Автореферат диссертации по теме "Криминогенная сущность личности преступника"

АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ МВД РОССИИ

На правах рукописи

ПАГ^ТЛГТТТРиЯ А итт Т^Тт*т/-мтт<1ртл.тхг

КРИМИНОГЕННАЯ СУЩНОСТЬ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА (психологический аспект)

Специальность 19.00.06 - юридическая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва 2000

Диссертация выполнена на кафедре психологии и педагогики Академии МВД Республики Беларусь

Научные консультанты:

Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, доктор психологических наук, доктор педагогических наук, профессор Столяренко Алексей Михайлович;

Заслуженный юрист Республики Беларусь, доктор юридических наук, профессор Басецкий Иван Игнатьевич

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

доктор юридических наук, профессор Антонян Юрий Миранович;

доктор психологических наук Ситковская Ольга Давидовна;

доктор психологических наук, профессор Филонов Лев Борисович

Ведущая организация — Рязанский институт права и экономики

Министерства юстиции России

Защита диссертации состоится «22« ¿4/тОНЯ 2000 г. в /т^-^час. на заседании диссертационного совета Д-052.01.03 по присуа дению ученой степени доктора психологических и педагогических наук Академии управления МВД России по адресу: 125171, Москва, ул. З.и I Космодемьянских, д. 8, в а уд. •<7'2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии управл' ния МВД России

Автореферат разослан "/¿Г" 2000 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д-052.01.03 Академии управления МВД России кандидат психологических наук, доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Важнейшей задачей государства в обеспечении конституционных прав и свобод человека является борьба с преступностью. Ее решение особенно значимо в современный период, когда проводимые социальные преобразования в союзных государствах Беларуси и России наряду с пртрессивными реформами сопровождаются проблемами переходного периода, в том числе высоким уровнем преступности. Неблагоприятные тенденции и изменение характера преступности определяют необходимость разработки эффективных мер и средств борьбы с ней, совершенствования законодательной базы к опирающейся на нее практики деятельности правоохранительных органов государства. Повышение эффективности правоохранительной деятельности возможно на основе развития научных знаний, включая всестороннее и глубокое изучение с позиций психологической науки субъекта преступного поведения. В его изучении базисной категорией выступает категория личности, использование которой позволяет системно раскрыть социальное качество человека, виновно совершившего уголовно наказуемое деяние, включая особенности его психического склада, выражающие внутренние предпосылки этого деяния, факторы их формирования и пути исправления.

Личность преступника входит в проблематику криминологии, юридических наук уголовного профиля и юридической психологии. В соответствии с задачами этих наук и задачами правоохранительной деятельности выделяется ряд важных аспектов изучения лица, совершившего преступление, и его личности. Это лицо может изучаться как субъект уголовного процесса и уголовно-исполнительных правоотношений, поегкриминалыюго и постпенитенциарного поведения, как объект исправительного и профилактического воздействия. Особую важность представляет изучение преступника как субъекта антиобщественного деяния. Научное раскрытие его личности этом плане связано с решением ряда важных практических задач. Оно предполагает: 1) изучение личности подозреваемого с точки зрения предварительной оценки возможности совершения инкриминируемого деяния, его мотивов и целей, что необходимо для более быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений; 2) изучение личности обвиняемого с целью ее учета при назначении наказания; 3) изучение личности осужденного для выработки индивидуального подхода к его исправлению, а также в целях прогнозирования поведения по отбытии им наказания, при условно-досрочном освобождении от наказания или замене наказания более мягким; 4) изучение личности лица, освобожденного от наказания, для определения мер и характера профилактической работы с ним. В связи с названными задачами особое значение имеют психологические знания о личностных предпосылках

преступного поведения, методах их выявления и параметрах оценки, о закс номериостях их устранения (исправления) и мерах по предупреждению фор мирования. Необходимость развития таких научных знаний и потребност практики в основанных на них рекомендациях по повышению эффектах поста борьбы с преступностью в современных условиях и определяют акт} альность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Вопросы психологии лнчност преступника рассматриваются в прямой постановке либо попутно с разрг боткой других проблем в работах Г.А. Аванесова, Ю.М. Антоняна, И.И. Б; сецкого, Ю.Д. Блувштейна, B.JI. Васильева, Б.С. Волкова, A.A. Герцензош

A.Д. Глоточкина, В.В. Гульдана, П.С. Дагеля, A.B. Дулова, М.Г. Дебольскс го, В.Г. Деева, А.И. Долговой, М.И. Еникеева, С.Н. Ениколопова, Г.С. E(J ремовой, Г.А. Зорина, К.Е. Игошева, И.И. Карпеца, А.Г. Ковалев; М.М. Коченова, В.Н. Кудрявцева, И.А. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой Н.С. Лейкиной, Г.М. Миньковского, О.Ю. Михайловой, Т.П. Печерникс вой, В.Ф. Пирожкова, В.М. Позднякова, С.В. Познышева, А.Р. Ратиновг

B.В. Романова, Е.Г. Самовичева, Ф.С. Сафуанова, А.Б. Сахарова, О .Д. Сю ковской, H.A. Стручкова, М.П. Стуровой, А.Н. Сухова, А.И. Ушатиковг Л.Б. Филонова, Г.Г. Шиханцова, В.Е. Эминова, A.M. Яковлева и друга ученых. В исследованиях раскрываются социальные характеристики и пи хологические особенности личности преступников, представляющих разли1: ные криминологические типы, анализируется мотивация преступного повс дения, выявляются связи отдельных психологических свойств личности прс ступников с характером их противозаконного поведения, изучаются ш ■тративные свойства личности (направленность, воля, характер и др.) структуры свойств, раскрывается взаимодействие субъективных факторов внешних условий в механизме преступного поведения.

В то же время накопленные психологические знания о личности пр( ступника требуют систематизации 11 дальнейшего углубления па основе сс временной методологии психологической науки и теорий криминологии уголовного права. В исследованиях не реализован в достаточной мере пох ход к личности как к целостному явлению, обеспечивающий системное рас крытие ее психологической структуры и организации с обоснование] свойств, существенных в детерминации преступного поведения, установлю ние их видов, содержательных характеристик, связей в механизме преступно го поведения. Кроме этого возникает необходимость учета современны особенностей преступности, которые выражаются в появлении новых видо! способов и средств совершения посягательств на правоохраняемые социал! ные ценности, в повышении организованности и приобретении транснацис нального характера противоправной деятельности преступников, появлени новых особенностей в их социальном портрете и менталитете. Недостаток

пая разработанность системного психологического знания о личности преступника не позволяет обеспечить требуемый уровень конкретности и продуктивности научных рекомендаций по решению задач правоохранительной деятельности, который необходим для их широкого и плодотворного использования.

Объектом исследования является личность преступников, совершивших впервые и неоднократно уголовно наказуемые деяния наиболее распространенных видов (умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования, хищения, грабежи, разбойные нападения, вымогательство, хулиганство, получение взятки, незаконный оборот наркотиков и др.) и отбывающих наказания з исправительных учреждениях Беларуси (1688 человек). Учитывались данные исследований личности преступников, проводимых другими авторами в России и зарубежных странах.

Подход к личности преступника как к объекту исследования основывается на теоретических положениях, раскрывающих личность в общей и социальной психологии. Основу подхода представляет определение той реальности, которую обозначает категория личности в психологической науке. Эта реальность выражается в качественной определенности психического склада индивида, в целостной совокупности тех психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации его социального поведения. Специфика подхода к личности преступника как к объекту юридико-психологического исследования заключается в раскрытии тех особенностей психического склада лица, которые определили совершение им антиобщественного деяния, а в прогностическом плане — выражают внутренние предпосылки его возможного преступного поведения при определенных услозиях.

Предметом исследования выступает целостная совокупность (система) психологических свойств личности преступника (обозначающих психические еппнетвя пблятотсянн57)э выступающих суи^сствсннынт в детерминации иге ступного поведения при определенных внешних и иных условиях, виды и содержание этих свойств, их типологии, функциональные связи в механизме преступного поведения, структура и организация их целостной совокупности, закономерности реализации этой совокупностью своих функций в детерминации пресгупного поведения.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении, что психический склад личности человека, совершающего преступление или обладающего потенцией его совершить, имеет качественное отличие от психического склада личности законопослушного члена общества. Эти отличительные особенности выражаются в наличии совокупности психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации преступного поведения. Системообразующее ядро этой совокупности состав-

ляют психические свойства, определяющие внутреннюю возможность принятия криминальной цели, содержание которой неразрывно связанно с антиобщественным способом поведения (действиями или бездействием). Эти свойства выражают личностную приемлемость использования при определенных условиях общественно опасного способа достижения субъективно необходимого результата — удовлетворения определенной потребности или разрешения проблемной ситуации. Такая приемлемость может иметь различную степень зрелости, определяя степень внутренней необходимости совершения преступного деяния при определенных условиях и характер его генезиса. Наряду со свойствами, выполняющими указанную целеориенти-рующуго функцию, в их криминогенную совокупность могут входить свойства, детерминирующие процессы мотивообразования и социальной перцепции, которые по своему содержанию способствуют принятию именно преступной цели (способа), и свойства, обеспечивающие в качестве специальных предпосылок реализацию данной цели (способа). Психологические свойства, входящие в криминогенную совокупность, могут' проявляться на различных уровнях механизма (и процесса) психической регуляции поведения, а именно на уровнях механизмов интеллектуальной, эмоциональной и импульсивной (в том числе аффективной) регуляции.

Целью исследовании является разработка психологической концепции криминогенной сущности личности преступника и на ее основе формулирование комплекса научно-практических рекомендаций по совершенствованию правоохранительной деятельности и средств борьбы с преступностью, связанных с применением уголовно-правовых мер, прогнозированием и предупреждением преступных деяний, исправлением осужденных.

Задачами исследования, обеспечивающими достижение данной цели, выступают:

- анализ, систематизация и отбор положений психологии, криминоло-

ГЧЧТТ ТТ ТДСМТТ'ТТ ЛГГ»П7Т.'ЛТ>иГ»Г,Л ГТГЧО Т> О /УтЛГ»ТЛТ*ТТЛТТТТТ^* ГТЛЛ^ТТЛ! «ОТ-11Т-,, ir.1T атп:т тл т^лл 4 •• Г' V*» V им и , «/II » ' V-/ '•(.(!/I. 1 <1X4 V . 1 Г

ретические положения и подход к психологическому изучению криминогенной сущности личности преступника (сущности ее криминогенной потенции);

- разработка методологии, концепции и методики системного экспериментального исследования криминогенной сущности личности преступника, направленного на получение знания прогностического и преобразующего назначения;

- исследование проявления криминогенной потенции личности в генезисе преступного поведения и установление основных параметров ее характеристики;

- выделение типологических различий криминогенной потенции личности преступника в соотнесении с внешними условиями и иными факторами ее возможного проявления;

- раскрытие криминогенной сущности личности преступника как системно организованной совокупности психологических свойств, существенных в детерминации преступного поведения;

- обоснование видов, содержательных характеристик, функциональных связей и типологических различий психологических свойств личности, существенных в детерминации преступного поведения;

- разработка комплекса научных рекомендаций по решению практических задач, связанных с оценкой личности преступника при принятии судебных решений о его наказании, с криминологическим прогнозированием, профилактикой преступных деяний и исправлением осужденных.

Методология исследования содержит ряд уровней. Уровень философ-ско-методологических основ представляют диалектико-материалистический подход к объяснению соотношения биологического, психического и социального в личности преступника, а также принципы детерминизма и развития. Уровень общенаучных принципов и форм исследования выражается в системном подходе к познанию криминогенной сущности личности преступника, которая раскрывается как совокупность психических свойств, существенных в детерминации преступного поведения, имеющая свою структуру и системную организацию, включенная в целостный психический склад личности и функционирующая во взаимосвязи с внешними и иными условиями. Конкретно-научная методология находит выражение в использовании положений психологических теорий личности, отражения и деятельности, а также теорий криминологии и уголовного права, раскрывающих понятия преступника и преступления, его механизма и генезиса преступного поведения. Исследование строилось на методологических положениях, определяющих предмет, проблематику, понятийный атттталат тт методы юсидичестсой психологии (B.JI. Васильев, В.Г. Деев, М.И. Еникеев, В.К. Ефремова, М.М. Коченов, А.И. Папкин, А.Р. Ратинов, В.В. Романов, О.Д. Ситковская, A.M. Столяренко, А.К. Сухов, А.И. Ушатиков, Л.Б. Филонов, Ю.В. Чуфа-ровский, Й.К. Шахриманьян и др.).

Методика исследования предусматривает комплексное психологическое изучение личности преступника, охватывающее 65 параметров оценки ее свойств (качеств), а также ретроспективный психологический анализ генезиса совершенного им антиобщественного деяния. Методика также включает сравнительное психологическое изучение личности законопослушных лиц, экспертные оценки разрабатываемых рекомендаций по совершенствованию правоохранительной деятельности. Основными элементами методики являются:

- изучение документов (приговоров, материалов личных дел осужденных, тетрадей индивидуальной воспитательной работы, данных психолого-педагогических исследований и др.), характеризующих личность преступника, субъективную и объективную стороны совершенных им противозаконных деяний, поведение до совершения преступления и во время отбывания наказания;

- беседа, ориентированная на восстановление психологической картины антиобщественного поведения, его внешних факторов и проявившихся в нем психологических свойств личности;

- беседа, предусматривающая на изучение психологических свойств личности, существенных в детерминации противозаконной либо правомерной направленности поведения;

- комплекс проективных вопросов и заданий, а также анализ модешг-руемых ситуаций, в которых проявляются психологические свойства личности, значимые для оценки ее правовой позиции, в том числе криминогенных склонностей;

- цветовой тест отношений (разработка Ленинградского психоневрологического НИИ им. В.М.Бехтерева), адаптированный к специфической задаче изучения отношений личности к преступному и правомерному способам обеспечения удовлетворения потребностей и к лицам, использующим эти способы;

- психологические тесты К.Леонгарда—Ч.Смишека, Г.Айзенка, СМОЛ (сокращенный вариант теста ММР1), Р.Кеттела.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечены его адекватной методологией, использованием взаимодополняющих методик, репрезентативным объемом эмпиричехого материала, достаточным длл статистической значимости выводов, и использованием методов математической статистики для анализа количественных показателей изучаемых явлений (анализ центральных тенденций, кластерный анализ, псовспкз. досто верности различий с помощью многофункционального критерия углового преобразования Фишера — <р*).

Для познания криминогенной сущности личности преступника обследовано с помощью психодиагностических тестов и других методик в общей сложности 1688 осужденных, отбывающих наказания в местах лишения свободы за совершение умышленных преступлений. Проведено комплексное психологическое изучение 173 лиц, совершивших впервые и неоднократно преступления различных видов: корыстные, корыстно-насильственные, насильственные (включая хулиганство), сексуально-насильственные. Осуществлен психологический анализ генезиса совершенных данными лицами 202 преступных деяний. Для получения сравни-

тельных данных теми же методами проведено психологическое изучение личности 45 законопослушных граждан. Использовались результаты многолетнего психолого-педагогнческого изучения автором различных категорий осужденных в процессе проведения воспитательной работы с ними. Значительная часть исследований, проводимых автором в процессе практической деятельности, носила лонгитюдный характер, охватывая изучение образа жизни лица до совершения преступления, его поведение в период отбывания наказания и после освобождения от него, включая информацию о рецидиве преступлений.

Для повышения достоверности получаемых данных осуществлялся отбор и подготовка респондентов к участию в исследовании, психологический контроль их отношения к выполняемым экспериментальным заданиям, перепроверка излагаемых фактов по данным, содержащимся в служебных документах, и оценкам экспертов, скрытая звукозапись бесед и последующий анализ их фрагментов с психологами исправительных учреждений, достаточно хорошо изучившими отбираемых осужденных в процессе своей деятельности. Разрабатываемые в диссертации прикладные аспекты исследования апробировались в обсуждении с экспертами — руководителями и опытными работниками правоохранительных органов, а также в практической деятельности психологов исправительных учреждений.

Научная новизна и практическая значимость исследования заключается в том, что в результате проведеного монографического теоретико-экспериментального психологического изучения важнейшей социально-правовой проблемы личности преступника получено качественно новое, системное, существенно углубленное и конкретизированное научное знание прогностического и преобразующего назначен!;;;. Разработана частная концепция юридической психологии, раскрывающая криминогенную сущность личности преступника (сущность ее криминогенной потенции), и на ее основе намечено решение ряда проблем совершенствования средств и мел ботзьбы с преступностью. Наиболее важные конкретные результаты исследования, определяющие его новизну состоят в том, что:

- методологически обоснован подход к системному психологическому исследованию, объяснению и описанию криминогенной сущности личности преступника, ориентированный па получение знания прогностического и преобразующего назначения;

- обоснованы и типологизированы основные параметры интериндивидной характеристик:! криминогенной потенции личности преступника, которые отображают различные стороны потенциально возможного преступного поведения и его обусловленности (возможные виды и объекты посягательства, допустимая тяжесть вреда, обусловленность потребностью, внеш-

ними условиями, фоновым нервно-психическим состоянием, актуальной социальной ролью);

- выделены типы криминогенной склонности личности преступника (как единицы анализа ее криминогенной потенции), раскрыты основные параметры характеристики ее содержания и степени психологической зрелости как внутренней предпосылки преступного поведения (зрелая криминальная готовность, противоречивая приемлемость, приемлемость при специфических внешних условиях, приемлемость при специфическом нервно-психическом состоянии индивида, конформная приемлемость), представлена типология основных ситуативных факторов реализации данной склонности в порождении антиобщественного поведения;

- обоснована совокупность основных функций психического склада личности в порождении преступного поведения (детерминация целеполага-ния, мотивообразования социальной перцепции и исполнительной регуляции), в которых проявляются психологические свойства, выражающие кри-миногенн^о^сущность личности, и определены виды, содержание и внутрисистемная свойств в механизме преступного поведения и их связь с внешними и иными условиями;

- раскрыта психологическая феноменология личностной приемлемости преступного поведения как основы криминогенной сущности личности преступника и установлены различия данной приемлемости по ее содержанию, установлены специфические психологические особенности личности основных криминологических типов преступников в сравнении с личностью законопослушных членов общества;

- углублены психологические основы оценки личности преступника (подсудимого, осужденного) в уголовном судопроизводстве для ее учета при принятии судебных решений о назначении наказания, замене назначенного наказания более мягким и об условно-досрочном освобождении от наказания'

- сформулирован психологический подход к мониторингу предпосылок преступности в обществе (общности), основанный на иерархической дифференциации ее факторов и на первостепенном изучении ее сущностных детерминантов, кроющихся в общественном сознании, которые познаваемы путем системного обобщения данных об индивидуальном правосознании членов общества;

- осуществлена комплексная разработка психолого-педагогических задач в организации индивидуального и общего предупреждения преступных деяний, дифференцированных в зависимости от правовой позиции личности и от особенностей общественного правосознания, и определены пути их решения;

Практическим результатом исследования явилась разработка комплекса предложений и рекомендаций, нормативных и методических документов по совершенствованию средств и мер борьбы с преступностью. Практическая значимость исследования заключается прежде всего в том, что:

- углублены и систематизированы психологические основания оценки личности преступника в уголовном судопроизводстве (в целях принятия судебных решении о его наказании);

- разработан психологический подход к мониторингу предпосылок тенденций преступности;

- обоснован комплекс психолого-педагогических задач, выступающих основой разработки мер и методических рекомендаций по индивидуальному и общему предупреждению преступных деяний, в том числе по исправлению преступников.

Положения, выносимые на защиту.

1. Личность человека, совершающего преступное деяние, имеет специфическую качественную особенность психического склада, которая выражает ее криминогенную сущность (сущность криминогенной потенции личности — совокупности ее криминогенных склонностей). Эта особенность психического склада выступает внутренней предпосылкой антиобщественного поведения индивида при определенных условиях или воздействиях на него и выражается в совокупности психических свойств (образований), которые являются су-щестзенпьти в детерминации указанного поведения. Они проявляются в совокупности психических функций в генезисе поведения, определяя его криминальное содержание.

2. Содержательной основой криминогенной склонности личности (как конкретного выражения ее криминогенной потенции) является личностная приемлемость преступного поведения, относительно определенного по своему характеру и своей обусловленности. Она выражается в субъективной допустимости итти необходимости совершения антиобщественного деяния определенного вида против тех или иных социальных объектов с некоторыми пределами тяжести вреда, при определенном характере внешних условий (обстоятельств социальной ситуации, включая поведение потерпевшего и воздействия на субъекта) и внутренних условий (фонового психического и функционального состояния), а также при осуществлении определенной социальной роли. Определенность личностно приемлемого преступного поведения раскрывает интериндивидную характеристику криминогенной склонности личности преступника.

3. Криминогенная склонность личности преступника характеризуется степенью внутренней необходимости (потенциальной) преступного поведения, которая проявляется в особенностях порождения актуальной готовности субъекта к преступному деянию при определенных с внешних услови-

ях. Эти особенности порождения указанной готовности субъекта пред-ставлют:

- внутренне причинно детерминированное формирование актуальной готовности к преступному деянию, что выражает его личностную приемлемость в условиях, не содержащих криминогенно мотивирующего влияния (в индифферентных или антикриминальных);

- относительно равнозначное причинное влияние на формирование актуальной готовности к деянию внешних факторов и личностных предпосылок, что определяет личностную приемлемость преступного поведения в условиях стимулирующего, в том числе вынуждающего характера;

- преимущественно внешне причинно детерминированное возникновение готовности, выражающее наличие личностных предпосылок ее формирования при оказании на субъекта психологического воздействия, т.е. недостаточную антикриминальную устойчивость личности.

4. Криминогенные склонности личности различаются:

- по степени психологической зрелости личностной приемлемости преступного способа поведения — от зрелой приемлемости и готовности к использованию, представленной в психологических свойствах, реализующихся на различных уровнях механизма поведения, до отсутствия определенной позиции по отношению к преступному способу поведения;

- по степени гармоничности—противоречивости приемлемости преступного способа — от сочетания его ценностно-смысловой и эмоциональной приемлемости и привычности использования до противоречивого соотношения психических свойств (образований), выражаюхцих как приемлемость, так и неприятие данного способа;

- по. соотношению с приемчгмостъю использования правомерного варианта поведения в тех же условиях — от его неприятия до достаточно зрелой приемлемости, что выражает готовность личности к использованию юриди-

и.ТЧ-'ТТ ГТТЛГ\Т1ТГТ> /ЛГТП ГГГ\\1ГЦТ- Т V ПТГГ\Г*Г\?\Г\-П

5. Структура и организация совокупности психических свойств, выражающей криминогенную сущность личности преступника, обосновывается, исходя из комплекса ее основных функций в порождении пресгупного поведения. Такими функциями являются детерминация целеполагания, мотиво-образования, социальной перцепции и исполнительной регуляции. Системообразующее ядро данной совокупности представляют свойства, детерминирующие порождение цели преступного деяния, криминальное содержание которой определяется антиобщественный способом достижения субъективно необходимого результата. Психологические свойства, детерминирующие мо-тивообразование и социальную перцепцию в механизме преступного поведения, функционально субординированы целеориентирующим свойствам и в зависимости от их содержания могут либо не влиять на юридическую на-

правленность принимаемой цели-способа, либо обусловливать ее противозаконность. В последнем случае эти свойства являются также существенными в порождении преступного поведения. Свойства, детерминирующие исполнительную регуляцию, выступают криминогенно релевантными, если они выражают специальные предпосьтки реализации криминальной цели-способа.

6. Психологические свойсгва, относящиеся к системообразующему ядру криминогенной сущности личности преступника, могут представлять несколько видов, выражая различный характер личностной приемлемости преступного способа достижения субъективно необходимого результата. Эти свойства могут соответственно их видам детерминировать принятие криминальной цели-способа на уровнях того или иного механизма психической регуляции — интеллектуального, эмоционального и импульсивного (установочного) при доминировании одного из них. Такими свойствами могут выступать: а) убеждения, выражающие преобладающе положительное значение (личностный смысл) преступного способа удовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации при определенных условиях; б) преобладающе положительное отношение к данному способу в связи с потребностью и условиями; в) личностная норма использования данного способа в указанной связи; г) фиксированная поведенческая установка, выражающая готовность личности к преступному поведению в такой же связи. Названные свойства могут быть в различной стспепи сформированы, определяя различную степень психологической зрелости криминогенной склонности личности.

