Автореферат диссертации по теме "Нейропсихологический анализ нарушений психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга"

На правах рукописи

ДУНАЙКИН МИХАИЛ ЛЬВОВИЧ

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАРУШЕНИЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ ПЕРВОГО ГОДА ЖИЗНИ С ПЕРИНАТАЛЬНЫМ ПОРАЖЕНИЕМ МОЗГА

Специальность 19.00.10 - коррекционная психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2003

Работа выполнена в Московском городском педагогическом университете Московского департамента образования на кафедре специальной психологии факультета специальной педагогики и специальной психологии

Научные руководители: кандидат психологических наук, доцент Лебединский Виктор Васильевич

доктор медицинских наук, старший научный сотрудник Брив Ирина Леоновна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

старший научный сотрудник Коробейников Игорь Александрович

кандидат медицинских наук Марковская Инесса Францевна

Ведущая организация: Московский государственный открытый педагогический университет им. М.А. Шолохова

Защита состоится «Лх^ » /¿е^рьЯ^ги? 2003 года в

/Г часов на заседании

диссертационного совета к 850.007.01 в Московском городском педагогическом университете Московского департамента образования по адресу: 117261, Москва, ул. Панферова, д. 14.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского педагогического университета по адресу: 129226, Москва, 2-й Сельскохозяйственный проезд, д. 4.

Автореферат разослан « /-о> 2003 года

Ученый секретарь диссертационного совета, . /• кандидат педагогических наук, доцент ' якова Е.А.

2005-4 13298

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. Изучению нарушений психического развития детей первого года жизни посвящено немало работ в психологии, психоневрологии, дефектологии, логопедии, педагогике (JI.T. Журба, Е.М. Мастюкова, 1981; Г.В. Пантюхина, K.JI. Печора, Э.Л. Фрухт, 1983; О.В. Баженова, 1986; Е.Ф. Архипова, 1989; З.В. Луковцева, 2002; Е.И. Токовая, 2002; R.A. Spitz, 1957, 1959; S.H. Landry et al., 1985; и другие). Накоплен обширный клинический материал, показано своеобразие типов нарушений и задержек психического развития при ранних поражениях мозга в зависимости от ведущего клинического синдрома, от состояния психической активности, анализаторных систем, условий воспитания (В.В. Лебединский, 1985; А.Э. Лицев, 1995; М.К. Бардышевская, 1997; К.В. Солоед, 1997; О.В. Халецкая, 1999; Е.В. Шниткова и соавт., 2000; В.В. Лебединский, М.К. Бардышевская, 2002; A. Whitaker et al., 1990; P. Glass et al., 1997; P.W. Hanlo et al., 1997; и другие). Однако, изучение особенностей психического развития младенцев с учетом топических характеристик мозговых дисфункций еще не проводилось. Нейропсихологический подход к анализу психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы позволит рассмотреть дизонтогенез с позиции мозговой организации имеющихся нарушений, что имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение для диагностики и психолого-педагогической коррекции отклонений.

Дель работы: изучение связи нарушений психического развития со структурной организацией церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальными поражениями нервной системы.

Объект исследования: - особенности психического развития младенцев с перинатальной энцефалопатией.

Предмет исследования: - зависимость психического развития детей первого года жизни от специфики церебральной патологии.

Гипотеза исследования: особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением мозга определяются латерализацией и уровнем подкорково-стволовой дисфункции.

В соответствии с целью и гипотезой исследования поставлены следующие задачи:

1. Провести теоретический анализ проблемы психического развития детей с перинатальным поражением мозга.

2. Изучить методические подходы к оценке психического развития младенцев.

3. Изучить особенности психического развития детей с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга.

4. Изучить особенности психического реагирования младенцев в зависимости от уровня дисфункции подкорково-стволовых отделов мозга.

Уос ¡~ - 1

5. Изучить динамику особенностей формирующихся психических процессов у детей с различными вариантами церебральной дисфункции по полугодиям первого года жизни.

6. Исследовать нейропсихологические аспекты влияния факторов морфо-функциональной зрелости нервной системы, полового диморфизма и условий воспитания на развитие младенцев.

7. Выделить критерии латерализации церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга.

8. Определить нейропсихологическое значение экспериментальных заданий из методики О.В. Баженовой "Диагностика психического развития детей первого года жизни".

9. Разработать принципы коррекционно-развивагощей работы с детьми первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы с учетом ведущего нейропсихологического синдрома.

Методологической основой исследования явились представления Л.С. Выготского о строении и формировании высших психических функций, концепция А.Р. Лурии о структурно-функциональных блоках мозга и деятельностная теория в психологии А.Н. Леонтьева.

Методы исследования были выбраны с учетом специфики предмета и объекта, соответствовали цели, задачам и гипотезе работы:

-теоретический анализ психологической и медицинской литературы по теме исследования;

-экспериментальный метод, включающий клинико-неврологическое и нейрофизиологические обследования, диагностику психического развития младенцев;

-статистический метод.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается методологическим подходом, опирающимся на современные достижения общей психологии, нейро- и патопсихологии; применением научно обоснованных апробированных методик, соответствующих цели и задачам исследования; использованием современных статистических методов математической обработки данных.

Научная новизна исследования

Впервые реализован нейропсихологический подход к анализу нарушений психического развития детей первого года жизни.

Впервые описаны нейропсихологические синдромы право- и левополушарной дисфункции младенческого возраста.

Впервые предложено рассмотрение психического дизонтогенеза в младенческом возрасте с позиций церебральной организации имеющихся нарушений.

Выявлены нейропсихологические особенности постнатального онтогенеза детей с перинатальной энцефалопатией в зависимости от морфо-функциональной зрелости нервной системы новорожденного, половых различий и условий развития.

Теоретическое значение работы

Выявлена зависимость характера нарушений психического развития младенцев с перинатальной энцефалопатией от латерализации мозговой дисфункции, показана динамика этих особенностей от первого ко второму полугодиям жизни.

Установлена роль дисфункции стволово-подкорковых образований мозга в специфике полушарных расстройств младенческого возраста. Рассмотрено значение нейродинамических процессов для формирования функциональных полушарных различий.

Представлены нейропсихологические механизмы формирования симптомов дисгармонического и задержанного развития.

Практическая значимость работы

Выделены критерии нейропсихологических синдромов у детей первого года жизни с право- и левополушарной дисфункцией.

Дана нейропсихологическая интерпретация нарушениям выполнения заданий методики О.В. Баженовой для оценки психического развития детей первого года жизни.

Разработаны принципы коррекционно-развивающей работы с младенцами в зависимости от особенностей нейропсихологического синдрома.

Основные положения работы включены в учебные курсы по клинической психологии, нейропсихологии, специальной психологии и специальной педагогике для студентов ВУЗов и используются в преподавании в Московском городском педагогическом университете и Московском социально-гуманитарном институте.

Результаты исследования применяются в диагностике развития младенцев в НЦ здоровья детей РАМН, детской клинической больнице №13 и психоневрологической больнице №18 г. Москвы, РНИЦ перинатологии, акушерства и гинекологии РАМН.

Организация исследования. Работа проводилась с 1989 по 2002 г. в НИИ педиатрии Научного Центра здоровья детей РАМН на базе 18 детской клинической психоневрологической больницы г. Москвы.

Апробация работы. Основные положения исследования доложены на Российских и международных конгрессах, симпозиумах и конференциях (Москва, 1990, 1995, 1996, 1998, 1999, 2000, 2002 г.г.; Рига, 1993; Самара, 1993; Ступино, 1997), обсуждены в отделе восстановительного лечения детей с церебральными параличами НЦ здоровья детей РАМН (1994, 1998, 2001,2002), на совместном заседании Общества помощи аутичным детям «Добро» и кафедры клинической психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова (1999), на совместном заседании кафедр специальной психологии и клинических основ специальной педагогики и специальной психологии МГПУ (2002). По теме диссертации опубликовано 24 работы.

Структура и объем диссертации: работа состоит из введения, 4 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, приложения и списка литературы, включающего 161 источник (115 на русском языке и 46 на

иностранных). Общий объем диссертации 164 страницы и 11 страниц приложения. Работа содержит 28 таблиц, 8 рисунков.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением нервной системы определяются стороной и уровнем подкорково-стволовой дисфункции мозга.

2. Основу полушарного нейропсихологического синдрома младенческого возраста составляет сочетание нарушений общей нейродинамики (усиление или ослабление реактивности) и ведущей деятельности (ослабление непосредственно-эмоционального общения или задержка формирования предметных действий и сложных способов общения).

3. Симптомы дизонтогенеза (дисгармонического или задержанного развития) связаны со структурной организацией мозговых нарушений.

4. Морфо-функциональная зрелость нервной системы к моменту рождения и пол ребенка влияют на структурную организацию церебральной дисфункции, а условия воспитания детей с перинатальной энцефалопатией сказываются на выраженности полушарных нарушений.

Основное содержание работы

Во введении обоснована актуальность темы, формулируются цель, гипотеза и задачи исследования, раскрыты научная новизна и теоретическое значение работы, ее практическая значимость, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Проблема нейропсихологических исследований в детском возрасте» представлен анализ психологической, нейро- и патопсихологической, медицинской и нейрофизиологической литературы, посвященной изучению психического развития и его нарушений у детей.

В интенсивно развивающейся детской нейропсихологии исследования проходят на традиционной модели локальных поражений мозга (Э.Г. Симерницкая, 1985), материале обследования детей с задержкой психического развития церебрально-органического генеза (И.Ф. Марковская, 1993), с минимальной мозговой дисфункцией (Э.Г. Симерницкая и др., 1988; A.B. Семенович, A.A. Цыганок, 1995), с проблемами школьного обучения (A.B. Семенович, С.С. Умрихин, A.A. Цыганок, 1992; Т.В. Ахутина, Н.М. Пылаева, 1995; Э.Г. Симерницкая, 1995; Т.П. Калашникова и др., 2001). Сложность нейропсихологического изучения нарушений психического развития на самых ранних этапах онтогенеза связана с особенностями поражения мозга и спецификой психического отражения на данном возрастном этапе. Накопленный богатый феноменологический материал по нормальному и аномальному развитию детей, а также созданные диагностические методики (JI.T. Журба, Е.М. Маспокова, 1981; Г.В. Пантюхина, K.JI. Печора, Э.Л. Фрухт, 1983; О.В. Баженова, 1986), могут служить основой для нейропсихологического анализа нарушений в младенческом возрасте.

Важное значение в диагностике нарушенного развития в раннем детстве имеют стандартизированные шкалы обследования младенцев (А. Гезелл, 1930; Л.Т. Журба, Е.М. Мастюкова, 1981; Г.В. Пантюхина, К.Л. Печора, Э.Л. Фрухт, 1983; О.В. Баженова, 1986; Г.В. Козловская, A.B. Горюнова и др., 1997; А. Gezell, C.S. Amatruda, 1941; P. Cattell, 1947; W.K. Frankenburg, J.B. Dodds, 1967; N. Bayley, 1969; T.B. Braselton, 1973; T. Hellbrugge et al., 1985). Выделяется группа методик для быстрой оценки психомоторного развития младенцев ("скрининг-методики"); однако они очень обобщенно, приблизительно оценивают состояние ребенка, хотя и позволяют обследовать большие группы детей (A.M. Казьмин и Л.В. Дайхина, 1990; Е.В. Кожевниковой с соавт., 1995; Г.В. Козловская, A.B. Горюнова и др., 1997; В.В. Юрьев и др., 1998; W.K. Frankenburg, J.B. Dodds, 1967; N.P. Dick, 1973). Для оценки характера, степени нарушений и прогноза, определения коррекционных мер требуется качественный клинический анализ отклонений психо-моторного развития, на котором основаны методики Л.Т. Журбы - Е.М. Масткжовой - Е.Д. Айнгорн (1981) и О.В. Баженовой (1986). В методике Л.Т. Журбы и соавторов дается целостная оценка нервно-психического развития с углубленным рассмотрением сенсо-моторных процессов, определяется уровень психомоторного развития детей первого года жизни в баллах; однако в ней недостаточно полно и дифференцированно представлены психологические аспекты развития младенцев. Диагностика психического развития младенцев, предложенная О.В. Баженовой, основана на принципах системности, комплексного подхода, качественного анализа в интерпретации результатов; в ней выделяются отличающиеся по сложности формы поведения младенцев, связанные с уровнем психической активности. На основании результатов выполнения заданий ребенком дается качественно-количественная оценка шести сферам психического развития, делается вывод о развитии в целом.

