Автореферат диссертации по теме "Эмоционально-личностные особенности детей и подростков, больных эпилепсиями"

Улькина Надежда Александровна

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ, БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЯМИ

19.00.10 - коррекционная психология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

1 2 ОЕЗ 2222

Москва-2009

003461698

Работа выполнена в Московском городском психолого-педагогическом университете

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Белопольская Наталия Львовна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор,

заместитель директора по научной работе Института коррекционной педагогики РАО Коробейников Игорь Александрович

кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии развития и акмеологии факультета психологии и социальной работы Московского гуманитарного университета Гребенникова Наталья Васильевна

Ведущее учреждение: ГОУ ВПО Московский городской

педагогический университет Институт психологии социологии и социальных отношений

Защита состоится «26» февраля 2009 г. в 12.00 часов на заседани диссертационного совета Д 850.013.01 Московского городского психолого педагогического университета по адресу: 127051, г. Москва, ул. Сретенка, до 29, аудитория 414.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московског городского психолого-педагогического университета

Автореферат разослан «/^ » января 2009 г.

Ученый секретарь .

Диссертационного совета .ел Кулагина И.Ю.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Психологическое исследование личности детей и подростков, больных эпилепсиями, является чрезвычайно актуальным как для современной психологии личности, так и для специальной и клинической психологии.

Как известно, уже на ранних стадиях заболевания у детей и подростков с эпилепсиями отмечаются выраженные эмоциональные нарушения, которые касаются адаптивных возможностей личности и нарушений межличностных взаимоотношений, что проявляется в повышенной раздражительности, чувствительности, слабой управляемости и подчиняемости больных. В связи с этим, у детей и подростков с эпилепсиями начинаются проблемы с общением в семье и школе, формируется «сложный» характер (А.И.Болдырев, 1990; Д.Н. Исаев, 2001; В.В. Ковалев, 1995; О.В.Кербиков, 1965).

Ситуацию усугубляет слабая информированность педагогических коллективов об особенностях характера у детей при эпилепсиях в массовых, специальных школах и в других детских учреждениях.

Несмотря на это, эмоционально-личностные особенности больных эпилепсиями практически не исследовались психологами (М.П.Кононова, 1963, Троицкая JI.A. 2007).

Основной материал по проблеме нарушений личности при эпилепсии можно найти только в работах клиницистов (Г.Б.Абрамович, P.A. Харитонов, 1979; JI.O. Бадалян, 2001; А.И.Болдырев, 1990; Д.Н.Исаев, 2001; В.В.Ковалев; 1995; А. С. Кронфельд, 1938; Т.Е. Сухарева, 1974; Г.К. Ушаков, 1973; Е. Kraepelin, 1913;).

Клинические данные указывают на то, что, несмотря на качественное лечение, с течением заболевания проблемы с поведением этих детей часто усугубляются (JI.O. Бадалян, 2001; А.И. Болдырев, 1990; В. М. Блейхер, 1950; Д.Н. Исаев, 2001; В.В. Ковалев, 1995, и др.).

Своевременное выявление и психологическая коррекция эмоционально-личностных нарушений при эпилепсии у больных с нормальным интеллектом являются актуальными задачами специальной и клинической психологии.

Информированность педагогов и родителей об эмоционально-личностных особенностях детей и подростков с эпилепсиями может помочь психологическому сопровождению этих больных и их последующей социализации при положительной динамике лечения.

Понимание эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, страдающих эпилепсиями, позволит разрабатывать комплексные коррекционные программы для этой категории детей, направленные на их адаптацию в семье и школе, а также интеграцию в общество.

Объект исследования - личность детей и подростков, больных эпилепсиями.

Предмет исследования - особенности эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями с нормальным интеллектом.

Основная гипотеза исследования. Эмоционально-личностное развитие детей и подростков, больных эпилепсиями, существенным образом

определяется спецификой нарушения понимания эмоций и эмоциональных состояний человека.

Частные гипотезы исследования.

1. У детей и подростков с эпилепсиями нарушено понимание мимики лица человека.

2. Формирование некоторых личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсиями, обнаруживает тесную связь со спецификой понимания ими мимики и эмоциональных состояний человека.

Цель исследования — выявление специфики эмоционально-личностного развития детей и подростков, больных эпилепсиями в возрасте 7-16 лет. Задачи исследования:

1) Проанализировать медицинскую и психологическую литературу по проблеме исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсиями.

2) Изучить медицинские и психолого-педагогические данные, характеризующие личностное развитие детей и подростков с эпилепсиями.

3) Выявить особенности личностного и интеллектуального развития детей и подростков с эпилепсиями.

4) Изучить возможности понимания детьми и подростками, страдающими эпилепсиями, выразительной мимики.

5) Исследовать особенности понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями. Теоретико-методологическую основу исследования составили:

1. Положение JI.C. Выготского о единстве аффекта и интеллекта. Ученый рассматривает психическое развитие индивида, как целостный и системный процесс (Л.С.Выготский, 2000)

2. Положение A.B. Запорожца о предвосхищающей функции эмоций, которые опережают осознание ребенком ситуации, сигнализируя о возможном приятном или неприятном ее исходе (A.B. Запорожец, 1986).

3. Результаты исследований H.J1. Белопольской, иллюстрирующие влияние эмоционального компонента познавательной деятельности на процесс смыслообразования и на особенности формирования личности ребенка (H.JI. Белопольская, 1999).

Методы исследования:

Для проверки гипотезы исследования и для решения поставленных задач в процессе пилотажного исследования был подобран комплекс методик, адекватный целям исследования.

1) для исследования уровня интеллектуального развития и личностных характеристик детей и подростков, принявших участие в эксперименте, были использованы: Тест Векслера, тест «Дом-дерево-человек», детский апперцептивный тест, тематический апперцептивный тест, проективный рисунок человека К. Маховер, сказочный проективный тест К. Колакоглоу,

«Расскажи историю» Г.Х. Махортовой, опросник Айзенка для подростков, восьмицветный тест Люшера;

2) для углубленного исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с эпилепсиями применялись специально модифицированные методики: «Рисунок доброго и злого человека», «Незаконченные предложения», «Понимание смысла сюжета»; оригинальная методика «Понимание мимического выражения эмоций»;

3) для обработки полученных результатов применялся количественно-качественный анализ и методы статистической обработки количественных данных.

Научная новизна исследования

1. Впервые в отечественной психологии проведено экспериментально-психологическое исследование эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с сохранным интеллектом, страдающих эпилепсией. Описаны характерные для них нарушения понимания мимики и эмоционального состояния человека.

2. Выявлены не изучавшиеся ранее особенности понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями.

3. Модифицированы и созданы методики для диагностического исследования эмоционально - личностной сферы детей и подростков с эпилепсиями.

Теоретическое значение исследования. Исследование эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями, имеет существенное значение для понимания возможных нарушений формирования личности ребенка.

Практическая значимость исследования. Полученные результаты и разработанные методики могут быть использованы в практике психологической диагностики развития детей и подростков с эпилепсиями.

Полученные данные об особенностях эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями, позволяют разработать специальные коррекционные программы для адаптации и социализации таких больных в семье, школе и обществе.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Дети и подростки, больные эпилепсиями, имеют характерные нарушения эмоционально-личностной сферы вне зависимости от характера течения заболевания.

2. Дети и подростки с эпилепсиями имеют много общих, характерных для данного заболевания особенностей эмоционально-личностной сферы, незначительно меняющихся с возрастом.

3. Дети и подростки с эпилепсиями своеобразно понимают мимику и жесты других детей и взрослых.

4. Понимание смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями определяется особенностями их эмоционально-личностной сферы.

Достоверность и надежность полученных результатов исследования.

Достоверность полученных результатов обеспечивалась методологически обоснованным планированием и проведением исследования, системой адекватных, взаимодополняющих методик, репрезентативной выборкой испытуемых, использованием методов математической статистики.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования были доложены на заседаниях кафедры Клинических основ специальной психологии и педагогики, МГПУ, 2003 г, 2004 г, 2005 г.; на ученом совете факультета Клинической и специальной психологии МГППУ, 2006-2008, на ежегодной межкафедральной конференции «Ковалевские чтения» на базе кафедры Детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии РМАПО; Всероссийской научно-практической конференции «Ребенок в современном обществе» 22-24 ноября 2007 г, г. Москва; III Международной конференции дефектологов 28-29 ноября 2007 г., г. Москва.

Результаты исследования используются в работе с детьми и подростками, больными эпилепсиями в Центре психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Детская личность», г. Москва.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определены объект и предмет исследования, сформулированы цели, гипотезы и задачи исследования, показана научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

1 глава «Развитие детской личности в норме и патологии» посвящена анализу литературы по теме исследования и включает в себя три параграфа.

В параграфе!. 1 дается обзор литературы по проблеме развития личности в детском и подростковом возрасте.

Проанализированы теории личности: З.Фрейда, К.Г. Юнга, А. Фрейд, Э. Эриксона, Ж. Пиаже и др.

Развитие личности представлено с позиций деятельностного подхода, который отражен в работах JI.C. Выготского, А.Н.Леонтьева, С.Л.Рубинштейна, Л.И. Божович, Б.Г.Ананьева и др.

Проанализированы работы, посвященные проблеме развития личности в детском возрасте: Л.И. Божович, 1963; Л.С.Выготского, 2000; И.Ю.Кулагиной, В.Н. Колюцкого, 2001; B.C. Мухиной, 2000; Л.Ф. Обуховой, 1995; Ж. Пиаже, 1969; А. Фрейд, 1965; Д.Б. Эльконина, 1989.

Особое внимание уделено исследованиям, посвященным изучению развития личности детей младшего школьного возраста и подростков.

Рассматривая развитие личности здоровых детей младшего школьного и подросткового возрастов, ученые выделяют основные психологические проблемы, свойственные каждому из возрастных этапов.

Большой психологической проблемой является личностная готовность к школьному обучению (Л.И. Божович, В.С.Мухина, 2000)

В норме, к моменту поступления в школу семилетний ребенок уже

способен общаться на уровне контекстной речи. У него сформированы сенсорные эталоны, он познавательно активен. Школьная адаптация, формирование познавательной потребности, общение с учителями и одноклассниками, общение в семье — те проблемы, с которыми встречается каждый ребенок и подросток, как с нормативным психическим развитием, так и с проблемами в развитии. У младшего школьника возникает новый уровень самосознания - появляется осознание своего социального «Я». Л.И. Божович считает, что именно это новообразование определяет поведение и деятельность ребенка, и всю систему его отношений к действительности, к самому себе и к окружающим людям.

В работах B.C. Мухиной показано, как реализуется у школьников притязание на успех среди сверстников в учебной деятельности. Плохие отметки одного ребенка могут вызывать чувство злорадства у одноклассников, а успех - чувство зависти. Таким образом, у детей возникают аффекты на успех одноклассников или свою неудачу (В.С.Мухина, 2000).

