Автореферат диссертации по теме "Этнорегиональные особенности политической социализации студентов вузов"

На правах рукописи

Молчанов Николай Викторович

ЭТНОРЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ СТУДЕНТОВ ВУЗОВ

Специальность 19.00.07 - педагогическая психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Москва - 2005

Работа выполнена на кафедре психологии Московского государственного университета технологий и управления

Научный руководитель: доктор философских наук,

доктор филологических наук, профессор Гуревич Павел Семенович

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

БерезинаТатьяна Николаевна

кандидат психологических наук, доцент Калинова Ольга Викторовна

Ведущая организация - Московский педагогический государственный университет

Защита состоится «_Г_» СУЛ^е^Я. 2005 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 712.122.04 в Московском государственном университете технологий и управления по адресу: 109004, улица Земляной Вал, Д.73

С диссертацией можно ознакомиться в Библиотеке МГУТУ по адресу: 109004, ул. Земляной Вал, 73

Автореферат разослан февраля 2005 Г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат педагогических наук, доцент

Е.А. Шашенкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

Важность проведенного исследования обусловлена, прежде всего, изменением направленности педагогической психологии, произошедшим за последнее время. Долгое время педагогическая психология изучала закономерности процесса усвоения индивидом социального опыта в условиях учебно-воспитательной работы. Рассматривая закономерности обучения и воспитания, педагогическая психология все чаще обращалась к проблемам социализации, анализируя различные виды социального опыта (интеллектуального, нравственного, экономического, эстетического и др.). Сегодня педагогическая психология не может пройти мимо столь важного аспекта социализации, как обретение политического опыта, политического сознания.

Вопросам политической социализации посвящены многочисленные работы в зарубежной психологии (М.Вебер, О.Конт, П.Блау, Д.Истон, Р. Мертон, Р. Милибенд, Т. Парсонс, К. Превитт, Г. Спенсер, Дж. Хоманс и др.); в отечественной науке проблемы социального мышления, политического менталитета, политического сознания интенсивно стали исследоваться только в последнее десятилетие (К.А. Абульханова, Г.Г.Дилигенский, Л.Я.Гозман, Л.С.Мамут, О.В.Митина, В.Ф.Петренко, Е.Б.Шестопал, А.Г.Шмелев и др.). По мнению многих исследователей, сущностью политической социализации, ядром политического сознания личности выступает отношение к политической власти. Феномен атасти, как и любое явление реальной жизни, не является предметом монопольного анализа какой-либо одной науки. Проблема власти рассматривается в философии, политологии, истории, социологии и, конечно, психологии.

Предметом психологического анализа являются не властные отношения как таковые, а скорее их субъективные аспекты - восприятие институтов власти, установки по отношению к властным фигурам, адекватность осознания степени зависимости субъекта от носителей власти и др. (И.А. Зеленев, О.В.Иванникова, И.Ю.Киселев, В.В.Латынов, А.Н.Лебедев, Н.Д. Павлова, СР. Пантелеев, В.Ф. Петренко, Т.Н. Ушакова, Е.Б. Шестопал и др.). Однако имеющиеся социально-психологические исследования характеризуются некоторой фрагментарностью, размытостью, социологизаторским уклоном. Такое положение обусловлено социальным заказом на исследование отношений людей в рамках одной избирательной кампании, по отношению к одному кандидату и т.д., т.е. продиктованному сиюминутной актуальностью. В подобных работах редко анализируются причины отношений субъекта к власти, не вскрываются связи с другими областями жизни человека, часто исследования проводятся вне привязки к каким-либо психологическим теориям или опираются на западные модели, концептуальные схемы и теоретические разработки проблемы политической власти.

Накопленный в социологии, политологии и психологии материал, связанный с проблематикой общества и власти, требует своего разрешения. Особенно актуальным это становится в условиях нестабильности политической системы, характеризующейся, с одной стороны,

формированием новых структур власти, сменой партий, перманентным кризисом политической идентичности, а с другой, активным поиском политической властью новых форм, средств и методов взаимодействия с людьми. Наиболее перспективной для рассмотрения связей власть-общество и власть-субъект, на наш взгляд, является отечественная психологическая теория отношений (В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, Б.Ф.Ломов, В.Н. Мясищев). Именно психологические отношения представляются нам теми психологическими образованиями, которые играют существенную роль в интеграции отдельных элементов политического сознания и ответственны за общую направленность личности. Они способны интегрировать как весь спектр человеческих чувств по отношению к власти, так и механизмы его образования, оценки, выработки действий в конкретных ситуациях на основании того или иного отношения.

Изучение психологических отношений к политической власти во многом затруднено той геоэтнорегиональной фрагментацией, которая стала определять политико-социальный уклад современной жизни. Каждый этнос имеет уникальную ценностно-ориентационную структуру, в которой отражается самобытность данной культуры. Поскольку набор ценностей, которые усваивает индивид в процессе социализации, ему «транслирует» именно общество, исследование системы ценностных ориентации личности представляется особенно актуальной проблемой в ситуации серьезных социальных изменений, когда отмечается некоторая «размытость» общественной ценностной структуры, многие ценности оказываются нарушенными, в постулируемых обществом идеалах и ценностях появляются противоречия. В работах последних лет интенсивно исследуются вопросы динамики ценностных ориентации россиян (И.А. Зеленев, Н.М. Лебедева, Е.В. Павленко; Л.Г. Почебут, А.Г. Шмелев и др.). В то же время остается далеко не изученной этнорегиональная специфика ценностных ориентации, ее связь с различными компонентами психологических отношений к политической власти.

Отсюда возрастает значимость вопросов, связанных с определением этнической составляющей в процессах политической жизни страны, с выявлением психологических отношений субъектов к политической власти, принадлежащих к различным этносам и региональным образованиям. Особенно важными кажутся исследования именно молодежи и, в первую очередь, провинциальной, представляющей различные культурно-этнические регионы Российской Федерации, которая в недалеком будущем будет поколением «стоящим у руля», определяющим не только социально-экономическую и политическую жизнь общества, но и его духовную атмосферу.

Образование является ведущей формой социализации, в том числе и политической. За последнее десятилетие формировавшаяся долгие годы система политического образования и воспитания гражданских качеств разрушилась, а новая находится в стадии становления. Поэтому и процесс политической социализации происходит преимущественно стихийно. На необходимость уделять большее внимание процессу воспитания в современном образовании справедливо указывает В.Д. Шадриков, отмечающий, что отрицание идеологии предшествующего периода,

стремление стать вне политики привело к отрицанию воспитания как важнейшей задачи школы. С его точки зрения, время отрицания воспитания как важнейшей задачи образования прошло: школа должна найти формы и методы решения этой задачи, адекватные настоящей действительности.

Таким образом, в современных условиях перед педагогической психологией встает задача политического образования молодежи, основной целью которого является формирование-гражданского сознания свободной личности, характерными чертами которой служат самостоятельность мышления и критичность отношения к получаемой информации. К сожалению, как показывают исследования (А.Н.Кулик), в вузы приходят выпускники средних учебных заведений, не обладающие даже минимальными представлениями о гражданственности и правах человека. Но и заканчивая вузы, они остаются столь же неграмотными, что обусловлено, в частности, недостатком профессионализма преподавателей, который, по исследованиям Е.Б. Шестопал, нередко компенсируется избытком идеологической ангажированности, политической агрессивности и отсутствием толерантности, что не способствует развитию интереса молодежи к политике и политическому образованию. Современное поколение молодежи не обладает ярко выраженной политизированностью -в отличие от тех генераций, которые были объектом внимания К. Манхейма и других исследователей прошлого века, в наши дни студенты больше озабочены проблемами экономического выживания и обретения социального статуса.

Налицо две группы противоречий, определяющих актуальность данного исследования: противоречие между острой необходимостью в исследовании политической социализации молодежи, проживающей в разных регионах России и принадлежащей к различным этнокультурным группам, и отсутствием подобных комплексных исследований, выполняемых в русле педагогической психологии; противоречие между объективно необходимым уровнем политической зрелости и культуры молодежи и тем реальным состоянием политического образования в вузах, а следовательно, и уровнем развития политического сознания, который проявляется у современных студентов.

Отсюда вытекает проблема исследования, которую составляют следующие вопросы: какие факторы связаны с политической социализацией студентов; каково содержание и структура психологических отношений к региональной и федеральной политической власти; в чем специфика этих отношений у студентов, принадлежащих к разным этносам и проживающим в разных регионах России; есть ли взаимосвязь между отношениями к власти и ценностными ориентациями; существуют ли конкретные типы отношений современной молодежи к политической власти? Только комплексное исследование, учитывающее все вышеперечисленные моменты, способно дать адекватные рекомендации, направленные на построение программ воспитания ответственного политического поведения членов гражданского общества, формирования политической культуры.

Объект исследования - психологические отношения к политической власти, как центральный компонент политической социализации.

Предмет исследования - этнорегиональные особенности психологических отношений студентов вузов различных регионов РФ (Бурятия, Тверская область, Москва) к политической власти.

Цель исследования - выявление специфики политической социализации студентов разных регионов России на материале изучения их психологических отношений к политической власти и раскрытие факторов, взаимосвязанных с этими отношениями.

Гипотеза исследования: В основе процесса политической социализации лежит становление психологических отношений субъекта к политической реальности, в центре которого находятся отношения к власти, связанные с ценностными ориентациями личности и социальным контекстом ее жизнедеятельности:

• когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты психологических отношений студентов к политической власти, а также структуры этих отношений, обнаруживают специфические особенности в различных этнорегиональных группах;

• для политического сознания студентов характерно рассогласование, противоречие между личностными ценностями и отношениями к политической власти.

В соответствии с целью исследования и выдвинутой гипотезой в работе были поставлены следующие задачи:

1. На основе теоретического анализа психологических аспектов проблемы политической социализации разработать концептуальный подход к изучению психологических отношений к политической власти, раскрыть содержание данного феномена, его структурные компоненты и отдельные показатели.

2. Выявить особенности политического сознания через изучение специфики различных компонентов психологических отношений к различным ветвям и уровням политической власти у студентов разных регионоз России (Бурятия, Тверская область, Москва).

3. Установить и проанализировать этнорегиональную специфику структурной организации психологических отношений студентов к региональной и федеральной политической власти.

4. Раскрыть факторы политической социализации, связанные с формированием психологических отношений к политической власти.

5. Выявить типы психологических отношений к политической власти в этнорегиональных субвыборках.

6. Разработать рекомендации к построению курсов, программ политического образования студентов в вузах.

Методологической основой работы явилась концепция психологических отношений, развиваемая в работах А.Ф. Лазурского, Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева.

Теоретический фундамент исследования составляют работы, которые проводятся на стыке педагогической и политической психологии (Э.Я. Баталов, Т.Н.Березина, П.С. Гуревич, Г.Г. Дилигенский, В.Т. Кудрявцев, O.K. Филатов, Е.Б. Шестопал и другие); исследования проблем политической социализации и вопросов взаимоотношения общества и власти, разрабатываемые в зарубежной и отечественной психологии

(Г. Алмонд, С. Вебра, Дж. Денис, Д. Истон, С. Луке, КА. Абульханова, Е. Баширова, Г.Г.Дилигенский, ЛЛ.Гозман, А.Мельвиль, О.В.Митина, ВА Никитин, В.Ф. Петренко, Е.Б. Шестопал, Г.В. Шешукова); принципы и положения отечественных ученых в области регионалистики и этнопсихологии (Н.М. Лебедева, Ю.П.Платонов, Е.Н. Резников, Т.Г. Стефаненко, 11.Н. Шихирев); исследования взаимодействия учащихся и педагога (Л.И. Айдарова, Т.В.Габай, ИА Зимняя, ЕА Исаев, Ю.Н. Кулюткин, В.Я. Ляудис, А.К. Маркова, В.И. Слободчиков, Д.И. Фельдштейн).

Методы исследования: теоретический анализ литературы по проблеме исследования; методика «сочинение» для получения целостной картины психологических отношений респондентов к политической власти в РФ; авторский опросник, созданный на основании материалов фокус-групп и глубинных интервью, для изучения когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов психологических отношений к политической власти, опросник Е.Н. Резникова «Ценности этноса», методика незаконченных предложений для оценки веса отдельных параметров психологических отношений к политической власти.

