Автореферат диссертации по теме "Когнитивное развитие младших школьников с синдромом дефицита внимания и гиперактивности"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Яковлева Мария Борисовна

КОГНИТИВНОЕ РАЗВИТИЕ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С СИНДРОМОМ ДЕФИЦИТА ВНИМАНИЯ И ГИПЕРАКТИВНОСТИ

Специальность 19.00.10 - коррекционная психология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 4 ЯНВ ?[)10

Санкт-Петербург - 2009

003489848

Работа выполнена на кафедре специальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета

Научный руководитель: доктор биологических наук,

профессор, заслуженный

деятель науки РФ Шипицына Людмила

Михайловна

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Мамайчук Ирина Ивановна

доктор психологических наук, профессор

Коржова Елена Юрьевна

Ведущая организация:

Ленинградский

государственный университет им. А.С. Пушкина

Защита состоится « » Дбюш5рз 2009 г. в « » часов на заседании совета Д 212.232.22 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, наб. Макарова, д. 6, факультет психологии, ауд. 227

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9.

Автореферат разослан «_[§_» ноября 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Доктор психологических наук, профессор

В.Д. Балин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) в настоящее время является одним из наиболее распространенных поведенческих расстройств и его изучение занимает важное место в современной психологической науке (Заваденко H.H.; American Academy of Pediatrics). СДВГ формируется в результате сложного взаимодействия генетических и средовых факторов и наиболее часто встречается в дошкольном и школьном возрасте, являясь основной причиной нарушений поведения и трудностей обучения у детей. Приблизительно в половине случаев клинические проявления СДВГ сохраняются и во взрослом возрасте, причем степень выраженности симптомов в детстве является основным фактором риска сохранения СДВГ в дальнейшем (Ruchkin V. et al.).

У детей, страдающих СДВГ, одними из наиболее характерных трудностей являются нарушения в когнитивной сфере. Существуют различные мнения по поводу этиологии и патогенеза данного синдрома, который зачастую сопутствует различным формам дизонтогенеза и нарушениям в формовании школьных навыков у детей. Подобная сочетанность нарушений может значительно затруднить адаптацию, негативно отразиться на процессе развития и повысить риск патологического формирования личности.

СДВГ приводит к проблемам социализации ребенка. Для гиперактивных детей характерны безответственное поведение, трудности во взаимодействии с окружающими, нарушение общественных и семейных правил, агрессивное поведение, значительные сложности в выборе и освоении профессии. В этой связи крайне важно своевременное диагностирование расстройства и выработка комплекса мероприятий, направленных на его коррекцию.

Отечественные исследования детей с СДВГ носят во многом фрагментарный и несистематизированный характер. Исследователями не создан единый методический аппарат выявления таких детей и не отработаны объективные критерии диагностики, мало изучены этиология и патогенез, не разработаны эффективные программы психолого-педагогической коррекции. Недостаточно внимания уделяется выявлению особенностей высших психических функций (ВПФ) у учащихся с гиперактивностью и учащихся с сочетанными расстройствами, в частности СДВГ и задержкой психического развития (ЗПР).

К настоящему времени не установлены нейропсихологические тесты, обладающие прямой позитивной или негативной предсказательной способностью и позволяющие с высокой степенью вероятности утверждать, относится ли конкретный ребенок к группе риска по СДВГ. Однако именно в этом направлении представляется целесообразным вести исследования, поскольку сильной стороной нейропсихологического подхода является возможность выявления сопутствующих органических и функциональных

нарушений, а также сохранных функций, на которые можно опираться при разработке и проведении коррекционного вмешательства.

Существующие описания диагностических критериев СДВГ не дают точных нейропсихологических маркеров для детей с синдромом. Не выработаны единые критерии оценки результатов выполнения школьниками нейропсихологических проб. В этой связи особую теоретическую и практическую значимость приобретает нейропсихологическое исследование детей младшего школьного возраста и разработка адекватных комплексов психодиагностических методик для выявления «групп риска» по СДВГ и последующей разработки программ коррекции высших психических функций.

Цель исследования: нейропсихологическое изучение когнитивного и двигательного развития детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивности и выявление на его основе параметров нарушения высших психических функций при данном синдроме.

Задачи исследования:

• Систематизировать научные представления о синдроме дефицита внимания и гиперактивности

• Изучить нейропсихологические особенности гностических функций (зрительного и слухового гнозиса, зрительно-пространственных представлений) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности мнестических функций (слухоречевой и зрительной памяти) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности речевых и мыслительных функций (логико-грамматического аспекта речи, счета, функций анализа и синтеза в мышлении) у детей с СДВГ в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности двигательных функций (динамического, кинестетического и пространственного праксиса) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Установить наиболее значимые параметры нарушения когнитивных (гностических, мнестических, речевых, интеллектуальных) и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме.

• Разработать психодиагностическую модель выявления нарушений когнитивных (гностических, мнестических, речевых, интеллектуальных) и двигательных функций у детей для выявления группы риска по синдрому

дефицита внимания и гиперактивности с использованием математико-статистических методов.

Объект исследования: дети в возрасте 8-11 лет с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, обучающиеся в общеобразовательной школе, и дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в сочетании с задержкой психического развития, обучающиеся в специальной (коррскционной) школе VII вида.

Предмет исследования: особенности параметров когнитивного и двигательного развития у детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Гипотезы исследования.

• Нарушения когнитивного развития у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности можно выявить, используя нейропсихологические критерии.

• Нарушения когнитивного развития при СДВГ отмечаются в разной степени на всех уровнях: на уровне гностических функций - в зрительном, оптико-пространственном и слуховом восприятии; на уровне мнестических функций - в зрительной и слухоречевой памяти; на уровне речевых и мыслительных функций - в логико-грамматическом аспекте речи, счете и мышлении; на уровне двигательных функций - в пространственном и динамическом праксисе.

• При сочетании СДВГ с ЗПР нарушения когнитивных функций усиливаются, что ведет к снижению показателей гностических, мнестических, речевых и мыслительных функций.

• Нейропсихологические параметры нарушения высших психических функций при СДВГ могут быть положены в основу экспресс-диагностики «групп риска» по данному синдрому.

Методы исследования.

С целью реализации поставленных задач и проверки заявленных гипотез использовались: биографический метод, метод наблюдения, метод анкетирования, комплексный нейропсихологический метод, сравнительный метод и методы математико-статистического анализа.

Методологическая и теоретическая основа исследования:

Методологическую основу диссертационного исследования обеспечили современные представления в отечественной психологии и нейропсихологии: концепция о системной и динамической локализации высших психических функций (ВПФ), о прижизненном формировании ВПФ, их социогенезе (Л.С. Выготский, А.Р. Лурия); концепция А.Р. Лурии о нейропсихологическом синдроме, симптоме и факторе, дополненная и развитая его последователями (Л.И. Вассерман, Н.К. Корсакова, Л.И. Московичуте, Л.С. Цветкова); концептуальный аппарат нейропсихологии детского возраста (И.И. Мамайчук, A.B. Семенович, Э.Г. Симерницкая, Л.С Цветкова, Л.М. Шипицына); теоретические положения о видах отклоняющегося развития (Д.Н. Исаев, В.В. Ковалев, В.И. Лубовский, В.М. Сорокин, Г.Е. Сухарева). Исследование

проведено в соответствии с принципами комплексного и сравнительного подхода, изложенного Б.Г. Ананьевым.

Теоретической основой исследования являются западные и отечественные концепции этиологии и патогенеза СДВГ: нейромедиаторная (Т.Б. Дмитриева, А.З. Дроздов, Б.М. Коган, A.J. Zametkin, J.L. Rapoport); нейрофизиологическая (Ю.Д. Кропотов, J.Biederman, F.X. Castellanos, S.V.Faraone); генетическая (,A.E. Doyle, S.V. Faraone, A. Thapar); медико-биологическая (И.П. Антонов, Д.Н. Исаев); нейропсихологическая (H.H. Заваденко, Н.К. Корсакова, R.A. Barkley, M.B. Denckla); дизонтогенетическая (JI.О. Бадалян, В.В. Ковалев, Г.Е. Сухарева, В.М. Трошин); концепция макро-социального влияния (X. Лукерт, H.G. Rolff, Р. Zimmermann); социально-психологическая (J.E. Heininger, J.E. Vida, S.K. Weiss).

Положения, выносимые на защиту:

1. Функциональные нарушения мозга, преимущественно его прсфронтальных отделов и ассоциативных теменных отделов правого полушария, сопровождающие синдром дефицита внимания и гиперактивности, приводят к отклонениям в когнитивном и двигательном развитии ребенка.

2. У детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности проявляется несформированность отдельных параметров когнитивных и двигательных функций: пространственных действий в рамках собственного тела, кинетического аспекта движений, зрительного восприятия, оптико-пространственных представлений (в том числе и на мнестическом уровне), способности воспринимать и воспроизводить целостную ритмическую структуру, квазипространственных представлений, выраженных в речевой форме.

3. При сочетании синдрома дефицита внимания и гиперактивности с задержкой психического развития когнитивные и двигательные нарушения приобретают более выраженный характер, особенно в мнестических, мыслительных и двигательных функциях.

4. Нарушения высших психических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности позволяют выявить группу риска среди учащихся по данному синдрому для дальнейшей разработки индивидуальной программы коррекции их когнитивного и двигательного развития.

Научная новизна.

• Впервые изучены нарушения когнитивного и двигательного развития при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в простой и сочетанной с задержкой психического развития форме рассмотрены с позиции комплексного нейропсихологического анализа в применении к детям младшего школьного возраста.

• Определена специфика и установлены наиболее значимые параметры, характеризующие нарушения ряда когнитивных и двигательных функций (в частности, пространственного праксиса, кинетического праксиса, зрительного и оптико-пространственного гнозиса, слухо-моторных

координации, зрительной памяти, логико-грамматической функции речи) у детей с СДВГ.

• Выявлено усиление в нарушении когнитивных и двигательных функций у младших школьников при СДВГ в сочетании с задержкой психического развития.

• Предложена статистико-прогностическая модель определения параметров нарушений высших психических функций при СДВГ и проведена ее верификация с существующими методиками психодиагностики данного синдрома.

Теоретическая значимость.

• Расширены границы применения нейропсихологического анализа с целью выявления наиболее информативных параметров нарушений высших психических функций (в частности, зрительного и оптико-пространственного гнозиса, слухового гнозиса, вербальной и невербального памяти, речевых и мыслительных функций, динамического, кинестетического и пространственного праксиса) у детей младшего школьного возраста с СДВГ.

• Полученные результаты дополняют представления современной коррекционной психологии о нейропсихологических механизмах синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

• Новые данные о нарушении когнитивных и двигательных функций при сочетании синдрома дефицита внимания и гиперактивности с задержкой психического развития представляют значение для дифференциальной психодиагностики и выявления «группы риска» по СДВГ среди детей младшего школьного возраста.

Практическая значимость.

Полученные результаты создают основу для разработки и введения в практическую работу специального психолога новые развивающие и психокоррекционные технологии для детей группы риска по СДВГ, а также создать комплексную программу психодиагностики когнитивного и двигательного развития при этом синдроме с применением нейропсихологического анализа.

Предложенная в диссертационной работе модель анализа нарушений высших психических функций позволяет выделить специфические параметры психического развития, на основе которых практически возможно дифференцировать детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме, и детей с нормальным развитием. Создание психодиагностического комплекса на основе предложенной модели позволяет специальному психологу использовать его для экспресс-диагностики состояния высших психических функций и рекомендовать педагогу своевременную коррекцию программ обучения и развития детей с СДВГ в условиях общеобразовательного учреждения и в семье.

