Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Ишкова, Марина Александровна, 1998 год

Введение.£

1 глава. "Граница" как категория человеческого бытия.

1.1 Идея границы в логико-философских исследованиях. . . . /

1.2 Идея границы в экзистенциально-феноменологических исследованиях.

1.3. Идея границы в психологических исследованиях.

2глава. Активность как "бытие на границе".

2.1. "Избыточная" активность в контексте психологии мотивации.s^

2.2. Мотив неадаптивной активности.

Зглава. Экспериментальные исследования "границы" как ориентира активности ребенка. JT\»,

3.1. Формы и способы знаковой репрезентации идеи границ в сознании.$$

3.2. Потенциально заданное ограничение поля деятельности как стимул активности.fO£

3.3. Социально заданное ограничение поля деятельности как стимул активности.

3.4. Символическое ограничение поля деятельности как стимул активности. .*.ffj? jlamyuzrfi^itfL.

Введение диссертации по психологии, на тему "Феномен границы в детерминации активности ребенка"

Постановка и решение капитальных проблем психологии личности (таких как становление игры, творчества, свободы, "субъектности" и др.) обращает исследователей к идее "границы", первоначально оформившейся в философии, и "соучаствующей" в становлении психологической мысли. Однако до сих пор сохраняется разрыв между "философией границы" и "психологией границы". Философия, и прежде всего немецкая классическая, акцентирует имманентность движения, присущего "границе". Психология, в большинстве существующих в наши дни разработок, сводит идею "границы" к ее регламентирующей роли, видя в границе в основном "обстоятельства", но отнюдь не внутреннюю детерминанту движения деятельности человека, его существования в мире. Феномен "бытия на границе", привлекавший внимание многих исследователей человеческой природы, в редчайших случаях затрагивается психологами.

Между тем, объективно психология располагает не только потребностью, но и собственными ресурсами развития идеи "границы" как движущего начала существования и становления человека. Так, всякий раз, когда современные отечественные исследователи затрагивают проблему субъектности человека в качестве трансцендирующего существа (концепция субъекта психической деятельности К.А. Абульхановой-Славской, концепция индивидуальности А.Г. Асмолова, концепция "инверсионных действий" В.Т. Кудрявцева, "психология свободы" Е.И. Кузьминой, системная трактовка "субъектогенеза" А.С. Огнева, концепция "полагающей рефлексии" В.И. Слободчикова и др.), они, по сути, имеют дело с "границей". Феномен границы также, на наш взгляд, имеет непосредственное отношение к таким характеристикам социальных сред, как их открытость (закрытость), выделенных и проанализированных М.Ю.Кондратьевым; можно предположить, что многие нарушения социальной адаптации - дезадаптации-обусловлены „иррациональной тягой" переступить порог ограничения, и вместе с тем невозможность осуществления этого. В этой связи закономерна потребность выявить, что представляет собой граница как имманентный источник активности, и почему, например, справедлива звучащая парадоксально мысль о том, что развивающее обучение и воспитание детей должны быть осмысленны как "искусство создания предела" (В.Т. Кудрявцев).

Настоящая работа посвящена проблеме возникновения и развития побудительной роли границы в процессе становления личности как субъекта активности. В обыденном сознании термин "граница" связывается со многими понятиями, принимая различные значения. Граница это и линия, разделяющая территории., рубеж, межа, грань, черта, линия, а так же то, что служит разграничению в различных сферах человеческой деятельности, чувств, представлений и т.п.: Граница так же - крайняя степень проявления чего-либо, предел, мера. (Словарь синонимов JL, "Наука"Д995г.) Неоднозначность и широта применения термина "границы" наводит на мысль о глубинной сути, "корневой" природы этого понятия.

В современной философии дается следующее определение границы '"Граница - то, что отделяет один предмет от другого. Граница бывает пространственная, временная и качественная. Каждый предмет содержит в себе границу. Один протяженный предмет отделен от другого частью пространства."(Г.Шушанашвили)[139]. Выделяется особо качественная граница. Качественная граница есть та определенность предмета, в силу чего он именно тот предмет а не другой.

Граница рассматривается не только в связи с различением, отделением и изоляцией, но и как основа связи предметов:"она характеризует ту сторону предмета, благодаря которой он зависит от других определенных предметов, обусловливается ими." (Г.Шушанашвили) Граница, определяя предмет, полагает его конечность; через показатель конечности предмета выражается диалектичная природа границы - поскольку предмет существует изменяясь, переходя в другой предмет.

Все эти выводы, данные Г.Шушанашвили относительно понятия границы, касаются в первую очередь объекта, и только его. Возможность преломления идеи границы, достигнутой философской мыслью, к субъекту деятельности была осуществлена в работе В.А.Андрусенко при онтологическом анализе социального страха:" .нечто не может вечно пребывать в своих границах, оно начинает противоречить самому себе, выводится из первоначального состояния и гнаться дальше себя . То есть любое нечто обладает внутренней экстраполябельностью, способностью на экспансию своего качества" ([7]- с.27).

