Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Варфоломеева, Оксана Владимировна, 1998 год

ВВЕДЕНИЕ. 5

I. ФЕНОМЕН ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ

ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ. 13

§ 1. Языковая личность: постановка проблемы исследования.,.J. 13—

1 Л. Человек как носитель языка. (Философские аспекты). 13

1.2, Проблема языковой личности в лингвистике. 23—

1.3. Теоретико-методологичесюш статус проблемы языковой личности в психологии. 34—

§ 2. Психологические аспекты функционирования языковой личности.

2,1. Языковая личность как субъект языкового взаимодействия.

2.2. Языковая личность как профессиональный создатель текстов,. 59—

§ 3. Языковая личность как субъект психотерапевтического взаимодействия. 67—

3.1. Языковая личность как участник психотерапевтического дискурса. 67—

3.2. Динамика экстериоризации/интериоризации в процессе взаимодействия языковых личностей. (Психо-дингвистический аспект). 75—

II, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ РЕЧЕВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПСИХОТЕРАПИИ. (Психосемантический аспект). 87—

§ 1. Психотерапевтическая деятельность как объект семиотического анализа. 88—

ГЛ. Обоснование возможности семиотического подхода к анализу психотерапевтического общения. 88—

1.2. Применение структурно-семиотической парадигмы

Р. Барта в анализе психотерапевтического процесса. 105—

§ 2. Пословицы как инструмент интерпретации высказываний в ходе психотерапевтического воздействия. 117—

III. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ФОРМИРОВАНИЯ ЭФФЕКТИВНОГО ПСИХОТЕРАПЕВТА КАК РАЗВИТОЙ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ. 126

§1. Результаты констатирующего и формирующего эксперимента. 126—

§ 2. Использование структурно-семиотического подхода в процессе психологического воздействия и профессиональной подготовки психотерапевтов. 139—

2.1. Опыт использования транспонированной постструктуралистской парадигмы Р. Барта и пословиц в психотерапевтической практике.?:. 139—

2.2. Эффективность применения разработанного структурно-семиотического подхода в профессиональной подготовке психотерапевтов. 150—

Введение диссертации по психологии, на тему "Формирование эффективного психотерапевта как развитой языковой личности"

АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Традиционное для психологии изучение личности в контексте общественных отношений обращено к предметной деятельности, определяющей специфику исследуемого явления. Реальное бытие человека как субъекта межличностного взаимодействия и общения в разное время составляло фундаментальный предмет научных интересов многих отечественных и зарубежных ученых - Г.М. Андреевой, Р. Барта, М.М. Бахтина, А.А. Бодалева,А.А. Брудного, А.А. Деркача, А.А. Леонтьева, Б.Ф. Ломова,Н.Н. Обозова, К.Р. Роджерса, Е.А. Яблоковой и др. Трудно найти такую сторону, аспект или функцию общения, которая не исследовалась бы психологами многократно, с различных точек зрения и с разными целями.

Объектом научного анализа выступали структура и активность личности в различных видах деятельности, ее формирование и функционирование в системе межличностных и межгрупповых отношений (Л.И. Анцыферо-ва, Г.А. Балл, И.Г. Белявский, И.Д. Бех, М.И. Боришевский, Л.Ф. Бурлачук, С.Д. Максименко, А.В. Скрипченко, В.А. Татенко, В.Д. Шадриков, Е.В. Шо-рохова). Тем не менее, системная природа личности отнюдь не исчерпана наукой, а динамическую сущность этого феномена постоянно порождает новую исследовательскую проблематику. К последней относится изучение ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ - категории, относительно недавно зафиксированной отечественным языкознанием (Ю.Н. Караулов, 1987, Е.В. Красиль-никова, 1989). Мы полагаем, что феномен языковой личности имеет не только языковую, но и психологическую природу. Ее описание предполагает изучение конкретных психологических, психолингвистических и психосемантических механизмов формирования и функционирования речевого поведения личности, способов ее гармоничного вхождения в лингвокультуру.

Известно, что людям легче продуктивно взаимодействовать, если они эффективно функционируют как минимум на двух языках - коммуникативных посредниках, задающих способ видения мира. Осмысление, структурирование и отражение окружающего мира в сознании лингвистически детерминировано (Э. Сэпир, Б. Уорф, 1927, 1934). В то же время человеческая деятельность усложняется отнюдь не коммуникацией на разных языках, а ограниченностью и несовершенностью моделей мира участников общения. Если языковая личность как носитель системы языка, субъект вербального взаимодействия и порождения высказывание этого не осознает, то общение неизбежно придет к коммуникативному барьеру и, как следствие, к конфликту. Результативное разрешение последнего возможно только в процессе структурирования и семантизации опыта, а также выработки совместных коммуникативных стратегий.

Свободно общающаяся эффективная языковая личность понимает иное (иноязычное) видение мира. Такую языковую личность необходимо формировать, предварительно изучив ее генезис, структуру и функции. Последнее и является одной из задач данной диссертации. Что касается несформирован-ной, несостоявшейся языковой личности, то она быстро столкнется с проблемой коммуникативного барьера, то она быстро столкнется с проблемой коммуникативного барьера, которая может оказаться неразрешимой, что, в свою очередь только увеличит число жизненных конфликтов. Вот почему психологическое исследование функционирования языковой личности является не только актуальным, но и практически необходимым.

Изучаемый аспект межличностного общения актуален в первую очередь в практической психологии, в частности, для немедицинской личностно-ориентированной психотерапии. Профессиональная деятельность терапевта только в том случае может стать продуктивно, если он состоится как высокоэффективная языковая личность.

СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯРабот, посвященных изучению, описанию и опыту формированию самостоятельного психологического феномена языковой личности, а также освещению проблематики профессиональной речевой психотерапевтической деятельности, практически нет.

Носитель системы естественного языка (по сути - языковая личность) выступал предметом изучения философии и был представлен в следующих своих ипостасях: активный субъект языковой деятельности, носитель системы языка как средства философствования и как предмета конструирования в сознании определенной концептуальной картины окружающей действительности, субъект лингвистически ориентированной терапии (JL Вит-геншейн, А.А. Потебня, М.К. Мамардашвили,Э. Кассирер, М. Хайдеггер, А.Ф. Лосев, М.М. Бахтин, Р.И. Павеленис). Языковая личность как самостоятельная категория относительно недавно была зафиксирована отечественным языкознанием (Ю.Н. Караулов, 1987, Е.В. Красильникова, 1989). К проблеме языковой личности как задаче исследования, предмету изучения и исследовательскому принципу лингвисты приходили тремя путями: психолингвистика, лингводидактика, стилистика (М.В. Ломоносов, А.А. Шахматов, И.А.Б. де Куртене, Ф.И. Буслаев, В.В. Виноградов, К. Бюлер, Э. Сепир, Н. Хомский, Ю.Н. Караулов, Е.В. Красильникова).

Изучение феномена языковой личности в рамках психологии и акмео-логии является неслучайным. Интенциональность любой деятельности тесно связана с методологическим статусом категории личности, интенциональность речевой деятельности - с психологическим феноменом языковой личности. Становление профессионализма эффективных психотерапевтов своей основой имеют формирование языковой личности, ибо без него нет движения к вершинам профессионального мастерства. Отметим, что проблема личностно-профессионального развития обладает исключительной научно-практической значимостью, так как именно профессиональная деятельность является основой формирования активности личности.

Исходя из актуальности проблемы, ее недостаточной научной проработанности, теоретической и практической значимости была определена тема диссертационного исследования, направленного на изучение процессов, условий, факторов и психолого-акмеологических особенностей становления профессионализма психотерапевта как развитой языковой личности, на изучение и описание психологической структуры языковой личности на примере ее продуктивного функционирования в психотерапевтической деятельности.

