Автореферат диссертации по теме "Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации у студентов"

На правах рукописи

Евдокимова Яна Геннадиевна

ИНТЕРПЕРСОНАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ У СТУДЕНТОВ

19 00 13 - психология развития, акмеология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва-2008

003166820

Работа выполнена в Московском городском психолого-педагогическом Университете

Научный руководитель:

Доктор психологических наук А.Б. Холмогорова Официальные оппоненты:

Доктор психологических наук, руководитель Лаборатории детского и подросткового возраста Отдела социальных и судебно-психиатрических проблем несовершеннолетних ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им В П Сербского Федерального агенства по здравоохранению и социальному развитию» Е.Г. Дозорцева

Кандидат психологических наук, старший научный сотрудник кафедры прикладной психологии Финансовой Академии при правительстве РФ H.H. Толстых

Ведущее учреяедение: Российский государственный гуманитарный университет

Защита состоится 24 апреля 2008 г в 12 часов на заседании диссертационного совета Д-850 013 01 при Московском городском психолого-педагогическом университете по адресу г Москва, ул Сретенка,

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского психолого-педагогического университета

Автореферат разослан «

Ученый секретарь диссертационного совета

ИЮ Кулагина

ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы

В последнее время отмечается рост числа расстройств аффективного спектра в общей популяции Среди них тревожные и депрессивные расстройства являются наиболее распространенными Так, по данным отечественных исследователей (В Г Ротштейн, М Н Богдан, М Е Суетин, 2005), общее число жителей России, страдающих депрессивными и тревожными расстройствами и нуждающихся в помощи в настоящее время, составляет около 9 млн человек, то есть 6-7% населения России Отмечается также рост субклинических эмоциональных нарушений, которые включаются в границы расстройств аффективного спектра (Н S Akiskal et al, 1980, 1983, J Angst et al, 1988, 1997) и оказывают выраженное негативное влияние на качество жизни, социальную адаптацию и повышают суицидальный риск

На фоне социально-экономической нестабильности последних десятилетий в России имеет место значительный рост числа расстройств аффективного спектра у молодежи (А Б Холмогорова, 2006), что повышает риск возникновения социальной дезадаптации и девиантного поведения в молодежной среде Психосоциальные проблемы молодежи и студенчества привлекают все большее внимание исследователей (В С Собкин, 1998, 2003, 2004, М Ю Кондратьев, 1997, Е Г Дозорцева, 2006, Л Ф. Обухова, 2006; И Ю Кулагина, 1996, А М Прихожан, 2000, Н Н Толстых, 2007 и др) Хотя Россия занимает одно из первых мест по количеству суицидов среди молодежи (В В Войцех, 2006), до сих пор отсутствуют программы профилактики суицидального поведения. Важной частью таких программ должно стать своевременное выявление расстройств аффективного спектра, включающих субклинические состоянии эмоциональной дезадаптации Выше сказанное делает особенно актуальной задачу исследования факторов, влияющих на возникновение и течение этих расстройств у молодежи и студентов

Современные исследования расстройств аффективного спектра подтверждают их многофакторную психосоциальную природу, а также -

диатез - стрессовую модель возникновения Согласно этой модели, биологический диатез или биологическая уязвимость выливаются в болезнь только при условии воздействия стрессоров - неблагоприятных психологических и социально-психологических факторов, среди которых важное место принадлежит интерперсональным факторам (М Перре, У Бауманн, 2002, А Б Холмогорова, Н Г Гаранян, 1998, А Б Холмогорова, Н.Г Гаранян, Г.А Петрова, 2003, А.Б Холмогорова, 2006 и др )

Отечественные и зарубежные исследователи давно обратили внимание на влияние интерперсональных факторов семейного окружения (G Parker, 1981, 1988, 1992, М Enns, В Сох, D Larseti, 2000, R С Kessler, 1997, Н Sadowski, В Ugarte, J Kolvin, 1999, S J Blatt, 1995, AC Спиваковская, 1988, А И Захаров, 1988, Л В Ким, 1997, Э Г Эйдемиллер, В Юстицкис, 2000, А Б Холмогорова, 2006, С В Воликова, 2005 и др) и более широкого социального окружения (TS Brugha, 1995, G Caplan, 1974, А Б Холмогорова, НГ Гаранян, ГА Петрова, 2003; А Б Холмогорова, 2006, РД Тукаев, 2003 и др) на эмоциональное состояние и психическое здоровье человека

Деструктивные интерперсональные отношения признаются важнейшим предиктором развития состояний эмоциональной дезадаптации, а также клинически выраженных депрессивных и тревожных расстройств В то же время, конструктивная социальная поддержка рассматривается в качестве буфера, способствующего смягчению жизненных стрессов и их более успешной переработке фактора (GW Brown, ТО Harris, 1978, G Caplan, 1974, А Б, Холмогорова, Н Г Гаранян, Г А Петрова, 2003 и др.)

Специфика вузовского обучения, как известно, совпадает с возрастом наиболее высокого риска манифестации психической патологии, что обусловлено значительными стрессовыми нагрузками, характерными для обучения в вузе и создающими дополнительные условия для проявления эмоциональной дезадаптации (Е Д Красик, Б С Положий, ЕА Крюков, 1982, В В Войцех, Г И Семикин, 2006, Т Л Крюкова, 2004 и др) Обучение на первом курсе ВУЗа является новой стадией жизненного цикла Часто

поступление в ВУЗ связано со сменой места жительства, и влечет за собой разрушение уже сложившейся старой социальной сети Но новая социальная сеть формируется не сразу, что ведет к дефициту социальной поддержки Именно это делает студентов - первокурсников группой риска по эмоциональной дезадаптации и остро ставит задачу изучения предикторов успешной переработки стрессогенных жизненных событий и совладания со стрессом у студентов, а также разработки на этой основе программ психопрофилактики и психотерапевтической помощи для студентов

Научная новизна исследования

Лишь в последние десятилетия в отечественной психологии появились исследования, посвященные изучению интерперсональных факторов расстройств аффективного спектра (С В Воликова, 2005, А Б Холмогорова, 2006) Однако до сих пор не проводились исследования влияния этих факторов на состояния дезадаптации в студенческой популяции, и практически отсутствуют исследования влияния интерперсональных факторов на переработку психологического стресса у молодежи и студентов Научная новизна исследования заключается в изучении влияния дисфункций семейного и более широкого социального окружения на состояния эмоциональной дезадаптации и уровень стресса в студенческой среде Впервые проанализированы тендерные различия в уровне психологического стресса и эмоциональной дезадаптации в студенческой популяции

Цель исследования

Изучение интерперсональных факторов расстройств аффективного спектра

в условиях преодоления жизненных стрессов у студентов

Задачи исследования:

1. Аналитический обзор зарубежных и отечественных исследований роли интерперсональных отношений в возникновении расстройств аффективного спектра и успешности переработки стрессогенных жизненных событий

2 Разработка методического комплекса, позволяющего исследовать роль интерперсональных, включая семейные, факторов расстройств аффективного спектра в условиях преодоления жизненных стрессов у студентов

3 Оценка выраженности симптомов депрессии и тревоги, а также уровня различных видов стресса в студенческой популяции

• оценка уровня стресса и выраженности эмоциональной дезадаптации у студентов - первокурсников,

• сравнение степени выраженность состояний эмоциональной дезадаптации у студентов - первокурсников и студентов старших курсов,

• сравнение степени выраженность состояний эмоциональной дезадаптации, уровня стресса и особенностей установок по отношению к эмоциям у юношей и девушек

4. Выявление связей между качеством интерперсональных отношений (уровнем социальной поддержки и особенностями семейных коммуникаций), установками по отношению к эмоциям, уровнем переживаемого стресса и выраженностью эмоциональной дезадаптации у студентов

5 Сравнение показателей эмоциональной дезадаптации в группе студентов с высокими показателями интерперсональных дисфункций и в клинической группе больных расстройствами аффективного спектра. Определение мишеней психопрофилактики и психотерапетвической помощи студентам

Объект исследования

Интерперсональные факторы расстройств аффективного спектра

Предмет исследования

Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации и

выраженности психологического стресса у студентов Гипотезы исследования■

1 Показатели эмоционального неблагополучия (депрессии, тревоги, суицидальной направленности) и уровень стресса у студентов с низким уровнем социальной поддержки значимо выше таковых у студентов с высоким уровнем социальной поддержки и сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра

2 Показатели эмоционального неблагополучия (депрессии, тревоги, суицидальной направленности) и уровень стресса у студентов с высокими показателями коммуникативных дисфункций в семье значимо выше таковых у студентов с низким уровнем семейных дисфункций и сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра

3 Существуют тендерные различия в показателях эмоциональной дезадаптации и установками по отношению к эмоциям между студентами

4 Существует связь между дисфункциональным стилем коммуникации в семье, трудностями в открытом проявлении чувств и установлении поддерживающих интерперсональных отношений у студентов

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологической основой данного исследования является системная био-психо-социальная модель психических расстройств и разработанная на ее основе многофакторная психо-социальная модель расстройств аффективного спектра (А Б Холмогорова, Н Г Гаранян, 1998, А Б Холмогорова, 2006), интегрирующая различные подходы к этим расстройствам, включая теорию привязанности Дж Боулби, концепцию социальной под держки и системный подход к семье

Обследованные группы:

• Группы студентов первых курсов технического ВУЗа (100 человек) и психологического ВУЗа (45 человек).

• Группы студентов старших курсов технического ВУЗа (62 человека) и сихологического ВУЗа (102 человека)

• Пациенты с депрессивными и тревожными расстройствами (20 человек)

Таким образом, всего было обследовано 329 человек Методический комплекс включал 8 методик

Для оценки выраженности эмоциональных нарушений и установок по отношению к эмоциям

• Опросник тревоги (BAI, разработан А Т Beck с соавт )

• Опросник депрессивности (BDI, разработан A.T.Beck с соавт, адаптация H В.Тарабриной)

• Опросник выраженности психопатологической симптоматики SCL-90-R (разработан L R Derogatis, адаптация H В.Тарабриной).