Математико-статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью пакета SPSS 11 и включала в себя ряд взаимодополняющих методов обработки данных. Для обработки качественных методик использовались методы контент- и интент-анализа, а также дескриптивный анализ. Для определения групп переменных, составляющих основу психологических отношений к политической власти, а также для выявления базовых ценностей и чувств того или иного этносов использовался метод факторного анализа. Анализ связи между этнопсихологическими характеристиками исследуемых групп и их отношением к политической власти осуществлялся с помощью корреляционного анализа. Для проверки значимости различий брались статистические критерии Крускала-Уоллиса и Манна-Уитни. Для определения типов психологических отношений к политической власти использовался метод кластерного анализа.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивается единой эмпирической программой, использованием взаимодополняющих методик, соблюдением основных принципов проведения эмпирического исследования, применением адекватных задачам исследования современных методов математической статистики, сочетанием качественного и количественного анализа данных.

Научная новизна работы:

1. Выделена центральная, интегрирующая характеристика политического сознания, определяющая политическую социализацию личности - психологические отношения к политической власти. Определена система содержания и формальных характеристик когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов психологических отношений к политической власти;

2. Обозначены и исследованы как общие, так и специфичные черты отношений к политической власти, характерные для каждой из изученных этнорегиональных групп;

3. Впервые осуществлен анализ психологических отношений студентов к различным ветвям федеральной и региональной политической власти;

4. Установлена полифакторная природа психологических отношений к политической власти; раскрыты факторы политической социализации, а также их степень и характер связи с психологическими отношениями к политической власти.

5. Определены и проанализированы типы психологических отношений к политической власти как в целом по выборке, так и в каждой из этнорегиональных групп.

Теоретическое значение работы состоит в том, что полученные результаты углубляют теоретические представления об отношениях к политической власти и их структуре, о факторах политической социализации и ее этнорегиональной специфике, о связях ценностных ориентации личности с характером отношений к политической власти, а также открывают новые пути построения образовательного процесса в направлении формирования политического сознания и политической культуры, создания условий для возрождения интереса молодежи к политике и политическому образованию, активного самостоятельного поиска решения политических проблем.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных результатов в образовательной и воспитательной работе со студентами, в оказании им психологической поддержки в период становлении политической идентичности. Данные диссертационного исследования могут быть использованы при построении курсов политологии, социальной, политической и педагогической психологии в высших учебных заведениях.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Политическая социализация, характерная для любого общества, осуществляется не посредством механического наложения данной «социальной формы» на индивида, а через его субъективный мир, посредством взаимодействия психологических отношений к власти со стороны индивида, как субъекта социального общения и действия.

2. Существует общее ядро, универсальная компонента психологических отношений к политической власти для всех этнорегиональных групп - в целом негативное представление людей о существующей власти как системе, безразличие по отношению к ней и политическая пассивность. При этом ведущими структурными компонентами в организации психологических отношений для всех этнорегиональных субвыборок выступают: эмоциональное приятие/неприятие политической власти, признание легитимности/нелегитимности ее действий в зависимости от вектора ее интересов (вовне - на население страны / внутрь - на саму власть).

3. Этнорегиональная специфика отношений к политической власти заключается в предпочтении различных тенденций - демократической или авторитарной; в выраженности патернализма в политическом сознании респондентов; в выраженности негативного образа политической власти; в структурированности и четкости представлений о власти.

4. Основными факторами политической социализации, обусловливающими особенности когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов психологических отношений к политической власти, а также структурной организации этих отношений на различных уровнях существования трех ветвей власти выступают этнорегиональный фактор и ценностные ориентации.

Этапы исследования. На первом этапе был проведен анализ литературы по проблеме исследования, сформулирована рабочая гипотеза, разработан ход эксперимента, определены основные задачи эмпирического исследования. На втором этапе осуществлялся опрос в условиях Бурятии, Твери и Москвы, были даны основные характеристики испытуемых, сформулированы гипотезы, обоснован выбор методик сбора и обработки данных, а также описаны ведущие блоки показателей авторского опросника. На заключительном этапе обработаны и проанализированы данные, полученные в ходе исследования, сформулированы основные выводы и рекомендации.

Апробация работы. Материалы и результаты исследования обсуждались на международной конференции «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» (Балашов, 2003); на научной конференции «Социально-психологические проблемы ментальности» (Смоленск, 2004); международной научно-практической конференции «Психология образования - проблемы и перспективы» (Москва, 2004).

По материалам диссертации опубликовано 6 печатных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений. Библиография включает 257 наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается проблемное поле исследования, его актуальность, объект, предмет, цели и задачи, теоретическая значимость, научная новизна, теоретико-методологическая основа, методы эмпирического исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, представлены данные по апробации результатов исследования.

В первой главе - «Психологические отношения к власти как аспект политической социализации: теоретический анализ» - рассматривается проблема политической социализации как непрерывного процесса вхождения индивида в мир политики; анализируются основные направления в разработке проблематики политической власти, как категории научного познания: виды и сущностные характеристики власти, ее специфика и структура, особенности, характерные для РФ; обсуждается современная система взглядов на проблему психологических отношений, как базиса политической социализации; раскрывается специфика взаимосвязи объективных (возраст, национальность, место проживания) и субъективных факторов психологических отношений студентов к политической власти.

Проблема политической социализации как непрерывного процесса вхождения индивида в мир политики рассматривалась в трактовке, как педагогической психологии, так и других отраслей научного знания во

первом параграфе. Было выявлено и проанализировано несколько точек зрения на процесс социализации, ее содержание, длительность и стадиальность. Так, согласно позитивистской традиции (разрабатываемой в трудах Г. Алмонда, П. Блау, Ф. Гринстайна, Дж. Денниса, К. Дойча, Г. Спенсера, Дж. Хоманса, Р. Хесса и др.) политическая социализация исходит из модели «подчинения». В рамках данного подхода сложилась парадигма условий, где внимание сконцентрировано на проблеме добровольного подчинения индивида социальным нормам. Представителями второй традиции являются В. Виндельбанд, Ф. Знанецкий, Р. Инглхарт, Г. Риккерт, Г.Лассауэл, Н. Луман, Г. Моска, Ф. Паркин, К. Превитт, Э.Эриксон, Э.Фромм, Ю.Хабермас. Сторонники этой версии выводят сущность политической социализации из взаимодействия власти и индивида. Последний не является пассивным объектом влияния политической системы: его активность во взаимодействии с властью обусловлена интересами, способностью действовать осознанно, поддержкой этноса, класса, политической партии и т.п.

Эти подходы в определенной степени разделяются и отечественными представителями различных отраслей социологического и психолого-педагогического знания, при этом социализация исследуется в тесной взаимосвязи с развитием и воспитанием. Опираясь на работы ведущих отечественных психологов (Б.Г.Ананьев, Г.М.Андреева, Л.С.Выготский, А.Н. Леонтьев, Л.И. Божович, А.В. Мудрик, С.Л.Рубинштейн, Д.И. Фельдштейн), мы полагаем, что в основе социализации, как и в основе большинства других процессов, изучаемых в психологии, лежат основополагающие методологические принципы: социальной детерминации, самодетерминации, деятельностного опосредствования, системного рассмотрения природных и социальных факторов. Таким образом, политическая социализация личности - это процесс активного формирования ее политических ориентации, норм, ценностей, установок и отношений, результаты которого позволяют рассматривать личность в качестве носителя определенной политической культуры. Политическая социализация является неотъемлемой частью процесса общей социализации.

Политическая социализация личности происходит в процессе взаимодействия ее с обществом. Характер такого взаимодействия обусловлен, прежде всего, соотношением экономических, политических и других интересов человека и общества, гражданина и государства. Различная комбинация интересов обусловливает конкретные типы или модели политической социализации личности. В общем плане тип политической социализации определяется теми стандартами политической жизни общества, которые диктуют личности определенный способ ее политического поведения, соответствующий политической культуре данного общества. В результате обеспечиваются политическая стабильность и преемственность в развитии общества.

Образование признается ведущей формой социализации, а его исторически-конкретные формы зависят от ряда детерминирующих факторов. За последнее десятилетие формировавшаяся долгие годы система политического образования и воспитания гражданских качеств разрушилась, а новая находится в стадии становления. Поэтому и процесс политической

социализации происходит преимущественно стихийно. В настоящее время в вузах нередко даются противоречивые представления об окружающем мире в целом и о политической действительности в частности. При этом студенчество - одна из важных и весьма специфических групп социальной структуры общества. Ее важнейшим отличием от других групп выступает относительно долговременное и системное приобщение ее членов к знаниям в процессе учебы в различных учебных заведениях, в результате которого формируется политическое сознание.

Исследованиями политического сознания в последние десятилетие активно занимались многие отечественные социальные и политические психологи, а также политологи, философы и экономисты (Б.А. Грушин, Е.В. Егорова-Гантман, Н.М. Сапожников А.К. Уледов, и др.). На основании их работ политическое сознание определяется нами как совокупность ментальных явлений, в которых выражается восприятие политики индивидуальным субъектом политического процесса. К ним относятся как сознательные, так и не всегда осознаваемые субъектом предпочтения того или иного типа организации общественной жизни, распределения ответственности, установок по отношению к различным социальным системам и др. (А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский)

Нами было выделено пять основных направлений исследований ментальности и политического сознания жителей Российской Федерации, к ним можно отнести изучение: 1) структуры и содержания основных компонентов политического сознания (Ф.М. Бурлацкий, В.И. Вьюницкий, В.И. Жуков, Т.Н. Заславская, ВА Иванов, Б.И. Краснова); 2) идеологии, как продукта и одновременно составляющей политического сознания (М.В. Ильин, А.Ю. Мельвиль); 3) политической культуры (К.Ф. Завершинский, О. Секретарюк, П.А Сергиенко); 4) политического сознания и поведения, политической культуры и социализации в психологическом измерении (А.А.Галкин, Б.С.Ерасов, Б.Г.Капустин, Г.И. Мирской, МА Чешков; 5) политического мешалитета с помощью психосемантических методов (О.В. Митина, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев и

Работы, выполненные в рамках данных подходов, как правило, отличаются фрагментарностью и изучением политического сознания как некоторого набора компонентов, не рассматривая его как некоторую целостность. С нашей точки зрения, центральной, интегрирующей характеристикой политического сознания выступают психологические отношения к политической власти.

Во втором параграфе обсуждаются представления о политической власти в рамках различных общественных дисциплин. Опираясь на работы современных отечественных и зарубежных политологов и политических психологов, можно разделить концептуальные подходы к интерпретации политической власти, на два больших класса: атрибутивно-субстанциальные, трактующие власть как атрибут, субстанциональное свойство субъекта, и реляционные, описывающие власть как социальное отношение или взаимодействие на различных коммуникативных уровнях.

Анализ системной и структурно-функциональной концепции власти, связанной с работами Г. Алмонда, Д. Истона, М Крозье, Т. Парсонса и др.,

реляционных подходов, к которым можно отнести поведенческий подход (А. Каплан, Г. Лассуэлл), интеракционистских теорий (П. Блау, Р. Дарендорф, Л. Козер Д. Ронг и др.), коммуникативных (X. Арендт, Ю. Хабермас), а также пост-структуралистских или неоструктуралистских (П. Бурдье, М. Фуко) моделей власти показывает, что они достаточно тесно переплетаются между собой.

С нашей точки зрения, выдвигаемые в рамках этих подходов различные модели власти, в известном смысле взаимодополнительны, поскольку освещают разные стороны и аспекты феномена политической власти. Так, конституирующими сторонами (признаками) понятия «политическая власть» являются ее директивная, коммуникативная, психологическая, функциональная стороны.

В ходе анализа исследований политической власти в разработках отечественных исследователей нами выделены четыре направления:

1) многочисленный блок исследований, направленных на изучение восприятия конкретных политиков и партий и на выявление связи особенностей этого восприятия с социально-демографическими, региональными и этническими условиями (О.В. Иванникова, А.Н. Лебедев, СР. Пантелеев, В.Ф. Петренко Т.Н. Пищева, Л.А. Преснякова, СВ. Славнов, Н.П. Шелекасова, Е.Б. Шестопал); 2) исследования образных репрезентаций, приписываемых носителям власти: в качестве объектов для изучения, берутся анекдоты (В. Соловьев, Е. Клепикова, Н. Шавшукова); современный фольклор, мифы, слухи о существующей власти (Ю.Б. Борев, СП. Галенко, Г.Л. Тульчинский,); политические ритуалы в СССР и в современной России (А. Захаров, А. С. Титков); 3) работы общей направленности, посвященные взаимоотношениям личности и власти. Сюда можно отнести изучение особенностей принятия политических решений, специфики политической идентификации и др. (А.Андреев И.Ю.Киселев, А.Г.Смирнова); 4) исследования политического дискурса (В .В. Латынов, Н.Д. Павлова, Т.Н. Ушакова, ВА Цепцов).

