Автореферат диссертации по теме "Мотивация выбора брачного партнера у молодежи"

На правах рукописи

АЙГУНОВ ВЛАДИСЛАВ РУСЛАНОВИЧ

МОТИВАЦИЯ ВЫБОРА БРАЧНОГО ПАРТНЕРА У МОЛОДЕЖИ (сравнительный анализ в контексте русской и дагестанской культур)

19.00.13 - психология развития, акмеология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2008

003450746

Работа выполнена на кафедре психологии развития факультета педагогики и психологии Московского педагогического государственного университета

Научный руководитель: кандидат психологических наук, доцент

Айгумова Заграт Идрисовна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Сухарев Александр Владимирович

кандидат психологических наук, доцент Счастная Тамара Николаевна

Ведущая организация: Российская академия

государственной службы при Президенте Российской Федерации

Защита состоится «17» ноября 2008 г. В 15.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.154.12 при Московском педагогическом государственном университете по адресу: 127051, г.Москва, Малый Сухаревский пер., д.6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МПГУ по адресу: 119992, г. Москва, ул. М. Пироговская, д.1.

Автореферат разослан «_»_2008г.

Ученый секретарь диссертационного совета

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования. В условиях современной жизни, когда происходит интенсификация социальных процессов на одном геополитическом пространстве, проблема брачной мотивации в контексте интеграции культур приобретает особое звучание для психологии развития. Особое значение в этом контексте приобретают молодежные браки.

Выбор брачного партнера - это психологически значимый акт социальной позиции и ценностных ориентации личности. Брачное партнерство представляет собой выбор на основании установок на спутника жизни. Выбор брачного партнера базируется на совокупности биологически (половое созревание) и социально (традиции, позиция семьи и др.) обусловленных характеристиках, формирующихся у личности в процессе тендерной социализации и половой идентификации.

Актуальность исследования состоит в выявлении особенностей мотивации выбора брачного партнера у молодежи в многонациональной России с целью: 1 - обогащения арсенала психологии развития спецификой мотивации выбора брачного партнера в контексте кулыур; 2 - информирования молодого поколения о возможных проблемах, возникающих между представителями разных культур в случае межэтнических браков.

Методологическая основа исследования. Общей методологической основой исследования является принятая в отечественной психологии идея о развитии личности путем присвоения материальной и духовной культуры общества. В контексте нашего исследования идея о присвоении культуры может рассматриваться через особенности социальных установок на выбор брачного партнера и семейные ценности. Для нас значимы положения, сформулированные Ф. Энгельсом о зависимости семьи, ее внутренних отношений от характера исторически складывающихся институтов . Эта идея определила структуру нашего теоретического анализа и построение обобщений из эмпирических данных.

Теоретически основополагающими для нас стали: концепция основных реалий бытия личности и концепция механизмов развития и бытия личности - идентификация-обособление (B.C. Мухина). Для нашего исследования особую значимость приобретают идеи о социально-нормативных и образно-знаковых реалиях, которые выступают как условие мотивации жизненно-важных выборов молодежи. С точки зрения социально-нормативной и культурно обусловленной ментальное™, мотивация выбора брачного партнера для молодежи означает уникальную возможность позитивной реализации своей социально и биологически обусловленной сущности, при вхождении в социум в новом качестве. Идентификацию или обособление при мотивации выбора брачного партнера мы будем

* Энгельс Ф Происхождение семьи, частной собственности и государства.// К. Маркс и Ф Энгельс Избр произв в3 т -М.. Политиздат, 1985 -С 225-370

рассматривать с точки зрения исконных традиций в контексте русской и дагестанской культур.

Нас интересует: 1 - мотивация выбора супруга в контексте одной культуры; 2 - сравнительный анализ мотивации выбора супруга в разных культурных традициях.

Цель исследования - изучить и выявить особенности мотивации выбора брачного партнера в контексте русской и дагестанской культур.

Объект исследования - мотивация выбора брачного партнера как психологический феномен.

Предмет исследования - мотивация выбора брачного партнера в контексте русской и дагестанской культур.

Гипотеза исследования. Мотивация выбора брачного партнера определяется не только возрастными особенностями молодежи, но и традиционными ценностными представлениями о структуре семьи, индивидуальными ценностями (сложившимися в социальном окружении), и личностными установками на брак, а также особенностями идентификации-обособления личности по отношению к выбору брачного партнера.

Гипотеза исследования обусловила постановку и решение следующих

1. Проанализировать теоретические и эмпирические подходы rio проблеме мотивации выбора, а так же к мотивации выбора брачного партнера у молодежи;

2. Изучить культурные традиции, влияющие на мотивацию брачного выбора;

3. Определить особенности единства и отличия русской и дагестанской культуры, влияющие на мотивацию выбора брачного партнера.

Методы исследования. Для реализации целей и задач нашего исследования были использованы следующие методы:

• тест измерения мотивации аффилиации А. Мехбрахиана;

• тест культурно-ценностных ориентации Д. Таусенда;

• тест изучения ценностей Ш. Шварца;

• тест самоактуализации А. Шостром;

• методика «Ролевые ожидания и притязания» (РОП) А.Н. Волковой;

• психобиографическая анкета (в модификации Э.Э. Сыманюк);

• статистические (коэффициент корреляции Спирмена, угловое преобразование Фишера).

Организация исследования. Исследование проводилось в течение 20052008 гг. на базе вузов г. Москвы и г. Махачкалы. Всего в исследовании приняло участие 208 человек, из них представители русской культуры - 104, и представители дагестанской - 104. Все испытуемые городского происхождения, из моноэтнических семей. Образование респондентов -высшее и неоконченное высшее.

Новизна и теоретическая значимость исследования состоит в том, что полученные результаты вносят вклад в изучение семейных взаимоотношений в изменяющихся социальных условиях.

В исследовании установлено, что мотивация выбора брачного партнера определяется представлениями молодежи о функционально-ролевой структуре семьи, индивидуальными ценностями, личностными установками на брак, а также особенностями идентификации или обособления личности по отношению к традиционной культуре.

Практическая значимость исследования состоит в том, что знание специфики возникновения супружеских взаимоотношений в различных формах культурно-детерминированного брака позволило бы оказывать более качественную психологическую помощь семьям, помогать консультировать супружеские пары с учетом особенностей их взаимоотношений и этнической принадлежности.

Достоверность результатов исследования обеспечена методологическими подходами и принципами исследования; использованием комплекса взаимодополняющих надежных и валидных методик, адекватных цели и задачам исследования, привлечением обширного фактического материала и его анализом, применением количественных и качественных методов анализа результатов, репрезентативностью выборки, статистической значимостью эмпирических показателей.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Мотивация выбора брачного партнера зависит от исторически сложившихся и современных социальных установок и семейных ценностей, а также от внутренней позиции самого человека, делающего выбор.

2. У русской и дагестанской молодежи при выборе брачного партнера обнаруживается ценностное единство: в отношении к любви и уважении к партнеру; к значимости общности интересов и взглядов; к материальной обеспеченности.

В рамках выявленного ценностного единства можно указать на общие для русских и дагестанцев тендерные различия. Юноши больше обращают внимание на репродуктивные возможности женщин - молодость, привлекательная внешность. Девушки больше заинтересованы в материальных возможностях мужчины, его способности обеспечивать семью.

3. Особенности отличий брачной мотивации в русском и дагестанском этносах обусловлены культурной спецификой.

Одним из существенных отличий являются ценностные религиозные ориентации: отношение к браку в православии определяется как надличностный союз; у мусульман личностные ориентации на женщину микшируются. У русской молодежи больше выражена мотивация индивидуально-личностной ориентированности, у дагестанской молодежи -группоцентрическая: брачный выбор русской молодежи характеризуется большей мотивацией на индивидуальный выбор и эмоциональностью, выбор

дагестанской молодежи является более зависимым от традиций и более прагматичным. Названные мотивы определяют особенности идентификации-обособления на традиционные ценности своей и иной культур.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы исследования были представлены на заседаниях объединения молодых ученых, на кафедре психологии развития МПГУ. Результаты исследования докладывались на международной научной конференции «Психологические проблемы современной семьи» (16-18 октября 2007 г.).

Теоретические положения и результаты эмпирического исследования используются при разработке семинарских занятий и чтении лекций по курсу «Этнопсихология» на факультете педагогики и психологии МПГУ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений. Работа проиллюстрирована таблицами, схемами и диаграммами. Список литературы включает 229 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во введении отражена актуальность темы, сформулированы цели и задачи исследования, формулируется научная новизна и практическая значимость работы, приводятся положения, выносимые на защиту.

В главе I, - «Теоретико-методологические основания изучения проблемы выбора брачного партнера в современной психологии», -рассматриваются теоретические и методологические подходы к определению мотивов и мотивации.

В самой широкой трактовке феномен мотивации понимается как побуждение (или побудители), который обеспечивает инициацию различных форм жизнедеятельности, действий и других, реально осуществляемых человеком видов активности (Т.В. Корнилова).

На основе детерминистского мировоззрения к настоящему моменту сложились четыре наиболее авторитетные точки зрения на проблемы мотивации: объяснение активности человека через инстинкты и побуждения, которые приводят в действие человеческое поведение (Д. Мак-Дауголл); объяснение проблемного человеческого поведения через динамику скрытых потребностей (3. Фрейд); объяснение осознанных актов поведения и поступков посредством научения и выработки ассоциативных связей (Э. Торндайк); объяснение мотивационных побудителей поведения через индивидуальные различия (Г. Олпорт, Г. Мюррей, Р. Кеттел).

В отечественной психологии можно назвать теорию деятельностного происхождения мотивационной сферы человека, созданную А.Н. Леонтьевым, и исследование Д.Н. Узнадзе неосознаваемых психических явлений и их связи с деятельностью и сознанием.

Согласно концепции А.Н. Леонтьева, мотивационная сфера человека имеет свои источники в практической деятельности. По А.Н. Леонтьеву факторы психической жизни человека влияют на его действия, в результате чего приобретают функцию мотива, который осознается человеком и приобретает новые черты уже в качестве побуждения. От других теорий концепцию А.Н. Леонтьева отличает специфика понятия опредмечивания потребности. Предметное содержание мотива формируется тогда, когда потенциальная система побуждений фиксируется на «найденном» предмете. В дальнейшем в работах В. Вилюнаса представления о «потенциальных мотивах» были обоснованы как потенциальная мотивационная значимость любых явлений или условий предметного и социального мира, поскольку все они могут оказаться значимыми для субъекта.

В работах Д.Н. Узнадзе проблема мотивов и мотивации освещена с точки зрения теории установки. Важный для волевого поведения акт решения предваряется, с его точки зрения, процессом мотивации. Сущность мотивации заключается в том, что отыскивается и находится определенное действие, которое соответствует основной и закрепившейся в жизни человека установке. Так в действиях человека Д.Н. Узнадзе находит соотношение между установкой и мотивацией.

В современной отечественной психологии мотив понимается как сложное интегральное образование. «Границы мотива определяют, с одной стороны, потребность, а с другой - побуждение к достижению реальной цели. Между ними располагаются психологические образования, обеспечивающие сознательный выбор человеком предмета и способа удовлетворения потребности (Е.П. Ильин).