Проблема перинатальной энцефалопатии и формирование психических функций у детей с ранними поражениями мозга приобрела особую актуальность в последние десятилетия в связи с возрастающей встречаемостью - до 60-70% по последним данным (Г.В. Яцык, Е.П. Бомбардирова, 1999; А.Б. Пальчик, 1998, 2001). Ведущим патогенетическим звеном развития перинатальной энцефалопатии (ПЭП) является гипоксия плода и новорожденного, приводящая к метаболическим расстройствам, отеку мозга, нарушению гемодинамики различной степени тяжести. Диффузность поражения и генерализованный характер реагирования незрелой нервной системы крайне затрудняют топическую диагностику на ранних этапах. В большинстве случаев можно говорить лишь о преимущественной дефицитарности определенных отделов мозга (Г.В. Яцык и Е.П. Бомбардирова, 1995; G. Cioni et al., 1998). В исходах ПЭП на последующих этапах онтогенеза самые разнообразные функциональные и структурные нарушения нервной системы, обусловливающие развитие детского церебрального паралича (в 20% случаев), гидроцефалии, эпилепсий, минимальной мозговой дисфункции (67,6% случаев по данным Ю.И. Барашнева, 1995), нарушений и задержек

психического развития (К.А. Семенова, 1968; JI.O. Бадалян и др., 1988; И.А. Скворцов, 1995; Ю.И. Барашнев, 1999; Э.Л. Фрухт, Р.В. Тонкова-Ямпольская, 2001; P. Glass et al., 1997; P.W. Hanlo et al., 1997; и другие). Выздоровление при перинатальной энцефалопатии наступает у 15-20% детей, но, как правило, они имеют функциональные расстройства и трудности адаптации в критические возрастные периоды (И.А. Скворцов и др., 1986; А.Б. Пальчик, 1998; Е.В. Шниткова и др., 2000). Особую группу по риску неблагоприятных исходов ПЭП составляют недоношенные дети (8-10% всех новорожденных). Лонгитюдинальные исследования, посвященные особенностям нервно-психического развития детей, родившихся недоношенными и с очень низкой массой тела, показывают нарушения психического развития не только на первом году жизни (З.В. Луковцева, 2002; Е.И. Токовая, 2002; S.H. Landry et al., 1985; A. Whitaker et al., 1990; W.S. Miliar et al., 1991; и другие), но и на отдаленных этапах, включая юношеский возраст (F. Szatmari et al., 1990; К.S. Katz et al., 1996; P. Olsen et al., 1998; Soot et al., 1998; I. Krage1oh-Mann et al., 1999; A.L. Stewart et al., 1999, и другие). У этих детей отмечено преобладание использования левой руки (Ross et al., 1992; M.J. O'Callaghan et al., 1993). В исходах перинатальных поражений у недоношенных значительно чаще встречаются тяжелые органические поражения нервной системы церебральные параличи (К.С. Семенова, 1968; Л.О. Бадалян и др., 1988), а их течение отличается большей тяжестью (И.Л. Брин, 1996).

Нейропсихологические исследования в раннем детском возрасте достаточно разрозненны, неоднозначно трактуются и немногочисленны. В работах проводят психофизиологические сопоставления, привлекают данные нейроанатомических и клинико-функциональных исследований, а сами работы посвящены, в основном, проблеме функциональной специализации полушарий. О ее ранних проявлениях свидетельствуют факты расстройств и задержек речевого развития, соотносимые с поражением левого (M. Kinsbourne, 1975; К.А. Семенова и Т.Г. Шамарин, 1976), а зрительно-пространственных нарушений - с поражением правого полушария (В.Т. Woods, H.L. Teuber, 1973; К.А. Семенова и Т.Г. Шамарин, 1976), и результаты исследования функций, развивающихся под контролем субдоминантного по отношению к ним полушария после удаления доминантного (М. Dennis, H.A. Whitaker, 1976; В. Kohn, M. Dennis, 1974). Данные изучения здоровых детей также подтверждают связь невербальных форм деятельности со структурами правого полушария, а вербальных - со структурами левого, что уже проявляется в первые месяцы жизни (D.L. Molfese, R.B. Freeman, 1975; I.A. Wada et al., 1975; M.F. Gardiner, D.O. Walter, 1977; A.K. Entus, 1977; Х.Б.М. Улингс с соавт., 1998; и другие). Установлена значительная роль глубинных отделов мозга в обеспечении психических процессов в детском возрасте: при поражении гипоталамо-диэнцефальной области выявлялись симптомы, специфичные для правополушарных расстройств (Э.Г. Симерницкая, 1985); имеется связь нижнестволовых структур с формированием динамических характеристик, а верхнестволовых - с процессами стабилизации межполушарного

взаимодействия (A.B. Семенович и др., 1998). В младенческом возрасте при дисфункции лимбико-диэнцефальных отделов формируется выраженный и стойкий синдром гиповозбудимости с низким эмоциональным фоном, ослаблением эмоционального реагирования, низкой мотивацией и слабостью волевых усилий (JI.T. Журба и Е.М. Масгюкова, 1981; В.Ю. Ермолаева, А.Н. Боргест, 2000), а в дальнейшем эмоциональная сфера отличается монотонностью, неразвернутостью (Б.И. Белый, 1968; Д.В. Атлас, Т.А. Доброхотова, 1969). При различных формах детского церебрального паралича своеобразие клинической картины во многом определяется структурой мозговой организации нарушений, сторонностью и уровнем стволово-подкорковых дисфункций (К.А. Семенова и Т.Г. Шамарин, 1976; Э.С. Калижнюк, 1987; Е.Ф. Архипова, 1989; И.Ю. Левченко, 1991, 2001; И.И. Мамайчук, 1992; Е.Л. Вассерман, М.В. Катышева, 1997; и другие).

В целом, результаты исследований свидетельствуют о раннем проявлении функциональной специализации полушарий головного мозга, значительной роли глубинных отделов в протекании психических процессов у детей. Отсутствие системного анализа нарушений психического реагирования в сопоставлении с мозговой дисфункцией и адекватных способов их клинической оценки у детей первого года жизни обусловливает актуальность таких исследований. Работа в данном направлении позволит подойти к пониманию нейропсихологических механизмов дизонтогенеза.

Во второй главе «Общая характеристика материала и методов исследования» описываются клинические группы пациентов, организация и методы исследования, способы обработки полученных данных.

Изучалось психическое развитие 77 детей первого года жизни с перинатальной энцефалопатией, обследованных амбулаторно или в стационаре (младенцы находились с матерями круглосуточно). С целью определения общих закономерностей негативного последствия перинатального поражения на психическое развитие, были отобраны дети с негрубой клинической симптоматикой, легким и минимальным нарушением психического реагирования в целом, хорошим прогнозом психомоторного развития. Качественный клинический анализ дополнялся количественной оценкой уровня психомоторного развития по Л.Т. Журбе - Е.М. Мастюковой - Е.Д. Айнгорн (1981). Дети со П-TV степенью недоношенности (по А.И. Хазанову, 1981), больные с судорожными проявлениями в исследование не включались. Пациенты были распределены на две группы - с преимущественной дисфункцией правого (П) и левого (Л) полушария мозга. Латерализация церебральной дисфункции определялась по неврологическому статусу (оценивались тонусно-рефлекторные асимметрии позы и движений, врожденных позно-тонических автоматизмов, сенсо-моторных реакций). Учитывая более тесные морфо-функциональные связи правого полушария с диэнцефальными структурами, а левого - с каудальными отделами ствола мозга (В.М. Каменская и др., 1976; Э.Г. Симерницкая, 1985; Е.Д. Хомская, Н.Я. Батова, 1992; Е.Д. Хомская, 2002; и другие), для определения

особенностей формирования межполушарной асимметрии в группе детей с правополушарной дисфункцией была выделена подгруппа с "заинтересованностью" каудальных отделов ствола мозга (ПК), а в группе младенцев с левополушарной дисфункцией - лимбико-диэнцефальных структур (ЛД). Группы младенцев с право- и левополушарной дисфункцией сопоставимы количественно (таблица 1); преобладали мальчики, в основном за счет группы с левополушарной дисфункцией мозга, где они составляли 77%, тогда как в "правополушарной" группе соотношение полов почти одинаково. Отчетливы различия между группами и по морфометрическим показателям при рождении: дети с преимущественно левополушарной мозговой дисфункцией рождались с меньшей массой и ростом, были менее зрелыми, хотя представленность недоношенных в обеих группах одинакова. Перинатальная энцефалопатия проявлялась у всех детей двигательными расстройствами в виде мышечной дистонии, чаще в сочетании с гипертонией; синдромы гипервозбудимости, гипертензионно-гидроцефальный и вегетативно-висцеральных дисфункций несколько чаще отмечались у "левополушарных" младенцев. Уровень психомоторного развития большинства детей соответствовал норме или группе риска, менее трети детей демонстрировали задержку развития, при этом их показатели не опускались ниже 20 баллов, и различия между группами практически отсутствовали. Данные электроэнцефалографического (ЭЭГ) и ультразвукового исследований мозга использовались для исключения из исследования детей с судорожньми и выраженными гидроцефальными проявлениями. Осмотры больных и анализ клинического материала проведен совместно с неврологом, ведущим научным сотрудником, доктором мед. наук И.Л. Брин. ЭЭГ- исследования выполнены старшим научным сотрудником, канд. биол. наук О.Г. Шейнкман. Ультразвуковые исследования проводились старшим научным сотрудником, канд. мед. наук Н.С. Орловой и врачами 18 ДКПНБ.

Психическое развитие детей исследовалось нами по методике О.В. Баженовой (1986), включающей качественно-количественную оценку в виде индекса развития двигательных, сенсорных, эмоциональных, голосовых реакций, действий с предметами и способов взаимодействия со взрослым в контрольных возрастах (2; 3,5; 4,5; 6; 8; 10; 12 месяцев). Количественно-статистические методы обработки данных дополнялись качественным анализом выполнения диагностических проб при исследовании каждой сферы психического реагирования. Учитывая различия в характере ведущей деятельности на начальном и заключительном этапах младенчества (Д.Б.Эльконин, 1971; Е.В. Чудинова, 1986), показатели развития сравнивались по полугодиям. При сравнении результатов использовался непараметрический тест Mann-Whitney, достоверными считали различия при р<0,05; тенденцию к различиям 0,05 <р< 0,1. Статистическая обработка данных проведена при помощи пакета статистических программ SPSS v 10.0.5 for Windows под руководством доктора философских наук А.Н. Кричевца.

Таблица 1. Общая клиническая характеристика обследованных детей.

Клинические характеристики Всего Группа с преимущественной

наблюдений дисфункцией

правого левого

полушария полушария

Количество детей в исследовании 77 (100%) 38 (100%) 39 (100%)

из них:

мальчиков 50 (65%) 20 (53%) 30(77%)

девочек 27 (35%) 18(47%) 9 (23%)

Количество исследований 104 (100 %) 53 (100%) 51 (100%)

из них:

в первом полугодии 60 (58%) 34 (64%) 26 (51%)

во втором полугодии 44 (42%) 19 (36%) 25 (49%)

в стационаре 71 (68%) 29 (55%) 42 (82%)

амбулаторно 33 (32%) 24 (45%) 9 (18%)

Морфометричсские показатели при

рождении:

масса тела (г) 3574±656 3107±617 *

рост (см) 52,3±3,5 49,3±3,2 *

гестационный возраст (недели) 39,7±2,2 37,9±2,3 *

* - различия между группами р<0,05

Количество недоношенных детей 19(25%) 9 (24%) 10 (26%)

Синдромы перинатальной ЭП:

- двигательных расстройств 104 (100%) 53 (100%) 51 (100%)

(мышечной дистонии) с

мышечной гипертонией 53 (51%) 28 (53%) 25 (49%)

мышечной гипотонией 33 (32%) 17(32%) 16(31%)

-гипервозбудимости 88 (85%) 39 (74%) 49 (96%)

-гипертензионно-гидроцефальный 55 (53%) 23 (43%) 32 (63%)

-вегетативно-висцеральных дисфункций 66 (63%) 29 (55%) 37 (72%)

Уровень психомоторного развития

(по JI.T. Журбе и соавт., 1981):

норма (29 - 27 баллов) 39 (37%) 20 (38%) 19 (37%)

группа риска (26 - 23 балла) 35 (34%) 18 (34%) 17 (33%)

задержка развития (22-13 баллов) 30 (29%) 15(28%) 15(29%)

I тяжелая задержка (меньше 13 баллов) 0 0 0 _

В третьей и четвертой главах представлены результаты исследований психического развития младенцев с перинатальным поражением мозга с преимущественной дисфункцией правого и левого полушарий; проводится их сравнительный анализ и обсуждение.

Сравнение индексов развития сфер психического реагирования младенцев с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга (таблица 2 и диаграмма 1) выявило наиболее яркие и устойчивые различия (р< 0,01) в эмоциональной и голосовой сферах. На протяжении всего первого года жизни имело место превосходство одной из групп: развитие голосовой активности

выше у детей с правополушарной дисфункцией мозга, а эмоциональной сферы -у младенцев с левополушарной недостаточностью. Непостоянные различия отмечены в сенсорной и предметной сферах: более низкие показатели во втором полугодии демонстрировали младенцы с левополушарной дисфункцией мозга (р< 0,01). В сфере взаимодействия со взрослым в первом полугодии показатели были ниже у детей с правополушарной дисфункцией мозга (р< 0,01), а во втором - прослеживалась тенденция к отставанию младенцев с левополушарной дисфункцией. В двигательной сфере различия между группами на протяжении всего года были несущественны, что может объясняться включением в исследование младенцев с негрубыми двигательными нарушениями.

