Автореферат диссертации по теме "Формирование национально-государственной идентичности молодежи в современной России"

Титов Виктор Валериевич

ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (ПОЛИТИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Специальность 19 00 12 - политическая психология (по политическим наукам)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва 2009

003466141

Диссертационная работа выполнена на кафедре политической психологии философского факультета МГУ имени М В Ломоносова

Научный руководитель

Официальные оппоненты

кандидат исторических наук, доцент Евгеньева Т.В.

доктор политических наук, профессор Самсонова Т.Н.

кандидат политических наук Молчанова O.A.

Ведущая организация Институт социологии РАН, цен I р

исследования межнациональных отношений

Защита состоится 15 апреля 2009 г в 15 00 часов на заседании Диссертационного совета Д 501 002 14 при Московском государственном университете имени MB Ломоносова по адресу 119991, Москва, Ломоносовский проспект, д 27, кор 4, философский факультет, ауд А-518

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций Фундаментальной библиотеки МГУ имени MB Ломоносова по адресу Ломоносовский проспект, д 27, сектор «А», 8 этаж, к 812

Автореферат разослан «марта 2009 г

Ученый секретарь Диссертационного совета Д 501.002.14

кандидат философских наук, доцент

Сытин А.Г.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования Проблема формирования национально-государственной идентичности молодежи в современной России занимает значимое место в системе приоритетов отечественной и зарубежной политической науки

Можно констатировать, что «на протяжении последних десятилетий во всем мире все больше возрастает интерес к концепциям идентификации и идентичности Идентичность становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни»1.

Следует признать, что популяризация рассматриваемой тематики в интеллектуальном сообществе, ее выход за пределы исключительно научного поиска и актуализация в качестве политико-идеологического инструмента,

несет в себе и ряд негативных следствий нередко идентичность становится

„ 2 «разменной монетой в непрерывном политическом торге»

Дополнительную теоретическую значимость исследуемой проблеме придают два аспекта Во-первых, идентичность в России начала XXI века -рельефное политико-психологическое отражение кризисных и посткризисных трансформаций национального сознания на рубеже тысячелетий Во-вторых, острый интерес вызывает социокультурная и поколенческая специфика самоидентификации, «российская молодежь» изучается как отдельный социально-политический сегмент, политическая социализация которого протекала в постсоветский период

Очевидно, что молодежь - особый с политико-психологической точки зрения социальный субъект, которому предстоит определять содержание

'Намлинская О А Русская национальная идентичность в мотодежной среде http //www zpu-iournal ru/gum/nevv/articles/2007//# ftn

2Оберемко О Л Центр и региональные идентичности в России И Социс 2004 №№ 3-4

российской политической реальности в ближайшей перспективе Многие современные исследователи подчеркивают, что молодые граждане Российской Федерации - первое постсоветское поколение - обнаруживают модифицированные социальные ценности, демонстрируют принципиально иные императивы и модели политического поведения, чем представители старших возрастных групп3 Несомненно, что одной из ключевых задач научного познания молодежи России как специфического коллективного актора, сочетающего инновационные и традиционные политические практики, является ответ на вопрос, каким образом (на основании каких психологических механизмов, представлений, мотивов и ценностей) складывается и поддерживается самоидентификация молодых россиян с нацией и государством

Исследовательская проблема заключается в необходимости выявления и анализа специфики, механизмов и моделей самоидентификации российской молодежи с образом России

Степень научной разработанности проблемы

Исследовательский массив, формирующий рассматриваемое нами проблемное поле, может быть структурирован в три взаимосвязанных блока

Первый блок - научные труды, в рамках которых рассматривается психологическая природа идентичности в ее социальном и глубинно-личностном ракурсах. Предпосылки такой интерпретации феномена самоидентификации заложены в исследованиях Ф Тенниса, Г.Лебона,

3 См, например Селезнева А В Поколения в российской политике политические представления и ценности Дисс . канд полит наук М , 2008, Сорокин О Особенности формирования политического сознания современной российской молодежи // Власть 2007 N8 С 48-52

Г Тарда, 3 Фрейда, Г.Олпорта, К Г.Юнга, Т Адорно, Э Фромма, А Н Леонтьева4

Психологические аспекты самоидентификации личности

актуализируют Э Эриксон, Д Марсиа, Г.Айзенк, Г Теджфелл, Д Тернер, ДБерри, М Кинерелла, X Маркус, Ш.Китаяма, МХэйг, МХогг, Д.Абрамс, У Сванн5

Среди российских ученых проблему идентичности с точки зрения традиций психологии личности и социальной психологии анализировали Т.Г Стефаненко, Н В. Антонова, Е П Белинская, Н Л Иванова, И С Кон, В В Столин, В С Мухина, И С.Самошкина, О В Ходаковская,6

4 Теннис Ф Общность и общество Основные понятия чистой социологии M, 2003, Лебон Г Психология масс М,2001, Тард Г Личность и толпа Очерки по социально-политической психологии М, 1998, Фрейд 3 Массовая психология и анализ человеческого «Я» // Я и Оно Москва, 1991, Юнг КГ Архетип и символ М, 2007, Адорно Т и др Исследование авторитарной личности M, 2000, Фромм Э Бегство от свободы M, 2008, Леонтьев А H Деятельность Сознание Личность M Политиздат, 1975

5 Эриксон Э Идентичность юность и кризис M Прогресс, 1995, Marcia J Е Identity m Adolescence//Handbook of adolescent psychology N Y 1980 Pp 213 - 231, Айзенк ГЮ Структура личности СПб , Ювента, 1999, Tajfel H Social Identity of Intergroup Relations// Annual Review of Psychology № 33 Cambridge, Pans, 1982 P 1-39, Tajfel H , Turner J С The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations / Ed by S WorchelWG Austin Chicago Nelson-Hall, 1986 P 7-24, Turner J Social Categorization and the Self-Concept A Social-Cognitive Theory of Group Behavior // Advances in Group Processes Theory and Research Vol 2 / Ed E J Lawler Greenwich, CT J AI Press P 77-122, Berry J & al Acculturation attitudes m plural society//Applied Psychology 1989 V 38(1), Cinmrella M Exploring temporal aspects of social identity the concept of possible social identities // European Journal of Social Psychology 1998 N 28 (22), Marcus H R, Kitayama Sh Culture and the Self implications for cognition, emotion and motivation // Psychological Review 1991 V 98(2) Pp 224-253, Hagg M The social psychology of group cohesiveness from attraction to social identity//N Y 1992, Hogg M, Abrams D Social Motivation, Self-Esteem and Social Identity / Social Identity Theory Constructive and Critical Advances Harvester Wheatsheaf, 1990 P 28-47, Swann W В Identity negotiation where two roads meet // Journal of Personal and Social Psychology 1987 V 53

6 Стефаненко T Г Социальная психология этнической идентичности / Дисс докт психол наук М,1999, Стефаненко ТГ Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности М, 1989, Белинская ЕП Идентичность личности в условиях социальных изменений автореферат дис докт психолог наук 19 00 05 /МГУ им MB Ломоносова M, 2006, Белинская Е П Временные аспекты Я-концепции и идентичности // Мир психологии № 3 1999 с 40-46, Иванова H Социальная идентичность в различных социокультурных условиях // Вопросы психологии 2004 № 4 С 65-76, Кон И С Постоянство и изменчивость личности // Психологический журнал 1987 Т8, №4, Столин В В Самосознание личности M , 1984, Мухина В С Этнопсихология настоящее

Второй блок - исследования, сфокусированные на рассмотрении особенностей идентичности как этнического и социокультурного феномена Этнокультурный вектор представлен работами И.Шиллза, П Ван дер Берге, ДФинни, ДГоровица, КХейка, РБрубейкера, Ф Купера, Л Н Гумилева, Ю В Бромлея, Г У Солдатовой, А В Ачкасова, 3 В Сикевич7 Современные этносоциологические концепции идентичности нашли отражение в трудах Л М Дробижевой, В А Ядова, Ю Г Волкова, М Н.Губогло, С В Рыжовой8

В контексте комплексного понимания национальной идентичности и роли государства в ее становлении значительный интерес представляют исследования X Сетона-Уотсона, Б Андерсона, Э Хобсбаума, Э Геллнера,

и будущее // Феноменология развития и бытия личности M , Воронеж, 1999, Самошкина И С Территориальная идентичность как социально-психологический феномен автореферат дис канд психолог наук 19 00 05 М, 2008, Ходаковская О В Социальная и личностная идентичность в юности дисс канд психол наук 19 00 05 СПб, 2006

7 Schils Е Primordial, personal, sacred and civil ties // British J Sociology, 1957 Vol 8 N2, Van den Berghe P L The Ethnic Phenomenon NY, 1981, Phinney J S A three-stage model of ethnic identity development in adolescence // Ethnic identity Formation and transmission among Hispamcs and other minorities Albany, 1993; Horowitz D Ethnic Groups in Conflict Berkley University of California Press, 1985, Хейк К Политика идентичности Философская энциклопедия Стэндфордского университета http //dialogs org Ua/ru/print/matenal/1/197 -23 09 2003. Brubaker R, Cooper F Beyond Identity Theory and Practice, 2000 vol 29, №1, Гумилев J1 H Этногенез и биосфера Земли Л ,1989, Бромлей ЮВ Очерки теории этноса М, 1983, СолдатоваГ У Психология межэтнической напряженности М, Смысл, 1998, Солдатова 1 .У Межэтническое общение когнитивная структура этнического самосознания // Познание и общение М, 1988, С 111-126, Ачкасов В А Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора // Журнал социологии и социальной антропологии Т 2 Выпуск 1 1999, Сикевич 3 В Национальное самосознание русских М, 1996

8 Дробижева JIM Российская и этническая идентичность противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся, М, 2002, С 213-244, Социология межэтнической толерантности / отв ред Л M Дробижева, M Изд-во ИС РАН, 2003, Ядов В А Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности / В А Ядов // Мир России 1995 Т4 №3-4, Ядов В А Социальная идентификация в кризисном обществе // Социс 1994 № 1 С 35-52, Волков Ю Г Российская идентичность особенности формирования и проявления // Социс 2006 №7 С 13-22, Губогло M H Идентификация идентичности Этносоциологические очерки M , 2003, Рыжова С В Идентичность москвичей (опыт исследования) // Социс 2008 № 8 С 40-49

И Нойманна, Э Смита, Дж Комароффа, Д Белла, В А.Тишкова, А Г Здравомыслова, М В Саввы, Р Г Абдулатипова, В А Авксентьева9

К указанной выше тематике тесно примыкают исследования специфики региональных идентичностей в современной России (А В Баранов, Е Ю Мелешкина, С Н Большаков, В Я Гельман, М П Крылов, Р Ф Туровский)10

Отдельный вектор научного поиска фокусирует исследовательский интерес на глобальных и политико-культурных особенностях национального идентификационного выбора. Он представлен в работах С Хантингтона,

9 Seton-Watson II Nation and States An Enquiry into the Origins of Nations and Politics of Nationalism - Boulder, Col, 1977, Anderson В Imagined communities Reflections on the Origins and Spread of Nationalism L ,N Y, 1983, Hobsbawm E Nations and Nationalism in Europe Today // Anthropology Today 1992 Vol 8 N1, Геллнер Э Нации и национализм М Прогресс, 1992, Нойманн И Использование «Другого» Образы Востока в формировании европейских идентичностей, М , 2004, Smith A D "Nationalism and modernism A critical survey of recent theories of nations and nationalism" L, N Y, Routledge, 1998, Комарофф Дж Национальность, этичность, современность политика самосознания а конце XX века // Этничность и власть в полиэтничных государствах М , 1994, Bell D Mythscapes memory, mythology and national identity // BritwA journal of sociology L, 2003 Vol 54, № 1, Дробижева JIM Этническая идентичность советское наследие и современные подходы // Бюллетень «Население и общество», № 143-144 26 января - 8 февраля 2004, Тишков В А Этнология и политика М Наука, 2001 -240 с, Тишков В А Очерки теории и политики этничности в России М ИЭАРАН, 1997 -528с, Здравомыслов А Г Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве М Аспект-Пресс, 1997, Савва М В Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена) Краснодар, 1997, Абдулатипов Р Г Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях) М, 2005, Авксентьев В А Этнополитическая идентичность в постсоветской России как фактор конфликтности // Сборник научных трудов Серия Гуманитарные науки Ставрополь, 2004

10 Баранов А В Историческое сознание в контексте региональной идентичности Юга России // Человек Сообщество Управление Краснодар 2003 № 2-3, Мелешкина Е10 Региональная идентичность как фактор становления региональных политий в Российской Федерации // Вестник МГУ Серия 12 Политические науки 1999 № 6, Большаков С Н Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве// Управленческое консультирование 2003 № 1, Гельман В, Попова Е Региональные политические элиты и стратегии региональной идентичности в современной России // Центр и региональные идентичности в России / Под ред В Гельмана, Т Хопфа, СПб Изд-во Европейского ун-та, 2003, Крылов М П Региональная идентичность в историческом ядре Европейской России // Социологические исследования 2005 №3, Туровский Р Ф Региональная идентичность в современной России // Российское общество становление демократических ценностей7 М , 1999, Туровский Р Ф Соотношение культурных ландшафтов и региональной идентичности в современной России / Идентичность и география в современной России СПб , Геликон Плюс, 2003

Д Лэйтина, И С Семененко, В И Пантина, В В Лапкина, А.П Цыганкова, ЗАЖаде, Е С Холмогорова, В Л Цымбурского, К А Крылова"

Особое место в рассматриваемом нами проблемном поле занимают теоретические концепты, связанные с разработкой методологических схем и совершенствованием инструментария анализа социально-политических идентичностей (М Кастельс, А В Баранов, О Ю.Малинова, А Ю Сунгуров, А Н Малинкин, О.А Оберемко, Л Н Ожигова)12

Третий блок - массив научной информации, характеризующий особенности политической самоидентификации и социализации молодежи в современной России Указанная проблематика находит отражение в работах таких исследователей, как Е Б Шестопал, Т В Евгеньева, Т.Н Самсонова, А Л Зверев, О А Молчанова, Е М Арутюнова, Е Л Омельченко,

11 Хантингтон С Кто мы9 Вызовы американской национальной идентичности М, «Издательство ACT» ООО «Транзиткнига» 2004, Latin D Identity in Formation The Russian-Speaking Population in the Near Abroad - Ithaca, London Cornell University Press, 1998, Семененко И С Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI в // Полис 2004 № 1, Пантин В И, Лапкин В В Представления об «особом пути» и формирование национально-цивилизационной идентичности в постсоветской России // Вестник РГНФ 2005 № 3, Поиск национально-цивилизационной идентичности и концепт «особого пути» в российском массовом сознании в контексте модернизации / Отв ред В В Лапкин, В И Пантин М , 2004, Цыганков А П Российская идентичность и европейский порядок // Социально-политический журнал 1996 № б, Жаде 3 А Геополитическая идентичность России в условиях глобализации автореферат дисс докт полит наук Краснодар 2007, Холмогоров Е С Антропоток и структуры идентичности http //www antropotok archipelag ru/text/al21 html