В психологических исследованиях, в отличие от имеющих давнюю традицию философских (на протяжении длительного времени категория "границы" в основном рассматривалась философами (Аристотель, Фихте, Гегель, Ж.П.Сартр, М.Хайдеггер), категория границы, вплоть до последнего времени не выделялась в качестве предмета специального рассмотрения. Исследование этого вопроса может быть осуществлено при совместном анализе имеющейся научной литературы, посвященной проблеме границы, а также реализации собственной программы исследования. Первичный анализ литературы показывает так же, что понятие границы применяется не только в философии и психологии, но и в других науках.

В социологии в последнее время усилился интерес к "границе" как социальному фактору, оказывающему влияние на адаптацию субъекта в современных социальных условиях. Примером может служить теория, развиваемая Уильям Беком, названной им концепцией "общества риска" (1993г.)[17], в основе которой лежит положение о надситуативной активности личности.

М.Ю.Логман, исследуя структуру художественного текста обращается к понятию границы. "Движение сюжета, события - это пересечение той запрещающей границы, которую утверждает бессюжетная структура." Граница в понимании М.Ю.Лотмана - раздел смысловых пространств. Только переход границы, перемещение в иное семантичесое пространство из заданного обеспечивает реализацию собственного „Я" героя. Переходя границы смысловых пространств, по-разному кодируя свое собственное „Я", человек решает одну из существеннейших психологических задач -определение своей собственной сущности. Можно сказать, что переход границы смысловых пространств приобретает для субъекта форму „значений-для-себя", т.е. форму личностных смыслов (1970г.)[72].

В психологии, опираясь на воззрения М.Ю.Лотмана, Б.Д.Эльконин формулирует понятие границы в своей концепции кризиса детства:"На мой взгляд, эта структура (включающая границы смысловых пространств -уточнено нами М.А.) может быть положена и в основу понимания отношений между реальной и идеальной формами в развитии ребенка." В преодолении границы между совершенным и реальным строится событийность - акт взросления, совершенствования. Б.Д.Эльконин вводит идею посредника - взрослого человека, который строит границу и олицетворяет переход ее." Посредничество должно становиться и становится искомым, специальным предметом поиска и опосредования." -отмечает автор(1992) [141].

Иной подход к понятию границы был совершен в анализе игры."Игра не есть „обыденная" жизнь и жизнь как таковая. Она скорее выход из рамок этой жизни во временную сферу деятельности, имеющую собственную направленность."- -отмечает Х.Хейзинга ([129]-с. 17),-"Ибо игра, какова бы ни была ее сущность, не есть нечто материальное. Уже в мире животных ломает она границы физического существования." Основной смысл игры -приображение внутреннего мира человека, поэтому она не „вписывается" своей ирроциональностью, двуплановостью (одновременной реальностью действий и их мнимостью) в наш реально действующий мир детерминаций. „Игра есть в самом полном смысле слова „superabundans" "излишеством", „избытком" ([129]- с.13).

А.Вайнштейн определил границу как фиксатор правил игры :"В правилах фиксируется граница, за которой действие правил прекращается." Переходя от правила игры к правилам жизни, А.Вайнштейн обращается к выходу за границы предустановленного как единственному непреложному правилу жизни. И выход прокладывается" .через абсолютную уникальность каждого носителя жизни, через возвышение статуса индивидуальности, через уход от "вероятия" к непредсказуемости". Осуществление выхода за границы предустановленного (правил) понимается как "активный поиск наименее предсказуемых вариантов, бегство от принудительного порядка, от повторяемости в области иррегулярности." Вместе с тем, автор отмечает, что преодоление границ "есть стратегия, которой мы явно одержимы и которую глубоко переживаем.", позволяет нам заключить, что выход за предустановленные границы неизбежно затрагивает эмоциональную сторону личности (1992)[29].

Понятие границы используется так же в "психологии переживаний", в частности при изучении фрустрационного поведения (Ф.Е .Василюк). Фрустрация рассматривается в качестве барьера , преграды в активности индивида. "Барьеры, преграждающие путь индивида к цели, могут быть физические( например стены тюрьмы), биологические (болезнь, старение), психологические (страх, интеллектуальная недостаточность) и социокультурные (нормы, правила, запреты) (Hilgard E.R. Atkinson R.C. 1967 p. 686, Kisker G.W. ,1972 p. 526 >[148].

Т. Дембо разделяет барьеры на внешние и внутренние, где внутренние барьеры те, которые не дают возможности субъекту выйти из ситуации (Т. Dembo 1931, р. 144)[146]. К.Левин выделял внешние барьеры на вещественные и социологические - "орудия власти" и идеологические -барьеры, появляющиеся в процессе достижения целей и ценностей субъекта (Lewin К. 1935 р. 286).