Таблица 2. Сравнение индексов развития сфер психического реагирования детей с правополушарной (П) и левополушарной (Л) дисфункцией мозга.

Двигательная сфера Сенсорная сфера Эмоциональная сфера Голосовая активность Действия с предметами Взаимод. со взросл

I полугодие П N = 34 7,7 ±1,9 8,7 ± 1,2 7,1 ± 1,1 9,7 ± 0,7 9,2 + 0,9 7,7 ± 1,2

Л N = 26 7,9 ±1,4 8,9 ±1,1 8,7 ± 0,9 ** 8,0 ± 1,7 ** 9,0 ±1,1 9,1 ±0,8**

П полугодие П N = 19 9,4 ± 0,8 9,7 ± 0,3 7,4 ± 0,7 9,6 ± 0,8 9,7 ± 0,3 8,2 ± 1,3

Л N = 25 9Д + 1,3 9,3 ± 0,6 ** 8,9 ± 0,8 ** 7,2 ± 2,0 ** 9,1 ± 0,8 ** 7,4+1,4

*р<0,05; **р<0,01 в сравнении с группой «П».

N-количество детей в группе; М ± а - среднее и стандартное отклонение.

Качественный анализ выполнения заданий выявил зависимость характера нарушений и особенностей психического развития младенцев с перинатальным поражением ЦНС от стороны преимущественной мозговой дисфункции (таблица 3). Отличия обнаруживаются во всех сферах психического реагирования, в характере затруднений или достижений, имеют разную степень выраженности и динамику. Так, у детей с правополушарной дисфункцией мозга отмечаются двигательная пассивность, замедленность реагирования на сенсорные стимулы, редуцированный комплекс оживления, трудности переключения внимания в действиях с игрушками, что свидетельствует о снижении общей активации - первой стадии ориентировочных реакций. Для этих же младенцев характерно снижение внимания к одушевленным стимулам, отсутствие улучшения качества движений при взаимодействии со взрослым, ослабление эмоционального реагирования при общении, избирательность

контактов, предпочтение действий с предметами общению. Напротив, для детей с левополушарной дисфункцией мозга характерно усиление реактивности

Таблица 3. Особенности психического реагирования младенцев с различной латерализацией мозговой дисфункции

Сфера психического реагирования Правополушарная дисфункция Левополушарная дисфункция

Двигательная

- динамика показателей развития отставание в первом полугодии, опережение во втором постепенное улучшение в течение года

- последовательность становления моторных навыков искажена соответствует нормативному развитию

- взаимодействие со взрослым не улучшает качества выполнения заданий улучшает качество выполнения заданий

- соотношение статических реакций и локомоторных автоматизмов преобладают затруднения в локомоторных автоматизмах преобладают затруднения в статических пробах

- соотношение «ручных» и «ножных» опорных проб затруднены «ножные» затруднены «ручные»

Сенсорная

- реакция яа стимулы замедлена усилена вплоть до импульсивности

- устойчивость внимания хорошая снижена

- соотношение зрительного и слухового внимания в первом триместре ослаблено зрительное, в дальнейшем одинаково устойчивое более ослаблено слуховое внимание

- внимание к одушевленным (лицо, голос) и неодушевленным объектам (предмет, звук) снижено к одушевленным стимулам снижено к неодушевленным предметам

- дифференциация стимулов хорошая несовершенная

Эмоциональная

- эмоциональное реагирование ослаблено соответствует требованиям

- эмоциональный фон ровный, спокойный положительный

- ведущий эмоциогенный стимул индивидуально обусловлен общение со взрослым

- характер эмоциональных реакций знаковый непосредственный отклик на ситуацию

-плач резкий, протестного характера, быстро прекращается при устранении причины жалобный, инертный, прекращается при дополнительных усилиях взрослого

- эмоциональная реакция на взрослого ослаблена, избирательна положительна, легко возникает, с тенденцией к генерализации

- комплекс оживления редуцирован усилен, имеет место задержка его угасания

- «контроль» отрицательных эмоций хороший ослаблен

- реакция на «неудачу» избегание, протест адекватная, с дефицитом эмоционально положительного сопровождения

- реакции протеста появляются рано, стойкие формируются с задержкой, редкие, нестойкие

- фиксация отрицательных впечатлений быстро возникает, стойкая, с яркими протестными реакциями при возможном повторении тревожащей ситуации неяркая, легкая отвлекаемость от отрицательных переживаний

Голосовая активность

- показатели развития сферы высокие на протяжении года низкие, со снижением во втором полугодии

- частота голосовой активности высокая снижена

- гуление укороченный период недостаточная частота

существования появления

- лепет формируется с опережением задержка появления

- репертуар голосовой активности разнообразен, не зависит от ситуации сложные вокализации возникают в ситуации физиологического комфорта при отсутствии отвлекающих стимулов, непродолжительны

- предпочтительные ситуации возникновения голосовой активности при манипуляциях с предметами при взаимодействии со взрослым (на фоне эмоционального подъема)

- сопровождение действий вокализациями частое, устойчивое редкое, обедненное, укороченное

- знаковый характер вокализаций формируется с опережением задержан

Действия с предметами

- интерес к предметным действиям высокий, устойчивый несюйкий

-особенности захвата предмета осторожный, тянется при бличком расположении предмета импульсивный, тянется независимо от удаленности предмета

-самостоятельные занятия с предметами длительные, уменьшают расторможенность непродолжительные, при возбуждении невозможны

- зрительный контроль над действием длительный непродолжительный

- распределение внимания трудности переключения трудности из-за повышенной отвлекаемости

- поведение при затруднениях обхождение трудностей преодоление трудностей

Взаимодействие со взрослым

-динамика показателей развития постепенное увеличение показателей в течение года снижение показателей во втором полугодии

-интерес к непосредственному снижен общению со взрослым

выраженный

-эмоционально-положительная ослаблена реакция на взрослого

отчетливая

-характер взаимодействия со формально-знаковый взрослым

непосредственно-эмоциональный

отношение к взрослому

инструментальное

эмоционально-зависимое

- ориентировочная реакция на замедлена голос

- понимание речи

с опережением

замедлено при «заинтересованности» диэнцефальных структур

на стимулы вплоть до импульсивности с генерализацией возбуждения, что проявляется в особенностях захвата предметов, локализации звука и голоса, в характере плача, усилении комплекса оживления, и т.п. Все это препятствует разворачиванию второй стадии ориентировочной реакции, связанной с дифференциацией стимулов, что проявляется затруднениями в сложных действиях, замедленном формировании избирательных эмоциональных реакций, лепета, знаковых вокализаций, непродолжительным периодом самостоятельных занятий с предметами, предпочтением общения предметным действиям и т.п. Типичность и взаимосвязанность особенностей психического реагирования у младенцев с различной латерализацией церебральной дисфункции позволяют выделить право- и левополушарный нейропсихологический синдром у детей с перинатальным поражением мозга. В основе правополушарного синдрома находится ослабление непосредственно-эмоционального общения и процессов общей нейродинамики (реактивности), при левополушарном синдроме на первый план выступают задержка становления сложных, опосредствованных форм взаимодействия и нарушение регуляторных процессов в виде неустойчивости внимания и лабильности эмоциональных реакций. Механизм формирования синдромов представляется следующим. Слабость ориентировочных реакций у младенцев с правополушарной дисфункцией мозга затрудняет взаимодействие прежде всего с живыми, постоянно меняющимися объектами, чья изменчивость может приводить к истощению и так ослабленной реактивности и формировать реакции избегания, протеста и пресыщения. В то же время неодушевленные предметы оказываются более "комфортными" для восприятия и действий с ними. Слабость процессов общей активации обусловливает замедленность реагирования, облегчая последовательный, дискретный анализ информации, серийную организацию собственных действий, развитие сложных

Сравнение показателей психического развития детей с правополушарной и левополушарной дисфункцией мозга

диаграмме 1

П Л П Л I И Эмоциональная

П Л П Л

Предметные действия

П Л П Л I II

Взаимодействие со взрослым

I полугодие

II полугодие

Дисфункция правого полушария Д Дисфункция левого полушария

* р<0,01 в сравнении с I полугодием

Возрастная динамика показателей развития детей с дисфункцией правого и левого полушария мозга

диалремиа 2

Двигательная сфера

Сенсорная сфера

Предметные Взаимодействие со действия взрослым

Дисфункция правого | I полугодие полушария - П £] ||полугодие

Дисфункция левого ^ I полугодие полушария-Л д Нпопупиив

* р<0,01 в сравнении с правополушарной дисфункцией мозга

опосредствованных форм взаимодействия (манипуляции с предметами, голосовая активность, понимание речи и т.п.). Все это ведет к преждевременному формированию предметной деятельности на фоне ослабления непосредственно-эмоционального общения, в котором в норме происходит преимущественное развитие мотивационно-потребностной сферы, определяющей направление и содержание последующего периода (Д.Б. Эльконин, 1971). В случае несформированности такой мотивационной базы, опосредствованной общением, смыслы предметной деятельности черпаются в ней самой, что нарушает иерархию в последовательности психического онтогенеза. Это можно отметить во всех сферах психического реагирования в группе "правополушарных" детей: изменение последовательности становления моторных навыков, хорошую дифференциацию ритма с выраженной эмоционально-положительной реакцией при ослаблении эмоциональных реакций на непосредственный зрительный контакт, индивидуальную обусловленность эмоциогенных стимулов, высокую избирательность контактов и действий с предметами, рано формирующийся знаковый характер общения. Сопоставление сфер также обнаруживает особенности развития: наиболее высокие показатели, прежде всего в первом полугодии, отмечаются в голосовой сфере и действиях с предметами, в то время как базовые по отношению к ним процессы (двигательные и сенсорные реакции, а также эмоциональные и коммуникативные) значительно отстают. Нарушение иерархии в последовательности психического развития и его асинхронный характер с явлениями ретардации и парциальной акселерации позволяют соотносить тип психического дизонтогенеза у детей с правополушарной дисфункцией мозга с дисгармоническим развитием по В.В. Лебединскому (1985). Проведенное нами катамнестическое наблюдение за детьми "правополушарной" группы выявило у них в подростковом возрасте эмоциональные особенности: дефицит эмоциональной синтонности, приглушенность, невыразительность эмоций, дисфории, протестные реакции, трудности общения с близкими и сверстниками (И.Л. Брин, М.Л. Дунайкин, И.С. Долженко, 2002). Этот же нейропсихологический механизм может обнаруживаться при искаженном типе дизонтогенеза в случае процессуальных расстройств. Мы проанализировали особенности развития детей с аутистическим синдромом (50 наблюдений детей разного возраста), сопоставив их с неврологической симптоматикой; у всех обследованных обнаружены признаки дисфункции подкорково-стволовых структур правого полушария мозга врожденного характера (И.Л. Брин, О.Г. Шейнкман, М.Л. Дунайкин, 2001) и особенности психического развития в младенческом возрасте, описанные нами у детей "правополушарной" группы. Сходные особенности нервно-психической дезинтеграции в раннем онтогенезе у детей из группы высокого риска по эндогенным психическим заболеваниям отмечают Г.В. Козловская и A.B. Горюнова (1986). Предлагаемые О.В. Баженовой (1986) типы "минимального" и "идеосинкретического" нарушения развития детей первого года жизни в свете полученных нами данных могут соотноситься с дисфункцией правого полушария мозга. Таким образом,

диагностирование правополушарного нейропсихологического синдрома в младенческом возрасте обосновано для выделения детей группы риска по дисгармоническому и искаженному развитию. Противоположная картина наблюдается при левополушарной церебральной недостаточности. Чрезмерная реактивность, выявляемая у детей в этом случае, способствует развитию непосредственно-эмоционального общения, своевременному появлению простых, а часто и более сложных, способов действий с предметами. Однако избыточно усиленная ориентировочная реакция удлиняет период доминирования базовой ведущей деятельности, что препятствует возникновению интереса к действиям с предметами и переориентации на новую предметную деятельность. Это обусловливает задержку формирования опосредствованных способов общения и сложных предметных действий, требующих устойчивого внимания. Препятствием для переориентации на предметную деятельность является, наряду с доминированием непосредственно-эмоционального общения, нарастание возбуждения в процессе осуществления действий с предметами из-за усиленной ориентировочной реакции, что истощает ребенка, ведет к физиологическому дискомфорту и избеганию длительных и развернутых манипуляций. Это проявляется затруднением энергоемких процессов удержания позы и сложных локомоторных актов при сохранной последовательности становления двигательных навыков, неустойчивостью внимания и действий, несовершенством дифференциации стимулов, замедленным формированием избирательных эмоциональных реакций и сложных форм голосовой активности, нарастанием отставания от нормативов во втором полугодии в голосовой сфере и способах взаимодействия со взрослым. Равномерное отставание показателей от нормативных во всех сферах психического реагирования, кроме эмоциональной, свидетельствует о гармоничном, хотя и задержанном, типе психического дизонтогенеза у младенцев с преимущественно левополушарной дисфункцией мозга. Такой тип нарушения развития О.В. Баженова (1986) относит к "легкому". Динамическое наблюдение за детьми "левополушарной" группы до подросткового возраста обнаружило у них длительно сохраняющиеся регуляторные трудности с дефицитом внимания, эмоциональную лабильность, склонность к невротическим реакциям при нагрузках и конфликтных ситуациях (М.Л. Дунайкин, И.Л. Брин, О.Г. Шейнкман, 2000). Нейропсихологический анализ ранних поражений мозга позволил выявить право- и левополушарный синдромы, представить механизмы их формирования и соотнести особенности церебральной дисфункции с вариантами дисгармонического и задержанного развития.