Цымбурский В Л Россия - Земля за Великим Лимитрофом цивилизация и ее геополитика М, 2000, Крылов К А Идентичность и антропотоки http //www antropotok archipelag ru/text/al22 Мт.Чернов П В Россия этногеополитические основы государственности (генезис и основные закономерности) Автореф дис докт полит наук М,2000

12 Castells М The power of identity Cambridge, Mass, 1997, Баранов AB Региональная политическая идентичность методы исследования // Социальная идентичность способы концептуализации и измерения Материалы всероссийского научно-методического семинара Краснодар 2004, Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред Малиновой О Ю , Сунгурова А Ю СПб , 2005, Малинкин А Н Новая российская идентичность особенности и типы отечественного дискурса Очерк социологии знания // Социологический журнал 2001 № 4, Социальная идентичность способы концептуализации и измерения Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / Под ред О А Оберемко и Л Н Ожиговой Краснодар, 2004

И В Щербакова, О И Карпухин, О О Намлинская, Ю Павлюченкова, Т В Черкасова, X Пилкингтон13

Проведенный автором анализ показывает резкий рост интереса к проблеме политической идентичности в целом Вместе с тем, недостаточно внимания уделяется процессам формирования национально-государственных самоидентификаций и установок молодежи

Объектом исследования является содержание национально-государственной идентичности российской молодежи

Предметом исследования выступают ценностные основания, модели и механизмы самоидентификации российской молодежи с образом России

Цель исследования - изучение особенностей националъно-государственной самоидентификации российской молодежи как процесса взаимодействия значимых компонентов ее политического сознания

В рамках достижения поставленной цели представляется необходимым решить ряд взаимосвязанных задач

13 Евгеньева ТВ Символы национально-государственной идентичности современной российской молодежи (предварительные результаты межрегионального исследования)» // Шестая общая конференция «Политическая наука и политические процессов Российской Федерации и Новых Независимых Государствах постсоветской Евразии» 1-2 февраля 2008 г, Самсонова Т Н Политическая социализация российских школьников достижения, проблемы, перспективы // Социально-гуманитарные знания №2, 2001 г, Зверев А Л Поколенческая специфика политической социализации граждан в постсоветской России // Политическая психология, культура и коммуникация М РЛПН, Российская политическая энциклопедия, 2008, Молчанова О А Политическая социализация в современной российской школе (политико-психологический анализ) Дисс канд полит наук М., 2007, Арутюнова ЕМ Российская идентичность в представлении московских студентов / Социс 2007 №8 Омельченко Е JI Идентичности и культурные практики российской молодежи на грани ХХ-ХХ1 вв Дисс докт социол Наук М, 2004, Щербакова И В Социальные и социально-психологические механизмы формирования политической идентичности молодежи теоретические аспекты //Вестник МГУ Сер 18 Социология и политология 2004 N1 С 129-152, Карпухин О И Молодежь России особенности социализации и самоопределения // Социс 2000 N 3 С 124-128, Павлюченкова Ю Особенности формирования гражданского самосознания российской молодежи // Власть 2007 N10 С36-39, Черкасова ТВ Молодежь о конфликтогенных факторах и молодежной политике // Социс 2004 N3 С 104-106, Pilkmgton, Н Russia's Youth and its Culture A Nation's constructors and Constructed Routledge, 1994, Pilkmgton, H (ed) Gender, Generation and Identity in Contemporary Russia Routledge, 1996

1) Рассмотреть теоретические предпосылки и концепции исследования национально-государственной идентичности в психологической и политической традициях,

2) Разработать концептуальную модель политико-психологического анализа национально-государственной идентичности,

3) Выявить тенденции и механизмы актуализации национально-государственной идентичности в многомерной структуре политического сознания российской молодежи,

4) Изучить специфику образов России и «остального мира», «своих» и «чужих» как субъективных политико-психологических конструктов, на которые направлена идентификационная активность молодежи,

5) Проанализировать ценности и мотивы, оказывающие влияние на идентификационный выбор молодых граждан Российской Федерации

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретической основой исследования выступает понимание национально-государственной идентичности, контуры которого нашли отражение в трудах Е Б Шестопал, Т.В Евгеньевой, Т.Г.Стефаненко, Л Л Зверева14 В ее основе лежит рассмотрение самоидентификации личности с нацией и государством как сложного процесса, обусловленного синтетическим взаимодействием культурно-психологических императивов,

14 Шестопал Е Б Образы власти в постсоветской России М, 2004, Евгеньева Т В Культурно-психологические основания образа «Другого» в современной России // «Чужие» здесь не ходят Политический экстремизм и радикальная ксенофобия в социокультурном пространстве современной России / под ред Евгеньевой Т В М , 2004, Евгеньева Т В Культурно-психологические основания и основные характеристики образа «теневой власти» в сознании россиян // Микрополитика Субъективные аспекты политического процесса / Под ред Шестопал ЕБ М, 2004 С 5-17, Стефаненко ТГ Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности М, 1989, Зверев А Л Поколенческая специфика политической социализации граждан в постсоветской России // Политическая психология, культура и коммуникация М РАПН, Российская политическая энциклопедия, 2008

символического пространства политической реальности, трансформационной динамики общества и персональных социализационных спецификаций На наш взгляд, такая схема позволяет не только интегрировать социокультурные и политико-процессуальные компоненты самосознания, но также выявить субъективные рациональные и глубинные аспекты идентификационного выбора молодых граждан России.

Важными элементами теоретической базы диссертационного исследования являются

1) подходы к изучению политической социализации и образов, разработанные и введенные в научный оборот представителями политико-психологической школы, возглавляемой Е Б Шестопал,

2) политико-конструктивистские подходы к изучению фреймов, символических и мотивационных компонентов социальной реальности (И Гофман, П Бурдье),

3) динамика ценностно-мотивационной сферы молодых граждан России исследовалась нами через обращение к концепциям АМаслоу, М.Рокича, Ш Шварца, У.Билски, А В Селезневой15

Положения, выносимые на защиту

1 В среде молодых россиян (жителей регионов с доминирующим русским этническим составом) преобладает русская этнополитическая идентификация, которая дифференцируется на две оппозиционные идентификационные модели

конфликтогенную этноцентричную и модель этнической адаптации

" Маслоу А Мотивация и личность СПб , Евразия, 1999, Maslow A Self-actualizing and Beyond In Challenges of Humanistic Psychology N Y, 1967, Rokeach M The nature of human values New York Free press 1968, Schwartz S Bilsky W Toward a psychological structure of human values / Journal of personality and social psychology 1987 №58 P 878891, Селезнева А В Поколения в российской политике политические представления и ценности Дисс канд полит наук М , 2008

2 Национально-государственная самоидентификация значительного числа молодых граждан Российской Федерации - результат трансформации русской этнической идентичности (модель этнической адаптации), ее перехода в социокультурную и лингвистическую плоскости, а не эффективной гражданско-политической социализации

3 Образ России в политическом сознании молодежи отличается от темпоральных и географических границ современной Российской Федерации В темпоральном ракурсе он перенесен в обозримое будущее и представляет собой позитивную интерпретацию политической реальности В политико-географическом ракурсе существует тенденция восприятия ряда государств постсоветского пространства в качестве «своих» территорий, а некоторых субъектов Российской Федерации - как потенциально «чужих»

4 У молодых россиян сформировался устойчивый «образ врага», персонифицированный в лице США и возглавляемого ими «Запада» Указанный конструкт выполняет функцию активации «негативного» национально-государственного самосознания.

5 Рациональные и глубинные компоненты идентификационного образа России в политическом сознании молодежи имеют существенные различия На глубинном уровне сильны потребность в безопасности и статические ориентации

6 Основными мотивами национально-государственного идентификационного выбора являются. потребности в безопасности, комфорте, карьерные амбиции, стремление к самореализации, пагриотизм

7 Основными ценностями, притягательными в идентификационном образе России с точки зрения молодежи, являются сила, национальные ресурсы, государственный патернализм, национальный исторический, в том числе антикризисный, опыт

Научная новизна исследования

Во-первых, разработана концептуальная политико-психологическая модель исследования национально-государственной самоидентификации, позволяющая учитывать как рациональные, так и неосознаваемые аспекты самосознания личности

Во-вторых, процесс идентификации молодежи рассматривается с точки зрения парадигмы социальных ценностей, представлений и формирования конгруэнтного геополитического образа

В-третьих, была осуществлена комплексная диагностика глубинных оснований национально-государственной идентичности, их взаимосвязи с когнитивными и эмоциональными сферами политического сознания молодежи

В-четвертых, в рамках диссертационного исследования был использован подход, изучающий содержание национально-государственной самоидентификации российской молодежи в контексте динамической триады «образы - фреймы - ценности»

Научно-практическая значимость исследования Во-первых, результаты диссертационного исследования могут быть использованы как в целях дальнейшего научного поиска, прямо связанного с тематикой национальной идентичности, так и для расширения теоретического и эмпирического фундамента смежных областей1 социологии и психологии молодежи, исследований политической культуры и политического процесса в современной России, политико-социологической проблематики в ее глобальном и региональном измерениях Во-вторых, данное диссертационное исследование может выступать методологической базой разработки специальных курсов в рамках учебных специальностей «организация работы с молодежью», «политология»,

«социология», «социальная работа», «государственное и муниципальное управление»

В-третьих, выявленные тенденции могут быть учтены в процессе разработки государственной (региональных, муниципальных) молодежной политики РФ и формулирования социальных программ по развитию национально-государственной идентичности

Апробация результатов исследования

Диссертация прошла экспертизу на кафедре политической психологии философского факультета Московского государственного университета имени М В Ломоносова Результаты исследования были представлены автором на трех российских и двух международных конференциях

Структура работы

Рукопись диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении показана актуальность темы исследования, сформулированы его цель, задачи и положения, выносимые на защиту. Определены новизна, объект, предмет, хронологические рамки и теоретико-методологические основы диссертации Рассмотрена степень научной разработанности проблемы и отражена научная и практическая значимость работы.

В первой главе «Теоретико-методологические основания исследования национально-государственной идентичности»

осуществлен системный анализ психологических и политологических

подходов к изучению данного феномена При этом особое внимание было

направлено на выявление политико-культурной и психологической

специфики самоидентификации молодежи в постсоветский период

В параграфе 1 1 «Анализ психологических подходов к изучению идентичности» рассмотрена совокупность психологических концепций личностной и макросоциалыюй самоидентификации При этом указывается, что процесс становления психологического дискурса идентичности представляет собой многоуровневую информационную и методологическую эволюцию, основанную на взаимодействии различных научных направлений (психоанализ, психология социальной группы, школа социальных представлений, когнитивный подход, культурно-историческая психология и т д)

В рамках психологической традиции состоялось первоначальное становление проблематики идентичности и ее актуализация в качестве одного из операциональных полей научного поиска Психологические подходы имели у своих истоков дуальную социально-философскую традицию, направленную, с одной стороны, на переосмысление духовной природы государственности, а с другой стороны - на понимание многоуровневой психической специфики человеческого «Я». Социальная психология и когнитивные подходы актуализировали рациональный аспект, идентичность была подвергнута анализу как система взаимосвязанных ролей, значимых для личности в процессе социогенеза в целом, и политогенеза как его магистрального вектора

В параграфе 1 2 «Эволюция концепций национально-

государственной идентичности в политической науке»

проанализирован процесс кристаллизации концепта «национально-государственная идентичность» в качестве объекта политологических исследований Фиксируется полипарадигмальный характер понимания национального самосознания и самоидентификации (этнополитические подходы, конструктивистская парадигма, инструментализм, геополитический анализ) в зарубежном и отечественном политическом знании

Обращаясь к геополитическому и цивилизационному ракурсам идентичности, автор делает акцент на ряде современных концептуальных позиций (А Н Малинкин, С Б Переслегин, В Н Цымбурский, И С Семененко, 3 А Жаде и др), важных с точки зрения осмысления политико-психологической специфики российской национальной идентичности При этом отмечается, чю, помимо глубокого идейно-исторического фундамента, такие модели нередко несут на себе и отпечаток социально-политической стереотипии («западничество», «евразийство») Ряд из них частично игнорирует постсоветские реалии и рассматривает процессы трансформаций российской идентичности исключительно как политико-культурные инварианты (исторически заданные цивилизационные императивы) или властный креатив, идеологическое и политико-технологическое конструирование «сверху».

Сопоставляя инструменталистский и конструктивистский подходы («изобретение традиций» Э Хобсбаума, концепция «воображаемых сообществ» Б Андерсона, теория фреймов И Гофмана, политическая социология П Бурдье и др), важно отметить, что синтез их положений открывает методологическую возможность целостного осмысления национально-государственной идентичности как структурной триады, сочетающей в себе элементы государственно-политического проектирования, социальные представления и динамику массового сознания, а также персональные установки личности в их функциональном многообразии

В параграфе 1 3 «Концептуальная модель анализа национально-государственной идентичности» представлены комплексные политико-психологические (П Штомпка, Т В Евгеньева, Е.Б Шестопал, А Л Зверев, О.А.Молчанова, А В Селезнева) основания проводимого исследования Опираясь на совокупность указанных теоретических разработок, автор формулирует концептуальную модель, которая выступает методологическим и операциональным фундаментом дальнейшего научного поиска

Важность рассматриваемой аналитической схемы заключена в ее прикладной направленности В центре внимания - конкретно-исторический кейс современной России, для которой характерен кризис идентичности

Автор диссертационного исследования считает, что политическая идентичность в целом может быть охарактеризована как персонализированная психическая проекция политической реальности В ее основании - психологические установки на ассоциацию/диссоциацию с фрагментами политического макропространства, социальное познание и генерализацию существующих политических объектов и акторов в категориях «мы» и «они» («свои - чужие»)

Согласно данному пониманию, национально-государственная идентичность - это психологическая само-ассоциация личности с образами определенного национально-государственного конструкта, имеющая в своем основании персональные фреймы (мотивы и ценности), закрепляющаяся и проявляющаяся через символические репрезентации

Автор диссертационного исследования полагает, что непрерывное динамическое взаимодействие триады «образы - фреймы - символы» направляет процесс формирования национально-государственной идентичности с точки зрения ее синтетической политико-психологической природы

Под национально-государственными идентификационными образами понимаются специфические психические проекции объектов политической реальности в сознании личности, с которыми кристаллизуется персональная взаимосвязь В данном контексте ключевыми представляются образы -оппозиции- «Россия» - «остальной мир» и «мы» - «чужие». Первая дихотомия огражает особенности геополитического восприятия, вторая -ценностно-психологическую сегментацию российского общества

Под ценностно-мотивационными фреймами понимается совокупность побудительных (мотивы) и фильтрационных (стереотипы,

социальные ограничения, ценности) установок, опредмечивающих идентификационный выбор личности и социальной группы.