Цель исследования - изучить и описать условия формирования эффективного психотерапевта как развитой языковой личности и разработать психологические рекомендации начинающим психотерапевтам.

Объект исследования - языковая личность как субъект психотерапевтической деятельности и межличностного взаимодействия людей.

Предмет исследования - речевая психотерапевтическая деятельность языковой личности.

Гипотеза исследования - немедицинский психотерапевт как языковая личность представляет собой новообразование,характеризующее высший уровень сформированности индивидуальности в сфере межличностных контактов и отношений. Ее функциональная структуру представляет собой иерархию мотивов, личностных смыслов, целей, установок, релевантных уровням осуществления профессиональной деятельности, имеющей языковую основу. Развитие этой структуры способствует формированию профессионально значимых качеств эффективного психотерапевта. Задачи исследования:1. Осуществить теоретико-методологическое обоснование выделения и исследования психологических аспектов языковой личности.

2. Изучить и описать психологическую структуру языковой личности на примере ее функционирования в психотерапевтической деятельности.

3. Осуществить экспериментальную проверку концептуальной модели исследования и разработать соответствующие теоретические выводы и практические рекомендации.

Теоретико-методологическую основу исследования составляют фундаментальные принципы психологической науки:C.JI. Рубинштейном, JI.C. Выготским, А.Н. Леонтьевым, А.Р. Лурией, А.В. Петровским, А.Г. Асмоловым, В.П. Зинченко, Г.С. Костюком, Э.Г. Юдиными другими отечественными психологами деятельностный подход к изучению личности как общий объяснительный принцип; психологическая теория речевой деятельности А. А. Леонтьева. Понятие деятельности, являясь единицей анализа личности, в данном психологическом исследовании выступило в трех своих ипостасях: как методологическая категория, как объяснительный принцип, как предмет исследования и оценки. За основу было принято общепсихологическое положение о том, что человек, его психика, его личность формируются, развиваются и проявляются в деятельности.

Итак, если формирование и совершенствование личности происходит в ходе ее деятельности, то становление и развитие языковой личности, а также актуализация языковой способности и языковой активности последней совершается в процессе речевой деятельности (деятельности общения, коммуникативной деятельности) как частного случая знаковой деятельности, объективной основой которой является система естественного языка. Что касается формирования высокоэффективного психотерапевта как языковой личности, то оно происходит, главным образом, в ходе психотерапевтической практики. Органическая, неразрывная связь человека и его действий в процессе его формирования представляет собой одно из важнейших условий единства личности как субъекта психотерапевтическо деятельности.

Эмпирическую базу исследования составили результаты изучения и анализа профессиональной деятельности начинающих психотерапевтов и практикующихся студентов-старшекурсников психологических факультетов, данные анкетирования, проведенные автором и под его руководством, результаты формирующего эксперимента и апробации предложенного психосемиотического подхода к исследованию психотерапевтического диалога в практике психологического консультирования, данные наблюдений, собеседований и супервизорства, результаты построения и психосемантического анализа психотерапевтических текстов. Всего в формирующем экперименте участвовало 32 практикующих психотерапевта; в рамках психосемиотической и герменевтической парадигм автором было проведено и детально проанализировано 197 психотерапевтических сеансов.

Методы исследования: теоретический анализ научной литературы, посвященный вопросам описания феномена языковой личности в рамках психологической, философской и лингвистической парадигмы, изучения профессиональной речевой психотерапевтической деятельности, констатирующий семинар, психосемиотический анализ психотерапевтических диалогов. Для обработки экспериментальных данных использовался семантический анализ и непараметрические методы математической статистики.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна.

1. Обоснован теоретико-методологический статус проблемы языковой личности как субъекта в рамках психологической науки. Описан психологически самостоятельный феномен языковой личности и многоаспектность его функционирования. Сформулирована психологическая дефиниция понятия "языковая личность".

2. Выделены и описаны три уровня (функциональная структура) процесса становления и развития психотерапевта как языковой личности.

3. Описана динамика интериоризации/экстериоризации в процессе взаимодействия языковых личностей в рамках психотерапевтической деятель-ности(психолингвистический подход). Подтвержден ранее высказанный те-зис:интериоризуется то, что экстериоризуется (Съедин С.И.).

4. Обоснована продуктивная возможность применения тесно связанного с герменевтический и структуралистской традициями семиотического подхода к психологическому анализу психотерапевтических диалогов. Обстоятельно изучена, описана и корректно адаптирована постструктуралистская парадигма пяти кодов анализа текста(дискурса) Р.Барта (структурно-семиотический подход), послужившая концептуальной основой ряда инноваций в практике психологического консультирования.

5. Охарактеризованы краткие притчи - пословицы (единицы герменевтического кода) как эффективный и корректный инструмент индирективногопсихотерапевтического взаимодействия.

Практическая значимость исследования состоит в разработке и апробации конкретных рекомендаций начинающим психологам - консультантам, испытывающим в процессе психотерапевтического диалога различные типы вербальных трудностей (продуктивная реализация речевой интенции, успешное прояснение предъявляемой клиентом проблемы, достижение единого контекста психотерапевтического взаимодействия). На материале диссертации разработаны спецкурс "Проблемы изучения феномена языковой личности в психологии и психотерапии" (16 часов) и обучающий семинар "Психологический анализ речевого общения в психотерапии" (16 часов), изучение первого и участие во втором оказало эффективное воздействие на формирование эффективного психолога - консультанта как развитой языковой личности, открытой новому опыту. В ходе психотерапевтической практики были использованы постструктуралистская парадигма пяти кодов анализа текста и культурные коды - пословицы. Результаты диссертационного исследования изложены в методическом пособии "Речевое общение в психотерапии" (в соавт.).

Апробация и внедрение результатов исследования состоялась на 24 и 25 научных конференциях по психологии (Симферополь, 1995, 1996), Третьей Международной научно-практической конференции "Конфликты в обществе: Диагностика и профилактика" (Киев - Черновцы, 1995), Всеукра-инский научной конференции по политической психологии "Проблемы политической психологии и ее роль в формировании гражданина Украинского государства" (Киев, 1995), вторых Международных психологических чтениях "Актуальные проблемы современной психологии" (Харьков, 1995), 1-ом съезде Общества психологов Украины "Проблемы и перспективы развития психологии в Украине" (Киев, 1996), Всеукраинский научной конференции "Университетское педагогическое образование: опыт, проблемы и перспективы развития"(Симферополь, 1996), 1-ой Международной научно-практической конференции "Математика и психология и педагогической системе" (Одесса, 1996). Результаты диссертационного исследования внедрены в практику работы Службы экстренной психологической помощи "Телефон доверия" г. Симферополя Крымского Республиканского центра социальных служб для молодежи.

Достоверность и надежность результатов исследования определялась и обеспечивалась репрезентативностью достаточно представительной выборки испытуемых; адекватными методами иметодиками исследования, их взаимной дополняемостью и взаимной проверкой; математической обработкой полученных результатов с помощью семантического анализа и методов непараметрической статистики. Положения, выносимые на защиту.

1. Языковая личность, являясь субъектом речевой деятельности, имеет следующие целевые аспекты функционирования: эффективный участник коммуникативного взаимодействия; профессиональный создатель и интерпретатор текстов; субъект порождения высказываний, раскрывающих сущностное содержание интенций деятельности и отражающих индивидуальность ее субъекта.