• Опросник запрета на выражение чувств (ЗВЧ, разработан В К Зарецким совместно с А Б Холмогоровой и H Г Гаранян)

Для оценки уровня повседневного стресса-

• Опросник недавних жизненных событий у студентов (РМ Kohn, KD Lafreniere, M Gurevich)

Для оценки уровня социальной поддержки и размеров социальной сети

• Опросник социальной поддержки (F-SOZU-22, разработан G Sommer, Т Fydrich, адаптация А Б Холмогоровой, Г А Петровой)

• Структурированное интервью «Московский интегративный опросник социальной сети» (разработан А Б Холмогоровой совместно с

-H Г Гаранян и Г.А.Петровой)._______

Для оценки уровня семейных дисфункций в родительской семье

• Опросник «Семейные эмоциональные коммуникации» (СЭК), разработан А Б Холмогоровой совместно с С В Воликовой)

Достоверность результатов обеспечивается применением комплекса методик, включающего надежные и валидные опросники Нами использовались методы математической статистики метод процентилей для выделения групп с различным уровнем интерперсональных дисфункций, при сравнении групп применялся критерий Манна-Уитни для независимых выборок, коэффициент корреляции Спирмена для установления корреляционных связей между различными показателями, множественный регрессионный анализ для выявления интерперсональных факторов-предикторов состояний эмоциональной дезадаптации у студентов Обработка полученных результатов производилась с помощью пакета статистических программ SPSS for Windows, Standard Version 12, Copyright © SPSS Inc, 2003 Статистическая обработка данных проводилась с участием к хим н, к психол наук О Г Калины

Практическая значимость исследования определяется разработкой методического комплекса для диагностики интерперсональных факторов эмоциональной дезадаптации в молодежной среде и выделением соответствующих мишеней психотерапевтических интервенций и профилактики депрессивных и тревожных расстройств в студенческой популяции, а также тесно связанного с этими состояниями суицидального риска

Положения, выносимые на защиту:

1 Значительная часть студентов первокурсников, а также значительная часть студентов старших курсов накануне сессии демонстрируют высокие показатели эмоционального неблагополучия - депрессии, тревоги, повседневного стресса и суицидальной направленности, те попадают в группу риска по расстройствам аффективного спектра Показатели эмоционального неблагополучия у студентов, демонстрирующих высокий уровень интерперсональных дисфункций, сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра

Отмечаются значимые положительные связи показателей эмоционального неблагополучия с показателями интерперсональных дисфункций

2 Студенты с низким уровнем социальной поддержки и узкой социальной сетью характеризуются более высоким уровнем эмоционального неблагополучия, суицидальной направленности и стрессогенности жизни по сравнению с лицами с высоким уровнем социальной поддержки Дисфункции социальной сети, прежде всего, ее малый размер и низкий уровень социальной интеграции, являются предикторами эмоционального неблагополучия и высокого уровня стресса накануне сессии

3 Студенты, происходящие из семей с выраженными коммуникативными дисфункциями в виде различных форм индуцирования негативных эмоций и трудностей их переработки, характеризуются более высоким уровнем эмоционального неблагополучия, суицидальной направленности, и стресса по сравнению со студентами, происходящими из семей с низким уровни коммуникативных дисфункций. Семейные дисфункции, прежде всего высокий уровень критики и фиксации на негативных переживаниях, являются предикторами эмоционального неблагополучия и высокого уровня стресса накануне сессии

4 Существует связь между дисфункциональным стилем коммуникации в семье, трудностями в открытом проявлении чувств и установлении поддерживающих интерперсональных отношений у студентов Студенты из семей с дисфункциональным стилем коммуникации и установками на элиминирование эмоций отличаются более низкой социальной под держкой

Апробация работы

Результаты исследования докладывались на V Городской межвузовской конференции "Молодые ученые - московскому образованию» (Москва, апрель 2007г.).Диссертац11я'апробированав'Мискоыскомнауч11о-исследовательском институте психиатрии Росздрава на заседаниях лаборатории клинической психологии и психотерапии Московского НИИ психиатрии Росздрава (Москва, июль 2007г)

Структура и объем работы

Работа изложена на 180 страницах машинописного текста, состоит из введения, двух частей, шести глав, обсуждения результатов, выводов, заключения, списка литература из 175 наименований Работа содержит 3 диаграммы и 42 таблицы в основной части

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна, практическая значимость, изложены цель, задачи, гипотезы, методы исследования, указаны группы испытуемых, представлены положения, выносимые на защиту

В первой части работы представлен обзор исследований, освещающих роль интерперсональных факторов в эмоциональной дезадаптации и совладании со стрессом

В первой главе проводится анализ представлений о роли интерперсональных отношений в моделях расстройств аффективного спектра, разработанных представителями различных психологических школах и направлений Эти представления проанализированы в основных психологических традициях - психодинамической (3. Фрейд, 1999, К Абрахам, 2004, S Blatt, 1992 и др), когнитивно-бихевиоральной (A Bandura, 1977, М Kovack, А Beck, 1976, A Beck, G Emery, 1985, А Beck 1979 и др), экзистенциально-гуманистической (К Роджерс, 1997, Р Мэй, 2001) Рассмотрены, также, интегративные подходы, центрированные на семье и интерперсональных отношениях системно ориентированная семейная психотерапия (С Минухин, Ч Фишман, 1998, М Боуэн, 2005, Г Бейтсон, Д Джексон, Дж Хейли, Дж Уикленд, 1993, М Палаццоли, JI Босколо, 2002 и др), теория привязанности Дж Боулби (Дж Боулби, 2003, 2004 и др), американская школа интерперсональных отношений и интерперсональная психотерапия (А Адлер, 1995, К Хорни, 1937, GL Klerman, MM Weissman,

1997 и др), концепция социальной поддержки (S Henderson, 1977, Т S Brugha, 1995 и др)

В качестве методологического основания исследования рассмотрена системная многофакторная психо-социальная модель расстройств аффективного спектра (А Б Холмогорова, Н,Г Гаранян, 1998, А Б Холмогорова, 2006), включающая макросоциальный, семейный, личностный и интерперсональный уровни

Показано, что в различных концепциях все большее значение придается анализу интерперсональных и семейных дисфункций как факторам формирования уязвимости к расстройствам аффективного спектра, включая субклинические эмоциональные нарушения Рассмотрена концепция социальной поддержки, интенсивно развивающаяся в последние десятилетия, доказавшая важную буферную роль конструктивных интерперсональных отношений в совладении со стрессом.

Во второй главе представлены исследования связи различных видов стрессоров с расстройствами аффективного спектра Показано, что повседневные стрессовые события (микрострессоры), критические жизненные события (макрострессоры) и хронические стрессы потенциально способствуют расстройствам аффективного спекгра и появление расстройств аффективного спектра модерируется различными видами стрессоов (Р.М Kohn, К Lafreruere, М Gurevich, 1990; S Folkman, RS Lazarus, 1988, M Перре, В А Абабков, 2004, Р Gilbert, 1992, LI Pearlin, 1982, R S Kessler, 1997, G W. Brown, T О Hams 1978, RJ. Edelmann, 1992)

Рассмотрена комплексная модель взаимодействия различных психологических факторов, влияющих на переживание стресса (по S Folkman, RS Lazarus, 1988) Описаны наиболее важные психологические факторы, связанные со стрессом свойства личности и социальные факторы, которые могут способствовать как усилению, так и ослаблению стрессовой реакции

Рассмотрена роль ингерперсональных отношений как факторов совладания со стрессом Представлены исследования в рамках концепции социальной поддержки

Показано, что многие исследователи акцентируют внимание на буферной роли социальных факторов, в том числе, представители социальной психиатрии GW Brown и ТО Hams (1978) приходят к проблеме социальной поддержки, изучая связь между жизненными стрессами (stressfull life-events) и психическими нарушениями и описывают стресс-буферную модель социальной поддержки (D Cassel, 1976), согласно которой, благоприятное социальное окружение повышает резистентность к психологическим стрессам

В результате проведенного анализа доказывается, что социальная поддержка фактически представляет собой систему непрофессиональной помощи в профилактике и лечении психических расстройств, в том числе, расстройств аффективного спектра, включая субклинические эмоциональные нарушения (T.S Brugha, 1993, J Cassel, 1976, LA Champion, 1995, M. Greenblatt, R.M Becerra, E A Serafetimdes, 19B2 и др )

Рассмотрены различные исследования роли семейных факторов, повседневного и острого семейного стресса в возникновении расстройств аффективного спектра Показано, что уязвимость к развитию расстройств аффективного спектра у потомков повышается, если в родительской семье нарушены коммуникации в виде родительского отвержения, критики, дисфункционального контроля (G Parker, 1981, 1993, M. Plantes, В. Prusoff, G Parker, 1988, С В Воликова, 2005, А Б Холмогорова, 2006), имели место случаи сексуального и физического насилия, жестокого обращения, тяжелых болезней и смертей родственников, социально-экономические проблемы семьи, отсутствие родительского попечительства (J Hill, A Pickles et al, 2001, J Scott, WA Barker, D Eccleston, 1998, AM Прихожан, H H Толстых, 2007, ЕГ Дозорцева, 2006, С В Воликова, 2005, А Б Холмогорова, 2006), доминируют ценностные ориентации в виде перфекционистских установок и правил (Blatt, 1979, Л В Ким, 1997, С В Воликова, 2005, А Б Холмогорова, 2006), имеют место нарушения структуры семьи в виде разобщенности или симбиотических отношений между матерью и ребенком (Н В Самоукина, 2000, А Е. Бобров, M А Белянчикова, 1999), отгороженности от внешнего

мира (Э Эйдемиллер, В Юстицкис, 1999) В исследованиях С В Воликовой и А Б Холмогоровой различные семейные факторы расстройств аффективного спектра проанализированы и изучены в комплексе на основе четырех -аспектной модели семейной системы, включающей структуру, микродинамику, макродинамику и идеологию этой системы (С В Воликова, 2005, А Б Холмогорова, 2006).

В третьей главе представлены кратко взгляды представителей московской и ленинградской психологических школ (J1С Выгоского, ДБ Эльконина, Б Г Ананьева, В М Мясищева, и др), а также зарубежных исследователей (Э Эриксона, К Левина) на роль интерперсональных отношений в психическом развитии с акцентом на юношеский возраст, описаны характерные для юношеского возраста особенности интерперсональных отношений. Многие исследователи (В С Собкин, 1998, 2003, М Ю Кондратьев, 1997, Е Г Дозорцева, 2006, Л Ф Обухова, 2006, И Ю. Кулагина, 1996, АМ Прихожан, 2000, НН Толстых, 2007 и др), изучавшие юношеский возраст, так или иначе, сходятся в признании важного значения интерперсональных отношений для становления личности

Показано, что юношеский возраст, в котором находится большинство студентов, является кризисным, так как ставит перед индивидом наиболее сложные из возникающих в течение жизни задач развития Возрастной кризис осложняется для студентов особенностями их жизненной ситуации и деятельности - ломкой привычных стереотипов жизни и учебы, сочетающейся с частой материальной и бытовой неустроенностью, неопределенностью социального статуса, интенсивной умственной работой и периодическим экзаменационным стрессом (Б А Бараш, 1985, И С Кон, 1989) Таким образом, показано, что, обучение в вузе связано со значительными ^стрессовыми нагрузками и совпадает с возрастом высокого риска манифестации психической патологии (Е Д. Красик, Б С Положий, Е А Крюков, 1982)

Приведены эмпирические исследования эмоциональной дезадаптации у студенческой молодежи по эпидемиологическим данным аффективные расстройства в студенческой популяции достигают 20-30% среди всех опрошенных, а суицидальные мысли, связанные с депрессией, в юношеском возрасте встречаются в 2 раза чаще, чем вообще у населения (А А Северный, А К Ануфриев, 1987) Исследования периода семестра, в котором выявляются пограничные нервно-психические расстройства, показывают, что у 46,6% студентов заболевание возникло во время экзаменационной сессии или подготовки к ней (Е Д Красик, Б С Положий, Е А Крюков, 1982) Установлено, что многие психические заболевания манифестируют именно в этот период, так как такие перемены в жизни являются стрессогенными, требуют больших психических затрат и даже могут стать причиной суицида (В В Войцех, Г И Семикин, 2006).