7. К свойствам, выражающим криминогенную сущность личности преступника, наряду с целеориентирующими свойствами также относятся:

- мотивообразующие свойства, если они детерминируют такие побуждения. которые субъект не может реализовать или канализировать правомерным способом. Эти свойства аредсхавляюг криминальные влечения, гипертрофированные или извращенные потребности, острые неприязненные отношения к определенным социальным субъектам, а также акцентуации характера, эмоционально-мотивационные установки и психические аномалии социально дезадаптирующего характера;

- перцептивно-смыслообразующиг свойства, детерминирующие социальные представления, которые способствуют порождению криминогенных мотивов и криминальных целей. Такими свойствами являются предубеждения о безуспешности использования правомерного способа для удовлетворения определенных потребностей (разрешения проблемных ситуаций), о благоприятных возможностях использования для этого противоправного способа, о незначительности или маловероятности отрицательных последствий при его использовании, о существенной вредоносности некоторых поведенческих актов других лиц при их объективной правомерности, о нормотипичности в обществе (общности) определенных противоправных деяний и др.;

- исполнительно-регулятивные свойства, представляющие способности, знания, умения, навыки и волевые качества, которые выражают субъективные возможности (специальные предпосылки) реализации преступной цели-способа.

8. Прогностическая оценка личности преступника, значимая для принятия судебных решений о его наказании, призвана отражать наличие и характер криминогенных склонностей в основных сферах социального поведения либо констатировать утрату склонностей, которые ранее проявились в преступлениях. Такая оценка требует выявления личностной приемлемости преступных способов удовлетворения присущих индивиду потребностей или разрешения проблемных ситуаций, вероятных для его жизнедеятельности, а также выявления свойств, выступающих предпосылками криминогенной мотивации и социальной перцепции. Отсутствие криминогенной склонности в определенной сфере социального поведения или ее утрата определяется личностным неприятием противозаконных способов в указанной связи и наличием готовности к использованию правомерных способов. Оценка личности преступника должна также отражать характер ее взаимодействия с социальными условиями, в которых индивид будет находиться при реализации намечаемого судебного решения о наказании. Их восприятие (усвоение влияния) может быть криминогенным, индифферентным, противоречивым или антикриминогенным, т.е. сдерживающим реализацию криминогенной потенции личности и способствующим ее исправлению.

9. Мониторинг предпосычок преступности в обществе (общности) может осуществляться путем изучения ее внутренних детерминантов, кроющихся в общественном сознании, и влияния на их формирование и изменение условий социального бытия. Эти детерминанты являются совокупным проявлением криминогенных личностных свойств членов общества и познаваемы путем изучения и системного обобщения тех сторон индивидуального правосознания, которые

ньи" Н-ПЧТ/УГ гугшргтврннътш т>. ИГТЛП»< I! г т*> т т м пгаппппй 11'! Т7Т"^'> Т> ТТ Т.ОГТ! I ппа^ггр-

■-----^------- ^ ------------------- — ----- Г -------------- т--------.-----^ —-----.. V ■ ■ .

ния. Такими сторонами индивидуального правосознания выступают: 1) позицию личности по отношению: к преступному способу удовлетворения потребностей (разрешения проблемных ситуаций) в определенной сфере социального поведения; к правомерному способу их удовлетворения; к участию в пресечешт правонарушений и изобличении виновных; 2) отношения личности к субъектам правомерного и противоправного поведения; 3) индивидуальные представления о такого рода позициях других людей в обществе (общности); 4) представления о состоянии правопорядка в обществе, о применении уголовно-правовых и иных мер за преступные деяния, о социальных возможностях правомерного удовлетворения потребностей (разрешения проблемных, ситуаций).

10. Создание эффективной системы мер индивидуального и общего предупреждения преступности должно предусматривать недопущение проявления

криминогенной потенции личности членов общества, обладающих его, и их исправление, а также формирование антикриминальной устойчивости развивающейся личности и ее готовности к правомерному решению жизненных задач. Такие меры должны обеспечивать решение комплекса психолого-, педагогических задач по нейтрализации и ликвидации личностных пргдпосьиок криминогенности целеполагания, мотивообразования и восприятия социальных условий, а также по формированию совокупности психологических свойств (качеств) личности, детерминирующих эти психические функции с правомерным содержанием. Задачи воздействия на общественное сознание должны предусматривать устранение таких социальных представлений, ожиданий, притязаний, оценочных эталонов, норм и обычаев, которые детерминируют возникновение криминогенно релевантных мотивов и антиобщественных целей-способов в социальном поведении членов общества, и формирование указанных видов социально-психологических явлений с антикриминальной направленностью содержания.

Апробация результатов исследования и внедрение. Результаты исследования докладывались на международных конференциях, состоявшихся в Рязанском институте права и экономики Министерства юстиции России в 1989, 1994 и 1997 годах, в Академии МВД Беларуси в 1998 году, на научно-практических семинарах и конференциях НИИ криминологии, криминалистики и судебных экспертиз Минюста Беларуси в 1992, 1993 и 1998 годах, на международных конференциях по проблемам исправотельной деятельности и предупрежцашя преступности, проведешшх в Варшаве в 1995 году, в Минске в 1998 году, в Смоленске в 1999 году.

Полученные в результате исследования более глубокие и систематизированные психологические знания о личности преступника послужили основанием для совершенствования уголовно-исполнительного законодательства Республики Беларусь, нормативно-методической базы воспитательной работы с осужденными и деятельности психологической службы в учреждениях уголовно-исполнительной системы МВД Беларуси. В частности соискателем сформулированы нормы Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь, определяющие сущность исправления осужденных, критерии оценки степени их исправления, орг анизацию воспитательной работы с ними, а также характер психологической помощи осужденным в местах шипения свободы. Им подготовлен введенный в действие приказами МВД Беларуси комплекс нормативно-методических документов (инструкций и положений), касающихся осуществления воспитательной работы с осужденными и психологического обеспечения деятельности исправительных учреждений и следственных изоляторов. Результаты исследования также внедрены в учебный процесс Академии МВД, в процесс обучения психологов уголовно-исполнительной системы, проводимой на базе гуманитарных вузов республики. Разработанные соискателем рекоменда-

ции по психологической диагностике криминогенных склонностей личности осужденных и исправительной психологической коррекщш внедрены в деятельность психологов учреждений, исполняющих наказания, при авторском сопровождении. Отчеты специалистов показывают, что использование рекомендаций дает практически важные результаты в индивидуальном прогнозировании юридически значимого поведения и исправлении преступников.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованной литературы, четырех приложений. Объем диссертации (без учета списка литературы и приложений) — 487 машинописных страниц. Список литературы включает 367 источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы, определяются объект и предмет исследования, его цель, задачи и основная гипотеза, излагаются данные о его мегодологии и методике, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации и внедрении результатов исследования в практику.

Первая глава "Личность преступника как объект психологического исследования" посвящена уточнению психологического аспекта изучения личности преступника, определению юридических оснований подхода к ее познанию, анализу и систематизации психологических исследований личностных предпосылок преступного поведения.

Исходным этапом диссертационного исследования явилось уточнение понятия личности преступника и предмета психологического изучения той реальности, kotopvto оно обозначает. Поскольку психологическое нознянме личности преступника является частью общего учения о личности человека, оно опирается.на положения философии и общей психологии, раскрывающие категорию личности, и вместе с тем сгрош ея tía данных юридической науки, определяющих понятия преступника и преступления. Принятый в исследовании подход к личности основывается на цели введения этой категории в понятийный аппарат науки, связанной с необходимостью раскрытия социально-философской проблемы взаимодействия индивида и общества, а также на анализе определений данной категории и других общих понятий, объясняющих психологию субъекта социального поведения, которые содержатся в работах К.А. Абулъхановой-Славекой, Б.Г. Ананьева, Л.И. Анцыферовой, А.Г. Асмо-лова, Л.И. Божович, Л.П. Буевой, Б.С. Братуся, A.B. Брушлинского, Л.С. Выготского, В.В. Давыдова, Д.Н. Завалшшпгой, В.П. Зинченко, А.Н. Леонтьева, Д.А. Леонтьева, A.B. Либина, Б.Ф. Ломова, В. Лукашевского, А.Р. Лурии, B.C. Мерлина, В.Н. Мясищева, К. Обуховского, Г. Олпорта, A.B. Петровского,

В.А. Петровского, К.К. Платонова, Я.А. Пономарева, С.Л. Рубинштейна, В.И. Секуна, С.Д. Смирнова, Л.Н. Собчик, Е.В. Шороховой, Д.Н. Узнадзе, В.А. Ядова, М.Г. Ярошевского и др. В принятом подходе под личностью понимается системное социальное качество индивида, которое проявляется в его социальной активности; сущность личности выражается в качественной определенности целостной совокупности психических свойств (психического склада) индивида, детерминирующей эту активность и выступающей предпосылкой самоизменения. Гносеологически личность представляет собой систему шпершг-дивидных, интраищцгвидных и метаиндивидных свойств. Ее интериндивидные свойства выражают харакщшстики различных уровней и форм социальной активности индивида (действий и поступков, отдельных видов деятельности и социально-ролевого поведения, образа жизни и жизпешюго пути), а метапнди-видные — особенности его социального статуса. Интраиндивидные свойства личности обозначают в понятиях психологической науки те психические свойства, которые детерминируют указанную социальную активность индивида (ее социальное содержание и индивидуальные особенности). Они могут представлять собой как относительно элементарные, так и интегративпые психические образования. В психической регуляции социальной активности индивида выражается функционирование психического склада личности, которое, в свою очередь, детерминирует его измените.

Подход к личности преступника как к объекту психологического исследования требует учета юридических оснований ее изучения. Они определяют правовые признаки субъекта преступления, задачи исследования личности преступника, вытекающие из задач уголовного наказания и иных мер борьбы с преступностью, включают юридические понятия, привлекаемые к раскрытию личности преступника, объективной и субъективной сторон преступного деяния, в кшорыл личность ирояйлястся, а 1йкже учитываю! связи субъекта преступления с внешними условиями и иными факторами, которые значимы для правовой оценки его вины, установления юридической ответственности и мер правового и воспитательного воздействия.

Личность преступника в юридической науке определяется правовыми . признаками лица, виновно совершившего уголовно наказуемое деяние (возраст, дееспособность и др.), а также сущностсплм признаком, в качестве которого в криминологии и теории уголовного права рассматривается общественная опасность личности, понимаемая как способность (потенция) индивида совершить антиобщественное деяние (Ю.М. Антонян, Ю.Д. Блувнггейн, B.C. Волков, м.С. Да гель. A.B. Добрынин, К.Е. Игогаев, Н.Ф. Кузнецова, Н.С. Лейкина, Г.М. Миньковский, А.Б. Сахаров и др.). Оценка общественной опасности личности, по логике ее значения для юридической практики, должна носить прогностический характер, основываясь на оценке криминогенной потенции личности, сформировавшейся к текущему времени, и тенденций ее изменения.

Анализ приведенных в криминологической литературе типологий личности преступников позволяет выделить следующие параметры характеристики ее криминогенной потенции: 1) случайность — внутренняя необходимость (повторность, привычность) преступного поведения; 2) эндогенность (внутренняя причинность) — экзогенность (внешняя причинность) в детерминации преступного поведения; 3) глобальность — парциальность криминальной зараженности личности; 4) направленность криминогенной потенции личности (корыстная, насильственная и т.д.). Каждый из названных параметров отражает определенную сторону криминогенной потенции личности и является необходимым для ее комплексной оценки. Однако эти параметры недостаточно раскрыты в плане критериев оценки потенции и не исчерпывают ее системную прогностическую характеристику. Такая оценка предполагает установление поля потенциально возможного общественно опасного поведения индивида в соотнесешш с характером внешних условий и других факторов. Для этого необходимо раскрытие личности преступника в двух планах: в интериндивидном, описывающем возможное, личностпо приемлемое преступное поведение, и в интраиндивидном (сущностном), отображающем особенности психического склада личности, в которых заключена потенция детерминировать это поведение. Раскрытие личности преступника в интраиндивидном плане требует выявления совокупности психических свойств (образований), выступающих существенными в детерминащш преступного поведения, ее системной организации, механизмов и закономерностей функционирования. Эта совокупность свойств выражает собой криминогенную сущность личности преступника (сущность ее криминогенной потенции) и является предметом данного исследования.

Анализ отечественной и зарубежной литературы позволил выделить ряд направлений и подходов к изучению личностных предпосылок просыпного поведения.

Подход, объясняющий детерминированность противоправного поведения преимущественно генотипическими факторами (Ч. Ломброзо, Э. Фер-ри, О. Кинберг, О. Ланге, Е. Гейер, Ж. Пинатель, А. Штумпль, Э. Кречмер, Ди Туллио, Р. Фунсс, 3. Фрейд, Э. Фром, У. Джеймс, К. Лоренц и др.), получил достаточно аргументированную критику в работах отечественных криминологов и психологов. Общий вывод критического анализа этого подхода заключается в признании определяющей роли социального (приобретенного) в детерминации социального содержания поведения, в то время как геноти-пическое несет предпосылки формирования и функционирования этого приобретенного. Такой вывод определяет примат изучения в личности преступника тех психических свойств, которые относятся к подструктуре ее направленности, с учетом также и данных о "глубинных" психических образовани-

ях, которые уходят корнями к генотииическому и реализуют свои функции на подсознательном уровне.

Исследования, раскрывающие личностные предпосычки мотивации преступного поведения (Ю.М. Антонян, C.B. Бородин, В.В. Гульдан, К.Е. Иго-шев, В.Н. Кудрявцев, М.С. Литвинцева, В.В. Лунеев, М.М. Мальцева, Т.П. Печерникова, В.В. Романов, A.C. Салаев, Е.Г. Самовичев, С.А. Сургу-ладзе, О.Г. Сыропятов, Б.Г. Шостакович и др.), выступают важным направлением психологического изучения особенностей личности преступника. Однако они не дают ответа на вопрос, почему те или иные мотивы (порождающие их потребности или проблемные ситуации) побуждают одних лиц к противозаконным поведенческим актам, а других к правомерным. Из этого факта вытекает принципиальный вывод о том, что определяющая роль в детерминации преступного деяния принадлежит не столько мотивам, сколько другим психическим образованиям, которые требуют научного обоснования.

Особое значение имеет подход, построенный на выделении ведущего криминогенного свойства (психического образования) или комплекса свойств в личности преступника (Ю.М. Антонян, В.Г. Деев, М.И. Еннкеев, С.Н. Ениколопов, В.В. Знаков, Н.П. Крсйдун, О.Ю. Михайлова, C.B. Поз-нышез, А.Р. Ратинов, Е.Г. Самовичев, А.И. Ушатиков, В.Е. Эминов, В.В. Юстицкий, Э. Дюркгейм, Р. Мертон, В. Фокс и др.). Видное место в реализации данного подхода занимает ценностно-нормативная концепция личности преступника, разрабатываемая А.Р. Ратиновым и его последователями. В ней в качестве определяющего личностного детерминанта юридически значимого поведения рассматривается "ценностно-нормативная модель поведения, которая включает в себя собственную концепцию прав и обязанностей, норм и 1лаадаршъ ноьедснил, водмил^ныл. и СЖидйсмшл с<шкшш '*. Исследования, проведенные в русле данной концепции, позволили выявить деформации ценностно-нормативной сферы преступников (С.Н. Ениколопов, О.Ю. Михайлова, В.В. Знаков). Эти деформации, однако, требуют содержательной систематизации и обоснования существенности в детерминации преступного поведения в сравнительном исследовании личности преступников и законопослушных лиц.

К ведущим психологическим особенностям личности преступника исследователи также относят импульсивность, агрессивность, асоциальность, гиперчувствительность во взаимоотношениях, социальную отчужденность, тревожность в сочетании с негативным содержанием ценностно-

1 Ратинов А.Р. Психология личности преступника. Цагаостпо-пориатиЕГГый подход // Личность преступ-пика как объект психологического исследования. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин н разработке мер предупреждения преступности, 1979. С. 3—33.

нормативной сферы личности (Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев, В.Е. Эминов)2. Выделяются "криминогенные акцентуантные комплексы", представляющие собой устойчивое сочетание определенной акцентуации с "факторами, усиливающими ее криминальное проявление" (В.В. Юстицкий). В то же время эти исследования оставляют за пределами объяснений личность преступников, которые не обладают такими свойствами, что не позволяет достаточно четко судить о роли выделенных свойств в иерархии внутренних детерминантов преступного поведения, их существенности.

В литературе рассматриваются в качестве типичных факторов преступного поведения отдельные психические образования. В одних работах к ним относят завышенный уровень притязаний и самооцешси, эгоцентризм, повышенную обидчивость, эмоциональную неустойчивость, высокую реактивность, ригидность мыслительных процессов, экстрапунитивный тип реагирования (В.В.Романов). В других источниках отмечают сниженное самоуважение, глубокое расхождение между реальным и идеальным "Я", высокую тревожность (D. Kubacka-Jasiccka); склонность к риску (О. Dahlback); тенденцию добиваться целей, игнорируя опасность (Е. Lehman ); раздражительность, повышенную ранимость, злопамятность (G.V.Caprara, C.Pastorelli); чувство собственной неполноценности, ущемлешгасти, потребность самоутверждения, властвования, а также потребность игрового типа, в переживании риска и других острых эмоций (Ю.М. Антонян, М.И. Еникеев, В.Е. Эминов). У преступников, склонных к импульсивному насилию, отмечаются расплывчатые, нереалистичные представления о межличностных отношениях и отношениях с официальной властью, в то время как лица, совершающие обдумагаюе насилие, эти отношения представляют адекватно (S.G. Shoham, I.I. Askenasy, G. Rahav, B.D. Ford). Анализ этих выводов показывает, что приведенные свойства личности выступают мошвообразующнми или представляют особенности когнитивною стиля личности, а некоторые их содержательные характеристики в различных исследованиях выражают противоположность.

В ряде исследований рассматривается влияние психических аномалий на преступное поведение (Ю.М. Антонян, JI.M. Балабанова, В.В. Гульдан, II.П. Дубинин, Н.Г. Иванов, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, И.А. Кудрявцев, Т.П. Печерникова, О.Д. Ситковская и др.). Их выводы заключаются в том, что психические аномалии не определяют антиобщественное содержание поведения, а выступают лишь условиями ("катализаторами") проявления деформаций направленности личности. В механизме поведения психические аномалии детерминируют дефекты мотивационных процессов: нарушения опредмечивания и опосредования потребностей.

2 Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эшшсв В.Е. Психология прсспуштка и расследования иреслуилешш. M.: Юристь, 1996.

В криминологической и психологической литературе имеются разработки структуры свойств личности преступника, включающей подструктуру психологических свойств (Ю.М. Антонян, Ю.Д. Блувштейн, B.C. Волков, П.С. Дагель, A.B. Дулов, А.И. Долгова, М.И. Еникеев, Г.Х. Ефремова, К.Е. Игошев, И.И. Карпец, А.Г. Ковалев, В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньков-ский, К.К. Платоноз, А.Б. Сахаров, О.Д.Ситковская и др.). В них приводятся подструктуры и виды психологических свойств личности преступников без конкретизации, однако, их содержания и функциональных связей свойств в механизме преступного поведения, определяющих организацию совокупности, существенность в криминогенном плане.

Существует также подход, основанный на понимании определяющей роли в порождении преступного поведения внешних факторов (Р. Клоуард, А. Коуэн, Г. Маккей, Р. Мертон, Л. Олин, К. Шоу). Данный подход является уязвимым с точки зрения принципов свободы воли и детерминизма в психологии, однако он представляется относительно оправданным в случаях отсутствия необходимой антикриминальной устойчивости личности или нахождения субъекта в состоянии, обуславливающем его податливость управляющему воздействшо других лиц.

В целом анализ психологических исследований личности преступника показывает, что в них не находят достаточно полной реализации требования, системного подхода, определяющие необходимость: изучения личности в совокупности основных аспектов системного объяснения и описания; раскрытия ее в системе детерминантов преступного поведения; обоснования систе- -мообразующего ядра криминогенной потенции личности; познания не только структуры, но и организации совокупности психологических свойств личности, выражающих ее криминогенную сущность; систематизации психологических свойств, выступающих существенными в детерминации преступного поведения на основе установления их функций и связей в психологическом механизме поведения и содержательных характеристик.

Вторая глава "Методологические принципы и концепция психологического исследования криминогенной сущности личности преступника" включает аналитический отбор представленных з литературе методологических положений и построение уровневой методологии психологического исследования криминогенной сущности личности преступника, изложение концепции ее исследования.

Объяснение криминогенной сущности личности преступника как качественно специфической совокупности психических свойств, интегрированной в психическом складе индивида, представляет собой изучение целостного психологического объекта, имеющего разносторонние внешние и пнутренние связи. Поэтому важнейшим методологическим основанием ее изучения является принцип системности, исходя из которого сформулированы положе-

ния системного подхода в психологии (В. А. Богданов, В. А. Гашен, Ю.М. Забродин, Д.Н. Завалинпша, Б.Ф. Ломов, A.B. Петровский, М.С. Роговин и др.). Такое изучение предполагает объяснение личности в совокупности взаимосвязанных аспектов. Оно требует: а) отображения проявления криминогенной потенции личности в поведении через указание характера общественно опасных деяний, которые может совершить индивид в силу личностных предпосылок (интериндивидная характеристика); б) соотнесения возможности совершения этих деяний с внешними условиями и иными факторами; в) описания той системы психических свойств, которая представляет указанные предпосылки, с раскрытием ее структуры и организации, что предполагает определение видов и содержания психологических свойств как элементов данной системы, их функциональных связей, иерархического строения структуры и системообразующего свойства (интраиндивидная характеристика); г) установления качественных особенностей данной системы свойств, обусловленных особенностями ее формирования, и тенденций ее изменения.

Раскрытие совокупности психических свойств, выражающих криминогенную сущность личности преступника, должно согласовываться со знаниями о "физиологическом обеспечении психических процессов в контексте поведения" (терминология по Б.ФЛомову). В этой связи исследование опирается на диалектико-материалисгаческое понимание соотношения биологического, психического и социального в личности преступника, которое выражается в том, что высший уровень представляет определенную организацию низшего (А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Я.А. Пономарев). Социальное, выступая как приобретенное, определяет социальное содержание психических свойств, а биологическое как генотипическое служит предпосылкой формирования и функционирования этого содержания (И.В. Равич-Щербо, В.М. Русалов). Ген оптическое определяет функционально-динамические параметры психическою, а также устойчивость (гибкость) психических явлений и обусловливает доминирующие тенденции в психической деятельности (П.К. Анохин, Н.П. Бехтерева, А.Р. Лурия, A.A. Ухтомский). Такой подход определяет основания критики биологизаторских, социологизаторских и трансперсональных концепций в объяснении внутренних детерминантов преступного поведения, анализ которых достаточно полно проведен в отечественной криминологии (Н.П. Дубинин, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, Т.Г. Румянцева и др.).

Изучение криминогенной сущности личности преступника требует познания ее проявления в генезисе преступного поведения в соотнесении с внешними и иными факторами. Такое познание опирается на философский принцип детерминизма, получивший конкретно-научное преломление в психологии (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Ю.М. Забродин, Д.Н. Завалишина, В.А. Барабанщиков и др.) и в криминологии (В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньковский, Н.С. Лейкина, К.Е. Игошев,

Н.Ф. Кузнецова и др.). В соответствии с этим принципом при анализе личностных предпосылок преступного поведения необходимо учитывать:

а) систему детерминантов этого поведения, в числе которых внутренние и внешние, причинные и непричинные, общие и специальные предпосылки;

б) возможность одновременного действия нескольких внутренних и внешних причин, которые могут иметь как одинаковую, так и противоположную направленность; в) взаимообусловленность этапов поведения и его связь с более общей сферой жизнедеятельности индивида; г) динамичность, нелинейность детерминации поведения, ее опосредованность рядом звеньев и кумулятивных явлений, целенаправленность, проявляющуюся в доминирующих тенденциях психической деятельности и в обеспечении целостности и само-пдентичности личности. Из принципа детерминизма вытекает, что криминогенная потенция личности может выражать различную степень внутренней необходимости совершения преступного деяния, степень готовности к нему, активность-реактивность (эндо — экзогенность) ее возможной реализации в генезисе деяния.

Изучение системы психических свойств, выражающей криминогенную сущность личности преступника, требует подхода к ней как к явлению, формирующемуся и изменяющемуся в процессе реализации своих функций, а также в результате жизненных событий и воздействий на индивида, в том числе в связи с совершением преступления и отбыванием наказания. Исходя из этого исследование должно опираться на положения принципа развития в психологии (Л.И. Анцыферова, A.B. Брушлинский, Д.Н. Завалишина, Б.Ф. Ломов, Е.Ф. Рыбалко и др.) и концепцию крими-ногенетического анализа личности преступника (Ю.М. Антонин, Е.Г. Са-мовичсв). Важнейшие из этих положений определяют, что качественное преобразование психического склада личности преступника необходимо рассматривать как процесс недизъюнктивный и кумулятивный, обусловливаемый предыдущей стадией и множественностью противоречий, сочетающий микро- и макроразвитие, основывающийся на причинах и предпосылках, возникающих в процессе функционирования и отвечающих необходимому новому способу существования.

