткий навязчивый стиль (9) связывание (1), «ежовый рукавицы» (16), авторитарный (5;11), жесткое отношение (6), амбивалентный (9), контролирующий (10; 14), презрение (12), диктат (13) изоляция (7), материнская депривация (8), бросающий сталь (9), презрение (12), отказ (12)

мягкий чрезвычайно пристрастный (4), доминирующая гиперпро--текция (6) предупредительный (14) делегирующий (1), гиперсоциализиру-ющий (2), воспитательный контроль через лишение любви и провокации чувства вины (3), ребенок как объект воспитания (4), но типу повышенной моральной ответственности (6), социализирующий (9), смешанный (10), рассудительный (14), учебно-диащплинарная модель (15), по типу «Золушки» (16). эгоистическое (4), действенная жалость (12), снисходительное отстранение (12), сочувствующий (14) авторитетный (11)

превалирование ребенка жесткий гиперопека (16) безнадзорность (16)

мягкий эгоцентрический (2). гиперопека (3), потворствующая гиперпротекция (6), опека (13), «кумир семьи» (16) >

Авторы типологий, описавшие типы родительского отношения или стили воспитания, представленные в таблице:

1. КвйегВп (1978) 9. Ллойд де Моуз (1974)

2. В.ИГарбузов (1977) 10. АБолдуин (1986)

3. В.В.Столин, ААБодалев (1986) 11. АБомривд(1991)

4. Л.И.Саготовская (1971) 12. В.В.Сшлин (1986)

5. С.Куперсмит, Р.Бфнс (1986) 13. АВЛетровский (1985)

6. Э.Г.Эйдемшшер (1989) 14. В.М.Минияров (2000)

7. Е.Т.Соколова (1989) 15. ВАПепровский, АМВиноградова, Л.М.Кларина (1993)

8. Д.Боулби (1953), М.Д.Эйнсворт (1964) 16. АИ.Баркан (1996)

освобождения от созависимых отношений, и ставится задача экспериментального исследования развития этих отношений в семьях с наркозависимыми детьми, происходящих в результате психокоррекции созависимости родителя. Решение этих задач, с одной стороны, позволит эмпирически уточнить, чувствительны ли выделенные параметры к различным условиям формирования детско-родительских отношений и процессу их развития, с другой стороны, раскрыть сущность созависимости родителей в семьях, имеющих детей-наркоманов.

Во второй главе «Эмпирическое исследование детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи» представлены описание и результаты исследования, их анализ, интерпретация и выводы.

В начале главы дано краткое описание плана организации и методов исследования, приводится обоснование использования соответствующих психодиагностических и математических методов. Отмечено, что цели исследования в эмпирической части работы сужены до анализа родительского отношения к ребенку и восприятия ребенком этого отношения, что обусловлено недостаточностью методической базы, существующей на сегодняшний день.

Исследование осуществлялось в 3 основных этапа, на каждом из которых решались самостоятельные задачи. В целом, в исследовании приняло участие 470 человек.

На 1 этапе исследования решались задачи, во-первых, эмпирического подтверждения возможности выделения обобщенных параметров ДРО с помощью стандартных методик, во-вторых, выявления их чувствительности к особенностям детско-родительских отношений, формирующимся в различных условиях жизнедеятельности семьи.

В ходе решения первой задачи было изучено родительское отношение (РО) 109 родителей, имеющих детей от 14 до 19 лет.

Логический анализ тестовых шкал опросников «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) Э.Г.Эйдемиллера, PARI (Parental attitude research instrument) Е.С.Шефера, Р.Е.Белла позволил выделить в них показатели, соответствующие обобщенным параметрам ДРО. Степень вовлеченности родителя в отношения с ребенком определилась показателями шкал психологической дистанции (PARI), чрезмерной концентрации родителя на ребенке (PARI), протекции (АСВ). Превалирование родителя в ДРО выразилась через шкалы доминирования родителя (PARI) и минимального удовлетворения потребностей ребенка (АСВ), показатель превалирования ребенка в ДРО - через шкалу максимального удовлетворения потребностей ребенка (АСВ). Характер взаимодействия определялся через шкалы, представленные воспитательными приемами родительского воздействия (АСВ) - наложение обязанностей, запреты, наказания. В последний параметр

были введены дополнительные показатели, отражающие качественно своеобразные совокупности данных приемов, что обосновано результатами наблюдений за особенностями родительской практики, когда родители используют лишь особые сочетания приемов воздействия, например, совокупность запретов и поручений, без наказаний, минимизация поручений при использовании наказаний и запретов и т.д. Качественный анализ вариантов ДРО, полученных по методике АСВ, выявил значительное количество случаев (47%) противоречивости показателей, включенных в некоторые параметры ДРО. Так, максимальная выраженность шкалы гиперпротекции может сопровождаться также максимальной выраженностью шкалы гипопротекции. Поэтому были введены дополнительные показатели внутренней противоречивости параметров ДРО.

Результаты исследования показали, что по методике АСВ прослеживается тенденция обособления выделенных теоретически обобщенных параметров ДРО. Межпараметральные связи между показателями отдельных методик укладываются в рамки теоретического представления о сочетании выраженности параметров в различных типах детско-родительского отношения. Это доказало, что методики PARI и АСВ могут быть использованы для оценки обобщенных параметров ДРО, характер взаимодействия действительно может выступать в мягкой или жесткой форме в зависимости от использования или отсутствия наказаний в ДРО, а параметры ДРО могут быть внутренне противоречивы.

В ходе решения второй задачи были обследованы родители из качественно различных выборок: села (37 человек) и города (33 человека), семей со здоровыми подростками (33 родителя) и семей с подростками с ДЦП (25 человек) на предмет их отношения к детям.

Получены достоверные различия выраженности обобщенных параметров в зависимости от условий жизнедеятельности семьи. В сельской выборке, по сравнению с городской, отмечена большая степень вовлеченности родителя в ДРО, превалирование родителя в отношениях, жесткий характер взаимодействия родителя с ребенком с преобладанием обязанностей, запретов, наказаний и их совокупностей в системе приемов воспитательного воздействия родителей. Психологическая дистанция между родителем и ребенком больше в сельской выборке. Анализируя выраженность параметров в выборках и соотнося их с типами ДРО, можно констатировать, что отношения родителя и ребенка на селе тяготеют к гиперсоциализации, тогда как в городе родители более склонны к использованию опеки ребенка.

Особенности родительского отношения в семьях с осложнением жизнедеятельности болезнью ребенка ДЦП связаны с большей степенью вовлеченности родителей и с их превалированием в отношениях с ребенком, с жестким характером взаимодействия, сопровождающимся использованием запретов и наказаний в системе приемов родительского воздействия.

Рисунок 3

Корреляционные плеяды взаимосвязей показателей параметров ДРО в сельской выборке родителей здоровых детей-подростков (а), в городских выборках родителей здоровых детей-подростков (б) и детей с ДЦП (в).

Условные обозначения: положительная связь обозначена сплошной линией, отрицательная - прерывистой; прир<0,001 , при р<0 01 , при

р<0.05-; характер взаимодействия: ф - совокупность запретов, санкций и

обязанностей, 2 - санкции и требования, 3 - запреты и требования, 4 - поручения, 5 -наказания, 6 - запреты, 7 - санкции и запреты; превалирование субъектов в ДРО: Д 8 - превалирование ребенка, 9 - превалирование родителя; вовлеченность субъектов в ДРО: О 10 - протекция, 11 - чрезмерная концентрация на ребенке, 12 - психологическая дистанция.

В структурах корреляционных плеяд различных выборок обнаружена качественно различная группировка параметров ДРО, что позволяет говорить также об их чувствительности к различным условиям жизнедеятельности семьи. Так, в сельской выборке системообразующим выступает показатель параметра вовлеченности субъекта в ДРО - психологическая дистанция, а в городской - превалирование родителя в ДРО (рис.3), что подтверждается результатами дивергентного анализа структур корреляций в этих выборках. Если в сельской выборке взаимосвязи показателей превалирования родителя и приемов его воздействия - отрицательные, то в городской - положительные. Превалирование городских родителей ведет к усилению жесткости взаимодействия с ребенком, в отличие от сельских родителей, ослабляющих характер родительского воздействия, усиливающих при этом вовлеченность в отношения с ребенком (исходя из положительных связей с показателями протекции и концентрации внимания на ребенке). Корреляционная структура показателей выборки родителей детей с ДЦП характеризуется взаимозависимостью параметров ДРО - «превалирования» и «вовлеченности», где центральным выступает показатель концентрации внимания на ребенке, в отличие от плеяд выборки родителей здоровых детей, а также обнаруживается роль превалирования ребенка в этих отношениях. Дивергентное сравнение корреляционных матриц двух городских выборок -со здоровыми и больными ДЦП детьми фиксирует их достоверные различия в

уровнях связей между показателями превалирования родителя и их приемами воздействия на ребенка (положительные в группе здоровых детей), между показателями параметра «характер взаимодействия».