В целом приходится констатировать, что в отечественной психологии представлены либо исследования, имеющие узкопрактическую направленность, ориентацию на «здесь и сейчас» и предназначенные скорее для нужд политтехнологии, либо происходит разработка методик изучения конкретной политической действительности, вне привязки к каким-либо теоретико-методологическим основам.

С нашей точки зрения, системообразующей характеристикой политического сознания являются психологические отношения, проблематика которых, представленная в работах В.М.Бехтерева, А.Ф. Лазурского, Б.Ф. Ломова, В.Н. Мясищева, А.Н. Славской, рассмотрена в третьем параграфе. Учитывая принципиальные положения концепции «зонального» взаимодействия экономических и социально-психологических факторов А.Л. Журавлева, мы предполагаем, что психологические отношения к политическим процессам и, в частности, к политической власти, не есть простое отражение политических условий, процессов и отношений в обществе, а есть результат реальных форм взаимодействия социально-психологических и социально-политических факторов в конкретных условиях их функционирования. Социально-политические

факторы воздействуют на человека и воспринимаются им неоднозначно, так как опосредуются, трансформируются в зависимости как от конкретной среды жизнедеятельности, так и от социально-психологических явлений.

В четвертом параграфе обсуждаются основные социально-политические исследования этносов, регионов и ценностных ориентации в контексте политической проблематики в Российской Федерации. Нами было выделено шесть направлений таких исследований. При этом, основное направление данных подходов - это изучение именно политических ценностей -либерализма, авторитаризма и т.п. Крайне невелик круг работ, направленных на изучение общей системы ценностей личности в привязке к политической действительности. В рамках нашего исследования, внимание уделено не всем уровням стратификации этноса, а лишь одной этнической «мы-группе», а именно - молодежи. Общественный прогресс, его направление, сила и устойчивость во многом зависят от того, каким именно является нынешнее молодое поколение (В.С.Ажаев, Е.В.Ананьев, К.С.Гаджиев). Культурно-политические ценности молодежи могут рассматриваться как продукт культурно-рациональной адаптации к постсоветскому политико-институциональному укладу (Л.Н. Арутюнян, Н-Лайдинен, Ю.С. Пивоваров).

Обзор литературы по проблеме исследования показал, что, несмотря на возрастающий интерес к вопросам политического сознания и менталитета, факторам и динамике политической социализации, вопрос о психологических отношениях современного студенчества к политической власти в стране, о предикторах этих отношений вряд ли можно считать решенным. Это и привело нас к формулированию гипотезы исследования и ее эмпирической проверке.

Во второй главе «Эмпирическое исследование этнорегиональных особенностей психологических отношений студентов к политической власти в Российской Федерации» описана программа исследования, даны основные характеристики испытуемых, сформулированы гипотезы, обоснован выбор методов сбора и обработки данных, раскрыты ведущие блоки показателей авторского опросника, описан ход и результаты эмпирического исследования.

В исследовании приняли участие студенты вузов Республики Бурятия, Тверской области и Москвы в возрасте от 18 до 25 лет. Общая выборка численностью в 380 человек была поделена на 4 этнорегиональные группы: респонденты из Бурятии, этнические буряты; респонденты из Бурятии, этнические русские; респонденты из Тверской области - русские; и русские респонденты из Москвы.

Полученные в ходе эмпирического исследования данные анализируются с точки зрения содержания психологических отношений к политической власти в РФ для каждого из трех компонентов (когнитивный, эмоциональный и поведенческий) в отдельности; рассматриваются объективные (принадлежность к определенному этносу и(или) региону) и субъективные (субъективная оценка материального положения, ценностные ориентации и электоральные предпочтения) факторы, связанные с психологическими отношениями к политической власти. В рамках проведенного исследования была содержательно раскрыта структура

психологических отношений для каждого уровня власти (федерального и регионального) в отдельности и выявлены типы психологических отношений студентов к политической власти.

Согласно результатам, полученным в ходе интент- и контент-анализа методик «сочинение» и «незаконченные предложения», респонденты всех четырех групп имеют как сходные, так и различающиеся черты в своем отношении к политической власти. В большей мере сходство наблюдается в когнитивном компоненте: фактически испытуемые всех групп полагают, что власть авторитарна, коррумпирована, связана с криминалитетом, направлена на удовлетворение личных интересов, отмечают бюрократизм власти. Таким образом, у всех групп представлен негативный образ власти. Респонденты в основном сходны по тому, как они представляют источники власти, ресурсы власти, ее основные функции. Главная функция власти видится в заботе о народе, при этом отмечается, что современная политическая власть -заботится в первую очередь о своих интересах.

Вместе с тем, если по негативным характеристикам ответы респондентов совпадают, то по позитивным - расходятся. Буряты и русские в Бурятии говорят о социальной ориентированности политики и решении экономических проблем соответственно, москвичи отмечают демократический стиль управления, респонденты Тверской области значимо чаще не видят положительных черт политической власти в стране.

В большей мере респонденты различаются по эмоциональному отношению к власти: наибольшее неприятие власти выражено в группе студентов из Тверской области: они значимо чаще испытывают отчаяние, не видят никаких положительных моментов, характеризующих власть, считают, что все ветви власти бессильны. Больше половины респондентов во всех группах выражают неудовлетворенность своими взаимоотношениями с властью, и только треть говорит о сотрудничестве с властью (чаще понимая под этим участие в выборах). Однако на вопрос, что бы хотели изменить в своих отношениях с властью, самый популярный ответ - «ничего», что еще раз свидетельствует об индифферентном отношении к власти и политике.

Структурная организация психологических отношений к различным ветвям (законодательная, исполнительная, судебная) федеральной и региональной политической власти изучалась с помощью факторного анализа авторского опросника по методу главных компонент с последующим варимакс-вращением. Данные были факторизованы для всей выборки в целом (см. табл. 1), и для каждой этнорегиональной группы в отдельности, по отношению к каждой из трех ветвей политической власти.

Полученные результаты позволили сформулировать следующие выводы:

1) В различных этнорегиональных группах так или иначе проявляются факторы, выявленные при анализе выборки в целом, но вместе с тем, существует ряд специфических вариаций.

2) Полученные результаты свидетельствуют, что в политическом сознании респондентов не представлены в «чистом» виде отдельные компоненты психологических отношений. Структура политического сознания, в частности отношения к политической власти сложнее, чем просто включение трех компонентов (когнитивного, эмоционального и

поведенческого) - они могут по-разному объединяться и/или разделятся на отдельные составные части.

Таблица 1

Факторная структура психологического отношения студентов к _политической власти (для всей выборки)_

ШЩкРШ

1 23,968 Представление о власти как о «плохой» (коррумпированной, нечестной, нелегитимной, направленной на собственные интересы, обогащение «своих», способной на неправомерные действия, связанной с криминалом и пр)

2 20,735 Положительное отношение, приятие «хорошей» власти (заботится о насеаении, действует в интересах народа, способна обеспечить порядок, справедливость, проводит гуманную, эффективную политику, привлекательна дня населения, уважаема, эмоционально близка)

3 11,696 Сотрудничество с властью, проводящей открытую, понятную, разумную, гуманную политику в интересах граждан.

4 7,932 Надежда граждан на полезность и ответственность власти

5 7,918 Авторитаризм власти (авторитарная политика власти, опирающаяся преимущественно на силовые методы воздействия и требующая безусловного подчинения)

6 5,444 Беспринципность и неадекватность власти

3) Поведенческий компонент иногда выступает как отдельный фактор, а иногда делится на два фактора (в ряде групп или по разным ветвям власти) -выражая, фактически, поддержку и сотрудничество.

4) Общим для всех групп также явился фактор «ответственность власти». Однако представление, за что и какая ветвь власти в стране несет ответственность, оказалось разным в изучаемых субвыборках.

5) Авторитаризм власти последовательно отвергается для всех ветвей власти только группой московских респондентов. В остальных группах связь между авторитарной политикой власти и ее способностью применять для своих целей силовые средства - сложнее, если первая принимается и поддерживается, то вторая чаще отвергается

6) Надежда на власть нередко выпадает из положительного отношения к власти, приятия ее, образуя отдельный фактор.

7) Была обнаружена интересная взаимосвязь если представление о власти включало такие характеристики, как «работа в интересах народа», «эффективная», «открытая политика», и пр, те власть позитивно оценивалась с точки зрения ценностей общества («хорошая» власть), то такое представление о власти прочно связывалось с приятием, позитивными чувствами, но не с поведенческим компонентом. Представление же о власти как работающей на себя, коррумпированной, («плохая» власть) выделялось в отдельный фактор, не связанный ни с приятием/неприятием, ни с поведенческим компонентом. Таким образом, представления о власти, как о «хорошей», связаны с позитивным эмоциональным тоном, в то же время представления о власти как о «плохой» образуют отдельное когнитивное

представление, не вызывая никаких эмоций. Эти факторы являются ортогональными фактически для всех групп и для всех властей федеральной и региональной власти, за исключением исполнительной власти на федеральном уровне.

8) Полученные нами данные свидетельствуют о необходимости разведения эмоциональной оценки политической власти, которая представляет собой степень принятия, и рациональной оценки - суждения о результативности и уместности ее действий. Схожие результаты (о разведении эмоциональной и оценочной поддержки) получены и в исследовании Е. Башировой.

Для проверки предположением о связи особенностей отношений к политической власти респондентов с их этнической принадлежностью и регионом проживания использовался корреляционный анализ (коэффициент корреляции Пирсона, ранговые корреляции по Спирмену и Кендалу) для четырех этнорегиональных субвыборок, трех региональных групп, двух национальностей, двух национальностей с учетом регионального фактора, трех провинциальных этнорегиональных субвыборок. При этом для каждого из отмеченных направлений этнорегиональный, этнический и региональный факторы сравнивались с каждым из 54 вопросов авторского опросника.

Согласно полученным данным региональный фактор оказывает более сильное влияние на отношение к власти, чем фактор национальности. Каждая из изучаемых этнорегиональных групп респондентов имеет свою специфику в отношении к различным ветвям власти. Сравнение четырех этнорегиональных групп по критерию Крускала-Уоллиса отдельно для каждой из трех ветвей федеральной власти обнаружило по 13 значимых отличий между ними по отношению к федеральной исполнительной и законодательной власти и 22 значимых отличия по отношению к федеральной судебной власти (уровень значимости р<0,05). Таким образом, в наибольшей степени этнорегиональные группы различаются именно по отношению к судебной власти. С помощью критерия Манна-Уитни было проведено попарное сравнение между всеми четырьмя субвыборками по каждому из 54 вопросов авторского опросника. Результаты по количеству выявленных значимых отличий представлены в таблице 2.

Содержательный анализ отношений к власти варьирующихся в зависимости от этнорегиональных групп, выявил специфические особенности, которые заключались:

- в предпочтении различных тенденций: демократической и авторитарной.

- в выраженности патернализма в политическом сознании респондентов. В наибольшей степени патерналистский характер сознания присущ респондентам из Бурятии, русским по национальности, которые ждут от государственной власти попечительство, заботу, опеку, при собственной политической и гражданской пассивности.

- в выраженности негативного образа политической аласти. Негативный образ политической власти в наибольшей степени доминирует в политическом сознании респондентов из Твери.

- в структурированности и четкости представлений о власти. Наиболее дифференцированное характерно для московских респондентов; наиболее

диффузное и путанное - для группы этнических русских, проживающих в Бурятии.

Таблица 2

Попарное сравнение этнорегиональных выборок по их отношениям к трем ветвям^ власти (критерий Манна-Унтни)

эти фактор

этнорег Фактор

Буряты в Бурятии

Русские в Бурятии

Русские в Твери

Русские в Москве

Федеральная исполнительная власть

Бураты в Бурятии

. 44- -

3 значимых отличия

6 значимых отличий

Русские в Бурятии

11 значимых отличий

Русские в Твери

штшшттшж.

11 значимых отличий

11 значимых отличий

11 значимых

Ьуряты в Бурятии

Русские в Бурятии

Русские в

Тмри I»

7 значимых отличий

Но сам по себе регион, как объективное по свой сути территориальное образование, непосредственно не может оказать влияния на отношения к власти. Кроме того, нельзя утверждать, что причиной выявленной специфики являются политические ценности и общественные установки региона, поскольку анализ электорального выбора фактически сходен во всех субвыборках. Вместе с тем молодежь в регионах отличается своим отношением к власти. Мы предположили, что данные отличия зависят от субъективных, социально-психологических факторов.