2. Для языковой личности характерен следующий набор функционально-действенных аспектов проявления, вычлененный в ходе психотерапевтической деятельности: а) владение речевыми навыками, выполняющими эмоционально-экспрессивную функцию (эмоциональный уровень); б) работа с индивидуальной субъективной виртуальной реальностью в сознании клиента в рамках его идиолекта (когнитивный уровень); в) изменение и преобразование сознания и трансформация индивидуального опыта клиента посредством социолекта, понятного обоим участникам психотерапевтического диалога (прагматический уровень).

3. Транспонированная на психологическую почву структурно-семиотическая парадигма анализа текста заключает в себе значительный эвристический потенциал, использование которого является перспективным направлением в процессе профессиональной подготовке психотерапевта в ходе формирования его языковой личности.I ФЕНОМЕН ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ КАК ПРЕДМЕТПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

Результаты исследования не исчерпывают проблему изучения психологического феномена языковой личности и ее характеристик в рамках психологического знания. Дальнейшие перспективы исследования языковой личности мы связываем с более глубоким изучением и систематическим описанием единиц анализа данного феномена, а

I ■ i также профессиональной деятельности и порождаемой в ее ходе вербальной продукции ученых, писателей, философов, мыслителей, преподавателей, поэтов как сформировавшихся языковых личностей.

Вышеперечисленное сможет со временем способствовать попытке соi здания новой самостоятельной психологической теории языковой личности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Психологическое исследование личности человека в контексте его социальных отношений традиционно обращено к методологической категории предметной деятельности. Последняя четко определяет специфику изучаемого феномена (деятельностный подход к изучению личности). Научные изыскания данной диссертации были направлены на введение в психологическую парадигму нового термина «языковая личность», изучение аспектов ее функционирования и описания присущих ей психологических характеристик. Формирование, структура и сущность актуальных в контексте данной работы понятий и явлений обусловлены специфическими особенностями и ходом речевой деятельности.

Сделан теоретический обзор научной литературы по следующим взаимосвязанным и отчасти взаимообусловленным проблемам: изучение человека как носителя системы естественного языка (философские аспекты), функционирование феномена языковой личности в рамках лингвистической парадигмы (традиционный филологический ракурс), обоснование теоретико-методологического статуса проблемы языковой личности в психологической науке. Для парадигмы философского знания характерны некоторые общие с психологией точки рассмотрения интересующего нас феномена. Носитель языка как предмет философского изучения может быть представлен следующим образом: активный субъект языковой деятельности (1); носитель системы языка как! средства философствования (2); субъект познания окружающего мира, обладающий способностью к абстрактному мышлению (3); носитель системы языка как инструмента конструирования человеком в собственном сознании определенной концептуальной картины окружающей его действительности, или, другими словами, обобщенной модели (образа) мира (4); участник диалога, или субъект языкового взаимодействия, имеющий возможность описывать окружающую действительность, то есть создавать тексты (5); и, наконец, I субъект лингвистической терапии (субъект воздействия на концептуализации в сознании других людей), которая посредством системы языка способствует расширению интеллектуальных возможностей человека, обогащению его индивидуального жизненного опыта и преодолению проблемных ситуаций определенной степени сложности (6). .

Вопросы интеллектуального развития личности в контексте развития языка, ее эмоциональные аспекты (духовность в широком смысле слова), вопросы межличностного общения затрагивались также многими языковедческими дисциплинами. Последние подчеркивают нерасторжимую связь между личностью и ее языком. Сквозной идеей, пронизывающей все аспекты изучения языка и одновременно нейтрализующей. границы между изучающими человека дисциплинами, представляется именно языковая личность. В рамках лингвистической парадигмы к языковой личности как задаче исследования, объекту изучения и исследовательскому приему можно прийти тремя путями: от психологии языка и речи (психолингвистический путь); от закономерностей обучения языку (лингводидактика); от изучения языка художественной литературы и ораторской речи (путь стилистики)., I

Структура интересующего нас феномена содержит в себе три уровня (вербально-семантический, когнитивный и прагматический), на каждом из которых языковая личность имеет специфические характеристики и.аспекты функционирования. Так, общение производит семиотическую реальность, репрезентирующую область смыслов, порождаемых: личностью. Современный структурализм называет последнюю семиотической, предлагая тем самым ее семантическую трактовку.

Изучение феномена языковой личности в парадигме психологической дисциплины также представляется неслучайным, ибо языкознание и психология имеют общие предметы изучения и аспекты, области функционирования (психолингвистика, психосемантика, психо- I ■ | лингвистические проблемы семантики и понимания текста, психолингвистические проблемы массовой коммуникации и диалогическо ■ 1 го общения, психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности его восприятия, проблемы общения в психологии, психологические исследования речи). Мы цредложили изучать и описывать интересующий нас психологический феномен языковой личности с различных сторон: так, форма взаимодействия языковой личности с другими личностями может : быть представлена как психотерапевтическая коммуникация; языковая личность как субъект указанного взаимодействия суть участник данной коммуникации; структура взаимодействия между отличающимися друг от друга языковыми личностями может быть представлена поэтапно, иллюстрируя три уровня развития эффективного психотеI рапевта; целенаправленность языковой личности как субъекта взаимодействия заключается в интенциональности психотерапевтического воздействия на преобразование сознания клиента посредством высказываний; экстремум, в котором оказывается языковая личность, является функциональным полем психотерапевтической практики. I С целью обоснования теоретико-методологического статуса проблемы языковой личности в психологии и психотерапии за основу были взяты следующими положения: 1) общепсихологическая теория деятельности, или деятельностный подход к изучению личности как общий объяснительный принцип; 2) психологическая теория речевой

I ' ■ I деятельности. Сама методологическая категория деятельности в рамках настоящей работы выступила в различных ипостасях: как обще 160

I 1 объяснительный принцип, как предмет и объект исследования, как I предмет оценки.

Способность человека к эффективной коммуникативной деятельности начинает формироваться еще в раннем детстве, во время сензи-тивного для развития речи периода. Вот почему, как известно, дефицит общения в младенческом возрасте приводит к существенным и чрезвычайно трудно компенсируемым задержкам в речевом развитии.

В ходе речевой деятельности языковой личности может быть выделено два аспекта функционирования изучаемой личности: формально-динамический, или психолингвистический (1) и содержательный, или психосемантический. (2). Описание аспектов функционирования языковой личности суть описание процессов кодирования/декодирования значений и смыслов, или, другими словами, интерпретация («прыжок в глубину»).

Идея науки о правилах толкования (герменевтика), зародившаяся в экзегетике библейских и позже светских текстов, была использована в контексте современной психологической науки в качестве искусства и теории истолкования и понимания (дешифровки) многоаспектного психологического опыта. Существует широкое понимание герменевтики,! включающее в себя интерпретацию любых «текстов». Так, например, наука о скрытом смысле имеет точный аналог и в рамках психологической парадигмы. Речь идет о научном методе анализа продуктов человеческой деятельности как своего рода «текстов». В рамках психотерапевтической практики как аспекте функционирования психологической парадигмы также было сказано о продуктах речевой деятельности — вербальных репрезентациях опыта, или, иначе говоря, текстах («шкалах дискурса»). Другими словами, имеется в виду психотерапевтический дискурс, а если углубляться в историю этого вопроса, то ,и специфика пронизанного «пустой» и/или «полной» речью клиента «нарциссического» дискурса традиционного психоанализа.

Проблема языка, представляющего собой комбинацию высказанi ; ного й подразумеваемого (денотативного и коннотативного уровней) I вот к чему в подавляющем большинстве своем сводится коннота-тивная семиология Р. Барта. Его постструктуралистское учение об отчуждающей власти современного мифотворчества, представленного в продуктах социальной языковой практики; о структуре текста-«пись-ма», о «социолекте» как типе «письма» имеет прямой выход в психотерапевтическую практику. Ведь последняя представляет собой область неосознанного функционирования способов мифологизированного моделирования окружающей реальной действительности во внутреннем плане сознания человека. Любая модель/картина мира находит свое отражение в вербальных репрезентациях ощущений и опыта клиента, которые представляют собой определенным образом структурированные тексты.