Полученные результаты могут быть использованы в практике психолого-медико-педагогических консультаций для психологической диагностики и

коррекции состояния высших психических функций у детей группы риска по СДВГ.

Материалы исследования могут быть включены в лекционные курсы по возрастной, педагогической, клинической, специальной психологии и нейропсихологии детского возраста.

Надежность и достоверность результатов.

Надежность и достоверность результатов исследования обеспечена методологической обоснованностью исходных позиций; комплексным анализом проблемы; опорой на современные достижения общей и коррекционной психологии; единством общенаучных и конкретных методов исследования, адекватных объекту, цели, задачам и логике организации исследования; репрезентативностью выборки; организацией экспериментов в соответствии со стандартами экспериментальной психологии, системностью исследовательских процедур; тщательностью качественного и количественного анализа материалов; использованием при обработке результатов эксперимента современных статистических методов, отвечающих специфике полученных эмпирических данных.

Апробация работы.

Результаты и основные положения исследования были представлены и обсуждены на научных конференциях: III Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых «Психология XXI века», г.Пушкин, 16-17 ноября

2007 г.; XI Международная научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых специалистов "Психология XXI века: векторы развития современной психологии" г. С.-Петербург, 24-26 апреля 2008 г.; II Международная научно-практическая конференция «Современные проблемы науки», г. Тамбов, 27-28 марта 2009 г.; IV Международная научно-практическая конференция «Качество науки - качество жизни», г. Тамбов, 26-27 февраля

2008 г.; III Международная научно-практическая конференция «Nordic-Baltic Doctoral Network in Psychology», г. Вильнюс, Литва, 21-23 сентября 2008 г.; межвузовская научно-практическая конференция «Развитие специального образования в современной России. Ребенок: интеллект, личность, развитие -междисциплинарные исследования», г. С.-Петербург, 11-12 апреля 2009 г.; на заседаниях кафедры специальной психологии СПбГУ, 2009 г.

Результаты исследования были апробированы в проекте «Поддержка и обучение родителей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности», проводимым факультетом психологии СПбГУ и фондом CAF-Россия в рамках международной программы «Внимание», сентябрь 2008 -май 2009 гг. По результатам проекта составлены методические рекомендации для специалистов, работающих с детьми группы риска по СДВГ.

По результатам диссертационного исследования опубликовано 6 печатных работ.

Структура и объем работы.

Диссертация состоит из введения, трех глав (литературного обзора; экспериментальной части, включающей описание методики и результатов исследования; обсуждения результатов), обсуждения результатов, выводов и библиографии. Основное содержание диссертации изложено на 170 страницах и включает в себя 8 таблиц, 35 рисунков. В списке литературы 212 источников, из них 119 на иностранных языках.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, определяются предмет и объект, формулируются цель и задачи исследования, гипотеза, описываются методологическая и теоретическая основа исследования, основные положения, выносимые на защиту, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава «Современные проблемы в исследовании детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности» посвящена обзору исследований по изучаемой проблеме. Глава состоит из четырех разделов.

В разделе 1.1. «Специфика изучения проблемы синдрома дефицита внимания и гиперактивности в историческом аспекте» дается исторический обзор формирования понятийного и терминологического аппарата научных исследований в рамках проблемы СДВГ и выделения его в отдельную нозологическую единицу. Описывается хронология изменения диагностической парадигмы синдрома и ее отражение в международных классификациях болезней. Подчеркивается, что трудности в определении природы и механизмов СДВГ вызывают множественность определяющих его терминологических понятий.

В разделе 1.2. «Современные взгляды на природу синдрома дефицита внимания и гиперактивности» рассматриваются существующие в настоящее время концепции синдрома.

Нейромедиаторная концепция описывает возникновение проявлений СДВГ как дисбаланс и нарушенее в функционирования основных медиаторных систем (Т.Б. Дмитриева, А.З. Дроздов, Б.М. Коган, A.J. Zametkin, J.L. Rapoport). Согласно нейрофизиологической теории, при СДВГ проявляется ряд особенностей строения и функционирования структур мозга (Ю.Д. Кропотов, Э. Голдберг, F.X. Castellanos, R. Tannock). Генетический взгляд на природу СДВГ предполагает поиск генетических факторов и изменений в наследственном материале, обуславливающих возникновение синдрома (А. Thapar, R.H. Perlis, А.Е. Doyle, J.W. Smoller). В рамках медико-биологической концепции подчеркивается роль пре-, пери- и ранней постнатальной патологии, ведущей к морфологическим изменениям мозга и последующему развитию функциональных расстройств, к которым относится СДВГ (И.П. Антонов, JI.O. Бадалян, Д.Н. Исаев). Сторонники нейропсихологической концепции рассматривают проявления СДВГ с позиций недостаточной сформированности ряда высших психических функций, в частности «управляющих функций»,

вследствие функциональных и органических изменений головного мозга (H.H. Заваденко, Н.К. Корсакова, M.B. Denckla, R.A. Barkley). Дизонтогенетическая концепция определяет СДВГ как вариант сложного асинхронного развития, возникший вследствие диффузного поражения мозга и приводящий к неспецифическим формам реагирования, ассоциированным с психомоторным уровнем реактивности (Л.О.Бадалян, В.В. Ковалев, Г.Е. Сухарева, В.М.Трошин). Исходя из положений концепции макро-социального влияния, СДВГ является общей реакцией части детской популяции на определенные социальные, общекультуральные изменения, происходящие в обществе (X. Лукерт, H.G. Rolff, Р. Zimmermann). Социально-психологическая концепция рассматривает формирование СДВГ в контексте внутрисемейных отношений, выделяя психосоциальные факторы риска в качестве основных при развитии синдрома (A. James, J.E. Heininger, S.K. Weiss).

В разделе 1.3. «Клинико-психологическая диагностика синдрома дефицита внимания и гиперактивности» систематизированы данные о распространенности, возрастной динамике, тендерных различиях при СДВГ. Перечислены и подробно охарактеризованы диагностические критерии и основные симптомы: гиперактивность, импульсивность, нарушение внимания. Определен круг патологических состояний для проведения дифференциальной диагностики. Описана специфика расстройства при наличии коморбидных нарушений: трудностей обучения и формирования школьных навыков, речевых нарушений, расстройств настроения и расстройств поведения.

В разделе 1.4. «Основные особенности психологического развития детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности» рассматриваются основные психологические характеристики, свойственные детям с СДВГ. Описываются особенности интеллектуального развития, динамики умственной деятельности и сквозных психических процессов, таких как внимание и память. Дана оценка специфике формирования двигательной сферы, поведения и эмоционального развития. Проанализированы особенности социального взаимодействия младших школьников при наличии СДВГ.

Делается вывод о том, что дети с СДВГ попадают в «группу риска», как в аспекте психического развития, так и в поведенческом плане. Важную роль при этом играет своевременная психодиагностика, при которой дается оценка не только количественных параметров, но и качественная характеристика высших психических функций.

Во второй главе «Организация и методы исследования» изложены методологические и методические основы работы, описана организация эмпирического исследования, приведены методики исследования, дана характеристика исследовательских групп и обосновывается использование разных методов экспериментально-психологического анализа. Глава состоит из трех разделов.

В разделе 2.1. «Методологические основания исследования»

рассматриваются подходы, выбранные в качестве методологической базы исследования. В качестве базового описывается нейропсихологический подход,

который приобретает все большую популярность как метод синдромного психологического анализа дефицита психической деятельности у детей, связанного с несформированностью или недостаточностью мозгового функционирования. Широкое внедрение нейропсихологического метода в практику установления причин детской дезадаптации доказывает его валидность и эффективность как дифференциально-диагностического, прогностического, профилактического и коррекционного инструмента (Т.В. Ахутина, Ж.М. Глозман, Ю.Г. Демьянова, Д.Н. Исаева, А.Н. Корнев, И.И. Мамайчук, Э.Г. Симерницкая, JI.C. Цветкова, JI.M. Шипицына).

Делается вывод о том, что нейропсихологический анализ позволяет оценить и описать с точки зрения мозгового обеспечения системно-динамические перестройки, которые сопровождают онтогенез ребенка. При этом валидность и адекватность нейропсихологического подхода определяется его ориентацией на системный анализ взаимодействия мозга и психики как взаимообуславливающего единства.

В разделе 2.2. «Характеристика выборки исследования» дается описание исследовательских групп и объясняется логика и механизм их отбора.

В исследовании приняло участие 120 учащихся II-IV классов в возрасте от 8 до 11 лет. Выбор такой возрастной категории был обусловлен тем, что по данным большинства исследователей, СДВГ в наибольшей степени проявляется у детей младшего школьного возраста.

Для определения различий в когнитивном развитии детей с СДВГ, а также детей с сочетанным СДВГ и ЗПР были созданы две экспериментальные группы и контрольная группа детей с нормальным развитием.

Первую экспериментальную группу (ЭГ1) составили 42 учащихся с СДВГ из двух общеобразовательных средних школ. Во вторую экспериментальную группу (ЭГ2) вошли 36 школьников с СДВГ, осложненным ЗПР, из специальной (коррекционной) школы VII вида. Критериями исключения детей из исследования явились: несоответствие возраста детей; наличие выраженной очаговой неврологической симптоматики; наличие снижения зрения и/или слуха; возникновение клинических проявлений заболевания после черепно-мозговой травмы или нейроинфекции; наличие в анамнезе повторных эпилептических приступов; наличие симптомов хронических соматических заболеваний; умственная отсталость; аутизм. Результаты обследования детей с доминантной левой рукой также были исключены из анализа, поскольку известно, что их психическое развитие характеризуется рядом особенностей.

В контрольную группу (КГ) были включены 42 нормально развивающихся ребенка без проявлений гиперактивности и дефицита внимания из двух общеобразовательных школ. Контрольная группа была нормирована по полу и возрасту в соответствии с социо-демографическим распределением первой экспериментальной группы.

В разделе 2.3. «Методы исследования» приведены характеристика методического инструментария, применяемого в исследовании, даны параметры оценки результатов выполнения нейропсихологических проб.

Диагностическое обследование включало в себя: сбор анамнестических данных, клиническую оценку проявлений СДВГ в ходе наблюдения за самим ребенком, и анкетирование родителей и учителей. В процессе исследования были использованы различные методы, применяемые в психологии: биографический метод, наблюдение, анкетирование, нейропсихологическое обследование.

Диагноз СДВГ основывался на критериях МКБ-10 и проверялся на соответствие критериям диагноза СДВГ по классификации DSM-IV-TR, которые рекомендованы ВОЗ в качестве исследовательских диагностических критериев. Для верификации диагноза был привлечен врач-психиатр.

Анкетирование родителей и учителей было проведено с помощью Опросника K.D. Gadow & J. Sprafkin (1997), под редакцией H.H. Заваденко (2005).

При проведении нейропсихологического обследования детей и качественном анализе результатов выполнения тестов был использован адаптированный для детей младшего возраста вариант батареи тестов А.Р. Лурия, дополненный и уточненный рядом авторов (Т.В. Ахутина, Л.И. Вассерман; А.Н. Корнев; Н.К. Корсакова, Ю.В. Микадзе, A.B. Семенович, Э.Г. Симерницкая, Л.С. Цветкова).

В исследовании были применены 18 нейропсихологических тестов. Нейропсихологическое обследование проводилось по стандартной для детского возраста схеме при использовании тестового материала, представленного в «Альбоме», составленном A.B. Семенович.