На 2 этапе изучались особенности детско-родительских отношений и созависимости родителей в условиях жизнедеятельности семьи, отягощенной наркоманией ребенка, с помощью обобщенных параметров ДРО.

Для достижения поставленной цели был проведен сравнительный анализ параметров ДРО: экспериментальной группы, состоявшей из 33 детско-родительских пар с детьми-наркоманами в возрасте 17-19 лет, собранными на базе отделения медико-психологической реабилитации Городского наркологического диспансера г.Казани, и контрольной группы -50 детско-родительских пар с условно здоровыми детьми в возрасте от 17 до 18 лет (на момент обследования у них не наблюдалось явных нарушений психического и физического здоровья, они не состояли на учете наркологической службы, не обнаруживали явных признаков употребления наркотиков).

Выявлено, что характер взаимодействия субъектов ДРО имеет существенные отличия в данных выборках. Так, в семьях наркоманов недостаточно выражены требования-обязанности, запреты и их совокупности с санкциями, по сравнению с отношениями в семьях со здоровыми детьми. Проблемная зона в воспитании наркомана - недостаточность запретов (3,73 балла), выходящих за пределы диагностической нормы (3 балла), установленной авторами методики. Наличие домашних обязанностей качественно выше в семьях со здоровыми детьми. На основе достоверных различий шкал, входящих в следующие параметры ДРО, сделан вывод о тенденциях в их различиях. Так, наблюдается малая вовлеченность родителя в отношения с ребенком-наркоманом, где более выражена гипопротекция, раздражительность и враждебность родителя в отношениях с ребенком, стремление родителя ускорить его развитие. Показано превалирование родителя в отношениях с наркозависимым ребенком, где недостаточно удовлетворение его потребностей в любви, внимании и признании. Отмечена большая противоречивость в запретах, в степени превалирования в семьях наркозависимых, нежели в семьях здоровых детей. Дети-наркоманы воспринимают такое отношение к ним как непоследовательное, враждебное, с недостатком позитивного интереса.

Обнаружены также достоверные различия в семейных и психологических проблемах родителей контрольной и экспериментальной групп. Так, в семьях, имеющих наркозависимых детей, преобладает взаимная невнимательность супругов, неразвитость родительских чувств, фобия утраты ребенка, проекция собственных нежелательных качеств на ребенка.

Обе группы существенно отличаются друг от друга взаимосвязями показателей параметров ДРО, что подтверждается результатами

дивергентного анализа (9,46 % различий). Сравнение структуры этих взаимосвязей в двух выборках показывает, что при превалировании ребенка в ДРО в семьях с наркозависимыми детьми значительное место занимают запреты и совокупность запретов и обязанностей, используемые для оберегания и ограничения самостоятельности ребенка, что характерно для (»зависимого поведения родителей с тенденцией к контролю жизни ребенка. В семьях же, имеющих здоровых детей, эти связи имеют отрицательный знак, что свойственно всеразрешающей опеке. Достоверные различия наблюдаются во взаимосвязях параметра превалирования родителя в ДРО с показателями параметра вовлеченности (чрезмерная концентрация на ребенке и психологическая дистанция), которые более жесткие в экспериментальной выборке. Созависимосгь родителя формирует качественно иную вовлеченность в ДРО. Подавляющая доминирующая родительская позиция сопряжена с усиленным вниманием и обереганием ребенка, с другой стороны, имеет эмоциональную психологическую дистанцию по отношению к нему. На особое качество вовлеченности в этих семьях указывает и достоверно отличающаяся связь показателей протекции и характера взаимодействия: в экспериментальной выборке эта связь - положительная, а в контрольной - отрицательная. Таким образом, особенностью созависимого родительского отношения к ребенку-наркоману является формирование особой системы взаимосвязей параметров ДРО: превалирования родителя с его вовлеченностью в ДРО, характеризующегося концентрацией внимания на ребенке одновременно с сохранением психологической дистанции; превалирование ребенка с ограничивающим характером родительского воздействия, вовлеченностью родителя по типу протекции с использованием совокупности приемов воспитательного воздействия - запретов, обязанностей и наказаний.

Отмечено, что в семьях с жизнедеятельностью, отягощенной болезнью ребенка (как в случае болезни ребенка ДЦП, так и наркоманией), в отличие от выборок родителей со здоровыми детьми, в структуре взаимосвязей показателей параметров ДРО меньшее количество достоверных связей, что характеризует большую независимость, дифференцированность показателей. Подобная дезинтегрированностъ указывает на искажение в структуре взаимосвязей показателей родительского отношения, нарушение ее целостности, ведущее к неустойчивости, внутренней противоречивости и рассогласованности содержательных характеристик ДРО.

На 3 этапе обосновавалась возможность отражения развития детско-родительских отношений, произошедших в процессе психокоррекции созависимости родителей детей-наркоманов с помощью обобщенных параметров. Подход к семье как системе позволяет предположить, что коррекция созависимости родителя должна привести к изменению детско-родительских отношений, что и будет зафиксировано в изменениях выраженности параметров ДРО. Проводился сравнительный анализ детско-родительских отношений в

семьях с детьми-наркоманами, полученных в результате диагностики этих отношений на одной и той же выборке в различные периоды посещения родителями групп Ал-Анона по программе «12 шагов». Для этого было обследовано 50 детско-родительских пар, собранных на базе групп самопомощи (Ал-Анон) г. Казани. В процессе исследования группа родителей и их детей была разделена на две - экспериментальную и контрольную - по критерию посещаемости занятия. В первую вошли родители, регулярно посещающие психокоррекционные занятия, во вторую - родители, чье посещение было от случая к случаю. 1-й диагностический срез ДРО осуществлялся в начале посещения родителями групп Ал-Анона (до 6 месяцев), М - через 2-3 года. С целью изучения характерного пути приближения ДРО в этих семьях к благополучным дополнительно сравнивались параметры ДРО двух выборок: экспериментальной группы и группы родителей, имеющих здоровых детей юношеского возраста (50 пар).

Сравнение параметров ДРО в контрольной группе не показало достоверных различий между 1-м и П-м срезами, тогда как в экспериментальной эти различия были существенными. Снизилась вовлеченность родителя в жизнь наркомана, что выразилось в снижении чрезмерной заботы и навязчивости родителя, исключении внесемейных влияний на его жизнь, уменьшении подавления воли, сексуальности и агрессивности, страха причинить ему вред, снижении гипопротекции и поощрении общения. Характер взаимодействия смягчился путем значительного сокращения наказаний в системе приемов родительского воздействия на ребенка, и появилась тенденция к превалированию ребенка в ДРО.

Сравнение отношения родителей и детей в семьях, имеющих здоровых и наркозависимых детей, показывает статистически значимое различие следующих параметров ДРО: меньшую степень вовлеченности родителя коррекционной группы в отношения с ребенком и его превалирования в ДРО, мягкий характер взаимодействия с ребенком, что выражается в минимизации поручений, системы запретов и наказаний.

На основе сравнения выборок сделаны дополнительные выводы о возможностях программы «12 шагов». Так, в ходе коррекции значительно сокращается ограниченность интересов родителей рамками семьи, снижается доминирование родителя в семейных отношениях, однако остаются увеличенными фобии утраты ребенка, проекции нежелательных качеств на ребенка и неразвитость родительских чувств.

Существенные изменения претерпевает структура взаимосвязей показателей параметров ДРО в процессе психокоррекции созависимосги родителя. Произошли достоверные изменения взаимосвязей показателей, составляющих параметры «характер взаимодействия» и «вовлеченность субъектов в ДРО» (6,43% различий). Изменилась внутренняя структура параметра «вовлеченность субъектов в ДРО», благодаря изменениям взаимосвязи

чрезмерной концентрации внимания и психологической дистанции. В начале занятий эти связи являлись более жесткими, нежели впоследствии. Показатели «характера взаимодействия субъектов» образовали взаимосвязанную систему приемов воздействия, что характеризует их усилившуюся внутреннюю согласованность, устойчивость. Исчезли связи между показателями параметра превалирования родителя и ребенка в отношениях и характера взаимодействия. Дивергентное сравнение связей параметра вовлеченности («протекция») с показателями параметра «характер взаимодействия» с одноименными связями показателей плеяды группы родителей здоровых детей обнаруживает их достоверные различия. В экспериментальной группе (П-й срез) эти связи более жесткие и характеризуют расширение диапазона используемых родителями приемов воздействия.

Итак, психокоррекция созависимости родителя позволяет формировать более целостную и устойчивую систему детско-родительского взаимодействия, характеризуемую качественной перестройкой взаимосвязей между показателями параметров вовлеченности и характера взаимодействия, а также между самими параметрами, где существенную роль приобретает воспитательная направленность (протекция) в вовлеченности родителя в ДРО.

Анализ детсксьродительских отношений в процессе коррекционного процесса показал их развитие, которое было отражено с помощью параметров ДРО. Таким образом, нашла подтверждение гипотеза о том, что обобщенные параметры являются чувствительными к развитию этих отношений.