Приведены исследования копинг - стратегий (Е И Чехлатый, 2006, Т Л Крюкова, 2004) Исследования Т Л Крюковой (2004) подтвердили важную роль интерперсональных факторов в совладающем поведении индивида В выборе конкретных стратегий совладения одинокие юноши и девушки по сравнению с неодинокими чаще предпочитают стратегии принадлежащие к непродуктивному стилю совладающего поведения

Таким образом, обосновывается цель исследования - изучение интерперсональных факторов эмоциональной дезадаптации и совладения со стрессом у студентов

Во второй части работы представлены данные эмпирического психологического исследования интерперсональных и семейных факторов эмоциональной дезадаптации и уровня стресса у студентов

В четвертой главе работы описана организация исследования, приводятся социодемографические характеристики испытуемых, представлены методики исследования

В главе пятой приводится описание полученных данных, обобщены и проанализированы результаты исследования выраженности состояний эмоциональной дезадаптации и стресса в студенческой популяции

Данные, полученные в исследовании, свидетельствуют о значительной выраженности эмоционального неблагополучия в исследуемой выборке

Как видно из таблицы 1, 25 % студентов-первокурсников и 32,3% студентов старших курсов отмечают в самоотчете симптомы депрессии Примерно одинаковый процент первокурсников и старшекурсников отмечают симптомы депрессии средней и тяжелой степени (12% и 11% соответственно)

Таблица 1 Распределение студентов (в процентном соотношении) по выраженности симптомов депрессии (опросник депрессии Бека)

Группы Младшие курсы Старшие курсы

N=145 N=164

Тяжесть симптомов (балл) N % N %

Тяжелая депрессия (>29) 7 4 7 4,3

Депрессия умеренной тяжести (19-28) 12 8 11 6,7

Легкая депрессия (14-18) 20 13 35 21,3

Нет депрессии (0-13) 106 75 111 67,7

Важно отметить, что частота симптомов депрессии в исследованной выборке выше, чем в общей популяции по данным, полученным В Д Ротштейн, МН Богдан, МЕ Суетин (2005).

При анализе отдельных пунктов Шкалы депрессии Бэка мы придавали особое значение показателям по пункту «Суицидальные мысли и желания»

Данные таблицы 2 свидетельствуют о достаточно высоком суицидальном риске в исследуемой выборке. Причем, особенно высок этот риск среди первокурсников. 25% из них отмечают в самоотчете наличие суицидальных мыслей и желаний, один из этих студентов сообщает о готовности совершить суицид в любой подходящий момент Среди старшекурсников наличие суицидальных мыслей и желаний отмечают 16,4%

Таблица 2 Распределение студентов (в процентном соотношении) по уровню суицидальной направленности (пункт «Суицидальные мысли и желания» опросника депрессии Бека)

Группы Младшие курсы Старшие курсы

N=145 N=164

Варианты ответа N % N %

У меня нет мыслей о самоубийстве 106 75 137 83,6

У меня есть мысли о самоубийстве, но я не приведу их в исполнение 27 19 25 15,2

Я хотел бы покончить с собой 7 5 2 1,2

Я бы покончил с собой при подходящей возможности 1 1 0 0

По данным опросника тревоги Бека студенты-первокурсники демонстрируют менее высокие показатели тревоги по сравнению со старшекурсниками Тем не менее, они достаточны высоки лишь треть всех испытуемых не отмечает у себя симптомов тревоги, 29% отмечают симптомы легкой тревоги, 22% - симптомы средней интенсивности и 14% обследованных испытывают сильную тревогу Среди студентов старших курсов более половины (51,8%) испытывают симптомы тревоги средней и высокой степени тяжести

Нами были получены статистически значимые различия между группами юношей и девушек по показателям тревоги и межличностной сензитивности (8СЬ-90-Я Дерогатис), а также по уровню тревоги и депрессии (опросники депрессии, тревоги Бека) В группе девушек эти показатели значимо выше

Более высокие показатели эмоционального неблагополучия в группе девушек нежели в группе юношей, можно объяснить тендерными стереотипами эмоционального поведения, в соответствии с которыми девушки в нашей культуре более открыто жалуются на состояние дистресса, чем юноши, о чем свидетельствуют их более низкие показатели опросника запрета на выражение чувств (ЗВЧ) По уровню стресса между юношами и девушками значимых различий выявлено не было

Сопоставление показателей депрессии, тревоги, суицидального риска у студентов с высоким уровнем интерперсональных дисфункций с показателями пациентов из клинической группы, страдающих расстройствами аффективного спектра, свидетельствуют об отсутствии статистически значимых различий по уровню эмоционального неблагополучия

Таким образом, по полученным в нашем исследовании данным, значительная часть студентов 1 курса обучения в ВУЗе, а также значительная часть студентов старших курсов, попадают в группу риска по расстройствам аффективного спектра у студентов первокурсников выше процент людей, имеющих суицидальные мысли и намерения, а у студентов старших курсов больше процент людей с высоким уровнем тревоги Это ставит задачи дальнейших исследований и выделения дифференцированных мишеней оказания психологической помощи студенческому контингенту

В шестой главе приводятся данные о связи состояний эмоциональной дезадаптации и выраженности стресса у студентов первого курса с различными семейными и интерперсональными дисфункциями

Методом процентилей все испытуемые были разбиты на три группы по показателям эмоциональной поддержки в зависимости от ее уровня Данные таблицы 3 отражают статистически значимые различия по уровню депрессии (р=0,05) и тревоги (р<0,001) между испытуемыми в группах с низким и высоким уровнем социальной поддержки (опросник социальной поддержки F-SOZU-22 Sommer, Fydnch) Показатели по шкалам депрессии и тревоги значимо ниже в группах с высоким уровнем социальной поддержки

Данные нашего исследования подтверждают статистически значимые различия по уровню депрессии, выраженности суицидальной направленности, тревоги, интерперсонального, академического и общего стресса между испытуемыми в группах с низким и высоким уровнем социальной поддержки— Такие же данные получены при сравнении групп с узкой и широкой социальной сетью Показатели по уровню депрессии, суицидальной готовности, тревоги и стрессу значительно выше в группе с низким уровнем социальной

поддержки, узкой социальной сетью Суицидальные мысли и намерения встречаются у студентов с низким уровнем социальной поддержки и узкой социальной сетью 2 в раза чаще по сравнению со студентами с высоким уровнем социальной поддержки и широкой социальной сетью

Табпица 3 Уровень депрессии и тревоги (опросники депрессии, тревоги Бека) у испытуемых с различным уровнем социальной поддержки (опросник социальной поддержки F-SOZU-22 Sommer, Fydnch)

Группы Низкий уровень социальной Средний уровень социальной поддержки (N=45) Высокий уровень социальной поддержки (N=40)

поддержки

Параметры (N=42)

Нет 73,8% 68,88% 85%

Легкая 9,52% 17,77% 10%

Уровень Умеренная 7,14% 11,11% 5%

депрессии Тяжелая 9,52% 2,22% 0%

Mean 12,15а 10,51 6,12а

SD 10,85 7,78 3,67

Нет 40,48% 33,33% 35%

Легкая 19,05% 24,44% 40%

Уровень Средняя 21,43% 31,11% 10%

тревоги Высокая 19,05% 11,11% 15%

Mean 12,26а 9,62 3,72а

SD 9,42 8,33 3,20

M (mean) - среднее

SD - стандартное отклонение

а - различия средних показателей депрессии и тревоги между испытуемыми с низким и высоким уровнем социальной поддержки (опросник социальной поддержки F-SOZU'22 Sommer, Fydnch) статистически достоверны (критерий Манна-Уитни)

Также, был проведен анализ связи особенностей стиля коммуникации в семье с уровнем стресса и выраженностью эмоциональной дезадаптации у студентов первых курсов

Для сравнительного анализа данных и связи между выраженностью семейных дисфункций и состоянием эмоциональной дезадаптации, а также уровнем стресса, испытуемые были поделены методом процентилей на 3 группы в зависимости от уровня выраженности семейных дисфункций Данные таблицы 4 отражают статистически значимые различия по уровню общего стресса (р=0,011) (опросник недавних жизненных событий у студентов) между испытуемыми в группах с низким и высоким уровнем семейных дисфункций (опросник «Семейные эмоциональные коммуникации») Показатели по шкале

общего стресса значимо выше в группе с высоким уровнем выраженности семейных дисфункций в родительской семье

Таблица 4 Показатели стресса (опросник недавних жизненных событий у студентов, И КоЬп, X ЬаГгешеге, Н. СигеУ1сЬ) у испытуемых с различным уровнем семейных дисфункций (опросник «Семейные эмоциональные коммуникации» Холмогоровой, Воликовой)

Группы Низкий уровень семейных дисфункций (N-45) Средний уровень семейных дисфункций (N=47) Высокий уровень семейных дисфункций (N=47)

Параметры

0-45 0% 0% 0%

46-95 84,44% 72,34% 59,57%

Уровень 96-145 15,55% 19,15% 31,91%

стресса 146 и выше 0% 2,13% 8,51%

Mean 74,76а 79,77 87,4а

SD 20 20,72 22,24

М (mean) - среднее значение SD - стандартное отклонение

а - различия между испытуемыми с низким и высоким уровнем семейных дисфункций (опросник «Семейные эмоциональные коммуникации») статистически достоверны (критерий Манна-Уитни)

Также имеют место статистически значимые различия по уровню депрессии, суицидальных мыслей и намерений, общего и академического стресса между испытуемыми в группах с низким и высоким уровнем семейных дисфункций Показатели по уровню депрессии, суицидальной готовности и стрессу значительно выше в группе с высоким уровнем семейных дисфункций Согласно данным опросника «Семейные эмоциональные коммуникации» коммуникации в родительских семьях студентов с высоким уровнем семейных дисфункций характеризуется различными формами индуцирования негативных эмоций (высоким уровнем критики, индуцированием тревоги и недоверия к людям, фиксацией на негативных переживания) в сочетании с трудностями их психологической переработки (элиминированием эмоций и ориентацией на внешнее благополучие) и завышенными требованиями

Результаты корреляционного анализа данных достоверно подтверждают наше предположение о том, студенты из семей с дисфункциональным стилем коммуникации и установками на элиминирование эмоций отличаются низкой

социальной поддержкой Таким образом, чем выше уровень элиминирования эмоций в родительской семье (опросник «Семейные эмоциональные коммуникации»), чем выше общий запрет на выражение чувств и особенно чувства печали (опросник «Запрет на выражение чувств»), тем ниже уровень эмоциональной, инструментальной поддержки, социальной интеграции и доверительных связей (опросник социальной поддержки F-SOZU-22 Sommer, Fydrich) Фактор индуцирования недоверия к людям в семье связан с низким уровнем инструментальной поддержки и социальной интеграции Высокий уровень критики в родительской семье связан с недостаточным уровнем социальной интеграции Чем выше фактор внешнего благополучия в семье студентов, тем меньше ядро социальной сети («Московский интегративный опросник социальной сети»)