Ряд современных отечественных разработок (A.B. Брушлинский, O.A. Конопкин, A.B. Петровский) свидетельствует о необходимости учета в системообразующих связях, идущих от самого субъекта, векторов его активности.

В целях измерения и классификации мотивов поиск ведется в рамках интуитивно-характерологической теории свойств Ф. Лерша, факторно-аналитической теории свойств Р. Ken ела, теории мотивационных диспозиций У. Мак-Дауголла, классификации психогенных потребностей по Г. Мюррею, теории А. Маслоу относительно упорядочивания мотивационных групп в ценностной иерархии, соответственно их роли в развитии личности. X. Хекхаузен говорит о понятии «таксономии», которое подразумевает не любую классификацию по произвольным основаниям, а ту, в которую все многообразие данных укладывается без остатка. По мнению X. Хекхаузена, наиболее подходящую модель таксономии могла бы дать связь ценностных ориентаций со стремлениями совершить изменения во взаимодействии индивида со средой

В современных психологических разработках ведутся поиски таких истолкований регуляции действий и поступков человека, которые позволили бы выйти за пределы понимания мотивации как внутренних факторов. Одну

из таких позиций представляет так называемый реляционный подход, в котором теория ограничения действий противостоит теориям мотивации, связывающим регуляцию действия с внутренними побудительными силами (И. Израэль).

Одним из первых стал размышлять над причинами вступления в брак основатель классического психоанализа 3. Фрейд. Его психоаналитическая теория опирается на предположение о влечении, которое дети испытывают к родителям противоположного пола. Благодаря сложному бессознательному процессу они могут переносить любовь, испытываемую ими к этому родителю, на своих потенциальных супругов.

Желание объяснить механизм брачного выбора привело к созданию ряда концепций. Наибольшее распространение и популярность в зарубежной социальной психологии получили теории комплементарных потребностей Р. Уинча, теория «стимул-ценность-роль» Б. Мурстейна, инструментальная теория подбора супругов Р. Сентерса, теория «фильтров» А. Керкгоффа и К. Дэвиса, «круговая теория любви» А. Рейса.

Немецкий ученый Р. Зидлер считает, что намерению вступить в брак у большинства людей в европейских промышленно развитых странах предшествует длительный процесс ориентации и социокультурной настройки человека на брак и семью. Выбор брачного партнера можно представить, по мнению Р. Зидлера, как процесс фильтрации. Определенные стадии выбора партнера выделяет и американский социальный психолог Д. Адаме, который изучал прочные студенческие пары на протяжении шести месяцев.

В отечественной психологии проблема выбора партнера, как и специфика добрачного и предбрачного периодов, также являлась предметом научных исследований. Многие аспекты выбора партнера освещались в работах М.А. Абалакиной, А.Н. Волковой, Л.Я. Гозмана, Л.П Панковой, В.И. Овчинниковой, В.И. Слепкова, В.А. Сысенко, O.A. Тырнова, Б.Ю. Шапиро.

Потребность в семейном объединении рассматривается многими учеными как одна из важнейших потребностей молодого человека. Согласно B.C. Мухиной (2004), мотивационные усилия в молодом возрасте направлены на реализацию себя в сфере физического, умственного и личностного развития. Автор выделяет ориентации, на которые распространяются притязания молодых людей. К ним относятся: приобретение эмоциональной и экономической независимости; развитие духовного и интеллектуального потенциала; подготовка к профессии и первичная профессиональная адаптация; начало самостоятельной семейной жизни. B.C. Мухина отмечает, что идеи о социально-нормативных и образно-знаковых реалиях выступают как условие мотивации жизненно-важных выборов молодежи. С точки зрения социально-нормативной и культурно обусловленной ментальное™, мотивация выбора брачного партнера для молодежи уникальная возможность позитивной реализации своей социально

и биологически обусловленной сущности при вхождении в социум в новом качестве.

Таким образом, рассматривая проблему мотивационных устремлений молодых людей, отечественные ученые исходили кз положения о социальной ситуации развития как основном факторе, определяющем формирование личности семьянина.

По мнению Е.В. Фотеевой на вступление в брак влияют, прежде всего, половые стереотипы, что может сказываться на мотивах вступления в брак, на образе брачного партнера. Результаты исследования М.А. Абалакиной показывают, что для межличностного восприятия в предбрачной паре характерна идеализация партнера, вследствие чего завышаются требования, предъявляемые к партнеру, искажаются брачные мотивы.

Представляют интерес культурологические факторы, действующие наиболее мощным образом в выборе партнера. Важнейшим из них является так называемое правило эндогамии-экзогамии. Его функциональная роль состоит в ограничении поля возможных выборов брачного партнера. В психологии семьи правило эндогамии следует понимать как предписание (принуждение) выбирать себе брачного партнера из своей собственной этнической группы, но из разных кланов (если они есть).

Действие социокультурных факторов брачного отбора объясняет, почему в процессе поиска брачного партнера доминирует тенденция к гомогамии, к тому, что супруги оказываются схожими (как правило) в своих наиболее существенных характеристиках. Но действие этих факторов не объясняет, как конкретно происходит отбор, каковы его социально-психологические механизмы, каким именно образом получается так, что одни браки оказываются гомогамными, а другие - гетерогамными. Ответы на эти вопросы дают социально-психологические и психологические теории брачного отбора, в фокусе внимания которых такие проблемы, как комплементарные (дополнительные) потребности, обмены, социализационные факторы, в том числе влияние родителей. В частности, одна из теорий, связывающих степень гомогамии с влиянием родителей, исходит из предположения, что тот факт, будет ли брак детей гомогамным или нет, зависит от характера чувств, эмоций, связывающих родителей и детей.

Психолог C.B. Ковалев считает, что люди вступают в брак, в основном ориентируясь на него (по убыванию) как на хозяйственно-бытовой союз; союз нравственно-психологический; союз семейно-родительский; педагогический; союз интимно-личный. Однако, по мнению автора, ни одна из этих целей не исключает других.

Вступление в брак побуждается системой мотивов, образующих определенную иерархию, в рамках которой можно говорить о смыслообразующих мотивах и мотивах-побудителях. Мотивы различаются степенью осознанности, варьируя в широком диапазоне от сознательных

намерений до бессознательных мотивов. Наконец, мотивы могут реализовать направленность на достижение и направленность на избегание.

Мотивы заключения брака реализуют жизненно значимое отношение личности к миру, составляют основу иерархии человеческих потребностей, отраженных в известной пирамиде А. Маслоу. Наиболее значимыми являются мотивы: 1 - любить самому и быть любимым партнером; 2 -самоутверждения и самореализации, в том числе, мотив социального и статусного утверждения; 3 - удовлетворяющие потребность в чувстве безопасности, где партнер выступает своеобразным заместителем родителя; 4 - аффилиации; 5 - самоактуализации через разделение идентичности в отношениях со значимым Другим; 6 - продолжения рода и стремления к реализации роли родителя; 7 - сексуальное влечение к партнеру и желание иметь стабильные сексуальные отношения; 8 - прагматический мотив (улучшение жилищных условий, материального положения как собственного, так и прародительской семьи с помощью партнера). Для будущего развития супружеских отношений оказывается крайне важной степень совпадения мотивов каждого из партнеров, определяющая меру совпадения ожиданий в отношении брака.

Зарубежные и отечественные теории выбора брачного партнера, на наш взгляд, объединяются в основном двумя идеями. Во-первых, почти все они базируются на принципе социально-культурной гомогамии. Во-вторых, механизм выбора партнера представлен как система фильтров (стадий), последовательно сужающих круг возможных избранников, отсекая неподходящих.

Другим аспектом человеческой ситуации, тесно связанным с потребностью в связанности, является то, что человек испытывает потребность трансцендировать, превзойти свое положение пассивного создания. С точки зрения гуманистической концепции человек в акте творения трансцендирует, преодолевая пределы самого себя как единичного социального агента, поднимаясь над пассивностью и случайностью. Творчество предполагает активность и заботу о другом человеке, близком и дорогом.

Э. Фромм утверждает, что цель брачного поведения мужчин и женщин заключается в том, чтобы быть любимым, чтобы возбудить чувство любви к себе. Мужчины и женщины идут к этой цели разными путями. Большинство людей убеждено, что для завоевания любви достаточно обладать внешней и сексуальной привлекательностью.

Не последнюю роль в этом контексте играет культурная среда. Однако в критериях выбора брачного партнера у народов мира больше сходств, чем различий Д. Басс опросил свыше 10 тысяч мужчин и женщин из 37 стран, расположенных на шести континентах и пяти островах, о том, какие качества они ценят в потенциальных партнерах. На первом месте всюду оказалась «взаимная любовь/привязанность», затем следуют надежность, эмоциональная устойчивость, зрелость и приятный характер.

Мужские и женские ожидания сильно расходятся. Мужчины больше озабочены такими чертами, которые прямо или косвенно свидетельствуют о репродуктивных возможностях женщин - молодость, привлекательная внешность. Женщины же больше заинтересованы в материальных возможностях мужчины, его способности содержать семью и выкормить потомство. В этих вопросах половая принадлежность решительно перевешивает культурные и региональные различия. Что же касается остальных черт, таких как целомудрие, честолюбие, предпочитаемый возраст, то здесь тон задает культура.

По результатам кросс-культурных исследований Д. Басс выдвинул гипотезу о том, что выбор брачного партнера основан на эволюционной стратегии, оптимально подходящей для обеспечения выживания вида.

Таким образом, существует многообразие теорий выбора брачного партнера, ученые выделяют разные критерии такого выбора, но большинство авторов единодушно называют определенный их набор. В то же время установленным считается факт перехода от семьи, основанной на следовании социокультурным предписаниям, к семье, в основе которой лежат межличностные предпочтения, что обсуждается в современной психологии как перестройка ведущих мотивов заключения и сохранения брака.

Ситуацией, актуализирующей брачную мотивацию, является ситуация выбора модели семьи, где понятие «выбор» нами определяется как выработка решения на основе предпочтений и гендерного социального опыта личности Брачная установка в ситуации выбора модели семьи выступает как средство, обеспечивающее целостное брачное поведение человека в контексте культурной принадлежности

Согласно наиболее распространенному сегодня пониманию этого термина, культура есть смыслонесущий и смыслопередающий аспект человеческой практики и се результатов, символическое измерение социальных событий, позволяющее индивидам жить в особом жизненном мире, который они все более или менее понимают, и совершать поступки, характер который понятен остальным. В настоящее время в культурном пространстве России одновременно сосуществуют элементы патриархальной и современной культуры, представлены и повсеместно обнаруживают себя проявления христианской и мусульманской культурных традиций. Рассмотрим их подробнее на примере выбора спутника жизни в христианском и мусульманском типах брака.