Согласно многим социологическим исследованиям, отношения и электоральное поведение в политическом мире связано с материальным благополучием людей. Проверка данного утверждения обнаружила в целом по выборке 13 значимых корреляций (р<0,05), между оценкой своего материального положения и отдельными параметрами отношений к политической власти, но выявленная связь недостаточно ярко выражена и, в определенной мере, неоднозначна. Те, кто оценивает себя как бедного полагает, что власть, которая не может обеспечить человеку достойную в материальном смысле жизнь, не может также навести порядок в стране, она

беспринципна, на ее решения влияет частный капитал, и такая власть не полезна для народа и не достойна уважения, поддержки. Однако они, в отличие от тех, кто оценивал свое материальное положение как высокое, считают эту власть эффективно действующей и, более того, гуманной, эмоционально поддерживают ее и готовы сотрудничать с ней. Возможно, здесь проявляется то, на что мы уже указывали - различие между рациональной и эмоциональной политическими оценками. С одной стороны, человек рационально адекватно оценивает власть как не достойную уважения, а, с другой стороны, принимает ее эмоционально.

Теоретический анализ позволил предположить, что отношение к политической власти в большей степени будет связано с ценностными ориентациями респондентов. Факторный анализ ценностных ориентации был проведен как для всей выборки в целом, для выявления «общих» ценностей молодежи в разных регионах (табл. 3), так и для каждой из четырех этнорегиональных субвыборок.

Как показывают результаты, для всех групп на первое место выдвинулись ценности «Я», ориентации на свою личность. Однако они в разных группах оказались связанными с разными ценностями - целями.

Таблица 3

Факторный анализ ценностных ориентации студентов

Ценности «Я» (личностных качеств) дли личностного и познавательного роста

(расширение кругозора, духовные ценности, исполнительность, рационализм, самоконтроль, ответственность, уважение к старшим людям, терпимость, независимость, доброжелательность...)

Ценности любви, семьи и эффективного «Я»

(семья, самоуважение, любовь, внутренняя гармония, оптимизм, гибкость жизненной позиции, здоровье, законопослушание)

Ценности деловой жизни (работа для себя, семьи и страны)

(деловая жизнь, семья, национальная независимость страны, материально обеспеченная жизнь, отношения с представителями своей национальности)_

Ценность счастья (здоровье, дружба, признание, деньги)

(общественное признание, стремление зарабатывать деньги, материально обеспеченная жизнь, расширение кругозора, здоровье, счастье, наличие друзей)._

Ценность свободы

(внутренняя гармония, свободолюбие, честолюбие)

Ценность веры

(религиозность)

Полученные группы ценностей представляют собой особый интерес для анализа, но в целом это не связано со спецификой нашего исследования. Корреляционный анализ между психологическим отношением к власти и ценностными ориентациями обнаружил 89 значимых корреляций (в

наибольшей степени значимые корреляции обнаруживают такие ценности, как рационализм - 9, законопослушание - 8, по 6 - уважение к старшим людям, внутренняя гармония). На основании полученных данных можно сделать вывод, что для политического сознания россиян характерно несовпадение, несогласование, противоречие между личностными ценностями и отношением к власти. Значимые ценности личности либо положительно коррелируют с негативными, либо отрицательно - с положительными характеристиками власти.

Каждая из изучаемых этнорегиональных групп обнаружила кроме общих черт специфику в предпочтении различных ценностей, а также во взаимосвязи отдельных ценностей с различными параметрами отношений к политической власти. Между субвыборками бурят в Бурятии и русскими в Твери обнаружено 16 значимых отличий в ценностных ориентациях; между бурятами в Бурятии и москвичами - 12; между русскими в Бурятии и русскими в Твери - 12; между русскими в Бурятии - и русскими в Москве 10 отличий, между русские в Твери и Москве - 5, между бурятами в Бурятии и русскими в Бурятии - 5. Ценности, лежащие в основе этих отношений к власти, разные в различных регионах. Однако в целом: ценности законопослушания и доброжелательности ведут к положительному психологическому отношению к политической власти; ценности честолюбия и вольнолюбия, ценность свободы - к неприятию политической власти на эмоциональном уровне; ценности деловой жизни, стремление к материально обеспеченной жизни - к сотрудничеству с политической властью; нерасчлененность ценностей (отсутствие их иерархии) - к недифференцированному психологическому отношению (путаному) и т.д.

Для выявления типов отношений к политической власти, характерных для каждой из изучаемых субвыборок, нами был использован кластерный анализ методом К-средних, с предварительным факторным анализом. При кластерном анализе экспериментальных данных субвыборки (анализ проводился совместно для отношений к власти и ценностных ориентации) был выделен ряд кластеров, интерпретированных нами как типы отношений к власти. Установлены следующие типы отношений к власти, если суммировать по всем выборкам: пассивно-эмоциональный тип (приятие/неприятие); безразличный; неопределенный (путанный); безразлично-сотрудничающий; сотрудничающий и надеющийся; конфликтующий тип отношений. Выявленные типы отношений к политической власти в стране для каждой из изучаемых этнорегиональных групп представлены в таблице 4.

Таким образом, тот или иной тип отношений к политической власти обусловлен не только этническими, региональными факторами, но и социально-психологическими, в частности, ценностными ориентациями. Однако действие одних и тех же ценностей может быть связано с различным отношением к политической власти, т.е. наблюдается сложная взаимосвязь с учетом этнорегионального фактора.

В последнем параграфе второй главы обсуждается важнейшая задача политической социализации студентов - разработка рекомендаций для построения политического образования, важность которого определяется тем, что от того, какие политические знания получит поколение молодых, какие

Таблица 4

Типы психологических отношений к политической власти в егиональных субвыборках

Пассинно-чмоциональный (приятие/неприятие)

Безразличный

Пассивно-эмоциональный (приятие/неприя I ие)

Безразлично-сотрудничающий

Сотрудничающий и надеющийся

Слабо дифференцированный

Конфликтующий

Пассивно-эмоциональный (приятие/неприятие)

Сотрудничающий

Слабо дифференцированный

Безразлично-сотрудничающий

усвоит ценности, будет зависеть будущая социальная и политическая практика российского общества. Проведенное эмпирическое исследование, обнаруживает несовершенство политической культуры современной молодежи и позволяет сформулировать ряд рекомендаций по построению курсов, связанных с политическим образованием студентов вузов. Целью политического образования, как нам представляется, должно быть формирование зрелой политической культуры, базовыми чертами которой выступают независимость, самостоятельность, критичность мышления, требовательное отношение к властным структурам, и в то же время толерантность к социальным, этническим и культурным различиям, когда политика воспринимается не как «борьба за власть», а как «искусство жить вместе, искусство разрешения конфликтов» (А.Н. Кулик). Как показало проведенное исследование, этнорегиональные особенности отношений к политической власти являются значимыми в процессе политической социализации и их необходимо учитывать в разработке программ политического образования студентов.

Для реализации этой цели важно не столько изменить содержание курсов, сколько наполнить абстрактные теоретические концепции конкретным контекстом современной реальности, в том числе учитывая этнорегиональные особенности студентов. Но самое главное, на наш взгляд, это изменение форм организации процесса усвоения политического знания: переход от формальной, авторитарной модели образования, от репродуктивных форм обучения к сотрудничеству, к деятельностному освоению полученных знаний, только тогда человек станет не объектом политических действий и манипуляций, а субъектом социального развития и политических решений. В качестве основной формы работы со студентами при освоении политических знаний предлагается групповое взаимодействие - анализ и обсуждение позиций и программ различных политических партий и лидеров на примере оригинальных источников и их сравнение с

сообщениями и комментариями средств массовой информации (А.Н. Кулик), формирование собственных суждений и сопоставление их с «чужими» мнениями и установками, отстаивание собственной позиции, умение осмысливать, излагать позицию оппонента, находить точки соприкосновения с ней и т.д.

В заключении подводятся основные итоги диссертационного исследования и формулируются основные выводы.

1. Ядерной структурой политического сознания, формируемого в ходе политической социализации, выступают психологические отношения субъекта к власти.

2. Существуетуниверсальная компонента психологических отношений к политической власти для всех этнорегиональных групп, изучаемых в нашей работе. Это общее есть негативное представление студентов о существующей власти как системе. Самым выраженным чувством по отношению к власти является безразличие: власть как политическая реальность потеряла для людей практический интерес. Общим для поведенческого компонента отношений к политической власти является политическая пассивность людей: происходит обособленность власти от народа, который от власти ничего хорошего не ждет и считает, что жизнь возможна без политической и гражданской активности, без сознательного отношения к политике властей.

3. В структурной организации психологических отношений к политической власти в целом по выборке выявляются два ведущих фактора, фактически сходных для всех групп и всех ветвей власти: это положительное отношение к политике власти в интересах народа и негативные когниции о политической власти. Эти факторы являются ортогональными для всех групп и для всех видов федеральной власти, т.е. если эффективная политика власти, направленная на заботу о населении, вызывает позитивное отношение к себе, то противоположная политика в сознании респондентов не связана ни с какими эмоциями, фактически безразлична им.

4. Этнорегиональный фактор играет системообразующую роль в контексте политической социализации, обусловливая специфику представлений, чувств, оценок и установок к взаимодействию как в целом с политической властью в стране, так и на различных ее уровнях существования (федеральном и региональном), а также по отношению к ее различным ветвям (законодательной, исполнительной, судебной). При этом региональный фактор оказывает более сильное влияние на отношение к власти, чем фактор национальности.

Этнорегиональная специфика когнитивного компонента психологических отношений к политической власти заключается: в предпочтении различных тенденций: демократической и авторитарной; в выраженности патернализма в политическом сознании респондентов; в выраженности негативного образа политической власти; в структурированности и обобщенности представлений о власти.

Этнорегиональная специфика эмоционального компонента состоит в выраженности различных (позитивных и негативных) чувств по отношению к власти: от уважения до отчаяния; от гордости до неприязни. Полученные

нами данные свидетельствуют о несовпадении эмоциональной оценки политической власти, которая представляет собой степень ее принятия/неприятия, и рациональной оценки - суждения о результативности и адекватности ее действий.

Этнорегиональная специфика поведенческого компонента психологических отношений к политической власти состоит в разной степени выраженности политической активности, а также способов ее реализации (от поддержки властей до конфликтов с ними).

5. В ходе исследования установлена связь между спецификой отношений к политической власти и ценностными ориентациями респондентов, которая показывает, что для политического сознания россиян характерно несовпадение, несогласование между личностными ценностями и отношением к власти. Значимые ценности личности либо положительно коррелируют с негативными, либо отрицательно - с положительными характеристиками власти.

6. На основе результатов исследования были выявлены следующие типы отношения к власти: пассивно-эмоциональный тип (приятие/неприятие), безразличный, слабо-дифференцированный (путанный), безразлично-сотрудничающий, сотрудничающий и надеющийся, конфликтующий с властью, которые по-разному представлены и выражены в различных этнорегиональных группах.

Действие одних и тех же ценностей может быть связано с различным отношением к политической власти, с учетом сложной взаимосвязи с этнорегиональным фактором. Однако в целом представленность в иерархии ценностей на первых местах:

• ценностей законопослушания и доброжелательности ведут к положительному психологическому отношению к политической власти;

• ценностей честолюбия и вольнолюбия, ценность свободы - к неприятию политической власти на эмоциональном уровне;

• ценностей деловой жизни, стремление к материально обеспеченной жизни - к сотрудничеству с политической властью;

• нерасчлененных ценностей (отсутствие их иерархии) - к недифференцированному психологическому отношению (путаному) и т.д.

7. Совокупность полученных данных показывает, что этнорегиональные особенности отношений к политической власти являются значимыми в процессе политической социализации и их необходимо учитывать в разработке программ политического образования студентов.

Тема политической социализации молодежи становится важной проблемой педагогической психологии. Исследование показало, что современное студенчество не обладает зрелой политической культурой, политическая социализация молодежи нуждается в разностороннем углублении. Результаты, полученные в экспериментальной части, найдут применение в педагогической деятельности. Они могут послужить основой для развертывания процесса политической социализации молодежи, разработки новых разделов педагогической практики.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Молчанов Н.В. Отношение молодежи к политической власти в Российской Федерации // Современная психология: состояние и перспективы. Тезисы докладов на юбилейной научной конференции ИПРАН, 28-29 января 2002 года. Отв. ред.: А.В. Брушлинский, А.Л. Журавлев. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2002. Т.2. С. 185-187.

2. Молчанов Н.В. Отношение к политической власти населения республики Бурятия в условиях современной социально-политической ситуации в РФ // Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе: Материалы Международной научной конференции 18-20 сент. 2003 г. / Отв. ред. В.В. Гриценко. - Балашов: Изд-во «Николаев»,

2003. С. 224-225.