Символический профиль национально-государственной идентичности определяется в работе как многоуровневое смысловое поле, в рамках которого взаимодействуют символические репрезентации -материализованные и наиболее яркие в эмоциональном плане элементы идентификационного образа

В параграфе 1 4 «Специфика национально-государственной самоидентификации в молодежной среде» детально проанализированы особенности формирования национального самосознания российской молодежи в контексте процессов политической социализации и проводимой государственной политики.

Опираясь на исследования ряда политологов (Е Б Шестопал, А Л Зверев, А.В Селезнева, И.В.Самаркина) в смежных областях социализации и возрастной динамики ценностей, автор выделяет три возрастных кластера

Знаковый этап в становлении национально-государственного самосознания первого кластера - респондентов 1978 - 1981 гг рождения -пришелся на первую половину 90-х гг XX века разрыв с советским наследием и попытку политико-экономической интеграции российских элит в «мировое сообщество» Интенсивное когнитивное и эмоциональное усвоение политической реальности представителями второго кластера (1982 -1985 гг. рождения) началось в противоречивый период пика социокультурной фрустрации второй половины 90-х гг прошлого столетия Немаловажно, что именно данный исторический отрезок также явился временем закрепления базовых институциональных параметров политической системы «новой России» Процесс выработки национальных и государственных установок и представлений третьего кластера (16-22-х летних россиян) в большей степени связан с историческим периодом «путинской республики»

Подчеркивается, что указанные социализационные различия оказывают серьезное воздействие на системообразующие

идентификационные паттерны (восприятие образа страны, образа «чужие», политические ценности и т д) разных возрастных групп российской молодежи.

Во второй главе «Анализ компонентов национально-государственной самоидентификации российской молодежи» рассмотрены ценностные и мотивационпые аспекты национально-государственной идентичное ги молодых россиян, а также ключевые образы («Россия», «остальной мир», оппозиция «мы - они»), на основании которых осуществляется идентификационный выбор молодого поколения

В параграфе 2 1 «Характеристика эмпирического исследования» проведено соотнесение совокупности методов, наиболее эффективных с точки зрения решения поставленных задач исследования Разработаны гайд фокусированного интервью и гайд формализованного интервью для выявления особенностей национально-государственной самоидентификации респондентов

В диссертации в качестве инструментария политико-психологического анализа использовались следующие методы

1) Метод формализованных интервью, ориентированный на диагностику базовых параметров восприятия нации и государства, сложившихся в политическом сознании молодых россиян

2) Метод фокусированных интервью был направлен на детализацию и коррекцию информационного массива, полученного на предшествующем этапе формализованного интервью В его задачу входило выявление как рациональных, так и неосознаваемых мотивов самоидентификации.

3) Метод проективного тестирования нацелен диагностику эмоциональных и глубинных оснований восприятия российской молодежью идентификационного образа России и окружающего политического пространства

4) Метод семантического дифференциала использовался как вспомогательная исследовательская технология в целях выявления и формализации оценок образа России по критериальным оппозициям, разработанным Т.В Евгеньевой

5) Модифицированный тест Куна — Макпартленда был нацелен на выявление актуальных самоидентификаций, находящихся в фокусе сознания респондентов

Указанные исследовательские процедуры позволили диагностировать ряд важных тенденций и закономерностей в формировании национально-государственной идентичности молодежи в современной России

В параграфе 2 2 «Место национально-государственной идентичности в структуре политического самосознания» проанализирована степень выраженности национально-государственных установок в политическом сознании молодежи Особый акцент сделан на изучение взаимосвязи между национальными и иными политико-пространственными (глобальная, этническая, региональная, локальная) идентичностями

Отмечается, что значительный сегмент (до 1/3) молодых россиян не проявляет национально-государственной или иной политико-культурной идентичности в структуре собственного «Я» и в образах «Мы» Данный политико-психологический кластер характеризуется низким уровнем развития когнитивной сферы политического сознания и тенденцией к негативному восприятию политического процесса

Основываясь на полученных результатах, можно зафиксировать, что незначительное число (не более 3-5% от количества респондентов) молодых россиян имеют сформировавшуюся национально-государственную идентичность гражданского типа Существенный их сегмент (до 60%) принадлежит к младшей возрастной группе 16 - 21-летних, политическая социализация которой связана с процессами становления «путинской республики»

Показательно подавляющее большинство молодых людей с оформленными политико-гражданскими установками положительно относятся к действующей российской власти Значительное их число персонализируют Россию через образ «Путин» Для них типичной является позитивная интерпретация образа «Россия» в его геополитической проекции («держава») и более сдержанное отношение к «народу».

Около 10% респондентов проявляют синтетическую «русскую гражданскую» идентичность В ее основе - социокультурный трансфер расширенное восприятие «русского» как «русскоязычного» гражданина России Для обладателей «русской гражданской» идентичности этничность и гражданственность - сбалансированные производные единого социально-исторического явления российской государственности

Вместе с тем, существенную нишу (не менее 15 — 20% респондентов) занимают носители «этнической русской» версии национально-государственной идентичности.

В параграфе 2 3 «Образы «своих» и «чужих» как элементы национально-государственной самоидентификации» осуществлен анализ базовых политических представлений («мы - «они», «Россия - остальной мир») российской молодежи, посредством которых структурируется национально-государственная идентичность. Среди выявленных характеристик идентификационного образа «Россия» преобладают оценки «.сильная», «богатая», «развитая» Менее распространено представление о России как о «надежной» и «влиятельной» стране

Следует подчеркнуть, что негативное восприятие текущей социально-экономической действительности компенсируется ожиданием «подъема», положительными историческими и геополитическими представлениями о «великой стране» и уникальной культуре

Политические представления о власти и государстве в молодежной среде современной России могут быть структурированы в три кластера

Первый кластер - «институционалисты» - дают дескриптивную характеристику идентификационному объекту «Россия» через совокупность социально-политических институтов {«государство», «Государственная Дума», «Президент»)

Второй кластер - «персоналисты» - воспринимают образ России в конкретно-политическом контексте «дня сегодняшнего» {«Путин», «ДА Медведев»)

Третий кластер респондентов - «атрибутивный» У его представителей преобладают оценочные характеристики текущего политического процесса («политическая конкуренция», «пытаются идти (*) демократические процессы»)

Проведенный анализ геополитических контуров восприятия образа «Россия» позволил выделить пять кластеров

1) «империалисты» воспроизводят территориальные контуры Российской империи — СССР,

2) «интеграционисты» включают в геополитический образ России ряд «пророссийских», «русскоязычных» (по их мнению) государств и регионов постсоветского пространства,

3) «реалисты» («прагматики») психологически принимают сложившиеся государственные границы, идентифицируют российскую государственность с политико-правовым субъектом «Российская Федерация»;

4) «рсгионалисты» ассоциируют образ «Россия» с конкретной территорией макрорегионом или субъектом РФ,

5) «локалисты» отождествляют пространственные фреймы России с о «своим» населенным пунктом

Анализ представлений о «чужих» позволяет выделить три базовых императива их идентификации в молодежной среде, ценностно-этический, этнический и геополитический

На неосознаваемом уровне политических представлений молодежи образ «Россия» интегрирует следующие черты неустойчивость и гиподинамия, расплывчатость и массивность, закрытость, ориентация на иерархию, эмоциональная дихотомия (сочетание экспрессивных и фрустрационных оттенков)

В параграфе 2 4 «Ценностно-мотивационный профиль идентификационного выбора» проведен комплексный анализ мотивов и ценностей, воздействующих на процессы становления национально-государственной идентичности российской молодежи в современный период

Обобщая результаты исследования ценностно-мотивационного контура формирования национальной самоидентификации российской молодежи, мы выделяем три блока взаимосвязанных мотивов и ценностей

• Экзистенциальные терминальные (патриотизм, чувство взаимосвязи с историей «своей страны»),

• Инструментальные социально-преобразовательные («подъем» и т д),

• Дефицитарные социально-статические (государство «должно» обеспечить безопасность, работу, благосостояние, «навести порядок» и т д)

Их сочетание с динамикой социокультурных и геополитических образов «свои - чужие» позволяет говорить о пяти моделях идентификационного выбора современной молодежи

К моделям, опосредующим «уход» поколения молодых россиян от национально-государственного компонента политического сознания, относятся.

1) Этнофрагментарная модель (кластер «Сами мы местные'»),

2) Аут-политическая локальная модель (кластер «Политикой не интересуюсь'»)

К моделям, опосредующим саморепрезентацию политического «Я» российской молодежи в национально-государственном контексте, могут быть отнесены

1) Гражданско-политическая модель (кластер «Мы все — россияне*»),

2) «Русская конвенциальная» модель (кластер «Говорит по-русски -значит, русский'»),

3) «Русская сегрегационная» модель (кластер «Россия для русских'») Каждая из трех указанных структур предполагает специфические

механизмы ассоциации молодого российского гражданина с «нацией» и «государством» в их личностной интерпретации

В заключении подводятся итоги проведенного исследования Делается вывод, что в основе национально-государственной самоидентификации молодежи в современной России лежит взаимодействие четырех ведущих тенденций 1) официально-гражданской (властного креатива), 2) русской аккультурации, 3) активизации русской этничности 4) фрагментации представлений о нации и государстве

Основные положения и выводы диссертации отражены в ряде публикаций автора

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

1 Титов В В Феномен национальной идентичности попытка теоретического осмысления и структурного анализа // Вестник Пермского университета Выпуск 2. Серия «политология» 2007 г-с.37 - 48 (0,8 п л)

Другие публикации:

2 Титов В В Национальное самосознание как рефлексия социально-политической культуры- от философского дискурса к психологическим теориям (ретроспективный обзор) // Четвертые международные

кирилло-мефодиевские чтения Синергетика образования Межвузовский сборник Выпуск 12 2008 г, С 424 - 429 (0,3 п л )

3. Титов В В Становление концепции социально-политической идентичности в 20 столетии, психоаналитическая традиция и социология масс Сборник научных трудов Краснодарского регионального института агробизнеса Выпуск 17 Краснодар, 2008 -с 160- 174(0,4пл)

4 Титов В В Образы власти и геополитического пространства как репрезентативный фрагмент политической культуры молодежи в современной России // Политика 21 века преемственность и инновации в России и в мире Материалы международной научной конференции Часть 1 СПб, 2008 -с. 195-198 (0,3 п л )

5 Титов В В Политико-психологический профиль электорального «преемничества» на постсоветском пространстве (сравнительный анализ президентских выборов в России и Армении в 2008 году) Конференция «Новый политический цикл, повестка дня для России» Тезисы докладов Москва 5-6 декабря 2008 года - с 256 - 258 (0,1 п л )

6 Титов В В Мифотворчество как историческая и социокультурная основа формирования национального самосознания // Вестник Московского государственного открытого университета № 4 (29) 2007 -с 77-80 (0,2пл.)

7 Воробьева M А , Титов В В Информационная политика в современной России преемственность и новые тенденции (1990 -2006 гг ) // Сборник научных трудов Краснодарского регионального института агробизнеса Выпуск 15 Краснодар КРИА, 2006-с 15 - 21 (личный вклад автора-0,2 п л )

8 Титов В В Информационная политика органов государственной власти Краснодарского края, основные направления и перспективы // Человек Сообщество Управление взгляд молодого исследователя

материалы межвузовской научно-практической конференции. Ч 5 Краснодар 2005- с 42-44(0,1 пл) 9 Титов В В Российская модель управления опыт геополитического и социокультурного анализа // Человек Сообщество Управление №№ 3 -4 2004 -с 143-150(0,5 пл)

Отпечатано в копицентре « СТ ПРИНТ » Москва, Ленинские горы, МГУ, 1 Гуманитарный корпус www stnrint ru e-mail elobus9393338@vandex ru тел 939-33-38 Тираж 100 экз Подписано в печать 10 03 2009 г

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат политических наук , Титов, Виктор Валериевич, 2009 год

1.1. Анализ психологических подходов к изучению идентичности.

1.2. Эволюция концепций национально-государственной идентичности в политической науке.

1.3. Концептуальная модель анализа национально-государственной идентичности.

1.4.Специфика национально-государственной самоидентификации в молодежной среде.

Глава 2. Анализ компонентов национально-государственной самоидентификации российской молодежи.

2.1.Характеристика эмпирического исследования.

2.2.Место национально-государственной идентичности в структуре политического самосознания.

2.3.Образы как объекты национально-государственной самоидентификации.

2.4.Ценностно-мотивационный профиль идентификационного выбора.

Введение диссертации по психологии, на тему "Формирование национально-государственной идентичности молодежи в современной России"

Актуальность темы диссертационного исследования

Проблема формирования национально-государственной идентичности молодежи в современной России занимает значимое место в системе приоритетов отечественной и зарубежной политической науки.

Можно констатировать, что «на протяжении последних десятилетий во всем мире все больше возрастает интерес к концепциям идентификации и идентичности. Идентичность становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни»1.

Следует признать, что популяризация рассматриваемой тематики в интеллектуальном сообществе, её выход за пределы исключительно научного поиска и актуализация в качестве политико-идеологического инструмента, несёт в себе и ряд негативных следствий: нередко идентичность становится «разменной монетой в непрерывном политическом торге» 2.

Дополнительную теоретическую значимость исследуемой проблеме придают два аспекта. Во-первых, идентичность в России начала XXI века -рельефное политико-психологическое отражение кризисных и посткризисных трансформаций национального сознания на рубеже тысячелетий. Во-вторых, острый интерес вызывает социокультурная и поколенческая специфика самоидентификации: «российская молодежь» изучается как отдельный социально-политический сегмент, политическая социализация которого протекала в постсоветский период.

Очевидно, что молодежь - особый с политико-психологической точки зрения социальный субъект, которому предстоит определять содержание российской политической реальности в ближайшей перспективе. Многие амлинская О.А. Русская национальная идентичность в молодежной среде. http://\vww.zpu-iournal.ru/gum/new/articles/2007//# ftn.

2Оберемко О.А. Центр и региональные идентичности в России // Социс. 2004. №№ 3-4. современные исследователи подчеркивают, что молодые граждане Российской Федерации — первое постсоветское поколение - обнаруживают модифицированные социальные ценности, демонстрируют принципиально иные императивы и модели политического поведения, чем представители старших возрастных групп . Несомненно, что одной из ключевых задач научного познания молодежи России как специфического коллективного актора, сочетающего инновационные и традиционные политические практики, является ответ на вопрос, каким образом (на основании каких психологических механизмов, представлений, мотивов и ценностей) складывается и поддерживается самоидентификация молодых россиян с нацией и государством.