Для анализа двигательных функций были применены методики, направленные на изучение динамического праксиса (проба «кулак-ребро-ладонь», теста Н.И. Озерецкого на реципрокную координацию рук, графическая проба «забор»), кинестетической организации движений (пробы на показ пальцев по подражанию и перенос позы с одной руки на другую), пространственного праксиса (проба Хеда). В обследование гностических функций были включены пробы на исследование слухового восприятия и слухо-моторных координации (пробы на оценку ритмических структур, воспроизведение ритмов по слуховому образцу и по вербальной инструкции); восприятия и обработки зрительной информации (проба В. Поппельрейтера «наложенные изображения», проба на узнавание перечеркнутых изображений и проба на узнавание незавершенных изображений); пространственных представлений (методика копирования конструктивно сложных фигур Тейлора и Рея-Остеррица, адаптированная A.B. Семенович). Для изучения мнестических функций были использованы методики, направленные на исследование слухоречевой памяти (методика А.Р. Лурия «10 слов») и зрительной памяти (проба на запоминание шести невербализуемых геометрических фигур). Обследование речевых и мыслительных функций включало изучение логико-грамматического аспекта речи (пробы на понимание предложных и инвертированных конструкций); мыслительных операций (проба «серийный

счет», решение арифметических задач, вербальный вариант методики «исключение лишнего предмета»).

С целью оценки полученныех результатов, по каждому тесту были выделены характеризующие его параметры. Используемая схема количественной оценки и параметры шкал оценивания опиралась на работы Л. И. Вассермана, Ж. М. Глозман, А.Н. Корнева, H.H. Полонской.

В результате в исследовании по 18 пробам было выделено 38 показателей, к которым относились, в том числе, продуктивность выполнения, успешность усвоения и различные типы ошибок, оценивавшихся в баллах.

Третья глава «Нейропсихологический анализ состояния психических функций у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной форме» представляет собой описание и анализ результатов экспериментального исследования. Глава состоит из трех разделов.

Раздел 3.1. «Особенности когнитивных и двигательных функций у детей с простой и осложненной формой синдрома дефицита внимания и гиперактивности» посвящен качественному анализу состояния высших психических функций у детей с СДВГ, описаны особенности состояния гностической, мнестической, мыслительной, речевой и двигательной сфер, приведены индивидуальные примеры, иллюстрирующие особенности развития когнитивных и двигательных функций в каждой исследовательской группе.

Данные о состоянии гностических функций (рис. 1) по исследуемым группам показали, что основные трудности у детей с СДВГ наблюдались при выполнении пробы на узнавание незавершенных изображений и при копировании сложной геометрической фигуры. У учащихся с сочетанной формой СДВГ дополнительно отмечались более частые и выраженные ошибки при воспроизведении ритмических структур.

ш ЭП я ЗГ2

Обозначения: 1 - перцептивные ошибки в зашумленных и наложенных изображениях; 2 -вербальные ошибки в зашумленных и наложенных изображениях; 3 - нарушение порядка узнавания изображений; 4 - фрагментарные ошибки в незавершенных изображениях; 5 - образные ошибки в незавершенных изображениях; 6 - вербальные замены в незавершенных изображениях; 7 - стратегия копирования сложной фигуры; 8 - ошибки структурно-топологических представлений; 9 - ошибки метрических представлений; 10 - ошибки в оценке ритма; 11 - ошибки при выполнении ритма по образцу; 12 - ошибки при выполнении ритма по инструкции.

Рис. 1. Выраженность параметров нарушений гностических функций по группам детей с СДВГ в простой и осложненной форме

Нарушения в сфере зрительного восприятия у детей с СДВГ выражались в многочисленных перцептивных ошибках по принципу фрагментарности или с опорой на случайные смысловые связи, частом анализе возможных вариантов на основе догадки, обилии побочных ассоциаций и беспорядочном опознании предметов. Процесс рисунка по предъявляемому образцу носил преимущественно пофрагментарный характер и накладывался на дефицит зрительно-пространственных представлений, проявлявшийся в метрических и структурно-топологических искажениях, что приводило к некоторому искажению изображения.

Ошибки слухового гнозиса встречались у части детей в основном при воспроизведении сложных ритмических рисунков. У детей с СДВГ и ЗПР наблюдались качественно схожие, но более очевидные проявления: увеличение числа предметных парагнозий, частое нарушение порядка опознания изображенных объектов. Неструктурированность восприятия проявилась и в хаотичной стратегии копирования, с выраженным дефицитом метрических и структурно-топологических представлений. Более ярко проявились трудности при опознании и воспроизведении ритмов.

Нейропсихологическое исследование мнестических функций позволило обнаружить качественные и количественные различия в исследуемых группах. Выявленные нарушения памяти в слухоречевой и зрительной модальностях не были однородными. Трудности слухоречевой памяти по своей выраженности как в качественном, так и в количественном аспекте у детей с СДВГ носили негрубый характер и проявлялись в псевдоконфабуляциях, исчезающих при последующем повторении.

В то же время в зрительной памяти нарушение порядка воспроизведения сочеталось с обилием искажений и трансформаций эталонных фигур (рис. 2). Предъявленные образы видоизменялись в связи с различными реверсиями, контаминациями метрического и структурного характера.

Обозначения: 1 - искажения структуры фигур при запоминании; 2 - пространственные ошибки; 3 - упрощение фигур; 4 - персеверация ошибки; 5 - нарушение порядка фигур при запоминании

Рис. 2. Выраженность параметров нарушений мнестических функций по группам детей с СДВГ в простой и осложненной форме

У детей с СДВГ, сочетанным с ЗПР, происходит снижение объема и скорости запоминания вербальной и невербальной информации. Отмечается увеличение среднего числа ошибок пространственного и регуляторного характера и количества детей, выполнявших задание с различными погрешностями.

Исследование состояния речевых и мыслительных функций показало, что у детей с гиперактивностью в простой форме наибольшие сложности по сравнению с их сверстниками из контрольной группы возникали в пробах на понимание предложных и инвертированных конструкций, в задании на обратный счет и в тесте «исключение лишнего» (рис. 3).

1 2 3 1 5 6

исследуемые параметры

Обозначения: 1 - ошибки в инвертированных конструкциях; 2 - ошибки в предложных конструкциях; 3 - ошибки в "исключении лишнего"; 4 - ошибки обратного счета; 5 - потеря условия при решении задач; 6 - ошибки счета при решении задач; 7 - непонимание способа решения задач.

Рис. 3. Выраженность параметров нарушений речевых и мыслительных функций по группам детей с СДВГ в простой и осложненной форме

Затруднения при анализе и интерпретации логико-грамматических конструкций носили пространственный (квазипространственный) характер и были связаны с неспособностью детей в обеих экспериментальных группах точно определять пространственные отношения и взаимосвязи, выраженные в речевой форме. Ошибки в счетных операциях преимущественно были связаны с переходом через десяток, что отражает трудности ориентировки в пространственной структуре числа. Проба «исключение лишнего» показала определенные сложности в возможности вербальных обобщений у части детей с СДВГ как в простой, так и сочетанной с ЗПР форме. В их возникновении ведущую роль может играть импульсивность в выдвижении гипотез и недостаточная сформированность мыслительных процессов анализа и синтеза.

При анализе состояния двигательных функций (рис. 4) наибольшие трудности и ошибки у детей с СДВГ отмечались при выполнении пробы на динамический праксис, теста на реципрокную координацию, пробы на кинестетический праксис и пробы Хеда. У детей с СДВГ-ЗПР наблюдались дополнительные ошибки в графической пробе и при переносе поз с одной руки на другую.

123^56789 10 11 исследуемые параметры

Обозначения: 1 - усвоение пробы на динамический праксис, 2 - выполнение пробы на динамический праксис; 3 - серийные ошибки в пробе на динамический праксис; 4 - ошибки в графической пробе; 5 - ошибки реципрокной координации; б - кинестетические ошибки - правая рука; 7 - кинестетические ошибки - левая рука; 8 - ошибки переноса поз с правой руки на левую; 9 -ошибки переноса поз с левой руки на правую; 10 - пространственные ошибки в пробе Хеда; 11 -соматотопические ошибки в пробе Хеда.

Рис. 4. Выраженность параметров нарушений двигательных функций по группам детей с СДВГ в простой и осложненной форме

Большинство нарушений у детей с СДВГ в этой сфере выражалось в трудностях перехода от одного элемента к другому при выполнении двигательной и графической программ, недостаточной сформированное™ тонких движений пальцев рук и ошибках пространственного характера при выполнении внешних действий. Для детей с СДВГ, сочетанным с ЗПР, характерна сходная по структуре, но более выраженная картина нарушений. Кинетические трудности и недостаточность мелкой моторики в группе с гиперактивностью в осложненной форме проявлялись чаще и интенсивнее.

Сравнительный анализ показателей по трем группам выявил, что дети с СДВГ по большинству тестируемых параметров, в особенности в сфере двигательных функций, зрительного восприятия, зрительно-пространственных представлений, зрительной памяти, логико-грамматической стороны речи и мыслительных функций анализа и синтеза демонстрируют более низкие результаты, выражающиеся в увеличении числа ошибок и снижении качества выполнения задания в сравнении с контрольной группой. Дети же с осложненной формой СДВГ обнаруживают еще более низкие результаты, как в количественном, так и качественном отношении практически по всем исследуемым параметрам высших психических функций. Результаты подтверждают положение о том, что рассматриваемые когнитивные функции у детей с СДВГ недостаточно развиты по сравнению с нормально развивающимися сверстниками вследствие влияния органических и функциональных нарушений мозга на развитие психических функций при данном синдроме.

В разделе 3.2. «Анализ различий и зависимостей между исследуемыми параметрами когнитивных и двигательных функций»

приводится сравнение полученных результатов с помощью методов многомерного математико-статистического анализа.

Для определения достоверных различий между группами и установления проб, наиболее чувствительных для выявления трудностей психического функционирования при СДВГ, были использованы методы многомерного статистического анализа: проведено сравнение групп по критерию Манна-Уитни, стандартизованным остаткам и коэффициенту корреляции Пирсона. Показатели были переведены в биноминальные переменные, для чего была проведена процедура упрощения балловой оценки и выделения нормальных и отклоняющихся значений. По всем показателям каждой переменной было определено количество баллов или ошибок, соответствующее норме. В качестве барьера отсечения было выбрано накопление до 70%, соответствующее критерию нормального распределения, а все остальные признавались отклоняющимися от нормы, В результате было сконструировано 36 новых биноминальных переменных, которые можно было использовать в качестве метрических для сложных методов многомерного анализа.

Данные сравнения переменных по трем группам по критерию Манна-Уитни и анализ стандартизованных остатков двумерных распределений биноминальных переменных, а также анализ по коэффициенту корреляции Пирсона совпали на 90-93%.

После анализа и сопоставления всех данных по группам 16 параметров тестовых заданий были определены как наиболее связанные с влиянием СДВГ и рассматривались как нейропсихологические маркеры расстройства: усвоение пробы на динамический праксис; серийные ошибки в пробе на динамический праксис; пространственные ошибки в пробе Хеда; соматотопические ошибки в пробе Хеда; перцептивные ошибки в зашумленных изображениях; фрагментарные ошибки в незавершенных изображениях; образные ошибки в незавершенных изображениях; стратегия копирования сложной фигуры; ошибки структурно-топологического представлений; ошибки при выполнении ритма по образцу; искажение структуры фигур при запоминании; пространственные ошибки при запоминании фигур; персеверация ошибки при запоминании фигур; ошибки в инвертированных конструкциях; ошибки в предложных конструкциях.

Анализ полученных параметров нарушений когнитивных и двигательных функций показал, что при синдроме гиперактивности в структуре расстройства присутствует несформированность как кинетического, так и пространственного факторов. Кинетический фактор обеспечивается работой премоторных отделов мозга и является ответственным за реализацию выполнения структурированной последовательности движений. Черты несформированности данного фактора у детей с СДВГ обнаруживаются не только в моторике, но и за пределами сугубо двигательных процессов. Например, при воспроизведении ритмических структур, при письме и рисовании.