Методологические основания раскрытия криминогенной сущности личности преступника как совокупности психических свойств содержат психологические теории отражения и деятельности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, П.К. Анохин, Б.Ф. Ломов, В.П. Зинчеико, Г.В. Суходольский и др.). Из их положений вытекает, что субъективное отражение в генезисе преступного поведения представляет собой оценку субъектом значения и личностного смысла воспринимаемых явлений, в том числе самого себя и собственного поведения. Оно опосредовано предшествующим опытом, закрепленным в личностно своеобразных когнитивных схемах, оценочных эта-

лонах, стереотипах, и несет оценочно-побудительное содержание. Отражение действительности и психическая регуляция поведения представляет единство чувственного и логического, нормативного и вариативного, взаимопереход осознаваемых и неосознаваемых компонентов. Положения теорий отражения и деятельности позволяют считать, что преступное поведение в форме действий включает в свою психологическую структуру такие элементы, как мотивообразование, целеполагание и планирование действий, переработку текущей информации, принятие решения, коррекцию действий и др. Детерминация этих элементов может рассматриваться как функции психического склада личности в генезисе данного поведения. При этом механизм поведения представляет уровневую организацгао в единстве компонентов перво-сигнального (неосознаваемого) и второсигнального (сознательного), которая включает механизмы интеллектуальной, эмоциональной и импульсивной (установочной) регуляции. В этих механизмах (и психических процессах) реализуются соответствующие виды психических свойств, изучение которых в соотнесении с функциями психического склада личности в генезисе преступления необходимо для раскрытия ее криминогенной сущности.

Третья глава "Проявление криминогенной потенции личности в преступном поведении" содержит психологическое исследование генезиса преступного поведения, направленное на установление в нем основных функций психического склада личности, обоснование феномена криминогенной склонности личности преступника, основных параметров ее характеристики, типологии и обусловленности проявления.

Важнейшим вопросом исследования является установление феноменологии криминогенной потенции личности преступника, что предполагает выяснение самого факта и формы ее существования, особенностей проявления в психической деятельности, основных параметров ее характеристики и типов. Для решения данной научной задачи было проведено ретроспективное психологическое исс.педетяние тгичпостмых предгюсьшок преступных деяний. Оно основывалось на самоанализе осужденными существования у них субъективной приемлемости (или неприятия) совершения преступного деяния в период времени, предшествовавший началу его генезиса, а также предусматривало выяснение условий, которые являлись существенными для этой приемлемости.

Исследование показало, что для 82% корыстных и 76% насильственных преступников совершение посягательства было субъективно приелыемым или даже необходимым. Остальные осужденные отметили, что подобное деяние было для них малоприемлемым или допускали возможность совершения менее вредоносных действий. Причем среди последних преобладали лица, которые совершили преступления в группе, проявляя "пассивное" соучастие. Выявлены также субъективные приоритет и ограничения приемлемости преступного посягательства в отношении определенных социальных объектов. Так, 86% ко-

рыстпых и 74% насильственных преступников весьма определенно указали социальные группы лиг/ (дети, женщины, пожилые люди, шща, ранее судимые, представители определенных профессий и др.), в отношении которых неприемлемо либо приемлемо совершение тех или иных посягательств. У значительной части преступников обнаружились пределы субъективно допустимой тяжести причинения вреда при совершении преступных деяний — минимальные или максимальные. Причем приемлемая тяжесть насильственных действий определялась степенью вредоносности противодействия потерпевшего. Исследование показало, что приемлемость преступного деяния связана с определенной потребностью субъекта. Большинство лиц (68%), совершивших корыстные преступления без применения насилия, выразили неприятие насильственных действий для удовлетворения материальной потребности. Однако основная их часть приемлет совершение насильственных действий, опасных для здоровья и жизни, в острых конфликтных ситуациях. Для 70% насильственных преступников (исключая корыстно-насильственных) оказалось неприемлемым или малоприемлемым совершение насилия для завладения материальными ценностями, а для 89% из них, за исключением сексуально-насильственных, неприемлемо совершение насилия для удовлетворения половой потребности. В исследовании также обнаружилась зависимость субъективной приемлемости преступного деяния от характера внегиних условий. Основными чертами приемлемых условий явилась их безопасность (отметили 80% преступников), а также возможность достижения желаемого результата, не прилагая больших усилий (67%). Значительная часть лиц (около 60%), совершивших насильственные преступления, показали на примерах из их жизни, что эти деяния стали возможными в связи с нетрезвым состоянием или высоким эмоциональным возбуждением и что в нормальном состоянии в сходных ситуациях подобные действия они не солершгшм. У некоторых лиц обнаружилась приемлемое! ь совершения преступного деяния в связи с реализацией определенной социальной роли, которая как бы вынуждала субъекта к его совершению.

Обобщая полученные данные, можно констатировать, что субъективная приемлемость преступного поведения выражает содержание ин-тегратизного психологического свойства личности — ее криминогенной склонности (как конкретного проявления криминогенной потенции личности). Эта приемлемость имеет относительно определенные характеристики,.а также выражает приоритеты и пределы возможности преступного поведения индивида. Причем степень определенности (конкретности) личностной приемлемости такого поведения может быть различной. Характеристика личностной приемлемости преступного поведения заключается в отображении: вида приемлемого преступного посягательства; типов социальных объектов (ценностей, защищаемых уголовным законом), против которых приемлемо такое посягательство; допустимой (желательной)

тяжести причинения вреда этим объектам; особенностей мотивации указанного препосягательства (потребностей или проблемных ситуаций, которые могут ее породить); характера внешних условий и воздействий, при которых приемлемо совершение посягательства; особенностей нервно-психического состояния и актуальной социальной роли, при которых субъект способен совершить данное посягательство.

Ретроспективный психологический анализ корыстных, корыстно-насильственных, насильственных и сексуально-насильственных преступлений позволил установить ряд типов их генезиса, которые, в свою очередь, дают основания для классификации проявившихся в нем криминогенных склонностей личности. Проявление данных склонностей определяется особенностями возникновения актуальной готовности субъекта к преступному деянию, т.е. особенностями перехода потенциально субъективной возможности преступного поведения, которую представляет собой криминогенная склонность личности, в актуальную. Эти особенности определяют характер личностной приемлемости преступного поведения и .следовательно, позволяют выделить общие типы криминогенных склонностей личности. Указанная готовность субъекта к совершению конкретного преступного посягательства может возникать на основе:

- криминальной потребности (влечения), предметом которой являются сами преступные действия (они выступают самоцелью). Такая потребность может актуализироваться эндогенно и тогда субъект проявляет инициативу в поиске объекта и необходимых условий для совершения преступного посягательства, либо ее актуализация может инспирироваться восприятием ситуации, содержащей возможность совершения посягательства;

- непротиворечивой (гармоничной) ценностно-смысловой и эмоциональной приелъчемости преступного способа удовлетворения побуждения, вызванного некоторой потребностью или проблемной ситуацией. Субъект в этом случае может проявлять инициативу в поиске возможностей получения желаемого результата преступным способом, либо реагирует противозаконными действиями на проблемную ситуацию или на ситуацию, представляющую возможность достичь желаемый результат путем совершения преступного посягательства;

- приемлемости преступного способа получения личностно ценного результата лишь при исключительно благоприятных условиях, которые содержат не только достаточную возможность, но и безопасность получения такого результата. Субъект при этом не проявляет инициативы в поиске или создании указанных условий;

- противоречивой "вынужденной" приемлемости использования преступного способа действий для удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации), обусловленной представлением субъекта о безрезультат-

поста использования правомерного способа, стремлением устранить опасное для него противодействие потерпевшего, избежать ответственности;

- стереотипа совершения приемлемых противоправных действий, проявляемого как поведенческая реакция на некоторые обстоятельства ситуации, вызвавшие определенную эмоционально-оценочную реакцию на фоне как относительно нормального нервно-психического состояния субъекта, так и при повышенном возбуждении (аффекте, стрессе) или в нетрезвом состоянии;

- принятия преступной цели-способа под решающим влиянием управляющего психологического воздействия на субъекта вследствие его конформности, отсутствия достаточной способности к нравственно-правовому само-определегапо в группе.

Эта общая классификация проявлений криминогенных склонностей личности преступников показывает, что они детерминируют преступное поведение с различной степенью внутренней необходимости, непосредственности и однозначности. Его детерминация может быть как однозначной, возникающей с необходимостью при наличии некоторого комплекса условий, так и может носить сложно обусловленный и весьма случайный характер. В последнем случае можно считать, что существуют личностные предпосылки некоторого преступною поведения при тех или иных условиях, однако утверждать, что деяние будет совершено, принципиально невозможно. Криминогенная склонность, таким образом, представляет интегративное свойство личности, присущее человеку, совершающему преступление, которое выражает различную степень субъективной приемлемости (необходимости, возможности) определешюго вида общественно опасного поведения при некоторых условиях и его освоенности в индивидуальном опыте. Зрелая склонность представляет сформированную готовность личности к совершению преступного деяния при некоторых условиях и проявляется в генезисе преступления преимущественно как актуализация сложившегося психического образования. Недостаточно зрелая криминогашая склонность выражает внутреннюю предпосылку ситуативного формирования субъективной приемлемости преступного посягательства и готовности к его совершению под влиянием внешних условий — вынуждающем, стимулирующем, управляющем. Такая криминогенная склонность может рассматриваться как податливость субъекта криминогенным внешним факторам или отсутствие определенной позиции по отношению к деянию, что так или иначе выражает отсутствие достаточной антикриминальной устойчивости личности.

Психологическое исследование генезиса преступных деяний также показало, что основными функциями искомой системы психических свойств, которая выражает сущность криминогенной склонности личности, являются детерминации: а) мотивообразования — возникновения побуждения к удовлетворешпо актуальной потребности или разрешению проблемной ситуации; б) целеполага-ния — возникновения установки, содержащей цель поведенческого акта, нераз-

рывно связанную с антиобщественным способом достижения результата, отвечающего побужденгао; в) социальной перцепции — представлении о социальной ситуации, опосредствующих мотивообразование, целеполагание и процесс достижения цели (реализации способа); г) исполнительной регуляции — реализации противозаконной цели-способа в форме действий или бездействия. Анализ генезиса преступлений позволил установить, что системообразующим элементом в нем является процесс целеполагашш. Этот процесс представляег собой ситуативное формирование либо актуализацию установки, содержащей криминальную цель-способ действий, либо установку на воздержание от совершения юридически обязательных действий (психологический барьер), которая порождает преступное бездействие. Из этого следует, что детерминация целеполагашш в генезисе преступного поведения является системообразующей функцией изучаемой совокупности психических свойств, а системообразующее ядро этой совокупности представляют свойства, выполняющие данную психическую функцию.

Важнейшей интериндивидной характеристикой криминогенной склонности является ее криминальная направленность, которая определяет содержание потенциально возможного преступного поведения и характер его обусловленности. Направленность криминогенной склонности характеризуется: а) по объекту личностно приемлемого преступного посягательства; б) по особенностям внутренней необходимости посягательства — его мотивации; в) по личностно приемлемому способу посягательства. По объекту посягательства выделяются склонности к совершешпо противозаконных деяний против человека и других социальных субъектов, а также склонности к деяниям против правоохраняемых материальных и интеллектуальных ценностей (как предметов собственности), природной среды и информации. Различие склонностей по внутренней необходимости (,мотивации) преступного поведения основано на перечне основных потребностей, которые порождают мотивацию различных видов преступных

И, Типология пО способа ПОС.^оТСЛЬСТБ?! СТООПТСЯ Ka пЫпСЛСпмм мСлгГгГм. выражающихся в оказании на человека или группу людей насильственного или иного воздействия, лишающего их свободы воли, принуждающего к выполнению или невыполнению определенных действий в ущерб их законным интересам, интересам других лиц, общества или государства, а также способов, которые несут страдания и прямое причинение вреда человеку или группам людей, вплоть до уничтожения. Способы преступного посягательства в отношении материальных и интеллектуальных ценностей, представляющих собственность, или правоохраняемой информации выражают незаконное завладение или рас-поряже!ше ими, их использование или отчуждение, а также причинение вреда указанным ценностям, носителям правоохраняемой информации и окружающей среде.

Интериндивидная характеристика криминогенной склонности призвана также отражать зависимость ее "реализации" (проявления) от характера внешних и внутренних условий и актуальной социальной роли. Их влияние на субъекта может быть способствующим, затрудняющим совершение преступления либо индифферентным. В соответствии с данным подходом внешние условия, при которых может проявляться криминогенная склонность, подразделяются на:

а) криминогенные (имеющие вынуждающий или стимулирующий характер);

б) индифферентные; в) антикриминогенные (ограничивающие возможность достижения результата преступным способом, стимулирующие воздержание от совершения преступления). Индивидуально специфическими внутренними условиями проявления склонности выступает фоновое нервно-психическое состояние субъекта: а) относительно нормальное; б) состояние повышенного нервно-психического возбуждения; в) состояние повышенной заторможенности; г) состояние повышенной податливости психологическому воздействию. Состояния, отличающиеся от нормального, могут быть обусловлены употреблением алкоголя или других одурманивающих веществ. Актуальная социальная роль в ряде случаев обусловливает противоправную либо правомерную направленность поведения индивида. Она интегрирует в себе как внутретгае условия (усвоенные нормы и стереотипы социально-ролевого поведения и др.), так и внеппше (обстоятельства ситуации, условия жизнедеятельности, определяемые социальным статусом индивида). В контексте актуальной социальной роли субъект осуществляет свое поведение, следовательно эта роль, обусловливая мотивацию и целевую основу поведения, может оказывать различное влияние на проявление криминогенной склонности — способствать или затруднять ее проявление.

Четвертая глава "Психологическая характеристика криминогенной сущности личности преступника" содержит обоснование структуры и организации совокупности психологических свойств личности, являющихся

Лттга/УГЧЛТТТТТ тчл тч ттгл-т-лгч » »Т»ТТ О ТТТХТ Г Г-ГГЧ ОЛТ* 7 ПТТ Г\Г-/"\ ГТЛт АТТЛТТТТГТ ТУ Т»%' лиотл» /ОТИ ^ V 1 ' IV. у ^ и 11^1 Л Д. V V" X V ХДХХЧ/Х Ч/ иуи К'ДК'ИХЛУХ , XX Ц.Л VX.IL V X Кг 14.1* XXX

Теоретический анализ и результаты эмпирического исследования личностной детерминации преступного поведения позволили установить, что к совокупности психических свойств, выражающей криминогенную сущность личности преступника, могут быть отнесены лишь те свойства, которые выступают специальными предпосылками порождения и реализации криминальной цели-способа. Эта совокупность свойств включает системообразующее ядро, которое образуют свойства, определяющие принятие криминальной цели-способа в поведенческом акте. Наряду с ними в структуру этой совокупности могут входить и другие свойства (рис. 1), которые в генезисе преступного поведения детерминируют:

- криминогенно релевантные мотивы, т.е. побуждения, которые не только задают субъективную необходимость совершения поведенческого акта, но и обусловливают принятие именно криминального способа достижения субъективно необходимого результата;

- криминогенно релевантные социальные представления, которые не только опосредствуют мотивообразование и целеполагание в преступном поведении, но и способствуют принятию именно криминальной цели-способа или возникновению криминогенного мотива;

- исполнительную регуляцию, обеспечивающую реализацию криминальной цели-способа.

Криминогенная

Свойства,

детерминирующие принятие преступной цели-способа

Свойства, детерминирующие криминогенно релевантные мотивы

Свойства, детерминирующие криминогенно релевантное содержание социальной перцепции

Свойства,

детерминирующие реализацию криминальной цели-способа в поведенческом акте

сущность 1-го порядка

Криминогенная — сущность 2-го порядка

Криминогенная " сущность 3-го порядка

Рис. 1. Структура психических свойств, образующих криминогенную сущность личности преступника.

(З'чойстя?!- котопые пт>£/?стя!*дязгут сч^темообг>язл7ютче^ ядг'о криминогенной совокупности, могут проявляться, детерминируя целеполагание, в различных механизмах психической регуляции преступного поведения ■—■ интеллектуальном, эмоциональном, импульсивном (в том числе аффективном). По своему содержашпо эти свойства выражают приемлемость использования преступного способа удовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации при определенных условиях. В качестве таких свойств в исследовании обнаружены:

- смыслообразующие убеждения (представления), выражающие положительное значение преступного способа поведения (действий юти бездействия) в связи с необходимостью удовлетворения определенной потребности или разрешения проблемной ситуации при некоторых условиях;

- преобладающе положителыюе отношение к преступному способу поведения в связи с потребностью или проблемной ситуацией и условиями;

- личностная норма использования определенного противоправного способа в той же связи;

- фиксированная криминальная установка, выражающая готовность к совершению преступных действий в указанной связи.

Сравнительное исследование показало, что у лиц, имеющих по объективным показателям и экспертным оценкам различную правовую позицию (зрелую криминогенную склонность, ослабленную криминогенную склонность и законопослушную позицию), проявляется различная субъективная представленность как преступного, так и правомерного способов удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации), а также представленность людей, совершающих преступления, и законопослуипшх членов общества. Наиболее существенные различия этой субъективной представленности обнаруживаются:

- в когнитивном акценте на различные стороны значения и личностного смысла преступного деяния, а именно: в акценте на значении деяния для его субъекта, для потерпевшего, либо общества, либо для себя как потенциально возможного потерпевшего; в видении в преступлении способа получения лич-ностно ценного результата или события, которое несет вредные и опасные последствия;

- в различной модальности отношения к преступному деянию (его когнитивного и чувственного компонентов), отражающих одобрение или неодобрение деяния, желательность или нежелательность, эмоциональную благоприятность или неблагоприятаость;

- в различиях личностной нормы по отношению к использованию преступного способа, которая может выражаться в убеждении о необходимости, допустимости либо нежелательности, недопустимости его использования в тех или иных ситуациях и в степени решимости следовать этому убеждению;

- в наличии у лиц, имеющих достаточно зрелую кримгаюгенную склонность, криминальней поссдагчсской установки, которая реализуется как поведенческий стереотип в типичных ситуациях и в связи с возникновением определенного побуждения.

ГТтТПТТГЧГТиО ГТ ТТП.ТТ^М Т ТТРЧ1.Т Г^Г^ТС. ггтигчггл ЛГТГЧ/ТЛ?^ О ГТГЧТ>£»ТТ£»ИТТ<Г ТТГЧТТ Л'ГГЧЛ » ТИ-Т-

ражается в преобладании его положительной субъективной представленности по сравнению с элементами отрицательной представленности, учитывая возможность противоречия в его значении, личностном смысле и отношении к данному способу. Сравнительное исследование показало также, что у респондентов, имеющих различную правовую позицию, также существует (хотя и менее выражение) различная субъективная представленность правомерного способа, а также представленность субъектов преступного и правомерного поведения. Эти различия выражаются в разной модальности отношений к преступнику и законопослушному человеку, в психологической идентификации с тем или иным субъектом либо в чуждости его образа. Данные исследования, свидетельствующие об этих различиях, приведены в таблице 1.

Таблица 1

Основные тенденции содержания психологических свойств, определяющих направленность правовой позиции личности у преступников (корыстных - К, корыстно-насильственных - КН, насильственных - Н) и законопослушных лиц

Виды психологических свойств, определяющих направленность правовой позиции личности Содержание психологических свойств

у преступников с раз-вшой криминогенной склонностью (п=87) у преступников с ос-лабжшой криминогенной склоннхтао (п=86) у законопослушных лиц (п=|<5)

К I КН | Н К | КН | Н

Смыслообразующие убеаздешы, выражающие значаще преступного деяния: для субъекта преступления, совершившего деяние: -корыстное (корыстно-насильственное) -насильственное для потерпевего для других людей (общества) первостепенное положительное 93% 90% 78% второстсценное "должное" или индиффереггшое 70% 79%* 67% не значимо (индифферентное) 100% 100% 100% первостепенное противоречивое 83% 85% 90% второстепешюе отрицательное или индифферентное 63% 80% 77% не значимо (индифферентное) 88% 90% 100% второстепенное отрицательное 75% 88% первостепенное отрицательное 73% (К) 5Н°/<Н) второстепенное отрицательное 67% (К) 55>/о*(Н)

Отношение к преступному способу: - удовлетворения материальной потребности - разрешения острой конфликтной си гуацпи ПрЙО б J шДмЮ!ДС поло длительное 90% 90% 81% противоречивее или "индифферентное 75% 70% 69% "активно" отрицательное 75% 71%

Отношение к лицу, совершившему преступление: -корысшос (корысшо-насильствеппое) -насильственное ПОЛСпи! 1 wJUJIICV (психологическая идеитфикащш) 78% 70% 82% противоречивее или умеренно отрицательное 90% 90% 92% "активно" отрицательное (чуждость, враждебность) 84% 90%

Отношение к правомерному способу: - удовлетворения материальной потребности - разрешения острой конфликтной ситуации преобладающе отрицательное 78% 75% 78% противоречивое или индифферентное 85% 80% 77% преобладающе положительное 58% 77%

Отношение к субъекту правомерного поведение: - удовлетворетшя материальной потребности - разрешения острой конфликтной умеренно огоицаняшшзс 53% 50%*» 63% иритивиречивое или ицшффэдзгиих 68% 75% 77% положительное (мдетифшеадши 88% 90%

Личностная норма, касающаяся преступного способа: - удовлетворения материальной потребности - разрешения острой конфликтной ситуации выражает необходимость его использования 93% 85% 78% выражает нежелательность его использования 75% 85% 85% выражает недопустимость его использования 86% 80%

Личностная норма, касающаяся правомерного способа: - удовлетворения материальной потребности разрешения острой конфликтной ситуации выражает недопустимость его использования 48%* 60%* 56%* выражает неуверенную желательность использования 73%* 70% 77% выражает обязательность использования 83% 86%

Примечание: процент, не отмеченный знаком, статистически значило отличается от процента в других группах респондентов при р<0,01; отмеченный знаком "* — отличается при р< 0,05, а отмечен-1&ш знаком ' ** — не имеет статистически значимых отличий (р>0,05).

Различия в представленности в психическом складе личности преступников и законопослушных лиц преступного и правомерного способов поведения дают основания для построения общей типологии правовой позиции личности. Эта типология имеет континуум от зрелой криминогенной склонности личности до законопослушной позиции (см. таблицу 2).

Таблица 2

Типы правовых позиций личности, определяющих направленность поведения, соотносимого с уголовно-правовым запретом

Компоненты позиции личности Типы позиций личности (варианты сочетаний их компонентов)

1 2 з 4 5 б 7 8 9

Приемлемость-неприятие преступного способа + + + +/— 0 +/— 0 +/— 0 — — —

Приемлемость- +/— +/— +/ -

неприятие правомерно- + — + — + —

ГЛ А и 0 0 0

Условные обозначения:

+ — проявляется преобладающая (гармоничная) приемлемость способа; +/— — проявляются признаки и приемлемости, и непршпия способа;

— — проявляется преобладающее неприятие способа; О — позиция в отношении способа индифферентная или не сформирована.

В данной типологии достаточно зрелая криминогенная склонность личности определяется позициями 1-го, 2-го и 3-го типов и менее зрелая — позициями 4-го, 5-го и 6-го типов (при этом 1-й тип представляет двойственную приемлемость). 7-й и 8-й типы позиций характерны для личности законопослушных членов общества, а 9-й тип выражает неустойчивую "проблемную" позицию.