Общение в младшем школьном возрасте является особой формой усвоения социальных отношений. Ребенок, как отмечает B.C. Мухина, пока еще бессознательно открывает для себя существование разных стилей общения. Часто младший школьник сталкивается с проблемой разрешения ситуации фрустрированного общения.

Эмоциональная сфера ребенка к 7 годам претерпевает ряд изменений: происходит обобщение переживаний, у ребенка появляются устойчивые чувства, как результат обобщения эмоционального опыта, происходит дифференциация внутреннего и внешнего, привнесение в поступки интеллектуального момента, который вклинивается между переживанием и непосредственным поступком (Л.С. Выготский, 1983).

В младшем школьном возрасте у ребенка уже есть сложные формы предвосхищающей эмоциональной регуляции поведения (A.B.Запорожец, 1986).

Для самосознания младшего школьника большое значение имеют выразительные особенности лица и телесная экспрессия. В этот период интенсивно развивается мимика и пантомимика. Лицо заметно обогащается мимическими действиями и способностью контролировать их (В.С.Мухина, 2000).

В конце младшего школьного возраста у ребенка возникает потребность выйти за рамки детского образа жизни, занять новое доступное ему место и осуществлять общественно значимую Деятельность (Л.И.Божович, 1963).

Кризис подросткового возраста в отличие от кризисов других возрастов признается разными авторами самым затяжным и острым. Весь подростковый период протекает трудно и для самого подростка, и для его семьи, и для учителей, поэтому некоторые исследователи называют подростковый возраст затянувшимся кризисом (Л.И.Божович, 1963; И.Ю.Кулагина, В.Н.Колюцкий, 2001).

Первая фаза подросткового возраста длится примерно от 11 до 13 лет. В течение этого периода пересматриваются взгляды подростка на окружающий

мир и на самого себя. Интенсивно развивается самосознание (В.В.Столин,1983; Е.Т.Соколова, 1989; H.JI. Белопольская, 2007 и др.)

Как известно, для подросткового возраста характерны чрезмерно быстрые изменения, связанные с ростом организма и половым созреванием. В связи с этим возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. Такие бурные перестройки организма могут провоцировать дебют психических и психоневрологических заболеваний, таких как шизофрения и эпилепсия.

Д.Б. Эльконин (1989) писал, что ведущей деятельностью в подростковом возрасте становится интимно-личностное общение. Появляется подростковая дружба и объединения в неформальные группы. У подростка появляется чувство взрослости, ощущение себя взрослым человеком. Оно является центральным новообразованием младшего подросткового возраста.

В связи с личностной нестабильностью для подросткового периода характерны противоречивость поступков и изменчивость мнений. Дополнительным источником переживаний является соотношение физического ощущения себя и социальных ожиданий. Особое значение для подростка приобретает его лицо, его привлекательность, выразительность. Характерным для подросткового возраста является фиксация на собственных реальных или воображаемых недостатках. Подросток активно сравнивает себя со сверстниками, самоутверждается, проявляет склонность к самоанализу. Самосознание уже включает в себя все компоненты самосознания взрослой личности (B.C. Мухина, 2000).

Во второй фазе подросткового возраста (14-18 лет) проходит процесс самоопределения. В этот период человек стремится сформировать внутреннюю позицию по отношению к себе, по отношению к другим людям, а также моральным ценностям.

Таким образом, мы видим, что и при нормативном психическом развитии детей и подростков имеют место разнообразные возрастные проблемы. В тех случаях, когда в развитие ребенка и подростка вмешивается заболевание, многие возрастные проблемы обостряются. Развитие личности ребенка и подростка с отклонениями или психическими заболеваниями имеет как возрастные, так и специфические особенности.

В параграфе 1.2 проанализирована литература, посвященная нарушениям эмоционально-личностного развития в детском возрасте.

Обращает на себя внимание тот факт, что большинство работ психологов и дефектологов посвящены нарушениям познавательной сферы детей с различными отклонениями в развитии.

Тем не менее, проблемы формирования личностной сферы детей с нарушениями развития в последнее время привлекают все большее внимание исследователей.

Можно выделить два основных направления в этой области. Первое - это изучение личностных особенностей детей и подростков, имеющих интеллектуальные нарушения. Второе направление - это исследование эмоционально-личностных нарушений при сохранном интеллектуальном

развитии.

Формированию личности умственно отсталых детей посвящены работы Л.В.Занкова, 1938; Д.Н. Исаева, 1982; И. А. Коробейников, 2002; Н.Г.Морозовой, 1965; В.Г.Петровой, 1968 и др.

Для умственно отсталых детей характерна общая незрелость личности, проявляющаяся в низком уровне познавательных интересов, слабой учебной мотивации, повышенной внушаемости, безынициативности, недоразвитии волевой и эмоциональной сферы.

Исследованию личности детей с задержкой психического развития посвящены работы Н.Л. Белопольской, 1999; Е.Е. Кравцовой, 1991; Л.В.Кузнецовой, 1986; И.Ю. Кулагиной, 1987 и др. Описаны характерные для этих детей личностные особенности: инфантильность, эмоциональная поверхностность, излишняя непосредственность, неспособность к волевому усилию, слабость учебной мотивации, избегание неудачи, недостаточная критичность.

Личность детей и подростков, больных шизофренией, описана в основном в работах клиницистов: В.А. Гиляровским, 1973; В.В. Ковалевым, 1995; А.Е. Личко, 1985; В.Н. Мамцевой, 1973; Г.Е.Сухаревой, 1965; WieckCh., 1965; Schenck К., 1979. Ведущее место в клинической картине шизофрении у детей и подростков занимают негативные симптомы: патология игровой деятельности, прогрессирующая интровертированность, эмоциональное оскудение, некритичность и неадекватность поведения.

Изучению нарушений личностного развития при детском церебральном параличе посвящены работы Е.М. Мастюковой, 1988; 1979, И.Ю. Левченко, 1989 и др. Авторы отмечают инфантильные черты личности, характерные для этого заболевания. Л.М.Шипицына, И.И. Мамайчук (1991) обращают внимание на то, что для детей и подростков с диплегической и гемипаретической формами ДЦП при нормальном интеллекте характерна эмоциональная неустойчивость, легкая возбудимость, повышенная лабильность.

Особенности личности детей и подростков с сенсорными дефектами описаны в работах Т.А.Басиловой, 1998; М.М.Нудельман, 1972; В.Пештак, 1981; Л.И. Солнцевой, 1978 и др.

В работах А.И.Захарова, 1982; A.M. Прихожан, 2000; И.Ю. Гаранькова, 2000, проблема детских страхов рассматривается как проблема нарушений развития эмоциональной сферы ребенка.

Исследования В.В. Лебединского, (2003) и др. посвящены изучению природы эмоциональных нарушений в детском возрасте. Им были выделены четыре уровня базальной эмоциональной регуляции. По В.В. Лебединскому, при нормальном развитии личности все уровни взаимосвязаны и имеют одинаковое направление. При патологии эмоционального развития эта взаимосвязь нарушается.

В.В. Лебединский, О.С. Никольская и др. (1990) на модели раннего детского аутизма выделяют два основных типа нарушения базальной эмоциональной системы: гипо и гипердинамии. Наиболее легкие формы

патологии - дисфункции эмоциональной сферы, тяжелые формы -повреждения ее структуры и самих механизмов отдельных уровней.

Исследованию личностных особенностей по изобразительной деятельности больных эпилепсиями посвящена работа С.А. Болдыревой (1990). Она показала, что у детей с эпилепсией на грубом органическом фоне страдает качество рисунка. У детей с эпилепсиями без грубых интеллектуальных нарушений, рисунки были с бедным и статичным сюжетом, схожим между собой.

Кроме этой работы, из психологических исследований, посвященных детям с эпилепсией, можно назвать лишь диссертацию Л.А.Троицкой (2007), которая изучала когнитивную деятельность детей и лишь косвенно упоминала о их личностном своеобразии

В параграфе 1.3. рассматриваются основные представления специалистов о личности больных эпилепсиями. Систематизируются современные данные о психологических аспектах эпилепсии в научной литературе. Дается определение основной терминологии. Описываются клинико-психологические особенности детей и подростков, больных эпилепсиями.

Всемирная Организация Здравоохранения определяет эпилепсию как хроническое заболевание головного мозга, характеризующееся повторными приступами, которые возникают в результате чрезмерной нейронной активности и сопровождаются различными клиническими и параклиническими проявлениями.

В настоящее время мнения об изменениях личности при эпилепсиях неоднозначны. С одной стороны, имеет место тенденция не выделять изменения личности в качестве отдельного синдрома эпилепсии. С другой стороны, многие авторы (Л.О. Бадалян 2001; Д.Н.Исаев, 2001; В.В. Ковалев, 1995; Г.Е. Сухарева, 1974) указывают на изменение личности как обязательный или же часто встречающийся при эпилепсии синдром.

Описывая черты эпилептоидной личности, авторы особенно выделяют склонность к дисфориям, стойкость аффекта с его взрывчатостью, склонность к застреванию (особенно на отрицательных эмоциях), тугоподвижность всей психической деятельности.

Специалисты отмечают, что пониженная успеваемость эпилептиков в школе может быть обусловлена различными факторами: сочетанные с эпилепсией неврологические нарушения, тяжесть заболевания, лечение антиконвульсантами. Кроме того, снижению успеваемости могут способствовать пониженная самооценка, социальные и культурные факторы, особенности личности и психического здоровья ребенка (Fisher et al, 1996)

Вторая глава «Организация и основные этапы исследования» состоит из четырех параграфов.

В параграфе 2.1 описана организация экспериментально-психологического исследования, проходившего в три этапа.

Исследование проводилось в 2005-2007 г. на базе детской психиатрической больницы №6 г. Москвы и в Центре психолого-

педагогической реабилитации и коррекции «Детская личность» Восточного административного округа г. Москвы.

• На первом этапе исследования проводился анализ историй болезни и психолого-педагогической документации для отбора детей и подростков, больных эпилепсиями с нормальным уровнем интеллектуального развития. Нами было просмотрено 150 историй болезни и соответствующей психолого-педагогической документации детей и подростков, больных эпилепсиями. В результате мы отобрали 90 больных эпилепсиями с нормальным интеллектом и легким когнитивным дефектом (по диагнозам врачей).

Всех испытуемых мы разделили по возрастному признаку на три группы: 7 лет - 10 лет; 11 лет - 13 лет; 14 лет - 16 лет.

Контрольная группа была сформирована на базе общеобразовательных школ №1927, №450. В нее вошли дети и подростки, являющиеся стойко успевающими учениками средних школ с адекватным поведением и нормальным интеллектом. По данным школьного психолога, педагогических характеристик и школьных медицинских карт, было отобрано 75 школьников в возрасте от 7 до 16 лет. Дети и подростки контрольной группы были соответственно разделены на три возрастные группы, также как и дети, больные эпилепсиями.

• На втором этапе исследования нами проводилось патопсихологическое исследование детей и подростков, больных эпилепсией, включающее тест Векслера (WISC), (WAIS) в адаптации А.Ю.Панасюка (1998). По результатам которого выборка больных эпилепсиями состояла из 47 детей и подростков.