Недостаточная сформированность пространственного фактора при СДВГ проявляется не только в зрительной и оптико-пространственной деятельности, но и на остальных уровнях психического функционирования. Об этом свидетельствуют различные искажения пространственных представлений: от соматогнозиса, метрических и топологических представлений в зрительно воспринимаемом пространстве, до квазипространственных представлений, реализуемых в вербальном, «абстрактном» пространстве речи. Все базисные пространственные представления либо полностью актуализируются правым полушарием, преимущественно его задними отделами, либо формируются в процессе межполушарного взаимодействия, инициация которого также зависит от правого полушария. Помимо нарушений пространственных представлений правополушарный дефицит у обследованных детей с СДВГ выражается в многочисленных метаморфозах, происходящих со зрительными образами, как при актуальном восприятии, так и при запоминании. А также в обилии побочной конфабуляторной продукции, возникающей в процессе восприятия и обработки информации.

В разделе 3.3. «Создание статистико-прогностической модели нарушения когнитивных и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности» дается описание конструирования и верификации регрессионного уравнения, которое определяет наиболее информативные показатели нейропсихологических параметров высших психических функций.

Для выявления вклада каждого из выделенных параметров когнитивных и двигательных функций в итоговую статистико-прогностическую модель нарушения, была проведена процедура регрессионного анализа. Для точности моделирования данные были проверены на соответствие условиям регрессионного анализа: все переменные были приведены к биноминальному виду, что позволило считать их измеренными в метрических шкалах, а распределение ответов по ним соответствовало графику нормального распределения. Необходимо было также проверить наличие сильной корреляции всех параметров с зависимой переменной (ЭГЗ созданную как сумму ЭГ1 ЭГ2) и отсутствию значимой связи между независимыми переменными (параметрами заданий тестов).

После отбора и исключения взаимосвязанных зависимых переменных, для регрессионного моделирования остались 11 параметров. Регрессия строилась по методу Васшагс!, что позволило включить в него максимальное количество переменных, вносящих значимый вклад в увеличение объяснительной способности модели. После проведения процедуры регрессионного анализа, в итоговую модель вошли семь переменных (табл. 1):

Таблица 1

Параметры нарушений когнитивных и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности, включенные в статистико-прогностическую модель

Параметр нарушения функции Переменная в уравнении

Серийные ошибки в пробе на динамический праксис ХЗ

Перцептивные ошибки в зашумленных изображениях Х6

Образные ошибки в незавершенных изображениях Х8

Ошибки при выполнении ритма по образцу XII

Искажения структуры фигур при запоминании Х12

Пространственные ошибки при запоминании фигур Х13

Ошибки в инвертированных конструкциях Х15

В результате статистико-прогностическая модель нарушения высших психических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности может быть представлена в следующем виде:

ЭГЗ=0,24хЗ + 0,20x6 + 0,12x8 + 0,17x11 + 0,14x12 + 0,26x13 + 0,2x15 - 0,22

Щ* =0,71)

Для точного выявления группы риска была проведена процедура нормирования шкалы измерения. С этой целью были вычислены экстремумы уравнения. Нормируя шкалу по дектилям, согласно распределению данных в выборочной совокупности, были определены диапазоны значений для трех групп: контрольная группа от -0,22 до 0,3 (42%); экспериментальная группа СДВГ от 0,31 до 0,8 (42%); экспериментальная группа СДВГ и ЗПР от 0,81 до 1,11 (36%).

Для верификации полученной модели был использован опросник К.Б. Оас1о\¥ & I. БргаШп, поскольку первичная диагностика в ходе исследования проводилась именно по этому тесту. Полученные результаты показали, что по всем трем группам расхождение между методиками диагностики не превышает 30%. Что подтвердило первоначальную прогностическую способность модели на уровне 70%.

Верификация показала точность модели и ее устойчивость на различных выборках, а также конкретных индивидуальных примерах. Следовательно, ее можно рекомендовать для использования в комплексной диагностике детей с СДВГ, так как она позволяет уточнить характер и нейропсихологическую структуру когнитивных и двигательных нарушений при синдроме и соотнести полученную информацию с данными поведенческих опросников.

Полученная статистико-прогноетичеекая модель подтверждает, что, несмотря на отнесение СДВГ к категории поведенческих расстройств с центральным симптомом, выражающимся в нарушениях внимания, данный синдром влечет за собой также нарушения на разных уровнях когнитивной сферы.

При анализе характера рассмотренных параметров нарушений подтверждается роль моторики (кинетического фактора) и пространственных представлений (пространственного фактора), которые выступают в качестве фундамента, на котором строятся высшие психические функции. Вошедшие в статистико-прогностическую модель тестовые переменные, отражают специфику психического развития детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, и должны приниматься во внимание при создании коррекционно-развивающих программ с учетом качественного анализа состояния всех психических процессов в каждом индивидуальном случае.

В последнем разделе «Обсуждение результатов» дается анализ состояния когнитивных и двигательных функций при СДВГ и возможных нейропсихологических механизмах, лежащих в основе их нарушений. Приводится обобщение данных исследования и их соотнесение с известными в литературе данными.

1. Синдром дефицита внимания и гиперактивности у младших школьников является сложным мультифакториальным нарушением, в структуре которого помимо поведенческих расстройств лежат когнитивные (гностические, мнестические, речевые и мыслительные) и двигательные нарушения.

2. Нарушения гностических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности проявляются в сложности восприятия целостного образа предмета и недостаточном развитии холистической стратегии обработки зрительной информации. Имеются трудности в воспроизведении пространственной структуры объекта при необходимости его копирования с образца, а в области слухового восприятия - трудности в воспроизведении ритмического рисунка при его предъявлении на слух.

3. Нарушения мнестических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности отмечаются преимущественно в звене зрительной памяти и проявляются в виде разнообразных искажений пространственного, структурного и регуляторного характера при воспроизведении заданных эталонов. Специфика слухоречевого запоминания характеризуется обилием побочной конфабуляторной продукции при сохранении объема и скорости запоминания на уровне нормы.

4. Речевые трудности у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности отмечаются в логико-грамматическом аспекте речи и характеризуются недостаточным пониманием квазпространственных отношений, выраженных в речевой форме.

5. Основные нарушения двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности выражаются в кинетических трудностях перехода от одного элемента к другому при выполнении двигательной программы и ошибках пространственного характера при выполнении внешних действий.

6. У детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности проявляется несформированность пространственных действий в рамках собственного тела, кинетического аспекта движений, зрительного восприятия, оптико-пространственных представлений (в том числе и на мнестическом уровне), способности воспринимать и воспроизводить целостную ритмическую структуру, квазипространственных представлений, выраженных в речевой форме.

7. Недостаточное развитие ряда когнитивных (гностических, мнестических, речевых, мыслительных) и двигательных функций особенно отмечается в пространственном и кинетическом факторах и может являться отражением недостаточной сформированности мозга, преимущественно его префронтальных отделов и ассоциативных теменных отделов правого полушария, сопровождающих синдром дефицита внимания и гиперактивности.

8. При сочетании синдрома дефицита внимания и гиперактивности с задержкой психического развития когнитивные и двигательные нарушения имеют более выраженный характер. Отмечается усиление нарушений гностических функций (как зрительного и оптико-пространственного, так и слухового восприятия), мнестических функций (преимущественно в слухоречевом аспекте), речевых и мыслительных функций, а также двигательных функций (в кинестетическом и кинетическом аспекте).

9. Статистико-прогностическая модель нарушения высших психических функций подтверждает положение о том, что при синдроме дефицита внимания и гиперактивности отмечаются нарушения на разных уровнях когнитивной деятельности. При анализе нарушений подтверждается роль моторики (кинетического фактора) и пространственных представлений (пространственного фактора), которые выступают в качестве фундамента для развития высших психических функций.

10. Предложенная модель нарушения когнитивных и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в сочетании с существующими опросниками, направленными на определение поведенческих маркеров синдрома, позволяет выявлять группу риска по СДВГ среди детей младшего школьного возраста. Вошедшие в статистико-прогностическую модель тестовые переменные отражают специфику психического развития детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности и могут использоваться при создании индивидуальных программ при психокоррекционной работе с учащимися, имеющими данный синдром.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Яковлева М.Б. Особенности когнитивной сферы детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности // Российский научный журнал. 2009. №3 (10). С. 220-225.

2. Боголюбова О.Н., Галимзянова М.В., Корнев А.Н., Москвина Е.А., Яковлева М.Б. Поддержка и обучение родителей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности / Под редакцией Р.Ж. Мухамедрахимова. СПб.: Изд-во С. - Петерб. ун - та, 2009.70 с.

3. Яковлева М.Б. Нейропсихологическое исследование высших психических функций у дошкольников с проявлениями синдрома дефицита внимания с гиперактивностью. // Психология XXI века: III Всероссийская научно-практическая конференция молодых ученых: сб. материалов. СПб.: ЛГУ им. A.C. Пушкина, 2007. С. 298-299

4. Яковлева М.Б. Исследование высших психических функций у младших школьников. // Качество науки - качество жизни: Сборник материалов 4-й международной научно-практической конференции: 26-27 февраля 2008. Тамбов: Издательство Тамбовпринт, 2008. С. 421-423.

5. Яковлева М.Б. Семья и ребенок с синдромом дефицита внимания и гиперактивности // Современные проблемы науки. Сборник материалов 2-ой международной научно-практической конференции: 27-28 марта. Тамбов, издательство Тамбовпринт, 2009. С. 189-190.

6. Яковлева М.Б. Специфика нейропсихологического статуса у детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью и задержкой психического развития // Специальное образование в современной России. Ребенок: интеллект, личность, развитие - междисциплинарные исследования: Материалы межвузовской научно-практической конференции, приуроченной к 80-летию Д.Н. Исаева / Под науч. Ред. С.Т. Посоховой. СПб: ИСПиП, 2009. С. 119-121.

Подписано в печать 05.11.2009 г. Формат 60x84 1/16. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 1,0. Тираж 100 экз. Заказ № 1415.

Отпечатано в ООО «Издательство "JIEMA"»

199004, Россия, Санкт-Петербург, В.О., Средний пр., д.24, тел./факс: 323-67-74 e-mail: izdjema@mail.ru http://www.lemaprint.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Яковлева, Мария Борисовна, 2009 год

Оглавление.

Введение.

Глава 1. Современные проблемы в исследовании детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

1.1 Специфика изучения проблемы синдрома дефицита внимания и гиперактивности в историческом аспекте.

1.2. Современные взгляды на природу синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

1.3. Клинико-психологическая диагностика синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

1.4. Основные особенности психологического развития детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Глава 2. Организация и методы исследования.

2.1. Методологические основания исследования.

2.2. Характеристика выборки исследования.

2.3. Методы исследования.

Глава 3. Нейропсихологический анализ состояния психических функций у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной форме.

3.1. Особенности когнитивных и двигательных функций у детей с простой и осложненной формой синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

3.2. Анализ различий и зависимостей между исследуемыми параметрами когнитивных и двигательных функций.

3.3 Создание статистико-прогностической модели нарушения когнитивных и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности

Введение диссертации по психологии, на тему "Когнитивное развитие младших школьников с синдромом дефицита внимания и гиперактивности"

Проблема отклоняющегося развития и поведения занимает большое место в современной психологии. Одним из наиболее распространенных поведенческих расстройств является синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) [34, 94].