Как было отмечено выше, в совокупность психических свойств личности преступника, выражающую ее-кримшилёниую сущность, могут входить наряду со свойствами, определяющими принятие криминальной цели-способа, также свойства, детерминирующие криминогенно релевантные мотивы и представления о социальной ситуации. Эти свойства усиливают криминогенную потенцито личности преступника в плане ее зрелости и степени внутренней необходимости преступного поведения. Основываясь на результатах исследования и учитывая данные исследований других авторов, в качестве психических свойств, детерминирующих возникновение криминогенно релевантных мотивов в преступном поведешш, выделены:

- криминальные влечения, выражающие потребность в совершении определенных видов общественно опасных деяний, предметом которой является в преобладающей мере само деяние (оно выст упает самоцелью);

- аморальные влечения, удовлетворение которых реально не может быть обеспечено субъектом правомерным путем или связано с риском попадания в проблемную (субъективно безвыходную) ситуацию;

- гипертрофированные потребности, выражающие завышенные притязания субъекта, которые не соответствуют индивидуальным и социальным возможностям их правомерного удовлетворения;

- потребность (личностная ценность) включенности в криминогенную социальную среду, приобретения в ней престижного положения;

- акцентуации характера, обусловливающие устойчивые дезадаптирующие эмоционально-мотивационныс состояния, действенная компенсация или разрядка которых правомерным образом по объективным или субъективным причинам затруднена (переживания чувств неполноценное™, обреченности, социальной отчувдсшюсги, несправедливости своего положения, потери положительных жизненных перспектив, озлобленности и агрессивности, азарта и стремления к демонстративным агрессивным или иным рискованным действиям либо к корыстному обману), и которые обусловливают аффективные состояния отрицательной модальности, порождающие агрессивные или разрушительные побувдения;

- эмоционаныю-мотивационные установки, порождающие криминогенно значимые мотивы, которые по содержанию сходны с указанными выше переживаниями, но актуализируются лишь в специфическом круге ситуаций, в том числе при определенных действиях других людей или конкретных лиц;

-островыраженные неприязненные отношения к определенным категориям социальных субъектов (к конкретным субъектам) или к объектам, выступающим правоохраняемыми социальными ценностями.

Исследование позволило выяв1ггь наличие у прсступшссов психических свойств, которые детерминируют криминогенно релевантное содержание социальных представлений, т.е. представлений опосредствующих возникновение

ТСТ55?1»1ИКОГСННЬ^ МОТИВОВ И }\П11М11Н ЛЛЪНЫХ 1Д£Л211 В ^С^СЗНСС ГГрССТУПКОГО ПОВСД2-

ния. В качестве таких свойств выступают перцептивно-смысловые установки, обусловливающие криминогенностъ оценки субъектом значения и личностного смысла явлений социальной действительности и самооценки. Они проявляются как юридически неадекватные (искаженные) предубеждения о значении определенных социальных субъектов и объектов, побуждающие к вредоносным действиям против них или оправдывающие такие действия; как предубевдения о невозможности обеспечить удовлетворение определенных потребностей (или разрешение проблемных ситуаций) правомерным способом и о благоприятности использования для этого способа противоправного, о возможности избежания юридической ответственности за преступное посягательство, о распространенности в обществе преступных посягательств и толерантном отношении к ним окружающих и др.

В совокупность криминогенно существенных психических свойствы личности преступника могут также входить свойства, детерминирующие исполнительную регуляцию преступного поведения, представляют собой специальные интеллектуальные и другие способности, знания, умения, навыки, физические данные, волевые свойства, которые необходимы для совершения определенных видов преступных посягательств.

Для раскрытия организации совокупности различных видов психических свойств (образований), выражающей криминогенную сущность личности преступника, необходимо не только соотнесение этих свойств по их функциям в порождении основных составляющих преступного поведения (см. рис. 1), но также и соотнесение свойств (их компонентов), выражающих системообразующее ядро этой совокупности по их проявлению в различных механизмах психической регуляции поведения — в интеллектуальном, эмоциональном, импульсивном (установочном). Для такого соотнесения необходимо изучение индивидуальных особенностей психической регуляции, проявляющихся в относительном доминировании в ней того или иного механизма, что выражает индивидуальный стшь психической деятельности (расчетливо-рассудительный, чувственно-импульсивный, стереотипно-импульсивный, конформный и т.д.). Как показало тестирование осужденных (1515 человек), существуют различные психологические типы личности преступников, у которых проявляется более выраженно тот или иной индивидуальный стиль (механизм) психической деятельности. Этот стиль в значительной степени коррелирует с показателями невротизма. Однако существенных различий стиля характерного для преступников различных криминологических типов (корыстного, корыстно-насильственного, насильственного, сексуально-насильственного) не выявлено. В каждом их этих криминологических типов преступников существуют различные их психологические типы, для которых характерна большая выраженность того или иного

оттттта rrPT.TVT.TU'^/^T.'/^fr ?Т.ЛСГ'Г'ЛТТГ-гттт

Выделенные таким образом группы и виды психических свойств, существенных детерминаций преступного поведения, представляют структурно-функциональную психологическую модель криминогенной склонности личности преступника. Использование данной модели в психологической диагностике криминогенной потенции личности должно заключаться в последовательном выявлении наличия и содержания составляющих ее элементов — криминогенно релевантных свойств, выполняющих необходимые функции в генезисе преступного поведения, начиная со свойств, детерминирующих принятие противозаконной цели-способа в связи с необходимостью удовлетворения присущих индивиду потребностей или разрешения проблемных ситуаций в определенной сфере его социального поведения.

Пятая глава "Использование концепции криминогенной сущности личности преступника в совершенствовании средств борьбы с преступностью" включает разработку таких прикладных проблем, как оценка личности преступника в связи с принятием судебных решений о его наказании, прогнозирование преступности, ее общее и индивидуальное предупреждение, включая исправление осужденных.

Важнейшим направлением практической реализации концепции криминогенной сущности личности преступника является использование психологических знаний в решении вопросов о наказании преступника — о назначении наказания, замене назначенного более мягким и об условно-досрочном освобождении от наказания. В указанной связи необходима разработка научных оснований оценки личности преступника, которая должна содержать информацию, позволяющую суду и органам, исполняющим наказания, определять в пределах их компетенции:

- целесообразные меры предупредительного характера: необходимость и степень изоляции от общества, характер и интенсивность контроля за ним, перечень обязанностей по соблюдению режима отбывания наказания и участию в исправительно-воспитательном процессе, необходимые меры медицинского характера (лечение от алког олизма, наркомании, венерических заболеваний, психических расстройств);

- характер исправителъно-воспитателъного воздействия: разрушающий криминогенную потенцию и переориентирующий социально-правовую позицию, либо способствующий формированию готовности к законопослушному образу жизни при наличии стремления к этому, либо только поддерживающий имеющуюся достаточно зрелую решимость и готовность вести добропорядочный образ жизни;

- наиболее благоприятное для исправления осужденного место его проживания, если ему будет назначено наказание, не связанное с лишением

л^лттт т •

V.«*».' ^и! «

- целесообразные ограничения, обязанности и занятость осужденного при назначении наказания, не связанного с лишением свободы.

Оценка личности преступника, значимая для выводов по этим вопросам требует, раскрытия ряд ее сторон. Прежде всего в ней необходимо отражение криминогенной потенции личности как совокупность ее криминогенных склонностей (содержшше и степень зрелости склошюстей). Их раскрытие предполагает отражение наличия и характера личностной приемлемости преступных способов действий, а также гипертрофированных потребностей, аморальных влечений и иных личностных предпосылок криминогенных мотивов в основных сферах социального поведения (жизнедеятельности), а именно: в сфсрс материального обеспечения жизни, в сфере взаимодействия с другими людьми и иными социальными субъектами, в сфере потребления и развлечений. Важной сто-

роной оценки личности преступшгка выступает отображение наличия и степени сформированное™ готовности личности к правомерному обеспечению удовлетворения потребностей (разрешения проблемных ситуаций), относящихся к указанным сферам жизнедеятельности. Вывод об отсутствии криминогенной склонности личности в определенной сфере социального поведения (или склонности определешюго содержания) имеет относительный характер. Ее отсутствие определяется наличием антикриминальной устойчивости личности, которая заключается в личностном неприятии противозаконного способа действий и готовности к сопротивлению криминогенным влияниям, а также наличием готовности личности к использованию правомерного способа.

В прогностической оценке личности преступника необходимо также отражение характера влияния на него условий жизнедеятельности, в том числе условий, в которых он будет проживать, отбывая то или иное наказание. Такое влияние может быть криминогенным (обусловливающим реализацию криминогенной склонности личности и ее усугубление), либо антикриминогенным (сдерживающим ее реализацию и благоприятным для исправления личности), либо индифферентным (не выражающим ни отрицательное, ни положительное влияние), либо противоречивым (сочетающим элементы и положительного и отрицательного влияния).

Достоверность оценки личности преступника (подсудимого, осужденного) обеспечивается комплексным подходом к ее изучению сочетающим: а) учет фактов противозаконного поведения лица, на основе которых устанавливается ранее существовавшая у него криминогенная склонность, а также изучение образа жизни с установлением фактов, свидетельствующих о подготовленности к правомерному решению жизненных задач в основных сферах социального поведения; б) изучение условий жизнедеятельности, событий и воздействий, значимых для формирования, закрепления, изменения или ликвидации криминогенных склонностей (криминогенетический анализ); в) проведение психологической диагностики криминогенной потенции личности и ее альтернативы — антикриминальной устойчивости в основных сферах юридически значимого поведения с учетом данных о существовавших ранее криминогенных склонностях личности и гипотез о возможности формирования или ликвидации таких склонностей в связи с условиями и особенностями жизнедеятельности индивида; г) при установлении психологическими методами отсутствия криминогенной склонности, которая ранее проявилась в противозаконном поведении, анализируются возможные причины ее исчезновения, т.е. основания, подтверждающие произошедшие положительные изменения личности, что повышает надежность выводов. На основе выделенных психологических типов криминогенных склонностей (см. таблицу 2) в рассматриваемой главе диссертации приводятся варианты их характеристики, которые могут использоваться при подготовке экспертных заключений.

Одно из важнейших направлений использования психологической концепции криминогенной сущности личности преступника связано с прогнозированием преступности. Психологический подход к данной сфере социального прогнозирования основывается на положении об иерархии факторов преступности, среди которых определяющими (непосредственными) выступают внутренние предпосылки преступности — личностные и социально-психологические. Они выражаются соответственно в совокупностях криминогенных свойств личности и общественного сознания. Их формирование и проявление (реализация) детерминируются объективными социальными условиями, включая прежде всего "информационно-психологические" воздействия через средства массовой информации, систему образования и воспитания. Исходя из этого, прогностическая оценка тенденций преступности может основываться на изучении наличия и динамики изменения тех свойств общественного сознания, которые характеризуют его по параметру кримино-генностъ—аитикриминогенность, на анализе социальных условий, влияющих на формирование или устранение таких свойств, при соотнесении получаемых данных с регистрируемыми показателями преступности. Методологически важным моментом является учет возможности самодегерминации преступности, когда она способна сохранять тенденцию роста за счет факторов внутреннего рода при отсутствии существенных изменений социальных условий, выступающих ее внешними факторами. Эти факторы внутреннего рода выражаются в криминогенном влиянии на общество лиц, совершающих преступления, и в наличии правонарушающих традиций в определенных сферах социального поведения.

Изучение общественного сознания как детерминанта направленности (правомерной — преступной) юридически значимого поведения членов общества возможно путем изучения тех сторон индивидуального сознании, которые существенны в детерминации этой направленности, и системного обобщения полученных данных Это изучение призвано отразить распространенность в обществе лиц, имеющих тот или иной тип правовой позиции (от законопослушной до криминогенной) и тот или иной тип восприятия общества, значимый в плане формирования и проявления правомерной или противоправной позиции личности. В качестве таких сторон индивидуального сознания выступают: во-первых, правовая позиция личности, в которой выражается наличие либо отсутствие готовности: а) к действиям противоправной направленности; б) к правомерному решению жизненных задач; в) к пресечению противозаконных деяний других людей и оказанию содействия правоохранительным органам в изобличении преступников (изучение этих сторон индивидуальной позиции требует выявления представленности в личности преступного и правомерного способов удовлетворения потребностей, а также лиц, использующих эти способы); во-вторых, индивидуальные

представления о такого рода позициях других людей. Эти представления показывают, к какому поведению (правомерному или противоправному) в определенной сфере жизнедеятельности "склоняет" индивида общество и формировангао какой направленности личности оно способствует. Такое влияние общества проявляется в индивидуальных представлениях (убеждениях) о степени приемлемости и распространенности среди людей противозаконных способов удовлетворения определенных потребностей, о нормотипичном уровне притязаний, о возможности или невозможности обеспечить их удовлетворение правомерным способом, о степени приемлемости и распространенности использования членами общества правомерных способов удовлетворения данных потребностей, о положении лиц, которые используют незаконные способы их удовлетворения, а также о положении лиц, не нарушающих законов, и др. Прогностически значимым является также изучение отношения личности к использованию другими людьми противозаконного способа удовлетворения потребностей, которое может быть солидарным, противоречивым, индифферентным, умеренно отрицательным или "активно" отрицательным. Важное значение имеет также изучение распространенности типов индивидуальной позиции, касающейся участия в выполнении гражданского долга по поддержанию правопорядка и изобличению преступников и индивидуальных представлений об этой распространенности. Такая позиция может выражаться: в принципиальном неучастии в указанной деятельности, в участии лишь при затрагивании личных интересов, в участии избирательно (в зависимости от ряда обстоятельств), в обязательном участии.

Разработка психологической концепции криминогенной сущности личности преступника позволяет сформулировать комплекс психолого-педагогических задач, определяющих содержание воспитательного воздействия в индивидуальном и общем предупреждении преступности, включая исправление осужденных. Эти задачи ориентированы, с одной стороны, на реализацию опережающей стратегии предупреждения преступности, суть которой выражается в необходимости не только устранять причины и условия преступности, но и целенаправленно формировать антикриминальную устойчивость личности и антикриминогенные свойства общественного сознания, а также гражданскую позицию содействия охране правопорядка и правоохранительные традиции в обществе. С другой стороны, эти задачи определяются особенностями объектов профилактического и исправительного воздействия — особенностями правовой позиции личности и правосознания общества (общности, социальной группы). В этой связи они заключаются: а) в недопущении актуализации и реализации существующей криминогенной потенции личности и в ограничении влияния на членов общества криминогенных факторов общественного сознания (традиций, обычаев,

моды, ожиданий, оценочных эталонов, ценностных ориентации); б) в исправлении криминогенной личности и нейтрализации криминогенных свойств общественного сознания; в) в формировании и развитии положительных качеств правовой позиции личности (включая формирование антикриминальной устойчивости и готовности к правомерному решению жизненных проблем) и правосознания общества.

Конкретизация психолого-педагогических задач, определяющих содержание профилактического и исправительного воздействия на личность и путей их решения, вытекает из необходимости нейтрализации личностных предпосылок криминального целеполагаиия, криминогенное™ мотивообра-зовапия и восприятия социальных условий, а также определяется необходимостью формирования совокупности свойств психического склада личности, детерминирующих реализацию эгах функций с правомерной ориентацией. В рассматриваемой главе приводятся конкретные формулировки задач воспитательного воздействия на личность и общественное сознание и намечаются пути их решения. Основой конкретизации задач и определения путей их решения являются данные описанного сравнительного исследования личности преступников и законопослушных лиц, а также экспертные оценки специалистов в сфере исправительной и профилактической деятельности.

В заключении сформулированы основные теоретические результаты диссертационного исследования и предложения по их использованию в совершенствовании практики борьбы с преступностью, намечены перспективы прикладных психологических исследований в русле разработанной концепции криминогенной сущности личности преступника.

Проведенное исследование позволяет сделать следующие основные выводы.

1. Обоснованная в исследовании концепция криминогенной сущности личности преступника содержит системное представление о личностных предпосылках преступного поведения, определяющих качественные отличия психического склада данной личности от личности законопослушного члена общества. В числе таких наиболее значимых особенностей в ней выявлено наличие психологических свойств, выражающих личностную приемлемость использования определенного преступного способа действий (или преступного бездействия) для удовлетворения некоторых потребностей или разрешения проблемных ситуаций при определенных условиях, а также свойств, которые выступают предпосылками возникновения мотивов и социальных представлений, способствующих принятию противозаконных способов.

2. Разработанные теоретико-методологические основы системного психологического исследования личности преступника обеспечивают получение научного знаня прогностического и преобразующего назначения. Они опре-

деляхот раскрытие психологической структуры и организации личности, ориентированное на объяснение внутренних предпосылок преступного поведения на основе установления функций психического склада личности в его детерминации и выделения совокупности психических свойств, существенных в порождении этого поведения, которые реализуются на различных уровнях психологического механизма поведения, в соотнесении с особенностями внешних условий и иных факторов.

3. Проведенное исследование создает теоретическую основу для развития методической базы экспериментального изучения криминогенной потенции личности, определяет основные параметры се оценки и дает научные основания для более достоверной прогностической оценки личности преступника, необходимой в уголовном судопроизводстве, в исправительной и профилактической деятельности.

4. Концепция криминогенной сущности личности преступника позволяет сформулировать ряд новых положений по осуществлению воспитательно-профилактического и исправительного воздействия на личность. Эти положения позволяют сформулировать стратегию воздействия в зависимости от характера и степени зрелости криминох енной склонности личности. Она основывается на установлении тех психических образований, которые подлежат устрансншо (нейтрализации, замещению и т.д.) как несущие личностную приемлемость общественно опасного поведения и предпосылки возникновения криминогенно релевантных мотивов. Наряду с этим определяется воздействие, направленное на формирование психических образований, обеспечивающих готовность личности к законопослушному поведению.

5. Представленная в исследовании концепция криминогенной сущности личности преступника открывает новые возможности для дальнейших психологи ческих исследований субъекта преступного поведения, совершенствования правовых и организационных основ раскрытия преступлений, уголовного судопроизводства; исправления преступников и профилактики преступных деяний. Наиболее важными перспективными направлениями исследований являются развитие научно-методических основ судебно-психологической экспертизы личности преступпшса, оценки мотивов и целей антиобщественного деяния, использования психологических данных о личности подозреваемого в раскрытии и расследовании преступлений, разработка основ исправительной психологической коррекции личности как различных категорий осужденных, так и иных лиц, требующих проведения с ними воспитательно-профилактической работы.

Список работ диссертанта по теме исследования

1. Криминогенная сущность личности преступника: методология познания и психологическая концепция: Монография.—Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 1998,— 12 п.л.

2. Личностные предпосылки преступного насильственного поведения // Тяжкие насильственные преступления против личности: уголовно-правовые и криминологические проблемы предупреждения: Сб. науч. тр.— Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 1992. — 1.0 п. л.

3. Психологический аспект оценки криминогенное™ личности насильственного типа / Современные достижения науки и техники в борьбе с преступностью : Материалы науч.-практ. конференции.— Мн.: НИИ ПКК и СЭ Министерства юстиции Республики Беларусь, 1992.— 0,3 п.л.

4. Задачи и возможности психологической оценки личности виновного для назначении наказания: Материалы международной науч.-практ. конференции.—Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 1998. — 0,3 п.л.

5. Психологическая проблема готовности личности к нормоправному образу жизни // Криминологические проблемы преступного поведения: Сб. тр. ВНИИ МВД СССР.

— М„ 1992.— 1,0 п.л.

6. Комплекс факторов формирования готовности личности к нормоправному образу жизни // Совершенствование воспитательной деятельности органов, исполняющих наказания. Сб.пауч. тр. Рязанской ВШ МВД СССР.— Рязань, 1992. — 0,5 п.л.

7. Состояние и тенденции насильственной преступности // Современное состояние преступности в Республике Беларусь и проблемы сс предупреждения: Материалы науч.-практ. семинара.— Мн.: НИИ ПКК и СЭ Министерства юстиции Республики Беларусь, 1993.— 0.3 п.л.

8. Насильственная преступность // Преступность в Республике Беларусь / Под ред. О.И.Бажанова: Монография.—Мн.: НИИ ПКК и СЭ Министерства юстиции Республики Беларусь, 1995.— 1,0 п.л.

9. Психолого-педагогические аспекты правового регулирования исправления осужденных в условиях лишения свободы : Материалы Всесоюзной науч.-практ. конференции,— Рязань: Рязанская ВШ МВД СССР, 1989. — 0,3 п.л.

10. Направления психологического обеспечения процесса исправления осужденных л исправительно-трудовых учреждениях И Социально-психологическая служба в органах внутренних дел: современное состояние и перспективы развития: Тр. Академии МВД СССР.

— М. 1990, —0.5 п.л,

11. Основные принципы и q)cдcтвa эффективного применения пр01рессивн0й системы исполнения наказаний: Материалы международной конференции "Реформирование пенитенциарной системы" 8-10 октября 1987 г. — Мн., 1998. — 0.4 н.л.

12. Психолого-педагогические задачи профилактического и исправительного воздействия на личность // Актуальные проблемы правоохранительной деятельности органов внутренних дел / Под ред. Л.М.Рябцева. — Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 1999.— 0,6 пл.

13. Основы психологической методики выявления корыстной крымимошиной склонности личности: Сб. науч. тр. Института национальной (няоиасносш Беларуси.— Мн.: Ин-т нац. без-ти, 1999. — 0,6 п.л.

14. Психологическая приемлемость преступного деяния как основа криминогенной сущности личности преступника: Сб. науч. тр. НИИ криминологии, криминалистики и судебных экспертиз.— Мн.: НИИ ПКК и СЭ Министерства юстиции Республики Беларусь, 1999.— 1,6 пл.

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Пастушеня, Александр Николаевич, 2000 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. "Личность" как базисная категория в психологическом изучении преступника.

1.2. Юридические основания подхода к личности преступника как к объекту психологического исследования.

1.3. Анализ психологических исследований личности преступника./.

Выводы по главе.

ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ И КОНЦЕПЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ КРИМИНОГЕННОЙ СУЩНОСТИ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

2.1. Методологические принципы психологического исследования криминогенной сущности личности преступника

2.2. Концепция и организация психологического исследования криминогенной сущности личности преступника.

Выводы по главе.

ГЛАВА 3. ПРОЯВЛЕНИЕ КРИМИНОГЕННОЙ ПОТЕНЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПРЕСТУПНОМ ПОВЕДЕНИИ

3.1. Типы генезиса преступного поведения и проявляемые в них типы криминогенной потенции личности преступника.

3.2. Основные стороны интериндивидной характеристики криминогенной потенции личности, проявляемые в преступном поведении.

3.3. Типология содержательных характеристик криминогенных склонностей личности преступника и основных условий их проявления.

Выводы по главе.

ГЛАВА 4. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРИМИНОГЕННОЙ СУЩНОСТИ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

4.1. Характеристика целеполагания в генезисе преступного поведения и реализующихся в нем психологических свойств личности.

4.2. Характеристика личностной приемлемости преступного способа действий как основы криминогенной сущности личности преступника.

4.3. Психологические свойства, детерминирующие мо-тивообразование, социальную перцепцию и исполнительную регуляцию в генезисе преступного поведения.

Выводы по главе.

ГЛАВА 5. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ КРИМИНОГЕННОЙ СУЩНОСТИ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА В СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ СРЕДСТВ БОРЬБЫ

С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

5.1. Психологические основания оценки личности преступника при решении вопросов о его наказании.

5.2. Концепция криминогенной сущности личности преступника как основа социально-психологического подхода к прогнозированию тенденций преступности

5.3. Психолого - педагогические задачи организации индивидуального и общего предупреждения преступности в свете концепции криминогенной сущности личности преступника.

Выводы по главе.

Введение диссертации по психологии, на тему "Криминогенная сущность личности преступника"

Актуальность исследования. Важнейшей задачей государства в обеспечении конституционных прав и свобод человека является борьба с преступностью. Ее решение особенно значимо в современный период, когда проводимые социальные преобразования в союзных государствах Беларуси и России наряду с прогрессивными реформами сопровождаются проблемами переходного периода, в том числе высоким уровнем преступности. Неблагоприятные тенденции и изменение характера преступности определяют необходимость разработки эффективных мер и средств борьбы с ней, совершенствования законодательной базы и опирающейся на нее практики деятельности правоохранительных органов государства. Повышение эффективности правоохранительной 'деятельности возможно на основе развития научных знаний, включая всестороннее и глубокое изучение с позиций психологической науки субъекта преступного поведения. В его изучении базисной категорией выступает категория личности, использование которой позволяет системно раскрыть социальное качество человека, виновно совершившего уголовно наказуемое деяние, включая особенности его психического склада, выражающие внутренние предпосылки этого деяния, факторы их формирования и пути исправления.

Личность преступника входит в проблематику криминологии, юридических наук уголовного профиля и юридической психологии. В соответствии с задачами этих наук и задачами правоохранительной деятельности выделяется ряд важных аспектов изучения лица, совершившего преступление, и его личности. Это лицо может изучаться как субъект уголовного процесса и уголовно-исполнительных правоотношений, посткриминального и постпенитенциарного поведения, как объект исправительного и профилактического воздействия. Особую важность представляет изучение преступника как субъекта антиобщественного деяния. Научное раскрытие его личности в этом плане связано с решением ряда важных практических задач. Оно предполагает: 1) изучение личности подозреваемого с точки зрения предварительной оценки возможности совершения инкриминируемого деяния, его мотивов и целей, что необходимо для более быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений; 2) изучение личности обвиняемого с целью ее учета при назначении наказания; 3) изучение личности осужденного для выработки индивидуального подхода к его исправлению, а также в целях прогнозирования поведения по отбытии им наказания, при условно-досрочном освобождении от наказания или замене наказания более мягким; 4) изучение личности лица, освобожденного от наказания, для определения мер и характера профилактической работы с ним. В связи с названными задачами особое значение имеют психологические знания о личностных предпосылках преступного поведения, методах их выявления и параметрах оценки, о закономерностях их устранения (исправления) и мерах по предупреждению формирования. Необходимость развития таких научных знаний и потребность практики в основанных на них рекомендациях по повышению эффективности борьбы с преступностью в современных условиях и определяют актуальность темы диссертационного исследования.