Христианское вероучение предписывает миру две модели семьи: идеальную "божественную" и реальную, земную. "Идеальная" христианская семья включает: Отца, Сына и Мать (Богородицу). Она строится на основе принципа власти - совмещения ответственности и доминирования. Кроме "идеальной" божественной семьи христианство предлагает вариант «земной» реальной семьи. Слова «Святое семейство» характеризуют земную семью Иисуса Христа: его самого, приемного отца - Иосифа, Деву Марию. Земная

модель христианской семьи является классическим вариантом детоцентрической семьи.

Структура идеальной православной семьи является производной от общехристианской модели. Но выбор православие делает в пользу "божественной" семьи, а не "Святого семейства". Доминирует в триаде Бог-отец. Он как бы правит миром семьи издали, не присутствуя в нем. Мать и дитя предоставлены сами себе, но периодически ощущают незримую и грозную власть отца. Отвечает за дела семьи Мать. Сын психологически ближе к матери, чем к отцу, и мать также ближе к сыну, чем к отцу. Большая психологическая близость матери к сыну воплощается в доминировании одной из двух ипостасей Марии - роли Матери. В православном вероисповедании роль Богородицы превалирует над ролью жены и, соответственно, материнское отношение - над отношением любовным (отношением полов). Не случайно в православной культуре нет акцента на эротических отношениях между супругами: они не отрицаются и не репрессируются, а как бы признаются малозначительными.

Формально любая семья на Руси начиналась с обряда венчания. Собственно предбрачные отношения между будущими супругами, их качественное содержание играли второстепенную роль, поскольку в принятии решения о браке решающим было слово родителей. Инициатива женитьбы исходила от жениха, невесту же тщательно выбирали. Причем наиболее весомыми были материальные соображения и трудовые навыки невесты.

Святые отцы говорили, что в браке надо стараться избегать грубых несоответствий в возрасте, образовании, внешних данных. Но вместе с тем никто никогда не углублялся в такие тонкости; никто не сверял параметры совместимости. Чудо брака для христиан состоит в том, что Господь часто соединяет, казалось бы, несоединимое.

Условия законности и незаконности христианского брака определяются по православным церковным канонам.

Брак в исламе рассматривается как естественная связь между мужчиной и женщиной. Мужчину от природы влечет к женщине, а женщину - к мужчине. Ислам, созидая семейные узы, позаботился о том, чтобы построить отношения между двумя полами, основываясь на истинах первозданной природы (фитра), внести ясность в психологические и практические стороны этих отношений (Кутб Сайид, 1998). В мусульманском браке муж и жена - единое целое. Коран дает описание естественной связи между мужчиной и женщиной: "Ваши жены для вас -одеяние, а вы - одеяние для них..." (2:187). Приведенная метафора раскрывает сущность супружеских отношений между мужем и женой.

С самых истоков Ислама мусульманам внушалось, что брачные отношения - это источник любви, сострадания и понимания. Самым важным в семейных отношениях является продолжение рода. Второй из важных аспектов - удовлетворение естественных потребностей физиологии в

соответствии с моралью и законами Ислама. Третьей важной целью брака является взаимная помощь супругов в достижении друг другом умственной, эмоциональной и физической зрелости. И, наконец, одна из самых важных целей мусульманского брака - помочь вырасти грядущему поколению праведными, верующими людьми.

Ислам определил принципы выбора будущего супруга или супруги. Выбор жены должен основываться на набожности и моральных правилах. Необходимо, чтобы претендент обладал добрым нравом и был религиозным. Только одного из этих качеств недостаточно, так как успешная семейная жизнь возможна исключительно при наличии их обоих.

Забота о семье в Исламе проявляется в тщательно разработанной всеобъемлющей системе брака. Эта система, берущая начало до семьи, закрепляется браком и продолжается в семейных отношениях. Она состоит из божественных правил и руководств, которые четко обрисовывают права, обязанности и ответственность каждого члена семьи (как родителя, так и ребенка). Ислам сотворил семью звеном в цепи таких же составляющих. Отсюда следует, что семейные отношения должны быть саморазвивающимися, взаимоконтролируемыми, милосердными и исполненными любви. Такая позиция Ислама относительно семьи исходит из фундаментальных принципов Корана, касающихся семейных отношений. Среди установленных шариатом ограничений есть ограничения в вопросах брака и семейных отношений, т.е. брачная мотивация мусульман несвободна от выполнения обязательных для мусульманского брака условий.

Итак, все отличительные черты мусульманского и христианского брака находятся в строгой зависимости от основных религиозных принципов. Каждая религия стремится по этой причине сообщить те или иные формы браку, ибо от них многое зависит. Каковы идеалы и направления религии, таковы и брачные отношения, установленные ею. Христианский и мусульманский браки, различаясь по духу, оказывают разное влияние на семью и общество, по-видимому, эти различия оказывают свое влияние и на мотивацию выбора брачного партнера.

Выбор брачного партнера имеет социальную, культурно-историческую природу, но его мотивационными детерминантами становятся личностные особенности человека. Выбор брачного партнера как культурный феномен включает два пласта: ценностно-нормативный и поведенчески-дескриптивный. Мотивация выбора брачного партнера предполагает не только оперирование некоторыми базовыми представлениями о супружестве и о должном предбрачном поведении, знаниями о способах ухаживания и о типичных социально желательных эмоциях, предшествующих браку, но и опору на некоторые ценности и нормы, так или иначе связанные с вступлением в брак.

Результаты теоретического анализа дали возможность сформулировать гипотезу исследования и построить структуру эмпирической части диссертации.

В главе II, - «Эмпирическое изучение мотивации выбора брачного партнера в контексте русского и дагестанского брака», -

изучалась мотивация выбора брачного партнера, выявлялись ее особенности в контексте русской и дагестанской культур.

Методы эмпирического исследования мотивации брачного партнера в контексте русской и дагестанской культур: тестирование с помощью диагностических методик; качественный и количественный анализ полученных данных с помощью методов математической статистики. Обработка данных проведена с помощью программы для обработки статистической информации «SPSS for Windows 11.5».

Диагностические методики эмпирического исследования: 1.Тест измерения мотивации аффилиации, составленный А. Мехрабианом; 2. Тест культурно-ценностных ориентации Д. Таусенда (в адаптации Л.Г. Почебут); 3. Тест изучения ценностей Ш. Шварца; 4. Психобиографическая анкета, составленная Э.Э. Сыманюк (модифицированный вариант); 5. Тест самоактуализации А. Шостром; 6. Методика «Ролевые ожидания и притязания» (РОП) А.Н. Волковой.

Общая характеристика выборки. Всего в исследовании приняло участие 208 человек, из них относящие себя к русской культуре - 104 человека, и относящие себя к дагестанской культуре - 104 человека. Все испытуемые (в основном) городского происхождения, из моноэтнических семей. Образование респондентов - высшее, неоконченное высшее. Исследование проводилось в течение 2005-2008гг. в г. Москве и г. Махачкале.

Сопоставительный анализ ценностей (тест изучения ценностей Ш. Шварца) на уровне нормативных идеалов показал, что у русской молодежи выше значимость ценностей щедрости, самостоятельности, стимуляции, достижений и власти. Социально-ценностная ориентация (на уровне нормативных идеалов) у русской молодежи представлена высокими показателями личной, индивидуальной успешности (предпочтение самостоятельности, власти, достижений, стимуляции) в благополучной контактной среде (отсюда значимость щедрости). Как тенденцию это можно было обозначить так: ценностностъ в области Я и Другие.

У дагестанской молодежи на уровне нормативных идеалов выше значимость конформности, традиций, универсализма, гедонизма и безопасности. Социально-ценностная ориентация (на уровне нормативных идеалов) респондентов, идентифицирующих себя с дагестанской культурой, представлена высокими показателями (по сравнению с русской молодежью) группоцентризма (ценности традиции, универсализм, конформность и безопасность) с элементами чувственных удовольствий (ценность гедонизма). Как тенденцию это можно обозначить так: ценностностъ в области Другие и Я.

Таким образом, в абсолютном значении ценностей между представителями двух культур есть различия в связи с интенсивностью и выраженностью мотивационных целей. Однако по ранговым позициям различий практически не обсуждаются. Для русской молодежи ценность самостоятельности имеет более высокий ранг, а для дагестанцев ценности безопасности и щедрости получают более высокие ранговые места. Это позволяет утверждать, что в целом для русской и дагестанской молодежи ранговые позиции ценностных ориентации совпадают, некоторые различия касаются индивидуалистической (для русских), и групповой (для дагестанцев) «окрашенности» ценностной сферы. На основании данных о значимой корреляции(р<0,01 Яб =0,995) между иерархиями ценностных ориентации русской и дагестанской молодежи можно сделать вывод о близости религиозно-национального менталитета наших респондентов на уровне нормативных идеалов.

Изучение ценностных ориентаций на уровне индивидуальных приоритетов представило следующие данные: у русской молодежи выше по абсолютной величине значимость ценностей щедрости, самостоятельности, стимуляции, гедонизма, достижений и власти, у дагестанской молодежи на уровне индивидуальных приоритетов выше значимость показателей конформности, традиций, универсализма и безопасности. Картина индивидуальных ценностных приоритетов близка к картине ценностей на уровне нормативных идеалов. Только позиция индивидуалистичности у русской молодежи получает еще большее выражение, поскольку к значимым ценностям добавляется еще и гедонизм.

На уровне индивидуальных приоритетов у респондентов, представляющих две разные культуры, по ранговым позициям вообще нет совпадений. Для русской молодежи более значима мотивационная цель -универсализм, а для дагестанской - самостоятельность. У русской молодежи замыкает список ценность традиций, а у дагестанской замыкает список ценность власти.

Таким образом, для русской и дагестанской молодежи на уровне социальной желательности в ценностной сфере обнаруживается большее ценностное единство, чем на уровне индивидуальных приоритетов, т.е. в декларативном плане сопряжения больше, чем в реальности мировоззрения каждой персоны. Как социальные единицы наши респонденты, принадлежащие к разным культурам и конфессиям, более тождественны, как уникальности они более обособлены. Поскольку ценностные ориентации являются регуляторами поведенческих проявлений, то кажущееся (декларируемое) социально-ценностное единство будет разрушаться при большем сближении в связи с различиями индивидуальных ценностных приоритетов. Русская молодежь будет более самостоятельна, активна и независима в выборе спутника жизни. Дагестанская молодежь в выборе партнера будет больше ориентироваться на своих ближних (эффект группоцентризма), так называемый «выбор с учетом дальнего и ближнего

родства» (М. Эриксон). Будут сказываться ценности конформности, универсализма, традиций и пр.

Брачный союз представляет собой реализацию потребности в близости, взаимопонимании, аффилиации. В мотивации аффиляции дагестанской молодежи как страх быть отвергнутым, так и стремление к принятию одинаково сильны, чего нельзя сказать про русскую молодежь. И быть отвергнутыми, и быть принятыми слабее выражены в русской выборке респондентов. Как русской, так и дагестанской молодежи стремление к принятию выше, чем страх быть отвергнутыми, т.е. преобладает установка на позитивное объединение, на реализацию потребности быть принятым. Поскольку обе мотивационные тенденции сильнее выражены у дагестанской молодежи, можно прогнозировать, что в дагестанской среде будет выше коэффициент брачности (т.е. число одиноких взрослых людей, не состоящих в браке) здесь будет значительно меньше, т.к. потребность в объединении у них намного выше.

