Автореферат диссертации по теме "Генез самоутверждения личности в процессе взросления"

На правах рукописи

ХАРЛАМЕНКОВА Наталья Евгеньевна

ГЕНЕЗ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ

В ПРОЦЕССЕ ВЗРОСЛЕНИЯ

19.00.13 - психология развития, акмеология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук

Москва -2004

Работа выполнена в Институте психологии РАН

Научный консультант: действительный член РАО, доктор философских наук, профессор К.А. Абульханова-Славская

Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор Е.Т. Соколова доктор психологических наук, профессор Т.Д. Марцинковская доктор психологических наук В.В. Селиванов

Ведущая организация: Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации

Защита состоится «11» ноября 2004 г. в II00 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.016.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических наук при Институте психологии РАН по адресу: 129366, г. Москва, ул. Ярославская, 13

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института психологии РАН.

Автореферат разослан «_»_2004 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат психологических наук

Е.А. Никитина

2005-4 14060

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Динамичность современной социальной жизни, интенсивное развитие новых технологий, возросшая потребность в специалистах высокого класса предъявляют человеку особые требования и в то же время создают предпосылки для реализации им собственных потенциалов, удовлетворения потребности в самоутверждении.

Преобразование экономических и социальных условий реальности стимулирует развитие субъектом инициативы, ответственности, предприимчивости, одновременно способствуя появлению негативных феноменов: демонстрации превосходства, обесценивания успехов, амбициозности, с одной стороны, страха удачи, выученной беспомощности, конформности, с другой. Кроме того, возросший интерес обыденного сознания к так называемому ассертивному поведению, детерминированному установкой человека на утверждение своего суверенного Я, делает весьма актуальным обращение к исследованию проблемы самоутверждения личности. Появление в общественной жизни и сознании человека подобных процессов, вызванных социально-политическими трансформациями требует компетентного ответа психологической науки. Этот ответ должен включать в себя не только констатацию факта ассертивного поведения, но давать объяснение причинам его возникновения, выявлять степень позитивного и негативного влияния на субъекта деятельности и его окружение, определять закономерный или стихийный характер его актуализации, критериально выделять варианты самоутверждения личности и их устойчивость в процессе жизнедеятельности.

Специфическая ситуация, сложившаяся в науке способствует осуществлению целенаправленного и системного анализа сложных психологических конструктов, одним из которых и является самоутверждение личности.

Последовательно разрабатываются методологические принципы и теоретические подходы к анализу личности как субъекта общения, деятельности, жизненного пути (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, A.B. Брушлинский), поставлены и реализованы задачи целостного исследования самосознания и самоидентичности личности (И.И. Чеснокова, Е.Т. Соколова, В.В. Столин), стиля саморегуляции (O.A. Конопкин, В.И. Моросанова), предложено оригинальное обоснование базисных психологических категорий (например, категории «субъект», «мотив», «действие» и др.) метапсихологическими категориями («Я», «ценность», «деятельность», «сознание» и др.) (A.B. Петровский, В.А. Петровский), продолжен методологический и теоретический анализ категории «развитие» (Л.И. Анцыферова, Д.Н. Завалишина, Е.Ф. Рыбалко) в аспекте системогенеза (В.Б. Швырков, Ю.И. Александров), онтогенеза (И.В. Равич-Щербо, Т.М. Марютина, В.А. Сергиенко, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, Д.И. Фельдпггейн), историко-эволюционного подхода (А.Г. Асмолов).

Интенсификация методологических, теоретако-нвиколоисческих и эмпирических исследований в области психологии л иноттн^Н^Й^^Й^Лгрчности как

субъекта деятельности и жизнедеятельности (К.А. Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, A.A. Деркач), как субъекта понимания (В.В. Знаков), активности (А.К. Осницкий) и преобразования (например, преобразования личностных свойств в ходе мыслитель-ного процесса) (В.В. Селиванов), а также адаптация и конструирование валидных методических средств, направленных на диагностику и исследование глубинных личностных механизмов (Л.Ф. Бурлачук, Д. А. Леонтьев, Е.Т. Соколова, В.М. Мельников, Л.Т. Ямпольский) способствовали осуществлению перехода от простой констатации наличия/отсутствия у человека тех или иных личностных черт к изучению сложной личностной динамики, включающей в себя процессы самореализации, самоутверждения и самоактуализации.

Существенным основанием для последовательного и системного изучения искомой проблемы явилась готовность современной науки к проведению историко-психологического и категориального анализа психологического знания в разных школах по самым общим методологическим и теоретическим проблемам науки (А.Н. Ждан, В.П. Зинченко, В.А. Кольцова, Т.Д. Марцинковская, Н.И. Чуприкова, М.Г. Ярошевский) и по проблеме самоутверждения личности (А.И. Розов, С. Л. Березин, И.И. Кузьменков).

На современном уровне знания проблема самоутверждения личности актуализировалась в связи с интенсивным изучением процессов, в которых отражаются различные аспекты самоосуществления - самовыражения (К.А. Абульханова-Славская), самоидентичности (Е.Т. Соколова), самоопределения (A.B. Петровский, М.Р. Гинзбург, В.Ф. Сафин), самореализации (Л.М.Митина, Л.В. Попова). Именно сейчас многих перестала удовлетворять ситуация, когда перечисленные категории употребляются как синонимы, на самом деле обозначая неидентичные процессы. Наметившееся несоответствие между фактами и их объяснением вызвало актуальную необходимость в дифференциации понятий, а значит и в раскрытии специфики той реальности, которую они определяют.

Потребность во всестороннем исследовании феномена самоутверждения личности, который понимается как стремление к получению подтверждения о собственной ценности посредством установления эквивалентных отношений между оценкой Я и объектами, обладающими ценностью, синхронно возникшая в разных сферах жизни - в фундаментальной и прикладной науке, в общественном сознании и практике определяет актуальность проблемы исследования.

Степень разработанности проблемы. Формулировка темы и гипотез исследования в терминах эксплицитной теории предвосхищаются определением проблемы в терминах имплицитной концепции (В.Н. Дружинин), которые обычно непротиворечиво дополняют друг друга, практически никогда не находясь в оппозиции (Р. Стернберг). Несмотря на то, что это положение можно считать правилом, рассогласование между явным и неявным знанием возможно. Оно возникает тогда, когда, либо эксплицитная, либо имплицитная теория закрыта для новых идей и строится на стереотипных, иногда достаточно частных конструктах, возведенных в степень общих закономерностей. Аналогичная

ситуация складывается при исследовании самоутверждения личности на современном этапе развития науки, хотя для истории разработки этой проблемы ее нельзя назвать типичной.

К настоящему времени известна только одна системно разработанная теория самоутверждения личности - теория А. Адлера, во многом, однако, основанная на клинических случаях. Адлер подробно рассмотрел две стратегии самоутверждения человека - личное превосходство, обсуждая его как невротический вариант, и конструктивное превосходство как стратегию нормально функционирующей личности.

Исследования, проведенные в других парадигмах - гештальтпсихологии (К. Левин), гуманистической психологии (К. Роджерс, А. Маслоу) не были специально посвящены проблеме самоутверждения личности и рассматривали ее как частную задачу.

Современные работы по проблеме самоутверждения личности усилили те тенденции, которые были лишь намечены в психологии начала и середины XX века. Во-первых, самоутверждение стали неадекватно соотносить с намерениями и действиями, не имеющими нравственных оснований (C.JI. Березин, А.И. Розов, Н.Ф. Цыбра), во-вторых, рассматривать его как совокупность поведенческих (вербальных и невербальных) стратегий без учета собственно психологических механизмов (например, когнитивных и эмоциональных) (R. Alberti, M.L. Emmons, A.R. Rich, Н.Е. Schroeder и др.), в-третьих, толковать потребность в самоутверждении и ее реализацию как частный личностный мотив, выраженный у отдельных индивидов, либо как намерение, актуализирующееся под влиянием ситуации (Н.Ф. Цыбра, В.Д. Евстратов, X. Хекхаузен).

В целом наметилось существенное рассогласование между имплицитными представлениями о самоутверждении личности и его эксплицитным конструированием. В обыденном знании самоутверждение представлено очень разнообразно и, прежде всего, как устойчивое побуждение, реализация которого вносит позитивный вклад в развитие самоценности, самодостаточности и зрелости личности. В эксплицитных теориях самоутверждение трактуется необоснованно узко, а именно как ситуативная мотивация, актуализирующаяся под влиянием внешних факторов, либо как устойчивые поведенческие стратегии, способствующие или препятствующие достижению поставленных субъектом целей. Отсутствие специальных работ, посвященных проблеме самоутверждения личности, системно раскрывающих функции, атрибуты, структуру и генез утверждения личностью ценности собственного Я при разных условиях взросления, отражают реальное и неудовлетворительное состояние проблемы.

Несоответствие между актуальностью проблемы самоутверждения личности и степенью ее разработанности позволили сформулировать основную цель исследования и его задачи.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является системный анализ закономерностей самоутверждения личности в процессе взросления.

В качестве объекта исследования выступают особенности самоутверждения

личности подростка и взрослого, а предметом исследования - генез самоутверждения личности в процессе взросления.

Цель, объект и предмет исследования определяют его задачи:

1. Сформулировать и обосновать базовые методологические принципы исследования.

2. Осуществить историко-психологический экскурс в проблему самоутверждения личности с целью последующего проведения категориального анализа понятий.

3. Реализовать системный анализ феномена самоутверждения личности, используя основные научные процедуры.

4. Разработать системно-генетическую концепцию самоутверждения личности.

5. Раскрыть содержание понятия «взросление», выделить его критерии и операциональные конструкты.

6. Выявить закономерные связи между динамикой самоутверждения личности и процессом взросления.

Теоретико-методологической основой исследования выступают: принцип системной организации психики (П.К. Анохин, В.А. Барабанщиков, A.A. Деркач, Б.Ф. Ломов, A.A. Митькин, В.Д. Шадриков), принцип развития {Ю.И. Александров, Л.И. Анцыферова, A.B. Брушлинский, Д.Н. Завалипшна, Н.С. Лейтес, Т.М. Марютина, Е. А. Сергиенко, В.Б. Швырков), принцип субъекта (С. Л. Рубинштейн, A.B. Брушлинский, К.А. Абульханова-Славская), принцип активности (Д.Н. Узнадзе, И.А. Джидарьян, A.B. Петровский, В.А. Петровский) и принцип историзма (А.Н. Ждан, В. А. Кольцова, Т.Д. Марцинковская), а также принципы конкретно-научной методологии (Е.П. Никитин).

Общеметодологические принципы нашли отражение в фундаментальных теоретических положениях о преемственности, целостности, завершенности психического развития, его системности, качественном характере и эквифи-нальности, в положении о различиях между процессами развития и функционирования и их соотношении в ходе жизнедеятельности, о сензитивных и критических периодах развития, о субъекте как источнике активности.

Теоретической основой исследования явились работы, направленные на изучение самоутверждения (А. Адлер, X. Шульц-Хенке, К. Левин, А. Маслоу), самоидентичности личности (Э. Эриксон, Е.Т. Соколова), самоуважения (X. Кохут), уверенности в себе (АЛ. Lazarus, A.R. Rich, Н.Е. Schroetter и др.); исследования, посвященные проблеме ценностей (О.Г. Дробницкий, Д.А. Леонтьев, Г. Л. Будинайте, Т.В. Корнилова), механизмам опосредствования(В.В. Давыдов, A.B. Брушлинский), проекции, интроекции и идентификации (К. Юнг, М. Кляйн, П. Хайманн, Ж. Бержере, Н. МакВильямс).

Изучение взросления и его особенностей строилось на основе работ, раскрывающих механизмы развития и функционирования психики и исследований, посвященных общим вопросам психологии подростка (Л.С. Выготский, X. Ремшмидт, A.A. Реан, Д.И. Фельдштейн, R. Havighurst, A.C. Petersen, R. Larson, M. Ham) и взрослого (Э. Эриксон, Дж. Баттерворт, М. Харрис), а также

более частным проблемам - формированию половой и гендерной идентичности (Е. Т. Соколова, Ф. Тайсон, Р. Тайсон, В.Е. Каган, И.С. Клецина, С.Н. Ениколопов, Н.В. Дворянчиков), отклонениям в развитии, связанным с хромосомными аномалиями (Ю.А. Гуркин, Е.В. Уварова), детско-родительским отношениям (Е.А. Сергиенко, Э.Г. Эйдемиллер), проблеме интимно-личностного общения в период ранней взрослости и одиночеству (S.K Baum; L.A. Peplau; Е. DiTommaso и др.).

Основой методического обеспечения исследования стали фундаментальные труды по адаптации и конструированию тестов, принципам их стандартизации и валидизации (Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов, В.М. Русалов, Е.Т. Соколова, П. Клайн, A.A. Бодалев, В.В. Столин).

Основная гипотеза исследования состоит в предположении о том, что самоутверждение личности является базовым личностным конструктом, закономерно и системно изменяющимся в процессе взросления.

Общее предположение конкретизируется в ряде теоретических гипотез, которые целостно представляют основную теоретическую гипотезу.

Первая гипотеза состоит в том, что в процессе развития самоутверждение личности осуществляется разными стратегиями и имеет гетерохронный характер.

Согласно второй гипотезе динамика стратегий самоутверждения личности обусловлена изменением ценности Я субъекта, которое проходит ряд этапов.

Третья гипотеза: взросление личности реализуется как ее переход на иной уровень функционирования за счет решения изменяющихся с возрастом задач дифференциации Я-Другой.

В четвертой гипотезе предполагается, что индивидуальные различия между людьми в самоутверждении личности проявляются в особенностях актуализации механизмов экстернализации/интернализации, в объектах проекции и интроекции и в стратегиях самоутверждения личности.

Согласно пятой гипотезе фрустрация процесса взросления, вызванная рядом объективных причин (задержками полового развития у подростков и сужением системы социальных ролей у взрослых), приводит к трудностям решения возрастных задач дифференциации Я-Другой и отражается на стратегиях самоутверждения личности.

Методы исследования. Всю совокупность используемых в работе методов можно разделить на четыре уровня: методологический, теоретический, эмпирический и уровень конкретных техник и методик. На методологическом уровне были использованы номотетический и идиографический методы исследования. На теоретическом уровне применялись методы, позволяющие осуществлять мысленный эксперимент. Эмпирический уровень исследования включил в себя задачи формального и содержательного планирования эксперимента. На уровне конкретных техник и методик проводился отбор методов, непосредственно направленных на сбор эмпирического материла, таких как Тематический Апперцептивный тест Г. Мюррея, HSPQ Р. Кеттелла, тест «Рисунок человека» К.

Маховер, методика «Кодирование» - модифицированный вариант «проективного перечня» 3. Старовича, тест Маскулинность и Фемининность (МиФ) - модифицированный вариант списка маскулинных и фемининных качеств, предложенных Т. Л. Бессоновой, NEO-FFI^pMaS)P. МакКрея, П. Коста, адаптированный М.В. Бодуновым и С. Д. Бирюковым, методика исследования самоотношения (МИС) Р.С. Пантелеева, личностный опросник Р. Плучека «LifeStyleIndex» в адаптацииН.В. Гребенниковой, а также авторский опросник «Стратегии самоутверждения личности» (Н.Е. Харламенкова, Е.П. Никитина). Каждый метод применялся для решения определенных задач и проверки отдельных гипотез.

С целью статистической обработки данных использовалась программа Statistica 6.0. В качестве критериев были выбраны: критерий Манна-Уитни (U) для оценки различий между двумя независимыми выборками по уровню какого-либо признака; критерий Уилкоксона (W) для сопоставления показателей, измеренных в двух разных условиях в одной и той же выборке испытуемых; угловое преобразование Фишера (ф*) для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости признака; коэффициент ранговой корреляции Спирмена (Rs) для определения тесноты (силы) и направления корреляционной связи между двумя признаками или двумя профилями (иерархиями) признаков; кластерный анализ (K-means clustering) для проведения разбиения выборки на кластеры по п признакам; коэффициент Кронбаха (а) для оценки внутренней согласованности шкал опросника, а также факторный анализ для выделения системы независимых факторов опросника HSPQ и их сопоставления с факторами, полученными Р. Кеттеллом.

Эмпирическая база нсследонания. Исследование проводилось на базе московских школ № 949 и № 1505, Московского Педагогического Государственного Университета, Московского Открытого Социального Университета, 2 -го Медицинского института, а также ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

В исследовании принимали участие 423 человека подросткового, юношеского возраста и взрослые.

Из них 109 человек (56 девочек и 53 мальчика) проходили обследование в течение трех лет (с возраста 12-13 до возраста 14-15 лет). Это учащиеся школы № 949 (обычный и гимназический классы) и учащиеся школы-лаборатории № 1505 г. Москвы - подростки с нормальным физическим развитием без аномалий полового развития с разными по составу семьями. Выбывание испытуемых из исследования было незначительным (5 человек).

Одновременно с подростками исследовалась группа девочек/девушек 13-22 лет с аномалиями полового развития (62 человека), из них 41 девочка с синдромом Тернера, 21 - с синдромом Свайера. Экспериментальная база - ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

Наряду с подростками в выборку вошли группы юношей и девушек 16-17 лет (33 человека -18 девушек и 15 юношей) и 18-19 лет (76 человек - 42 девушки и 34 юноши) студенты разных вузов г. Москвы.

Выборку взрослых составили 78 человек в возрасте 20-24 лет (50 женщин и

28 мужчин) и 42 человека в возрасте 25-33 лет (24 женщины и 18 мужчин) разных профессий, имеющие семьи. Отдельно обследовалась группа людей 26-31 года (23 человека), не имеющих опыта брачных отношений.

Личное участие автора диссертации состояло в определении и интеграции методологических принципов исследования, в реализации историко-психологи-ческого подхода к проблеме самоутверждения личности, в разработке системно-генетической концепции самоутверждения личности, в планировании и проведении эксперимента, статистическом, психологическом анализе и интерпретации данных, их систематизации и обобщении. На этапе проведения эксперимента в работе с подростками принимали участие дипломники и аспиранты соискателя.

Положения, выносимые на защиту:

1. Самоутверждение человека - одна из базовых потребностей, которая актуализируется посредством осознавания личностью себя как ценности, объективируясь ею через значимые результаты своей деятельности, а также через другие объекты, в том числе и субъектов, обладающих ценностью. Самоутверждение позволяет личности раскрыть и усилить свою значимость, обрести чувство собственного достоинства и поддерживать их в процессе взросления.

2. Традиционное представление о самоутверждении личности как типичной для человека стратегии поведения развивается и раскрывается системно-генетическим исследованием его структурно-функциональных компонентов: ценности Я (предмета) и значимости результатов собственной деятельности, других людей, ценности социальных действий (средств), взаимосвязанных механизмами экстернализации/интернализации. Интернализация (например, интроекция) позволяет субъекту присваивать новый опыт и раскрывать новое содержание Я, а экстернализация (например, проекция) - устанавливать тождество между новой идентичностью личности и ценностями объекта (средства) сравнения. Собственно самоутверждение личности состоит в окончательном принятии ею ценности Я путем установления тождества с другими ценностями.

3. Функционально самоутверждение осуществляется с помощью трех стратегий, которые связаны с решением личностью разных задач. Ими являются неуверенная, конструктивная и доминантная стратегии. Неуверенная стратегия обнаруживает себя в некритическом отношении субъекта к действительности, в потребности устанавливать симбиотические связи и быть привязанным к другим людям, в стремлении обрести ценность Я путем идентификации со значимыми людьми (часто родительскими фигурами). Доминантная стратегия проявляется в проекции нового опыта на внешние объекты, в демонстрации собственной ценности и в ее защите. Конструктивные стратегии самоутверждения личности обнаруживаются в способности человека поддерживать ценность собственного Я, не снижая ценности Я другого человека, в умении утверждать себя в реальной деятельности.

4. В процессе взросления происходит изменение структуры, компонентов и

функциональных возможностей самоутверждения личности путем реализации на каждой новой возрастной стадии задач дифференциации Я-Другой. В подростковом возрасте решаются задачи дифференциации признаков своего и противоположного пола в процессе формирования половой и тендерной идентичности, а также дифференциации статуса ребенка и взрослого при изменении детско-родительских отношений. В возрасте ранней взрослости личность дифференцирует позиции Я-Другой при установлении близких и доверительных отношений с людьми в разных сферах жизни, и, прежде всего, в семейной сфере.

5. Общий генез самоутверждения личности определяется решением задач взросления. Он состоит в том, что вне зависимости от индивидуальных линий развития и даже в случае фрустрации процесса взросления, обретение новой ценности Я личностью проходит несколько этапов: интуитивного открытия Я, осознания и оценки (квалификации) Я, утверждения и принятия ценности Я, которые функционально проявляются в разных стратегиях самоутверждения -неуверенной, доминантной и конструктивной. На этапе интуитивного открытия Я, который был назван периодом самоотрицания, или отказом от прежних ценностей преобладают механизмы интернализации, на этапе осознания и оценки (квалификации) Я, названном периодом формирования новой идентичности -механизмы интеграции. Этап утверждения и принятия ценности Я был сопоставлен с двумя периодами: утверждение Я - с периодом доминантности, когда выражены механизмы экстернализации, а принятие ценности Я - с периодом конструктивности, или стабилизации чувства собственного Я, где снова начинают преобладать механизмы интеграции.

Научная новизна и теоретическое значение исследования

В исследовании самоутверждения личности впервые реализована система уровней ее разработки: общеметодологического, конкретно-методологического, теоретического, эмпирического и практического, которые до недавнего времени исследовались независимо друг от друга: теоретический, с выходом на анализ единичных случаев - в психоанализе, метрический - в гештальтпсихологии, практический - в поведенческой психологии.

С помощью не только традиционного функционального, но и других видов анализа - субстратного, атрибутивного, структурного и генетического, проведено многостороннее исследование феномена самоутверждения личности в аспекте личностного развития, взросления и функционирования. В отличие от традиционного взгляда на самоутверждение личности как на поведенческую стратегию высказано иное мнение, согласно которому его основой является процесс принятия личностью себя как ценности. Как процесс он осуществляется путем установления тождества с объектами (продуктами деятельности, материальными предметами, субъектами), имеющими ценность и проходит несколько этапов - интуитивного открытия Я, осознания и оценки Я, утверждения и принятия ценности Я. Структурный подход к самоутверждению личности позволил выявить механизмы

взаимосвязи компонентов самоутверждения - предмета (самоценности) и средства (значимых объектов). Структура самоутверждения личности организована по общему принципу опосредствования, основанного на взаимодействии механизмов экстернализации (проекции) и интернализации (интроекции).

Осуществление многостороннего анализа проблемы позволило сформулировать основные положения системно-генетической теории самоутверждения личности, разработанной автором. Фундаментальным положением этой теории является тезис о закономерном (а не стихийном) характере самоутверждения личности, который определяется процессом взросления.

В ходе теоретико-методологического исследования сопоставлены понятия «развитие», «взросление» и «функционирование». Показано, что термин «развитие» обозначает последовательную смену одной стадии онтогенеза другой, которые ассоциируются с различными видами деятельности, понятие «функционирование» объясняет разнообразие (т.е. варианты) развития личности как источника регуляции своей жизни, а термин «взросление» указывает на достижение личностью определенного уровня дифференциации Я-Другой путем реализации на каждой возрастной стадии соответствующих задач. Новаторский подход к пониманию взросления конкретизируется в теоретическом положении, согласно которому в подростковом возрасте решается задача дифференциации половой идентичности и гендерньгх ролей, роли ребенка и взрослого, а в период ранней взрослости - задача дифференциации отношений с другими людьми в контексте разных сфер жизни, в частности, в семейной сфере.

Генез самоутверждения личности, представленный системной динамикой его составляющих - ценности Я, механизмов экстернализации/интернализации, стратегий самоутверждения, связан с процессом взросления, т.е. с решением личностью задач дифференциации Я-Другой. Уникальным теоретическим результатом является положение об универсальной последовательности самоутверждения личности на разных возрастных стадиях развития и при разных темпах взросления, реализуемой посредством перехода от периода самоотрицания, к доминированию, а затем - к конструктивности. В качестве промежуточного периода был выделен этап формирования новой идентичности. Отставание в решении задач дифференциации существенно не изменяет эту последовательность, но запускает механизмы компенсации. Данные факты получены в ходе выполнения медико-психологической программы, разработанной для решения вопроса о возможностях такой компенсации у больных с задержками полового развития, вызванными хромосомными аномалиями, которая впервые реализована в нашей стране. Показано, что биологические особенности (в том числе и физические недостатки) не оказывают прямого влияния на психическое здоровье личности, ее развитие и взросление.

Наряду с известными науке стратегиями самоутверждения личности (конструктивной и доминантной) выделяется неуверенное поведение, которое реализуется посредством интроекции нового опыта и идентификации (вплоть досимбиоза) с другими субъектами. Актуализация подобных стратегий соотносится с закономерно возни-

кающим в процессе взросления началом формирования новой ценности, вызванным решением субъектом задач дифференциации. Гетерохронность реализации неуверенной, конструктивной и доминантной стратегий отражает один из существенных аспектов генеза самоутверждения личности и является новым научным фактом.

Практическая значимость исследования

Практический вклад исследования состоит, во-первых, в создании комплексной программы, направленной на работу с подростками как одной из наиболее проблемных возрастных групп. В ходе эмпирического исследования были сформулированы общие рекомендации, направленные на оздоровление отношений между подростками, их родителями и учителями. Опыт общения с ними лег в основу общих принципов построения коммуникаций в детско-родительской среде, а также принципов проведения индивидуального консультирования подростков, испытывающих трудности адаптации.

Во-вторых, предложена на рассмотрение междисциплинарная медико-психологическая программа, направленная на оказание помощи и психологическое сопровождение подростков с аномалиями полового развития; проведено совместное с ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН многолетнее исследование больных с синдромом Тернера и больных с синдромом Свайера, результаты которого были опубликованы в ряде научных журналов и представлены на научных конференциях. На основе анализа и обсуждения данных создается тренинг принятия себя девочками, поступившими на стационарное лечение в отделение детской и юношеской гинекологии ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

В-третьих, апробирована методика работы с людьми, находящимися в состоянии безбрачия и нуждающимися в психологической помощи. Особое внимание уделяется проблеме суверенности психологического пространства (С.К. Нартова-Бочавер) и развитию навыков доверительного общения, которые оптимальным образом сочетают в себе независимость, автономность личности и способность к сопереживанию, интимности и партнерству.

Достоверность и обоснованность полученных результатов достигается посредством реализации методологических, науковедческих, логико-научных принципов и соблюдения нормативов теоретического и эмпирического исследования, таких как предварительное планирование эксперимента, включающее в себя формулировку гипотез и контр-гипотез, осуществление контроля за побочными переменными в виде формирования контрастных групп, следование логике вывода. В работе были соблюдены правила формирования выборки по содержательному критерию, определяющему операциональную валидность, критерию эквивалентности, соответствующему внутренней валидности, и критерию репрезентативности, связанному с внешней валидностью исследования. Обоснованность данных обусловливалась соотношением адекватной статистической обработки результатов, их психологического анализа и интерпретации. Установление положительной обратной связи от родителей и учителей, а также от

самих участников исследования подтверждает выводы о достоверности и надежности полученных результатов.