Возвращаясь к психологическому анализу формально-динамического и содержательного аспектов функционирования языковой личности еще раз заметим следующее. Так, языковая личность может выступать в качестве субъекта межличностной коммуникации, языкового взаимодействия. Ее задача состоит в том, чтобы овладеть системой естественного языка, репрезентирующего соответствующее содержание, и умело ею пользоваться в целях речевой деятельности — общения. Представленные в данной ипостаси языковые личности всегда решают проблему продуктивного сосуществования моделей, картин мира. Важнейшей особенностью последних является их внутренняя безусловная достоверность для субъектов из порождения. Поэтому в данном контексте правомерно акцентирование внимания на пробле-: мах взаимодействия установок личности в общении, опасности возникновения коммуникативного барьера и перерастания последнего в | вербальный и, как результат, личный и личностный конфликт.

Преодолеть и нейтрализовать его, а также добиться адекватной реакции собеседника сможет только развитая и сложившаяся языковая i личность | как субъект вербального взаимодействия, которая может влиять на эмоциональную, конгитивную и, как результат, на поведенческую сферу собеседников.

Языковая личность также может функционировать как профессиональный создатель текстов (определенного рода концептуализаций). В данной работе автор текста определяется как хранитель семантических ключей/кодов данного текста. Задача языковой личности в этой ипостаси состоит в том, чтобы влиять на системы личностных смыслов, ценностей, установок и, следовательно, на поведение других людей. Чтобы добиться упомянутого влияния, интересующая нас личI ность должна уметь приводить в соответствие наличие и реализацию

I 1 1 I коммуникативной интенции. Функционируя в поле интертекстуаль-|Ности («многоголосицы» текстов), языковая личность создает себя и свой текст как бесконечную цепочку предшествований и продолжений, тем самым внося в других людей долгосрочные личностные вклады на метаиндивидном уровне личностной атрибуции. | Упомянутые, хотя и менее долгосрочные, вклады, вносит в своих 1 клиентов языковая личность как профессиональный субъект порождения высказываний в ходе немедицинской психотерапевтической деятельности. Последняя предполагает необходимость работать в модели мира клиента, реконструируя его мировидение (систему индивидуальных значений). Основой психотерапевтического вербального директивйого или индирективного воздействия является изменение установок клиента. Психотерапевтическая деятельность акцентирована на способном I к развитию и принятию самостоятельных решений клиенте — языковой личности как непрофессиональном субъекте порождения высказываний. Личность в психотерапии представляет собой участника глобального диалога, что побуждает терапевта быть предельно внимательным к лингвистическому поведению клиента, в частности, следить за наличием/отсутствием диалогической интенции последнего. »>

Результат эффективной консультационной деятельности может : быть представлен как преобразование «ложных форм социально детерминированного» самосознания личности клиента, актуализация : : его стремления к настоящей жизни и подлинности. ,: Итак, эффективная психотерапия связана с позитивными измене: ниямщ Чтобы добиться желаемого, психологу-консультанту необходимо пристально следить за динамикой экстериоризации/интериори-зации вербальных репрезентаций в процессе взаимодействия языковых личностей. Психотерапевт разделяет традиционный взгляд на I язык как на код, обладает прочными знаниями о поверхностных и глубинных структурах предложений. Последнее дает возможность о выйти» на феноменмодели мира, на ее несовершенство. Это, в свою очередь, позволяет работать в рамках психотерапевтической парадигмы нейролингвистического программирования, которое, опираясь на понятие мета-модели, продуктивно корректирует и нейтрализует такие несовершенные процессы моделирования, как генерализация, допущение и искажение, восстанавливая глубинные структуры выскаI зываний клиентов. Главное — это обогатить ограниченную модель мира клиента, в результате чего у него появится реальная возможность развития и роста.

Говоря о следующем, то есть содержательном, психологическом аспекте функционирования языковой личности, необходимо обра; титъ внимание на ее психотерапевтическую деятельность как объект семиотического анализа. Возможность семиотического подхода к анализу психотерапевтического общения была обоснована в части III (§ 1) данной диссертации. Таким образом, было, на наш взгляд, пра-; вомерно сказать о психотерапевтической герменевтике, или психосемитическом подходе к психотерапевтической парадигме. В связи с вышеизложенным, была преобразована, видоизменена и адаптироваI на к особенностям условий консультационного процесса постструкf туралистокая (находящаяся на границе между структурализмом и герменевтикой) парадигма структуры текста Р. Барта.

Упомянутая структура содержит в себе своего рода «сеть» пяти кодов (герменевтический, семный, символический, акциональный, культурный). К числу культурных, или референциальных кодов («ци-таций» из различных областей научного знания и общечеловеческой мудрости) относятся в том числе и пословицы, которые могут представлять собой инструмент интерпретации высказываний клиентов в семиотическом пространстве психотерапии. Любая пословица суть краткая притча, доступная сознанию каждого метафора (скрытое сравнение, единица герменевтического поля), монотематическая мини-история, мини-текст. Стратегия в иносказательном использовании пословиц в целях изменения заключается в тесном их соответствии контексту внутреннего опыта человека, желающего измениться. Ценным в данном случае является самостоятельность и спонтанность мысли. Именно фольклорные формы творчества, включающие в себя г I общепринятые завершенные символы, позволяет человеку быстро и раскованно реализовать спонтанное состояние. Пословица «говорится на несколько ладов», поэтому ее характеристиками являются острота и намек. Это позволяет клиенту внести в нее свой смысл. Каждая из пословиц суть место схождения сем, их «мерцание», так что использование кратких притч способствует быстрому появлению у клиента инсайта — неожиданной молниеносной догадки. Перерабатывая свои переживания и чувства, человек расширяет картину мира. Процессы такого рода открывают путь к терапевтическому воздействию на изменение позиции или поведения клиента.

Наконец, резюмируем, что обстоятельное изучение структурно-семиотического подхода оказывает эффективное воздействие на формирование продуктивного немедицинского психотерапевта как раз. j витой языковой личности. Знакомство с транспонированной, бартов-ской парадигмой позволяет, как показала экспериментальная проверка, молодым психотерапевтам преодолеть вербальные трудности трех типов (продуктивная реализация речевой интенции, безошибочное прояснение предъявляемой клиентом проблемы, достижение единого контекста психотерапевтического взаимодействия), испытываемых ими в ходе терапевтического диалога. Изменения в сознании начинающих психологов-консультантов происходят на трех уровнях (эмоциональном, когнитивном и прагматическом), что позволяет им добиться эффективного завершения психотерапевтического процесса.

В заключении следует сказать, что психологам-консультантам необходима методическая помощь в процессе изучения предложенного психотерапевтического подхода и в ходе применения полученных знаний на практике. Вот почему разработка общего свода практических рекомендаций, направленных на разрешение вышеобозначен-ных проблем, явилась одним из логических завершений данного научного психологического исследования. Таким образом, теоретические и практические наработки настоящей кандидатской диссертации могут быть актуальными в процессе профессиональной подготовки открытых новому опыту психотерапевтов.

Результаты проведенного исследования дают основание сформулировать следующие выводы.

