Автореферат диссертации по теме "Личностные особенности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, как фактор их дезадаптации"

На правах рукописи

ТРУХМАНОВА Елена Николаевна

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДРОСТКОВ-СИРОТ И ПОДРОСТКОВ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ, КАК ФАКТОР ИХ ДЕЗАДАПТАЦИИ (на материалах сельских детских домов)

Специальность 19.00.07 - педагогическая психология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2004

Работа выполнена в Московском городском педагогическом университете на кафедре общей и практической психологии

Научный руководитель: доктор психологических наук,

профессор

Глоточкин Алексей Данилович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор

Маркова Аэлита Капитоновна

Защита состоится « ¿Ц » ил^сА^ 2004 г. в часов на заседании диссертационного совета К.850.007.05 в Московском городском педагогическом университете по адресу: 103287, Москва. Петровско-Разумовский проезд, дом 27, комн. 24.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского педагогического университета по адресу: 129226, Москва, 2-ой Сельскохозяйственный проезд, д. 4.

Автореферат разослан « 19 » ¿Л 2004 г.

кандидат психологических наук, профессор

Тюков Анатолий Александрович

Ведущая организация: Психологический институт РАО

Ученый секретарь диссертационного совета

2/$9lbL

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Социально-экономическая и политическая нестабильность, неизбежно сопутствующая кардинальному реформированию России, привела к значительному увеличению численности детей и подростков, оказавшихся в чрезвычайно трудных, дезадаптирующих условиях. Значительное число среди них дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. По данным Министерства образования РФ, с 1995 по 2002 г. численность детей и подростков, оставшихся без попечения родителей увеличилась с 533137 до 776400 человек, причем данная тенденция сохраняется. В последние годы в научный оборот вошло понятие «социальное сиротство», означающее сиротство при живых родителях; возникло и «скрытое» социальное сиротство, которое связано с деструктивными отношениями родителей к детям, вплоть до полного вытеснения их из семей.

В связи с ростом численности детей и подростков, оставшихся без попечения родителей и со сменой приоритетов в комплектовании детских домов, с переходом на относительно небольшие по числу воспитанников интернатные учреждения в сельской местности, появилось больше возможностей эффективнее организовывать жизнедеятельность детей, в аспекте их личностно-ориентированного образования, стала весьма актуальной проблема научного обеспечения социально-психологической реадаптации таких детей и подростков. В работах И.В. Дубровиной; М.И. Лисиной; B.C. Мухиной; A.M. Прихожан, H.H. Толстых и др. отражены результаты исследований особенностей детей и подростков городских детских домов.

В научных публикациях раскрыты многие личностные особенности таких подростков, вместе с тем специфика личностных причин, усугубляющих их дезадаптацию и отклоняющееся поведение в сельских детских домах, с должной полнотой на диссертационном уровне не исследована.

Актуальность проблемы и недостаточная ее изученность в сельской местности обусловили выбор темы данного диссертационного исследования.

Цель исследования: выявить личностные особенности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей

и, на этой основе, систематизировать пути их реадаптации и личностной коррекции.

Объект исследования: подростки 13-ти - 15-тилетнего возраста- сироты и подростки, оставшиеся без попечения родителей, воспитывающиеся в сельских детских домах пяти районов Нижегородской области (в поселках Пошатово, Светлогорск; селах Богоявление, Вад; деревне Чергать) - 100 чел., в сравнении их с такими же подростками городского детского дома.

Предмет исследования: особенности содержания динамичных подструктур личности дезадаптированных подростков сельских детских домов.

Гипотезы исследования:

1. В обусловленности дезадаптации воспитанников сельских детских домов, наряду с общими для городских и сельских детских домов причинами, имеются специфические личностные причины их дальнейшей дезадаптации и отклоняющегося поведения.

2. Эффективность работы субъектов образования сельских детских домов по реадаптации воспитанников в значительной мере определяется степенью учета ими общих и особенных личностных причин дезадаптации подростков.

3. Созданная на этой основе система практико-психологи-ческих занятий с педагогами сельских детских домов является конструктивной формой психологической помощи им в осуществлении реадаптации и личностной коррекции воспитанников.

Исходя из цели и гипотез, в диссертационном исследовании решались следующие задачи:

1. Раскрыть причины и последствия социально-психологической дезадаптации подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей.

2. Раскрыть дезадаптирующее воздействие на таких подростков микросоциальных условий их жизнедеятельности.

3. Выявить дезадаптирующее влияние личностных особенностей указанной категории подростков.

4. Разработать программу практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по подготовке их к психо-коррекционной и развивающей работе с воспитанниками.

Методологическую основу исследования составили принципиальные положения отечественной психологии о деятельно-

личностном подходе к исследованию социально-психологических феноменов поведения человека (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.В. Новиков и др.); о динамической функциональной структуре личности (К.К. Платонов, А.Д. Глоточкин); о сопряженности характера с системой отношений личности (А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев и др.); о полифакторной объективно-субъективной обусловленности дезадаптации и отклоняющегося поведения личности (М.А. Алемаскин и др.); об особенностях психического развития в подростковом возрасте (Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин, Д.И. Фельдштейн и др.).

В исследовании комплексно применялись следующие методы: анализ научной литературы по теме диссертации, анализ документов (личные дела воспитанников), метод бесед, метод стандартизированного наблюдения («Карта наблюдений» Д. Стот-та); метод тестов (тест Р. Кеттелла (подростковый вариант 14-PF); ПДО А.Е. Личко; методика изучения ценностных ориентации М. Рокича, адаптированная А. Гоштаутасом, H.A. Семеновым, В.А. Ядовым; тест самооценки Т.В. Дембо-С.Я. Рубинштейн); метод цветовых выборов (МЦВ - адаптированный цветовой тест М. Люшера). Обработка (количественный анализ) исследования осуществлялась методами математической статистики (статистические критерии различий: критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни, Н-критерий Крускала-Уоллиса, критерий серийности; критерии согласия распределений: %2-критерий, критерий Колмогорова-Смирнова; корреляционный анализ, факторный анализ, кластерный анализ).

Достоверность результатов исследования обеспечена: применением комплекса методов, адекватных задачам и особенностям предмета исследования; сочетанием количественного и качественного анализа фактического материала; применением взаимодополняющих методов математической статистики (параметрических и непараметрических, в зависимости от особенностей распределения диагностических данных); успешной апробацией результатов исследования.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов исследования заключается в следующем:

- сформулировано понятие личностной дезадаптации;

- разграничены понятия «фактор» и «причина» применитель-

но к обусловленности неадекватного психического (личностного) развития и девиантного поведения подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей;

- систематизированы общие для сельских и городских детских домов личностные причины и раскрыты специфические микросоциальные и личностные причины дезадаптации подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей;

- обоснована приоритетность сосредоточения внимания педагогов сельских детских домов на соответствующей этим причинам психодиагностической, психокоррекционной и развивающей их деятельности с воспитанниками;

- разработано программное обеспечение такой деятельности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально-психологическая (личностная) дезадаптация -деструктивный процесс, нарушающий позитивное взаимодействие личности с ближайшим социальным окружением и приводящий к ряду негативных интро- и интерпсихических последствий.

