Автореферат диссертации по теме "Аутентичность личности как основа нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача"

На правах рукописи

Сорокина Юлия Викторовна

Аутентичность личности как основа нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача

19.00 13 - психология развития, акмеология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата

психологических наук

Калуга - 2004

Диссертация выполнена в Калужском государственном педагогическом университете университете им. К.Э. Циолковского.

Научный руководитель: доктор психологических наук, профессор

Богданов Е. Н.

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор

Лаптев Л. Г.

кандидат психологических наук, доцент Головашкина А. В.

Ведущее учреждение: Воронежский государственный педагогический университет

Защита диссертации состоится 27 октября 2004 г. в 10 на заседании диссертационного совета Д 212.085.01 в Калужском государственном педагогическом университете им. К.Э. Циолковского по адресу: 248023, г. Калуга, ул. Степана Разина, д. 26, ауд. 219.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Калужского государственного педагогического университета им. К. Э. Циолковского.

Автореферат разослан «27» сентября 2004г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат педагогических

профессор

Н.И. Симонова

Актуальность исследования обусловлена возрастающей ролью этических аспектов практики современной медицины. Научно — техническая революция, воздействие высоких биотехнологий, возможность оказывать влияние на сознание человека, распространение нестандартных методов лечения — все эти условия стремительно меняют облик медицины и оказывают воздействие на личность врача, сгавя его в ситуации постоянного нравственного выбора.

Традиционно профессиональная деятельность врача регламентируется деонтологией (наукой о профессиональном поведении человека). Принципы медицинской деонтологии представляют форму профессионального долженствования, закрепленную юридическими правами и обязанностями, которая и регламентирует деятельность врача в соответствии с социальными этическими нормами и критериями или абсолютными ценностями, моральными устоями человеческого сообщества. Эго форма профессионального долженствования составляет внешнюю нормативную сторону регулирования профессиональной деятельности врача.

Данная сторона профессиональной деятельности и возможности ее регуляции достаточно исследованы, сведения о них представлены в специальной литературе. В подобном контексте этического регулирования деятельности изучались и проблемы нравственного развития личности врача (Л.Г. Васюк 1993, И.В. Майорова 1998, А.Г. Васильева 1998), где в основном отмечены социальные факторы успешной деятельности; важность общественно-политических отношений и характер взгляда общества на личность человека (М.И. Жуков 1990). Выявлялись основы формирования профессионального мышления врача (В. П. Андронов, 1998г), которые определяются социокультурными ценностями и нормами общества. Отмечена связь морально-нравственного аспекта и психологии высшего образования (В. А. Аверин 1997), психологических основ развития личности; с эмоциональными механизмами формирования личности (Н. А. Корниенко, 1997).

Анализ данных исследований и сведений, представленных в специальной литературе показал достаточно одностороннее обращение к изучению профессиональной деятельности врача и, в частности, к механизмам её регуляции. Если этот вопрос, в той или иной мере, и затрагивается исследователем, то, в основном, он освещается с общепринятых позиций морали и абсолютной значимости ценности, обнаруживающейся в благах культуры (наука, право, религия) как «нормирующее» ценностное содержание требований долженствования.

Между внешней и внутренней сторонами регуляции профессиональной деятельности существует противоречие, которое заключается в том, что абсолютная значимость (ценности истины, красоты и добра) обнаруживается в декларируемых ценностях-благах профессиональной деятельности и оборачивается к действующему индивиду, выступая как требования долженствования. Но не вгегля абсолютные ценности

РОС. НАЦИОНАЛЬНАЯ ] БИБЛИОТЕКА С« 09

1БЛИОТЕКА I

обнаруживаются в имманентном мире как личностные «смыслы» поведения и действий индивида, т.е. субъективно подразумеваемые смыслы.

Нравственные ограничения заключаются в осознанном согласовании чувств, стремлений и действий врача с чувствами, стремлениями и действиями пациента. В этом случае абсолютные (трансцендентные) ценности будут сопряжены с имманентной ценностно-смысловой сферой как «смыслы» профессиональной деятельности и будут представлены в ней в качестве субъектно-нормативных требований долженствования.

Таким образом, необходимо обосновать качество личности, которое является носителем субъектно-нормативных требований долженствования или основанием в выборе меры воздействия на Другого.

Психологические исследования (В .А. Ананьев) определяют данное качество как стремление к аутентичности и выделяют его как одно из важнейших в структуре зрелой личности. Аутентичность личности характеризуется естественностью выражения себя, отсутствием «желания не быть, а казаться», т.е. в личности обнаруживается реальное (а не кажущееся) единство действительности и ценности. Ценности выступают принципами деятельности (Г.Риккет). В неаутентичной личности (между самой личностью и её сущностью, согласно выражению К. Юнга, «имеет место некоторый «дьявольский» (т.е. разделяющий) эффект». В то же время между личностью аутентичной и сущностью человека имеет место противоположный эффект - объединяющий юга интегрирующий (А. Орлов, 1995), который и снимает противоречие между двумя сторонами регуляции профессиональной деятельности.

Исследование аутентичности можно осуществить через обращение к потребностной сфере человека, - т.к. именно потребности определяют направленность мыслей, чувств и воли, т.е. субъективной (сущностной) основы.

Если субъективная поведенческая направленность - удовлетворение например, потребностей материальных (личного успеха, карьерного роста и др.) и эти потребности будут являться высшими в иерархии конкретного индивида, то и мера воздействия на Другого человека (хотя, возможно, и соответствующая внешним социальным нормам), в этом случае будет исходить из субъективных ценностей данного индивида, высшей из которых будет являться личное благо. Социально одобряемый поступок (или действие), таким образом, не будет являться направленным на Добро по своей сущностной основе.

Имманентный смысл, т.е. субъективно подразумеваемый смысл, воплощаясь в деятельности, позволяет судить о духовно-нравственном состоянии личности, не позволяя рассматривать ее поведение традиционным или аффективным.

Таким образом, существует теоретическая и практическая необходимость изучения аутентичности как характеристики личности профессионала, опосредствующей целостность его этического сознания и регламентирующей нравственные границы в его профессиональной деятельности.

Объект исследования: ценностно-смысловая регуляция профессиональной деятельности врача.

Предмет исследования: личностные факторы нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача.

Цель исследования: определить взаимосвязь аутентичности личности врача и его способности к нравственным ограничениям в профессиональной деятельности.

Гипотеза исследования: нравственные ограничения в профессиональной деятельности врача, проявляясь в осознанном согласовании чувств, стремлений и действий врача и пациента, будут обусловлены аутентичностью личности профессионала как обеспечивающей целостность его ценностно-смысловой профессиональной позиции.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ подходов к исследованию профессиональной деятельности и личности врача.

2. Раскрыть сущность и механизм нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача.

3. Обосновать психологическое содержание ценностно-смысловой позиции личности врача как многоуровнего образования, включающего и уровень аутентичности личности профессионала.

4. Разработать методику диагностики аутентичности личности врача и провести ее анализ как психодинагностического инструмента в определении взаимосвязи между ведущим уровнем ценностно-смысловой позиции личности врача и внутренней картины болезни его пациентов.

Методологические и теоретические основы исследования. Исследование базировалось на основополагающих принципах психологии и акмеологии: единства сознания и деятельности (А.Н.Леонтьев), системности; деятельностного опосредования; детерминизма; на философско-психологических принципах соотношения исторического развития и индивидуальной истории становления субъекта деятельности (Л.С. Выготский); онтологии личности и сущности (А.Б. Орлов, Б. П. Вышеславцев), становлении субъективной феноменологической реальности (Б.С. Братусь, Е.И. Исаев, В.И. Слободчиков, М.К. Мамардашвили), становлении и развитии профессионально-личностного самоопределения и духовно-нравственного развития (Е. А. Климов, А.А. Деркач, Е.Н. Богданов, И.С. Кон, А.В. Петровский); теории отношений (А.А. Бодалев, В.Н. Мясищев), а также идеях философов-гуманистов о саморазвитии личности (К. Роджерс, А. Маслоу) и русской религиозной философии (В. Соловьев; С. Булгаков).

Научная новизна и теоретическая значимость. Впервые аутентичность личности врача как основа нравственных ограничений в профессиональной деятельности выступила предметом специального исследования. Аутентичность раскрывается как целостность этического сознания профессионала, как свойство личности, обеспечивающее соответствие внутренней и внешней сторон профессиональной деятельности имманентного смысла и ценностей профессионального долженствования.

Раскрыты сущность и механизм нравственных ограничений профессиональной деятельности врача. Сущность нравственных ограничений заключается в осознании действий субъектом в соответствии с врачебной моралью и с действительным и возможным благом пациента. Механизм нравственных ограничений проявляется в преобразовании отношений между врачом и пациентом в единое смысловое пространство «субъект-субъектного» взаимодействия, обеспечивающего конструктивные, психологические вклады врача в пациента.

