Автореферат диссертации по теме "Формирование образа законодательной власти РФ в российских СМИ"

На правах рукописи

ЧИСТОВ ИГОРЬ ИГОРЕВИЧ

ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ РФ В РОССИЙСКИХ СМИ (на примере Государственной Думы Федерального Собрания РФ)

Специальность 19.00.12 - политическая психология (по политическим наукам)

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва 2009

□03463080

003463080

Диссертация выполнена на кафедре государственной политики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

кандидат исторических наук, доцент Т.В. Евгеньева

доктор исторических наук, доцент В.М. Сергеев

кандидат политических наук Л.А. Преснякова

Ведущая организация: Московский государственный

гуманитарный университет имени М.А. Шолохова, кафедра социологии и политологии

Защита диссертации состоится «24» февраля 2009 г., в 15:00 на заседании Диссертационного совета по политическим наукам Д 501.002.14 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, Москва, Ломоносовский проспект, дом 27, корпус 4, философский факультет, ауд. А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций Фундаментальной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: Ломоносовский проспект, д.27, кор.4, 8 этаж, к.812.

Автореферат разослан «¿^ »009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Д 501.002.14

кандидат философских наук, доцент ^

у А.Г.Сытин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования

Масштабные институциональные изменения российской политики и государственности последних десятилетий вызвали необходимость их осмысления обществом, выработки неких интерпретационных схем для понимания политического процесса. Сложность построения системы смыслов, объясняющих новое политическое пространство, усугублялась состоянием социокультурного кризиса, вызванного масштабными политическими, экономическими и социальными преобразованиями. Данное состояние сознания отличается не только потерей целостного образа мира, но и дестабилизацией всей системы политических представлений у значительной части общества.

При этом роль парламентских институтов в процессе трансформации общества многократно возрастает. Именно эти институты, выполняя законодательные функции, становятся центром борьбы различных политических сил по поводу направления и содержания общественной и политической трансформации.

Содержание политического дискурса по поводу направления развития общества, роли и места института парламентаризма в политической системе наиболее явно отражается в сообщениях СМИ. Исследование сложившегося в сообщениях средств массовой информации образа Государственной Думы ФС РФ позволяет проследить динамику оценок данного института в системе представлений массового политического сознания.

Одновременно обусловленность сообщений СМИ культурными стереотипами и психологическими особенностями массового восприятия позволяет выявить актуальные представления о законодательной власти, сложившиеся в обществе.

В контексте становления демократических институтов в современной России, институционализации политической системы и адаптации

политической культуры к новым реалиям политического процесса анализ формирования и содержания сложившегося образа Государственной Думы, как определяющего фактора парламентской культуры и политического процесса в целом, представляется особенно важным.

Исследовательская проблема заключается в выявлении особенностей образа Государственной Думы ФС РФ в сообщениях средств массовой информации.

Степень научной разработанности проблемы

Исследования, проанализированные в ходе работы над диссертацией, можно разделить на несколько значимых групп.

Во-первых, это работы, посвященные особенностям функционирования законодательной власти в России и институциональным основам российского парламентаризма. К данной группе относятся работы' А. Бирча, И.К. Кирьянова, Н.И. Бирюкова и В.М. Сергеева, Г.В. Голосова, О.В. Гаман-Голутвиной, В.Я. Гельмана, Р.Я. Евзерова, В.Л. Шейниса. Вопросы

1 Birch A. Representation. London, 1971; Кирьянов И.К., Лукьянов М.Н. Парламент самодержавной России: Государственная Дума и ее депутаты, 1906-1907. Пермь, 1995; Сергеев В.М. Демократия как переговорный процесс. М., 1999; Сергеев В.М., Беляев A.B., Бирюков Н.И., Гусев Л.Ю. Становление парламентских партий в России (Государственная дума в 1994 - 1997 годах) // Полис, 1999, №1; Сергеев В.М. Итоги выборов и эволюция российского политического сознания // Полис,

2004, №1; Бирюков Н.И., Сергеев В.М. Становление институтов представительной власти в современной России. М., 2005; Голосов Г.В. Форматы партийных систем в новых демократиях: институциональные факторы неустойчивости и фрагментации // Полис, 1998, № 1; Голосов Г.В. Сфабрикованное большинство: конверсия голосов в места на думских выборах 2003г. // Полис,

2005, №1; Гаман-Голутвина О.В. Исторический путь российского парламентаризма // Свободная мысль. 2006, №11-12; Гаман-Голутвина О.В. Изменение институциональных составляющих политического процесса во «второй путинской республики» // Психологические аспекты политического процесса во второй путинской республике». М., 2006; Гаман-Голутвина О.В. Особенности формирования депутатского корпуса ГД ФС РФ // «Государственная служба», 2006, №5; Гельман В.Я. Второй электоральный цикл и трансформация политического режима в России, // Второй электоральный цикл в России (1999■ 2000гг.), М., 2002; Гельман В.Я., Елезаров В.П. «Учредительные выборы» в контексте российской трансформации // Первый электоральный цикл в России (1993-1996). М., 2000; Гельман В.Я. Создавая правила игры: российское избирательное законодательство переходного периода // Полис, 1997, №4; Евзеров Р.Я. Дееспособность нынешнего российского парламента // Полис, 1995, № 1; Евзеров Р.Я. Парламентаризм и разделение властей в современной России // Общественные науки и современность, 1999, № 1; Шейнис В.Л. Российский парламент: десять лет трудного пути // Парламентаризм и многопартийность в современной России: К десятилетию двух исторических дат. М., 2000; Шейнис В.Л. Современный парламентаризм: этапы эволюции // Политая, 2000-2001, № 4.

становления и развития института парламентаризма также рассматриваются в монографиях2 В.Д. Горобца, И.Д. Гранкина, Д.А. Керимова.

Вторая группа представлена исследованиями политико-психологических оснований изучения образа власти. В данной группе значимыми для нас являются работы3 Е.Б. Шестопал, JI.A. Пресняковой, C.B. Нестеровой, Т.Н. Пищевой, JI.A. Фадеевой, М. Джаст, Э. Криглер, М. Дж. Херманн.

Политико-психологические основания формирования образов политического раскрываются в работах4 Е.В. Егоровой-Гантман, ЛЯ. Гозмана, И.Ю. Киселева, А.Г. Смирновой, А.И. Юрьева, С.Д. Брауна, К.В. Барр, М.С. Пансера.

2 Горобец В.Д. Парламент Российской Федерации. М., 1998; Гранкин И.Д. Парламент России, М., 1999; Керимов А.Д. Народная воля и парламент // Право и гражданское общество в современной России. М., 2003; Керимов А.Д. Государствовсдсние: актуальные проблемы теории. М., 2003.

3 Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2007; Шестопал Е.Б. Восприятие образов власти: политико-психологический анализ // Полис, 1995, №4; Шестопал Е.Б. Очерки политической психологии. М., 1991; Преснякова JI.A. Структура личностного восприятия политической власти// Полис, 2000, №4; Преснякова JI.A. Влияние авторитарного синдрома на индивидуальное восприятие политической власти в России (1990-е годы). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук; Нестерова С.В., Сибирко В.Г. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян // Полис, 1997, №6; Нестерова С.В. Вербальные и визуальные образы власти // Образы власти в постсоветской: России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004; Пищева Т.Н. Барьеры в процессе восприятия образов российских политиков // Образы власти в постсоветской России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004; Фадеева J1.A. Категория политической культуры в инструментарии отечественной политологии // Принципы и практика политических исследований. Сборник Материалов конференций и мероприятий, проведенных РАПН в 2001г. М., 2002; Фадеева J1.A. Политическая культура. Пермь, 2000; Джаст М., Криглер Э. Создание образа лидерства: на примерах Клинтона и Уотергейта // Политическая психология. Хрестоматия. М., 2002; Hermann M.G. Assesing personality at distance: A portrait of Ronald Reagan. Mershon Center Quarterly Report, 7(6). Columbus: Mershon Center of the Ohio State University, 1983.

4 Егорова-Гантман E.B., Плешаков К.В. Политическая реклама. М., 2002; Егорова-Гантман Е.В. и др. Восприятие власти. Поиск явных образов // Власть, 1994, №1; Гозман Л.Я. Психология в политике - от объяснения к воздействию // Вопросы психологии, 1992, № 1; Гозман Л.Я, Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996; Киселев И.Ю. Образ государства и принятие решений в межнациональных отношениях: Учеб. пособие. СПб., 2004; Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Восприятие угрозы в международных отношениях как процесс социального познания // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Юрьев А.И. Выборы глазами политического психолога // Власть, 1996, №4; Brown S.D., Lambert R.D., Kay B.J & Cutis J. E. The eye of beholder: Leader images in Canada. Canadian journal of political science, 1998, 21; Pancer, Mark S, Brown, Steven D., Barr, Cathy Widdis. Forming Impressions of political leaders: a cross-national comparison // Political Psihology, 1999, Vol. 20, .№ 2.

5 Abric J.-C. A Structural approach to social representations // Representations of the social: Bridging theoretical traditions // Ed. by K. Deaux, G. Philogene. Oxford: Blackwell, 2001; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intcrgroup behavior // The psychology of intergroup relations. Chicago, 1986; Tajfel H. Social Identity and

Проблемы групповых социальных и политических представлений изучаются нами на основе работ5 Ж.К. Абрика и Г. Тэшфела, P.M. Фарра, К.Ф. Китинг, Т. Кендрика, С. Фельдмана, Л. Хадди. Отечественные исследования представлены работами6 Г.М. Андреевой, С.М. Медведевой, Т.П. Емельяновой, A.B. Селезневой, O.A. Молчановой, И.В. Следзевского и др.

К третьей группе относятся исследования, посвященные политико-коммуникативному подходу в анализе образов политического в СМИ. Здесь мы опираемся на работы7 К. Макгроу, У. Квастгофа, Д. Цаллера, Т.В. Евгеньевой, Д.В. Ольшанского. Для решения задач анализа сообщений СМИ

Intergroup Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1982; Fair R.M. Social representations: Their role in the design and executions of laboratory experiments // Social Representations // In R.M. Farr & S. Moscovici (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984; Keating C.F., Randal D. and Kcndrick T. Presidential Physiognomies: Altered Images, Altered Perceptions // Political Psychology, 1999, Vol. 20, № 3; Feldman S. Values, Ideology, and Structure of political Attitudes // Oxford handbook of political psychology, 2003; Huddy L. From social identity to Political identity: a critical Examination of Social Identity theory // Political Psyhology, 2001, Vol. 22.

6 Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания, http://psyfiles.dtn.ru; Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997; Медведева С.М. Проблема политического стереотипа в зарубежной политической психологии. М., 2005; Медведева С.М. Функции стереотипов в массовом сознании. // Массовое сознание и массовая коммуникация. М., 2001; Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества. М., 2006; Молчанова О.А. Формирование картины мира российских школьников в процессе политической социализации // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Селезнева А.В. Психологический аспект формирования политической картины мира у разных поколений россиян // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Следзевский И.В. Мифологема границы: ее происхождение и современные политические проявления // Современная политическая мифология: Содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Следзевский И.В. Эвристические возможности и пределы цивилизационного подхода // Цивилизации, Вып. 4, М., 1997.

' Макгроу К. Политические впечатления: формирование и управление // Хрестоматия по политической психологии // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2007; McGraw К.М. Manipulating public opinion, h В. Norrader & С. Wilcox. Washingtin, DC: CQ Press. 2002; Quasthoff U.M. The uses of stereotype in everyday argument, Vol. 2. 1978; Цаллер Дж. Происхождение и природа общественного мнения. М., 2004; Евгеньева Т.В. Архаическая мифология в современной политической культуре // Полития, 1999, №1; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004; Евгеньева Т.В. Социально-психологические основы формирования политической мифологии // Современная политическая мифология: содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Евгеньева Т.В. Феномен политического сознания в ситуации социокультурного кризиса// «Новая» Россия: социальные и политические мифы. М., 1999; Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001; Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике // Политика: проблемы теории и практики. 1990, Вып. VII, 4.1.

были привлечены работы8 П. Бергера, Т. Лукмана, М. Шапиро, Д. МакДональда, Т. Ван Дейка, Дж. Лакоффа и М. Джонсона.

Цель и задачи исследования

Основной целью диссертационного исследования является выявление содержания и факторов формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ.

Для достижения поставленной цели был выделен ряд взаимосвязанных задач:

• исследование институциональных оснований и политического контекста формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ;

• выявление политико-психологических особенностей формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российском массовом сознании;

• исследование места представлений о парламентской деятельности в общей системе политических представлений;

• выявление роли средств массовой информации в процессе формирования политических представлений, в частности, представлений о парламентской деятельности;

• разработка методики политико-психологического анализа текстов СМИ, освещающих деятельность Государственной Думы ФС РФ;

• выявление характеристик образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 1994-2008 гг.;

* Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995; Лукман Т. Некоторые проблемы современных плюралистических обществ // Социальные процессы на рубеже веков: феноменологическая перспектива. Научные труды. М., 2000; Shapiro M., McDonalt D. Implications of virtual reality for judgments about reality // Journal of communications, Vol. 42, N»4, 1992; DijkT. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London, 1998; DijkT. van. Ideology and Discourse. A Multidisciplinary Introduction. Internet Course for the Oberta de Catalunya (UOC). http://www.discourse-in-socictv.org: Дейк T.A. ван. Язык. Понимание. Коммуникация. Благовещенск, 2000; Дейк Т.А. ван. Расизм и язык. M., 1989; Дейк Т.А. ван, Кинч В. Стратегия изучения связного текста. M., 198S; Lakoff G. The Contemporary Theory of Metaphor // Metaphor and thought. Cambridge, 1993; Лакофф Дж., Джонсон M. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004.