2. Личностная дезадаптация обусловлена взаимодействием средовых (объективных) и личностных (субъективных) факторов и причин; при этом фактор рассматривается как многомерное и сложное сочетание многих причин дезадаптации личности; причина - конкретное обстоятельство, непосредственно порождающее дезадаптацию личности и ее отклоняющееся поведение. Субъективным фактором, обусловливающим отклоняющееся поведение подростков, выступает их дезадаптированность - интегративное качество личности.

3. Наряду с общими, присущими сельским и городским детским домам причинами дезадаптации и отклоняющегося поведения подростков, в сельских детских домах имеют место следующие личностные причины:

- состояние глобальной (зачастую необоснованной) зависимости подростка от группового мнения и другие негативные психические состояния; большинству таких сельских подростков свойственно пассивно-зависимое поведение (конформизм высокого и среднего уровня и выраженность среднего и низкого уровня эмансипации - более чем у 70% воспитанников);

- большая, чем в городских детских домах выраженность противоречивости Я-концепции: с одной стороны, у подростков высо-

кая самооценка здоровья (62% против 43,3%), ума и характера, в то же время им свойственны самонепринятие, склонность к самообвинению, низкий уровень притязаний (данные по тесту Р. Кетгел-ла, контент-анализ высказываний подростков о себе), вследствие чего они используют неадекватные формы психологической защиты (чаще - подавление и проекция);

- больший самоконтроль и сдержанность и, одновременно, выраженная депрессивность и напряженность;

- у них фиксируется также большая выраженность противоречивости ценностных ориентаций (целей и мотивов), связанных со значимыми отношениями (тенденция опасения, боязни окружающих, недоверия к ним, при одновременной излишней зависимости, надежде на их помощь); ограниченность интересов текущей жизнедеятельностью; аморфность (размытость) представлений о будущем, их слабая связь с прошлым и настоящим.

4. На защиту выносится авторская система (программа) прак-тико-психологических занятий по психологической подготовке педагогов сельских детских домов, направленной на оптимизацию реадаптации и психокоррекции личности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, разработанная с учетом выявленного в исследовании комплекса негативных особенностей личности таких подростков.

Практическая значимость работы заключается в возможности:

- реализации рекомендаций, содержащихся в заключительной части диссертации, субъектам образования детских домов;

- реализации авторской программы практико-психологичес-ких занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников.

Апробация работы и внедрение результатов исследования:

основные положения диссертационного исследования отражены в 5-ти публикациях автора в различных изданиях, общим объемом 2,2 п.л.; обсуждались на заседании кафедры психологии Арзамасского государственного педагогического института (июнь 2003 г.); на Региональной межвузовской научно-практической конференции «Духовный мир молодого человека и будущее России» (Арзамас,

2003), Всероссийской научно-практической конференции «Психолого-педагогические исследования в системе образования» (Москва-Челябинск, 2003), Международной научно-практической конференции «Теоретические и прикладные проблемы психологии» (Пенза, 2003). Диссертационные материалы использовались в спецкурсах, лекциях и практических занятиях по социальной и педагогической психологии в АГПИ; в практической консультативной и психокоррекционной деятельности с педагогами и подростками на базе Центра социально-психологической помощи семье, детям и подросткам г. Арзамаса; на семинарах психологов, воспитателей и социальных педагогов сельских детских домов Нижегородской области.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его цель, объект, предмет и задачи, формулируется гипотеза, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются положения, выносимые на защиту.

В главе 1 «Проблема личностной адаптации и дезадаптации в отечественных и зарубежных исследованиях» в первом параграфе анализируется соответствующая научно-психологическая литература, содержащая различные подходы к определению понятий «социально-психологическая (личностная) адаптация» и «социально-психологическая (личностная) дезадаптация», приводится разнообразная трактовка данных понятий, отражающих различные методологические и теоретические ориентации исследователей. Отмечается, что личностная адаптация рассматривается отдельными авторами лишь как приспособление человека к изменяющимся требованиям реальности, подчеркивается принципиальное различие адаптации индивида и личности (социально-психологическая адаптация). Отмечается, что это впервые подмеченное Ж. Пиаже различие нашло свое полное, содержательное раскрытие в работах российских психологов (А.Н. Леонтьева, К.К. Платонова, И.А. Милославовой), трактующих личностную адаптацию как процесс одновременного приспособления человека

к социальной среде и приспосабливания им этой среды к себе. Приспосабливание, при этом, рассматривается как реализация внутреннего потенциала личности в изменившихся условиях деятельности и общения, для удовлетворения своих социогенных потребностей (А.Д. Глоточкин). Личностная адаптация в диссертации трактуется как процесс, основанный на действенном стремлении человека к установлению оптимальных взаимоотношений с социальной средой.

В случаях, когда адаптация развивается успешно, формируется адаптированность как интегративное качество личности. В тех же случаях, когда человеку не удается адаптироваться, когда он не справляется с трудностями и требованиями новой окружающей среды и деятельности, развивается противоположный процесс — дезадаптация, завершаемый дезадаптированностью — сложным психическим образованием, проявляющимся в дисгармоничном развитии личности.

Во втором параграфе анализируются авторские подходы психологов к истолкованию факторов, причин и последствий дезадаптации личности в подростковом возрасте.

Объективными (внешними) факторами социально-психологической дезадаптации подростков ученые считают неблагоприятные условия:

- макросреды (безработица, бедность, вооруженные конфликты, миграция населения, преступность и т.п.);

- мезосреды (сложности проживания в определенном социуме - городе, деревне, поселке; неблагоприятная экологическая ситуация, удаленность культурных центров; плохие жилищные условия и т.п.);

- микросреды (различные проблемы в трех ее сферах: в семье, в школе и в среде неформального общения).

Дается авторское определение дезадаптации как деструктивного процесса, нарушающего позитивное взаимодействие личности с ближайшим социальным окружением и приводящего к ряду негативных интро- и интерпсихических последствий.

Отмечается, что к личностным причинам социально-психологической дезадаптации подростков авторы относят следующие их особенности: неадекватность самооценки и уровня притязаний (и в целом «Я-концепции»), искаженные ценностные

ориентации, когнитивный диссонанс, негативные психические состояния (тревожность, незащищенность, отверженность, агрессивное состояние и т.д.)? психологические барьеры, внутриличност-ные конфликты и другие негативные личностные особенности подростков, которые усугубляют процесс дезадаптации. В диссертации они конкретизированы и систематизированы в соответствии со спецификой контингента подростков, воспитывающихся в детских домах, что способствует оптимизации их личностной коррекции.

Во второй главе «Особенности обусловленности дезадаптации подростков-воспитанников детских домов» раскрываются внешние (объективные) и субъективные (личностные) факторы и причины, приводящие подростков в детских домах к стойкой дезадаптации и дезадаптированности.