Возрастная динамика показателей развития детей в группах отличалась (диаграмма 2): младенцы "правополушарной" группы демонстрировали улучшение во всех сферах, особенно в двигательной, сенсорной, действиях с предметами и взаимодействии со взрослым. У "левополушарных" детей улучшение было менее выражено и даже имело место снижение показателей, наиболее отчетливое во взаимодействии со взрослым. Иными словами, в

первом полугодии жизни ведущая роль в обеспечении психического развития принадлежит правому полушарию, роль левого полушария возрастает во втором полугодии. Психофизиологические исследования у младенцев (Т.П. Хризман, 1978) подтверждают наши наблюдения: по ЭЭГ-данным обнаружена более высокая активность правого полушария в первом полугодии и левого - во втором. Наши данные согласуются с представлениями о ведущей роли в психическом развитии в первом полугодии жизни непосредственно-эмоционального общения, а во втором - предметно-манипулятивной деятельности (Е.В. Чудинова, 1986; С.А. Мещерякова, H.H. Авдеева, 1993). Нейропсихологический механизм возрастной динамики полушарных функций в нормальном онтогенезе заключается в том, что правое полушарие имеет большее значение в адаптационных процессах на самых ранних этапах онтогенеза, когда важны генерализованные формы активности, определяющие развитие непосредственно-эмоционального общения и участвующие в механизмах импринтинга. Роль левого полушария проявляется в усложненных формах реагирования, по мере "взросления", когда увеличивается значение регуляторных процессов, обеспечивающих формирование предметной деятельности и сложных опосредствованных способов взаимодействия.

При сопоставлении показателей развития детей с "заинтересованностью" каудальных отделов ствола мозга при правополушарной (ПК) и диэнцефальных структур при левополушарной дисфункции (ЛД) между собой, а также с показателями младенцев без выраженных нарушений стволово-подкорковых структур соответствующих гемисфер (П или Л), выявлено следующее (диаграмма 3). При "комбинированных" расстройствах (ПК и ЛД) наблюдалось более выраженное отставание в сферах психического реагирования (кроме эмоциональной и голосовой), причем, в первом полугодии более низкие показатели демонстрировали дети подгруппы ПК, а во втором - подгруппы ЛД. Младенцы этих подгрупп отличались между собой так же, как право- и левополушарные группы в целом и "чистые" подгруппы (П и Л). У них были особенности, часть которых свойственна гомолатеральной группе, а другая -противоположной. Это обусловливает отставание от "своей" группы в наиболее развитых сферах психического реагирования (в голосовой и предметной сферах при правополушарной, а в эмоциональной сфере и способах взаимодействия со взрослым - при левополушарной дисфункции). В дефицитарных сферах (в эмоциональной при правополушарной и голосовой при левополушарной дисфункции) наоборот, противоположный "полушарный" радикал способствовал уменьшению отставания и смягчал картину расстройств. Так, младенцы подгруппы ПК демонстрировали более выраженные нарушения в двигательном развитии, большую живость эмоций, менее яркие протестные реакции в первом полугодии, большую возбудимость, затруднения распределения и переключения внимания в предметных действиях, дефицит совместно-раздельных действий со взрослым в сравнении с детьми подгруппы П, что сближало их тип реагирования с "левополушарной" группой. В свою очередь, младенцы подгруппы ЛД отличались двигательной пассивностью,

Индексы развития сфер психического реагирования детей разных подгрупп

диаграмма 3 первого полугодия жизни

ППК ЛЛД П ПК ллд ппк ллд ппк плд ппк ллд ппк ллд Двигательная Сенсорная Эмоциональная Голосовая Предметные Взаимодействие сфера сфера сфера действия со взрослым

второго полугодия жизни

ППК ЛЛД ППК ЛЛД ППК ЛЛД ППК ЛЛД ППК ЛЛД ППК ЛЛД Двигательная Сенсорная Эмоциональная Голосовая Предметные Взаимодействие сфера сфера сфера сфера действия со взрослым

Дисфункция правого полушария

Дисфункция левого Ы -Л полушария Ц - ЛД

* р<0,05; ** р<0,01 в сравнении со "своей" группой

преимуществом выполнения "ручных" опорных проб над "ножными", замедленностью сенсо-моторных реакций, своевременной редукцией комплекса оживления, отсутствием затруднений голосового сопровождения действий с предметами, укороченным периодом активных действий в ситуации "неудачи", тенденциями к обхождению трудностей и "эксплуатации" взрослого, пассивностью в общении, отставанием в понимании речи, более частыми нарушениями в выполнении совместно-раздельных действий со взрослым, в чем проявилось их сходство с детьми с преимущественной дисфункцией правого полушария мозга. Таким образом, "заинтересованность" стволово-подкорковых образований мозга ведет к нарушению процессов общей нейродинамики: дисфункция лимбико-диэнцефальных структур приводит к ослаблению общей активации, что в большей степени отрицательно сказывается на функционировании правого полушария, а дисфункция каудальных отделов ствола мозга сопровождается избыточным усилением реактивности, что в большей степени негативно отражается на функциях левого полушария. Результаты нашего исследования согласуются с данными В.М. Каменской с соавт. (1976), Э.Г. Симерницкой (1985), Е.Д. Хомской и Н.Я. Батовой (1992), Е.Д. Хомской (2002) о более тесных связях правого полушария с диэнцефальными структурами, а левого - с каудальными отделами ствола мозга. Однако, эти данные получены при изучении выраженной неврологической патологии и детях старшего возраста. Наше исследование негрубых перинатальных поражений мозга позволило оценить роль состояния стволово-подкорковых образований в специфике полушарных расстройств младенческого возраста и рассмотреть значение нейродинамических процессов для формирования функциональных полушарных различий.

Влияние социальных факторов на развитие младенцев с разной организацией мозговых дисфункций изучено нами при сравнении детей, лечившихся в стационаре и амбулаторно. Особенности психического реагирования детей с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга обусловливают различное поведение взрослых в отношении проблем ребенка. Спокойствие, умение занять себя, снижение потребности в общении, хорошие познавательные возможности младенцев с правополушарной дисфункцией играют негативную роль в отношении обращения внимания на проблемы их развития. Беспокойство, задержки развития "левополушарных" детей являются поводом к раннему обращению к специалистам и стационарным формам лечения (в нашем исследовании "левополушарные" дети лечились в стационаре в 82% наблюдений, а "правополушарные" - в 55%). Более низкие показатели во всех сферах (особенно в эмоциональной и двигательной), кроме голосовой активности, отмечены у детей с правополушарной мозговой дисфункцией, лечившихся амбулаторно: домашнее пребывание, бедность контактов усугубляет недоразвитие эмоциональной сферы и отрицательно сказывается на общей активности младенцев. Особенности "левополушарных" детей (повышенная реактивность и трудности регуляции) усиливались в условиях стационара с его многообразием впечатле-

Сравнение показателей психического развития детей с ПЭП, диаграмма 4

наблюдавшихся амбулаторно или в стационаре

ПаПс ЛаЛс ПаПс ЛаЛс Па Пс ЛаЛс Па Пс ЛаЛс ПаПс ЛаЛс ПаПс ЛаЛс Двигательная Сенсорная Эмоциональная Голосовая Предметные Взаимодействие

сфера сфера сфера сфера действия со взрослым

Дисфункция I Амбулаторные пациенты - Па Дисфункция ^Амбулаторные пациенты -Ла

правого левого

полушария □ Пациенты стационара - Пс полушария [J Пациенты стационара - Лс * р<0,06 в сравнении с амбулаторными пациентами

ний и форм общения, что отрицательно сказывалось на развитии голосовой активности; при этом амбулаторные пациенты отставали в двигательной и эмоциональной сферах (диаграмма 4). Иными словами, домашнее пребывание способствует развитию регуляторно-дифференцировочных процессов, условия стационара усиливают агитационные; амбулаторное лечение и госпитализация по-разному влияют на выраженность полушарных расстройств. Данные об отрицательном влиянии госпитализации на психическое развитие младенцев (Й. Лангмейер и 3. Матейчек, 1984; К.В. Солоед, 1997; R.A. Spitz, 1957; R.A. Spitz, 1959; и другие), по-видимому, справедливы в случаях материнской депривации. Таким образом, в младенческом возрасте осуществляется влияние социальных факторов на состояние психических процессов и обеспечивающие их церебральные системы.

Достоверных различий в группах между психическим развитием мальчиков и девочек не обнаружено. Однако, преобладание мальчиков в группе детей с левополушарной дисфункцией мозга при отсутствии половых различий в составе младенцев "правополушарной" группы, позволяет предполагать значение полового диморфизма для функций левого полушария мозга. По-видимому, для развития мальчиков особенно важны активирующие энергетические системы мозга, тесно связанные с работой левого полушария и требующие большего времени для своего формирования. Для успешной репродуктивной функции женского организма активационные процессы имеют меньшее значение, в связи с чем, возможно, период развития церебральных энергетических систем у девочек короче, и они меньше страдают при действии

перинатальных вредностей. Это подтверждается различными стратегиями развития и функционирования мужского и женского организма: удлиненный во времени, скачкообразный процесс созревания, энергоемкий, импульсивный характер деятельности у мужчин, особенно в детском возрасте (В.Д. Еремеева и Т.П. Хризман, 2001), и энергетически экономный, размеренный, цикличный у женщин. Многочисленные данные о большей уязвимости нервной системы мальчиков к действию вредностей (при недоношенности, синдроме гиперактивности с дефицитом внимания, тяжелых последствиях ранних органических поражений мозга при детском церебральном параличе, судорожных состояниях и других) также согласуются с результатами нашего исследования.

Роль зрелости нервной системы в "тропности" к преимущественному повреждению одного из мозговых полушарий можно оценить при анализе морфометрических показателей при рождении в каждой группе. Дети с левополушарной дисфункцией значимо уступали младенцам "правополушарной" группы по массе тела, росту и гестационному возрасту (таблица 1). Недоношенные дети из "правополушарной" группы отличались повышенной отвлекаемостью и проявляли симптомы дисфункции каудальных отделов ствола мозга во втором полугодии жизни. Сравнение доношенных и недоношенных детей внутри групп обнаружило тенденции к различиям в первом полугодии и их сглаживание во втором. Эти факты отражают роль зрелости нервной системы к моменту рождения для функций левого полушария. Дети, родившиеся с крупной массой тела, тенденцией к переношенности и более травмированные интранатально, демонстрировали яркие нарушения функции лимбико-диэнцефальных отделов мозга и "правополушарную" симптоматику, т.е. факторы повреждения нервной системы и переношенности в большей степени сказываются на деятельности правого полушария. Негативное значение переношенности для функций правого, а незрелости - для функций левого полушария подтверждено нами при изучении нервно-психического развития девушек-подростков с гипоталамическим синдромом (И.Л. Брин, М.Л. Дунайкин, И.С. Долженко, 2002). Данные З.В. Луковцевой (2002) о психическом развитии глубоко недоношенных детей первого года жизни согласуются с результатами нашего исследования: динамика показателей в сферах голосовой активности и взаимодействия со взрослым была такой же, как у младенцев "левополушарной" группы. Сочетанное действие факторов незрелости (недоношенности) и интранатального повреждения мозга на особенности психического реагирования изучено нами на парах монозиготных близнецов (М.Л. Дунайкин, И.Л. Брин, 2001). Обнаружено, что при одинаковом сроке гестации более крупный, рождающийся первым плод, травмируется больше и имеет проявления преимущественно правополушарной мозговой дисфункции; менее зрелый сибс, рождающийся вторым и испытывающий длительную гипоксию, в дальнейшем демонстрирует "левополушарные" особенности. Эти

данные необходимо учитывать при интерпретации результатов исследований близнецовым методом.

В заключении намечается дальнейшее изучение актуальных проблем психического развития детей с последствиями ранних поражений нервной системы с позиций нейропсихологии и обобщаются основные положения работы, позволяющие сделать следующие выводы:

1. Особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением мозга связаны с церебральной организацией нарушений и представлены клинически очерченными нейропсихологическими синдромами.