В аналитической психологии К.Г. Юнг обращался к идее границы в значении "раздела", лежащего между различными влечениями, в частности между ощущением и чувствами, сознанием и бессознательным, рациональным и иррациональным, материей и духом. "Здесь речь должна идти о чем-то серьезном, о значительной силе, способной действительно отделить индивида от противоположностей"([14£] -с.150). Юнг, анализируя выдвинутую Шиллером идею о "третьем влечении" отмечает: "Третьий элемент, в котором сливаются противоположности, есть деятельность фантазии, с одной стороны творческой, с другой -воспринимющей" ([142]- с.146). Запечатление аффекта, испытываемого при нахождении "между" и "на" одновременно -может выступать в дальнейшем символом и само по себе является предметом влечения. Создание этого "нового" ("между") возможно только в действии, в динамике жизни, иррациональным путем, считает Юнг.

А.Адлер, проводя анализ произведений Ф.М.Достоевского, особое место отводит понятию границы:"У Ф.М.Достоевского вряд ли можно найти какой-нибудь другой образ, который повторялся бы стол1 же часто, как образ границ или стены. .На этой черте, как ему казалось, решается участь его героев, их судьба. Туда его влекло, там, как он догадывался, происходит самое важное становление человека в социальной среде, и эти границы проведены им чрезвычайно точно" ([2]-с.271). Мучительный поиск и осознание смысла своего бытия на границе отражается в высказывании главного героя:".Мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею."[53].

Идея границы представлена в разработках психологии развития личности. Так, Л.И. Анцифирова отмечает, что "сфера истинного бытия человека как личности - это сфера его выхода за пределы себя."([8]-с.4). С.Б.Братусь, раскрывая становление личности через психологическое обоснование веры, считает, что вера есть "необходимое условие собственно человеческого, трансцендентального, преодолевающего границы развития." становления личности ([23]-с.41). В.А.Лефевр, выводя алгебру рефлексивных процессов, отмечает раздел между позициями субъектов, "персонажей" рефлексивного процесса [68].

Впервые психологическая трактовка границы как источника движения деятельности была заявлена при разработке теории неадаптивной активности. (В.А.Петровский 1992 г.). В отличии от обыденного взгляда на границу как сдерживающее начало, в данной теории граница рассматривается как стимул активности, имеющей самоценный характер. Этот подход был рассмотрен в целом ряде исследований (А.Л.Крупенин, 1984г., А.П.Самонов, 1986г., Е.В.Кузьмина 1982г., В.К.Калиненко, 1995г., Т.В.Корнилова 1994г.) В данном направлении впервые выделилось понятие "мотив границы" (В .А.Петровский) [88].

Однако до сих пор остается открытым вопрос о самом влиянии "границы" на активность субъекта, механизме возникновения "мотива границы", его трансформации и роли в процессе возрастного развития личности как субъекта активности.

Мотив границы можно отнести к смыслообразующим мотивам личности, побуждающих человека в деятельности. Мы исходим из того положения, что ".сами переживания еще не открывают субъекту своей природы, хотя они кажутся внутренними силами, движущими его деятельность, их реальная функция состоит лишь в наведении субъекта на их действительный источник, в том, что они сигнализируют о личностном смысле событий, разыгрывающихся в его жизни, заставляют его как бы приостановить на мгновение поток своей активности, всмотреться в сложившиеся ценности, чтобы найти себя в них."(А.Н.Леонтьев 1971, с.40)

Итак, возможны два этапа развития мотива границы: мотив - "аффект", рождающийся в результате первичных ориентировочных действий, развивающихся во вторичных выходах, и мотив-образ предмет^ного содержания границы, означающий начало направленной деятельности. Выделение двух этапов развития мотива границы условно и приближенно, поскольку здесь мы вплотную подходим к проблеме обусловленности мотива границы возрастным развитием, развитием системы личностных смыслов. Особое внутреннее отношение субъекта к границе предустановленного изменяется под воздействием динамики онтогенетического развития.

По нашему предположению формирующим, базисным является мотив-аффект, на основе которого определяется дальнейшее взаимодействие субъекта активности и границы предустановленного, становление и развитие отношения к выходу за границы виртуальной субъектности. Первичный выход за пределы заданного решает полезную задачу ориентировки на границе наличного, но в результате ориентировки происходит выход за эти границы, и в этот момент рождается чувство, которое не было зафиксировано никогда прежде - переживание катарсиса, необычного состояния. Это переживание приобретает уровень ведущего побуждения. Человек стремится к их воспроизводству в дальнейшем в ситуациях, когда он сам имеет возможность "провести" границу. Переживание момента выхода границ есть стимул к их преодолению в дальнейшем, выступающим на определенных этапах онтогенетического развития в качестве мотива деятельности.