В первом параграфе систематизированы специфические (присущие таким детским домам) факторы и причины, дезадаптирующие воспитанников. В их числе ученые различают:

- особый социальный статус - по-существу, такой подросток ничей, никому не нужен, никто им не интересуется, что порождает состояния незащищённости, неприятия себя, неуверенности в себе и своём будущем, агрессивности;

- ориентировка подростков на официальные категоричные и неизменные нормативы, ограничение режимом играют не только положительную роль (способствуя организации жизнедеятельности и дисциплинированию воспитанников), но и отрицательную -резко ограничивая возможность личностного выбора в поведении, спонтанную активность и развитие самоконтроля, удовлетворение социогенной потребности в самореализации;

- дефицит общения воспитанников детских домов с референтными взрослыми, из-за частой сменяемости взрослых; педагогической позицией многих взрослых, при которой дети являются лишь объектом ухода, обучения и воспитания; минимумом индивидуальных контактов, - все это деформирует их обособление и уподобление, затрудняя осознание своего «Я», своей уникальности и порождает у детей и подростков феномен «госпитализма» (замедление развития эмоциональной сферы, познавательной деятельности, уход от контактов с окружающими, и др.), феномен «отчуждения» своего опыта;

- принудительность общения со сверстниками (и не только) при отсутствии необходимых умений адаптироваться к их большому числу, при одновременной ограниченности контактов порождает ощущение изолированности, «потерянности» среди других и способствует становлению в детских домах жестко фиксированной статусной иерархии - моноструктурированных неформальных микрогрупп во всех сферах их жизнедеятельности с единообразием отношений: закрепление низкого статуса всегда за одними и теми же членами группы, а высокого - за другими (М.Ю. Кондратьев);

- ограниченность контактов подростков и отстраненность от реальной жизни формируют иждивенческую позицию, боязнь внешнего мира, обусловливает скудный выбор образцов для подражания, затрудняет усвоение и воспроизведение социального опыта, что затормаживает их личностное саморазвитие;

- бурные эмоциональные реакции взрослых или, напротив, бедность их эмоционального выражения, что порождает особую манеру поведения воспитанников, их взаимоотношений со взрослыми и сверстниками: поверхностность контактов, неадекватность эмоционального вовлечения в ситуацию, склонность к агрессивным поступкам, стремление обвинить окружающих, нежелание признать свою вину; доминирование защитных форм поведения в конфликтных ситуациях, неспособность конструктивного разрешения конфликта (A.M. Прихожан, H.H. Толстых);

- феномен «общественной собственности: у воспитанника очень мало личных вещей, принадлежащих только ему, а если и есть, то их свободно могут взять другие; общее и всё пространство внутри детского дома. Влияние этого феномена приводит к трудностям в осознании и обособлении себя от окружающих, что, в свою очередь, затрудняет формирование у подростков адекватного отношения к себе и другим, так как вещи и предметы ребёнка имеют для него не только и не столько определённую потребительскую ценность, сколь помогают ему «утвердить свою самость, материализовать своё Я» (М.В. Осорина, В.И. Слуцкий).

Во втором параграфе второй главы на основе анализа научных исследований по рассматриваемой проблеме раскрываются личностные особенности дезадаптированных подростков, обусловленные их депривацией, с которой, по мнению Дж. Боулби, тесно связано нарушение привязанности. Тип личности ребенка, форми-

рующийся в условиях депривации, назван автором субъектом «без эмоциональной связи» - (affectionless character). Особенностями таких личностей, наряду с их интеллектуальным отставанием, являются: неумение вступать в значимые отношения с другими людьми, вялость эмоциональных реакций, агрессивность, неуверенность в себе; взрослея, они с трудом устанавливают контакт и отношения с близкими; реализуют отношения зависимости, с недоверием относятся к партнёру, который якобы стремится подчинить их своей воле.

Депривация обусловливает и специфические сложности в общении с другими людьми: неспособность подчинить свое поведение потребностям окружающих; выбор поведения, не соответствующего общепринятым нормам; затрудненность в определении последствий своего поведения; неспособность продемонстрировать социальные навыки, необходимые в конкретной ситуации; неспособность контролировать спонтанное или агрессивное поведение (JI.A. Петровская, В. Слот, R.Burns и др.).

Условиями жизни в детских домах объясняются и объектная направленность отношений воспитанников к другим людям - другой человек воспринимается лишь с точки зрения его «нужности» для удовлетворения собственных потребностей, и особенности их Я-концепции: слабая выраженность представлений о себе как о друге, что свидетельствует о недостаточном внимании к интимно-личностной стороне общения со сверстниками; значимость умения приспособиться к ситуации требования взрослых в плане возможности обойти ее и вести себя соответственно собственным желаниям и представлениям; недостаточная выраженность представлений о собственных умениях, интересах; ориентация на оценку окружающих (A.M. Прихожан, H.H. Толстых, Т.И. Юферева).

У подростков детских домов формируется специфическое психическое образование — феномен «Мы», определяемый как обособление от других, деление всех на «Мы» и «Они», а также агрессия в отношении «чужих», жестокость в общении со сверстниками и младшими детьми, использование других в своих целях, а вместе с тем и подверженность насилию — физическому и психологическому (A.M. Прихожан, H.H. Толстых).

В направленности воспитанников детских домов отмечаются пренебрежение к последствиям своего поведения; неумение смот-

реть вперед и связывать актуальные события своего будущего с актуальными событиями прошлого; психологический инфантилизм (Е.В. Некрасова). Отсутствие представлений, связанных с прошлым, затрудняет становление перспективы будущего, что рассматривается как «фактор, препятствующий созданию собственной идентичности» (Й. Лангмейер, 3. Матейчек).

Все эти личностные особенности воспитанников детских домов обусловливают их неадекватное поведение: ориентацию на внешнее окружение, на приспособление, пассивность и зависимость; первоочередную реализацию собственных желаний и потребностей, равнодушие к внутреннему миру окружающих и усиливают их дезадаптацию.

Предположив, что наряду с рассмотренными, общими для городских и сельских детских домов причинами дезадаптации воспитанников имеются и специфические личностные причины, мы осуществили их исследование.

В третьей главе «Эмпирическое исследование личностных особенностей, обусловливающих дезадаптацию подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей (на материалах сельских детских домов)» на основе исследования раскрываются те особенности в содержании динамичных подструктур личности, которые негативно влияют на процесс социально-психологической адаптации данной категории подростков.

В первом параграфе излагается процедура и методы эмпирического исследования.

Процедура психодиагностического обследования строилась так, чтобы актуализировать мотивацию подростков на познание своих личностных особенностей и углубленно диагностировать особенности личности в подструктурах самоопределения (Я-концепции), направленности, качеств личности, связанных с психическими состояниями.

В целях выявления особенностей в динамичных подструктурах личности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей - воспитанников сельских детских домов, как причин их дезадаптации применялись названные ранее методы.

В результате психодиагностического обследования подростков получены количественные данные, сведенные в 34 таблицы (см. приложение к диссертации).

Во втором параграфе излагаются и интерпретируются результаты эмпирического исследования. Приведем выявленные в исследовании содержательные особенности в динамичных подструктурах личности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в сельских и городских детских домах, в сравнении.

Здоровье

□ низкая ■ адекватная □высокая

□ низкая ■ адекватная □ высокая

Характер

Счастье

□ низкая ■ адекватная □ высокая

48 -1 42 ■- 60 зз;з

□ низкая Шадекватная □ высокая

Рис. 1. Сравнительный анализ показателей (в %) по тесту Дембо-Рубинштейн.