Кроме этого, было проведено исследование личности детей и подростков с помощью стандартизованных тестов.

• На третьем этапе исследования проводилось углубленное экспериментально-психологическое исследование эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, страдающих эпилепсией. Исследование проводилось индивидуально. С каждым ребенком

проходило от 8 до 9 встреч.

В параграфе 2.2. дана клиническая характеристика детей и подростков, больных эпилепсиями.

Постановка диагноза эпилепсия осуществлялась врачами ведущих медицинских центров г. Москвы: Научно-практический центр медицинской помощи детям с пороками развития черепно-лицевой области и врождёнными заболеваниями нервной системы; Детская психиатрическая больница №6 и других с применением электроэнцефалографической диагностики.

Экспериментальную группу составляли дети и подростки с разными формами эпилепсий: идеопатических и криптогенных.

В анамнезе были представлены дебюты заболевания в возрасте от 3 лет до 15 лет. Частота приступов у больных варьировалась от нескольких раз в месяц, до 1-2 раз в год.

У больных эпилепсией с нормальным интеллектом встречались следующие виды эпилептических припадков: парциальные (соматосенсорные, аффективные, моторные, как простые, так и сложные с вторичной генерализацией) и генерализованные (абсансы, миоклонические, тонико-клонические, атонические). 7 человек находились в стадии клинической ремиссии.

У 26 больных интеллект по заключению врачей был диагностирован как легкий когнитивный дефицит. У 21 больного врачи не констатировали когнитивных расстройств.

Все дети и подростки с эпилепсиями успешно обучались по массовой программе в образовательных учреждениях.

В параграфе 2.3. подробно описан подбор методического инструментария.

Все дети и подростки экспериментальной (90 человек) и контрольной (75) группы проходили углубленное патопсихологическое обследование, а также тест Векслера для диагностики интеллекта.

Исследование эмоционально-личностной сферы с помощью стандартных тестов было затруднено из-за большого возрастного диапазона наших испытуемых, поэтому для каждой возрастной группы был подобран свой комплекс тестов. Для детей 7-10 лет: сказочный проективный тест К.Колакоглоу (К. Колакоглоу, 2002 г.), «Расскажи историю» Г.Х. Махортовой (Г.Х Махортова, 2004 г.), детский апперцептивный тест (Бурлакова Н. Проективные методы, 2002 г.) Для детей и подростков 11-13 лет: проективный рисунок человека К. Маховер (К. Маховер, 2003 г.) сказочный проективный тест К. Колакоглоу. С группой подростков 14-16 лет мы провели: проективный рисунок человека К. Маховер, тематический апперцептивный тест Г. Мюррея, личностный опросник Айзенка для подростков («Психодиагностика и профориентация в образовательных учреждениях», под. ред. Л. Д. Столяренко, 2005 г.). Были тесты, которые мы смогли применить ко всем возрастным группам, несмотря на их широкий возрастной диапазон: Тест Люшера, «Дом-дерево-человек» («Практическая психология в тестах», сост. Р. Римская, С. Римский, 1997 г.).

Результаты исследования патопсихологическими методами диагностики и тестом Векслера позволили нам уточнить количество испытуемых обеих групп. Так, из 90 больных эпилепсиями только 47 человек показали нормальное развитие интеллекта (1(} не ниже 90). Результаты детей и подростков, страдающих эпилепсиями, с нормальным интеллектом и легким когнитивным дефицитом практически не отличались друг от друга по поэтому далее мы не стали делить их на разные подгруппы. В контрольной группе все 75 человек имели показатели 10 не ниже 90. Таким образом, экспериментальная выборка детей и подростков с эпилепсиями составила 47 человек, а детей и подростков с нормативным развитием 75 человек.

Для углубленного исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с эпилепсиями нам потребовалась разработка дополнительных диагностических методов.

В параграфе 2.4 описана разработка дополнительных методик диагностики эмоционально-личностной сферы.

Графические методы диагностики оказались наиболее адекватными для исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с эпилепсиями. Они легко справляются с конкретным заданием: «нарисуй человека», «нарисуй дом» и так далее.

Первая разработанная нами методика является модификацией известного теста «Проективный рисунок человека» К. Маховер. Она получила название «Рисунок доброго и злого человека».

Методика направлена на исследование представлений детей и подростков об эмоциональной составляющей понятия «доброго» и «злого» человека с помощью графических изображений.

Мы просили нарисовать на одном из листов бумаги доброго, а на другом листе злого человека в любой последовательности.

Вторая методика «Распознавание эмоциональных состояний по рисункам» направлена на исследование особенностей распознавания эмоций детьми и подростками по лицевой экспрессии.

Мы составили три серии карточек с изображением мимики четырех базовых эмоций: радости, грусти, злости и удивления. Каждая серия карточек отличалась от другой, способом изображения. Первая серия карточек состояла из схематических изображений, разработанных С. В. Щербининой и И. Г. Топорковой. Вторая серия - из рисунков, разработанных И. В. Ковален (2004), и третья -из фотографий лицевой экспрессии базовых эмоций, разработанных в исследованиях Ekman, Friesen (1975).

Перед испытуемыми на стол в произвольном порядке выкладывали одну серию карточек. Начинали со схематических изображений, следующими предъявляли рисунки и далее фотографии. Последовательность предъявления серий каждому испытуемому была одинакова. Испытуемого просили назвать настроение, изображенное на каждой карточке.

Третья методика «Понимание смысла сюжета» основана на распространенном в практике психологической диагностики методе исследования качества понимания детьми смысла сюжетных картинок (Рубинштейн С.Я., 1999). Состоит из четырех сюжетных картинок, на которых изображены эмоционально насыщенные проблемные ситуации, достаточно часто встречающиеся в жизни детей.

Испытуемых просили объяснить сюжет каждой картинки.

Четвертая методика «Незаконченных рассказов» является модификацией метода «незаконченных предложений», который широко применяется в практике психологической диагностики (В.В. Дегтярев В.М. Колос, С.Я. Рубинштейн, Е.М. Шафирова, И.В. Шумаков Эбингауз), контент-анализе (B.G. Glaser, A.L. Strauss, 1967) и детской психотерапии (Захаров А.И., 2001).

Для исследования характера эмоционально-личностного реагирования детей и подростков с эпилепсиями в эмоционально-значимых ситуациях мы разработали модификацию методики, включающую четыре незаконченных рассказа.

Тексты рассказов затрагивали потребностно-мотивационную сферу детей и подростков.

Кроме того, соблюдались следующие условия: 1) рассказы состояли из коротких предложений; 2) сюжет рассказа был легко доступен для понимания; 3) каждый рассказ отражает реально происходящие ситуации в жизни каждого ребенка.

Ребенка просили закончить каждое предложение рассказа так, как ему хочется.

Описанные методики впервые использованы в психологии для исследования детей и подростков с эпилепсиями, в дальнейшем мы будем называть их специальными методами.

Третья глава «Экспериментально-психологическое исследование детей и подростков, больных эпилепсиями» посвящена описанию результатов проведенного экспериментально-психологического исследования и их анализу.

Глава состоит из пяти параграфов.

В параграфе 3.1 описаны результаты анализа историй болезни и психолого-педагогической документации.

Нами просмотрено 150 историй болезни. В 60 случаях врачами отмечена деменция, поставлены диагнозы умственной отсталость разной степени.

Исключив больных с дементным синдромом, мы отобрали 90 случаев эпилепсий.

Из бесед с родителями больных детей и представленных нам педагогических характеристик мы выяснили, что у всех испытуемых с эпилепсиями отмечаются эмоционально-личностные нарушения, влияющие, в первую очередь, на их адаптивные качества и межличностные отношения. Для них характерно низкий уровень саморегуляции, сниженный самоконтроль. Их установки эгоистичны, стратегия поведения либо агрессивна, либо навязчива. Они реагируют неадекватными эмоциональными реакциями (аффект злости, обида) на трудности в учебе и в общении.

В параграфе 3.2. изложены результаты патопсихологического исследования детей и подростков с эпилепсиями.

По результатам теста Векслера, из 90 больных мы отобрали 47 детей и подростков, больных эпилепсиями, которые набрали коэффициент интеллекта более 90 баллов. Различия между больными, интеллект которых был оценен в клинике как легкий когнитивный дефицит и больными, интеллект которых оценивался врачами как находящийся в пределах нормы, были незначительны и составляли 1-2 балла.

На основании данных патопсихологического исследования мы объединили этих больных в одну группу.

Параграф 3.3. Результаты проведенного тестирования детей и подростков с эпилепсиями, с одной стороны, позволили нам подтвердить

клинические наблюдения о характерных для заболевания эмоционально-личностных особенностях этих больных: склонность к аффектам, агрессивность, эгоцентричность. С другой стороны, такие тесты, как детский апперцептивный тест, сказочный апперцептивный тест, «Расскажи историю» оказались крайне трудны для исполнения. Результаты, полученные с их помощью, представлялись малодостоверными.

Методика К. Маховер «Проективный рисунок человека» и тест Люшера оказались более адекватными и позволили диагностировать личностные особенности, которые соответствуют клиническим данным.

В параграфе 3.4. описаны результаты экспериментально-психологического исследования эмоционально-личностных характеристик больных эпилепсиями специально модифицированными и разработанными нами методами.

Методика «Рисунок доброго и злого человека».

Полученные с помощью этой методики детские рисунки мы разделили на три типа: 1) адекватные изображения, 2) рассогласованные изображения, 3) неадекватные изображения.

Для статистической оценки различий в результатах использовался метод таблиц сопряженности со статистической оценкой хи-квадрат, реализованный в статистическом пакете SPSS 14.0

Таблица 1.

Количество адекватных, рассогласованных и неадекватных рисунков «доброго и злого человека» у детей 7-10 лет.

Кол-во Кол-во Кол-во

неадекватных рассогласованных адекватных

изображений изображений изображений

Эпилепсия 5 7 11

Норма 0 0 25

Результаты здоровых детей и больных эпилепсией различаются значимо (р <0.001)

Во второй возрастной группе (11-13 лет) неадекватный тип рисунка встретился только у одного подростка и он не учитывался. В третьей возрастной группе (14-16 лет) неадекватный тип рисунка не обнаружился.

Таблица 2.

Количество рассогласованных и неадекватных рисунков «доброго и злого человека» у детей 11-13 лет.

Кол-во рассогласованных изображений Кол-во адекватных изображений

Эпилепсия 5 9

Норма 0 25

Различия значимы на уровне р=0.001

Таблица 3.

Количество рассогласованных и неадекватных рисунков «доброго и злого человека» у детей 14-16 лет.

Кол-во рассогласованных изображений Кол-во адекватных изображений

Эпилепсия 3 6

Норма 0 25

Различия значимы р=0.003

Сравнивая результаты, полученные в разных возрастных группах, можно заметить, что количество рисунков адекватного типа увеличилось с 47,8% в группе детей 7-10 лет до 66,7% в старшей возрастной группе 14-16 лет.