Сказанным обусловливается актуальность обсуждения проблемы "границы" как ориентира (и источника) активности ребёнка. Отметим также, что постановка и экспериментальное исследование этой проблемы отвечает внутренней потребности осуществления исследований в рамках психологии неадаптивной активности (В.А. Петровского и его сотрудников). Идея мотива границы была намечена ранее в теоретических разработках этого автора, а также экспериментальном анализе явлений активной

Рис.1 неадаптивности (мотив границы, предположительно, обнаруживает себя в таких феноменах как "бескорыстный риск" - В.А. Петровский, "презумпция существования решения" - В.А. Петровский, Я.И. Шарага, эффект "Синей Бороды" - Е.И. Кузьмина, эффект стимуляция активности детей посредством регламентации - В.К. Калиненко и др.). Однако никогда прежде идея границы как мотива не выступала в качестве предмета целостного теоретико-экспериментального исследования.

Цель исследования: выявление роли границы в организации активности ребенка.

Объект исследования: активность субъекта.

Предмет исследования: побудительная роль границы в организации поведения.

Теоретическая гипотеза исследования: "бытие на границе" образует мотив человеческой деятельности, реализующийся во влечении индивида к пределу, его желании перейти через предел, устремленности к беспредельному действованию.

Само собой разумеется, обоснование столь общей теоретической гипотезы предполагает необходимость эмпирической референции каждого из конструктов, фигурирующих в ней, и, соответственно, формулирования ряда эмпирических гипотез.

Эмпирическими референтами идеи "границы" служили для нас "разграничительные стимулы" различного рода, такие как рубеж двух сред, черта запрета (внешнее и внутреннее ограничения), раздел (разделительная черта) как символ границы. "Бытие на границе" эмпирически интерпретируется нами как центрация активности на разграничительном стимуле, обусловливающая переживание "прохождения" границы; "центрация", в свою очередь, здесь означает направленность активности на разграничительный стимул - в виде сближения с ним, элиминации и вовлечения его в действие. Особое значение придается поиску эмпирического референта понятия "мотив границы", что обусловлено, в частности, "ненаблюдаемостью" "мотивов", невозможностью непосредственно представить их "как факты действительности" (X. Хекхаузен, 1986). Наличие мотива границы определяется исходя из соотношения числа случаев центраций на разграничительном стимуле и случаев соблюдения его, а также - игнорирования этого стимула (испытуемые, следуя разграничительному стимулу, то есть, воспринимая его как "знак границы", чаще центрируются на нём, чем игнорируют его присутствие); принимаются в расчет также вербальные реакции испытуемых при совершении соответствующих действий.

Эмпирические гипотезы исследования:

1. Введение разграничительных стимулов (рубеж двух сред, черта запрета, раздел) обусловливает, наряду с реакциями игнорирования и соблюдения разграничения, реакции центрации на нём: сближение с разграничительным стимулом, элиминация его или вовлечение в поле собственной деятельности.

2. Существуют три формы центрации (три разновидности "мотива границы"): стремление индивида повторно пережить аффект "прохождения" границы ("мотив рубежа")', предпочтение действий, центрированных на черте запрета, осторожным действиям ("мотив риска")', осмысление границы как ее преодоление ("мотив обыгрывания границы").

3. Существуют возрастные различия в способах реагирования испытуемых на разграничительные стимулы (качественное своеобразие проявлений мотива границы с возрастом).

Задачи исследования:

1. Рассмотреть представленные в философской и психологической литературе представления о "границе" как категории человеческого бытия и ориентира активности личности.

2. Разработать экспериментальные процедуры, позволяющие проследить ситуативные особенности реагирование индивида на границу как ориентир.

3. Определить возможные механизмы становления мотива границы.

4. Выявить возрастные особенности актуализации мотива границы.

Методы исследования: На основе метода „виртуальной субъектности" разработаны новые и модифицированы имеющиеся методики исследования активности личности.

Теоретическая значимость и научная новизна исследования. Поставлена проблема "границы" как возможного побудителя активности субъекта (ребенка). Впервые осуществлен синтез философских и психологических подходов в понимании "границы", эмпирически осмыслены s понятия "предел", "переход", "связь". Показано, что пребывание на границе есть особый мотив деятельности человека, специфически раскрывающийся в онтогенезе. Выявлены механизмы превращения границы в действенный ориентир поведения ребенка.

Практическая значимость: Разработаны основы построения нового типа коррекционно-развивающих процедур. Данные об особенностях и онтогенетической динамики отношений к разграничительному стимулу положены в основу разработки диагностических методик и развивающих занятий.

Положения, выносимые на защиту:

1. Идея границы как источника активности, представленная в логико-философском и экзистенциально-феноменологического направлениях научной мысли, не нашла своего должного освещения в рамках теоретической и практической психологии. Будучи представлена такими, внешне противостоящими друг другу, значениями, как "предел", "переход", "связь", идея границы, по сути, заключает в себе признание их тождественности; суть этой идеи состоит в том, что такие её бытийные определения как "нечто" и "иное", выступают здесь в единстве своей противоположности (едины в границе). Граница, поскольку она заключает в себе источник движения, может и должна быть психологически осмыслена как побудительная основа активности человека.