Так, Я-концепция (самоопределение) подростков-воспитанников сельских детских домов отличается противоречивостью: с одной стороны, у них высокая самооценка здоровья (62% против 43,3%), ума и характера (см. рис. 1), в то же время им свойственны самонепринятие, склонность к самообвинению, низкий уровень притязаний (данные по тесту Р. Кетгелла, контент-анализ высказываний подростков о себе), вследствие чего они используют неадекватные формы психологической защиты (чаще - подавление и проекция - (контент-анализ данных методики ПДО)).

Все это обусловливает различные виды деструктивного защитного поведения (аутоагрессия, враждебность, конфликтность и др.). При этом подростки-мальчики склонны к более высокой оценке себя по всем показателям, подростки-девочки более критичны и более адекватны.

Корреляционный анализ подтвердил специфичность самооценки воспитанников сельских детских домов: ее показатели по различным параметрам обнаружили совместное согласованное изменение: с ростом значений одной переменной увеличивались значения другой, и наоборот (см. приложение к дисс., табл. 30).

Выявлены также некоторые существенные аспекты связи между самоотношением и поведением. В частности, самооценка здоровья значимо коррелирует с депрессивностью (г = 0,18) и тревожностью по отношению к взрослым (г = 0,24): чем ниже самооценка здоровья, тем более выражены депрессивность и тревожность. Тревожность по отношению к взрослым значимо коррелирует с самооценкой ума (г = 0,20): чем выше первый показатель, тем ниже самооценка ума, что демонстрирует зависимость воспитанников от мнения значимых взрослых. Представление о себе как о несчастливом человеке значимо влияет на выраженность депрессивности (г = 0,15), замкнутости (г = 0,17) и напряженности (г = 0,23).

У воспитанников сельских детских домов, по сравнению с городскими, фиксируется также большая выраженность противоречивости ценностных ориентаций (целей и мотивов), связанных со значимыми отношениями: тенденция опасения окружающих, недоверия к ним, при одновременной излишней зависимости (контент-анализ данных по тесту Дембо-Рубинштейн и методике ПДО). Важно отметить, что тревожность по отношению к взрослым значимо коррелирует с напряженностью (г = 0,20), депрессивностью

(г = 0,16), уходом в себя (г = 0,16), враждебностью к взрослым (г = 0,15): чем выше первый показатель, тем выше остальные, что подтверждает зависимость воспитанников от мнения значимых взрослых. Интересы подростков, в основном, ограничены повседневной жизнедеятельностью; представления о будущем аморфны, размыты, слабо связаны с прошлым и настоящим - большинство воспитанников затруднились обозначить конкретные действия, необходимые для достижения желаемого будущего, надеясь в этом на помощь и советы окружающих.

Данные, полученные посредством методики М. Рокича также свидетельствуют о том, что подростки сельских детских домов в значительном числе понимают, что достижение поставленных целей зависит от их личных усилий, однако у многих это понимание остается на уровне рассуждений и мало влияет на реальное поведение.

В исследовании выявлено, что у подростков, воспитывающихся в сельских детских домах, более выражена направленность ценностных ориентаций «на себя», по сравнению с ориентацией «на социум», то есть преобладает семейно-бытовая направленность с гедонической мотивацией самообеспечения (здоровье, комфорт, удовольствия), при одновременной незначимости активной деятельной самореализации, общественного признания и творчества, что отражает присущие испытуемым компенсаторные тенденции фиксированное™ на своих проблемах, связанные с неудовлетворенными потребностями в положительных, эмоционально-значимых отношениях.

Данные, полученные посредством теста М-РБ Кеттелла свидетельствуют о том, что воспитанники как сельских, так и городских детских домов имеют низкий интеллектуальный уровень (54% и 56,6% подростков, соответственно); им свойственна высокая тревожность (52% и 66,6% подростков соответственно).

В то же время, у подростков, воспитывающихся в сельских детских домах выявлены статистически значимые различия (р < 0,01) в показателях конформности, самоконтроля: преобладание высоких и средних значений, по сравнению с преобладанием низких значений у воспитанников городских детских домов; а также преобладание осторожности, робости - (см. рис. 2).

Конформность

и ——-— —-——-—

село город

□низкий уровень ■средний уровень

□высокий уровень

Самоконтроль

□ низкий уровень ■ средний уровень

□ высокий уровень_

Смелость

село город

□ низкий уровень Всредний уровень

□высокий уровень

Рис. 2. Сравнительные данные (в %) по тесту Р. Кеттелла.

Сравнительный анализ данных, полученных посредством методики ПДО (см. рис. 3), выявил статистически значимые различия (р<0,01) подростков-воспитанников сельских детских домов (по сравнению с городскими) по показателям конформности (преобладание у первых высокого и среднего уровней), выраженности эмансипации (преобладание у них же низкого и среднего уровней).

В то же время, и тем и другим подросткам свойственна депрессив-ность.

50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 0

Рис. 3. Сравнительные данные (в %) по методике ПДО.

Анализ интеркоррелядий диагностических данных позволил выявить важные аспекты связи некоторых личностных особенностей (конформность, депрессивность, склонность к делинквентно-сти) с социогенными потребностями и связанным с ними поведением. В частности, обнаружены значимые корреляционные связи показателей конформности с проявлениями враждебности (г = -0,18), с депрессивностью (г = 0,22) - чем выше оценки по шкале конформности, тем менее выражена враждебность, более выражена депрессивность.

У воспитанников сельских детских домов, склонных к конформизму, выражены потребности в глубокой привязанности, в эмоциональном комфорте, не значима потребность в отстаивании собственной позиции; в поведении наблюдается гипостенический тип реагирования: отсутствие даже защитной агрессивности, избегание конфликтов, нерешительность, замкнутость.

У воспитанников же, склонных к нонконформизму, выражены потребности в достижении, в социальной активности, общении с

Конформность

Выраженность эмансипации

□ низкий уровень ■ средний уровень □высокий уровень_

□ низкий уровень М средний уровень

□ высокий уровень__

другими людьми, эмоциональной вовлеченности; в поведении наблюдается гиперстенический тип реагирования: беззлобная агрессивность, демонстративность, властность, общительность. Полученные данные позволяют рассматривать уровень конформности как психодиагностический параметр, презентирующий гипо- или гиперстеническое поведение, связанное с дезадаптацией.

Выявленные корреляционные зависимости также демонстрируют связь показателей склонности к делинквентности с неудовлетворенными потребностями: в отстаивании собственной позиции, независимости; показателей депрессивности - с потребностями в успокоении, отдыхе.

Важно отметить, что показатели депрессивности положительно коррелируют с недоверием к новым людям, вещам, ситуациям (г = 0,18); уходом в себя (г = 0,18) - чем выше уровень депрессивности, тем они выраженнее. В этой связи можно предположить, что снижение депрессивности снижает и тревожность, недоверие.

Резюмируя эти данные, можно заключить, что воспитанникам сельских детских домов свойственны устойчивые защитные механизмы, во многом определяющие стиль поведения, способ существования.

Далее в главе приводятся результаты факторного анализа матрицы интеркорреляций, с целью определения структуры взаимосвязей между переменными. В исследовании выявлены и другие факторы, приводящие к личностной дезадаптации подростков, воспитывающихся в сельских детских домах.

Первый, наиболее значимый фактор (22,7% суммарной дисперсии данных) характеризует педагогические установки воспитателей по отношению к воспитанникам, основанные на функционально-стереотипном восприятии подростков, значительно искажающем их реальные характеристики.