Исследовательская проблема заключается в необходимости выявления и анализа специфики, механизмов и моделей самоидентификации российской молодежи с образом России.

Степень научной разработанности проблемы

Исследовательский массив, формирующий рассматриваемое нами проблемное поле, может быть структурирован в три взаимосвязанных блока.

Первый блок - научные труды, в рамках которых рассматривается психологическая природа идентичности в её социальном и глубинно-личностном ракурсах. Предпосылки такой интерпретации феномена самоидентификации заложены в исследованиях Ф.Тенниса, Г.Лебона,

3 См., например: Селезнева А.В. Поколения в российской политике: политические представления и ценности. Дисс. канд. полит, наук. М., 2008; Сорокин О. Особенности формирования политического сознания современной российской молодежи // Власть. 2007. N 8. С.48-52.

Г.Тарда, З.Фрейда, Г.Олпорта, К.Г.Юнга, Т.Адорно, Э.Фромма,

A.Н.Леонтьева4.

Психологические аспекты самоидентификации личности актуализируют Э.Эриксон, Д.Марсиа, Г.Айзенк, Г.Теджфелл, Д. Тернер, Д.Берри, М.Кинерелла, Х.Маркус, Ш.Китаяма, М.Хэйг, М.Хогг, Д.Абрамс, У.Сванн5.

Среди российских ученых проблему идентичности с точки зрения традиций психологии личности и социальной психологии анализировали Т.Г.Стефаненко, Н.В. Антонова, Е.П.Белинская, Н.Л.Иванова, И.С.Кон,

B.В.Столин, В.С.Мухина, И.С.Самошкина, О.В.Ходаковская,6.

4 Теннис Ф. Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. М., 2003; Лебон Г. Психология масс. М., 2001; Тард Г. Личность и толпа. Очерки по социально-политической психологии. М., 1998; Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я» //Я и Оно. Москва, 1991; Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 2007; Адорпо Т. и др. Исследование авторитарной личности. М., 2000; Фромм Э. Бегство от свободы. М., 2008; Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.

5 Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1995; Marcia J. Е. Identity in Adolescence // Handbook of adolescent psychology. N. Y. 1980. Pp. 213 - 231; Айзенк Г.Ю. Структура личности. СПб., Ювента, 1999; Tajfel Н. Social Identity of Intergroup Relations // Annual Review of Psychology. № 33. Cambridge, Paris, 1982. P. 1-39; Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations / Ed. by S. Worchcl W.G. Austin. Chicago: Nelson-Hall, 1986. P. 7-24; Turner J. Social Categorization and the Self-Concept: A Social-Cognitive Theory of Group Behavior // Advances in Group Processes: Theory and Research. Vol. 2 / Ed. E.J. Lawler. Greenwich, CT: JAI Press. P. 77-122; Berry J. & al. Acculturation attitudes in plural society // Applied Psychology. 1989. V. 38 (1); Cinnirella M. Exploring temporal aspects of social identity: the concept of possible social identities // European Journal of Social Psychology. 1998. N 28 (22); Marcus H. R., Kitayama Sh. Culture and the Self: implications for cognition, emotion and motivation // Psychological Review. 1991. V. 98 (2). Pp. 224 - 253; Hagg M. The social psychology of group cohesiveness: from attraction to social identity // N. Y. 1992; Hogg M., Abrams D. Social Motivation, Self-Esteem and Social Identity / Social Identity Theory: Constructive and Critical Advances: Harvester Wheatsheaf, 1990. P. 28-47; Swann W.B. Identity negotiation: where two roads meet // Journal of Personal and Social Psychology. 1987. V. 53.

6 Стефаненко Т.Г. Социальная психология этнической идентичности / Дисс. докт. психол. наук. М.,1999; Стефаненко Т.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. М., 1989; Белинская Е.П. Идентичность личности в условиях социальных изменений: автореферат дис. . докт. психолог, наук: 19.00.05 / МГУ им. М.В. Ломоносова. М., 2006; Белинская Е. П. Временные аспекты Я-концепции и идентичности // Мир психологии. № 3. 1999. с. 40-46; Иванова Н. Социальная идентичность в различных социокультурных условиях // Вопросы психологии. 2004. № 4. С. 65-76; Кон И.С: Постоянство и изменчивость личности // Психологический журнал. 1987. Т.8, №4; Столин В.В. Самосознание личности. М., 1984; Мухина B.C. Этнопсихология: настоящее 5

Второй блок - исследования, сфокусированные на рассмотрении особенностей идентичности как этнического и социокультурного феномена. Этнокультурный вектор представлен работами И.Шиллза, П. Ван дер Берге, Д.Финни, Д.Горовица, К.Хейка, Р.Брубейкера, Ф.Купера, Л.Н.Гумилева, п

Ю.В.Бромлея, Г.У.Солдатовой, А.В.Ачкасова, З.В.Сикевич . Современные этносоциологические концепции идентичности нашли отражение в трудах Л.М.Дробижевой, В.АЛдова, Ю.Г.Волкова, М.Н.Губогло, С.В.Рыжовой8.

В контексте комплексного понимания национальной идентичности и роли государства в её становлении значительный интерес представляют исследования Х.Сетона-Уотсона, Б.Андерсона, Э.Хобсбаума, Э.Геллнера, и будущее // Феноменология развития и бытия личности. М.; Воронеж, 1999; Самошкина И.С. Территориальная идентичность как социально-психологический феномен: автореферат дис. . канд. психолог, наук: 19.00.05. М., 2008; Ходаковская О.В. Социальная и личностная идентичность в юности: дисс . канд. психол. наук: 19.00.05. СПб., 2006.

7 Schils Е. Primordial, personal, sacred and civil ties // British J. Sociology, 1957. Vol. 8. N2; Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. N.Y., 1981; Phinney J.S. A three-stage model of ethnic identity development in adolescence // Ethnic identity: Formation and transmission among Hispanics and other minorities. Albany, 1993; Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkley: University of California Press, 1985; Хейк К. Политика идентичности. Философская энциклопедия Стэндфордского yiiHBepcHTeTa.http://dialogs.org.Ua/ru/print/material/l/197.-23.09.2003; Brubaker R., Cooper F. Beyond Identity. Theory and Practice, 2000.vol. 29, №1; Гумилев Jl. H. Этногенез и биосфера Земли. Jl.,1989; Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983; Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М., Смысл, 1998; Солдатова Г.У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания // Познание и общение. М., 1988, С. 111-126; Ачкасов В.А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора // Журнал социологии и социальной антропологии. Т 2. Выпуск 1. 1999; Сикевич 3. В. Национальное самосознание русских. М., 1996.

8 Дробижева Л.М. Российская и этническая идентичность: противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся, М, 2002, С.213-244; Социология межэтнической толерантности / отв.ред. Л.М.Дробижева, М.: Изд-во ИС РАН, 2003; Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности / В.А. Ядов. // Мир России. 1995. Т.4. №3-4; Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социс.1994. № 1. С.35-52; Волков Ю.Г. Российская идентичность: особенности формирования и проявления // Социс. 2006. №7. С.13-22; Губогло М.Н. Идентификация идентичности: Этносоциологические очерки. М., 2003; Рыжова С.В. Идентичность москвичей (опыт исследования) // Социс. 2008. № 8. С. 40-49.

И.Нойманна, Э.Смита, Дж. Комароффа, Д.Белла, В.А.Тишкова, А.Г. Здравомыслова, М.В.Саввы, Р.Г.Абдулатипова, В.А.Авксентьева9.

К указанной выше тематике тесно примыкают исследования специфики региональных идентичностей в современной России (А.В.Баранов, Е.Ю.Мелешкина, С.Н.Большаков, В.Я.Гельман, М.П.Крылов, Р.Ф.Туровский)10.

Подчеркивая значимость синтеза различных направлений, Л.М.Дробижева пишет: «Новые подходы позволили преодолеть ограниченность теорий исходящих из жесткой детерминации представлений

9 Seton-Watson Н. Nation and States. An Enquiry into the Origins of Nations and Politics of Nationalism.- Boulder, Col, 1977; Anderson B. Imagined communities. Reflections on the Origins and Spread of Nationalism. L.,N.Y., 1983; Hobsbawm E. Nations and Nationalism in Europe Today // Anthropology Today. 1992. Vol.8. N1; Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1992; Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей, М., 2004; Smith A.D."Nationalism and modernism. A critical survey of recent theories of nations and nationalism". L., N.Y., Routledge, 1998; Комарофф Дж. Национальность, этничность, современность: политика самосознания а конце XX века // Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., 1994; Bell D. Mythscapes: memory, mythology and national identity // British journal of sociology. L., 2003. Vol. 54, № 1; Дробижева JI.M. Этническая идентичность: советское наследие и современные подходы // Бюллетень «Население и общество», № 143-144 26 января - 8 февраля 2004; Тишков В.А. Этнология и политика. М.: Наука, 2001. -240 с; Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: ИЭАРАН, 1997.-528с; Здравомыслов А.Г. Межнациональные конфликты в постсоветском пространстве. М.: Аспект-Пресс, 1997; Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997; Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). М., 2005; Авксентьев В.А. Этнополитическая идентичность в постсоветской России как фактор конфликтности // Сборник научных трудов. Серия Гуманитарные науки. Ставрополь, 2004.

10 Баранов А.В. Историческое сознание в контексте региональной идентичности Юга России // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар. 2003. № 2-3; Мелешкина Е.Ю. Региональная идентичность как фактор становления региональных политий в Российской Федерации // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 1999. № 6; Большаков С.Н. Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве// Управленческое консультирование. 2003. № 1; Гельман В., Попова Е. Региональные политические элиты и стратегии региональной идентичности в современной России // Центр и региональные идентичности в России / Под ред. В. Гельмана, Т. Хопфа, СПб.: Изд-во Европейского ун-та, 2003; Крылов М.П. Региональная идентичность в историческом ядре Европейской России // Социологические исследования. 2005. №3; Туровский Р.Ф. Региональная идентичность в современной России // Российское общество: становление демократических ценностей? М.:, 1999; Туровский Р.Ф. Соотношение культурных ландшафтов и региональной идентичности в современной России / Идентичность и география в современной России. СПб., Геликон Плюс, 2003. 7 людей внешней средой, включить в изучение концепции символического интеракционизма, шире применять концепцию социальных ролей, в том числе элит, в итоге использовать эффект полипарадигмального подхода».11

Отдельный вектор научного поиска фокусирует исследовательский интерес на глобальных и политико-культурных особенностях национального идентификационного выбора. Он представлен в работах С.Хантингтона, Д.Лэйтина, И.С.Семененко, В.И.Пантина, В.В.Лапкина, А.П.Цыганкова, З.А.Жаде, Е. С. Холмогорова, В.Л.Цымбурского, К.А.Крылова12.

Особое место в рассматриваемом нами проблемном поле занимают теоретические концепты, связанные с разработкой методологических схем и совершенствованием инструментария анализа социально-политических идентичностей (М.Кастельс, А.В.Баранов, О.Ю.Малинова, А.Ю. Сунгуров, А.Н.Малинкин, О.А.Оберемко, Л.Н.Ожигова)13.

11 Дробижева Л.М. Этническая идентичность: советское наследие и современные подходы. http://www.demoscope.m/weekly/knigi/konfer/konfer024.html

12 Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности. М., «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига». 2004; Latin D. Identity in Formation. The Russian-Speaking Population in the Near Abroad. - Ithaca, London: Cornell University Press, 1998; Семененко И.С. Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI в. // Полис. 2004. № 1; Пантин В.И., Лапкин В.В. Представления об «особом пути» и формирование национально-цивилизационной идентичности в постсоветской России // Вестник РГНФ. 2005. № 3; Поиск национально-цивилизационной идентичности и концепт «особого пути» в российском массовом сознании в контексте модернизации / Отв. ред. В.В. Лапкин, В.И. Пантин. М., 2004; Цыганков А.П. Российская идентичность и европейский порядок // Социально-политический журнал. 1996. № 6; Жаде З.А. Геополитическая идентичность России в условиях глобализации: автореферат дисс. . докт. полит, наук. Краснодар 2007; Холмогоров Е. С. Антропоток и структуры идентичности. http://www.antropotok.archipelag.ru/text/al21.html.

Цымбурский В.Л. Россия - Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. М., 2000; Крылов К.А. Идентичность и антропотоки. http://w\v\v.antropotok.archipelag.ru/text/a122.htm;4epHQB П.В. Россия: этногеополитические основы государственности (генезис и основные закономерности). Автореф. дис. . докт. полит, наук. М., 2000.

13 Castells М. The power of identity. Cambridge; Mass., 1997; Баранов A.B. Региональная политическая идентичность: методы исследования // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы всероссийского научно-мстодического семинара. Краснодар 2004; Права человека и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред. Малиновой О.Ю., Сунгурова А.Ю. СПб., 2005; Малинкин А.П. Новая российская идентичность: особенности и типы отечественного дискурса. Очерк социологии знания^ // Социологический журнал. 2001. № 4; Социальная 8

Третий блок - массив научной информации, характеризующий особенности политической самоидентификации и социализации молодежи в современной России. Указанная проблематика находит отражение в работах таких исследователей, как Е.Б.Шестопал, Т.В.Евгеньева, Т.Н.Самсонова, А.Л.Зверев, О.А.Молчанова, Е.М.Арутюнова, Е.Л.Омельченко, И.В.Щербакова, О.И.Карпухин, О.О.Намлинская, Ю.Павлюченкова, Т.В.Черкасова, Х.Пилкингтон14.

Проведенный автором анализ показывает резкий рост интереса к проблеме политической идентичности в целом. Вместе с тем, недостаточно внимания уделяется процессам формирования национально-государственных самоидентификаций и установок молодежи.

Объектом исследования является содержание национально-государственной идентичности российской молодежи. идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / Под ред. О.А.Оберемко и Л.Н.Ожиговой. Краснодар, 2004.

14 Евгеньева Т.В. Символы национально-государственной идентичности современной российской молодежи (предварительные результаты межрегионального исследования)» // Шестая общая конференция «Политическая наука и политические процессов Российской Федерации и Новых Независимых Государствах постсоветской Евразии» 1-2 февраля 2008 г.; Самсонова Т.Н. Политическая социализация российских школьников: достижения, проблемы, перспективы // Социально-гуманитарные знания №2, 2001 г.; Зверев A.JI. Поколенческая специфика политической социализации граждан в постсоветской России // Политическая психология, культура и коммуникация. М.: РАПН, Российская политическая энциклопедия, 2008; Молчанова О.А. Политическая социализация в современной российской школе (политико-психологический анализ). Дисс. канд. пол ит.наук. М., 2007; Арутюнова Е.М. Российская идентичность в представлении московских студентов / Социс. 2007. №8. Омельченко Е. JI. Идентичности и культурные практики российской молодежи на грани XX-XXI вв. : Дисс. . докт. социол. Наук. М., 2004; Щербакова И.В. Социальные и социально-психологические механизмы формирования политической идентичности молодежи: теоретические аспекты // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология .2004. N 1. С. 129-152; Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социс.2000. N 3. С.124-128; Павлюченкова Ю. Особенности формирования гражданского самосознания российской молодежи // Власть. 2007. N 10. С.36-39; Черкасова Т.В. Молодежь о конфликтогенных факторах и молодежной политике // Социс. 2004. N3. С. 104-1 Об; Pilkington, II. Russia's Youth and its Culture: A Nation's constructors and Constructed. Routledge, 1994; Pilkington, H. (ed.) Gender, Generation and Identity in Contemporary Russia. Routledge, 1996.