По данным регрессионного анализа, модели, отражающие степень влияния различных интерперсональных дисфункций, позволяют объяснить 20% дисперсии зависимой переменной «интерперсональный стресс» (F=34,13, р<0,01; R2= 0,201), 16% зависимой переменной «академический стресс» (F=2,169, р < 0,05; R2= 0,158), а также 23% дисперсии зависимой переменной «общий стресс» (F=l,916, р < 0,05, R2=0,232)

Данные регрессионного анализа позволяют сделать вывод о том, что совокупность независимых переменных в виде семейных (высокий уровень критики, фиксация на негативных переживаниях) и интерперсональных (маленькое ядро социальной сети) дисфункций, способствуют повышению уровня стресса Маленький размер ядра социальной сети и высокий уровень родительской критики являются значимыми предикторами интеперсонального стресса, высокий уровень родительской критики и фиксации на негативных переживаниях - предикторами общего стресса

Данные регрессионного анализа также свидетельствуют о том, что совокупность независимых переменных в виде семейных (высокий уровень критики и фиксации на негативных переживаниях в родительской семье) и интерперсональных (низкий уровень социальной интеграции) дисфункций

способствуют возникновению состояний эмоциональной дезадаптации, а именно симптомов депрессии и тревоги у студентов Влияние указанных независимых переменных объясняет 9% дисперсии зависимой переменной «уровень депрессии» (Р=2,876, р<0,05, Я2=0,089) и 20% дисперсии зависимой переменной «уровень тревоги» (Р=2,772, р<0,05,112=0,197) Высокий уровень родительской критики и ориентации на внешнее благополучие в семье являются предикторами возникновения симптомов депрессии, высокий уровень родительской критики, фиксации на негативных переживаниях и низкий уровень социальной интеграции - предикторами высокого уровня тревоги

При обсуждении результатов полученные данные соотносятся с данными различных теоретических разработок, а также с результатами выполненных эмпирических исследований интерперсональных факторов расстройств аффективного спектра Отмечается, что полученные данные подтверждают важность отношений в родительской семье для последующего формирования конструктивных интерперсональных отношений и важную роль последних в эмоциональном благополучии человека Приводится также анализ данных на основе многофакторной модели расстройств аффективного спектра (А Б Холмогорова, НГ Гаранян, 1998), выделяются мишени психологической помощи студентам, прежде всего, создание эффективной системы социальной поддержки В заключении рассмотрены перспективы дальнейших исследований, подчеркивается необходимость создания службы психологической помощи и системы психопрофилактики в вузах Выводы

1 В студенческой популяции имеет место высокий уровень эмоциональной дезадаптации

1 1 Уровень эмоционального неблагополучия у студентов-первокурсников и студентов старших курсов выше, чем в общей популяции,— что проявляется в высоких показателях депрессии, тревоги, суицидальной направленности и уровня стресса В выборке студентов-первокурсников

больше людей с наличием суицидальных мыслей и намерений (25%), а на старших курсах больше студентов с высоким уровнем тревоги (52%)

1 2 Показатели эмоционального неблагополучия в группе девушек значимо выше, чем в группе юношей Это может быть связано с тендерными стереотипами эмоционального поведения, в соответствии с которыми девушки в нашей культуре более открыто жалуются на состояние дистресса, чем юноши, о чем свидетельствуют более высокие запреты на выражение чувств у юношей (по данным опросника ЗВЧ) Указанный тендерный стереотип эмоционального поведения может затруднять обращение за помощью в сложных ситуациях и затруднять совладание со стрессом у юношей

13 Студенты-первокурсники, проживающие в общежитии и, следовательно, переживающие повышенный уровень стресса, связанный с ломкой жизненного стереотипа, не отличаются от студентов, проживающих в семьях, по уровню стресса и эмоциональной дезадаптации В данной выборке это может быть связано с тем, что все проживающие в общежитии были выходцами из семей с низким уровнем семейных дисфункций.

2 Интерперсональные факторы (уровень социальной поддержки и размеры социальной сети, особенности семейных коммуникаций) играют важную роль в возникновении эмоциональной дезадаптации, суицидальной направленности и высокого уровня стресса накануне первой сессии у студентов-первокурсников

21 У студентов с низким уровнем социальной поддержки и узкой социальной сетью показатели эмоциональной дезадптации, суицидальной направленности и уровня стресса значимо выше по сравнению со студентами, имеющими высокие показатели поддержки Дисфункции социальной сети, прежде всего маленький размер ядра социальной сети (меньше 2 человек) и низкий уровень социальной интеграции являются предикторами эмоциональной дезадаптации и высокого уровня стресса накануне сессии

2 2. У студентов с высоким уровнем семейных коммуникативных дисфункций показатели эмоциональной дезадаптации, суицидальной

направленности и уровня стресса значимо выше, чем у студентов из семей с низким уровнем этих дисфункций Семейные дисфункции, прежде всего, высокий уровень родительской критики и фиксация на негативных переживаниях, являются предикторами эмоциональной дезадаптации и высокого уровня стресса накануне сессии

2 3 У студентов с низким уровнем социальной поддержки и выраженными семейными дисфункциями в 2 раза чаще отмечаются суицидальные мысли и намерения по сравнению со студентами с высоким уровнем социальной поддержки и низким уровнем семейных дисфункций

2 4 У студентов из группы с высоким уровнем интерперсональных дисфункций показатели эмоционального неблагополучия сходны с соответствующими показателями группы пациентов с расстройствами аффективного спектра

3 Существуют значимые связи между выраженностью семейных дисфункций (прежде всего элиминирования эмоций, индуцирования недоверия к людям и ориентации на внешнее благополучие), установками по отношению к эмоциям в виде запрета на выражение чувств и трудностями в установлении поддерживающих отношений Студенты, с высоким уровнем запрета на выражение чувств, и происходящие из семей с перечисленными коммуникативными дисфункциями, часто характеризуются недостаточным уровнем социальной поддержки (эмоциональной, инструментальной поддержки, социальной интеграции, доверительных связей, маленьким размером ядра социальной сети)

4 На основании проведенного исследования можно выделить следующие мишени психотерапии и профилактики расстройств аффективного спектра у студентов незначительный размер ядра социальной сети, низкий уровень социальной поддержки, травматический опыт дисфункциональных семейных отношений, высокий уровень запрета на выражение чувств Разработанный методический комплекс позволяет надежно выявлять эти дисфункции

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1 Евдокимова Я Г, Москова М В Выраженность эмоционального неблагополучия у студентов в условиях экзаменационного стресса // Молодые ученые - московскому образованию Материалы V городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения - М МГППУ, 2006 С 65-66

2 Гаранян Н Г, Холмогорова А Б, Евдокимова Я Г, Москова М В , Войцех В Ф, Семикин Г И Предэкзаменационный стресс и эмоциональные нарушения у студентов младших курсов // Социальная и клиническая психиатрия 2007, №2 С 38-42

3 Евдокимова Я Г Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации у студентов в условиях мегаполиса // Известия Российского государственного педагогического университета имени А И Герцена Аспирантские тетради 2007, №20(49) С 270-274

4 Холмогорова А Б, Евдокимова Я Г Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации у студентов в условиях мегаполиса // Психологические проблемы семьи и личности в мегаполисе Материалы первой международной научно-практической конференции - М Из-во «Институт психологии РАН», 2007 С 141-145

5 Евдокимова Я Г Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации у студентов младших курсов // Психологическая наука и образование 2007, №5. С 71-82

Подписано в печать 17 03 2008 г Печать трафаретная

Заказ № 168 Тираж 100 экз

Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш, 36 (495) 975-78-56, (499) 788-78-56 www autoreferat ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Евдокимова, Яна Геннадиевна, 2008 год

ВВЕДЕНИЕ

Часть 1. Роль интерперсональных факторов в состояниях эмоциональной дезадаптации

Глава 1. Роль интерперсональных отношений в психологических моделях расстройств аффективного спектра

1.1 ходинамичая традиция

1.2 Когнитивно-бихевиоральная традиция

1.3 Экзенциально-гуманичая традиция

1.4 Подходы,окрованные на интерпенальных отношениях

1.5 Интегративная многофакторная хоциальная модель

Глава 2. Интерперсональные отношения и стресс

2.1. Определение понятий ра» и «копинга»

2.2. Видыроров и ихязьртровами аффективногоектра

2.3. Социальная поддержка как факторвладанияром

2.4. Семейные дункции иры как факторы ртров аффективногоектра

Глава 3. Эмоциональная дезадаптация у студентов

3.1. бенни интерпенальных отношений в юношом возре и их роль в хичом здоровье

3.2 Эмпиричие ледования эмоциональной дезадаптации уудентов

Часть 2. Эмпирическое исследование интерперсональных факторов эмоциональной дезадаптации у студентов

Глава 4. Организация комплексного исследования интерперсональных факторов эмоциональной дезадаптации у студентов

4.1 Обоснование гипотез и характеристика методов исследования

4.2 Характеристика обследованных групп

Глава 5. Результаты эмпирического исследования выраженности состояний эмоциональной дезадаптации и стресса в студенческой популяции

5.1 Выраженньмптомов деприи, тревоги и хологичогора уудентов

5.2 Выраженньстояний эмоциональной дезадаптации у юношей и девушек (гендерный ект)

5.3 Сопавление данных популяционного ледованияудентоввыраженными интерпенальными дункциямиданными клиничого ледования пациентовтревожными и депривными ртровами

Глава 6. Результаты эмпирического исследования связи эмоциональной дезадаптации и уровня стресса с интерпероснальными дисфункциями у студентов младших курсов

6.1 Результаты исследования связи уровня социальной поддержки с выраженнью эмоциональной дезадаптации и уровнемра уудентов первых кув

6.2 Результаты ледованияязи беннейиля коммуникации вмье,выраженнью эмоциональной дезадаптации и уровнемра уудентов первых кув

6.3 Результаты корреляционного анализа данных

6.4 Данные множвенного регрионного анализа

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Введение диссертации по психологии, на тему "Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации у студентов"

Актуальность темы

В последнее время отмечается рост числа расстройств аффективного спектра в общей популяции. Среди них тревожные и депрессивные расстройства являются наиболее распространенными. Так, по данным отечественных исследователей (Ротштейн, Богдан, Суетин, 2005), общее число жителей России, страдающих депрессивными и тревожными расстройствами и нуждающихся в помощи в настоящее время, составляет около 9 млн. человек, то есть 6-7% населения России. Отмечается также рост субклинических эмоциональных нарушений, которые включаются в границы расстройств аффективного спектра (Akiskal et al., 1980, 1983; Angst et al, 1997) и оказывают выраженное негативное влияние на качество жизни, социальную адаптацию и повышают суицидальный риск.

На фоне социально-экономической нестабильности последних десятилетий в России имеет место значительный рост числа расстройств аффективного спектра у молодежи (Холмогорова, 2006), что повышает риск возникновения социальной дезадаптации и девиантного поведения в молодежной среде. Психосоциальные проблемы молодежи и студенчества привлекают все большее внимание исследователей (Собкин, 1998, 2003, 2004; Кондратьев, 1997; Дозорцева, 2006; Обухова, 2006; Кулагина, 1996; Прихожан, 2000; Толстых, 2007 и др.). Хотя Россия занимает одно из первых мест по количеству суицидов среди молодежи (Войцех, 2006), до сих пор отсутствуют программы профилактики суицидального поведения. Важной частью таких программ должно стать своевременное выявление расстройств аффективного спектра, включающих субклинические состоянии эмоциональной дезадаптации. Выше сказанное делает особенно актуальной задачу исследования, факторов, влияющих на возникновение и течение этих расстройств у молодежи и студентов.