СДВГ относится к категории гиперкинетических расстройств, диагностируемых преимущественно у детей (рубрика F90 по Международной классификации болезней), и характеризуется триадой симптомов: нарушением внимания, гиперактивностью, импульсивностью [61]. Это полиэтиологическое состояние, формирующееся в результате сложного взаимодействия генетических и средовых факторов. Считается, что решающую роль в генезе данного синдрома играют конституциональные нарушения, однако знание специфической этиологии пока отсутствует [150]. Более того, до сих пор недостаточны знания о психологических процессах, лежащих в основе внешних проявлений СДВГ. Доказано, что когнитивные нарушения и задержки моторного развития являются частыми при этом расстройстве [110]. Однако описания специфических особенностей и трудностей когнитивного и двигательного развития, характерного для СДВГ, и мозговых механизмов, приводящих к данным трудностям, пока не сделано.

Зачастую СДВГ встречается в сочетании с другими расстройствами - при данном синдроме коморбидность является скорее правилом, нежели исключением. К наиболее часто встречающимся нарушениям относятся расстройства развития школьных навыков. Подобная сочетанность нарушений может значительно затруднить адаптацию, негативно отразиться на процессе развития и повысить риск патологического формирования личности.

СДВГ наиболее часто встречается в дошкольном и школьном возрасте и является основной причиной нарушений поведения и трудностей обучения. Приблизительно у половины детей клинические проявления СДВГ сохраняются 3 и во взрослом возрасте, причем степень выраженности симптомов в детстве является основным фактором риска сохранения их в дальнейшем [184]. Трудности обучения обусловлены самим характером расстройства, которое мешает усвоению учебного материала и приобретению школьных навыков.

СДВГ приводит к проблемам социализации ребенка. Для гиперактивных детей характерны безответственное поведение, трудности во взаимодействии с окружающими, нарушение общественных и семейных правил, агрессивное поведение, значительные сложности в выборе и освоении профессии. В этой связи крайне важно своевременное диагностирование расстройства и выработка комплекса мероприятий, направленных на его коррекцию.

Распространенность СДВГ в детской популяции составляет по различным оценкам от 2% до 12% [194, 211]. Кроме того, в сферу влияния детей с СДВГ вовлекаются и члены их семей. Это необходимо принимать во внимание, поскольку от проявлений СДВГ страдают не только сами дети, но и тесно взаимодействующие с ними родственники, а также сверстники и учителя. Особенно остро это проявляется при сочетанном характере расстройства. По наблюдениям зарубежных психиатров, значительная часть детей - около 2030% общего числа (преимущественно мальчики), помимо характерных симптомов СДВГ, обнаруживают задержку психического развития (по современной классификации МКБ-10 - специфические расстройства школьных навыков) [95, 131, 189, 209]. В России СДВГ среди детей в возрасте до 14 лет встречается в 4-7,5% случаев, что составляет не менее 400 тысяч человек[8]. Этот факт предопределяет актуальность исследования данной темы.

Отечественные исследования детей с СДВГ носят во многом фрагментарный и несистематизированный характер. Исследователями не создан единый методический аппарат выявления таких детей и не отработаны объективные критерии диагностики, мало изучены этиология и патогенез, не разработаны эффективные программы психолого-педагогической коррекции.

Недостаточно внимания уделяется выявлению особенностей высших психических функций (ВПФ) у учащихся с гиперактивностью и учащихся с 4 сочетанными расстройствами, в частности СДВГ и задержкой психического развития (ЗПР).

К настоящему времени не установлены нейропсихологические тесты, обладающие прямой позитивной или негативной предсказательной способностью и позволяющие с высокой степенью вероятности утверждать, относится ли конкретный ребенок к группе риска по СДВГ. Однако именно в этом направлении представляется целесообразным вести исследования, поскольку сильной стороной нейропсихологического подхода к проблеме СДВГ является возможность выявления сопутствующих органических и функциональных нарушений, а также сохранных функций, на которые можно опираться при разработке и проведении коррекционного вмешательства [142].

Существуют описания возрастных поведенческих диагностических критериев СДВГ, но нет точных нейропсихологических маркеров для детей [143]. Не выработаны единые критерии оценки результатов выполнения школьниками нейропсихологических проб. В этой связи особую теоретическую и практическую значимость приобретает нейропсихологическое исследование детей младшего школьного возраста и разработка адекватных комплексов психодиагностических методик для выявления «групп риска» по СДВГ для разработки последующей коррекции высших психических функций.

Цель исследования: нейропсихологическое изучение когнитивного и двигательного развития детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивности и выявление на его основе параметров нарушения высших психических функций при данном синдроме.

Задачи исследования:

• Систематизировать научные представления о синдроме дефицита внимания и гиперактивности

• Изучить нейропсихологические особенности гностических функций зрительного и слухового гнозиса, зрительно-пространственных представлений) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и 5 осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности мнестических функций (слухоречевой и зрительной памяти) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности речевых и мыслительных функций (логико-грамматического аспекта речи, счета, функций анализа и синтеза в мышлении) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Изучить нейропсихологические особенности двигательных функций (динамического, кинестетического и пространственного праксиса) у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме по сравнению с детьми с нормальным развитием.

• Установить наиболее значимые параметры нарушения когнитивных (гностических, мнестических, речевых, интеллектуальных) и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме.

• Разработать психодиагностическую модель выявления нарушений когнитивных (гностических, мнестических, речевых, интеллектуальных) и двигательных функций у детей для выявления группы риска по синдрому дефицита внимания, и гиперактивности с использованием математико-статистических методов.

Объект исследования: дети в возрасте 8-11 лет с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, обучающиеся в общеобразовательной школе, и дети с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в сочетании с задержкой психического развития, обучающиеся в специальной (коррекционной) школе УП вида.

Предмет исследования: особенности параметров когнитивного и двигательного развития у детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Были сформулированы следующие гипотезы исследования.

• Нарушения когнитивного развития у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности можно выявить, используя нейропсихологические критерии. Нарушения когнитивного развития при СДВГ отмечаются в разной степени на всех уровнях: на уровне гностических функций - в зрительном, оптико-пространственном и слуховом восприятии; на уровне мнестических функций - в зрительной и слухоречевой памяти; на уровне речевых и мыслительных функций - в логико-грамматическом аспекте речи, счете и мышлении; на уровне двигательных функций - в пространственном и динамическом праксисе.

• При сочетании СДВГ с ЗПР нарушения когнитивных функций усиливаются, что ведет к снижению показателей гностических, мнестических, речевых и мыслительных функций.

• Нейропсихологические параметры нарушения высших психических функций при СДВГ могут быть положены в основу экспресс-диагностики «групп риска» по данному синдрому.

Методы исследования. С целью реализации поставленных задач и проверки заявленных гипотез использовались: биографический метод, метод наблюдения, метод анкетирования, комплексный нейропсихологический метод, сравнительный метод и методы математико-статистического анализа.

Методологическая и теоретическая основа исследования.

Теоретической основой исследования являются западные и отечественные концепции этиологии и патогенеза СДВГ: нейромедиаторная [30, 212]; нейрофизиологическая [45, 112, 119]; генетическая [195, 134]; медико-биологическая [2, 38]; нейропсихологическая [33, 43, 102, 124]; дизонтогенетическая [7, 40, 79, 81]; концепция макро-социального влияния [49, 179]; социально-психологическая [148,202].

Методологическую основу диссертационного исследования обеспечили современные представления в отечественной психологии и нейропсихологии: концепция о системной и динамической локализации высших психических функций (ВПФ), о прижизненном формировании ВПФ, их социогенезе [16, 17, 50, 53]; концепция А.Р. Лурии о нейропсихологическом синдроме, симптоме и факторе, дополненная и развитая его последователями [13, 44, 54, 87]; концептуальный аппарат нейропсихологии детского возраста [55, 72, 74, 91]; теоретические положения о видах отклоняющегося развития [38, 40, 78, 79]. Исследование проведено в соответствии с принципами комплексного и сравнительного подхода, изложенного Б.Г. Ананьевым [1].

Научная новизна.

Впервые изучены нарушения когнитивного и двигательного развития при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в простой и сочетанной с задержкой психического развития форме рассмотрены с позиции комплексного нейропсихологического анализа в применении к детям младшего школьного возраста.

Определена специфика и установлены наиболее значимые параметры, характеризующие нарушения ряда когнитивных и двигательных функций (в частности, пространственного праксиса, кинетического праксиса, зрительного и оптико-пространственного гнозиса, слухо-моторных координаций, зрительной памяти, логико-грамматической функции речи) у детей с СДВГ.

Выявлено усиление в нарушении когнитивных и двигательных функций у младших школьников при СДВГ, сочетанным с задержкой психического развития.

Предложена статистико-прогностическая модель выявления параметровнарушений высших психических функций при СДВГ и проведена ее верификация с существующими методиками психодиагностики данного синдрома.

Теоретическая значимость.

Расширены границы применения нейропсихологического анализа с целью выявления наиболее информативных параметров нарушений высших психических функций (в частности, зрительного и оптико-пространственного гнозиса, слухового гнозиса, вербальной и невербального памяти, речевых и мыслительных функций, динамического, кинестетического и пространственного праксиса) у детей младшего школьного возраста с синдромом дефицита внимания и гиперактивности.

Полученные результаты дополняют представления современной коррекционной психологии о нейропсихологических механизмах синдрома дефицита внимания и гиперактивности.

Новые данные о нарушении когнитивных и двигательных функций при сочетании синдрома дефицита внимания и гиперактивности с задержкой психического развития представляют важное значение для дифференциальной психодиагностики и выявления «группы риска» по СДВГ среди детей младшего школьного возраста.

Практическая значимость.

Полученные результаты создают основу для разработки и введения в практическую работу специального психолога новые развивающие и психокоррекционные технологии для детей группы риска по СДВГ, а также создать комплексную программу психодиагностики когнитивного и двигательного развития при этом синдроме с применением нейропсихологического анализа.

Предложенная в диссертационной работе модель анализа нарушений высших психических функций позволяет выделить специфические параметры психического развития, на основе которых практически возможно дифференцировать детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности в простой и осложненной задержкой психического развития форме, и детей с нормальным развитием. Создание психодиагностического комплекса на основе 9 предложенной модели позволяет специальному психологу использовать его для экспресс-диагностики состояния высших психических функций и рекомендовать педагогу своевременную коррекцию программ обучения и развития детей с СДВГ в условиях общеобразовательного учреждения и в семье.

Полученные результаты возможно применять в практике психолого-медико-педагогических консультаций для психологической диагностики и коррекции состояния высших психических функций у детей группы риска по СДВГ.

Материалы исследования могут быть включены в лекционные курсы по возрастной, педагогической, клинической, специальной психологии и нейропсихологии детского возраста.

Заключение диссертации научная статья по теме "Коррекционная психология"

1. Синдром дефицита внимания и гиперактивности у младших школьников является сложным мультифакториальным нарушением, в структуре которого помимо поведенческих расстройств лежат когнитивные (гностические, мнестические, речевые и мыслительные) и двигательные нарушения.

2. Нарушения гностических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности проявляются в сложности восприятия целостного образа предмета и недостаточном развитии холистической стратегии обработки зрительной информации. Имеются трудности в воспроизведении пространственной структуры объекта при необходимости его копирования с образца, а в области слухового восприятия - трудности в воспроизведении ритмического рисунка при его предъявлении на слух.

3. Нарушения мнестических функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности отмечаются преимущественно в звене зрительной памяти и проявляются в виде разнообразных искажений пространственного, структурного и регуляторного характера при воспроизведении заданных эталонов. Специфика слухоречевого запоминания характеризуется обилием побочной конфабуляторной продукции при сохранении объема и скорости запоминания на уровне нормы.