Установлено что нравственные ограничения в деятельности обеспечиваются целостностью ценностно-смысловой позиции врача, которая определяет психологическое содержание понятия «аутентичность».

Введена операционализация понятия «аутентичность» через структурную иерархию потребностной сферы, отражающей уровни ценностно-смысловой позиции и осуществлена градация аутентичности личности профессионала.

Описаны уровни ценностно-смысловой позиции врача - эгоцентрический, целерациональный, ценностно-рациональный, альтруистический.

Разработана и применена новая психодиагностическая методика исследования ценностно-смысловой позиции врача (ЦСПВ), получены результаты, позволяющие делать выводы об аутентичности как показателе целостности этического сознания личности врача.

Обнаружена взаимосвязь между развитием личности врача и формированием внутренней картины болезни (ВКБ) у его пациентов. Эта взаимосвязь позволяет рассматривать ВКБ конструктивной или неконструктивной характеристикой развития личности пациента и обосновать этический аспект профессиональной деятельности врача.

Методы исследования. Для реализации задач исследования и проверки гипотез использовались общетеоретические методы научного познания (анализ литературы по проблеме, концептуализация и моделирование, выдвижение гипотезы, проектирование, эксперимент); методы психологических исследований (авторская методика изучения ценностно-смысловой позиции врачей (ЦСПВ); опросник реагирования на болезнь (ОРБ) (авт. СИ. Овчаренко, А.Ш. Тхостов; М.Ю. Дробижев, Э.Н. Игценко, И.А. Бевз); беседа, наблюдение.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечены теоретико-методологической обоснованностью научных положений; логикой проведения эксперимента в соответствии с целью, задачами и условиями исследования; проверкой психодиагностических характеристик методики методами статистической обработки и анализа полученных данных.

Организация исследования. Опытно-экспериментальная работа проводилась на базе медицинских стационарных и амбулаторных учреждений г. Калуги. В эксперименте принимали участие 60 врачей различных медицинских специальностей, 36 пациентов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и результаты исследования обсуждались на заседании кафедры психологии профессиональной деятельности и непрерывного

образования КГПУ им. К.Э. Циолковского (2004г), на научно-практической конференции «Актуальные проблемы этического образования студентов. Образование и развитие личности» в Шуйском государственном педагогическом университете (2003г), на Всероссийской научно-практической конференции «Психопрофилактика, психогигиена и психотерапия в становлении психологической службы России» в Воронежском государственном педагогическом университете (2003г).

Положения, выносимые на защиту

1. Профессиональная деятельность врача, характеризуемая «субъект -субъектным» типом взаимодействия, предполагает наличие нравственных ограничений, определяющих меру воздействия на пациента и являющихся механизмами внутренней регуляции деятельности.

2. Сущность нравственных ограничений профессиональной деятельности раскрывается через самоосознание субъектом действий в рамках врачебной морали, в соответствии с действительным и возможным благом пациента. Механизм нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача проявляется в активности субъекта деятельности, направленной на формирование пространства «субъект-субъектного» взаимодействия врача и пациента.

3. Операционализацией понятия «аутентичность» выступит потребностная сфера личности, уровни которой отражают ценностную смысловую позицию в профессии. Эгоцентрический уровень ценностно-смысловой позиции личности врача связан с удовлетворением личностных корыстных интересов в ущерб нормам и ценностям профессии и благу пациента; целерациональный уровень характеризуется стремлением к удовлетворению социально-групповых интересов, поддержанию отношений с коллегами и ориентацией на совместную деятельность; ценностнорациональный уровень связан с ориентацией на ценности профессии, деловое сотрудничество, способность отстаивать собственное мнение, полезное для достижения профессиональных целей; альтруистический уровень определяет стремление к действительному благу пациента и самоактуализации личности в профессии, наиболее полному выявлению личностных возможностей. Ценностнорациональный и альтруистический уровни характеризуются согласованностью ценностей профессии и личностных смыслов, воплощенной в практической деятельности. 4. Уровни ценностно-смысловой позиции личности врача - эгоцентрический, целерациональный, ценностнорациональный, альтруистический — взаимосвязаны с показателями внутренней картины болезни (ВКБ) пациентов. Эта взаимосвязь позволяет рассматривать ВКБ, отражающую психоэмоциональное состояние больного и его отношение к собственному заболеванию, как неконструктивную или конструктивную характеристику развития личности пациента; а также обосновать существование единого смыслового пространства межличностного профессионального взаимодействия, характеризующее этический аспект профессиональной деятельности врача.

Структура диссертационной работы. Работа включает в себя введение, три главы основной части, заключение, библиографический список использованной литературы, приложения.

Основное содержание работы

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы, определяются степень научной разработанности проблемы, объект предмет, выборки, цель, основные гипотезы, задачи. Общие теоретико-методологические основы, методы исследования. Дается характеристика теоретической и прикладной ценности работы, описывается ее структура.

В первой главе «Нравственное содержание профессиональной деятельности врача» рассмотрены подходы к определению нравственного содержания профессиональной деятельности врача. Нравственный аспект деятельности врача является как философским так и психологическим феноменом, и предстает важнейшим условием успешности в деятельности (Е.В. Конева, Л.Р. Урванцев, М.В. Клищевская, Т.Н. Солнцева, Э.Н. Портнов и др.) Данные исследования, выделяя важность нравственного аспекта деятельности врача, обосновывают значение ориентации на пациента как на равноправного участника взаимодействия. Представления врачей о смысле и социальной значимости профессии индивидуальны и зависят от процессов эмоциональной и волевой регуляции, особенности и проявления которой сложны и часто неопределимы. Данный факт обосновывает традиционное мнение о невозможности исследования (эмпирического) нравственного и духовного развития личности.

Подход к рассмотрению проблемы духовности на стыке этики, философии и психологии дал возможность объяснить наполненность нравственного измерения деятельности врача ценностным содержанием (М.С. Каган, М.И. Зуй, Л.Ю. Куляскина). Это позволило определить значение внешней (поведенческой) и внутренней (имманентно-смысловой) сторон деятельности. В литературе выделены четыре модели медицинской этики (И Силуянова), обусловленных культурой и социально исторически сложившихся. Эти модели определяют ценности профессиональной врачебной морали. Значение внутренней имманентно-смысловой стороны деятельности врача, зависимой от духовного развития его личности, изучалось на сравнительном анализе теологических, религиозно философских источников (B.C. Соловьев, С.Н. Булгаков и др.) о развитии человека как телесно-душевно-духовной целостности, которое соответствует современным представлениям о духовной вертикали развития личности (Б.С. Братусь, А.Н. Леонтьев). Связь религиозно-философских и психологических воззрений выявила, что онтологическая направленность субъективной сущностной основы (мысль, воля, чувство), в основном определяющая духовное развитие личности, соответствует психологическому понятию потребностей, определяющих направленность поведения или человеческой активности. Регуляция деятельности основывается на свободной активности субъекта, его способности к целеполаганию и внутренней саморегуляции. Результаты исследования ценностно-потребностной сферы

личности свидетельствуют о значении бытия кого-либо в другом и для другого, - как форме идеальной представленности этого человека, как «инобытие» одного человека в другом» (В.А. Петровский); о «единой смысловой реальности», где осуществляется взаимосвязь человеческой деятельности, сознания, развития личности в межличностном взаимодействии (Д.А. Леонтьев), о действенности содержаний самосознания, заложенных в ценностях, целях, идеалах личности для «отраженных (субъективированных личностью) отношений с другими людьми» (Ю.А. Миславский).

Анализ рассмотренных исследований способствовал обоснованию сущности нравственных ограничений в их связи с личностной целостностью, а также с присущих личности - ценностей, потребностей и целей.

Сближение ценностей с потребностями и мотивами подчеркивает реальную побудительную силу ценностей. Изначально идея активности развивалась в психологии в симбиозе с другими категориями - «установка», «значимость», «отношение», «деятельность», «сознание», «отражение» и т.п. (А.В.Петровский). Эти категории, приняв в свой состав «активность», лишили ее присущей ей одной причинности, положения "между": детерминацией со стороны событий прошлого (стимул) и образами потребного будущего (цель). За феноменом активности человека скрываются такие типы причинности как детерминация со стороны событий прошлого (обычная причинно-следственная связь) или со стороны возможного будущего («целевая причинность»). Первый тип причинности в основном принят единственным объяснительным условием целеполагания в психологии, что, по-видимому, и рождает отмеченную А.Н. Леонтьевым проблему целей. Если же взять за основу поведенческой активности «целевую причинность», то становится возможным обоснование нравственности как механизма регуляции в структуре личности. При этом приобретает значение категория потребности, как определяющая направленность поведения или детерминация момента. С позиции категории потребности значим момент настоящего, т.к. поведение, действие осуществляется в настоящем. Этим обосновывается значение «имманентного», внутреннего или нравственного смысла. Потребностная сфера субъекта может быть соотнесена с определенным показателем нравственного развития. Имманентный смысл, воплощаясь в деятельности, позволяет судить о духовно-нравственном состоянии личности, т.к. определяет действительную цель и ценность поведения (не позволяя его рассматривать традиционным или аффективным).