Степень разработанности проблемы. Вопросы психологии личности преступника рассматриваются в прямой постановке либо попутно с разработкой других проблем в работах Г.А. Аванесова, Ю.М. Антоня-на, И.И. Ба-сецкого, Ю.Д. Блувштейна, B.JI. Васильева, Б.С. Волкова, А.А. Герцензона, А.Д. Глоточкина, В.В. Гульдана, П.С. Дагеля, А.В. Дулова, М.Г. Дебольского, В.Г. Деева, А.И. Долговой, М.И. Еникеева, С.Н. Ениколопова, Г.С. Ефремовой, Г.А. Зорина, К.Е. Игошева, И.И. Карпеца, А.Г. Ковалева, М.М. Коченова, В.Н. Кудрявцева,

И.А. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, Н.С. Лейкиной, Г.М. Миньков-ского, О.Ю. Михайловой, Т.П. Печерниковой, В.Ф. Пирожкова, В.М. Позднякова, С.В. Познышева, А.Р. Ратинова, В.В. Романова, Е.Г. Самовичева, Ф.С. Сафуанова, А.Б. Сахарова, О.Д. Ситковской, Н.А. Стручкова, М.П. Стуровой, А.Н. Сухова, А.И. Ушатикова, Л.Б. Филонова, Г.Г. Шиханцова, В.Е. Эминова, A.M. Яковлева и других ученых. В исследованиях раскрываются социальные характеристики и психологические особенности личности преступников, представляющих различные криминологические типы, анализируется мотивация преступного поведения, выявляются связи отдельных психологических свойств личности преступников с характером их противозаконного поведения, изучаются интегративные свойства личности (направленность, воля, г характер и др.) и структуры свойств, раскрывается взаимодействие субъективных факторов и внешних условий в механизме преступного поведения.

В то же время накопленные психологические знания о личности преступника требуют систематизации и дальнейшего углубления на основе современной методологии психологической науки и теорий криминологии и уголовного права. В исследованиях не реализован в достаточной мере подход к личности как к целостному явлению, обеспечивающий системное раскрытие ее психологической структуры и организации с обоснованием свойств, существенных в детерминации преступного поведения, установление их видов, содержательных характеристик, связей в механизме преступного поведения. Кроме этого возникает необходимость учета современных особенностей преступности, которые выражаются в появлении новых видов, способов и средств совершения посягательств на правоохраняемые социальные ценности, в повышении организованности и приобретении транснационального характера противоправной деятельности преступников, появлении новых особенностей в их социальном портрете и менталитете. Недостаточная разработанность системного психологического знания о личности преступника не позволяет обеспечить требуемый уровень конкретности и продуктивности научных рекомендаций по решению задач правоохранительной деятельности, который необходим для их широкого и плодотворного использования.

Объектом исследования является личность преступников, совершивших впервые и неоднократно уголовно наказуемые деяния наиболее распространенных видов (умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения, изнасилования, хищения, грабежи, разбойные нападения, вымогательство, хулиганство, получение взятки, незаконный оборот наркотиков и др.) и отбывающих наказания в исправительных учреждениях Беларуси (1688 человек). Учитывались данные исследований личности преступников, проводимых другими авторами в России и зарубежных странах.

Подход к личности преступника как к объекту исследования основывается на теоретических положениях, раскрывающих личность в общей и социальной психологии. Основу подхода представляет определение той реальности, которую обозначает категория личности в психологической науке. Эта реальность выражается в качественной определенности психического склада индивида, в целостной совокупности тех психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации его социального поведения. Специфика подхода к личности преступника как к объекту юридико-психологического исследования заключается в раскрытии тех особенностей психического склада лица, которые определили совершение им антиобщественного деяния, а в прогностическом плане — выражают внутренние предпосылки его возможного преступного поведения при определенных условиях.

Предметом исследования выступает целостная совокупность (система) психологических свойств личности преступника (обозначающих психические свойства, образования), выступающих существенными в детерминации преступного поведения при определенных внешних и иных условиях, виды и содержание этих свойств, их типологии, функциональные связи в механизме преступного поведения, структура и организация их целостной совокупности, закономерности реализации этой совокупностью своих функций в детерминации преступного поведения.

Основная гипотеза исследования заключается в предположении, что психический склад личности человека, совершающего преступление или обладающего потенцией его совершить, имеет качественное отличие от психического склада личности законопослушного члена общества. Эти отличительные особенности выражаются в наличии совокупности психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации преступного поведения. Системообразующее ядро этой совокупности составляют психические свойства, определяющие внутреннюю возможность принятия криминальной цели, содержание которой неразрывно связанно с антиобщественным способом поведения (действиями или бездействием). Эти свойства выражают личностную приемлемость использования при определенных условиях общественно опасного способа достижения субъективно необходимого результата — удовлетворения определенной потребности или разрешения проблемной ситуации. Такая приемлемость может иметь различную степень зрелости, определяя степень внутренней необходимости совершения преступного деяния при определенных условиях и характер его генезиса. Наряду со свойствами, выполняющими указанную целеориентирующую функцию, в их криминогенную совокупность могут входить свойства, детерминирующие процессы мотивообразования и социальной перцепции, которые по своему содержанию способствуют принятию именно преступной цели (способа), и свойства, обеспечивающие в качестве специальных предпосылок реализацию данной цели (способа). Психологические свойства, входящие в криминогенную совокупность, могут проявляться на различных уровнях механизма (и процесса) психической регуляции поведения, а именно на уровнях механизмов интеллектуальной, эмоциональной и импульсивной (в том числе аффективной) регуляции.

Целью исследования является разработка психологической концепции криминогенной сущности личности преступника и на ее основе формулирование комплекса научно-практических рекомендаций по совершенствованию правоохранительной деятельности и средств борьбы с преступностью, связанных с применением уголовно-правовых мер, прос гнозированием и предупреждением преступных деяний, исправлением осужденных.

Задачами исследования, обеспечивающими достижение данной цели, выступают:

- анализ, систематизация и отбор положений психологии, криминологии и науки уголовного права, определяющих проблематику, исходные теоретические положения и подход к психологическому изучению криминогенной сущности личности преступника (сущности ее криминогенной потенции);

- разработка методологии, концепции и методики системного экспериментального исследования криминогенной сущности личности преступника, направленного на получение знания прогностического и преобразующего назначения;

- исследование проявления криминогенной потенции личности в генезисе преступного поведения и установление основных параметров ее характеристики;

- выделение типологических различий криминогенной потенции личности преступника в соотнесении с внешними условиями и иными факторами ее возможного проявления;

- раскрытие криминогенной сущности личности преступника как системно организованной совокупности психологических свойств, существенных в детерминации преступного поведения;

- обоснование видов, содержательных характеристик, функциональных связей и типологических различий психологических свойств личности, существенных в детерминации преступного поведения;

- разработка комплекса научных рекомендаций по решению практических задач, связанных с оценкой личности преступника при принятии судебных решений о его наказании, с криминологическим прогнозированием, профилактикой преступных деяний и исправлением осужденных.

Методология исследования содержит ряд уровней. Уровень фило-софско-методологических основ представляют диалектико-материалистический подход к объяснению соотношения биологического, психического и социального в личности преступника, а также принципы детерминизма и развития. Уровень общенаучных принципов и форм исследования выражается в системном подходе к познанию криминогенной сущности личности преступника, которая раскрывается как совокупность психических свойств существенных в детерминации преступного поведения, имеющая свою структуру и организацию, включенная в целостный психический склад личности и функционирующая во взаимосвязи с внешними и иными условиями. Конкретно-научная методология находит выражение в использовании положений психологических теорий личности, отражения и деятельности, а также теорий криминологии и уголовного права, раскрывающих понятия преступника и преступления, его механизма и генезиса преступного поведения. Исследование строилось на методологических положениях, определяющих предмет, проблематику, понятийный аппарат и методы юридической психологии (В.Л. Васильев, В.Г. Деев, М.И. Еникеев, В.К. Ефремова, М.М. Коченов, А.И. Папкин, А.Р. Ратинов, В.В. Романов, О.Д. Ситковская, A.M. Сто-ляренко, А.Н. Сухов, А.И. Ушатиков, Л.Б. Филонов, Ю.В. Чуфаровский, И.К. Шахриманьян и др.).

Методика исследования предусматривает комплексное психологическое изучение личности преступника, охватывающее 65 параметров оценки ее свойств (качеств), а также ретроспективный психологический анализ генезиса совершенного им антиобщественного деяния. Методика также включает сравнительное психологическое изучение личности законопослушных лиц, экспертные оценки разрабатываемых рекомендаг ций по совершенствованию правоохранительной деятельности. Основными элементами методики являются:

- изучение документов (приговоров, материалов личных дел осужденных, тетрадей индивидуальной воспитательной работы, данных психолого-педагогических исследований и др.), характеризующих личность преступника, субъективную и объективную стороны совершенных им противозаконных деяний, поведение до совершения преступления и во время отбывания наказания;

- беседа, ориентированная на восстановление психологической картины антиобщественного поведения, его внешних факторов и проявившихся в нем психологических свойств личности;

- беседа, предусматривающая на изучение психологических свойств личности, существенных в детерминации противозаконной либо правомерной направленности поведения;

- комплекс проективных вопросов и заданий, а также анализ моделируемых ситуаций, в которых проявляются психологические свойства личности, значимые для оценки ее правовой позиции, в том числе криминогенных склонностей;

- цветовой тест отношений (разработка Ленинградского психоневрологического НИИ им. В.М.Бехтерева), адаптированный к специфической задаче изучения отношений личности к преступному и правомерному способам обеспечения удовлетворения потребностей и к лицам, использующим эти способы;

- психологические тесты К.Леонгарда—Ч.Смишека, Г.Айзенка, СМОЛ (сокращенный вариант теста MMPI), Р.Кеттела.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечены его адекватной методологией, использованием взаимодополняющих методик, репрезентативным объемом эмпиричекого материала, достаточным для статистической значимости выводов, и использованием методов математической статистики для анализа количественных показателей изучаемых явлений (анализ центральных тенденций, кластерный анализ, проверка достоверности различий с помощью многофункционального критерия углового преобразования Фишера — ф*).

Для познания криминогенной сущности личности преступника обследовано с помощью психодиагностических тестов и других методик 1688 осужденных, отбывающих наказания в местах лишения свободы за совершение умышленных преступлений. Проведено комплексное психологическое изучение 173 лиц, совершивших впервые и неоднократно преступления различных видов: корыстные, корыстно-насильственные, насильственные (включая хулиганство), сексуально-насильственные. Осуществлен психологический анализ генезиса совершенных данными лицами 202 преступных деяний. Для получения сравнительных данных теми же методами проведено психологическое изучение личности 45 законопослушных граждан. Использовались результаты многолетнего психолого-педагогического изучения автором различных категорий осужденных в процессе проведения воспитательной работы с ними. Значительная часть исследований, проводимых автором в процессе практической деятельности, носила лонги-тюдный характер, охватывая изучение образа жизни лица до совершения преступления, его поведение в период отбывания наказания и после освобождения от него, включая информацию о рецидиве преступлений.

Для повышения достоверности получаемых данных осуществлялся отбор и подготовка респондентов к участию в исследовании, психологический контроль их отношения к выполняемым экспериментальным заданиям, перепроверка излагаемых фактов по данным, содержащимся в служебных документах, и оценкам экспертов, скрытая звукозапись бесед г и последующий анализ их фрагментов с психологами исправительных учреждений, достаточно хорошо изучившими отбираемых осужденных в процессе своей деятельности. Разрабатываемые в диссертации прикладные аспекты исследования апробировались в обсуждении с экспертами — руководителями и опытными работниками правоохранительных органов, а также в практической деятельности психологов исправительных учреждений.

Научная новизна исследования заключается в том, что в результате проведеного монографического теоретико-экспериментального психологического изучения важнейшей социально-правовой проблемы личности преступника получено качественно новое, системное, существенно углубленное и конкретизированное научное знание прогностического и преобразующего назначения. Разработана частная концепция юридической психологии, раскрывающая криминогенную сущность личности преступника (сущность ее криминогенной потенции), и на ее основе намечено решение ряда проблем совершенствования средств и мер борьбы с преступностью. Наиболее важные конкретные результаты исследования, определяющие его новизну состоят в том, что:

- методологически обоснован подход к системному психологическому исследованию, объяснению и описанию криминогенной сущности личности преступника, ориентированный на получение знания прогностического и преобразующего назначения;

- обоснованы и типологизированы рсновные параметры интериндивидной характеристики криминогенной потенции личности преступника, которые отображают различные стороны потенциально возможного преступного поведения и его обусловленности (возможные виды и объекты посягательства, допустимая тяжесть вреда, обусловленность потребностью, внешними условиями, фоновым нервно-психическим соt стоянием, актуальной социальной ролью);

- выделены типы криминогенной потенции личности преступника, определяемые психологическими различиями ее сущности, которые дифференцированы по степени ее зрелости как внутренней предпосылки преступного поведения и по характеру проявления в генезисе преступного деяния (зрелая криминальная готовность, противоречивая приемлемость, приемлемость при специфических внешних условиях, приемлемость при специфическом нервно-психическом состоянии индивида, конформная приемлемость);

- обоснована совокупность основных функций психического склада личности в порождении преступного поведения (детерминация целепо-лагания, мотивообразования социальной перцепции и исполнительной регуляции), в которых проявляются психологические свойства, выражающие криминогенную сущность личности, и определены виды, содержание и функциональная связь этих свойств;

- раскрыта психологическая феноменология личностной приемлемости преступного поведения как основы криминогенной сущности личности преступника и установлены различия данной приемлемости по ее содержанию и степени психологической зрелости;

- углублены психологические основы оценки личности преступника (подсудимого, осужденного) в уголовном судопроизводстве для ее учета при принятии судебных решений о назначении наказания, замене назначенного наказания более мягким и об условно-досрочном освобождении от наказания;

- сформулирован психологический подход к мониторингу предпосылок преступности в обществе (общности), основанный на иерархической дифференциации ее факторов и на первостепенном изучении ее сущностных детерминантов, кроющихся в общественном сознании, которые познаваемы путем системного обобщения данных об индивидуальном правосознании членов общества;

- осуществлена комплексная разработка психолого-педагогических задач в организации индивидуального и общего предупреждения преступных деяний, дифференцированных в зависимости от правовой позиции личности и от особенностей общественного правосознания, и определены пути их решения;

Положения, выносимые на защиту.

1. Личность человека, совершающего преступное деяние, имеет специфическую качественную особенность психического склада, которая выражает ее криминогенную сущность (сущность криминогенной потенции личности — совокупности ее криминогенных склонностей). Эта особенность психического склада выступает внутренней предпосылкой антиобщественного поведения индивида при определенных условиях или воздействиях на него и выражается в совокупности психических свойств (образований), которые являются существенными в детерминации указанного поведения. Они проявляются в совокупности психических функций в генезисе поведения, определяя его криминальное содержание.

2. Содержательной основой криминогенной склонности личности (как конкретного выражения ее криминогенной потенции) является личностная приемлемость преступного поведения, относительно определенного по своему характеру и своей обусловленности. Она выражается в субъективной допустимости или необходимости совершения антиобщественного деяния определенного вида против тех или иных социальных объектов с некоторыми пределами тяжести вреда, при определенном характере внешних условий (обстоятельств социальной ситуации включая поведение потерпевшего и воздействия на субъекта) и внутренних условий (фонового психического и функционального состояния), а также при осуществлении определенной социальной роли. Определенность лич-ностно приемлемого преступного поведения раскрывает интериндивидную характеристику криминогенной склонности личности преступника.

3. Криминогенная склонность личности преступника характеризуется степенью внутренней необходимости (потенциальной) преступного поведения, которая проявляется в особенностях порождения актуальной готовности субъекта к преступному деянию при определенных с внешних условиях. Эти особенности порождения указанной готовности субъекта представлют:

- внутренне причинно детерминированное формирование актуальной готовности к преступному деянию, что выражает его личностную приемлемость в условиях, не содержащих криминогенно мотивирующего влияния (в индифферентных или антикриминальных);

- относительно равнозначное причинное влияние на формирование актуальной готовности к деянию внешних факторов и личностных предпосылок, что определяет личностную приемлемость преступного поведения в условиях стимулирующего, в том числе вынуждающего характера;

- преимущественно внешне причинно детерминированное возникновение готовности, выражающее наличие личностных предпосылок ее формирования при оказании на субъекта психологического воздействия, т.е. недостаточную антикриминальную устойчивость личности.

4. Криминогенные склонности личности различаются:

- по степени психологической зрелости личностной приемлемости преступного способа поведения — от зрелой приемлемости и готовности к использованию, представленной в психологических свойствах, реализующихся на различных уровнях механизма поведения, до отсутствия определенной позиции по отношению к преступному способу поведения;

- по степени гармоничности—противоречивости приемлемости преступного способа — от сочетания его ценностно-смысловой и эмоциональной приемлемости и привычности использования до противоречивого соотношения психических свойств (образований), выражающих как приемлемость, так и неприятие данного способа;

- по соотношению с приемлемостью использования правомерного варианта поведения в тех же условиях — от его неприятия до достаточно зрелой приемлемости, что выражает готовность личности к использованию юридически противоположных способов.

5. Структура и организация совокупности психических свойств, выражающей криминогенную сущность личности преступника, обосновывается, исходя из комплекса ее основных функций в порождении преступного поведения. Такими функциями являются детерминация целепо-лагания, мотивообразования, социальной перцепции и исполнительной регуляции. Системообразующее ядро данной совокупности представляют свойства, детерминирующие порождение цели преступного деяния, криминальное содержанйе которой определяется антиобщественным способом достижения субъективно необходимого результата. Психологические свойства, детерминирующие мотивообразование и социальную перцепцию в механизме преступного поведения, функционально субординированы целеориентирующим свойствам и в зависимости от их содержания могут либо не влиять на юридическую направленность принимаемой цели-способа, либо обусловливать ее противозаконность. В последнем случае эти свойства являются также существенными в порождении преступного поведения. Свойства, детерминирующие исполнительную регуляцию, выступают криминогенно релевантными, если они выражают специальные предпосылки реализации криминальной цели-способа.

6. Психологические свойства, относящиеся к системообразующему ядру криминогенной сущности личности преступника, могут представлять несколько видов, выражая различный характер личностной приемлемости преступного способа достижения субъективно необходимого результата. Эти свойства могут соответственно их видам детерминировать принятие криминальной цели-способа на уровнях того или иного механизма психической регуляции — интеллектуального, эмоционального и импульсивного (установочного) при доминировании одного из них. Такими свойствами могут выступать: а) убеждения, выражающие преобладающе положительное значение (личностный смысл) преступного способа удовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации при определенных условиях; б) преобладающе положительное отношение к данному способу в связи с потребностью и условиями; в) личностная норма использования данного способа в указанной связи; г) фиксированная поведенческая установка, выражающая готовность личности к преступному поведению в такой же связи. Названные свойства могут быть в различной степени сформированы, определяя различную степень психологической зрелости криминогенной склонности личности.

7. К свойствам, выражающим криминогенную сущность личности преступника, наряду с целеориентирующими свойствами также относятся:

- мотивообразующие свойства, если они детерминируют такие побуждения, которые субъект не может реализовать или канализировать правомерным способом. Эти свойства представляют криминальные влечения, гипертрофированные или извращенные потребности, острые неприязненные отношения к определенным социальным субъектам, а также акцентуации характера, эмоционально-мотивационные установки и психические аномалии социально дезадаптирующего характера;

- перцептивно-смыслообразующие свойства, детерминирующие социальные представления, которые способствуют порождению криминогенных мотивов и криминальных целей. Такими свойствами являются предубеждения о безуспешности использования правомерного способа для удовлетворения определенных потребностей (разрешения проблемных ситуаций), о благоприятных возможностях использования для этого противоправного способа, о незначительности или маловероятности отрицательных последствий при его использовании, о существенной вредоносности некоторых поведенческих актов других лиц при их объективной правомерности, о нормотипичности в обществе (общности) определенных противоправных деяний и др.;

- исполнительно-регулятивные свойства, представляющие способности, знания, умения, навыки и волевые качества, которые выражают субъективные возможности (специальные предпосылки) реализации преступной цели-способа.

8. Прогностическая оценка личности преступника, значимая для принятия судебных решений о его наказании, призвана отражать наличие и характер криминогенных склонностей в основных сферах социального поведения либо констатировать утрату склонностей, которые ранее проявились в преступлениях. Такая оценка требует выявления личностной приемлемости преступных способов удовлетворения присущих индивиду потребностей или разрешения проблемных ситуаций, вероятных для его жизнедеятельности, а также выявления свойств, выступающих, предпосылками криминогенной мотивации и социальной перцепции. Отсутствие криминогенной склонности в определенной сфере социального поведения или ее утрата определяется личностным неприятием противозаконных способов в указанной связи и наличием готовности к использованию правомерных способов. Оценка личности преступника должна также отражать характер ее взаимодействия с социальными условиями, в которых индивид будет находиться при реализации намечаемого судебного решения о наказании. Их восприятие (усвоение влияния) может быть криминогенным, индифферентным, противоречивым или антикриминогенным, т.е. сдерживающим реализацию криминогенной потенции личности и способствующим ее исправлению.

9. Мониторинг предпосылок преступности в обществе (общности) может осуществляться путем изучения ее внутренних детерминантов, кроющихся в общественном сознании, и влияния на их формирование и изменение условий социального бытия. Эти детерминанты являются совокупным проявлением криминогенных личностных свойств членов общества и познаваемы путем изучения и системного обобщения тех сторон индивидуального правосознания, которые выступают существенными в детерминации правовой направленности поведения. Такими сторонами индивидуального правосознания выступают: 1) позицию личности по отношению: к преступному способу удовлетворения потребностей (разрешения проблемных ситуаций) в определенной сфере социального поведения; к правомерному способу их удовлетворения; к участию в пресечении правонарушений и изобличении виновных; 2) отношения личности к субъектам правомерного и противоправного поведения; 3) индивидуальные представления о такого рода позициях других людей в обществе (общности); 4) представления о состоянии правопорядка в обществе, о применении уголовно-правовых и иных мер за преступные деяния, о социальных возможностях правомерного удовлетворения потребностей (разрешения проблемных ситуаций).

10. Создание эффективной системы мер индивидуального и общего предупреждения преступности должно предусматривать недопущение проявления криминогенной потенции личности членов общества, обладающих ею, и их исправление, а также формирование антикриминальной устойчивости развивающейся личности и ее готовности к правомерному решению жизненных задач. Такие меры должны обеспечивать решение комплекса психолого-педагогических задач по нейтрализации и ликвидации личностных предпосылок криминогенное™ целеполагания, мотивообразования и восприятия социальных условий, а также по формированию совокупности психологических свойств (качеств) личности, детерминирующих эти психические функции с правомерным содержанием. Задачи воздействия на общественное сознание должны предусматривать устранение таких социальных представлений, ожиданий, притязаний, оценочных эталонов, норм и обычаев, которые детерминируют возникновение криминогенно релевантных мотивов и антиобщественных целей-способов в социальном поведении членов общества, и формирование указанных видов социально-психологических явлений с антикриминальной направленностью содержания.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Значимость работы в теоретическом плане заключается в том, что системно исследована актуальная для правоохранительной деятельности проблема личности преступника и разработана частная психологическая концепция ее криминогенной сущности. В основу ее разработки положен системный подход, в соответствии с которым личность преступника раскрыта в совокупности аспектов системного изучения и описания. В исследовании обоснована система психологических свойств личности, существенных в детерминации преступного поведения, раскрыта их связь в генезисе поведения с внешними и иными условиями и внутрисистемная связь, разработана типология дан-, ных свойств. Раскрыты основные параметры характеристики криминогенной склонности (как единицы анализа криминогенной потенции личности), ее содержания и степени психологической зрелости, представлена типология основных ситуативных факторов ее проявления в преступном поведении. Исследование позволило установить специфические психологические особенности личности основных криминологических типов преступников в сравнении с личностью законопослушных членов общества. Полученные теоретические результаты дают исходные знания для прогностической оценки личности преступника (прежде всего ее общественной опасности) и для целенаправленного исправительного воздействия на нее.