1. Изучение языковой личности как специфической проблемы и сложного системного образования представляется продуктивным лишь в качестве предмета междисциплинарного анализа. Примером подобного решения проблемы явилось ее изучение на «стыке» лингвистики и психологии, а также психотерапии как области практического применения последней. С одной стороны, языковая личность характеризуется четко выраженными психологическими особенностями, с другой стороны — сформированными лингвистическими навыками и умениями. I

2. Языковой личности как субъекту речевой деятельности присущи следующие целевые аспекты функционирования: эффективный участник коммуникативного взаимодействия; профессиональный создатель и интерпретатор текстов; субъект порождения высказываний, которые раскрывают сущностное содержание интенции деятельности и отражают индивидуальность ее субъекта.

3. Языковую личность субъекта психотерапевтической деятельности характеризует нижеследующий набор функционально-действен

I ' | ных а'спектов проявления: — владение речевыми навыками, выполняющими эмоционально — экспрессивную функцию (эмоциональный уровень); — работа с индивидуальной виртуальной реальностью в сознании клиента, не выходя за рамки его идиолекта (когнитивный уровень); — изменение и преобразование сознания и переформирование индивидуального опыта клиента посредством социолекта, который понятен обоим участникам психотерапевтического диалога (прагматический уровень).

4. Языковую личность как эффективного участника коммуникации и профессионального создателя текстов характеризуют следую

S I щие психологические особенности: — репрезентация собственной вербальной продукции посредством индивидуальной модели мира; —

I j продуктивное владение двумя видами компетентности (лингвистической, или языковой и коммуникативной); — осуществление профилактики коммуникативных конфликтов и трудностей в общении; сформированная способность целенаправленно влиять на системы личностных смыслов, ценностей, мотивов, интенций, установок и поведение других людей.

5. Языковая личность непрофессионального субъекта порождения высказываний (клиента) в ходе психотерапевтического взаимодействия приобретает следующие психологические характеристики: — способность видеть свою проблему и понимать, что его жизнь структурирована сущностной природой последней; — способность самостоятельно выбирать оптимальный для него способ решения проблемы.

6. Эффективный психотерапевт может быть сформирован как языковая личность, если он основательно изучит транспонированную на i психологическую почву структурно-семиотическую парадигму анализа дискурса и используют на практике ее основные положения: предъявляемая клиентом проблема суть загадка, которую необходимо разгадать (решить) (функционирование герменевтического кода); четкое обозначение проблемы, темы психотерапевтического диалога представляет собой определение темы загадки (функционирование герменевтического кода); интерпретация вербальных репрезентаций опыта клиента суть процесс декодирования коннотативных, скрытых в его речевой продукции смыслов (функционирование семного кода); противоречие между внешними обстоятельствами и внутренней моделью мира, которое является на первый взгляд неразрешимым и непреодолимым, представляется собой поле функционирования символического кода; динамика развития событий, действий, поступков и отношений, характеризуемых клиентом как проблемные является функционированием акциональных кодов — последовательностей; расширение и обогащение несовершенной ограниченной модели мира клиента посредством кратких притч-пословиц, помогающих ему осознать наличие множества степеней свободы в собственных действиях ;и поведении представляет собой поле функционирования культурного, или референциального кода.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Варфоломеева, Оксана Владимировна, Симферополь

1. Айзенк Г. Дж. Сорок лет спустя: новый взгляд на проблемы эффективности в психотерапии // Психологич. журнал. — Т. 15. — 1994 г. — № 4. — С. 11-18.

2. Алешина Ю. Е. Индивидуальное и семейное психологическоеt ■! i' |консультирование. — М., 1993. — 171 с. : 3. Андреас К., Андреас С. Измените ваш мозг и сохраните измене1 i Iнйе. Новейшие Субмодальные Вмешательства в НЛП. — Екатеринбург, 1987. 240 с.

3. Андреас К., Андреас С. Нейро-лингвистистическое программирование. Сердце мозга. — Т. 2. — Екатеринбург, 1993. — 312 с.

4. Андреева Г. М. Социальная психология. — М., 1980. — 416 с.1 . 1

5. А. Н. Леонтьев и современная психология. — М., 1983. — 288 с. !: 7. Анциферова Л. И. Психология формирования и развития личности//Человек в системе наук. — М., 1989. — С. 426—434.

6. Аристотель. Психологические сочинения. — Вып. I. (Исследования о душе). — Казань, 1985. — 98 с.

7. Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики. — М., 1980. 128 с.

8. Асмолов А. Г. Психология личности. — М., 1990. — 362 с.

9. Барт Ij. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. — М., 1989. — 616 с.

10. Барт P. S/Z. М., 1994. - 303 с.

11. Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. — М., 1986. — 543 с.

12. Белогорцев М. Д. О соотношении имени и дейксиса // Язык иметод: Сборник статей по вопросам языкознания. — Куйбышев, 1972. С. 21—33.

13. Бендлер Р., Гриндер Д., Сатир В. Семейная терапия. — Воронеж, 1993.!— 128 с.i • !

14. Бендлер Р., Гриндер Д. Структура магии: 2 т. — С. — Пб., 1993.

15. Биолер В. С. Понимание JI. С. Выготским внутренней речи и логика Диалога (еще раз о предмете психологии) // Методологические проблемы психологии личности. — М., 1981. — С. 117—134.

16. Бодалев А. А. Личность и общение. Избранные труды. — М., 1983.-271 с.

17. Бодалев А. А. О взаимосвязи общения и отношения // Вопросы психологии. — 1994 г. — № 1. — С. 122—127.1.|

18. Бондаренко А. Ф. Личность и профессионализм социально1.i1 jориентированного отечественного психолога-практика // МПТЖ. —i 1993 г. 4 1.- С. 63—76.■ i

19. Бондареко А. Ф. Социальная психотерапия личности (психосемантический подход). — К., 1991. — 189 с.

20. Бондаренко А. Ф. Социальная психотерапия личности. Реконструкция предмета. (Психосемантический подход). Автореферат дис. доктора психологических наук. — К., 1992. — 40 с.

21. Бондаренко А. Ф. Христианская психотерапия в США и англоязычно^ мире // МПТЖ. — 1996 г. — № 1. — С. 115—129.

22. Борисова А. А. Проницательность как проблема психологии 'общения// Вопросы психологии. — 1990 г. — № 4. — С. 117—123.

23. Брудный А. А'. О психолингвистических аспектах теории Л. С. : Выготского // Научное творчество Л. С. Выготского и современная психология. — М., 1981. — С. 30—31.1.7

24. Бугрименко Е. А., Элькин Б. Д. Знаковое опосредование в про,' j1 цессах формирования и развития // Вестник МГУ. Серия 14: психология. 1994 г.' - № 4. - С. 27-35.

25. Буслаев Ф. И. Преподавание отечественного языка. — М., 1992. -512 с.

26. Бюлер К. Теория языка. — М., 1993. — 502 с.

27. Василюк Ф. Е. Психология переживания: Анализ преодоления критических ситуаций. — М., 1984. — 200 с.

28. Василюк Ф. Е. Уровни построения переживания и методы психологической науки // Вопросы психологии. — 1988. — № 5. — С. 27-37.

29. Виноградов В. В. О художественной прозе. — M.-JL, 1930. — 478 с.

30. Витгенштейн JI. Логико-философский трактат. — М., 1958. — 352 с.

31. Волошинов В. Н. Марксизм и философия языка: Основные проблемы социологического метода в науке о языке. — М., 1993. — 192 с.

32. Воробьева Л. И., Снегирева Т. В. Психологический опыт личности: к обоснованию подхода // Вопросы психологии. — 1990 г. — № 2. С. 5-13.

33. Выготский Л. С. Собрание сочинений: 6 т. — М., 1982.

34. Гадамер Х.-Г. Истина и метод. — М., 1988. — 704 с.

35. Гамезо М. В., Ломов Б. Ф., Рубахин В. Ф. Психологические аспекты методологии и общей теории знаков и знаковых систем // Психологические проблемы переработки знаковой информации. — М., 1977. С. 5-49.