3. Молчанов Н.В. Проблемы политической социализации студентов вузов Республики Бурятия // Ежегодник психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов 25-28 июня 2003 г.: В 8 т. - СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. Т. 5. С. 471-474.

4. Молчанов Н.В. Особенности психологических отношений к политической власти молодежи (на выборке бурятских и русских студентов) // Актуальные проблемы интеллектуального и личностного развития: Материалы Международной практической конференции. 16 апреля 2004 г. В 2 ч. 4.2. / Под ред. Т.А. Ратановой. -М., МГОПУ им. МА Шолохова, 2004. С.93-100.

5. Молчанов Н.В. Этнорегиональный фактор отношений молодежи к политической власти // Психология образования: проблемы и перспективы (Москва, 16-18 декабря 2004 г.): Материалы Первой международной научно-практической конференции. - М.: Смысл, 2004. С. 156-157.

6. Молчанов Н.В. Отношения к политической власти как компонент политического менталитета личности // Социально-психологические проблемы ментальности: Материалы 4-й Международной научно-практической конференции. 26-27 ноября 2004 г.: в 2 Ч. - Смоленск,

2004, Т.2.С. 39-44

Принято к исполнению 26/02/2005 Исполнено 28/03/2005

Заказ № 624 Тираж: 100 экз.

ООО «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 Москва, Балаклавский пр-т, 20-2-93 (095) 747-64-70 (095)318-40-68 www.autoreferat.ru

22 MAP 2005

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Молчанов, Николай Викторович, 2005 год

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА 1. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ К ВЛАСТИ КАК АСПЕКТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ.

1.1 .Теоретическая разработка проблематики психологической социализации в отечественной и зарубежной науке.

1.2. феномен политической власти в психологии и смежных науках.

1.3. психологические отношения к политической власти как ядро политической социализации личности.

1.4. объективные и субъективные факторы, связанные с психологическими отношениями к политической власти.

Выводы по главе I.

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЭТНОРЕГИОНАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СТУДЕНТОВ К ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

2.1 Характеристика выборки. Методы исследования.

2.2 Трехкомпонентная структура психологических отношений к политической власти.

2.3 Субъективные и объективные факторы, связанные с психологическими отношениями к различным ветвям политической власти в РФ.

2.4. Структурная организация психологических отношений к федеральной и региональной политической власти в РФ.

2.5 Типы психологических отношений к политической власти.

2.6 Рекомендации по построению учебных курсов, связанных с политическим образованием студентов.

Введение диссертации по психологии, на тему "Этнорегиональные особенности политической социализации студентов вузов"

Актуальность исследования. Важность проведенного исследования обусловлена, прежде всего, изменением направленности педагогической психологии, произошедшим за последнее время. Долгое время педагогическая психология изучала закономерности процесса усвоения индивидом социального опыта в условиях учебно-воспитательной работы. Рассматривая закономерности обучения и воспитания, педагогическая психология все чаще обращалась к проблемам социализации, анализируя различные виды социального опыта (интеллектуального, нравственного, экономического, эстетического и др.). Сегодня педагогическая психология не может пройти мимо столь важного аспекта социализации, как обретение политического опыта, политического сознания.

Вопросам политической социализации посвящены многочисленные работы в зарубежной психологии (М. Вебер, О. Конт, П. Блау, Д. Истон, Р. Мертон, Р. Милибенд, Т. Парсонс, К. Превитт, Г. Спенсер, Дж. Хоманс и др.); в отечественной науке проблемы социального мышления, политического менталитета, политического сознания интенсивно стали исследоваться только в последнее десятилетие (К.А. Абульханова, Г.Г. Дилигенский, Л.Я. Гозман, JI.C. Мамут, О.В. Митина, В.Ф. Петренко, Е.Б. Шестопал, А.Г. Шмелев и др.). По мнению многих исследователей, сущностью политической социализации, ядром политического сознания личности выступает отношение к политической власти. Феномен власти, как и любое явление реальной жизни, не является предметом монопольного анализа какой-либо одной науки. Проблема власти рассматривается в философии, политологии, истории, социологии и, конечно, психологии.

Предметом психологического анализа являются не властные отношения как таковые, а скорее их субъективные аспекты - восприятие институтов власти, установки по отношению к властным фигурам, адекватность осознания степени зависимости субъекта от носителей власти и др. (И.А. Зеленев, з

О.В. Иванникова, И.Ю. Киселев, В.В. Латынов, А.Н. Лебедев, Н.Д. Павлова, С.Р. Пантелеев, В.Ф. Петренко, Т.Н. Ушакова, Е.Б. Шестопал и др.). Однако имеющиеся социально-психологические исследования характеризуются некоторой фрагментарностью, размытостью, социологизаторским уклоном. Такое положение обусловлено социальным заказом на исследование отношений людей в рамках одной избирательной кампании, по отношению к одному кандидату и т.д., т.е. продиктованному сиюминутной актуальностью. В подобных работах редко анализируются причины отношений субъекта к власти, не вскрываются связи с другими областями жизни человека, часто исследования проводятся вне привязки к каким-либо психологическим теориям или опираются на западные модели, концептуальные схемы и теоретические разработки проблемы политической власти.

Накопленный в социологии, политологии и психологии материал, связанный с проблематикой общества и власти, требует своего разрешения. Особенно актуальным это становится в условиях нестабильности политической системы, характеризующейся, с одной стороны, формированием новых структур власти, сменой партий, перманентным кризисом политической идентичности, а с другой, активным поиском политической властью новых форм, средств и методов взаимодействия с людьми. Наиболее перспективной для рассмотрения связей власть-общество и власть-субъект, на наш взгляд, является отечественная психологическая теория отношений (В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев). Именно психологические отношения представляются нам теми психологическими образованиями, которые играют существенную роль в интеграции отдельных элементов политического сознания и ответственны за общую направленность личности. Они способны интегрировать как весь спектр человеческих чувств по отношению к власти, так и механизмы его образования, оценки, выработки действий в конкретных ситуациях на основании того или иного отношения. Изучение психологических отношений к политической власти во многом 4 затруднено той геоэтнорегиональной фрагментацией, которая стала определять политико-социальный уклад современной жизни. Каждый этнос имеет уникальную ценностно-ориентационную структуру, в которой отражается самобытность данной культуры. Поскольку набор ценностей, которые усваивает индивид в процессе социализации, ему «транслирует» именно общество, исследование системы ценностных ориентаций личности представляется особенно актуальной проблемой в ситуации серьезных социальных изменений, когда отмечается некоторая «размытость» общественной ценностной структуры, многие ценности оказываются нарушенными, в постулируемых обществом идеалах и ценностях появляются противоречия. В работах последних лет интенсивно исследуются вопросы динамики ценностных ориентаций россиян (И.А. Зеленев, Н.М. Лебедева, Е.В. Павленко; Л.Г. Почебут, А.Г. Шмелев и др.). В то же время остается далеко не изученной этнорегиональная специфика ценностных ориентаций, ее связь с различными компонентами психологических отношений к политической власти.

Отсюда возрастает значимость вопросов, связанных с определением этнической составляющей в процессах политической жизни страны, с выявлением психологических отношений субъектов к политической власти, принадлежащих к различным этносам и региональным образованиям. Особенно важными кажутся исследования именно молодежи и, в первую очередь, провинциальной, представляющей различные культурно-этнические регионы Российской Федерации, которая в недалеком будущем будет поколением «стоящим у руля», определяющим не только социально-экономическую и политическую жизнь общества, но и его духовную атмосферу.

Образование является ведущей формой социализации, в том числе и политической. За последнее десятилетие формировавшаяся долгие годы система политического образования и воспитания гражданских качеств разрушилась, а новая находится в стадии становления. Поэтому и процесс 5 политической социализации происходит преимущественно стихийно. На необходимость уделять большее внимание процессу воспитания в современном образовании справедливо указывает В.Д. Шадриков, отмечающий, что отрицание идеологии предшествующего периода, стремление стать вне политики привело к отрицанию воспитания как важнейшей задачи школы. С его точки зрения, время отрицания воспитания как важнейшей задачи образования прошло: школа должна найти формы и методы решения этой задачи, адекватные настоящей действительности.

Таким образом, в современных условиях перед педагогической психологией встает задача политического образования молодежи, основной целью которого является формирование гражданского сознания свободной личности, характерными чертами которой служат самостоятельность мышления и критичность отношения к получаемой информации. К сожалению, как показывают исследования (А.Н.Кулик), в вузы приходят выпускники средних учебных заведений, не обладающие даже минимальными представлениями о гражданственности и правах человека. Но и заканчивая вузы, они остаются столь же неграмотными, что обусловлено, в частности, недостатком профессионализма преподавателей, который, по исследованиям Е.Б. Шестопал, нередко компенсируется избытком идеологической ангажированности, политической агрессивности и отсутствием толерантности, что не способствует развитию интереса молодежи к политике и политическому образованию. Современное поколение молодежи не обладает ярко выраженной политизированностью - в отличие от тех генераций, которые были объектом внимания К. Манхейма и других исследователей прошлого века, в наши дни студенты больше озабочены проблемами экономического выживания и обретения социального статуса.

Налицо две группы противоречий, определяющих актуальность данного исследования: противоречие между острой необходимостью в исследовании политической социализации молодежи, проживающей в разных регионах б

России и принадлежащей к различным этнокультурным группам, и отсутствием подобных комплексных исследований, выполняемых в русле педагогической психологии; противоречие между объективно необходимым уровнем политической зрелости и культуры молодежи и тем реальным состоянием политического образования в вузах, а следовательно, и уровнем развития политического сознания, который проявляется у современных студентов.

Отсюда вытекает проблема исследования, которую составляют следующие вопросы: какие факторы связаны с политической социализацией студентов; каково содержание и структура психологических отношений к региональной и федеральной политической власти; в чем специфика этих отношений у студентов, принадлежащих к разным этносам и проживающим в разных регионах России; есть ли взаимосвязь между отношениями к власти и ценностными ориентациями; существуют ли конкретные типы отношений современной молодежи к политической власти? Только комплексное исследование, учитывающее все вышеперечисленные моменты, способно дать адекватные рекомендации, направленные на построение программ воспитания ответственного политического поведения членов гражданского общества, формирования политической культуры.

Объект исследования - психологические отношения к политической власти, как центральный компонент политической социализации.

Предмет исследования - этнорегиональные особенности психологических отношений студентов вузов различных регионов РФ (Бурятия, Тверская область, Москва) к политической власти.

Цель исследования - выявление специфики политической социализации студентов разных регионов России на материале изучения их психологических отношений к политической власти и раскрытие факторов, взаимосвязанных с этими отношениями.

Гипотеза исследования: В основе процесса политической социализации лежит становление психологических отношений субъекта к политической 7 реальности, в центре которого находятся отношения к власти, связанные с ценностными ориентациями личности и социальным контекстом ее жизнедеятельности:

• когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты психологических отношений студентов к политической власти, а также структуры этих отношений, обнаруживают специфические особенности в различных этнорегиональных группах;

• для политического сознания студентов характерно рассогласование, противоречие между личностными ценностями и отношениями к политической власти.

В соответствии с целью исследования и выдвинутой гипотезой в работе были поставлены следующие задачи:

1. На основе теоретического анализа психологических аспектов проблемы политической социализации разработать концептуальный подход к изучению психологических отношений к политической власти, раскрыть содержание данного феномена, его структурные компоненты и отдельные показатели.

2. Выявить особенности политического сознания через изучение специфики различных компонентов психологических отношений к различным ветвям и уровням политической власти у студентов разных регионов России (Бурятия, Тверская область, Москва).

3. Установить и проанализировать этнорегиональную специфику структурной организации психологических отношений студентов к региональной и федеральной политической власти.

4. Раскрыть факторы политической социализации, связанные с формированием психологических отношений к политической власти.

5. Выявить типы психологических отношений к политической власти в этнорегиональных субвыборках.

6. Разработать рекомендации к построению курсов, программ политического образования студентов в вузах. 8

Методологической основой работы явилась концепция психологических отношений, развиваемая в работах А.Ф. Лазурского, Б.Ф. Ломова,

B.Н. Мясищева.