В заключении диссертации кратко обсуждается научная значимость работы, подводятся итоги теоретико-экспериментального исследования.

Проведенное исследование подтвердило первоначально выдвинутые положения гипотез, правильность постановки задач исследования и позволило сделать следующие выводы:

1. Детско-родительские отношения могут быть представлены тремя их обобщенными параметрами: вовлеченностью субъектов в ДРО, превалированием субъекта в ДРО и характером взаимодействия субъектов ДРО, являющимися универсальными инструментами анализа ДРО в разных возрастных периодах, существенными индикаторами процесса развития этих отношений. Кроме того, они выступают обобщенными основаниями систематизации различных классификаций ДРО, а также основаниями для единой типологии ДРО.

2. Изменяемость выраженности обобщенных параметров позволяет им быть объектом диагностики детско-родительских отношений и оказании воздействия в психологической практике.

3. Обобщенные параметры эмпирически выделяются на материале известных стандартных методик, диагносгарующих ДРО.

4. Различия обобщенных параметров детско-родительских отношений в городских и сельских семьях определяются большей степенью вовлеченности и превалированием сельских родителей в этих отношениях, жестким характером взаимодействия с ребенком, сопровождающимся преобладанием обязанностей,

запретов, наказаний и их совокупностей в системе приемов воспитательного воздействия родителей.

5. Особенности обобщенных параметров ДРО в семьях с детьми, страдающими ДЦП, характеризуются большей степенью вовлеченности и превалированием родителей в отношениях с детьми, жестким характером взаимодействия родителя и ребенка, сопровождающимся использованием родителями запретов и наказаний в системе приемов воспитательного воздействия.

6. Особенности обобщенных параметров ДРО в семьях, имеющих детей-наркоманов, представлены меньшей степенью вовлеченности и превалированием родителей в отношениях с детьми, мягким характером родительского воздействия с минимумом обязанностей и запретов, а также выраженной противоречивостью в содержательных характеристиках параметров «характере взаимодействия» и «превалировании субъектов в ДРО».

7. Особенности родительской созависимоста в семьях с наркозависимыми детьми характеризуются формированием особой системы взаимосвязей параметров: превалирования родителя с его вовлеченностью в отношения с ребенком, проявляющейся в чрезмерной концентрации внимания на нем в сочетании с психологической дистанцией, превалирования ребенка с ограничивающим характером родительского воздействия, вовлеченностью родителя в ДРО по типу протекции с использованием совокупности запретов, обязанностей и наказаний.

8. Структура параметров ДРО в осложненных условиях жизнедеятельности семьи в отличие от нормальных характеризуется дезинтегрированностью взаимосвязей показателей, означающей нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости в системе дегско-родительского взаимодействия.

9. Развитие детско-родительских отношений, произошедшее в результате психокоррекции созависимоста родителя, характеризуется снижением вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчением характера взаимодействия с ребенком, тенденцией к превалированию ребенка в ДРО. При этом обнаруживается более выраженная противоречивость родительского отношения в характере взаимодействия с ребенком при предъявлении требований-обязанностей.

10. Психокоррекция созависимоста родителя в рамках программы «12 шагов» позволяет формировать более целостную, интегрированную и устойчивую систему детско-родиггельского взаимодействия в семьях с наркозависимыми детьми, характеризуемую изменениями взаимосвязей между показателями параметров вовлеченности и характера взаимодействия, а также между самими параметрами, где существенную роль приобретает воспитательная направленность (протекция) в вовлеченности родителя в ДРО.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

1. Полях Г.Г. Духовность как критерий формирования позитивных детско-родительских отношений // Духовность, здоровье и творчество в системе

мониторинга качества образования. Тезисы докладов VIII Всероссийской научно-практической конференции. - Казань: Центр инновационных технологий, 1999. -С. 149-150.

2. Полях Г.Г. Особенности родительского отношения к подростку с заболеванием детским церебральным параличом (ДЦП) // Психология созидания. Ежегодник Российского Психологического общества. Том 7, вып. 1. - Казань: Изд-во КГТУ им.А.Н.Туполева, Российское Психологическое Общество, 2000.-С. 195-196.

3. Полях Г.Г. Детско-родительские отношения в подростковом возрасте в условиях инвалидности ребенка (на основе сравнительного анализа детско-родительских отношений в семьях с детьми, страдающими детским церебральным параличом, и здоровыми детьми подросткового возраста) // Тезисы международной научно-практической конференции «Женщины-инвалиды: пути интеграции в общество». - Казань: Изд-во ВОИ, 1999. - С. 132 -137.

4. Полях Г.Г. / Г.Г. Полях, НР.Салихова. Типология стилей детско-родительских отношений // Современная семья: проблемы, поиски, решения. -Казань: Отечество, 2000. - С. 63 - 71.

5. Полях Г.Г. / Г.Г. Полях, Н.Р.Салихова. Стиль детско-родительских отношений в контексте проблемы дезинтеграции семей с наркозависимыми подростками// Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Профилактика наркотической зависимости в подростковой и молодежной среде». - Казань: Отечество, 2001. - С. 119 -123.

6. Полях Г.Г. Детско-родительские отношения в подростковом возрасте // Республиканский конкурс научных работ среди студентов и аспирантов на соискание премии им. Н.Н.Лобачевского. Сборник тезисов итоговой конференции. - Казань: Изд-во КГУ, 2002, т. П. - С. 67 - 69.

ОБОБЩЕННЫЕ ПАРАМЕТРЫ РАЗВИТИЯ ДЕТСКО - РОДИТЕЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ОСЛОЖНЕННЫХ УСЛОВИЯХ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕМЬИ

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Казань - 2003

Лиц. №0133 от 11.08.1998г. Сдано в печать 24.04.2003 г. Форм. бум. А5. Бумага офсетная №1. Тираж 100 экз. Заказ 2153

Оперативная типография Казанского НПО ВТИ 420044, г. Казань, пр. X. Ямашева, 36 Тел.: 56-68-32

¿ooj -Д

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Семенова-Полях, Галина Геннадьевна, 2003 год

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Теоретические подходы к исследованию параметров детско-родительских отношений

1.1. Теоретическое обоснование выделения обобщенных параметров развития детско-родительских отношений.

1.2. Детско-родительские отношения в осложненных условиях жизнедеятельности семьи

ГЛАВА II. Эмпирическое исследование детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи

2.1. Организация и методы исследования

2.2. Обоснование возможности эмпирического выделения обобщенных параметров детско-родительского отношения

2.3. Изучение особенностей детско-родительских отношений в условиях жизнедеятельности семьи отягощенных наркоманией ребенка.

2.4. Исследование с помощью обобщенных параметров развития детско-родительских отношений в процессе психокоррекции созависимости родителя в семьях с детьми-наркоманами.

Введение диссертации по психологии, на тему "Обобщенные параметры развития детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи"

Актуальность темы исследования

Семья является главным институтом социализации ребенка, где в отношениях со взрослыми происходит формирование личности (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн и др). Поэтому без анализа детско-родитель-ских отношений невозможно представить целостное понимание развития личности.

Большинство существующих подходов к детско-родительским отношениям концентрируются на родительском аспекте этих отношений, фиксируя, в основном, разные формы его отклонений. При этом, в описываемых отдельных типах родительского отношения смешаны разнородные признаки: внешние и внутренние, существенные и случайные, системообразующие и зависящие от них. Для различных возрастных периодов развития ребенка также существуют свои типологии, между которыми часто нет связи и преемственности. Таким образом, современное состояние исследований детско-родительских отношений характеризуется, с одной стороны, множеством эмпирических исследований, с другой стороны, остается пробелом представление о детско-родительских отношениях, которое позволило бы в многообразии его вариаций выделить такие обобщенные параметры, которые, изменяясь в процессе развития этих отношений, являлись бы общими для разных возрастных периодов. Данное противоречие задает теоретическую актуальность проблемы исследования: необходимости выделения и научного обоснования таких обобщенных параметров детско-родительских отношений, которые являясь основанием для систематизации уже существующих типологий детско-родительских отношений, могли бы стать универсальными для его анализа как в разные возрастные периоды развития ребенка, так и для субъектов, включенных в эти отношения, изменяемыми при развитии этих отношений, чувствительными в качестве мишеней психологического воздействия.

Выделение таких обобщенных параметров детско-родительских отношений позволило бы создать удобные способы диагностики детско-родительских отношений, одновременно выявляющие мишени психологического воздействия психолога-практика. Это особенно актуально в современном обществе, которое, ставя перед родителями серьезную задачу вырастить гармоничную личность, создает все более усложненные условия, затрудняющие благополучное протекание детско-родительских отношений. Одним из таких затрудненных условий жизнедеятельности семьи является болезнь ребенка (например, детским церебральным параличом или наркоманией). Рост численности детей с тяжелыми хроническими заболеваниями, распространение детской наркомании, порождающей явления созависимости родителей, которая в свою очередь фиксирует наркозависимость, задает практическую актуальность изучения обобщенных параметров детско-родительских отношений.