Предметом исследования выступают ценностные основания, модели и механизмы самоидентификации российской молодежи с образом России.

Цель исследования - изучение особенностей национально-государственной самоидентификации российской молодежи как процесса взаимодействия значимых компонентов её политического сознания.

В рамках достижения поставленной цели представляется необходимым решить ряд взаимосвязанных задач:

1) Рассмотреть теоретические предпосылки и концепции исследования национально-государственной идентичности в психологической и политической традициях;

2) Разработать концептуальную модель политико-психологического анализа национально-государственной идентичности;

3) Выявить тенденции и механизмы актуализации национально-государственной идентичности в многомерной структуре политического сознания российской молодежи;

4) Изучить специфику образов России и «остального мира», «своих» и «чужих» как субъективных политико-психологических конструктов, на которые направлена идентификационная активность молодежи;

5) Проанализировать ценности и мотивы, оказывающие влияние на идентификационный выбор молодых граждан Российской Федерации.

Теоретико-методологические основания исследования

Теоретической основой исследования выступает понимание национально-государственной идентичности, контуры которого нашли отражение в трудах Е.Б.Шестопал, Т.В.Евгеньевой, Т.Г.Стефаненко, А.Л.Зверева15. В её основе лежит рассмотрение самоидентификации

15 Шестопал Е.Б. Образы власти в постсоветской России. М., 2004; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания образа «Другого» в современной России //

10 личности с нацией и государством как сложного процесса, обусловленного синтетическим взаимодействием культурно-психологических императивов, символического пространства политической реальности, трансформационной динамики общества и персональных социализационных спецификаций. На наш взгляд, такая схема позволяет не только интегрировать социокультурные и политико-процессуальные компоненты самосознания, но также выявить субъективные рациональные и глубинные аспекты идентификационного выбора молодых граждан России.

Важными элементами теоретической базы диссертационного исследования являются: .

1) подходы к изучению политической социализации и образов, разработанные и введенные в научный оборот представителями политико-психологической школы, возглавляемой Е.Б.Шестопал;

2) политико-конструктивистские подходы к изучению фреймов, символических и мотивационных компонентов социальной реальности (И.Гофман, П.Бурдьё);

3) динамика ценностно-мотивационной сферы молодых граждан России исследовалась нами через обращение к концепциям А.Маслоу, М.Рокича, Ш.Шварца, У.Билски, А.В.Селезневой16.

Чужие» здесь не ходят. Политический экстремизм и радикальная ксенофобия в социокультурном пространстве современной России / под ред. Евгеньевой Т.В. М., 2004; Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания и основные характеристики образа «теневой власти» в сознании россиян // Микрополитика. Субъективные аспекты политического процесса / Под ред. Шестопал Е.Б. М., 2004. С. 5-17; Стефаненко Т.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. М., 1989; Зверев A.JI. Поколенческая специфика политической социализации граждан в постсоветской России // Политическая психология, культура и коммуникация. М.: РАПН, Российская политическая энциклопедия, 2008.

16 Маслоу А. Мотивация и личность. СПб., Евразия, 1999; Maslow A. Self-actualizing and Beyond. In: Challenges of Humanistic Psychology. N. Y., 1967; Rokeach M. The nature of human values. New York: Free press 1968; Schwartz S. Bilsky W. Toward a psychological structure of human values / Journal of personality and social psychology. 1987. № 58. P. 878891; Селезнева A.B. Поколения в российской политике: политические представления и ценности. Дисс. канд. полит, наук. М., 2008.

Положения, выносимые на защиту

1. В среде молодых россиян (жителей регионов с доминирующим I русским этническим составом) преобладает русская этнополитическая идентификация, которая дифференцируется на две оппозиционные идентификационные , модели: конфликтогенную этноцентричную и модель этнической адаптации.

2. Национально-государственная самоидентификация значительного числа молодых граждан Российской Федерации - результат трансформации русской этнической идентичности (модель этнической адаптации), её перехода в социокультурную и лингвистическую плоскости, а не эффективной гражданско-политической социализации.

3. Образ России в политическом сознании молодежи отличается от темпоральных и географических границ современной Российской Федерации. В темпоральном ракурсе он перенесен в обозримое будущее и представляет собой позитивную интерпретацию политической реальности. В политико-географическом ракурсе существует тенденция восприятия ряда государств постсоветского пространства в качестве «своих» территорий, а некоторых субъектов Российской Федерации • — как потенциально «чужих».

4. У молодых россиян сформировался устойчивый «образ врага», персонифицированный в лице США и возглавляемого ими «Запада». Указанный конструкт выполняет функцию активации «негативного» национально-государственного самосознания.

5. Рациональные и глубинные компоненты идентификационного образа России в политическом сознании молодежи имеют существенные различия. На глубинном уровне сильны потребность в безопасности и статические ориентации.

6. Основными мотивами национально-государственного идентификационного выбора являются: потребности в

12 безопасности, комфорте, карьерные амбиции, стремление к самореализации, патриотизм.

7. Основными ценностями, притягательными в идентификационном образе России с точки зрения молодежи, являются сила, национальные ресурсы, государственный патернализм, национальный исторический, в том числе антикризисный, опыт.

Научная новизна исследования

Во-первых, разработана концептуальная политико-психологическая модель исследования национально-государственной самоидентификации, позволяющая учитывать как рациональные, так и неосознаваемые аспекты самосознания личности.

Во-вторых, процесс идентификации молодежи рассматривается с точки зрения парадигмы социальных ценностей, представлений и формирования конгруэнтного геополитического образа.

В-третьих, была осуществлена комплексная диагностика глубинных оснований национально-государственной идентичности, их взаимосвязи с когнитивными и эмоциональными сферами политического сознания молодежи.

В-четвертых, в рамках диссертационного исследования был использован подход, изучающий содержание национально-государственной самоидентификации российской молодежи в контексте динамической триады «образы - фреймы — ценности».

Научно-практическая значимость исследования

Во-первых, результаты диссертационного исследования могут быть использованы как в целях дальнейшего научного поиска, прямо связанного с тематикой национальной идентичности, так и для расширения теоретического и эмпирического фундамента смежных областей: социологии и психологии молодежи, исследований политической культуры

13 и политического процесса в современной России, политико-социологической проблематики в её глобальном и региональном измерениях.

Во-вторых, данное диссертационное исследование может выступать методологической базой разработки специальных курсов в рамках учебных специальностей: «организация работы с молодежью», «политология», «социология», «социальная работа», «государственное и муниципальное управление».

В-третьих, выявленные тенденции могут быть учтены в процессе разработки государственной (региональных, муниципальных) молодежной политики РФ и формулирования социальных программ по развитию национально-государственной идентичности.

Апробация результатов исследования

Диссертация прошла экспертизу на кафедре политической психологии философского факультета Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Результаты исследования были представлены автором на трех российских и двух международных конференциях.

Структура работы

Рукопись диссертации состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

Заключение диссертации научная статья по теме "Политическая психология"

Подводя итоги проведенному исследованию, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, значительный сегмент (до 1/3) молодых граждан России не проявляет национально-государственной или иной политико-культурной идентичности в структуре собственного «Я» и в образах «Мы». Данный кластер характеризуется низким уровнем когнитивной сферы политического сознания и тенденцией к негативации политического процесса. В его сознании преобладают фрагментарные ситуационно обусловленные и социально-бытовые идентификации. Ценностными ориентирами данной группы выступают дефицитарные атрибуты (социальный комфорт, материальные факторы).

Во-вторых, не более 3-5% россиян в возрасте 18 -29 лет имеют сформировавшуюся национально-государственную идентичность гражданского типа. Значительное их число (до 60%) принадлежит к младшей возрастной группе 18 -21-летних.

Показательно: подавляющее большинство молодых людей (95%) с оформленными политико-гражданскими установками позитивно относятся к действующей российской власти. Значительное их число персонализируют Россию через образ «Путин». Для них типичной является социально-историческая позитивация образа «Россия» в его геополитической проекции и более сдержанное отношение к «России — народу». Можно констатировать, что у данного кластера на бессознательном уровне преобладающей ценностью является «государство», воспринимаемое как интенсификатор «подъема» -национально-государственной модернизации. Когнитивный компонент характеризуется одновременно и динамизмом, и дисбалансом: интерес к текущей политике не подкреплен критической социально-исторической рефлексией. Декларируемым императивом у представителей рассматриваемой группы является этническая толерантность (<ты все — россияне, граждане единого государства»). Но в глубинных пластах политического сознания молодого «россиянина» укоренены конфликтные мотивы, ориентация на восприятие социальной реальности через гиперболизацию идейного фрейма «свои - чужие». В апперцептивном плане для данного кластера типичным является абсорбирование информационного контента «официальной позитивной России».

В-третьих, от 7 до 10 % респондентов проявляют синтетическую «русскую гражданскую» идентичность. В её основе - социокультурный трансфер: расширенное восприятие «русского» как «русскоязычного», гражданина России, носителя русской культурно-исторической матрицы. В конвенциональном понимании данного кластера интегрируются два противоположных императива:

• Россия - многонациональное государство

• Россия - государство русской культуры

Для обладателей «русской гражданской» идентичности этничность и гражданственность - сбалансированные производные единого социально-исторического явления российской государственности. Рассматриваемый кластер отличается средним (и несколько выше среднестатистического) уровнем развития когнитивной сферы политического сознания. Другая его особенность - наличие элементов толерантности и установок на диалог (открытость России) в глубинных слоях психоструктуры. Главная национально-государственная ценность для-' этого сегмента - «славное прошлое», историко-культурный потенциал России. В меньшей степени — сила государства. В апперцептивном плане для данного кластера типична выборочная позитивация. В тендерном плане кластер несбалансирован — имеет выраженный «женский» профиль. В возрастном ракурсе к «русской гражданской» идентификации более склоны представители двух старших групп (от 22 до 29 лет).

В-четвертых, существенную нишу (не менее 15 - 20%) в современной молодежной среде занимают носители «этнической русской» версии национально-государственной идентичности. Для них характерны следующие особенности:

• Механистический трансфер - восприятие России как «государства русских»

• Представители нерусских этносов рассматриваются как «неграждане» или «не совсем граждане»

• Отторжение тезиса о многонациональной природе российской государственности

Таким образом, согласно мнению «этнических русских», национально-государственная идентичность тождественна «русскости» в её этнической интерпретации. Указанный сегмент характеризуется существенной дифференциацией уровней развития когнитивной и эмоциональной сфер респондентов, в него входящих (от низкого - до высокого). Ведущие социально-политические установки:

• ориентация на конфликт с «чужими»

• подданнический политико-культурный императив

Среди глубинных психических проявлений доминирует потребность в безопасности, безусловная ценность силы и «сильного государства» как её генератора. Апперцепция у представителей «этнического русского» кластера осуществляется через «негативный» фрейм: систематическое преломление информации посредством конфликтогенной установки.

В-пятых, до 10% респондентов проявляют этнорегиональную идентичность. В их идентификационных матрицах национальная составляющая — «русскость» - сочетается с девальвацией ценности современной России как государства. В их политических представлениях Российская Федерация представлена двойственно:

• Как антипод «русской России» - синоним действующей «чужой» власти

• Как репрезентация политики - «грязного дела», не вызывающего интерес у респондентов

В отличие от «этнических русских», у представителей данной идентификационной модели в меньшей степени выражены реминисценции и ориентации на важность государственного «потенциала» («нефть», «ресурсы», «технологии»). При этом на глубинном уровне обнаруживается мощная установка на изоляционизм, конструирование образов альтернативных «своих», дефицитарная потребность во внешней «силе».

В-шестых, до 1А респондентов демонстрируют неполитические территориальные (локальные, региональные) модели самоидентификации.

В-седьмых, можно диагностировать ряд системообразующих тенденций формирования национально-государственной идентичности Российской молодежи.

Так, на импринт — уровне национальной самоидентификации молодежи преобладают:

• потребность в безопасности

• установка на статику

• установка на политико-культурную изоляцию

• фрустрационные эффекты

На фрейм — уровне могут быть дифференцированы следующие элементы: когнитивный дефицит подданнические государство - центричные мотивации бинарная ценность «сильного» государства и «развитой» страны ценность ресурсной компоненты потребность в геополитическом доминировании (статус «державы») императив социокультурной уникальности

• социально-политические реминисценции

• тенденция позитивации образа «будущей России»

На операциональном уровне структурируются пять моделей идентификационного выбора:

• «Гражданско-государственная» политическая модель

• «Русская конвенциальная» социокультурная модель

• «Русская сегрегационная» этнополитическая модель

• «Русская этнорегиональная» социетальная модель

• «Локальная аут-политическая» территориальная модель.

Таким образом, можно сделать заключение, что формирование национально-государственной идентичности молодежи в современной России протекает как эволюция, обусловленная динамическим взаимодействием четырех идентификационных тенденций:

• Официально-гражданской

• Русской аккультурации

• Русской этнической

• Фрагментарно - локалистской

Очевидно, что сегодня в политическом сознании молодежи доминируют этнический и диффузный (фрагментация, деструктурация) векторы.

Заключение

Подводя итоги проведенному исследованию, можно констатировать, что национально-государственная идентичность, процессы её структурации в современной России в целом и молодежной политической культуре в частности, выступает одним из наиболее актуальных направлений научного поиска. В своих теоретических концепциях российская политологическая традиция ориентирована на многообразие и полипарадигмальность понимания национально-государственной идентичности на основе сочетания психологического, этнологического, социокультурного, цивилизационного и политико-социологических подходов.

Генезис идентичности как научной проблемы связан с развитием психологического знания. Психологическая наука выработала две принципиальных точки зрения на идентичность. Первая группа концепций (психоаналитические работы, психология личности) исходит из её интерпретации в качестве системообразующего ядра персональной психоструктуры - основания целостности «Я», сбалансированности его глубинного и социокультурного уровней. Второй спектр мнений опирается на социетальную парадигму: идентичность рассматривается во «внешней» проекции многообразия культурно обусловленных ролевых взаимодействий.

Для политических наук характерно многопрофильное рассмотрение идентификаций в целом и её национально-государственного компонента в частности. Современное операционально-исследовательское поле идентичности структурировалось через преодоление тезиса об имманентном этническом генотипе национального самосознания и движение к многоуровневым культурно-историческим и конструктивистским моделям.