Второй по значимости фактор (9,5% суммарной дисперсии данных) характеризует специфические особенности самооценки подростков-воспитанников сельских детских домов, в частности ее низкую дифференцированность, и связанную с этим склонность личности к зависимости от внешних условий; отсутствие таких составляющих позитивного «образа Я», как защищенность, полноценность, самопринятие, и связанные с этим непродуктивные формы психологической защиты.

Третий обобщенный параметр, влияющий на процесс личностной дезадаптации подростков, образован группой факторов, в частности, пятым, шестым, восьмым, девятым (19,8% суммарной дисперсии данных), и характеризует негативные психические состояния воспитанников, детерминирующие делинквент-ное поведение.

Значимыми факторами личностной дезадаптации подростков-воспитанников сельских детских домов являются также избыточный самоконтроль, не выполняющий защитно-адаптивную функцию (сохраняется выраженная депрессивность), а также личностные особенности, связанные с акцентуациями характера.

Во втором параграфе третьей главы приводятся также результаты кластерного анализа с целью типологизации имеющейся выборки испытуемых на основании выявленных в исследовании личностных особенностей как признаков дезадаптации. В качестве основания выделения кластеров в общей совокупности данных были взяты специфические различия ценностных ориентаций подростков, составляющие высший уровень в иерархической структуре личности, выявленные на основе ранжирования терминальных и инструментальных ценностей по степени их значимости для испытуемых и выделения системных групп данных ценностей. Ценности дифференцировали совокупность данных в разной мере. Одни из них оказались существенными (в частности, ценности «здоровье», «счастливая семейная жизнь»), а другие — несущественными («рационализм», «широта взглядов») для большинства обследованных. Высокой дифференцирующей способностью обладали из числа целевых ориентации на познание, материальную обеспеченность и уверенность в себе, а из инструментальных -ориентации на чуткость, образованность, терпимость и ответственность.

Подтвердилось предположение: у подростков, различающихся содержанием дезадаптации, должны диагностироваться и отличающиеся группировки (кластеры) переменных, связанных с личностными особенностями.

В третьем параграфе раскрываются условия и пути оптимизации психодиагностической и психокоррекционной работы с дезадаптированными подростками в сельских детских домах, связан-

ные с возможностями организации полноценного общения и взаимодействия со взрослыми и сверстниками.

Одним из важнейших условий является избавление воспитателей от неадекватных педагогических установок, посредством развития их личностных ресурсов, самопринятия и других позитивных личностных качеств. Эффективность профессионального общения педагогов может быть повышена посредством психологического тренинга личностного роста и тренинга коммуникативных умений (установление контакта, эффективное слушание); индивидуального консультирования с применением техник разрядки агрессивности, минимизации или изжития травмирующих (негативных) психических состояний; сеансов психологической разгрузки, снятия эмоционального напряжения, с целью предупреждения синдрома «эмоционального сгорания» и т.п.

Далее в параграфе сформулированы практические рекомендации психологам и педагогам-воспитателям детских домов по построению ими тактики воспитательного и психокоррекционного воздействия с учетом личностных особенностей подростков, в том числе и тех, которые обусловливают различную степень дезадаптации (на основании этих различий диагностировались кластеры воспитанников).

Работу с подростками, условно объединенными в первый кластер и характеризующихся высокой степенью дезинтеграции личности, значительным эмоциональным напряжением и неадекватными способами психологической защиты, необходимо начинать с индивидуального консультирования, в котором психолог устанавливает контакт с подростком на основе безусловного принятия - и обращается к сильным сторонам его «Я», усиливая, тем самым, интегрированность личности. Необходимо применять и психотерапевтические техники интеграции. «Проработав» наиболее травмирующие переживания, подростка важно включать в соответствующие групповые тренинги.

С подростками, составляющими второй и третий кластеры, характерной особенностью которых является выраженная направленность на общение, при отсутствии умений общаться, необходимы групповые тренинги по развитию таких умений, с акцентом на личностной уникальности каждого.

С подростками - представителями четвертого кластера, кото-

рым свойственны разнонаправленные тенденции в поведении, связанные с фрустрацией социогенных потребностей в глубокой привязанности, в достижении, в лидировании и неадекватными способами психологической защиты, коррекцию важно начинать с минимизации негативных психических состояний, развития личностных ресурсов, коррекции установок, с последующим включением в групповой тренинг личностного роста.

С подростками, составляющими пятый, шестой и седьмой кластеры, характеризующихся большей адаптивностью поведения, психокоррекционную работу целесообразнее проводить в групповой форме (тренинг личностного роста и коммуникативных умений, коррекция неадекватных психозащитных тенденций, сеансы психологической разгрузки).

С подростками - представителями восьмого и девятого кластеров, характеризующихся эмоциональной напряженностью, психокоррекционную работу необходимо начинать с сеансов психологической разгрузки, с применением психотерапевтических техник разблокирования подавленных эмоций, достижения позитивных психических состояний и т. п.

В четвертом параграфе практические рекомендации субъектам образования в аспекте рассматриваемой проблемы представлены также в авторской программе практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников (см. приложение к дисс. № 37).

В заключительной части диссертации подведены итоги психологического исследования, которые свидетельствуют о подтверждении гипотез и о позитивном решении задач исследования.

Результаты анализа и обобщение полученного с применением комплекса психодиагностических и психокоррекционных методик репрезентативного массива фактических данных позволил сформулировать следующие выводы:

1. Значительная часть подростков сельских детских домов подвержена социально-психологической дезадаптации - деструктивному процессу, нарушающему позитивное взаимодействие личности с ближайшим социальным окружением и приводящему к ряду негативных психологических последствий:

- к неадекватности (дисгармоничности) функционально-психического и личностного развития, особенно в подструктурах направленности и Я-концепции;

- к возникновению негативных психических состояний (стойкой напряженности, гипертревожности, фрустрации, чувству отверженности, одиночества, агрессивному состоянию и др., а в ряде случаев, к невралгической и психопатической отягощенности;

- к формированию негативных характерологических акцентуаций.

2. В условиях детских домов дезадаптация подростков обусловлена, наряду с общими, и специфическими внешними (объективными) факторами и причинами, связанными с нарушенными условиями социальной экологии: дефицит общения с близкими; закрытость жизни в учреждении; режим; принудительный (во многом) характер общения с окружающими взрослыми и сверстниками; феномен «общественной собственности»; авторитарные педагогические установки и стереотипы значительной части воспитателей по отношению к воспитанникам; низкий уровень защищенности; частая перекрываемость персонального пространства, и др.

3. У подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, и воспитывающихся в сельских, как и в городских детских домах формируются специфические личностные черты, усугубляющие социально-психологическую дезадаптацию: ущербность самоценности, неадекватность Я-концепции; слабая развитость волевых качеств; конфликтность, агрессивность (нередко враждебная); тревожность, состояние одиночества, изолированности, зависимости от окружающих высокого уровня и несамостоятельность в суждениях и поведении; инфантилизм (доминирование краткосрочных целей, «замыкание» на настоящем, отсутствие целостной временной перспективы); гипертрофированные психозащитные тенденции. К личностным причинам дезадаптации подростков относятся и некоторые особенности физического, физиологического и психического развития; некоторые личностные возрастные особенности (подробно рассмотрены в диссертации).