Апробация и внедрение результатов исследования

Материалы исследования неоднократно докладывались на заседании лаборатории психологии личности Института психологии РАЩ2000,2001,2002, 2003,2004), на ежегодных научных сессиях Института психологии РАН (2000, 2004), на конференции «Практическая подготовка психологов в системе высшего образования» (Москва, 1998), в качестве стендового доклада «Психологические аспекты адаптации девочек с диагнозом дисгенезия гонад» на VIIIЕвропейском Конгрессе по детской и юношеской гинекологии (Прага, 2000), на VI Всероссийской конференции по детской и подростковой гинекологии (Москва, 2000), на II Российском форуме «Мать и дитя» (Москва, 2000), на X Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2003).

Внедрение результатов исследования осуществлено при чтении курсов ♦Общая психология», «Психология личности» и «Экспериментальная психология» в Московском Педагогическом Государственном Университете (19962003), в Московском Открытом Социальном Университете (1993-2004), в Государственном Университете Гуманитарных Наук (1998-2004), а также при разработке и издании учебно-методических пособий: «Тематический апперцептивный тест: диагностика и применение». М.: МОСУ, 2002; «Психология. Учебник для гуманитарных вузов». Под ред. В.Н. Дружинина. Гл. 7, §§ 1-4, Гл. 16, § 4. СПб., Питер, 2000; «Экспериментальная психология. Учебно-методическое пособие для подготовки к семинарским занятиям». М.: МОСУ, 2003; электронно-методического комплекса по «Психологии личности» в рамках Федеральной научно-технической программы Минобразования «Создание системы открытого образования». М., 2004.

Теоретические и прикладные исследования проводились при финансовой поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (№ 94-06-19743; № 9603-04526 и № 99-06-16032).

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В первой главе диссертации «ОБЩАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ» раскрывается содержание базовых принципов, определяющих общую логику работы. В начале обосновывается необходимость продолжения традиции, зародившейся в отечественной психологии, начинать любое изыскание с уровня философской методологии и уровня общенаучных принципов и форм исследования (В.А. Лекторский, B.C. Швырев). Эта традиция сохраняется в психологии благодаря работам К.А. Абульхановой-Славской, Л.И.Анцыферовой, Ю.И. Александрова, А.Г. Асмолова, В.А. Барабанщикова, A.B. Брушлинского, A.A. Деркача, В.Н. Дружинина, А.Н. Ждан, А.Н. Журавлева, Д.Н. Завалишиной, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, В.А. Кольцовой, В.Т. Кудрявцева, Б.Ф. Ломова, Т.Д.

Марцинковской, A.A. Митькина, A.B. Петровского, В.А. Петровского, Е.А. Сергиенко, В.И. Слободчикова, A.B. Юревича, М.Г. Ярошевского.

В Главе 1 раскрывается принцип системности (§ 1.1), история его возникновения и развития в русле идей моно- и полисистемности (В.П. Кузьмин); представлена дискуссия о принципе «взаимоСОдействия множества компонентов» как центрального свойства системы и его альтернатива - положение об ожидаемом результате как системообразующем факторе (П.К. Анохин); обсуждаются основные положения системного подхода (Б.Ф. Ломов, В.А. Барабанщиков) и современные взгляды на соотношение принципов системности и развития - системогенез. Наряду с гармоничной реализацией принципа системности в конкретно-научных исследованиях, например, при изучении системной архитектоники перцептивного окуломоторного акта (В.А. Барабанщиков), в работах по акмеологии и психологии развития (A.A. Деркач, Г.С. Михайлов), в исследованиях системогенеза профессиональной деятельности (В.Д. Шадриков) и потенциальных свойств сложных технических комплексов (Ю.Я. Голиков, Л.Г. Дикая), индивидуальности (В.М. Русалов) и организации метаиндивидуального мира (Л.Я. Дорфман), мышления (Д.Н. Завалишина), структуры видового опыта (К.В. Анохин) и др., отмечены сомнения относительно научности системно-структурного метода (А.Н. Леонтьев) и выражено мнение о необходимости появления новых исследований в этой области методологии (В.П. Зинченко).

Отмечаются современные работы, ориентированные на синтез системного и эволюционного подходов, акцентирующие внимание на формировании системы для достижения полезного результата вследствие взаимодействия организма со средой (В.Б. Швырков) и на развитии как переходе от одного уровня дифференцированности системы к другому (Ю.И. Александров). Делается вывод о том, что исследование, основой которого является системный принцип, направлено на изучение целостного объекта, качественное изменение которого происходит под влиянием взаимосодействия с другими системами с целью решения актуальных проблем.

Принцип развития (§ 1.2) рассматривается в контексте историко-психоло-гических исследований (Л.И. Анцыферова, Н.И. Чуприкова, Н.Ю. Федунина и др.), посвященных законам развития - дифференциации и интеграции, полидетерминации процесса развития, изложенных в трудах И.М. Сеченова, Вл.С. Соловьева, H.H. Ланге, Н.О. Лосского, A.A. Богданова, Г. Спенсера, Т. Рибо, Э. Клапареда, X. Эренфельса, П. Жане, а также положениям о гетерохронности, сложности и многомерности психической динамики (Б.Г. Ананьев, Н.С. Лейтес). В русле классической для отечественной психологии проблемы социальной и биологической детерминации психического развития сопоставляются взгляды Л.С. Выготского, А.Р. Лурии, Л.И. Божович, A.B. Бруш-линского, К.А. Абульхановой-Славской и др.

Структурность, целостность, качественный характер, преемственность, завершенность развития обсуждаются в историко-научном (проблема эпигенеза и преформизма в трудах У. Гарвея, К. Фр. Вольфа, И. Фр. Бдюменбаха, А. Левенгука, Я. Сваммердама, Ш. Боннэ, А, Трамблэ и др.) и современном (идеи

системогенеза в работах П.К. Анохина, В.Б. Швыркова, Ю.И. Александрова, историко-эволюцинный подход А. Г. Асмолова, динамическая теория личности Л.И. Анциферовой) контекстах.

В применении к теории самоутверждения личности развитие рассматривается как качественное преобразование личности, которое связано с изменением уровня ее системности, с возрастанием возможностей функционирования, с проявлением собственных личностных ресурсов.

Сущность принципа субъекта (§ 1.3) раскрывается в связи с обсуждением разных точек зрения - взглядов Б.Г. Ананьева, Д.Н. Узнадзе, С.Л. Рубинштейна, A.B. Брушлинского, К.А. Абульхановой-Славской, Л.И. Анцыферовой и в целом означает направленность на изучение личности с точки зрения ее сознательной, активной и относительно независимой регуляции взаимоотношений с миром и своего жизненного пути. Обсуждается разный контекст соотношения понятий «личность» и «субъект», в одном из которых субъект означает человека «на высшем уровне... активности, целостности (системности), автономности» (A.B. Бруш-линский), в другом - рассматривается становление личности субъектом, который способен совершать «индивидуальное движение к совершенству, или что тоже, движение к индивидуальному, а не универсальному совершенству» (К.А. Абульханова-Славская).

В параграфе приводятся редко упоминающиеся в связи с исследованием субъекта мнения и работы авторов, внесших существенный вклад в проблему, изучая «субъектное отношение ребенка к миру» и учащегося как «субъекта учебной деятельности» (Л.И. Божович, В.В. Давыдов и др.). Специально обсуждаются общие критерии человека как субъекта (A.B. Брушлинский), философско-методологические критерии и особенности личности как субъекта (К.А. Абульханова-Славская), ступени развития субъекта (Л.И. Анцыферова), приводятся результаты исследований, раскрывающих различные аспекты проблемы - онтогенетическое развитие субъекта (Б.А. Сергиенко, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, Д.И. Фельдштейн, В.В. Селиванов), проявление индивидуального стиля саморегуляции (O.A. Конопкин, В.И. Моросанова), выявление компонентов опыта субъектной активности (А.К. Осницкий), профессиональное и личностное развитие человека как субъекта деятельности (A.A. Деркач, Н.В. Кузьмина) и др.

В заключение дается формулировка принципа субъекта, который означает необходимость рассмотрения личности как суверенного источника собственной активности, развития, жизни, как человека, способного к сознательной регуляции поведения и к целенаправленной деятельности.

В параграфе § 1.4 Система принципов Главы 1 дается интегрированное представление о методологии исследования, в которой личность рассматривается как системный объект, развитие которого предполагает не фрагментарное изменение, а общую системную трансформацию личностной организации на основе механизмов дифференциации и интеграции. Подчеркивается, что существование и развитие номотетического знания о личности не исключает

возможности изучения индивидуальных путей развития субъекта (идиографи-ческого подхода). Это означает, что понятие «системное развитие» невозможно раскрыть без принципа субъекта, без осмысленной реализации того, что термин «развитие» предполагает изучение индивидуального в аспекте общего. Делается вывод, что принцип системности объясняет характер организации сложного объекта, раскрывая историю его становления, принцип развития - закономерную динамику формирования новой системы как качественно новой целостности, а принцип субъекта - сознательное принятие себя в новом качестве с целью овладения более широкими возможностями функционирования.

Во второй главе диссертации «САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ» на основе принципа историзма (М.Г. Ярошевский, А.Н. Ждан, Т.Д. Марцинковская, В.Т. Кудрявцев) и парадигмального подхода (Т. Кун) при использовании научно-категориального анализа психологического знания (М.Г. Ярошевский) проводится реконструкция представлений о самоутверждении личности и близких феноменах, сформировавшихся в русле психоанализа, гештальтпсихологии, гуманистической и поведенческой психологии.

Психоаналитическая парадигма (§2.1) представлена работами А. Адлера, Э. Эриксона, X. Шульц-Хенке, X. Кохута. Уже в концепции А. Адлера стремление к самоутверждению (к превосходству, к признанию) определяется как сущностная потребность человека, изучение которой необходимо перевести из плоскости единичного случая в плоскость типологии личности. Основная заслуга Адлера состояла в совершении такой трансформации и в переходе к номотетичес-ким приемам анализа. Автор обнаружил причины актуализации потребности в самоутверждении, выделив сначала физические, а затем и социально-психологические факторы, а также различия в утверждении собственного Я в зависимости от уровня развития социального интереса. Система взглядов Адлера явилась одной из первых и, скорее всего самых логичных и завершенных теорий самоутверждения личности. Ее существенным развитием стали идеи Э. Эриксона о сопротивлении идентичности, X. Шульц-Хенке об а(1-£геШ как стремлении, которое приводит к активным действиям, часто разрушительного характера, сопровождается чувством триумфа, но прямо не связанно с агрессией, представления X. Кохута о самоуважении. В результате анализа психоаналитических работ был сделан вывод о том, что представители разных направлений -индивидуальной психологии, психологии Я, неопсихоанализа впервые сформулировали проблему самоутверждения личности. Общими принципами, на которых строились теории, были принцип целостности и активности личности, целевой регуляции поведения. Однако системность, которая исходно заявлялась Адлером не была в полной мере применена к теоретическим построениям, а целевая детерминация, которая казалось бы открывала путь к системности и принципу субъекта, по своим признакам походила на причинную детерминацию, где основная жизненная цель была предопределена заранее, и не осознавалась личностью. В рамках психоаналитического подхода к проблеме самоутверждения

личности был разработан ряд важных вопросов, в частности выдвинута идея стратегий самоутверждения личности, показано влияние самоуважения на отношения личности к другим людям, обосновано положение о роли родителей в формировании нормального нарциссизма.

Гештальттеория личности К. Левина (§ 2.2) открыла новый в гносеологическом отношении этап в развитии представлений о самоутверждении личности. Новизна состояла в том, что К. Левин использовал нетрадиционный (галиле-евский) в отличие от традиционного (аристотелевского) подход к изучению личности, сочетающий в себе идеи процессуальности (последовательности), вариативности, целостности в противовес установкам на логические дихотомии, «норму» и анализ симптомов. Вклад К. Левина в развитие представлений о самоутверждении личности состоял в операционализации конструкта и его измерении. Предметом исследования стал уровень притязаний как уровень трудности выбираемой цели. В этом и состояло главное достоинство левиновской психологии, которое, с одной стороны, конкретизировало область исследования, а с другой значительно сузило ее до размеров одной частной проблемы.

Гуманистическая парадигма (§ 2.3), представленная работами К. Роджерса и А. Маслоу сформировалась на основе принципов развития, целостности, гуманности, активности, принципа целевого детерминизма и установки на неэкспериментальный подход к исследованию личности. Стремление к признанию рассматривалось наряду с проблемой самоактуализации и самореализации личности. По словам А. Маслоу обе потребности (в самоутверждении и самоактуализации) являются базовыми имманентно присущими личности желаниями, которые реализуются по принципу «препотентности» базовых потребностей. Маслоу разделил потребности в признании на два класса: потребность в достижении и потребность в престиже, сделав важный акцент на том, что в целом удовлетворение этого желания связано с поддержанием уверенности человека в себе, силы, полезности, значимости, а появление отдельных (даже деструктивных) вариантов редукции потребности не может снизить ценность изучаемого феномена.

Поведенческая психология (§ 2.4) перевела исследование самоутверждения личности в контекст социального умения. Конструкт «самоутверждение личности» был заменен более простой и объективно измеряемой переменной, которая была названа уверенностью в себе и определялась как «социально приемлемое выражение своих прав и чувств», как «способность к самовыражению», или как «привычка к эмоциональной свободе» (R. Alberti, M. Emmons и др. ). Существенным вкладом поведенческой психологии в разработку проблемы самоутверждения личности является моделирование и операционализация этого феномена, представленного в виде отдельных конструктов - умения отказывать в необоснованной просьбе, способности выражать положительные и отрицательные мысли и чувства, умения вести себя в ситуации со строгой регламентацией ролей, способности инициировать общение, а также конструирование разнообразных тестов, например, Action-Situation Inventory, Lawrence Assertion

Inventory, Rathus Assertiveness Scale, College Self-Expression Scale и других. Явным недостатком подобных исследований является увлеченность измерением поведенческих стратегий в ущерб изучению глубинных личностных механизмов, а также смещение внимания с проблемы уверенности в себе (самоутверждения) на проблему неуверенности (самоотрицания).

В § 2.5 Система категорий проводится категориальный анализ понятий -потребности в превосходстве, потребности в признании, самоуважения, уровня притязаний, уверенности в себе как отдельных, исторически выделившихся обозначений различных аспектов общего конструкта самоутверждения личности. Показано, что в истории психологии произошло смещение интереса с феномена самоутверждения в целом на его частные проявления, т.е. неконструктивные стратегии повышения ценности Я. На это указывают сами понятия - потребность в признании, в превосходстве, сверхуверенность, высокий уровень притязаний, грандиозная самость и др. Неправомерно узкое толкование проблемы самоутверждения личности и потребовало от соискателя ее системного анализа и обсуждения.

В заключение параграфа 2.5 проводится научно-категориальный анализ понятий: самоопределения, самопредъявления, самораскрытия, самовыражения, самореали-зации, самоактуализации и самоутверждения личности. При сопоставлении самопредъявления, самораскрытия, самовыражения и самоопределения было показано, что первый из них связан с искажением истинной информации о себе, второй - с потребностью ее сообщать, третий - с реализацией себя через продукты деятельности, общения, созерцания, четвертый - с осознанным выбором собственной позиции, поиском своего места в социуме. Показано, что в отличие от самопредъявления самораскрытие, самовыражение и самоопределение понимаются как процессы, с помощью которых личность познает себя: в самораскрытии - через отношение к ней другого человека, в самовыражении - через продукты взаимодействия и деятельности, в самоопределении - посредством установления социальной позиции. Предметом самораскрытия являются потребности и мотивы, предметом самовыражения -достижения, предметом самоопределения - социальные роли. Далее сопоставляются самореализация, самоактуализация и самоутверждение. Самореализация рассматривается в связи с проблемой раскрытия собственных потенциалов, возможностей, развития задатков. Ее предметом являются дарования и способности. Самоутверждение определяется как потребность личности в ощущении ценности своего Я. Самореализация обнаруживается в ощущениях собственной компетентности, а самоутверждение - в ощущениях собственной значимости. Единство самореализации и самоутверждения является основой самоактуализации как стремления актуализировать, сохранять и расширять самого себя, «быть тем Я, которое истинно» (Серен Кьеркегор).

В третьей главе диссертации «ТЕОРИЯ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ» на основе общеметодологических принципов исследования, историко-психологи-ческого анализа проблемы и категориального анализа понятий осуществляется переход к конкретно-научной методологии и изложению авторской теории

самоутверждения личности.

В диссертации показано, что не только в зарубежной, но и в отечественной науке (преимущественно в философии и психологии) самоутверждение личности было ассоциативно связано с такими чертами как индивидуализм, безнравственность, борьба за статус, стремление к престижу (Н.Ф. Цыбра, И.И. Кузьменков, А.И. Розов). Существует и другая тенденция в использования понятия «самоутверждение личности», когда оно употребляется для обозначения специфических возрастных особенностей, характерных для подросткового периода и объясняет присущие только этой стадии жизни мотивы поведения (Психология подростка, 2002). Нередки случаи применения термина как синонима понятий «самовыражение» и «самореализация» (В.Ф. Сафин).

В параграфе 3.1 «Конкретно-научная методология исследования: научный анализ проблемы» излагаются результаты применения конкретных научных процедур - субстратного, атрибутивного, функционального, структурного и генетического видов анализа для теоретического исследования самоутверждения личности.

Субстратный анализ направлен на выявление содержания или компонентов объекта исследования, например, предмета интерпретации и средства интерпретации. В работах Е.П. Никитина показано, что различные процедуры сознания унифицируются по субстрату, поскольку в каждой из них есть два компонента -«активное начало» (основание) и «пассивное, страдательное начало» - следствие или предмет. Первый компонент это то, с помощью чего производится оценка, интерпретация, утверждение и т.д., второй - то, что оценивается, интерпретируется, утверждается и т.д. В самоутверждении предметом является идентичность личности как утверждаемая ценность, а средством -продукты и результаты деятельности, ценность других людей, вещей, предметов материального мира. С этой целью специальному анализу подвергается проблема ценности (О.Г. Дробницкий, Д.А. Леонтьев, Г.Л. Будинайте, Т.В. Корнилова и др.). Анализ показывает, что этим понятием обозначают положительную или отрицательную значимость какого-либо объекта, приобретаемую в процессе взаимодействия с ним. Особое место в обсуждении проблемы ценности занимает общее мнение о том, что ♦проблема "утверждения" общечеловеческих ценностей в индивидуальном сознании относится к числу фундаментальных проблем человеческой экзистенции» (Т.М. Буякас, О.Г. Зевина), а «личностными ценностями становятся те смыслы, по отношению к которым», - по мнению Г.Л. Будинайте и Т.В. Кориниловой -«субъект самоопределился».

В контексте проблемы самоутверждения личности речь идет об особой ценности - о ценности Я, или о самоценности, которая является основанием, или предметом утверждения и становится таковой вследствие осуществления процедуры опосредствования, проекции Я на другие ценности, установления тождества с ними и интеграции результата опосредствования обратно в Я. Средством самоутверждения становятся объекты, которые уже имеют определенную значимость и установление степени сходства с которыми позволяет

приобрести личности ценность собственного Я.

Атрибутивный анализ проводится с целью выяснения характеристик, свойств, атрибутов объекта исследования. Он показал, что основные характеристики самоутверждения можно разделить на две категории. К первой, названной «пространственные характеристики», были отнесены область самоутверждения (или сфера деятельности и взаимодействия, так называемое пространство жизни) и уровень самоутверждения (или ценностная шкала, притязания). Ко второй категории, названной «энергетические характеристики» отнесены импульс, или потребность в самоутверждении и потенциал самоутверждения, или готовность человека к поиску и выбору адекватных способов достижения ценности собственного Я.

Функциональный анализ определяет цели самоутверждения, которые трактуются либо как обретение чувства собственного достоинства, либо как обретение смысла жизни, но не абсолютного и универсального, а того, который человек сам «сознательно или стихийно, намеренно или невольно, самими способами своего бытия» придает своей жизни. Цель самоутверждения состоит в нахождении подтверждения относительной автономности своей личности и ее самоценности. В качестве функциональных стратегий рассматриваются самоутверждение путем самопре-одоления, самоутверждение путем самоотрицания и самоутверждение путем отрицания другого Я. Показано, что только самоутверждение путем самопреодоления позволяет человеку достигать истинного чувства собственного достоинства, тогда как самоотрицание и отрицание другого Я формируют чувство неполноценности и чувство превосходства.

Структурный анализ, раскрывающий способ внутренней организации объекта, способ связи его элементов в некоторую целостность, может быть использован, с одной стороны, для исследования «относительно устойчивого единства некоторого множества взаимосвязанных элементов, характеризующее целостность соответствующего объекта» (М.А. Холодная), с другой стороны, для экспликации «способа внутренней организации элементов объекта» (Б.А. Глинский и др.). Структурный анализ самоутверждения личности показал, что связи между его основными компонентами - ценностью Я и ценностью произведенного продукта, другого человека, группы людей и т.д. определяют внутреннюю структуру самоутверждения личности. Она организована по общему принципу опосредствования (путем актуализации механизмов экстернализации и интернали-зации), а в частном виде выражается через взаимную работу механизмов проекции и интроекции, и механизмов поддержания самооценки. Тщательное исследование механизмов проекции-интроекции (К. Юнг, Ш. Ференци, М. Кляйн, П. Хайманн, Е.Т. Соколова) показало, что интроекция идентична процессам ассимиляции, «присвоения» объекта субъектом, а проекция, напротив, похожа на диссимиляцию, переложение субъективного содержания на объект. Согласно П. Хайманн оба эти механизма являются важными функциями Эго, «его корнями, инструментами его формирования». Их взаимное осуществление приводит к преобразованию

внутренних процессов, к появлению Я, и к дальнейшему его развитию. Поддержание самооценки обеспечивается установлением соотношения между уровнем притязаний и уровнем реальных достижений за счет либо понижения первого, либо повышения второго.

Генетический анализ неразрывно связан со всеми предыдущими видами анализа и представлен тремя аспектами - функционированием как индивидуальным своеобразием динамики личности в процессе жизни, сопоставимым с проблемой типов самоутверждения человека; собственно развитием как процессом, осуществляемом путем последовательного перехода от одной стадии к другой путем, например, смены ведущих типов деятельности; и взрослением как достижением личностью определенного уровня развития, предполагающего освобождение от стереотипных форм поведения, расширение своих возможностей и выход на новый уровень функционирования. Взросление связано с обретением адекватной для данного возраста независимости, самостоятельности и ответственности, со способностью самоопределиться по отношению к внешним условиям. Именно взросление является основанием для того, чтобы подчеркнуть «не только зависимость личности от жизни и ее обстоятельств, но и зависимость жизни от личности» (К.А. Абульханова-Славская).

В параграфе 3.2 «Теория самоутверждения личности: научный синтез» формулируется авторская концепция и ее основные положения.

Теория самоутверждения личности основана на том, что каждый человек испытывает потребность в ощущении собственной ценности. Эта потребность имманентно присуща Я, и особенно актуальна в ситуациях угрозы потери идентичности и в периоды ее изменения. Причиной постоянной актуализации потребности в самоутверждении является системное изменение личностной идентичности в процессе взросления. Механизмом самоутверждения является опосредствование Я с целью установления тождества, а его целью - получение подтверждения о собственной состоятельности, о том, что Я как автономная ценность существует.

Краткое содержание исходной теории раскрывается в отдельно сфомули-рованных положениях:

Положение 1. Предметом самоутверждения является ценность Я, которая дана человеку в представлениях о себе, самоощущении и самоотношении, в поведенческих стратегиях, т.е. выражается в когнитивных, эмоциональных и привычных коммуникативных характеристиках. Ценность Я - результат оценки идентичности. Она может быть более или менее значительной, негативной или позитивной.

Положение 2. Ценность Я подвержена изменениям. Изменения могут иметь индивидуальный и всеобщий характер. К индивидуальным изменениям относятся разнообразные более или менее сильные переживания субъекта, связанные с самооценкой, кардинально не меняющие идентичности и ее ценности для него. Общие изменения происходят с каждым человеком - обладателем ценности, и они кардинальны.

Положение 3. Теория самоутверждения личности основана на изучении универсальных (общих) изменений ценности Я, которые происходят в процессе взросления.

Положение 4. Обретение новой ценности Я проходит несколько этапов: этап интуитивного открытия Я, которое проявляется в смутных переживаниях чего-то нового, в амбивалентных оценках, этап осознания нового и его квалификации в терминах, понятиях, оценках и этап подтверждения или утверждения Я.

Положение 5. Этап подтверждения Я представляет собой собственно самоутверждение личности, которое осуществляется с помощью определения ценности Я путем установления ею тождества с результатами собственной деятельности или деятельности других людей, выступающими для субъекта как значимые.

Положение 6. Результатом самоутверждения личности является получение признания, формирование чувства собственного достоинства и самоценности.

Все шесть положений, сформулированных в терминах теории, подробно раскрываются и трансформируются в операциональные конструкты. В частности излагается проблема ценности Я (К. Клакхон, Д.А. Леонтьев), идентичности (Е.Т. Соколова, Н.С. Бурлакова, Ф. Лэонтиу; 0.0. Савина); обсуждаются этапы обретения ценности, связанные с процессом взросления. Теоретически показано, что трансформация идентичности происходит вследствие взросления субъекта, требующего установления новых ориентиров по отношению к изменившимся условиям и требованиям взаимодействия с социумом, и нуждается в последующем утверждении значимости Я.

Наряду с исходной теорией формулируется альтернативная, которая основана на предположении, что самоутверждение личности - это тактический процесс, который не имеет связи с открытием, осознанием и утверждением собственной ценности. Динамика самоутверждения личности сугубо индивидуальна, очень вариативна, происходит под влиянием ситуативных факторов и не подчиняется общим закономерностям развития личности. Ситуативный характер самоутверждения личности исключает возможность создания типологии, и предполагает существование таких параметров ситуации, которые и провоцируют личность на ассертивное или агрессивное поведение.

В последнем параграфе (§ 3.3) третьей главы «Система теоретических гипотез» повторно (см. Введение) формулируются теоретические предположения, системно представляющие основную гипотезу, которая гласит, что самоутверждение личности является базовым личностным конструктом, закономерно и системно изменяющимся в процессе взросления.

В четвертой главе диссертации «ВЗРОСЛЕНИЕ И ЕГО ОСОБЕННОСТИ НА РАЗНЫХ СТАДИЯХ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ» проводится теоретический анализ развития, функционирования и взросления (§4.1). Сразвитием соотносят такой тип динамики, при котором происходит формирование новой системы личности, создающей возможности для ее дальнейшего функционирования. Развитие обеспечивает формирование качеств, которые, с одной стороны,

определяют уровень адаптации, состоятельности личности, а с другой -последующее многообразие ее проявлений, возможности осуществления собственной активности и субъектности. Рассматривая развитие как расширение возможностей познавательного и действенного проникновения в действительность, C.JI. Рубинштейн специально подчеркивал, что тем самым оно обеспечивает объективность динамики личности, не обособляя ее от онто- и жизнегенеза, одновременно создавая возможности для регуляции личностью своей жизни и ее выделения из ближайшего окружения. Развитие личности осуществляется в деятельности (C.JI. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, В.В. Давыдов, B.C. Братусь и др.), причем деятельность и ее цель трактуются широко: и как производство материального продукта, и как создание доверительного, дружеского отношения к другому человеку, и как переоценка собственных ценностей и т.д.