36. Гамезо М. В., Неволин И. Ф. Психосемиотические аспекты проблемы познавательной деятельности и общения // Психосемиотика познавательной деятельности и общения. — М., 1983. — С. 4—17.

37. Ганзен В. А. Контроль и самоконтроль в процессе работы с текстом // Вестн. Санкт-Петербургского ун-та. Серия 6. — 1994 г. — Вып. 1. С. 68-76.

38. Гиппенрейтер Ю. Б., Карягина Т. Д., Козлова Е. Н. Феноменконгруэтной эмпатии // Вопросы психологии. — 1993. — № 4. — С. 61-68.

39. Глотова Г. А. Человек и знак. Семиотико-психологические аспекты онтогенеза человека. — Свердловск,. 1990. — 256 с.

40. Гордон Д. Психотерапевтические метафоры в Нейро-Лингви-стическом Программировании (оказание помощи другим посредством Зеркала). — Подольск, 1994. — 224 с.

41. Граник Г. Г., Самсонова А. Н. Роль установки в процессе восприятия текста (на материале художественного текста) // Вопросы психологи. 1993 г. - № 2. - С. 72-79.

42. Горностай П. П., Васьковская С. В. Теория и практика психологического консультирования. — К., 1995. — 128 с.

43. Гриндер Д., Бэндлер Р. Из лягушек в принцы. — Воронеж, 1993.-208 с.

44. Групповая психотерапия / Ред. Б. Д. Карвасарский, С. Ледер. — М., 1990.-384 с.

45. Грязнов А. Ф. Язык и деятельность. — М., 1991. — 142 с.

46. Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. — М., 1984. 373 с.

47. Дегутис Л. Язык, мышление и действительность. — Вильнюс, 1984.- 185 с.

48. Джужа Н. Ф. Применение методов непараметрической статистики в психолого-педагогических исследованиях // Вопросы психологии. 1987 г. - № 4. - С. 145-151.

49. Дилтс Р., Халлбом Т., Смит С. Нейро-лингвистическое программирование. Убеждения. Пути к здоровью и благополучию: 2 т.— Воронеж, 1993. — Т. 1.— 174 с.

50. Доблаев Л. П. Логико-психологический анализ текста. — Саратов, 1969. — 171 с.

51. Дридзе Т. М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. — М., 1984. — 270 с.

52. Дридзе Т. М. Язык и социальная психология. — М., 1980. — 224с.

53. Дьяконов И. М. Архаические мифы Востока и Запада. — М., 1990.-247 с.

54. Сгорова С. М. Дослщження особливостей функщювання вер-бально! памлят1 у взаеморозв'язку с емоцшним станом i р1внем сформованост1 мовно! навички: Автореф. .канд. психол. наук. — Дншропетровськ, 1994. — 18 с.

55. Ельмслев И. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. — Вып. I. — М., 1960. — С. 73—151.

56. Емельянов Ю. Н. Активное социально-психологическое обучение.—Л., 1985.— 167 с.

57. Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. — М., 1982. — 283 с.

58. Жолковский А. К. Блуждающие сны. — М., 1982. — 432 с.

59. Жоль К. К. Мысль. Слово. Метафора: Проблемы семантики в философском освещении. — К., 1984. — 303 с.

60. Жоль К. К. Язык как практическое сознание. (Философский анализ) — К., 1990. — 238 с.

61. Залевская А. А. Вопросы организации лексикона человека в лингвистических и психологических исследованиях. — Калинин, 1978. 88 с.

62. Зейгарник Б. В., Братусь Б. С. Очерки по психологии аномального развития личности. — М., 1980. — 169 с.

63. Зимняя И. А. Психологические основы лекционной пропаганды. — М., 1981. —64 с.

64. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. — М., 1994.-304 с.

65. Зливков В. Л. Моделирование общения при использовании методов активного социального обучения проблемы и пути решения // Психолопя. — 1992 г. — Вып. 38. — С. 35—39.

66. Ингве В. Гипотеза глубины // Новое в лингвистике, 1965. — Вып. IV.-С. 126-139.

67. Калина Н. Ф. Метафора ментальности // Ученые записки СГУ.- Симферополь, 1995. № 1(40). - С. 62 - 68.

68. Калина Н. Ф. Семиотическое пространство психотерапии//Жур-нал практикующего психолога. — 1996 г. — № 2. — С. 79 — 85.

69. Калина Н. Ф. Эндопсихические компоненты политической мен-тальности // Проблеми полшячно! психологи та i'i роль у становленш громадянина Украшськог держави.—К, 1995.—С. 36—38.

70. Калитиевская Е. Р., Ильичева В. И. Адаптация или развитие: выбор психотерапевтической стратегии // Психологич. журнал. — Т. 16. 1995 г. - № 1. - С. 115-122.

71. Капустин С. А. Границы возможностей психологического консультирования // Вопросы психологии. — 1993 г. — № 5. — С. 50—58.

72. Капустин С. А. Поляризованная оценочная позиция как универсальная причина проблем клиентов психологической консультации // Вестник МГУ. Серия 14: психологии. — 1994 г.— № 1. — С. 7—19.

73. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М., 1987.- 261 с.

74. Кассирер Э. Эссе о человеке. Введение в философию человеческой культуры // Вестник МГУ. Серия 7: философия. — 1993 г. — № 1.-С. 3-27.

75. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. — М., 1972.-381 с.

76. Киппер Д. Клинические ролевые игры и психодрама. — М., 1993. 224 с.

77. Климов Е. А. Индивидуальный стиль деятельности. — Казань, 1969. 279 с.

78. Кольев А. Ф. Психологическое консультирование: опыт диалогической интерпретации // Вопросы психологии. — 1990 г. — № 3. — С. 17-24.

79. Косилова М. Ф. Понимание предложения: знание о мире и средства языка // Психологич. журнал. — Т. 15. — 1994. — № 3. — С. 106-117.

80. Кучинский Г. М. Психология внутреннего диалога. — Минск, 1988. 205 с.

81. Кэмерон-Бэндлер Л. С тех пор они жили счастливо. — Воронеж, 1993. —256 с. .

82. Лакан Ж. Функции и поле речи в психоанализе. — М., 1995. — 192 с.

83. Левина Р. Е. Идеи Выготского о планирующей функции речи // Вопросы психологии. — 1968. — № 4. — С. 105—115.

84. Левина Р. Е. Неосознаваемые процессы формирования «чувства языка» // Бессознательное. Природа, функции, методы исследования. — Тбилиси, 1978. — Т. 3. — С. 249—253.

85. Лейтц Г. Психодрама: Теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено. — М., 1994. — 352 с.

86. Леонтьев А. А. Психология общения. — Тарту, 1974. — 219 с.

87. Леонтьев А. А. Эвристический принцип в восприятии, порождении и усвоении речи // Вопросы психологии. — 1974 г. — № 5. — С. 53-63.

88. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М., 1975. 304 с.

89. Леонтьев А. Н. Психологическое исследование речи // Леонтьев А. Н. Избранные психологические произведения: 2 т. — М., 1983. -Т. 1. —С. 65-76.

90. Леонтьев Д. А. Личность: человек в мире и мир в человеке // Вопросы психологии. — 1989. — № 3. — С. 11—22.

91. Леонтьев Д. А. Субъективная семантика и смыслообразование // Вестник МГУ. Серия 14: психология. 1990 г. - № 3. — С. 33—41.94а. Лингвистический энциклопедический словарь / Ред. В. Н. Ярцева. — М., 1990. — 685 с.