4. Наряду с общими, присущими сельским и городским детским домам личностными причинами дезадаптации и отклоняющегося поведения подростков, в сельских детских домах имеют место следующие личностные причины:

- состояние глобальной (зачастую необоснованной) зависимости подростка от группового мнения;

- большая, чем в городских детских домах выраженность противоречивости Я-концепции и неадекватность форм психологической защиты (чаще - подавление, самообвинение и проекция);

- большая выраженность противоречивости ценностных ориентации (целей и мотивов), связанных со значимыми отношениями (тенденция опасения, боязни окружающих, недоверия к ним, при одновременной излишней зависимости, надежде на их помощь);

- более выраженный самоконтроль и сдержанность и, одновременно, выраженная напряженность и депрессивность;

- ограниченность интересов текущей жизнедеятельностью;

- аморфность (размытость) представлений о будущем, их слабая связь с прошлым и настоящим.

5. Оптимизация психокоррекционной деятельности, в психологической помощи дезадаптированным подросткам, воспитывающимся в сельских детских домах, заключается в более четкой ее направленности, концентрации усилий по искоренению наиболее значимых, в том числе и выявленных нами, факторов и причин дезадаптации воспитанников, в соответствующей их личностной психологической коррекции.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Трухманова Е. Н. Проблема личностной дезадаптации в психологических исследованиях // Перспектива 3. Сборник научных трудов аспирантов, соискателей и молодых ученых АГПИ и АФ НГТУ / Сост. Е. П. Титков, М. И. Зайкин и др. - Арзамас: АГПИ, 2003. С. 185-188.

2. Трухманова Е. Н. Психологические возможности оказания помощи подросткам и юношам в личностном самоопределении // Духовный мир молодого человека и будущее России: Тезисы докладов региональной межвузовской научно-практической конференции. - Арзамас, 2003. С. 486-482.

3. Трухманова Е. Н. Факторы дезадаптации подростков, воспитывающихся в сельских детских домах // Психолого-педагогические исследования в системе образования: Материалы

Всероссийской научно-практической конференции. - М.Челябинск, 2003. Ч. 1. С. 213-215.

4. Трухманова Е. Н. Ценностные ориентации дезадаптированных подростков - воспитанников сельских детских домов // Теоретические и прикладные проблемы психологии: Материалы Международной научно-практической конференции. - Пенза, 2003. С. 12-14.

5. Трухманова Е. Н. Программа практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников / АГПИ. - Арзамас, 2003 - 36 с. - Библиогр.: 18 назв. Деп. в ИНИОН РАН 18.12.2003. №58432.

Количество публикаций - 5

Общий объем публикаций - 2,2 п.л.

Авторский объем публикаций - 2,2 п.л.

Подписано в печать 15.01.2004. Формат 60x84/16. Усл. печ. листов -Тираж 100 экз. Заказ № 25.

Участок оперативной печати АГПИ 607220, г. Арзамас Нижегородской обл., ул. К. Маркса, 36.

РНБ Русский фонд

5 МАР 2004

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Трухманова, Елена Николаевна, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

Глава 1. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОЙ АДАПТАЦИИ И ДЕЗАДАПТАЦИИ

В ОТЕЧЕСТВЕННЫХ И ЗАРУБЕЖНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ.

1.1. Эволюция понятий «адаптация» и «дезадаптация» человека -индивида и личности.

1.2. Обусловленность и последствия дезадаптации личности в подростковом возрасте (по взглядам отечественных и зарубежных авторов).

Глава 2. ОСОБЕННОСТИ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ ДЕЗАДАПТАЦИИ

ПОДРОСТКОВ-ВОСПИТАННИКОВ ДЕТСКИХ ДОМОВ.

2.1. Внешние (микросоциальные) факторы и причины дезадаптации подростков в детских домах.

2.2. Личностные особенности, дезадаптирующие подростков-воспитанников детских домов.

Глава 3. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ

ОСОБЕННОСТЕЙ, ОБУСЛОВЛИВАЮЩИХ ДЕЗАДАПТАЦИЮ ПОДРОСТКОВ-СИРОТ И ПОДРОСТКОВ, ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ (на материалах сельских детских домов).

3.1. Процедура и методы психодиагностического исследования.

3.2. Результаты эмпирического исследования и их интерпретация.

3.3. Условия и пути оптимизации психодиагностической и психокор-рекционной работы с дезадаптированными подростками в сельских детских домах.

3.4. Программа практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников.

Введение диссертации по психологии, на тему "Личностные особенности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, как фактор их дезадаптации"

Социально-экономическая и политическая нестабильность, неизбежно сопутствующая кардинальному реформированию России, привела к значительному увеличению численности детей и подростков, оказавшихся в чрезвычайно трудных, дезадаптирующих условиях. Значительное число среди них дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. По данным Министерства образования РФ, с 1995 по 2002 г. численность детей и подростков, оставшихся без попечения родителей, увеличилась с 533137 до 776400 человек, причем данная тенденция сохраняется [180]. В последние годы в научный оборот вошло понятие «социальное сиротство», означающее сиротство при живых родителях; возникло и «скрытое» социальное сиротство, которое связано с деструктивными отношениями родителей к детям, вплоть до полного вытеснения их из семей [48].

В связи с ростом численности детей и подростков, оставшихся без попечения родителей и со сменой приоритетов в комплектовании детских домов, с переходом на относительно небольшие по числу воспитанников интернатные учреждения в сельской местности, появилось больше возможностей эффективнее организовывать жизнедеятельность детей, в аспекте их личностно-ориентированного образования, стала весьма актуальной проблема научного обеспечения социально-психологической реадаптации таких детей и подростков. В работах И.В. Дубровиной; М.И. Лисиной; B.C. Мухиной; A.M. Прихожан, H.H. Толстых и др. отражены результаты исследований особенностей детей и подростков городских детских домов. В научных публикациях раскрыты многие личностные особенности таких подростков, вместе с тем специфика личностных причин, усугубляющих их дезадаптацию и отклоняющееся поведение в сельских домах, с должной полнотой на диссертационном уровне не исследована.

Актуальность проблемы и недостаточная ее изученность в сельской местности обусловили выбор темы данного диссертационного исследования.

Цель исследования: выявить личностные особенности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей и, на этой основе, систематизировать пути их реадаптации и личностной коррекции.

Объект исследования: подростки 13-ти — 15-тилетнего возраста- сироты и подростки, оставшиеся без попечения родителей, воспитывающиеся в сельских домах пяти районов Нижегородской области (в поселках Пошатово, Светлогорск; селах Богоявление, Вад; деревне Чергать) — 100 чел., в сравнении их с такими же подростками городского детского дома.

Предмет исследования: особенности содержания динамичных подструктур личности дезадаптированных подростков сельских детских домов.

Гипотезы исследования:

1. В обусловленности дезадаптации воспитанников сельских детских домов, наряду с общими для городских и сельских детских домов причинами, имеются специфические личностные причины их дальнейшей дезадаптации и отклоняющегося поведения.

2. Эффективность работы субъектов образования сельских детских домов по реадаптации воспитанников в значительной мере определяется степенью учета ими общих и особенных личностных причин дезадаптации подростков.

3. Созданная на этой основе система практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов является конструктивной формой психологической помощи им в осуществлении реадаптации и личностной коррекции воспитанников.