Функционирование личности соотносится с процессом многообразия взаимодействия человека с действительностью на основе достигнутого уровня развития. Функционирование - относительно свободная деятельность личности, предполагающая апробацию и использование тех возможностей, которые были получены на очередном этапе развития. Оно не предполагает появление новых форм деятельности и новых качеств, но является основой их зарождения. Функционирование соотносится с появлением нового в своем имплицитном (латентном) виде, которое может эксплицироваться на очередной стадии развития. В развитии происходит интенсификация сознательных процессов, а в функционировании - актуализация взаимной работы сознания и бессознательного. Способность к саморегуляции, устранению противоречий между желаемым и требуемым обеспечивается возможностями развития, но реализуется путем функционирования. В концепции субъекта жизни С.Л. Рубинштейна личность рассматривается как источник и движущая сила жизненной динамики. Введение понятия субъекта позволяет соединить между собой «типизирующий и индивидуализирующий подходы», развитие и функционирование.

Понятие «взросление» нигде специально не определяется, но используется довольно часто, прежде всего, в связи с проблемой обретения чувства взрослости подростком. На самом деле понятие «взросление» применимо не только к периоду пубертата, но и ко всему жизненному пути личности. Оно конкретизирует термин «развитие» и означает достижение личностью определенного уровня дифференциации, предполагающего освобождение от стереотипных форм поведения, расширение своих возможностей за счет интеграции новых способов функционирования, решения поставленных перед человеком задач. Общая «логика развития предполагает движение от слитого, недифференцированного, нерасчлененного единства к дифференциации и образованию ясно очерченных границ как необходимого условия их последующего взаимодействия и интеграции в единое целое» (Е.Т. Соколова, Н.С. Бурлакова, Ф. Лэонтиу, 2001). Взросление означает достижение относительной свободы деятельности и обретение ответственности за свои поступки за счет расширения области функционирования. Если развитие

часто соотносится с деятельностью, то взросление сопоставимо с задачами деятельности. Любое развитие и его конкретное воплощение во взрослении предполагает преобразование действительности формирование новой системы, способной перейти в «новый режим функционирования».

В последующих параграфах главы анализируются особенности развития и функционирования подростка (§ 4.2), а также развитие и взросление в юности и в период взрослости (§ 4.3). На большом теоретическом материале показано, что развитие личности происходит в деятельности (Д.Б. Эльконин, Л.И. Божович, В.В. Давыдов, Л.М. Митина, Г.Е. Залесский, Д.И. Фельдштейн и др.), однако нельзя не учитывать того, что она не всегда способствует развитию личностных особенностей (В.В. Селиванов) и даже может противодействовать развитию путем наложения запретов, санкций, фрустрации интересов (А.Н. Поддъяков). Для раскрытия любых психологических механизмов (и интеллектуальных в том числе) следует учитывать не столько особенности и характеристики деятельности, «сколько особенности психологической организации субъекта деятельности» (М.А. Холодная), поэтому основной акцент в данном параграфе сделан на процессах взросления, операцио-нально представленных задачами, решение которых обеспечивает дальнейшее функционирование личности, свободу ее выбора и относительную автономию от жестких требований среды. Задачи возникают в связи с появлением рассогласований между объективными требованиями и субъективным опытом. Наличие объективного рассогласования не всегда является единственным фактором возникновения проблемной ситуации для субъекта; она переживается субъектом как проблемная вследствие осознания противоречий между объективными требованиями и субъективным опытом личности (Д.Н. Завалишина, O.K. Тихомиров) и приводит к формированию задачи, цели как системообразующего фактора (П.К. Анохин, Ю.И. Александров), реализующего собственную активность организма, индивида, личности.

У подростков такими проблемными сферами являются формирование половой идентичности, принятие тендерных ролей и детско-родительские отношения. Обсуждается проблема половой идентичности, факторы, влияющие на ее формирование, биологические, психологические и социально-психологические детерминанты, участвующие в возникновении чувства принадлежности к определенному полу; проблема принятия тендерных ролей - маскулинной, фемининной, андрогинной и недифференцированной; парадоксы детско-родительских отношений - парадокс послушания, независимости и конфликтности. Особое внимание уделяется вопросу дифференциации половых и тендерных различий (Е.Т. Соколова, И.С. Клецина, Т.В. Виноградова и др.), которые либо противопоставляются друг другу, вследствие разной детерминации, либо отождествляются. В настоящей работе разведение половой и тендерной идентичности вызвано спецификой возраста, в котором интенсивные телесные перестройки могут существенно влиять на комплекс представлений о себе, а изменение отношений со сверстниками и родителями - на принятие тендерных ролей, хотя понятно, что такое разведение достаточно условно.

Юношеский возраст не был выделен в отдельный период и рассматривался в качестве переходного этапа к периоду ранней взрослости в течение которого происходит упрочение достижений подросткового возраста и накопление опыта вариативного использования этих достижений. Периоды ранней взрослости (2025 лет) и взрослости (25-55) представляют собой отдельные возрастные этапы, имеющие для человека кардинально важное значение. С точки зрения развития личности они создают условия для максимального раскрытия возможностей, для самореализации в профессиональной деятельности, в интимно-личностном общении и семейных отношениях. Связь личностного и профессионального развития утверждается в целом ряде исследований, которые проводятся в области акмеологии, в рамках общей теории деятельности, методологии психологии и ряде других областей.

Развитие личности в период взрослости с точки зрения ее включения в профессиональную деятельность может быть непосредственно сопоставлено с ее функционированием, когда речь идет не столько об адаптации к деятельности, сколько о самоопределении, самовыражении, самореализации и самоэффективности.

Уже в аспекте проблемы развития (в том числе и профессионального) исследователи выходят на проблему взросления личности на этом этапе жизни, которое обусловлено рядом задач и в целом определяется способностью устанавливать доверительные отношения с людьми при сохранении чувства собственной идентичности, чувства суверенности, чувства индивидуальности. Неспособность решения этой личностной проблемы вызывает комплексную реакцию, которая обнаруживается в виде глобально переживаемого чувства одиночества.

В качестве общего вывода формулируется положение о том, что решение ряда задач подростками и взрослыми удовлетворяет потребности человека в достижении адекватного уровня автономии, самостоятельности и ответственности. Понятие «взросление» относится к любому возрасту, поскольку каждый этап жизни связан с преодолением чувства зависимости, с достижением определенного уровня субъектности. Взросление основано на развитии как включении человека в разные виды деятельности, и подготавливает основу для функционирования личности.

В последнем параграфе четвертой главы (§ 4.4 Система эмпирических гипотез) формулируются эмпирические гипотезы и контр-гипотезы как следствия, выведенные из теоретических гипотез.

В пятой главе диссертации «САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ВЗРОСЛЕНИЯ: ВЕРИФИКАЦИЯ ТЕОРИИ» проводится последовательная проверка эмпирических гипотез, делаются выводы по основной гипотезе докторской диссертации. Глава состоит из четырех параграфов.

В первом, параграфе главы (§5.1) дается обоснование выбора каждого метода исследования (см. Введение), стандартная инструкция к тесту, оценка валидности и надежности, подробно описывается выборка. Особое внимание

уделяется части выборки, включающей в себя девочек/девушек с диагнозом дисгенезия гонад - синдром Тернера и синдром Свайера. Показано, что данное заболевание вызвано хромосомным дефектом и за исключением ряда специфических проявлений каждого синдрома характеризуется нетипичным для женского пола набором хромосом (45, ХО - синдром Тернера; 46, ХУ - синдром Свайера и другие варианты), первичной аменореей, задержкой развития вторичных половых признаков. В работе обсуждаются результаты медицинского и психологического обследования девочек с подобным заболеванием, делается вывод о необходимости проведения гормональной заместительной терапии, анализируются показатели психического здоровья и адекватность поведения больных. Из наиболее существенных проблем развития отмечаются низкие математические способности, нарушение пространственного восприятия, снижение объема кратковременной памяти (Е. McCauley, 1990; Е. McCauley, Т. Kay, J. I to, R. Treder, 1987; J. Ross, A. Zinn, F. McCauley, 2000; J. Rovet, C. Netly, 1981; D.H. Skuse, R.S. James, и др. 1997; C.M. Temple, R.A. Carney, 1993; J.K. Williams, 1994).

Во втором параграфе главы (§5.2) «Эмпирическое исследование особенностей взросления подростка и взрослого» на материале лонгитюдного исследования и результатов, полученных методом поперечных срезов, проверяются: экспериментальная гипотеза 1 о том, что формирование половой идентичности, принятие тендерных ролей и изменение детско-родительских отношений представляют собой системную задачу, решение которой влияет на уровень независимости, самостоятельности подростка, т.е. уровень его взрослости (§ 5.2.1) и экспериментальная гипотеза 2, согласно которой доверительность отношений взрослого с разными людьми определяет уровень его независимости и ответственности, способность самостоятельно принимать решения (§ 5.2.2).

Для проверки первой гипотезы отдельно исследовались три задачи - формирование половой идентичности, принятие гендерных ролей и характер детско-родительских отношений. Формирование половой идентичности изучалось на выборке подростков с нормальным половым развитием и отклонениями в развитии на материале трехлетнего лонгитюда. Для оценки мужских и женских признаков использовался тест «Рисунок человека». Оказалось, что наиболее сложным периодом в формировании половой идентичности является для девочек возраст 13 лет, а для мальчиков - 14 лет. Основные трудности связаны с интенсивными телесными изменениями, которые косвенно указывают на новый физическйй, и соответственно социально-психологический статус ребенка, актуализируют самооценочные процессы, которые способны влиять на ценность собственного Я. Проблемы проявляются в отсутствии дифференциации рисунка человека по мужским или женским признакам (диффузная идентичность - 39% девочек, 43% мальчиков), в их гиперфеминизации (девочки - 8%) или гипермаскулинизации (мальчики -13%), в нивелировании признаков противоположного пола, а также в их инверсии у девочек (т.е. когда женская фигура изображается как более мужественная - 21%). У девочек с отклонениями в половом развитии наблюдается большой процент

рисунков с диффузной идентичностью (синдром Тернера - 60%, синдром Свайера -48%) и рисунков с инвертированием признаков (синдром Свайера -19%). Отличие от группы нормы состоит в том, что если у первых уже к возрасту 14-15 лет наблюдается большой процент рисунков с дифференцированной по полу идентичностью (56%, <р*эмп=2.47, а = 0), то у вторых он происходит медленнее, но элементы инфантильности, детскости в рисунке все равно остаются. Данные подтверждаются результатами, полученными при анализе рисунка противоположного пола.

Принятие тендерных ролей анализировалось на той же выборке с помощью методики «Кодирование» и «Маскулинность и Фемининность» - «МиФ». Подробный анализ признаков, выделенных при описании объекта Я (тест «Кодирование») показал, что у девочек максимум тендерных признаков приходится на тот же период, т.е. на 13 лет, а у мальчиков - на 14 лет и они имеют тесную связь с полом, т.е. девочки ориентированы на фемининные роли, а мальчики - на маскулинные и андрогинные. К15-16 годам количество тендерных признаков по сравнению с нейтральными значимо снижается при описании объектов «Мужчина», «Женщина», «Я», что указывает на прохождение подростком периода принятия тендерных ролей. У девочек с задержками полового развития не наблюдается явных отклонейий в их выделении, однако корреляционный анализ показал, что если в норме признаки, идентичные полу связаны у всех трех объектов по методике «Кодирование» - «Мужчины», «Женщины» и «Я», т.е. у мальчиков маскулинные признаки «Я» связаны с маскулинными признаками «Мужчины» и «Женщины», а у девочек фемининные признаки «Я» коррелируют с фемининными признаками тех же самых объектов, а в более старшем возрасте возникают обратные связи между тремя объектами, то при синдромах Тернера и Свайера выделяется целый ряд специфических феноменов: тесная прямая связь между фемининными признаками в первом случае, снижение количества фемининных признаков, приписываемых себе, отрицание связей с человеком того же пола во втором случае и отсутствие связей с человеком противоположного пола в обоих случаях.

Данные, полученные с помощью теста «МиФ» подтверждают выводы, сделанные выше. В 15 лет наблюдается явная идентификация девочек с женщиной (гш=0.3, а=0.0002, г,=0.4 а=0.003, где гт- коэффициент корреляции маскулинных признаков «Я-реального» и «Женщина должна быть», т( -коэффициент корреляции фемининных признаков тех же самых объектов), а мальчиков - с мужчиной (гш=0.4, а=0.005, г,=0.5а=0.0006, где гш- коэффициент корреляции маскулинных признаков «Я-реального» и «Мужчина должен быть», г- коэффициент корреляции фемининных признаков тех же самых объектов).

Данные «МиФ» также какирезультаты, полученные методом «Кодирование», свидетельствуют о том, что принятие тендерных ролей уже произошло, и именно оно дает возможность разнообразить репертуар ролей. Так, уже в 15 лет 38% девочек оценивают себя как фемининных, 29% - как андрогинных, 18% " как недифференцированных и 15% - как маскулинных. Мальчики считают, что они

андрогинные (29%), фемининные (23%) и маскулинные (22%). Большой процент мальчиков (26%) оценивает себя как недифференцированных по тендерным признакам. Несмотря на довольно ясную картину, почти четверть выборки не различает себя по гендерным ролям и также четверть оценивает себя атипично (девочки как маскулинные, а мальчики - как фемининные). Во многом картина неустойчива именно из-за оценок мальчиков, которые в этом возрасте еще находятся в состоянии принятия тендерных ролей. Нужно заметить, что «принятие гендерных ролей» не означает их первичного принятия в возрасте 13-15 лет; его следует трактовать как возобновление этой задачи в период пубертата, т. е. в новом жизненном контексте.

Вывод о том, что тендерные роли приняты, основан и на другом факте, который состоит в связанности Я-реального и Я-идеального (по тесту «МиФ»), с одной стороны, и в наличии статистически значимых различий между ними, с другой. Показано, что в обеих группах коррелируют маскулинные и фемининные признаки этих двух объектов (у девочек - rm=0.4, а=0.001, г =0.7 а=0; у мальчиков " rm=0.6, а=0.0001, rf=0.7 а=0), при этом девочки считают, что в идеале они должны быть значительно более маскулинными (W=l 590, при а=0), и чуть больше фемининными (W=1992, при а=0.03), а мальчики полагают, что в идеале они также значительно должны прибавить в маскулинности (W=760, при а=0), и в фемининности (W=1036, при а=0.04). Иными словами, в обеих группах намечена очень сильная тенденция андрогинизации образа Я в будущем, причем при довольно значительном перевесе в маскулинности над феминин-ностью.

Принятие гендерных ролей проверялось на материале защитных механизмов, которые, согласно зарубежным исследованиям связаны с мужской и женской ролью (P. Cramer, R. Q. Ford, S. J. Blatt). Были проверены гипотезы о связи пола и защитного поведения, тендера и защитного поведения. С этой целью применялся тест Р. Плучека Life Style Index, адаптированный H.B. Гребенниковой.

Различия в защитах, обусловленные полом (сравнение мальчиков и девочек) показали, что девочки предпочитают регрессию и реактивное образование, а мальчики - интеллектуализацию, замещение и подавление. По этим пяти защитам получены значимые различия, причем по регрессии, подавлению и реактивному образованию наиболее выраженные. Отрицание, компенсация и проекция от пола не зависят. В тексте диссертации даются подробные комментарии полученным результатам.

Для проверки гипотезы о гендерной специфике защитных механизмов был проведен корреляционный анализ данных, по результатам которого можно констатировать наличие тесной положительной связи между маскулинностью и замещением (г=0.4, при а=0.003), фемининностью и отрицанием (г=0.3, при а=0.02), фемининностью и регрессией (г=0.3, при а=0.007). Мужские защитные механизмы построены на смещении чувства (проекция, замещение), или на его изоляции от интеллекта (интеллектуализация), тогда как в женских преобладают

способы проигрывания самих эмоций, их трансформации в противоположные.

Характер детско-родительских отношений в подростковом возрасте исследовался с помощью Тематического Апперцептивного теста. Тестирование проводилось по стандартной схеме. Каждый подросток проходил процедуру тестирования три раза (в 12-13, 13-14 и 14-15 лет). Для изучения детско-родительских отношений выбирались рассказы, составленные подростками на следующие картинки: № 1, № 2, № 3 вГ, № 5, № 6 ВМ, № 7 ВМ, № 7 вР, № 13 В, № 130.

В части рассказов, составленных по этим таблицам, реально фигурировали такие персонажи как отец или мать, в остальных случаях они либо заменялись другими персонажами («няня», «мачеха», «начальник», «знакомый» и проч.), либо опускались, выводились из рассказа.

На первом тестировании (в 12-13 лет) рассказы подростков, особенно мальчиков, несодержат большого разнообразия отношений, за исключением сугубо индивидуального оформления (наличие/отсутствие диалога, наличие/отсутствие эмоций, чувств в отношениях, забота о физическом комфорте ребенка и/или о его душевном состоянии и др.). В целом можно сказать, что детско-родительские связи строятся либо на отношениях подчинения/доминирования (строгая семья) - 38%, либо на взаимопонимании (любящая семья) - 35%, либо на отношениях, связанных с выполнением требований (чрезмерно стимулирующая семья) -15%. Оставшиеся 12% включают в себя разнообразные контакты, часто пассивного характера.

На втором тестировании (13-14 лет) возникает большой разброс во взаимоотношениях подростков с отцом и матерью. Причем это разнообразие касается в основном негативных моментов общения и не затрагивает позитивных. Появляются варианты отношений, которые включают в себя: мстительность как реакцию на несправедливые действия родителей, высокомерие как потребность показать свое превосходство, уход в фантазию как способ повышения самооценки, амбивалентность и самоосуждение, отчуждение как реакцию на изменение отношений, обесценивание, любовь. В период активного формирования половой идентичности и принятия тендерных ролей детско-родительские отношения имеют множество негативных оттенков. Довольно часто подросток испытывает и негативные, и позитивные чувства одновременно, выражая тем самым амбивалентное отношение к отцу или к матери. Смещение акцентов на образ «плохой матери» и «плохого отца» происходит в результате закономерно формирующейся ценности собственного Я.

На третьем тестировании (в 14-15 лет) во взаимоотношениях появляются элементы лидерства подростка - напористость, отстаивание своей позиции, умелость, аргументированность, самостоятельность, жалость к родителям, помощь и т.д. Это не стиль отношений, а отдельные попытки его создания, которые берут начало в середине второго десятилетия жизни. Согласно нашим наблюдениям в период ранней взрослости элементы самостоятельности, зародившиеся в отношениях подростка и родителей, приобретают устойчивый

характер и перерастают в коммуникативные стратегии; парадоксальность отношений и их амбивалентность постепенно уменьшаются.

Согласно первой гипотезе предполагалось, что все исследованные особенности подростка представляют собой системную задачу, решение которой как задачи развития выводит человека на новый уровень взросления, т.е. уровень самостоятельности, самодетерминации, обеспечивая ему новые возможности функционирования. Эта задача состоит в достижении способности дифференцировать (задача дифференциации) различные отношения, стили, взгляды и т.д., которая была рассмотрена на примере дифференциации людей по полу и тендеру, отношений между людьми разного возраста.

Доказательством подтверждения экспериментальной гипотезы о том, что рассмотренные нами проблемы подросткового возраста представляют собой системную задачу, являются следующие факты

- при решении разных задач отмечается один и тот же сензитивный период: у девочек 13-14 лет, у мальчиков - 14-15 лет,

- формирование половой идентичности осуществляется посредством идентификации с родителями и трансляции ими информации о тендерных ролях, а принятие тендерных ролей в свою очередь невозможно без формирования половой идентичности,

- предположение о том, что решение именно этих задач является показателем взросления, доказывается преодолением к 15-16 летнему возрасту регламентированного достижениями развития стереотипного поведения подростка и переход к разнообразию функционирования личности (интеграции как присущих полу, так и противоположных полу признаков, выбора андрогинной роли, вариативности отношений с родителями). Обнаружение вариативности, как показателя свободного функционирования личности и способности ее адекватно актуализировать указывает на достижение взрослости в этот период жизни.

Проверка второй экспериментальной гипотезы проводилось на выборке взрослых (78 чел. 20-24 лет и 42 чел. 25-33 лет), где применялся Тематический Апперцептивный тест (TAT), NEO-FFI. Результаты показали, что доверительность отношений формируется постепенно: в 20-24 года она высока (различия по сравнению с 25-33-летними у женщин - U = 367.5, а=0.007, у мужчин - U = 329, а=0.03), и включает в себя признаки зависимости, конформизма. В этот период жизни наиболее часто актуализируются потребности в аффилиации, избегании неудачи и доминировании, причем типичным является внутренний конфликт между потребностью в достижении и в аффилиации, потребностью в аффилиации и в автономии (данные TAT). Доверительность постоянно конфликтует с собственными достижениями, либо с независимостью. В 25-33 года выражены потребности в аффилиации, агрессии, автономии, статистически значимо снижается потребность в избегании неудачи (U = 1168, а=0.007), но повышается потребность в опеке - стремление помогать, опекать, поддерживать (U = 1175.5, а=0.008). Достижение тесно связано с аффилиацией (г=0.44, при а=0.0006) и не соотносится ни с доминированием (г=0.04, при а=0.8), ни с агрессией (г=-0.08,

при а=0.5). Это значит, что доверительные контакты остались такими же тесными как в предыдущем возрасте, но перестали носить характер зависимости, а приобрели направленность на достижение (индивидуальных или общих результатов). Развитие доверительных отношений исследовалось на выборке, где возможность их развития снижена в силу сужения сферы контактов (схема исследования аналогична той, какая использовалась на выборке подростков, часть которой по причинам врожденных аномалий была ограничена в возможностях взросления). Результаты исследования, полученные на выборке испытуемых с применением Тематического апперцептивного теста и опросника «Стратегии самоутверждения личности», находящихся в состоянии одиночества, вызванного безбрачием - группа (23 человека, 12 женщин, И мужчин 26-31 года) и испытуемых, имеющих такой опыт в течение 3-5 лет - контрольная группа (31 человек, 19 женщин и 12 мужчин), показали, что в экспериментальной группе наиболее сильно выражены неуверенные стратегии, и чаще упоминается тема одиночества. Дан анализ переживанию чувства одиночества и его причинам у людей с разными стратегиями самоутверждения, которые в неодинаковой степени представляют контрольную и экспериментальную группы. В эксперименталь-ной группе больше неуверенных людей - 52,2%, а в контрольной группе больше конструктивных - 48,4%. В результате были сформулированы выводы, что неспособность преодоления состояния одиночества (безбрачия) в большинстве случаев связана с неуверенностью, конформностью, зависимостью. Данное состояние сопровождается переживанием чувства одиночества, изоляции. Однако отсутствие опыта развития чувства интимности не является критическим, так же как не является кризисным период формирования половой идентичности у подростков с хромосомными аномалиями. Развитие способности дифференциации у таких групп подростков и взрослых происходит по эпигенети-ческому принципу, но только позднее и за счет развития компенсаторных механизмов. Экспериментальная гипотеза 2 была подтверждена тем, что доверительные отношения создают основу для вариативности взаимоотношений с другими людьми, адекватно реализуемой в общении и деятельности, и поэтому способствуют взрослению человека, т.е. развивают в нем чувство ответственности, инициативы и ощущение свободы принятия решения.

Третий параграф главы (§ 5.3) «Самоутверждение личности и его динамика» посвящен эмпирическому исследованию особенностей самоутверждения личности и его генеза в связи с процессами взросления. Проверяются четыре теоретических предположения, переформулированных в экспериментальные гипотезы. Подтверждение/опровержение первой из них (экспериментальная гипотеза 3), состоящей в том, что для подросткового возраста характерно увеличение неконструктивных стратегий самоутверждения личности, выражающееся в неуверенном и доминантном поведении, проводилось на всей возрастной выборке с помощью опросника « Стратегии самоутверждения личности». С целью проверки гипотезы анализировался только функциональный аспект проблемы, представленный тремя стратегиями - неуверенной, конструк-

тивной и доминантной, и намеренно не учитывался атрибутивный, структурный и генетический. В результате проведенных сравнений между возрастами было обнаружено, что каждая возрастная группа, равно как и каждая личность характеризуется всеми тремя стратегиями, среди которых в норме всегда доминирует конструктивная, которая позволяет человеку, сохраняя чувство собственного достоинства, не наносить вред ни себе, ни другим людям, и операционально проявляется в умении сказать «нет» в ответ на необоснованную просьбу, в способности уверенно действовать в строго регламентированных, так называемых «сервисных ситуациях», в умении адекватно выражать собственное мнение и негативные мысли и чувства, в способности легко и спонтанно коммуницировать. Полученные корреляции конструктивной стратегии с факторами опорсников НвР(} (А, С, Р, Н - прямые и 0, <34 обратные) и ¿ГСЕЮ-БЛ (Ы - обратные, Е - прямые) показали, что она связана с открытостью опыту, с контролем желаний и чувств, мотивированностью, т.е. с оптимальным для достижения продуктивности уровнем возбуждения, отсутствием робости, нефрустрированностыо и пережива-ниями, сопровождающимися чувством вины, с высоким импульсом доминантности неагрессивного характера. Напористость и активность как характеристики конструктивной стратегии сдерживаются чувством вины и способностью осознавать границы дозволенного. Конструктивная стратегия была названа наступательной стороной самоутверждения личности, а неуверенная и доминантная - оборонительными. Неуверенная стратегия проявляется у неумении ответить на необоснованную просьбу, в актуализации страхов, связанных с необходимостью спросить или попросить, с фрустрированностью потребностей и блокировкой аффектов, а также с неуверенностью за правильность мыслей и действий, вследствие чего они не высказываются и не производятся. Связи с факторами 1Е!Р(} (А, Р, Н - обратные иО,<54-прямые) и МЕО-РП (Ы - прямые) показали, что неуверенная стратегия соотносится с фрустрированностью, робостью, чувством вины, закрытостью, крайней озабоченностью, с сильным Супер-Эго. Доминантная стратегия операционально обнаруживается в стремлении унизить, отказав в необоснованной просьбе, в желании продуцировать негативные мысли и чувства, в снижении положительных оценок и чувств в отношении других людей, в наступательной инициации социального общения. Она положительно коррелирует с факторами А, Р, Н и отрицательно связана с 0, (}2 Иными словами, доминантные стратегии происходят на фоне переживания человеком высокой степени открытости опыту, возможно, вызванной необходимостью демонстрировать беззаботность компенсаторного характера и такой же эмоциональной устойчивостью, компенсирующей повышенный нейротизм, смелостью, низким чувством вины и нефрустрированностыо. Доминантные стратегии сопровождаются удачной экстернализацией конфликтов, которые осуществляются посредством их проецирования вовне. Сравнивая различия в стратегиях между возрастами (парадигма развития) было получено следующее: отсутствие статистически значимых различий по неуверенной стратегии и различия по

конструктивной стратегии между возрастами 13-15 лет и 18-19 лет (и=2920, при а=0.004) и в тенденции по доминантной между возрастами 12-13 и 13-14 лет (и=4190, при а=0.05). Уровень доминантности выше в возрасте 13-14 лет. Девочки/девушки с отклонениями в половом развитии психологически находятся на предподростковой стадии, демонстрируя крайне неуверенное поведение. Выдвинутая гипотеза подтвердилась.