Современные исследования расстройств аффективного спектра подтверждают их многофакторную психосоциальную природу, а также — диатез - стрессовую модель возникновения. Согласно этой модели, биологический диатез или биологическая уязвимость выливаются в болезнь только при условии воздействия стрессоров - неблагоприятных психологических и социально-психологических факторов, среди которых важное место принадлежит интерперсональным факторам (Перре, Бауманн, 2002; Холмогорова, Гаранян, 1998; Холмогорова, Гаранян, Петрова, 2003; Холмогорова, 2006 и др.).

Отечественные и зарубежные исследователи давно обратили внимание на влияние интерперсональных факторов: семейного окружения (Parker, 1981, 1988, 1992; Erms, Сох, Larsen, 2000; Kessler, 1997; Sadowski, Ugarte, Kolvin, 1999; Blatt, 1995; Спиваковская, 1988; Захаров, 1988; Ким, 1997; Эйдемиллер, Юстицкис, 2000; Холмогорова, 2006; Воликова, 2005 и др.) и более широкого социального окружения (Brugha, 1988, 1995; Caplan, 1974, 1997; Холмогорова, Гаранян, Петрова, 2003; Холмогорова, 2006; Тукаев, 2003 и др.) на эмоциональное состояние и психическое здоровье человека.

Деструктивные интерперсональные отношения признаются важнейшим предиктором развития состояний эмоциональной дезадаптации, а также клинически выраженных депрессивных и тревожных расстройств. В то же время, конструктивная социальная поддержка рассматривается в качестве буфера, способствующего смягчению жизненных стрессов и их более успешной переработке фактора (Caplan, 1974; Brown, Harris 1978; Холмогорова, Гаранян, Петрова, 2003 и др.).

Специфика вузовского обучения, как известно, совпадает с возрастом наиболее высокого риска манифестации психической патологии, что обусловлено значительными стрессовыми нагрузками, характерными для обучения в вузе и создающими дополнительные условия для проявления эмоциональной дезадаптации (Красик, Положий, Крюков, 1982; Войцех, Семикин, 2006, Крюкова, 2004 и др.). Обучение на первом курсе ВУЗа является новой стадией жизненного цикла. Часто поступление в ВУЗ связано со сменой места жительства, и влечет за собой разрушение уже сложившейся старой социальной сети. Но новая социальная сеть формируется не сразу, что ведет к дефициту социальной поддержки. Именно это делает студентов -первокурсников группой риска по эмоциональной дезадаптации и остро ставит задачу изучения предикторов успешной переработки стрессогенных жизненных событий и совладания со стрессом у студентов, а также разработки на этой основе программ психопрофилактики и психотерапевтической помощи для студентов.

Научная новизна исследования

Лишь в последние десятилетия в отечественной психологии появились исследования, посвященные изучению интерперсональных факторов расстройств аффективного спектра (Воликова, 2005; Холмогорова, 2006). Однако до сих пор не проводились исследования влияния этих факторов на состояния дезадаптации в студенческой популяции, и практически отсутствуют исследования влияния интерперсональных факторов на переработку психологического стресса у молодежи и студентов. Научная новизна исследования заключается в изучении влияния дисфункций семейного и более широкого социального окружения на состояния эмоциональной дезадаптации и уровень стресса в студенческой среде. Впервые проанализированы тендерные различия в уровне психологического стресса и эмоциональной дезадаптации в студенческой популяции.

Цель исследования

Изучение интерперсональных факторов расстройств аффективного спектра в условиях преодоления жизненных стрессов у студентов.

Задачи исследования:

1. Аналитический обзор зарубежных и отечественных исследований роли интерперсональных отношений в возникновении расстройств аффективного спектра и успешности переработки стрессогенных жизненных событий.

2. Разработка методического комплекса, позволяющего исследовать роль интерперсональных, включая семейные, факторов расстройств аффективного спектра в условиях преодоления жизненных стрессов у студентов.

3. Оценка выраженности симптомов депрессии и тревоги, а также уровня различных видов стресса в студенческой популяции:

• оценка уровня стресса и выраженности эмоциональной дезадаптации у студентов - первокурсников;

• сравнение степени выраженность состояний эмоциональной дезадаптации у студентов - первокурсников и студентов старших курсов;

• сравнение степени выраженность состояний эмоциональной дезадаптации, уровня стресса и особенностей установок по отношению к эмоциям у юношей и девушек.

4. Выявление связей между качеством интерперсональных отношений (уровнем социальной поддержки и особенностями семейных коммуникаций), установками по отношению к эмоциям, уровнем переживаемого стресса и выраженностью эмоциональной дезадаптации у студентов

5. Сравнение показателей эмоциональной дезадаптации в группе студентов с высокими показателями интерперсональных дисфункций и в клинической группе больных расстройствами аффективного спектра. Определение мишеней психопрофилактики и психотерапетвической помощи студентам.

Объект исследования

Интерперсональные факторы расстройств аффективного спектра.

Предмет исследования

Интерперсональные факторы эмоциональной дезадаптации и выраженности психологического стресса у студентов. Гипотезы исследования:

1. Показатели эмоционального неблагополучия (депрессии, тревоги, суицидальной направленности) и уровень стресса у студентов с низким уровнем социальной поддержки значимо выше таковых у студентов с высоким уровнем социальной поддержки и сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра.

2. Показатели эмоционального неблагополучия (депрессии, тревоги, суицидальной направленности) и уровень стресса у студентов с высокими показателями коммуникативных дисфункций в семье значимо выше таковых у студентов с низким уровнем семейных дисфункций и сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра.

3. Существуют тендерные различия в показателях эмоциональной дезадаптации и установками по отношению к эмоциям между студентами.

4. Существует связь между дисфункциональным стилем коммуникации в семье, трудностями в открытом проявлении чувств и установлении поддерживающих интерперсональных отношений у студентов.

Теоретико-методологическая основа исследования

Теоретико-методологической основой данного исследования является системная био-психо-социальная модель психических расстройств и разработанная на ее основе многофакторная психо-социальная модель расстройств аффективного спектра (Холмогорова, Гаранян, 1998; Холмогорова, 2006), интегрирующая различные подходы к этим расстройствам, включая теорию привязанности Дж. Боулби, концепцию социальной поддержки и системный подход к семье.

Обследованные группы:

• Группы студентов первых курсов технического ВУЗа (100 человек) и психологического ВУЗа (45 человек).

• Группы студентов старших курсов технического ВУЗа (62 человека) и сихологического ВУЗа (102 человека).

• Пациенты с депрессивными и тревожными расстройствами (20 человек).

Таким образом, всего было обследовано 329 человек.

Методический комплекс включает 8 методик:

Для оценки выраженности эмоциональных нарушений и установок по отношению к эмоциям:

• Опросник тревоги (BAI, разработан A.T.Beck с соавт.).

• Опросник депрессивности (BDI, разработан A.T.Beck с соавт., адаптация Н.В.Тарабриной).

• Опросник выраженности психопатологической симптоматики SCL-90-R (разработан L.R. Derogatis, адаптация Н.В. Тарабриной).

• Опросник запрета на выражение чувств (ЗВЧ, разработан В.К.Зарецким совместно с А.Б. Холмогоровой и Н.Г. Гаранян).

Для оценки уровня повседневного стресса:

• Опросник недавних жизненных событий у студентов (P.M. Kohn, K.D. Lafreniere, M. Gurevich).

Для оценки уровня социальной поддержки и размеров социальной сети:

• Опросник социальной поддержки (F-SOZU-22, разработан G.Sommer, T.Fydrich, адаптация А.Б.Холмогоровой, Г.А.Петровой).

• Структурированное интервью «Московский интегративный опросник социальной сети» (разработан А.Б.Холмогоровой совместно с Н.Г.Гаранян и Г.А.Петровой).

Для оценки уровня семейных дисфункций в родительской семье:

• Опросник «Семейные эмоциональные коммуникации» (СЭК), разработан А.Б.Холмогоровой совместно с С.В.Воликовой).

Практическая значимость исследования определяется разработкой методического комплекса для диагностики интерперсональных факторов эмоциональной дезадаптации в молодежной среде и выделением соответствующих мишеней психотерапевтических интервенций и профилактики депрессивных и тревожных расстройств в студенческой популяции, а также тесно связанного с этими состояниями суицидального риска.

Положения, выносимые на защиту:

1. Значительная часть студентов первокурсников, а также значительная часть студентов старших курсов накануне сессии демонстрируют высокие показатели эмоционального неблагополучия - депрессии, тревоги, повседневного стресса и суицидальной направленности, т.е. попадают в группу риска по расстройствам аффективного спектра. Показатели эмоционального неблагополучия у студентов, демонстрирующих высокий уровень интерперсональных дисфункций, сходны с соответствующими показателями у больных расстройствами аффективного спектра. Отмечаются значимые положительные связи показателей эмоционального неблагополучия с показателями интерперсональных дисфункций.

2. Студенты с низким уровнем социальной поддержки и узкой социальной сетью характеризуются более высоким уровнем эмоционального неблагополучия, суицидальной направленности и стрессогенности жизни по сравнению с лицами с высоким уровнем социальной поддержки. Дисфункции социальной сети, прежде всего, ее малый размер и низкий уровень социальной интеграции, являются предикторами эмоционального неблагополучия и высокого уровня стресса накануне сессии.

3. Студенты, происходящие из семей с выраженными коммуникативными дисфункциями в виде различных форм индуцирования негативных эмоций и трудностей их переработки, характеризуются более высоким уровнем эмоционального неблагополучия, суицидальной направленности, и стресса по сравнению со студентами, происходящими из семей с низким уровнм коммуникативных дисфункций. Семейные дисфункции, прежде всего высокий уровень критики и фиксации на негативных переживаниях, являются предикторами эмоционального неблагополучия и высокого уровня стресса накануне сессии. 4. Существует связь между дисфункциональным стилем коммуникации в семье, трудностями в открытом проявлении чувств и установлении поддерживающих интерперсональных отношений у студентов. Студенты из семей с дисфункциональным стилем коммуникации и установками на элиминирование эмоций отличаются более низкой социальной поддержкой.

Структура и объем работы

Работа изложена на 180 страницах машинописного текста, состоит из введения, двух частей, шести глав, обсуждения результатов, выводов, заключения, списка литература из 175 наименований. Работа содержит 6 диаграмм и 44 таблицы в основной части.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. В студенческой популяции имеет место высокий уровень эмоциональной дезадаптации.

1.1. Уровень эмоционального неблагополучия у студентов-первокурсников и студентов старших курсов выше, чем в общей популяции, что проявляется в высоких показателях депрессии, тревоги, суицидальной направленности и уровня стресса. В выборке студентов-первокурсников больше людей с наличием суицидальных мыслей и намерений (25%), а на старших курсах больше студентов с высоким уровнем тревоги (52%).