Объектом исследования явились детско-родительские отношения, а предметом - обобщенные параметры детско-родительских отношений и их особенности в осложненных условиях жизнедеятельности семьи.

Цель исследования - выделение и научное обоснование обобщенных параметров детско-родительских отношений и изучение особенностей выраженности этих параметров в нормальных и осложненных условиях жизнедеятельности семьи.

На основе теоретического анализа в качестве гипотез исследования были выдвинуты следующие предположения.

1. Существует возможность теоретического и эмпирического выделения параметров, выступающих обобщенными конструктами описания пространства детско-родительских отношений, изменение и различная выраженность которых отражают развитие этих отношений и их вариации.

2. Обобщенные параметры детско-родительских отношений могут выступать адекватным объектом психодиагностики и психологического воздействия, а также служить основанием для построения типологии этих отношений.

3. Особенности обобщенных параметров детско-родительских отношений в нормальных и осложненных условиях жизнедеятельности семьи должны характеризоваться различной степенью их выраженности и особой структурой их взаимосвязей.

В соответствии с целью исследования и выдвинутыми гипотезами решались следующие задачи:

1. Осуществить теоретический анализ существующих исследований детско-родительских отношений с целью выделения и обоснования обобщенных параметров детско-родительских отношений, необходимых для описания их развития.

2. Соотнести выделенные параметры с показателями существующих методов исследования детско-родительских отношений и обосновать возможность эмпирического выделения этих параметров при использовании стандартных методик диагностики.

3. Исследовать детско-родительские отношения, формирующиеся в условиях нормальной и осложненной жизнедеятельности семьи (на материале городских и сельских семей, семей со здоровыми и больными ДЦП и наркоманией детьми), ддя обнаружения чувствительности параметров к различным условиям развития этих отношений.

4. Выявить способность обобщенных параметров отражать развитие детско-родительских отношений в результате их психокоррекции.

Методологическую основу исследования составили теоретические представления о развитии личности ребенка на различных возрастных этапах (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, М.И.Лисина, Д.Б.Эльконин), о развитии и расцвете личности ребенка и родителя концептуальные идеи теории отношений

Г.М.Андреева, А.Н.Леонтьев, В.Н.Мясищев, А.В.Петровский), положения системно-деятельностного подхода и методологические принципы развития и детерминизма (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, С.Л.Рубинштейн, Л.М.Попов), фундаментальные модели анализа семейных взаимоотношений (С.Минухин, В.Сатир, А.С.Спиваковская, Э.Г.Эйдемиллер, В.В.Юстицкий), основные подходы к пониманию детско-родительских отношений в отягощенных условиях жизни (А.С.Варга, А.И.Захаров, Е.Т.Соколова, В.И.Гарбузов, Э.Г.Эйдемиллер, В.Д.Москаленко).

Методы исследования включали логико-теоретический анализ проблемы; сравнительную и лонгитюдную стратегии организации квазиэкспериментального исследования. Сбор данных проводился с помощью опросников, выявляющих родительские установки на воспитание (Е.С.Шефер, Р.Е.Белл), особенности родительского отношения к детям (Э.Г.Эйдемиллер), мнение подростков о родителях (Л.И.Вассерман, И.А.Горьковская), методов наблюдения (включенное, косвенное) и беседы. Для обработки данных использовались качественный анализ и методы математической статистики.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечивалась непротиворечивостью и теоретической обоснованностью его методологических положений, адекватностью используемых методов исследования и их соответствием целям и задачам, репрезентативностью выборок испытуемых, согласованностью эмпирических данных с теоретическими положениями других исследователей.

Основные результаты исследования и их научная новизна:

• выделены такие обобщенные параметры детско-родительских отношений как вовлеченность субъектов в детско-родительские отношения, превалирование субъекта в детско-родительских отношениях и характер взаимодействия, которые являются основаниями как для систематизации различных классификаций детско-родительских отношений, так и для их единой типологии;

• обосновано, что данные параметры являются универсальными для анализа детско-родительских отношений в разных возрастных периодах, существенными индикаторами процесса их развития, чувствительными в качестве объекта диагностики и психологического воздействия;

• установлены особенности обобщенных параметров детско-родительских отношений при их развитии в определенных условиях жизнедеятельности семьи (в городских и сельских семьях, в семьях с детьми, страдающими ДЦП, в семьях, имеющих детей-наркоманов и созависимых им родителей);

• выявлена дезинтегрированность показателей в структуре взаимосвязей параметров детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи (как в условиях болезни ребенка ДЦП, так и наркоманией) в отличие от семей со здоровыми детьми, означающая нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости в системе детско-родительского взаимодействия;

• показано развитие детско-родительских отношений, произошедшее в результате психокоррекции созависимости родителя, характеризуемое снижением вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчением характера взаимодействия с ребенком, тенденцией к превалированию ребенка в детско-родительских отношениях.

Теоретическая значимость. Выделение и обоснование параметров детско-родительских отношений позволяет ввести в теорию развития детско-роди-тельских отношений обобщенные конструкты, обеспечивающие анализ динамики этих отношений на различных возрастных этапах развития ребенка. Обобщенные параметры являются универсальными для анализа данных отношений включенных в них субъектов, позволяют систематизировать обилие существующих классификаций детско-родительских отношений, создать единую типологию детско-родительских отношений. Теоретическую значимость также составляет дополнение к пониманию феномена созависимости как особой структуры взаимосвязей обобщенных параметров детско-родительских отношений.

Практическая значимость исследования заключается в систематизации огромного поля эмпирически выделенных типов детско-родительских отношений, что упрощает выбор адекватной и удобной диагностической системы их анализа. Выделенные параметры являются чувствительными к психологическим воздействиям, расширяют возможности практического психолога по обнаружению мишеней психологического воздействия. Анализ детско-родительских отношений в условиях осложненной жизнедеятельности семьи открывает новые пути их оптимизации.

Положения выносимые на защиту:

1. Детско-родительские отношения могут быть представлены тремя обобщенными параметрами: вовлеченностью в них субъектов отношений, превалированием и характером взаимодействия.

2. Обобщенные параметры детско-родительских отношений чувствительны к определенным условиям развития этих отношений и характеризуются особым сочетанием их выраженности в городских и сельских семьях, в семьях с детьми, страдающими ДЦП, и в семьях, имеющих детей-наркоманов и созависимых родителей.

3. Структура параметров детско-родительских отношений в осложненных условиях жизнедеятельности семьи характеризуется дезинтегрированностью взаимосвязей показателей, означающей нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости системы детско-родительского взаимодействия.

4. Развитие детско-родительских отношений в результате психокоррекции созависимости родителя ведет к снижению вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчению характера взаимодействия, тенденцией к превалированию ребенка и позволяет формировать более целостную, интегрированную и устойчивую систему детско-родительского взаимодействия, характеризуемую изменениями взаимосвязей между обобщенными параметрами детско-родительских отношений.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения диссертации обсуждались на научно-практической конференции «Женщины-инвалиды: пути интеграции в общество» (Казань, 1999), VIII Всероссийской научно-практической конференции «Духовность, здоровье и творчество в системе мониторинга качества образования» (Казань, 2000), Всероссийской научно-практической конференции «Психология созидания» (Казань, 2000), межрегиональной научно-практической конференции «Профилактика наркотической зависимости в подростковой и молодежной среде» (Казань, 2000), на Республиканском конкурсе научных работ среди студентов и аспирантов на соискание премии им. Н.И.Лобачевского, где были удостоены премии II степени (Казань, 2002), на заседаниях кафедры психологии КГУ (Казань, 2002).

Структура диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического указателя. Диссертация содержит 180 страниц, включая список литературы, состоящий из 205 наименований (из них - 37 на иностранном языке), и приложения. Работа иллюстрирована 6 таблицами, 35 рисунками с изображением графиков и гистограмм.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. Детско-родительские отношения могут быть представлены тремя их обобщенными параметрами: вовлеченностью субъектов в ДРО, превалированием субъекта в ДРО и характером взаимодействия субъектов ДРО, являющимися универсальными инструментами анализа ДРО в разных возрастных периодах, существенными индикаторами процесса развития этих отношений. Кроме того, они выступают обобщенными основаниями систематизации различных классификаций ДРО, а также основаниями для единой типологии ДРО.

2. Изменяемость выраженности обобщенных параметров позволяет им быть объектом диагностики детско-родительских отношений и оказании воздействия в психологической практике.

3. Обобщенные параметры эмпирически выделяются на материале известных стандартных методик, диагностирующих ДРО.

4. Различия обобщенных параметров детско-родительских отношений в городских и сельских семьях определяются большей степенью вовлеченности и превалированием сельских родителей в этих отношениях, жестким характером взаимодействия с ребенком, сопровождающимся преобладанием обязанностей, запретов, наказаний и их совокупностей в системе приемов воспитательного воздействия родителей.