Анализ стратегий самоутверждения личности в русле парадигмы развития, основанной на сравнении обобщенных данных по отдельным возрастам, был дополнен результатами, полученными с учетом разных темпов развития подростков и взрослых (парадигма взросления). Для достижения этой цели был проведен кластерный анализ показателей трех стратегий самоутверждения личности в каждой возрастной группе, на основе которых были выделены типы самоутверждения - самоотрицание, конструктивное самоутверждение и доминирование, которые по существу адекватно указывают на выраженность стратегий самоутверждения личности в разных возрастах.

Результаты кластерного анализа данных в разных возрастных группах, показывающие процент (%) испытуемых каждой группы с разным типом самоутверждения

Тип Подростки Юноши/девушки и взрослые

12-13 13-14 14-15 16-17 45X0 18-19 20-24 25-33

лет лет лет лет 46 ХУ лет года года

1 тип 36% 41% 44% 30% 42% 22% 19% 27.5%

2 тип 32% 31% 27% 42% 25% 50% 46% 27.5%

3 тип 32% 28% 29% 28% 33% 28% 35% 45%

45 ХО - синдром Тернера

46 ХУ - синдром Свайера

1 тип - самоотрицание

2 тип - конструктивное самоутверждение

3 тип - доминирование

На основе таблицы был построен график, изображенный на рисунке (на следующей странице).

Результаты, полученные кластерным анализом, подтверждают выдвинутую гипотезу о неконструктивности стратегий самоутверждения подростка, и дополнительно - взрослого человека в возрасте 25-33 лет. Сопоставление данных отдельно по женской и мужской выборке подтвердило выводы, сделанные в § 5.2 относительно различий между полами по темпам развития и взросления. Несколько более позднее увеличение конструктивных стратегий у мальчиков по сравнению с девочками и юношей по сравнению с девушками позволяет уверенно говорить о закономерной динамике стратегий в процессе, взросления и еще раз

ЮС. НАЦИОНАЛЬНАЯ

БИБЛИОТЕКА 11

СПетерСург

_ М * ЦТ {

-д—Самоотрицагощий тип -р-Конструктивный тип р Доминантный тип

Примечание к рисунку: по оси X расположены разновозрастные группы. 1 - девочки/девушки с синдромом Тернера и Свайера; 2 - подростки 12-13 лет; 3 - подростки 13-14 лет; 4 - подростки 14-15 лет; 5 - подростки 16-17 лет; 6 - юноши/девушки 1819 лет; 7 - взрослые 20-24 лет; 8 - взрослые 25-33 лет.

подтвердить экспериментальную гипотезу 3.

Следующая гипотеза позволяет исследовать самоутверждение личности не только с функциональной стороны, но и со стороны его предмета - ценности Я, которая теоретически исследовалась с помощью субстратного анализа. Экспериментальная гипотеза 4, выведенная из соответствующей теоретической гипотезы основана на предположении о том, что динамика стратегий самоутверждения личности связана с изменением ценности Я, которое в самом начале проявляется в возникновении амбивалентных или негативных оценок, затем в усилении интеграции различных аспектов Я, которые позже опосредствуются благодаря работе механизма проекции. Проверка гипотезы осуществляется с целью выявления динамики в формировании ценности, обнаружение которой позволило бы соотнести ее с динамикой стратегий утверждения Я, и тем самым доказать системность изучаемого феномена, который имеет не только поведенческие, но внутриличностные механизмы; а также соотнести формирование ценности с процессами взросления посредством перехода от стратегий к типам самоутверждения личности.

Выяснение вопроса о подтверждении/опровержении гипотезы проводилось с помощью «Метода исследования самоотношения» (МИС), теста «Кодирование» и «Тематического Апперцептивного теста». Исследование проводилось на всей выборке. В формировании ценности были выделены три этапа: этап открытия Я, этап квалификации Я и этап проверки или утверждения Я. Первый из них (согласно гипотезе) проявлялся в возникновении амбивалентных и негативных оценок, второй - в появлении интеграционных процессов в Я, третий - в усилении проективных механизмов. Результаты исследования показали, что в 13-14 лет у девочек и 14-16 лет у мальчиков, а также 20-25 летнему возрасту у взрослых появляются амбивалентные оценки «Я» (по тесту «Кодирование»)ификсируются низкие показатели по параметрам самоуважения и отраженного самоотношения одновременно с высокими по самообвинению и внутренней конфликтности (МИС). К15-16 годам снижается уровень амбивалентности, т.е. одновременного появления как положительных, так и отрицательных оценок (например, «смелый» и «неприметный», «ловкий» и «потерянный») и значимо повышаются оценки по шкалам самоуважения (11=630.5, при а=0.03), отраженного самоотношения (11=592, при а=0.009), самоценности (11=589, при а=0.009) и снижаются по шкале самообвинения (и=669, при а=0.05). Идентичные данные получены в возрасте 2033 лет. Результаты тестирования девочек с синдромом Тернера и Свайера указывают на отставание от группы нормы вследствие нехарактерной для этого возраста открытости и высокой самоценности. Открытие Я происходит, прежде всего, через появление вариативных оценок, которые довольно быстро начинают оформляться в виде недвусмысленных категорий. Применение теста «Кодирование» позволило разделить все признаки, приписанные объекту «Я» на отдельные группы (физические характеристики, социальные роли, признаки пола, возрастные характеристики, эмоциональные признаки, интеллектуальные характеристики, мотивы, темперамен-тальные черты, предметы, ассоциирующиеся с Я, т.е. талисманы, любимые игрушки и проч.). Общей особенностью

начала процесса категоризации является выделение характерных центров в Эго-идентичности (у девочек - «эмоционального Я», а у мальчиков - «интеллектуального Я»), которые интегрируют остальные признаки, а также существенное усиление мотивационного аспекта Я. Интеграция признаков, появление среди них большого количества устойчивых черт (мотивов), а также снижение амбивалентных и неопределенных оценок («не знаю», «просто так», «непонятный», «похож») указывают на формирование новой идентичности, которая нуждается в утверждении. Последним этапом в формировании ценности Я является апробация ценности Я, которая осуществляется с помощью механизма проекции. С помощью Тематического Апперцептивного теста и специально выделенных критериев (Р. Cramer, R.Q. Ford, S.J. Blatt) было показано, что самые высокие показатели проекции приходятся на возраст 14-16 и 25-33 лет. Между подростками 12-14 и 15-16 лет (U=669.5, при а=0.002), а также между взрослыми людьми 20-24 и 2530 лет (U=771, при а=0.02) были получены значимые различия. Объектами проекции могут стать собственные достижения, фантазии по поводу достижений, отождествление себя с сильными фигурами и т.д. Общий вывод по экспериментальной гипотезе 4 состоит в том, что динамика стратегий самоутверждения личности совпадает с динамикой ценности Я, которая проявляется в последовательном появлении амбивалентных оценок, интеграции идентичности и усилении мотивационного аспекта Я, а затем в интенсификации проективных процессов.

В экспериментальной гипотезе 5 проверяется предположение о том, что типы самоутверждения личности различаются не только по стратегиям самоутверждения - неуверенной, конструктивной и доминантной, но и по ценности Я, осуществлению механизмов проекции/интроекции, а также по темпам и особенностям взросления. Пятая гипотеза содержит в себе положение, доказательство которого (§ 5.3.3, § 5.3.4) позволяет судить о системности феномена самоутверждения личности, о его функциональных, атрибутивных, структурных и генетических особенностях.

Исследование типов самоутверждения личности - самоотрицания, конструк -тивного самоутверждения и доминирования проводится на материале работы с выборками и на примере анализа единичных случаев. Выбранный принцип классификации - определение типа по соотношению трех стратегий самоутверждения, распределяет выборку на три группы - самоотрицание, конструктивное самоутверждение и доминирование. Данные, полученные при изучении связей между стратегиями самоутверждения личности ифакторами опросников HSPQ и NEO-FFI, используются для общей характеристики типов, а «Кодирование» и Тематический Апперцептивный тест - для выяснения ценности Я и особенностей осуществления механизмов проекции/интроекции. Человек, самоутверждение которого происходит по типу самоотрицания, характеризуется конформностью, высоким чувством вины, фрустрированностью, контролем желаний. При оценке и категоризации Я отмечается высокая степень идентичности признаков, приписанных Я и объектам «Мужчина» и «Женщина»

(«Кодирование»), а также преимущественная актуализация механизма интроекдии. Специально отмечается, что интернализация всемогущих объектов позволяет поддерживать симбиотические отношения с ними (например, с родителями), осуществляя процесс самоутверждения через аннулирование Я. Конструктивный тип самоутверждения личности характеризуется доминантностью, нефрустрированностью, контролем желаний, умеренно развитым чувством вины. Контроль желаний и чувство вины позволяют регулировать агрессивные импульсы, канализируя их энергию. Качественный анализ признаков объекта «Я» показал большое их разнообразие и отсутствие строгих и прямых корреляций между объектами «Мужчина» и «Женщина». Все три объекта - «Я», «Мужчина», «Женщина» хорошо дифференцированы по признакам. Самоутверждение конструктивной личности построено на взаимной работе проекции и интроекции и механизме поддержания самооценки. Объектами проекции выбираются собственные достижения. Механизм поддержания самооценки представляет собой способ саморегуляции, обеспечивающий сохранение оптимального уровня личностного функционирования на основе самостимуляции и самоподкрепления. Доминантное самоутверждение связано с открытостью, экспрессивностью, беспечностью, смелостью и напористостью, склонностью к риску. В сочетании с низким чувством вины все перечисленные признаки создают основу для активного поведения без установления границ дозволенного. Большой процент испытуемых данной группы не считает себя самодостаточным и нуждается в поддержке и одобрении. Высокие притязания в сочетании с низким уровнем достижений создают препятствия процессам интернализации и приводят к необходимости осуществления проекции. Ценность Я преувеличена и наделена противоречивыми свойствами, характеристики других объектов - «Мужчины» и «Женщины» включают в себя оценочные комментарии. Самоутверждение происходит путем поиска значимых фигур и их обесценивания с целью повышения самооценки и поддержания собственной грандиозности. Экспериментальная гипотеза 5 о том, что типы личности различаются по нескольким критериям, которые соотносятся с различными аспектами самоутверждения, подтвердилась доказав системную организацию изучаемого феномена. Предположение об особом характере развития и взросления людей с разными типами самоутверждения, сформулированное в этой же гипотезе, проверялось в § 5.3.4.

Для окончательной проверки гипотезы анализ особенностей взросления проводился по отдельным группам людей с разными типами самоутверждения. Предметом изучения явились особенности взросления в подростковом возрасте и в период ранней взрослости, которые обсуждались при проверке экспериментальных гипотез 1 и 2 в целом по выборке, а теперь - при рассмотрении отдельных линий взросления - самоотрицания, конструктивного самоутверждения и доминирования. На большом эмпирическом материале при последовательном анализе данных каждой группы в разных возрастах исследовалась специфика формирования половой идентичности, принятия

тендерных ролей, изменения детско-родительских отношений и построения доверительных контактов.

Анализ данных по группе испытуемых с тенденцией к самоотрицанию показал, что в возрасте 12-13 лет у них наблюдается диффузная половая идентичность и такое же диффузное представление о человеке противоположного пола. В области принятия тендерных ролей отмечается характерная для данного типа динамика - от принятия типичной роли (для девочки - фемининной, для мальчика - маскулинной) к недифференцированной тендерной роли, а от нее к андрогинности. В детско-родительских отношениях обнаруживается идеализация образа родителя, отождествление с ним, намеренное снижение самооценки с целью принятия сильного объекта. Несмотря на характерные особенности группы в целом дифференциация Я-Другой происходит, но несколько позднее других групп и на основе актуализации специфических механизмов. Формирование доверительных отношений у взрослого также значительно пролонгировано.

Линия конструктивного самоутверждения характеризуется ранним и благополучным формированием половой идентичности у девочек без последующих регрессий, а у мальчиков - дифференциацией себя по признакам мужественности/женственности и отсутствием такой дифференциации при изображении человека противоположного пола. Тендерная идентичность проходит закономерную стадию отказа от типичной половой роли и принятия андрогинной ориентации. В отличие от неуверенных подростков, у которых происходит кардинальная перестройка в области тендерных ролей, у конструктивных подростков изменения, полученные при сравнении реального и идеального Я (тест МиФ) в основном относятся к одному и тому же андрогинному типу. Отношения с родителями складываются на основе доверительного контакта с ними и способствуют развитию инициативы и ответственности. Конструктивность в период ранней взрослости связана с автономией и независимостью, самодостаточностью и способностью к разнообразию в отношениях с людьми разного склада характера.

Линия доминирования основана на экстериоризации внутреннего напряжения. В крайних вариантах самоутверждение обнаруживается в стремлении наносить ущерб. Подросток с доминантным типом самоутверждения способен к раннему формированию половой идентичности, которая только у мальчиков проявляется в смутном представлении о человеке противоположного пола в период 12-13 лет. Наиболее характерными особенностями взросления данной группы являются усиление признаков мужественности в представлениях о себе в ранний пубертатный период у девочек и маскулинизация женщины мальчиками, принятие андрогинной тендерной роли с явной акцентуацией маскулинных признаков. Близость Я-идеального к образам мужчины и женщины у мальчиков/девочек и отдаленность образа женщины объясняет причины доминантного отношения подростков к другим людям. Резкое увеличение доминантных стратегий для этого типа личности к 30 годам означает необходимую и вполне закономерную защиту личностью новой ценности Я, связанной с

формированием интимности. Общим выводом по данной части исследования является окончательное утверждение положения, сформулированного в экспериментальной гипотезе 5 о системности самоутверждения личности и его генеза.

Экспериментальная гипотеза б, которая формулируется как предположение о том, чтоснижение темпов взросления, вызванных разными причинами, влияет на самоутверждение личности, но не приводит к необратимым процессам, препятствующим дальнейшему развитию личности и ее самоутверждению и общая гипотеза исследования, заключающаяся в предположении о наличии фундаментальных закономерностей в самоутверждении личности в процессе жизнедеятельности проверяются в § 5.3.5 «Общий генез самоутверждения личности».

Системный характер самоутверждения личности проявляется, во-первых, в одновременном изменении его предмета, атрибутов, структуры и функций, а также в тесной связи самоутверждения личности с процессами взросления. Вне зависимости от отдельных линий самоутверждения и взросления определяются общие закономерности самоутверждения личности в подростковом, юношеском возрасте и в период ранней взрослости, которые предположительно можно экстраполировать и на другие периоды жизни. Взросление предполагает решение задач дифференциации Я-Другой, которые влияют на изменение представлений о себе и последующее их утверждение. Начало нового этапа взросления сопровождается большим разбросом в решении возникших проблем и эмоциональным переживанием этого периода как этапа формирования новой идентичности (открытие Я). В этот момент актуализируется большое количество амбивалентных оценок Я и неуверенных стратегий (11-13 лет у подростков и 2324 года у взрослых), которые естественным образом открывают возможности для интроецирования новой информации, образцов поведения, стратегий и т. д. Этот период был назван этапом самоотрицания и отказа от прежних ценностей. За ним следует небольшой период формирования новой идентичности, в котором усиливаются процессы интеграции, взаимной работы интроекции и проекции. В возрасте 13-16 и 25-30 лет наблюдается резкий скачок в актуализации доминантных стратегий, который сопровождается завершением процесса категоризации Я. Появление проективных реакций и доминантных стратегий является закономерным процессом защиты новой идентичности от внешних и внутренних влияний. Этот этап был назван периодом доминантности и последующего принятия новой ценности Я. Рост конструктивных стратегий происходит постепенно и набирает силу к 18-22-летнему и 30-35-летнему периодам жизни. Он определяет переход к состоянию внутренней стабильности, уверенности, вызванного утверждением новой ценности Я. Данный возраст был назван периодом конструктивности и стабилизации чувства собственного Я. Выводы подтверждают общую гипотезу исследования, которая дополнительно поддерживается данными, полученными для проверки экспериментальной гипотезы 6. Экспериментальные результаты подтвердили выдвинутое предпо-

ложение, показав, что при хромосомных аномалиях (синдром Тернера и Свайера) и проблемах, вызванных рядом причин социального характера (например, безбрачное одиночество) не происходят необратимые возрастные изменения, которые препятствуют формированию чувства собственного достоинства. Только на примере формирования половой идентичности у девушек с хромосомными аномалиями можно показать, что представление о себе как о женщине безусловно возникает, но несколько позднее по сравнению с нормой и имеет компенсаторный характер. Аналогичные процессы наблюдаются при решении других задач дифференциации.

Общим выводом, сформулированным в диссертации является утверждение о подтверждении исходной и отвержении альтернативной теории самоутверждения личности.

В ЗАКЛЮЧЕНИИ диссертации обсуждаются перспективы исследования проблемы.

Общеметодологический, историко-психологический, теоретический и эмпирический анализ проблемы самоутверждения личности позволяет сделать следующие ВЫВОДЫ, которые соответствуют задачам исследования:

1. Методологической основой изучения потребности в самоутверждении личности являются системный принцип, принцип развития и принцип субъекта. В работе обосновывается положение о необходимости применения как каждого принципа в отдельности, так и всей системы принципов, с помощью которых раскрываются целостный характер утверждения личностью ценности собственного Я и его системный генез в ходе взросления человека. Определяются варианты взросления, развития и функционирования субъекта, раскрываются возможности его становления даже при наличии существенных препятствий задачам взросления, вызванных причинами генетического и эпигенетического характера.

2. Историко-психологический анализ исследований в области самоутверждения личности позволил сформулировать проблему, определить ее актуальность и новизну, обозначить ключевые направления в ее изучении, а также дифференцировать ее от других, близких областей психологического знания. Показано, что изучение искомой проблемы существенным образом отклонилось от ее комплексного, системного анализа и приобрело характер частного вопроса, имеющего сугубо практическое значение. Достижения психоанализа и гештальтпсихологии, гуманистического и поведенческого направлений в психологии способствовали появлению идеи о возможности единого подхода к изучению проблемы, включающего в себя различные виды исследовательского поиска.

3. Для реализации идеи системного изучения феномена самоутверждения личности были использованы основные научные процедуры - субстратный, функциональный, атрибутивный, структурный и генетический виды анализа, применение которых показало, что обстоятельное исследование и обоснование проблемной области не может строиться на ограниченной информации о послед-

ствиях самоутверждения человека, среди которых назывались только такие явления как корысть, нажива, демонстратизм. Необходимый и достаточный выбор научных процедур раскрыл природу самоутверждения личности со стороны ее функций и стратегий - неуверенной, конструктивной и доминантной, компонентов - предмета и средства самоутверждения, структуры - механизмов экстернализации и интернализации, атибутов - пространственных и энергетических характеристик и генеза - закономерностей самоутверждения личности в процессе взросления.

4. Теоретический анализ проблемы, основанием которого стали результаты применения системы научных процедур к исследованию искомой области психологии привел к формулировке исходной теории самоутверждения личности и ее базовых положений. Исходная теория самоутверждения личности, состоящая в том, что каждый человек испытывает потребность в ощущении собственной ценности, что эта потребность имманентно присуща Я, и особенно актуальна в ситуациях угрозы потери идентичности и в периоды ее изменения, а причиной постоянной актуализации потребности в самоутверждении является системное изменение идентичности в процессе взросления, подтвердилась в ходе многолетнего эмпирического исследования. В соответствии с теорией сформулировано положение, что механизмом самоутверждения является опосредствование Я через значимые результаты своей деятельности, другие объекты и в том числе субъектов, обладающих ценностью с целью установления тождества, а его целью - получение подтверждения о собственной состоятельности, о том, что Я как автономная ценность существует.

5. На большом теоретическом и эмпирическом материале было раскрыто понятие «взросление», которое означает достижение личностью определенного уровнй дифференциации Я-Другой, предполагающего освобождение от стереотипных форм поведения, расширение своих возможностей за счет интеграции новых способов функционирования личности, решения поставленных перед человеком задач. Понятие «взросление» дифференцируется от понятий «развитие» и «функционирование» иоперационализируетсяс помощью задач, решение которых обеспечивает свободу выбора, разнообразие в оценках, реакциях, поведении, автономию от жестких требований среды. Для подросткового возраста такими задачами становятся формирование половой идентичности, принятие тендерных ролей и детско-родительские отношения; для взрослого - способность строить доверительные отношения в различных сферах жизни - семейной, профессиональной, интимной. Результаты эмпирического исследования позволили раскрыть динамику решения задач дифференциации Я-Другой и показать их системное влияние на уровень взрослости человека любого возраста.

6. Теоретически и эмпирически эксплицированы типы самоутверждения личности, выявлены их особенности и характер взросления, представленный отдельными линиями взрослении, изучен общий генез самоутверждения личности. Результаты обследования контрастных групп (девочек с нормальным и аномальным половым развитием; людей имеющих и не имеющих опыт

семейных отношений) дополнительно подтвердили выводы об универсальности закономерностей самоутверждения личности, основанных на реализации задач взросления. Последовательно сменяющие друг друга периоды самоотрицания, или отказа от прежних ценностей, доминирования, или принятия новой ценности и конструктивности, или стабилизации чувства собственного Я были эмпирически обнаружены в разных возрастах и гипотетически представляют собой общий способ развития личности в процессе жизни.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии:

1. Феномен человеческого самоутверждения. СПб.: Алетейя, 2000. 217 с. (в соавторстве с Е.П. Никитиным).

2. Самоутверждение подростка. М.: Издательство ИП РАН, 2004. 295 с.

Брошюры и учебные пособия:

3. Тематический апперцептивный тест: диагностика и применение. М.: МОСУ, 2000. 79 с.

4. Экспериментальная психология. Учебно-методическое пособие для подготовки к семинарским занятиям. М.: МОСУ, 2003, 42 с.

Статьи в научных журналах и сборниках:

5. Объективный и субъективный опыт: специфика опытного звания в психологии личности (методологический аспект) // Опыт и его место в социальном познании. Калинин, 1984. С. 140-147.

6. Номотетизм или идиографизм? (Проблема метода в психологии личности) // Единство и специфика методологии общественных, естественных и технических наук. Калинин, 1986. С. 149-153.

7. Субъектно-личностный аспект проблемы целеполагания // Методологические и теоретические проблемы современной психологии. М., 1988. С. 245-254.

8. Личность в развитии: социально-ролевые и психологические (мотива-ционные) аспекты развития // Формы и методы социального познания. Калинин, 1989. С. 141— 148.

9. Процесс целеполагания и жизненный путь личности // Психологические исследования социального развития личности. М., 1991. С. 151-157.

10. Самоутверждение личности: введение в проблему // Психология личности в условиях социальных изменений. М., 1993. С. 37-44.

11. Соотношение смысловых характеристик целеполагания у личности с консервативной и радикальной установкой // Психологический журнал, 1994, № 2. С. 17-25.

12. Исследование особенностей целеполагания методом проекции // Психологический журнал, 1995, № 2. С. 51-59.

13. Проблема самоутверждения личности в философии и психологии (к истории проблемы). В соавторстве с Е.П. Никитиным // Вопросы философии. 1995, № 8. С. 7391.

14. Способность отказывать в просьбе как психологический механизм самоутверждения личности // Сознание личности в кризисном обществе. М.: Ин-т психологии РАН, 1995. С. 146-155.

15. От эффектов самоутверждения личности к его внутриличностным коррелятам:

анализ психологических механизмов защиты // Российский менталитет. Психология личности, сознание, социальные представления. М.: Ин-т психологии РАН, 1996. С. 108120.

16. Психологический аспект проблемы самоутверждения личности // Вестник РГНФ, 1996, № 3. С. 185-190.

17. Самоутверждение человека. В соавторстве с Е.П. Никитиным // Вопросы философии, 1997, Ns 9. С. 96-117.

18. Соотношение разнонаправленных механизмов саморегуляции личности: стремления к самовыражению и к защите Я. В соавторстве с Т.А. Никулиной // Психологическое обозрение, 1997, № 2 (5). С. 22-26.

19. Половозрастные различия в стремлении к утверждению и защите Я. В соавторстве с Т.А. Никулиной // Российский менталитет: проблемы психологической теории и практики. М.: Изд-во ИП РАН, 1997. С. 124-140.

20. Дифференциальный подход к проблеме одиночества: зависимость, доминирование, самодостаточность // Психология личности. М.: ИП РАН, 1998. С. 85-98.

21. Стратегии самоутверждения и ценностные предпочтения одинокого человека. В соавторстве с И.В. Бабановой // Психологический журнал, 1999, № 2. С.21-28.

22. Анализ одной из стратегий самоутверждения личности в ракурсе проблемы «Я» и другой человек // Проблема субъекта в психологической науке. Под ред. A.B. Брушлинского и др. М.: Академический проект, 2000. С. 314-320.

23. Разработка валидной процедуры оценки самоутверждения личности. В соавторстве с Е.П. Никитиной // Психологический журнал, 2000, Т. 21, № 6. С. 67-76.

24. Образ Я и самооценка при аномалиях полового развития // В соавторстве с Е.В. Уваровой, H.A. Астаховой // Современная личность: социальные представления, мышление, развитие в норме и патологии. М.: ИП РАН, 2000. С. 87-90.

25. Проблема адаптации личности при нормальном и аномальном половом развитии //В соавторстве с Т.С. Стоделовой // Современная личность: социальные представления, мышление, развитие в норме и патологии. М.: ИП РАН, 2000. С. 91- 98.

26. Самоутверждение подростка // Психология и жизнь. Под ред. B.C. Агапова. Вып. 2. М.: МОСУ, 2001. С.172-179.

27. Образы мужчины и женщины у подростков // Современная психология: состояние и перспективы исследований. Ч. 3. Социальные представления и мышление личности // Ред. К.А.Абульханова и др. М.: ИП РАН, 2002. С. 140-162.

28. Реципрокные отношения между адаптацией и утверждением Я в подростковом возрасте // Психология и жизнь. Под ред. Агапова B.C. М.: МОСУ, 2002. С. 200-208.

29. Дифференциация и интеграция маскулинности и фемининности в образе Я подростка // Психоаналитический вестник. Вып. 10. М.: Гуманитарий, 2002. С. 100— 115. В соавторстве с Т.С. Стоделовой

30. Возможности заместительной гормональной терапии в решении проблем психосоциаль-ной адаптации девочек с первичным эстрогенным дефицитом // Акушерство и гинекология. Женские болезни. 2003. №5 С. 39-45. В соавторстве с Е.В. Уваровой, H.A. Астаховой.

Тезисы:

31. Индивидуальность и идиографизм: проблема объекта и метода психологического исследования личности. Ленинград, 1985. С 28-31.

32. Индивидуальные способы самовыражения и типы защитных механизмов личности // Индивидуальность как субъект и объект современной жизни. Материалы научно-практической конференции. Смоленск, 1996. С 28-32.