Практическим результатом исследования явилась разработка комплекса предложений и рекомендаций по совершенствованию средств и мер борьбы с преступностью. Основные из них выражаются в том, что:

- углублены и систематизированы психологические основания оценки личности преступника в уголовном судопроизводстве (в целях принятия судебных решений о его наказании);

- разработан психологический подход к мониторингу предпосылок тенденций преступности;

- обоснован комплекс психолого-педагогических задач, выступающих основой разработки мер и методических рекомендаций по индивидуальному и общему предупреждению преступных деяний, в том числе по исправлению преступников.

Апробация результатов исследования и внедрение. Результаты исследования докладывались на международных конференциях, состоявшихся в Рязанском институте права и экономики Министерства юстиции России в 1989, 1994 и 1997 годах, в Академии МВД Беларуси в 1998 году, на научно-практических семинарах и конференциях НИИ криминологии, криминалистики и судебных экспертиз Минюста Беларуси в 1992,

1993 и 1998 годах, на международных конференциях по проблемам исправительной деятельности и предупреждения преступности, проведенных в Варшаве в 1995 году, в Минске в 1998 году, в Смоленске в 1999 году.

Полученные в результате исследования более глубокие и систематизированные психологические знания о личности преступника послужили основанием для совершенствования уголовно-исполнительного законодательства Республики Беларусь, нормативно-методической базы воспитательной работы с осужденными и деятельности психологической службы в учреждениях уголовно-исполнительной системы МВД Беларуси. В частности соискателем сформулированы нормы Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь, определяющие сущность исправления осужденных, критерии оценки степени их исправления, организацию воспитательной работы с ними, а также характер психологической помощи осужденным в местах лишения свободы. Им подготовлен введенный в действие приказами МВД Беларуси комплекс нормативно-методических документов (инструкций и положений), касающихся осуществления воспитательной работы с осужденными и психологического обеспечения деятельности исправительных учреждений и следственных изоляторов. Результаты исследования также внедрены в учебный процесс Академии МВД, в процесс обучения психологов уголовно-исполнительной системы, проводимой на базе гуманитарных вузов республики. Разработанные соискателем рекомендации по психологической диагностике криминогенных склонностей личности осужденных и исправительной психологической коррекции внедрены в деятельность психологов учреждений, исполняющих наказания, при авторском сопровождении. Отчеты специалистов показывают, что использование рекомендаций дает практически важные результаты в индивидуальном прогнозировании юридически значимого поведения и исправлении преступников.

Заключение диссертации научная статья по теме "Юридическая психология"

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ

Разрабатываемая в исследовании психологическая концепция криминогенной сущности личности преступника позволяет внести опредеj ленный вклад в совершенствовании средств борьбы с преступностью. Одним из направлений ее практической реализации является использование психологических знаний в оценке личности преступника в связи с принятием судебных решений о его наказании: о назначении наказания, о его замене более мягким и об условно-досрочном освобождении от наказания. Оценка личности преступника в этой связи должна содержать информацию, позволяющую суду и органам, исполняющим наказания, определять в пределах их компетенции: а) целесообразные меры предупредительного характера: необходимость и степень изоляции преступника от общества, характер и интенсивность контроля за ним, перечень налагаемых ограничений в поведении; б) характер исправительно-восгоггательного воздействия, которой может быть: разрушающим криминогенную потенцию и переориентирующий социально-правовую позицию, либо способствующим формированию готовности к законопослушному образу жизни при наличии стремления к нему, либо только поддерживающим имеющуюся решимость и достаточно зрелую готовность вести добропорядочный образ жизни; в) наиболее благоприятное для достижения целей исправления место проживания осужденного, если ему будет назначено наказание, не связанное с лишением свободы; г) целесообразные ограничения или обязанности в занятости осужденного при назначении наказания, не связанного с лишением свободы.

Для выводов по этим вопросам оценка личности подсудимого или осужденного должна отражать рад сторон. Прежде всего в ней должна находить отражение потенция личности к противоправному поведению, выражающая совокупность криминогенных склонностей (с указанием степени их зрелости). Раскрытие данных склонностей предполагает отражение наличия и характера личностной приемлемости преступных способов действий в основных сферах социального поведения в связи с характерными для индивида потребностями и интересами. В качестве базовых сфер юридически значимого поведения, в соотнесении с которыми могут проявляться криминогенные склонности, выступают: а) сфера обеспечения материального достатка (выявляется наличие склонности к противозаконному способу удовлетворения материальных потребностей); б) сфера взаимодействия с другими людьми и иными социальными субъектами (изучаются склонности к совершению насильственных или иных действий, вредоносных для чести, достоинства, возможности нормальной деятельности и т.д.); в) сфера потребления и досуга (выявляется наличие склонности к уголовно наказуемым действиям, нарушающим общественный порядок и нравственность). Важной стороной оценки личности преступника выступает отражение степени ее готовности к использованию правомерного способа в обеспечении потребностей и интересов или в разрешении проблемных ситуаций в той или иной сфере социального поведения. Готовность личности к использованию правомерного способа соотносится с криминогенной склонностью как ее альтернатива или дополнение, выражающее "двойственную адаптацию". Отсутствие (или устранение) криминогенной склонности личности в определенной сфере социального поведения имеет относительный характер, выражаясь в наличии противоположного качества антикримцнальной устойчивости личности. Эта устойчивость проявляется в личностном неприятии противозаконного способа действий и в готовности к сопротивлению криминогенным влияниям. Оценка личности преступника в плане ее криминогенности — антикриминальной устойчивости, готовности к правомерному способу поведения требует также выявления тех личностных свойств, которые-определяют характер мотивации в базовых сферах юридически значимого поведения. Эти свойства (потребности, интересы и др.) могут выражать предпосылки криминогенно релевантных мотивов и, таким образом, усугублять личностную приемлемость преступных способов действий или не содержать таких предпосылок.

Прогностическая оценка личности преступника -- ее криминогенности, как и антикриминальной устойчивости;требует отражения характера взаимосвязи личности с социальными условиями, типичными для жизнедеятельности индивида или теми условиями, в которых он может проживать при отбывании наказания, не связанного с лишением свободы. Влияние этих условий может быть криминогенным (предрасполагающим к противоправному поведению), антикриминогенным (сдерживающим проявление криминогенной склонности и благоприятным для исправления) или индифферентным (не имеющим выраженного отрицательного или положительного влияния).

Изучение и оценка личности подсудимого (осужденного) требует комплексного подхода, сочетающего: а) выявление фактов, на основе которых устанавливается существовавшая ранее личностная приемлемость противозаконных деяний, а также подготовленность к правомерному обеспечению удовлетворения основных потребностей и разрешению проблемных ситуаций в определенных сферах жизнедеятельности индивида; б) изучение условий жизнедеятельности, событий и воздействий и выдвижение гипотез о формировании, закреплении, изменении или ликвидации криминогенных склонностей (криминогенетический анализ); в) с учетом данных о существовавших ранее криминогенных склонностях и выдвижения гипотез о возможности формирования или ликвидации таких склонностей проведение психологической диагностики личности по параметру "криминогенная склонность — антикриминальная устойчивость" в определенных сферах юридически значимого поведения; г) при установлении психологическими методами отсутствия криминогенной склонности, которая ранее проявилась в деяниях, проведение анализа причин ее исчезновения, дающего дополнительные подтверждения произошедших изменений личности.

Следующее направление практического использования психологической концепции криминогенной сущности личности преступника связано с прогнозированием преступности — мониторингом ее предпосылок. Подход к данной сфере социального прогнозирования основывается на представлении об иерархии факторов преступности, среди которых духовные (индивидуально-психологические и социально-психологические) выступают непосредственными. Их формирование и изменение детерминируется социальными условиями и воздействиями, включая "информационно-психологические" воздействия средств массовой информации, систему образования и воспитания, общение людей. Исходя из такого подхода?мониторинг предпосылок преступности должен осно вываться на изучении криминогенно значимых и антикриминогенных свойств общественного сознания и формирующих их факторов в соотнесении с регистрируемыми данными о преступности. При этом методологически важным является учет возможности самодетерминации преступности, т.е. ее "расширенного воспроизводства", когда она может сохранять тенденцию роста при отсутствии существенных изменений социальных условий, выступающих ее внешними факторами. В этом случае рост преступности может происходить преимущественно за счет факторов внутреннего рода, выражающихся в криминогенном влиянии на общество лиц, склонных к преступному поведению, и сложившихся в обществе определенных "правонарушающих" традиций.

Изучение общественного сознания как детерминанта. юридически значимого поведения членов общества, в том числе преступного, возможно путем раскрытия определенных сторон правосознания членов общества и системного обобщения полученных данных. Исследование должно показывать: к какому поведению в той или иной сфере социальных отношений склоняет индивида общество, в какой мере оно способствует или препятствует формированию и проявлению криминогенной личности. Такое влияние общества на отдельного его члена проявляется в совокупности индивидуальных представлений (убеждений): о приемлемости для людей противозаконных путей и способов удовлетворения определенных потребностей; о распространенности их фактического использования; о нормотипичности потребностей (притязаний); о возможности их удовлетворения правомерным способом; о степени приемлемости в обществе использования правомерного способа действий для удовлетворение тех или иных потребностей или для разрешения проблемных ситуаций; о благоприятности (или неблагоприятности) положения лиц, которые используют незаконные способы, а также лиц, не нарушающих законов и др.

Изучение структуры индивидуальных правовых позиций в целях криминологического мониторинга должно также отражать распространенность в обществе лиц, для которых в той или иной мере приемлемо и для которых неприемлемо совершение противоправных деяний определенных типов (прежде всего - корыстных и насильственных), а также лиц, у которых существует готовность к выполнению гражданского долга по участию в борьбе с преступностью. Основные стороны индивидуальной правовой позиции определяются на основе положений концепции криминогенной сущности личности. Изучение этих сторон требует выявления представленности в сознании преступного и правомерного способов удовлетворения определенных потребностей (разрешения проблемных ситуаций), а также представленности образов тех лиц, которые выступают субъектами указанных способов. Важнейшей составляющей индивидуальной правовой позиции выступает отношение к участию (в рамках законных прав и обязанностей) в поддержании правопорядка — в предупреждении и пресечении преступлений, в изобличении виновных. Она может представлять позицию принципиального неучастия в такой деятельности или участия при затрагивании личных интересов, избирательного (в зависимости от ряда обстоятельств) или обязательного участия. Эта составляющая правовой позиции личности основывается на отношении к использованию другими людьми противозаконного способа удовлетворения определенных потребностей или разрешения проблемных ситуаций, которое может быть солидарным, противоречивым, индифферентным, умеренно или обостренно отрицательным.

Разработка психологической концепции криминогенной сущности личности преступника позволяет сформулировать комплекс психолого-педагогических задач в организации индивидуального и общего предупреждения преступности, включая задачи исправления личности осужденных. Эти задачи определяются, с одной стороны, опережающей стратегией предупреждения преступности, суть которой выражается в том, что необходимо не только устранять причины и условия преступности, а целенаправленно формировать антикриминогенные факторы внутреннего и внешнего рода, учитывая определяющее значение внутренних факторов, заключенных в личности и в общественном сознании. С другой стороны, задачи предупреждения определяются особенностями личности субъекта правового поведения и правосознания общества (общности). В этой связи задачи заключаются: а) в недопущении актуализации и реализации склонности личности к общественно опасному поведению и нейтрализации криминогенных свойств общественного сознания, т.е. в формировании "некриминогенного" состояния индивидуального и общественного сознания; б) в исправлении криминогенной личности и криминогенных свойств общественного сознания (традиций, обычаев); в) в формировании и развитии свойств личности, определяющих ее антикриминальную устойчивость и готовность к правомерному обеспечению потребностей (разрешению проблемных ситуаций), а также в формировании антикриминогенных свойств общественного сознания.

Конкретизация комплекса психолого-педагогических задач профилактического и исправительного воздействия на личность определяется необходимостью нейтрализации (компенсации) и устранения тех свойств, которые выступают личностными предпосылками криминогенности мо-тивообразования, целеполагания и восприятия социальных условий. Кроме этого конкретные задачи вытекают также из необходимости формирования совокупности свойств личности, детерминирующих реализацию этих психических функций с правомерной ориентацией. Задачи воздействия на общественное сознание подчиняются целям нейтрализации и ликвидации криминогенных социально-психологических явлений, формирования, содержательного развития и закрепления (придание статичности) социально-психологическим явлениям, выступающим факторами правомерной ориентации социального поведения людей. Они определяют изменение криминогенно значимых представлений, ожиданий и оценочных эталонов, формирование отрицательного общественного мнения в отношении криминогенных норм и обычаев (соответствующих образцов поведения). Конкретное содержание этих задач основывается на сравнительных данных о перцептивно-смысловых установках преступников и законопослушных членов общества, их социальных представлений, которые участвуют в детерминации мотивообразования и целеполагания в юридически значимом поведении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное диссертационное исследование позволило обосновать методологические основы психологического изучения личности преступника с позиций предмета и задач криминальной психологии, разработать концепцию криминогенной сущности данной личности и наметить пути совершенствования уголовно-правовых и воспитательно-профилактических средств и мер борьбы с преступностью.

1. Методологические основы психологического исследования личности преступника строятся на положениях принципов системности, детерминизма и развития, психологических теорий отражения и деятельности, диалектико-материалисгического подхода к соотнесению биологического, психического и социального в личности, а также на положениях теории уголовного права, раскрывающих понятия преступления и преступника, и криминологии, объясняющих причинный комплекс преступного поведения. Изучение личности преступника в криминальной психологии предполагает объяснение специфической качественной определенности психического склада человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, которая выражает субъективные предпосылки совершения этого деяния, а в прогностическом плане ~ предпосылки потенциально возможного преступного поведения индивида при определенных условиях. Эта специфическая качественная определенность психического склада личности преступника может быть раскрыта как совокупность психологических свойств, существенных в детерминации антиобщественного поведения — представляющих криминогенную сущность его личности. Системное объяснение криминогенной сущности личности преступника схватывает раскрытие ее интериндивидной и интраинди-видной сторон, что требует, обращения к комплексу взаимосвязанных аспектов ее исследования и описания: функциональному, информационному, морфологическому, генетическому. Такое раскрытие предполагает изучение внутренних (личностных) и внешних детерминантов преступного поведения в ед иной системе, в соотнесении с различными этапами генезиса этого поведения и уровнями его психологического механизма, учет различных типов детерминаций преступного поведения, их нелинейности, а также различий степени зрелости личностной причины этого поведения. Объяснение криминогенной сущности личности преступника требует также подхода к ней как к явлению развивающемуся — изменяющемуся во времени в процессе социального взаимодействия индивида, (включая совершение им преступного деяния) и в результате социальных воздействий. Системное объяснение личности преступника также основывается на диалектико-материалисгическом подходе к соотнесению биологического, психического и социального в ней. Суть этого подхода выражается в том, что объяснение системы психологических свойств личности, выражающих ее криминогенную сущность, должно согласовываться со знаниями о физиологическом обеспечении психических процессов в детерминации поведения, а объяснение ее социальных свойств — основываться на познании их детерминированности свойствами психического склада личности.

2. Криминогенная сущность личности преступника может быть раскрыта как совокупность ее криминогенных склонностей, каждая из которых выражает личностные предпосылки определенного по своему характеру преступного поведения. Отображение таких склонностей имеет интериндивидную и интраиндивидную характеристики. Интериндивидная характеристика склонности выражается в описании особенностей личностно приемлемого преступного поведения, которое для субъекта выступает как способ удовлетворения определенной потребности или разрешения проблемной ситуации при определенных внешних и иных условиях. Это описание выражает уголовно-правовой ввд приемлемого преступного деяния, объект, против которого допустимо его совершение и степень приемлемой тяжести причинения вреда, а также характер обусловленности совершения этого деяния. Обусловленность для совершения определяется потребностью (проблемной ситуацией), ради удовлегворения которой приемлемо совершение социальными условиями, включая обстоятельства ситуации (в частности, поведение потерпевшего), фоновым нервно-психическим состоянием субъекта и его актуальной социальной ролью (в контексте которой для него приемлемо преступное поведение). Эти условия могут носить криминогенный характер (способствующий принятию субъектом преступного способа удовлетворения потребности), антикриминогенный (препятствующий принятию такого способа) и индифферентный характер.

Интраиндивидное раскрытие криминогенной склонности личности, представляет отображение системы криминогенно релевантных психических свойств, (их видов, содержательных характеристик, внутрисистемных связей), выступающих существенными в порождении преступного поведения. Эти свойства реализуются в совокупности необходимых психических функций в генезисе преступного поведения, а именно в детерминации криминбгенного содержания процессов мотивообразования, целеполагания и исполнительной регуляции. При этом системообразующая функция в генезисе преступного поведения принадлежит процессу целеполагания, поскольку антиобщественное содержание поведения определяется его целью, органически связанной с уголовно наказуемым удовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации. Остальные психические функции (и выражающие их процессы) необходимо рассматривать как субординированные целеполаганию, в плане их влияния на порождение именно криминальной цели-способа. Реализация указанных функций рассматриваемой совокупности психических свойств осуществляется в единстве чувственного и интеллектуального, осознаваемого и неосознаваемого компонентов психической регуляции поведения, ее нормативности и вариативности, активности и реактивности. Обоснование системы психических свойств, выражающих криминогенную сущность личности основывается на раскрытии содержательной стороны психической регуляции преступного поведения, в которых эти свойства проявляются, и установлении их функциональных связей, с учетом опосредованности регуляции поведения, внешними и иными условиями.

4. Наиболее общая психологическая (сущностная) характеристика криминогенной склонности личности преступника выражает степень внутренней необходимости преступного поведения. Эта характеристика определяется особенностями генезиса преступного поведения, в котором данная склонность нашла свое проявление или содержит потенциальную возможность проявиться. Эти особенности выражаются в соотношении влияния внутренних (личностных) и внешних факторов на возникновение актуальной готовности индивида к преступному деянию. Возникновение такой готовности может происходить следующим образом:

1) как актуализация сформировавшейся в психическом складе личности потенциальной готовности к определенному преступному поведению при достаточной степени ее зрелости. Основу этой готовности может составлять криминальная потребность (влечение) совершения определенных общественно опасных деяний или ценностно-смысловое предпочтение преступного деяния как способа обеспечивающего удовлетворение определенных потребностей или разрешение проблемных ситуаций;

2) как относительно равнозначное влияние на формирование актуальной готовности к преступному деянию личностных факторов и внешних условий. В этом случае порождение готовности происходит в результате выбора преступного способа действий из юридически альтернативных в числе которых правомерный, правонарушающий, но не преступный или эскапиче-ский вариант поведения. Этот выбор может быть весьма противоречивым или опосредованным криминогенным влиянием внешних факторов, сочетаемым с формированием личностной приемлемости преступного посягательства;

3) как преимущественно внешне причинно детерминированное формирование субъективной (ситуативной) готовности на основе слабо развитых личностных предпосылок, выражающих в большей мере податливость криминогенному влиянию — отсутствие антикриминальной устойчивости личности. В этом случае порождение готовности возможно в результате внушения и других форм психологического воздействия на субъекта.

4. Криминогенные склонности личности, выражая собой устойчивые субъективные предпосылки преступного поведения различаются:

- по степени психологической зрелости приемлемости преступного способа удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации) — от зрелой его приемлемости и готовности к использованию, определяемой наличием совокупности психических свойств, реализующихся на различных уровнях механизма психической регуляции поведения, (интеллектуальном, эмоциональном, импульсивном) до отсутствия определенной позиции по отношению к преступному способу поведения;

- по степени гармоничности — противоречивости приемлемости преступного способа — от сочетания его ценностно-смысловой и эмоциональной приемлемости и привычности (стереотипности) ее использования до противоречивого соотношения психических свойств (образований), выражающих как приемлемость, так и неприятие данного способа;

- по соотношению с приемлемостью использования правомерного варианта поведения в тех же условиях — от его неприятия до достаточно зрелой приемлемости, что выражает готовность личности к использованию юридически противоположных способов.

5. Системообразующее ядро криминогенной склонности личности преступника представляют психологические свойства, которые детерминируют возникновение противозаконной цели в генезисе преступного поведения. Они определяют субъективную приемлемость противозаконного способа поведения при определенных условиях, его вида и объекта преступного посягательства, степени тяжести причинения вреда. Эти свойства (их компоненты) могут реализоваться на различных уровнях механизма психической регуляции поведения проявляясь в различных сочетаниях в зависимости от их сформирован-ности. В качестве таких свойств могут выступать:

1) убеждения (представления), выражающие положительное значение и личностный смысл преступного деяния как способа удовлетворение некоторой потребности или разрешение проблемной ситуации при определенных внешних и иных условиях;

2) преобладающе положительное отношение к преступному способу действий в связи с определенной потребностью (проблемной ситуацией) и условиями;

3) личностная норма использования определенного противоправного способа действий в связи с определенной потребностью (проблемной ситуацией) и условиями;

4) фиксированная поведенческая установка, содержание которой представляет преступную цель-способ действий в указанной связи.

Указанные психологические свойства личности реализуются в психологических механизмах (и процессах), соответствующих их родо-видовой принадлежности. В зависимости от их сформированное™ в психическом складе личности они выражают собой различную степень зрелости и характер криминогенной склонности личности. Их проявление обусловливается индивидуально-типологическими особенностями психического склада личности, выражающими: относительное доминирование интеллектуального, эмоционального, импульсивного и аффективного процессов в регуляции поведения, особенности когнитивного стиля , значимые в мотивообразовании и целеполагании, внушаемость и конформность.

6. Возникновение цели-способа в генезисе преступного поведения функционально предопределяется процессом мотивообразования. Мотивы преступного поведения по своему содержанию могут быть как социально нормальными, определяемыми нормотипичными потребностями, так и в той или иной мере криминогенными, т.е. способствующими принятию именно криминальной цели-способа. В последнем случае мотивами выступают побуждения, удовлетворение которых правомерным способом объективно затруднительно или невозможно. Их детерминация определяется соответствующими криминогенно релевантными свойствами личности, которые необходимо отнести к совокупности, образующей ее криминогенную сущность. В качестве таких свойств могут выступать:

1) криминальные влечения, предметом которых являются само преступное деяние (они выступают собственно криминальными мотивами, поскольку их содержание совпадает с криминальной целью;

2) гипертрофированные потребности или, аморальные влечения, удовлетворение которых реально не может быть обеспечено индивидом правомерным путем (не соответствует реальным возможностям) или связано с "криминальным" риском;

3) потребность включенности в общность противоправной направленности и приобретения в ней престижного положения;

4) акцентуации характера, обусловливающие устойчивые дезадаптирующие эмоционально-мотивационные переживания, разрядка или компенсация которых правомерным путем по объективным или субъективным причинам затруднена или невозможна;

5) эмоционально-мотивационные установки, порождающие социально дезадаптирующие эмоционально-оценочные реакции и связанные с ними криминогенно релевантные мотивы (агрессивного, корыстного, демонстративно-хулиганствующего характера и др.), которые, в отличие от указанных выше акцентуаций, актуализируются лишь в специфическом круге ситуаций или по отношению к определенным лицам, их поступкам и т.д.;

6) осгровыраженные неприязненные отношения к определенным категориям социальных субъектов (или к конкретным субъектам) или по отношению к социальным явлениям и объектам, выступающим правоохраняемыми социальными ценностями.

7. Мотивообразование и целеполагание в генезисе преступного поведения опосредствуется процессом социальной перцепции, которая также может нести криминогенное содержание или не отличаться таковым. Социальных представления имеют криминогенное содержание, если способствуют порождению криминогенных мотивов и целей в поведении. Такие представления внутренне детерминируется определенными психическими свойствами (образованиями), которые также необходимо отнести к существенным в детерминации преступного поведения. В качестве таких свойств выступают: перцептивно-смысловые установки, обусловливающие криминогенно релевантную оценку индивидом значения и личностного смысла явлений социальной действительности и себя как субъекта поведения. Содержание этих установок выражается в предубеждениях и оценочных эталонах, обусловливающих юридически неадекватную оценку некоторых типов ситуации, в предубеждениях об отсутствии реальных возможностей для удовлетворения определенных потребностей правомерным способом, о существовании благоприятных возможностей удовлетворения таких потребностей противоправным способом, о нежелании окружающих людей препятствовать совершению противоправных деяний, о "вредоносности" (отрицательном личностном смысле) определенных социальных субъектов и объектов, о том, что значительная часть людей в обществе совершают определенные противоправные деяния, о минимальной вероятности раскрытия преступного деяния и опасности для себя его последствий и др.