2. "Бытие на границе" есть особый мотив; он проявляется в стремлении человека ощутить себя на границе, приближаясь с ней ("испытывая себя на пределе"), элиминируя её ("переходя" через грань) и вовлекая в свою деятельности ("связывая" посредством границы смежные поля активности).

3. Мотив границы выступает в трёх генетически преемственных формах: в виде аффекта, порождаемого ситуацией действия (тенденция к воспроизводству однажды испытанного аффекта пребывания на границе), надситуативного побуждения к действию (предпочтение действий, предметно-определенных границей), смысловой перспективы преобразования ситуации (осмысление границы как ее преодоление).

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология личности"

1. Идея границы как источника движения, представленная в логико-философском и экзистенциально-феноменологическом направлениях научной мысли, не нашла своего должного освещения в рамках теоретической и практической психологии.

2. "Граница" играет двоякую роль в организации активности субъекта: с одной стороны, она побуждает субъекта к разделению полей собственной деятельности, а с другой, - провоцирует к их объединению; в эффекте двойственности влияния "границы" проявляются такие ее предметные значения, как "предел", "переход", "связь".

3. Разграничительные стимулы, репрезентирующие идею границы, выступают в качестве побудителя активности детей; наряду с побуждением действовать вдали от "границы", выделяется побуждение детей действовать вблизи к "границе" - "мотив границы".

4. На четвертом году жизни детей "мотив границы" проявляется в их попытках обозначить для себя незримый предел, переход через который порождает переживание смены впечатлений; этот мотив может быть понят как стремление субъекта "быть на границе". В этом возрасте при предъявлении естественного знака границы (заданного в потенциальной связи означающего - "невидимая черта" и означаемого - смена впечатлений "свет-темнота") удается зафиксировать феномен зарождения мотива границы; "открывая" для себя границу, ребенок порождает (на месте естественного знака) культурный знак в форме означения "границы" {обозначая её собственными действиями).

5. На пятом-шестом году жизни детей "мотив границы" проявляется в актах "опробования" (раскрытия значения) границы посредством реального или идеального перехода через заданный предел; этот мотив может быть обозначен как стремление субъекта "быть по ту сторону границы (по обе стороны от неё)". В этом возрасте при предъявлении культурного знака границы ("запрет") удается зафиксировать феномен вызова мотива границы; реализуя этот мотив, ребенок своими действиями устанавливает для себя значение "границы".

6. В последующих возрастах "мотив границы" проявляется в попытках субъекта осмыслить символ границы (разделительную черту) как условие связи сопредельных областей действия; этот мотив может быть понят как стремление субъекта "не быть ограниченным" ("не испытывать ограничений"). При репрезентации идеи границы посредством символа (разделительная черта) отмечается спонтанное проявление мотива границы; реализуя этот мотив, субъект открывает для себя смысл границы.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Ишкова, Марина Александровна, Москва

1. Аверинцев С.С. Золото в системе символов ранне византийской культуры // Византия. Южные словяне и древняя Русь. Западная Европа. М.:Наука, 1973, с. 45-51

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. Библиотека заруб психологии М., 1995г.

3. Александров А.Д Основания геометрии М., „Наука" 1987г.

4. Алпатов М. Композиция в живописи. М.; Л. 1940 с.7 50;

5. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания М.:Наука, 1977 с. 121 126.

6. Андреев Л. Жан-Поль Сартр : свободное сознание и ХХвек. Изд-во "Московский рабочий", 1994.

7. Андрусенко В.А. Социальный страх (опыт философского анализа). Свердловск, 1991.

8. Анцифирова Л.И. К психологии личности как развивающейся системы / из книги Методологические проблемы формирования и развития личности / М., Наука 1981.

9. Аристотель Сочинения в 4 томах Т1 М.: Академия наук СССР "Мысль", 1976.

10. Аристотель Сочинения в 4 томах Т2 М.: Мысль 1978 с 252 254;

11. Арнхейм Р., 1973 Визуальное мышление (главы из книги) //Зрительные образы: феноменология и эксперимент 4.2-3 Душанбе Гл 7,с.15;

12. Арсеньев А.С. Размышления о работе С.Л.Рубинштейна „Человек и мир" Вопросы философии 1993г. №5

13. Асеев В.Г. Личность и значимость побуждений М., 1993г.

14. АсмоловА.Г.Психология личности: принципы общепсихологичес кого анализа М., МГУ, 1990.

15. Басин Е.Я. О природе изображения //Вопр философии 1968 №4

16. Бахтин М.М. „Эстетика словесного творчества" М., Исскуство 1986г. с. 351

17. Бек У. "На пути в иную современность" Dentschland № 3 1997 с. 1921.