33. Психологические механизмы самоутверждения личности // Психология сегодня. Ежегодник РПО. М., 1996. С. 21.

34. Стратегии коррекции психологических механизмов на интуитивном уровне их понимания // Материалы конференции «Практическая подготовка психологов в системе высшего образования» М.: МОСУ, 1998. С. 271-273.

35. Анализ одной из стратегий самоутверждения личности в ракурсе проблемы «Я» и другой человек // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе (к 110-летию со дня рожд. С.Л.Рубинштейна) М.: ИП РАН, 1999. С. 170-171.

36. Uvarova E.V., Kharlamenkova N.E., Astakchova N.A., Baranaeva N.Ju. Psychological aspects of adaptation of the girls with gonadal dysgenesis // VII Itt European Congress on Pediatric and Adolescent Gynecology. June 7-10, 2000, Prague, Czech Republic, p. 349.

37. Образ «Я» и самоотношение у девушек с синдромом Тернера (в соавторстве с Е.В.Уваровой, Н.А.Астаховой) // Современные профилактические, диагностические и терапевтические технологии в клинике детской гинекологии. Сб. научн. трудов У1 Всероссийской конференции по детской и подростковой гинекологии. Москва, 1-3 июня, 2000. С. 102.

38. Образ «Я» и самооценка при разных формах дисгенезии гонад (в соавторстве с Е.В.Уваровой, Н.А.Астаховой) // Материалы II Российского форума «Мать и дитя» Москва, 10-22 сентября, 2000. С. 321-324.

39. К вопросу о качестве жизни при дисгенезии гонад (в соавторстве с Е.В. Уваровой, O.E. Озеровой, A.C. Анкирской, Т.В. Рудневой, Н.Ю. Баранаевой, Ф.Ш. Султановой, H.A. Астаховой) // Материалы II Российского форума «Мать и дитя» Москва, 10-22 сентября, 2000. С. 311-313.

40. Особенности адаптации девочек с синдромом Тернера и Свайера в период полового созревания // X Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». М., 2003. В соавторстве с H.A. Астаховой, Е.В. Уваровой, И.П. Мешковой. С. 429.

41. Особенности половой идентификации у девочек с синдромом Тернера // X Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». Тезисы докладов. М., 2003. В соавторстве с H.A. Астаховой, Е.В. Уваровой, Т.С. Стоделовой, И.П. Мешковой. С. 429.

42. Признаки дефеминизации у девушек с синдромом Свайера // Ежегодник психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов. 25-28 июня 2003 г. В 8 т. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского Ун-та, 2003, Т. 8, с. 152-155. В соавторстве с Е.В. Уваровой.

Заказ № 32. ОбьЫ 1,5 пл. Тираж 100 экз. Отпечатано в ООО « Петрорущ» г. Москва, ул. Палиха-2а, теп 250-92-06 www.postator.ru

918 3 5 3

РНБ Русский фонд

2005-4 14060

Содержание диссертации автор научной статьи: доктор психологических наук , Харламенкова, Наталья Евгеньевна, 2004 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ.

1.1 Принцип системности.

1.2 Принцип развития.

1.3 Принцип субъекта.

1.4 Система принципов.

ГЛАВА 2. САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ

ПСИХОЛОГИИ.

2.1 Психоаналитическая парадигма: постановка проблемы.

2.2 Гешталытеория личности: уровень притязаний и его измерение.

2.3 Гуманистическая парадигма: потребность в признании и самоактуализация.

2.4 Поведенческая психология: самоутверждение как умение.

2.5 Система категорий.

ГЛАВА 3. ТЕОРИЯ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ.

3.1 Конкретно-научная методология исследования: научный анализ проблемы.

3.2 Теория самоутверждения личности: научный синтез.

3.3 Система теоретических гипотез.

ГЛАВА 4. ВЗРОСЛЕНИЕ И ЕГО ОСОБЕННОСТИ НА

РАЗНЫХ СТАДИЯХ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ.

4.1 Развитие, функционирование, взросление.

4.2 Особенности развития и взросления подростка.

4.3 Развитие и взросление в юности и в период взрослости.

4.4 Система эмпирических гипотез

ГЛАВА 5. САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ

ВЗРОСЛЕНИЯ: ВЕРИФИКАЦИЯ ТЕОРИИ.

5.1 Обоснование выбора методов исследования. Характеристика выборки.

5.2 Эмпирическое исследование процесса взросления личности.

5.2.1 Взросление подростка.

5.2.2 Особенности взросления в более поздние периоды жизни.

5.3 Самоутверждение личности и его динамика.

5.3.1 Стратегии самоутверждения личности.

5.3.2 Ценность как предмет самоутверждения личности.

5.3.3 Типы самоутверждения личности.

5.3.4 Отдельные линии самоутверждения личности в процессе взросления.

5.3.5 Общий генез самоутверждения личности.

Введение диссертации по психологии, на тему "Генез самоутверждения личности в процессе взросления"

Актуальность проблемы. Динамичность современной социальной жизни, интенсивное развитие новых технологий, возросшая потребность в специалистах высокого класса предъявляют человеку особые требования и в то же время создают предпосылки для реализации им собственных потенциалов, удовлетворения потребности в самоутверждении.

Преобразование экономических и социальных условий реальности стимулирует развитие субъектом инициативы, ответственности, предприимчивости, одновременно способствуя появлению негативных феноменов: демонстрации превосходства, обесценивания успехов, амбициозности, с одной стороны, страха удачи, выученной беспомощности, конформности, с другой. Кроме того, возросший интерес обыденного сознания к так называемому ассертивному поведению, детерминированному установкой человека на утверждение своего суверенного Я, делает весьма актуальным обращение к исследованию проблемы самоутверждения личности. Появление в общественной жизни и сознании человека подобных процессов, вызванных социально-политическими трансформациями требует компетентного ответа психологической науки. Этот ответ должен включать в себя не только констатацию факта ассертивного поведения, но давать объяснение причинам его возникновения, выявлять степень позитивного и негативного влияния на субъекта деятельности и его окружение, определять закономерный или стихийный характер его актуализации, критериально выделять варианты самоутверждения личности и их устойчивость в процессе жизнедеятельности.

Специфическая ситуация, сложившаяся в науке способствует осуществлению целенаправленного и системного анализа сложных психологических конструктов, одним из которых и является самоутверждение личности.

Последовательно разрабатываются методологические принципы и теоретические подходы к анализу личности как субъекта общения, деятельности, жизненного пути (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, А.В. Брушлинский), поставлены и реализованы задачи целостного исследования самосознания и самоидентичности личности (И.И. Чеснокова, Е.Т. Соколова, В.В. Столин), стиля саморегуляции (О.А.Конопкин, В.И. Моросанова), предложено оригинальное обоснование базисных психологических категорий (например, категории «субъект», «мотив», «действие» и др.) метапсихологическими категориями («Я», «ценность», «деятельность», «сознание» и др.) (А.В. Петровский, В.А. Петровский), продолжен методологический и теоретический анализ категории «развитие» (Л.И. Анцыферова, Д.Н. Завалишина, Е.Ф. Рыбалко) в аспекте системогенеза (В.Б. Швырков, Ю.И. Александров), онтогенеза (И.В. Равич-Щербо, Т.М. Марютина, Е.А. Сергиенко, В.И. Слободчиков, Г.А. Цукерман, Д.И. Фельдштейн), историко-эволюционного подхода (А.Г. Асмолов).

Интенсификация методологических, теоретико-психологических и эмпирических исследований в области психологии личности, прежде всего личности как субъекта деятельности и жизнедеятельности (К.А. Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, А.А. Деркач), как субъекта понимания (В.В. Знаков), активности (А.К. Осницкий) и преобразования (например, преобразования личностных свойств в ходе мыслительного процесса) (В.В. Селиванов), а также адаптация и конструирование валидных методических средств, направленных на диагностику и исследование глубинных личностных механизмов (Л.Ф. Бурлачук, Д.А. Леонтьев, Е.Т. Соколова, В.М. Мельников, Л.Т. Ямпольский) способствовали осуществлению перехода от простой констатации наличия/отсутствия у человека тех или иных личностных черт к изучению сложной личностной динамики, включающей в себя процессы самореализации, самоутверждения и самоактуализации.

Существенным основанием для последовательного и системного изучения искомой проблемы явилась готовность современной науки к проведению историко-психологического и категориального анализа психологического знания в разных школах по самым общим методологическим и теоретическим проблемам науки (А.Н. Ждан, В.П. Зинченко, В.А. Кольцова, Т.Д. Марцинковская, Н.И. Чуприкова, М.Г. Ярошевский) и по проблеме самоутверждения личности (А.И. Розов, C.JL Березин, И.И. Кузьменков).

На современном уровне знания проблема самоутверждения личности актуализировалась в связи с интенсивным изучением процессов, в которых отражаются различные аспекты самоосуществления — самовыражения (К.А. Абульханова-Славская), самоидентичности (Е.Т. Соколова), самоопределения (А.В. Петровский, М.Р. Гинзбург, В.Ф. Сафин), самореализации (Л.М.Митина, JI.B. Попова). Именно сейчас многих перестала удовлетворять ситуация, когда перечисленные категории употребляются как синонимы, на самом деле обозначая неидентичные процессы. Наметившееся несоответствие между фактами и их объяснением вызвало актуальную необходимость в дифференциации понятий, а значит и в раскрытии специфики той реальности, которую они определяют.

Потребность во всестороннем исследовании феномена самоутверждения личности, который понимается как стремление к получению подтверждения о собственной ценности посредством установления эквивалентных отношений между оценкой Я и объектами, обладающими ценностью, синхронно возникшая в разных сферах жизни - в фундаментальной и прикладной науке, в общественном сознании и практике определяет актуальность проблемы исследования.

Степень разработанности проблемы. Формулировка темы и гипотез исследования в терминах эксплицитной теории предвосхищаются определением проблемы в терминах имплицитной концепции (В.Н. Дружинин), которые обычно непротиворечиво дополняют друг друга, практически никогда не находясь в оппозиции (Р. Стернберг). Несмотря на то, что это положение можно считать правилом, рассогласование между явным и неявным знанием возможно. Оно возникает тогда, когда, либо эксплицитная, либо имплицитная теория закрыта для новых идей и строится на стереотипных, иногда достаточно частных конструктах, возведенных в степень общих закономерностей. Аналогичная ситуация складывается при исследовании самоутверждения личности на современном этапе развития науки, хотя для истории разработки этой проблемы ее нельзя назвать типичной.

К настоящему времени известна только одна системно разработанная теория самоутверждения личности — теория А. Адлера, во многом, однако, основанная на клинических случаях. Адлер подробно рассмотрел две стратегии самоутверждения человека — личное превосходство, обсуждая его как невротический вариант, и конструктивное превосходство как стратегию нормально функционирующей личности.

Исследования, проведенные в других парадигмах — гештальтпсихологии (К. Левин), гуманистической психологии (К. Роджерс, А. Маслоу) не были специально посвящены проблеме самоутверждения личности и рассматривали ее как частную задачу.

Современные работы по проблеме самоутверждения личности усилили те тенденции, которые были лишь намечены в психологии начала и середины XX века. Во-первых, самоутверждение стали неадекватно соотносить с намерениями и действиями, не имеющими нравственных оснований (С.Л. Березин, А.И. Розов, Н.Ф. Цыбра), во-вторых, рассматривать его как совокупность поведенческих (вербальных и невербальных) стратегий без учета собственно психологических механизмов (например, когнитивных и эмоциональных) (R. Alberti, M.L. Emmons, A.R. Rich, Н.Б. Schroeder и др.), в-третьих, толковать потребность в самоутверждении и ее реализацию как частный личностный мотив, выраженный у отдельных индивидов, либо как намерение, актуализирующееся под влиянием ситуации (Н.Ф. Цыбра, В.Д. Евстратов, X. Хекхаузен).

В целом наметилось существенное рассогласование между имплицитными представлениями о самоутверждении личности и его эксплицитным конструированием. В обыденном знании самоутверждение представлено очень разнообразно и, прежде всего, как устойчивое побуждение, реализация которого вносит позитивный вклад в развитие самоценности, самодостаточности и зрелости личности. В эксплицитных теориях самоутверждение трактуется необоснованно узко, а именно как ситуативная мотивация, актуализирующаяся под влиянием внешних факторов, либо как устойчивые поведенческие стратегии, способствующие или препятствующие достижению поставленных субъектом целей. Отсутствие специальных работ, посвященных проблеме самоутверждения личности, системно раскрывающих функции, атрибуты, структуру и генез утверждения личностью ценности собственного Я при разных условиях взросления, отражают реальное и неудовлетворительное состояние проблемы.

Несоответствие между актуальностью проблемы самоутверждения личности и степенью ее разработанности позволили сформулировать основную цель исследования и его задачи.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является системный анализ закономерностей самоутверждения личности в процессе взросления.

В качестве объекта исследования выступают особенности самоутверждения личности подростка и взрослого, а предметом исследования — генез самоутверждения личности в процессе взросления.

Цель, объект и предмет исследования определяют его задачи:

1. Сформулировать и обосновать базовые методологические принципы исследования.

2. Осуществить историко-психологический экскурс в проблему самоутверждения личности с целью последующего проведения категориального анализа понятий.

3. Реализовать системный анализ феномена самоутверждения личности, используя основные научные процедуры.

4. Разработать системно-генетическую концепцию самоутверждения личности.

5. Раскрыть содержание понятия «взросление», выделить его критерии и операциональные конструкты.

6. Выявить закономерные связи между динамикой самоутверждения личности и процессом взросления.

Теоретико-методологической основой исследования выступают: принцип системной организации психики (П.К. Анохин, В.А. Барабанщиков, А.А. Деркач, Б.Ф. Ломов, А.А. Митькин, В.Д. Шадриков), принцип развития (Ю.И. Александров, Л.И.Анцыферова, А.В. Брушлинский, Д.Н. Завалишина, Т.М. Марютина, Н.С. Лейтес, Е.А. Сергиенко, В.Б. Швырков), принцип субъекта (С.Л. Рубинштейн, А.В. Брушлинский, К.А.Абульханова-Славская), принцип активности (Д.Н.Узнадзе, И.А. Джидарьян, А.В. Петровский, В.А. Петровский) и принцип историзма (А.Н. Ждан, В.А. Кольцова, Т.Д. Марцинковская), а также принципы конкретно-научной методологии (Е.П. Никитин).

Общеметодологические принципы нашли отражение в фундаментальных теоретических положениях о преемственности, целостности, завершенности психического развития, его системности, качественном характере и эквифинальности, в положении о различиях между процессами развития и функционирования и их соотношении в ходе жизнедеятельности, о сензитивных и критических периодах развития, о субъекте как источнике активности.

Теоретической основой исследования явились работы, направленные на изучение самоутверждения (А. Адлер, X. Шульц-Хенке, К. Левин, А. Маслоу), самоидентичности личности (Э. Эриксон,

Е.Т. Соколова), самоуважения (X. Кохут), уверенности в себе (А.А. Lazarus, A.R. Rich, Н.Е. Schroeder и др.); исследования, посвященные проблеме ценностей (О.Г. Дробницкий, Д.А. Леонтьев, Г.Л. Будинайте, Т.В. Корнилова), механизмам опосредствования (В.В. Давыдов, А.В. Брушлинский), проекции, интроекции и идентификации (К. Юнг, М. Кляйн, П. Хайманн, Ж. Бержере, Н. МакВильямс).

Изучение взросления и его особенностей строилось на основе работ, раскрывающих механизмы развития и функционирования психики и исследований, посвященных общим вопросам психологии подростка (Л.С. Выготский, X. Ремшмидт, А.А. Реан, Д.И. Фельдштейн, R. Havighurst, А.С. Petersen, R. Larson, М. Ham) и взрослого (Э. Эриксон, Дж. Баттерворт, М. Харрис), а также более частным проблемам — формированию половой и тендерной идентичности (Е. Т. Соколова, Ф. Тайсон, Р. Тайсон, В.Е. Каган, И.С. Клецина, С.Н. Ениколопов, Н.В. Дворянчиков), отклонениям в развитии, связанным с хромосомными аномалиями (Ю.А. Гуркин, Е.В. Уварова), детско-родительским отношениям (Е.А. Сергиенко, Э.Г. Эйдемиллер), проблеме интимно-личностного общения в период ранней взрослости и одиночеству (S.K Baum; L.A. Peplau; Е. DiTommaso и др.).

Основой методического обеспечения исследования стали фундаментальные труды по адаптации и конструированию тестов, принципам их стандартизации и валидизации (Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов, В.М. Русалов, Е.Т. Соколова, П. Клайн, А.А. Бодалев, В.В. Столин).

Основная гипотеза исследования состоит в предположении о том, что самоутверждение личности является базовым личностным конструктом, закономерно и системно изменяющимся в процессе взросления.

Общее предположение конкретизируется в ряде теоретических гипотез, которые целостно представляют основную теоретическую гипотезу.

Первая гипотеза состоит в том, что в процессе развития самоутверждение личности осуществляется разными стратегиями и имеет гетерохронный характер.

Согласно второй гипотезе динамика стратегий самоутверждения личности обусловлена изменением ценности Я субъекта, которое проходит ряд этапов.

Третья гипотеза: взросление личности реализуется как ее переход на иной уровень функционирования за счет решения изменяющихся с возрастом задач дифференциации Я—Другой.

В четвертой гипотезе предполагается, что индивидуальные различия между людьми в самоутверждении личности проявляются в особенностях актуализации механизмов экстернализации/интернализ-ации, в объектах проекции и интроекции и в стратегиях самоутверждения личности.

Согласно пятой гипотезе фрустрация процесса взросления, вызванная рядом объективных причин (задержками полового развития у подростков и сужением системы социальных ролей у взрослых), приводит к трудностям решения возрастных задач дифференциации Я—Другой и отражается на стратегиях самоутверждения личности.

Методы исследования. Всю совокупность используемых в работе методов можно разделить на четыре уровня: методологический, теоретический, эмпирический и уровень конкретных техник и методик. На методологическом уровне были использованы номотетический и идиографический методы исследования. На теоретическом уровне применялись методы, позволяющие осуществлять мысленный эксперимент. Эмпирический уровень исследования включил в себя задачи формального и содержательного планирования эксперимента. На уровне конкретных техник и методик проводился отбор методов, непосредственно направленных на сбор эмпирического материла, таких как Тематический Апперцептивный тест Г. Мюррея, HSPQ Р. Кеттелла, тест «Рисунок человека» К. Маховер, методика «Кодирование» — модифицированный вариант «проективного перечня» 3. Старовича, тест Маскулинность и Фемининность (МиФ) — модифицированный вариант списка маскулинных и фемининных качеств, предложенных Т.Д. Бессоновой, NEO-FFI (форма S) Р. МакКрея, П. Коста, адаптированный М.В. Бодуновым и С.Д. Бирюковым, методика исследования самоотношения (МИС) Р.С. Пантилеева, личностный опросник Р. Плучека «Life Style Index» в адаптации Н.В. Гребенниковой, а также авторский опросник «Стратегии самоутверждения личности» (Н.Е. Харламенкова, Е.П. Никитина). Каждый метод применялся для решения определенных задач и проверки отдельных гипотез.

С целью статистической обработки данных использовалась программа Statistica 6.0. В качестве критериев были выбраны: критерий Манна-Уитни (U) для оценки различий между двумя независимыми выборками по уровню какого-либо признака; критерий Уилкоксона (W) для сопоставления показателей, измеренных в двух разных условиях в одной и той же выборке испытуемых; угловое преобразование Фишера (ф*) для сопоставления двух выборок по частоте встречаемости признака; коэффициент ранговой корреляции Спирмена (Rs) для определения тесноты (силы) и направления корреляционной связи между двумя признаками или двумя профилями (иерархиями) признаков; кластерный анализ (K-means clustering) для проведения разбиения выборки на кластеры по п признакам; коэффициент Кронбаха (а) для оценки внутренней согласованности шкал опросника, а также факторный анализ для выделения системы независимых факторов опросника HSPQ и их сопоставления с факторами, полученными Р. Кеттеллом.

Эмпирическая база исследования. Исследование проводилось на базе московских школ № 949 и № 1505, Московского Педагогического

Государственного Университета, Московского Открытого Социального Университета, 2-го Медицинского института, а также ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

В исследовании принимали участие 423 человека подросткового, юношеского возраста и взрослые.

Из них 109 человек (56 девочек и 53 мальчика) проходили обследование в течение трех лет (с возраста 12-13 до возраста 14-15 лет). Это учащиеся школы № 949 (обычный и гимназический классы) и учащиеся школы-лаборатории № 1505 г. Москвы — подростки с нормальным физическим развитием без аномалий полового развития с разными по составу семьями. Выбывание испытуемых из исследования было незначительным (5 человек).

Одновременно с подростками исследовалась группа девочек/девушек 13-22 лет с аномалиями полового развития (62 человека), из них 41 девочка с синдромом Тернера, 21 - с синдромом Свайера. Экспериментальная база — ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

Наряду с подростками в выборку вошли группы юношей и девушек 16-17 лет (33 человека - 18 девушек и 15 юношей) и 18-19 лет (76 человек — 42 девушки и 34 юноши) - студенты разных вузов г. Москвы.

Выборку взрослых составили 78 человек в возрасте 20-24 лет (50 женщин и 28 мужчин) и 42 человека в возрасте 25-33 лет (24 женщины и 18 мужчин) разных профессий, имеющие семьи. Отдельно обследовалась группа людей 26-31 года (23 человека), не имеющих опыта брачных отношений.

Личное участие автора диссертации состояло в определении и интеграции методологических принципов исследования, в реализации историко-психологического подхода к проблеме самоутверждения личности, в разработке системно-генетической концепции самоутверждения личности, в планировании и проведении эксперимента, статистическом, психологическом анализе и интерпретации данных, их систематизации и обобщении. На этапе проведения эксперимента в работе с подростками принимали участие дипломники и аспиранты соискателя.

Положения, выносимые на защиту:

1. Самоутверждение человека — одна из базовых потребностей, которая актуализируется посредством осознавания личностью себя как ценности, объективируясь ею через значимые результаты своей деятельности, а также через другие объекты, в том числе и субъектов, обладающих ценностью. Самоутверждение позволяет личности раскрыть и усилить свою значимость, обрести чувство собственного достоинства и поддерживать их в процессе взросления.

2. Традиционное представление о самоутверждении личности как типичной для человека стратегии поведения развивается и раскрывается системно-генетическим исследованием его структурно-функциональных компонентов: ценности Я (предмета) и значимости результатов собственной деятельности, других людей, ценности социальных действий (средств), взаимосвязанных механизмами экстернализации/интернализа-ции. Интернализация (например, интроекция) позволяет субъекту присваивать новый опыт и раскрывать новое содержание Я, а экстернализация (например, проекция) - устанавливать тождество между новой идентичностью личности и ценностями объекта (средства) сравнения. Собственно самоутверждение личности состоит в окончательном принятии ею ценности Я путем установления тождества с другими ценностями.

3. Функционально самоутверждение осуществляется с помощью трех стратегий, которые связаны с решением личностью разных задач. Ими являются неуверенная, конструктивная и доминантная стратегии. Неуверенная стратегия обнаруживает себя в некритическом отношении субъекта к действительности, в потребности устанавливать симбиотические связи и быть привязанным к другим людям, в стремлении обрести ценность Я путем идентификации со значимыми людьми (часто родительскими фигурами). Доминантная стратегия проявляется в проекции нового опыта на внешние объекты, в демонстрации собственной ценности и в ее защите. Конструктивные стратегии самоутверждения личности обнаруживаются в способности человека поддерживать ценность собственного Я, не снижая ценности Я другого человека, в умении утверждать себя в реальной деятельности.

4. В процессе взросления происходит изменение структуры, компонентов и функциональных возможностей самоутверждения личности путем реализации на каждой новой возрастной стадии задач дифференциации Я—Другой. В подростковом возрасте решаются задачи дифференциации признаков своего и противоположного пола в процессе формирования половой и тендерной идентичности, а также дифференциации статуса ребенка и взрослого при изменении детско-родительских отношений. В возрасте ранней взрослости личность дифференцирует позиции Я-Другой при установлении близких и доверительных отношений с людьми в разных сферах жизни, и, прежде всего, в семейной сфере.

5. Общий генез самоутверждения личности определяется решением задач взросления. Он состоит в том, что вне зависимости от индивидуальных линий развития и даже в случае фрустрации процесса взросления, обретение новой ценности Я личностью проходит несколько этапов: интуитивного открытия Я, осознания и оценки (квалификации) Я, утверждения и принятия ценности Я, которые функционально проявляются в разных стратегиях самоутверждения — неуверенной, доминантной и конструктивной. На этапе интуитивного открытия Я, который был назван периодом самоотрицания, или отказом от прежних ценностей преобладают механизмы интернализации, на этапе осознания и оценки (квалификации) Я, названном периодом формирования новой идентичности — механизмы интеграции. Этап утверждения и принятия ценности Я был сопоставлен с двумя периодами: утверждение Я - с периодом доминантности, когда выражены механизмы экстернализации, а принятие ценности Я - с периодом конструктивности, или стабилизации чувства собственного Я, где снова начинают преобладать механизмы интеграции.

Научная новизна и теоретическое значение исследования

В исследовании самоутверждения личности впервые реализована система уровней ее разработки: общеметодологического, конкретно-методологического, теоретического, эмпирического и практического, которые до недавнего времени исследовались независимо друг от друга: теоретический, с выходом на анализ единичных случаев — в психоанализе, метрический — в гештальтпсихологии, практический — в поведенческой психологии.

С помощью не только традиционного функционального, но и других видов анализа — субстратного, атрибутивного, структурного и генетического, проведено многостороннее исследование феномена самоутверждения личности в аспекте личностного развития, взросления и функционирования. В отличие от традиционного взгляда на самоутверждение личности как на поведенческую стратегию высказано иное мнение, согласно которому его основой является процесс принятия личностью себя как ценности. Как процесс он осуществляется путем установления тождества с объектами (продуктами деятельности, материальными предметами, субъектами), имеющими ценность и проходит несколько этапов — интуитивного открытия Я, осознания и оценки Я, утверждения и принятия ценности Я. Структурный подход к самоутверждению личности позволил выявить механизмы взаимосвязи компонентов самоутверждения - предмета (самоценности) и средства (значимых объектов). Структура самоутверждения личности организована по общему принципу опосредствования, основанного на взаимодействии механизмов экстернализации (проекции) и интернализации (интроекции).

Осуществление многостороннего анализа проблемы позволило сформулировать основные положения системно-генетической теории самоутверждения личности, разработанной автором. Фундаментальным положением этой теории является тезис о закономерном (а не стихийном) характере самоутверждения личности, который определяется процессом взросления.

В ходе теоретико-методологического исследования сопоставлены понятия «развитие», «взросление» и «функционирование». Показано, что термин «развитие» обозначает последовательную смену одной стадии онтогенеза другой, которые ассоциируются с различными видами деятельности, понятие «функционирование» объясняет разнообразие (т.е. варианты) развития личности как источника регуляции своей жизни, а термин «взросление» указывает на достижение личностью определенного уровня дифференциации Я-Другой путем реализации на каждой возрастной стадии соответствующих задач. Новаторский подход к пониманию взросления конкретизируется в теоретическом положении, согласно которому в подростковом возрасте решается задача дифференциации половой идентичности и тендерных ролей, роли ребенка и взрослого, а в период ранней взрослости - задача дифференциации отношений с другими людьми в контексте разных сфер жизни, в частности, в семейной сфере.