Исходя из цели и гипотез, в диссертационном исследовании решались следующие задачи:

1. Раскрыть причины и последствия социально-психологической дезадаптации подростков сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей.

2. Раскрыть дезадаптирующее воздействие на таких подростков микросоциальных условий их жизнедеятельности.

3. Выявить дезадаптирующее влияние личностных особенностей указанной категории подростков.

4. Разработать программу практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по подготовке их к психокоррекционной и развивающей работе с воспитанниками.

Методологическую основу исследования составили принципиальные положения отечественной психологии о деятельно-личностном подходе к исследованию социально-психологических феноменов поведения человека (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, В.В. Новиков и др.); о динамической функциональной структуре личности (К.К. Платонов, А.Д. Глоточкин); о сопряженности характера с системой отношений личности (А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев и др.; о полифакторной объективно-субъективной обусловленности дезадаптации и отклоняющегося поведения личности (М.А. Алемаскин и др.); об особенностях психического развития в подростковом возрасте (Л.С. Выготский, Д.Б. Эльконин, Д.И. Фельдштейн и др.).

В исследовании комплексно применялись следующие методы: анализ научной литературы по теме диссертации, анализ документов (личные дела воспитанников), метод бесед, метод стандартизированного наблюдения («Карта наблюдений» Д. Стотта); метод тестов (тест Р. Кеттелла (подростковый вариант 14 PF); ПДО А.Е. Личко; методика изучения ценностных ориентаций М. Роки-ча, адаптированная А. Гоштаутасом, H.A. Семеновым, В.А. Ядовым; тест самооценки Т.В. Дембо-С.Я. Рубинштейн); метод цветовых выборов (МЦВ — адаптированный цветовой тест М. Люшера). Обработка (количественный анализ) исследования осуществлялась методами математической статистики (статистические критерии различий: критерий U Вилкоксона-Манна-Уитни, Н-критерий Крускала-Уоллиса, критерий серийности; критерии согласия распределений: х2-критерий, критерий Колмогорова-Смирнова; корреляционный анализ, факторный анализ, кластерный анализ).

Достоверность результатов исследования обеспечена: применением комплекса методов, адекватных задачам и особенностям предмета исследования; сочетанием количественного и качественного анализа фактического материала; применением взаимодополняющих методов математической статистики (параметрических и непараметрических, в зависимости от особенностей распределения диагностических данных); успешной апробацией результатов исследования.

Научная новизна и теоретическая значимость результатов исследования заключается в следующем:

- сформулировано понятие личностной дезадаптации;

- разграничены понятия «фактор» и «причина» применительно к обусловленности неадекватного психического (личностного) развития и девиантного поведения подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей;

- систематизированы общие для сельских и городских детских домов личностные причины и раскрыты специфические микросоциальные и личностные причины дезадаптации подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей;

- обоснована приоритетность сосредоточения внимания педагогов сельских детских домов на соответствующей этим причинам психодиагностической, психокоррекционной и развивающей их деятельности с воспитанниками;

- разработано программное обеспечение такой деятельности.

Положения, выносимые на защиту:

1. Социально-психологическая (личностная) дезадаптация — деструктивный процесс, нарушающий позитивное взаимодействие личности с ближайшим социальным окружением и приводящий к ряду негативных интро- и интерпсихических последствий.

2. Личностная дезадаптация обусловлена взаимодействием средовых (объективных) и личностных (субъективных) факторов и причин; при этом фактор рассматривается как многомерное и сложное сочетание многих причин дезадаптации личности; причина — конкретное обстоятельство, непосредственно порождающее дезадаптацию личности и ее отклоняющееся поведение. Субъективным фактором, обусловливающим отклоняющееся поведение подростков, выступает их дезадаптированность - интегративное качество личности.

3. Наряду с общими, присущими сельским и городским детским домам причинами дезадаптации и отклоняющегося поведения подростков, в сельских домах имеют место следующие личностные причины:

- состояние глобальной (зачастую необоснованной) зависимости подростка от группового мнения и другие негативные психические состояния; большинству таких сельских подростков свойственно пассивно-зависимое поведение (конформизм высокого и среднего уровня и выраженность среднего и низкого уровня эмансипации — более чем у 70% воспитанников);

- большая, чем в городских детских домах выраженность противоречивости Я-концепции: с одной стороны, у подростков высокая самооценка здоровья (62% против 43,3%), ума и характера, в то же время им свойственны самонепринятие, склонность к самообвинению, низкий уровень притязаний (данные по тесту Р. Кеттелла, контент-анализ высказываний подростков о себе), вследствие чего они используют неадекватные формы психологической защиты (чаще — подавление и проекция);

- больший самоконтроль и сдержанность и, одновременно, выраженная депрессивность и напряженность;

- у них фиксируется также большая выраженность противоречивости ценностных ориентаций (целей и мотивов), связанных со значимыми отношениями (тенденция опасения, боязни окружающих, недоверия к ним, при одновременной излишней зависимости, надежде на их помощь); ограниченность интересов текущей жизнедеятельностью; аморфность (размытость) представлений о будущем, их слабая связь с прошлым и настоящим.

4. На защиту выносится авторская система (программа) практико-психологических занятий по психологической подготовке педагогов сельских детских домов, направленной на оптимизацию реадаптации и психокоррекции личности подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, разработанная с учетом выявленного в исследовании комплекса негативных особенностей личности таких подростков.

Практическая значимость работы заключается в возможности:

- реализации рекомендаций, содержащихся в заключительной части диссертации, субъектам образования детских домов;

- реализации авторской программы практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников.

Апробация работы и внедрение результатов исследования: основные положения диссертационного исследования отражены в 5-ти публикациях автора в различных изданиях, общим объемом 2,2 п.л.; обсуждались на заседании кафедры психологии Арзамасского государственного педагогического института (июнь 2003 г.); на Региональной межвузовской научно-практической конференции «Духовный мир молодого человека и будущее России» (Арзамас, 2003), Всероссийской научно-практической конференции «Психолого-педагогические исследования в системе образования» (Москва-Челябинск, 2003), Международной научно-практической конференции «Теоретические и прикладные проблемы психологии» (Пенза, 2003). Диссертационные материалы использовались в спецкурсах, лекциях и практических занятиях по социальной и педагогической психологии в АГПИ; в практической консультативной и психокоррекционной деятельности с педагогами и подростками на базе Центра социально-психологической помощи семье, детям и подросткам г. Арзамаса; на семинарах психологов, воспитателей и социальных педагогов сельских детских домов Нижегородской области.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

ЗАКЛЮЧЕНИЕ И ВЫВОДЫ

Результаты эмпирического исследования показали, что гипотезы диссертационного исследования подтвердились: в обусловленности дезадаптации воспитанников сельских детских домов, наряду с общими для городских и сельских детских домов причинами, имеются специфические личностные причины их дальнейшей дезадаптации и отклоняющегося поведения. Эффективность работы субъектов образования сельских детских домов по реадаптации воспитанников в значительной мере определяется степенью учета ими общих и особенных личностных причин дезадаптации подростков. Созданная на этой основе система практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов является конструктивной формой психологической помощи им в осуществлении реадаптации и личностной коррекции воспитанников.