Анализ семейных ценностей, ролевых ожиданий и притязаний молодежи (методика РОП) позволяет нам сделать следующие выводы:

• Шкала значимости сексуальных отношений в супружестве. Для русской молодежи значимость сексуального компонента брака незначительно выше такого же показателя у дагестанской молодежи. Полагаем, что это может быть объяснимо тем, что дагестанские девушки, отвечая на вопросы, были более закрыты, чем их русские сверстницы.

• Шкала, отражающая установку юноши (девушки) на личностную идентификацию с брачным партнером: ожидание общности интересов, потребностей, ценностных ориентации, способов времяпрепровождения. Высокие баллы у дагестанской молодежи свидетельствуют об идентификационных установках, более низкие установки у дагестанской предполагают высокую ориентацию на личную автономию. Обнаруживается парадокс: ценность личностной самостоятельности и независимости как ценностная ориентация русской молодежи, в области семейных ценностей теряет свою значимость. У дагестанской молодежи добрачная конформность сменяется в области семейных ценностей высокой степенью самостоятельности и автономии.

• Шкала, измеряющая установку будущего супруга(ги) на реализацию хозяйственно-бытовых нужд семьи. Полученные данные свидетельствуют, что притязания молодежи в этой сфере выше, чем ожидания, т.е. собственная активность в ведении домашнего хозяйства ценится (видится) выше. Возможно, это завуалированные притязания на главенство в семейной сфере. Следует отметить, что для русской молодежи как ожидания, так и притязания в этой сфере примерно одинаковы, тогда как в дагестанской среде установки (готовность) на собственное личное участие в реализации хозяйственно-бытовых нужд намного выше, чем ожидания подобных действий от партнера. По-видимому, для русской молодежи за этим можно увидеть ориентацию на эгалитарный тип брачно-семейных

отношений, а для дагестанской молодежи - на патриархальный вариант брачно-семейных отношений. С нашей точки зрения, дагестанская молодежь более реалистична в хозяйственно-бытовых ожиданиях и притязаниях.

• Шкала, позволяющая судить об отношении будущего супруга(и) к родительским обязанностям. По полученным данным обнаруживается установка и русской и дагестанской молодежи на собственную высокую активность и ответственность в воспитании детей. Картина ожиданий и притязаний у обеих групп респондентов примерно одинакова. Однако у дагестанской молодежи установки на принятие собственной ответственности за воспитание детей несколько выше.

• Шкала, отражающая установку будущего супруга(и) на значимость внешней социальной активности (профессиональной, общественной) для стабильности брачно-семейных отношений. В данном случае обнаруживается, что и у русской, и у дагестанской молодежи ожидания проявлений социальной активности от партнера выше, чем собственная потребность в социальной самореализации. По-видимому, здесь дает знать о себе неопределенность профессиональных перспектив современной молодежи, некоторая неуверенность в завтрашнем дне, в возможности найти стабильную высокооплачиваемую работу.

• Шкала, отражающая установку будущего супруга(и) на значимость эмоционально-психотерапевтической функции брака. И у русской, и у дагестанской, молодежи притязания в этой сфере выше ожиданий, т е. собственное стремление стать семейным психотерапевтом сильнее, чем уверенность в возможности получить подобное от партнера. Причем и в ожиданиях, и в притязаниях в данном случае показатели русской молодежи выше.

• Шкала, отражающая установку будущего мужа (жены) на значимость внешнего облика, его соответствия стандартам современной моды. У русской молодежи выше стремление самому выглядеть более привлекательно, у дагестанской молодежи в данном случае выше желание иметь внешне красивого партнера.

Анализ семейно-функциональных приоритетов в русской и дагестанской выборках: для функционально-ролевого существования брака, для русской молодежи выявлена ориентация на эмоционально-терапевтическую подоплеку брака (вкупе с внешней привлекательностью и хозяйственно-бытовой функциями), а для дагестанской молодежи - на детско-родительскую сферу брачных отношений (вкупе с социальной активностью самих родителей). Для русских главное в браке -эмоциональная близость партнеров, теплота отношений, для дагестанцев главное в браке - дети, их будущее.

Определяя принадлежность субъектов к динамически развивающимся, современным или традиционным культурным формациям (тест культурно-

ценностных ориентации Д. Таусенда) отметим: общий контур культурно-ценностной ориентированности русских и дагестанцев идентичен, наибольшее предпочтение респонденты отдают ценностям традиционной культуры. В контексте русской культуры обнаружено, что традиционная культурно-ценностная ориентированность преобладает, за ней следует ориентация на ценности современной культуры, и замыкает - ориентация на ценности развивающейся культуры.

В контексте дагестанской культуры в большей степени проявляется ориентация на ценности традиционной и современной культуры, а вот ценности динамически развивающейся культуры обладают значительно меньшей степенью выраженности.

Анализ каждого раздела на степень выраженности ценностей в контексте русской и дагестанской культуры показал, что значение ф* достигает критического уровня лишь в некоторых вопросах. Например:

• «В моей культуре люди считают самым основным в своих взаимоотношениях»... Большое число русской молодежи (29,2 %) ответили: «индивидуальность, самобытность личности», в дагестанской выборке этот показатель всего 4,0 %, ф*эмп= 5,3 и различия статистически значимы при р< 0,01. Большое число дагестанцев (33,1%) ответили: «наследство и происхождение», в русской выборке этот показатель всего 19,6%. ф*ЭМ[,= 2,22 и различия статистически значимы при р< 0,05. Ответ «большую семью» выбрали 51,2% русских и 62,9% дагестанцев. ф*Эм„= 1,7, различия статистически значимы при р< 0,05. Таким образом, вопрос о взаимоотношениях оказался самым дифференцирующим разделом теста культурно-ценностных ориентации Таусенда.

• «В моей культуре важнейшим фактором при принятии решений люди считают»... Ответ «будущее» набрал в русской выборке 38,5%, а в дагестанской - 23,0%. ф*эчп=2,35, различия статистически значимы при р< 0,05.

Из всего сказанного можно сделать вывод о незначимой разнице ценностей в контексте русской и дагестанской культуры и их традиционной ориентированности. Однако статистически подтверждается различие в большей ориентированности русской молодежи на эгоцентрические позиции, а дагестанской на группоцентрические (в частности на семью и ближайший родственный круг).

Таким образом, в ценностях изучаемых респондентов в контексте русской и дагестанской культур обнаружены различия. Обе культуры преимущественно относятся к традиционным по классификации Ф. Клакхон и Ф. Стродбека, но тенденции русской культуры ближе к динамически развивающимся культурам, а тенденции дагестанской культуры ближе к современным культурам. Различия касаются зависимости от ближайшего социального окружения, внутренней свободы и самостоятельного независимого позиционирования человека, степени регламентации действий и поступков со стороны сообщества, отношений к природе.

Тендерные различия в культурно-ценностных ориентациях выражены в той же степени, что религиозно-культуральные. У мужчин преобладают ценности традиционной культуры, у женщин ценности современной культуры, второе место у мужчин занимают ценности динамически развивающийся культуры, а у женщин ценности традиционной культуры, и, наконец, третьи по важности у мужчин - это ценности современной культуры, а у женщин - ценности динамически развивающийся культуры. Из анализа культурно-ценностных ориентации в тендерном аспекте можно сделать вывод, в соответствии с которым у женщин в наибольшей степени отражены ценности современной культуры, у мужчин центральное положение занимают ценности традиционной и динамически развивающихся культур.

Мотивационные и ценностные факторы имеют большое значение в выборе брачного партнера, но не менее важны и личностные качества, индивидуально-характерологические особенности.

Выявлено (тест самоактуализации А. Шостром), что русскую молодежь отличает гибкость поведения, сензитивность, спонтанность, ей свойственно выраженное самоуважение и самопринятие. Русская молодежь толерантна к проявлениям агрессии, она контактна, и имеет более высокие познавательные потребности. Высокий балл русская молодежь набирает по шкале «Взгляд на природу человека».

Для дагестанской молодежи характерна ориентация во времени, поддержка, ценностная ориентированность, синергетичность и креативность.

Различия по общим баллам теста самоактуализации для русской и дагестанской молодежи статистически не значимы (р<0,001). Различия на статистически значимом уровне обнаружены по параметрам «Поддержка» и «Самоуважение» (р<0,05). Для русской молодежи свойственно большее самоуважение, а дагестанской молодежи свойственна опора на себя. Различие здесь достаточно тонкое, мы склонны трактовать это таким образом: для русской молодежи характерно эмоциональное отношение к себе, а для дагестанской рациональное отношение, что, безусловно, находит свое отражение в брачной мотивации молодых людей

В заключении подведены итоги выполненного исследования, сформулированы основные выводы:

1. Мотивация выбора брачного партнера у молодежи в большей мере зависит от характера исторически складывающихся институтов семьи, а так же от новых традиций конца XX - начала XXI столетий, когда индустриализация и компьютеризация создают условия для столкновения цивилизаций и делают доступными идеи всемирной интеграции культур. Эти объективно представленные условия оказывают влияние на мотивацию

выбора брачного партнера в зависимости от культурного и социального уровня молодежи.

2. Мотивация выбора брачного партнера зависит от исторически сложившихся и современных социальных установок и семейных ценностей, а также от внутренней позиции самого человека, делающего выбор.

3. У русской и дагестанской молодежи при выборе брачного партнера обнаруживается ценностное единство: в отношении к любви и уважении к партнеру; к значимости общности интересов и взглядов; к материальной обеспеченности.

В рамках выявленного ценностного единства можно указать на общие для русских и дагестанцев тендерные различия. Юноши больше обращают внимание на репродуктивные возможности женщин - молодость, привлекательная внешность. Девушки больше заинтересованы в материальных возможностях мужчины, его способности обеспечивать семью.

4. Особенности отличий брачной мотивации в русском и дагестанском этносах обусловлены культурной спецификой.

Одним из существенных отличий являются ценностные религиозные ориентации: отношение к браку в православии определяется как надличностный союз; у мусульман личностные ориентации на женщину микшируются. У русской молодежи больше выражена мотивация индивидуально-личностной ориентированности, у дагестанской молодежи -группоцентрическая: брачный выбор русской молодежи характеризуется большей мотивацией на индивидуальный выбор и эмоциональностью, выбор дагестанской молодежи является более зависимым от традиций и более прагматичным. Названные мотивы определяют особенности идентификации-обособления на традиционные ценности своей и иной культур.

5. Сравнительный анализ мотивации выбора брачного партнера у молодежи русской и дагестанской культур показал: при общей побудительной силе к браку (половое, социальное, культурное созревание) мотивация выбора супруга обусловлена исторически сложившимися традициями и современными социальными ожиданиями, которые проявляются в общих установках на брак и на мотивацию выбора брачного партнера, а также на особенностях субъективно переживаемых мотивов.