Мы видим, что старшие подростки, больные эпилепсиями, уже не дают неадекватных изображений доброго и злого человека. В то же время «рассогласованный» тип изображений доброго и злого человека, которого мы вообще не наблюдаем у здоровых детей и подростков, имеет практически постоянное значение (30%-33,3%) и присутствует в рисунках детей и подростков разного возраста.

Из рисунков детей и подростков до 14-и лет, больных эпилепсиями, видно, что они отождествляют понятие «злого» человека с «агрессивным».

В 34% случаев у «злого» человека было нарисовано оружие или другой предмет агрессивной направленности: нож, камень, пистолет и др. (у «нормы» 14,7%).

При изображении «доброго» человека на рисунках эпилептиков не было изображено никаких дополнительных атрибутов в 100% случаев, в отличие от детей с нормативным развитием, 30,6% которых нарисовали букеты, торты и т.д.

Только на рисунках старших подростков (14-16 лет) появляется экспрессия неудовольствия при изображении «злого» человека.

диаграмма

Распределение типов рисунков в экспериментальной группе

диаграмма 2

На диаграмме 1 отражено распределение типов рисунков у детей и подростков с эпилепсиями трех возрастных групп. На диаграмме 2 показано распределение рисунков у детей и подростков контрольной группы.

Методика «Распознавание эмоциональных состояний».

Правильное определение ребенком эмоционального состояния человека по схеме, рисунку и фотографии оценивалось нами в 1 балл, а ошибочное в О баллов. Таким образом, максимальное количество баллов по каждому заданию, которое мог получить ребенок, составляло 4 балла, а минимальное - 0 баллов. Индекс успешности складывался из суммы баллов, полученных по всем заданиям. Максимально возможный балл в этом случае составлял 12 баллов.

По данным исследования, средняя сумма баллов по всем заданиям в экспериментальной группе 7-10 лет составляла 2 балла; 11-13 лет - 2,6 балла; 14-16 лет - 3 балла. Минимальное количество набранных некоторыми больными детьми баллов по всем заданиям составляет 4 балла, максимальное -12 баллов.

В таблицах №4,№5 ,№6 приведены результаты экспериментального исследования способности детей и подростков к распознаванию эмоциональных состояний.

Таблица №4

Результаты экспериментального исследования способности детей 7-10 лет с эпилепсиями к распознаванию эмоциональных состояний.

№ эмоции Название Задания на дифференциацию эмоций

в порядке наиболее эмоции Схематические Изображения Рисунки Фотографии

частого Задание №1 Задание №2 Задание №3

узнавания

1 Злость 100% 100% 100%

2 Радость 91,3% 74,4% 60,2%

3 Грусть 78.4% 65.2% 65,2%

4 Удивление 57.4% 48,9% 38,2%

Среднее, % 82% 72% 66%

Из таблицы №4 видно, что дети, больные эпилепсиями, успешнее всего (в 100%) узнают эмоцию «злости». При этом они распознают «злость» при любом способе ее наглядного изображения (схема, рисунок, фотография). Достаточно успешно (91,3%) дети узнают «радость». Однако обращает на себя внимание тот факт, что лучше всего дети узнают эмоцию радости при ее схематическом изображении, хуже - на рисунке (74,4%) и еще хуже на фотографии (70,2%). Как видно из таблицы, эмоции грусти и удивления распознаются детьми с эпилепсиями хуже, чем злости и радости. Тем не менее, сохраняется их особенность лучшего узнавания эмоций при схематическом изображении, чем на рисунках и фотографиях.

Дети с нормативным развитием 7-10 лет одинаково легко узнают эмоции злости, радости и грусти (100%); 92% детей правильно называют «удивление». При этом для здоровых детей неважно, каким способом им показывают лицо человека, изображающего эмоцию: схематично, на рисунке или на фотографии. Те дети, которые допускали ошибки в определении эмоции «удивления» на схеме, узнавали ее на рисунке или фотографии.

Таблица №5

Результаты экспериментального исследования способности детей 11-13 лет с эпилепсиями к распознаванию эмоциональных состояний.

N2 эмоции в порядке наиболее частого узнавания Название эмоции Задания на дифференциацию эмоций

Схематические Изображения Задание №1 Рисунки Задание №2 Фотографии Задание №3

1 Злость 100% 100% 100%

2 Радость 93,6% 87,2% 87,2%

3 Грусть 87.2% 72,3% 60%

4 Удивление 66,7% 60% 53,3%

Среднее, % 87% 80% 75%

Из таблицы №5 видно, что повышается количество правильных узнаваний для всех эмоций. Дети и подростки, больные эпилепсиями 11-13 лет, так же успешнее всего (в 100%) узнают эмоцию «злости» при любом способе предъявления (схема, рисунок, фотография). Сохраняется тенденция узнавания «радости» на схематических изображениях (93.6%) лучше, чем на рисунках и фотографиях. В то же время результат узнавания на рисунках и фотографиях эмоции «радости» становится одинаковым (87,2%). Хуже всего детьми и подростками 11-13 лет распознаются эмоции «грусти» и «удивления». Сохраняется их особенность лучшего узнавания эмоций при схематическом изображении, чем на рисунках и фотографиях.

Дети с нормативным развитием 11-13 лет одинаково легко узнают эмоции злости, радости и грусти (100%); 96% детей правильно называют «удивление». Способ предъявления (фотография, рисунок, схема) не влияет на

узнавание.

Таблица №6

Результаты экспериментального исследования способности детей 14-16 лег с _эпилепсиями к распознаванию эмоциональных состояний._

№ эмоции в порядке наиболее частого узнавания Название эмоции Задания на дифференциацию эмоций

Схематические Изображения Задание Xsl Рисунки Задание №2 Фотографии Задание №3

1 Злость 100% 100% 100%

2 Радость 100% 93,6% 93,6%

3 Грусть 89,3% 89.3% 76.6%

4 Удивление 76,6% 76,6% 66,7%

Среднее, % 91% 90% 84%

Из таблицы №6 видно, подростки в этой группе также лучше всего узнают эмоцию «злости» (в 100%) при любом способе предъявления. Повысилась по сравнению с другими возрастными группами степень узнавания эмоции «радость», при схематическом предъявлении (100%), на рисунке и фото (93,6%). Хуже всего подростки с эпилепсиями идентифицировали эмоции «грусти» и «удивления». Как и в группах испытуемых 7-10 лет и 11-13 лет лучше распознаются эмоции, предъявленные схематически, хуже - на рисунках и фотографиях.

Подростки с нормативным развитием 14-16 лет одинаково легко узнают все эмоции (100%) при любом способе предъявления.

Статистический анализ средних значений по всей выборке показал различия в степени точности распознавания эмоций в зависимости от модальности предъявляемых эмоций.

Методика «Понимание смысла сюжета».

Сравнительное исследование понимания детьми и подростками с эпилепсией и здоровыми детьми эмоционально насыщенных сюжетных картинок выявило существенные различия.

Если при толковании смысла сюжетной картинки требовалось понимание ее смысла на рациональном уровне, то как здоровые дети, так и дети с эпилепсией давали правильное толкование ее сюжета.

Однако, в случаях, когда смысл сюжета затрагивал эмоционально-личностную сферу детей и подростков, их понимание ситуации принципиально отличалось от того, как его толковали дети и подростки контрольной группы.

Для здоровых детей и подростков оказалось характерным позитивное понимание эмоционально насыщенных ситуаций. Они высказывали предположения о добрых намерениях персонажей сюжетов и оптимистичном завершении ситуации. Так как предлагаемые картинки не содержали действительно конфликтных ситуаций, ответы здоровых детей мы расценивали как правильные.

Дети и подростки с эпилепсиями понимали смысл эмоционально насыщенных картинок весьма специфично. Они приписывали персонажам дурные намерения и видели межличностный конфликт там, где его не было. Их чувство юмора проявлялось скорее как злорадство.

Дети и подростки, больные эпилепсиями, интерпретировали сюжет, основываясь на своем опыте общения со сверстниками, приписывая героям поступки, о которых не могли судить, исходя из представленной на картинке информации. В объяснениях больных эпилепсиями мы часто встречали «домысливания» о негативных намерениях и поступках персонажей сюжетной картинки. Такие объяснения сюжетов мы расценивали как неправильные.

В таблице №7 представлены результаты оценки правильности понимания смысла сюжетных картинок здоровыми детьми и подростками, больными эпилепсиями.

Таблица №7

Результаты понимания испытуемыми смысла сюжетных картинок.

Возрастные группы Сюжет «Настоящий друг» Сюжет «Потерянный мячик»

Правильное объяснение Неправильное объяснение Правильное объяснение Неправильное объяснение

7-10 лет Эпи 39,1% 60,9% 17,4% 82,6%

N 100% 0% 66,7% 33,3%

11-13 лет Эпи 26,7% 73,3% 20% 80%

N 100% 0% 73,3% 26,7%

14-16 лет Эпи 66,7% 33,3% 33,3% 66,7%

N 100% 0% 66,7% 33,3%

Известно, что для больных эпилепсией характерно специфическое нарушение восприятия, когда они воспринимают отдельные фрагменты сюжетной картинки, не синтезируя ее в целое смысловое поле (М.П.Кононова, 1963; СЛ. Рубинштейн, 1995). Среди наших испытуемых мы встретили эти особенности у 12,8% детей. Однако такие особенности восприятия проявляются при работе больных эпилепсиями с любыми сюжетными картинками. При организующей помощи дети и подростки с эпилепсиями способны правильно объяснить смысл сюжета.

В нашем исследовании помощь психолога не способствовала процессу правильного понимания эмоционально насыщенной сюжетной картинки. Наоборот, и дети, и подростки еще охотнее высказывали предположения о неблаговидных намерениях и поступках персонажей, в их рассуждениях появлялись своеобразные «домыслы».

Дети и подростки с эпилепсиями, не обнаружившие нарушения восприятия (87,2%), высказывали ошибочные гипотезы о плохих намерениях и поступках персонажей, приписывали им неблаговидные мотивы поведения, хотя сюжеты картинок этого вовсе не предусматривали. Объяснения смысла эмоционально насыщенного сюжета постепенно перетекало в обсуждение ребенком или подростком своего негативного опыта общения. Наводящие вопросы не влияли на процесс понимания. Больные настаивали на своих версиях смысла сюжета, часто используя в речи негативные личностные оценки персонажей.

Методика «Незаконченные рассказы».

Дети и подростки, «дописывая» четыре коротких рассказа с пропусками в предложениях, фактически сочиняли рассказ, обычный для жизни школьника.

Однако если содержание рассказов здоровых детей и подростков носило позитивный характер, то рассказы детей и подростков с эпилепсией имели конфликтное содержание и поражали агрессивной направленностью. Так же, как при толковании смысла сюжетных картинок, дети и подростки высказывали предположения о неблаговидных намерениях и поступках персонажей. Эти особенности составления рассказов были характерны для всех возрастных групп.