Весомое значение проблематика национально-государственной идентичности обрела в политической психологии. Очевидно, что политико-психологические модели обладают существенным методологическим преимуществом: они позволяют рассматривать данный

149 феномен в синтетическом ракурсе, сочетать в ходе научного анализа личностно-психологические аспекты (структура и динамика политических представлений, политическая социализация и т.д.) и макрополитические факторы (социокультурный кризис, массовое сознание, влияние институционального контекста).

Использование политике-психологического инструментария позволило адекватно оценить такие принципиальные для понимания природы национально-государственной идентичности проблемные ниши, как:

• процесс политической социализации в современной России (Е.Б. Шестопал, О.А.Молчанова);

• поколенческие и ментальные особенности постсоветской молодежи (Е.Б.Шестопал, А.В.Селезнева);

• этнопсихологические императивы структурации политического сознания в условиях ценностно-политического кризиса (Т.В.Евгеньева, А.Л.Зверев, Е.Г.Земскова).

В качестве теоретического фундамента диссертационного исследования нами была выбрана концепция Т.В. Евгеньевой. Её основное методологическое преимущество вытекает из комплексного сочетания культурно-психологических факторов и политических реалий постсоветской России.

Мы сформулировали авторскую синтетическую модель. Согласно ей национально-государственная идентичность определяется как психологическая само-ассоциация личности с геополитическим образом (образами) определенного национально-государственного конструкта, имеющая в своем основании персональные фреймы (мотивы и ценности), закрепляющаяся и проявляющаяся через символические репрезентации.

Основываясь на самостоятельно сформулированном определении, мы рассмотрели процесс формирования национально-государственной идентичности российской молодежи как динамическую композицию, взаимодействие элементов триады: ОБРАЗЫ - ФРЕЙМЫ - СИМВОЛЫ.

Под идентификационными образами автор понимает психические проекции объектов политической реальности в сознании личности, с которыми кристаллизуется персональная взаимосвязь («страна», «государство», «народ»).

Х\енностно-мотивационные фреймы мы квалифицируем как совокупность побудительных установок и ценностно обусловленных паттернов, опредмечивающих идентификационный выбор по отношению к конкретному субъекту - образу.

Символический контур национально-государственной идентичности определяется в диссертационной работе как многоуровневое пространство концентрированных знаковых смыслов. К главным идентификационным функциям символа мы относим: маркирование, коммуникацию, ретрансляцию, интеграцию, фиксацию значимых элементов политического сознания.

С точки зрения структурной композиции идентификационной системы мы выделили импринт-уровнень, уровень фреймов и ориентационный уровень.

Импринт-уровнень аккумулирует неосознаваемые предпосылки идентификационного выбора (архаические сюжеты, лингвистическую матрицу, артефакт родства, базовые потребности, травмы, фобии и т.д.)

Фрейм-уровень — ценностно-психологическое пространство национального национально-государственного самосознания. Он предполагает переосмысление личностью факта собственной принадлежности к нации и связанное с ним формулирование национально-исторического содержания «Я» в макро-контекстах («мы» и «моя страна» и т.д.).

Ориентационный уровень — «верхний слой» комплекса политического сознания, который воспроизводится в определенных идентификационных моделях, содержании идентификационного выбора.

Сочетая количественные (формализованное интервью) и качественные (фокусированное интервью, проективные тесты) методы эмпирического анализа, мы провели исследование национально-государственной самоидентификации 126 молодых граждан Российской Федерации в возрасте 18-29 лет, представляющих 17 регионов.

Анализируя структурные аспекты кристаллизации национально-государственного элемента в политическом сознании российской молодежи, мы констатировали, что национальная самоактуализация не входит в число приоритетов современного молодого поколения. Более того, существенный сегмент - не менее трети молодых граждан РФ - очевидно, не смогли выработать идентификационную связь с устойчивой политико-культурной структурой (регион, этнос). Данная группа характеризуется политической индифферентностью, слабой когнитивной составляющей политического сознания, склонностью к негативации политической реальности.

У значительной части молодых россиян выражена этническая идентичность в её расширенной социокультурной и конфликтогеннной версиях. Для первой характерны аккультурация, социокультурный трансфер (адаптационный перенос расширенной «русской» идентичности на политико-гражданский уровень), конвенциальные стратегии межэтнического взаимодействия. Для второй - фобии по отношению к «чужим», установка на негативацию политических реалий современного российского социума. «Русская Россия», «государство русских» воспринимаются представителями данного кластера как альтернатива полиэтническому конгломерату и социокультурному разнообразию

Мы можем зафиксировать тенденцию: гражданско-государственная модель идентификации присутствует более чем у 3-4% молодых россиян.

Региональный фактор играет двойственную роль в идентификационной политико-культурной матрице. Часть респондентов проявляют комплементарную региональную идентичность. Но существенная доля молодых людей ориентирована на изоляционизм - компенсаторную этнорегиональную модель самосознания. Локальные идентификации также продуцируют дуальный эффект. С одной стороны, они предают структурную целостность «политическому Я», укрепляют фундаментальную взаимосвязь личности и общества через социально-ролевые функции, с другой выступают механизмом дезорганизации национально-государственного психологического пространства через автономизацию молодых людей, их погружение в аполитические сюжеты локальных микросоциумов.

Значимыми позитивными характеристиками идентификационного образа России выступают сила, независимость, единство, дружелюбие. Важными негативными чертами - закрытость, низкий уровень безопасности.

Следует подчеркнуть, что молодые россияне, как правило, слабо дифференцируют нацию и государство. Две этих составляющих интегрированы в образе «страны России» (смысловым эквивалентом которой нередко и выступает «государство»). Идентификационный образ «Россия» органически дифференцируется на внутриполитические сюжеты -представления о «народе» и его «жизни», и макрополитические -пространственные и темпоральные фреймы, связанные с образами власти и «остального мира».

Мы выяснили, что на первом уровне наблюдается доминирование негативных сюжетов - производных современной социально-экономической реальности. На макроуровнях («страна», «государство Россия») присутствует тенденция позитивации.

В ходе исследования автор выявляет, что доминанта позитивной политико-культурной «особости» («державности») в образе России выполняет две взаимосвязанные психологические функции.

• Компенсаторную функцию - через формулирования мотивационных первооснов национально-государственной самоидентификации;

• Интеграционную функцию - в контексте эмоциональной (и отчасти, рациональной) консолидации социального массива

Значимые фрагменты, характеризующие восприятие России современной молодежью: ресурсный и технологический потенциал, императив уникальности, высокий уровень культурного развития, социально-экономические проблемы, противопоставляемые фрейму «великой державы».

Следовательно, модальный идентификационный образ «Россия», укоренившийся в сознании молодежи, сдвинут в будущее. Молодое поколение размышляет о сильной России «через . лет», которая «поднимется». Основания для такого рода суждений черпаются как из реминисценций (исторический опыт национальных возрождений, культурный потенциал), так и в меньшей степени - из текущей геополитической динамики.

Контур «чужих» в молодежной политической культуре структурирован через базовые этнолингвистические негативации. Значимые «чужие» для современного молодого россиянина - «кавказцы», «приезжие», «азиаты», «исламисты».

К геополитическим союзникам России молодежь относит ряд стран постсоветского пространства (Белоруссию, Казахстан), отдельные государства «старой Европы» (Германия, Франция). С известными оговорками к реестру «потенциальных» партнеров причисляются Украина и КНР.

Геополитический образ «врагов» в сознании молодежи имеет двухуровневую структуру: опасность, которую несет «малый враг» (исламская макроцивилизация, «террористы»), девальвируется перед фактором «большого врага» (образы США, «Запад»).

На импринт-уровне нами были зафиксированы следующие установки:

• потребность в безопасности

• установка на статику

• установка на иерархию

• установка на политико-культурную изоляцию

• фрустрационные эффекты

Симптоматично, что артикулируемые сюжеты национального ренессанса не находят подтверждения на глубинном уровне политического сознания российской молодежи, нивелируются неосознаваемым профилем «статической» страны.

На фрейм-уровне (ценностно-идентификационный ракурс) наиболее рельефно проявляю себя такие составляющие, как когнитивный дефицит, подданнические государство - центричные мотивации, бинарная ценность «сильного» государства и «развитой» страны, значимость ресурсной компоненты, потребность в геополитическом доминировании (статус «державы»). С ценностной точки зрения не мене важными являются императив социокультурной уникальности, социально-политические реминисценции, тенденция позитивации образа «будущей России».

Таким образом, самоидентификация с национально-государственным конструктом рассматривается молодежью как возможность удовлетворить широкий спектр дефицитарных потребностей: безопасности, социально-экономического, социально-культурного, престижного свойства. Симптоматично, что у определенного сегмента молодых россиян проявляется социокультурная инверсия: национально-государственная идентификация трансформируется в государственную. Государство в, данной конструкции - ведущая социальная самоценность. Российский социум («Народ») - пассивный абсорбент властного креатива.

Обобщая результаты исследования ценностного профиля идентификаций российской молодежи, мы выделяем три блока ценностей:

• Экзистенциально-терминальные

• Инструментальные социально-преобразовательные

• Дефицитарные социально-статические.

Мы можем констатировать, что в основе национально-государственной самоидентификации молодежи в современной России лежит взаимодействие четырех ведущих тенденций:

• официально-гражданской — властного креатива

• русской аккультурации

• русской этничности

• фрагментарной локализации.

Их симбиоз позволяет говорить о шести моделях идентификационного выбора современной молодежи.

К моделям, опосредующим «уход» поколения молодых россиян от национально-государственного компонента сознания, относятся:

• «Русская этнорегиональная» социетальная модель

• «Локальная аут-политическая» территориальная модель

К моделям, опосредующим саморепрезентацию политического «Я» в национально-государственном контексте, могут быть отнесены:

• «Гражданско-государственная» политическая модель

• «Русская конвенциальная» социокультурная модель

• «Русская сегрегационная» этнополитическая модель.

Каждая из трех указанных структур предполагает специфические оригинальные механизмы ассоциации молодого российского гражданина с «нацией» и «государством» в их личностной интерпретации.

В рамках гражданско-государственной идентификационной схемы определяющим является процесс надэтнического конструирования и его элементы - государственная политика идентичности, идейно-политический креатив власти, импринтинг официальных представлений о «многонациональном», поликонфесиональном и поликультурном характере современного российского общества.

Основополагающий механизм второй - «русской конвенциальной» модели - расширение психологических границ и критериев «русскости» в сочетании с социокультурным трансфером: взаимной адаптацией этнического «русского» и политического «российского» смыслов.

Русская этнополитическая («сегрегационная») модель базируется на системообразующем конфликтогенном императиве внутренних «чужих», восприятии России как исключительно «русского» этноисторического проекта.

Следует признать, что сегодня среди национально-государственных установок российской молодежи доминируют «русский фактор». Он порождает две диаметрально противоположные тенденции:

1) стремление к широкой политико-культурной самоидентификации с использованием мотивов культурно-исторического и гражданского сознания;

2) этнопсихологическое дистанцирование, воспроизводство образа «русской России» как политико-государственного проекта, альтернативного современной «многонациональной» Российской Федерации.

Очевидно, что проведенный нами анализ имеет существенное теоретико-методологическое и прикладное значение, как в ракурсе решения научных задач, связанных с проблематикой российской идентичности, так и с точки зрения детального понимания политико-психологических особенностей молодого поколения в современной России.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат политических наук , Титов, Виктор Валериевич, Москва

1. Абельс X. Интеракция. Идентификация. Презентация. СПб., 2000.

2. Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность россиян в современных условиях). — М., 2005.

3. Аванесова Г.А. Культурно-ориентированная модернизация России // Социально-гуманитарные знания. №4. - 2000. С. 42-53.

4. Аверинцев С. О некоторых константах традиционного русского сознания // Открытая политика. № 9-10. -1999. С.89-94.

5. Авксентьев В.А. Этнополитическая идентичность в постсоветской России как фактор конфликтности II Сборник научных трудов. Серия Гуманитарные науки. Ставрополь, 2004.

6. Адорно Т. Исследование авторитарной личности. М., 2000.

7. Айзенк Г. Структура личности / Пер. с англ. М.; СПб: КСП+; Ювента, 1999. - 463 с.

8. Андреев A.JI. Гражданская позиция российской учащейся молодежи // Вестн. Рос. акад. наук. 2005. - Т.75, N 7. - С.587-606

9. Андреев A.JI. Цивилизационная идентичность России: проекция на массовое сознание // Обновление России: трудный поиск решений. Годичные научные чтения «Российская цивилизация: этнокультурные и духовные аспекты».

10. Ю.Андреева Г.М. Психология социального познания. М., 2000.

11. П.Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская JI.A. Зарубежная социальная психология XX столетия: Теоретические подходы. М., 2001.

12. Антонова Н.В. Проблема личностной идентичности // Вопросы психологии. 1996. - № 1

13. Анцыферова Л.И. Психология повседневности, жизненный мир личности и "техники" ее бытия // Психологический журнал. 1993. - Т. 14, № 2. - С. 8-17;

14. Анцыферова Л.И. Системный подход к изучению и формированию личности // Проблемы психологии личности. М., 1982.

15. Ахиезер А.С. Культурные основы этнических конфликтов // Общественные науки и современность. 1996. - №2. — С. 14-26.

16. Ачкасов В.А., Бабаев С.А. «Мобилизованная этничность»: Этническое измерение политической культуры современной России. СПб., 2000.

17. Ачкасов В.А. Этническая идентичность в ситуациях общественного выбора // Журнал социологии и социальной антропологии. Т 2. Вып. 1. -1999;

18. Баклушинский С. А. Белинская Е.П. Развитие представлений о понятии социальная идентичность. // Этнос. Идентичность. Образование. М., 1998.

19. Балибар Э., Валлерстайн И. Раса, нация, класс. Двусмысленность идентичности. М., 2004.

20. Баранов А.В. Региональная политическая идентичность: методы исследования // Социальная идентичность: способы концептуализации и измерения: Материалы всероссийского научно-методического семинара. -Краснодар: Кубанский гос. ун-т., 2004;

21. Баранов А.В. Историческое сознание в контексте региональной идентичности Юга России // Человек. Сообщество. Управление. Краснодар. 2003. № 2-3.

22. Баранов А.В., Вартумян А.А. Политическая регионалистика. Курс лекций. М.: Издательство МГСУ «Союз», 2003

23. Баранова Т.С. Теоретические модели ' социальной идентификации личности. // Социальная идентификация личности. — М.: РАН ИС, 1994. С. 35-46

24. Барт Р. Мифологии. М., 2004 312 с.

25. Бауман 3. Индивидуализированное общество. М., 2002.

26. Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Полис. №6. - 2000. С. 71-84.