Нравственные ограничения деятельности связаны с потребностной сферой личности врача и выражаются в психологических вкладах в Другого (предмета субъект-субъектного взаимодействия).

Осознание конфликта между нравственностью и моралью является одним из показателей личностного развития. Нормальное органическое личностное отношение в этих конфликтах - это первенство нравственности над моралью. Только в этом случае приходит в действие механизм внутренней регуляции -нравственные ограничения профессиональной деятельности.

Во второй главе «Аутентичность как ценностно-смысловая позиция личности врача» рассматриваются теоретико-методологические вопросы изучения аутентичности как целостно-смысловой позиции личности. На основании анализа философской и психологической литературы была показана значимость аутентичности личности как основы выбора меры воздействия врача на пациента.

Одним из теоретических обоснований понятия «аутентичность» явилась психоаналитическая концепция 3. Фрейда. С этих позиций аутентичность позволяет говорить о равновесии в системе "бытие - сознание" и это равновесие будет являться устойчивым показателем психологического и соматического здоровья индивида.

Другим основанием, которое наряду с философскими идеями, клиническим опытом и психоанализом способствовало оформлению понятия аутентичность, является гуманистическая психология (К. Роджерс, А. Маслоу).

В российской психологии понятие «аутентичность» как соответствие личности и сущности человека исследует А.Б. Орлов, также считающий, что подлинно научная психология должна быть безразлична к любой морали, которая уводит психолога собственно от человека.

Если же выводить нравственность не из специфической субъективности, а с позиции Высшей Объективной морали, то аутентичность предстает в этом случае не только показателем здоровья, но и показателем духовно — нравственного развития, гармонизации личности.

Аутентичность является характеристикой личности, которая определяет целостность и способствует осуществлению деятельности с позиций субъектных отношений, а, следовательно, характеризует личность как несущую в себе актуальную и потенциальную бесконечность.

Аутентичность возможно рассматривать в качестве материально — идеальной системы. Как отмечает А.Ш. Тхостов, «чтобы данное (причинное) отношение реализовать, необходимо «психическое» и «соматическое» поместить в один объективный мир. Психическое лишь тогда может действовать на соматическое, когда между ними есть нечто общее, сводящее их в одно реальное пространство».

Следовательно, аутентичность, представляя собой материально - идеальную систему, обосновывает ценностный подход и способствует выходу из тупика, который представляет собой отношения врача и пациента с позиций ортодоксальной медицины, механистическому отношению к пациенту. Связано это с тем, что причинное отношение при реализации которого «психическое» воздействует на «соматическое» в их едином реальном пространстве, скрыто за феноменом активности человека.

Потребностную сферу личности можно рассматривать как психологическую операционализацию понятия аутентичность, т. к. именно потребности определяют направленность субъективной сущностной основы (мысль, воля, чувство). Ценностно-смысловая активность личности определяется соответствующими потребностями, способствует пониманию аутентичности как

системы. По характеру взаимоотношения со средой выделяют закрытые и открытые системы. Эгоцентризм исключает личностный рост в соответствии со вторым законом термодинамики, который говорит о неспособности изолированных физических систем поддерживать постоянный обмен веществ и энергий со средой. Со временем этот обмен ослабевает, в результате чего в системе и возникает энтропия. В этом случае в системе нивелируются различия, что (если говорить о человеке) как раз и исключает развитие личности. Введение нравственного аспекта не из субъектности, а с позиций Высшей объективной морали, способствует при признании значения внешнего морального закона внутреннему, имманентному включить доминанту будущего в развитие. Отсюда следует, что составляющие аутентичность структуры изменяются во времени и духовный рост подразумевает на каждом этапе смену устоявшихся стереотипов и норм и возникновение духовного вакуума (временного). Благодаря свойству открытой системы, а, следовательно, обмену информацией и энергией со средой, данный духовный вакуум наполняется новым, более высоким смысловым содержанием. Так, аутентичность способна снимать ограничения с нашего сознания, принимающего лишь причинную зависимость.

Свойства самостабилизации и саморегуляции делают аутентичность качеством, способствующим включению процессов контроля. Таким образом, аутентичность образует теоретическую основу интерпретации самополагания человека в актах неадаптивного выхода за пределы изведанного.

Аутентичность личности врача рассматривается нами как показатель его духовно-нравственного развития и осуществления «вкладов» в Другого, субъекта профессионального взаимодействия, благодаря единому пространству «врач - пациент».

Для исследования аутентичности личности врача на основании изложенных выше принципов была разработана методика исследования уровней ценностно-смысловой позиции врача ЦСПВ.. Потребностная сфера позволяет обосновать уровни личностной направленности, характеризующие поведенческие аспекты профессиональной деятельности врача. В методике выделены уровни, которые и определяют основу поведения. Данные уровни в совокупности образуют ценностно-смысловую основу личности врача, т.к. все уровни в той или иной степени присутствуют в структуре личности. Но, действительную основу поведения отражает уровень, который в наибольшей степени (по сравнению с остальными уровнями) присвоен личностью.

Опросник содержит 243 высказывания, оцениваемые испытуемым «верно», «неверно».

Основные шкалы опросника основаны на суждениях, выражающих спектр возможных отношений субъекта к определенному социально психологическому явлению (эгоцентризм, целерациональность, ценностнорациональность, альтруизм).

Примеры высказываний, характеризующих основные уровни личностной направленности: эгоцентризм - «Наибольшее удовлетворение я получаю от

одобрения моей работы»; иелераиионалъность — «Люди, не желающие работать в коллективе, вызывают у меня недоверие»; ценностнораииональность — «Наибольшую радость я получаю от сознания, что работа сделана хорошо»; альтруизм - «Наибольшее удовлетворение я получаю от сознания того, что сделал нечто хорошее другому человеку». Дополнительные шкалы опросника отражают свойства личности: «сила Я», «совесть», «самооценка социально-личностная», «отношение к пациенту», «духовно — трансцендентные ценности». Введение этих шкал обусловлено необходимостью получения информации о ценностных установках врача, влияющих на его взаимодействие с пациентами. Данные опросника были дополнены сведениями биографического характера, полученными в ходе беседы с испытуемыми.

Эмпирическую базу исследования составили врачи различных специальностей медицинских стационарных и амбулаторных учреждений г. Калуги. Среди них 36 женщин и 24 мужчин в возрасте от 24 до65 лет. Выборка является обеспечивающей желательный минимум (Клайн) и в достаточной степени репрезентирующей генеральную совокупность. В ходе проведения эксперимента и обработки полученного материала полученного материала, были выбраны 40 врачей.

Для проверки результативности методики как психодиагностического инструмента исследовалась ВКБ пациентов (36 человек), исследуемых врачей.

В третьей главе «Экспериментальное изучение взаимосвязи аутентичности врача и способности к нравственным ограничениям в профессиональной деятельности» описаны процедуры и результаты изучения уровней личностной направленности врачей и их связь с внутренней картиной болезни пациентов. Проведен анализ валидности и надежности конструкции опросника и его измерительных шкал. Были получены показатели конструктной и текущей валидности.

Полученные значения по основным показателям свидетельствуют о том, что наиболее выраженным в данной выборке является Ценностно-рациональный уровень личностного развития. Большинство врачей из выборки ориентированы на ценности профессии.

Рис. 1. Распределение врачей с различной ценностно-смысловой позицией личности (в %); 1 - эгоцентрический, 2 - целерациональный, 3 -ценнотстно-рациональный, 4 - альтруистический.

Статистические данные подтверждают предположение о том, что рациональная сторона профессиональной деятельности врача, связанная с осознанием необходимости углубления теоретических и практических навыков в профессии, признается ведущей для достижения успеха в деятельности.

Значение медианы (17,5) и среднего квартального отклонения (2,0) говорят об однородности выборки по данному параметру. Ведущая ориентация на профессиональные достижения, на ценности профессии еще не означает, что интересы отдельного пациента учитываются врачом. С одной стороны, врач стремится оказать квалифицированную помощь пациенту, но с другой стороны, - остается к нему «холоден», лишает его эмоционального участия.

Значение по шкале «Самоактуализация» свидетельствуют о признании врачами роли духовного развития для личностного роста. Ценности врачебной деятельности, отраженные во внешних требованиях долженствования, являют необходимое принятие личностью врача нравственного аспекта деятельности. Однако высокие значения среднего квартильного отклонения (4,5) указывают на то, что выборка врачей неоднородна по этому параметру и процесс принятия морально-нравственных ценностей профессии является далеко неустановившимся в среде врачей.