1.2. Показатели эмоционального неблагополучия в группе девушек значимо выше, чем в группе юношей. Это может быть связано с тендерными стереотипами эмоционального поведения, в соответствии с которыми девушки в нашей культуре более открыто жалуются на состояние дистресса, чем юноши, о чем свидетельствуют более высокие запреты на выражение чувств у юношей (по данным опросника ЗВЧ). Указанный тендерный стереотип эмоционального поведения может затруднять обращение за помощью в сложных ситуациях и затруднять совладание со стрессом у юношей.

1.3. Студенты-первокурсники, проживающие в общежитии и, следовательно, переживающие повышенный уровень стресса, связанный с ломкой жизненного стереотипа, не отличаются от студентов, проживающих в семьях, по уровню стресса и эмоциональной дезадаптации. В данной выборке это может быть связано с тем, что все проживающие в- общежитии были выходцами из семей с низким уровнем семейных дисфункций.

2. Интерперсональные факторы (уровень социальной поддержки и размеры социальной сети, особенности семейных коммуникаций) играют важную роль в возникновении эмоциональной дезадаптации, суицидальной направленности и высокого уровня стресса накануне первой сессии у студентов-первокурсников.

2.1. У студентов с низким уровнем социальной поддержки и узкой социальной сетью показатели эмоциональной дезадптации, суицидальной направленности и уровня стресса значимо выше по сравнению со студентами, имеющими высокие показатели поддержки. Дисфункции социальной сети, прежде всего маленький размер ядра социальной сети (меньше 2 человек) и низкий уровень социальной интеграции являются предикторами эмоциональной дезадаптации и высокого уровня стресса накануне сессии.

2.2. У студентов с высоким уровнем семейных коммуникативных дисфункций показатели эмоциональной дезадаптации, суицидальной направленности и уровня стресса значимо выше, чем у студентов из семей с низким уровнем этих дисфункций. Семейные дисфункции, прежде всего, высокий уровень родительской критики и фиксация на негативных переживаниях, являются предикторами эмоциональной дезадацтации и высокого уровня стресса накануне сессии.

2.3. У студентов с низким уровнем социальной поддержки и выраженными семейными дисфункциями в 2 раза чаще отмечаются суицидальные-мысли и намерения по сравнению со студентами с высоким уровнем социальной поддержки и низким уровнем семейных дисфункций.

2.4. У студентов из группы с высоким уровнем, интерперсональных дисфункций показатели эмоционального неблагополучия сходны с соответствующими показателями группы пациентов с расстройствами аффективного спектра.

3. Существуют значимые связи между выраженностью семейных дисфункций (прежде всего элиминирования эмоций, индуцирования недоверия к людям и ориентации на внешнее благополучие), установками по отношению к эмоциям в виде запрета на выражение чувств и трудностями в установлении поддерживающих отношений. Студенты, с высоким уровнем запрета на выражение чувств, и происходящие из семей с перечисленными коммуникативными дисфункциями, часто характеризуются недостаточным уровнем социальной поддержки (эмоциональной, инструментальной поддержки, социальной интеграции, доверительных связей, маленьким размером ядра социальной сети).

4. На основании проведенного исследования можно выделить следующие мишени психотерапии и профилактики расстройств аффективного спектра у студентов: незначительный размер ядра социальной сети, низкий уровень социальной поддержки; травматический опыт дисфункциональных семейных отношений, высокий уровень запрета на выражение чувств. Разработанный методический комплекс позволяет надежно выявлять эти дисфункции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследования отечественных и зарубежных авторов показывают, что студенчество является особенно уязвимым в плане как соматического, так и нервно-психического здоровья. Юношеский возраст, в котором находится большинство студентов, является кризисным, так как ставит перед молодым человеком наиболее сложные из возникающих в течение жизни задач развития. Они заключаются в совладании с происходящими соматическими, психологическими, социальными изменениями, а также с реакциями социума на них и в адаптации к ним.

Кризисность возраста осложняется для студентов особенностями их жизненной ситуации и деятельности - ломкой привычных стереотипов жизни и учебы, сочетающейся с частой материальной и бытовой неустроенностью, неопределенностью социального статуса, интенсивной умственной работой и периодическим экзаменационным стрессом. Все это может вызвать эмоциональную дезадаптацию, спровоцировать эмоциональные расстройства и даже стать причиной суицида.

В нашем диссертационном исследовании студентов были получены результаты, подтверждающие выдвинутые гипотезы о связи интерперсональных дисфункций с выраженностью эмоционального неблагополучия и уровня стресса у студентов. Исследование показало, что уровень эмоционального неблагополучия у студентов выше, чем в общей популяции, а интерперсональные факторы играют важную роль в возниконовении состояний эмоциональной дездаптации, в совладающем поведении студентов и играют важную роль в преодолении стрессовых воздействий.

Полученные результаты подтверждают необходимость создания службы психологической помощи и системы психопрофилактики в вузах и позволяют прояснить и научно обосновать систему мишеней психологической помощи. Показано, что- интерперсональные факторы, включая семейные, а также установки по отношению к выражению эмоций являются важными мишенями психотерапевтических интервенций- и профилактики расстройств аффективного спектра у студентов. Из полученных данных следует, что особенно важной задачей психопрофилактики студенческой дезадаптации является создание эффективной системы социальной поддержки. Институт тьюторства и другие формы оказания инструментальной и эмоциональной поддержки, а также различные формы внеучебной активности, способствующие социальной интеграции вновь поступивших, являются необходимым и важным звеном профилактики сотояний эмоциональной дезадаптации. Можно предположить, что особенно важными психопрофилактическими мероприятими является создание условий для клубного, внеучебного общения студентов, проведения с ними занятий по развитию социальных навыков. Студентов из семей с выраженными коммникативными дисфункциями, низким уровнем социальной интеграции и малым размером социальной сети можно отнести к группе риска. Им, видимо, нередко необходима специализированная психологическая помощь, направленная на преодоление трудностей в построении конструктивных интерперсональных отношений. Разработанный методический комплекс позволяет надежно выявлять симптомы эмоциональной дезадпатации и уровень интерперсональных дисфункций, он может быть использован в работе службы психологической помощи студентам.

Методы обработки данных позволили зафиксировать не только взаимосвязи особенностей интерперсональных факторов и эмоционального неблагополучия, но и установить причинно-следственный характер связей между изучаемыми переменными. Особенно важыми факторами эмоциональной дезадпатции и высокого уровня стресса у студентов-первокурсников оказались такие интерперсональные дисфункции как высокий уровень родительской критики и индуцирования тревоги в семье, а также малый размер ядра социальной сети (менее двух человек) и низкий уровень социальной интеграции.

Выявленные взаимосвязи, проанализрованные на основе многофакторной психо-социальной модели расстройств аффективного спектра (Холмогорова, Гаранян, 1998) определяют дальнейшие перспективы исследования студенческой дезадапатации. Эти исследования должны быть ориентированы на системное изучение интерперсональных факторов, включая дисфункции родительской семьи, а также макросоциальные и личностные факторы, влияющие на риск эмоционального неблагополучия у студентов. Поэтому, следующим шагом может быть совокупная обработка данных нашего исследования с данными диссертационного исследования М. Московой (2008, руководитель Н.Г.Гаранян), направленным на изучение личностных факторов эмоциональной дезадаптации у студентов.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Евдокимова, Яна Геннадиевна, Москва

1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.: Речь, 2004. - 166с.

2. Абрахам К. Формирование характера на оральной, анальной и генитальной стадии организации либидо. М.: Золотой Теленок, 2004. - с.5-54

3. Адлер А. Дальнейшие тезисы к практике индивидуальной психологии. В сб.: Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Прогресс, 1995. — с.48-58.

4. Адлер А. Индивидуальная психология, ее гипотезы и результаты. В сб.: Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Прогресс, 1995. - с. 191. V

5. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. — М.:1. Медицина, 1993.-400с.

6. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1968. 339 с.

7. Балинт М. Базисный дефект: терапевтические аспекты регрессии. М.: Когито-Центр, 2002. - 256с.

8. Бараш Б.А. Психотерапия и психопрофилактика невротических расстройств у студентов музыкального вуза. Автореф. дис. . канд. мед. наук. Л., 1985.

9. Бек А. Когнитивная терапия депрессий // Московский психотерапевтический журнал.-1996. №3.- с.69-92.

10. Бек А., Раш А., Шо Б., Эмери Г. Когнитивная терапия депрессий. — СПб.: Питер, 2003. -304с.

11. Бейтсон Г., Джексон Д., Хейли Дж., Уикленд Дж. К теории шизофрении // Моск. психотерапевтический журнал. 1993. - № 1. - с.5-24.

12. З.Бобров А.Е., Белянчикова M. А. Распространенность и структура психических расстройств в семьях женщин, страдающих пороками сердца (люнгитюдное исследование) // Журнал невропатологии и психиатрии. 1999. -Т. 99.-с. 52-55.

13. Бодров В.А. Психологический стресс: развитие и преодоление. — М.: ПЕР СЭ, 2006. 523с.

14. Божович Л.И. Избранные психологические труды, М., 1995.

15. Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей. М.: Академический проект, 2004. - 232с.

16. Боулби Дж. Привязанность. -М.: Гардарики, 2003. 477с.

17. Боуэн М. Теории семейных систем. М.: Когито-Центр, 2005. - 496с.

18. Вассерман JI .И., Горьковая И .А., Ромицына Е.Е. Психологическая методика «Подростки о родителях» и ее практическое применение. М.: Фолиум, 1994; 56 с.

19. Воликова C.B. Системно-психологические характеристики родительскихсемей пациентов с депрессивными и тревожными расстройствами // Автореф. дисс. . канд. псих. наук. М., 2005.

20. Войцех В.Ф. Динамика и структура самоубийств в России // Социальная и клиническая психиатрия. 2006. - Т. 16, №.3. - С. 22-28.

21. Войцех В.Ф., Семикин Г.И. Симпозиум «Российская молодежь: В будущее -без риска». http://www.fzr.ru/231.htm на 21 июня 2006.

22. Выготский JI.C. Исторический смысл психологического кризиса // Собр. соч. в 6-ти т. М.: Педагогика, 1982 б. - Т.1. Вопросы теории и истории психологии, -с. 291-436

23. Выготский JI.C. Педология подростка: проблема возраста // Собр.соч.: В 6 т. -М., 1984.-т. 3,4

24. Гаранян Н.Г., Холмогорова А.Б., Интегративная психотерапия тревожно-депрессивных расстройств // Московский психотерапевтический журнал. — 1996. -№3.~ с. 141-163.

25. Дозорцева Е.Г. Психологическая травма у подростков с проблемами в поведении. Диагностика и коррекция. — М.: Генезис, 2006.

26. Дозорцева Е.Г. Психическая травма и социальное функционирование у девочек-подростков с деликвентным поведением. // Российский психиатрический журнал. — 2006. №4.

27. Ересько Д.Б.,.Исурина Г.Л, Кайдановская Е.В., Карвасарский Б.Д., Карпова Э.Б. и др. Алекситимия и методы ее определения при пограничных психосоматических расстройствах // Методическое пособие. СПб., L994.

28. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. J1.: Медицина, 1988. - 248

29. Зорко Ю.А. Психические и поведенческие расстройства у студентов. -http://www.bsmu.by/bmm/01.2002/29.html на 06.07.2007.

30. Исурина Г.Л. Групповая психотерапия при неврозах (методы, психологические механизмы лечебного действия, динамика индивидуально-психологических характеристик). // Автореф. дисс. . канд. псих. наук. Л., 1984.

31. Исурина Г.Л., Карвасарский Б.Д., Ташлыков В.А., Тупицын Ю.Я. Развитие патогенетической концепции неврозов и психотерапии В.Н. Мясищева на современном этапе // Теория и практика медицинской психологии и психотерапии. СПб., 1994. - с. 109-100.

32. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. СПб. - М. - Харьков - Минск: Питер, 2000. - 536 с.

33. Карвасарский Б.Д., Абабков В.А., Исурина Г.Л., Кайдановская Е.В., Мелик-Парсаданов М.Ю., Полторак C.B., Степанова Н.Г., Чехлатый Е.И. Соотношение методов долговременной и краткосрочной психотерапии при неврозах. / Пособие для врачей. Спб., 2000. 10 с.

34. Зб.Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства. М.: Класс, 2000.' - 464с.

35. Ким Л.В. Кросс-культуральное исследование депрессии среди подростков -этнических корейцев жителей Узбекистана и Республики Корея / Автореф. дисс. на соискание уч. степ. канд. мед. наук. - М.: МНИИ психиатрии МЗ РФ, 1997

36. ЗБ.Кляйн М. О теории вины и тревоги // Кляйн М., Айзеке С., Райвери Дж., Хайнман П. Развитие в психоанализе. М., 2001. с. 394 423.

37. Кон И.С. Психология ранней юности.- М.: Просвещение, 1989.-255 с.

38. Кондратьев М.Ю. Типологические особенности психосоциального развития подростков // Вопросы психологии. 1997. - № 3. - с.69-78.

39. Кохут X., Анализ самости. М.: Когито-Центр, 2003.

40. Красик Е.Д., Положий Б.С., Крюков Е.А. Нервно-психические заболевания у студентов. Томск, 1982. - 7 с.

41. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения в разные периоды жизни // Автореф. дисс. . докт.псих.наук. М., 2005.

42. Крюкова T.JI. Психология совладающего поведения // Монография. -Кострома: Авантитул, 2004.- 343 с.

43. Кулагина И.Ю. Возрастная психология (развитие ребенка от рождения до 17 { лет). М.: Изд. Университета РАО, 1996 г.

44. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) (адаптир. для использ. в РФ) (часть 1). Ростов-на-Дону: ЛРНЦ «Феникс», 1999.

45. Меллер-Леймкюллер A.M. Стресс в обществе и расстройства, связанные со стрессом, в аспекте тендерных различий // Социальная и клиническая психиатрия. 2004. - Т. 14. - № .4. - с. 5-12.

46. Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии. — М.: Класс, 1998. -304 с.

47. Мэй Р. Смысл тревоги. М.: Класс, 2001. - 384 с.

48. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд. ЛГУ, 1960. - 426с.

49. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. -СПб.: Речь, 2004.-392с.

50. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. М., 1996.- 460 с.

51. Палаццоли М., Босколо Л., Чекин Д., Прата Д. Парадокс и котрпарадокс: Новая модель терапии семьи, вовлеченной в шизофренической взаимодействие. М.: Когито-Центр, 2002. - 204 с. }

52. Перре М., Бауман У. Клиническая психология. 2-е межд. изд. - СПб.: Питер, 2002.- 1312 с.

53. Прихожан А. М. Тревожность у детей и подросков: психологическая природа и возрастная динамика. М., 2000.

54. Прихожан A.M., Толстых H.H. Психология сиротства. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2005.-400 с.

55. Роджерс K.P. Клиентоцентрированная терапия. М.: Ваклер, 1997. — 320с.

56. Ротштейн В.Г., Богдан М.Н., Суетин М.Е. Теоретический аспект эпидемиологии тревожных и аффективных расстройств // Психиатрия и психофармакотерапия. Ж-л для психиатров и врачей общей практики. М.: НЦПЗ РАМН, ПНД №11, 2005. - Т. 7, № 2.- С.94-95.

57. Самоукина Н.В. Симбиотические аспекты отношений между матерью и ребенком // Вопросы психологии. 2000. - №3. - с.67-81.

58. Северный А.А, Ануфриев А.К. Профилактика учебной дезадаптации у студентов, связанной с депрессивными расстройствами пограничного уровня // Метод, рекомендации. М., 1987. - 3 с.

59. Северный A.A. Иовчук Н.М. Депрессии у детей и подростков. М.: Школа-Пресс, 1999.

60. Селье Г. Когда стресс не приносит горя. М., 1992.

61. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопросы психологии. 1995. - №3. - с.139-150.

62. Собкин B.C., Кузнецова Н.И. Российский подросток 90-х: движение в зону риска. -М., 1998.

63. Собкин B.C. Проблемы толерантности в подростковой субкультуре. Труды по социологии образования. Т.VIII. Вып. XIII / Под ред. B.C. Собкина. М.: Центр социологии образования РАО, 2003. - 391с.

64. Спиваковская A.C. Профилактика детских неврозов. М.: МГУ, 1988. -200с.

65. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического« стресса. -М.: «Когито-Центр», 2001. 268 с.

66. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние и проблемы // Психологический журнал. 1992. Т. 13. N2.

67. Тарабрина Н.В., Лазебная Е.О., Зеленова М.Е. Психологические особенности посттравматических стрессовых состояний у ликвидаторов последствий аварии на ЧАЭС // Психологический журнал. 1994. Т. 15. N 5.

68. Тарабрина Н.В., Петрухин Е.В. Психологические особенности восприятия и оценки радиационной опасности // Психологический журнал. Т. 15, 1. 1994.

69. Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. СПб.: Питер, 2001.

70. Ташлыков В.А. Внутренняя картина болезни при неврозах и ее значение для терапии и прогноза. // Автореф. дисс. . док. мед. наук. Л, 1986.

71. Толстых H.H. Ранняя юность // Практическая психология образования: Учебное пособие 5-е изд. / Под ред. И.В.Дубровиной. М., СПб. 2007. с. 478531.

72. Толстых H.H. Тенденции изменения мотивации и временной перспективы российских подростков// Ребенок в современном обществе. — М., 2007. с. 142150.

73. Толстых H.H. Возможность свободы // Журнал культурно-исторической психологии. 2007. №1. с. 19-28.

74. Тукаев Р.Д. Психическая травма и суицидальное поведение. Аналитический обзор литературы с 1986 по 2001 годы // Социальная и клиническая психиатрия.- 2003. № 1, с. 151-163.

75. Фрейд 3. Печаль и меланхолия. В сб.: Влечения и их судьба. М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. - с. 151-177.

76. Фрейд 3. Страх и жизнь влечений. В сб.: Влечения и их судьба. М.: ЭКСМО-Пресс, 1999.- с.97-115.

77. Холмогорова А.Б. Механизмы семейных эмоциональных коммуникаций при тревожно депрессивных расстройствах. Тезисы 1 Всероссийской конференции Российского общества психологов. - М., 1996. - с. 12-15

78. Холмогорова А.Б. Работа с убеждениями: основные принципы (по А. Беку) //Московский психотерапевтический журнал. 2001.- №4.- с.87-109.

79. Холмогорова А.Б. Научные основания и практические задачи», семейной психотерапии // Московский психотерапевтический журнал. 2002 а. - № 1.-е. 93-119.

80. Холмогорова А.Б. Научные основания и практические задачи семейной психотерапии (продолжение) // Московский психотерапевтический журнал. -2002 б. № 2. - с. 65-86.

81. Холмогорова А.Б. Био-психо-социальная модель как методологическая основа исследований психических расстройств // Социальная и клиническая психиатрия. — 2002. № 3.

82. Холмогорова А.Б. Теоретические и эмпирические основания интегративной психотерапии расстройств аффективного спектра // Автореф. дисс. . докт.псих.наук. М., 2006.

83. Холмогорова А.Б., Воликова C.B. Семейный контекст расстройств аффективного спектра // Клиническая и социальная психиатрия. 2004. - №2. -с.11 -20.

84. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Многофакторная модель депрессивных, тревожных и соматоформных расстройств как основа их интегративной психотерапии // Социальная и клиническая психиатрия. 1998. - № 1.-е. 94102.

85. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г., Петрова Г.А. Социальная поддержка как предмет научного изучения и ее нарушения у больных с расстройствами аффективного спектра // Социальная и клиническая психиатрия. 2003. - № 2. -С. 15-23.

86. Хорни К. Наши внутренние конфликты. Невроз и развитие личности \ Собрание сочинений в 3 тт. Т. 3. М.: Смысл, 1997. - 696с.

87. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М.: Прогресс — Универс, 1993.-480с.

88. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 2000. 656 с.

89. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды (Под редакцией Давыдова В.В., Зинченко В.П.). М.1989.

90. Эриксон Э. Детство и общество.- СПб, 1996.

91. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис.- М.:Прогресс, 1996.

92. Юдеева Т.Ю., Петрова Г.А., Довженко Т.В., Холмогорова А.Б. Шкала Дерогатиса (SCL-90) в диагностике соматоформных расстройств // Социальная и клиническая психиатрия. — 2000. Т. 10, № 4. - с. 10-16.

93. Чехлатый Е.И. Исследование копинг-механизмов у студентов вузов в связи с задачами первичной психогигиены и психопрофилактики // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М.Бехтерева. 2006. - № 2. - с. 23-25.

94. Akiskal H., Hirschfeld RMA, Yerevanian Bl: The relationship of personality to affective disorders: a critical review // Arch. Gen. Psychiat. 1983. - Vol. 40 — P. 801-810.

95. Akiskal H., Rosenthal T., Haykal R., et al. Characterological depressions: clinical and sleep EEG findings separating «subaffective dysthymias» from «character-spectrum» disorders // Arch. Gen. Psychiat. 1980.- Vol. 37. — P. 777783.

96. Angst J., Ernst C. Geschlechtunterschiede in der Psychiatrie // Weibliche Identität im Wandel. Studium Generale 1989/1990. Ruprecht-Karls-Universitat Heidelberg, 1990. - S. 69-84.

97. Angst J., Merikangas K.R., Preisig M. Subthreshold syndromes of depression and anxiety in the community // J. Clin. Psychiatry. — 1997. Vol. 58, Suppl. 8. - P. 6-40. >

98. Atala K.D., Baxter R.F. Suicidal adolescents. How to help them before it's too late. // Journal of Postgraduate Medicine. 1989. - V.86. - P. 223-225, 229-230.

99. Barnes J.A. Social Netwoks. Reading, MA: Addison Wesley. -1972.

100. Bandura A.A. Self-efficacy: Toward a unfying theory of behavior change // Psychological Review. 1977. - Vol. 84. - P.191-215.