27. Белинская Е.П. Идентичность личности в условиях социальных изменений : автореферат дис. . доктора психологических наук : 19.00.05 / Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Москва 2006 50 е.;

28. Белинская Е. П. Временные аспекты Я-концепции и идентичности // Мир психологии. № 3. 1999. с. 40-46.

29. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. — М.: «Медиум», 1995.

30. Берне Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

31. Блумер Г. Общество как символическая интеракция. http://evrika.tsi.lv/index.php?name=texts&file=show&f=284

32. Бобахо В.А. Социально-политические аспекты молодежной субкультуры / В.А.Бобахо, С.И.Левикова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12. Полит, науки. -1996.-N2.-С.35-45.

33. Большаков С.Н. Проблемы региональной идентичности в российском политическом пространстве // Управленческое консультирование. 2003. -№ 1.

34. Боровиков С. Переслегин С. Антропотоки и институты натурализации. Русский язык как институт натурализации. 2004. http://www.igstab.ru/materials/other/BRRussian.htm

35. Бромлей Ю.В. Этнос и география. М., 1972.

36. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983.

37. Брунер Дж. Психология познания. М., 1977.

38. Бурдьё П. Оппозиции современной социологии//Социологические исследования. 1996. № 5. С. 36-50.

39. Вахштайн B.C. Драматургическая теория Ирвинга Гофмана: двапрочтения. Социологическое обозрение Том 3. № 4. 2003http://www.sociologica.net/sl0/10stal.pdf160

40. Вокогонова О.Д., Татаренко И.В. Этническая идентификация русских или искушение национализмом // Мир России. №2. - 2001. С.149-166.

41. Воропаева Т.С. Идентификация как механизм формирования этнического самосознания // Мир психологии и психология в мире. №1. - 1995. С. 712.

42. Вундт В. Психология народов. М., 2008.

43. Выготский JI.C. Мышление и речь. М., 1982.

44. Геллнер Э. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1992

45. Гельман В. Я, Попова Е. Региональные политические элиты и стратегии региональной идентичности в современной России // Центр и региональные идентичности в России / Под ред. В. Гельмана, Т. Хопфа, -СПб.: Изд-во Европейского ун-та, 2003.

46. Гельман В.Я. Постсоветские политические трансформации // Полис. №1. -2001. С. 21-32.

47. Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. М., 2003;

48. Гидденс Э. Что завтра: фундаментализм или солидарность // Отечественные записки. 2003. -№1 // http://www.strana-oz.ru/?numid=l 0&article=l 3.

49. Гофман И. Анализ фреймов. Эссе об организации повседневного опыта. М.: Ин-т социологии РАН. 2004 752 с.

50. Грунт З.А., Кертман Г.Л., Павлова Т.В., Патрушев С.В., Хлопин Д.А.

51. Российская повседневность и политическая культура: проблемы обновления //Полис. №4. - 1996. С.57-68.

52. Гудков Л.Д. Эрозия идентификации и социальные напряжения в регионе. // Куда идет Россия? Социальная трансформация постсоветского пространства. / Под общ. ред. Т.Н. Заславской. М.: Аспект Пресс, 1996.

53. Гудков Л.Д. Русский неотрадиционализм // Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. №2. - 1997. С. 25-37.

54. Гудков Л.Д. Этнические фобии в структуре национальной идентификации

55. Мониторинг общественного мнения ВЦИОМ. №15. - 1995. С. 101-143.161

56. Гулевич О.А., Безменова И.К. Атрибуция: общее представление, направления исследований, ошибки. М., 1998.

57. Гумилев JL Н. Этногенез и биосфера Земли. JL, 1989.£4 Гумилев JL Н. От Руси к России. М., 1992.

58. Гусева О.Ю. Этническая идентичность в ситуации межкультурного взаимодействия и в условиях моноэтнической среды : автореферат дис. . кандидата психологических наук : 19.00.05. М., 2004. 22с.

59. Гуссерль Э. Картезианские размышления. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2001.

60. Демидов Д.Н. Соотношение образов Я-идеальное и Я-реальное и проблемы подростков. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. С.-Петербург, 2000. 19 с.

61. Джеймс У. Вселенная с плюралистической точки зрения. М., 1991.

62. Добрынина В.И. Процессы перемен в сознании российской учащейся молодежи / В.И.Добрынина, Т.Н.Кухтевич // Вестник МГУ Сер. 18. Социология и политология 2003. - N 4. - С. 166-177

63. Дробижева Л.М. Этническая идентичность: советское наследие и современные подходы // Бюллетень «Население и общество», № 143-144 26 января 8 февраля 2004.;

64. Дробижева Л.М. Российская и этническая идентичность: противостояние или совместимость // Россия реформирующаяся, М, 2002, С.213-244.;

65. Дробижева Л.М.Национальное самосознание: база формирования и социально-культурные стимулы развития//Советская этнография. 1985. №5.С.5-23.

66. Дроненко Д.М. Национально-культурная идентичность как социально-философская проблема: диссертация . кандидата философских наук: 09.00.11. Волгоград, 2003. -166 с.

67. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М., 1996.

68. Евгеньева Т.В. Архаическая мифология в современной политической культуре // Полития. №1. - 1999. С. 33-47.

69. Евгеньева Т.В. Социально-психологические основы формирования политической мифологии // Современная политическая мифология: содержание и механизмы функционирования / Сб. ст. Сост.: Логунов А.П., Евгеньева Т.В. М., 1996. С. 12-25.

70. Евгеньева Т.В. Культурно-психологические основания и основные характеристики образа «теневой власти» в сознании россиян // Микрополитика. Субъективные аспекты политического процесса / Под ред. Шестопал Е.Б. М., 2004. С. 5-17.

71. Евгеньева Т.В. Перспективы российской демократической власти и архетипы российской ментальности // Образы власти в постсоветской России / Под ред. Шестопал Е.Б. М., 2004. С.24-32.

72. Захарова Ю.Б. О моделях психологической защиты на уровне межгруппового взаимодействия // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. -№3.-1991. С.11-17.

73. Знаменский А.А. Этнонационализм: основные концепции современной американской социологии // Социологические исследования. №2. — 1992. С. 23-31.

74. Иванова Н. Социальная идентичность в различных социокультурных условиях // Вопросы психологии. 2004. № 4. С. 65-76.;

75. Иванова Н. Социальная идентичность: структура и трансформация. Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2004

76. Ильин В.А. Социально-психологические особенности российской идентичности и тенденции ее трансформации в современных условиях реформирования общества: автореферат дис. . канд. психол. наук : 19.00.05. М., 2003.-26 с.

77. Ионин Л.Г. Идентификация и инсценировка // Социологические исследования. №9. - 1995. С. 12-21.

78. Исаев Г.А. Региональный политический процесс в федеративном и социологическом измерениях. Казань: «Идель-Пресс», 2002.

79. Кальной И.И. О специфическом статусе крымчанина и его идентичности. Сайт «Крым в контексте русского мира» http://www.rasmircrimea.info/index.php?go=kalnoy&in=view&id=12

80. Капустин Б.Г., Клямкин И.М. Либеральные ценности в сознании россиян // Полис. №1. - 1994. С. 23-35

81. Кара-Мурза А.Г.Дуализм' российской идентичности: цивилизационное западничество versus геополитическое евразийство.-http://old.russ.rU/iournal/politics/98-10-26/k murz.htm 27.10.1998

82. Кармадонов О. А. Откровения и парадоксы символического интеракционизма. 2006. http://www.isras.ru/files/File/Socis/l-6-2006/karmadonovSymbolic.pdf

83. Карпухин О.И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социол. исслед. 2000. - N 3. - С. 124-128

84. Карыбаева М. Этническая идентичность в условиях социальных трансформаций//Этнический мир (Информационно-аналитический бюллетень), 1998, №2.

85. Каспэ С.И. Демократические шансы и этнополитические риски в современной России // Полис. 1999. - № 2.

86. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. ГУ ВШЭ. М., 2000;

87. Кисел ев И.Ю. Смирнова А.Г. Динамика образа государства в международных отношениях. Изд-во СПбГУ. 2003. -272 с.

88. Климов И.А. Психосоциальные механизмы возникновения кризиса идентичности // Трансформация идентификационных структур в современной России / Под ред. Стефаненко Т.Г. М., 1998. С. 98-120.

89. Климова, С.Г. Изменение ценностных оснований идентификации (80-90-е гг.) // Социологические исследования. 1995. - №1

90. Ковалева Л.Г. Цивилизационная идентичность России в русской философии культуры : диссертация . докт. филос. Наук. Курск, 2006 — 366 с.

91. Коваленко В.И., Федякин А.В. Глобализация: сумерки или восход? // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 2004. - № 6

92. Кон И.С. В поисках себя: личность и ее самосознание. М., 1984.

93. Кон И.С. Постоянство и изменчивость личности // Психологический журнал. 1987. - Т.8, № 4. - С. 126-137;165

94. Комарофф Дж. Национальность, этничность, современность: политика самосознания а конце XX века// Этничность и власть в полиэтничных государствах. М., 1994.

95. Кочетков В.В. Цивилизационная идентичность России // Вестник МГУ. Серия. 18. Социология и политология. 2006. - № 3

96. Крылов К.А. Идентичность и антропотоки http://vmw.antropotok.archipelag.ru/textyal22.htm

97. Крылов М.П. Региональная идентичность в историческом ядре Европейской России // Социологические исследования. 2005. - №3.

98. КукушинВ.С., Столяренко Л.Д. Этнопедагогика и этнопсихология. Ростов-на Дону, 2000. С.110.

99. Кун М. Макпартленд Т. Эмпирическое исследование установок личности на себе // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М., 1984

100. Лебон Г. Психология масс. М., 2001.

101. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление / Психология мышления. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер и В.В.Петухова. М: Изд-во МГУ, 1980. С. 130140.

102. Леви-Стросс К. Личность. Культура. Общество. М.: Мысль, 2000.

103. Леви-Стросс К. Структурная антропология. М., 1985.

104. Лейпхарт А. Демократия в многосоставных сообществах: сравнительное исследование. М., 1997.

105. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1975.-304 е.;

106. Леонтьев А.Н. Очерк психологии личности. М., 1997.

107. Липпман У. Общественное мнение. М.,: Ин-т Фонда "Общественное мнение", 2004.

108. Лири Т. История будущего. М., 2001.

109. Лукин А.В. Переходный период в России: демократизация илиберальные реформы // Полис. №2. - 1999. С.54-68.166

110. Луков В. А. Особенности молодежных субкультур в России // Социс 2002. №10. С. 79-87.

111. Львова М.А. Сущность и содержание феномена национальной идентичности в современных философских, социальных и политических теориях. Автореф. дис. канд. филос. наук. Архангельск, 2004;

112. Малахов B.C. Неудобства с идентичностью.-http://www.algologie.info/page/211 .shtml.html

113. Малинкин А.Н. Новая российская идентичность: особенности и типы отечественного дискурса. Очерк социологии знания // Социологический журнал. 2001. - № 4

114. Маслов А.А. Цивилизационная идентичность российского общества: Социально-философские аспекты : диссертация . кандидата философских наук : 09.00.11. Москва, 2005 145 с.

115. Мельвиль А.Ю. Демократические транзиты (теоретико-методологические и прикладные аспекты). М., 1999. С. 17.

116. Мельвиль А.Ю. Опыт теоретико-методологического синтеза структурного и процедурного подходов к демократическим транзитам // Полис. 1998.-№2.- С. 13;

117. Московичи С. Век толп. М., 1993.

118. Мостовая И.В., Скорик А.П. Архетипы и ориентиры российской ментальности // Полис. №4. - 1995. С. 41-54.

119. Мухина B.C. Этнопсихология: настоящее и будущее// Феноменология развития и бытия личности. М.; Воронеж, 1999. С. 443.

120. Найссер У. Познание и реальность. М., 1981.

121. Назаров М.М. Об особенностях политического сознания в постперестроечный период // Социологические исследования. №8. -1993. С. 21-37.

122. Назукина М.В. Концепт идентичности в политической науке: теоретико-методологический обзор // Вестник Пермского университета. Серия «Политология» 2007. Выпуск 2.

123. Намлинская О.А. Русская национальная идентичность в молодежной среде. http://www.zpu-iournal.rU/gum/new/articles/2007//#ftn.

124. Науменко Л.И. Этническая идентичность: Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество / Под ред. Лебедевой Н.М. М., 1997. С. 32-48.

125. Нестерова С.В. Политико-психологический анализ восприятия российских политических лидеров (1996-1999 г.). М., 2001.

126. Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей, М., 2004. 349 с.

127. Оберемко О.А. Центр и региональные идентичности в России // Социс. 2004. №№ 3-4.

128. Омельченко Е. Л. Идентичности и культурные практики российской молодежи на грани XX-XXI вв. : Дис. . докт. социол. аук. М., 2004 366 с.

129. Павленко В.Н., Корж Н.Н. Трансформации социальной идентичности в посттоталитарном обществе // Психологический журнал. №1. - Т. 19. —1998. С. 75-88.

130. Павлюченкова Ю. Особенности формирования гражданского самосознания российской молодежи // Власть. 2007. - N 10. - С.36-39.

131. Пантин В.И., Лапкин В.В. Представления об «особом пути» и формирование национально-цивилизационной идентичности в постсоветской России // Вестник РГНФ. 2005. - № 3;

132. Переслегин С.Б. Социальная спектроскопия: идентичности• http://www.archipelag.ru/geopolitics/partii/chess-board/identity/:168

133. Переслегин С.Б. Границы геополитики: геокультурный подход -ht1p://www.archipelag.m/geopolitics/partii/chess-board/bearing/:

134. Переслегин С.Б. Границы геополитики: геоэкономический подход -http://www.archipelag.ru/geopolitics/partii/chess-board/geo-podhod/

135. Райх В. Анализ личности / Пер. С.Ю. Романюк, Т.В. Русина, Я. Л. Шапиро. М.; СПб.: КСП+; Ювента, 1999. - 332 с.

136. Рашидова Т. Феномен "толпы одиноких" в современной молодежной среде // Alma mater., 2008. N 2. - С. 19-21.

137. Ручкин Б.А. Молодежь и становление новой России // Социол. исслед. -1998. -N5. -С.90-98.

138. Савва М.В. Этнический статус (конфликтологический анализ социального феномена). Краснодар, 1997;

139. Самошкина И.С.Территориальная идентичность как социально-психологический феномен: автореферат дис. . кандидата психологических наук: 19.00.05. Москва 2008 29 с.

140. Селезнева А.В. Поколение в российской политике: политические представления и ценности. Специальность 19.00.12 «политическая психология». Дисс. канд. политических наук. М., 2008.

141. Семененко И.С. Культурные факторы и механизмы формирования российской национально-цивилизационной идентичности на рубеже XXI в. //Полис.-2004.-№ 1.