• выделение содержания и факторов формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования в этой связи является образ Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 19942008гг.

Предметом исследования являются политико-психологические факторы, определяющие процесс формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 19942008гг.

Теоретико-методологические основы исследования

Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность теоретических и методологических принципов:

Структурно-функциональный анализ социальных систем, основы которого заложены в работах9 Т. Парсонса, Г. Алмонда, Д. Истона, позволяет рассматривать представления, опосредующие восприятие парламента, как системно-упорядоченный ответ на вызовы со стороны динамично меняющейся политической среды;

Методология изучения группового сознания, разработанная в рамках теории социальной идентичности (Г. Тэшфел, Дж. Тернер, Т.В. Евгеньева, А.Л. Зверев)10. Для настоящего исследования представляются важньми

' Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002; Almond G. The Civic Culture. Princeton (N.Y.): Princeton University Press, 1963; Easton D. System Analysis of Political Life. N.Y.: Wiley, 1965.

10 Tajfel H. Social Identity and Intergroup Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1982; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // The psychology of intergroup relations. Chicago, 1986; Terry D., White K. A Talc of Two Theories: A Critical Comparison of Identity Theory with Social Identity Theory // Social Psychology Quarterly. 1995, Vol. 58, Issue 4; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004; Евгеньева Т.В. Феномен политического сознания в ситуации социокультурного кризиса // «Новая» Россия: социальные и политические мифы. M., 1999; Зверев A.J1. Образ «Другого» в полиэтнических регионах России (на материале исследований в Республике Бурятия) // Чужие» здесь не ходят. Радикальная

положения данной теории, согласно которым, во-первых, групповая принадлежность является продуктом соответствующих представлений, во-вторых, в процессе формирования представлений об окружающем мире индивид неизбежно противопоставляет свою общность какой-то другой. Так появляются термины ингруппа и аутгруппа, обозначающие, соответственно, группу, с которой субъект себя идентифицирует, и группу, на. основе противопоставления которой формируется представление о собственной группе.

Для решения отдельных исследовательских задач были привлечены: теория социальных представлений С. Московичи", которая получила развитие в работах12 P.M. Фарра, Ж.К. Абрика, Т.П. Емельяновой -положения данной теории позволяют объединить представления о конструируемой социальной реальности как форме существования социальных групп и анализ формирования образов в человеческой психике; семиотические методологии (Т. Ван Дейк13); теория метафоры (Дж. Лакофф, М. Джонсон14); теории, выдвигающие положения о формировании картины мира и образов (в том числе образа врага) как ее элементов (Т.В. Евгеньева, И.В. Следзевский, А.И. Щербинин)15, а также социально-психологические

ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004.

" Московичи С. От коллективных представлений - к социальным // Вопросы социологии, 1992, №4; Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психологический журнал, 1995, Т. 16, № 1; Moscovici S. Notes towards a description of social representations // European Journal of Social Psychology. 1988, Vol. 18,№3.

12 Fair R.M. Social representations: Their role in the design and executions of laboratory experiments // Social Representations // In R.M. Farr & S. Moscovici (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984; Abric J.C. A Structural approach to social representations // Representations of the social: Bridging theoretical traditions // Ed. by K. Deaux, G. Philogcnc. Oxford: Blackwell, 2001; Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества. М., 2006.

13 Dijk Т. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London, 1998; Dijk T. van. Ideology and Discourse. A Multidisciplinary Introduction. Internet Course for the Oberta de Catalunya (UOC). -http://www.discourse-in-societv.org: Дейк T.A. ван. Язык. Понимание. Коммуникация. Благовещенск, 2000; Дейк Т.А. ван. Расизм и язык. М., 1989.

м Лакофф Дж., Джонсон М., Метафоры, которыми мы живем. М., 2002.

15 Евгеньева Т.В. Архаическая мифология в современной политической культуре // Политая, 1999, №1; Следзевский И.В. Мифологема границы: ее происхождение и современные политические проявления // Современная политическая мифология: Содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Следзевский И.В. Эвристические возможности и пределы

методы исследования механизмов социальной категоризации и стереотипизации (Д. Цаллер, Г.М. Андреева, С.М. Медведева)16.

Эмпирическая база исследования

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили публикации в центральных российских газетах «Коммерсант», «Известия», «Московский Комсомолец», «Московская правда», «Советская Россия» и «Новая газета» за 1994-2008гг., посвященные описанию деятельности Государственной Думы ФС РФ.

Выборка источников исследования определялась поставленными задачами и спецификой политического дискурса по поводу Государственной Думе. В настоящем исследовании мы сосредоточились на анализе сообщений СМИ, выражающих условно «центристскую» позицию, выступающую основой для конструирования конвенционального образа Государственной Думы в обществе. Анализ сообщений газет «Советская Россия» и «Новая газета» был проведен с целью сопоставить образ Государственной Думы, сформированный в данных СМИ, с образом конвенциональным.

Отказ от включения в выборку сообщений телеэфира диктуется, во-первых, спецификой избранной методологии, не предусматривающей схему анализа визуальных образов и, во-вторых, техническими проблемами, связанными с ограниченными возможностями мониторинга телеэфира с 1994г.

Среди ежедневных газет было выделено две группы: информационно-аналитические издания и издания общего содержания. В первую группу вошли газеты «Известия» и «Коммерсант», вторую группу составили

цивилизационного подхода // Цивилизации, 1997, Вып. 4; Щербинин А.И. Язык политики и политического образования: проблема переводимое™ // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности: материалы Всерос. науч. конф. (27-28 марта 1996 г.), Ч. 3. Томск, 1996.

16 Цаллер Д. Происхождение и природа общественного мнения. М., 2004; Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания. — ЬИрУ/рвуШев.&гшц Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997; Медведева С.М. Проблема политического стереотипа в зарубежной политической психологии. М., 2005; Медведева С.М. Функции стереотипов в массовом сознании // Массовое сознание и массовая коммуникация. М., 2001.

«Московская правда» и «Московский комсомолец». Отдельно были рассмотрены сообщения «Советской России» и «Новой газеты». Периодизация выборки определялась электоральным циклом и регламентом работы Государственной Думы: для каждого созыва нижней палаты российского парламента (исключая созыв 2007г.) было выделено два периода выборки - в начале и в конце срока исполнения полномочий.

Данная периодизация позволяет соотносить изменения в содержании образа Государственной Думы с политическим контекстом деятельности каждого созыва, а также проследить содержание политических ожиданий по отношению к Государственной Думе в начале работы созыва и степень реализации данных ожиданий по истечению срока полномочий палаты. В периоды, указанные в таблице №1 примечаний к исследованию, проводилась сплошная выборка статей рассматриваемых изданий, в которых парламентская проблематика являлась главной или второстепенной темой (в выборку не вошли статьи, в которых Государственная Дума только упоминается).

При выделении временных рамок исследования из рассмотрения сознательно были исключены периоды кампаний по выборам депутатов Государственной Думы. Мы полагаем, что в эти периоды образ нижней палаты российского парламента в СМИ подвергался значительному изменению по сравнению с типичным состоянием, и включение в выборку источников за данные периоды затруднило бы оценку актуального образа Государственной Думы.

Кроме того, были привлечены дополнительные материалы анализа в виде результатов массового опроса и фокус-групп, проведенных фондом «Общественное мнение» в 2006г.

При анализе сообщений СМИ мы исходили из предположения о том, что образ Государственной Думы в СМИ формировался, с одной стороны -под воздействием ожиданий получателей сообщений СМИ, с другой - был обусловлен образом мира продуцентов сообщений СМИ.

Хронологические рамки исследования

При выборе хронологических рамок исследования мы исходили из того, что формирование образа законодательной власти в российских СМИ в его современном виде началось с избрания первого созыва Государственной Думы ФС РФ в 1993г. Период деятельности Верховного совета Российской Федерации не принимался в рассмотрение как по причине институциональных отличий данного органа от современной Государственной Думы, так и по причине специфических свойств восприятия данного института обществом, которые обусловили отличие представлений о Верховном Совете от представлений о Государственной Думе РФ.

Научная новизна диссертационного исследования

Во-первых, автором систематизированы политико-психологические основания формирования образа российской законодательной власти, в частности, Государственной Думы ФС РФ.

Во-вторых, диссертантом выявлены факторы формирования образа российской законодательной власти средствами массовой информации.

В-третьих, автор определил специфические особенности восприятия Государственной Думы ФС РФ в качестве института законодательной власти в сообщениях российских СМИ.

В-четвертых, в работе выявлены основные характеристики образа Государственной Думы ФС РФ в сообщениях российских средств массовой информации в период 1994-2008гг.

Положения, выносимые на защиту

1. Образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ формировался, с одной стороны, под воздействием ожиданий получателей сообщений СМИ, с другой стороны, обусловлен образом мира продуцентов сообщений СМИ;

2. Сформированный в сообщениях СМИ образ Государственной Думы ФС РФ может рассматриваться как репрезентация политических ожиданий в отношении данного института в различные периоды политического развития России;

3. В основе формирования образа Государственной Думы в сообщениях СМИ лежит процесс идентификации, позволяющий определить параметры разделения мира политического на «своих» и «чужих». При этом если на первом этапе деятельности данного института указанные категории четко выделялись, то впоследствии институт в целом наделяется характеристиками, до этого присущими «чужим», по отношению к которым негативные оценки постепенно переходят в нейтрально-безразличные;

4. Феномен персонификации политических институтов и властных отношений, опосредующих их деятельность, оказывает влияние на образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ. При этом, если на первом этапе своей деятельности Государственная Дума воспринимается в качестве самостоятельного (хотя и «второсортного») политического института и наделяется чертами, присущими субъекту, то к сегодняшнему дню данный институт теряет статус властного субъекта, оценивается как объект, управляемый «реальной» властью;

5. Образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ, отражающий в период острых политических столкновений политико-идеологическую направленность СМИ, впоследствии под воздействием трансформации политического дискурса стремится к гомогенности.

Научно-практическая значимость исследования

Положения диссертационной работы могут быть использованы при дальнейших исследованиях проблематики места и роли законодательной власти в российском политическом процессе, а также проблемы формирования образа Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Методологические положения исследования могут быть полезны при изучении особенностей современного политического сознания, российской политической культуры и политической коммуникации.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе, при чтении лекционных курсов по проблемам политической психологии и политической коммуникации.

Апробация основных выводов диссертационного исследования

Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственной политики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Основное содержание и выводы диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора и были представлены в докладах на российских и международных конференциях, в том числе:

6. Международная конференция «Образы государств, наций, лидеров» - Москва - Ярославль, 5-10 июня 2007г.

7. Ежегодная научно-практическая конференция «Перспектива-2007. Актуальные проблемы политической науки» - Москва, ноябрь 2007г.

Структура работы

Рукопись диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируется содержание исследуемой научной проблемы, проводится анализ литературы по избранной теме, определяются предмет и объект исследования, формулируются цель и основные задачи изучения, характеризуются теоретические и методологические основы, раскрываются научная новизна и практическая значимость работы.

Первая глава, «Теоретические и методологические основания изучения факторов формирования образа Государственной Думы Федерального Собрания РФ средствами массовой информации», состоит из пяти параграфов.

В первом параграфе, «Институциональные основания и политический контекст деятельности Государственной Думы, опосредующие формирование образа законодательной власти РФ», дается анализ политического контекста, в котором формируется образ Государственной Думы ФС РФ. В данном параграфе рассматриваются истоки сложившихся в СМИ представлений о нижней палате российского парламента, приводятся данные по фракционному составу Государственной Думы разных созывов, а "также значимые для настоящего исследования нормы избирательного законодательства и деятельности Государственной Думы.

Во втором параграфе, «Политико-психологические основания формирования образа Государственной Думы», исследуются особенности формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российском политическом сознании. Доминирующим фактором политического процесса в России в 1990-х стало разрушение привычного образа мира, потеря конвенциональной системы ценностей и политических ориентации значительной частью общества и элиты. В ситуации кризиса идентичности определяющую роль в восприятии власти и политических институтов

начинают играть глубинные элементы картины мира, основополагающие смыслы политической культуры. К таким детерминирующим политическое поле феноменам в российской практике традиционно относятся феномены политической идентичности и персонификации власти. Другой важнейшей составляющей политического процесса, определяющей формирование образа Государственной Думы, стали политические ожидания, связанные с демократическими преобразованиями. Таким образом, в настоящем исследовании образ нижней палаты парламента рассматривается через анализ важнейших элементов политических представлений: персонификацию властных отношений, политическую идентичность и политические ожидания.

В третьем параграфе, «Государственная Дума в контексте социальных представлений», показано, что индивиды конструируют модель реальности, приводят получаемую в процессе социального познания информацию о мире в некую систему с целью постижения ее смысла. В соответствии с таким подходом, образ законодательной власти является не самостоятельным психическим образованием, а элементом образа мира.

Образ мира конструируется на основе представлений об объектах мира политического как части социального. Представления формируются на групповом уровне, их основой являются стереотипизированные представления о реальности, которые детерминируют значение нового опыта и встраивание его в образ мира. Значения социальных представлений являются общими для значительных социальных групп. Образ законодательной власти определяется различными социальными представлениями о мире политическом и может быть оценен через анализ данных представлений.