Генез самоутверждения личности, представленный системной динамикой его составляющих — ценности Я, механизмов экстернализации/интернализации, стратегий самоутверждения, связан с процессом взросления, т.е. с решением личностью задач дифференциации Я-Другой. Уникальным теоретическим результатом является положение об универсальной последовательности самоутверждения личности на разных возрастных стадиях развития и при разных темпах взросления, реализуемой посредством перехода от периода самоотрицания, к доминированию, а затем - к конструктивности. В качестве промежуточного периода был выделен этап формирования новой идентичности. Отставание в решении задач дифференциации существенно не изменяет эту последовательность, но запускает механизмы компенсации. Данные факты получены в ходе выполнения медикопсихологической программы, разработанной для решения вопроса о возможностях такой компенсации у больных с задержками полового развития, вызванными хромосомными аномалиями, которая впервые реализована в нашей стране. Показано, что биологические особенности (в том числе и физические недостатки) не оказывают прямого влияния на психическое здоровье личности, ее развитие и взросление.

Наряду с известными науке стратегиями самоутверждения личности (конструктивной и доминантной) выделяется неуверенное поведение, которое реализуется посредством интроекции нового опыта и идентификации (вплоть до симбиоза) с другими субъектами. Актуализация подобных стратегий соотносится с закономерно возникающим в процессе взросления началом формирования новой ценности, вызванным решением субъектом задач дифференциации. Гетерохронность реализации неуверенной, конструктивной и доминантной стратегий отражает один из существенных аспектов генеза самоутверждения личности и является новым научным фактом.

Практическая значимость исследования

Практический вклад исследования состоит, во-первых, в создании комплексной программы, направленной на работу с подростками как одной из наиболее проблемных возрастных групп. В ходе эмпирического исследования были сформулированы общие рекомендации, направленные на оздоровление отношений между подростками, их родителями и учителями. Опыт общения с ними лег в основу общих принципов построения коммуникаций в детско-родительской среде, а также принципов проведения индивидуального консультирования подростков, испытывающих трудности адаптации.

Во-вторых, предложена на рассмотрение междисциплинарная медико-психологическая программа, направленная на оказание помощи и психологическое сопровождение подростков с аномалиями полового развития; проведено совместное с ГНЦ Акушерства, Гинекологии и

Перинатологии РАМН многолетнее исследование больных с синдромом Тернера и больных с синдромом Свайера, результаты которого были опубликованы в ряде научных журналов и представлены на научных конференциях. На основе анализа и обсуждения данных создается тренинг принятия себя девочками, поступившими на стационарное лечение в отделение детской и юношеской гинекологии ГНЦ Акушерства, Гинекологии и Перинатологии РАМН.

В-третьих, апробирована методика работы с людьми, находящимися в состоянии безбрачия и нуждающимися в психологической помощи. Особое внимание уделяется проблеме суверенности психологического пространства (С .К. Нартова-Бочавер) и развитию навыков доверительного общения, которые оптимальным образом сочетают в себе независимость, автономность личности и способность к сопереживанию, интимности и партнерству.

Достоверность и обоснованность полученных результатов достигается посредством реализации методологических, науковедческих, логико-научных принципов и соблюдения нормативов теоретического и эмпирического исследования, таких как предварительное планирование эксперимента, включающее в себя формулировку гипотез и контргипотез, осуществление контроля за побочными переменными в виде формирования контрастных групп, следование логике вывода. В работе были соблюдены правила формирования выборки по содержательному критерию, определяющему операциональную валидность, критерию эквивалентности, соответствующему внутренней валидности, и критерию репрезентативности, связанному с внешней валидностью исследования. Обоснованность данных обусловливалась соотношением адекватной статистической обработки результатов, их психологического анализа и интерпретации. Установление положительной обратной связи от родителей и учителей, а также от самих участников исследования подтверждает выводы о достоверности и надежности полученных результатов.

Апробация и внедрение результатов исследования

Материалы исследования неоднократно докладывались на заседании лаборатории психологии личности Института психологии РАН (2000, 2001, 2002, 2003, 2004), на ежегодных научных сессиях Института психологии РАН (2000, 2004), на конференции «Практическая подготовка психологов в системе высшего образования» (Москва, 1998), в качестве стендового доклада «Психологические аспекты адаптации девочек с диагнозом дисгенезия гонад» на VIII Европейском Конгрессе по детской и юношеской гинекологии (Прага, 2000), на У1 Всероссийской конференции по детской и подростковой гинекологии (Москва, 2000), на II Российском форуме «Мать и дитя» (Москва, 2000), на X Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» (Москва, 2003).

Внедрение результатов исследования осуществлено при чтении курсов «Общая психология», «Психология личности» и «Экспериментальная психология» в Московском Педагогическом Государственном Университете (1996—2003), в Московском Открытом Социальном Университете (1993-2004), в Государственном Университете Гуманитарных Наук (1998-2004), а также при разработке и издании учебно-методических пособий: «Тематический апперцептивный тест: диагностика и применение». М.: МОСУ, 2002; «Психология. Учебник для гуманитарных вузов». Под ред. В.Н. Дружинина. Гл. 7, §§ 1-4, Гл. 16, § 4. СПб., Питер, 2000; «Экспериментальная психология. Учебно-методическое пособие для подготовки к семинарским занятиям». М.: МОСУ, 2003; электронно-методического комплекса по «Психологии личности» в рамках Федеральной научно-технической программы Минобразования «Создание системы открытого образования». М., 2004.

Теоретические и прикладные исследования проводились при финансовой поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда (№ 94-06-19743; № 96-03-04526 и № 99-06-16032).

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Общеметодологический, историко-психологический, теоретический и эмпирический анализ проблемы самоутверждения личности позволяет сделать следующие выводы, которые соответствуют задачам исследования:

1. Методологической основой изучения потребности в самоутверждении личности являются системный принцип, принцип развития и принцип субъекта. В работе обосновывается положение о необходимости применения как каждого принципа в отдельности, так и всей системы принципов, с помощью которых раскрываются целостный характер утверждения личностью ценности собственного Я и его системный генез в ходе взросления человека. Определяются варианты взросления, развития и функционирования субъекта, раскрываются возможности его становления даже при наличии существенных препятствий задачам взросления, вызванных причинами генетического и эпигенетического характера.

2. Историко-психологический анализ исследований в области самоутверждения личности позволил сформулировать проблему, определить ее актуальность и новизну, обозначить ключевые направления в ее изучении, а также дифференцировать ее от других, близких областей психологического знания. Показано, что изучение искомой проблемы существенным образом отклонилось от ее комплексного, системного анализа и приобрело характер частного вопроса, имеющего сугубо практическое значение. Достижения психоанализа и гештальтпсихологии, гуманистического и поведенческого направлений в психологии способствовали появлению идеи о возможности единого подхода к изучению проблемы, включающего в себя различные виды исследовательского поиска.

3. Для реализации идеи системного изучения феномена самоутверждения личности были использованы основные научные процедуры - субстратный, функциональный, атрибутивный, структурный и генетический виды анализа, применение которых показало, что обстоятельное исследование и обоснование проблемной области не может строиться на ограниченной информации о последствиях самоутверждения человека, среди которых назывались только такие явления как корысть, нажива, демонстратизм. Необходимый и достаточный выбор научных процедур раскрыл природу самоутверждения личности со стороны ее функций и стратегий - неуверенной, конструктивной и доминантной, компонентов — предмета и средства самоутверждения, структуры — механизмов экстернализации и интернализации, атибутов — пространственных и энергетических характеристик и генеза — закономерностей самоутверждения личности в процессе взросления.

4. Теоретический анализ проблемы, основанием которого стали результаты применения системы научных процедур к исследованию искомой области психологии привел к формулировке исходной теории самоутверждения личности и ее базовых положений. Исходная теория самоутверждения личности, состоящая в том, что каждый человек испытывает потребность в ощущении собственной ценности, что эта потребность имманентно присуща Я, и особенно актуальна в ситуациях угрозы потери идентичности и в периоды ее изменения, а причиной постоянной актуализации потребности в самоутверждении является системное изменение идентичности в процессе взросления, подтвердилась в ходе многолетнего эмпирического исследования. В соответствии с теорией сформулировано положение, что механизмом самоутверждения является опосредствование Я через значимые результаты своей деятельности, другие объекты и в том числе субъектов, обладающих ценностью с целью установления тождества, а его целью — получение подтверждения о собственной состоятельности, о том, что Я как автономная ценность существует.

5. На большом теоретическом и эмпирическом материале было раскрыто понятие «взросление», которое означает достижение личностью определенного уровня дифференциации Я-Другой, предполагающего освобождение от стереотипных форм поведения, расширение своих возможностей за счет интеграции новых способов функционирования личности, решения поставленных перед человеком задач. Понятие «взросление» дифференцируется от понятий «развитие» и «функционирование» и операционализируется с помощью задач, решение которых обеспечивает свободу выбора, разнообразие в оценках, реакциях, поведении, автономию от жестких требований среды. Для подросткового возраста такими задачами становятся формирование половой идентичности, принятие тендерных ролей и детско-родительские отношения; для взрослого — способность строить доверительные отношения в различных сферах жизни — профессиональной, семейной, интимной. Результаты эмпирического исследования позволили раскрыть динамику решения задач дифференциации Я-Другой и показать их системное влияние на уровень взрослости человека любого возраста.

6. Теоретически и эмпирически эксплицированы типы самоутверждения личности, выявлены их особенности и характер взросления, представленный отдельными линиями взрослении, изучен общий генез самоутверждения личности. Результаты обследования контрастных групп (девочек с нормальным и аномальным половым развитием; людей имеющих и не имеющих опыт семейных отношений) дополнительно подтвердили выводы об универсальности закономерностей самоутверждения личности, основанных на реализации задач взросления. Последовательно сменяющие друг друга периоды самоотрицания, или отказа от прежних ценностей, доминирования, или принятия новой ценности и конструктивности, или стабилизации чувства собственного Я были эмпирически обнаружены в разных возрастах и гипотетически представляют собой общий способ развития личности в процессе жизни.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Один из главных тезисов поведенческой психологии состоит в том, чтобы сделать человека счастливым, научив приемам и навыкам ассертивной коммуникации. Оказалось, что научить этому просто, а вот создать то ценное, что человек может в себе утверждать — довольно трудно.

Пройдя долгий исследовательский путь, стало понятно, что утверждение себя — вполне естественный процесс, опосредованный личностным ростом индивида и его способностью решать жизненные задачи. Он продолжается всю жизнь, имеет свои этапы, закономерности, его можно проанализировать и предсказать.

Основное внимание было уделено подростковому возрасту и периоду ранней взрослости и, в основном, нормальным формам развития ребенка и взрослого в эти периоды жизни. Отклонения в половом развитии рассматривались нами только как иллюстрация, на фоне которой исследуемые варианты здорового развития личности выглядят еще более убедительно. В связи с этим одним из наиболее перспективных направлений в разработке проблемы самоутверждения личности является глубокое и тщательное исследование различных аномалий развития. Дети с синдромами Тернера и Свайера - не только прекрасная исследовательская модель, но и группа подростков, требующая профессиональной психологической помощи. Предложить ее может только тот, кто владеет навыками работы с подростками и хорошо знает особенности нормального развития личности и ее самоутверждения в период пубертата.

Адекватным приемом работы с результатами, полученными на подростковой выборке, является кластерный анализ. Он показывает многообразие личностных типов и стратегий самоутверждения человека. Без дифференцированного анализа отдельных групп подростков и взрослых, без учета влияния различных переменных и факторов трудно создать адекватное представление об изучаемой психологической проблеме. Думается, что дальнейшие перспективы исследования касаются вопроса о таком планировании эксперимента, который бы учитывал и номотетический, и идиографический подходы к изучению человека. Умение увидеть общее за разнообразием индивидуальностей, способность обобщить богатый эмпирический материал сделает исследование еще более выигрышным.

Проблема самоутверждения подростка — одна из перспективных областей психологии. Она сближает самые разные отрасли знания — этику, философию, медицину, требуя от исследователя знания системного подхода и основ экспериментальной психологии. Многие вопросы, которые хотелось бы поднять в этой работе, не были даже сформулированы. Один из них — особенности взросления и самоутверждения подростка с функциональными задержками полового развития, т.е. с такими проблемами, которые носят временный характер. Другая проблема — триадные отношения в семье в период полового созревания подростка, их глубокое исследование. Речь идет не столько о полной/неполной семье, стилях семейного воспитания, директивных позициях родителя и т.д., а о тех психологических тонкостях и нюансах, которые появляются во внутрисемейных отношениях в новый для ребенка период жизни.

Еще один вопрос, не затронутый в работе — области самоутверждения личности. Оказалось, что это достаточно дискуссионный вопрос, который нужно обсуждать специально. Его полемичность вызвана тем, что считать областью самоутверждения подростка - традиционные виды деятельности, сферы интересов или какие-то более конкретные, сугубо психологические феномены. В свое время было высказано предположение, что такими областями являются основные конструкты утверждения человеком своего Я — способность отказывать в необоснованной просьбе, способность просить о помощи, умение выражать негативные и позитивные мысли и чувства, способность инициировать общение. При обсуждении этих вопросов в лаборатории психологии личности Института психологии РАН с ее сотрудниками — К.А. Абульхановой-Славской, Л.И. Анцыферовой, И.А. Джидарьян, М.И. Воловиковой, Н.Л. Смирновой и др. автор изменил свою точку зрения, которая пока еще находится в имплицитном состоянии. Имея возможность конструктивно обсуждать острые дискуссионные вопросы, которые возникают при исследовании самоутверждения подростка и взрослого, хотелось бы продолжить это исследование в контексте деятельности и жизнедеятельности человека в разные периоды взрослости.

Список литературы диссертации автор научной работы: доктор психологических наук , Харламенкова, Наталья Евгеньевна, Москва

1. Абульханова-Славская К.А. О путях построения типологии личности // Психологический журнал, 1983, Т. 4, № 1, с. 14-29.

2. Абульханова-Славская К.А. Типология активности личности // Психологический журнал, 1985, Т. 6, № 5, с. 3-18.

3. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Философско-психологическая концепция С. JI. Рубинштейна. М.: Наука, 1989.

4. Абульханова-Славская К.А. Проблема личности в психологии // Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории / Под ред. А.В. Брушлинского. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997, с. 270-374.

5. Абульханова-Славская К.А. Особенности типологического подхода и метода исследования личности // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 18-25.

6. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Мысль, 1991.

7. Абульханова-Славская К.А., Брушлинский А.В. Исторический контекст и современное звучание фундаментального труда С.Л. Рубинштейна // Послесловие к книге С.Л. Рубинштейн «Основы общей психологии», СПБ.: Питер, 1998.

8. Абульханова-Славская К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001.

9. Абульханова-Славская К.А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения // Психология индивидуального и группового субъекта / Общ. ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 34-50.

10. Абульханова К.А. Методологические проблемы сознания субъекта // Психология субъекта профессиональной деятельности: Сборникнаучных трудов / Под ред. В.А. Барабанщикова, А.В. Карпова. Вып. II. Москва, Ярославль, 2002, с. 5-24.

11. Агапов B.C. Становление Я-концепции в управленческой деятельности руководителей. Автореферат дисс. . доктора психол. наук М., 1999.

12. Агапов B.C. Возрастная репрезентация Я-концепции личности // Психология и жизнь. Вып. 4. М.: МОСУ, 2002.

13. Адаме Э.К. Творчество Эрика X. Эриксона // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 3. М.: Когито-Центр, 2002, с. 178-223.

14. Адлер А. Индивидуально-психологическое лечение неврозов // Психотерапия, 1913, № 4, с. 12-23.

15. Адлер А. О нервическом характере. Под ред. Э.В. Соколова / Пер. с нем. И.В. Стефанович. СПб.: Университетская книга, 1997а.

16. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М.: Фонд «За экон. грамотность», 1995.

17. Адлер А. Наука жить. Киев: Port-Royal, 19976.

18. Айзеке С. Природа и функция фантазии // Развитие в психоанализе / М. Кляйн , С. Айзеке, Дж. Райвери , П. Хайманн. М.: Академический проект, 2001.

19. Александров Ю.И. Макроструктура деятельности и иерархия функциональных систем // Психологический журнал, 1995, Т. 16, № 1, с. 26-30.

20. Александров Ю.И., Дружинин В.Н. Теория функциональных систем в психологии // Психологический журнал, 1998, Т. 19, № 6, с. 4-19.

21. Александров Ю.И. Введение в системную психофизиологию // Психология XXI века: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003, с. 39-85.

22. Александров И.О., Максимова Н.Е. Заметки психологов-исследователей о позиции методолога (к статье А.В. Юревича «Психология и методология») // Психологический журнал, 2002, Т. 22, № 1, с. 123— 131.

23. Александров И.О., Максимова Н.Е. Закономерности формирования нового компонента структуры индивидуального знания // Психологический журнал, 2003, № 6, с. 55-76.

24. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопросы психологии, 1992, с. 74-82.

25. Альберти Р., Эммонс М. Самоутверждающее поведение. СПб., 1998.

26. Амяга Н.В. Самораскрытие педагога в общении со старшеклассниками. Автореферат дисс. . канд. психол. наук М., 1989.

27. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1969.

28. Андреева Г.М. Методологические проблемы социально-психологического исследования // Вопросы психологии, 1975, № 2, с. 46-57.

29. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Медицина, 1975.

30. Анохин П.К. Философские аспекты теории функциональной системы. М., 1978.

31. Анохин К.В. Психофизиология и молекулярная генетика мозга // Психофизиология. Учебник для вузов. СПб.: Питер, 2003, с. 407-427.

32. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и когнитивной психологии // Вопросы психологии, 1996, № 1, с.

33. Анцыферова Л.И. Психологическая концепция Пьера Жане // Вопросы психологии, 1969, № 5, с. 172-184.

34. Анцыферова Л.И. Принцип связи сознания и деятельности и методология психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии / Отв. ред. Е.В. Шорохова. М.: Наука, 1969, с. 57-117.

35. Анцыферова Л.И. (ред.) Принцип развития в психологии. М.: Наука, 1978.

36. Анцыферова Л.И. Методологические проблемы психологии развития // Принцип развития в психологии / Отв. ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1978, с. 3-21.

37. Анцыферова Л. . (Ред.) Психология формирования и развития личности. М.:1. Наука, 1981.

38. Анцыферова Л.И. Системный подход в психологии личности // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 61-78.

39. Анцыферова Л.И. Личность в динамике: некоторые итоги исследования //

40. Аристотель. Метафизика. Соч. в 4 томах / Ред. В.Ф. Асмус. Т. 1. М.: Мысль, 1976.

41. Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход к пониманию личности: проблемы и перспективы исследования // Вопросы психологии, 1986, № 1, с. 28-40.

42. Асмолов А.Г. XXI век: психология в век психологии // Вопросы психологии,1999, № 1, с. 3-12.

43. Балтес Пауль Б. Всевозрастной подход в психологии развития: исследование динамики подъемов и спадов на протяжении жизни // Психологический журнал, 1994, Т.15, № 1, с. 60-80. Барабанщиков В.А. Принцип системности в психологической концепции

44. Б.Ф. Ломова // Психологический журнал, 1997, Т. 17, № 1, с. 3-9. Барабанщиков В.А. Системогенез чувственного восприятия. М.-Воронеж,2000.

45. Барабанщиков В.А. C.JI. Рубинштейн и Б.Ф. Ломов: преемственность научных традиций // Психологический журнал, 2000, Т. 21, № 3, с. 5-9.

46. Барабанщиков В.А. Б.Ф. Ломов: системный подход к исследованию психики // Психологический журнал, 2002а, Т. 23, № 4, с. 27-38.

47. Барабанщиков В.А. Системность и отражение (к 75-летию со дня рождения Б.Ф. Ломова) // Вопросы психологии, 20026, № 6, с. 113-126.

48. Баттерворт Дж., Харрис М. Принципы психологии развития. М.: Когито-Центр, 2000.

49. Белинская Е.П. Я-концепция и ценностные ориентации старших подростков в условиях быстрых социальных изменений // Вестник Московского университета, Сер. 14. Психология, 1997, № 4, с. 25-31.

50. Беллак Л., Абт Л. Проективная психология / Пер. с англ. М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.

51. Бендас Т.В. Тендерные исследования лидерства // Вопросы психологии, 2000, № 1, с. 87-95.

52. Бердяев Н.А. Самопознание (опыт философской автобиографии). Париж, 1949.

53. Березин С.Л. Самоутверждение и его роль в нравственном развитии личности. Автореф. дисс. канд. филос. наук. Свердловск, 1973.

54. Бержере Ж. Психоаналитическая патопсихология: теория и клиника / Пер с фр. А.Ш. Тхостова. Вып. 7. М.: МГУ, 2001.

55. Берн Ш. Тендерная психология. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

56. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М.: Прогресс, 1986.

57. Бернштейн Н.А. Очередные проблемы физиологии активности // Проблемы кибернетики. М., 1961. Вып. 6, с. 101—160.

58. Бернштейн Н.А. От рефлекса к модели будущего // Вопросы психологии, 2002, № 2, с. 94-98.

59. Блауберг Н.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973.

60. Богданова Е.А. Клиника, диагностика и лечение первичной аменореи у девушек // Акушерство и гинекология, 1984, № 8, с. 61-65.

61. Бодалев А.А., Столин В.В. (Ред.) Общая психодиагностика. М.: МГУ, 1987.

62. Бодалев А.А. О предмете акмеологии // Психологический журнал, 1993, Т. 14, №5, с.

63. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

64. Божович Л.И. Социальная ситуация и движущие силы развития ребенка // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПБ.: Питер, 2000, с. 160-166.

65. Бороздина Л.В. Теоретико-экспериментальное исследование самооценки (Место в структуре самосознания, возрастная динамика, соотношение с уровнем притязаний, влияние на продуктивность деятельности). Автореф. дисс. . доктора психол. наук. М, 1999.

66. Боцманова М.Э., Триггер Р.Д. Изучение психологии подростка в лаборатории Д.Б. Эльконина // Вопросы психологии, 2004, № 1, с. 120-123.

67. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии // Вопросы психологии, 1997, №5, с. 3-19.

68. Бреслав Г.М., Хасан Б.И. Половые различия и современное школьное образование // Вопросы психологии, 1990, № 3, с. 64-69.

69. Брушлинский А.В. О категориях непрерывное и прерывное, качество и количество в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии / Отв. ред., д. пс. н., Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1988, с. 120-137.

70. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке (статья первая) // Психологический журнал, 1991, Т. 12, № 6, с. 3-11.

71. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке (статья вторая) // Психологический журнал, 1992, Т. 13, № 6, с. 3-12.

72. Брушлинский А.В. Проблема субъекта в психологической науке (статья третья) // Психологический журнал, 1993, Т. 14, № 6, с. 3-15.

73. Брушлинский А.В. (Ред.) Психологическая наука в России XX столетия: проблемы теории и истории. М.: Издательство «Институт психологии РАН», 1997.

74. Брушлинский А.В. О развитии В.В. Давыдовым своей теории психического развития // Вопросы психологии, 1998, № 5, с. 29-37.

75. Брушлинский А.В. Субъектно-деятельностная концепция и теория функциональных систем (к 110-летию со дня рождения С.JI. Рубинштейна) // Вопросы психологии, 1999, № 5, с. 110-121.

76. Брушлинский А.В. Психология индивидуального и группового субъекта в изменяющемся обществе // Вестник Российской Академии Наук, 2002, Т. 72, №2, с. 162-169.

77. Брушлинский А.В. О критериях субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта / Общ ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 9-33.

78. Брушлинский А.В. Психология субъекта. М.: Институт психологии РАН; СПб.: Алетейя, 2003.

79. Будилова Е.А. О взаимосвязи теории и истории психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии / Отв. ред Е.В. Шорохова. М.: Наука, 1969, с. 153-217.

80. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпочтения субъекта // Вопросы психологии, 1993, № 5, с. 99-105.

81. Буракова М.В. Интерпретация маскулинности-фемининности внешнего облика женщины: Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Ростов-на-Дону, 2000.

82. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностические методы исследования личности Киев: О-во Знание УССР, 1982.

83. Бурлачук Л.Ф. Введение в проективную психологию. Киев: Ника-Центр, 1997.

84. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб.: Питер, 1999.

85. Бурлачук Л.Ф., Духневич В.Н. Исследование надежности опросника Р. Кэттелла 16 PF // Психологический журнал, 2000, Т 21, № 5, с. 82-86.

86. Буякас Т.М., Зевина О.Г. Опыт утверждения общечеловеческих ценностей — культурных символов — в индивидуальном сознании // Вопросы психологии, 1997, № 5, с. 44-56.

87. Буякас Т.М. Проблема и психотехника самоопределения личности // Вопросы психологии, 2002, № 2, с. 28-39.

88. Буякас Т.М. Инициальный путь развития личности: возможности психологической работы // Вопросы психологии, 2002, № 5, с. 68-97.

89. Бэкон Ф. Соч. в 2 т. Т. 1. М.: Мысль, 1971.

90. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб.: Питер, 1997.

91. Бюнтиг В.Э. Творчество Вильгельма Райха и его последователей // Энциклопедия глубинной психологии. Т. Ш. Последователи Фрейда / Пер. с нем. М.: Когито-Центр, МГМ, 2002, с. 55-83.

92. Вальдхорн Г.Ф. Хайнц Гартманн и современный психоанализ // Энциклопедия глубинной психологии. Т. Ш. Последователи Фрейда / Пер. с нем. М.: Когито-Центр, МГМ, 2002, с. 259-303.

93. Визгина А.В., Пантилеев С.Р. Проявление личностных особенностей в самоописаниях мужчин и женщин // Вопросы психологии, 2001, № 3, с. 91-100.

94. Виноградова Т.В., Семенов В.В. Сравнительное исследование познавательных процессов у мужчин и женщин: роль биологических и социальных факторов // Вопросы психологии, 1993, с. 63-71.

95. Воломеев С.А. Профессия как фактор саморегуляции личности. Автореф. дисс. . канд. филос. наук. М., 1998.

96. Вольф К.Ф. Теория зарождения / Общая редакция академика Е. Н. Павловского. Редакция, статья и примечания А.Е. Гайсиновича. М.: 2-я тип. Изд-ва АН СССР, 1950.

97. Гайсинович А.Е. К.Ф. Вольф и учение о развитии организмов (В связи с общей эволюцией мировоззрения). М.: Изд-во АН СССР, 1961.

98. Геодакян В.А. Теория дифференциации полов в проблемах человека // Человек в системе наук. М.: Наука, 1989, с. 171-189.

99. Гинзбург М.Р. Психологическое содержание личностного самоопределения // Вопросы психологии, 1994, № 3, с. 26-35.

100. Гинзбург М.Р. Психология личностного самоопределения. Автореф. дисс. . доктора психол. наук. М, 1996.