142. Сикевич З.В. Образ прошлого и настоящего в символическом сознании россиян // Социологические исследования. №1. - 1999. С. 87-93.

143. Сикевич 3. В. Национальное самосознание русских. М., 1996

144. Симонова О.А.Персональная идентичность в современном обществе : Концепция Э. Г. Эриксона : дисс. канд. социолог, наук. М., 2000 166 с.

145. Смирнова В.А. Региональная идентичность в условиях современного российского общества : дисс. . канд. социолог. Наук. Волгоград, 2005 -188 с.

146. Соколов А.В. Ценностные ориентации постсоветского гуманитарного студенчества / А.В.Соколов, И.О.Щербакова // Социс- 2003. N 1. - С. 115123

147. Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М.: Смысл, 1998. -389 е.;

148. Солдатова Г.У. Межэтническое общение: когнитивная структура этнического самосознания//Познание и общение. М., 1988, С. 111-126.

149. Сорокин О. Особенности формирования политического сознания современной российской молодежи // Власть. 2007. - N 8. - С.48-52.

150. Стефаненко Т.Г. Социальная психология этнической идентичности /Дисс.докт.психол.наук.-М.,1999;

151. Стефаненко Т.Г. Социально-психологические аспекты изучения этнической идентичности. М., 1989.

152. Столин В.В. Самосознание личности. М., 1984.

153. Сурова Е.Э. Глобальная эпоха: полифония идентичности. СПб., 2005.

154. Таганова А.А. Личностная идентичность и понимание значимых Других: автореферат дис. . канд. психол. наук. Краснодар 2004. 23 с.

155. Тард Г. Личность и толпа. Очерки по социально-политической психологии. М., 1998

156. Теннис Ф. Общность и общество. Основные понятия чистой социологии. М., 2003. 456 с.

157. Терентьева Е.В.Влияние телевизионных сообщений на этническую идентичность личности: диссертация . кандидата психологических наук : 19.00.05. М., 2005- 182 с.

158. Тернер Дж. Социальная идентичность: самокатегоризация и группа // Иностранная психология. Т.2. М., 1994. С. 8-17.

159. Терновая Л. Глобализация и проблема формирования новых идентичностей // Власть. 2004. - №4 - С.27-32.

160. Тишков В.А. Этнология и политика. М.: Наука, 2001. -240 е.;

161. Тишков В.А. Идентичность и культурные границы// Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. М., 1997. С. 15-44.;

162. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М.: ИЭАРАН, 1997.-528 с.

163. Тренин Д.В. Интеграция и идентичность: «Россия как новый Запад». -М., 2006

164. Туровский Р.Ф. Региональная идентичность в современной России // Российское общество: становление демократических ценностей? М.:, 1999;

165. Туровский Р.Ф. Соотношение культурных ландшафтов и региональной идентичности в современной России./ Идентичность и география в современной России. СПб., Геликон Плюс, 2003.

166. Уилсон Р. «Психология эволюции» М., 2001

167. Федякин А.В. Основные направления формирования позитивного образа современной России внутри страны// Вестник МГУ. Серия 12. — Политические науки. 2006. № 2.

168. Филатов Г.А. Русская национальная идентичность в современном российском политическом процессе : автореф. дис. . канд. полит, наук. РЮИ МВД РФ. РнД, 2005.

169. Фихте Й. Факты сознания. Сочинения. JL, 1990.

170. Фрейд 3. Массовая психология и анализ человеческого «Я» // Я и Оно. Москва, 1991.

171. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 2008.

172. Хабермас Ю. Понятие индивидуальности // Вопросы философии. 1989, №2. С. 28-52;

173. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. -СПб.: Наука, 2000. С. 374.;

174. Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О прошлом и будущем суверенитета и гражданства // Нации и национализм. М., 2002;

175. Хайдеггер М. Идентичность и дифференциация» // Бытие и время. М.: Мысль, 1997. С. 403

176. Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности. М.: «Издательство ACT»: ООО «Транзиткнига». - 2004

177. Хейк К. Политика идентичности. Философская энциклопедия Стенфордского университета //http://dialogs.org.Ua/ru/print/material/l/l 97. -23.09.2003.

178. Хелл JI. Зиглер Д. Теории личности. М., 2006.

179. Хлопин Д.А. Российская повседневность и политическая культура: проблемы обновления//Полис.-№4. 1996. С. 15-27.

180. Ходаковская О.В. Социальная и личностная идентичность в юности : диссертация . канд. психол. наук : 19.00.05. СПб 2006. 187 с.

181. Холмогоров Е. С. Антропоток и структуры идентичности http://www.antropotok.archipelag.ru/text/al2r.htm.

182. ХотинецВ.Ю. Этническое самосознание и его роль в развитии индивидуальности человека. Ижевск, 1996

183. Цыганков А.П. Российская идентичность и европейский порядок //Социально-политический журнал. 1996. - № 6.

184. Цыганков А.П. Что для нас Евразия? Пять стратегий российского освоения пространства после распада СССР // Вопросы философии. -2003.-№ Ю.

185. Цымбурский B.JI. Россия — Земля за Великим Лимитрофом: цивилизация и ее геополитика. М., 2000.193. Чадаев А. В. Молодежная политика после 2008 года // Рос. Федерациясегодня. 2007.-N 18. - С.32-34.

186. Черкасова Т.В. Молодежь о конфликтогенных факторах и молодежной политике // Социол. исслед. 2004. - N 3. - С.104-106

187. Чернов П.В1 Россия: этногеополитические основы государственности (генезис и основные закономерности). Автореф. дис. . докт. полит, наук. -М., 2000

188. Чешко С. В. Распад Советского Союза: Этнополитический анализ. М., 1996.

189. Чугров С. Неисповедимые пути национальной идентичности // Мировая экономика и международные отношения. 2004. - № 6. - С. 121.

190. Шаткин В.А. Персональная идентичность: структура, функции, становление : диссертация . кандидата философских наук. Саратов 2004.- 139 с.

191. Шматко Н.А., Качанов Ю.Л. Территориальная идентичность как предмет социологического исследования // Социс. 1998. №4. С. 94 101.

192. Щербакова И.В. Социальные и социально-психологические механизмы формирования политической идентичности молодежи: теоретические аспекты // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология 2004. - N 1.- С.129-152.

193. Шестопал Е.Б., Новикова-Грунд М.В. Восприятие образов 12 ведущих политиков (психологический и лингвистический анализ) // Полис. №5. -1996. С.65-89.

194. Шестопал Е.Б. Образ власти в России: желаемое и реальность // Полис.- №4. 1995. С.26-32.

195. Шестопал Е.Б. Оценка гражданами личности политических лидеров // Полис. №6. - 1997. С. 34-41.

196. Шестопал Е.Б. Перспективы демократии в сознании россиян // Общественные науки и современность. №2. - 1996. С. 46.-59.

197. Шестопал Е.Б., Брицкий Г.О. Этнические стереотипы русских // Социологические исследования. №4. - 1999. С. 23-35.

198. Шестопал Е.Б. Личность и политика. М., 1988.

199. Шестопал Е.Б. Политическая психология. М., 2002.

200. Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 90-х. М., 2000.

201. Шестопал Е.Б. Образы власти в постсоветской России. М., 2004.

202. Штомпка, П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе // Социологические исследования. — 2001. — № 2;

203. Штомпка П. Социальное изменение как травма // Социологические исследования. — 2001. — № 1. — С. 6—16

204. Щербинина Н.Г. Архаика в российской политической культуре // Полис. №5. - 1997. - С. 127-139.

205. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1995.

206. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 2008.

207. Юнг К. Психология бессознательного. М., 1994.

208. Ядов, В.И. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности Текст. / В.И. Ядов. // Мир России. 1995. - Т.4. - №3-4;

209. Ядов В.А. Социальная идентификация в кризисном обществе // Социс. М, 1994. № 1.С.35-52.

210. Якушева И. П. О роли молодежных движений в активизации политического сознания россиян в преддверии избирательных кампаний 2007-2008 гг. //Власть. 2006. - N 12. - С.65-69;

211. Якушева И.П. Роль и место современных молодежных движений в механизмах активизации политического сознания россиян // Аспирант и соискатель. 2006. - N 6. - С. 113-117.

212. Яппаров А.Р. Кризис идентичности и политическое сознание транзитивного общества. Автореф. дис. . канд. полит, наук. Саратов, 2004.

213. Anderson В. Imagined communities. Reflections on the Origins and Spread of Nationalism. L.-N.Y., 1983.

214. Bananji M. R., Prentice D. A. The Self in social context. // Annual Reviews of Psychology. 1994. V. 45. P. 297 332

215. Baumrid D. Current patterns of parental authority // Developmental psychology. №4. - 1971. PP. 23 -31.

216. Bell D. Mythscapes: memory, mythology and national identity // Brit. j. of sociology. L., 2003. Vol. 54, №1.

217. Berkovitz L. Liking for the groups behavior // Journal of abnormal social psychology. №4. - 1957. PP. 353-357.

218. BerryJ.W. Immigration, Acculturation and Adaptation// Applied Psychology: an International Review. 1997. Vol. 46. P. 5-34.

219. Berry J. & al. Acculturation attitudes in plural society. // Applied Psychology. 1989. V. 38

220. Biery J. Cognitive Complexity-Simplicity and Predictive Behavior // Abnormal and Social Psychology. Vol. 51. - 1955. PP. 263-268.

221. Bochner S. The Social Psychology of Cross-Cultural Relations // Cultures in Contact: Studies in Cross-Cultural Interaction. Oxford, 1982. P. 5-44.

222. Bodenhausen G.V. Stereotypic biases in social decision making and memory: Testing process models of stereotype use // Journal of Personality and Social Psychology. №55. - 1988. PP. 726-737.

223. Bodenhausen G.V., Wyer R.S. Effects of stereotypes on decision making and information processing strategies // Journal of Personality and Social Psychology. №48. - 1985. PP. 267-282.

224. Breton R. The ethnic group as a political resource in relation to problems of incorporation // Ethnic identity and equality / Ed. by R. Breton et. Al. Toronto, 1990. PP. 196-225.

225. Castells M. The power of identity. Cambrigde; Mass., 1997;

226. Cinnirella M. Exploring temporal aspects of social identity : the concept of possible social identities. // European Journal of Social Psychology. 1998. N 28 (22 ).

227. Dennis J., Niemy R. Generations and Politics. Princeton, 1981.

228. Devine P. Monteith M. The role of discrepancy-associated affect in prejudice reduction // Affect, cognition, and stereotyping: Interactive processes in group perception / Ed. by D. M. Mackie D. L. Hamilton. San Diego, 1993. PP. 317-344.

229. Ericson E.H. The problem of ego identity // Stein M.R. et al. (eds.) Identity and anxiety: Survival of the person in mass society. Glencoe: The Free Press, I960.

230. Greenstein F. Personality and Politics. Princeton, 1987.

231. Hagg M. The social psychology of group cohesivness : from attraction to social identity. //N. Y. 1992.

232. Hirschman A. Exit, voice and loyalty: responses to decline in firms, organizations and states. Cambridge: Harvard university press/ 2004.

233. Hobsbawm E. Nations and Nationalism in Europe Today//Anthropology Today. 1992. Vol.8. N1

234. Hogg M., Abrams D. Social Motivation, Self-Esteem and Social Identity /Social Identity Theory: Constructive and Critical Advances. HemelHempstead: Harvester Wheatsheaf, 1990. P. 28-47.

235. Horowitz D. Ethnic Groups in Conflict. Berkley: University of California Press, 1985

236. Lasswell H. Psychopathology and Politics. Chicago, 1931.

237. Latin D. Identity in Formation. The Russian-Speaking Population in the Near Abroad. Ithaca, London: Cornell University Press, 1998

238. Lipset S. Political Man. The Social Basis of Politics. N.Y., 1960.

239. Marcia J. E. Identity in Adolescence.// Handbook of adolescent psychology. N. Y. 1980. Pp. 213-231.

240. Marcus H. R., Kitayama Sh. Culture and the Self : implications for cognition, emotion and motivation.// Psychological Review. 1991. V. 98 ( 2). Pp. 224 253.

241. Maslow A. Motivation and Personality. N.Y., 1954.176

242. McClelland D., Atkinson J., Clark R., Lowell E. The Achievement Motive. N.Y., 1953.

243. Neumann I.B. Russia as Central Europe's Constituting Other // East European Politics and Societies. 1993. Vol. 7. N 2.30. P. 349.

244. Phinney J.S. A three-stage model of ethnic identity development in adolescence // Ethnic identity: Formation and transmission among Hispanics and other minorities. Albany, 1993.

245. Renshon S. Psychological Needs and Political behavior. A Theory of Personality and Political Efficiency. N.Y., 1974.

246. Rokeach M. The'Open and the Closed Mind. N.Y., 1960.

247. Rokeach M. The Nature of Human Values. N. Y., 1973

248. Schils E. Primordial, personal, sacred and civil ties//British J. Sociology, 1957. Vol. 8. N2.

249. Seton-Watson H. Nation and States. An Enquiry into the Origins of Nations and Politics of Nationalism.- Boulder, Col, 1977/

250. Smith A.D."Nationalism and modernism. A critical survey of recent theories of nations and nationalism". London and New York, Routledge, 1998. 461 c.

251. Snyder M., Swann W.B., Jr. Behayioral confirmation in social interaction: From social perception to social reality // Journal of Experimental Social Psychology. №14. - 1978. PP.148-162.

252. Stanger R. Fascist attitudes: an exploratory study // The Journal of Social Psychology. №3.- 1936. PP. 45-61.

253. Swann W.B. Identity negotiation: where two roads meet.// Journal of Personal and Social Psychology. 1987. V. 53.

254. Swann W.B. & al. Embracing the bitter «truth»: negative self-concept and marital commitment.//Psychological Science. 1992.

255. Tajfel H. Human Groups and Social Categories. Cambridge: Cambridge University Press, 1981.

256. Tajfel H. Social Identity of Intergroup Relations // Annual Review of Psychology. № 33. Cambridge, Paris, 1982. P. 1-39.;

257. Tajfel H., Turner J.C. The social identity theory of intergroup behavior // Psychology of intergroup relations / Ed. by S. Worchel, W.G. Austin. Chicago: Nelson-Hall, 1986. P. 7-24

258. Tetlock P.E. Cognitive style and political ideology // Journal of personality and Social psychology. №7. - 1983. PP. 91-131.

259. Turner J. Social Categorization and the Self-concept: A social cognitive theory of group behavior // Advances in group processes / Ed. By Turner J. L., 1985. PP.77-121.

260. Van den Berghe P.L. The Ethnic Phenomenon. N.Y., 1981.

261. Zavolloni M. Ego-ecology: The Study of the Interpretation between Social and Personal Identity // Identity: Personal and Social-Cultural / Ed. by Zavolloni M. Uppsala, 1983. PP. 205-231.