93,6% детей и подростков с эпилепсиями сочинили сюжеты, в которых было выражено их переживание вынужденного одиночества. Дети писали о том, что сверстники не принимают их в игры, отказывают в дружбе. Герой такого рассказа вынужден подчиняться ситуации.

У 60% детей и подростков в рассказах говорилось о том, что они боятся «страха» и пытаются его избежать или привыкнуть к нему. Комментарии подростков помогли нам понять, что для детей и подростков с эпилепсиями характерен специфический страх возможного приступа, о котором многие писали в своих рассказах. Наличие страха возможного приступа, по-видимому, влияет на понимание детьми и подростками с эпилепсиями некоторых ситуаций и сюжетов.

Параграф 3.5 посвящен обсуждению результатов исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсиями в возрасте от 7 до 16 лет.

Личность больного эпилепсией всегда представляла собой некую загадку для клиницистов и психологов. Дети и подростки, больные эпилепсиями, имея сохранный интеллект, также оказываются чрезвычайно трудны для воспитательных и образовательных процессов, конфликтны в семье и школе, трудны в общении со взрослыми и детьми.

Проведение стандартного психологического обследования эпилептиков позволяет исследовать их личность фактически только методом беседы и наблюдения, констатируя их эмоционально-личностное своеобразие.

Проведенное нами исследование личности детей и подростков с эпилепсией с помощью стандартных тестов на первом этапе работы позволило подтвердить результаты клинических наблюдений и патопсихологических обследований. Однако трудоемкость многих тестовых процедур затрудняет их

применение в работе с эпилептиками и не раскрывает психологических механизмов формирования их своеобразной личности.

Разработанные нами модифицированные и оригинальные методики исследования позволили провести углубленное психологическое исследование эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсией с нормальным интеллектуальным развитием.

Эти дети и подростки, учась в общеобразовательных школах, имеют большие проблемы со школьной и социальной адаптацией.

Эксперимент выявил значительное преобладание роли негативных эмоций в жизни детей и подростков с эпилепсией. Мы обнаружили, что эпилептики лучше распознают отрицательные эмоции, с большим желанием и точнее их изображают, приписывают отрицательные намерения и поступки другим людям, негативно оценивают неопределенные и нейтральные ситуации.

В то же время они страдают от страха возможного эпилептического приступа, от чувства вынужденного одиночества, так как не принимаются сверстниками и не имеют друзей.

Эмоционально-личностное развитие детей и подростков с эпилепсиями существенным образом отличается от развития их здоровых сверстников. Негативные черты личности практически не меняются с возрастом, оставаясь характерными для заболевания. Как известно, больные с эпилепсиями гораздо чаще, чем дети и подростки с нормативным развитием, испытывают состояние злости и аффекта. Обнаруженный нами страх возможного эпилептического приступа тоже накладывает негативный отпечаток на личность этих детей.

Еще одной важной особенностью больных эпилепсиями, которую нам удалось обнаружить, оказалось то, что им оказалось проще опознать эмоцию в схематическом изображении, чем на рисунках, и особенно на фотографиях. «Рассогласованный» тип рисунков, выявленный нами у 32% больных, также, на наш взгляд, свидетельствует о большом своеобразии формирования личности при этом заболевании. Имея нормальный интеллект, дети и подростки с эпилепсиями понимали, что их изображение «доброго» или «злого» человека не соответствует этим понятиям, испытывали дискомфорт, но не находили противоречий в мимике изображенного человека или его атрибутах.

Характерной особенностью личности детей и подростков с эпилепсиями является и отождествление понятий «злой» и «агрессивный», в то время как образ «доброго человека» они понимают исключительно как образ человека, приносящего им материальные блага.

Дети и подростки с эпилепсиями допускают ошибки в интерпретации поз, жестов и мимики героев эмоционально насыщенных картинок. Таким образом, они наделяют персонажей неверными личностными характеристиками, в основном негативными. Домысливая сюжеты, дети и подростки с эпилепсиями фактически приписывают персонажам картинок и рассказов высказывания и поступки, которых не было.

Таким образом, эмоциональный компонент фактически дезорганизует процесс адекватного восприятия и понимания эмоционально-насыщенного сюжета. Дети и подростки с эпилепсиями часто выстраивают неадекватные

связи между персонажами картинки, а сложности, возникающие в связи с неадекватным пониманием мимики, компенсируют негативными «домыслами». Такая же ситуация может складываться и в реальной жизни этих детей.

Дети и подростки с эпилепсиями, в отличие от здоровых детей и подростков, обнаруживают склонность рассматривать любые ситуации как конфликтные и решать их агрессивными способами, о чем свидетельствуют сочиненные ими «недописанные рассказы». Отвержение сверстниками приводит к тому, что эпилептики стремятся больше времени проводить в одиночестве.

Разработанные нами методики исследования могут быть использованы при диагностике эмоционально-личностного развития детей и подростков, больных эпилепсиями, а также для других категорий детей и подростков, имеющих проблемы в эмоциональном и личностном развитии.

В заключении обобщаются итоги диссертационного исследования, формулируются выводы.

1. Эмоционально-личностное развитие детей и подростков с эпилепсиями, имеющими нормальное интеллектуальное развитие, существенным образом отличается от эмоционально-личностного развития их здоровых сверстников и обнаруживает характерные для заболевания черты.

2. Дети и подростки с эпилепсиями, в отличие от детей и подростков с нормативным развитием, имеют личностные характеристики, свойственные заболеванию и мало зависящие от их возраста.

3. Экспериментально доказано, что у детей и подростков с эпилепсиями наблюдаются нарушения как понимания отдельных элементов мимики лица человека, так и понимания изображения мимического выражения лица в целом. Кроме того, больные эпилепсиями, в отличие от здоровых испытуемых, значительно лучше дифференцируют экспрессивные признаки эмоций отрицательной модальности, чем положительной.

4. Дети и подростки с эпилепсиями затрудняются при дифференцировке наглядного изображения мимики «злого» и «доброго» человека. Кроме того в их рисунках содержатся неадекватная мимика «злого» и «доброго» человека. У детей и подростков с эпилепсиями рисунки «злого» человека в отличие от нормативной группы, содержат дополнительные атрибуты (ружье, палка, камень и т.д.), различающие, по мнению детей, доброго и злого человека.

5. Распознавание эмоций, изображенных схематически, оказалось для больных эпилепсиями легче и точнее. Изображение, содержащее большее количество деталей, свойственное фотографиям и рисункам, затрудняет распознавание эмоций у детей и подростков с эпилепсиями в отличие от детей и подростков с нормативным развитием.

6. Понимание смысла житейских ситуаций в рассказах и картинках детьми и подростками с эпилепсиями определяются спецификой

процесса смыслообразования, что отражается на их поведении и общении. Испытывая трудности в понимании эмоционально насыщенных ситуаций, больные эпилепсиями «домысливают» исход проблемной ситуации, которая для них несет субъективный отрицательный эмоциональный заряд.

7. Нарушение понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций проявляется в приписывании персонажам сюжетов негативных личностных характеристик: подозрительности, агрессивности, мстительности. Понимание сюжетных картинок, не содержащих эмоциональный подтекст, соответствует нормативным требованиям

8. На эмоционально-личностное развитие больных эпилепсиями дополнительное негативное влияние оказывает страх возможного эпилептического приступа. Трактуя типичные житейские ситуации, больные эпилепсиями часто видят в них угрозу приступа, что формирует у них специфические личностные реакции.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

1. Улькина H.A. «Понимание детьми и подростками, больными эпилепсиями, эмоционально окрашенных ситуаций»\ «Дефектология». 2006. №6. - с18-22.

2. Белопольская Н.Л., Улькина H.A. «Проблемы психологической диагностики детей, больных эпилепсией»\ «Специальная психология».2005. №3-4(5-6).- 73-78с.

3. Белопольская Н.Л., Улькина H.A. «Особенности психологической диагностики детей, больных эпилепсией »\ «Аутизм и нарушения развития».2005. №3.- 20-26с.

4. Улькина Н.А.«Эмоционально личностные особенности детей и подростков с эпилепсиями на примере рисунков»\ «Седьмая волна психологии». вып.1/Сб. под ред. Козлова В.В., Качановой Н.А.Ярославль, Минск: МАПН, ЯрГУ.2006.- 47

5. Каркашадзе Г.А., Улькина H.A. «Особенности эмоциональной сферы у детей с эпилепсиями »\ Сборник материалов XI Конгресса педиатров России «Актуальные проблемы педиатрии». 2007. - с. 813

Подписано в печать: 22.01.2009

Заказ № 1481 Тираж -100 экз. Печать трафаретная. Типография «11-й ФОРМАТ» ИНН 7726330900 115230, Москва, Варшавское ш., 36 (499) 788-78-56 www.autoreferat.ru

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Улькина, Надежда Александровна, 2009 год

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. РАЗВИТИЕ ДЕТСКОЙ ЛИЧНОСТИ В НОРМЕ И ПАТОЛОГИИ

1.1. Развитие личности в детском и подростковом возрасте

1.2. Нарушения эмоционально-личностного развития в детском и подростковом возрасте

1.3. Личность детей и подростков, больных эпилепсиями

Глава 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1. Организация экспериментально-психологического исследования

2.2. Клиническая характеристика детей и подростков с эпилепсиями

2.3. Подбор методического инструментария '

2.4. Разработка дополнительных методик диагностики эмоционально-личностной сферы

Глава 3. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ БОЛЬНЫХ ЭПИЛЕПСИЯМИ

3.1. Результаты анализа историй болезни и психолого-педагогической документации.

3.2. Результаты патопсихологического обследования.

3.3. Результаты исследования эмоционально-личностных характеристик стандартными методиками.

3.4. Результаты экспериментально-психологического исследования эмоционально-личностных характеристик специальными методами.

3.5. Обсуждение результатов исследования.

Введение диссертации по психологии, на тему "Эмоционально-личностные особенности детей и подростков, больных эпилепсиями"

Современные психологические исследования охватывают все большее количество проблем диагностики и коррекции нарушений развития у детей.

Пожалуй, незаслуженно наименьшим вниманием психологов пользуются дети и подростки, страдающие эпилептическими приступами. Поэтому, в основном, в литературе представлены клинические наблюдения за характером развития этих детей.

Известно, что личность больного эпилепсией имеет специфические особенности, не смотря на разные формы заболевания. К этим особенностям относятся такие качества личности как раздражительность, агрессивность, мстительность, с одной стороны, и угодливость, повышенная аккуратность, педантичность, с другой стороны.

Классическое описание личности эпилептика было дано Крепелином, который назвал его человеком «с улыбкой на устах и камнем за пазухой». Не смотря на то, что это описание было адресовано взрослым больным, оно в большой степени относится и к детям.

Кроме того, для всех больных эпилепсиями характерна инертность психических процессов, свидетельствующая об органическом характере повреждения головного мозга. Эта инертность относится как к интеллектуальным процессам, так и к эмоциональным состояниям больных.