Представления об объектах основаны на коммуникации по поводу данных объектов. Определяющее значение для формирования социальных представлений по поводу объектов, выходящих за рамки личного опыта

индивидов, в том числе объектов политической сферы, имеют сообщения СМИ.

В четвертом параграфе, «Место социальных представлений в сообщениях СМИ», исследуется роль средств массовой информации в процессах формирования политических представлений, в частности, представлений о парламентской деятельности.

Средства массовой информации при формулировании сообщения опираются на разделяемые обществом представления о предмете сообщения. Выход за рамки стереотипных представлений затрудняет процесс усвоения информации и, как следствие, снижает популярность и авторитет СМИ. В соответствии с таким подходом, сообщения СМИ воспроизводят имеющиеся групповые представления, и созданный в СМИ образ законодательной власти может рассматриваться как отражение социальных представлений.

В пятом параграфе, «Модель исследования образа Государственной Думы на материале сообщений СМИ», предлагается методика анализа текстов СМИ, освещающих деятельность Государственной Думы ФС РФ.

Модель исследования факторов формирования образа Государственной Думы предполагает системный анализ содержания важнейших политических представлений о данном институте, отраженных в сообщениях СМИ. Для анализа сообщений СМИ применяются политико-психологические методы, направленные на выявление форм презентации представлений по поводу Государственной Думы с помощью различных риторических средств, а также методы определения метафорического значения языковых репрезентаций.

В текстах СМИ выделяются языковые репрезентации представлений о политической идентичности, персонификации властных отношений и политических ожиданиях. Затем с помощью теории речевых стратегий Т. Ван Дейка реконструируется позиция продуцента сообщения. На следующем уровне анализа проводится оценка центральных тем политического дискурса по поводу Государственной Думы, что позволяет анализировать содержание отдельных сообщений во взаимосвязи с макроструктурами дискурса и

придает системное качество выводам относительно смыслов сообщений СМИ. Метафорический смысл языковых репрезентаций относительно Государственной Думы анализируется с помощью положений' теории метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона.

Вторая глава диссертационного исследования, «Образ Государственной Думы Федерального собрания РФ в средствах массовой информации: анализ сообщений СМИ 1994-2008гг.», посвящена эмпирическому изучению факторов формирования и основных характеристик образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 1994-2008 гг. В ней излагаются результаты анализа сообщений СМИ.

В первом параграфе, «Формирование образа Государственной Думы ФС РФ через феномен политической идентичности», выявляется характер влияния на образ Государственной Думы политической идентичности как продуцентов, так и получателей сообщений СМИ, и определяются центральные темы политического дискурса относительно деятельности нижней палаты парламента.

В выборке 1994г. основные темы в освещении деятельности Государственной Думы можно определить как «неорганизованность в работе» и «противостояние между фракциями нижней палаты парламента». Наличие в политическом дискурсе данных тем и преимущественно негативный характер их освещения в СМИ предопределили восприятие образа Государственной Думы в данный период и сыграли важную роль в реализации отношений политической идентичности.

Сообщения СМИ формируют представление о деятельности Государственной Думы первого созыва как о противостоянии «либералов» (в данную группу включаются фракции «Выбор России», ПРЕС, «Яблоко») и «левопопулистского крыла» в составе ЛДПР, КПРФ и АПР. Таким образом, происходит категоризация состава нижней палаты парламента, выделяются основные политические группы.

С помощью автосхемы группы Ван Дейка анализируется представление об основных стратегиях деятельности и целях выделенных групп. Так, независимо от содержания и объекта, деятельность «левопопулистского крыла» Думы имеет негативную оценку в изученных источниках (за исключением газеты «Советская Россия»), Основными характеристиками, приписываемыми ему, являются: противостояние процессу реформ, популизм, неорганизованность, стремление парализовать работу Думы. Деятельность группы «либералов», напротив, оценивается СМИ (за исключением газеты «Советская Россия») в целом положительно, основными приписываемыми ей характеристиками являются стремление к порядку в работе Государственной Думы, поддержка курса реформ, противостояние неконструктивной деятельности оппозиции.

На основании представлений о механизме социального сравнения утверждается, что, в исследованных источниках, ингруппой по отношению к продуценту сообщения в подавляющем большинстве случаев (за исключением сообщений газеты «Советская Россия») выступала группа «либералов» в Государственной Думе, а аутгруппой являлась оппозиция в составе ЛПДР, КПРФ и АПР. Закрепление представлений о «своей» и «чужой» группах наблюдается в выборке 1995г.

Несмотря на активную реализацию стратегии аутгрупповой дискриминации по отношению к думской оппозиции, соотношение позитивных или нейтральных и негативных сообщений СМИ о Государственной Думе ФС РФ созыва 1993г. в целом (в анализируемой выборке) составляет соответственно +82% и -18%. Такое соотношение достигается, в первую очередь, благодаря тому, что СМИ следуют стратегии ингруппового фаворитизма в отношении группы «либералов».

Анализ выборок, посвященных Думе созыва 1995г., позволяет утверждать, что группа «либералов» теряет статус ингруппы для журналистского сообщества. При этом сохраняется и продолжает выполнять свои функции аутгруппа в составе ЛДПР и КПРФ, в отношении ее

реализуется стратегия аутгрупповой дискриминации. Образ Государственной Думы в данный период резко негативизируется, что связано, на наш взгляд, с потерей возможности журналистским сообществом ассоциировать себя с какой-либо группой в Думе и, соответственно, в какой-либо мере определять цели Думы как «свои» цели. Анализ соотношения позитивных или нейтральных и негативных оценок в отношении Государственной Думы созыва 1995г. наглядно иллюстрирует смещение оценок в сторону отрицательных: 55% - негативных оценок, 45% позитивных и нейтральных.

Выборка источников за 1999г. демонстрирует закрепление негативных тенденций в описании деятельности Государственной Думы. Основные свойства образа Думы этого периода определяются как «неконструктивность», «популизм», «неорганизованность». Образ Государственной Думы наделяется свойствами, ранее, в период 1993-1995гг., приписываемыми «левопопулистскому крылу».

Значительные изменения образа парламента в СМИ происходят в выборках 2000, 2003гг. Данные изменения стали определяющими для современного образа Госдумы, их содержание определяется темами управляемости и предсказуемости результатов деятельности нижней палаты парламента.

Анализ выборки источников за 2003, 2004, 2007 и 2008гг. позволяет утверждать, что тема управляемости Государственной Думы стала общим местом в сообщениях СМИ. Данная тема обусловливает еще одну характеристику образа Думы, отмеченную как в выборке 2003г., так и в последующих, вплоть до 2008г. - предсказуемость результатов деятельности нижней палаты российского парламента. Содержание сообщений СМИ создает образ стабильности и предсказуемости работы, при этом заметно снижается количество негативных оценок деятельности Думы.

Наряду с преобладанием позитивных или нейтральных оценок деятельности Государственной Думы, поздние выборки (с 2003 по 2008гг.) отличаются снижением в них количества публикаций. Это свидетельствует о

понижении интереса СМИ к теме законодательного процесса, что может быть обусловлено повышением предсказуемости деятельности и общей стабилизацией работы нижней палаты парламента.

Во втором параграфе, «Формирование образа Государственной Думы ФС РФ через феномен персонификации властных отношений», выявляется характер влияния на образ Государственной Думы тенденций к персонификации властных отношений.

Полученные в ходе исследования результаты позволяют сделать вывод о том, что вплоть до 1999г. в сообщениях СМИ власть, исходящая от Государственной Думы, воспринималась как «второстепенная», «второсортная» по отношению к президентской власти, при этом властные отношения, реализуемые нижней палатой парламента, наделялись некоторыми чертами человеческого характера. Свойства человеческой личности, приписываемые Думе, имели явно негативный характер - это раздражительность, конфликтность, нежелание заниматься своими непосредственными обязанностями, непрофессионализм.

Начиная с выборки 2000г., фиксируются изменения в образе властных отношений, опосредующих образ нижней палаты парламента. В сообщениях СМИ формируется представление о потере Думой самостоятельности, об опосредованное™ ее деятельности внешней волей, которая персонифицирована в изученных выборках в образе В.В. Путина. Данное представление закрепляет образ Думы как власти «ненастоящей», при этом образ Государственной Думы теряет свойство «второй» власти конкурирующей с «первой», президентской. Образ Думы в СМИ в выборках 2000-го и позднейших лет - это образ подчиненного учреждения, исполняющего распоряжения Президента, подвластного его воле. Такое представление, в частности, объясняет отход от практики наделения образа Думы негативными характеристиками человеческой личности: потеряв самостоятельность, образ Думы как бы обезличивается.

В третьем параграфе, «Формирование образа Государственной Думы ФС РФ через феномен политических ожиданий», на материале проведенного исследования сообщений СМИ выявляется влияние политических ожиданий на образ Государственной Думы.

Полученные в ходе исследования результаты позволяют сделать вывод о том, что сообщения СМИ, посвященные деятельности Государственной Думы созыва 1993г., отражают высокий уровень нереализованных позитивных ожиданий, связанных с деятельностью парламента. Сохранение позитивных ожиданий в данный период и количественный анализ соотношения негативных и позитивных или нейтральных оценок деятельности Думы демонстрирует явный перевес позитивных оценок.

Начиная с 1996 и вплоть до 2000г., в выборках фиксируется преобладание негативных оценок деятельности Государственной Думы, этот эффект связан с эскалацией состояния нереализованности политических ожиданий продуцентов и получателей сообщений СМИ.

Существенное изменение в соотношении негативных и позитивных или нейтральных оценок деятельности Государственной Думы в СМИ в пользу последних отмечено при анализе выборки за 2003г. Содержание образа Думы также претерпело значительные изменения. Во многом именно эффект понижения конфликтности дискуссии в Думе и отражение данной тенденции в СМИ способствовали реализации общественных ожиданий и соответствующим позитивным изменениям в образе Государственной Думы в период 2003-2008гт.

В заключении подводятся общие итоги, формулируются основные выводы работы.

В приложение к диссертации включены публикации СМИ, отражающие наиболее характерные тенденции в формировании образа Государственной Думы Федерального собрания РФ, и таблицы, представляющие количественные распределения эмпирического материала, выявленные в ходе исследования.

Автором по тематике диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендуемых ВАК:

1. Чистов И.И. Теоретические подходы к изучению образа политической власти в средствах массовой информации // Вестник Московского университета, сер. 12 (Политические науки), 2008, №3. - 0,6 п.л.

Другие публикации:

2. Чистов И.И. Социальное представление и стереотип как основа образа Государственной Думы РФ в СМИ // ЕхрептепШт-2008:Сборник научных статей философского факультета МГУ/ под ред. Т.В. Евгеньевой, E.H. Мощелкова. М., 2008. - 0,2 п.л.

3. Чистов И.И. Теоретические подходы к изучению образа законодательной власти в СМИ // Образы государств, наций и лидеров / под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008. - 0,5 п.л.

4. Чистов И.И. Формирование образа Государственной Думы РФ первого созыва в СМИ // Аналитик, 2008, №2 (7) // http://politpractice.gospolitika.ru/nomera/p7/II_Chistov_2008_l l.pdf - 0,4 п.л.

Отпечатано в копицентре « CT ПРИНТ » Москва, Ленинские горы, МГУ, 1 Гуманитарный корпус.

www.stprint.ru e-mail: e1obus9393338@vandex.ru тел.: 939-33-38 Тираж 100 экз. Подписано в печать 22.01.2009 г.

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат политических наук , Чистов, Игорь Игоревич, 2009 год

ГЛАВА Т. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИЗУЧЕНИЯ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ СРЕДСТВАМИ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ.

1. Институциональные основания и политический контекст деятельности государственной думы, опосредующие формирование образа законодательной власти

2. Политико-психологические основания формирования образа Государственной Думы.

3. Государственная Дума в контексте социальных представлений.

4. Место социальных представлений в сообщениях СМИ.

5.Модель исследования образа Государственной Думы на материале сообщений СМИ

ВЫВОДЫ.:.

ГЛАВА II. ОБРАЗ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ В СРЕДСТВАХ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ: АНАЛИЗ СООБЩЕНИЙ СМИ 1994-2008 ГГ.

1. Формирование образа государственной думы ФС РФ через феномен политической идентичности.

2. Формирование образа Государственной думы ФСРФ через феномен персонификации властных отношений.

3. Формирование образа Государственной Думы ФСРФ через феномен политических ожиданий.

Введение диссертации по психологии, на тему "Формирование образа законодательной власти РФ в российских СМИ"

Актуальность темы диссертационного исследования

Масштабные институциональные изменения российской политики и государственности последних десятилетий вызвали необходимость их осмысления обществом, выработки неких интерпретационных схем для понимания политического процесса. Сложность построения системы смыслов, организующих новое политическое пространство, усугублялась состоянием социокультурного кризиса, вызванного масштабными политическими, экономическими и социальными преобразованиями. Данное состояние сознания отличается не только потерей целостного образа мира, но и дестабилизацией всей системы политических представлений у значительной части общества.

При этом роль парламентских институтов в процессе трансформации общества многократно возрастает. Именно эти институты, выполняя законодательные функции, становятся центром борьбы различных политических сил за право определять направление и содержание общественной и политической трансформации.

Содержание политического дискурса по поводу направления развития общества, роли и места института парламентаризма в политической системе наиболее явно отражается в сообщениях СМИ. Исследование сложившегося в сообщениях средств массовой информации образа Государственной Думы ФС РФ позволяет проследить динамику оценок данного института в системе представлений массового политического сознания.