101. Beck A.T. Cognitive therapy and the emotional disorders. New York: International Universities Press, 1979.

102. Beck A.T., Emery G. Anxiety disorders and phobias. A cognitive perspective. -N.Y.: Basic Books, 1985.

103. Beck J., Butler A. Cognitive vulnerability to depression // WPA bulletin on Depression. 1997. - № 14. - P. 3-5.

104. Bibring E. The mechanism of depression. In: Affective disorders. // Ed. by P.Greenacre.- N.Y.: International Univ. Press, 1953.

105. Blatt S.J., Homann E. Parent-child interaction in the etiology of dependent and self-critical depression // Clinical Psychology Review. 1992. - Vol. 12. - P. 47-91.

106. Bowlby J. Attachment and loss: Separation: anxiety and anger. New York: Basic Books, 1973. - Vol. 2. -P.270 .

107. Bowlby J. Attachment and loss: Loss, sadness and depression. New York: Basic Books, 1980. - Vol. 3. - P. 472.

108. Brown G.W., Harris T.O. Loss of parent in childhood and adult psychiatric disorder a tentative overall model // Development and Psychopathology. 1990. -Vol. 2.-P. 311-328.

109. Brown G.W., Harris T.O. Social origins of depression. London: Free Press, 1978.

110. Brugha T. Social support // Current Opinion in Psychiatry. 1988. - Vol. 1. - P. 206-211.

111. Brugha T. Social support and psychiatric disorders: overview of evidence./ In: Social support and psychiatric disorders. Cambridge: University Press, 1995.

112. Caplan G. Support Systems // Support Systems and Community Mental Health / Ed. by G. Caplan. N.Y.: Basic Books, 1974.

113. Cassel J. The contribution of the social environment to host resistance // American Journal of Epidemiology. 1976. - Vol. 104. - P. 115-127.

114. Champion L.A., Goodall G.M. , Rutter M. Behaviour problems in childhood and acute and chronic stressors in early adult life: I. A twenty year follow-up study // Psychological Medicine. 1995. - P. 66 - 70.

115. Cohen S., Wills T.A. Stress, Social Support, and the buffering hypothesis // Psychological Bulletin, 1985. Vol. 98. P. 310-357.

116. Cottraux J., Mollard E., Cognitive therapy for phobias. In: Cognitive psychotherapy. Theory and practice. / Ed. by C. Perris. New York: Springer Verlag, 1988.-P. 179-197.

117. Dattilio F.M., Salas-Auvert J.A. Panic disorder: assessment and treatment through a wide-angle lens. Phoenix: Zeig, Tucker & Co. Inc. - 2000. - P. 313.

118. Edelman R.J. Anxiety Theory, research and intervention in clinical and health psychology. - N.Y.: Wiley, 1992.

119. Enns M.W., Cox B.J., Lassen D.K. Perceptions of parental bonding and symptom severity in adults with depression: mediation by personality dimensions // Canadian Journal of Psychiatry. 2000. - Vol. 45. - P. 263-268.

120. Fairbairn W. An Object-Relations Theory of the Personality. New York: Basic Books, 1954.

121. Filipp S.H. Kritishe Lebensereignisse. Weinheim: Beltz Psychologie Verlags Union, 1990.

122. Folkman S. Lazarus R.S. Coping as a mediator of emotion. Journal of Personality and Social Psychology. 1988. - V.54. - P.466-475.

123. Gilbert P. Depression: The evolution of powerlessness. Hove: L. Erlbaum Associates Ltd., 1992

124. Grawe K. Psychologische Therapie. Gottingen: Hogrefe, 1998. P.773

125. Greenblatt M., Becerra R.M., Serafetinides E.A. Social networks and mental health: an overview // American Journal of Psychiatry. 1982. - Vol. 139. - P.77-84.

126. Hawton K. Sex and suicide. Gender differences in suicidal behavior // Br. J. Psychiatry. 2000. - Vol. 177. - P. 484-485.

127. Henderson S. Personal networks and schizophrenias // Australian and New Zealand Journal of Psychiatry. 1980. - Vol. 14. - P. 255-259.

128. Hill J., Pickles A. et al. Child sexual abuse, poor parental care and adult depression: evidence for different mechanisms // British Journal of Psychiatry. -2001.-Vol. 179.- P. 104-109.

129. Holmes & Rahe. Holmes-Rahe life changes scale. Journal of Psychosomatic Research. -1967. Vol. 11, P. 213-218.

130. Johnson J.F. Life events as stressors in childhood and adolescence. Newbury Park: Sage, 1986.

131. Joffe R.T., Regan J.J. Personality and response to tricyclic antidepressants in depressed patients. // J Nerv Ment Dis. 1989. - V. 177(12). - P.7-9.

132. Kagan J., Reznick J.S., Gibbons J. Inhibited'and uninhibited type of children. // Child Dev. 1989. - vol. 60. - P. 838-845.

133. Kanner A.D., Coyne J.C., Schaefer C., Lazarus R.S. Comparison of two modes of stress measurement: Daily hassels and upflits versus major life events. // Journal of Behavioral Medicine. 1981. - V.4. - P. 1-39.

134. Kendler K.S., Kessler R.C. et al. The prediction>of major depression in women: toward on integrated model // American Journal of Psychiatry. 1993. - vol. 150. -P. 1139-1148.

135. Kendler K.S., Kessler R.C. et al. Stressful life events, genetic liability and onset of an episode of major depression // American Journal of Psychiatry. 1995. - vol. 152.- P. 833-842.

136. Kessler R.C. The effécts of stressful life events on depression. // Annual Review of Psychology. 1997. - V.48. -P.191-214.

137. Klein D.F. Delination of two drug-responsive anxiety-syndroms // Psychofarmacologia. 1964. - Vol. 5. - P.397-402.

138. Klerman G.L., Weissman M.M., B J. Rounsaville, E.S. Chevron P. Interpersonal psychotherapy of depression. Norhvale-New Jersey-London: Lason Aronson inc. — 1997.-P. 253.

139. Kohn P.M., Lafreniere K.D., Gurevich M. The Inventory of College Students' Recent Life Experiences: A decontaminated hassles scale for a special population. // Journal of Behavioral Medicine. 1990. - V.13. -P.619-630.

140. Kovack M., Beck A. T. Maladaptive cognitive structures in depression // American Journal of psychiatry. 1976. - V.135. - P.525-535.

141. Laireiter A.R. (Hrsg.). Soziale Netzwerk and Soziale Unterstützung: Kozepte, Methoden und Befunde. Bern: Huber, 1993.

142. Laireiter A.R., Baumann U. Klinisch psychologische Soziodiagnostik: Protektive Variablen und Soziale Anpassung. Diagnostica, 1988, bd.34. P. 190-226.

143. Laireiter A.R., Baumann U. Network structures and support functions — Theoretical and emperical analyses. In H.O.F. Veiel, U. Baumann (Eds.). The meaning and measurement of social support. Washington DC: Hemisphere, 1992. P. 33-55.

144. Lazarus R.S. Emotion and adaptation: conceptual and empirical relations. In: Nebraska symposium on, motivation / Ed. by W. Arnold. Lincoln: University of Nebraska Press, 1968. - P. 175-270.

145. Lazarus R.S. Psychological stress and the coping process. New York: McGraw-Hill, 1966.

146. Moos R.H., Brennan P.L., Fondacaro M.R., Moos B.S. Approach and avoidance coping responses among older problem and nonproblem drinkers. Psychology and Aging. 1990. 5.-P. 31-40.

147. Oakley , Brown M.A., Joyce P.R. et al. Adverse parenting and other childhood experience as risk factors for depressoin in women aged 18 44 years // Journal of Affective Disorder. - 1995. - Vol. 34. - P. 13 - 23.

148. Parker G. Parental reports of depressives: an investigation of several explanation //Journal of Affective Disorder. 1981. - Vol. 3. - P. 131-140.

149. Parker G. Parental style and parental loss. In Handbook of Social Psychiatry. / Ed. A.S. Henderson and G.D. Burrous. - Amsterdam: Elsevier, 1988.

150. Parker G. Parental rearing style: examining for links with personality vulnerability factors for depression // Soc. Psychiatry Psychiatry Epidemiology. -1993.-Vol. 28.-P. 97-100.

151. Parker G., Hadzi-Pavlovic D. Parental representation of melancholic and non-melancholic depressives: examining for specificity to depressive type and for evidence of additive effects // Psychological Medicine. 1992. - Vol. 22. - P. 657665.

152. Pearlin L.I. The social context of stress. In: Handbook of stress. Theoretical and clinical aspects. / Ed. by L.Goldberger, S.Breznitz. N.Y.: The Free Press, 1982. — p.367-379.

153. Perrez M., Baumann U. Lehrbuh: Klinische Psychologie Psychotherapie (3 auflage). - Bern: Verlag Hans Huber-Hogrefe AG, 2005. - S. 1222.

154. Pike A., Plomin R. Importance of nonshared environmental factors for childhood and adolescent psychopathology // Journal American Academy Adolescent Psychiatry.- 1996.- vol.35. №5

155. Plantes M.M., Prusoff B.A., Brennan J., Parker G. Parental representations of depressed outpatients from an USA sample // Journal of Affective Disorder. 1988. -Vol. 15.-P. 149-155.

156. Plomin R., Daniels A. Why are children in the same family so different from one another? // Behavioral and Brain Sciences. 1987. - Vol. 10. - P. 1-16.

157. Rado S. The problem of melancholia;/ In: S. Rado: Collected papers. 1956. -Band I. — Yew York: Grune &Stratton.

158. Rohrle B. Soziale Netzwerke und Soziale Unterstützung. Weinheim: Beltz Psychologie Versalgs Union, 1994.

159. Rook K.S. Detrimental aspects of social relationships: Tacking stock of an emerging literature. In: H.O.F. Veiel, U.Baumann (Eds.). The meaning and measurement of social support. New York: Hemisphere, 1992. P. 157-170.

160. Sadowski H., Ugarte B., Kolvin J. et al. Early life family disadvantages and major depression in adulthood // British Journal of Psychiatry. 1999. - vol. 174. -p. 112-120

161. Schachter S. The interaction of cognitive and physiological determinants, of emotional state. In: Advances in experimental social psychology / Ed.by L. Berkowitz. (Vol. 1). New York: Academic Press, 1964. r

162. Schwarzer R., Leppin A. Sozialer Ruckhalt und Gesundheit: Eine Meta-Analyze. Gottingen: Hogrefe, 1989.

163. Slap G.B., Vorters D., Chaudhuri S., Centor R. Risk Factors for Attempted Suicide During Adolescence. // Pediatrics. 1989. - V.84 (5). - p.762-772.

164. Sommer G., Fydrich T. Soziale Unterstuetzung. Materialie, 22. Dt. Ges. füer Verhaltenstherapy. Tuebigen, 1989. - P. 60.

165. Stein M.B. et al. Enhanced dexamethason supressio of plasma Cortisol in an adult women traumatized by childhood^ sexual abuse // Biological ¡Psychiatry. 1997. - Vol. 42. - P. 680-686.

166. Thorpe R.E., Burns L.E., The agoraphobic syndrome. N. Y: Willey, 1983.

167. Vaughn C., Leff J.P. The Influence of Family and Social Factors on the Course of Psychiatric Illness // British Journal of Psychiatry. 1976. - Vol. 129. - P. 125137.