92. Ломов Б. Ф., Беляева А. В., Носуленко В. Н. Вербальное кодирование в познавательных процессах. — М., 1986. — 128 с.

93. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. — М., 1984. — 448 с.

94. Ломов Б. Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М., 1976. - С. 64-94.

95. Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений. — М.-Л., 1952. -Т. 6.- 689с.

96. Лосев А. Ф. Философия имени // Лосев А. Ф. Бытие. Имя. Космос. М., 1993. - С. 613-802.

97. Лотман Ю. М. Избранные статьи: 3 т. — Таллин, 1992. — Т. 1.- 479 с.

98. Лурия А. Р. Основные проблемы нейролингвистики. — М., 1975.-253 с.

99. Лурия А. Р. Речь и мышление. — М., 1975. — 120 с. . 103. Лурия А. Р. Язык и сознание. — М., 1979. — 320 с.

100. Майданов А. С. Принцип отражения и проблемы семиотики // Вопросы философии. — 1977. — № 1. — С. 115—125.104а. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. — М., 1990. 368 с.

101. Мантатов В. В. Образ, знак, условность. — М., 1980. — 160 с. 105а. Менегетти А. Введение в онтопсихологию. — Пермь, 1993. —60 с.

102. Мерлин В. С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. — М., 1986. — 256 с.

103. Миллер Д., Галантер Ю., Прибрам К. Планы и структура поведения. — М., 1965. — 237 с.

104. Минделл А. Работа со сновидящим телом // МПТЖ. — 1993 г.- № 1-4.

105. Морено Д. Театр спонтанности. — Красноярск, 1993. — 128 с.

106. Мягкова Е. Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психологического исследования. — Воронеж, 1990. — 110 с.

107. Мясищев В. Н. Психология отношений. — Воронеж, 1995. — 356 с.

108. Налимов В. В. Спонтанность сознания. — М. 1989. — 288 с.

109. Нушикян Э. А. Интонационная структура предложений, оформленных восходящим тоном. Методическое пособие. — Одесса, 1969. 37 с.

110. Нушикян Э. А. Типология интонации эмоциональной речи. — К.-Одесса, 1986. 160 с.

111. Общение и диалог в практике обучения, воспитания и психологической консультации / Ред. А. А. Бодалев. — М., 1987. — 164 с.

112. Общение и развитие "психики / Ред. А. А. Бодалев, Г. А. Ковалев. — М., 1986. — 176 с.

113. Общение. Текст. Высказывание. / Ред. Ю. А. Сорокин. — М., 1989.- 175 с.

114. Основы теории речевой деятельности / Ред. А. А. Леонтьев. — М., 1974. 368 с.

115. Павиленис Р. И. Понимание речи и философия языка // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1986. — Вып. XVII. — С. 380— 389.

116. Павиленис Р. И. Проблема смысла. — М., 1983. — 286 с.

117. Павлова Н. Д. Семантика речи в различных условиях общения // Психологические и психофизиологические исследования речи. — М., 1985. -С. 66-82.

118. Пандеров В. Н. Классификация функций человека как субъекта общения // Психологич. журнал. — 1987 г. — № 4. — С. 51—60.

119. Папуш М. П. «Я» и «Ты» в гештальттерапии: аксиологический анализ концепции невротических механизмов // МПТЖ. — 1992 г. — № 2. С. 41-59.

120. Пезешкиан Н. Психотерапия повседневной жизни. — М., 1995.— 336 с.

121. Пезешкян Н. Торговец и попугай. Восточные истории и психотерапия. — М., 1992. — 240 с.

122. Пенфилд У., Роберте JI. Речь и мозговые механизмы — Л., 1964. 264 с.

123. Перлз Ф., Хефферлин Р., Гудмэн П. Опыты психологии самопознания (практикум по гештальтгерапии). — М., 1993. — 240 с.

124. Петренко В. Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. — М., 1983.- 177 с.

125. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. — М., 1988. — 208с.

126. Петровская Л. А. Компетентность в общении. — М., 1989. — 216 с.

127. Петровский А. В. Индивид и личность. Концепция персона-лизации // Петровский А. В. Вопросы истории и теории психологии: избранныетруды. — М., 1984. — С. 228—259.

128. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. — М., 1982. 255 с.

129. Петровский В. А. К пониманию личности в психологии // Вопросы психологии. — 1981 г. — № 2. — С. 40—47.

130. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. — М., 1994. — 680 с.

131. Подорога В. А. Выражение и смысл. — М., 1995. — 432 с.

132. Пословицы русского народа. Сборник В. И. Даля: в 2-х т. — М., 1984.

133. Потебня А. А. Из записок по русской грамматике: в 4-х т. — М., 1958-1977.

134. Потебня А. А. Слово и миф. — М., 1989. — 623 с.

135. Проблемы общения в психологии // Ред. Б. Ф. Ломов. — М., 1981.-371 с.

136. Психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности его восприятия / Ред. Ю. А. Жлуктенко, А. А. Леонтьев. -К., 1979.-248 с.

137. Психолингвистические проблемы массовой коммуникации / Ред. А. А. Леонтьев. — М., 1974. — 147 с.

138. Психолингвистические проблемы семантики и понимания текста / Ред. А. А. Залевская. — Калинин, 1986. — 167 с.

139. Психолингвистические проблемы семантики /Ред. Ю. А. Сорокин— М., 1983. — 288 с.

140. Психолингвистические проблемы семантики / Ред. И. В. Семенов — Тверь, 1990. — 140 с.

141. Психологические и психофизиологические исследования речи / Ред. А. А. Леонтьев. — М., 1985. — 141 с.

142. Психологические исследования общения / Ред. Б. Ф. Ломов и др, — М., 1985. — 258 с.146а. Психологический словарь. — М., 1996. — 440 с.

143. Психология воздействия. (Проблемы теории и практики) / Ред. А. А. Бодалев и др. — М., 1989. — 152 с.

144. Психология развивающейся личности /Ред. А. В. Петровский. -М., 1986.-238 с.

145. Райнаи Г., Столин В. В. Психотерапия в обыденном сознании и в сознании психотерапевтов // Вопросы психологии. — 1989 г. — № 4.-С. 125—135.

146. Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации / Ред. А. А. Леонтьев — М., 1990. — 136 с.

147. Рикер П. Конфликт интерпретаций. — М., 1995. — 416 с.

148. Роджерс К. Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.-480 с.

149. Роль человеческого фактора в языке / Ред. Б. А. Серебренников. М., 1988. - 215 с.

150. Рубинштейн С. JI. Проблемы общей психологии. — М., 1973.- 416 с.

151. Рунион Р. Н. Справочник по непараметрической статистике.- М., 1982. 198 с.

152. Русина Н. А. Семантические образования в восприятии другого человека. Автореф. дис. кандидата психологических наук. — М., 1983.- 18 с.

153. Сахарный Л. В. Введение в психолингвистику. — М., 1989. — 184 с.

154. Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии.- М., 1993. 656 с.

155. Скиннер Р., Клииз Д. Семья и как в ней уцелеть. — М., 1995.- 272 с.

156. Слобин Д., Грин Д. Психолингвистика. — М., 1976. — 350 с.

157. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология человека. — М., 1995.-384 с.

158. Соболева О. В. О понимании минитекста, или Пословица век не сломится // Вопросы психологии. — 1995 г. — № 11. — С. 46—53.

159. Сорокин Ю. А. Психолингвистические аспекты изучения текста. М., 1985. - 168 с.

160. Соссюр Ф. де Заметки по общей лингвистике. — М., 1990. — 245 с.

161. Социальная психология личности / Ред. М. И. Бобнева и др. -М., 1979.- 344 с.