Одновременно обусловленность сообщений СМИ культурными стереотипами и психологическими особенностями массового восприятия позволяет выявить актуальные представления о законодательной власти, сложившиеся в обществе.

В контексте становления демократических институтов в современной России, институционализации политической системы и адаптации политической культуры к новым реалиям политического процесса анализ формирования и содержания сложившегося образа Государственной Думы, как определяющего фактора парламентской культуры и политического процесса в целом, представляется особенно важным.

Исследовательская проблема заключается в выявлении особенностей образа Государственной Думы ФС РФ в сообщениях средств массовой информации.

Степень научной разработанности проблемы

Исследования, проанализированные в ходе работы над диссертацией, можно разделить на несколько значимых групп.

Во-первых, это работы, посвященные особенностям функционирования законодательной власти в России и институциональным основам российского парламентаризма. К данной группе относятся работы1 А. Бирча, И.К. Кирьянова, Н.И. Бирюкова и В.М. Сергеева, Г.В. Голосова, О.В. Гаман

1 Birch A. Representation. London, 1971; Кирьянов И.К., Лукьянов М.Н. Парламент самодержавной России: Государственная Дума и ее депутаты, 1906-1907. Пермь, 1995; Сергеев В.М. Демократия как переговорный процесс. М., 1999; Сергеев В.М., Беляев A.B., Бирюков Н.И., Гусев Л.Ю. Становление парламентских партий в России (Государственная дума в 1994 - 1997 годах) // Полис, 1999, №1; Сергеев В.М. Итоги выборов и эволюция российского политического сознания // Полис, 2004, №1; Бирюков Н.И., Сергеев В.М. Становление институтов представительной власти в современной России. М., 2005; Голосов Г.В. Форматы партийных систем в новых демократиях: институциональные факторы неустойчивости и фрагментации // Полис, 1998, № 1; Голосов Г.В. Сфабрикованное большинство: конверсия голосов в места на думских выборах 2003г. // Полис, 2005, №1; Гаман-Голутвина О.В. Исторический путь российского парламентаризма // Свободная мысль, 2006, №11-12; Гаман-Голутвина О.В. Изменение институциональных составляющих политического процесса во «второй путинской республики» // Психологические аспекты политического процесса во второй путинской республике». М., 2006; Гаман-Голутвина О.В. Особенности формирования депутатского корпуса ГД ФС РФ // «Государственная служба», 2006, №5; Гельман В.Я. Второй электоральный цикл и трансформация политического режима в России. // Второй электоральный цикл в России (1999-2000гг.), М., 2002; Гельман В.Я., Елезаров В.П. «Учредительные выборы» в контексте российской трансформации // Первый электоральный цикл в России (1993-1996). М., 2000; Гельман В.Я. Создавая правила игры: российское избирательное законодательство переходного периода // Полис, 1997, №4; Евзеров Р.Я. Дееспособность нынешнего российского парламента // Полис, 1995, № 1; Евзеров Р.Я. Парламентаризм и разделение властей в современной России // Общественные науки и современность, 1999, № 1; Шейнис В.Л. Российский парламент: десять лет трудного пути // Парламентаризм и многопартийность в современной России: К десятилетию двух исторических дат. М., 2000; Шейнис В.Л. Современный парламентаризм: этапы эволюции // Полития, 2000-2001, № 4.

Голутвиной, В.Я. Гельмана, Р.Я. Евзерова, B.JI. Шейниса. Вопросы становления и развития института парламентаризма также рассматриваются в монографиях2 В.Д. Горобца, И.Д. Гранкина, Д.А. Керимова.

Вторая группа представлена исследованиями политико-психологических оснований изучения образа власти. В данной группе значимыми для нас являются работы Е.Б. Шестопал, Л.А. Пресняковой, C.B. Нестеровой, Т.Н. Пищевой, JI.A. Фадеевой, М. Джаст, Э. Криглер, М. Дж. Херманн.

Политико-психологические основания формирования образов политического раскрываются в работах4 Е.В. Егоровой-Гантман, Л.Я. Гозмана, И.Ю. Киселева, А.Г. Смирновой, А.И. Юрьева, С.Д. Брауна, К.В. Барр, М.С. Пансера.

2 Горобец В.Д. Парламент Российской Федерации. М., 1998; Гранкин И.Д. Парламент России, М., 1999; Керимов А.Д. Народная воля и парламент // Право и гражданское общество в современной России. М., 2003; Керимов А.Д. Государствоведение: актуальные проблемы теории. М., 2003.

3 Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2007; Шестопал Е.Б. Восприятие образов власти: политико-психологический анализ // Полис, 1995, №4; Шестопал Е.Б. Очерки политической психологии. М.-, 1991; Преснякова Л.А. Структура личностного восприятия политической власти // Полис, 2000, №4; Преснякова JI.A. Влияние авторитарного синдрома на индивидуальное восприятие политической власти в России (1990-е годы). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук; Нестерова С.В., Сибирко В.Г. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян // Полис, 1997, №6; Нестерова C.B. Вербальные и визуальные образы власти // Образы власти в постсоветской России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004; Пищева Т.Н. Барьеры в процессе восприятия образов российских политиков // Образы власти в постсоветской России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004; Фадеева Л.А. Категория политической культуры в инструментарии отечественной политологии // Принципы и практика политических исследований. Сборник материалов конференций и мероприятий, проведенных РАПН в 2001г. М., 2002; Фадеева Л.А. Политическая культура. Пермь, 2000; Джаст М., Криглер Э. Создание образа лидерства: на примерах Клинтона и Уотергейта // Политическая психология. Хрестоматия. М., 2002; Hermann M.G. Assesing personality at distance: A portrait of Ronald Reagan. Mershon Center Quarterly Report, 7(6). Columbus: Mershon Center of the Ohio State University, 1983.

4 Егорова-Гантман E.B., Плешаков К.В. Политическая реклама. М., 2002; Егорова-Гантман Е.В. и др. Восприятие власти. Поиск явных образов // Власть, 1994, №1; Гозман Л.Я. Психология в политике - от объяснения к воздействию // Вопросы психологии, 1992, №1; Гозман Л.Я, Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996; Киселев' И.Ю. Образ государства и принятие решений в межнациональных отношениях: Учеб. пособие. СПб., 2004; Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Восприятие угрозы в международных отношениях как процесс социального познания // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Юрьев А.И. Выборы глазами политического психолога // Власть, 1996, №4; Brown S.D., Lambert R.D., Kay B.J & Cutis J. E. The eye of beholder: Leader images in Canada. Canadian journal of political science, 1998, 21; Pancer, Mark S, Brown, Steven D., Barr, Cathy Widdis. Forming Impressions of political leaders: a cross-national comparison // Political Psihology, 1999, Vol. 20, №2.

5 Abric J.-C. A Structural approach to social representations // Representations of the social: Bridging theoretical traditions // Ed. by K. Deaux, G. Philogene. Oxford: Blackwell, 2001; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // The psychology of intergroup relations. Chicago, 1986; Tajfel H. Social Identity and

Проблемы групповых социальных и политических представлений изучаются нами на основе работ5 Ж.К. Абрика и Г. Тэшфела, P.M. Фарра, К.Ф. Китинг, Т. Кендрика, С. Фельдмана, JI. Хадди. Отечественные исследования представлены работами6 Г.М. Андреевой, С.М. Медведевой, Т.П. Емельяновой, A.B. Селезневой, O.A. Молчановой, И.В. Следзевского и др.

К третьей группе относятся исследования, посвященные политико-коммуникативному подходу в анализе образов политического в СМИ. Здесь мы опираемся на работы К. Макгроу, У. Квастгофа, Д. Цаллера, Т.В. Евгеньевой, Д.В. Ольшанского. Для решения задач анализа сообщений СМИ о были привлечены работы П. Бергера, Т. Лукмана, М. Шапиро, Д. МакДональда, Т. Ван Дейка, Дж. Лакоффа и М. Джонсона.

Intergroup Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1982; Fan R.M. Social representations: Their role in the design and executions of laboratory experiments // Social Representations // In R.M. Farr & S. Moscovici (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984; Keating C.F., Randal D. and Kendnck T. Presidential Physiognomies: Altered Images, Altered Perceptions // Political Psychology, 1999, Vol. 20, № 3; Feldman S. Values, Ideology, and Structure of political Attitudes // Oxford handbook of political psychology, 2003; Huddy L. From social identity to Political identity: a critical Examination of Social Identity theory // Political Psyhology, 2001, Vol. 22.

6 Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания, http://psyfiles.dtn.ru; Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997; Медведева С.М. Проблема политического стереотипа в зарубежной политической психологии. М., 2005; Медведева С.М. Функции стереотипов в массовом сознании. // Массовое сознание и массовая коммуникация. M., 2001; Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества. M., 2006; Молчанова О.А. Формирование картины мира российских школьников в процессе политической социализации // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Селезнева А.В. Психологический аспект формирования политической картины мира у разных поколений россиян // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008; Следзевский И.В. Мифологема границы: ее происхождение и современные политические проявления // Современная политическая мифология: Содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Следзевский И.В. Эвристические возможности и пределы цивилизационного подхода // Цивилизации, Вып. 4, М., 1997.

7 Макгроу К. Политические впечатления: формирование и управление // Хрестоматия по политической психологии // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2007; McGraw К.М. Manipulating public opinion. In В. Normder & С. Wilcox. Washingtin, DC: CQ Press. 2002; Quasthoff U.M. The uses of stereotype in everyday argument, Vol. 2. 1978; Цаллер Дж. Происхождение и природа общественного мнения. М., 2004; Евгеньева T.B. Архаическая мифология в современной политической культуре // Политая, 1999, №1; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004; Евгеньева Т.В. Социально-психологические основы формирования политической мифологии // Современная политическая мифология: содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Евгеньева Т.В. Феномен политического сознания в ситуации социокультурного кризиса // «Новая» Россия: социальные и политические мифы. М., 1999; Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001; Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике // Политика: проблемы теории и практики. 1990, Вып. VII, 4.1.

8 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995; Лукман Т. Некоторые проблемы современных плюралистических обществ // Социальные процессы на рубеже веков: феноменологическая перспектива. Научные труды. М., 2000; Shapiro М., McDonalt D. Implications of virtual reality for judgments

Цель и задачи исследования

Основной целью диссертационного исследования является выявление содержания и факторов формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ.

Для достижения поставленной цели был выделен ряд взаимосвязанных задач:

• исследование институциональных оснований и политического контекста формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ;

• выявление политико-психологических особенностей формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российском массовом сознании;

• исследование места представлений о парламентской деятельности в общей системе политических представлений;

• выявление роли средств массовой информации в процессе формирования политических представлений, в частности, представлений о парламентской деятельности;

• разработка методики политико-психологического анализа текстов СМИ, освещающих деятельность Государственной Думы ФС РФ;

• выявление характеристик образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 1994-2008 гг.;

• выделение содержания и факторов формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских СМИ. about reality // Journal of communications, Vol. 42, №4, 1992; DijkT. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London, 1998; DijkT. van. Ideology and Discourse. A Multidisciplinary Introduction. Internet Course, for the Oberta de Catalunya (UOC) // http://www.discourse-in-societv.ore:; Дейк T.A. ван. Язык. Понимание. Коммуникация. Благовещенск, 2000; Дейк Т.А. ван. Расизм и язык. М., 1989; Дейк Т.А. ван, Кинч В. Стратегия изучения связного текста. М., 1988; Lakoff G. The Contemporary Theory of Metaphor // Metaphor and thought. Cambridge, 1993; Лакофф Дж., Джонсон M. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования в этой связи является образ Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 19942008гг.

Предметом исследования являются политико-психологические факторы, определяющие процесс формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 19942008гг.

Теоретико-методологические основы исследования

Теоретико-методологическую основу исследования составляет совокупность теоретических и методологических принципов:

Структурно-функциональный анализ социальных систем, основы которого заложены в работах9 Т. Парсонса, Г. Алмонда, Д. Истона, позволяет рассматривать представления, опосредующие восприятие парламента, как системно-упорядоченный ответ на вызовы со стороны динамично меняющейся политической среды;

Методология изучения группового сознания, разработанная в рамках теории социальной идентичности (Г. Тэшфел, Дж. Тернер, Т.В. Евгеньева, А.Л. Зверев)10. Для настоящего исследования представляются важными положения данной теории, согласно которым, во-первых, групповая принадлежность является продуктом соответствующих представлений, во

9 Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002; Almond G. The Civic Culture, Princeton (N.Y.): Princeton University Press, 1963; EastonD. System Analysis of Political Life. N.Y.: Wiley, 1965.

10 Tajfel H. Social Identity and Intergroup Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1982; Tajfel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // The psychology of intergroup relations. Chicago, 1986; Terry D., White K. A Tale of Two Theories: A Critical Comparison of Identity Theory with Social Identity Theory // Social Psychology Quarterly. 1995, Vol. 58, Issue 4; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004; Евгеньева Т.В. Феномен политического сознания в ситуации социокультурного кризиса // «Новая» Россия: социальные и политические мифы. М., 1999; Зверев А.Л. Образ «Другого» в полиэтнических регионах России (на материале исследований в Республике Бурятия) // Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004. вторых, в процессе формирования представлений об окружающем мире индивид неизбежно противопоставляет свою общность какой-то другой. Так появляются термины ингруппа и аутгруппа, обозначающие, соответственно, группу, с которой субъект себя идентифицирует, и группу, на основе противопоставления которой формируется представление о собственной группе.