2. Основу нейропсихологического синдрома составляет сочетание нарушений процессов общей нейродинамики (ослабление или усиление реактивности) и ведущей деятельности (ослабление непосредственно-эмоционального общения или задержка формирования предметных действий и сложных способов общения). При правополушарной мозговой дисфункции имеет место ослабление реактивности и непосредственно-эмоциональных форм взаимодействия на фоне опережающего развития сложных, опосредствованных способов общения и интереса к предметным действиям; при левополушарной мозговой дисфункции - повышенная реактивность на стимуляцию с генерализацией активационных и слабостью регуляторных процессов, задержкой формирования сложных способов общения и предметных действий на фоне хорошего развития непосредственно-эмоционального взаимодействия.

3. Состояние сфер психического реагирования у младенцев с перинатальными поражениями мозга определяется латерализацией преимущественной мозговой дисфункции. Для "правополушарных" расстройств характерны более низкие показатели в эмоциональной сфере и непосредственно-эмоциональных способах взаимодействия со взрослым, успешно развиваются голосовая активность и действия с предметами. При "левополушарных" дисфункциях наиболее низкие показатели отмечаются в сфере голосовой активности и сложных опосредствованных способах взаимодействия со взрослым, относительно хорошо развита эмоциональная сфера.

4. Возрастная динамика показателей психического развития в группах детей различна. При правополушарной мозговой дисфункции в течение первого года жизни происходит увеличение показателей развития всех сфер, однако, эти изменения неравномерны: в эмоциональной сфере минимальны, наибольшие сдвиги отмечаются в двигательной и сенсорной сферах, а к концу года происходит скачок в сфере взаимодействия со взрослым; голосовая активность высока в течение всего периода младенчества, а действия с предметами развиваются равномерно. При левополушарной мозговой дисфункции положительные изменения менее ярки и отмечаются только в двигательной и сенсорной сферах, а в голосовой активности и способах взаимодействия со взрослым имеет место выраженное снижение показателей во втором полугодии.

5. Структурная организация мозговых дисфункций обусловливает вариант психического дизонтогенеза: при правополушарных нарушениях формируются черты дисгармонического развития, при левополушарных - симптомы задержанного развития.

6. Состояние стволово-подкорковых образований мозга играет важную роль в специфике полушарных расстройств: дисфункция лимбико-диэнцефальных отделов проявляется слабостью процессов общей активации и замедленностью реагирования, что отрицательно сказывается на деятельности правого полушария; дисфункция каудальных отделов ствола мозга сопровождается усилением реактивности и повышенной отвлекаемостью, препятствующими формированию регуляторных процессов и развитию левого полушария.

7. Зрелость нервной системы к моменту рождения определяет успешное развитие функций левого полушария, нарушенное при недоношенности и незрелости плода. Переношенность и интранатальные повреждения нервной системы ведут в большей степени к нарушению правополушарных процессов.

8. Половой диморфизм при перинатальных энцефалопатиях проявляется преобладанием левополушарных дисфункций у мальчиков.

9. Условия воспитания младенца, а именно обилие или ограничение сенсорных стимуляций и эмоциональных контактов, играют роль в проявлении полушарных нарушений: особенности детей с левополушарной мозговой дисфункцией усиливаются при избытке впечатлений (в частности, во время пребывания в стационаре), а с правополушарными нарушениями - при их ограничении и стабильности (например, в домашних).

10. Выделенные нейропсихологические критерии латерализации церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга позволяют решать диагностические задачи, формировать группы риска по отклонениям развития и осуществлять дифференцированный подход к коррекции нарушений.

11. Предложенная интерпретация экспериментальных заданий из методики О.В. Баженовой "Диагностика психического развития детей первого года жизни" может являться компактным нейропсихологическим инструментом для широкого применения в клинико-психологической практике.

12. Коррекционно-развивающая работа с детьми первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы должна учитывать ведущий нейропсихологический синдром: при правополушарном синдроме рекомендуется стимуляция общей активности и непосредственно-эмоциональных способов взаимодействия, при левополушарном синдроме необходимо развивать устойчивость внимания и формировать сложные способы общения и предметных действий.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для успешной коррекционно-развивающей работы с детьми с последствиями перинатальных поражений нервной системы в структуре

нарушений психического развития целесообразно выделять ведущий нейропсихологический синдром, опираясь на критерии латерализации церебральных дисфункций.

2. Младенцам с правополушарным нейропсихологическим синдромом показана стимуляция общей активности и непосредственно-эмоциональных способов взаимодействия с увеличением продолжительности и разнообразия форм общения, расширением круга впечатлений. Необходимо участие взрослого в предметных действиях ребенка, сопровождение совместных с младенцем действий эмоционально выразительным обыгрыванием. Особое внимание следует уделять развитию зрительного восприятия младенцем мимически-эмоциональных паттернов, сопровождающих взаимодействие. Из-за высокой способности к обхождению трудностей и устойчивости нарушений важна своевременность в преодолении частных операциональных проблем (двигательных, артикуляционных и других затруднений). Формы работы с ребенком должны учитывать склонность этих детей к стойкой фиксации отрицательных впечатлений, важны постепенность и дозированность стимуляций.

3. Младенцам с левополушарным нейропсихологическим синдромом для развития устойчивости внимания необходимо создание условий с ограничением избытка впечатлений. Формирование интереса к предметным действиям и сложным способам взаимодействия требует длительной специальной работы с постепенньм их включением в непосредственно-эмоциональное общение.

В приложениях представлены «Критерии латерализации церебральной дисфункции у младенцев с перинатальным поражением мозга» и «Нейропсихологическое значение экспериментальных заданий из методики О.В. Баженовой «Диагностика психического развития детей первого года жизни».

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Dunajkin M.L. Some psychic development peculiarities of full-term and premature children of the first year with perinatal encephalopathy. // 2 International Conference of Baltic Child Neurology Association. - Riga, 1993. - p. 12. (0,2 п.л.)

2. Дунайкин МЛ. Некоторые особенности психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением ЦНС (нейропсихологические аспекты).// VI Всероссийская научно-практическая конференция "Организационные и клинические проблемы детской неврологии и психиатрии". - Самара, 1993. - М: Руссомед, 1994. - с. 74-76. (0,2 п.л.)

3. Дунайкин МЛ., Шейнкман О.Г., Шор Т.А. Сопоставление результатов психологических и электрофизиологических исследований недоношенных детей первого года жизни. // Третьи научные чтения имени академика АМН С. А. Саркисова и симпозиума "Современные представления о

структурно-функциональной организации мозга". - Москва, 1995. - с. 48. - доля участия автора 60%. (0,2 п.л.)

4. Dunajkin M.L. Dynamic asymmetries in the first year children with perinatal encephalopathy. // 4 International Conference of Baltic Child Neurology Association. - Tartu, 1997. - p. 43. (0,2 пл.)

5. Шейнкман О.Г., Дунайкин M.JI. К вопросу о более корректной оценке характера нарушений биоэлектрической активности мозга больных детским церебральным параличом. // Республиканская школа-семинар "Избранные вопросы неврологии и нейрохирургии". - Ступино, 1997. - с. 7980. - доля участия автора 40%. (0,2 п.л.)

6. Дунайкин МЛ. Функциональные асимметрии у детей первого года жизни с перинатальной энцефалопатией. // I Международная конференция памяти А.Р. Лурия. - Москва, 1997. - с. 32-33. (0,2 п.л.)

7. Dunajkin M.L. The common basis in the disorders structure of mental development in different forms of cerebral palsy. // Brain and Development. - 1998. - Vol. 20, N 6. - p. 405-406. (0,2 п.л.)

8. Брин И.Л., Дунайкин МЛ., Шейнкман О.Г. Клинико-нейрофизиологические особенности детей первого года жизни с нарушениями сна. // Научно-практическая конференция "Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений". -Москва, 1999. - с. 34-36. - доля участия автора 30%. (0,2 п.л.)

9. Дунайкин М.Л. Нейропсихологические варианты нарушений психического развития у детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга. // Научно-практическая конференция "Проблемы младенчества: нейро-психолого-педагогическая оценка развития и ранняя коррекция отклонений". - Москва, 1999. - с. 59-62. (0,3 п.л.)

10. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Особенности нервно-психического развития детей первого года жизни с нарушениями сна. // Вестник практической неврологии.- 1999.- N 5.- с. 71-72. - доля участия автора 30%. (0,3 п.л.)

11. Дунайкин М.Л. Общее в структуре нарушений психического развития при разных формах детского церебрального паралича. // Российский Конгресс "Новые технологии в неврологии и нейрохирургии на рубеже тысячелетий". - Ступино, 1999. - с. 58-59. (0,2 п.л.)

12. Дунайкин М.Л., Брин И.Л., Шейнкман О.Г. "Латерализация" нарушений нервно-психического развития у детей. // "Новое в изучении пластичности мозга". - Москва, 2000. - с. 32. - доля участия автора 50%. (0,2 п.л.)

13. Дунайкин МЛ., Брин И.Л. К вопросу о детерминантах нервно-психического развития близнецов. // Педиатрия. - 2001,- N 2,- с. 77-79. - доля участия автора 50%. (0,6 п.л.)

14. Брин И.Л., Шейнкман О.Г., Дунайкин МЛ. Клинико-энцефалографические сопоставления у детей с аутизмом. // VIII

Всероссийский съезд неврологов. - Казань, 2001. - с. 8. - доля участия автора 25%. (0,2 п.л.)

15. Дунайкин МЛ., Алымова Т.В. Психолого-логопедическое исследование речи у больных с гемипаретической формой детского церебрального паралича. // VIII Всероссийский съезд неврологов. - Казань, 2001. - с. 12-13. - доля участия автора 50%. (0,2 п.л.)

16. Брин И. Л., Дунайкин М.Л. Поведенческие фенотипы и преимущественная латерализация мозговых дисфункций у детей с нейрогенетическими синдромами. И "Организация и пластичность коры больших полушарий головного мозга". - Москва, 2001.- с. 18. - доля участия автора 40%. (0,2 п.л.)

17. Дунайкин М.Л. К вопросу о причинах нарушений формирования межполушарной функциональной асимметрии мозга (на примере мануальной функции). // "Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии". - Москва, 2001. - с. 78-79. (0,2 п.л.)

18. Брин И.Л., Дунайкин М.Л. Функциональная асимметрия и врожденная гемигипоплазия у детей. // "Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии". - Москва, 2001. - с. 45. - доля участия автора 50%. (0,2 п.л.)

19. Дунайкин М.Л., Брин И.Л. Методические подходы к оценке нервно-психического развития детей первого года жизни. // Дефектология. - 2002. - N 3. - с. 78-83. - доля участия автора 80%. (1 п.л.)

20. Дунайкин МЛ., Брин И.Л. Общее и различия в структуре нарушений нервно-психического развития при разных формах детского церебрального паралича. ИII Международная конференция памяти А.Р. Лурия.

- Москва, 2002. - с. 48. - доля участия автора 80%. (0,2 п.л.)

21. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Долженко И.С. Особенности нервно-психического развития девушек с дисменореей. // II Международная конференция памяти А.Р. Лурия. - Москва, 2002. - с. 20. - доля участия автора 50%. (0,2 п.л.)

22. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Шейнкман О.Г. Элькар в детской неврологической клинике. // I Всероссийский Конгресс "Современные технологии в педиатрии и детской хирургии". - Москва, 2002. - с. 141.- доля участия автора 30%. (0,2 п.л.)

23. Дунайкин М.Л. Нейропсихология. / Программа учебного курса для ВУЗов. - Москва, 2002. - 22 стр. (1,4 п.л.)

24. Брин И.Л., Демикова Н.С., Дунайкин М.Л., Морозов С.А., Морозова С.С., Морозова Т.И., Праведникова Н.И., Татарова И.Н., Черепанова И.В., Шейнкман О.Г. К медико-псхолого-педагогическому обследованию детей с аутизмом. / Материалы к семинару "Детский аутизм и основы его коррекции".

- Методическое пособие. - Москва, 2002. - 64 с. - доля участия автора 10%. - (4 п.л.)

Печатные работы автора по теме исследования составляют 5,7 печатных

Заказ № 206 Принято к исполнению 14/01/2003

Тираж- 100 экз.

Исполнено 15/01/2003

ООО «НАКРА ПРИНТ» ИНН 7727185283 Москва, Балаклавский пр-т, 20-2-93 (095) 318-40-68 www.autoreferat.ru

РНБ Русский фонд

2005-4 13298

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Дунайкин, Михаил Львович, 2002 год

Введение

Глава I. ПРОБЛЕМА НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ (обзор литературы)

1.1. Диагностика нервно-психического развития детей первого года жизни

1.2. Перинатальная энцефалопатия и формирование психических функций у детей с ранними поражениями мозга

1.3. Нейропсихологические исследования в детском возрасте

Глава II. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАТЕРИАЛА И МЕТОДОВ

ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава III. ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МЛАДЕНЦЕВ С ПЕРИНАТАЛЬНЫМ

ПОРАЖЕНИЕМ МОЗГА

3.1. Дети с преимущественной дисфункцией правого полушария мозга

3.2. Дети с преимущественной дисфункцией левого полушария мозга

Глава IV. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МЛАДЕНЦЕВ С ПРЕИМУЩЕСТВЕННОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ ОДНОГО ИЗ ПОЛУШАРИЙ МОЗГА И ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Введение диссертации по психологии, на тему "Нейропсихологический анализ нарушений психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга"

Актуальность работы.