5. Особенности обобщенных параметров ДРО в семьях с детьми, страдающими ДЦП, характеризуются большей степенью вовлеченности и превалированием родителей в отношениях с детьми, жестким характером взаимодействия родителя и ребенка, сопровождающимся использованием родителями запретов и наказаний в системе приемов воспитательного воздействия.

6. Особенности обобщенных параметров ДРО в семьях, имеющих детей-наркоманов, представлены меньшей степенью вовлеченности и превалированием родителей в отношениях с детьми, характером родительского воздействия с минимумом обязанностей и запретов, а также выраженной противоречивостью в содержательных характеристиках параметров «характере взаимодействия» и «превалировании субъектов в ДРО».

7. Особенности родительской созависимости в семьях с наркозависимыми детьми характеризуются формированием особой системы взаимосвязей параметров, превалирования родителя с его вовлеченностью в отношения с ребенком, проявляющейся в чрезмерной концентрации внимания на нем в сочетании с психологической дистанцией, превалирования ребенка с ограничивающим характером родительского воздействия, вовлеченностью родителя в ДРО по типу протекции с использованием совокупности запретов, обязанностей и наказаний.

8. Структура параметров ДРО в осложненных условиях жизнедеятельности семьи в отличие от нормальных характеризуется дезинтегрированностью взаимосвязей показателей, означающей нарушение целостности, внутренней согласованности и устойчивости в системе детско-родительского взаимодействия.

9. Развитие детско-родительских отношений, произошедшее в результате психокоррекции созависимости родителя, характеризуется снижением вовлеченности родителя в отношения с ребенком-наркоманом, смягчением характера взаимодействия с ребенком, тенденцией к превалированию ребенка в ДРО. При этом обнаруживается более выраженная противоречивость родительского отношения в характере взаимодействия с ребенком при предъявлении требований-обязанностей.

10. Психокоррекция созависимости родителя в рамках программы «12 шагов» позволяет формировать более целостную, интегрированную и устойчивую систему детско-родительского взаимодействия в семьях с наркозависимыми детьми, характеризуемую изменениями взаимосвязей между показателями параметров вовлеченности и характера взаимодействия, а также между самими параметрами, где существенную роль приобретает воспитательная направленность (протекция) в вовлеченности родителя в ДРО.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучение и обоснования обобщенных параметров ДРО позволяет выделить такие конструкты описания пространства этих отношений, изменение и вариации которых по качественным и количественным признакам отражает как процесс их развития, так и вариации ДРО. Разработка обобщенных параметров ДРО - вовлеченности субъекта в ДРО, превалирования субъекта в ДРО, характер их взаимодействия, - обеспечивает едиными критериями существующие типологии детско-родительского отношения, позволяет систематизировать огромное поле эмпирически выделенных типов родительского отношения. Это упрощает выбор адекватной и удобной диагностической системы анализа данных отношений, рассчитанный на любой возраст ребенка. Выделенные параметры обладают эвристическими свойствами, так как являются чувствительными к психологическим воздействиям, и расширяют возможности практического психолога по обнаружению и пониманию необходимых мишеней психокоррекционного воздействия. Анализ детско-родительских отношений в условиях осложненной жизнедеятельности семьи (на примере наркомании, ДЦП ребенка) открывает новые пути оптимизации отношений родителя и ребенка, а выяснение психокоррекционных возможностей программы «12 шагов» в семьях наркозависимых детей в данном контексте позволяет вскрыть новые необходимые зоны ее усовершенствования. Анализ обобщенных параметров ДРО в рамках недостаточно разработанной проблемы созависимости родителя в семьях наркозависимых позволил по-новому взглянуть на данный феномен, а также понять механизм действия «отстранения», предлагаемого программой «12 шагов» в психокоррекционных группах самопомощи Ал-Анон для гармонизации детско-родительских отношений в семьях наркозависимых.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Семенова-Полях, Галина Геннадьевна, Казань

1. Абраменкова В.В. Социальная психология детства в контексте развития отношений ребенка в мире // Вопросы психологии. - 2002. - №1. - С. 3-16.

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М., 1991. - 299с.

3. Акмеология: Учебник/ Под общ. ред. А. А. Деркача. М.: Изд-во РАГС, 2002,- 650с.

4. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. -Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1986. 150с.

5. Амонашвили Ш.А. Как живете дети? / Пособие для учителя. М.: Просвещение, 1986. - 176 с.

6. Андреева Г.М. Социальная психология (учеб. для вузов по спец. «психология») 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Изд-во МГУ, 1988. - 429с.

7. Анерт J1. Кросс-культурное исследование взаимодействия с детьми русских и немецких матерей / Анерт Л., Майшнер Т., Шмидт А., Доскин В.А. // Вопросы психологии 1994. - №5. - с.20.

8. Архиреева Т.В. Родительские позиции как условие развития отношения к себе ребенка младшего школьного возраста: Автореф. Канд. Дис. М.,1990.

9. Асмолов А.Г. Психология личности: Принципы общего психологического анализа: (Учеб. для вузов по спец. «психология»), М.: Изд-во МГУ, 1990,- 367с.

10. Баркан А.И. Его Величество Ребенок, какой он есть. Тайны и загадки. -М.: АО «Столетие», 1996, - 368с.

11. П.Батищев В.В. 12-тишаговые групповые программы и реабилитациябольных алкоголизмом // Вопросы наркологии. 1998. - №2. - С. 62-81. 12.Бейкер К Г. Теория семейных систем Боуена // Вопросы психологии. 1991,-№6. с. 155-164

12. З.Бекетов А.С. Развитие совместной игры со здоровым ребенком у детей с психоневрологической индивидуальностью // Альманах «Исцеление»/ Под ред. И.А. Скворцова. 1997. - вып. 3. - С.282-288.

13. Н.Белл К. Мать и дочь трудное равновесие // Московский психотерапевтический журнал. - 1998. - №1. - С. 12-29.

14. Берне Р. Развитие Я концепции в воспитание. - М.: Прогресс. - 1986. -420с.

15. Битти М. Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости / Пер. с англ. М.: Физкультура и спорт, 1997.-331 с.

16. Бодалев А.А. Психология о личности. М. Изд-во МГУ, 1988. - 87с.

17. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. Психологическое исследование. М., «Просвещение». 1968. -464с.

18. Божович Л И. Личность и учение подростка // Психологическая наука и образование. 1997. - №1.- С.5

19. Божович Л.И. Проблемы формирования личности. М.: Изд-во «Ин-т практ. психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 349с.

20. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе.// Вопросы психологии. 1979. - №4. - С. 23-34

21. Большой энциклопедический словарь // Под ред. А.М.Прохорова, 2-е изд -е, перераб., доп., М. Научное изд-во «Большая Российская энциклопедия», -Санкт-Петербург «Норгент». - 2000. - С.878.

22. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии // Вопросы психологии. -1997,-№5. С. 3-19.

23. Братченко С.Л. Межличностный диалог и его основные атрибуты // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г.Щур. М. -1997. - С. 201-222.

24. Бурменская Г.В. Возрастное психолого-педагогическое консультирование: Проблема психологического развития детей / Бурменская Г.В., Карабанов О.А, Лидере А.Г. М., Изд-во МГУ 1990. - 134с.

25. Буянов М.И. Ребенок из неблагоприятной семьи: записки детского психиатра.- М.: Просвещение, 1988. 207с.

26. Валлон А. Психическое развитие ребенка. М.: Просвещение, 1967. - 195с.

27. Варга А.Я. Структура и типы родительского отношения: Автореф. Канд. Дис. -М, 1987.

28. Вассерман Л.И. Методика «Подростки о Родителях» (ПоР): основные этапы апробации русскоязычной версии / Вассерман Л.И., Горьковская И.А., Ромицына Е.Е. // Психологический журнал. 2000. - т.21. - №5. - С. 86-95.

29. Вассерман Л.И. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее применение / Вассерман Л.И., Горьковская И.А., Ромицына Е.Е. М.: Фолиум, 1995 - 15с.

30. Винникотт Д.В. Разговор с родителями. М. Класс, 1995. - 94с.

31. Вишневский А.Г. Социальное управление рождаемостью // Вопросы философии. 1978. - №6. - С.85-100.

32. Воспитание детей в неполной семье: Перевод с чешского. / З.Марова, З.Матейчек. Под ред. Н.М.Ершовой, С.Радванова и др.// общ. ред. -Ершовой Н. М. М.: Прогресс, 1980. - 206с.

33. Выготский Л.С. Собр. Соч. в 6 т. Т. 4. Детская психология,- 432с.; Т. 5. Основы дефектологии. - 369с. - М. - 1983.

34. Галигузова Л.Н. Проблема социальной изоляции детей // Вопросы психологии. 1996. -№3. - С. 101.

35. Герцен А.И. Былое и думы. Л., 1977. - С. 182.

36. Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как ? / Изд-е 3-е, испр. и дополн. М.: «ЧеРо» при участии Творческого центра «Сфера», 2001. - 240 с.

37. Гордон Т. Р.Е.Т.: Повышение родительской эффективности / Популярная педагогика. Екатеринбург: АРД ЛТД - 1997.

38. Горьковская И.А. Влияние семьи на формирование делинквентности у подростков // Психологический журнал. 1994. - №2. - С. 57-65.

39. Горянина В.А. Психологические предпосылки непродуктивности стиля межличностного взаимодействия // Психологический журнал. 1997. -№6. - С. 73-83.

40. Дедов Н.П. Психологические аспекты взаимодействия в семье с больным ребенком // Альманах «Исцеление» под ред. И.А.Скворцова. 1997. -вып.З. - С. 275-281.

41. Джайнотт X. Родители и дети / Пер. с англ. М.: Знание. - 1986. - 93с.

42. Дольто Ф.Д. На стороне ребенка. М: СПб.: Аграф: Петербург - 21 век -1997. - 527с.

43. Донцов А.И. Проблема конфликта в западной социальной психологии / Донцов А.И., Полозова Т.А. // Психологический журнал. 1980. - Т.1. -№6. - с. 119-133.

44. Драгунова Т.В. Проблема конфликта в подростковом возрасте // Вопросы психологии. 1972. - №2. - с. 25-38.

45. Драпкин Б.З. Лечебная педагогика // Руководство по детской психиатрии / Под ред. В.В.Ковалева. М., 1988.

46. Дрейкус Р. Счастье вашего ребенка / Дрейкус Р., Золц В. М.: Пер. с англ./ Под ред. А. В. Толстых. Прогресс, 1986. - 239с.

47. Дружинин В.А. Психология семьи. Екатеринбург: Деловая книга, 2000. -3-е изд., испр. и доп., - 208с.

48. Дугарова Э.Л. Стилевые особенности воспитания в бурятских и русских семьях // Практическая психология. 1998,- №1. - С. 45-49.

49. Думитрашку Т А. Влияние внутрисемейных факторов на формирование индивидуальности // Вопросы психологии. 1991. - №1. - С. 135.

50. Думитрашку Т.А. Структура семьи и когнитивное развитие детей // Вопросы психологии. 1996. - №2. - С. 104.

51. Елизаров А.Н. Телефон доверия: работа психолога консультанта с родителями в ситуации родительско - юношеских конфликтов // Вопросы психологии. - 1995. -№3. - С. 38-45.

52. Забродин Ю.М. Очерки деятельности психической регуляции поведения. М.: 1997.

53. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. Л. Медицина. Ленинг. отделение, 1982. - 214с.56.3емска М. Семья и личность / Пер. с польского J1. В. Васильева; общ ред. М.С.Мацковского. М.: Прогресс, 1986. - 133с.

54. Иваничкая И.Н. Детский церебральный паралич (обзор литературы) // Альманах «Исцеление» / Под ред. И.А. Скворцова. 1993. - вып.1. - С.41 -65.

55. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. Руководство для врачей. Санкт-Петербург, 1996. - 506с.

56. Каган В.Е. Тоталитарное сознание и ребенок: семейное воспитание // Вопросы психологии. 1992. -№1. - С. 14.

57. Кауфманн П. Семейная терапия подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами // Семейная психотерапия / Составители Эйдемиллер Э.Г., Александрова Н.В., Юстицкис В. Спб: Питер, 2000. -512с. - С. 468 -479.

58. Клауд Г. Барьеры / Клауд Г., Таунсенд Дж./ Пер. с англ. 2-е изд. - СПб.: Мирт, 2000. - 384С.

59. Клауд Г. Дети: границы, границы./ Клауд Г., Таунсенд Дж. / Пер. с англ.: И.Стариковская М.: «Триада», 2001 - 320 с.

60. Кле М. Психология подростка (психосексуальное развитие) / Пер.с фр. -М.: Педагогика 1991. - 171с.

61. Колесов Д.В. Антинаркотическое воспитание: учебное пособие 3-е изд., доп. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2001.- 192 с.

62. Кон И.С. Ребенок и общество. М.; Наука 1988. - С. 20 - 54, 65 - 93.

63. Кондаков И.М. Методологические основы зарубежных теорий профессионального развития / Кондаков И.М., Сухарев А.В. // Вопросы психологии. 1989. - №5. - С.158 - 164.

64. Корнилова Т.В. Факторы социального и психологического неблагополучия подростков в показателях методик стандартизированного интервью и листов наблюдения / Корнилова Т.В., Смирнов С.Д., Григоренко Е.А. // Вопросы психологии. 2001. - №1 -С. 107 - 122.

65. Короленко Ц П. Семь путей к катастрофе: Деструктивное поведение в современном мире. / Короленко ЦП., Донских Т А Новороссийск: Наука. Сиб. отд-ние, 1990. - 224с.

66. Курек Н.С. Особенности эмоционального общения подростков больных токсикоманией с родителями // Вопросы наркологии. 1992. - №1. - С.39^43.

67. Кэмпбелл Р. Как на самом деле любить детей: (Сокр. пер. с англ.) / Р.Кэмпбелл. Не только любовь / М. Максимов. М.: Знание, 1992. - 187с.

68. Леви В. Л. Нестандартный ребенок. СПб: Питер, 1993 - 251с.73Ледович С. Детство, подростковый возраст, юность: Психосоциальныеаспекты // Культуры. 1982. - №4.

69. Леонтьев А.А. Педагогическое общение. М., «Знание» 1979. - 47с.75Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во МГУ, 1972.

70. Лисина М.И. Влияние отношений с близкими взрослыми на развитие ребенка раннего возраста // Вопросы психологии. 1961. - №3. - С.117-124.

71. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М., Педагогика 1986. -143с.

72. Лисина М.И. Психология самопознания у дошкольников. / Лисина М.И., Сильвестру А.И. Кишинев: Штиинца 1983. - 1 11с.

73. Личко А.Е. Наркотизм (употребление наркотиков) и подростковая наркомания. Психопатия и акцентуации характера у подростков. Л., 1977 С.61-70.

74. Личко А.С. Подростковая психиатрия. Л.: Медицина. - 1985. - 416с.

75. Логинова И.А. О специфике детско-родительских отношений // Семейная психология и семейная терапия. 1998. - №3. - С.76-79.

76. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Отв. ред. Ю. М. Забродин, Е. В. Шорохова М.: Наука 1984. - 444с.

77. Лучшие психологические тесты / Пер. с англ. Е.А.Дружининой. -Харьков, 1994. 320 с. - С. 190-200.

78. Марковская И М. Тренинг взаимодействия родителей и детей. СПб.: ООО Изд-во «Речь», 2000. - 150 с.

79. Массен П. Развитие личности ребенка / Массен П., Конджер Д., Каган Дж., Хьюстон А. М., Прогресс, 1987.

80. Менделеевич В.Д. Психология девиантного поведения. М.: МЕДпресс, 2001. - 432с.

81. Мещерякова С.Ю. Изучение психологической готовности к материнству как фактор развития последующих взаимоотношений матери и ребенка / Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. // Соровские лауреаты. Философия. Психология. Социология. М., 1996.

82. Мид М. Культура и мир детства. М., Главная редакция восточной литературы, 1998. - 429с.

83. Минияров В.М. Психология семейного воспитания (диагностико-коррекционный аспект). М.: Моск. психолого-соц. институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000. - 265с.

84. Мишина Т.Н. Семейная психотерапия и динамика «образа семьи» // Психология и психопрофилактика: Сб.науч.тр. / Под ред. В.К.Мягер, В.П.Козлова, Н.В.Семеновой-Тянь-Шанской. Л., 1983,- С.21-26.

85. Москаленко В.Д. Зависимость: семейная болезнь. М.: ПЕРСЭ, 2002, - 235с.

86. Москаленко В.Д. Созависимость новая болезнь? // Ж-л неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. - 1994. - №6. - С.95-99.

87. Мухаметрахимов Р.Ж. Формы взаимодействия матери и младенца. // Вопросы психологии. 1994. - №6 - С. 16.

88. Мясищев В.Н. Психология отношений. М.: Изд-во «Институт практического психолога»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995. - 356с.

89. Навайтис Г. Семья в психологической консультации. М.: Моск. Психолого-соц. Институт; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 1999. - 224с.

90. Нечаева A.M. Россия и дети (ребенок, закон, государство). М.: ГРААЛЬ, 2000. - 145с.

91. Обозов Н.Н. Психология межличностных отношений. Киев, 1990. 99.Обухова Л.Ф. Детская психология: теория, факты, проблемы. - М.: «Тривола», 1995. - 358с.

92. Ожегов С И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. Докт. Филол. Наук, проф. Н.Ю.Шведевой. 16-е изд., испр. - М.: Русс.яз.,1984,- 797с.

93. Осорина М.В. Секретный мир детей в пространстве мира взрослых. -2 изд-е. Питер Санкт Петербург, 2000. - 285с.