18. Белый А., 1910 -Символизм М.:Мусагет. с 29

19. БогоявлинскаяД.Б. „Интеллектуальная активность как проблема творчества „Издательство Ростовского университета" 1983. с.176

20. Бороденко М.В. Комическое в системе установочной регуляции поведения МГУ автореф. на соиск. учен. степ. канд. наук. М., 199521 . Братусь Б.С. Аномалии личности М., Мысль 1988г. 301с.

21. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М., Менеджер, Роспедагенство, 1994г. 60с.

22. Буякас Т.М. О феномене наслаждения процессом деятельности и условиях его возникновения (по работам М.Чиксентмихайш) Вестник московского университета / психогия/ №2 1995 г.

23. Быкова М.Ф. Абсолютная идея и абсолютный дух в философии гегеля М., 1993г.

24. Быкова М.Ф. Гегелевское понимание мышления 1990г.

25. Бычков В.В. 1975 Эстетическое значение цвета в восточно-христианском исскусстве// Вопросы истории и теории эстетики М.:Из-во МГУ с 129-145 ;

26. Бычков В. В Византийская эстетика:Теоретические проблемы. М.:Искусство, 1977, с. 93-107;

27. Вайнштейн А. Игра как путь к гармонии. Alma Mater № 2 Вестник высшей школы М., Высшая школа 1993

28. Василюк Ф.Е. Психология переживания МГУ 1984г.

29. Васильев И.А. Магомед-Аминов Ш. Мотивация и контроль за действием М., МГУ 1991.

30. Веккер JI.M. Психические процессы Т.2 Мышление и интеллект Л.:Из-во ЛГУ.,1976.32 .Венгер Л.А. 1969 Восприятие и обучение (дошкольный возраст) М., Просвещение, с. 103.

31. Вилюнас В.К. Теория деятельности и проблемы мотивации из „А.Н.Леонтьев и современная психология" 1983. с.191

32. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека М., 1990., с.193

33. Выготский Л.С. Собрание сочинений в 6 томах, Т.З М., Педагогика 1983г.

34. Выготский Л.С. Педагогическая психолгия М., 1991г.

35. Выготский Л.С. Собрание сочинений : В 6 т М.:Педагогика Т6, 1984. с. 86

36. Гегель Г.В.Ф. Наука логики Зх томник, М., 1970г. Т.1

37. Гегель Г.В.Ф. Система наук т.1 Феноменалогия духа СПб., 1992.

38. Гегель Г.В.Ф. СочинениягВ 14 томах Т.12; 5М.: Гос. соц.-экон. из-во 1938 с. 334-341.

39. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук: в 3-х томах Т.З Философия духа М.: Мысль 1977. с. 294 295.

40. Горелик Г.Е. Размерность пространства М.,МГУ, 1983г. с.21

41. Гилберт К. Кун Г. История эстетики. М.: ИЛ., 1960. 44 .Глезер Д.И. Зрение и мышление. Л.,Наука 1985 с.З, с. 221-222;

42. Грановская P.M. Восприятие и модели памяти Л.: Наука , 1974 с.28

43. Грегори Р. Разумный глаз М., Мир 1972, гл.9;

44. Гештальт-94. Сборник материалов Московского Гештальт института за 1994г., Минск, 1995.

45. Давыдов В.В. О теориях развивающего обучения М., „Magister" №1 1996г.

46. Данилова И.Е. Искусство средних веков и Возрождения М.:Искусство 1984 с 91-102;с 38-39;

47. Даниэль А.М Даниэль С. М. Регулярное поле изображения как объектсемиотического анализа //Теоретические проблемыдизайна.Методологические аспекты социологических и историко-культурных исследований. М.:ВНИИТЭ 1979 ,с. 79-80.

48. Декарт Избранные произведения М., 1950.

49. Долгополов Н.Б. Гештальт „здесь и теперь" Московский психотерапевтический журнал №3 1994г.

50. Достоевский М.Ф. Преступление и наказание Роман в 6 частях с эпилогом М., Сов. Россия 1988 с. 350 .

51. Зейгарник Б.В. Теория личности К.Левина М., 1931.

52. Зинченко В.П., Вучетич Г.Г, Гордон В.М., Порождение образа// Исскуство и научно-технический прогресс. М.:Искусство 1973. с. 429-461

53. Зинченко В.П. Развитие зрение в контексте общего духовного развития человека //Вопросы психологии 1995 № 6

54. Кант Сочинения: Вбт. Т5 М.:Мысль 1966 с 373-374

55. Келли Джон Л „Общая топология" М., Наука 1968 .

56. Кемпнер Дж. "Телесный прогресс" Сборник материалов Московского Гештальт института за 1994г., Минск, 1995.

57. Козелецкий Ю. "Психология теория решений М., Прогресс 1979 -504с. 62 .Корнилова Т.В. Риск и мышление Психологический журнал Т. 15 №4 1994г.

58. Кудрявцев В.Т. Развитое детство и развивающее образование: культурно-исторический подход Часть 1. Дубна , 1997.