Изучению нарушений психического развития детей первого года жизни посвящено немало работ в психологии, психоневрологии, дефектологии, логопедии, педагогике (Л.Т. Журба, Е.М. Мастюкова, 1981; Г. В. Пантюхина, К. Л. Печора, Э.Л. Фрухт, 1983; О.В. Баженова, 1986; Е.Ф. Архипова, 1989; З.В. Луковце-ва, 2002; Е.И. Токовая, 2002; R.A. Spitz, 1957, 1959; S. H. Landry et al., 1985; и другие). Накоплен обширный клинический материал, показано своеобразие типов нарушений и задержек психического развития при ранних поражениях мозга в зависимости от ведущего клинического синдрома, от состояния психической активности, анализаторных систем, условий воспитания (В.В. Лебединский, 1985; А. Э. Лицев, 1995; М.К. Бардышевская, 1997; К.В. Солоед, 1997; О.В. Халецкая, 1999; Е.В. Шниткова и со-авт., 2000; В. В. Лебединский, М.К. Бардышевская, 2002; A. Whi-taker et al., 1990; P. Glass et al., 1997; P.W. Hanlo et al., 1997; и другие). Однако, изучение особенностей психического развития младенцев с учетом топических характеристик мозговых дисфункций еще не проводилось. Нейропсихологический подход к анализу психического развития детей первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы позволит рассмотреть ди-зонтогенез с позиции мозговой организации имеющихся нарушений, что имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение для диагностики и коррекции отклонений.

Цель работы: изучение связи нарушений психического развития со структурной организацией церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальными поражениями нервной системы.

Объект исследования - особенности психического развития младенцев с перинатальной энцефалопатией.

Предмет исследования - зависимость психического развития детей первого года жизни от специфики церебральной патологии.

Гипотеза исследования: особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением мозга определяются лате-рализацией и уровнем подкорково-стволовой дисфункции.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ проблемы психического развития детей с перинатальным поражением мозга.

2. Изучить методические подходы к оценке психического развития младенцев.

3. Изучить особенности психического развития детей с преимущественной дисфункцией одного из полушарий мозга.

4. Изучить особенности психического реагирования младенцев в зависимости от уровня дисфункции подкорково-стволовых отделов мозга.

5. Изучить динамику особенностей формирующихся психических процессов у детей с различными вариантами церебральной дисфункции по полугодиям первого года жизни.

6. Исследовать нейропсихологические аспекты влияния факторов морфо-функциональной зрелости нервной системы, полового диморфизма и условий воспитания на развитие младенцев.

7. Выделить критерии латерализации церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга.

8. Определить нейропсихологическое значение экспериментальных заданий из методики О.В. Баженовой "Диагностика психического развития детей первого года жизни".

9. Разработать принципы коррекционно-развивающей работы с детьми первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы с учетом ведущего нейропсихологического синдрома.

Научная новизна исследования.

Впервые реализован нейропсихологический подход к анализу нарушений психического развития детей первого года жизни.

Впервые описаны нейропсихологические синдромы право- и левополушарной дисфункции младенческого возраста.

Впервые предложено рассмотрение психического дизонтогене-за в младенческом возрасте с позиций церебральной организации имеющихся нарушений.

Выявлены нейропсихологические особенности постнатального онтогенеза детей с перинатальной энцефалопатией в зависимости от морфо-функциональной зрелости нервной системы новорожденного, половых различий и условий развития.

Теоретическое значение работы.

Выявлена зависимость характера нарушений психического развития младенцев с перинатальной энцефалопатией от латерализации мозговой дисфункции, показана динамика этих особенностей от первого ко второму полугодиям жизни.

Установлена роль дисфункции стволово-подкорковых образований мозга в специфике полушарных расстройств младенческого возраста. Рассмотрено значение нейродинамических процессов для формирования функциональных полушарных различий.

Представлены нейропсихологические механизмы формирования симптомов дисгармонического и задержанного развития.

Практическая значимость работы.

Выделены критерии нейропсихологических синдромов у детей первого года жизни с право- и левополушарной дисфункцией.

Дана нейропсихологическая интерпретация нарушениям выполнения заданий методики О.В. Баженовой для оценки психического развития детей первого года жизни.

Разработаны принципы коррекционно-развивающей работы с младенцами в зависимости от особенностей нейропсихологического синдрома.

Основные положения работы включены в учебные курсы по клинической психологии и нейропсихологии для студентов психологических и дефектологических специальностей ВУЗов и используются в преподавании в Московском социально-гуманитарном институте.

Результаты исследования применяются в диагностике развития младенцев в НЦ здоровья детей РАМН, детской клинической психоневрологической больнице N 18 г. Москвы, РНИЦ перинатоло-гии, акушерства и гинекологии РАМН.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением нервной системы определяются стороной и уровнем подкорково-стволовой дисфункции мозга.

2. Основу полушарного нейропсихологического синдрома младенческого возраста составляет сочетание нарушений общей ней-родинамики (усиление или ослабление реактивности) и ведущей деятельности (ослабление непосредственно-эмоционального общения или задержка формирования предметных действий и сложных способов общения).

3. Симптомы дизонтогенеза (дисгармонического или задержанного развития) связаны со структурной организацией мозговых нарушений.

4. Морфо-функциональная зрелость нервной системы к моменту рождения и пол ребенка влияют на структурную организацию церебральной дисфункции, а условия воспитания детей с перинатальной энцефалопатией сказываются на выраженности полушарных нарушений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Коррекционная психология"

1. Особенности психического развития младенцев с перинатальным поражением мозга связаны с церебральной организацией нарушений и представлены клинически очерченными нейропсихоло-гическими синдромами.

2. Основу нейропсихологического синдрома составляет сочетание нарушений процессов общей нейродинамики (ослабление или усиление реактивности) и ведущей деятельности (ослабление непосредственно-эмоционального общения или задержка формирования предметных действий и сложных способов общения). При правопо-лушарной мозговой дисфункции имеет место ослабление реактивности и непосредственно-эмоциональных форм взаимодействия на фоне опережающего развития сложных, опосредствованных способов общения и интереса к предметным действиям; при левополушарной мозговой дисфункции - повышенная реактивность на стимуляцию с генерализацией активационных и слабостью регуляторных процессов, задержкой формирования сложных способов общения и предметных действий на фоне хорошего развития непосредственно-эмоционального взаимодействия.

3. Состояние сфер психического реагирования у младенцев с перинатальными поражениями мозга определяется латерализацией преимущественной мозговой дисфункции. Для "правополушарных" расстройств характерны более низкие показатели в эмоциональной сфере и непосредственно-эмоциональных способах взаимодействия со взрослым, успешно развиваются голосовая активность и действия с предметами. При "левополушарных" дисфункциях наиболее низкие показатели отмечаются в сфере голосовой активности и сложных опосредствованных способах взаимодействия со взрослым, относительно хорошо развита эмоциональная сфера.

4. Возрастная динамика показателей психического развития в группах детей различна. При правополушарной мозговой дисфункции в течение первого года жизни происходит увеличение показателей развития всех сфер, однако, эти изменения неравномерны: в эмоциональной сфере минимальны, наибольшие сдвиги отмечаются в двигательной и сенсорной сферах, а к концу года происходит скачок в сфере взаимодействия со взрослым; голосовая активность высока в течение всего периода младенчества, а действия с предметами развиваются равномерно. При левополушар-ной мозговой дисфункции положительные изменения менее ярки и отмечаются только в двигательной и сенсорной сферах, а в голосовой активности и способах взаимодействия со взрослым имеет место выраженное снижение показателей во втором полугодии.

5. Структурная организация мозговых дисфункций обусловливает вариант психического дизонтогенеза: при правополушарных нарушениях формируются черты дисгармонического развития, при левополушарных - симптомы задержанного развития.

6. Состояние стволово-подкорковых образований мозга играет важную роль в специфике полушарных расстройств: дисфункция лимбико-диэнцефальных отделов проявляется слабостью процессов общей активации и замедленностью реагирования, что отрицательно сказывается на деятельности правого полушария; дисфункция каудальных отделов ствола мозга сопровождается усилением реактивности и повышенной отвлекаемостью, препятствующими формированию регуляторных процессов и развитию левого полушария.

7. Зрелость нервной системы к моменту рождения определяет успешное развитие функций левого полушария, нарушенное при недоношенности и незрелости плода. Переношенность и интранаталь-ные повреждения нервной системы ведут в большей степени к нарушению правополушарных процессов.

8. Половой диморфизм при перинатальных энцефалопатиях проявляется преобладанием левополушарных дисфункций у мальчиков.

9. Условия воспитания младенца, а именно обилие или ограничение сенсорных стимуляций и эмоциональных контактов, играют роль в проявлении полушарных нарушений: особенности детей с левополушарной мозговой дисфункцией усиливаются при избытке впечатлений (в частности, во время пребывания в стационаре), а с правополушарными нарушениями - при их ограничении и стабильности (например, в домашних).

10. Выделенные нейропсихологические критерии латерализа-ции церебральных дисфункций у детей первого года жизни с перинатальным поражением мозга позволяют решать диагностические задачи, формировать группы риска по отклонениям развития и осуществлять дифференцированный подход к коррекции нарушений.

11. Предложенная интерпретация экспериментальных заданий из методики О.В. Баженовой "Диагностика психического развития детей первого года жизни" может являться компактным нейропси-хологическим инструментом для широкого применения в клини-ко-психологической практике.

12. Коррекционно-развивающая работа с детьми первого года жизни с перинатальным поражением нервной системы должна учитывать ведущий нейропсихологический синдром: при правополушарном синдроме рекомендуется стимуляция общей активности и непосредственно-эмоциональных способов взаимодействия, при левопо лушарном синдроме необходимо развивать устойчивость внимания формировать сложные способы общения и предметных действий.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Для успешной коррекционно-развивающей работы с детьми с последствиями перинатальных поражений нервной системы в структуре нарушений психического развития целесообразно выделять ведущий нейропсихологический синдром, опираясь на критерии латерализации церебральных дисфункций (Приложение 1).

2. Младенцам с правополушарным нейропсихологическим синдромом показана стимуляция общей активности и непосредственно-эмоциональных способов взаимодействия с увеличением продолжительности и разнообразия форм общения, расширением круга впечатлений. Необходимо участие взрослого в предметных действиях ребенка, сопровождение совместных с младенцем действий эмоционально выразительным обыгрыванием. Особое внимание следует уделять развитию зрительного восприятия младенцем мимически-эмоциональных паттернов, сопровождающих взаимодействие. Из-за высокой способности к обхождению трудностей и устойчивости нарушений важна своевременность в преодолении частных операциональных проблем (двигательных, артикуляционных и других затруднений). Формы работы с ребенком должны учитывать склонность этих детей к стойкой фиксации отрицательных впечатлений, важны постепенность и дозированность стимуляций.

3. Младенцам с левополушарным нейропсихологическим синдромом для развития устойчивости внимания необходимо создание условий с ограничением избытка впечатлений. Формирование интереса к предметным действиям и сложным способам взаимодействия требует длительной специальной работы с постепенным их включением в непосредственно-эмоциональное общение.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Дунайкин, Михаил Львович, Москва

1. Анастази А. Психологическое тестирование (в 2 томах).- М.: Пер. с англ.- 1982.

2. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. Москва, 1971.

3. Архипова Е.Ф. Коррекционная работа с детьми с церебральным параличом. Доречевой период. М. : Просвещение, 1989. - 79 с.

4. Атлас Д.В., Доброхотова Т.А. / К неврологической и психопатологической картине аденомы гипофиза у детей и подростков// Мат. конф. молодых нейрохирургов. Минск, 1967.- с. 8-9.

5. Ахутина Т. В. Порождение речи. Нейролингвистический анализ синтаксиса. М., 1989.- 215 с.

6. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Нейропсихологический подход к коррекции трудностей обучения. В кн.: Нейропсихология сегодня (под ред. Е.Д. Хомской).- М., 1995.- 160-170 с.

7. Бадалян Л.0., Журба Л.Т., Тимонина О.В. Детские церебральные параличи. Киев: Здоровья, 1988.- 328 с.

8. Баженова О.В. Диагностика психического развития детей первого года жизни. М. : МГУ, 1986.- 92 с.

9. Барашнев Ю. И. / К генезу минимальных мозговых дисфункций у детей// Росс, вестник перинатологии и педиатрии.- 1995; 6; 11-17.

10. Барашнев Ю.И./ Гипоксически-ишемическая энцефалопатия новорожденных: вклад перинатальных факторов, патогенетическая характеристика и прогноз// Росс, вестник перинатологии и педиатрии.- 1996; 2; 29-32.

11. И. Барашнев Ю.И./ Принципы реабилитационной терапии перинатальных повреждений нервной системы у новорожденных и детей первого года жизни// Росс, вестник перинатологии и педиатрии.-1999; 1; 7-13.