101. Глинский Б.А., Грязнов Б.С., Дынин Б.С., Никитин Е.П. Моделирование как метод научного исследования (гносеологический анализ). М.: МГУ, 1965.

102. Григорьев С.В. Самовыражение и развитие личности в игре. Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 1991.

103. Гуркин Ю.А. Гинекология подростков / Руководство для врачей. СПб.: ИКФ «Фолиант», 2000.

104. Гурьянова Н.А. О связи самопринятия и осознания Я-образа в ситуации неуспеха // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, 2001, с. 68-75.

105. Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М.: Интор, 1996.

106. Давыдов В.В. Нерешенные проблемы теории деятельности // Психологический журнал, 1992, Т. 13, № 2, с. 3-13.

107. Давыдов В.В. Новый подход к пониманию структуры и содержания деятельности // Психологический журнал, 1998, Т. 19, № 6, с. 20—27.

108. Деркач А.А., Кузьмина Н.В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. М.: РАГС, 1993.

109. Деркач А.А., Михайлов Г.С. Методология акмеологии // Психологический журнал, 1999, Т. 20, № 4, с. 56-65.

110. Деркач А.А., Москаленко О.В., Пятин В.А. Селезнева Е.В. (Ред.) Акмеологические основы профессионального самосознания личности: Учебное пособие. М.: РАГС, 2000.

111. Джидарьян И.А. Категория активности и ее место в системепсихологического знания // Категории материалистической диалектики в психологии / Отв. ред. Л.И. Анцыферова. М.: Наука, 1988, с. 56-88.

112. Дикая Л.Г. Становление новой системы психической регуляции в экстремальных условиях деятельности // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 103-114.

113. Дикая Л.Г. Итоги и перспективные направления исследований в психологии труда в XXI веке // Психологический журнал, 2002, Т. 28, № 6, с. 18-37.

114. Доддс Е.Р. Греки и иррациональное. М.-СПб.: Московский философский фонд. Университетская книга. Культурная инициатива, 2000.

115. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. М., 1978.

116. Дорфман Л.Я. Полисистемная организация метаиндивидуального мира // Психологический журнал, 1997, Т. 17, № 2, с. 3-17.

117. Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов. Проблема ценности и марксистская философия. М.: Политиздат, 1967.

118. Дробницкий О.Г. Проблемы нравственности. М.: Наука, 1977.

119. Дружинин В. Н. Экспериментальная психология: Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 1997.

120. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб.: Питер, 1999.

121. Дружинин В.Н. Психология. Учебник для гуманитарных вузов. СПб.: Питер, 2000.

122. Евстратов В.Д. Понятие самоутверждения личности // Сборник аспирантских работ Казанского университета. Казань, 1968.

123. Евстратов В.Д. Самоутверждение личности и его особенности при социализме. Автореф. дисс. канд. филос. наук. Казань, 1969.

124. Егорова М.С., Марютина Т.М. Развитие как предмет психогенетики // Вопросы психологии, 1992, № 5-6, с. 5-15.

125. Ениколопов С.Н., Дворянчиков Н.В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журнал, 2001, Т. 22, № 3, с. 100-115.

126. Жане П. Психический автоматизм. Экспериментальное исследование низших форм психической деятельности / Пер. с франц. А. Вольцгефер. М.: Начало, 1913.

127. Ждан А.Н., Марцинковская Т.Д. Московская психологическая школа: традиции и современность (к 115-летию Московского психологического общества) // Вопросы психологии, 2000, № 3, с. 117-127.

128. Журавлев A.JI. Роль системного подхода в исследовании психологии трудового коллектива // Психологический журнал, 1988, Т. 9, № 6, с. 53-64.

129. Журавлев A.JI. Психология коллективного субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта / Под ред. А. В. Брушлинского. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 51-81.

130. Завалишина Д.Н. Принцип иерархии в психологии // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 25-33.

131. Завалишина Д.Н., Барабанщиков В.А. Детерминация и развитие психики //Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 3-9.

132. Завалишина Д.Н. Полисистемный подход к решению мыслительных задач // Психологический журнал, 1995, Т. 16, № 6, с. 32-42.

133. Завалишина Д.Н. Психологическая структура деятельности: реальность и концептуализация // Психология субъекта профессиональной деятельности: Сборник научных трудов / Под ред. В.А. Барабанщикова, А.В. Карпова. Вып. II. Москва, Ярославль, 2002, с. 42-64.

134. Зазыкин В.Г., Чернышев А.П. Акмеологические проблемы профессионализма. М., 1992.

135. Залесский Г.Е. Психология мировоззрения и убеждений личности. М., 1994.

136. Залесский Г.Е. Ценностно-мотивационные аспекты деятельностной теории учения // Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология. 1998. №2, с. 58-67.

137. Зеельман К. Индивидуальная психология Адлера // Энциклопедия глубинной психологии. Т. IV. Индивидуальная психология, Аналитическая психология. Пер. с нем. / Общ. ред. А. М. Боковикова. М.: Когито-Центр, 2004, с. 42-113.

138. Зейгарник Б.В. Теория личности Курта Левина. М.: МГУ, 1981.

139. Зинченко В.П. Системный анализ в психологии? // Психологический журнал, 1991, Т. 12, №4, с. 120-139.

140. Знаков В.В. Половые различия в понимании неправды, лжи и обмана // Психологический журнал, 1997, Т. 18, № 1, с. 38-49.

141. Знаков В.В., Павлюченко Е.А. Самопознание субъекта // Психологический журнал, 2002, Т. 23, № 1, с. 31-41.

142. Знаков В.В. Психология субъекта как методология понимания человеческого бытия // Психологический журнал, 2003, Т. 24, № 2, с. 95-106.

143. Знаков В.В. Половые, тендерные и личностные различия в понимании моральной дилеммы // Психологический журнал, 2004, Т. 25, № 1, с. 41-51.

144. Зотов В.В. Взаимосвязь интеллектуального и творческого потенциала в социализации и самореализации личности. Автореф. дисс. . канд. филос. наук. СПб., 1997.

145. Иванников В.А. Потребности как жизненные задачи // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология, 1997, № 1, с. 14-20.

146. Исаев Д.В., Каган В.Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. Л.: Медицина, 1980.

147. Исаев Д.В. Психосоматическая медицина детского возраста. СПб., 1996.

148. Кабин В.И. Исследование самореализации личности в структуре коммуникативного мира. Автореф. дисс. . канд. психол. наук. Л., 1978

149. Каган В.Е. Семейные и полоролевые установки у подростков // Вопросы психологии, 1987, № 2, с. 53-62.

150. Каган В.Е. Стереотипы мужественности-женственности и образ Я у подростков // Вопросы психологии, 2000, № 2, с. 65—69.

151. Казанцева Т.А., Олейник Ю.Н. Взаимосвязь личностного развития и профессионального становления студентов-психологов // Психологический журнал, 2002, Т. 28, № 6, с. 51-59.

152. Калмыкова Е.С., Падун М.А. Ранняя привязанность и ее влияние на устойчивость к психической травме: постановка проблемы (сообщение I) //Психологический журнал, 2002, Т. 23, № 5, с. 88-99.

153. Калмыкова Е.С., Комисарова С.А., Падун М.А., Агарков В.А. Взаимосвязь типа привязанности и признаков посттравматического стресса (сообщение II) // Психологический журнал, 2002, Т. 23, № 6, с. 89-97.

154. Кант И. Единственно возможное основание для доказательства бытия бога. Соч. в шести томах. Т. 1. М.: Мысль, 1963, с. 391-508.

155. Кант И. О различных человеческих расах. Соч. в шести томах. Т. 2. М.: Мысль, 1964, с. 443-462.

156. Кант И. Критика способности суждения. Соч. в шести томах. Т. 5. М.: Мысль, 1966.

157. Каширский Д.В. Мотивационно-потребностная сфера подростков с психологическими проблемами // Вопросы психологии, 2002, № 1, с. 23-32.

158. Кернберг О. Тяжелые личностные расстройства: Стратегии психотерапии / Пер. с англ. М. И. Завалова. М.: Независимая фирма «Класс», 2000.

159. Кишко М.В., Доценко E.JI. Смыслогенез межличностных конфликтов // Вестник Моск. ун-та, Сер. 14, Психология, 2004, № 2, с. 37-49.

160. Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. Киев: Ника-Центр-Лтд, 1994.

161. Клецина И.Р. От психологии пола к тендерным исследованиям в психологии // Вопросы психологии, 2003, № 1, с. 61-78.

162. Клищевская М.В. К проблеме профессионального развития // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, 2001, № 4, с. 3-12.

163. Ключникова Л.В. Взаимосвязь социально-психологической адаптации переселенцев и межгруппового восприятия. Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2001.

164. Кпяйн М., Айзеке С., Райвери Дж., Хайманн П. Развитие в психоанализе. М.: Академический проект, 2001.

165. Коблинер В.Г. Женевская школа генетической психологии и психоанализ: параллели и расхождения // Шпиц Р., Коблинер В.Г. Первый год жизни. М.: ГЕРРУС, 2000, с. 295-346.

166. Коломинский Я.Л., Мелтсас М.Х. Ролевая дифференциация пола у дошкольников // Вопросы психологии, 1985, № 3, с. 165-171.

167. Кольцова В.А. О целостном подходе в историко-психологических исследованиях // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1999, с. 131-137.

168. Кольцова В.А. Системный подход и разработка проблем истории отечественной психологической науки // Психологический журнал, 2002, Т. 28, № 5, с. 14-24.

169. Кон И.С. Психология половых различий // Вопросы психологии, 1981, № 2, с. 47-57.

170. Кон И.С. Психология ранней юности. М., 1989.

171. Конт О. Курс положительной философии. СПб.: Посредник, 1899. Т. 1. Отд. 1.

172. Конопкин О.А. Психическая саморегуляция произвольной активности (структурно-функциональный аспект) // Вопросы психологии, 1995, № 1, с. 5-12.

173. Конопкин О.А. Общая способность к саморегуляции как фактор субъектного развития // Вопросы психологии, 2004, № 2, с. 128-135.

174. Конт О. Курс положительной философии. Т. 1. Отд. 1. СПб.: Посредник, 1899.

175. Коссов Б.Б. Личность: актуальные проблемы системного подхода // Вопросы психологии, 1997, № 6, с.58-68.

176. Коссов Б.Б. Системно-стилевая концепция личности: новые аспекты ее проверки // Вопросы психологии, 2000, № 6, с. 57-66.

177. Костюк Г.С. Принцип развития в психологии // Методологические и теоретические проблемы психологии / Отв. ред. Е.В. Шорохова. М.:I1. Наука, 1969, с. 118-152.

178. Кохут X. Анализ самости: Систематический подход к лечению нарциссических нарушений личности / Пер. с англ. М.: Когито-Центр, 2003.

179. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. 9-е изд. СПб.: Питер, 2004.

180. Кремериус И. Карл Абрахам его вклад в психоанализ // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие / Пер. с нем. М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998.

181. Круглова Н.Ф. Психологические особенности саморегуляции подростка в учебной деятельности // Психологический журнал, 1994, Т. 15, № 2, с. 66-73.

182. Крэйн У. Теории развития. Секреты формирования личности. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002, с. 150-165.

183. Кудинов С.И. Полоролевые аспекты любознательности подростков // Психологический журнал, 1998, Т. 19, № 1, с. 26-36.

184. Кудрявцев В.Т. Историзм в психологии развития: от принципа к проблеме // Психологический журнал, 1996, Т 17, № 1, с. 5—18.

185. Кудрявцев В.Т., Уразалиева Г.К. Субъект деятельности в онтогенезе // Вопросы психологии, 2001, № 4, с. 14-30.

186. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. 2-е изд. М., 1980.

187. Кузьмин В.П. Исторические предпосылки и гносеологические основания системного подхода // Психологический журнал, 1982, Т. 3, № 3, с. 3-14.

188. Кузьмин В.П. Исторические предпосылки и гносеологические основания системного подхода (окончание) // Психологический журнал, 1982, Т. 3, № 4, с. 3-13.

189. Кузьменков И.И. К анализу понятия «самоутверждение личности» // Свобода и ее содержание. Волгоград, 1972.

190. Кулюткин Ю.Н., Сухобская П.С. (Сост.) Личность: внутренний мир и самореализация: идеи, концепции, взгляды. СПб.: Тускарора, 1996.

191. Куненков С.А. Проблема самовосприятия личности в отечественной психологии. М.: МОСУ, 2003.

192. Лазарев B.C. Проблемы понимания психического развития в культурно-исторической теории деятельности // Вопросы психологии, 1999, № 3, с. 18-27.

193. Левин К. Регрессия, ретрогрессия и развитие // Динамическая психология: Избранные труды. М.: Смысл, 2001, с. 271-302.

194. Лейтес Н.С. Возрастная одаренность и индивидуальные различия. М.: Институт практической психологии, Воронеж «МОДЭК», 1997.

195. Лекторский В.А., Швырев B.C. Методологический анализ науки (типы и уровни) // Философия, методология, наука. М., 1972.

196. Лем С. Навигатор Пирке. Голос Неба. М.: Мир, 1971.

197. Леонтьев А.Н. О системном анализе в психологии // Психологический журнал, 1991, Т.12, № 4, с. 117-120.

198. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез ифеноменология ценностной регуляции деятельности // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, 1996, № 1, с. 35-45.

199. Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии, 1996, № 4, с. 15-26.

200. Леонтьев Д.А. Тематический апперцептивный тест. М.: Смысл, 1998.

201. Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего // Вопросы психологии, 2001, № 1, с. 57-66.

202. Либин А.В. (Ред.) Стиль человека: психологический анализ. М.: Смысл, 1998.

203. Логинова Н.А. Характерные черты концептуальной системы Б. Г. Ананьева // Психологический журнал, 1988, Т. 9, № 1, с. 149-158.

204. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопросы психологии, 1975, №2.

205. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.

206. Ломов Б.Ф. О системной детерминации психических явлений и поведения // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990, с. 10-18.

207. Ломов Б.Ф. Системность в психологии. М.-Воронеж, 1996.

208. Лопухова О.Г. Влияние этнокультурных традиций на становление психологического пола личности // Вопросы психологии, 2001, № 5, с. 73-79.

209. Лужецкая И.А., Павлова О.Н. Особенности материнского отношения к ребенку до и после его поступления в школу // Родители и дети: Психология взаимоотношений / Под ред. Е.А. Савиной, Е.О. Смирновой. М.: Когито-Центр, 2003, с. 119-125.

210. Лурия А.Р. К вопросу о генетическом анализе психологических функций и их развития // Вестник Моск. ун-та, Сер. 14, Психология, 2004, № 2, с. 84-88.

211. МакВильямс Н. Психоаналитическая диагностика. М.: Независимая фирма «Класс», 1998.

212. Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т.А. Основы психогенетики. М.: Эпидавр, 1998.

213. Малисова И.Ю. Психологические знания как фактор формирования ценностных ориентаций личности // Психологический журнал, 1996, Т. 14, №4, с. 94-102.

214. Малышева С.В., Рождественская Н.А. Особенности чувства одиночества у подростков // Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология, 2001, № 3, с. 63-67.

215. Малышева С.В. О диагностике и коррекции переживаний одиночества у подростков // Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология, 2003, № 3, с. 61-68.

216. Марцинковская Т.Д. Методологические принципы и ведущая проблематика исследований в Психологическом институте // Вопросы психологии, 2004, №2, с. 17-41.

217. Марютина Т.М. Об использовании понятия «критический» и «сензитивный» период индивидуального развития // Психологический журнал, 1981, Т. 2, № 1,С. 145-153.

218. Масагутов P.M. Тендерные различия в проявлениях аутоагрессии у подростков // Вопросы психологии, 2003, № 3, с. 35-42.

219. Маслоу А. Психология бытия. М.: Рефл-бук, Киев: Ваклер, 1997.

220. Маслоу А. Мотивация и личность / Пер. с англ. A.M. Татлыбаевой. СПб.: Евразия, 2001.

221. Маховер К. Проективный рисунок человека. М.: Смысл, 1996.

222. Мельников В.М., Ямпольский JI.T. Введение в экспериментальную психологию личности. М.: Просвещение, 1989.

223. Метцгер В. Адлер как автор. Об истории важнейших публикаций // Энциклопедия глубинной психологии. Т. IV. Индивидуальная психология, Аналитическая психология. Пер. с нем. / Общ. ред. А. М. Боковикова. М.: Когито-Центр, 2004, с. 25-41.

224. Мещерякова Б.Г., Зинченко В.П. (Сост. и общ. ред.) Большой психологический словарь. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

225. Митина JI.M. Личностное и профессиональное развитие человека в новых социально-экономических условиях // Вопросы психологии, 1997, № 4, с. 28-38.

226. Митькин А.А. На пути к системной психологии развития // Психологический журнал, 1997, Т. 17, № 3, с. 3-12.

227. Митькин А.А. Принцип самоорганизации систем: критический анализ // Психологический журнал, 1998, Т. 19, № 4, с. 117-131.

228. Молоканов М.В. Влияние личностных особенностей на профессиональный выбор в практической психологии // Психологический журнал, 1998, Т. 19, № 2, с. 79-96.

229. Моргун В.Ф., Ткачева Н.Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии. М.: МГУ, 1981.

230. Моросанова В.И. Акцентуации характера и стиль саморегуляции у студентов // Вопросы психологии, 1997, № 6, с. 30-37.

231. Моросанова В.И. Стиль саморегуляции и его функции в произвольной деятельности человека // Стиль человека: психологический анализ / Ред. А.В. Либин. М.: Смысл, 1998, с. 142-162.

232. Моросанова В.И. Личностные аспекты саморегуляции произвольной активности человека // Психологический журнал, 2002, Т. 28, № 6, с. 5-17.

233. Моросанова В.И. Категория субъекта: методология и исследования //

234. Муравьева К.В., Шильштейн Е.С. О ролевом компоненте Я-концепции // Вестник Московского университета, Сер. 14. Психология, 2000, № 1, с. 29-35.

235. Нартова-Бочавер С.К. «Coping behavior» в системе понятий психологииличности // Психологический журнал, 1997, Т. 18, № 5, с. 20-31. Нартова-Бочавер С.К. Дифференциальная психология. М.: Флинта.

236. СПб.: Алетейя, 2000. Новиков П.А. Теория эпигенеза в биологии. Историко-систематическийобзор. М.: Коммунистическая академия, 1927. Ойзерман Т.И. Рациональное и иррациональное // Вопросы философии, 1977, № 2, с. 82-95.

237. Осницкий А.К. Самосознание и субъектная активность человека // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе / Отв. ред. Воловикова М. И. М.: ИП РАН, 1999, с. 117-118.

238. Павленко В.Н. Деятельностный подход к проблеме развития // Вопросы психологии, 1993, № 3, с.

239. Пастернак Н.А. Внутренний план действия как показатель общего развития личности // Вопросы психологии, 2001, №1, с. 82-91.

240. Первин JL, Джон О. Психология личности: Теория и исследования / Пер. с англ. М.С. Жамкочьян // Под ред. B.C. Магуна. М.: Аспект Пресс, 2000.

241. Петренко В.Ф. Конструктивистская парадигма в психологической науке // Психологический журнал, 2002, Т. 28, № 3, с. 113-121.

242. Петровский А.В. Формирование стратометрической концепции психологии коллектива // Психологическая теория коллектива. М.: Педагогика, 1979, с. 8-42.

243. Петровский В.А. К пониманию личности в психологии // Вопросы психологии, 1981, № 2, с. 40-56.

244. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1990.

245. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности. М., 1992.

246. Петровский В.А. Феномены субъектности в развитии личности. Самара, 1997.

247. Петровский А.В., Петровский В.А. Категориальная система психологии // Вопросы психологии, 2000, № 5, с. 3-17.

248. Петровский В.А., Полевая М.В. Отчуждение как феномен детско-родительских отношений // Вопросы психологии, 2001, № 1, с. 19-26.

249. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М.: Просвещение, 1969.

250. Пиняева С.Е., Андреев Н.В. Личностное и профессиональное развитие в период зрелости // Вопросы психологии, 1998, № 2, с. 3-10.

251. Поддъяков А.Н. Противодействие обучению и развитию как психолого-педагогическая проблема // Вопросы психологии, 1999, № 1, с. 12-20.

252. Подцъяков А.Н. Образ мира и вопросы сознательности учения: современный контекст // Вопросы психологии, 2003, № 2, с. 122-132.

253. Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии, 1996, № 1, с. 20-33.

254. Поливанова К.Н. Периодизация детского развития: опыт понимания // Вопросы психологии, 2004, № 1, с. 110-119.

255. Поливанова К.Н. Становление возрастной психологии в Психологическом институте // Вопросы психологии, 2004, № 2, с. 63-72.

256. Пономарев Я.А. Психология творчества. М.: Наука, 1973.

257. Пономарев Я.А. Методологическое введение в психологию. М.: Наука, 1983.

258. Пономарев Я.А. Закон в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии / Отв. ред. д. пс. н. Л.И.Анцыферова. М.: Наука, 1988, с. 187-198.

259. Попова Л.В. Проблема самореализации одаренных женщин // Вопросы психологии, 1996, № 2, с. 31-41.

260. Пошан Т., Дюма К. Абрахам Маслоу и Хайнс Кохут: сравнение // Иностранная психология, Т. 1, № 1, 1993, с. 18-26.

261. Пряжников Н.С. Профессиональное самоопределение в культурно-исторической перспективе // Вопросы психологии, 1996, № 1, с. 62-72.

262. Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Трубников В.И., Белова Е.С., Кариакиди Э.Ф. Психологические предикторы индивидуального развития // Вопросы психологии, 1996, № 2, с. 42-54.

263. Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М.: Аспект-Пресс, 1999.

264. Радина Н.К. Об использовании тендерного анализа в психологических исследованиях // Вопросы психологии, 1999, № 2, с. 22-27.

265. Райская М.М., Ростягайлова Л.И. Клинико-психологическое исследование больных с аномалиями половых хромосом. Т. 62. М.: Труды Моск. научн.-иссл. Института психиатрии, 1970, с. 256-259.

266. Раппопорт А. Системный подход в психологии // Психологический журнал, 1994, Т. 15, № 3, с. 3-16.

267. Реан А.А. Акмеология личности // Психологический журнал, 2000, Т. 21, № 3, с. 88-95.

268. Реан А.А. (Ред.) Психология подростка. Полное руководство. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002.

269. Ребеко Т.А., Смирнова О.В. Тендерные различия в переживании страха // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе / Отв. ред. М.И. Воловикова. М.: ИП РАН, 1999, с. 125-127.

270. Ребеко Т.А. Прототипический образ Я // Психология индивидуального и группового субъекта / Общ. ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 352-365.

271. Ребер А. Большой толковый психологический словарь. Т. 2 (П-Я): Пер. с англ. М.: Вече, ACT, 2000.

272. Ремшмидт X. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности / Пер. с нем. М.: Мир, 1994.

273. Реньге В.Э. Методика Тематического Апперцептивного теста (ТАТ) // Дридзе Т.М., Реньге В.Э. Психология общения. Рига, 1979, с. 33-66.

274. Роджерс К. Клиенто-центрированная терапия. М.: Рефл-бук, К.: Ваклер, 1997.

275. Роджерс К. Искусство консультирования и терапии / Пер. с англ. О. Кондрашовой и др. М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо, 2002.

276. Розенталь М.М. (Ред.) Философский словарь. М.: Иностранная литература, 1961.

277. Розов И.М. Стремление к превосходству как одно из основных влечений человека//Психологический журнал, 1993, Т. 14, № 6, с. 133-141.

278. Романов А. С. Социальная обусловленность нравственного самоутверждения личности // Проблемы нравственного формирования личности. М., 1967.

279. Романов И.В. Особенности половой идентичности подростков // Вопросы психологии, 1997, № 4, с. 39-47.

280. Рубинштейн C.JI. Принципы и пути развития психологии. М., 1959.

281. Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. Изд. 2 // Отв. ред. Е. В. Шорохова. М.: Педагогика, 1976.

282. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 1998.

283. Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. М., 1990.

284. Русалов В.М. Теоретические проблемы построения теории индивидуальности человека // Психологический журнал, 1986, Т. 7, № 4, с. 23-35.

285. Русалов В.М., Гусева О.В. Сокращенный вариант личностного опросника Кэттелла (8 PF) // Психологический журнал, 1990, Т. 11, № 1, с. 34-48.

286. Русалов В.М. Психология и психофизиология индивидуальных различий: некоторые итоги и ближайшие задачи системных исследований // Психологический журнал, 1991, Т. 12, № 5, с. 3-16.

287. Русалов В.М. Пол и темперамент // Психологический журнал, 1993, Т. 14, № 6, с. 55-64.

288. Савина О.О. Психологический анализ становления идентичности в подростковом и юношеском возрасте (условия, структура, динамика, типология) Автореф. дисс. . канд. психол. наук. М., 2003.

289. Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Задачи, методы и приложения общей теории систем (Вступ. статья) // Исследования по общей теории систем. М.: Прогресс, 1969, с. 83-105.

290. Садовский В.Н. Основания общей теории систем: логико-методологический анализ. М.: Наука, 1974.

291. Сафин В.Ф. Психология самоопределения личности. Свердловск, 1986.

292. Северцов А.Н. Введение в теорию эволюции. М., 1981.

293. Селиванов В.В. Мышление как личностный процесс. Смоленск, 1995.

294. Селиванов В.В. Идеи C.JI. Рубинштейна о соотношении мышления и личности и их развитие // Проблемы субъекта в психологической науке Отв. ред. Брушлинский А.В., Воловикова М.И., Дружинин В.Н. М.: Академический проект, 2000, с. 165-184.

295. Селиванов В.В. Мышление в личностном развитии субъекта. Москва-Смоленск, 2000.

296. Селиванов В.В. Свойства субъекта и его жизненный цикл // Психология индивидуального и группового субъекта / Общ. ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 310-328.

297. Семенов Е.В. Эвристическое значение оппозиции антропо- и социоцентризма // Психологический журнал, 1994, Т. 15, № 6, с. 16-27.

298. Сергиенко Е.А. Проблема психического развития: некоторые острые вопросы и пути их решения. Психологический журнал, 1990, Т. 11, № 1, с. 150-160.

299. Сергиенко Е.А. Антиципация в раннем онтогенезе человека. М.: Наука, 1992.

300. Сергиенко Е.А., Виленская Г.А. Роль темперамента в развитии регуляции поведения // Психологический журнал, 2001, Т. 22, № 3, с. 68-85.

301. Сергиенко Е.А., Виленская Г.А., Рязанова Т.Б., Дозорцева А.В. Близнецы от рождения до трех лет / Под общей ред. Е.А. Сергиенко. М.: Когито-Центр, 2002.

302. Сергиенко Е.А. Ранние этапы развития субъекта // Психология индивидуального и группового субъекта // Общ. ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М.: ПЕР СЭ, 2002, с. 270-309.

303. Сергиенко Е.А. Становление субъекта: неоконченная дискуссия // Психологический журнал, 2003, Т. 24, № 2, с. 114-120.

304. Сеченов И.М. Элементы мысли // Избранные философские и психологические произведения. М.: Гос. изд-во политической литературы, 1947, с. 398-537.