Для решения отдельных исследовательских задач были привлечены: теория социальных представлений С. Московичи11, которая получила развитие в работах12 P.M. Фарра, Ж.К. Абрика, Т.П. Емельяновой -положения данной теории позволяют объединить представления о конструируемой социальной реальности как форме существования социальных групп и анализ формирования образов в человеческой психике;

11 семиотические методологии (Т. Ван Дейк"); теория метафоры (Дж. Лакофф, М. Джонсон14); теории, выдвигающие положения о формировании картины мира и образов (в том числе образа врага) как ее элементов (Т.В. Евгеньева, И.В. Следзевский, А.И. Щербинин)15, а также социально-психологические

11 Московичи С. От коллективных представлений - к социальным // Вопросы социологии, 1992, №4; Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психологический журнал, 1995, Т. 16, № 1 ; Moscovici S. Notes towards a description of social representations // European Journal of Social Psychology.

1988, Vol. 18, №3.

12 Fan R.M. Social representations: Their role in the design and executions of laboratory experiments // Social Representations // In R.M. Farr & S. Moscovici (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984; Abric J.C. A Structural approach to social representations // Representations of the social: Bridging theoretical traditions // Ed. by K. Deaux, G. Philogene. Oxford: Blackwell, 2001; Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества. М., 2006.

13 DijkT. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London, 1998; DijkT. van. Ideology and Discourse. A Multidisciplinary Introduction. Internet Course for the Oberta de Catalunya (UOC) // http://www.discourses.org: Дейк T.A. ван. Язык. Понимание. Коммуникация. Благовещенск, 2000; Дейк Т.А. ван. Расизм и язык. М.,

14 Лакофф Дж., Джонсон М., Метафоры, которыми мы живем. М., 2002.

15 Евгеньева Т.В. Архаическая мифология в современной политической культуре // Политая, 1999, №1; Следзевский И.В. Мифологема границы: ее происхождение и современные политические проявления // Современная политическая мифология: Содержание и механизмы функционирования. М., 1996; Следзевский И.В. Эвристические возможности и пределы цивилизационного подхода // Цивилизации, 1997, Вып. 4; Щербинин А.И. Язык политики и политического образования: проблема переводимости // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности: материалы Всерос. науч. конф. (27-28 марта 1996 г.), Ч. 3. Томск, 1996. методы исследования механизмов социальной категоризации и стереотипизации (Д. Цаллер, Г.М. Андреева, С.М. Медведева)16.

Эмпирическая база исследования

Эмпирической базой диссертационного исследования послужили публикации в центральных российских газетах «Коммерсант», «Известия», «Московский Комсомолец», «Московская правда», «Советская Россия» и «Новая газета» за 1994-2008гг., посвященные описанию деятельности Государственной Думы ФС РФ.

Выборка источников исследования определялась поставленными задачами и спецификой политического дискурса по поводу Государственной Думы. В настоящем исследовании мы сосредоточились на анализе сообщений СМИ, выражающих условно «центристскую» позицию, выступающую основой для конструирования конвенционального образа Государственной Думы в обществе. Анализ сообщений газет «Советская Россия» и «Новая газета» был проведен с целью сопоставить образ Государственной Думы, сформированный в данных СМИ, с образом конвенциональным.

Отказ от включения в выборку сообщений телеэфира диктуется, во-первых, спецификой избранной методологии, не предусматривающей схему анализа визуальных образов и, во-вторых, техническими проблемами, связанными с ограниченными возможностями мониторинга телеэфира с 1994г.

Среди ежедневных газет было выделено две группы: информационно-аналитические издания и издания общего содержания. В первую группу вошли газеты «Известия» и «Коммерсант», вторую группу составили

16 Цаллер Д. Происхождение и природа общественного мнения. М., 2004; Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания // http://psyfiles.dtn.ru; Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997; Медведева С.М. Проблема политического стереотипа в зарубежной политической психологии. М., 2005; Медведева С.М. Функции стереотипов в массовом сознании // Массовое сознание и массовая коммуникация. М., 2001.

Московская правда» и «Московский комсомолец». Отдельно были рассмотрены сообщения «Советской России» и «Новой газеты». Периодизация выборки определялась электоральным циклом и регламентом работы Государственной Думы: для каждого созыва нижней палаты российского парламента (исключая созыв 2007г.) было выделено два периода выборки - в начале и в конце срока исполнения полномочий.

Данная периодизация позволяет соотносить изменения в содержании образа Государственной Думы с политическим контекстом деятельности каждого созыва, а также проследить содержание политических ожиданий по отношению к Государственной Думе в начале работы созыва и степень реализации данных ожиданий по истечении срока полномочий палаты.

В избранные периоды проводилась сплошная выборка статей рассматриваемых изданий, в которых парламентская проблематика являлась главной или второстепенной темой (в выборку не вошли статьи, в которых Государственная Дума только упоминается).

При выделении временных рамок исследования из рассмотрения сознательно были исключены периоды кампаний по выборам депутатов Государственной Думы. Мы полагаем, что в эти периоды образ нижней палаты российского парламента в СМИ подвергался значительному изменению по сравнению с типичным состоянием, и включение в выборку источников за данные периоды затруднило бы оценку актуального образа Государственной Думы.

Кроме того, были привлечены дополнительные материалы анализа в виде результатов массового опроса и фокус-групп, проведенных фондом «Общественное мнение» в 2006г.

При анализе сообщений СМИ мы исходили из предположения о том, что образ Государственной Думы в СМИ формировался, с одной стороны

17 См. приложение 1. под воздействием ожиданий получателей сообщений СМИ, с другой - был обусловлен образом мира продуцентов сообщений СМИ.

Хронологические рамки исследования

При выборе хронологических рамок исследования мы исходили из того, что формирование образа законодательной власти в российских СМИ в его современном виде началось с избрания первого созыва Государственной Думы ФС РФ в 1993г. Период деятельности Верховного совета Российской Федерации не принимался в рассмотрение как по причине институциональных отличий данного органа от современной Государственной Думы, так и по причине специфических свойств восприятия данного института обществом, которые обусловили отличие представлений о Верховном Совете от представлений о Государственной Думе РФ.

Научная новизна диссертационного исследования

Во-первых, автором систематизированы политико-психологические основания формирования образа российской законодательной власти, в частности, Государственной Думы ФС РФ.

Во-вторых, диссертантом выявлены факторы формирования образа российской законодательной власти средствами массовой информации.

В-третьих, автор определил специфические особенности восприятия Государственной Думы ФС РФ в качестве института законодательной власти в сообщениях российских СМИ.

В-четвертых, в работе выявлены основные характеристики образа Государственной Думы ФС РФ в сообщениях российских средств массовой информации в период 1994-2008гг.

Положения, выносимые на защиту

• Образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ формировался, с одной стороны, под воздействием ожиданий получателей сообщений СМИ, с другой стороны, обусловлен образом мира продуцентов сообщений СМИ;

• Сформированный в сообщениях СМИ образ Государственной Думы ФС РФ может рассматриваться как репрезентация политических ожиданий в отношении данного института в различные периоды политического развития России;

• В основе формирования образа Государственной Думы в сообщениях СМИ лежит процесс идентификации, позволяющий определить параметры разделения мира политического на «своих» и «чужих». При этом если на первом этапе деятельности данного института указанные категории четко выделялись, то впоследствии институт в целом наделяется характеристиками, до этого присущими «чужим», по отношению к которым негативные оценки постепенно переходят в нейтрально-безразличные;

• Феномен персонификации политических институтов и властных отношений, опосредующих их деятельность, оказывает влияние на образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ. При этом, если на первом этапе своей деятельности Государственная Дума воспринимается в качестве самостоятельного (хотя и «второсортного») политического института и наделяется чертами, присущими субъекту, то к сегодняшнему дню данный институт теряет статус властного субъекта, оценивается как объект, управляемый «реальной» властью;

• Образ Государственной Думы ФС РФ в сообщениях СМИ, отражающий в период острых политических столкновений политико-идеологическую направленность СМИ, впоследствии под воздействием трансформации политического дискурса стремится к гомогенности.

Научно-практическая значимость исследования

Положения диссертационной работы могут быть использованы при дальнейших исследованиях проблематики места и роли законодательной власти в российском политическом процессе, а также проблемы формирования образа Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Методологические положения исследования могут быть полезны при изучении особенностей современного политического сознания, российской политической культуры и политической коммуникации.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе, при чтении лекционных курсов по проблемам политической психологии и политической коммуникации.

Апробация основных выводов диссертационного исследования

Диссертация обсуждена на заседании кафедры государственной политики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Основное содержание и выводы диссертационного исследования нашли отражение в публикациях автора и были представлены в докладах на российских и международных конференциях, в том числе:

• Международная конференция «Образы государств, наций, лидеров» - Москва - Ярославль, 5-10 июня 2007г.

• Ежегодная научно-практическая конференция «Перспектива-2007. Актуальные проблемы политической науки» - Москва, ноябрь 2007г.

Структура диссертационного исследования обусловлена поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, двух глав (разделенных на параграфы), заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

Проанализировав динамику образа Государственной Думы в выборках сообщений центральных российских газет за период 1994-2008 годов мы можем сделать следующие выводы по поводу содержания и факторов формирования данного образа.

Значительную роль в- формировании образа Государственной Думы играли феномены персонификации власти. В начальный период работы нижней палаты парламента ее образ определялся межфракционным противостоянием. Притом, образы субъектов данного противостояния имели

167 Кертман Г.Л. Статус партий в российской политической культуре // Политическая психология, культура и коммуникация. М., 2008. С. 165. выраженную эмоциональную и ценностную составляющую, что определяло оценки парламентского процесса в СМИ.

Следует отметить, выраженную поддержку проправительственным, либеральным (ВР, ПРЕСС) фракциям Думы созыва 1993 года, оказанную большинством исследованных средств массовой информации. Мы считаем, что данный эффект связан с политической идентичностью, разделяемой журналистским сообществом в данный период. Данная идентичность предполагала поддержку экономических реформ и курса на демократические преобразования в обществе. В этом контексте цели проправительственных фракций разделялись журналистским сообществом, воспринимались как «свои», и деятельность данных фракцией соответствующим, позитивным, образом освещалась в СМИ.

Анализируя освещение парламентского процесса в рамках теории социальной идентичности, мы определили, что либеральные фракции имели статус ингруппы для продуцентов сообщений большинства изученных СМИ. Исключение составляют лишь сообщения газеты «Советская Россия», в которых статус ингруппы имеют представители фракций КПРФ и АПР Думы, что связано на наш взгляд с политико-идеологической позицией данной газеты.

С другой стороны, в сообщениях СМИ из основной выборки было сформировано представление о другой, «чужой» группе в нижней палате парламента, на которую возлагалась ответственность за неорганизованность и частичную недееспособность Думы созыва 1993 года. Данная группа, получившая в сообщениях газет определение «левопопулистского крыла» Думы, была категоризирована как угроза ценностям ингруппы: экономическим реформам и демократическим преобразованиям в обществе.

В рамках теории социальной идентичности «левопопулистское крыло» было определено как аутгруппа, в сообщениях СМИ. В состав аутгруппы большинством СМИ включались фракции ЛДПР, КПРФ и АПР. Артикуляция в сообщениях СМИ угрозы, исходящей от аутгруппы, придала

108 последней черты образа врага, что дало дополнительные основания для эскалации аутгрупповой дискриминации в ее отношении, выделения и презентации ее негативных отличий от ингруппы.

В сообщениях газеты «Советская Россия», в отличие от остальных изученных СМИ, статус аутгруппы приобретают проправительственные фракции в Думе. В сообщениях данной газеты формируются представления об исходящей от либеральных фракций Думы угрозе, формулируются представления об их негативных отличиях от ингруппы представленной КПРФ и АПР.

Однако, несмотря на" активное использование в сообщениях СМИ механизма аутгруппвой дискриминации, в целом в сообщениях СМИ в данный период преобладают нейтральные и позитивные оценки деятельности Думы. Это связано на наш взгляд с тем, что в период работы Думы созыва 1993 года и средства массовой информации, разделяющие цели либеральных фракций и журналисты газеты «Советская Россия», поддерживающие левые фракции, могли найти в нижней палате парламента «своих». Могли ассоциировать себя с определенной группой в нижней палате парламента. Такая ситуация способствовала сохранению высоких позитивных ожиданий, относительно Думы в данный период.

Результаты анализ образа Государственной созыва 1993 года в СМИ, иллюстрируют стремление образа Государственной Думы в СМИ к гомогенности, независимо от политико-идеологических предпочтений продуцентов сообщений.

Анализ выборок, посвященных Думе созыва 1995 года, позволяет утверждать, что группа «либералов» теряет статус ингруппы для журналистского сообщества. При этом сохраняется и продолжает выполнять свои функции аутгруппа в составе ЛДПР и КПРФ, в отношении ее реализуется стратегия аутгрупповой дискриминации. Образ Думы в данный период резко негативизируется, что связано, на наш взгляд, с потерей возможности большинством журналистского сообщества ассоциировать себя

109 с какой-либо фракцией в Думе и, соответственно, в какой-либо мере определять цели Думы как «свои».

Несмотря на то, что в сообщениях газеты «Советская Россия» в данный период свои функции продолжает выполнять ингруппа, представленная фракцией КПРФ, в целом по выборке анализ количественных распределений позитивных или нейтральных и негативных оценок деятельности Думы, свидетельствует о превалировании последних.