59. Кузьмина Е.И. Психология свободы М., МГУ 1994г.

60. Кэлвин С.Холл Гарднер Линдсей Теории личности М. "КСП+" 1997 718 с.

61. Лебединский В.В. , Никольская О.С. , Баянская Е.Р. , Либлинг М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция М., Изд-во Моек ун-та,1990.-197с.

62. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., Политиздат 1975

63. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры М., Советское радио 1973г.

64. Линдсей П.,Норман Д. Переработка информации у человека (Введение в психологию) М.:Мир 1974 с. 72-87

65. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения М. 1986

66. Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии T.l М. 1930, с. 663

67. Лотман М.Ю. Структура художественного текста М., 1970г.

68. Лурия А.Р. Психология как историческая наука (К вопросу об исторической природе психологических процессов) //История и психология. М.: Наука 1971 с 58-59

69. Лэнг Р.Д. Расколотое „Я" Анти-психиатрия М., „Академия" С-Петербург „Белый кролик 1995.

70. Маслоу А."Психология бытия" М., 1997.

71. Матюшкин A.M. Проблемы ситуации в мышлении и обучении" М., 1972

72. Мегрелидзе К.Р. -Основные проблемы социологии мышления. Тбилиси: Мецниереба 1973. с. 190;

73. Мельвиль Ю.К. Чарлз Пирс и прагматизм (У истоков американской буржуазной философии XX века) М.:Из-во МГУ-1281968 -с. 187

74. Московский психотерапевтический журнал (специальный выпуск) 1994 №3 М.Г.И.

75. МухинаВ.С. Изобразительная деятельность ребенка как форма усвоения социального опыта М.,1981

76. Мясоед П.А. Проблема „ненормативного" психологического развития Вопросы психологии №6 1994г.

77. Новые ценности образования: тезаурус для учителей и школьных психологов №1 М., 1995г. -113с.

78. Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека „Вопросы психологии" №2 1995г.

79. Панфилов В.З. Гносиологические аспекты философских проблем языкознания М., 1982 с.56.

80. Папуш М.П. Работа с субличностями в гештальт-терапии с 184.

81. Перлз Ф. Гештальт-терапия дословно Московский психотерапевтический журнал 1994г. №3

82. Петренко В.Ф. Психосемантика сознания автореф. дис. на соиск. учен, степ, д-ра психол. наук МГУ., 1989 -48с.

83. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности М.,1992

84. Петровский В.А. К психологии активности личности //Вопросы психологии №3 1973.

85. Петровский В.А. Активность субъекта в условиях риска М., 1977г./ диссетр. на соискание канд степени психол. наук./

86. Петровский В. А. Феномен субъектности в психологии личности М., 1993 / диссерт. в виде доклада на соискан. д-ра психол. наук/

87. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъектности. Ростов -на-Дону, 1996.

88. Петровский В.А Идея свободной причинности в психологии. "Magister" № 1 1996 с. 65-73

89. Петровский В.А Психология воспитания М., 1995.

90. Пиаже Теория Пиаже // История зарубежной психологии 30-60-е годы XX века тексты / ред. П.Я.Гальперин, А.Н. Ждан М., 1986.

91. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969 с 178

92. Потебня А.А. -Эстетика и поэтика. М.: Искусство 1976 с. 543 544 см.

93. Поддьяков Н.Н. Особенности психического развития детей дошкольного возраста М., 1996

94. Психологический словарь М., Политиздат 1990.

95. Рабинович В.А. Мир в зеркале алхимии: цвет и свет //Культура и искусство заподноевропейского средневековья: Материалы научной конференции (1980) М.: Советский художник. 1981 с. 159-179.

96. Робин Ж.-М. Фигуры гештальта Сборник материалов Московского Гештальт института за 1994. Минск 1995.

97. Робин Ж.-М. Экологическая ниша Сборник материалов Московского Гештальт института за 1994. Минск 1995.

98. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., Издательская группа „Прогресс", „Универс" 1994. -480с.-129104. Рохлин В.А. Фукс Д.Б. Начальный курс тополгии. М.,„Наука" 1977.

99. Рубинштейн C.JI. Бытие и сознание. О месте психического во всеоющей взаимосвязи явлений материального мира. М.: АН СССР 1957, с. 226

100. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии М., Педагогика Т.1 1989.

101. Рубинштейн C.JI. Человек и мир В „Проблемы общей психологии" М.,1973.

102. Рубинштейн C.JI. Основы общей психологии М., Педагогика Т.2 1989г. -328с.

103. Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. М., Педагогика 1973. -423с.

104. Рубинштейн C.JI. Принцип творческой самодеятельности. Одесса 1922. / /Вопросы психологии 1986. №4

105. Салмина Л.Г. Знак и символ в обучении М., Из-во МГУ., 1988.

106. Сартр, Ж-П „Стена" Избр. произв. М., Изд-во полит литер. 1992.