В медицинской и психологической литературе описаны также черты личности, которые квалифицируются как эпилептоидные. Так, известно, что существуют эпилептоидные психопаты, обозначена «эпилептоидная» акцентуация. Таким образом, существуют и другие, пограничные состояния, при которых люди не страдают эпилептическими приступами, однако имеют определенные черты личности, присущие эпилептикам.

Давно известно, что состояние интеллекта при эпилепсии может быть весьма разным. При некоторых формах заболевания интеллект ребенка практически не страдает, при других - интеллектуальный дефект формируется довольно рано. Степень снижения интеллекта также может быть весьма разной: от легкого когнитивного дефекта до выраженной деменции.

Психологических исследований детей и подростков, больных эпилепсией, крайне мало, что связано с определенными трудностями экспериментально - психологического исследования этих больных. Дело в том, что текущие приступы сильно истощают нервную- систему ребенка, что резко снижает продуктивность его умственной деятельности и нарушает все t компоненты умственной работоспособности. Дети быстро истощаются в когнитивной деятельности и общении, поэтому оценить качество их деятельности бывает весьма затруднительно.

Определенную роль в состоянии психического тонуса и общего настроения больных играет и медикаментозное лечение, которое они получают. Иногда врачам не сразу удается подобрать эффективную схему лечения, а иногда просто требуется некоторое время, чтобы организм ребенка адаптировался к назначенным препаратам.

Все это очень ограничивает возможности проведения экспериментально-психологического исследования, которое бы требовало достаточно больших временных затрат, приложения определенных волевых усилий, стимуляции и так далее. Более того, любая психическая перегрузка больного ребенка может спровоцировать новый эпилептический приступ.

В связи с трудностями проведения экспериментальных исследований детей и подростков, больных эпилепсиями, основное внимание психологов было обращено на анализ их рисунков и проведение экспериментально-психологических обследований в клиниках с помощью традиционных патопсихологических методик (С.А. Болдырева, М.П.Кононова). Принципиально также проводилось и психологическое исследование в клиниках взрослых больных эпилепсией (Б. В. Зейгарник). Личностные особенности больных эпилепсией в основном описывались на основе наблюдений и анализе их высказываний.

1. АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Психологическое исследование личности детей и- подростков, больных эпилепсиями, является чрезвычайно актуальным как для современной психологии личности, так и для специальной и клинической психологии.

Как известно, уже на ранних стадиях заболевания у детей и подростков с эпилепсиями отмечаются выраженные эмоциональные нарушения, которые касаются адаптивных возможностей личности и нарушений межличностных взаимоотношений, что проявляется в повышенной раздражительности, чувствительности, слабой управляемости и подчиняемости больных. В связи с этим, у детей и подростков с эпилепсиями начинаются проблемы с общением в семье и школе, формируется .«сложный» характер (А.И.Болдырев, 1990; Д.Н. Исаев, 2001; В.В. Ковалев, 1995; О.В.Кербиков, 1965).

Ситуацию усугубляет слабая информированность педагогических коллективов об особенностях характера у детей при эпилепсиях в массовых, специальных школах и в других детских учреждениях.

Несмотря на это, эмоционально-личностные особенности больных эпилепсиями практически не исследовались психологами (М.П.Кононова, 1963, Троицкая Л.А. 2007).

Основной материал по проблеме нарушений личности при эпилепсии можно найти только в работах клиницистов (Г.Б.Абрамович, Р.А. Харитонов, 1979; Л.О. Бадалян, 2001; А.И. Болдырев, 1990; Д.Н.Исаев, 2001; В.В.Ковалев; 1995; А. С. Кронфельд, 1938; Г.Е. Сухарева, 1974; Г.К. Ушаков, 1973; Е. Kraepelin, 1913;).

Клинические данные указывают на то, что, несмотря на качественное лечение, с течением заболевания проблемы с поведением этих детей часто усугубляются (Л.О. Бадалян, 2001; А.И. Болдырев, 1990; В. М. Блейхер, 1950; Д.Н. Исаев, 2001; В.В. Ковалев, 1995, и др.).

Своевременное выявление и психологическая коррекция эмоционально-личностных нарушений при эпилепсии у больных с нормальным интеллектом являются актуальными задачами специальной и клинической психологии.

Информированность педагогов и родителей об эмоционально-личностных особенностях детей и подростков с эпилепсиями может помочь психологическому сопровождению этих больных и их последующей социализации при положительной динамике лечения. .

Понимание эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, страдающих эпилепсиями, позволит разрабатывать комплексные коррекционные программы для этой категории детей, направленные на их адаптацию в семье и школе, а также интеграцию в общество.

2. ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Объектом исследования являлась личность детей и подростков, больных эпилепсиями.

3. ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Предметом исследования являются особенности эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями с нормальным интеллектом.

4. ОСНОВНАЯ ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ

Эмоционально-личностное развитие детей и подростков, больных эпилепсиями, существенным образом определяется спецификой нарушения понимания эмоций и эмоциональных состояний человека.

5. ЧАСТНЫЕ ГИПОТЕЗЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. У детей и подростков с эпилепсиями нарушено понимание мимики лица человека.

2. Формирование некоторых личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсиями, обнаруживает тесную связь со спецификой понимания ими мимики и эмоциональных состояний человека.

6. ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ

Цель работы состоит в выявлении специфики эмоционально-личностного развития детей и подростков, больных эпилепсиями в возрасте 7-16 лет.

В соответствии с этой целью были сформулированы следующие задачи:

1) Проанализировать медицинскую и психологическую литературу по проблеме исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков, больных эпилепсиями.

2) Изучить медицинские и психолого-педагогические данные, характеризующие личностное развитие детей и подростков с эпилепсиями.

3) Выявить особенности личностного и интеллектуального развития детей и подростков с эпилепсиями.

4) Изучить возможности понимания детьми и подростками, страдающими эпилепсиями, выразительной мимики.

5) Исследовать особенности понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями.

7. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Теоретико-методологической основой исследования послужили:

1. Положение Л.С. Выготского о единстве аффекта и интеллекта. Ученый рассматривает психическое развитие индивида, как целостный и системный процесс (Л.С.Выготский, 2000)

2. Положение А.В. Запорожца о предвосхищающей функции эмоций, которые опережают осознание ребенком ситуации, сигнализируя о возможном приятном или неприятном ее исходе (А.В. Запорожец, 1986) .

3. Результаты исследований Н.Л. Белопольской, иллюстрирующие влияние эмоционального компонента познавательной деятельности на процесс смыслообразования и на особенности формирования личности ребенка (H.JL Белопольская, 1999).

8. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Для проверки гипотезы исследования и для решения поставленных задач в процессе пилотажного исследования был. подобран комплекс методик, адекватный целям исследования.

1) для исследования уровня интеллектуального развития и личностных характеристик детей и подростков, принявших участие в эксперименте, были использованы: Тест Векслера, тест «Дом-дерево-человек», детский апперцептивный тест, тематический апперцептивный тест, проективный рисунок человека К. Маховер, сказочный проективный тест К. Колакоглоу, «Расскажи историю» Г.Х. Махортовой, опросник Айзенка для подростков, восьмицветный тест Люшера;

2) для углубленного исследования эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с эпилепсиями применялись специально модифицированные методики: «Рисунок доброго и злого человека», «Незаконченные предложения», «Понимание смысла сюжета»; оригинальная методика «Понимание мимического выражения эмоций»;

3) для обработки полученных результатов применялся количественно-качественный анализ и методы статистической обработки количественных данных.

9. НАУЧНАЯ НОВИЗНА

1. Впервые в отечественной психологии проведено экспериментально-психологическое исследование эмоционально-личностных особенностей детей и подростков с сохранным интеллектом, страдающих эпилепсией. Описаны характерные для них нарушения понимания мимики и эмоционального состояния человека.

2. Выявлены не изучавшиеся ранее особенности понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями.

3. Модифицированы и созданы методики для диагностического исследования эмоционально - личностной сферы детей и подростков с эпилепсиями.

Ю.ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

Исследование эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями, имеет существенное значение для понимания возможных нарушений формирования личности ребенка.

11.ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

Полученные результаты и разработанные методики могут быть использованы в практике психологической диагностики развития детей и подростков с эпилепсиями.

Полученные данные об особенностях эмоционально-личностной сферы детей и подростков, больных эпилепсиями, позволяют разработать специальные коррекционные программы для адаптации и социализации таких больных в семье, школе и обществе.

12.ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Дети и подростки, больные эпилепсиями, имеют характерные нарушения эмоционально-личностной сферы вне зависимости от характера течения заболевания.

2. Дети и подростки с эпилепсиями имеют много общих, характерных для данного заболевания особенностей эмоционально-личностной сферы, незначительно меняющихся с возрастом.

3. Дети и подростки с эпилепсиями своеобразно понимают мимику и жесты других детей и взрослых.

4. Понимание смысла эмоционально насыщенных ситуаций детьми и подростками с эпилепсиями определяется особенностями их эмоционально-личностной сферы.

13. ДОСТОВЕРНОСТЬ РЕЗУЛЬТАТОВ

Достоверность полученных результатов обеспечивалась методологически обоснованным планированием и проведением исследования, системой адекватных, взаимодополняющих методик, репрезентативной выборкой испытуемых, использованием методов математической статистики.

14. АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ

Основные положения и результаты диссертационного исследования были доложены на заседаниях кафедры Клинических основ специальной психологии и педагогики, МГПУ, 2003 г, 2004 г, 2005 г.; на ученом совете факультета Клинической и специальной психологии МГППУ, 2006-2008, на ежегодной межкафедральной конференции «Ковалевские чтения» на базе кафедры Детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии РМАПО; Всероссийской научно-практической конференции «Ребенок в современном обществе» 22-24 ноября 2007 г, г. Москва; III Международной конференции дефектологов 28-29 ноября 2007 г., г. Москва.

Результаты исследования используются в работе с детьми и подростками, больными эпилепсиями в Центре психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Детская личность», г. Москва.

14.СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов, заключения, библиографии, включающей 141 источник на русском языке и 13 - на иностранных языках, и приложения. Основной текст диссертации содержит 12 таблицы и 6 диаграмм, 8 рисунков

Заключение диссертации научная статья по теме "Коррекционная психология"

1. Эмоционально-личностное развитие детей и подростков с эпилепсиями, имеющими нормальное интеллектуальное развитие, существенным образом отличается от эмоционально-личностного развития их здоровых сверстников и обнаруживает характерные для заболевания черты.

2. Дети и подростки с эпилепсиями, в отличие от детей и подростков с нормативным развитием, имеют личностные характеристики, свойственные заболеванию и мало зависящие от их возраста.

3. Экспериментально доказано, что у детей и подростков с эпилепсиями наблюдаются нарушения как понимания отдельных элементов мимики лица человека, так и понимания изображения мимического выражения лица в целом. Кроме того, больные эпилепсиями, в отличие от здоровых испытуемых, значительно лучше дифференцируют экспрессивные признаки эмоций отрицательной модальности, чем положительной.