94. Петровский А.В. Дети и тактика семейного воспитания. М.: Знание.1985. 95 с.

95. Петровский В.А. Отчуждение как феномен детско-родительских отношений / Петровский В.А., Полевая М.В. // Вопросы психологии.2001. -№1. С. 19-26.

96. Петровский А.В. Психология в России. 20 век. М.: УРАО, 2000.

97. Петровский А.В. «Решетка противопоставления позиций» как принцип диагностики уровня развития межличностных отношений // Вопросы психологии. 1985. - №2. - С. 32-38.

98. Петровский А.В. Трехфакторная модель значимого другого // Вопросы психологии. 1991. - №1. - С. 7-18.

99. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов: Учеб. пособ. для студентов высш. учеб заведений. М.: Акад., 2000. - 181с.

100. Помощь родителям в воспитании детей // Пер. с англ.; Общ. ред. В.Я.Пилиповского. М.: Прогресс, 1992. - 254с.

101. Попов Л.М. Добро и зло в психологии человека / Попов Л.М., Кашин А.П., Старшинова Т.А. Казань: Изд-во Казанского университета. - 2000. - 176с.

102. Попов Ю.В. Современная клиническая психиатрия / Попов Ю.В., Вид В.Д. М.: «Экспертное бюро-М», 1997. - 496 с.

103. Практические методы самопостижения и саморазвития.// Методические указания для студентов при прохождении специальных психологических курсов / Под ред. Попова Л.М., Лаборатория оперативной полиграфии КГУ, Казань, 1993, - 34с.

104. Прихожан A.M. Проблемы подросткового кризиса // Психологическая наука и образование. 1997. - №1. - С. 82.

105. Психологическая реабилитация детей и подростков / Под ред. И.В.Дубровиной. Калуга, 1994.

106. Психология: словарь // Под общей ред. А.В.Петровского, М.Я.Ярошевского. М. Политиздат, 1990. - 494с.

107. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании: Учебное пособие. М.: ВЛАДОС, 1996. - 529 с. / С. 334 - 345.

108. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. Пер. с англ. Л. М. Исенинов: Общ. ред. Е. И. Есениной. М.: Прогресс: Универс. - 1994. -480с.

109. Розин М.В. Представления о родительских и семейных конфликтах в неформальной подростковой субкультуре // Вопросы психологии. -1990,-№4. С. 91.

110. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Проблемы общей психологии. М., 1976. - С. 253-382.

111. Рудестам К. Групповая психотерапия. М: Прогресс. - 1993. - С. 16 -150.

112. Рухманов А.А. Неврозов можно избежать. М: Знание, 1980. - 95с.

113. Рюмшина Л.И. Игры и манипуляции в межличностном общении. -Ростов -на-Дону, 1997.

114. Саготовская Л.Г. Воспитание личности в условиях семейного коллектива. Томск. - 1971. - С.64.

115. Самоукина Н.В. Психология материнства // Прикладная психология. -1998 №6. - С.79-95.

116. Самоукина Н.В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком // Вопросы психологии. 2000. - №3. - С.67-81.

117. Сатир В. Вы и ваша семья. Руководство по личностному росту / Пер. с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 320с.

118. Сатир В. Психотерапия семьи. «Речь», СПб. - 2001 - 283 с.

119. Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. Бодалева А.А., Столина

120. B.В. М.: Педагогика, 1989. - 208 с.

121. Сидоренко Е.В. Комплекс «неполноценности» и анализ ранних воспоминаний в концепции Альфреда Адлера. СПб.: СПбГУ. - 1993. - 346с.

122. Сидоров Н.Р. Социальная помощь детям и подросткам // Психологическая наука и образование. 1997. - №1. - С. 93-98.

123. Смехов В.А. Опыт психологической диагностики и коррекции конфликтного общения в семье // Вопросы психологии. 1985. - №4. - с. 83-92.

124. Смирнова Е.О. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения / Смирнова Е.О., Быкова М.В. // Вопросы психологии. 2000, № 3. - с. 3-14.

125. Смирнова Е.О. Проблема общения ребенка и взрослого в работах Л.С.Выготского и М.И.Лисиной.// Вопросы психологии. 1996. - №6.1. C.76.

126. Смирнова Е.О. Психология ребенка от рождения до 7 лет М. Школа-Пресс, 1997. - 381с.

127. Смирнова Е.О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе.// Вопросы психологии. 1994. - №6. - С.5-16.

128. Соколова Е.Т. Зависимость самоотношения подростка от отношения к нему родителей / Соколова Е.Т., Чеснова И.Г. // Вопросы психологии. -1986. №2. - С. 110-117.

129. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. -М.: Изд-во МГУ, 1989. 213с.

130. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов: комплексная психологическая коррекция. М.: МГУ, 1988.

131. Спиваковская А.С. Психотерапия: игра, детство, семья. Том 2 Изд-во ЭКСМО - Пресс, 1999 - 464 с.

132. Стенсон М.Д. Вовлечение «резистентных» семей в лечение / Стенсон М.Д., Тодд Т.К. // Семейная психотерапия /Составители Эйдемиллер Э.Г., Александрова Н.В., Юстицкис В. Спб: Питер, 2000. - 512с.

133. Стенсон М.Д. Структурная семейная терапия наркоманов / Стенсон М.Д., Тодд Т.К. // Семейная психотерапия /Составители Эйдемиллер Э.Г., Александрова Н.В., Юстицкис В. Спб: Питер, 2000. - 512с. / С.448 - 467.

134. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1983.

135. Субботский Е.В. Стиль общения как способ формирования личности ребенка // Психолого педагогические проблемы общения. - М. - 1979. - С.80-98.

136. Учимся общаться с ребенком: руководство для воспитателя дет. сада/ Под ред. В.А. Петровского, A.M. Виноградовой, JI.M. Клариной и др. -М.: «Просвещение». 1993 - 191с.

137. Филиппова ГГ. Материнство: сравнительно-психологический подход// Психологический журнал. Т. 20. - 1999. - №5. - С. 81-88.

138. Флейк-Хобсон К. Развитие ребенка и его отношение с окружающими / Флейк-Хобсон К., Робинсон Б.Е., Скин П. / Пер. с англ. М., 1993 511с.

139. Фрейд А. Детская сексуальность и психоанализ детских неврозов

140. Фрейд А., Фрейд. 3. / Сост. и ред. М. М. Решетников. СПб.: В. - Е. Ин-т Психоанализа, 1997. - 387с.

141. Фрейд 3. Психологические этюды: (перевод) / (Послесловие В.Т.Конд-рашенко). Минск. Беларусь, 1991. - 604с.

142. Фромм А. Азбука для родителей. Перевод. [Предис. И. М. Воронцова]. Л. Лениздат, 1991. - 319с.

143. Фромм Э. Душа человека: Сборник. Перевод. / [Общ. ред., сост. и предис. П.С.Гуревича]. М.: Республика, 1992. - 429с.

144. Фромм Э. Искусство любви: Исслед. природы любви / Пер. с англ. Л. А. Чернышевой. Минск: Полифакт, 1991. - 79с.

145. Хазанова М.А. Международный симпозиум «Семья на рубеже 21 века» / Хазанова М.А., Шапиро A 3. // Вопросы психологии. 1995. - №1. -С.145.

146. Хайкин В.Л. Активность (характеристики и развитие).- М., 2000.

147. Хараш А.У. Личность в общении // Общение и оптимизация совместной деятельности / Под ред. Г.М.Андреевой, Я.Яноушека. М.: 1987. - С.30 - 42.

148. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. М.: Педагогика, 1989. -154с.157. 155.Хорни К. Собр. соч: в трех томах. Т.1: Психология женщины; невротическая личность нашего времени, - М.: «Смысл», 1997. - 496с.

149. Хусаинова Н.Ю. Психологическая дидактика. Казань: Изд-во КГУ, 2000. - 228с.

150. Цветков С.А. Психология отношений: вопросы, проблемы, подходы // Психологический журнал. 2002. - Т. 23. - №1. - С.132-140.

151. Цветы жизни: Составитель Попова Л.М.. СПб.: Лейла, 1995. - 381с.

152. Чеснова И.Г. Межличностные отношения в семье как фактор формирования эмоционально ценностного самоотношения подростка: Автореф. Канд. Дис. М., 1987.

153. Шорохова O A. Жизненные ловушки зависимости и созависимости.

154. СПб.: Речь, 2002. 136с. 163 Эйдемиллер Э.Г. Анализ семейных отношений подростков при психопатиях, акцентуации характера, неврозах и неврозных состояниях / Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В В. - М., 1992. - 22с.

155. Эйдемиллер Э.Г. Методы семейной диагностики и психотерапии. -М.,1996. 30с.

156. Эйдемиллер Э.Г Семейная психотерапия. / Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Л.: Медицина, 1989. - 192с.

157. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 1996.

158. Юсупов И.М. Психология взаимопонимания. Казань: Татарское кн.