В период 1994-1999 годов выделено несколько определяющих для восприятия образа Государственной Думы тем политического дискурса: темы неорганизованности работы, криминализации состава и противостояния между фракциями парламента. Сообщения СМИ о деятельности нижней палаты парламента во многом были опосредованы данными темами. Можно сказать, что многие действия депутатов и парламента в целом в контексте тем криминализации парламента рассматривались исходя из презумпции вины парламентариев. Тема неорганизованности в работе и противостояния между фракциями в свою очередь создавала почву для реализации в сообщениях СМИ механизмов аутгрупповой дискриминации.

Значительные изменения образа парламента в СМИ происходят в выборках 2000, 2003 годов. Данные изменения стали определяющими для современного образа Госдумы, содержание их определяется темами управляемости и предсказуемости результатов деятельности парламента.

Тема управляемости парламента тесно связана с феноменами персонификации власти опосредующими деятельность Думы. Мы пришли к выводу, что вплоть до 1999 года в сообщениях СМИ власть, исходящая от Государственной Думы, воспринималась как «второстепенная», «второсортная» по отношению к президентской власти, при этом властные отношения, отправляемые парламентом, наделялись некоторыми чертами человеческого характера. Свойства человеческой личности, приписываемые Думе, имели явно негативный характер - это раздражительность,

110 конфликтность, нежелание заниматься своими непосредственными обязанностями, непрофессионализм.

Начиная с выборки 2000 года, мы фиксируем изменения в образе властных отношений, опосредующих образ парламента. В сообщениях СМИ формируется представление о потере Думой самостоятельности, об опосредованности деятельности парламента внешней волей. С нашей точки зрения, данная воля персонифицирована в изученных источниках в образе В.В. Путина. Данное представление закрепляет образ Думы как власти «ненастоящей», при этом образ парламента теряет свойство «второй» власти, конкурирующей с «первой», президентской. Образ Думы в СМИ в выборках 2000-го и позднейших лет - это образ подчиненного учреждения, исполняющего распоряжения Президента, подвластного его воле. Такое представление, в частности, объясняет отход от практики наделения образа Думы негативными характеристика человеческой личности - потеряв признаки самостоятельности, образ Думы как бы обезличивается, теряет черты человеческой личности.

Представление об управляемости Думы обуславливает тему предсказуемости результатов ее деятельности. С нашей точки зрения, именно последняя тема во многом повлияла на позитивные изменения образа парламента в выборках 2003-2008 гг. Тема предсказуемости результатов деятельности парламента во многом обусловлена снижением остроты парламентской дискуссии, неопределенности и неорганизованности деятельности парламента. Снижение остроты межфракционного противостояния в силу доминирования в парламенте фракции «Единая Россия» привело, с одной стороны, к снижению интереса СМИ к парламентской деятельности, с другой - обусловило переход в оценках деятельности Государственной Думы от негативных к нейтральным и позитивным, что зафиксировано как в количественном распределении положительных или нейтральных и негативных оценок, так и в качественном содержании сообщений СМИ.

Заключение

Целью настоящего исследования являлось выявление содержания и факторов формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российских средствах массовой информации в период 1994-2008 годов.

В диссертационной работе мы проанализировали существующую в современной гуманитарной науке в целом и политической психологии в частности литературу по проблемам исследования образа законодательной власти, формирования политических представлений, взаимовлияния сообщений СМИ и стереотипов массового политического сознания, а также по проблемам анализа текстов СМИ и политическому контексту деятельности Государственной Думы ФС РФ.

В рамках решения задачи по исследованию институциональных оснований и политического контекста формирования образа Государственной Думы в российских СМИ мы провели анализ фракционного состава и особенностей деятельности каждого из созывов Государственной Думы, а также проанализировали основные законодательные нормы, определяющие порядок избрания и работы депутатов.

Анализ политического контекста и институциональных основ деятельности Государственной Думы позволили нам выделить основные политические события, оказавшие влияние на формирование образа Государственной Думы. С точки зрения политического контекста, определяющим фактором формирования образа Государственной Думы на всех этапах ее работы был уровень фракционного разнообразия в нижней палате парламента. Количество фракций и распределение влияния между ними определяло развитие феноменов политической идентичности и персонификации власти, опосредующих образ Думы в сообщениях СМИ, а также определяло характер и динамику политических ожиданий, связанных с Государственной Думой.

Современный образ Государственной Думы сформировался под влиянием снижения фракционного разнообразия и формирования в нижней палате устойчивого центристского большинства, к которому фактически перешел контроль над законодательной деятельностью. На закрепление тенденции к фактическому доминированию в Государственной Думе одной политической силы оказали влияние результаты парламентских выборов 2003, 2007 годов, по результатам которых фракция «Единая Россия» получила в Государственной Думе устойчивое конституционное большинство.

В рамках решения задачи исследования политико-психологических особенностей формирования образа Государственной Думы ФС РФ в российском массовом сознании, мы пришли к выводу, о том, что доминирующим фактором политического процесса в России в 1990-х стало разрушение привычного образа мира, разрушение системы политических представлений общества. В ситуации социокультурного кризиса доминировать в восприятии власти стали глубинные элементы картины мира, основополагающие смыслы политической культуры. Мы пришли к выводу, что в российской специфике к таким детерминирующим политическое поле факторам относятся феномены политической идентичности и персонификации власти. Кроме того, образ Государственной Думы опосредован политическими ожиданиями, связанными с работой данного института.

При решении задачи определения места представлений о парламентской деятельности в общей системе политических представлений мы пришли к выводу о том, что образ нижней палаты парламента является не самостоятельным психическим образованием, а элементом образа мира.

Затем мы теоретически обосновали положение о том, что образ Государственной Думы определяется различными социальными представлениями по поводу мира политического и может быть оценен через анализ данных представлений. Далее, ориентируясь на представление о том, что определяющую роль в определении значения социальных представлений играет коммуникация, а для объектов социальных представлений, выходящих за рамки личного опыта, в том числе объектов политической сферы — массовая коммуникация, мы сформулировали положение о том, что на формирование представлений о Государственной Думе определяющее влияние оказывают сообщения СМИ.

В процессе решения задачи по выявлению роли средств массовой информации в процессе формирования представлений о парламентской деятельности мы ориентировались на положение, согласно которому, СМИ при формулировании сообщения опираются на разделяемые обществом представления о предмете сообщения. Мы определили, что сообщения СМИ воспроизводят имеющиеся групповые представления относительно нижней палаты парламента, и созданный в СМИ образ Государственной Думы может рассматриваться как репрезентация социальных представлений по поводу данного института.

Для решения задачи разработки методики политико-психологического анализа текстов СМИ, освещающих деятельность Государственной Думы, мы обратились к некоторым положениям теории социальных представлений С. Московичи и к методам изучения значений связного текста, описанным Т. Ван Дейком. Для разработки исследовательской методологии была использована также теория метафоры Дж. Лакоффа. Это позволило нам сформулировать модель исследования содержания и факторов формирования образа Государственной Думы в СМИ, направленную на выявление форм презентации представлений по поводу Государственной Думы с помощью различных риторических средств, а также определения метафорического значения языковых репрезентаций относительно Государственной Думы. В модель исследования также включен количественный подсчет позитивных, нейтральных и негативных оценок деятельности нижней палаты парламента в сообщениях СМИ.

Проанализировав содержание и факторы формирования образа Государственной Думы в российских СМИ, мы на эмпирическом материале смогли подтвердить положения, вынесенные на защиту.

Согласно одному из них, в основе формирования образа Государственной Думы в сообщениях СМИ лежит процесс идентификации, позволяющий определить параметры разделения мира политического на «своих» и «чужих». При этом если на первом этапе деятельности данного института указанные категории четко выделялись, то впоследствии институт в целом наделяется характеристиками, до этого присущими «чужим», по отношению к которым негативные оценки постепенно переходят в нейтрально-безразличные.

Анализируя сообщения СМИ, освещающие деятельность Государственной Думы созыва 1993 года мы сделали вывод о том, что значительную роль в формировании образа нижней палаты парламента играли феномены политической идентичности. В начальный период работы Государственной Думы ее образ определялся межфракционным противостоянием. Притом, образы субъектов данного противостояния имели выраженную эмоциональную и ценностную составляющую, что определяло оценки парламентского процесса в СМИ. В сообщениях большинства изученных СМИ имела место выраженная поддержка проправительственным, либеральным (ВР, ПРЕСС) фракциям Думы. Мы считаем, что данный эффект связан с политической идентичностью, разделяемой большинством журналистского сообщества в данный период. Данная идентичность предполагала поддержку экономических реформ и курса на демократические преобразования в обществе, цели проправительственных фракций в этом контексте были разделяемы журналистским сообществом, воспринимались как «свои», и деятельность данных фракцией соответствующим, позитивным образом освещалась в СМИ. Либеральные фракции Думы, таким образом, приобрели в сообщениях СМИ статус ингруппы. Действия же фракций т.н. «левопопулистского крыла», к которому в сообщениях СМИ были отнесены фракции ЛДПР и КПРФ, освещались в большинстве сообщений СМИ негативно. Фракции ЛПДР и КПРФ приобрели в сообщениях большинства СМИ черты аутгруппы, в их отношении реализовались механизмы аутгрупповой дискриминации.

С другой стороны, в сообщениях газеты «Советская Россия», было сформировано негативное представление о деятельности либеральных фракций в Думе, а в качестве «своей» ингруппы воспринималась фракция КПРФ.

Мы можем констатировать, что образ Государственной Думы первого созыва в сообщениях СМИ был опосредован представлением о противостоянии «своей» и «чужой» группы в парламенте.

При анализе сообщений СМИ за 1996 год мы зафиксировали некоторые изменения в образе Думы, связанные с изменениями параметров разделения действующих в нижней палате парламента политических сил на «своих» и «чужих». Мы зафиксировали утрату группой «либералов» в Думе статуса ингруппы для большинства журналистского сообщества и перенесение характеристик до того приписываемых «чужой» группе «левопопулистскому крылу» - на образ нижней палаты парламента в целом, следствием чего стала резкая негативизация образа Государственной Думы в сообщениях большинства СМИ. При этом характер оценок деятельности Думы и статусы ин- и аутгруппы в данный период не претерпели существенных изменений только в сообщениях газеты «Советская Россия».

Начиная с 2003 года, мы зафиксировали снижение количества негативных оценок деятельности нижней палаты парламента в СМИ и преобладание в отношении данного института нейтральных и позитивных оценок. Данный эффект мы связали с появлением в политическом дискурсе темы предсказуемости деятельности парламента.

При этом рост количества нейтральных и позитивных оценок деятельности Думы в данный период характерен для всех изученных СМИ, в том числе и для газеты «Советская Россия».

С нашей точки зрения, такая динамика изменения образа Государственной Думы в СМИ подтверждает положение настоящей работы о стремлении данного образа к гомогенности под воздействием трансформации политического дискурса.

Динамика изменения оценок деятельности Государственной Думы в сообщениях средств массовой информации иллюстрирует и другое положение настоящей работы, согласно которому образ нижней палаты парламента, сформированный в СМИ, может рассматриваться как репрезентация политических ожиданий в отношении данного института в различные периоды политического развития России.

Мы считаем, что преобладание нейтральных и позитивных оценок деятельности Государственной Думы первого созыва, связано, в первую очередь, с наличием высоких позитивных ожиданий, которые журналистское сообщество связывало с деятельностью группы «либералов» в Думе, цели которой разделялись большинством журналистского сообщества и воспринимались как собственные цели.

Схожее соотношение оценок деятельности Государственной Думы в сообщениях газеты «Советская Россия», демонстрирующее высокие позитивные ожидания относительно данного института, достигается благодаря наличию в нижней палате парламента ингруппы в лице фракции КПРФ, релевантной продуцентам сообщений и аудитории данной газеты.

Преобладание негативных оценок деятельности Государственной Думы созыва 1995 года продиктовано, на наш взгляд, повышением негативных ожиданий относительно данного института у большинства журналистского сообщества. Такое изменение политических ожиданий стало следствием утраты большинством журналистского сообщества возможности ассоциировать свои цели с целями какой либо из групп в Государственной Думе, т.е. утратой большинством журналистского сообщества релевантной ингруппы в нижней палате парламента.

При этом, в сообщениях газеты «Советская Росси» статус ингруппы сохраняет за собой фракция КПРФ, как следствие, соотношение позитивных или нейтральных и негативных оценок деятельности Думы созыва 1995 года незначительно отличается от соответствующего соотношения по Думе созыва 1993 года: продуценты сообщений «Советской России» сохраняют позитивные ожидания относительно деятельности фракции КПРФ в нижней палате парламента.

Сокращение количества негативных и увеличение количества позитивных оценок деятельности Государственной Думы в сообщениях всех изученных источников, начиная с 2003 года, обусловлено, по нашему мнению, реакцией средств массовой информации на ожидания массового сознания. Фактически СМИ артикулировали в своих сообщениях оценки деятельности Государственной Думы, сформировавшиеся в данный период в обществе. Серьезное снижение негативных оценок деятельности парламента в СМИ стало реакцией на реализацию общественного запроса, связанного с требованием к снижению остроты полемики парламентских фракций и росту предсказуемости результатов деятельности нижней палаты парламента.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что образ Государственной Думы в СМИ может рассматриваться как репрезентация политических ожиданий в отношении данного института в разные периоды его деятельности. Кроме того, мы можем отметить, что образ Государственной Думы в сообщениях СМИ, с одной стороны, был обусловлен образом мира, значениями политических идентичностей продуцентов сообщений СМИ, с другой, формировался под влиянием ожиданий получателей сообщений СМИ.