4. Дети и подростки с эпилепсиями затрудняются при дифференцировке наглядного изображения мимики «злого» и «доброго» человека. Кроме того в их рисунках содержатся неадекватная мимика «злого» и «доброго» человека. У детей и подростков с эпилепсиями рисунки «злого» человека в отличие от нормативной группы, содержат дополнительные атрибуты (ружье, палка, камень и т.д.), различающие, по мнению детей, доброго и злого человека.

5. Распознавание эмоций, изображенных схематически, оказалось для больных эпилепсиями легче и точнее. Изображение, содержащее большее количество деталей, свойственное фотографиям и рисункам, затрудняет распознавание эмоций у детей и подростков с эпилепсиями в отличие от детей и подростков с нормативным развитием.

6. Понимание смысла житейских ситуаций в рассказах и картинках детьми и подростками с эпилепсиями определяются спецификой процесса смыслообразования, что отражается на их поведении и общении. Испытывая трудности в понимании эмоционально насыщенных ситуаций, больные эпилепсиями «домысливают» исход проблемной ситуации, которая для них несет субъективный отрицательный эмоциональный заряд.

7. Нарушение понимания смысла эмоционально насыщенных ситуаций проявляется в приписывании персонажам сюжетов негативных личностных характеристик: подозрительности, агрессивности, мстительности. Понимание сюжетных картинок, не содержащих эмоциональный подтекст, соответствует нормативным требованиям

8. На эмоционально-личностное развитие больных эпилепсиями дополнительное негативное влияние оказывает страх возможного эпилептического приступа. Трактуя типичные житейские ситуации, больные эпилепсиями часто видят в них угрозу приступа, что формирует у них специфические личностные реакции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема обучения и воспитания детей и подростков, больных эпилепсиями с нормальным интеллектом, содержит несколько взаимосвязанных аспектов, касающихся особенностей их развития. У детей и подростков с сохранным интеллектом, посещающих массовую школу, эти особенности обуславливают комплекс проблем, включающий нарушение взаимоотношений со сверстниками, педагогами и родителями, затрудняющих школьную и социальную адаптацию.

Полученные результаты исследования впервые раскрывают некоторые психологические механизмы формирования эмоционально-личностных расстройств у детей и подростков, больных эпилепсиями с нормальным интеллектом.

Некоторые из полученных результатов, такие, например, как специфическое понимание детьми с эпилепсиями эмоциональных состояний человека и нарушение смыслообразования, мы ожидали получить. Результаты, показавшие влияние на личность ребенка с эпилепсией страха возможного приступа, мы получили как дополнительные, но считаем их тоже важными.

Психологи, педагоги, врачи и родители, принимающие непосредственное участие в воспитательном и образовательном процессе детей и подростков с эпилепсиями, смогут воспользоваться нашими данными, как в диагностических целях, так и для разработки коррекционных программ.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Улькина, Надежда Александровна, Москва

1. Г. Б. Абрамович Р. А. Харитонов, Эпилептические психозы у детей и подростков: М, Медицина, 1979 143 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Личностный аспект проблемы общения. // Проблема общения в психологии. М., 1981. - С.218-241.

3. Абульханова-Славская К.А. Развитие личности в процессе жизнедеятельности // Психология формирования и развития личности. -М., 1981.-С. 19-44.

4. Авруцкий Г.Я., Недува А.А. Лечение психически больных: Руководство для врачей. М.: Медицина, 1988. 528с

5. Богданова Т.Г. "Сурдопсихология: Учеб. пособие. М.: "Академия", 2002.6. "Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития детей" / под ред. К.С.Лебединской М.: Педагогика, 1982.

6. Ананьев Б.Г. Психология и проблемы человекознания. Избранные психологические труды. Под. ред А.А. Бодалева. Москва-Воронеж, 1996 с. 196-280

7. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л.: ЛГУ, 1969

8. Анцыферова Л.И. К психологии личности как развивающейся системы// Психология формирования и развития личности. М., 1981. - С. 3-19.

9. Ю.Бадалян Л.О. Невропатология: М, Академия, 2001с 307-32111 .Барабанщиков В.А. Динамика зрительного восприятия. -М.: Наука, 1990. 240с.

10. Барабанщиков В. А., Малкова Т. Н. Исследование восприятия эмоционального состояния человека по выражению лица // Проблема общения в психологии / Отв. ред. Б.Ф. Ломов. М.: Наука, 1981. С. 121— 132.

11. Басилова Т.А. Воспитание в семье ребенка раннего возраста со сложным сенсорным или множественным нарушением Дефектология, 1996, N3.

12. М.Башина В.М. Ранняя детская шизофрения. М.: Медицина, 1989, 256 с.

13. Белопольская H.JL, Психологическая диагностика личности детей с задержкой психического развития. М.: УРАО, 1999, 148с

14. Берштейн Г. И. Основные типы течения эпилепсии и ее прогностика.— В кн.: Вопр. соц. и клинич. психоневрологии, IX. М., 1950, 119с.

15. Бернштейн Я. В. Материалы к вопросу о структуре и типологии эпилептического слабоумия.— В кн.: Вопр. психиатр., вып. VII. К., Госмедиздат УССР, 1936, с. 59.

16. Блейхер В. М. Клиника приобретенного слабоумия.— Киев: Здоров'я, 1976.— 151 с

17. Богданова Т.Г. Сурдопсихология: учеб. пособие для студ. высш. пед. завед. / Т.Г. Богданова. М.: Академия, 2002. - 224 с.

18. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982. 200 с.

19. Бодалев А. А. Личность и общение. М., 1983. 272 с.

20. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе. В кн.: Возрастная и педагогическая психология: Тексты.- М.: Изд. МГУ, 1992с. 190-229.

21. Божович Л.И. Проблемы формирования личности: Под редакцией Д. И. Фельдштейна / Вступительная статья Д. И. Фельдштейна. 2-е изд. М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. 352 с.

22. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968

23. Божович Л.И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе//Вопросы психологии. 1976 №6 С 34-44.

24. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе// Вопросы психологии. 1979 №2 с 23-34; №4. С 47-56

25. Болдырев А.И. Эпилепсия у детей и подростков. М.: Медицина, 1990, 318с.

26. Болдырев А.И. Эпилепсия у взрослых. М.: Медицина, 1984. 276с.

27. Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988. 301с.

28. Бреслав Г.М. Психология эмоций. М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. - 544с.

29. Векслер Д.Векслера (взрослый вариант), иматон

30. Векслер Д. Векслера (детский вариант), иматон

31. Выготский Л.С. Проблема возрастной периодизации детского развития. Вопросы психологии, 1972, N 2.

32. Воспитание и обучение слепого дошкольника / Акад. пед. наук СССР; Под ред. Л.И. Солнцевой. М.: Просвещение, 1967. С. 6-15; 119-170

33. Выготский Л.С. Психология, М.: Апрель-пресс, 2000. 1008с.

34. Гаврилова Т. П. Экспериментальное изучение эмпатии у детей младшего и среднего школьного возраста. — Вопросы психологии, 1974, №5, с. 107—114.

35. Ганнушкин П.Б. Избранные труды по психиатрии, Ростов-на-Дону: "Феникс", 1998.-442с

36. Гиляровский В. А. Избранные труды. /Под ред. Г. К. Ушакова. М., 1973.- 228с.

37. Белоусова Е.Д., Гапонова О.В., Идиопатическая затылочная эпилепсия с ранним началом (синдром Панайотопулоса),

38. Трудный пациент\2006-№2-Педиатрия.39.3анков JI. В. Психология умственно отсталого ребенка. М.: Учпедгиз, 1939-64с

39. Запорожец А.В. Избранные психологические труды, Т 1, М.: Педагогика, 1968 С. 258-260

40. Запорожец А.В. Развитие эмоциональной регуляции действий у ребенка// Материалы IV Всесоюзного съезда общества психологов. Тбилиси, 1971 С. 647-648

41. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков, медицина 1982- 216 с.

42. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М.: МГУ, 1980- 169с.

43. Зейгарник В.В. Патопсихология. М.: МГУ, 1986 252с.45.3инченко В.П., Мамардашвили М.К. Проблема объективного метода в психологии // Вопр. философии. 1977. - № 7. - С. 109--125.

44. Золотнякова А. С. Восприятие человека и развитие представлений о нем у ребенка-дошкольника.— JL, 1968.— 18 с.

45. Изард К.Э. Психология эмоций/Перев. С англ. СПб.: «Питер», 2000. 464с

46. Исаев Д.Н. Психопатология детского возраста: СПб.: СпецЛист, 2001 -с.290-307

47. Исаев Д.Н. Умственная отсталость у детей и подростков. СПб., 2003.

48. Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей.— Л.: Медицина, 1982.—224 с.

49. Ипполитова М.В., Бабенкова Р.Д., Мастюкова Е.М. Воспитание детей с церебральным параличом в семье. М., 1993

50. Карлов В.А. Эпилепсия. М.: Медицина, 1990; ЗЗбс.

51. Ковалев Г. А. О психологическом содержании социально-перцептивных способностей в контексте возможностей их оптимизации / / Психолого-педагогические проблемы общения. М., 1979. С. 35—42.

52. Кербиков О. В. Лекции по психиатрии.— М.: Медгиз, 1965.— 238 с.

53. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста: М, Медицина, 1995

54. Ковалев В.В. Семиотика и диагностика психических заболеваний у детей и подростков. М.: Медицина, 1985.- 288с.

55. Ковалев Г.А. Некоторые аспекты исследования невербальных коммуникаций человека // Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. Краснодар, 1978. Вып. 2. С. 14—24.

56. Ковалец И.В. «Азбука эмоций» практическое пособие для работы с детьми, имеющими отклонения в психофизическом развитии и эмоциональной сфере. М.: Владос, 2004- 136с.

57. Колакоглоу К. «Сказочный проективный тест» стимульный материал. -М.: Когито-Центр, 2002.

58. Кононова М.П. Руководство по психологическому исследованию психически больных детей. М., 1963.С. 128-152

59. Корнилов А. П. Нарушение целеобразования при шизофрении и эпилепсии.: Автореф. канд. дис. М., 1980.

60. Коробейников И.А. Нарушения развития и социальная адаптация.- М.: ПЕРСЭ, 2002,- 192 с.

61. Коробейников И. А. Психологическая диагностика риска дезадаптивного поведения у детей с интеллектуальной недостаточностью. М., 1991.

62. Кречмер Э. Строение тела и характер Питер, 2003 456 с.

63. Кречмер Э. Медицинская психология / Пер. с нем. М.: Жизнь и знание, 1927. 349 с.

64. Крепелин Э. Учебник психиатрии для врачей и студентов. М., 1912-1920.

65. Крогиус А.А. Психология слепых, Вильнюс, 1926.

66. Кронфельд А. С. Деменция и эпилепсия.— В сб.: Проблемы теоретической и практической медицины. Эпилепсия. М., 1938, с. 138.