Данные шкалы «Эгоцентризм» позволяют предполагать, что врачам в основном несвойственно удовлетворение корыстных интересов за счет пациентов.

Показатели дополнительной шкалы «Сила Я» практически не отличаются от значений шкалы «Эгоцентризм» (медиана 15,5; квартальное откл. 2,0), что может свидетельствовать о том, что выбор поведения в различных профессиональных ситуациях в основном определяется личностными и психофизиологическими качествами врача, а также о некоторой недооценке врачами собственных сил и возможностей. Вероятно, данный факт является косвенным подтверждением частого эмоционального сгорания, отмеченного исследователями (Юдчиц) в среде врачей.

Показатели шкалы «Совесть» являются наименее выраженными по сравнению с другими дополнительными шкалами (медиана 14,0; квартальное откл. 2,0). Это свидетельствует об общем состоянии нашего общества, т.к. совесть является общественно воспитуемой способностью человека и определяется «мерой его исторического развития, а также его социальной позицией в тех объективных условиях, в которые человек поставлен» (А.А. Гусейнов). Анализ результатов по шкале свидетельствуют об однородности выборки по данному параметру, что может, в свою очередь указывать на устойчивость данного качества в структуре личности (психологические исследования говорят о формировании совести до 12-ти летнего возраста). Данная невысокая способность определяет и практическое отношение к профессиональной деятельности.

Близость значений по шкалам «Отношение к пациенту» и «Социально -личностная самооценка», говорят о наличии общего смыслового пространства при взаимодействии врача и пациента. При этом свою личность врач ставит

выше по сравнению с личностью пациента. Выборка неоднородная по данному параметру, что может указывать и на наличие динамики изменения этих параметров, и на избирательность (симпатия, антипатия) врачей в общении с пациентами.

Невысокие баллы по шкале «Духовные ценности» (медиана 15,5 и среднее квартальное отклонение 1,5) свидетельствуют о соответственно невыраженной способности врачей данной выборки к принятию моральных культурных религиозных ценностей. Невысокое стремление к духовным ценностям подтверждает и вывод, сделанный ранее о стремлении врачей к рационально -познавательным достижениям в профессии.

Если рассматривать вопрос о структуре личности врачей в целом, то это структура с выраженным рациональным имманентно — смысловым уровнем. Врачи достаточно единодушны, а проявлениях эгоцентризма и некритичными относительно собственного поведения. Поведение в процессе общения достаточно стабильно, т.к. соответствует личностным и психофизиологическим, индивидуальным особенностям. Стремление к рациональному познанию в профессии способствует динамичности пространства и времени врачей. Смысловое ядро единого пространства взаимодействия врача и пациента изменяется в зависимости от интеллектуального развития профессионала. И именно на интеллектуальном развитии основано личностное профессиональное развитие врачей, т.е. признание личности пациента равной личности собственного «Я» будет достигнуто не через веру и духовность, а посредством разума и логики. Но, стремление к самоактуализации редко встречающееся качество среди врачей.

Анализ результатов испытуемых., обладающих различными доминирующими ценностно-смысловыми уровнями личностной позиции, позволяет сделать вывод о психологическом пространстве и времени профессионального врача. Психологическое, пространство строится на отношении врача к профессии, жизни в целом. Психологическое пространство включает и Другого человека -пациента.

Психологическое время являет собой динамику жизни профессионала, изменения, потенциал личностного развития. Психологическое время связано с проблемой изменения собственного сознания и контроля за ним.

Психологическое пространство и время профессионала включает и межличностное взаимодействие с пациентами.

Корреляционный анализ шкал опросника. Значимость оценки различий в степени представленности ценностно-смысловых уровней в общей личностной позиции возможно определить путем вычисления коэффициента корреляции, отражающего тесноту связи между двумя рядами. В исследовании использовался коэффициент Пирсона, на основании распределения численностей средних значений по опроснику.

В ходе исследования установлено, что полученные коэффициенты корреляций показывают в основном отсутствие связи между результатами по основным шкалам. В соответствии с представлениями Маслоу, отказавшемуся от жесткой

иерархичности модели потребностей, представленные в данном исследовании ценностно-смысловые уровни соответствуют потребностям развития (а не потребностям нужды), что и подтверждает отсутствие связей между ними. Но, так как данные уровни в системе личности все же представляют некую иерархическую структуру (с отсутствием жесткой связи), то данная иерархия сочетается с автономией (большей или меньшей) нижележащих уровней по отношению к вышележащим и в самоуправлении и саморазвитии личностью используются присущие каждому уровню возможности самоорганизации, зависящей от степени представленности в системе личности. Данный факт подтверждает существование обратной связи между эгоцентрическим (I. уровень) и ценностнорациональным (III. уровень) параметрами (г = - 0,912, р <0,001).

Установлена достоверная, но не тесная связь между целерациональным и ценностнорациональным параметрами, II. и III. уровнями, определяющими соответственно стремление личности к общению и достижениям в профессии (г = 0,31 для р<0,05). Это указывает на благотворное влияние профессионального общения, на повышение знаний и приобретение новых навыков врачами.

Обнаружена отрицательная связь между шкалой эгоцентризма (I. уровень) и дополнительной шкалой «духовно-трансцендентные ценности», (г = -0,32, р =< 0,05). Личность, направленная на себя, таким образом, игнорирует существование высших моральных критериев и ориентируется в поведении, в основном, на собственные морально-нравственные представления. Этот факт подтверждается и теоретическими исследованиями развития личности.

Установлена связь между шкалами «целерациональность» (II. уровень) и шкалой «сила Я» (г = 0,58 для г < 0001). Корреляционный коэффициент подтверждает, что сила «Я» человека регулирует поведение в соответствии с действительной целью. Производительные или сущностные силы человека -силы общительности, связаны с человеческим «Я». Выделение человеком самого себя среди других субъектов социального окружения, ориентированного на свою индивидуально-биологическо-социальную целостность, с учетом пространственно - временного личностного континуума.

Слабая связь между шкалами «Целерациональность» и «Высшие духовные ценности» (г = 0,29 для р = 0,1) свидетельствует о внешнем, декларируемом признании значения Высшей морали. Слабая отрицательная связь (соответствие значений по модулю) - (г = - 0,29 для г = 0,1) между шкалами «направленность на самоактуализацию» (альтруистический, IV. уровень) и «Высшие духовные ценности» показывает, что стремление врачей к наиболее полному проявлению индивидуально-личностных потенций, направленных на реализацию собственного «Я» в профессии и помощи пациентам не имеет связи с онтологически-мотивационными факторами.

Данное положение подтверждается наличием слабой связи шкал «ценностнорациональной» (практическая направленность III. уровень) и

«духовно-трансцендентные ценности» (г = 0,33 для г = 0,05). Эта связь указывает на то, что если врач в своей деятельности приходит к осознанию значения Высшей морали, то это осознание, присвоение личности, является результатом разума и логика, а не веры и интуиции.

Таким образом, все ценностно-смысловые уровни структуры личности врача обнаруживают близкую по модульному значению связь (прямую или обратную) со шкалой «духовно-трансцендентные ценности». Этот факт свидетельствует о том, что развитие личности, несмотря на наличие или отсутствие веры, связано с духовным миром, и, хотя бы косвенно, но предполагает в нем мотивы, стимулы, установки и ориентиры практической деятельности, что обусловлено культурно -историческим и социальным развитием общества. И, хотя, выявленные связи являются слабыми, но уже их наличие позволяет говорить о существовании «вертикали духовного развития». (СБ. Братусь). Полученные результаты показывают, что данная выборка врачей имеет потенцию духовного роста.

Существование единого смыслового пространства взаимодействия врача и пациента подтверждается связью между шкалами «отношение к пациенту» и «социально -личностная самооценка» (к = 0,771 для р < 0,001). Формирование внутренней картины болезни ВКБ пациента отражает переживания пациентом того влияния, которое не него оказывает врач и которое в ситуации профессионального взаимодействия, в основном не вытекает из намерений последнего. Переживание пациентом своей собственной динамики, таким образом, характеризует личность врача. Данная связь подтверждает и то, что пациент - предмет практической этики врача.