107. Секст Эмпирик, Сочинения: В 2т. М.:Мысль Т2 1976 с. 280

108. Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию М.:Прогресс. 1977, с. 101

109. Сосновский Б. А. Мотивационно-смысловые образования в психологической структуре личности М., 1991 /диссерт. на соискан. степ, д-ра наук/

110. Спиваковская А.С. Нарушения игровой деятельности" М., МГУ, 1980.

111. Топоров В.Н. Заметки о буддийском изобразительном искусстве в связи с вопросом о семиотике космологических представлений //Ученые записки ТГУ Вып. 181 Труды по знаковым системам II Тартус 196, 221-227;

112. Торндайк Э.Л.Психология обучения взрослых. М., Лениздат., 1931

113. Торндайк Э.Л. Принципы обучения основанные на психологии. „Работник просвящения „ М., 1926г.

114. Тэрнер В. Символ и ритуал. М.:Наука 1983 -с .71-103

115. Фейербах Л., Избр. филос. произв. т1 М.,1955 с. 187

116. Фихте И.Г. Сочинения в двух томах МИФРИЛ, СПб., 1993 687с. т.1 Основа общего наукоучения

117. Фихте И.Г. Сочинения в двух томах МИФРИЛ, СПб., 1993 687с. т.2

118. Философский энциклопедический словарь М., „Советская энциклопедия" 1983.

119. Флоренская Т.А. Проблема психологии катарсиса как преобразование личности М., Наука 1979.

120. Франкл В. Человек в поисках смысла М., Прогресс 1990.

121. Фромм И. Гештальт терапия и гештальт. Сборник материалов Московского Гештальт института за 1994.

122. Фромм Э. Иметь или быть? М., Прогресс 1986 .

123. Хейзинга Й. Об исторических жизненных идеалах и другие лекции London 1992.

124. Хейзинга Й. Homo Ludens В тени завтрешнего дня. Хаарлем 1938 М., прогресс „Пресс-академия" 1992.

125. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность М., Педагогика 2 тома Т.1 1986.

126. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность М., Педагогика 2 тома Т.2-1301986.

127. Хьюбель Д. Зрительная кора мозга //Восприятие. Механизмы и модели. М.:Мир 1974, с. 184

128. Цукерман Г.А. Елизарова Н.В. О детской самостоятельности / Вопросы психологии 1990 №6

129. Чертов Л.Ф. Знаковость С.-Пб. Из-во С.-Пб Университета 1993. с. 388

130. Шеллинг Ф. Система трансцендинтального идеализма. М., 1939 с.70

131. Шрейдер Ю.А. Логика знаковых систем. М., Знание 1974.

132. Штофф В.А. Моделирование и философия М.; Л.:Наука 1966, с. 19

133. Шушунашвили Г. Эмпирические и логические основы науки. Тбилиси, "Архитип", 1967

134. Щедровицкий Г.П. Избранные труды М., 1995.

135. Эльконин Б.Д. Кризис детства //Вопросы психологии № 3-4 1992г.

136. Юнг К.Г. Психологические типы М., „Университетская книга" 1996г.

137. Cassirer Е. Philosophie der symbolischen Formen. Teil III 139. Phanomenologie der Erkenntnis. Berlin S. 43 1929.168-187,387

138. Charms Personal Causation N.Y.I968, p.274

139. Csikszetmihalyi M. Flow: The Psychology jf Optimal Experience N.Y. :Harper fhd Row. 1990 . 303p.

140. Dembo T. Derarger als dynamisches problem Psychol. Forsch, 1931, p. 144

141. Heider F. The Psychology of interpersonal Relations N.Y.1958 pl81

142. Hilgard E.R. Atkinson R.C. Introduction to psychology N.Y. Chicago: 145. Harcourt, Brace & World, 1967 p. 686

143. Hull C.L Principles of Behauior. N.Y. 1943, p.57

144. Lewin K. The dynamik therry of personaliti N.Y. McGram Hill, 1935 p. 286

145. Kanter F.H Self management me thods A.P. Goldstein (eds) Helping People

146. Kisker G.W. The disorqanised personality N.Y.:McGrow HiIIA 1972 p. 526 •„Change N.Y. 1975. p.315

147. McClelland D.C. Atkinson J.W., Clark R.A., .Lowell E.L, The Achievement Motive N. Y. 1953, p.28

148. McClelland D.C Personality N.Y.1951 p. 466

149. Piaget J. Das Erwachen der Intelligenz beim Kinde, Stullgai 1960 1969.130

150. Thorndike E.L. Animal Intelligence. N.Y. 1911, p.244

151. Tolman E.C. Purposive Behavior in Animals and Men N.Y.1932

152. Wallis M., 1973. Semantic and Symbolic Elementis in Architecture : Iconology as a First Step Towards an Architectural Semiotic // Semiotica VIII N 34 P. 223