67. Куницина В. Н. Восприятие и оценка экспрессии подростками / / Экспериментальная и прикладная психология. JL, 1975. Вып. 5. С. 106— 115

68. Возрастная психология: Полный жизненный цикл развития человека. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: ТЦ «Сфера», 2001. -464с

69. Лабунская В. А. О семантике выразительных движений в общении // Вопросы психологии общения и познания людьми друг друга. Краснодар, 1981. С. 129—138.

70. Лабунская В. А. О структуре социально-перцептивной способности личности / / Вопросы психологии межличностного познания и общения. Краснодар, 1983. С. 63—71.

71. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. 608с.

72. Лебединский В.В. Нарушения психического развития в детском возрасте, М.: «Академия», 2003 144с.

73. Лебединский В.В., О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция М.:МГУ, 1990.- 197 с.

74. Лебединская К.С. Клиническая систематика задержки психического развития// Невропатология и психиатрия, 1980 №3 с. 407-412

75. Лебединская К.С. Степени умственного недоразвития при олигофрении // Отбор детей во вспомогательную школу: Пособие для учителя / Сост.: Т. А. Власова, К. С. Лебединская, В. Ф. Мачихина. — М.: Просвещение, 1983. С.18-22

76. Левченко И.Ю. Акцентуации характера у подростков с детским церебральным параличом // Журнал невропатологии и психиатрии. -1988. -№ 8.

77. Левченко И.Ю. Технология обучения и воспитания детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. М.: Академия. 2001. — 184с.

78. Левченко И.Ю. Этапы коррекции нарушений психики у детей с церебральными параличами // Психологические исследования в практике врачебно-трудовой экспертизы и социально-трудовой реабилитации. М., 1989.

79. Леонгард К. Акцентуированные личности. Ростов Н/Д: Феникс, 2000. — 544 с.

80. А.Н.Леонтьев. Проблемы развития психики. М.:МГУ, 1981-584 с.

81. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.: Педагогика, 1986. -144 с,

82. Листик Е.М. Развитие способности к распознаванию эмоций в старшем дошкольном возрасте: Диссертация канд. психол. наук: 19.00.13 М., 2003

83. Литвак А.Г. Психология слепых и слабовидящих, М.: Каро, 2006. -336с.

84. Личко А. Е. Подростковая психиатрия. — Л.: Медицина, 1985. 416с.

85. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л.:Медицина, 1983. 76 с

86. Лубовский В.И. Общие и специфические закономерности развития психики аномальных детей //Дефектология.-1976. №6. С. 3-8

87. Ляпидевский С.С. и Шостак Б.И. Клиника олигофрении. Учеб. пособие для студентов дефект, фак-тов. пед.ин-тов.-М.:Просвещение, 1973.-136с

88. Малинина Е.В., Буторина Н.Е. Клинико-психиатрические аспекты эпилепсии в таблицах и схемах: Учебное пособие, Челябинск: УГМАДО, 2003. 48 с.

89. Мамайчук И.И. Комплексной психологическое исследование больных со спастической формой детского церебрального паралича // Дефектология. 1984. - №6.

90. Мастюкова Е.М. Специальная педагогика. Подготовка к обучения детей с особыми проблемами в развитии. Ранний и дошкольный возраст. -М.: Классике Стиль, 2003

91. Маховер К. Проективный рисунок человека. М.: Смысл, 1996 157с.

92. Махортова Г.Х. «Расскажи историю». -М.: Когито-центр, 2004

93. Меграбян А. Психодиагностика невербального поведения. СПб.: Речь, 2001-253с.

94. Морозова Н.Г. Основы обучения и воспитания аномальных детей. М.: Просвещение, 1965. - 237 с.

95. Мухин В.Ю., А.С. Петрухин Идеопатические формы эпилепсии: систематика, диагностика, терапия М.: "Арт-Бизнес-Центр", 2000. 319с

96. Мухина B.C. Возрастная психология, М.: Academia, 2000. 456 с.

97. Непомнящая Н.И. О методе системного изучения психического развития детей// Вопросы психологии 1973. №4

98. Нудельман М.М. О некоторых особенностях формирования мечты у глухих школьников // Дефектология. 1987. - № 4.

99. Нудельман М.М. Представления глухих школьников об оценке их личности сверстниками // Дефектология. 1983. - № 6.

100. Обухова Л.Ф. Возрастная психология, М.: Педагогическое общество, 2000. 448 с.

101. Одинак М.М., Дыскин Д.Е. Эпилепсия : Этиопатогенез, клиника, дифференциальная диагностика, медикаментозное лечение СПб., 1997 - 233 с.

102. Озерецкий Н. И. Психопатология детского возраста Учпедгиз, 1938.-328 с.

103. Отбор детей во вспомогательную школу / Сост. Т.А. Власова, К. С. Лебединская, В. Ф. Мачихина, М.: Просвещение, 1983. - 176 с.

104. Основы специальной психологии под ред. Л.В. Кузнецовой 3-е изд. М.: «Академия». 2006 479с.

105. Особенности психического развития больных ДЦП в детском и подростковом возрасте // Медико-социальная реабилитация больных и инвалидов вследствие ДЦП /Под ред. К. А. Семеновой. М.: ЦНИИЭТИН, 1991

106. Петрова В. Г., Практическая и умственная деятельность детей-олигофренов, М., Просвещение, 1968 160с.

107. Петровский А.В. Проблема развития личности с позиций социальной психологии // Вопросы психологии, 1984. N 4

108. Пештак В. Изучение эмоциональных проявлений у глухих и слышащих дошкольников// Дефектология, 1989, №6

109. Пештак В. Исследование эмоциональных отношений глухих школьников к членам семей // Дефектология, 1990, №6

110. Пиаже Ж. Избранные психологические труды, Издательство: Просвещение, 1969г-660с.

111. Платонов К . К. Структура развития личности. М.: Наука, 1986 -256с.

112. Прихожан A.M. Причины, профилактика и преодоление тревожности // журнал "Психологическая наука и образование". 1998. №2.

113. Прихожан A.M. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М.: Московский психолого-социальный институт, 2000. — 304 с.

114. Проблемы шизофрении детского и подросткового возраста.// Сб. научн. трудов под ред. М. Ш. Вроно. -М., 1986. С. 68, 76-7.

115. Практическая психология в тестах, составители Р. Римская, С. Римский. -М.:АСТ-ПРЕСС, 1997. 336с.

116. Pay Ф.Ф. "Проблема интеграции глухих". М., 1981.

117. Рубинштейн C.JI. Проблемы общей психологии. М.: Педагогика, 1976. - 416 с.

118. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника М.: «Просвещение», 1970. 192с.

119. Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методы патопсихологии и опыт применения их в клинике/ С. Я. Рубинштейн. М.: Медицина, 1970 - с.215

120. Сараджишвили П.М., Геладзе Т.Ш. Эпилепсия. М.: Медицина, 1977.-304с.

121. Солнцева Л.И. К вопросу о стандартах начального образования для детей с нарушением зрения // Дефектология. 1995 - № 6. - С.35-39.

122. Солнцева Л.И. Некоторые особенности психического развития детей с нарушениями зрения в современных условиях // Дефектология. -2000. № 4. - С.3-8.

123. Сухарева Г.Е. Лекции по психиатрии детского возраста, М., Медицина, 1965 С. 131-182.

124. Темин П.А., Никанорова М.Ю. Эпилепсия у детей и подростков М Медицина 1999. 656 с.

125. Теплов Б.М. Проблемы индивидуальных различий. М. :Просвещение, 1961.- 479с.

126. Тетеркина Т.И. Функциональные асимметрии у больных эпилепсией // "Взаимоотношения полушарий мозга". Матер. Всесоюзн. конф., посвященной 60-летию образования СССР. Тбилиси, 1982. С. 201.

127. Трошин В.Д., Густов А.В., Кравцов Ю.И., Максутова A.JI. Эпилепсия детей и подростков. Н.Новгород: Изд-во Нижегородской государственной медицинской академии, 2002, 316с.

128. Тышкова М. Индивидуальный опыт, культура и развитие личности. В кн.: Психология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизненный путь. - М.: Наука, 1990 - 214 с.

129. Ушаков Г.К. Детская психиатрия. М.: Медицина, 1973.

130. Фрейд А. Норма и патология детского развития, 1965

131. ФрумкинЯ. П., Завилянский И. Я- Эпилептические психические расстройства и их отграничение.— В сб.: Эпилепсия, т. II. М., 1964, с. 239.

132. Ходос X. Г. Эпилепсия (вопросы этиологии, патогенеза и клиники). М., 1970. 511 с.

133. Шипицына Л.М., Мамайчук И.И, Психология детей с нарушениями функции опорно-двигательного аппарата. М.: ВЛАДОС, 2004 159с.

134. Шипицина Л.М., Волкова Л.С. Некоторые особенности эмоционально-личностных качеств у младших школьников с общим недоразвитием речи.// Дефектология .-№4,1993

135. Щетинина А. М. Восприятие и понимание дошкольниками эмоционального состояния человека.//Вопросы психологии №3, 1984 с.60-67

136. Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: ЛЕНАТО, ACT, Фонд

137. Университетская книга", 1996 592 с.

138. Эльконин Д.Б. "Избранные психологические труды", М., 1989 560 с.

139. Ясперс К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997.

140. Allport G.V., The nature of prejudice/ Mass: Addison-Wesley Pablishing. 1966

141. Frijda N. H. Mimik und Pantomimik. Handbuch der Psychologie. — Berlin, 1965, Bd. 5, s. 351—415.

142. Glaser, B. G. & Strauss, A. L. (1967) The discovery of grounded theory: Strategies for Qualitative Research. Aldine Publishing Company, Chicago.

143. Hauser WA, Hesdorffer DC. Epilepsy: frequency, causes and consequences. New York: Demos, 1990.

144. Historical Perspectives and Future Directions, Jerom Engel, Jr The Treatment of Epilepsysearch. Williams& Wilkins, 1997. p957-967

145. Kraepelin E. Psychiatrie. VIII Auflage, В I—И—III, Leipzig, 1909, 1910, 1913.

146. Lewis A. Melancholia: a historical review. J Ment Sci 1934; 80: 1-42.

147. Perrin, S., Smith, P. & Yule, W. The assessment and treatment of posttraumatic stress disorder in children and adolescents. Journal of Child Psychology and Psychiatry, 2000. P. 277-290.

148. Rosnow, R.L., Rosenthal, R.Definition and interpretation of interaction effects. Psichological Bulletin, 105:143-146.

149. Shorvon S. Epilepsy: 2nd ed. Ed. A. Hopkins et al. London a all 1995; 331354.

150. The Treatment of Epilepsysearch\editor Wyllie. Williams& Wilkins, 1997 1188p.

151. Wada J. A. Pre-language and fundamental asymmetry in the infant brain // Evolution and Lateralization of the brain: Annals of NY Academy of Sciencec. 1977 P 370

152. Williams L.B., Thompson E.A., Levis D.V. Neurology 1987; 37: 12551258.