162. Спиркина Е. А. Подготовка психотерапевтов и психологов-консультантов (проблемы адаптации западного опыта) // Психоло-гич. журнал. Т. 15. - 1994. - № 6. - С. 121-128.

163. Столйн В. В., Кальвиньо К. Личностный смысл: строение иформа существования в сознании // Вестн. МГУ. Серия: психология. 1982. - № 3. - С. 38-47.

164. Столин В. В. Проблема значения в акте восприятия и единицы чувственного образа // «Эргономика», Тр. ВНИИТЭ. — 1973 г. — № 6. -С. 27-51.

165. Столин В. В. Самосознание личности. — М., 1983. — 286 с.

166. Суходольский Г. В. Основы психологической теории деятельности.—Л., 1988. — 168 с.

167. Тарасов Е. Ф. Тенденции развития Психолингвистики. — М., 1987.- 168 с.

168. Теория метафоры // Ред. Н. Д. Арутюнова, М. А. Журинская. -М., 1990.-512 с.

169. Теория речевой деятельности. (Проблемы психолингвистики). (Ред. А. А. Леонтьев. — М., 1968. — 272 с.

170. Топорова Т. В. Семантическая структура древнегерманской модели мира. — М., 1994. — 191 с.

171. Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического. Избранное. — М., 1995. — 624 с.

172. Тхостов А. Ш. Семантика телесности и мифология болезни // Телесность человека: междисциплинарные исследования. — М., 1993. -С. 100-112.

173. Уорф Б. Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. — М., 1960. — Вып. 1. — С. 135—169.

174. Успенский Г. И. Избранные произведения. — М., 1949. — 487с.

175. Ушакова Т. Н., Павлова Н. Д., Зачесова И. А. Речь человека в общении. — М., 1989. — 192 с.

176. Физиология речи. Восприятие речи человеком / Ред. А. А. Леонтьев — М., 1976. — 386 с.

177. Флоренская Т. А. Диалог как метод психологии консультирования (духовно ориентированный подход) // Психологич. журнал. — Т. 15. 1994. - № 5. - С. 44-56.

178. Хайдеггер М. Время и бытие. — М., 1993. — 447 с.

179. Хараш А. У. Личность, сознание и общение: к обоснованию интерсубъективного подхода в исследовании коммуникативных воздействий // Психолого-педагогические проблемы общения. — М., 1979. 161 с.

180. Хомская Е. Д. Нейропсихология. — М., 1987. — 288 с.

181. Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. — М., 1972. — 259 с.

182. Хомский Н. Язык и мышление. — М., 1972. — 122 с.

183. Цивьян Т. В. Лингвистические основы Балканской модели мира. —М., 1990.— 207 с.

184. Чудова Н. В. Влияние личностных характеристик субъекта на его представление об идеальном партнере по общению // Психологич. журнал. — Т. 14. — 1993. — № 3. — С. 35—47.

185. Шалимова Д. В. Трансформация смыслов и значений слов при пониманий пословиц // Вопросы психологии. — 1990. — № 4. С. 42— 47. ::

186. Шапирштейн Г.Я. Взаимодействие установок личности в общении// Вопросы психологии. — 1989. — № 5. — С. 144—148.

187. Шарп Д. Незримый ворон: Конфликт и Трансформация в жизни Франца Кафки. — Воронеж, 1994. — 128 с.

188. Шахматов А. А. Из трудов по современному русскому языку. -М., 1952.-271 с.

189. Шмелев А. Г. Введние в экспериментальную психосемантику. -М., 1983.- 157 с.

190. Шмелев А. Г., Похилько В. И., Козловская-Тельнова А. Ю. Практикум по экспериментальной психосемантике. — М., 1988. — 207 с.

191. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. — Л., 1990.- 186 с.

192. Энрайт Д. Гештальт, ведущий к просветлению. — С.-Пб., 1994. 144 с.

193. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. — М., 1978. -392 с.

194. Язык и интеллект / Ред. В. И. Герасимов, В. П. Нерознак. — М., Прогресс, 1995. — 416 с.

195. Язык и личность /Ред. Д. Н. Шмелев. — М., 1989. — 213 с.

196. Яковлева Е. С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). — М., 1994. — 344 с.

197. Ямпольский М. Память Тиресия. — М., 1993. — 464 с.

198. Яценко Т. С. Активная социально-психологическая подготовка учителя к общению с учащимися. — К,, 1993. — 207 с.

199. Barthes R. Z"Aventure semiologique. — P.: Seuil, 1985.

200. Barthes R. Ze Bruissement de la langue. Essais critiques IV. — P.: Seuil, 1984.

201. Barthes R. Ze Plfisir du texte. — P.: Seuil, 1973.

202. Barthes R. Ljbvie et TObtus. Essais critiques III. — P.: Seuil, 1982.

203. Bickerton D. Prologomena to a linguistic theory of metaphor, «Foundations of Lanquage», 1969, V. 5.

204. Buffon G. Z. Discours sur le style. — P., 1905.

205. Chomsky N. Deep structure, surface structure, and semanticinterpretation // Steinberg D. D., Jakobotics: An Interdisciplinary Reader in Ohilosophy, Linquistics and Psychology. — Cambridge, 1971.

206. Readings in Englich Transformftijnal grammar. Ginn and Company, 1970.

207. Discourse and communication // By T. van Dijk. — B. — N. Y., 1985.

208. Explanations for language universals. — B. — u. a., 1984.

209. Handbook of discourse analysis // By T. van Dijk, V. 1—4.

210. Hillenar H. Rolard Barthes, existentiakisme, semiotiek, psychoanalyse. — Assen: Van Gorcum, 1982.

211. Jngve Y. A model and an hypothesis for language structure // «Proceedings Amer. Philosoph. Soc.», I960.216. lung C. G. Aion. Etudes sur la phenomenologie du Soi. — P.: Ablib Michel, 1988.

212. Gadamer H.-G. Philosophical Hermeneutics. Berkeley: University of California Press, 1976.

213. Greimas A. J., Courtes J. Semiotique. Distionnaire raisonne de la theouie du langage. — P.: Seuil, 1979.

214. Gniraud P. La stylistigue, 8 ed. — P.: 1975.

215. Lacan J. Le Moi dans la Theorie de Freud et dans la technique de la psychanalyse. Le seminaire, lirere II. — P.: Seuil, 1978.

216. Lacab J. Z"Envers de la psychanalyse. Ze seminaire, livre XVII. — P.: Seuil, 1991.

217. Lacan J. Les quatre concepts fondamentaux de la psychanalyse. Le seminaire, livre XI. — P.: Seuil, 1973.223. ; Lazerowitz M. The Zanguage of Philosophy: Freud and Wittgenstein. — Boston, 1977.

218. Levin S. The semantics of metaphor — L.: Bait, 1977.

219. Marie J. van. On the paradigmatic dimension of morphological creativiny. — Dordrecht, 1985.

220. Metaphor: problems and perspectives. — Brighton (Sussex) — Atlantic Highlands (N. J.), 1982.

221. Nordahl Zund St. Laventure du signifiant. Une lecture de Barthes. — P.: Presse Umiversitaires de France, 1981.

222. Ricoeur P. The Role of Metaphor: Multidisciplinary Studies of the

223. Creation of Meaning in Langyage. — Toronto, 1978.

224. Roger Ph. Roland Barthes, roman. — P.: Grasset, 1986.

225. Sontag S. L'ecreture mime: a propos de Roland Barthes. — P.: christian Bourgois, 1982.

226. Vendryes J. La societe de linguistique de Paris (1865—1955) I I «Orbis», 1995. - T. 4. - № 1.

227. Wittgenstein Z. Remarks on the Philosophy of Psychology. Vols. 1-2. Oxford, 1980.