Теоретический фундамент исследования составляют работы, которые проводятся на стыке педагогической и политической психологии (Э.Я. Баталов, Т.Н. Березина, П.С. Гуревич, Г.Г. Дилигенский, В.Т. Кудрявцев, O.K. Филатов, Е.Б. Шестопал и другие); исследования проблем политической социализации и вопросов взаимоотношения общества и власти, разрабатываемые в зарубежной и отечественной психологии (Г. Алмонд, С. Вебра, Дж. Денис, Д. Истон,

C. Луке, К.А. Абульханова, Е. Баширова, Г.Г. Дилигенский, Л .Я. Гозман, А. Мельвиль, О.В. Митина, В.А. Никитин, В.Ф. Петренко, Е.Б. Шестопал, Г.В. Шешукова); принципы и положения отечественных ученых в области регионалистики и этнопсихологии (Н.М. Лебедева, Ю.П. Платонов, Е.Н. Резников, Т.Г. Стефаненко, П.Н. Шихирев); исследования взаимодействия учащихся и педагога (Л.И. Айдарова, Т.В. Габай, И.А. Зимняя, Е.А. Исаев, Ю.Н. Кулюткин, В.Я. Ляудис, А.К. Маркова, В.И. Слободчиков, Д.И. Фельдштейн).

Методы исследования: теоретический анализ литературы по проблеме исследования; комплекс методик по изучению особенностей отношений к политической власти: написание сочинений, незавершенные предложения, авторский опросник, анкета Е.Н. Резникова «Ценности этноса»; качественный и количественный анализ эмпирических данных, включающий в себя

• контент-анализ;

• интент-анализ;

• дескриптивный анализ;

• факторный анализ;

• кластерный анализ;

• корреляционный анализ.

Достоверность и обоснованность результатов обеспечивается единой эмпирической программой, использованием взаимодополняющих методик, соблюдением основных принципов проведения эмпирического исследования, применением адекватных задачам исследования современных методов математической статистики, сочетанием качественного и количественного анализа данных.

Научная новизна работы:

1. Выделена центральная, интегрирующая характеристика политического сознания, определяющая политическую социализацию личности -психологические отношения к политической власти. Определена система содержания и формальных характеристик когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов психологических отношений к политической власти;

2. Обозначены и исследованы как общие, так и специфичные черты отношений к политической власти, характерные для каждой из изученных этнорегиональных групп;

3. Впервые осуществлен анализ психологических отношений студентов к различным ветвям федеральной и региональной политической власти;

4. Установлена полифакторная природа психологических отношений к политической власти; раскрыты факторы политической социализации, а также их степень и характер связи с психологическими отношениями к политической власти.

5. Определены и проанализированы типы психологических отношений к политической власти как в целом по выборке, так и в каждой из этнорегиональных групп.

Теоретическое значение работы состоит в том, что полученные результаты углубляют теоретические представления об отношениях к политической власти и их структуре, о факторах политической социализации и ее этнорегиональной специфике, о связях ценностных ориентаций личности с ю характером отношений к политической власти, а также открывают новые пути построения образовательного процесса в направлении формирования политического сознания и политической культуры, создания условий для возрождения интереса молодежи к политике и политическому образованию, активного самостоятельного поиска решения политических проблем.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования полученных результатов в образовательной и воспитательной работе со студентами, в оказании им психологической поддержки в период становлении политической идентичности. Данные диссертационного исследования могут быть использованы при построении курсов политологии, социальной, политической и педагогической психологии в высших учебных заведениях.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Политическая социализация, характерная для любого общества, осуществляется не посредством механического наложения данной «социальной формы» на индивида, а через его субъективный мир, посредством взаимодействия психологических отношений к власти со стороны индивида, как субъекта социального общения и действия.

2. Существует общее ядро, универсальная компонента психологических отношений к политической власти для всех этнорегиональных групп - в целом негативное представление людей о существующей власти как системе, безразличие по отношению к ней и политическая пассивность. При этом ведущими структурными компонентами в организации психологических отношений для всех этнорегиональных субвыборок выступают: эмоциональное приятие/неприятие политической власти, признание легитимности/нелегитимности ее действий в зависимости от вектора ее интересов (вовне - на население страны / внутрь - на саму власть).

3. Этнорегиональная специфика отношений к политической власти заключается в предпочтении различных тенденций - демократической или и авторитарной; в выраженности патернализма в политическом сознании респондентов; в выраженности негативного образа политической власти; в структурированности и четкости представлений о власти.

4. Основными факторами политической социализации, обусловливающими особенности когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов психологических отношений к политической власти, а также структурной организации этих отношений на различных уровнях существования трех ветвей власти выступают этнорегиональный фактор и ценностные ориентации.

Апробация работы. Материалы и результаты исследования обсуждались на международной конференции «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» (Балашов, 2003); на научной конференции «Социально-психологические проблемы ментальности» (Смоленск, 2004); международной научно-практической конференции «Психология образования — проблемы и перспективы» (Москва, 2004).

По материалам диссертации опубликовано 6 печатных работ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений. Библиография включает 257 наименований.

Заключение диссертации научная статья по теме "Педагогическая психология"

Выводы по главе I

Анализ литературы по теме исследования выявил ряд групп противоречий:

- противоречие между многочисленными исследованиями, выявляющими особенности восприятия респондентов к различным партиям и конкретным политикам и отсутствием исследований, которые бы изучали отношение в совокупности всех его компонентов (когнитивного, эмоционального и поведенческого) к политической власти в целом;

- противоречие между острой необходимостью в исследовании политической социализации молодежи, проживающей в разных регионах России и принадлежащей к разным этнокультурным группам и отсутствием подобных комплексных исследований; противоречие между сложившимся в отечественной психологии методологическом подходе к исследованиям психологических отношений, в основе которого лежат представления о них как целостной системе

83 индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности, и современными конкретно-эмпирическими исследованиями, опирающимися на западные модели и концептуальные схемы политической власти;

- противоречия между результатами исследований ценностных ориентаций и политических предпочтений современных россиян (преобладание либеральных ценностей/стремление к авторитаризму; пессимизм/духовное возрождение; политическая пассивность/активность; коллективизм/рост приватных ценностей и проч.);

- противоречие между объективно необходимым уровнем политической зрелости и культуры молодежи и тем реальным состоянием политического образования в вузах, а, следовательно, и уровнем развития политического сознания, который присущ современным студентам.

Именно круг этих противоречий определил цели и задачи эмпирического исследования. Следует согласиться с мнением В.Т. Кудрявцева, что нередко в условиях радикальных социальных изменений происходит низвержение одних мифов и воцарение других. Вместо чего необходим «психологический анализ действительной меры участия индивидов в конструировании новых форм общественной жизни» [89, с. 17].

Глава 2. Эмпирическое исследование этнорегиональных особенностей психологических отношений студентов к политической власти в Российской Федерации

2.1 Характеристика выборки. Методы исследования

Выборку составили студенты вузов Республики Бурятия, Тверской области и г. Москвы в возрасте от 18 до 25 лет (в исследовании принимали студенты как технических, так и гуманитарных вузов). Выборка состоит из 380 человек, уравненных по этнической принадлежности, социально-экономическим, гендерным и конфессиональным различиям.

Заключение

1. На основе теоретического анализа показано, что в области исследования политической социализации студентов вузов существуют концептуальные противоречия, франментарность, отсутствие целостного рассмотрения данного феномена. Представляется необходимым выделить в качестве ядерной структуры политического сознания, формируемого в ходе политической социализации, психологические отношения субъекта к власти.

2. Эмпирическое исследование выявило, что существует универсальная компонента психологических отношений к политической власти для всех этнорегиональных групп, изучаемых в работе. Это общее есть негативное представление студентов о существующей власти как системе. Самым выраженным чувством по отношению к власти является безразличие: власть как политическая реальность потеряла для людей практический интерес. Общим для поведенческого компонента отношений к политической власти является политическая пассивность людей: происходит обособленность власти от народа, который от власти ничего хорошего не ждет и считает, что жизнь возможна без политической и гражданской активности, без сознательного отношения к политике властей.

3. В структурной организации психологических отношений к политической власти в целом по выборке выявляются два ведущих фактора, фактически сходных для всех групп и всех ветвей власти: это положительное отношение к политике власти в интересах народа и негативные когниции о политической власти. Эти факторы являются ортогональными для всех групп и для всех видов федеральной власти, т.е. если эффективная политика власти, направленная на заботу о населении, вызывает позитивное отношение к себе, то противоположная политика в сознании респондентов не связана ни с какими эмоциями, фактически безразлична им.

4. Этнорегиональный фактор играет системообразующую роль в контексте политической социализации, обусловливая специфику представлений, чувств, оценок и установок к взаимодействию как в целом с политической властью в стране, так и на различных ее уровнях существования (федеральном и региональном), а также по отношению к ее различным ветвям (законодательной, исполнительной, судебной). При этом региональный фактор оказывает более сильное влияние на отношение к власти, чем фактор национальности.

Этнорегиональная специфика когнитивного компонента психологических отношений к политической власти заключается: в предпочтении различных тенденций: демократической и авторитарной; в выраженности патернализма в политическом сознании респондентов; в выраженности негативного образа политической власти; в структурированности и обобщенности представлений о власти.

Этнорегиональная специфика эмоционального компонента состоит в выраженности различных (позитивных и негативных) чувств по отношению к власти: от уважения до отчаяния; от гордости до неприязни. Полученные нами данные свидетельствуют о несовпадении эмоциональной оценки политической власти, которая представляет собой степень ее принятия/неприятия, и рациональной оценки — суждения о результативности и адекватности ее действий.

Этнорегиональная специфика поведенческого компонента психологических отношений к политической власти состоит в разной степени выраженности политической активности, а также способов ее реализации (от поддержки властей до конфликтов с ними).

5. В ходе исследования установлена связь между спецификой отношений к политической власти и ценностными ориентациями респондентов, которая показывает, что для политического сознания россиян характерно несовпадение, несогласование между личностными ценностями и отношением к власти. Значимые ценности личности либо положительно коррелируют с негативными, либо отрицательно - с положительными характеристиками власти.

6. На основе результатов исследования были выявлены следующие типы отношения к власти: пассивно-эмоциональный тип (приятие/неприятие), безразличный, слабо-дифференцированный (путанный), безразлично-сотрудничающий, сотрудничающий и надеющийся, конфликтующий с властью, которые по-разному представлены и выражены в различных этнорегиональных группах.

Действие одних и тех же ценностей может быть связано с различным отношением к политической власти, с учетом сложной взаимосвязи с этнорегиональным фактором. Однако в целом представленность в иерархии ценностей на первых местах: ценностей законопослушания и доброжелательности ведут к положительному психологическому отношению к политической власти; ценностей честолюбия и вольнолюбия, ценность свободы - к неприятию политической власти на эмоциональном уровне; ценностей деловой жизни, стремление к материально обеспеченной жизни - к сотрудничеству с политической властью; нерасчлененных ценностей (отсутствие их иерархии) - к недифференцированному психологическому отношению (путаному) и т.д.

7. Совокупность полученных данных показывает, что этнорегиональные особенности отношений к политической власти являются значимыми в процессе политической социализации и их необходимо учитывать в разработке программ политического образования студентов.

Тема политической социализации молодежи становится важной проблемой педагогической психологии. Исследование показало, что современное студенчество не обладает зрелой политической культурой, политическая социализация молодежи нуждается в разностороннем углублении. Результаты, полученные в экспериментальной части, найдут применение в педагогической деятельности. Они могут послужить основой для развертывания процесса политической социализации молодежи, разработки новых разделов педагогической практики.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Молчанов, Николай Викторович, Москва

1. Абульханова К.А. Психология и сознание личности (Проблемы методологии, теории и исследования реальной личности): Избранные психологические труды. М., 1999.

2. Автономова Н.С. Власть у Фрейда: между «либидо» и «сверх-Я» // Психология и психоанализ власти: в 2т. Т.2. Самара, 1999. С.401-408.

3. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии М., 1995

4. Ажаев B.C. , Е.В. Ананьев , К.С. Гаджиев. Политическая культура, теория и национальные модели М., 1994.

5. Айдарова Л.И., Львов М.Р. Творчество в обучении и воспитании — стратегии построения современного образования // Вопросы психологии, 1998. №4

6. Айдарова Л.И., Соколова Т.Ю. Модели, как средство организации исследовательской деятельности учащихся // Психологическая наука и образование 1997. №3

7. Акчасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легшитимность власти в постсоциальном российском обществе. М., 1996.

8. Алмонд Г. Гражданская культура. Политические установки и демократии пяти наций // Политология М. 2000 С.559-576

9. Алмонд Г., Вебра С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования, 1992, №4. С. 122-134.

10. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1977.

11. Андреев А. Политическая психология. М. 2002.

12. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1994

13. Антология мировой политической мысли: в 5 т. М., 1997. Т. 2.

14. Арендт X. Массы и тоталитаризм // Вопросы социологии. 1992. Т.1. №2. С.24-31.

15. Арутюнов С. А., Чебоксаров Н. Н. Передача информации как механизм существования этносоциальных и биологических групп человечества. // Расы и народы М., 1972.

16. Арутюнян JI.H. Политическая культура: процессы формирования и изменения (о некоторых гипотетических основаниях одной теоретической модели) Образы власти в политической культуре России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: МОНФ, 2000.

17. Асмолов А., Березин И., Борисов А., Жамкочьян М., Клименко А., Махарадзе Н. Президент по выбору: моделирование желаемого будущего. М., 2000

18. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996.

19. Баталов Э. Я. Топология политических отношений // Политические исследования. 1995. № 2.

20. Баталов Э.Я. Политическая культура современного американского общества. М., 1990.

21. Баширова Е. Политическая организация россиян: традиции, настоящее, будущее // Ценности в современном Российском обществе. М., 2004.

22. Березина Т.Н. Многомерная психика. Внутренний мир личности. М., 2001.

23. Бирюков С.В., Ивлев С.В., Батурина Т.В., Мельниченко Е.В. Политология. Учебное пособие Томск: ТМЦЦО, 2004. 228 с.

24. Бляхер JI.E. Властные игры в кризисном социуме: преобразование российской институциональной структуры, Полис №1 2003 С. 63-73

25. Бляхер Л.Е., Карпов А.Е., Панеях Э.Л. Изменение поведения экономически активного населения в условиях кризиса. Мониторинг общественного мнения, №3., 2002

26. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М.: 1981.

27. Божович Л.И. Проблемы формирования личности М.-Воронеж, 1995195

28. Болл Т. Власть // Психология и психоанализ власти: в 2т. Т.1. Самара, 1999. С.29-41.

29. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983

30. Брушлинский А.В. Ментальность российская и региональная (провинциальная) //Российский менталитет. М. 1997.

31. Брушлинский А.В. Продуктивное мышление и проблемное обучение. М., 1980

32. Брушлинский А.В. Субъект: мышление, учение, воображение. М., 1995.

33. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система//Психологический журнал, 1999. т. 20. №5. С. 38-44

34. Бьюкенен Д., Таллок Г. Расчет согласия М., 1997.

35. Введение в политологию. Нью-Джерси, 1988. 3-е изд.

36. Введение в теорию политических систем: Учебное пособие для студентов по курсу "Политология". / С.В. Решетников, В.В. Ровдо и др. Мн.: БГУ, 1995.

37. Вебер М. Избранные сочинения. М.,1990.

38. Войтасик JL Психология политической пропаганды. М. 1981

39. Выготский JI.C. Педагогическая психология. / Под ред. В.В.Давыдова. -М. Педагогика, 1991.

40. Вятр Е. Социология политических отношений. М., 1979.

41. Габай Т.В. Педагогическая психология. М., 1991

42. Гавра Д.П. , Соколов Н.П. Исследование политических ориентаций // Социологические исследования 1999, №1.

43. Гаджиев К. (ред). Политическая культура и политическое сознание // Политическая культура,теория и национальные модели М., 1994

44. Галкин А.А. Обновление и стабильность в современном обществе ( Сравнительный анализ ), М., 2000.

45. Галкин А.А., Красин Ю.А. Авторитаризм или демократия: трудный выбор для России//Политая. 1998. №3.196

46. Гельман В. Региональная власть в современной России: институты, режимы и практики. / Гельман В. и др. (ред.). Органы государственной власти субъектов Российской Федерации. М. 1998.

47. Гельман В., Рыженков С., Бри М. (ред.) 2000. Россия регионов: трансформация политических режимов. М. 2000.

48. Гельман В .Я. Столкновение с айсбергом: формирование концептов в изучении российской политики. 2001 Полис, № 5.

49. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества М., 1997.

50. Гердер И.Г. Избранные сочинения. М.; JL, 1959

51. Гоббс Т. Сочинения В 2 т. М., 1991.

52. Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов-на-Дону, 1996.

53. Гончаров Д.В. Теория политического участия. М., 1997.

54. Гринстайн Ф. Личность и политика // Социально-политические науки, 1991, №10. С.67-74

55. Гумилев Л.Н. Этносфера: История людей и история природы. М., 1993.

56. Гуревич П.С. Культурология. М., 2004

57. Давыдов В.В. проблемы развивающего обучения. М., 1986.

58. Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения // Полис. 1996. №3. С.109-120.

59. Дилигенский Г.Г. Социально-политическая психология. М.,1996.

60. Динамика ценностей населения реформируемой России // Отв. ред. Н.И. Лапин, Л.А. Беляева. М.: Эдиториал УРСС, 1996.

61. Дюби Ж. Развитие исторических исследований во Франции после 1950 г. // Одиссей. Человек в истории. 1991 / под ред. А.Я. Гуревича. М.: Наука, 1991. С.48-59

62. Елисеев С.М. Легитимность власти. Концепции и проблемы развтития в посткоммунистическом обществе. СПб., 1996.

63. Жуков В.И. Российские реформы: социология, экономика, политика. -М., 2002

64. Жуков В.И. Российское образование: Истоки, традиции, проблемы. М., 2001.

65. Завершинский К. Ф. Легитимность: генезис, становление и развитие концепта // Полис, 2001, N 2, С. 113-131

66. Зеленев И.А. К исследованию специфики политического сознания россиян//Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2004. №1. С.56-69.

67. Зеркин Д.П. Основы политологии. Ростов-на-Дону, 1997.

68. Зимняя И.А. Педагогическая психология М.2000

69. Иванникова О.В Влияние ситуации в регионе на восприятие политиков федерального уровня // Полис, № 4 2000

70. Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. М.,1992.

71. Ильин М.В. Слова и смыслы Опыт описания ключевых понятий. М. 1997

72. Ильин М.В., Мельвиль А.Ю. Власть // Психология и психоанализ власти: в 2т. Т.1. Самара, 1999. С.53-80.

73. Имидж лидера. / Егорова-Гантман, Е.В. (ред.), М. 1994.

74. Исаев И.Ф. Профессионально-педагогическая культура преподавателя. М, 2002

75. Казанцев А.А. О когнитивно-неоиституциональном подходе к изучению международных отношений // Полис №1, 2003, С. 74-81

76. Капустин Б.Г. Россия и Запад: пути к миру народов // Цивилизация и культура. Вып.1. М., 1994., с.31

77. Кара-Мурза А.А., Поляков JI.B. Реформатор. Русские о Петре I. Опыт аналитической антологии. Иваново, 1994.

78. Катаев С. Молодежь как социокультурная общность в аспекте межпоколенческих отношений // Теоретические основания культурной политики .М.: РИК-М,1993

79. Келли Г. Процесс казуальной атрибуции. // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М. 1984, СЛ11-127.

80. Кпямкин И., Капустин Б.Г Либеральные ценности в сознании россиян // Полис. 1996, № 6.

81. Колосов В.А. и Туровский Р.Ф. Электоральная карта России: генезис, структура и эволюция // Полис, № 4, 1996 с.42.

82. Кон И.С. К проблеме национального характера // История и психология М. 1971. С. 122-158.

83. Кон И.С. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры // Социальная психология личности / под. Ред. М.И. Бобневой, Е.В. Шорохловой. М., 1979. С. 85-113.

84. Кон И.С. Ребенок и общество. М., 1988.

85. Конфисахор А.Г. Психология власти. М., 2003

86. Крадин Н.Н. Элементы традиционной власти в постсоветской политической культуре: антропологический подход. Образы власти в политической культуре России М.: МОНФ, 2000.

87. Краснов Б.И. Теория власти и властных отношений // Социально-политический журнал. 1994 №3-6. С.84

88. Кривов Ю.И. О месте понятия "социализация" в современной педагогике // Педагогика. 2003, №2.

89. Кудрявцев В.Т. Историзм в психологии развития: от принципа к проблеме // Психологический журнал. 1996. Т.17. №1. С.5-18.

90. Кудрявцев В.Т., Уразалиева Т.К. Субъект деятельности в онтогенезе // Вопросы психологии. 2001. №4

91. Кулик А. Н. Политическое образование и перспектива консолидации демократии в России // Полемика. 1999. №3

92. Кулик А.Н. «Способно ли политическое образование в России "открыть" закрытое общество?» // Общественные науки и современность. 1998. N 3. С. 7384

93. Кулик А.Н. Тенденции развития политической науки в России // Общественные науки и современность . N 2. С. 111-121 (1996)

94. Кулюткин Ю.А. Ценностно-смысловые ориентиры современного образования: проблемные очерки. СпБ., 2002

95. Лазурский А.Ф. Избранные труды по психологии. М., 1977

96. Лазурский А.Ф. Классификация личностей. Пг., 1923.

97. Лайдинен Н. Типология политических ценностей. Результаты эмпирического исследования российских граждан конца 90-х. Образы власти в политической культуре России / Под ред. Е.Б. Шестопал. М.: МОНФ, 2000.

98. Лебедев А.Н., Славнов С.В. Комплексная методика изучения отношения избирателей к образу политика Современная психология: состояние и перспективы исследований: М., 2002. Ч. 2

99. Левада Ю. "Человек советский" пять лет спустя // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. 1995. № 1;

100. Левада Ю.А. (ред.) Советский простой человек М., 1993

101. Левин К, Разрешение социальных конфликтов. СПб., 2000

102. Ледяев В.Г. Власть, интерес и социальное действие. // Социологический журнал, 1998, № 1-2

103. Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ. М. 2001.

104. Ледяев В.Г. О сущностной оспариваемости политических понятий, Полис №2, 2003., С. 86-95;

105. Ледяев В.Г. Современные концепции власти: Аналитический обзор. // Социологический журнал, 1996, № 3-4.

106. Ледяев В.Г.Формы власти:типологический анализ // Полис, 2000. №2. С.6-18.

107. Леонтьев Д.А. Психология смысла. М., 2000

108. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984

109. Ляудис В.Я. Методика преподавания психологии. М., 2000.200

110. Магун B.C. Потребности и психология социальной деятельности личности. Л., 1983. С 121-126.

111. Малинова О.Ю. Либерализм и концепт нации // Полис №2, 2003. С.96-111

112. Малинова О.Ю. Либерализм и политическая культура современной России (на примере анализа партийных идеологий) Образы власти в политической культуре. М.: МОНФ, 2000.

113. Мамут Л.С. История политических и правовых учений М, 2000. (в соавторстве)

114. Мамут Л.С. Народ в правовом государстве, М.1999

115. Мамут Л.С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания, М.: Наука 1989.

116. Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука: логико-методологический анализ. М., 1983.

117. Маркова А.К. Психология профессионализма. М., 1996.

118. Марсель Г. Трагическая мудрость философии. М, 1995.

119. Матюшкин A.M. Проблемные ситуации в мышлении и обучении. М., 1972.

120. Мельвиль А. Политические ценности и ориентации и политические институты //Россия политическая. М. 1998. С. 136-194.

121. Монтескье Ш. О духе законов // Избранные произведения. М., 1955. С. 157-733.

122. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960

123. Мясищев В.Н. Психология отношений. М., 1995.

124. Мясищев В.Н. Социальная психология и психология отношений. М., 1965.

125. Образы власти в политической культуре России. М.: МОНФ, 2000

126. Общая и прикладная политология / под общ. Ред. В.И. Жукова, Б.И. Краснова. М., 1997.

127. Одайник В. Психология политики. Политические и социальные идеи. К.Г. Юнга. С.-П., 1996.

128. Осипова Е. Власть: отношение или элемент системы? (Реляционистские и системные концепции власти в немарксистской политологии). // Власть: Очерки современной политической философии Запада. М. 1989, С. 65-94.

129. Основы педагогики и психологии высшей школы/ Под ред. А.В. Петровского. М., 1986

130. Пантин В., Лапкин В. Ценностные ориентации россиян в 90-е годы М., 1999.

131. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики общественного сознания: На материале политического менталитета. М., 1997.

132. Пивоваров Ю.С. Политическая культура пореформенной России. М., 1994.

133. Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. Русская Система» как попытка понимании русской истории, Полис №4, 2003

134. Платонов Ю.П. Этнический фактор. СПб., 2002

135. Политико-психологические проблемы исследования массового сознания /Под ред. Е.Б.Шестопал. М., 2002

136. Политология. Курс лекций. / Под ред. М.Н.Марченко. М., 2000.