305. Скотникова И.Г. Проблема уверенности история и современное состояние // Психологический журнал, 2002, Т. 23, № 1, с. 52-60.

306. Скотникова И.Г. Психология сенсорных процессов. Психофизика // Психология XXI века: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Дружинина. М.: ПЕР СЭ, 2003, с. 117-168.

307. Слободчиков В.И., Цукерман Г.А. Интегральная периодизация общего психического развития // Вопросы психологии, 1996, № 5, с. 38-50.

308. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Антропологический принцип в психологии развития // Вопросы психологии, 1998, № 6, с. 3-17.

309. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепции и эксперимент // Вопросы психологии, 1995, № 3, с. 139-150.

310. Собкин B.C. (Ред.) Проблемы толерантности в подростковой субкультуре. Труды по социологии образования. Т. VIII, Вып. XIII. М.: Центр социологии образования РАО, 2003.

311. Соколова Е.Е. К определению понятия «психическая деятельность»: теоретический анализ дискуссий между А.Н. Леонтьевым и П.Я. Гальпериным // Вестник Московского университета. Сер. 14. Психология, 1998, № 4, с. 3-13.

312. Соколова Е.Т., Вавилов И.В., Реньге В.Э. Вариант теоретико-экспериментальной апробации ТАТ // Экспериментальные исследования в патопсихологии. М., 1976, с. 60-65.

313. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: МГУ, 1980.

314. Соколова Е.Т. Мотивация и восприятие в норме и патологии. М., 1976.

315. Соколова ЕТ. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. М.: МГУ, 1989.

316. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф.К обоснованию клинико-психологического изучения расстройства тендерной идентичности // Вопросы психологии, 2001, № 6, с. 3-16.

317. Соколова Е.Т., Чечельницкая Е.П. Психология нарциссизма. М.: Учебно-методический коллектор «Психология», 2001.

318. Соколова Е.Т., Бурлакова Н.С., Лэонтиу Ф. Связь феномена диффузной тендерной идентичности с когнитивным стилем личности // Вопросы психологии, 2002, № 3, с. 41-51.

319. Социальная дезадаптация: нарушение поведения у детей и подростков // Под ред. А.А. Северного. М., 1996.

320. Столин В.В. Самосознание личности. М.: МГУ, 1983.

321. Тайсон Ф., Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург: Деловая книга, 1998.

322. Тихомиров O.K. Психология мышления. М.: МГУ, 1984.

323. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Дворянчиков Н.В. Судебная сексология. Руководство для врачей. М.: Медицина, 2001.

324. Тобан С. Сравнение психоаналитической Я-психологии и личностно-ориентированной терапии К. Роджерса // Иностранная психология, 1993, Т. 1, № 1, с. 7-17.

325. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Т. 1. Теория / Пер. с англ. // Общ. ред. А.В. Казанской. М.: Издательская группа «Прогресс» — «Литера», Издательство Агентства «Яхтсмен», 1996.

326. Томэ X., Кэхеле X. Современный психоанализ. Т. 2. Практика / Пер. с англ. // Общ. ред. А.В. Казанской. М.: Издательская группа «Прогресс» — «Литера», Издательство Агентства «Яхтсмен», 1996.

327. Трубников Н.Н. Проспект книги о смысле жизни. // Квинтэссенция: Философский альманах. М., 1990, с. 437-438.

328. Уварова Е.В., Богданова Е.А., Мартыш В.А., Руднева Т.В. Сравнительная оценка результатов применения «натуральных» и «синтетических» эстрогенов при дисгенезии гонад // Дивигель видимые эффекты «невидимой» терапии. М., 1999.

329. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

330. Узнадзе Д.Н. Установка человека, Проблема объективации // Психология личности в трудах отечественных психологов. СПб.: Питер, 2000, с. 87-91.

331. Федунина Н.Ю. Проблема личности в трудах Пьера Жане // Вопросы психологии, 2002, № 1, с. 116-128.

332. Фельдштейн Д.И. Психологические особенности развития личности в подростковом возрасте // Вопросы психологии, 1988, № 6, с. 31-41.

333. Фельдштейн Д.И. Психология развития личности в онтогенезе. М., 1989.

334. Фельдштейн Д.И. Психология становления личности. М.: Междунар. пед. акад., 1994.

335. Фельдштейн Д.И. Психология развивающейся личности. Избр. психол. труды. М.: Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО, «МОДЭК», 1996.

336. Философская энциклопедия. Т. 5. М.: Советская энциклопедия, 1970.

337. Фишер К. История новой философии. Т.2. СПб.: издание Николая Тиблена, 1863.

338. Фишер К. История новой философии. Т.4. СПб.: издательство Николая Тиблена, 1865.

339. Фонарев А.Р. Формы становления личности в процессе ее профессионализации // Вопросы психологии, 1997, № 2, с. 88-93.

340. Фромм Э. Иметь или быть? М., 1990.

341. Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993.

342. Харламенкова Н.Е., Бабанова И.В. Стратегии самоутверждения и ценностные предпочтения одинокого человека // психологический журнал, 1999, Т. 20, № 2, с. 21-28.

343. Харламенкова Н.Е. Тематический апперцептивный тест: диагностика и применение. М.: МОСУ, 2000.

344. Харламенкова Н.Е., Никитина Е.П. Разработка валидной процедуры оценки самоутверждения личности // Психологический журнал, 2000, Т. 21, № 6, с. 67-76.

345. Харламенкова Н.Е. Самоутверждение подростка // Психология и жизнь / Под ред. B.C. Агапова. Вып. 2. М.: МОСУ, 2001, с.172-179.

346. Харламенкова Н.Е., Стоделова Т.С. Дифференциация и интеграция маскулинности и фемининности в образе «Я» подростка // Психоаналитический вестник. Вып. 10. М.: Гуманитарий, 2002, с. 100-115.

347. Харламенкова Н.Е. Самоутверждение подростка. М.: Изд-во ИП РАН, 2004.

348. Хартманн X. Эго-психология и проблема адаптации. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002.

349. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. 2-е изд. СПб.: Питер; М.: Смысл, 2003.

350. Холдер А. Фрейдовская теория психического аппарата // Энциклопедияглубинной психологии. Т. 1. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие / Пер. с нем. М.: ЗАО МГ Менеджмент, 1998, с. 226—265.

351. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. М., 1977.

352. Холодная М.А. Психологические механизмы интеллектуальной одаренности // Вопросы психологии, 1993а, № 1, с. 32-39.

353. Холодная М.А. Когнитивный стиль как квадриполярное измерение // психологический журнал, 2000, Т. 21, № 4, с. 46-56.

354. Холодная М.А. Психология интеллекта. Парадоксы исследования. 2-е изд. СПб.: Питер, 2002.

355. Хомская Е.Д. О методологических проблемах современной психологии // Вопросы психологии, 1997, № 3, с. 112-125.

356. Цандер Э., Цандер В. Неопсихоанализ Харальда Шульца-Хенке // Энциклопедия глубинной психологии. Т. 3. Последователи Фрейда / Пер. с нем. М.: Когито-Центр, МГМ, 2002, с. 304-358.

357. Цыбра Н.Ф. Самоутверждение личности (социально-философский анализ). Киев, Одесса, 1989.

358. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. М.: Наука, 1977.

359. Чудновский В.Э. Концепция личности в трудах Л.И. Божович // Психологический журнал, 2000, Т. 21, № 3, с. 117-123.

360. Чуприкова Н.И. Идеи общих законов развития в трудах русских мыслителей конца XIX начала XX века // Вопросы психологии, 2000, № 1, с. 109-125.

361. Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М.: Наука, 1985.

362. Шакуров Р.Х. Психология смыслов: теория преодоления // Вопросы психологии, 2003, № 5, с. 18-33.

363. Швырков В.Б. Системно-эволюционный подход к изучению мозга, психики и сознания // Психологический журнал, 1988, Т. 9, № 1, с. 132-148.

364. Швырков В.Б. О месте психики и сознания в эволюции // Принцип системности в психологических исследованиях. М.: Наука, 1990, с. 172-183.

365. Швырков В.Б. Основные этапы развития системно-эволюционного подхода в психофизиологии // Психологический журнал, 1993, Т. 14, № 3, с. 15-27.

366. Швырков В.Б. Об общечеловеческих ценностях с позиций системно-эволюционного подхода (глазами психофизиолога) // Психологический журнал, 1993, Т. 14, № 6, с. 119-132. Шилыптейн Е.С. Уровневая организация системы «Я» // Вестник

367. Московского университета. Сер. 14. Психология, 1999, № 2 с. 34-45. Шилыптейн Е.С. Особенности презентации Я в подростковом возрасте //

368. Эйдемиллер Э.Г. Детско-родительские отношения в подростковом возрасте // Родители и дети: Психология взаимоотношений / Под ред. Е.А. Савиной, Е.О. Смирновой. М.: Когито-Центр, 2003, с. 126-136.

369. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития школьника // Вопросы психологии, 1971, № 4, с. 6-20.

370. Эльконин Б.Д. О природе человеческого действия // Вестник Московского университета. Сер. 14, Психология, 1989, № 4, с. 25-39.

371. Эльконин Б.Д. О феноменах переходных форм действия // Вопросы психологии, 1994, № 1, с. 47-54.

372. Эриксон Э. Детство и общество / Пер. с англ. СПб.: Ленато, ACT, Фонд «Университетская книга», 1996а.

373. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ. М.: Издательская группа Прогресс, 19966.

374. Юревич А.В. Психология и методология // Психологический журнал, 2000, Т. 21, №5, с. 35-47.

375. Юнг К. Проблемы души нашего времени / Пер. с нем. М.: Издательская группа Прогресс, Универс, 1996.

376. Юнг К. Психология переноса. Статьи. Сборник / Пер. с англ. М.: Рефл-бук, Киев: Ваклер, 1997.

377. Юнг К. Психологические типы. М.: «Университетская книга» ACT, 1998.

378. Ярошевский М.Г. История психологии. М.: Мысль, 1976.

379. Ярошевский М.Г. Наука о поведении: русский путь. М.-Воронеж: Изд-во «Ин-т практической психологии», 1996.

380. Ярцев Д.В. Особенности социализации современного подростка // Вопросы психологии, 1999, № 6, с. 54-58.

381. Ясперс К. Общая психопатология

382. Adelson J. Handbook of Adolescent Psychology. N.Y.: Wiley, 1980.

383. Alberti R., Emmons M.L. Your Perfect Right: A Guide to Assertive Behavior. 2nd ed. San Luis Opispo, Calif.: Impact, 1974.

384. Ansbacher H.L., Ansbacher R.R. (Eds.) The Individual Psychology of Alfred Adler // A Systematic Presentation in Selections from his Writings. N.Y., 1956.

385. Arkin R.M., Baumgardner A.H. Self-presentation and Self-evaluation : Processes of Self-control and Social Control / Ed. by R. M. Baumeister // Public Selves and Private Selves. N. Y., 1986.

386. Arrindell W.A., Sanderman R., Ranchor A. The Scale for Interpersonal Behavior and the Wolpe-Lazarus Assertiveness Scale: A Correlational Comparison in a Non-Clinical Sample // Personality and Individual Differences, 1990, Vol. 11, No. 5, p. 509-513.

387. Backgaard W., Nyborg H., Nielsen J. Neuroticism and Extraversion in Turner's Syndrome // J. of Abnormal Psychology, 1978, Oct. 87 (5), p. 583-586.

388. Ballotin U., Isola V., Larizza D., Piccinelli P., Rossi G., Curto F. L. Cognitive Functions in Turner's Syndrome // Minerva. Pediatr., 1998, Oct., 50 (10), p. 419-425.

389. Bates H.D., Zimmerman S.F. Toward the Development of a Screening Scale for Assertive Training // Psychological Reports, 1971, Vol. 28, p. 99-107.

390. Baum S.K. Loneliness in Eldery Persons: A Preliminary Study // Psychological Reports, 1982, V. 50, p. 1317-1318.

391. Baumeister R. M. (Ed.) Public Selves and Private Selves. N. Y., 1986.

392. Bern S.L. The Measurement of Psychological Androginy // J. of Consulting and Clinical Psychology, 1974, Vol. 47, p. 155-162.

393. Bender В., Puck M., Salbenblatt J., Robinson A. Cognitive Development of Unselected Girls with Complete and Partial X Monosomy // Pediatrics, 1984, Feb., 73 (2), p. 175-182.

394. Boman U.W., Moller A., Albertsson-Wikland K. Psychological Aspects of Turner Syndrome // J. Psychosom. Obstet. Gynaecol, 1998, March, 19 (1), p. 1-18.

395. Bouchard M.A., Lalonde F., Gagnone M. The Construct Validity of Assertion: Contributions of Four Assessment procedures and Norman's Personality Factors // J. of Personality, 1988, Vol. 56, No. 4, p. 763-783.

396. Brown W., Kafer N.F. Self-discrepancies and Perceived Peer Acceptance // J. of Psychology, 1994, Jul., 128 (4), p. 439-446.

397. Buhrich N., McConaghy N. Tests of Gender Feelings and Behavior in Homosexuality, Transvestism and Transsexualism // J. Clin. Psychol., 1979, V. 35, N 1, p. 187-191.

398. Buss A.H., Briggs S.R. Drama and the Self in Social Interaction // Journal of Personality and Social Psychology, 1984, Vol. 47, c. 1310-1324.

399. Carsrud A.L., Carsrud K.B. The Relationship of Sex Role and Levels of Defensiveness to Self-reports of Fear and Anxiety // J. Clin. Psychol., 1979, V, 35 (3), p. 573-575.

400. Caspi A., Lynam D., Moffitt Т., Silva Ph. Unravelling Girls' Delinquency: Biological, Dispositional and Contextual Contributions to Adolescent Misbehavior // J. of Developmental Psychology, 1993, Vol. 29, No. 1, p. 19-30.

401. Caspi A., Moffit T. Individual Differences are Accentuated during Periods of Social Change: The Same Case of Girls at Puberty // J. of Personality and Social Psychology, 1991, 61, p. 157-168.

402. Cole C.W., Oetting E.R., Miskimins R.W. Self-concept Therapy for Adolescent Females //J. of Abnormal Psychol., 1969, Dec. 74 (6), p. 642-645.

403. Constantinople A. Masculinity-Femininity: An Exception of a Famous Dictum? // Psychological Bulletin, 1973, Vol. 80, p. 389-407.

404. Cramer P., Ford R. Q., Blatt S. J. Defense Mechanisms in the Anaclitic and Introjective Personality Configuration // J. of Consulting and Clinical Psychology, 1988, V. 56, No. 4, p. 610-616.

405. Cramer P., Blatt S. J. Use of the TAT to Measure Change in Defense Mechanisms Following Intensive Psychotherapy // J. of Personality Assessment, 1990, V. 54 (1&2), p. 236-251.

406. Delia Selva P.C., Dusek J.B. Sex Role Orientation and Resolution of Ericsonian Crises During the Late Adolescent Years // J. of Personality and Soc. Psychol., 1984, V. 47, N 1, p. 204-212.

407. Delooz J., Van den Berghe H., Swillen A., Kleczkowska A., Fryns J. P. Turner Syndrome Patients as Adults: A Study of their Cognitive Profile, Psychological Functioning and Psychopathological Findings // Genet. Counsel., 1993,4 (3), p. 169-179.

408. DiTommaso E., Spinner B. The Development and Initial Validation of a Measure of Social and Emotional Loneliness (SELSA) // Personality and Individual Differences, 1993, V. 14, No. l,p. 127-134.

409. DiTommaso E., Spinner B. Social and Emotional Loneliness: A Re-examination of Weiss's Typology of Loneliness // Personality and Individual Differences, 1997, V. 22, No. 3, p. 417-427.

410. Downey J., Ehrhardt A.A., Gruen R., Bell J. J., Mortishima A. Psychopathology and Social Functioning in Women with Turner Syndrome // J. Nerv. Ment. Disab., 1989, Aprile, 177 (4), p. 191-201.

411. Downey J., Elkin E. J., Ehrhardt A. A., Meyer-Bahlburg H. F., Bell J. J., Mortishima A. Cognitive Ability and Everyday Functioning in Women with Turner Syndrome // J. Learn. Disability, 1991, January, 24 (1), p. 32-39.

412. Edelstein B.A., Eisler R.M. Effects of Modeling and Modeling with Instructionsand Feedback on the Behavioral Components of Social Skill // Behavior Therapy, 1976, No. 7.

413. Galassi J.P., DeLeo J.S., Galassi M.D., Bastien S. The College Self-Expression Scale. A Measure of Assertiveness // Behavior Therapy, 1974, No. 5, p. 165-171.

414. Gambrill E.D., Richey C.A. An Assertion Inventory for Use in Assessment and Research // Behavior Therapy, 1975, No. 6, p. 550-561.

415. Ge X., Lorenz F.O., Conger R.D., Elder G.H., Jr. and Robert Simons Trajectories of Stressful Life Events and Depressive Symptoms During Adolescence // Developmental Psychology, 1994, Vol. 30, No. 4, p. 467-483.

416. Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. N. Y., 1959.

417. Harter S., Waters P., Whitesell N.R. Relational Self-Worth: Differences in Perceived Worth as a Person Across Interpersonal Contexts Among Adolescents // Child Dev., 1998, June, 69 (3), p. 756-766.

418. Havighurst R. Developmental Tasks and education. N.Y.: Longmans Green, 1957.

419. Heibrun A. Measurement of Masculine and Feminine Sex-role Identities as Independent Dimensions // J. of Consulting and Clinical Psychology, 1976, Vol. 44, p. 183-190.

420. Holmstrom R.W., Silber D.E., Karp S.A. Development of the Appercaptive Personality Test // J. of Personality Assessment, 1990, V. 54 (1&2), p. 252-264.

421. Horowitz L.M., DeSales-French R., Anderson C.A. The Prototype of a Lonely Person // Peplau L.A., Perlman D. (Eds.) Loneliness: A Sourcebook of Current Theory, Research and Therapy. N. Y., 1982, p. 183-205.

422. Hyde J.Sh., Jinn V.C. Gender Differences in Verbal Ability: A Meta-analysis // Psychol. Bull., 1988, 104, No. 1, p. 53-69.

423. Karoly P. Mechanizms of Self-RegulationA A System View // Annual Review of Psychology, 1993, Vol. 44, p. 23-52.

424. Keiser R.E., Prather E.N. What is TAT? A Review of Ten Years of Research // J. of Personality Assessment, 1990, V. 55 (3&4), p. 800-803.

425. Kelly C. Assertion Training: A Facilitators Guide. La Jolla (San Diego), 1970.

426. Kern J.M., McDonald M.L. Assessing Assertion: An Investigation of Construct Validity and Reliability // J. of Consulting and Clinical Psychology, 1980, Vol. 48, No. 4, p. 532-534.

427. Klopfer W., Taulbee E. Projective Tests // Annual Review of Psychology, 1976, Vol. 27, p. 543-567.

428. Marcus H. Self-knowledge: An Expanded view // J. of Personality, 1983, V. 51, N 3, p. 543-565.

429. Maslow A.H. Toward Psychology of Being. N. Y., 1968.

430. Maslow A.H. Dominance, Self-Esttem, Self-Actualization. California, 1973.

431. Mazzocco M.M., Baumgardner Т., Freund L.S., Reiss A. L. Social Functioning Among Girls with Fragile X or Turner Syndrome and Their Sisters // J. Autism Dev. Disord., 1998, December, 28 (6), p. 509-517.

432. McCauley E., Sybert V. P., Ehrhardt A.A. Psychosocial Adjustment of Adult Women with Turner Syndrome // Clin. Genet., 1986, April, 29 (4), p. 284-290.

433. McCauley E., Ito J., Kay T. Psychosocial Functioning in Girls with Turner's Syndrome and Short Stature: Social Skills, Behavior Problems, and Self-concept // J/ Am. Acad. Child Psychiatry, 1986, Jan 25 (1), p. 105-112.

434. McCauley E., Kay Т., Ito J., Treder R. The Turner Syndrome: Cognitive Deficits, Affective Discrimination and Behavior Problems // Child Dev., 1987, April, 58 (2), p. 464-473.

435. McCauley E. Disorders of Sexual Differentiation and development/ Psychological Aspects // Pediatr. Clin. North. Am., 1990, December, 37 (6), p. 1405-1420.

436. McFall R.M., Twentyman C.T. Four Experiments on the Relative Contributionsof Rehearsal Modeling, and Coaching to Assertion Training // Journal of Abnormal Psychology. 1973. Vol. 81, p. 199-218.

437. Mullins L.L., Lynch J., Orten J., Youll L.K. Developing of Program to Assist Turner's Syndrome Patients and Families // Social Work Health Care, 1991, 16 (2). P. 69-79.

438. Pavlidis K., McCauley E., Sybert V.P. Psychosocial and Sexual Functioning in Women with Turner Syndrome // Clin. Genet., 1995, February 47 (2), p/ 85-87.

439. PeplauL.A., Russell D., Heim M. An Attributional Analysis of Loneliness// I. Freize, D. Bar-Tal, J.S. Carrol (Eds.) New Approaches to Social Problems. San Francisco, 1979.

440. Petersen A.C. Adolescent Development // Annual Review of Psychology, 1988, Vol. 39, p. 583-607.

441. Research and Practice in Social Skills Training. N.Y., 1979.

442. Rogers C. A Theory of Therapy, Personality, and Interpersonal Relationships as Developed in the Client-centered Framework. N. Y., 1959.

443. Rathus S.A. A 30-item Schedule for Assessing Assertive Behavior // Behavior Therapy, 1973, No. 4, p. 398-406.

444. Rich A.R., Schroeder H.E. Research Issues in Assertiveness Training // Psychological Bulletin, 1976, Vol. 83, No. 6, p. 1081-1096.

445. Romano J.M., Bellack A.S. Social Validation of a Component Model of Assertive Behavior // J. of Consulting and Clinical Psychology, 1980, Vol. 48, No.4, p. 478-490.

446. Ross J.I., McCauley E., Roeltgen D., Long L., Kusher H., Feuillan P., Cutler G. B. Jr. Self-Concept and behavior in Adolescent Girls with Turner Syndrome // J. clin. Endocrinol. Metab., 1996, March, 81 (3), p. 926-931.

447. Ross J.L., Feuillan P., Kushner H., Roeltgen D., Culter G. B. Jr. Absence of Growth Hormone Effects on Cognitive Functions in Girls with Turner Syndrome //J. Clin. Endocrinol. Matsb., 1997, June, 82 (6), p. 1814-1817.

448. Ross J.L., Roeltgen D., Feuillan P., Kushner H., Culter G. B. Jr. Use of Estrogen in Young Girls with Turner Syndrome: Effects on Memory // Neurology, 2000, January,542 (1), p. 164-170.

449. Ross J., Zinn A., McCauley E. Neurodevelopmental and Psychosocial Aspects of Turner Syndrome // Mental Retard. Devel. Disab., 2000, Vol. 6, No. 2, p. 135-141.

450. Rovet J., Netly C. The Mental Rotation Task Performance of Turner Syndrome Subjects // Behav. Genet., 1980, September, 10 (5), p. 437-443.

451. Rovet J., Netly C. Turner Syndrome in Pair of Dizygotic Twins. A Single Case Study // Behav. Genet., 1981, January, 11 (1), P. 65-72.

452. Rovet J., Szekely C., Hockenberry M. N. Specific Arithmetic Calculation Deficits in Children with Turner Syndrome // J. Clin. Exp. Neuropsychol., 1994, December, 16 (6), p. 820-839.

453. Rovet J., Ireland L. Behavioral Phenotype in Children with Turner Syndrome // J. Pediatr. Psychol., 1994, December, 19 (6), p. 779-790.

454. Russell D., Cutrona C.E., Rose J., Yurko K. Social and Emotional Loneliness: An Exploration of Weiss's Typology of Loneliness // J. of Personality and Social Psychology, 1980, V. 39, No. 9, p. 472-480.

455. Schlenker B.R. The Presentation of Self in Everyday Life. N. Y., 1980.

456. Schlenker B.R., Weigold M.F. Interpersonal Processes Involving Impression Regulation and Management // Annual Review of Psychology, 1992, Vol. 43, p. 133-168.

457. Schmidt N., Sermat V. Measuring Loneliness in Different Relationships // J. of Personality and Social Psychology, 1983, V. 44, No. 5, p. 1038-1047.

458. Scuse D.H., James R.S., Bishop D.V., Coppin В., Dalton P., Aamodt-Leeper G., Bacarese-Hamilton M., Creswell C., McGurk R., Jacobs P.A. Evidence from

459. Turner's Syndrome of an Imprinted X-linked Locus Affecting // Nature, 1997, June, 12, 387 (6634), p. 705-708.

460. Scuse D., Elgar K., Morris E. Quality of Life in Turner Syndrome is Related to Chromosomal Constitution: Implications for genetic Counselling and Management // Acta. Pediatr. Suppl., 1999, February, 88 (428), p. 110-113.

461. Schutz W.C. Here Comes Everybody: Bodymind and Encounter Culture. N.

462. Sharkey K.J., Ritzier B.A. Comparing Diagnostic Validity of the TAT and a New Picture Projective Test // J/ of Personality Assessment, 1985, V. 49, (3&4), p. 406-412.

463. Silvern L.E., Ryan V.L. Self-rated Adjustment and Sex-typing on the Bern Sex Role Inventory: Is Masculinity the Primary Predictor of Adjustment? // Sex Roles, 1979, No. 5, p. 739-763.

464. Snyder M. Self-monitoring of Expressive Behavior // Journal of Personality and Social Psychology, 1974, Vol. 30, p. 526-537.

465. Temple C.M., Carney R.A. Intellectual Functioning of Children with Turner Syndrome. A Comparison of Behavior Phenotypes // Dev. Med. Child Neurol., 1993, August, 35 (8), p. 691-698.

466. Tetlock P.E., Manstead A.S. Impression Management versus Intrapsychic Explanations in Social Psychology: A Useful Dichotomy? // Psychological Review, 1985, Vol. 92, c. 59-77.

467. Tomkins S.S. The Thematic Apperception Test. N.Y., 1947.

468. Toublanc J.E., Thibaud F., Lecointre C. Psychosocial and Sexual Outcome in Women with Turner Syndrome // Contracept. Fertil. Sex, 1997, Jule-August, 25 (7-8), p. 633-638.

469. Williams J.K. Behavioral Characteristics of Children with Turner Syndrome and Children with Learning Disabilities // West J. Nurs. Res., 1994, February, 16 (l),p. 35-39.

470. Williams J.K. Parenting a Daughter with Precocious Puberty or Turner Syndrome

471. J. Pediatr. Health Care, 1995, May-June, 9 (3), p. 109-114. Wolpe J. Psychotherapy by Reciprocal Inhibition. Stanford, Calif.: Stanford Univ. Press, 1958.

472. Wolpe J., Lazarus A.A. Behavior Therapy Techniques. N. Y.: Pergamon Press, 1966.

473. Yama M.F. The Usefulness of Human Figure Drawings as the Index of Overall

474. Adjustment//J. of Personality Assessment, 1990, 54 (1-2), p. 78-86. Zazzo B. Self-assertion in Adolescents // J. Psychol. Norm. Pathol. (Paris) 1965. Jul.-Sep., 62 (3), p. 313-332.