159. Cohler B.J., Stott F.M., Musick J.S. Distressed Parents and their young children: intervention for families at risk // Parental Psychiatric Discorder. Distressed Parents and Their Families/ Cambridge University Press, 1996. -Ch. 9. - P. 107-134.

160. Baszormenyi-Magi I. Ulricn D. Contextual family therapy // Handbook of family therapy. N.Y., 1984, P. 159-186.

161. Baumrind D. Parenting stiles and adolescent development // Lerner R.M., Petersen A.C., Brooks Gunn J (eds). Encyclopedia of adolescence. V.2. N.Y., 1991. P. 746 - 758.

162. Bean M. Clinical Implication of Models For Recovery from Alcoholism. -New York: The Haworth Press, Inc. 1984. - 31 p.

163. Benjamin L.S. Structural analysis of social behavior // Psychological review, 1979, v.81.

164. Bowen M. Family therapy in clinical practice N.Y., 1984.

165. Bowlby J. Social pathological processes set into train by early mother-child separation// Journal of mental science. 1953. V.l. N.4.

166. Bowlby J. The Making and Breaking of affectional bouds. L., 1979.

167. Bradshaw J. The Family. Florida: Deerfield Beach. - 1988. - 242p.

168. Forrest G.G. Intensive Psychotherapy of Alcoholism. Illinois: Springfield. -1984. - S. 10-35.

169. Hulse W.C. The emotionally disturbed child draws his family. Quarterly Journal of Child Detavior, 1951, N3, P. 152-174.

170. Kepner E. Gestalt group processes. In B. Feder and R. Ronall (Eds ), Gestalt aproaches to group. New York: Brunner / Mazel, 1980.

171. Kovar L.C. Wasted Lives A Study A Children in mental hospital and their Family es. N.Y., 1979. P.l-27.

172. Kohn M.L. The effects of social class on parental values ant practices / In D. Reiss & H.Hofinan (Eds.). The American family: Dying or developing. -N.Y.: Pleaum Press, 1979.

173. Laosa L. Maternal teaching strategies in Chicano and anglo-american families: the influence of culture and edication on maternal behavior // Child develop. 1980. V. 51. N3.

174. Langs R. Technique in Transition. N.Y., 1977.

175. Maccoby E E. Role taking in childhood and its consequences for social learning//Child develop. 1959. V.30.

176. Mendenhall W. Co-dependency definitions and dynamics // Alcohol. Treat. Quart. 1989. - Vol. 6, N.l. -P.3-17.

177. Miller N.E., Dollard J. Social learning and imitation. New Haven. - 1941.

178. Nakken C. The Addictive personality. Harper / Hazelden Book, 1988.

179. Nichols Michael P. Family Therapy. Concepts and Methods. N.Y.; L.: Gardner Press Inc., 1984. - Ch. 12: Comparative Analysis. - P. 507-574.

180. Nichols Michael P. Family Therapy. Concepts and Methods. N.Y., L.: Gardner Press Inc., 1984. - Ch. 3.: The Theoretical Context of Family Therapy. - P. 148-170.

181. Palazzoly M.S. Paradox and Counter-paradox. N.Y. - 1964.

182. Parsons Т., Bale R.F. Family socialization and interaction processes. -Glencoe, 111.: Free Press, 1955.

183. Perls F., Hefferline R.F. & Goodman P. Gestalt therapy. New York: Julian Press, 1951.

184. Potter-Efron P.Т., Potter-Efron P.S. Assesment of codependency with individuals from alcoholic and chemically dependent families // Alcohol. Treat. Quart. 1989. - Vol. 6, N.l P.37-57.)

185. Reznikoff M. & Resnikoff H.R. The family drawing test: A comparative study of children's drawings. Journal of Clinical Psychology, 1956, N12, P. 167-169.

186. Richter H.-E. Patient Family. Rowohlt: Reinbek, 1970.

187. Stierlin H. Delegation und Familie. Frankfurt, Suhrkamp, 1978.

188. Schaef A.W. Co-dependence: misunderstood-mistreated. Harper & Row, Publishers. - San Francisco. - 1986. - 105p.)

189. Schaefer E.S.A. circumflex model for maternal behavior // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1959. v. 59. - P. 226-235.

190. Schaefer E.S. Children's Report of Parental Behavior Inventory (CRPBI) // Child. Devel. 1965. - v. 36 - P. 413-424.

191. Waddell M. The family and its dynamics // Crisis at Adolescence: Object Relation Therapy with the Family. N.Y.: Jason Aronson, 1994. - P.9-24.

192. Winnicott D. The maturational processes and the facilitating environment. L., 1965.

193. Wliitefleld C.Z. Co-dependence: our most common addiction some phisical, mental, emotional and spiritual perspectives // Alcohol. Treat. Quart. - 1989. - Vol.6, N. 1. - P. 19-36.

194. Young E. Co-alcoholism as a disease: implications for psychotherapy // J. Psychoactive Drugs. 1987. - Vol. 19, N.3. - P. 257-268.

195. Характеристика фаз созависимости по программе Хезельдене (США)1. Фаза озабоченности:

196. Отрицание проблемы. Частое использование ТЭ.

197. Повышение переносимости отрицательного поведения больного и ТЭ (рост толерантности).

198. Трудности концентрации внимания.1. Фаза защиты:

199. Трансформация различных эмоций в негативные и в то же время отрицание ТЭ.

200. Все внимание поглощено больным.7. Защита больного.

201. Высокая терпимость к неподобающему поведению больного.

202. Чувство ответственности за все семейные проблемы.

203. Повторяющиеся трудности концентрации внимания.

204. Утрата контроля над своей жизнью и над жизнью больного.1. Фаза адаптации:12. Чувство вины и стыда.13. «Идеальное поведение».14. Выраженный гнев.

205. Увеличение потребления спиртного больным.

206. Угрызение совести и стресс.

207. Приспосабливание в житейским неудобствам.

208. Все действия сконцентрированы на больном.

209. Стремление изолировать больного и/или чрезмерно опекать.

210. Выраженная жалость к себе.

211. Все для других, ничего для себя.

212. Непереносимое чувство обиды.23. Рассеянность.24. Распад семьи.

213. Обращение за медицинской или психологической помощью.

214. Чувство собственного поражения.

215. Критически низкая самооценка.

216. Бесконтрольное прибегание к ТЭ. Фаза истощения:

217. Обоснование использования ТЭ.

218. Полная утрата чувства собственного достоинства.

219. Потеря терпимости к больному.32. Духовная деградация.33. Страхи.

220. Выраженная тревога, депрессия.

221. Все обоснования целесообразности своего поведения оказываются несостоятельными.

222. Преодоление созависимости или36. Глубокий кризис 109.

223. Двенадцать шагов программы Ал-Анонпо книге «День за днем в Ал-Аноне» Данные шаги олицетворяют универсальные принципы, которыми может воспользоваться любой человек вне зависимости от его персональных верований.

224. Мы признали свое бессилие перед химической зависимостью, что потеряли контроль над собой.

225. Пришли к убеждению, что только сила, более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

226. Приняли решение препоручить нашу жизнь и нашу волю Богу, как мы его понимали.

227. Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

228. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

229. Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех наших недостатков.

230. Смиренно просили его исправить наши изъяны.

231. Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием загладить свою вину перед ними.

232. Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

233. Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

234. Стремились путем молитвы и размышления углубить соприкосновение с Богом, как мы его понимали, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

235. Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы старались донести смысл наших идей до других людей и применять эти принципы во всех наших делах.1. Двенадцать традиций

236. Эти традиции являются руководством для создания гармоничных отношений и обстановки, способствующей росту, как внутри групп Ал-Анон. Групповой опыт показывает, что единство групп зависит от приверженности этим традициям.

237. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте. Личное выздоровление зависит от единства.

238. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в каком он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители всего лишь облеченные доверием исполнители, они не приказывают.

239. Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или Ал-Анон или АА/АН в целом.

240. Каждая группа должна полностью опираться на собственные силы и оказываться от помощи извне.

241. Работа, связанная с выполнением 12-го Шага, должна всегда вестись на общественных началах, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определенной квалификацией.

242. Нашим группам как таковым никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления; однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.

243. Сообщество Семейные группы Ал-Анон не придерживается какого-либо мнения по вопросам не относящимся к его деятельности; поэтому имя Ал-Анон не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.

244. Анонимность духовная основа наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.1. Девизы (лозунги) Ал-Анона

245. Эти девизы используются для духовной поддержки при возникновении конфликтов и столкновении с трудностями. Группы используют их в качестве тем собраний, люди в качестве напоминания в стрессовых ситуациях.

246. Позвольте событиям идти своим чередом и положитесь на Не суетитесь.

247. Живите и давайте жить другим. Начинайте с главного. Сосредоточьтесь на сегодняшнем дне. Живите проще. Думайте.

248. Слушайте и учитесь. Живи без предрассудков. А насколько это важно?