137. Попова А.Ю. Психологические условия развития мотивации профессионального учения студентов-психологов: автореф. на соискание ученой степени канд. психол. н. М., 2004.

138. Почебут Л.Г. Социальная психология толпы, М.,2001

139. Празаускас А.А. Этнонационализм, многонациональное государство и процессы глобализации // Полис. 1997, № 2.

140. Психологический словарь / Под общ. Ред. А.В.Петровского. М.Г.Ярошевского. М., 1990.

141. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1996.

142. Реан А.А., Коломинский Я. Л. Социальная педагогическая психология. СПб., 1999

143. Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. М., 1997.

144. Рубинштейн С Л. Основы общей психологии. М. 1946.

145. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957.

146. Руссо Ж.Ж. Трактаты. М.,1969.

147. Ручкин Б. Молодежь и становление новой России // Социологические исследования. 1998 .№5

148. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Основы этнологии. М. 2003

149. Самсонова Т.Н. Разработка в России и в США эффективной модели политической социализации для XXI века: общее и особенное // Старовойтовские чтения. М., 2004

150. Сатаров, Г.А. Политическая жизнь через призму установок населения: структурные рейтинги // Российский монитор. 1992. № 1.

151. Сергеев В. М. Демократия и региональное неравенство // Полис: Политические исследования. 2003. № 5. С. 6-11

152. Сергеев В.М. Цымбурский В.Л. 1990. Когнитивные механизмы принятия решений: модель и приложения в политологии и истории // Компьютеры и познание: очерки по когнитологии. М. 1990.

153. Сикиевич З.В. Русские. «Образ» народа. СПб., 1996.

154. Славская А.Н. Правовые представления российского общества // Российский менталитет, 1997. С.75-.

155. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология развития человека. М., 2000

156. Современная психология: состояние и перспективы исследований. В 5 частях., Ч.З. М. 2002

157. Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

158. Сосновский Б.М. (ред.) Психология. М., 2005.

159. Социальная психология / под ред Журавлева А.Л., М. 2002.203

160. Социальная работа: Ростов н/Д.: Феникс, 2003

161. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. В 3 т. T.l. М., 1998.

162. Сусоколов А. Культурная инерция этносов: зло или благо? // Народное образование. 1994. №4.

163. Талызина Н.Ф. Педагогическая психология. М., 1998.

164. ТитковА.С. Образы регионов в российском массовом сознании // Политический дискурс 1999 № 3

165. Тоффлер О. «Смещение власти: знание, богатство и сила на пороге XXI века. М.1997.

166. Тотьмянин Н.Д. Основные аспекты политической культуры и социализации американцев // США: ЭПИ, 1995, №1

167. Тхагапсоев X. Философия образования: Проблемы развития региональных систем. Нальчик. 1997. С. 31

168. Ушакова Т.Н., Павлова Н.Д., Латынов В.В., Цепцов В.А., Алексеев К.И. Слово в действии Интент анализ политического дискурса спб 2000

169. Фельдштейн Д.И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. М., 1995.

170. Фельдштейн Д.И. Социальное развитие в пространстве-времени Детства, М., 1997

171. Фестингер, Л. Введение в теорию диссонанса. // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. М. 1984, С.97-127.

172. Филатов O.K. Чернилевский Д.В. Технологии обучения в ВШ.-М: Экспедитор, 1996, с.288.

173. Франк С.Л. Этика нигилизма // Вехи. Из глубины. М. 1991.

174. Фулье А. Психология французского народа. М.: 1998, С. 16.

175. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис, 1994, № 1

176. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: в 2 т. Т.2 М.,1986

177. Хорни К. Зов власти // Психология и психоанализ власти: в 2т. Т.2. Самара, 1999. С.371-393

178. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М., 1993

179. Ципко А. Литературная газета, 21 -27 июля 2004 г. №29 (5980), с. 10-11

180. Цукерман Г.А. Виды общения в обучении. Томск, 1993.

181. Чупров В.И. Молодежь в общественном воспроизводстве // Социс. 1998. №3.

182. Шадриков В.Д. Индивидуализация содержания образования. М., 1997.

183. Шаран П. Сравнительная политология. М., 1992. 4.1.

184. Шатилов А.Б. Динамика политико-культурных предпочтений россиян и трансформация партийной системы Российской Федерации в 90-е гг. // Образы власти в политической культуре России. М.: МОНФ, 2000.;

185. Шевченко Ю.Д. Между экспрессией и рациональностью: об изучении электорального поведения в России. Полис, 1998. №1

186. Шестопал Е.Б. Демократические ценности в сознании россиян. Общественные науки и современность. М. 1996

187. Шестопал Е.Б. Личность и политика. М., 1988.

188. Шешукова Г.В. Роль и место системы образования в политической социализации населения современной России.

189. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д. 1998.

190. Шихирев П.Н. Исследование социальной установки в США // Вопросы философии. 1974. №2. С. 166.

191. Шкаратан О. И., Гуренко Е. Н. От этакратизма к становлению гражданского общества. // РК и СМ, 1990, № 3;

192. Шпет Г.Г. Введение в этническую сихологию // Шпет Г.Г. Психология социаьного бытия. Воронеж, 1996. С. 261-372

193. Штейнталь Г. Грамматика, логика и психология // Звегинцев В.А. История языкознания 19 и 20 веков в очерках и извлечениях. М., 1960. 4.1. С.108-116.

194. Эльконин Д.Б. психическое развитие в детских возраста. М., 1995.

195. Эриксон Э. Детство и общество. СПб., 2000.205

196. Юнг К. Психологические типы., СПб., 1995.

197. Ядов В.А. Социальная идентичность личности. М., 1994.

198. Ядов В.А. Социальные и социально-психологические механизмы формирования социальной идентичности личности // Мир России. 1995. №3 4. С. 158-181.

199. Almond G. A Voice from the Chicago School // Comparative European Politics. The story of profession / Ed. By H. Daalder. London, N.Y.: Pinter, 1997

200. Almond G. Powell B. Comparative Politics. System, Process and Policy. Boston: Little, Brown and Co, 1978

201. Arendt H. Communicative Power. 1986.

202. Arendt H. On Violence. L.: Penguin Books. 1970

203. Bachrach P. and Baratz M.S. Power. Oxford: Blackwell 1970.

204. Baldwin D.A. Paradoxes of Power. N.Y.: Basil Blackwell. 1989.

205. Barry B. Is it Better to be Powerful or Lucky? // Democracy, Power and Justice. Essays in Political Theory. Oxford, 1989

206. Barry B. The Uses of'Power. // Government and Opposition, 1988, vol. 23, № 3.

207. Bell D. V. J. Power, Influence, and Authority. An Essay in Political Linguistics. N.Y. L.-Toronto: Oxford University Press. 1975.

208. Betts K. The Conditions of Action, Power and the Problem of Interests. // Power: Critical Concepts. Vol. 2. L., 1993.

209. Brass P. Ethnicity and Nationalism. Theory and Comparison, New Delhi Newbury Park (Cal.), 1991

210. Campbell A., Converse P., Miller W., Stokes D. The American Voter. The University of Chicago Press. 1960.

211. Ch'en J. China and the West. Society and Culture 1815 — 1937. Hutchinson, L.1979

212. Coleman J.S. The political systems of the developing areas // Almond G., Coleman J. S. The Politics of Developing Areas. Princeton: Princeton University Press, 1960. P. 532 - 576.

213. Connolly W.E. The terms of political Discourse. Oxford., 1993

214. Dahl R. A., Lindblom C.E. Politics, Economics, and Welfare. Planning and Politico-Economic Systems Resolved into Basic Social Processes. N.Y.-L., 1953

215. Dahl R. Power as the Control of Behaviour. Oxford, 1986.

216. De Crespigny A. Power and Its Forms. // Political Studies, 1968. Vol. 16, № 2, p. 192-205.

217. Easton D. The new revolution in Political Science // American Political Science Review. 1969. Vol 63

218. Easton D. The Political System: An Inquiry into the State of Political Science. N.Y./1953

219. Easton D., Dennis J. Children and Political System. N.Y.: McGraw-Hill, 1969.

220. Eysenk, H.J. The psychology of politics. L.: Routledge & Kegan-Paul, 1954.

221. French J.R.P. jr. and Raven B. 1959. The Bases of Social Power. — D.Cartwright (ed.) Studies in Social Power. Ann Arbor: University of Michigan, Institute for Social Research, p. 150-167.

222. Gallie W.B. Essentially Contested Concepts. Proceedings of the Aritotelian Society, Vol 56. 1955

223. Georgiou P. The Concept of Power: A Critique and an Alternative. // Australian Journal of Politics and History, 1977, vol. 23, № 2.

224. Greensten F. Personality and Politics, Princeton, 1987.

225. Grenstein F. A note on the ambiguity of political socialization: definitions, criticism and strategies of inquiry // The civil culture revisited. Ed. Almond and Verba, Boston, 1980.

226. Inkeles A., Bauer R. The Soviet Citizen: Daily Life in a Totalitarian Society. Cambridge: Harvard Univ. Press, 1959

227. LeVine R.A. Political Socialization and Cultural Change // Old Societies and New States. -N.Y., 1963

228. Lipset S. M. Some Social Requisites of Democracy: Economic Development and Political Legitimacy // American Political Science Rev. # 53. 1959.

229. Lipset S.M. Political man. The social bases of Politics. Baltimore, Maryland, 1981.

230. Lipset S.M. The Academic Mind at the top Political Behavior and Values of Faculty Elites // Public Opinion Quartrly. 1982. №46. Pp 143-168

231. Lukes S Power. Oxford: Blackwell, p.96-143.

232. Lukes S. Essays in Social Theory. L.-Basingstoke, 1977

233. Lukes S. Power: A Radical View. Basingstoke, L., 1986

234. March J.G. Olsen J.P. The new Institutionalism; Organizational Factors in Political life. American Political Science Review, 1984 vol 78

235. Merriam Ch. Progress Report of the Committee on Political Research // American Political Science Review, N.Y.: 1972

236. Mokken R.J., Stokman F.N. Power and Influence as Political Phenomena. / Barry B. (ed.) Power and Political Theory: Some European Perspectives. L., 1976.

237. Morriss P. Power: A Philosophical Analysis. Manchester, 1987

238. North D. Institutions, Institutional Changes and Economic Perfomans. Cambridge 1990.

239. Parsons T. Power and the Social System. Oxford: Blackwell 1986.

240. Parsons T. Sociological theory and morden society. N-Y.1967.

241. Power and Poverty: Theory and Practice. N.Y. L.Toronto: Oxford University Press. 1982

242. Power in Modern Societies. Boulder, San Francisco, Oxford: Westview Press, p.37-47.

243. Prewitt K. Political Socialization. An Analytic study. Boston, 1969.

244. Raven В. Power and influence: Construct and applications. Paper for presentation at the Personality Theory Conference "Social influence and Power", Galf, LA, April 6, 1991

245. Riggs F.W. Ethnonationalism, Industrialism, and the Modern State. // Third World Quarterly, 1994, vol. 15, № 4, p. 592.

246. Rokeach M. Beliefs, attitudes and values. San Francisco, 1968. P. 121 -122.

247. Rokeach, M., Fruchter, B. A factorial study of dogmatism and related concepts. // The Journal of Abnormal and Social Psychology, 1956. № 53, p.356-360.

248. Rosenbaum W. Political culture. N.Y., 1975.

249. Russell B. Power: A New Social Analysis. L., 1938.

250. Rustow D.A. Transitions to Democracy: Toward a Dynamic Model // Comparative Politics. Vol. 2. # 3. 1970.

251. Schwarts S.H., Sagiv L. Individualism-collectivism Critique and proposed refinements // J. of Cross-Cultural Psychology. 1990. Vol. 21(2). P.139-157

252. Schwarts S.H., Sagiv L. Identifying Culture Specifics in the Content and Structure of Values //Journal of Cross-Cultural Psychology. 1995. Vol. 26 (1).

253. Tetlock, P.E. Cognitive style and political ideology. // Journal of Personality and Social psychology, 1983.vol. 45, p.l 18-126.

254. Tishkov V. Ethbicity, Nationalism and Conflict In and After the Soviet Union. The Mind Aflame. L. etc., 1997.

255. Weber M. Power, Domination, and Legitimacy. M.E.Olsen and M.N.Marger (eds) Power in Modern Societies. Boulder, San Francisco, Oxford: Westview Press, 1993 p.37-47.

256. White D.M. Power and Intention. // American Political Science Review, 1971, vol. 65, № 3., c.758

257. Wrong D.H. Power: Its Forms, Bases, and Uses. With a New Preface. Oxford: Basil Blackwell. 1988.