Анализ риторических репрезентаций политических представлений относительно Государственной Думы, опосредованных феноменами

118 персонификации власти, позволяет нам сделать вывод о том, что значение данных феноменов и влияние их на образ Государственной Думы в СМИ в разные периоды деятельности нижней палаты было различным.

Мы пришли к выводу, что вплоть до 1999 года в сообщениях СМИ власть, исходящая от парламента, воспринималась как «второстепенная», «второсортная» по отношению к президентской власти. При этом, образ Государственный Думы наделялся некоторыми свойствами человеческой личности. Приписываемые Думе черты человеческого характера в основном носили негативный характер: раздражительность, конфликтность, непрофессионализм, нежелание заниматься своими непосредственными обязанностями.

Изменения представлений о властных отношениях, опосредующих образ нижней палаты парламента в СМИ, мы фиксируем в выборках источников, начиная с 2000 года. Данные изменения стали ключевыми для современного образа Госдумы, содержание их определяется темами управляемости и предсказуемости результатов деятельности нижней палаты парламента.

В сообщениях СМИ формируется представление о потере Думой самостоятельности, об опосредованности деятельности парламента внешней волей, персонифицированной в изученных источниках в образе В.В. Путина. Такой характер персонификации властных отношений, опосредующих восприятие образа Государственной Думы, во-первых, закрепляет образ Думы как власти «ненастоящей», и, во-вторых, лишает образ Думы свойства «второй» власти, конкурирующей с «первой», президентской.

Образ Думы в СМИ в выборках 2000-го и позднейших лет - это образ подчиненного учреждения, исполняющего распоряжения Президента и подвластного его воле. При этом, происходит отход от практики атрибуции Госдуме негативных черт человеческой личности, утратив статус властного субъекта, образ Думы обезличивается.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат политических наук , Чистов, Игорь Игоревич, Москва

1. Московский комсомолец». 1994-2008.

2. Московская правда». 1994-2008.

3. Советская Россия». 1994-2008.1. Новая газета». 1994-2008.1. Литература:

4. Агеев B.C. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М., 1990.

5. Азаров Н.И. Политическая психология личности и масс. М., 1997.

6. Алескеров Ф.Т., Благовещенский Н.Ю., Сатаров Г.А., Соколова A.B., Якуба В.И. Влияние и структурная устойчивость в Российском парламенте (1905-1917 и 1993-2005 гг.). М., 2007.

7. Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии //Полис, 1992, №4.

8. Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания // http://psyfiles.dtn.ru

9. Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 1997.

10. Андреев С.С. Политическое сознание и политическое поведение // Социально-политический журнал. 1992. №8.

11. Баксанский O.E., Кучер E.H. Современный когнитивный подход к категории «образ мира» (методологический аспект) // Вопросы философии, 2002, №8.

12. Баранов А.Н., Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю). М., 1991.

13. Ю.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995.

14. П.Бирюков Н.И., Сергеев В.М. Становление институтов представительной власти в современной России. М., 2005.

15. Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология. М., 1984.

16. Блэк М. Метафора // Теория метафоры. М., 1990.

17. Бляхер Л.Е. Российский политический дискурс и парадоксы концептуализации становящегося политического пространства // Принципы и направления политических исследований. М., 2002.

18. Большакова А. Ю. Феномен русского менталитета: основные направления и методы исследования // Российская ментальность: методы и проблемы изучения // Под ред. A.A. Горского, Е.Ю. Зубковой. М., 1999.

19. Боровиков А.П. Политическое сознание и политическая культура. СПб., 1992.

20. Брубейкер Р., Купер Ф. За пределами «идентичности» // Ab Imperio, 2002, №3.

21. Бурдье П. Власть журналистики // О телевидении.и журналистике. М., 2002.

22. Бурдье П. Социология политики. М., 1993.

23. Ванина О.Н. Использование метода семантического дифференциала в исследовании стереотипов сознания. Самара, 1998.

24. Ванина О.Н. Социальный стереотип: к проблеме концептуализации понятия. Самара, 1998.

25. Васильева Т.Е. Стереотипы в общественном сознании. М., 1988.

26. Вартофский М. Модели, репрезентация и научное понимание. М., 1988.

27. Выготский Л.С. Мышление и речь // Проблемы общей психологии. М., 1982.

28. Выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания 1999. Электоральная статистика. М., 2000.

29. Выборы депутатов Государственной Думы 1995. Электоральная статистика. М., 1996.

30. Высшие законодательные органы России (1905-1917 гг.) // http://www.russia.org.cn/rus/7SID~31 &Ю=289

31. Гаман-Голутвина О.В. Российский парламентаризм в исторической ретроспективе и сравнительной перспективе (II) // Полис, 2006, № 3.

32. Гаман-Голутвина О.В. Исторический путь российского парламентаризма // Свободная мысль, 2006, №11-12.

33. Гаман-Голутвина О.В. Изменение институциональных составляющих политического процесса во «второй путинской республики» // Психологические аспекты политического процесса во второй путинской республике». М., 2006.

34. Гаман-Голутвина О.В. Особенности формирования депутатского корпуса ГД ФС РФ // «Государственная служба», 2006, №5.

35. Гельман В.Я. Создавая правила игры: российское избирательное законодательство переходного периода // Полис, 1997, №4.

36. Гельман В.Я., Второй электоральный цикл и трансформация политического режима в России // Второй электоральный цикл в России (1999-2000гг.). М., 2002.

37. Гельман В.Я., Елезаров В.П. «Учредительные выборы» в контексте российской трансформации // Первый электоральный цикл в России (1993-1996). М., 2000.

38. Герген К. Движение социального конструкционизма в современной психологии // Социальная психология: саморефлексия маргинальное™. Хрестоматия. М., 1995.

39. Гозман Л.Я. Психология в политике — от объяснения к воздействию // Вопросы психологии, 1992, №1.

40. Гозман Л.Я, Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996.

41. Голосов Г.В. Форматы партийных систем в новых демократиях: институциональные факторы неустойчивости и фрагментации // Полис, 1998, № 1.

42. Голосов Г. В. Сфабрикованное большинство: конверсия голосов в места на думских выборах 2003 г. // Полис, 2005, № 1.

43. Государственная Дума 2000-2003: Портрет для избирателя: Сб. статей // Под ред. В.М. Гефтера, Ю.Д. Джибладзе, Л.С. Левинсона. М., 2004.41 .Государственная Дума ФС РФ. Официальный сайт http://www.duma.gov.ru

44. Горобец В.Д., Парламент Российской Федерации. М., 1998.

45. Гранкин И.Д. Парламент России. М., 1999.

46. Гудмен Н. Метафора работа по совместительству // Теория метафоры. М, 1990.

47. Дейк Т.А. ван. Язык. Понимание. Коммуникация. Благовещенск, 2000.

48. Дейк Т.А. ван. Расизм и язык. М., 1989.

49. Дейк Т.А. ван, Кинч В. Стратегия изучения связного текста. М., 1988.

50. Дейк Т.А. ван, Анализ новости как дискурса // Язык. Познание. Понимание. Коммуникация. М., 1989.

51. Джаст М., Криглер Э. Создание образа лидерства: на примерах Клинтона и Уотергейта // Политическая психология. Хрестоматия. М., 2002.

52. Дилигентской Г.Г. Социально-политическая психология. М., 1994.

53. Дмитриев A.B., Латынов В.В. Массовая коммуникация: пределы политического влияния. М., 1999.

54. Дойч К. Нервы управления. Модель политической коммуникации. М., 1993.

55. Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция «социальных представлений» в современной французской психологии. М., 1987.

56. Дьячкова Е.Г., Трахтенберг А.Д. Массовая коммуникация и проблема конструирования реальности: анализ основных теоретических подходов. Екатеринбург, 1999.

57. Дэвидсон Д. Что означают метафоры // Теория метафоры. М., 1990.

58. Евгеньева Т.В. Архаическая мифология в современной политической культуре // Полития, 1999, № 1.

59. Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания формирования образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004.

60. Евгеньева Т.В. Социально-психологические основы формирования политической мифологии // Современная политическая мифология: содержание и механизмы функционирования. М., 1996.

61. Евгеньева Т.В. Феномен политического сознания в ситуации социокультурного кризиса // «Новая» Россия: социальные и политические мифы. М., 1999.

62. Евзеров Р.Я. Дееспособность нынешнего российского парламента // Полис, 1996, № 1.

63. Евзеров Р.Я. Парламентаризм и разделение властей в современной России // Общественные науки и современность, 1999, № 1.

64. Егорова-Гантман Е.В., Плешаков К.В. Политическая реклама. М., 2002.

65. Егорова-Гантман Е.В. и др. Восприятие власти. Поиск явных образов // Власть, 1994, №1.

66. Емельянова Т.П. Конструирование социальных представлений в условиях трансформации российского общества. М., 2006.65.3асурский И. Масс-медиа второй республики. М., 1999.

67. Зверев А.Л. Образ «Другого» в полиэтнических регионах России (на материале исследований в Республике Бурятия) // Чужие» здесь не ходят. Радикальная ксенофобия и политический экстремизм в социокультурном пространстве современной России. М., 2004.

68. Иванова Е.А. Мифологические корни стереотипа. М., 2000.

69. Ильин М.В. Слова и смыслы: Опыт описания ключевых политических понятий. М., 1997.

70. ИонинЛ.Г. Основания социокультурного анализа. М., 1995.

71. Ионов И.Н. Мифы в политической истории России // Полития, 1998, №1 (11).

72. Истон Д. Категории системного анализа политики // Антология мировой политической мысли, Т. 2, М., 1997.

73. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. М., 2000.

74. Квакин А.В. Архетип, ментальность и оппозиция «свой» «чужой» в контексте истории // «Наши» и «чужие» в российском историческом сознании: Материалы научной конференции, 24-25 мая 2001 г. // Под ред. С.П. Полтарака. СПб., 2001.

75. Керимов Д.А. Французские политические деятели, юристы за расширение полномочий парламента // Государство и право, 1995, № 6.

76. Керимов А. Д. Государствоведение: актуальные проблемы теории. М., 2003.

77. Керимов А.Д. Народная воля и парламент // Право и гражданское общество в современной России. М., 2003.

78. Кертман Г.Л. Статус партий в российской политической культуре // Политическая психология, культура и коммуникация М., 2008.

79. Кирьянов И.К., Лукьянов М.Н. Парламент самодержавной России: Государственная Дума и ее депутаты, 1906-1907. Пермь, 1995.

80. Киселев И.Ю. Образ государства и принятие решений в межнациональных отношениях: Учеб. пособие. СПб., 2004.

81. Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Восприятие угрозы в международных отношениях как процесс социального познания // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

82. Климова С.Г. Критерии определения групп «мы» и «они» // Социс, 2002, №6.

83. Климова С.Г. Логика социальных идентичностей, или «мы» и «они» вчера и сегодня // Отечественные записки, 2002, №3.

84. Козрыев Ю.Н., Козырева П.М. Дискурсивность социальных идентичностей // Социологический журнал, 1995, №2.

85. Конфликты и согласие в современной России: Социально-философский анализ // РАН. Ин-т философии; Отв. ред.: B.C. Семенов, Ц.А. Степанян. М., 1998.

86. Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. М., 1996.

87. Коргунюк Ю. Г. Современная российская многопартийность, развитие. М., 1996.

88. Коргунюк Ю. Г. Хроника. Время проедать. Российские политические партии весной 2005 г. // Полития. Анализ. Хроника. Прогноз, 2005, Вып. 1.

89. Коул М. Культурно-историческая психология. М., 1997.

90. Кубрякова Е.С. О понятиях дискурса и дискурсивного анализа в современной лингвистике // Дискурс, речь, речевая деятельность. М., 2000.

91. Кынев A.B. Государственная Дума Российской Империи. www/lmigosvet.ru/articles/104/1010440а 1 .htm

92. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем. М., 2004.

93. Левада Ю.А. От мнения к пониманию: социологические очерки 19932000. М., 2000.

94. Левада Ю. Социальные типы переходного периода: попытки характеристики // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. 1997 №2.

95. Леонтьев А.Н. Образ мира // Избранные психологические произведения. М., 1983.

96. Леонтьев A.A. Психологические особенности языка СМИ. Язык как объект междисциплинарного исследования. М., 2003.

97. Лесников Г. Практика взаимодействия государственных органов власти по обеспечению законодательного процесса // Власть, 1997, № 5.

98. Липпман У. Общественное мнение М., 2004.

99. Литвинович М.А. Политические стереотипы в сознании россиян // Вестник Московского университета, Серия 12: Политические науки. -2002, №2.

100. Лишаев С.А. Эстетика Другого. Самара, 2000.

101. Лосев А. Знак, символ, миф. М., 1982.

102. Лукин A.B. Невежество против несправедливости: Политическая культура российских демократов (1985-1991). М., 2005.

103. Лукман Т. Некоторые проблемы современных плюралистических обществ // Социальные процессы на рубеже веков: феноменологическая перспектива. Научные труды. М., 2000.

104. Лучицкая С.И. Образ другого: проблематика исследования // Восток — Запад: проблемы взаимодействия и трансляции культур: Сборник научных трудов. Саратов, 2001.

105. Макгроу К. Политические впечатления: формирование и управление // Хрестоматия по политической психологии // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2007.

106. Массовое сознание россиян в период общественной трансформации реальность против мифов. Аналитический доклад по заказу московского представительства Фонда им. Ф. Эберта. Москва, январь 1996 г. http://www.nns.m/analytdoc/doclad.html

107. Медведева С.М., Проблема политического стереотипа в зарубежной политической психологии. М., 2005.