Связь между шкалами «самоактуализация» (альтруистическая направленность - IV. Уровень) и «отношение к пациенту» указывает на то, что врачи, являясь представителями профессии с «субъект-субъектным» типом взаимодействия, осознают значение способности к гуманистической нравственной реакции в их деятельности. Установлено наличие связи между шкалами «самоактуализация» (альтруистическая направленность - v уровень) и «социально - личностная самооценка» (г = 0,73 для р = 0,001). Данная связь указывает на то, что стремление к самореализации в профессии, к наиболее полному проявлению своих индивидуально - личностных качеств врачи оценивают в соответствии со своим социальными статусом в среде коллег. Высокая самооценка и социальная значимость связанна с профессиональными достижениями и уважением в коллективе. Связь между шкалами «социально личностная самооценка» и «совесть» (г = 0,421 для г = 0,01) указывает на то, что врачи считают себя способными к проявлению индивидуального этического самоконтроля, к саморегуляции поведенческих актов, поступков и действий в соответствии со «справедливыми» рациональными, альтруистическими, профессиональными кормами. Но, обратная связь между ними «отношение к пациенту» и «совесть» (г = -0,38 для г = 0,02) свидетельствует о том, что в различных ситуациях конфликта или непонимания в процессе профессионального взаимодействия, врачи склонны оправдывать себя и свое

поведение и порицать пациента, видеть в нем «виноватую» сторону в сложившейся ситуации.

Существует слабая обратная связь между шкалами (IV. уровень) «направленность на самоактуализацию» и «совесть» (г = - 0, 352 для г = 0,05), которая указывает на то, что в системе возможного целостного и аутентичного самопроявления личности врача, самоконтроль осуществляемая на основе мотива чувства долга. Данный факт подтверждается и корреляциями других шкал со шкалой «совесть». Можно сделать вывод и о том, что совесть не является, чаще всего, внутренним двигателем самосовершенствования, а лишь стимулом личности профессионала к деятельностно-практическому отношению к действительности.

Слабая обратная связь, между шкалами «сила Я» и «совесть» (г = -0,296 для г = 0,1) указывает на то, что способность к самоконтролю поведения в различных ситуациях деятельности связана либо с индивидуальными психико-физиологическими особенностями и личностными установками, либо с осознанием нравственного значения своих действий. Профессиональная в своей деятельности обычно ориентирован какой - либо один из данных вариантов самоконтроля.

Основными выводами по результатами корреляционного анализа шкал опросника являются следующие: а) существуют некоторые типичные сочетания уровней в структуре личности; б) данные корреляционного анализа подтверждают данные теоретических представлений о психологическом содержании понятия «аутентичность».

Чтобы обосновать пригодность методики, необходимо на основе теоретических предпосылок и данных предыдущего этапа эксперимента описать различные уровни аутентичности, характеризующие тот или иной уровень нравственного развития и ценностно-смысловой позиции личности. По данным эксперимента (первый этап) составлены психологические портреты врачей, раскрывающие их ценностно-смысловой уровень. Эффективность работы таких врачей характеризовалась процессуальными и результативными показателями. Процессуальные показатели раскрывают то, как врач в процессе деятельности реализует свои личностные качества, какое влияние он оказывает на личность пациента. Результативные показатели рассматривают, какой тип ВКБ формируется у пациентов в процессе межпрофессионального общения «врач - пациент».

Тип В КБ определялся посредством анализа результатов опросника реагирования на болезнь, включающего широкий круг вопросов, охватывающих особенности восприятия пациентом своего состояния, отношение больного к личностно значимым последствиям болезни, изменение межличностных взаимоотношений вследствие патологического процесса и т.д. Результатом явилось выделение 5 независимых измерений, которые были интерпретированы как основные типы (варианты) ВКБ. Эти факторы названы: «гипернозогнозия», «эго-дистонность», «возможность утаивания», «атрибуция

ответственности», «стыд» (СИ. Овчаренко, А.Ш. Тхостов, М.Ю. Дробижев, Э Н. Ищенко, И. А. Бевз, 1997).

Таким образом, осуществлялась теоретико-прагматическая оценка валидности опросника, признанная па сегодняшний день наиболее продуктивной (К.М. Гуревич, 2000г.), и определено как эти уровни соотносятся с ВКБ пациента.

Изучалась ВКБ пациентов (36 человек). Анализ результатов позволяет сделать вывод о ВКБ пациентов, а также обосновать зависимость сложившейся ВКБ от развития личности лечащего врача. Было произведено соотнесение показателей по основным шкалам опросника, определявшим ценностно-смысловую позицию личности врача и показателями реагирования на болезнь их пациентов. Это позволило обосновать, как во ВКБ отражены переживания пациентом того влияния, которое на него оказывает врач. Существование единого ценностно-смыслового пространства взаимодействия врача и пациента свидетельствует о причинной связи между элементами системы «субъект-субъект». Формирование ВКБ или субъективного восприятия человеком своего заболевания находится в прямой зависимости от субъективного восприятия врачом своего пациента.

С этих позиций именно нравственность ограничивает деятельность, а мера воздействия на пациента выступает явлением нравственности, ограничивающей профессиональные действия врача.

Для обоснования данного предположения были изучены ВКБ пациентов врачей с различными доминирующими уровнями их ценностно-смысловой позиции. На этих врачей была представлена ранее типологическая характеристика.

Представленная на рисунках 2 (а; б) дифференциация параметров психосоматических заболеваний может быть использована для прогнозирования динамики ВКБ, что в свою очередь делает возможным осуществление своевременного психологического вмешательства, направляемого на коррекцию отношения пациента к болезни и оптимизацию сотрудничества между врачом и пациентом.

а) конструктивные показатели внутренней картины болезни у пациентов;

| деструктивные показатели внутренней картины болезни.

возможность утаивания

Рис. 2 (а, б). Распределение конструктивных и деструктивных показателей внутренней картины болезни у пациентов врачей с различными ценностно-смысловыми уровнями (1 — эгоцентрический; 2 - целерациональный; 3 — ценностно-рациональный; 4 - альтруистический).

Можно заключить, что у врачей с более высоким уровнем нравственного развития преобладают пациенты с более выраженными конструктивными показателями ВКБ.

Значимость различий между группами пациентов определялась с помощью критерия Манна - Уитни. Результаты показывают, что особенности ВКБ пациентов, - исследуемых врачей с четырьмя различными доминирующими в структуре личности ценностно-смысловыми уровнями, имеют значимые различия [р < 0,05]. Высокие значения по фактору «стыд» свидетельствуют о стремлении замаскировать отталкивающие симптомы соматического страдания, сделав их максимально незаметными для окружающих.

Подобная реакция выявлена у пациентов врачей первого и второго ценностно-смыслового уровня (Эгоценртизм и Целерационалъностъ). Два первых уровня характеризуются удовлетворением личных корыстных интересов и потребностью слиться с социальным окружением коллег, способствуют равнодушному отношению к пациенту, его психоэмоциональному состоянию и формирует у последнего соответствующую реакцию на личность врача и само заболевание.

Отличительной особенностью ВКБ пациентов врача с доминирующим третьим уровнем (Ценностно-рациональным) являются наиболее выраженные значения измерений «гипернозогнозия», «возможность утаивания». Возможно, это связано с тем, что врач видит в пациенте объект грамотного профессионального воздействия, ю с другой стороны, пациент, не получая эмоционального участия врача, может почувствовать себя психологически беспомощным, что в конечном итоге может способствовать возникновению невротических реакций (скрытых или внешних, в зависимости от преморбидных личностных черт пациента). У пациентов врача с доминирующим четвертым уровнем (Самоактуализации) выражены показатели «эго-дистонность» и «атрибуция ответственности», следовательно, эти пациенты положительно используют не только медикаментозное воздействие, но и психологический контакт с врачом. У таких пациентов возникает реакция к пересмотру себя как личности, анализу своей жизни, приведшей к заболеванию.

Результаты экспериментального исследования показали, что внутренняя картина болезни ВКБ отражает переживания пациентом того влияния, которое в ситуации профессионального взаимодействия вытекает из субъективных намерений врача. Можно утверждать, что существует единое смысловое пространство межличностного, взаимодействия врача и пациента, характеризующее этический аспект профессиональной деятельности врача и формирующее ВКБ пациента.

Заключение.

Смысл профессиональной деятельности раскрывается через сферу субъект-субъектного взаимодействия врача и пациента и неотделим от личности врача, а нравственные ограничения от аутентичности.

Аутентичность представляет собой целостность этического сознания врача и является открытой системой системой, поэтому в процессе обмена информацией со средой происходит личностный рост и осуществляются вклады в субъекта профессионального взаимодействия (Другого). Нравственные ограничения как субъективные нормы, определяющие и опосредующие границы пространства реализации, осуществляются при направленности субъективной основы (мысль, воля, чувство) в процессе делания, познавания и действования, к постижению объективных начал -красоты, истины, блага — как цели.

1. Установлено, что профессиональная деятельность врача характеризуемая «субъект-субъектным» типом взаимодействия, имеет своим предметом границу воздействия врача на пациента. Эта граница связана с существованием единого смыслового поля , профессионального взаимодействия, где ценности профессионального долженствования становятся смыслами поведения врача, при действительном согласовании чувств, стремлений и действий врача и пациента. В этом случае осуществляются нравственные ограничения деятельности, заключающиеся в согласовании ценностей профессионального долженствования и имманентных смыслов субъекта деятельности.