Основные результаты исследования представлены в следующих публикациях (Общий объем - 2,5 п.л.):

1. Айгунов В Р. Мотивация выбора брачного партнера в контексте русской и дагестанской культур /В.Р. Айгунов// Вестник Университета (Государственный университет управления). - 2008. - №1(39). - С. 9 - 12. (0,4 пл.).

2. Айгупов В.Р. Выбор брачного партнера: русская и дагестанская молодежь /З.И. Айгумова, В.Р. Айгунов// Развитие личности. - 2008. - №2. -С. 102-120.(1,1 п.л.) (50% личного участия).

3. Айгунов В.Р. Методологические и методические основы изучения брачной мотивации в контексте различных культур /В.Р. Айгунов// Актуальные проблемы психологического знания: Сборник научных трудов. -М.: Из-во МГОУ, 2006. - Выпуск 2. - С. 4 - 7. (0,3 п.л.).

4. Айгунов В.Р Выбор брачного партнера как психологическая проблема /В.Р. Айгунов// Актуальные проблемы психологического знания: Сборник научных трудов. - М.: Из-во МГОУ, 2006. - Выпуск 3. - С. 4 - 16.

(0,7 пл.).

Подп. к печ. 09.10.2008 Объем 1.25 п.л. Заказ №.127 Тир 100 экз.

Типография МПГУ

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Айгунов, Владислав Русланович, 2009 год

Введение.

Глава 1. Теоретико-методологические основания изучения проблемы брачного выбора в современной психологии.

1.1. Основные подходы к изучению мотивации в современной психологии.

1.2. Брачный выбор как психологическая проблема.

1.3. Особенности мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи в контексте православной и исламской традиций.

Глава 2. Эмпирическое изучение мотивации брачного выбора у молодежи.

2.1. Описание и обоснование методов данного исследования.

2.2. Анализ результатов исследования мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи.

Введение диссертации по психологии, на тему "Мотивация выбора брачного партнера у молодежи"

Актуальность исследования обусловлена необходимостью научного осмысления мотивации брачного выбора на современном этапе, когда происходит интенсификация социальных процессов на одном геополитическом пространстве. Особое значение имеет данная проблема для психологии развития в связи с тем, что мотивация является одной из основных детерминант поведения личности.

Брачный выбор, как психологически значимый акт предъявления социальной позиции и ценностных ориентаций личности, базируется на совокупности биологически (половое созревание), социально (этнокультурные традиции, система семейных отношений и др.) и психологически (чувства, самоактуализация, личностные качества) обусловленных характеристиках, формирующихся в процессе тендерной социализации, половой идентификации.

Мотивация брачного выбора у молодежи в большей мере зависит от характера исторически сложившихся институтов семьи, а так же от новых социальных процессов конца XX - начала XXI столетий, когда индустриализация и информационные процессы создают условия для столкновения цивилизаций, интеграции культур.

Актуальность исследования состоит в выявлении особенностей мотивации брачного выбора у молодежи в многонациональной России. Полученные результаты обогатят арсенал психологии развития спецификой мотивации брачного выбора в контексте культур.

Методологическая основа исследования. Общей методологической основой исследования является принятая в отечественной психологии идея о развитии личности путем присвоения материальной и духовной культуры общества. В контексте нашего исследования идея о присвоении культуры может рассматриваться через особенности социальных установок при брачном выборе и семейные ценности. Для нас значимы положения, сформулированные

Ф. Энгельсом о зависимости семьи, ее внутренних отношений от характера исторически складывающихся институтов1.

Теоретически основополагающей для нас стала концепция основных реалий бытия личности (B.C. Мухина). Особую значимость приобретает идея о социально-нормативной реалии, которая выступает как условие проявления мотивации жизненно-важных выборов молодежи.

Цель исследования - выявить особенности мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи.

Объект исследования - мотивация брачного выбора как социально-психологический феномен.

Предмет исследования - мотивация брачного выбора у русской и дагестанской молодежи.

Гипотеза исследования. Мотивация брачного выбора у современной молодежи определяется традиционными ценностными представлениями о структуре семьи, индивидуальными ценностями и установками на брак, сложившимися в социальном окружении.

Цель и гипотеза исследования обусловили постановку и решение следующих задач:

1. Проанализировать теоретические и эмпирические подходы по проблеме мотивации выбора;

2. Рассмотреть модели семейных отношений в христианской и мусульманской культурных традициях.

3. Выявить сходства и различия в мотивации брачных выборов у русской и дагестанской молодежи.

Методы исследования. Для реализации целей и задач нашего исследования были использованы следующие методы: тест измерения мотивации аффилиации А. Мехбрахиана; методика «Ролевые ожидания и притязания» (РОП) А.Н. Волковой; тест культурно-ценностных ориентаций

1 Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.// К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр. произв. в 3 т. - М. 1985. - С. 225-370.

Д. Таусенда; тест изучения ценностей Ш. Шварца; тест самоактуализации А. Шостром; статистические (коэффициент корреляции Спирмена, угловое преобразование Фишера).

Организация исследования. Исследование проводилось в течение 20052008 гг. на базе вузов г. Москвы и г. Махачкалы. Всего в исследовании приняло участие 208 человек, из них русская молодежь - 104 (женская выборка - 52 человека; мужская - 52 человека), и дагестанская молодежь - 104 (женская выборка - 52 человека, мужская - 52 человека). Все испытуемые городского происхождения, из моноэтнических семей. Образование респондентов -высшее и неоконченное высшее.

Теоретическая значимость и новизна исследования заключается в результатах исследования мотивации брачного выбора, полученных на сравнительном анализе русской и дагестанской молодежи.

Исследование обогащает научные знания в области психологии развития. Полученные результаты вносят вклад в изучение семейных взаимоотношений в контексте культур. Установлено, что мотивация брачного выбора определяется традиционными ценностными представлениями о структуре семьи, индивидуальными ценностями и установками на брак, сложившимися в социальном окружении.

Выявлено, что в мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи на уровне социально-нормативной желательности обнаруживается большее ценностное единство, чем на уровне индивидуальных приоритетов, то есть на декларативном плане сопряжения больше, чем в реальности мировоззрения каждой личности.

Практическая значимость исследования определяется тем, что результаты исследования могут быть рекомендованы к использованию при консультировании по проблеме супружеских отношений с учетом особенностей их взаимоотношений и этнической принадлежности.

Теоретический и эмпирический материал данной диссертации могут быть использованы при чтении курсов по психологии развитии личности, этнопсихологическим основам развития личности. На основе полученных данных может быть разработана программа по этнопсихологии семейных отношений.

Достоверность результатов исследования обеспечена методологическими подходами и принципами исследования; использованием комплекса взаимодополняющих надежных и валидных методик, адекватных цели и задачам исследования, привлечением обширного фактического материала и его анализом, применением количественных и качественных методов анализа результатов, репрезентативностью выборки, статистической значимостью эмпирических показателей.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Мотивация брачного выбора, при общей побудительной силе к браку (половое, социальное, культурное, психологическое созревание), обусловлена исторически сложившимися традициями и современными социальными ожиданиями, которые проявляются в общих установках на брак и на мотивацию брачного выбора, а также на особенностях субъективно переживаемых мотивов.

2. В мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи на уровне социально-нормативной желательности обнаруживается большее ценностное единство, чем на уровне индивидуальных приоритетов, то есть на декларативном плане сопряжения больше, чем в реальности мировоззрения каждой личности.

3. Особенности отличий брачной мотивации у русской и дагестанской молодежи обусловлены культурной спецификой. У русской молодежи больше выражена мотивация индивидуально-личностной ориентированности, у дагестанской - группоцентрическая. Брачный выбор русской молодежи характеризуется большей мотивацией на индивидуальный выбор и эмоциональностью, выбор дагестанской молодежи является более зависимым от традиций и прагматичным. В брачной мотивации для русской молодежи 7 значимо эмоционально-позитивное отношение, а для дагестанской - большее значение имеет факт родительства, рождения и воспитания детей.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы исследования были представлены на заседаниях объединения молодых ученых, на кафедре психологии развития МПГУ. Результаты исследования докладывались на международной научной конференции «Психологические проблемы современной семьи» (16-18 октября 2007 г.).

Теоретические положения и результаты эмпирического исследования используются при разработке семинарских занятий и чтении лекций по курсу «Этнопсихология» на факультете педагогики и психологии МПГУ.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений. Работа проиллюстрирована таблицами, схемами и диаграммами. Список литературы включает 265 наименования.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Заключение

Результаты проведенного исследования дали основание для подтверждения выдвинутых гипотез и позволило сформулировать следующие выводы:

1. Сравнительный анализ мотивации брачного выбора у русской и дагестанской молодежи показал: при общей побудительной силе к браку (половое, социальное, культурное, психологическое созревание) мотивация выбора супруга обусловлена исторически сложившимися традициями и современными социальными ожиданиями, которые проявляются в общих установках на брак и на мотивацию брачного выбора, а также на особенностях субъективно переживаемых мотивов.

2. В брачном выборе, как для русской, так и дагестанской молодежи на уровне социальной желательности обнаруживается большее ценностное единство, чем на уровне индивидуальных приоритетов, т.е. в декларативном плане сопряжения больше, чем в реальности мировоззрения каждой персоны. Как социальные единицы изучаемая молодежь, принадлежащая к разным культурам и конфессиям, более тождественна, как уникальности они более обособлены.

В брачной мотивации этнические и религиозные различия в культурно-ценностных ориентациях менее существенны, чем половые. Мужчины более традиционны и консервативны в своих установках, чем женщины.

У русской и дагестанской молодежи преобладает установка на позитивное объединение, на реализацию потребности быть принятым. Но у дагестанской молодежи тенденции к объединению, мотив аффиляции выражен сильнее, то есть потребность в объединении у них намного выше, чем у русской молодежи.

3. Особенности отличий брачной мотивации у русской и дагестанской молодежи обусловлены культурной спецификой. У русской молодежи больше выражена мотивация индивидуально-личностной ориентированности, у дагестанской - группоцентрическая (брачный выбор русской молодежи

171 характеризуется большей мотивацией на индивидуальный выбор и эмоциональностью, выбор дагестанской молодежи является более зависимым от традиций и более прагматичным). В брачной мотивации для русской молодежи значимо эмоционально-позитивное партнерство, а для дагестанской - имеет значение факт родительства, рождения и воспитания детей.

Декларируемое социально-ценностное единство русской и дагестанской молодежи разрушается при большем сближении в связи с различиями индивидуальных ценностных приоритетов - русская молодежь проявляет самостоятельность, активность и независимость в выборе спутника жизни; дагестанская молодежь в выборе партнера ориентируется на ближайшее окружение.

Результаты проведенных научно-теоретических и эмпирических исследований убеждают, что заявленные гипотезы получили подтверждение, как на уровне теоретических выкладок, так и в практической деятельности. Вместе с тем проблематика брачного выбора у молодежи остается актуальной и достойной научного изучения, в ходе которого могут быть раскрыты новые значимые грани этого феномена.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Айгунов, Владислав Русланович, Москва

1. Абалакина М.А., Агеев B.C. Анатомия взаимопонимания. - М.: Знание, 1990.-64 с.