Полученный с применением комплекса психодиагностических и психо-коррекционных методов репрезентативный массив фактических данных позволил сформулировать следующие выводы:

1. Значительная часть подростков сельских детских домов подвержена социально-психологической дезадаптации — деструктивному процессу, нарушающему позитивное взаимодействие личности с ближайшим социальным окружением и приводящему к ряду негативных психологических последствий:

- к неадекватности (дисгармоничности) функционально-психического и личностного развития, особенно в подструктурах направленности и Я-концепции;

- к возникновению негативных психических состояний (стойкой напряженности, гипертревожности, фрустрации, чувству отверженности, одиночества, агрессивному состоянию и др., а в ряде случаев, к невралгической и психопатической отягощенности;

- к формированию негативных характерологических акцентуаций.

2. В условиях детских домов дезадаптация подростков обусловлена, наряду с общими, и специфическими внешними (объективными) факторами и причинами, связанными с нарушенными условиями социальной экологии: дефицит общения с близкими; закрытость жизни в учреждении; режим; принудительный (во многом) характер общения с окружающими взрослыми и сверстниками; феномен «общественной собственности»; авторитарные педагогические установки и стереотипы значительной части воспитателей по отношению к воспитанникам; низкий уровень защищенности; частая перекрываемость персонального пространства, и др.

3. У подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, и воспитывающихся в сельских, как и в городских детских домах формируются специфические личностные черты, усугубляющие социально-психологическую дезадаптацию: ущербность самоценности, неадекватность Я-концепции; слабая развитость волевых качеств; конфликтность, агрессивность (нередко враждебная); тревожность, состояние одиночества, изолированности, зависимости от окружающих высокого уровня и несамостоятельность в суждениях и поведении; инфантилизм (доминирование краткосрочных целей, «замыкание» на настоящем, отсутствие целостной временной перспективы); гипертрофированные психозащитные тенденции. К личностным причинам дезадаптации подростков относятся и некоторые особенности физического, физиологического и психического развития; некоторые личностные возрастные особенности.

4. Наряду с общими, присущими сельским и городским детским домам личностными причинами дезадаптации и отклоняющегося поведения подростков, в сельских детских домах имеют место следующие личностные причины:

- состояние глобальной (зачастую необоснованной) зависимости подростка от группового мнения;

- большая, чем в городских детских домах выраженность противоречивости Я-концепции и неадекватность форм психологической защиты (чаще - подавление, самообвинение и проекция);

- большая выраженность противоречивости ценностных ориентации (целей и мотивов), связанных со значимыми отношениями (тенденция опасения, боязни окружающих, недоверия к ним, при одновременной излишней зависимости, надежде на их помощь);

- более выраженный самоконтроль и сдержанность и, одновременно, выраженная напряженность и депрессивность;

- ограниченность интересов текущей жизнедеятельностью;

- аморфность (размытость) представлений о будущем, их слабая связь с прошлым и настоящим.

5. Оптимизация психокоррекционной деятельности, в психологической помощи дезадаптированным подросткам, воспитывающимся в сельских детских домах, заключается в более четкой ее направленности, концентрации усилий по искоренению наиболее значимых, в том числе и выявленных нами, факторов и причин дезадаптации воспитанников, в соответствующей их личностной психологической коррекции.

В диссертации сформулированы практические рекомендации психологам и педагогам-воспитателям детских домов по построению ими тактики воспитательного и психокоррекционного воздействия с учетом личностных особенностей подростков, в том числе и тех, которые обусловливают различную степень дезадаптации (на основании этих различий диагностировались кластеры подростков).

Наиболее развернуто практические рекомендации субъектам образования в аспекте рассматриваемой проблемы представлены в авторской «Программе практико-психологических занятий с педагогами сельских детских домов по развитию их личностного потенциала и по изжитию неадекватных педагогических стереотипов в целях оптимизации реадаптации воспитанников» (см. приложение к диссертации № 37).

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Трухманова, Елена Николаевна, Москва

1. Абрумова А.Г. и др. Социально-психологическая дезадаптация личности и профилактика суицида//Вопросы психологии. 1981. №4. С. 91-102.

2. Авдуевская Е.П., Араканцева Т.А. Проблема юношеского самоопределения в практике школьной психологической службы // Введение в практическую социальную психологию / Под ред. Ю.М. Жукова, Л.А. Петровской, О.В. Соловьевой. М.: Наука, 1994. С. 146-157.

3. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995.- 175 с.

4. Активные методы в работе школьного психолога / Под ред. И.В. Дубровиной. М., 1990.-338 с.

5. Актуальные проблемы современного детства: Сб. научных трудов / Под общ. ред. Е.М. Рыбинского. М.: НИИ детства РДФ, 1994. — 158 с.

6. Алемаскин М.А. Воспитательная работа с подростками. М.: Просвещение, 1979.- 128 с.

7. Алмазов Б.Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних. Свердловск: Изд-во Урал, ун-та, 1986. 152 с.

8. Амонашвили Ш.А. Личностно-гуманная основа педагогического процесса. М., 1990.- 164 с.

9. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания / АН СССР, Ин-т психологии. М.: Наука, 1977. 380 с.

10. Анастази А. Психологическое тестирование: Книга 1; Книга 2; Пер. с англ. / Под ред. K.M. Гуревича, В.И. Лубовского; предисл. K.M. Гуревича, В.И. Лубовского. М.: Педагогика, 1982. 320 е., ил. + 336 е., ил. = 656 с.

11. Андреева Г.М. Психология социального познания. Учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2000. 376 с.

12. Асмолов А.Г. Психология личности: принципы общепсихологического анализа. М.: МГУ, 1990. 367 с.

13. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности //

14. Вопросы психологии. 1989. № 1. С. 92-100.

15. Бардышевская М.К. Дети с недостатками эмоциональных привязанностей// Очерки о развитии детей, оставшихся без родительского попечения. М.: ТОО «СИМС», 1995. 97 с.

16. Башкатов И.П. Психология групп несовершеннолетних правонарушителей. М.: Прометей, 1993. 252 с.

17. Белинская Е.П., Тихомандрицкая O.A. Социальная психология личности: Учебное пособие для вузов. М.: Аспект Пресс, 2001. 301 с.

18. Беличева С.А. Социально-психологические основы предупреждения десо-циализации несовершеннолетних: Автореф. дис. докт. психолог, наук. М., 1989.-45 с.

19. Беличева С.А. Отклоняющееся поведение личности // Социальная психология личности в вопросах и ответах / Под ред. В.А. Лабунской. М., 1999. С. 34-39.

20. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. М.: Редакционно-изд. Центр консорциума «Социальное здоровье России», 1994.— 221 с.

21. Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. Л.: Наука, 1988.-253 с.

22. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. (Пер. с англ.). М.: Прогресс, 1986.-422 с.

23. Бобылева И.А. Педагогические условия постинтернатной адаптации выпускников образовательных учреждений для детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения: Автореф. дис. канд. пед. наук. Владимир, 2000. 22 с.

24. Бодалев A.A. Личность и общение. Избранные труды. М.: Педагогика, 1983.-272 с.

25. Бодалев A.A., Криволап Л.И. О воздействии стиля общения педагога с учащимися на их эмоциональный опыт // Проблемы общения и воспитания. Тарту, 1974, Ч. 1. С. 185-192.2528,2932,33