8. Прогностически ориентированная оценка личности преступника, содержащая необходимую информацию для принятия судебных решений о его наказании (назначений наказания, замене назначенного наказания более мягким, условно-досрочном освобождении от наказания) должна отражать наличие и характер личностной приемлемости преступных способов действий индивида в связи с его потребностями и интересами в основных сферах социального поведения: а) в сфере материального обеспечения жизни; б) в сфере взаимодействия с другими людьми и коллективными социальными субъектами; в) сфере потребления и досуга (развлечений). Важной стороной оценки личности преступника выступает также отражение степени сформированности ее готовности к использованию правомерного способа удовлетворения потребностей или разрешения проблемных ситуаций в рассматриваемых сферах поведения. Отсутствие криминогенной склонности личности в определенной сфере социального поведения имеет относительный характер и определяется наличием личностной неприемлемости противозаконного способа действий и готовности к сопротивлению криминогенным воздействиям других лиц, к волевому сдерживанию криминогенных побуждений. Оценка личности преступника также предполагает выявление наличия или отсутствия личностных предпосылок криминогенной мотивации в основных сферах юридически значимого поведения индивида. Наличие криминогенных мотивообрйзующих психических свойств выступает условием, отягощающим криминогенную потенцию личности или предпосылкой ее формирования. Одним из важнейших требований к прогностической оценке личности преступника является установление характера взаимодействия личности с социальными условиями, в которых предполагается дальнейшая жизнедеятельности лица, совершившего преступление.

9. Психологический подход к мониторингу социальных предпосылок преступности основывается на изучении содержания и изменения системной совокупности криминогенно релевантных свойств общественного сознания, выступающих непосредственными детерминантами преступности, и на анализе социальных условий, влияющих как на формирование, так и устранение этих свойств. Такое изучение общественного сознания возможно путем изучения определенных сторон правосознания членов общества и системного обобщения полученных данных. Основные стороны индивидуального правосознания, значимые для мониторинга предпосылок преступности, определяются положениями концепции криминогенной сущности личности преступника, из которой вытекает и характеристика антикриминальной устойчивости личности. В качестве таких сторон индивидуального правосознания выступают: позиции личности в отношении как преступных деяний (наиболее распространенных видов), так и выполнения гражданского долга по защите правопорядка; социальные представления о таких позициях других людей в обществе, о состоянии правопорядка, о применении уголовно-правовых мер и о реальных возможностях удовлетворения жизненно важных потребностей правомерным путем. Изучение указанных индивидуального правосознания требует выявления представленности в личности преступного и правомерного способов удовлетворения потребностей — их приемлемости или неприятия, а также выявление отношения к участию в поддержании правопорядка, в предупреждении преступлений и изобличении виновных.

10. Сформулированный на основе концепции криминогенной сущности личности преступника комплекс психолого-педагогических задач в организации индивидуального и общего предупреждения преступности предусматривает: а) недопущение реализации потенции личности к общественно опасному поведению и нейтрализацию криминогенных свойств общественного сознания (т.е. формирование "некриминогенного" состояния субъекта юридически значимого поведения и общественного сознания); б) исправление криминогенной личности и ликвидацию криминогенных свойств общественного сознания (традиций, обычаев, норм поведения); в) формирование и укрепление антикриминальной устойчивости личности, ее готовности к правомерному решению различного рода жизненных проблем и ее готовности к выполнению гражданского долга по защите правопорядка, а также развитие в этом плане правосознания общества. Комплекс психолого-педагогических задач профилактического и исправительного воздействия на личность заключается в, с одной стороны, в устранении личностных предпосылок криминогенности моти-вообразования, целеполагания и восприятия социальных условий, с другой стороны, в формировании совокупности психологических свойств личности, детерминирующих реализацию этих функций с правомерным содержанием, а. также предопределяющих устойчивость личности по отношению к влиянию криминогенных социальных факторов. Задачи воздействия на общественное сознание предусматривают на устранение криминогенно релевантных представлений, ожиданий и оценочных эталонов, формирование отрицательного отношения к криминогенным нормам, традициям и обычаям.

11. Перспектива дальнейшего развития юридико-психологических знаний о личности преступника может быть связана, во-первых, с разработкой прогностической оценки личности преступника в уголовном судопроизводстве, в профилактической деятельности и исправительном процессе с их дифференциацией в отношении конкретных типов преступников. Во-вторых, проведенное исследование дает основания для дальнейшего развития психологических знаний о личности преступника и внедрения в практику новых, более эффективных средств раскрытия и расследования преступлений, доказательств вины или невиновности подозреваемого. В этой связи проблема стоит в повышении надежности прогностических выводов о криминогенной потенции личности преступника, в разработке концепции психологических фактов в уголовном процессе. В-третьих, важнейшее направление использование знаний о криминогенной сущности личности преступника выражается в углублении теоретических и методических основ исправления личности осужденного и его посгпе-нитенциарной социальной адаптации. Перспектива этого направления исследований видится в преломлении богатого арсенала психокоррекционных техник к решению данной конкретной задачи и в разработке специальных психологических технологий.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Пастушеня, Александр Николаевич, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. Диалектика человеческой жизни. М.: Мысль, 1977.

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.

3. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М.: Акад. МВД СССР, 1990.

4. Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М. 1972.

5. Аверьянов А.Н. Система: философская категория и реальность. М.: Мысль, 1976.

6. Акимова М.К., Козлова В.Т., Ференс Н.А. Теоретические подходы к диагностике практического мышления // Вопросы психологии. № 1, 1999. С. 21--32.

7. Акофф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах / Под ред. И.А.Ушакова. М.: Советское радио, 1974.

8. Александрова Ю.В. Построение и валидизация проективной методики для диагностики отношения к другому человеку // Психологический журнал. 1999, № 3. С; 111-118.

9. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. JL: Изд-во ЛГУ,1968.

10. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М.: Медицина, 1968.

11. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Медицина, 1975.

12. Антонян Ю.М., Блувштейн Ю.Д. Методы моделирования в изучении преступника и преступного поведения. М., 1974.

13. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1987.

14. Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н! Личность корыстного преступника. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1989.

15. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.: 1991.

16. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.: Юристь, 1996.

17. Антонян Ю.М. Изучение личности преступника. М.: ВНИИ МВД СССР, 1982.

18. Антонян Ю.М. Личность преступника ~ индивидуальная профилактика преступлений: сопоставление и выводы // Личность преступников и индивидуальное воздействие на них. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989. С, 3-10.

19. Антонян Ю.М. Образ жизни и его мотивообразующее значение // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 44-64.

20. Антонин Ю.М. Понятие преступного поведения // Криминологические проблемы преступного поведения: Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1991. С. 3-18.

21. Антонян Ю.М. Преступник как предмет криминологичес-кого изучения // Вопросы борьбы с преступностью. М.,1981. Вып. 34. С.38--46.

22. Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Бессознательное в мотивации преступного поведения // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 156--188.

23. Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Роль ситуации в формировании мотивов // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 85-98.

24. Антонян Ю.М., Самовичев Е.Г. Социальная среда и мотивация преступного поведения // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 61-76.

25. Антонян Ю.М. Системный подход к изучению личности преступников // Советское государство и право. 1974.N 4. С.88-93.

26. Антонян Ю.М., Ткаченко А.А., Шостакович Б.В. Экспертное исследование сексуального поведения по конкретным уголовным делам // Криминологические проблемы преступного поведения: Сборник научных трудов. М: ВНИИ МВД СССР 1991. С. 34-41.

27. Анцыферова Л.И. Личность с позиций динамичекого подхода // Психология личности в социалистическом обществе: личность и ее жизненный путь. М.: Наука, 1990. С. 7-17.

28. Анцыферова Л.И. Некоторые вопросы исследования- личности в современной психологии капиталистических стран // Теоретические проблемы психологии личности. М.: Наука, 1974. С.278-318.

29. Анцыферова Л.И., Завалйшина Д.Н., Рыбалко Е.Ф. Категория развития в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии. М.: Наука, 1988. С. 22-55.

30. Анцыферова Л.И, Материалистическая диалектика и психологическая наука // Категории материалистической диалектики в психологии. М.: Наука, 1988. С. 3-21.

31. Анцыферова Л.И. Связь морального сознания с нравственным поведением человека (по материалам исследований Лоуренса Колберга и его школы) // Психологический журнал. 1999, №3. С. 5-17.

32. Анцыферова Л.И. Системный подход в психологии личности // прин-цип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. С. 61-77.

33. Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М.: Изд-во МГУ, 1980.

34. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Со-бытие.Факт. М.: Наука, 1988.

35. Асаджиоли Р. Психосинтез: теория и практика. М.: "REFL-book",

36. Асеев В.Г. Единство содержательной и динамической сторон мотивации // Принципы системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. С. 78-85. .

37. Асеев В.Г. Категории формы и содержания в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии. М .: Наука, 1988. С. 138-153.

38. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.: Институт практической психологии. Воронеж: Модэк, 1996.

39. Асмолов А.Г. Об иерархической структуре установки как механизма регуляции деятельности // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Тбилиси.: Мецниереба, 1978. С. 147-157.

40. Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во МГУ, 1990.

41. Атватер И. Я вас слушаю . М.: 1984

42. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения / Под ред. Ю.М.Забродина, Б.Ф.Ломова. М.: Прогресс, 1980.

43. Балл Г.А. Нормы деятельности и творческая активность личности // Вопросы психологии. 1990. N 6. С.25-36.

44. Балабанова J1.M. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и оклонений). Д.: Старкер. 1998.

45. Барановский Н.А. Социальные потребности личности и преступное поведение. Автореф. дис.канд. юрид. наук. М., 1978.

46. Басецкий И.И., Безлюдов О.А., Легенченко Н.А. Орга-низованная преступность. Опыт теоретико-правового осмысления и поиска, адекватных средств противодействия. Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 1997.

47. Берштейн Н.А. О построении движений. М.: Медгиз, 1947.

48. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека. Л.: Наука,1980.

49. Бехтерева Н.П. Нейрофизиологические аспекты психической деятельности человека, Л.: Медицина, 1971.

50. Блейхер В.М., Крук И.В. Толковый словарь психиатрических терминов: В 2 т./ Под ред. С.Н.Бокова. Р/нД.: Феникс, 1996.

51. Блувштейн Ю.Д., Добрынин А.В. Основания криминологии: Опыт логико-философского исследования. Мн.: Университетское, 1990.

52. Блувштейн Ю.Д. Понятия личности преступника // Советское государство и право. 1979. N8. С.97-102.

53. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978.

54. Богданов В.А. Системологическое моделирование личности в социальной психологии. Л.: Изд-во ЛГУ, 1987.

55. Богоявленская Д.Б. "Субъект деятельности" в проблематике творчества // Вопросы психологии. 1999, № 2. С. 35-41.

56. Божович Л.И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности / Под ред. Д.И.Фельдштейна. М.: Междунар. пед. акад., 1995.

57. Братко А.Г. Запреты в советском праве. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1979.

58. Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

59. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии // Вопросы психологии. 1997. № 5. С. 3-19.

60. Брушлинский А.В. Принцип детерминизма в трудах С.Л.Рубинштейна // Вопросы психологии. 1989. N4. С. 66-73.

61. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке // Психологический журнал. 1991. Т. 12. N 6. С. 3-11.

62. Брушлинский А.В; Проблемы психологии субъекта. М.: Ин-т психологии РАН, 1994.

63. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.: Изд-во Ин-та практ. психологии, 1996.

64. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система // Психологический журнал. 1999, № 5.С. 38-44.

65. Буева Л.П. Социальная среда и сознание личности. М.: Изд-во МГУ, 1968.

66. Буева Л.П. Человек : Деятельность и общение. М.: Мысль, 1978.

67. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев: Наукова думка, 1989.

68. Василюк Ф.Е. Психология переживания (анализ преодоления критических ситуаций). М.: Изд-во МГУ, 1984.

69. Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения // Психологический журнал. 1997, № 2. С. 58-78.

70. Волженкин Б.Ф. Непосредственная причина преступления // Вопросы изучения преступности и борьбы с нею: Сб. мат. Всесоюз. науч. семинара по пробл. криминологии. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разраб. мер предупреждения преступ., 1975. С. 159-165.

71. Волженкин Б.В. Общественная опасность личности как криминологическая и уголОвно-правовая категория // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 7277.

72. Волков Б.С. Криминологическое исследование личности преступника в советском праве // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 18-24.

73. Выготский Jl.С. Собрание сочинений : В 6 т. Т.1 / Под ред.

74. A.Р.Лурия, М.Г.Ярошевского. М.: Педагогика, 1982.

75. Выготский Л.С. Собрание сочинений : В 6 т. Т.2 / Под ред.

76. B.В.Давыдова. М.: Педагогика, 1982.

77. Выготский Л.С. Собрание сочинений : В 6 т. Т.З / Под ред.

78. A.М.Матюшкина. М.: Педагогика, 1983.

79. Выготский Л.С. Собрание сочинений : В 6 т. Т.4 / Под ред. Д.Б.Эльконина. М.: Педагогика, 1984.

80. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. Т.6. / Под ред. М.Г.Ярошевского. М.: Педагогика, 1984.

81. Высотина Л.А. Педагогические основы исправления и перевоспитания осужденных в ИТУ. М.: Юрид. лит., 1977.

82. Гаврилова Н.И. Внушение и внушаемость как объект экспертного исследования // Вопросы судебно-психологической экспертизы. М.: Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения претупности, 1978. С. 57-60.

83. Ганзен В.А. Системные описания в психологии. Л.: Изд-во ЛГУ, 1994.

84. Глоточкин А.Д., Пирожков В.Ф. Исправительно-трудовая психология. М.: Академия МВД СССР, 1974.

85. Горелик А.С. Взаимоотношение обстоятельств, влияющих на размер наказания // Вопросы уголовной ответственности и наказания. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986. С. 140-162.

86. Григолава В.В. Установка Д.Н.Узнадзе и аттитюд // Д.Н. Узнадзе классик советской психологии. Тбилисси: Мицниереба, 1986.1. C.90-100

87. Гримак Л.П. Гипноз и преступность. М.: Республика, 1997.

88. Гришина Н.В. Психология социальных ситуаций // Вопросы психологии. 1997. № 1. С. 121-132.

89. Гроф С. За пределами мозга : Пер. с англ. 2-е изд.-М.: Изд-во Трансперсонального ин-та, 1993.

90. Гульдан В.В. Мотивация преступного поведения психопатических личностей // Криминальная мотивация / Под ред.

91. B.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 189-250.

92. Гумеров Ш.А. Методологические проблемы системного анализа организации // Философско-методологические основания системных исследований / Под ред. Д.М.Гвишиани. М.: Наука, 1983.С. 97-113.

93. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М.: Юрид. лит. 1990.

94. Давыдов В.В. О понятии личности в современной психологии // Психологический журнал. 1988. Т.9. N 4. С. 22--32.

95. Дагель П.С. Классификация мотивов преступления и ее криминологическое значение // Вопросы социологиии и права: Материалы науч.-теорет. конф. Иркутск, 1967. С. 265-274.

96. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток: ДВГУ, 1970.

97. Деев В.Г. Психология направленности личности 'осужденных молодежного возраста. Рязань: РВШ МВД СССР, 1978.

98. Демин В.Н. Принципы материалистической диалектики. М.: Изд-во МГУ, 1979.

99. Дилигенский Г.Г. Проблема теории человеческих потребностей //Вопросы философии. 1976. N9. С.30-43; 1977. N2. С.111-123.

100. Долгова А.И. Изучение личности преступника // Советское государство и право, 1978. N 6. С. 79-84.

101. Долгова А.И. Криминология. М.: Норма- ИНФРА-М, 1999.

102. Донцов А.И., Дубовская Е.М., Улановская И.М. Разработка критериев анализа совместной деятельнрости // Вопросы психологии. 1998. №2. С. 61-71.

103. Дорфман Л.Я. Полисистемная организация метаиндивидуаль-ного мира // Психологический журнал. 1997, N 2. С. 3-17.

104. Дружинин В.В., Конторов, Д.С. Проблемы системологии (Проблемы теории сложных систем). М.: Советское радио, 1976.

105. Дружинин В.Ф., Мотивация деятельности в чрезвычайных ситуациях: Философско-психологический анализ. М.: Изд-во МНЭПУ, 1996.

106. Дубинин Н.П., Карпец И.И.,Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность: О природе антиобществ, поступков и путях их предупреждения. 2-е изд. М.: Политиздат, 1989.

107. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов. М.: Юристь, 1996.

108. Ециколопов С.Н. Агрессия и агрессивность насильственных преступников. Автореф. . дис. канд. психол. наук. М.:Акад. МВД СССР, 1984.

109. Ениколопов С.Н. Проблемы судебно-психологической экспертизы личности // Вопросы судебно-психологической экспертизы. М.: Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1978. С. 25-32.

110. Ершова-Бабенко И.В. Методология исследования психики как синергетического объекта. Автореф.дис. докт. философ, наук. Киев: Акад. наук Украины. 1993.

111. Жалинский А.Э. Актуальные проблемы прогнозирования процессов борьбы спреступностью // Методология и методика прогно-зирования в сфере борьбы с преступностью / Труды Академии МВД СССР, М: Академия МВД СССР, 1989. С.32-47.

112. Забродин Ю.М., Лебедев А.Н. Психофизиология и психофизика. М.: Наука, 1977. :

113. Забродин Ю.М. Системный анализ психических (функциональных) состояний в деятельности человека // Проблемы диагностики и управления состоянием человека-оператора. М., 1984. С. 5-9.

114. Завалишина Д.Н., Барабанщиков В.А. Детерминация и развитие психики // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990. С. 3-9.

115. Завалишина Д.Н. Принцип иерархии в психологии // Принцип системности в психологических исследованиях / Под ред. В.А.Барабан-щикова, Д.Н.Завалишиной. М.: Наука, 1990. С. 25-33.

116. Заика Е.В., Крейдун Н.П., Ячина А.С. Психологическая характеристика личности подростков с отклоняющимся поведением // Вопросы психологии. 1990. N4. С. 83-90.

117. Зайцев В.П. Вариант психологического теста Mini-Mult // Психологический журнал, Т. 2, N 3, 1981, С. 118-123.

118. Запорожец А.В. Развитие восприятия и деятельность // Вопросы психологии. 1967, N 1. С. 11—17.

119. Звирбуль В.К. О некоторых методологических аспектах исследования личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 6-10.

120. Зейгарник Б.В. Теории-личности в зарубежной психологии. М.: Изд-во МГУ, 1982.

121. Зинченко В.П. От классической к органической психологии // Вопросы психологии. 1996. N 6. С. 6-25.

122. Зинченко В.П., Смирнов С.Д. Методологические вопросы психологии. М.: Изд-во МГУ, 1983.

123. Злобин Г.А. О необходимости концептуального подхода к совершествованию уголовного законодательства // Конституция СССР и дальнейшее укрепление законности и правопорядка. М.: ИГПАН, 1976. С.75-82.

124. Знаков В.В. Понимание асоциальными подростками ситуаций насилия и унижения человеческого достоинства // Вопросы психологии. 1990. N 1.С. 20-27.

125. Иванов В.Г. Детерминизм в философии и физике. Л.: Наука,

126. Иванов В.Г. Причинность и детерминизм. Л.: Наука, 1974.

127. Иванов М.Ю. Комплексность человека и проблема генезиса морального сознания // Комплексные проблемы человека. 1989. N 1. С. 67-69.

128. Иванченко В.Н., Асмолов А.Г., Ениколопов С.Н. Установки личности и противоправное поведение// Вопросы психологии. 1991. N 2. С. 97-102.

129. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. М.: Изд-во Московского ун-та. 1991.

130. Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998.

131. Игнатенко В.И. Основы предупреждения антиобщественного образа жизни и рецидива преступлений несовершеннолетних (крими-нологические и пенитенциарные проблемы). Автореф. дисс. доктора юридических наук. М.: Юридический ин-т МВД РФ, 1993.

132. Игошев К.Е. Проблема личностного подхода в криминологии // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 33-38.

133. Игошев К.Е. Социальный контроль и профилактика преступлений. Горький, 1976.

134. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974.

135. Ильичев Л.Ф. Проблемы материалистической диалектики. М.: Знание, 1981.

136. Имедадзе И.В. Проблема структуры установки // Д.Н.Узнадзе классик советсткой психологии. Тбилисси: Мецниереба, 1986.С. 110-130.

137. Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М.: 1997.

138. Исправительно-трудовой кодекс Республики Беларусь. Мн. 1991.

139. Исправительно-трудовая психология : Учеб. пособие для слушателей вузов МВД СССР / Под ред. К.К.Платонова, А.Д.Глоточ-кина, К.Е.Игошева. Рязань: РВШ МВД СССР, 1985.

140. Каган М.С. Человеческая деятельность. М.: Политиздат, 1974.

141. Казаринов М.Ю. Детерминизм в сложных системах управления и самоорганизации. Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.

142. Карпец И.И. Наказание: Социальные, правовые и криминологические проблемы. М.: Юр ид. лит. 1973.

143. Каструбин Э.М. Ключ к тайнам мозга. М.: Стандарт, 1994.

144. Кацура А.В. Методологические особенности прогностического моделирования // Философско-методологические основания системных исследований / Под ред. Д.М.Гвишиани. М.: Наука, 1983. С. 198-221.

145. Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972.

146. Кикнадзе Д. А. Первое действие и развитие личности //Д.Н.Узнадзе классик советсткой психологии. Тбилисси: Мецниереба, 1986. С. 159-170.

147. Климов Е.А. Индивидуальный стиль деятельности в зависимости от типологических свойств нервной системы. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1969.

148. Ковалев А.Г. Психологические основы исправления правонарушителя. М.: ЮрИд. лит., 1968.

149. Ковалев О.Г., Ушатиков А.И., Деев В.Г. Криминальная психология. Рязань: Ин-т права и экономики МВД России, 1997.

150. Коллектив. Личность. Общение. Словарь социально-психологических понятий / Под ред. Е.С.Кузьмина, В.Е.Семенова. Л.: Лениздат. 1997.

151. Кон И.С. Открытие "Я". М.: Политиздат, 1978.

152. Конев А.А. Преступность и проблема измерения ее реального состояния. Автореф. дисс. доктора юридических наук. М.: Академия МВД РФ, 1993.

153. Кондрашенко В.Г., Донской Д.И. Общая психотерапия. Мн.: Навука i тэхшка, 1993.

154. Консталов Э.А., Арзуманов Ю.Л. О возможных нервных механизмах неосознаваемых решений и безотчетных эмоций // Труды инта физиологии А.Н.АЗССР. 1988. N16. С. 45-57.

155. Кондратюк Л.В. Региональное криминологическое прогнозирование: опыт, проблемы // Методология и методика прогнозирования в сфере борьбы с преступностью / Труды Академии МВД СССР, М: Академия МВД СССР, 1989. С.48-58.

156. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии ин-та им. В.М.Бехтерева. 1991. N 1. С. 8-15.

157. Коссов Б.Б. Личность: актуальные проблемы системного подхода // Вопросы психологии. 1997. № 6. С. 58-68.

158. Костицкий М.В. Введение в юридическую психологию: методологические и теоретические проблемы. Киев, 1990.

159. Костюк Г.С. Проблема личности в философском и психологическом аспектах // Избранные психологические труды / Под ред. Л.Н.Прокопенко. М.: Педагогика, 1985. С. 76-85.

160. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-псйхологичес-кой экспертизы. Автореф. докт. дисс. М., 1991.

161. Коченов М.М. Судебно-психологическая экспертиза. М.: Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1977.

162. Кравченко Л.Г. Проблема качества в философии. Мн.: Навука i тэхшка, 1971.

163. Кравчун Н.С., Егоров В.Е. Осужденный как объект и субъект педагогического процесса // Педагогика и политико-воспитательная работа с осужденными / Под ред. Ю.В.Гербеева. Рязань: РВШ МВД СССР. С. 23-32.

164. Краткий психологический словарь / Сост. Л.А.Карпенко; Под общ. общ. ред. А.В.Петровского. М.: Политиздат, 1985.

165. Краткий словарь по социологии / Сост.: Э.М.Коржева, Н.Ф.Наумова / Под общ. ред. Д.М. Гвишиани, Н.И.Лапина. М.: Политиздат, 1988.

166. Крейдун Н.П. Психологическое содержание криминогенного комплекса личности и его динамики в условиях изоляции от общества: (На материалах несовершеннолетних равонарушителей). Автореф. дис.канд. психологических: наукгКиев: Гос. ун-т им. Шевченко, 1991.

167. Криминология / Под ред. В.Н.Бурлакова, В.П.Сальникова. СПб.: Санкт-Петербургская академия МВД России, 1998, 576 с.

168. Криминология / Под ред. А.И.Долговой. М.: Инфра-Норма, 1997.784 с.