4. Речевые трудности у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности отмечаются в логико-грамматическом аспекте речи и характеризуются недостаточным пониманием квазпространственных отношений, выраженных в речевой форме.

5. Основные нарушения двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности выражаются в кинетических трудностях перехода от одного элемента к другому при выполнении двигательной программы и ошибках пространственного характера при выполнении внешних действий.

6. У детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности проявляется несформированность пространственных действий в рамках собственного тела, кинетического аспекта движений, зрительного восприятия, оптико-пространственных представлений (в том числе и на мнестическом уровне), способности воспринимать и воспроизводить целостную ритмическую структуру, квазипространственных представлений, выраженных в речевой форме.

7. Недостаточное развитие ряда когнитивных (гностических, мнестических, речевых, мыслительных) и двигательных функций особенно отмечается в пространственном и кинетическом факторах и может являться отражением недостаточной сформированности мозга, преимущественно его префронтальных отделов и ассоциативных теменных отделов правого полушария, сопровождающих синдром дефицита внимания и гиперактивности.

8. При сочетании синдрома дефицита внимания и гиперактивности с задержкой психического развития когнитивные и двигательные нарушения имеют более выраженный характер. Отмечается усиление нарушений гностических функций (как зрительного и оптико-пространственного, так и слухового восприятия), мнестических функций (преимущественно в слухоречевом аспекте), речевых и мыслительных функций, а также двигательных функций (в кинестетическом и кинетическом аспекте).

9. Статистико-прогностическая модель нарушения высших психических функций подтверждает положение о том, что при синдроме дефицита внимания и гиперактивности отмечаются нарушения на разных уровнях когнитивной деятельности. При анализе нарушений подтверждается роль моторики (кинетического фактора) и пространственных представлений (пространственного фактора), которые выступают в качестве фундамента для развития высших психических функций.

10. Предложенная модель нарушения когнитивных и двигательных функций при синдроме дефицита внимания и гиперактивности в сочетании с существующими опросниками, направленными на определение поведенческих маркеров синдрома, позволяет выявлять группу риска по СДВГ среди детей младшего школьного возраста. Вошедшие в статистико-прогностическую модель тестовые переменные отражают специфику психического развития детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности и могут использоваться при создании индивидуальных программ при психокоррекционной работе с учащимися, имеющими данный синдром.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Яковлева, Мария Борисовна, Санкт-Петербург

1. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. JL: Изд-во ЛГУ, 1968. 340 с.

2. Антонов И.П., Шанько Г.Г. Гиперкинезы у детей. Вопросы этиологии, патогенеза, лечения. Минск: Наука, 1975. С. 159-160.

3. Астапов В.М., Дробышева Т.В., Викторова В.В. Тревога как сопутствующий фактор синдрома дефицита внимания и гиперактивности у детей // Психологический журнал. 2007. том 28. №6. С. 91-100

4. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Диагностика развития зрительно-вербальных функций. М.: Издательский центр «Академия», 2003. 62 с.

5. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Методология нейропсихологического сопровождения детей с неравномерностью развития высших психических функций //Школа здоровья. 2002. №2. С. 14-20

6. Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Нейропсихологический подход к коррекции трудностей обучения // Нейропсихология сегодня / Под ред. Е.Д. Хомской. М. 1995. С. 160-170.

7. Бадалян JI.O. Невропатология. М.: Просвещение, 1982. 280 с.

8. Баранов А.А. и др. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ): этиология, патогенез, клиника, течение, прогноз, терапия, организация помощи // Экспертный доклад. М.: 2007. 64 с.

9. Белоусова Е.Д. Система оценки нейропсихологических и неврологических нарушений у детей с минимальными мозговыми дисфункциями с учетом данных компьютерной томографии головного мозга: Дис. канд. мед. наук. М.: 1994. 156 с.

10. Ю.Бизюк А.П. Компендиум методов нейропсихологического исследования. СПб.: Речь, 2005. 400с.

11. П.Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей. М.: Медпрактика-М, 2002. 128 с.

12. Брязгунов И.П., Касатикова Е.В. Непоседливый ребенок. М: Издательство Института психиатрии, 2001. 96 с.

13. Вассерман Л.И., Дорофеева С.А., Меерсон Я.А. Методы нейропсихологической диагностики. СПб: Стройлеспечать, 1997. 304 с.

14. Воронин Н.А. Особенности памяти у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности 6-8 лет // Специальная психология. 2008. №2(16). С. 53-61

15. Вострокнутов Н. В., Дозорцева Е. Г, Пережогин Л. О., Русина В. В. Социальная и психиатрическая помощь детям с риском безнадзорности и криминальной активности. Методические рекомендации. М.: РИО ГНЦ ССП им. В. П. Сербского. 2002. 24 с.

16. Выготский Л.С. Психология и учение о локализации психических функций // Собрание сочинений. М., 1982. Т. 1. С. 168-174.

17. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М.: АПН РСФСР, 1960. 498 с.

18. Геодакян В.А. Асинхронная асимметрия // Журнал ВНД. 1993. Т. 43. вып 3. С. 543-561

19. Глозман Ж.М. Нейропсихология детского возраста. М.: ACADEMLA, 2009. 272 с.

20. Гончаров О.А., Новикова Г.Р., Шалимов В.Ф. Нейропсихологическое исследование высших психических процессов у успевающих учеников начальных классов средней школы // Дефектология. 1996. №6. С. 7-14

21. Горбачевская Н.Л., Заваденко Н.Н., Сорокин А.Б., Григорьева Н.В. Нейрофизиологическое исследование синдрома дефицита внимания с гиперактивностью // Томск: Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2003. №1. С. 47-51.

22. Грант В. Эволюционный процесс: критический обзор эволюционной теории. М.: Мир, 1991. 488 с.

23. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. М.: КДУ, 2003. 296 с.

24. Девятова О.Е. Семейная депривация и психические расстройства у детей. М.: Барс, 2004. 114 с.

25. Демьянов Ю.Г. Клинические особенности младших школьников со стойкими нарушениями успеваемости // Клиническое и психолого-педагогическое изучение детей с интеллектуальной недостаточностью. М., 1976. С. 24-32.

26. Джекобсон Д.Л., Джекобсон A.M. Секреты психиатрии. М: «МЕДпресс-информ», 2005 576 с.

27. Джинотт X. Дж. Групповая психотерапия с детьми. М.: Эксмо пресс, 2001.272 с.

28. Дмитриева Т.Б., Дроздов А.З., Коган Б.М. Клиническая нейрохимия в психиатрии. М.: РИО ГНЦ ССП им. В. П. Сербского, 1998. 300 с.

29. Дробинская А.О. Когда учиться трудно., (к вопросы о так называемой ММД) // Дефектология. 2007. №3. С. 55-60.

30. Дробинская А.О. Синдром гиперактивности с дефицитом внимания // Дефектология. 1996. №3. С.72-74.

31. ЗЗ.Заваденко Н.Н. Гиперактивность и дефицит внимания в детском возрасте.

32. Исаев Д.Н. Психопатология детского возраста. СПб.СпецЛит, 2001. С.242-246

33. Кипхард Э.Й. Гиперактивность как проблема психомоторного развития. // Гиперактивные дети: коррекция психомоторного развития; под ред. М.Пассольта. М.: Издательский центр «Академия», 2004г. С.50-51.

34. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. М: Медицина, 1995. 560 с.

35. Корнев А.Н. Нарушение чтения и письма у детей. Речь, 2003. 330 с.

36. Корнев А.Н. О влиянии фактора половой принадлежности на распространённость и клинические симптомы резидуально-органических поражений мозга у детей II Психика и пол у детей и подростков в норме и патологии / Под ред. Д.Н.Исаева. 1986. С. 69-73.

37. Корсакова Н.К., Микадзе Ю.В., Балашова Е.Ю. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. М.: Рос. пед. агентство, 1997. 160 с.

38. Корсакова Н.К., Московичюте Л.И. Клиническая нейропсихология. М.: Академия, 2003. 144 с.

39. Кропотов Ю.Д. Современная диагностика и коррекция синдрома нарушения внимания. Нейрометрика, электромагнитная томография и нейротерапия. СПб: ЭЛБИ-СПб, 2005. 148 с.

40. Кучма В.Р., Платонова А.Г. Дефицит внимания с гиперактивностью у детей России: распространенность, факторы риска и профилактика. М.: Рароргъ, 1997. 199с.

41. Лебединский В. В., Никольская О. Р. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. М.: Медицина, 1990. 190 с.

42. Леутин В.П., Николаева Е.И. Функциональная асимметрия мозга: мифы и действительность. СПб, Речь, 2005. 368 с.

43. Лукерт Х.О причинах гиперкинетического синдрома // Гиперактивные дети: коррекция психомоторного развития; под ред. М.Пассольта. М.: Издательский центр «Академия», 2004г. С.16-17.

44. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениям мозга. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1962, 504 с.

45. Лурия А.Р. Лекции по общей психологии. СПб.: Питер, 2006. 320 с.

46. Лурия А.Р. Нейропсихология памяти. Нарушения памяти при локальных поражениях мозга. М.: Педагогика, 1974. 311 с.

47. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: Издательский центр «Академия», 2003. 384 с.

48. Лурия А.Р., Цветкова Л.С. Нейропсихологический анализ решения задач: Нарушения процесса решения задач при локальных поражениях мозга. М.: Просвещение, 1966. 291 с.

49. Мамайчук И.И. Нейропсихологическое исследование гностических процессов у детей с различными формами ДЦП // Невропатология и психиатрия. 1992. № 4. С. 42-47.

50. Мамайчук И.И. Психокоррекционные технологии для детей с проблемами в развитии. СПб.: Речь, 2004. 400 с.

51. Мамайчук И.И., Мороз М.П., Чубарова Е.В., Чубаров И.В. Нейропсихологическая диагностиа задержки психического развития у детей младшего школьного возраста // Дефектология. 2002. №6. С. 17-25.

52. Марковская И.Ф. Задержка психического развития: клиническая и нейропсихологическая диагностика. М.: Комплекс-центр, 1993. 198 с.

53. Маттнер Д. Сущность феномена детской гиперактивности // Гиперактивные дети: коррекция психомоторного развития; под ред. М.Пассольта. М.: Издательский центр «Академия», 2004г. С.30-31.

54. Микадзе Ю.В. Нейропсихология детского возраста. СПб.: Питер, 2008. 288 с.

55. МКБ-10. Классификация психических и поведенческих расстройств. Исследовательские диагностические критерии. Женева: ВОЗ, 1994. 208 с.

56. Наследова А.Д., Тарасов С.Г. Применение математических методов в психологии. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2001. 208 с.

57. Осипенко Т. Н.Психоневрологическое развитие дошкольников. М.: Медицина, 1996. 288 с.

58. Переслени Л.И., Рожкова Л. А. Психофизиологические механизмы дефицита внимания у детей разного возраста с трудностями в обучении // Физиология человека. 1993. Т. 19. №4. С. 5-13.

59. Полунина А.Г., Давыдов Д.М., Брюн Е.А. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью и антисоциальное поведение у детей: неврологические аспекты // Русский журнал детской неврологии. 2007. т. 2. вып. 1. С. 2230.

60. Полонская Н.Н. Нейропсихологичсекая диагностика детей младшего школьного возраста. М.: Изд. Центр «Академия», 2007. 192 с.

61. Психиатрия, психосоматика, психотерапия. / под ред. К.П. Кискера, Г. Фрайбергера, Г.К. Розе, Э. Вульфа. М.: Алтейа, 1999.

62. Пылаева О.А. Проблемы детской одаренности. Одаренность и синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) // Русский журнал детской неврологии. 2008. т. 3. вып. 1. С. 37-45.

63. Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М: Аспект Пресс, 1999. 446 с.

64. Семаго Н.Я., Семаго М.М. Проблемные дети: Основы диагностической и коррекционной работы психолога. М.: АРКТИ, 2000. 208 с.

65. Семенович А. В. Нейропсихологическая диагностика и коррекция в детском возрасте. М.: Издательский центр «Академия», 2002. 232 с.

66. Семенович А.В. Введение в нейропсихологию детского возраста. М.: Генезис, 2005. 319 с.

67. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: Речь, 2003. 350 с.

68. Симерницкая Э.Г. Мозг человека и психические процессы в онтогенезе. М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1985. 190 с.

69. Симерницкая Э.Г., Матюгин И.Ю. Нейропсихологическая диагностика и коррекция школьной неуспеваемости. М.: Знание, 1991. 48 с.

70. Сиротюк А. Л. Синдром дефицита внимания с гиперактивностью. М: Сфера, 2003. 128 с.

71. Системные механизмы поведения / под ред. К. В. Судакова, М. Баича. М.: Медицина, 1990. 240 с.

72. Специальная психология / под ред. В.И. Лубовского. М.: Academia, 2006. 461 с.

73. Сухарева Г Е. Лекции по психиатрии детского возраста. М.: Медицина, 1974. 320 с.

74. Тржесоглава 3. Легкая дисфункция мозга в детском возрасте. М.: Медицина, 1986. 256 с.

75. Трошин В.М., Радаев A.M., Халецкая О.В., Радаева Г.М. Клинические варианты минимальных мозговых дисфункций у детей дошкольного возраста//Педиатрия. 1994. №2. С.72-75.

76. Узбеков М.Г., Мисионжик Э.Ю., Маринчева Г.С., Красов В.А. Вопросы обмена биогенных аминов у детей с гиперкинетическим синдромом // Российский психиатрический журнал. 1998. №6. С.39-43.

77. Фарбер Д. А., Дубровинская Н.В. Функциональная организацияразвивающегося мозга // Физиология человека. 1991. Т.17. №5. С. 17-27.157

78. Фишман М.Н. Функциональная асимметрия мозга у детей с задержкой психического развития и с умственной отсталостью // Дефектология. 1996. №4. С.3-7.

79. Халецкая О.В. , Трошин В.М. Минимальная дисфункция мозга в детском возрасте // Журнал неврологии и психиатрии им.Корсакова. 1998. Т.98. №9. С. 4-9.

80. Хомская Е.Д. Нейропсихология. МГУ, 1987. 364 С.

81. Цветкова JI.C., Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. Методика оценки речи при афазии. М., 1981. 89 С.

82. Шипицына Л.М. Функциональная асимметрия и патогенетические механизмы нарушений деятельности мозга при менингите у детей. Автореф.дис. д-ра биол. Наук. М., 1986. 44 С.

83. Штарк М. Б. Электроэнцефалографическое биоуправление при синдроме дефицита внимания с гиперактивностью // Наркология. 2004. № 1. С. 5664.

84. Ясюкова Л.А. Оптимизация обучения и развития детей с минимальнымимозговыми дисфункциями. СПб.: ИМАТОН, 1997. 78 с.158

85. American Academy of Pediatrics. Clinical practice guideline: diagnosis and evaluation of the child with attention-deficit/hyperactivity disorder // Pediatrics. 2000. Vol. 105. P. 1033-1170.

86. American Psychiatric Association: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (DSM-П), 2th ed. Washington, DC: American Psychiatric Association, 1968. 674 p.

87. American Psychiatric Association: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (DSM-III-R), 3th ed. Washington, DC: American Psychiatric Association, 1987. 856 p.

88. American Psychiatric Association: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders (DSM-IV), 4th ed. Washington, DC: American Psychiatric Association, 1994. 943 p.

89. Balint S., Czobor P., Meszaros A., Simon V., Bitter I. Neuropsychological impairments in adult attention deficit hyperactivity disorder: a literature review. // Psychiatr Hung. 2008. Vol. 23 (5). P. 324-35.

90. Barbaresi W.J., Katusic S.K., Colligan R.C., et al. How common is attention-deficit/hyperactivity disorder? // Arch Pediatr Adolesc Med. 2002. Vol. 156. P. 217-224.

91. Barkley R.A. Behavioral ingibition, sustained attention and executivefunctions: constructing a unifying theory, of attention deficit hyperactivitydisorder//Psychopharm. Bull. 1997. Vol. 121. №1. P. 65-94.159

92. Barkley R. A. Adolescents with attention-deficit/hyperactivity disorder: an overview of empirically based treatments // Journal of Psychiatric Practice. 2004. Vol. 10. P. 39-56.

93. Barkley R. A. International consensus statement on ADHD // Clinical Child & Family Psychology Review. 2002. Vol. 5. P. 89-111.

94. Barkley R.A. Issues in the diagnosis of attention-deficit/hyperactivity disorder in children // Brain & Development. 2003. Vol. 25. P. 383-389.

95. Barkley R.A. Taking charge of ADHD; The complete, authoritative guide for parents (rev. ed.). New York: Guilford Press. 2000. 420 p.

96. Bauermeister J., Shrout P., Chavez L., Rubio-Stipec M., Ramirez R., Padilla L., et al. ADHD and gender: are risks and sequela of ADHD the same for boys and girls? // Journal of Child Psychology & Psychiatry. 2007. Vol.48(8). P. 831-839.

97. Biederman J., Faraone S.V, Milberger S., et al. A prospective four-year follow-up study of attention deficit hyperactivity and related disorders // Arch.Gen. Psychiatry. 1996. Vol. 53.-P. 437-446.

98. Biederman J., Faraone S.V. Attention deficit hyperactivity disorder // The Lancet. 2005. Vol. 366. P. 237-248.

99. Biederman, J. Attention deficit / hyperactivity disorder: A life-span perspective // J.Clin.Psychiatry. 1998. Vol. 59. P. 71-82.

100. Biederman J., Faraone S.V. Current concepts on the neurobiology of Attention-Deficit/Hyperactivity Disorder // Journal of Attention Disorders. 2002. Vol. 6. P. 7-16.

101. Biederman J., et al. Influence of gender on attention deficit hyperactivity disorder in children referred to a psychiatric clinic // American Journal of Psychiatry. 2002. Vol.l P. 36-42.

102. Bobb A. J., et al. Molecular genetic studies of ADHD: 1991 to 2004 // American Journal of Medical Genetics. Part B, Neuropsychiatry Genetics: the Official Publication of the International Society of Psychiatric Genetics, 2005. Vol. 132: P. 109-125.

103. Carroll L., Tober J. The Indigo Children. Carlsbad: Hay House, 1999. 115 P

104. Castellanos F.X., Giedd J.N., Marsh W.L., et al. Quantitative brain magnetic resonance imaging in attention-deficit hyperactivity disorder // Archives of General Psychiatry, 1996. Vol. 53. P. 607-616.

105. Castellanos F. X., Tannock R. Neuroscience of attention-deficit/hyperactivity disorder: the search for endophenotypes // Nature Reviews. Neuroscience. 2002. Vol. 3. P. 617-628.

106. Chabot R., Serfontein G. Qualitative Electroencephalographic Profiles of Children with Attention Deficit Hyperactivity Disorder // Biol. Psychiatry. 1996. Vol. 40. P. 951-963.

107. Clements S.D. Syndromes of minimal brain dysfunction in children // Maryland Med.Journal. 1966. Vol. 15. P. 139-140.

108. Conners C.K. Food additive and hyperactive children. New York: Plenum, 1980. 134 p.

109. Daley D. Attention deficit hyperactivity disorder: a review of the essential facts // Child: Care, Health & Development, 2006. Vol. 32. P. 193204.

110. Denckla M.B. ADHD: topic update // Brain & Development. 2003. Vol. 25. P. 383-389.

111. Dewey D., Tupper D.E. Developmental motor disorders. A neuropsychological Perspective. New York: The Guilford Press, 2004. 300 p.

112. DiMaio S., Grizenko N., Joober R. Dopamine genes and attention-deficit hyperactivity disorder: a review // Journal of Psychiatry & Neuroscience. 2003. Vol. 28. P. 27-38.

113. Donahue M., Cole D., Hartas D. Links between language and emotional behavioral disorders // Education and Treatment of children. 1994. Vol. 17. P. 244

114. Drillen C.M. Obstetric hazard, mental retardation and behavior disturbance in primary school // Develop. Med. Child Neurol. 1963. Vol. 5. P. 3-13.

115. Dropsy J. Lebe in deinem Korper. Munchen, 1982. 98 p.

116. DuPaul G.J., Stoner G. ADHD in the schools: Assessment and intervention strategies 2nd ed. New York: Guilford Press, 2003. 240 p.

117. DuPaul G.J., et al. Preschool children with attention-deficit/hyperactivity disorder: impairments in behavioral, social, and school functioning // Journal of the American Academy of Child & Adolescent Psychiatry. 2001. Vol. 40. P. 508-515.

118. Faraone S.V. Biederman J. Neurobiology of attention-deficit hyperactivity disorder // Biol.Psychiatry. 1998. Vol. 44. №10. P. 951-958.

119. Faraone S.V., Doyle A.E., Smoller J.W. Molecular genetics of attention-deficit/hyperactivity disorder//Biol Psychiatry. 2005. Vol. 57. P. 1313-1323.

120. Faraone S.V., Biederman J., Mick E., et al: Family study of girls with attention deficit hyperactivity disorder // Am J Psychiatry. 2000. Vol. 157. P. 1077-1083.

121. Feingold B.F. Hyperkinesis and learning disabilities linked to artificial food flavors and colors // Am.J.Nurs. 1975. Vol. 65. P. 793-803.

122. Fischman A.J., Madras B.K. The neurobiology of attention-deficit/hyperactivity disorder // Biological Psychiatry. 2005. Vol. 57. P. 13741376.

123. Flory K., Lynam D.R. The relation between attention deficit hyperactivity disorder and substance abuse: what role does conduct disorder play? Clinical Child and Family // Psychology Review. 2003. Vol. 6 (1). P. 115.

124. Fone, K.C. and Nutt, D.J. Stimulants: use and abuse in the treatment of attention deficit hyperactivity disorder. Current Opinion in Pharmacology, 2005. 5: p. 87-93.

125. Gadow K.D., Sprafkin J. ADHD Symptom Checklist-4 manual. NY: Stony Brook, 1997. 198 p.

126. Furman L. What is attention-deficit hyperactivity disorder (ADHD)? // Journal of Child Neurology. 2005. Vol. 20. P. 994-1002.

127. Goldstein S., Goldstein M. Managing attention deficit hyperactivity disorder in children: A guide for practitioners (2nd Ed.). New York: Wiley, 1998. 420 p.

128. Goldstein S., Naglieri J. A. The role of intellectual processes in the DSM-V diagnosis of ADHD // Journal of Attention Disorders. 2006. Vol. 10. P. 56-59.

129. Gollnitz G. Die Bedeutung der fhihkindlichen Hirnschadigung fur die Kinderpsychiatrie. Leipzig, 1954. 75 p.

130. Gottlieb G. Individual Development and Evolution. New York: Oxford University Press, 1992. 230 p.

131. Greenhill L.L., Posner K., Vaughan B.S., Kratochvil C.J. Attention deficit hyperactivity disorder in preschool children // Child Adolesc Psychiatr Clin N Am. 2008. Vol. 17 (2). P. 347-66.

132. Hebebrand J., et al. A genome-wide scan for attention-deficit/hyperactivity disorder in 1 55 German sib-pairs // Molecular Psychiatry. 2006. Vol. 11. P. 196-205.