2. Определено что нравственные ограничения деятельности выступают принципом профессиональной деятельности врача, т.к. являются этической нормой, характеризующей взаимодействие врача и пациента. Сущность нравственных ограничений проявляется в заботе врача об интересе пациента, в условиях их психологической и социальной обособленности и при ограничении собственного личного интереса врача. В этом случае механизм нравственных ограничений задает субъективный смысл через соотнесение с профессиональными ценностями, которое позволяет согласовать индивидуальные цели и ценности профессии.

3. Доказано, что аутентичность личности врача характеризует целостность его ценностно-смысловой профессиональной позиции. Мера соответствия имманентного субъективного смысла и ценностей - профессиональных и общечеловеческих - определяет уровень духовно-нравственного развития личности врача. Показателем уровня духовно-нравственного развития профессионала является уровень его актуальных, действительных потребностей, процесс удовлетворения которых определяет цель и направленность деятельности.

4. Определены уровни ценностно-смысловой позиции личности врача, которые обусловлены процессом личностного становления и приобщением к миру человеческой культуры. Эгоцентрический и цеперационалъный уровни

ценнностно-смысловой позиции личности врача, связанные с удовлетворением личностных корыстных интересов и ориентацией на удовлетворение социально-групповых потребностей отражают ограниченную способность познания духовной стороны жизни, опредмечивание Духа, которое выражается в значимости для личности материальных достижений. Ценностно-рациональный уровень ценностно-смысловой позиции личности врача, связан с ориентацией на профессиональные достижения, ценности профессии. Этот уровень отражает стремление личности к осознанию своего места в профессии, что предполагает -совершение нравственного поведения и значимость личности пациента. Альтруистический уровень ценностно-смысловой позиции личности врача отражает стремление личности к самовыражению в деятельности в соответствии с действительным благом пациента. На данном уровне приходит ориентация не только на ценности профессии, но и на трансцендентные духовные ценности.

5. Экспериментально установлено, что внутренняя картина болезни (ВКБ) пациентов, которая формируется в процессе взаимодействия с врачом и служит показателем методики исследования аутентичности врача и показателем границы профессионального воздействия врача на пациента. Выявлены: группа пациентов с неконструктивной и две группы пациентов с конструктивной ВКБ. Неконструктивная, относительно их личности, ВКБ характерна для пациентов врачей с доминирующим эгоцентрическим и целерациональным уровнями ценностно-смысловой профессиональной позиции.

Конструктивная, относительно их личности ВКБ характерна для пациентов врачей с доминирующим ценностнорациональным и альтруистическим уровнями ценностно-смысловой профессиональной позиции. Психоэмоциональный контакт врача и пациента способствовал формированию неконструктивной (1 группа) и конструктивной (2 и 3 группа) ВКБ. Следовательно, этический аспект профессиональной деятельности врача и формирование ВКБ пациента связаны единым смысловым пространством «субъект-субъектного» взаимодействия врача и пациента.

6. Доказано, что врачи, обладающие ценностно-рациональным и альтруистическим уровнями, доминирующими в ценностно-смысловой профессиональной позиции, согласовывают свои действия, мысли и чувства с действиями, мыслями и чувствами пациентов. На альтруистическом ценностно-смысловом уровне врач достигает наивысшего самовыражения в деятельности и личного саморазвития. Врачи, реализующие в своей профессиональной деятельности альтруистический уровень ценностно-смысловой позиции личности, ориентируются не только на профессиональные ценности, но и на спектр общечеловеческих трансцендентных духовных ценностей. В их деятельности осуществляются действительные нравственные ограничения как субъективные нормы, определяющие и опосредующие границы пространства самореализации личности в профессии. ВКБ пациентов таких врачей характеризуется высокими показателями ее конструктивности и возможности гармоничного переосмысления пациентом себя как личности.

Исследование открывает ряд вопросов, которые ждут своего разрешения. Прежде всего, необходимо дальнейшее изучение связи медицинской деонтологии и врачебной этики, те учения о морали и нравственности, о системе норм нравственного поведения врачей и их общественном долге. Аксиологическое направление дает новый импульс к исследованию данных вопросов, т.к. успешность деятельности врача зависит не только от той или иной степени выполнения профессионального долга и умелого использования достижений науки, но и от степени участия, внимания, заботы по отношению к больному человеку. Перспективным можно предположить направление связанное с изучением механизмов нравственной регуляции в деятельности, а, следовательно, и методологических основ и методов данных исследований.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Сорокина Ю.В. Аутентичность личности как основа нравственных ограничений деятельности. Сборник трудов Калужского отделения Российского Психологического Общества / Калуга, 2003. - С. 116-119.

2. Сорокина Ю.В. Нравственное ограничение как личностная позиция врача в его профессиональной деятельности// Образование — в XXI век: Этика, религоведение, педагогика. Материалы международной научно-практической конференции. - Шуя: Шуйский государственный педагогический университет, 2003 г. - С. 79-82.

3. Сорокина Ю.В. Психотерапевтическое влияние личности врача на формирование ВКБ его пациентов// Психопрофилактика, психогигиена и психотерапия в становлении психологической службы России. - Материалы всероссийской научно-практической конференции. - 4.2. - Воронеж: Воронежский государственный университет, 2003г - С. 270-274.

4. Сорокина Ю.В. Диагностика нравственного развития личности врача// Журнал практического психолога, 2004. - №1. С. 70-81.

5. Сорокина Ю.В. Методика диагностики аутентичности личности врача: опыт разработки и применения// Психологическая диагностика, 2004. - №2. -С. 83-95.

РНБ Русский фонд

Аутентичность личности как основа нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук

Подписано в печать 20.09.2004. Формат 60x84/16. Бумага офсетная. Печать трафаретная.

Усл. печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Зак № 87. Отпечатано АП «Полиграфия», г. Калуга, ул. Тульская 13а. Лиц. ПЛД № 42-29 от 23.12.99

Содержание диссертации автор научной статьи: кандидат психологических наук , Сорокина, Юлия Викторовна, 2004 год

Введение.

Глава I. Нравственное содержание профессиональной деятельности врача.

1.1. Сущность профессиональной деятельности врача.

1.2. Духовные аспекты становления нравственных ограничений

1.3. Психологическая природа нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача.

Глава II. Аутентичность как ценностно-смысловая позиция личности профессионала.

2.1. Аутентичность: определение и подходы к исследованию.

2.2. Системно-динамические свойства аутентичности личности.

2.3. Влияние ценностно-смысловой позиции личности врача на формирование внутренней картины болезни (ВКБ) пациента.

Глава III. Экспериментальное изучение взаимосвязи аутентичности личности врача и способности к нравственным ограничениям в профессиональной деятельности

3.1. Описание подхода к изучению аутентичности личности врача

3.2. Применение опросника «Ценностно-смысловая позиция врача» (ЦСПВ) в изучении аутентичности: (I этап эксперимента).

3.3. Зависимость внутренней картины болезни пациента от общего ценностно-смыслового профиля личности врача:

II этап эксперимента).

Введение диссертации по психологии, на тему "Аутентичность личности как основа нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача"

Актуальность исследования обусловлена возрастающей ролью проблемами этических аспектов практики современной медицины. Научно — техническая революция, воздействие высоких биотехнологий, возможность оказывать влияние на сознание человека, распространение нестандартных методов лечения - все эти условия стремительно меняют облик медицины и оказывают воздействие на личность врача, ставя его в ситуации постоянного нравственного выбора.

Традиционно профессиональная деятельность врача регламентируется деонтологией (наукой о профессиональном поведении человека). Принципы медицинской деонтологии представляют форму профессионального долженствования, закрепленную юридическими правами и обязанностями, которая и регламентирует деятельность врача в соответствии с социальными этическими нормами и критериями или абсолютными ценностями, моральными устоями человеческого сообщества. Это форма профессионального долженствования составляет внешнюю нормативную сторону регулирования профессиональной деятельности врача.

Данная сторона профессиональной деятельности и возможности ее регуляции достаточно исследованы, сведения о них представлены в специальной литературе. В подобном внешнем контексте этического регулирования деятельности изучались и проблемы нравственного развития личности врача (А.Г. Васюк 1993, И.В. Майорова 1998, А.Г. Васильева 1998), где в основном отмечены социальные факторы успешной деятельности; важность общественно-политических отношений и характер взгляда общества на личность человека (М.И. Жуков 1990). Выявлялись основы формирования профессионального мышления врача (В. П. Андронов, 1998г), которое определяется социокультурными ценностями и нормами общества Отмечена связь морально-нравственного аспекта и психологии в структуре высшего образования (В. А. Аверин 1997), психологическими основами развития личности; с эмоциональными механизмами формирования личности (Н. А. Корниенко, 1997).