2. Абдуррохман бни Мухаммад Авзи алъ Джузирийю. Китаб-уль-фикхи 'алал мазахиб-иль-арба'ати. (арабский язык) (Книга о законодательстве по четырем мазхабам). Бейрут, 1996. - 510 с.

3. Абулъханова К.А., Енакаева P.P. Российский менталитет, или Игра без правил? (Российско-французские кросс-культурные исследования и диалоги) // Российский менталитет: Психология личности, сознание, социальные представления. М.: ИП РАН, 1996. - С. 4 - 27.

4. Авдуевская Е.П., Петровская JI.A. Проблема одиночества с позиций гуманизма // Вопросы психологии. 1991. - №4. - С. 179-181.

5. Агеев B.C. Психологические и социальные функции полоролевых стереотипов // Вопросы психологии. 1987. - №2. - С. 152 - 157.

6. Адлер А., Ассаджиоли Р., ЮнгК.Г. и др. Трансформация и сублимация сексуальной энергии. М.: Независимая ассоциация психологов-практиков, 1996. - 240 с.

7. Азарова Е.А. Проблема тендерных стереотипов в моральном сознании. Дис. . канд. фил. наук. СПб., 2000. - 209 с.

8. Айгумова З.И. Этническое самосознание молодежи в ситуации многополярного миропорядка. -М.: Прометей, 2005. 175 с.

9. АккерманД. Любовь в истории. Секс в Библии. М.: Крон-Пресс, 1995. -464 с.

10. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. М.: Независимая фирма «Класс», 2004. - 208 с.

11. Алешина Ю.Е. Цикл развития семьи: исследования и проблемы // Вестник МГУ. СерияН. Психология. 1987. - №2. - С. 60 - 72.

12. АлешинаЮ.Е., ВоловичА.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии. 1991. - №4. - С. 74 - 82.

13. Алёшина Ю.Е., Гозман Л.Я., Дубовская Е.М. Социально-психологическиеметоды исследования супружеских отношений. М.: МГУ, 1987. - 120 с.

14. Алъберони Ф. Дружба и любовь / Пер. с итал. Т.З. Клебановой. М.: Прогресс, 1991. - 167 с.

15. Андреев И.Л. Игры, которых не знает Европа // Мир психологии. 1998. №4.-С. 194-211.

16. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996. - 421 с.

17. Андреева Т.В. Семейная психология. СПб.: Речь, 2004. - 244 с.

18. Антокольская М.В. Семейное право: Учебник. М.: Юристъ, 1999. - 336 с.

19. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. М.: МГУ, 1996. - 304 с.

20. АнтонюкЕ.В. Становление ролевой структуры молодой семьи и её восприятие супругами // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1989. -№4. - С. 25 - 34.

21. Аргайл М. Психология счастья / Пер. с. англ. А. Лисицына СПб.: Питер, 2003.-271 с.

22. Артамонова Е.И, Екжанова Е.В., Зырянова Е.В. и др. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Е.Г. Силяевой М.: Академия, 2005 - 192 с.

23. Арутюнов С. Шариату на Северном Кавказе необходимо создать легальную правовую нишу // Итоги. 1999. - №3. - С. 14-16.

24. Арутюнянц Э. Педагогический потенциал семьи и проблема социального инфантилизма молодежи // Отец в современной семье. Вильнюс. - 1988. -С. 26-33.

25. Афанасьев А.Ю. Синтаксис любви (типология личности: прогноз парных отношений). М.: Остожье, 2000. - 494 с.

26. БабаянцВ.В. Межкультурное общение: некоторые аспекты коммуникативных барьеров // Научные труды СевКавГТУ. Серия «Гуманитарные науки». 2003. - №8. - С. 180 - 184.

27. Баз Л.П. Способ оценки особенностей взаимодействия в диаде (на примере решения супругами совместной задачи) // Психологический журнал. -1995.-№4.-С. 109- 117.

28. БассД. Стратегия выбора партнера // Хрестоматия «Сексология». СПб.: Питер, 2001.-512 с.

29. Бейкер К. Теория систем М. Боуена // Вопросы психологии. 1991. - №6. -С. 155- 164.

30. Берн Э. Игры, в которые играют люди. М.: Попурри, 2006. - 512 с.

31. Берн Э. Секс в человеческой любви. М.: Эксмо-Пресс, 2003. - 352 с.

32. Бессмертный Ю.Л. Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени / Под ред. Ю.Л. Бессмертного. -М.: РГГУ, 2000.-582 с.

33. БлокДж.Х. Влияние дифференцированной социализации на развитие личности мужчин и женщин // Практикум по социальной психологии. -СПб.: Питер, 2000. 528 с.

34. Бодалева A.A., СтолинаВ.В. Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. A.A. Бодалева, В.В. Столина. М.: Педагогика, 1989. - 208 с.

35. Бромлей Ю.В., Подольный Р.Г. Человечество это народы. - М.: Мысль, 1990.-391 с.

36. Брушлинский A.B. Проблемы психологии субъекта. М.: ИП РАН, 1994. -109 с.

37. Бубер M Я и Ты. М. : Наука, 1993. - 321 с.

38. БурлачукЛ.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. -СПб.: Питер Ком, 1999. 528 с.

39. Бутовская М.Л. Тайны пола. Мужчина и женщина в зеркале эволюции. -Фрязино: Век 2, 2004. 368 с.

40. Бызова В.М. Психология этнических различий: проблемы менталитета, отношений, понимания: Дис. . д-ра психол. наук. СПб., 1998. - 403 с.

41. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. -СПб.: Речь, 2001.- 144 с.

42. Василев К. Любовь. М.: Прогресс, 1982. - 384 с.

43. Василюк Ф.Е. Психология переживания. М.: МГУ, 1984. - 200 с.

44. Вебер Г. Кризисы любви: системная психотерапия Берта Хеллингера. М.: ИПРАН, 2001.-304 с.

45. Вейнингер О. Пол и характер: Принципиальное исследование. М.: Терра,1999.-464 с.

46. Весельницкая Е. Женщина в мужском мире. СПб.: Фонд «Лики культур»,2000.-160 с.

47. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. М.: МГУ, 1990.- 189 с.

48. Вилюнас В.К. Психологические механизмы биологической мотивации. -М.: МГУ, 1986.-320 с.

49. Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. М.: МГУ, 1976. -142 с.

50. Виссон Л. Чужие и близкие в русско-американских браках. М.: Валент,1999.-208 с.

51. ВитакерК., БамберриВ. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход, основанный на личностном опыте. М.: Независимая фирма «Класс», 2005. - 176 с.

52. Витек К. Проблемы супружеского благополучия. М.: Прогресс, 1988. -142 с.

53. Волкова А.И., Трапезникова Т.М. Методические приёмы диагностики супружеских отношений // Вопросы психологии. 1985. - №5. - С. 110 -116.

54. Волкова А.Н., Штильбанс В.И. На пороге семьи. Л.: Ленингр. орг. о-ва «Знание» РСФСР, 1989. - 18 с.

55. Воронина O.A. Социокультурные детерминанты развития тендерной теории в России и на Западе // Общественные науки и современность.2000.-№4.-С. 9-20.

56. ВундтВ. Основы физиологической психологии В 3 томах. Т. 1. СПб., 1913-1914.-322 с.

57. ГачевГ.Д. Национальные образы мира. Евразия космос кочевника,земледельца и горца. М.: Институт ДИ-ДИК, 1999. - 368 с.

58. Гелбрейт Дж. Новое индустриальное общество. М.: ACT, 2004. - 602 с.

59. Гозман Л.Я. Процессы межличностного восприятия в семье //Межличностное восприятие в группе. -М.: МГУ, 1981.-С. 210 -232.

60. Гозман Л.Я. Психология эмоциональных отношений. М.: МГУ, 1987. -176 с.

61. Гозман Л.Я., Алешина Ю.Е. Общение и развитие взаимоотношений в супружеской паре // Общение и оптимизация совместной деятельности / Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. М.: МГУ, 1987. - С. 140 - 152.

62. Гозман Л.Я, Алешина Ю.Е. Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы // Вестник Моск. ун-та. Серия 14. Психология. 1985. - № 4. - С. 10 - 20.

63. Голод С.И. Моногамная семья: кризис или эволюция? (Социологический анализ) // Социально-политический журнал. 1995. - №6. - С. 74 - 87.

64. Голод С.И. Стабильность семьи: социологический и демографический аспекты. JL: Наука, 1984. - 135 с.

65. Грицанов А.А., Синило Г.В. Энциклопедия / Сост. и общ. ред. А.А. Грицанов, Г. В. Синило. М.: Книжный Дом, 2007. - 960 с.

66. Грюнвалъд Б.Б., МакабиГ.В. Консультирование семьи. М.: Когито-Центр, 2004.-415 с.

67. Гуггенбюль-Крейг А. Брак умер да здравствует брак! - М.: Когито-Центр, 2006.-112 с.

68. Гурко Т.А. Влияние добрачного поведения на стабильность молодой семьи // Социологические исследования. 1993. - №2. - С. 58 - 74.

69. Давыдова Н.М. Глава семьи: распределение ролей и способ выживания // Общественные науки и современность. 2000. - №4. - С. 51 - 58.

70. Дас А.Р. Принципы выбора брачного партнера // «АУМ». 1991. - №3. -С. 11-19.

71. Дашковский П.К. К вопросу о соотношении категорий «менталитет» и «ментальность»: историко-философский аспект // Философские дескрипты.- 2002.- №2. С. 36 - 44.

72. Делокаров К.Х. Женщина и ценности западноевропейской индустриальной цивилизации // Общественные науки и современность. 2000. - №4. - С. 68 - 74.

73. Денежная А.Г. Трактат о любви. М.: КСП+, 2002. - 304 с.

74. Джеймс М. Брак и любовь. М.: Прогресс, 1985. - 192 с.

75. Джидарьян И.А. Представление о счастье в русском менталитете // Психологический журнал. 1997. - №3. - С. 13-20.

76. Дзадзиева Н., Черджиев А. Этнополитические представления молодежи // Бюллетень Владикавказского института управления. 1998.-№1.-С. 6 -18.

77. Димосфэнус А. Прасини аспида / Пер. с греч. А. Никифоровой // Интернет-ресурсы.

78. Добрович А.Б., Ясицкая O.A. Милые бранятся. М.: Моск. Рабочий, 1988. -174 с.

79. Домострой. Памятники литературы Древней Руси. Середина XVI в. М., 1986.

80. Дружинин В.Н. Психология семьи. СПб.: Питер, 2005. — 176 с.

81. Дубов И.Г. Феномен менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. 1993. - №5. - с. 20 - 29.

82. Елизаров А.Н. Роль духовных ценностных ориентаций в процессе интеграции семьи // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 1997. - №3. - С. 59 - 67.

83. Енгалычев В. Ф., Ляудис В.Я., Чикалов H.A. Диагностика ролевых семейных символических установок личности в работе практического психолога // Личность и группа в социально-психологических исследованиях. Вып. 1. -М.: ИП РАН, 1994. С. 24 - 38.

84. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов. М.: МПСИ: Флинта, 2002.-С. 166.

85. Журавлев A.JT. Роль системного подхода в исследовании психологии трудового коллектива // Психологический журнал. 1988. - №6.

86. Здравомыслова О.М. «Русская идея»: антиномия женственности и мужественности в национальном образе России // Общественные науки и современность. 2000. - №4. - С. 109 - 115.

87. Здравомыслова О.М. Семья и общество: тендерное исследование российской трансформации. М.: УРСС, 2003. - 200 с.

88. ЗидерР. Социальная история семьи в Западной и Центральной Европе (конец XVIII-XX вв.). М.: Владос, 1997. - 302 с.

89. Золотухина М.В. Мир американской семьи. М.: РАН, 1999. - 320 с.

90. Зубкова Е.Ю., Куприянов А.И. Ментальное измерение истории: поиски метода // Вопросы истории. 1995. - №7. - С. 153 - 160.

91. Зыкова М.Н. Фольклор как социально-психологический феномен (на примере свадебного обряда). М.: МПСИ, 2006. - 80 с.

92. Израэлъ И. Психология мотивации или социология ограничений? // Альманах THESIS. Мир человека. 1993. - №5. - С. 92 - 114.

93. Ильин Е.П. Сущность и структура мотива // Психологический журнал. -1995.-№2/16.-С. 27-42.

94. Ильин И.П. Мотивация и мотивы. СПб.: Питер, 2000. - 512 с.

95. Карандашев В.Н., ДмитрукС.В. Методика Ш.Шварца по изучению ценностных ориентаций личности. Вологда: Вологда, 2002. - 22 с.

96. Карцева Т.Е. Изучение индивидуально-личностных особенностей членов дружеских пар. // Психологический журнал. 1981. - №5/2. - С. 164 - 166.

97. Квинн В. Прикладная психология. СПб.: Питер, 2000. - 560 с.

98. Кибизова Э.Э. Этносоциальные ценности представителей разных поколений (на примере русских и осетин): Дис. . канд. психол. наук. -СПб., 1999.-198 с.

99. Ковалев C.B. Подготовка старшеклассников к семейной жизни. М.: Просвещение, 1991. - 143 с.

100. Ковалев C.B. Психология семейных отношений. М.: Педагогика, 1987. -160 с.

101. Ковалев C.B. Психология современной семьи: Информационно-методические материалы к курсу «Этика и психология семейной жизни»: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1988. - 208 с.

102. Коллинз Р. Введение в неочевидную социологию: любовь и собственность // Антология тендерной теории. Минск: Пропилеи, 2000. - 245 с.

103. Кон И.С. Введение в сексологию. М.: Переплет, 1988. - 320 с.

104. Кон И.С. Человек: мужчина и женщина. Вкус запретного плода. М.: Молодая гвардия, 1991. - 365 с.

105. Конопкш O.A. Психическая саморегуляция произвольной активности человека // Вопросы психологии. 1995. - №1. - С. 5 - 12.

106. Коран / Пер. с араб. А .Г. Гафурова. М.: Славянский диалог, 2000. - 511 с.

107. Корнилова Т. В. Диагностика мотивации и готовности к риску. М.: ИП РАН, 1997.-231 с.

108. Коростылева Л.А. Психология самореализации личности: брачно-семейные отношения. СПб.: Речь, 2005. - 222 с.

109. Костомаров Н.И., Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа.- М.: Просвещение, 1996. 576 с.

110. Кочетов А.И., Логинов A.A. Начала семейной жизни. Мужчина и женщина.- Минск: Полымя, 1989. 448 с.

111. Кочубей Б.И. Мужчина и ребёнок. М.: Знание, 1990. 256 с.

112. Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2001. - 992 с.

113. Красовский В.П. Анализ брачных объявлений (самооценка и требования к партнёру) // Вопросы психологии. 1993. - №5. - С. 56 - 59.

114. Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. М.: Медицина, 1991. - 336 с.

115. Криченко Е.В., Терехин В.А. Психологические аспекты качества семейно-брачных отношений // Приклад, психология. 1999. - №5. - С. 63 - 74.

116. КроникА.А., КроникЕ.А. Психология человеческих отношений. М.:

117. Когнито-Центр, 2000. 224 с.

118. Круглое Б.С. Правовое сознание как элемент психологической подготовки молодежи к семейной жизни // Вопросы психологии. 1986. - №4. - С. 63 -68.

119. Куприянчик JT.JI. Психология любви. Донецк: Сталкер, 1998. - 416 с.

120. Курбатова Т.Н., КуусЯ.В. Когнитивная сложность и идентичность в кросс-культурном и тендерном исследовании // Психологические проблемы самореализации личности. 2001. - №5. - С. 204 - 217.

121. Кутб Сайид. Ислам и проблемы цивилизации. Каир, 1998.

122. Кутсар Д., ТийтЭ. Формирование брака по поведенческим признакам // Исследование по качеству брака. Проблемы семьи. Тарту: Изд-во Тартуского ун-та, 1982.-С. 11-35.

123. Лебедева Н.М. Базовые ценности русских па рубеже XXI века // Психологический журнал. 2000. - №3. - С. 73 - 87.

124. Левин В.А. Трудности и счастье взаимности // Вопросы психологии. 1990. -№5. - С. 89-94.

125. Левин К. Динамическая психология: Избранные труды / Под общ. ред. Д.А. Леонтьева, Е.Ю. Патяевой. М.: Смысл, 2001. - 572 с.

126. Левкович В.П., ЗусъковаО.Э. Методика диагностики супружеских отношений // Вопросы психологии. 1987. - №4. - С. 92 - 101.

127. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: МГУ, 1975. -352 с.

128. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы, эмоции. М.: МГУ, 1971. - 234 с.

129. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. М.: МГУ, 1981. - 584 с.

130. Леонтьев Д. А. Системно-смысловая природа и функции мотива // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 1993. -№2. - С. 73 - 82.

131. Леонтьев Д. А. Тематический апперцептивный тест. М.: Смысл, 1998. -247 с.

132. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. -М.: Наука, 1984.-444 с.

133. Ломов Б.Ф. Система наук о человеке // Психологический журнал. 1987. -№1. - С. 3 - 13.

134. Лосева В.К. Рисуем семью. Психологическая помощь и консультирование. М.: Профессиональное образование, 1995. - 40 с.

135. Лурье С.В. Историческая этнология: Учебное пособие для вузов. М., МГУ, 1997.-447 с.

136. Мавераннахра Бурхануддин Маргинани. Хидоя: Комментарии мусульманского права. Ташкент: Узбекистан, 1994. - 645 с.

137. МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 2000. - 794 с.

138. Мак-Дауголл У. Основные проблемы социальной психологии / Пер. с англ. М.Н. Смирновой. -М.: Космос, 1916. 281 с.

139. Мак-Клелланд Д. Мотивация человека. СПб.: Питер, 2007. - 627 с.

140. Малъкова В.К. Республиканская пресса России: новая этно-национальная идеология // Исследования по прикладной и неотложной этнологии 1997. -№ЮЗ. -С. 22-31.

141. Маркузе Г. Эрос и цивилизация. Киев: ИСА, 1995. - 352 с.

142. Маслоу А.Г. Мотивация и личность. СПб.: Евразия, 2001. - 478 с.

143. МашковаЛ.Т. Мир супружества. Краснодар: Кн. изд-во, 1987. - 106 с.

144. Мей Р. Любовь и воля. М.: Рефл-бук, 1997. - 376 с.

145. Мещеряков Б.Г. Мотив / Психологический словарь. Под ред. В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерякова. -М.: Педагогика-Пресс, 1996. 440 с.

146. Моруа А. Превратности любви. М.: Б.С.Г. - Пресс, 2005. - 286 с.

147. Москвичев С.Г. Проблемы мотивации в психологических исследованиях. -Киев: Наукова думка, 1975. 144 с.

148. AI. Мухина B.C. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. М.: Академия, 2000. - 456 с.

149. Мухина B.C. Личность: Мифы и Реальность (Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты) / B.C. Мухина. -Екатеринбург: ИнтелФлай, 2007. 1072 с.

150. Мухина B.C. Феноменология развития и бытия личности. М.: МПСИ,1999.-640 с.

151. Мясищев В.Н. Психология отношений: избранные психологические труды. M.: Институт практической психологии, 1997. - 224 с.

152. Наеайтис Г. Семья в психологическом консультировании. М.: МПСИ, 1999.-224 с.

153. Найденова Л.П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по Домострою и памятникам права). М.: Издание Сретенского монастыря, 2003. - 208 с.

154. Нарицын H.H. Из будущей книги «От свадьбы до развода от развода до свадьбы» // Частная жизнь. - 1999. - № 18. - С. 19 - 36.

155. Некрасов С.H., Возилкин И.В. Жизненные сценарии женщин и сексуальность. Свердловск: Уральский университет, 1991. - 166 с.

156. Немое P.C. Психология: в 3 т. Т. 1. Общие основы психологии. М.: Владос, 1994. - 688 с.

157. Нычшоров Б.А. Таинство брака и семьи: введение в космологию домостроительства // Вопросы психологии. 1991. - №5. - С. 103 - 108.

158. Обозов H.H. Мужчина + женщина = ?! СПб.: Питер, 1995. - 68 с.

159. Обозов H.H. Психология межличностных отношений. Киев: Лыбидь, 1990.-191 с.

160. Обозов H.H., Обозова А.Н. Три подхода к исследованию психологической совместимости // Вопросы психологии. 1981. - №6. - С. 98-101.

161. ОбуховскыйК. Галактика потребностей: Психология влечений человека. -СПб.: Речь, 2003.-296 с.

162. Павлов И.П. Избранные труды. М.: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1951. - 616 с.

163. Пальцев А.И. Менталитет и ценностные ориентации этнических общностей: Дис. . канд. филос. наук. Новосибирск, 1998.-201 с.

164. Панкратова М.Г. Русская женщина сегодня // Женщины России вчера, сегодня, завтра (материалы конференции). - М.: Россия молодая, 1994. - С. 50-57.

165. Першщ А.И., Смирнова Я. С. Положение кавказской женщины по адатам,христианским канонам и шариату // Государство и право. 1997. - №9. -С. 102-107.

166. Петровский A.B., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. -М.: ИНФРА-М, 1998. 528 с.

167. Петрушин В.К, Петрушина Н.В. Психология любви. М.: Академический проект, 2004. - 144 с.

168. Платонов Ю.П. Основы этнической психологии: Учеб. пособие. СПб.: Речь, 2003.-452 с.

169. Поликарпов В.А. Психология первой любви. Минск: Экономпресс, 2002. - 208 с.

170. Понятие судьбы в контексте разных культур. М.: Наука, 1994. - 320 с.

171. Психологические проблемы современной российской семьи. Материалы всероссийской научной конференции: в 2-х частях. Ч. 1 / Под общ. ред. В.К. Шабельникова, А.Г. Лидерса. М.: МГУ, 2003. - 328 с.