133. Heininger J. E., Weiss S. K. From Chaos to Calm: Effective Parenting for Challenging Children with ADHD and Other Behavioral Problems. Perigee, 2002. 269 p.

134. Himelstein J., Newcom J.H., Halperin J.M. The neurobiology of attention-deficit hyperactivity disorder // Frontiers in Bioscience. 2000. Vol. 5. P. 461 -478.

135. Hinshow S., Lahey В., Hart E. Issues of taxonomy and comorbidity in the development of conduct disorder // Journ. Developm. and psychopathology. 1993. Vol. 5. P. 31-49.

136. International Consensus Statement on ADHD // Clinical Child and Family Psychological Review. 2002. Vol. 5 (2). P. 89-111.

137. Johnson M.H. Developmental Cognitive Neuroscience. Blackwell Publishers Inc., 1997. 300 p.

138. Jonsdottir S., Bouma A., Sergeant J.A., Schrederer P.J. The impact of specific language impairments on working memory in children with ADHD combined subtype // Archives of Clinical Neuropsychology. 2005. Vol. 20. P. 443-456.

139. Kadesjo В., Gillberg C. The comorbidity of ADHD in the general population of Swedish school-age children // Journal of Child Psychology & Psychiatry & Allied Disciplines. 2001. Vol. 42. P. 487-492.

140. Kessler R.C, et al. The prevalence and correlates of adult ADHD in the United States: results from the National Comorbidity Survey Replication // American Journal of Psychiatry. 2006. Vol. 163. P. 716-723.

141. Kramer F., Pollnow H. Hypermotilitatsneurose // Monatschr.Psychol. 1932. Vol. 82, P. 15-24.

142. Lederer E., Konig J.: Die Hypermotilitat im Kindesa;ter //Beihefte z. Arch. f. Kinderheilkd. 1938. Vol. 16. P. 56-60.

143. Lemke R. Das enthemmte Kind mit choreiformer Sympromatik // Psychiatrie, Neurologie u. medizinische Psychologie. 1953. Vol. 8. P. 80-85.

144. Levy F. The dopamine theory of attention deficit hyperactivity disorder //Auct. N.-Z. J. Psychiatry. 1991. Vol.1. P. 121-124.

145. Linnet K.M., Dalsgaard S., Obel C, et al. Maternal lifestyle factors in pregnancy risk of attention deficit hyperactivity disorder and associated behaviors: Review of the current evidence // Am J Psychiatry. 2003. Vol. 160. P. 1028-1040.

146. Lou H.C. Etiology and pathogenesis of attention-deficit hyperactivity disorder (ADHD): Significance of prematurity and perinatal hypoxic-haemodynamic encephalopathy//Acta Pediatr. 1996. Vol. 85. P. 1266-1271.

147. Lovett B.J., Lewandowski L.J. Gifted students with learning disabilities: who are they? // Autism. 2007. V. 11(6). P. 547-56.

148. Lubar J., Shouse, M.N. EEG and behavioral changes in a hyperkinetic child concurrent with training of the sensorimotor rhythm (SMR): A preliminary report // Biofeedback and Self Regulation. 1976. Vol. 1. P. 293306.

149. Lundholm-Brown L, Dildy M.E. Attention-deficit/hyperactivity disorder: an educational cultural model // J Sch Nurs. 2001. Vol. 17(6). P. 30715.

150. MacNeill Horton A., Wedding D. The Neuropsychology Handbook. Springer Publishing Company, 2007. 350 p.

151. Maher B.S., et al. Dopamine system genes and attention deficit hyperactivity disorder: a meta-analysis // Psychiatric Genetics. 2002. Vol. 12. P. 207-215.

152. Mariani M.A., Barkley R.A. Neuropsychological and academic functioning in preschool boys with attention deficit hyperactivity disorder // Developmental Neuropsychology. 1997. Vol. 13. P. 111-129.

153. Mayes R., Horwitz A.V. DSM-Ш and the revolution in the classification of mental illness // J Hist Behav Sci. 2005. Vol. 41(3). P. 249-267.

154. McClelland J.M., Rubert M.P., Reichler R.J., Sylvester C.E. Attention deficit disorder in children at risk for anxiety and depression // Journal of the American Academy of Child and Adolescent Psychiatry. 1989. Vol. 29. P. 534-549

155. McGough J.J., Barkley R.A. Diagnostic controversies in adult attention deficit hyperactivity disorder // American Journal of Psychiatry. 2004. Vol. 161. P. 1948-1956.

156. Monastra V.J., et al., Electroencephalographic biofeedback in the treatment of Attention Deficit/Hyperactivity Disorder // Applied Psychophysiology and Biofeedback. 2005. Vol. 2 (30). P.97-115.

157. Nair J., Ehimare U., Beitman B.D., Nair S.S., Lavin A. Clinical review: evidence-based diagnosis and treatment of ADHD in children // Mo Med. 2006. Vol. 103 (6). P. 617-621.

158. Newcorn J.H., et al. Adolescent outcome of ADHD: impact of childhood conduct and anxiety disorders // CNS Spectrums. 2004. Vol. 9. P. 668-678.

159. Palmer E., Finger S. An Early Description of AD/HD: Dr. Alexander Crichton and 'Mental Restlessness' // Child Psychology and Psychiatry Review. 2001. 6(2). P. 66-73.

160. Pliszka S. Practice parameter for the assessment and treatment of children and adolescents with attention-deficit/hyperactivity disorder. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry. 2007. Vol. 46 (7). P. 894-921.

161. Pliszka S.R., Maas J.W., McCracken J.T. Catecholamins in attention deficit hyperactivity disorder: current perspectives // J.Am.Acad.Child Adolesc.Psychiatry. 1996. Vol. 35. №3. P. 264-272.

162. Polanczyk G., de Lima M.S., Horta B.L., Biederman J., Rohde L.A. The worldwide prevalence of ADHD: a systematic review and metaregression analysis // Am J Psychiatry. 2007. Vol. 164 (6). P. 942-48

163. Rolff H.G., Zimmermann P. Kindheit im Wandel Eine Einfuhrung in die Sozialisation im Kindesalter. Beltz: Weinheim, 1992. 52 p.

164. Roman Т., Rohde L.A., Hutz M.H. Polymorphisms of the dopamine transporter gene: influence on response to methylphenidate in attention deficit-hyperactivity disorder // American Journal of Pharmacogenomics. 2004. Vol. 4(2). P.83-92.

165. Rosenberg P.B. Attention deficit disorder and hyperactivity // Indian J.Ped. 1990. Vol.57. №3. P. 353-360.

166. Rossiter T.R. The effectiveness of neurofeedback and stimulant drugs in treating AD/HD // Applied Psychophisiology and Biofeedback. 2004. Vol. 29(2). P. 95-113.

167. Rowe R., Maughan В., Goodman R. Childhood psychiatric disorder and unintentional injury: findings from a national cohort study // Journal of Pediatric Psychology. 2004. Vol. 29. P. 119-130.

168. Ruchkin V. et al. Attention-deficit/hyperactivity symptoms and associated psychopathology in a community sample of Russian adolescents. New Haven, 2006. 120 p.

169. Sadock B. J., Sadock V. A. Kaplan & Sadock's handbook of clinical psychiatry. NY: Williams & Wilkins, 2001. 479 p.

170. Scheid V. Bewegung und Entwicklung in Kleinkindalter. Schorndorf: Hoffinan. 1989. 150 p.

171. Schmitt B.D. The minimal brain dysfunction. Myth. I I Amer.J.Dis.Child. 1975. Vol.129. P. 1313-1318.

172. Schonwald A., Lechner E. Attention deficit/hyperactivity disorder: complexities and controversies //. Curr. Opin. Pediatr. 2006. Vol. 18 (2). P. 189-95.

173. Seidman L.J. et al. Learning disabilities and executive dysfunction in boys with attention-deficit/hyperactivity disorder // Journal of Pediatric Psychology. 2001. Vol. 15. P. 544-556.

174. Singh I. Beyond polemics: science and ethics of ADHD // Nat. Rev. Neurosci. 2008. Vol. 9 (12). P. 957-64.

175. Spencer T. et al. Is attention-deficit hyperactivity disorder in adults a valid disorder? // Harvard Review of Psychiatry. 1994. Vol. 1. P. 326-335.

176. Spencer T.J. et al. Overview and neurobiology of attention-deficit/hyperactivity disorder // Journal of Clinical Psychiatry. 2002. Vol. 63 P. 3-9.

177. Still G.F. Some abnormal psychical conditions in children: the Goulstonian lectures//The Lancet. 1902. Vol. l.P. 1008-1012.

178. Swanson J. M., et al. Attention-deficit hyperactivity disorder and hyperkinetic disorder// The Lancet, 1998. Vol. 351 P. 429-433.

179. Thapar A., et al. Genetic basis of attention deficit and hyperactivity // British Journal of Psychiatry. 1999. Vol. 174. P. 105-111.

180. Thapar A., O'Donovan M., Owen M.J. The genetics of attention deficit hyperactivity disorder // Human Molecular Genetics. 2005. Vol. 14. P. 275282.

181. Timimi S., et al. A critique of the international consensus statement on ADHD // Clinical Child & Family Psychology Review. 2004. Vol. 7. P. 59-69.

182. Tordjman S. Gifted children in difficulty: from attention deficit hyperactivity disorder to depression and school failure // Rev Med Suisse. 2006. Vol. 2(54). P. 533-537.

183. Tryphonas H. Factors possibly implicated in hyperactivity // Hyperactivity in children: etiology, measurment and treatment implications. Baltimor, 1979. P. 93-102.t

184. Uzbekov M.G. Misionzhnik E.Y. Changes in urinary monoamine excretion in hyperkinetic children II Human Psychopharmacology. 2003. Vol. 18. P. 493-497.

185. Van Cleave J., Leslie L.K. Approaching ADHD as a chronic condition: implications for long-term adherence // Journal of psychosocial nursing and mental health services. 2008. Vol. 46 (8). P. 28-37.

186. Vida J.E. Treating the "wise baby" //Am J Psychoanal. 2005. Vol. 65(1). P. 3-12.

187. Weinstein C.S., Apfel R.J., Weinstein S.R. Description of mothers with ADHD with children with ADHD // Psychiatry. 1998. Vol. 61(1). P. 12-19.

188. Wender E.H., Solanto M.V. Affects of sugar on aggressive and inattentive behavior in children with attention deficit-hyperactivity disorder and normal children // Pediatrics. 1991. Vol. 88. P.960-966.

189. Wender P.H. Minimal brain dysfunction in children. NY: 1971. 242 p.

190. World Health Organization: International Statistical Classification of Diseases and Related Health Problems 10th Revision // World Health Organization: сайт. URL: http://www.who.int/classifications/apps/icd/icdlOonline/

191. Wu K.K., Anderson V., Castiello U. Neuropsychological evaluation ofdeficits in executive functioning for ADHD children with or without learningdisabilities // Developmental Neuropsychology. 2002. Vol. 22. P. 501-531.169

192. Wymbs B.T., Pelham Jr. W.E., Molina B.S.G., Gnagy E.M., Wilson Т.К., Greenhouse, J.L. Rate and Predictors of Divorce Among Parents of Youths With ADHD // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 2008. Vol. 76(5). P. 735-740.

193. Zametkin A.J., Ernst M. Problems in the management of attention-deficit-hyperactivity disorder // New England Journal of Medicine. 1999. Vol. 340. P. 40-46

194. Zametkin A.J., Rapoport J.L. Neurobiology of attention deficit hyperactivity disorder: when have we come in 50 years? // J.Am.Acad.Child Adolesc.Psychiatry. 1987. Vol.26. P.676-687.9