Анализ данных исследований и сведений, представленных в специальной литературе показал достаточно одностороннее обращение к изучению профессиональной деятельности врача и, в частности, к механизмам её регуляции. Если этот вопрос, в той или иной мере, и затрагивается исследователем, то, в основном, он освещается с общепринятых позиций морали и абсолютной значимости ценности, обнаруживающейся в благах культуры (наука, право, религия) как «нормирующее» ценностное содержание требований долженствования.

Между внешней и внутренней сторонами регуляции профессиональной деятельности существует противоречие, которое заключается в том, что абсолютная значимость (ценности истины, красоты и добра) обнаруживается в декларируемых ценностях-благах профессиональной деятельности и оборачивается к действующему индивиду, выступая как требования долженствования. Но не всегда абсолютные ценности обнаруживаются в имманентном мире как личностные «смыслы» поведения и действий индивида, т.е. субъективно подразумеваемые смыслы.

Нравственные ограничения заключаются в осознанном согласовании чувств, стремлений и действий врача с чувствами, стремлениями и действиями пациента. В этом случае абсолютные (трансцендентные) ценности будут сопряжены с имманентной ценностно-смысловой сферой как «смыслы» профессиональной деятельности и будут представлены в ней в качестве субъектно-нормативных требований долженствования.

Таким образом, необходимо обосновать качество личности, которое является носителем субъектно-нормативных требований долженствования или основанием в выборе меры воздействия на Другого.

Психологические исследования (В .А. Ананьев) определяют данное качество как стремление к аутентичности и выделяют его как одно из важнейших в структуре зрелой личности.1 Аутентичность личности характеризуется естественностью выражения себя, отсутствием «желания не быть, а казаться», т.е. в личности обнаруживается реальное (а не кажущееся) единство действительности и ценности. Ценности выступают принципами деятельности (Г.Риккет). В неаутентичной личности (между самой личностью и её сущностью, согласно выражению К. Юнга, «имеет место некоторый «дьявольский» (т.е. разделяющий) эффект». В то же время между личностью аутентичной и сущностью человека имеет место противоположный эффект - объединяющий или интегрирующий (А. Орлов, 1995), который и снимает противоречие между двумя сторонами регуляции профессиональной деятельности.

Исследование аутентичности можно осуществить через обращение к потребностной сфере человека, т.к. именно потребности определяют направленность мыслей, чувств и воли, т.е. субъективной (сущностной) основы.

Если субъективная поведенческая направленность — удовлетворение например, потребностей материальных (личного успеха, карьерного роста и др.) и эти потребности будут являться высшими в иерархии конкретного индивида, то и мера воздействия на Другого человека (хотя, возможно, и соответствующая внешним социальным нормам), в этом случае будет исходить из субъективных ценностей данного индивида, высшей из которых будет являться личное благо. Социально одобряемый поступок (или действие), таким образом, не будет являться направленным на Добро по своей сущностной основе.

Имманентный смысл, т.е. субъективно подразумеваемый смысл, воплощаясь в деятельности, позволяет судить о духовно-нравственном состоянии личности, не позволяя рассматривать ее поведение традиционным или аффективным.

Таким образом, существует теоретическая и практическая необходимость изучения аутентичности как характеристики личности профессионала, опосредствующей целостность его этического сознания и регламентирующей нравственные границы в его профессиональной деятельности.

Объект исследования: ценностно-смысловая регуляция профессиональной деятельности врача.

Предмет исследования: личностные факторы нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача.

Цель исследования: определить взаимосвязь аутентичности личности врача и его способности к нравственным ограничениям в профессиональной деятельности.

Гипотеза исследования: нравственные ограничения в профессиональной деятельности врача, проявляясь в осознанном согласовании чувств, стремлений и действий врача и пациента, будут обусловлены аутентичностью личности профессионала как обеспечивающей целостность его ценностно-смысловой профессиональной позиции.

Задачи исследования:

1. Провести теоретический анализ подходов к исследованию профессиональной деятельности и личности врача.

2. Раскрыть сущность и механизмы нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача.

3. Обосновать психологическое содержание ценностно-смысловой позиции личности врача как многоуровнего образования, включающего и уровень аутентичности личности профессионала.

4. Разработать методику диагностики аутентичности личности врача и провести ее анализ как психодинагностического инструмента в определении взаимосвязи между ведущим уровнем ценностно-смысловой позиции личности врача и внутренней картины болезни его пациентов.

Методологические и теоретические основы исследования. Исследование базировалось на основополагающих принципах психологии и акмеологии: единство сознания и деятельности (А.Н.Леонтьев), системности; деятельностного опосредования; детерминизма; на философскопсихологических принципах соотношения исторического развития и индивидуальной истории становления субъекта деятельности (J1.C. Выготский); онтология личности и сущности (А.Б. Орлов, Б. П. Вышеславцев), становлении субъективной феноменологической реальности (Б.С. Братусь, Е.И. Исаев, В.И. Слободчиков, М.К. Мамрдашвили), становлении и развитии профессионально-личностного самоопределения и духовно-нравственного развития (Е. А. Климов, A.A. Деркач, E.H. Богданов, И.С. Кон, A.B. Петровский); теории отношений (A.A. Бодалев, В.Н. Мясищев), а также идеях философов-гуманистов о саморазвитии личности (К. Роджерс, А. Маслоу) и русской религиозной философии (В. Соловьев; С. Булгаков).

Научная новизна и теоретическая значимость. Впервые аутентичность личности врача как основа нравственных ограничений в деятельности выступила предметом специального исследования. Аутентичность раскрывается как целостность этического сознания профессионала, как свойство, обеспечивающее соответствие внутренней и внешней сторон профессиональной деятельности - имманентного смысла и ценностей профессионального долженствования.

Раскрыты сущность и механизм нравственных ограничений профессиональной деятельности врача. Сущность нравственных ограничений заключается в осознании действий субъектом деятельности в рамках врачебной морали в соответствии с действительным и возможным благом пациента; а механизм нравственных ограничений проявляется в преобразовании отношений между врачом и пациентом в единое смысловое пространство «субъект-субъектного» взаимодействия, обеспечивающего конструктивные, психологические вклады врача в пациента.

Нравственные ограничения в деятельности обеспечиваются целостностью ценностно-смысловой позиции врача, которая определяет психологическое содержание понятия «аутентичность».

Введена операционализация понятия «аутентичность» через потребностную сферу, отражающую уровни ценнтсно-смысловой позиции и, таким образом, осуществлена градация аутентичности в структуре личности профессионала.

Описаны уровни ценностно-смысловой позиции врача эгоцентрический, целерациональный, ценностно-рациональный, альтруистический.

Разработана и применена новая психодиагностическая методика исследования уровней ценностно-смысловой позиции личности врача (УЦСП), получены результаты, позволяющие делать выводы об аутентичности как показателе целостности этического сознания личности врача.

Обнаружена взаимосвязь между развитием личности врача и формированием внутренней картины болезни (ВКБ) у его пациентов. Эта взаимосвязь позволяет рассматривать ВКБ конструктивной или неконструктивной характеристикой развития личности пациента и обосновать этический аспект профессиональной деятельности врача.

Методы исследования. Для реализации задач исследования и проверки гипотез использовались общетеоретические методы научного познания (анализ литературы по проблеме, концептуализация и моделирование, выдвижение гипотезы, проектирование, эксперимент); методы психологических исследований (авторская методика изучения уровней ценностно-смысловой позиции врачей (УЦСП); опросник реагирования на болезнь (ОРБ) (авт. С.И. Овчаренко, А.Ш. Тхостов; М.Ю. Дробижев, Э.Н. Ищенко, И.А. Бевз); беседа, наблюдение.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечены теоретико-методологической обоснованностью научных положений; логикой проведения эксперимента в соответствии с целью, задачами и условиями исследования; методами статистической обработки и анализа полученных данных, проверкой психологической характеристики методика, корреляционного анализа; методами моделирования и интерпретации.

Организация исследования. Опытно-экспериментальная работа проводилась на базе медицинских стационарных и амбулаторных учреждений г. Калуги. В эксперименте принимали участие 60 врачей различных медицинских специальностей, 36 пациентов.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные теоретические положения и результаты исследования обсуждались на заседании кафедры психологии профессиональной деятельности и непрерывного образования КГПУ им. К.Э. Циолковского (2004г), на научно-практической конференции «Актуальные проблемы этического образования студентов. Образование и развитие личности» в Шуйском государственном педагогическом университете (2003г), на Всероссийской научно-практической конференции «Психопрофилактика, психогигиена и психотерапия в становлении психологической службы России» в Воронежском государственном педагогическом университете (2003г).

Положения, выносимые на защиту

1. Профессиональная деятельность врача, характеризуемая «субъект — субъектным» типом взаимодействия, предлагает наличие нравственных ограничений, определяющих меру воздействия на пациента и являющихся механизмами внутренней регуляции деятельности.