12. Бардышевская М.К./ Возрастная динамика симптомов, сходных с аутистическими, в поведении эмоционально депривированных младенцев первых двух лет жизни (этологический анализ)// I Международная конференция памяти А.Р. Лурии. М., 1997.- с. 8-9.

13. Белый Б.И. Психические нарушения у больных с краниофарин-геомами.- Дисс. . канд. мед. наук.- М., 1969.

14. Бернштейн Н.А./ Очередные задачи нейрофизиологии в свете современной теории биологической активности// Вопр. психологии.- 1966; 4; 3-7.

15. Благосклонова Н.К., Новикова Л.А. Детская клиническая электроэнцефалография. М.: Медицина, 1994. - 205 с.

16. Бондаренко Е.С., Зыков В.П./ Перинатальная гипоксическая энцефалопатия// Русский мед. журнал.- 1999; 7, N4; 169-173.

17. Брин И.Л. Катехоламинергическая нейромедиаторная недостаточность и ее коррекция при детских церебральных параличах.-Дисс. . д-ра мед. наук. Москва, 1996.- 232 с.

18. Брин И.Л., Дунайкин М.Л., Долженко И. С. / Особенности нервно-психического развития девушек с дисменореей// II Международная конференция памяти А.Р. Лурия. М., 2002. -с. 20.

19. Брин И.Л., Шейнкман О.Г., Дунайкин М.Л./ Клинико-энцефа-лографические сопоставления у детей с аутизмом// VIII Всероссийский съезд неврологов. Казань, 2001. - с. 8.

20. Бурцев Е.М., Дьяконова E.H./ Классификация и топическая диагностика нарушений мозгового кровообращения у новорожденныхдетей// Журнал неврологии и психиатрии.- 1997; 8; 4-7.

21. Вартанян И. А. Многоуровневая организация речеслуховых функций человека. XXX Всеросс. совещание по проблемам высшей нервной деятельности.- С.-Петербург, 2000.- с.430-433.

22. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. М., 1960.

23. Выготский Л. С. Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства.- В кн.: Хрестоматия по патопсихологии.-М., 1981.- с. 66-81.

24. Гезелл А. Умственное развитие ребенка. Методика диагностики умственного развития от рождения до шести лет.- М.-Л., 1930.

25. Гудимова В.В., Сапрыкин В.Б. / Роль перинатальной патологии в генезе нарушений развития детей первого года жизни// Вестник акушера-гинеколога.- 1998; 1; 22-25.

26. Доброхотова Т. А. Эмоциональная патология при очаговых поражениях головного мозга.- Москва, 1974.- 160 с.

27. Дунайкин М.Л., Брин И.Л. / К вопросу о детерминантах нервно-психического развития близнецов// Педиатрия. 2001; 2; 77-79.

28. Дунайкин М.Л., Брин И.Л., Шейнкман О.Г./ "Латерализация" нарушений нервно-психического развития у детей// "Новое в изучении пластичности мозга". М., 2000. - с. 32.

29. Егоров А. Ю. Смена парадигмы в учении о функциональной асимметрии мозга: от концепции специализации полушарий к концепции межполушарного взаимодействия.- XXX Всеросс. совещание по проблемам высшей нервной деятельности. С-Петербург, 2000.- с. 577-580.

30. Еремеева В.Д., Хризман Т.П. Мальчики и девочки два разных мира. - С-Петербург, 2001. - 184 с.

31. Ермолаева В.Ю., Боргест А.Н. Нейробиологические механизмы развития процесса внимания и выявление его дефицита в раннем постнатальном онтогенезе.- XXX Всеросс. совещание по проблемам высшей нервной деятельности.- С-Петербург, 2000.- с. 221-224.

32. Журба Л.Т., Мастюкова Е.М. Нарушение психомоторного развития детей первого года жизни. М.: Медицина, 1981. - 272 с.

33. Журба Л. Т., Тимонина О.В., Барсова О.Н., Боравова А. И./ Синдром гипервозбудимости у грудных детей (клинико-электроэн-цефалографическое исследование)// Журнал невропатологии и психиатрии.- 1986; 86 (10); 1454-1459.

34. Зейгарник Б. В. Патопсихология. М., 1986.- 288 с.

35. Ивановская Т.Е., Покровская Л.Я./ Основная патология перинатального периода по современным патологическим данным// Педиатрия.- 1987; 4; 11-17.

36. Казьмин A.M., Дайхина Л.В./ Методика оценки психомоторного развития детей до 12 месяцев жизни.- Вопросы охраны материнства и детства.- 1990; 4; 50-54.

37. Калашникова Т.П., Корюкина И.П., Кравцов Ю.И./ Неврологические и нейропсихологические проявления школьной дезадаптации// Росс, педиатрический журнал.- 2001; 1; 13-15.

38. Калижнюк Э. С. Психические нарушения при детских церебральных параличах. Киев, 1987.- 272 с.

39. Кожевникова Е.В., Мухамедрахимов Р.Ж., Чистович Л.А./ Санкт-Петербургская программа "Абилитация младенцев" первая в России программа раннего вмешательства.- Педиатрия.- 1995; 4; 112-113.

40. Козловская Г.В., Горюнова A.B./ Нервно-психическая дезинтеграция в раннем онтогенезе детей из группы высокого риска по эндогенным психическим заболеваниям// Журнал неврологии и психиатрии. 1986; 10; 1534-1538.

41. Козловская Г.В., Горюнова A.B., Шикунова Н.В., Катковская Т.Г./ Методика определения психического развития детей до 3 лет ГНОМ// Журнал неврологии и психиатрии.- 1997; 8; 38-42.

42. Корсакова Н.К., Московичюте Л.И. Подкорковые структуры мозга и психические процессы.- М., 1985.- 120 с.

43. Корчажинская В.И., Попова Л.Т. Мозг и пространственное восприятие. М., 1976.- 88 с.

44. Кравцов Ю. И., Аминов Ф.X./ Вегетативные нарушения у доношенных новорожденных с гипоксическим поражением головного мозга// Журнал неврологии и психиатрии.- 1997; 12; 74-75.

45. Кулаичев А. П. Методы и средства анализа данных в среде Windows Stadia 6. 0. М. 1996. - 256 с.

46. Лангмейер Й., Матейчек 3. Психическая депривация в детском возрасте: Пер. с чеш. Прага: Авиценум, 1984. - 334 с.

47. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей.- Москва, 1985.- 167 с.

48. Лебединский В.В., Бардышевская М.К. Аффективное развитие ребенка в норме и патологии.- В кн.: "Психология аномального развития ребенка". М., 2002.- Т. I.- с. 588-681.

49. Левченко И.Ю. Особенности психического развития больных ДЦП в детском и подростковом возрасте.- Медико-социальная реабилитация больных и инвалидов вследствие детского церебрального паралича. М., 1991.- с. 21-44.

50. Левченко И.Ю. Система психологического изучения лиц с детским церебральным параличом на разных этапах социальной адаптации.- Дисс. . д-ра психол. наук.- Москва, 2001.- 305с.

51. Лейтес Н.С., Голубева Э.А., Кадыров Б.Р. Динамическая сторона психической активности и активированность мозга.- В кн.: "Психофизиологические исследования интеллектуальной саморегуляции и активности". М., 1980.- с. 114-120.

52. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность.- М., 1975.

53. Лицев А. Э. Роль перинатальной патологии в генезе минимальных мозговых дисфункций у детей раннего возраста.- Дисс. . канд. мед. наук. Москва, 1995.- 174 с.

54. Луковцева З.В. Особенности психического развития глубоко недоношенных детей первого года жизни. Дисс. . канд. психол. наук. - Москва, 2002.- 123 с.

55. Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека и их нарушение при локальных поражениях мозга.- Москва, 1969.

56. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии.- Москва, 1973.- 376 с.

57. Макшанцева Н.В. Клинико-электроэнцефалографическая характеристика полушарных поражений у детей первых двух лет жизни с перинатальной патологией. В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. - М., 1976.- с. 98-99.

58. Мамайчук И. И. / Нейропсихологическое исследование гностических процессов у детей с различными формами детского церебрального паралича// Журнал невропатологии и психиатрии.- 1992; 92 (4); 42-47.

59. Марковская И.Ф. Задержка психического развития (клиническая и нейропсихологическая диагностика).- Москва, 1993.- 198 с.

60. Маслова О.И. Сергиенко Н.С., Горюнова A.B./ Диагностика и структура неврологических синдромов психического дизонтоге-неза детей раннего возраста// "Исцеление".- 2001; 5; 20-26.

61. Методы диагностики нервно-психического развития детей первых трех лет жизни (под ред. В.А. Доскина).- М., 1996.

62. Мещерякова С.А., Авдеева H.H. Особенности психической активности ребенка первого года жизни. В кн.: Мозг и поведение младенца (под ред. О.С. Адрианова). -Москва, 1993. - с. 167-219.

63. Михайлова Е. С. Полушарная специализации опознания эмоций у человека.- XXX Всеросс. совещание по проблемам высшей нервной деятельности. С-Петербург, 2000.- с. 589-591.

64. Морозов В. И. / Последствия перинатальных поражений нервной системы у детей// Педиатрия.- 1998; 1; 35-37.

65. Озерова O.E., Буркова A.C., Бубнова Н.И./ Возможности эхоэнцефалографии в диагностике гипоксически-ишемических повреждений головного мозга у доношенных новорожденных// Педиатрия.- 1998; 5; 19-25.

66. Орлова Н. С., Шейнкман О.Г., Синицын Г.П. / Клинико-функциональные корреляции в оценке развития детей первого года жизни с перинатальным поражением ЦНС// Журнал невропатологии и психиатрии.- 1992; 92 (4); 38-42.

67. Осипенко Т.Н., Белоусова Е.Д., Котляров П.М., Скворцов И. А. / Компьютерно-томографическая морфометрия головного мозга при минимальной мозговой дисфункции у детей 5-7 лет// Журнал неврологии и психиатрии.- 1994; 94 (3); 12-16.

68. Пальчик А.Б./ Пограничные состояния нервной системы у новорожденных// Педиатрия.- 1998; 5; 29-34.

69. Пальчик А.Б., ШабаловН.П., Шумилина А.П./ Современные представления о перинатальной энцефалопатии// Росс, педиатрический журнал.- 2001; 1; 31-35.

70. Пантюхина Г.В., Печора К.Л., Фрухт Э.Л. Диагностика нервно-психического развития детей первых трех лет жизни.- М., 1983.- 85 с.

71. Петровский В.А./ К психологии активности личности// Вопр. психологии.- 1975; 3; 26-38.

72. Поморцев А.В., Кострикова О.Ю., Зубахин А.Г. и др. / Отдаленные результаты психомоторного развития детей, перенесших перинатальную постгипоксическую энцефалопатию// Педиатрия.-1998; 5; 25-29.

73. Пушина Н.П./ Возникновение предпочтения руки как показатель асимметрии моторного контроля в возрасте 11 месяцев// Проблемы младенчества.- Москва, 1999.- 104-107.

74. Разенкова Ю. А., Фрухт Э.Л./ Сравнительный анализ некоторых отечественных и зарубежных шкал развития младенцев. Дискуссионные аспекты, проблемы диагностического инструментария// Проблемы младенчества.- Москва, 1999.- 108-112.

75. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии.- СПб., 1998.- 168 с.

76. Самарина В. Н., Воронцов И.М., Веселов Н.Г. История развития ребенка.- Л. 1989.

77. Самсыгина Г. А. / Новые технологии в диагностике и профилактике инвалидизирующих нарушений у детей раннего возраста// Педиатрия.- 1995; 4; 95-96.

78. Семенова К. А. Детские церебральные параличи. М: Медицина, 1968.- 260 с.

79. Семенова К.А., Шамарин Т.Г. К оценке развития структуры и функции правой и левой гемисферы у детей при внутриутробном или родовом поражении мозга. В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. - М., 1976.

80. Семенович А.В., Архипов Б.А., Фролова Т.Г., Исаева Е.В. О формировании межполушарного взаимодействия в онтогенезе,- В кн.: I Международная конференция памяти А.Р. Лурия (ред. Е.Д. Хомская и Т.В. Ахутина).- М., 1998.- с. 215-224.

81. Семенович A.B., Умрихин С.С., Цыганок A.A./ Нейропсихоло-гический анализ школьной неуспеваемости// Журнал высшей нервной деятельности человека.- 1992; 42 (4); с. 655-663.

82. Семенович А.В., Цыганок А.А. Нейропсихологический подход к типологии онтогенеза.- В кн.: Нейропсихология сегодня (под ред. Е.Д. Хомской).- 1995.- с. 170-183.

83. Сергиенко Е.А., Рязанова Т.Б. / Младенческое близнецовое лонгитюдное исследование: специфика психического развития// Психологический журнал.- 1999; 20 (2); с. 39-53.

84. Скворцов И.А./ Роль перивентрикулярной области мозга в нейроонтогенезе (в норме и при детском церебральном параличе)// "Исцеление".- 1995; 2; 38-61.