108. Медведева С.М. Функции стереотипов в массовом сознании 7/ Массовое сознание и массовая коммуникация. М., 2001.

109. Мельвиль А.Ю. Политические ценности и ориентации и политические институты // Россия политическая под ред. Шевцовой Л., М., 1998.

110. Миллер Дж. Образы и модели, уподобления и метафоры // Теория метафоры. М.,1990.

111. Молчанова O.A. Формирование картины мира российских школьников в процессе политической социализации // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

112. Московичи С. От коллективных представлений к социальным // Вопросы социологии, 1992, №4.

113. Московичи С. Социальное представление: исторический взгляд // Психологический журнал, 1995, Т. 16, № 1.

114. Назаретян Л.П. Психология стихийного массового поведения. Лекции. М., 2001.

115. Нестерова С.В., Сибирко В.Г. Восприятие политических лидеров и отношение к демократии: некоторые особенности сознания россиян // Полис, 1997, №6.

116. Нестерова С.В. Вербальные и визуальные образы власти // Образы власти в постсоветской России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004.

117. Образы власти в постсоветской России. Политико-психологический анализ // под ред. Шестопал Е.Б. М., 2004.

118. Овсепян Ж.И. Основы государства и права // Учеб. пособие. Ростов-на-Дону, 2003.

119. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. Екатеринбург, 2001.

120. Ольшанский Д.В. Массовые настроения в политике // Политика: проблемы теории и практики. 1990, Вып. VII, 4.1.

121. Ортони Э. Роль сходства в уподоблении и метафоре // Теория метафоры. М., 1990.

122. Осипов Г.В. Социология и социальное мифотворчество. М., 2002.

123. Отношение к демократическим институтам и авторитарный запрос общества // Власть, 1997, № 12.129

124. Парламентаризм в России: Федеральное Собрание 1993-1995 гг. V Государственная Дума, Совет Федерации первого созыва. М., 1996.

125. Парсонс Т. О социальных системах. М., 2002.

126. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1998.

127. Петренко В.Ф., Митина О.В., Бердников К.В., Кравцова А.Р., Осипова B.C. Психосемантический анализ этнических стереотипов: лики толерантности и нетерпимости. М., 2000.

128. Петухов В.В. Образ мира и психологическое изучение мышления // Вестник Московского Университета, Серия 14: Психология, 1984, № 4.

129. Пивоваров Ю.С. Политическая культура: Методологический очерк. М., 1996.

130. Пищева Т.Н. Барьеры в процессе восприятия образов российских политиков // Образы власти в постсоветской России // под. ред. Е.Б. Шестопал. М., 2004.

131. Политико-психологические проблемы исследования массового сознания // Р.В. Базиков, B.C. Карпова, C.B. Нестерова и др.; Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002.

132. Президент. Парламент. Правительство. 1998, № 2(8).

133. Преснякова Л. А. Структура личностного восприятия политической власти // Полис, 2000, №4.

134. Преснякова Л.А. Влияние авторитарного синдрома на индивидуальное восприятие политической власти в России (1990-е годы). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук.

135. Психология восприятия власти // Под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2002.

136. Психологический образ: строение, механизмы функционирование и развитие. Том 1. М., 1994.130

137. Сатаров Г.А. Политическая жизнь через призму установок населения: структурные рейтинги // Российский монитор, 1992, №1.

138. Сатаров Г. А. Анализ политической структуры законодательных органов по результатам поименных голосований // Российский Монитор: Архив современной политики. М., 1993, № 1.

139. Сатаров Г. А. Российские съезды: деюстификация политической системы // Российский Монитор: Архив современной политики. 1993, № 1.

140. Сатаров Г. А., Краснов М. А., Костиков В. В., Батурин Ю. М., Лифшиц А. Я., Пихоя Л. Г., Ильин А. Л., Кадацкий В. Ф., Никифоров К. В. Эпоха Ельцина. М., 2001.

141. Селезнева A.B. Психологический аспект формирования политической картины мира у разных поколений россиян // Политическая психология культура и коммуникация // под ред. Е.Б. Шестопал. М., 2008.

142. Сергеев В.М. Демократия как переговорный процесс. М., 1999.

143. Сергеев В. М., Сергеев К.В. Некоторые подходы к анализу языка политики (на примере понятий «хаос», «лидер», «свобода») // Полис, 2001, № 5.

144. Сергеев В.М., Беляев A.B., Бирюков Н.И., Гусев Л.Ю. Становление парламентских партий в России (Государственная дума в 1994-1997 годах) //Полис, 1999, №1.

145. Сергеев В.М. Итоги выборов и эволюция российского политического сознания // Полис, 2004, №1.

146. Серль Дж. Метафора // Теория метафоры. М., 1990.

147. Следзевский И.В. Мифологема границы: ее происхождение и современные политические проявления // Современная политическая мифология: Содержание и механизмы функционирования. М., 1996.

148. Следзевский И.В. Эвристические возможности и пределы цивилизационного подхода // Цивилизации, Вып. 4, М., 1997.

149. Смирнов С.Д. Мир образов и образ мира // Вестник Московского университета, Сер. 14: Психология, 1981, №3.

150. Смирнов С. Д. Психология образа: проблема активности психического отражения. М., 1985.

151. Смолин О.Н., Комаров А.Е. Стратегии образования: различия позиций депутатских объединений ГД // Социологические исследования, 2003, №4.

152. Снегирева Т.И. Традиционализм политического сознания России // Россия и современный мир, 1996, №4.

153. Современная зарубежная социальная психология. Тексты // Под ред. Г.М.Андреевой, Н.Н.Богомоловой, Л.А.Петровской. М., 1984.

154. Стефаненко Т.Г. Социальные стереотипы и межэтнические отношения // Общение и оптимизация совместной деятельности. М., 1987.

155. Терин В.П. Массовая коммуникация: социокультурные аспекты политического воздействия: Исследование опыта Запада. М., 1999.

156. Толпыгина O.A. Дискурс и дискурс-анализ: возникновение и использование в политической науке // Принципы и направления политических исследований. М., 2002.

157. Фадеева Л.А. Категория политической культуры в инструментарии отечественной политологии // Принципы и практика политических исследований. Сборник материалов конференций и мероприятий, проведенных РАПН в 2001г. М., 2002.

158. Фадеева Л.А. Политическая культура. Пермь, 2000.

159. Хёсле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии. 1994, № 10.

160. Цаллер Дж. Происхождение и природа общественного мнения. М., 2004.

161. Цуладзе A.M. Политические манипуляции или Покорение толпы. М., 1999.

162. Чудинов А.П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации: Монография // Урал. гос. пед. ун-т. Екатеринбург, 2003.

163. Шевченко Ю. Д. Институционализация Государственной Думы и участие депутатов третьего созыва в парламентских выборах // Полис, 2005, № 1.

164. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса. Волгоград, 2000.

165. Шейнис В. Третий раунд (к итогам парламентских и президентских выборов) // Мировая экономика и международные отношения, 2000, №9.

166. Шейнис B.JI. Российский парламент: десять лет трудного пути // Парламентаризм и многопартийность в современной России: К десятилетию двух исторических дат. М., 2000.

167. Шейнис B.JI. Современный парламентаризм: этапы эволюции // Полития, 2000-2001, № 4.

168. Шейнис BJI. Тернистый путь российской конституции // Государство и право, 1997, № 12.

169. Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. М., 1973.

170. Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2007.

171. Шестопал Е.Б. Восприятие образов власти: политико-психологический анализ // Полис, 1995, №4.

172. Шестопал Е.Б. Очерки политической психологии. М., 1991.

173. Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2002.

174. Щербинин А.И. Язык политики и политического образования: проблема переводимости // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности: материалы Всерос. науч. конф. (27-28 марта 1996 г.), Ч. 3. Томск, 1996.

175. Юрьев А.И. Выборы глазами политического психолога // Власть, 1996, №4.

176. Ядов В. Социальная идентификация в кризисном обществе // Соц. Журнал, 1994, №1.

177. Ядов В.А. Социальная идентификация личности. М., 1993.

178. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России, 1995, №3-4.

179. Ядов В.А. Стратегия и методы качественного анализа данных // Социология 4М, 1996, №1.

180. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. М., 1998.

181. Якимова Е.В. Социальное конструирование реальности: социально-психологические подходы: научно-аналитический обзор. М., 1999.

182. Ясин Е. Приживется ли демократия в России. М., 2005.

183. Abric J.C. A Structural approach to social representations // Representations of the social: Bridging theoretical traditions // Ed. by K. Deaux, G. Philogene. Oxford: Blackwell, 2001.

184. Almond G. The Civic Culture. Princeton (N.Y.): Princeton University Press, 1963.

185. Anderson R.D., Jr. The Causal Power of Metaphor in Politics // www.sscnet.ucla.edu/polisci/faculty/anderson/MetaphorsCauses.htm

186. Anderson R.D., Jr. The Discursive Origins of Russian Democratic• Politics //http://www.sscnet.ucla.edu/polisci/faculty/Anderson/ AFHRChapte.htm

187. Anderson R.D., Jr. Metaphors of Dictatorship and Democracy: Change in the Russian Political Lexicon and the Transformation of Russian Politics // http://www.sscnet.ucla.edu/polisci/faculty/anderson/Metaphor 13 .htm

188. Birch A. Representation. London, 1971.

189. Bourdieu P. Social space and symbolic power // P. Bourdieu in other words: Essays towards a reflexive sociology. Stanford (Cal.), 1990.

190. Brown S.D., Lambert R.D., Kay B.J & Cutis J. E. The eye of beholder: Leader images in Canada // Canadian journal of political science, 1998,21.

191. Brown T. Making Truth. The Roles of Metaphor in Science. University of Illinois Press, 2003.

192. Bolz N. Gesprash mit Norbert Bolz. Die noue Geselschaft // Frankfurter Helfe. 1995, №1.

193. DijkT. van. Ideology and Discourse. A Multidisciplinary Introduction. Internet Course for the Oberta de Catalunya (UOC) // http://www.discourse-in-societv.org

194. Díj'k T. van. What is political discourse analysis? // Political linguistics // Ed. Jan Blommaert, Chris Bulcaen. Amsterdam, 1998

195. Dijk T. Van. Political Discourse and Ideology // http://www.discourse-in-societv.org/dis-pol-ideo.htm

196. Dijk T. van. Ideology: A Multidisciplinary Approach. London, 1998.

197. Easton D. System Analysis of Political Life. N.Y.: Wiley, 1965.

198. Farr R.M. Social representations: Their role in the design and executions of laboratory experiments // Social Representations // In R.M. Farr & S. Moscovici (eds.). Cambridge: Cambridge University Press, 1984.135

199. Feldman S. Values, Ideology, and Structure of political Attitudes // Oxford handbook of political psychology, 2003.

200. Hermann M.G. Assesing personality at distance: A portrait of Ronald Reagan // Mershon Center Quarterly Report, 7(6). Columbus: Mershon Center of the Ohio State University, 1983.

201. Hewstone M., Rubin M., Willis H. Intergroup Bias (social prejudice) // Annual Review of Psychology, 2002, Vol. 53.

202. Hogg M., Terry D., White K. A Tale of Two Theories: A Critical Comparison of Identity Theory with Social Identity Theory // Social Psychology Quarterly. 1995. Vol. 58. Issue 4.

203. Huddy L. From social identity to Political identity: a critical Examination of Social Identity theory // Political Psyhology, 2001, Vol. 22.

204. Keating C.F., Randal D. and Kendrick T. Presidential Physiognomies: Altered Images, Altered Perceptions // Political Psychology, 1999, Vol. 20, №3.

205. Lakoff G. The Contemporary Theory of Metaphor // Metaphor and thought. Cambridge, 1993.

206. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live By. Chicago, 1980.

207. Larrain J. Ideology and Cultural Identity. Modernity and the Third World Presence. Cambridge, 1994.

208. Lasswell H. The Structure and the Function of Communication in Society. Chicago, 1971.

209. McGraw K.M. Manipulating public opinion. In B. Norrader & C. Wilcox. Washingtin, DC: CQ Press. 2002.

210. Moscovici S. Notes towards a description of social representations // European Journal of Social Psychology. 1988, Vol. 18, № 3.

211. Pancer, Mark S, Brown, Steven D., Barr, Cathy Widdis. Forming Impressions of political leaders: a cross-national comparison // Political Psihology, 1999, Vol. 20, № 2.

212. Quasthoff U.M. The uses of stereotype in everyday argument, Vol. 2. 1978.

213. Shapiro M., McDonalt D. Implications of virtual reality for judgments about reality // Journal of communications, Vol. 42, №4, 1992.

214. Social cognition: perspectives on everyday understanding. N.Y., 1981.

215. Spillman K. On Enemy Images and Conflict Escalation // Internatiol Sosial Science Journal. 1991, Vol. 43, № 1.

216. Tajfel H. Social Identity and Intergroup Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 1982.

217. Taj fel H., Turner J. The social identity theory of intergroup behavior // The psychology of intergroup relations. Chicago, 1986.

218. Tajfel H., Fraser C. Introducing Social Psychology. N.Y., 1978.

219. Terry D., White K. A Tale of Two Theories: A Critical Comparison of Identity Theory with Social Identity Theory // Social Psychology Quarterly. 1995, Vol. 58, Issue 4.

220. Turner J. The experimental social psychology of intergroup behaviour // Intergroup Behaviour // Eds J.Turner, H. Giles // Oxford, 1981.