172. Ричардсон Р. У. Силы семейных уз. СПб.: Акцидент, 1994. - 136 с.

173. Роджерс К. Психология супружеских отношений. Возможные альтернативы. М.: Эксмо, 2002. - 288 с.

174. Розин В., Шапинская Р. Природа любви. Понимание и изображение любви и сексуальности в разных культурах, в работах философов, в искусстве. -М.: Наука, 1993.- 173 с.

175. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 220 с.

176. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000. - 712 с.

177. Русский православный обряд венчания. М.: Букмен, 1996. - 160 с.

178. Руткевич A.M., Юнг КГ. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. 1988. - №1. - С. 124 - 132.

179. Сайко Э.В. Человек как субъект культуры. М.: Наука, 2002. - 445 с.

180. Саймон Р. Один к одному: беседы с создателями семейной терапии. М.: Независимая фирма «Класс», 1996. - 224 с.

181. Сатир В. Вы и ваша семья. Руководство по личностному росту. М.: Эксмо, 2002. - 320 с.

182. Селъченок К.В. Этнопсихологические проблемы вчера и сегодня: Хрестоматии / Сост. К.В. Селъченок. Минск: Харвест, 2004. - 496 с.

183. Семейный кодекс РФ. -М.: Инфра-М, 1997. 176 с.

184. Слепкова В.И. Психология семьи. Минск : Харвест, 2006. — 495 с.

185. СобчикЛ.Н. Диагностика психологической совместимости. Еще раз про любовь (психолог о любви, о семье, о детях). СПб.: Речь, 2002. - 80 с.

186. СосновскийБ.С. Лабораторный практикум по общей психологии. М.: МГЗПИ, 1979.- 157 с.

187. Столяров И.Н. Место и роль христианской этики в формировании духовно-ценностных ориентаций молодежи: Дис. . канд. филос. наук. -М, 1996.-169 с.

188. Судаков К.В. Биологические мотивации. М.: Медицина, 1971. - 304 с.

189. Сысенко В.А. Устойчивость брака: проблемы, факторы и условия. М.: Финансы и статистика, 1981.-210с.

190. Торндайк Э.Л. Принципы обучения, основанные на психологи / Пер. с англ. Е.В. Герье. Вступ. ст. Л.С. Выготского. М.: Работник просвещения, 1930.-235 с.

191. Трофимова Е.И. Словарь тендерных исследований // Высшее образование в России. 2001. - №3. - С. 72 - 78.

192. Тургенев И. С. Дневник лишнего человека // Собр. Соч.: в 2 т. Т. 5. Повести и рассказы 1844 1953. - М.: Госполитиздат, 1954. - 463 с.

193. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. -М.: Наука, 1966. 451 с.

194. Уоллерсташ Дж.С., БлейкслиС. Успешный брак / Пер. с англ. C.B. Зинина. М.: Крон-Пресс, 1995. - 352 с.

195. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса / Пер. А. Анистратенко, И. Знаешева. СПб.: Ювента, 1999. - 318 с.

196. Фирсов М.В., Шапиро Б.Ю. Психология социальной работы: Содержание и методы психосоциальной практики: Учеб. пособие для студ. высш. учеб, заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2002 192 с.

197. Фрейд 3. Введение в психоанализ: Лекции. М.: Наука, 1991. - 456 с.

198. Фрейд 3. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989. - 201 с.

199. Фромм Э. Бегство от свободы / Пер. с англ. П.С. Гуревича. М.: Прогресс, 1989.-272 с.

200. Фромм. Э. Искусство любить / Пер. с англ. A.B. Ярхо. СПб.: Азбука, 2002. - 224 с.

201. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. / Пер. с англ. Т. Велимеева, Ю.Новикова. М.: ACT, 2005. - 603 с.

202. Харли У.Ф. Законы семейной жизни. -М.: Протестант, 1992. 208 с.

203. Хвостов A.A., Гаджимурадова З.М. Моральное самосознание студенческой молодежи двух культур: дагестанская и русская традиции. Монография. -М.: Прометей, 2005. 292 с.

204. Хеши Дж,. Эриксон М. Стратегии семейной терапии. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001. - 448 с.

205. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: в 2 т. Т. 1 / Под ред. Б.М. Величковского. М.: Педагогика, 1986. - 408 с.

206. ХорниК. Невротическая личность нашего времени; Самоанализ. М.: Прогресс, 1993.-480 с.

207. Хъел Л., ЗиглерД. Теории личности (Основные положения, исследования, применение). СПб.: Питер-Пресс, 1997. - 608 с.

208. Целуйко В.М. Психология современной семьи. М.: Владос, 2004. - 288 с.

209. Целъмер 3. Искусство быть вместе: Психология семейных отношений. -М.: Акант, 1994.-152 с.

210. Церковь, дети и современный мир. СПб.: Новый город, 1997. - 175 с.

211. Черняк Е.М. Социология семьи. М.: Дашков и К, 2003. - 238 с.

212. Шапиро А. 3. Психолого-гуманистические проблемы позитивности -негативности внутрисемейных отношений // Вопросы психологии. 1994. - №4. - С. 45 - 46.

213. Швейгер-Лерхенфелъд А.Ф. Женщина, ее жизнь, нравы и общественное положение у всех народов земного шара. М.: Кураре-Н, 1998. - 688 с.

214. Шмелева М.Н. Развитие внутренних связей в современной городской семьерусских Центральной России // Семья: Традиции и современность. 1990. №2.-С. 4-26.

215. Шнейдер JI.Б. Психология семейных отношений. М.: Эксмо, 2000. -529 с.

216. Штерн В. Дифференциальная психология и ее методические основы / Послесл. А.В. Брушлинского и др. М.: Наука, 1998. — 336 с.

217. Эйдемиллер Э.Г., Добряков КВ., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. Учебное пособие для врачей и психологов. СПб.: Речь, 2003.-333 с.

218. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. 3 изд. - СПб.: Питер. - 656 с.

219. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр. произв. в 3 т. М.: Политиздат, 1985. - 639 с.

220. Юнг КГ. Конфликты детской души. М.: Канон, 1994. - 336 с.

221. Якобсон П.М. Психологические проблемы мотивации поведения человека.- М.: Политиздат, 1969. 471 с.221 .Ялом И. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы / Пер. с англ. А.Б. Фенько. М.: Независимая фирма «Класс», 1997. - 288 с.

222. Ach N. Uber den Willensakt und das temperament. Leipzig: Quelle und Meyer, 1910.-P. 56-75.

223. Allport G. The trend in motivation theory / American journal of orthopsychiatry.- 1953.-№23.-P. 338-347.

224. Atkinson J. Motives in Fantasy, Action and Society. Princeton, N.J.: Van Nostrand Reinhold Co., 1958. - 873 p.

225. Basow S.A. Gender Stereotypes: Traditions and Alternatives. Monterey: Brooks / Cole, 1986. - 339 p.

226. Benedict R. Patterns of Culture. Boston and New York: Houghton Mifflin Company, 1994. - P. 34-41.

227. Berlyne D. Motivational problems raised by exploratory and epistemic behavior // Psychology: a study of Science / Ed. S. Koch. N.Y. - 1959. - Vol. 5.

228. Bidney D. Theoretical Anthropology. New Brunswick (USA), London (UK): Transaction Publisher, 1996. - P. 63 - 70.

229. Bindra D. Motivation: A systematic Reinterpretation. N.Y: Ronald Press Co., 1959.-361 p.

230. BondR., Smith P.B. Culture and conformity: A meta-analysis of studies using Asch's (1952b, 1956) line judgment task // Psychological Bulletin. 1996. -Vol. 119.-P. Ill - 137.

231. CattellR.B. Personality and motivation structure and measurement. N.Y.: World Book, 1957.-948 p.

232. Coumbs R.A. Value Theory of Male Selection / Family Life Coordinator. -1961.-P. 71-89.233 .CrowneD.P., Marlowe D. The Approval Motive: Studies in Evaluative Dependence. N. Y.: Wiley, 1964. - 223 p.

233. Cuber J.F., Harper R.A. Problems of American society: values in conflict. N. Y.: Henry Holt And Company, 1951.-496 p.

234. Daffy E. Activation and behavior.-N.Y.: John Wiley, 1962.-P. 17-21.

235. Funk & Wagnalis. New standart dictionary of the English language. N. Y.: Charles Scribner's Sons, 1962. - 459 p.

236. HallE.T. The hidden dimensions of time and space in today's world // Cross-cultural perspectives in nonverbal communication. Toronto. 1988. - P. 145 -152.

237. Hebb D. The organization of behavior. N.Y.: Wiley, 1949. - 215 p.

238. Heider F. The Gestalt theory of motivation/ Ed. M.R. Jones. Nebraska: Univ. of Nebraska Press, 1960.-P. 142-175.

239. Homans G. C. Social Behavior: Its Elementary Forms. New York: Harcourt, Brace and World, 1961.-404 p.

240. Hull C. A principles of behavior. N.Y.: D. Appleton-Century Company, incorporated, 1943. - 422 p.

241. Kluckhohn F., StrodtbeckF.L. Variation in Value Orientations. N. Y.: Row Peterson and comp, 1961.-P. 9-31.

242. Kluckhohn C. Values and Value Orientations in the Theory of Actions // Toward General Theory of Action/ Eds. T. Parnsons and E. Shils Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1951. - 983 p.

243. Kephart W., JedlickaD. The family, society, and the individual. N.Y.: Houghton Mifflin Company, 1988 - 447 p.

244. Lersch Ph. Aufbau des Charakters. Leipzig: J.A. Barth, 1938. - P. 54 - 67.

245. Lorenz K. The comparative method of studying innate behavior patterns / Society for Experimental Biology. Symposium №4. N.Y: Harcourt, Brace & World, 1950.-P. 221-268.

246. Maslow A., Toward a psychology of being / Ed. R. H. Lowry N.Y.: John Wiley & Sons, 1998.-320 p.

247. MayE.T. Homeward Bound. American Families in the Cold War Era. N.Y.: Basic Books, 1988.-P. 24-36.

248. Miller N. Liberalization of basic S-R concept: Extensions to conflict behavior, motivation, and social learning // Psychology: a study of Science / Ed. S. Koch.- N.Y. 1959. - Vol. 2. - P. 46 - 67.

249. Mowrer H. Learning theory and behavior. N.Y.: John Wiley, 1960. - P. 24 -36.

250. Murray. H.A. Explorations in Personality. N.Y.: Oxford University Press, 1938.-761 p.

251. Mussalam B.F. Sex and Society in Islam: Birth Control Before the 19th Century.- Cambridge: Cambridge University, 1989. 213 p.253 .Nicholson J. Men and Women. How different are they? N.Y.: John Wiley,1984.- 167 p.

252. Peabody D. National characteristics. Cambridge: Cambridge University Press,1985.-256 p.

253. Phinney J.S. Ethnic identity in adolescents and adults: Review of research 11 Psychological Bulletin. 1990. - Vol. 108. - P. 499 - 514.

254. Reber A.S. The penguin dictionary of psychology. Harmondsworth: Penguin Books, 1985.-850 p.