85. Скворцов И.А., Буркова A.C., Ямпольская Э.И. и др./ Проспективный и ретроспективный анализ прогноза перинатальных ги-поксических поражений мозга// Журнал невропатологии и психиатрии.- 1986; 86 (10); 1441-1446.

86. Симерницкая Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе. М.: МГУ, 1985. - 192 с.

87. Симерницкая Э.Г. Методика-экспресс "Лурия-90".- М., 1991.

88. Симерницкая Э.Г. Нейропсихологическая диагностика и коррекция школьной неуспеваемости. В кн.: Нейропсихология сегодня (под ред. Е.Д. Хомской).- М., 1995.- с. 154-160.

89. Симерницкая Э.Г., Скворцов И.А., Московичюте Л. И. и др. Методика адаптированного нейропсихологического исследования для детских невропатологов. М., 1988,- 21 с.

90. Солоед К. В. Психическое развитие младенцев в условиях материнской депривации. Автореферат дисс. . канд. психол. наук. - Москва, 1997.- 23 с.

91. Строганова Т. А., Посикера И.Н. Функциональная организация поведенческих состояний бодрствования младенцев (электроэнцефалографическое исследование).- В кн.: Мозг и поведение младенца (под ред. О.С. Адрианова).- М., 1993.- с. 78-166.

92. Токовая Е.И. Раннее нервно-психическое развитие детей, родившихся глубоко недоношенными. Дисс. . канд. мед. наук.- Москва, 2002. - 143 с.

93. Улингс Х.Б.М., Боголепова И.Н., Малофеева Л.И./ Некоторые особенности строения правого и левого полушарий мозга человека// В сб. "I Международная конференция памяти А.Р. Лурия" (ред. Е.Д. Хомская, Т.В. Ахутина).- Москва, 1998.- с. 82-87.

94. Федорова М. В. / Плацентарная недостаточность// Акушерство и гинекология. 1997; 5; 40-43.

95. Фрухт Э.Л., Тонкова-Ямпольская Р. В. / Некоторые особенности развития и поведения детей с перинатальным поражением нервной системы// Росс, педиатрический журнал.- 2001; 1; 9-12.

96. Фрухт Э.Л., Тонкова-Ямпольская Р. В., Доскин В. А. / Сравнительный анализ шкал развития детей первого года жизни// Росс, вестник перинатологии и педиатрии.- 1998; 2; 39-43.

97. Хазанов А. И. Недоношенные дети. М.: Медицина, 1981. -248 с.

98. Халецкая О.В. Минимальная мозговая дисфункция: многоуровневая диагностика и комплексная нейрореабилитация.- Дисс. д-ра мед. наук. Иваново, 1999.- 352 с.

99. Хомская Е.Д./ Нейропсихология эмоций: гипотезы и факты// Вопросы психологии.- 2002; 4; 50-62.102. .Хомская Е.Д., Батова Н.Я. Мозг и эмоции.- М.,1992.-180 с.

100. Хризман Т.П. Развитие функций мозга ребенка. Ленинград: Наука. - 1978. - 128 с.

101. Цветкова Л. С. Мозг и интеллект. М., 1995.- 304 с.

102. Чудинова Е.В. Возникновение знаковой функции на первом году жизни (сравнительный анализ улыбки и плача).- Автореферат дисс. . канд. психол. наук. Москва, 1986. - 23 с.

103. Шейнкман О.Г. Полиграфическое исследование дневного сна у детей раннего возраста в норме и при судорожном синдроме.-Дисс. . канд. биол. наук.- Москва, 1985.- 217 с.

104. Шейнкман О.Г. ЭЭГ детей раннего возраста с перинатальной энцефалопатией и детским церебральным параличом (в состоянии сна). В кн.: Н.К. Благосклонова, Л. А. Новикова. Детская клиническая электроэнцефалография.- М.: Медицина, 1994.- с. 131-148.

105. Шиляев P.P., Чемоданов В.В., Копилова Е.Б. и др. / Частота и реабилитация перинатальных нейро-соматических нарушений в детской клинике раннего возраста// Педиатрия.- 1995; 4; 104-106.

106. Шниткова Е.В., Бурцев Е.М., Новиков А.Е., философова М. С. / Нервно-психическое здоровье детей, перенесших перинатальное поражение нервной системы// Журнал неврологии и психиатрии.- 2000; 3; 57-59.

107. Эдельштейн Э.А., Бондаренко Е.С., Быкова Л.И. Перинатальные гипоксические синдромы. Учебное пособие.- М., 1988.- 38 с.

108. Эльконин Д.Б./ К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте// Вопр. психологии.- 1971; 4; 6-21.

109. Юрьев В. В., Алешина Е.И., Воронович Н. Н., Хомич М. М. / Новые подходы к оценке психомоторного развития детей.- Педиатрия." 1998; 5; 57-60.

110. ИЗ. Якунин Ю. А., Ямпольская Э.И., Кипнис С. Л., Сысоева И.М. Болезни нервной системы у новорожденных и детей раннего возраста. М., 1979.

111. Яцык Г.В., Бомбардирова Е.П./ Новое в реабилитации детей с перинатальной патологией// Педиатрия.- 1995; 4; 92-95.

112. Яцык Г.В., Бомбардирова Е.П./ Здоровый новорожденный ребенок// Российский педиатрический журнал.- 1999; 2; 50-52.

113. Annett М. A model of the Inheritance of handedness and cerebral dominance. Nature, 1964, V. 204.

114. Basser L.S. Hemiplegia of early onset and the faculty of speech with special reference to the effects of hemispherectomy. Brain, 1962, V. 85.

115. Bayley N. Bayley scales of Infant development.- NY, 1969.

116. Braselton T.B. Mental Behavioral assessment scale.- Clinics In Developmental Medicine.- 1973; 50; 114-127.

117. Carmon A., Gombos G.M. A physiological vascular correlate of hand preference: possible implications with respect to hemispheric cerebral dominance. Neuropsychologia, 1970, V. 8.

118. Cattell P. The measurment of intelligence of infants and young children.- NY, 1947.

119. Cioni G., Bos A., Einspieler C. et al. Early neurological signs in preterm infants with unilateral parenchimal haemorrhage.- Brain and development, 1998; 20; 6; 355.

120. Dennis M., Whitaker H.A. Language acquisition following hemidecortication: linguistic superiority of the left over the right hemisphere. Brain Lang., 1976, V. 3.

121. Dick N. P. The Denver Development Screening Test. Developmental medicine and child neurology.- 1973; 15; 849-850.

122. Eken P., Nieuwenhuizen 0., Graaf Y. et al. Relation between neonatal cranial ultrasound abnormalities and cerebral visual impairment in infancy.- Develop. Medicine and Child Neurology.- 1994; 36; 3-15.

123. Entus A. K. Hemispheric asymmetry in processing of dicho-tically presented speech and nonspeech stimuli by infants.-In: Segalowitz S.J., Gruber F. (eds.). Language development and neurological theory. N.Y., 1977.

124. Flucher-Wolfram B., Resch M., Medwenitsch M. et al. Association between motor coordination and school perfomance in high risk and control teenagers.- Brain and development, 1998;20; 6; 423.

125. Frankenburg W.K., Dodds J.B. Denver Developmental Screening Test.- J. of Pediatrics, 1967; 71, 2; 181-191.

126. Gardiner M.F., Walter D.O. Evidence of hemispheric specialization from infant EEG. In: Lateralization in the nervous system. N.Y., 1977.

127. Gardner J.M., Karmel B.Z., Freedland R.L., Geva R. Neonatal neurobehavioral assessment and its relation to developmental outcome in infants with CNS injury.- Brain and development, 1998; 20; 6; 424-425.

128. Gesell A., Amatruda C.S. Developmental diagnosis. Normal and abnormal child development. N-Y-L, 1941.

129. Glass P., Bulas D.I., Wagner A.E. et al. Severity of brain injury following neonatal extracorporeal membrane oxygenation and outcome at age 5 years.- Dev. Med. Child Neurol.-1997; 39 (7); 441-448.

130. Hack M., Breslau N., Aram D. et al. The effect of very low birth weight and social risk on neurocognitive abilities at school age.- J. Dev. Behav. Pediatr.- 1992; 13 (6); 412-420.

131. Hanlo P.W., Gooskens R.J., van Schooneveld M. et al. The effect of intracranial pressure on myelination and the relationship with neurodevelopment In infantile hydrocephalus.- Dev. Med. Child Neurol.- 1997; 39 (5); 286-291.

132. Hecaen H. Acquired aphasia in children and the ontogenesis of hemispheric functional specialization. Brain Lang., 1976, V. 3.

133. Hellbrugge T., Lajosi F., Lienara D. u. a. Munchener Funktionelle Entwicklungs-Diagnostlk. Erstes Lebensjahr.- Lubeck, 1985.

134. Katz K.S., Dubowitz L.M., Henderson S. et al. Effect of cerebral lesions on continuous performance test responses of school age children born prematurely.- J. Pediatric Psychol., 1996; 21 (6); 483-494.

135. Klnsbourne M. The ontogeny of cerebral dominance. N.Y. Acad. Scl., 1975, V. 263.

136. Kohn B., Dennis M. Selective Impairments of visio-spatial abilities in infantile hemiplegics after right cerebral hemi-decortication. Neuropsychologia, 1974, V. 12.

137. Krageloh-Mann I., Toft P., Lunding J. et al. Brain lesions in preterms: origin, consequences and compensation.- Acta Paediatr.- 1999; 88 (8); 897-908.

138. Landry S.H., Leslie N. A., Fletcher J.M., Francis D.J. Visual attention scills of premature infants with and without intraventricular hemorrhage.- Infant Behavior and Development, 1985, 8 (3), 309-321.

139. Lenneberg E. Biological foundations of language. N.Y., 1967.

140. Levene M.I., Kornberg J., Williams T.H.C.// Early Human Dev.- 1985; 11; 21-28.

141. Medoff-Cooper B., Delivoria-Papadopoulos M., Brooten D. Serial neurobehavioural assessments in preterm infants.- Nurs Res.- 1991; Mar-Apr; 40 (2): 94-97.

142. Millar W.S., Weir C.G., Supramaniam G. The relationship between encoding, discriminative capacities and perinatal risk status in 4-12 month old infants.- J. Child Psychol. Psychiatry; 1991; 32 (3); 473-488.

143. Molfese D.L., Freeman R.B., Palermo D.S. The ontogeny of brain lateralization for speech and nonspeech stimuli. Brain Lang., 1975, V. 2.

144. Moscovitch M. The development of lateralization of language functions and its relation of cognitive and lingvistic development: a review and some theoretical speculations. In: Language development and neurological theory. N.Y., 1977.

145. O'Callaghan M.J., Burn Y.R., Mohay H.A. et al. Handedness in extremely low birth weight infants: aetiology and relationship to intellectual abilities, motor performance and behaviour at four and six years.- Cortex.- 1993; Dec; 29 (4): 629-37.

146. Olsen P., Vainionpaa L., Paakko E. et al. Psychological findings in preterm children related to neurologic status and magnetic resonance imaging.- Pediatrics.- 1998; Aug: 102 (2, Pt 1): 329-36.

147. Ross G., Lipper E., Auld P. A. Hand preference, prematurity and developmental outcome at school age.- Neuropsycholo-gia.- 1992; 30 (5); 483-494.

148. Saigal S., Rosenbaum P., Szatmari P., Campbell D. Learning disabilities and school problem in a regional cohort of extremely low birth weight (less than 1000 G) children: a comparison with term controls.- J. Dev. Behav. Pediatr.- 1991; 12(5); 294-300.

149. Spitz R.A. No and Yes. On the Genesis of Human Communication.- New York, 1957.

150. Spitz R.A. A genetic field theory of Ego formation.- New York, 1959.

151. Soot A., Soopold T., Talvik T. Long-term follow-up premature Infants.- Brain and development.- 1998; 20; 6; 426.

152. Stewart A.L., Rifkin L. Amess P.N. et al. Brain structure and neurocognitive and behavioural function in adolescents who were born very preterm.- Lancet.- 1999. May 15; 353 (9165): 1653-7.

153. Szatmari P., Saigal S., Rosenbaum P. et al. Psychiatric disorders at five years among children with birthweights less than 1000 g: a regional perspective.- Dev. Med. Child Neurol.-1990; 32 (11); 954-962.

154. Uran N., Aktas G., Yuksel A. Magnetic resonance imaging findings in cerebral palsy.- Brain and development.- 1998; 20; 6; 410.

155. Uzgiris I.e., Hunt J. McV. Assesment in Infancy. Ordinal scales of psychological development.- Illinois, 1975.

156. Wada J.A., Clark R., Hamm A. Cerebral hemispheric asymmetry in humans. Arch. Neurol., 1975, V. 32.

157. Whitaker A., Johnson J., Sebrin S. et al. Neonatal cranial ultrasound abnormalities: assotiation with developmental delay at age one in low birth weight infants.- J. Dev. Behav. Pediatr.- 1990; 11 (5); 253-260.

158. Woods B., Teuber H. L. Early onset of complementary specialization of cerebral hemispheres in man. Transact. Amer. Neurol. Assoc., 1973, V. 98.