169. Криминология: Учебник / Под ред. Б.В.Коробейникова, Н.Ф.Кузнецовой, Г.М.Миньковского. М.: Юрид. лит., 1988.

170. Криминология. Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева, В.Е.Эми-нова. М.: Юрист, 1995. 512 с.

171. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования. М.:Форум-Инфра-М, 1998.

172. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии: (О структуре индивидуального преступного поведения). М.: Юрид. лит., 1968.

173. Кудрявцев В.Н. Понятие и криминологическое значение мотивации преступного поведения // Криминальная мотивация. М.: Наука, 1986. С. 8-19.

174. Кудрявцев В.Н. Социальное и индивидуальное прогнозирование в криминологии // Вопросы научного прогнозирования. М., 1968, вып. 2. С.

175. Кудрявцев В.Н. Классификация мотивов // Криминальная мотивация. М.: Наука, 1986. С. 37-43.

176. Кудрявцев В.Н. Механизмы поведения, отклоняющегося от нормы // Социальные отклонения. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрид. лит., 1989. С. 171-202.

177. Кудрявцев В.Н. Закон. Поступок. Ответственность. М.: Наука,

178. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М.: Наука, 1976.

179. Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А., Савина О.Ф. Деятельносгный подход при экспертном анализе агрессивно-насильственных правонарушений // Психологический журнал. 1997, № 3. С. 36--58.

180. Кудрявцев И. А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М.: Юридическая литература, 1988.

181. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

182. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К.Маркса. 2-е изд. М.: Политиздат, 1980.

183. Кукарчик А.З. Критический анализ современной социо-биологии: (О роли наследственных предпосылок в психическом развитии человека) // Вопросы психологии. 1984. N 2. С. 35-42.

184. Курс советской криминологии: Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М.: Юрид. лит., 1985.

185. Курс советской криминологии: Предупреждение преступности. М.: Юрид. лит., 1986. 352 с.

186. Курганов С.И. Детерминизм и личность преступника // Личность преступника: методы изучения и проблемы воздействия : Сб. науч. тр. М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 83-95.

187. Курек Н.С. Дифицит психической активности: пассивность личности и болезнь. М.: Ин-т психологии РАН, 1996.

188. Лейкина Н.С. Влияние личностных особенностей на преступность // Советское государство и право. 1967. N 1. С. 102-105.

189. Лейкина Н.С. Криминология о преступнике. Л.: Знание, 1978.

190. Ленинская теория отражения и современная наука. София: Наука и искусство, 1973. Т. 1.мана и Д.А.Леонтьева. М.: Прогресс, 1990.

191. Леонтьев А.Н. Развитие психики в онтогенезе // Избранные психологические произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т.1. С. 280-385.

192. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // Избранные психологические произведения: В 2 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 2. С. 94-231.

193. Леонтьев Д.А. Динамика смысловых процессов // Психологический журнал, 1997. N7. С. 13-27.

194. Леонтьев Д.А. Личность: человек в мире и мир в человеке // Вопросы психологии. 1989. N 3. С. 11-21.

195. Либин А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и амриканских традиций. М.: Смысл, 1999.

196. Личность преступника / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Юрид. лит., 1971.

197. Личность преступника / Под ред. В.Н.Кудрявцева, Г.М.Минь-ковского, А.Б.Сахарова. М.: Юрид. лит., 1975.

198. Ломов Б;Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения // Принцип системности в психологических исследованиях / Под ред. Д.Н.Завалишиной, Барабанщикова. М.: Наука, 1990. С. 10-18.

199. Ломов Б.Ф. Системный подход и проблема детерминизма в психологии // Психологический журнал. 1989. N 4. С. 19--33.

200. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.

201. Лукашевски В. Личность как основание регуляции поведения // Психология личности в социалистическом обществе: Личность и ее жизненный путь. М.: Наука, 1990. С. 161--170.

202. Лукьянов И.Ф. Сущность категории "свойство". М.: Мысль, 1982.

203. Лунеев В.В. Функции мотивации // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 19--37.

204. Лунеев В.В. Личностные условия мотивации преступного поведения // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 98--115.

205. Лурия А.Р. Речь и мышление. М.: Изд-во МГУ, 1975.

206. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Изд-во МГУ, 1973.

207. Малых С.Б. Генотипические и средовые детерминанты в изменчивости двигательных функций // Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека / Под ред. И.В.Равич-Щербо. М.: Педагогика, 1988. С. 157--179.

208. Мальцев В.В. Проблема отражения и оценки общественно опасного поведения в уголовном праве. Автореф. дисс. доктора юридических наук. М.: Академия МВД России, 1993.

209. Маргулис А.В. Диалектика деятельности и потребностей общества. Автореф. дис. д-ра филос. наук. Белгород, 1977.

210. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1955. Т. 1.

211. Материалистическая диалектика как общая теория развития : Философские основы теории развития / Под общ. ред. Л.Ф. Ильичева. М.: Наука, 1982.

212. Международный пакт о гражданских и политических правах: Принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 дек. 1966 г.

213. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М.: Просвещение, 1985.

214. Методология в сфере теории и практики / А.Т.Москаленко, А.А.Погорадзе, А.А.Чечулин и др. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние АН СССР, 1988.

215. Мерлин B.C. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М.: Педагогика, 1996.

216. Механизм преступного поведения / Ю.М.Антонян, Л.С.Да-гель, О.Л.Дубовик и др. / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1981.

217. Микадзе Ю.В. Методологические принципы психологическогоанализа нарушений поведения // Вестник Моск. ун-та, сер. 14, Психология. 1991. N 2. С. 12--17.

218. Миклин A.M., Подольский В.А. Категория развития в марксистской диалектике. М.: Мысль, 1980.

219. Миллер Дж., Галантер Е., Грибрам К. Планы и структура поведения. М.: Прогресс, 1965.

220. Мильман В.Э. Компоненты и уровни в функциональной структуре деятельности // Вопросы психологии, 1991, N1. С. 71-80.

221. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными: Одобрены резолюцией Экономического и Социального Совета ООН от 31 июля 1957 г.

222. Миньковский Г.М. К вопросу о типологии несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы судебной психологии : Тез.докл. и сообщений на Всесоюз. конф. по судеб, психологии. М., 1971. С. 44-45.

223. Миньковский Г.М. Криминологический и уголовно-правовой прогноз: значение, содержание проблемы // Методология и методика прогнозирования в сфере борьбь! с преступностью / Труды Академии МВД СССР, М: Академия МВД СССР, 1989.

224. Миньковский Г.М. Методологические и методические аспекты изучения личности в криминологии // Вопросы борьбы с преступностью. 1977. Вып. 27. С. 18-35. .

225. Миньковский Г.М. О некоторых общих положениях криминологического изучения личности // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 24-33.

226. Миньковский Г.М. Уголовная политика как предмет иссле-дования и преподавания // Особенности уголовной политики в современных условиях / Труды Академии МВД России. М.: Академия МВД РФ, 1996. С. 5--12.

227. Михайлова О.Ю. Проблема жестокости в криминальной психологии (природа и феноменология). Автореф. . канд. психол. наук. М.: Акад. МВД СССР, 1986.

228. Михеев Р.И. Субъект уголовной ответственности личность преступника // Вопросы уголовной ответственности и наказания. Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986. С. 37-50.

229. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. М.: Наука, 1987.

230. Москаленко А.Т., Сержантов В.Ф. Личность как предмет философского познания. Философская теория личности и ее психологические и биологические основания. Новосибирск: Наука, 1984.

231. Мясищев В.Н. Психология отношений. Избранные психологические труды / Под ред. А.А.Бодалева. М.: Изд-во "Ин-т практич. психологии", 1995.

232. Мясоед П.А. Системно-деятельностный подход в ^психологии развития // Вопросы психологии. 1999, № 5. С. 90-100.

233. Надирашвили Ш.А. Основные положения общепсихологической теории установки // Д.Н.Узнадзе -- классик советской психологии. Тбилиси: Мецниереба, 1986. С. 208--223.

234. Нартова-Бочавер С.К. "COPING BEHA-VIOR" в системе понятий психологии личности // Психологический журнал. 1997, № 5.С. 20--30.

235. Неменский Б.М. Эмоционально-образное познание в развитии человека // Вопросы психологии. 1991. N3. С.9--16.

236. Обуховский К. Взаимосвязь потенциального и актуального в развитии личности // Психология формирования и развития личности. М.: Наука, 1981. С. 45-67.

237. Огородников В.П. Познание необходимости : Детерминизм как принцип, научного мировоззрения. М.: Мысль, 1985.

238. Огурцов А.П., Юдин Э.Г. Деятельность // Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М.: Сов. энциклопедия, 1972. Т. 8. С. 180-181.

239. Озерецкий Н.И. Трудновоспитуемые дети. М.: Учпедгиз, 1932.

240. Основы социально-психологической теории // Под ред. А.А.Бодалева, А.Н.Сухова. М.: Международная педагогическая академия, 1995.

241. Олпорт Г.В. Личность в психологии. С-Пб: КСП, Ювента. 1998. 346 с.

242. Пахомов Б.Я. Детерминизм и принцип развития // Вопросы философии. 1979. N 7. С. 54-66. ■

243. Петровский А.В. Возможности и пути построения общепсихологической теории личности // Вопросы психологии. 1987. N 4. С. 30-44.

244. Петровский А.В. Вопросы истории и теории психологии: Избр. тр. М.: Педагогика, 1984.

245. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998.

246. Петровский В.А. Личность в психологии. Ростов на Дон у.Феникс. 1996.

247. Петровский В.А. Системно-деятельный подход к личности: концепция персонализации // Психология развивающейся личности / Под ред. А.В.Петровского. М.: Педагогика, 1987. С. 8-18.

248. Печерникова Т.П., Гульдан В.В. Актуальные вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы // Психологический журнал, 1985. № 1.

249. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. Кн. 1 и 2. М.: Ось-89, 1998.

250. Платонов К.К. О системе психологии. М.: Мысль, 1972.

251. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высш. школа, 1981.

252. Платонов К.К. Об одной социально-психологической закономерности профилактики антиобщественного поведения // Тезисы докладов на I Всесоюз. конф. по психологии управления. М., 1979. Ч. 2. С. 458-460.

253. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М.: Наука, 1982.

254. Платонова Т.А. Мотивация достижения и познавательная мотивация в разработке теории искусственного интеллекта. Киев: Знание, 1978. С. 14-15.

255. Поздняков В.М. Методологические и теоретические основы юридической психологии. Рязань: Ин-т права и экономики МВД России. 1997.44 с.

256. Поздняков В.М. Личность преступника и исправление осужденных // Под. ред. А.В. Пищелко. Домодедово. ВИПК МВД РФ, 1998.

257. Познышев С.В. Криминальная психология. Преступные типы. Л., 1926.

258. Полубинская С.В. Цели уголовного наказания. М.: Наука,1990.

259. Пономарев Я.А. Методологическое введение в психологию. М.: Наука, 1983.

260. Пономарев Я.А. Тенденции развития психологии творчества: вместо введения // Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М.: Наука. 1990. С. 3-12.

261. Пономарев Я.А. К теории психологического механизма творчества // Психология творчества: общая, дифференциальная, прикладная. М.: Наука. 1990. С. 13-37.

262. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой : Пер. с англ. / Под общ. ред.В.И.Аршинова, Ю.Л.Климонтова, Ю.В.Сачкова. М.: Прогресс, 1986.

263. Прохоров А.О. Неравновесные (неустойчивые) психические состояния // Психологический журнал. 1999, № 2. С. 115-124.

264. Прохоров А.О. Функциональные структуры психических состояний // Психологический журнал. Т 17. N 3. 1996. С. 9-18.

265. Психология: Словарь / Под общ. ред. А.В.Петровского, М.Г.Ярошевского. 2-е изд. М.: Политиздат, 1990.

266. Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Пол рёд А.В.Брушлинского. М.: Ин-т психологии РАН, 1997.

267. Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Под ред. Е.В.Шороховой и М.И.Бобневой. М.: Наука, 1976.

268. Равич-Щербо И.В. Возможный экспериментальный подход к изучению биологического и социального в человеке // Биологическое и социальное в развитии человека. М.: Наука, 1977. С. 158-170.

269. Равич-Щербо И.В. Исследования по психогенетике человека // Вопросы психологии. 1972. N 2. С. 178-187.

270. Равич-Щербо И.В. Предисловие // Роль среды и . наследственности в формировании индивидуальности человека. М.:

271. Педагогика, 1988. С. 3,-13.

272. Ратинов А.Р.Личность преступника: психологические аспекты // Новая Конституция и актуальные вопросы борьбы с преступностью. Тбилиси, 1979. С. 162-179;

273. Ратинов А.Р. К ядру личности преступника // Актуальные проблемы уголовного права и криминологии. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1981. С. 67-86.

274. Ратинов А.Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность преступника как объект психологического исследования. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и ра зработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 3-33.

275. Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Правовая психология и преступное поведение. Теория и методология исследования. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1988.

276. Ратинов А.Р. Методологические вопросы юридической психологии // Психологический журнал, 1986. № 1.

277. Роговин М.С. Структурно-уровневые теории в психологии. Ярославсль: РИО Ярослав, ун-та, 1977.

278. Роговин М.С., Соловьев А.В., Урванцев Л.П. и др. Структура психики и проблема знания // Вопросы философии. 1977. N4. С. 75-87.

279. Романов В.В. Формирование мотивов преступного поведения // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 116-134.

280. Романов В.В. Юридическая психология. М.: "Юристъ", 1999.

281. Росс Л., Нисберг Р. Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии // Пер. под ред Е.Н.Емельянова, В.С.Магуна. М.: Аспект Пресс, 1999. 429 с.

282. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. М.: Педагогика, 1989.

283. Рубинштейн С.Л. Вопросы психологической теории //Вопросы психологии. 1955. N 1. С. 6-17.

284. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1973.

285. Рубинштейн С.Л. Человек и мир // Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1969. С. 348-374.

286. Румянцева Т.Г. Агрессия: проблемы и поиски в западнойфилософии и науке. Мн.: Университетское, 1991.

287. Русалов В.М. Дифференциальная психофизиология: Основные достижения и перспективы изучения индивидуальности человека // Психологический журнал. 1980. Т. 1. N 2. С. 61-76.

288. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М.: Наука, 1979.

289. Рыбушкин Н.Н. Запрещающие нормы в советском праве. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1990.

290. Садовский В.Н. Системный подход и общая теория систем: Статус, основные проблемы и перспективы развития // Системные исследования. Методологические проблемы. М., 1980. С. 29-54.

291. Самовичев Е.Г. К методологии криминогенетического анализа // Личность преступника: методы изучения и проблемы воздействия: Сб. науч. тр. М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 50-60.

292. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М.: Гардарика, Смысл, 1998. 192 с.

293. Сахаров А. Б. Актуальные вопросы учения о личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М.: Всесоюзн. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. 1979. С. 10-18.

294. Сахаров А.Б. Об антисоциальных чертах личности преступника // Советское государство и право. 1970. N 10. С.35.

295. Сахаров А.Б. Учение о личности преступника и его значение в профилактической деятельности органов внутренних дел.М.: МВШ МВД СССР, 1984.

296. Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. Вопросы методологии. М.: Наука, 1971,

297. Секун В.И. Психология активности. Мн.: Адукацыя i вы-хаванне, 1996.

298. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. С-пб.: Социально-психологический центр. 1996, 349 с.

299. Симонов П.В. Мотивированный мозг. М.: Наука, 1987.

300. Симонов П.В. Междисциплинарная концепция человека: потребностно-информационный подход // Вопросы психологии. 1988. N6. С. 94-100.

301. Симонов П.В. Психофизиология эмоций и личность // Журнал высшей нервной деятятельности. 1990. 40, N 2. С. 211-217.

302. Ситковская О.Д. Психологический комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации. М.: ЗЕРЦАЛО, 1999.

303. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М.: Изд-во НОРМА, 1998.

304. Собчик Л.Н. Стандартизированные многофакторный метод исследования личности / Серия: Методы психологической диагностики, вып. 1. М.: Моск. кадровый центр при Гл. упр. по труду и соц. вопросам, 1990.

305. Социологический словарь / Сост.: А.Н. Ел суков, К. В. Шульга. 2-е изд., перераб. и доп. Мн.: Университетское, 1991.

306. Современная психология: Справочное руководство / Под ред. В.Н.Дружинина. М.: ИНФРА-М. 1999.

307. Столяренко A.M. Проблемы и пути развития юридической психологии // Психологической журнал, 1988. № 5.

308. Стиль человека: психологический анализ // Под ред. А.В.Ли-бина. М.: Смысл. 1998.

309. Стручков Н.А. Криминология и проблемы личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступ-ника. М.: Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979. С. 39--48.

310. Стурова М.П. Воспитательная система исправительно-трудовых учреждений (теоретико-педагогический и организационный аспекты). Автореф. дис. докт. педагогических наук. М.: Академия МВД СССР, 1991.

311. Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности. Л.: Изд-во ЛГУ, 1988.

312. Тихомиров O.K. Понятие, цель и целеобразование в психологии // Психологические механизмы целеобразования. М., 1977. С. 5-20.

313. Теоретические основы предупреждения преступности. М, 1977.

314. Тихомиров O.K. Объективация и целеобразование // Д.Н.Узнадзе классик советсткой психологии. Тбилисси: Мецниереба, 1986. С. 322—330.

315. Трансформация личности: нейролингвистическое программирование / Коментарии О.Ксендзюк. Одесса: Хаджибей. 1995. 351 с.

316. Тхостов А.Ш., Колымба И.Г. Эмоции и аффекты: общепсихологический и патопсихологический аспекты (Часть 1) // Психологический журнал. 1998, № 4. С. 41-48.

317. Тхостов А.Ш., Колымба И.Г. Эмоции и аффекты: общепсихологический и патопсихологический аспекты (Часть 2) // Психологический журнал. 1998, № 5. С. 81-87.

318. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть // Под ред. Б.М.Здравомыслова. М.: Юристъ, 1996.

319. Уголовное право. Общая часть //Под ред. И.Я. Козаченко, З.А.Незнамова. М: Норма-Инфра, 1998.

320. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М.: Наука, 1966.

321. Ухтомский А.А. Доминанта. М.: Наука, 1966.

322. Ушатиков А.И. Психология волевой активности несовершеннолетних правонарушителей (на материалах исправительно-трудовых учреждений). Автореф. дис. докт. психол. наук. М., 1990. 1

323. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Введение в пенитенциарную психологию. Рязань: Узорочье, 1998.

324. Фестингер Л. Введение в теорию диссонанса // Современная зарубежная социальная психология. Тексты / Под ред. Г.М.Андреевой, Н.Н.Богомоловой, Л.А.Петровской. М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 97-110.

325. Филимонов В.Д. Общественная опасность личности отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1973.

326. Философский словарь / Под ред. И.Т.Фролова. 4-е изд.М.: Политиздат, 1981.

327. Филонов Л.Б. Психологические способы изучения личности обвиняемого. М.: Б.и. 1983.

328. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс. 1990.

329. Хаббард Л. Рон. Дианетика: Современная наука душевного здоровья / Пер. с англ. под общ. ред. М.И.Никитина. М., 1993.

330. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность / Под ред. Б.М.Величковского. М.: Педагогика, 1986. Т1,2.

331. Хуторская Н.Б. Институт пробации в США: уголовно-правовые, криминологические и организационно-управленческие аспекты. Автореф.дис. канд. юридических наук. М.: 1992, 19 с.

332. Чирков В.И. Самодетерминация и внутренняя мотивация поведения человека // Вопросы психологии. 1996. N 3. С. 116-132.

333. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М.: Юристъ.1995.

334. Шадриков В.Д. Методологические проблемы способностей //Д.Н.Узнадзе классик советсткой психологии. Тбилисси: Мецниереба, 1986. С. 381-384.

335. Шибутани Т. Социальная психология. М.: Прогресс, 1969.

336. Шахриманьян И.К. К вопросу о предмете и структуре юридической психологии // Психологический журнал, 1983. № 6.

337. ДЛнайдер Г.Й. Криминология / Под ред. Л.О.Иванова. М.: Прогресс-Универс, 1994. 304 с.

338. Шорохова Е.В. Психологический аспект проблемы личности // Теоретические проблемы психологии личности. М.: Наука, 1974. С. 3-33.

339. Юдин Э.Г. Системный-подход и принцип деятельности. М.: Наука, 1978. •

340. Юнг К. Проблемы души нашего времени. М.: Изд. группа Прогресс, 1992.

341. Юстицкий В.В. Личность акцентуированных несовершеннолетних правонарушителей и профилактика их преступного поведения. Автореф. дис. докт. юрид. наук. М: ВНИИ МВД СССР, 1990.

342. Ядов В.А. Социальная психология личности // Социальная психология. Л.: Изд-во ЛГУ, 1979. С. 75--120.

343. Яковлев A.M. Теория криминологии и социальная практика. М.: Наука, 1985.

344. Яковлев A.M. ГТреступность и социальная психология. М.: Юрид. лит., 1971.

345. Яковлев A.M. Социальная роль и мотивация // Криминальная мотивация / Под ред. В.Н.Кудрявцева. М.: Наука, 1986. С. 76-85.

346. Ярошевский М.Г. История психологии. 3-е изд., дораб. .: Мысль, 1985.

347. Ярошевский М.Г. А.А.Ухтомский и проблема мотивации поведения // Учение А.А.Ухтомского о доминанте и современная нейрофизиология. Л.: АН СССР, 1990. С. 28-45.

348. Amabile Т.М., Dejong W., Lepper M.R.-Effects 6f externally imposed deadlines on subsequent intrinsic motivation // J. Pers&Soc. Psychol. 1976. V. 34. P. 92-98.

349. Ammon G. Automatism the borderline legal liability // Pyn. Psychiatr. 1990. 23, N 3-4. P. 143-154.

350. Atkinson J.M. An .introduction to motivation. Princeton. N.J.: van Nostrand, 1964.

351. Bisserbe J.C., Boulenger J.P. Les effets negativs de lanxiete // Sci. et vie. 1989. Hors serN 168. P. 114-119.

352. Caprara G.V., Pastorelli C. Toward a reorien tation of research on aggression // Enr. I. Pers. 1989.- 3. N 2. P. 121-138.

353. Cjffer C.N., Appley M.N. Motivation: Theory and research.N.V.: John Wiley, 1964.

354. Dahlback O. Criminality and rise-taking // Pers. and indiv. Diff. 1990.-11, N3. P. 265-272.

355. Dwyer S.M., Amberson J.I. Behavioural patterns and personality characteristics of 56 sex offenders: A preliminarystudy // J. Psychol, and Hum. Sex., 1989.- 2, N1. P. 105-118.

356. Fishman G. The application of the frustration aggression hupothesis to various levels of violent behaviour // Agress. Behav. 1989.- 15, N1. P. 57-58.

357. Ford B. Douglas. Under and irrational beliefs in violent inmates // Pers. and Indiv. Diff., 1991.- 12, N3. P. 211-219.

358. Golinscka L. Wplyw reaktywnosci na odbior emocjonalny sytuacji zadaniowych i funkejonowanie w nich // Acta ul Folia paed. et psuhol. 1991. N 28. S. 59-80.

359. Huesman L., Rowell E., leonard D. Individual differences and the trait, of aggression // Eur. J. Pers. 1989. -3 N 2.P 95-106.

360. James H. Theories of emotion and motivation: A historical and conceptual review // Genet., Soc., and Gen. Psycol. Monogr. 1989. 115. N 4. P. 431-448.

361. Kubacka-Jasiecka D. Struktura "Ja" osob agresywnych jako zrodlco leku // Rocx. Komis. nauk. ped., 1988.- 40. P. 187-200.

362. Lehman E. Antisoziale Personlichkeit und abnorme Angst-freiheit // Munch, med. Wochenschr. 1991. 133, N21. P.342-344.

363. Meissner W.W., Rizzuto A.M., Sasin J.I. A view of aggression in phobic states // Psychoanalit. Guart. 1987. 66, N3.P. 452-476.

364. Shaw J.M., Scott W.A. Influence of parent discipline style on delinguent behaviour: The mediating role of control orientation // Austral. J. Psyhol. 1991. 43, N2. P. 61-67.

365. Shoham S.G., Askenasy I.I., Rahav G. Social attitude correlates of violent prisoners // Pers. and indiv. Diff. 1989. 10 N 2. P. 147-153.

366. Snel W., McDonald K., Koch W. Under provoking scaling analysis // Pers. and indiv. Diff. 1991. 12 N 10. P. 1095-1104.

367. Spatz W.C. Child abuse, neglect, and violent- criminal behaviour // Criminology. 1989. 27. N 2. P. 251-271.

368. Yroom V.H. Work and motivation. N.Y.: Wiley, 1964.