2. Сущность нравственных ограничений профессиональной деятельности раскрывается через самоосознание субъектом действий в рамках врачебной морали, в соответствии с действительным и возможным благом пациента. Механизм нравственных ограничений в профессиональной деятельности врача проявляется в активности субъекта деятельности, направленной на формирование пространства «субъект-субъектного» взаимодействия врача и пациента.

3. Операционализацией понятия «аутентичность» выступит потребностная сфера личности, уровни которой отражают ценностную смысловую позицию в профессии. Эго-центрический уровень ценностно-смысловой позиции личности врача связан с удовлетворением личностных корыстных интересов в ущерб нормам и ценностям профессии и благу пациента; целерациональный уровень характеризуется стремлением к удовлетворению социально-групповых интересов, поддержанию отношений с коллегами и ориентацией на совместную деятельность; ценностнорациональный уровень связан с ориентацией на ценности профессии, деловое сотрудничество, способность отстаивать собственное мнение, полезное для достижения профессиональных целей; альтруистический уровень определяет стремление к действительному благу пациента и самоактуализации личности в профессии, наиболее полному выявлению личностных возможностей. Ценностнорациональный и альтруистический уровни характеризуются согласованностью ценностей профессии и личностных смыслов, воплощенной в практической деятельности.

4. Уровни ценностно-смысловой позиции личности врача — эгоцентрический, целерациональный, ценностнорациональный, альтруистический - взаимосвязаны с показателями внутренней картины болезни (ВКБ) пациентов. Эта взаимосвязь позволяет рассматривать ВКБ, отражающую психоэмоциональное состояние больного и его отношение к собственному заболеванию, как неконструктивную или конструктивную характеристику развития личности пациента; а также обосновать существование единого смыслового пространства межличностного профессионального взаимодействия, характеризующее этический аспект профессиональной деятельности врача.

Структура диссертационной работы. Работа включает в себя введение, три главы основной части, заключение, библиографический список использованной литературы, приложения.

Заключение диссертации научная статья по теме "Психология развития, акмеология"

1. Установлено, что профессиональная деятельность врача характеризуемая «субъект-субъектным» типом взаимодействия, имеет своим предметом границу воздействия врача на пациента. Эта граница связана с существованием единого смыслового поля профессионального взаимодействия, где ценности профессионального долженствования становятся смыслами поведения врача, при действительном согласовании чувств, стремлений и действий врача и пациента. В этом случае осуществляются нравственные ограничения деятельности, заключающиеся в согласовании ценностей профессионального долженствования и имманентных смыслов субъекта деятельности.

2. Нравственные ограничения деятельности выступают принципом профессиональной деятельности врача, т.к. являются этической нормой, характеризующей взаимодействие врача и пациента. Сущность нравственных ограничений проявляется в заботе врача об интересе пациента, в условиях их психологической и социальной обособленности и при ограничении собственного личного интереса врача. В этом случае механизм нравственных ограничений задает субъективный смысл через соотнесение с профессиональными ценностями, которое позволяет согласовать индивидуальные цели и ценности профессии.

3. Доказано, что аутентичность личности врача характеризует целостность его ценностно-смысловой профессиональной позиции. Мера соответствия имманентного субъективного смысла и ценностей - профессиональных и общечеловеческих - определяет уровень духовно-нравственного развития личности врача. Показателем уровня духовно-нравственного развития профессионала является уровень его актуальных, действительных потребностей, процесс удовлетворения которых определяет цель и направленность деятельности.

4. Определены уровни ценностно-смысловой позиции личности врача, обусловлены процессом личностного становления и приобщением к миру человеческой культуры. Эгоцентрический и целерациональный уровени ценнностно-смысловой позиции личности врача, связанные с удовлетворением личностных корыстных интересов и ориентацией на удовлетворение социально-групповых потребностей отражают ограниченную способность познания духовной стороны жизни, опредмечивание Духа, которое выражается в значимости для личности материальных достижений. Ценностно-рациональный уровень ценностно-смысловой позиции личности врача, связан с ориентацией на профессиональные достижения, ценности профессии. Этот уровень отражает стремление личности к осознанию своего места в профессии, что предполагает совершение нравственного поведения и значимость личности пациента. Альтруистический уровень ценностно-смысловой позиции личности врача отражает стремление личности к самовыражению в деятельности в соответствии с действительным благом пациента. На данном уровне приходит ориентация не только на ценности профессии, но и на трансцендентные духовные ценности.

5. Экспериментально установлено, что внутренняя картина болезни (ВКБ) пациентов, которая формируется в процессе взаимодействия с врачом и служит показателем методики исследования аутентичности врача и показателем границы профессионального воздействия врача на пациента. Выявлены: группа пациентов с неконструктивной и две группы пациентов с конструктивной ВКБ. Неконструктивная, относительно их личности, ВКБ характерна для пациентов врачей с доминирующим эгоцентрическим и целерациональным уровнями ценностно-смысловой профессиональной позиции.

Конструктивная, относительно их личности ВКБ характерна для пациентов врачей с доминирующим ценностнорациональным и альтруистическим уровнями ценностно-смысловой профессиональной позиции.

Психоэмоциональный контакт врача и пациента способствовал формированию неконструктивной (1 группа) и конструктивной (2 и 3 группа) ВКБ. Следовательно, этический аспект профессиональной деятельности врача и формирование ВКБ пациента связаны единым смысловым пространством «субъект-субъектного» взаимодействия врача и пациента.

6. Доказано, что врачи, обладающие ценностно-рациональным и альтруистическим уровнями, доминирующими в ценностно-смысловой профессиональной позиции, согласовывают свои действия, мысли и чувства с действиями, мыслями и чувствами пациентов. На альтруистическом ценностно-смысловом уровне врач достигает наивысшего самовыражения в деятельности и личного саморазвития. Установлено, что врачи, реализующие в своей профессиональной деятельности альтруистический уровень ценностно-смысловой позиции личности, ориентируются не только на профессиональные ценности, но и на спектр общечеловеческих трансцендентных духовных ценностей. В их деятельности осуществляются действительные нравственные ограничения как субъективные нормы, определяющие и опосредующие границы пространства самореализации личности в профессии. ВКБ пациентов таких врачей характеризуется высокими показателями ее конструктивности и возможности гармоничного переосмысления пациентом себя как личности.

Исследование открывает ряд вопросов, которые ждут своего разрешения. Прежде всего, необходимо дальнейшее изучение связи медицинской деонтологии и врачебной этики, те учения о морали и нравственности, о системе норм нравственного поведения врачей и их общественном долге. Аксиологическое направление дает новый импульс к исследованию данных вопросов, т.к. успешность деятельности врача зависит не только от той или иной степени выполнения профессионального долга и умелого использования достижений науки, но и от степени участия, внимания, заботы по отношению к больному человеку. Перспективным можно предположить направление связанное с изучением механизмов нравственной регуляции в деятельности, а, следовательно, и методологических основ и методов данных исследований.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования были решены поставленные задачи, цели, в основном, достигнуты, подтверждены выдвинутые гипотезы.

Осуществлен теоретический анализ проблемы. На основании анализа философской и психологической литературы была показана значимость целостности этического сознания личности врача, определяющей его способность к нравственным ограничениям в профессиональной деятельности. Полученные в ходе теоретико-экспериментальной работы данные позволяют рассматривать способность к нравственным ограничениям как механизм внутренней регуляции, опосредующие границы пространства самореализации личности в процессе деятельности. Функция нравственных ограничений — сузить возможности субъекта деятельности, поставить в рамки существующей врачебной морали, определить требованиями долженствования, а также соразмерить профессиональные полномочия в соответствии с действительным и возможным благом пациента.

Содержательный теоретический и этический анализ процесса развития этического сознания врача развития этического сознания врача, основанный на изучении ценностно-потребностной сферы личности показывает, что в этом процессе является определяющей направленность субъективной основы (мысль, воля, чувство). Среди уровней ценностно-потребностной сферы личности, связанных со степенью целостности этического сознания — аутентичностью, мы можем выделить следующие: 1) эгоцентризм; 2) целерациональность; 3) ценностнорациональность; 4) альтруизм. В работе показано, что ценностно-потребностные уровни, доминирующие в личности, соответствуют субъективным внутренним нормам профессионального долженствования.

В результате исследования показано, что аутентичность снимает противоречие между моральным и нравственным элементами, образующих в этом случае целостное этическое сознание личности, которое является основанием, базой выбора меры воздействия на пациента. Нравственные ограничения деятельности, непосредственно связанные с потребностной сферой личности врача выражаются в психологических вкладах в пациента (предмета субъект-субъектного взаимодействия).

В целях исследования была разработана методика, предназначенная для изучения потребностных уровней, образующих ценностно-смысловую позицию личности врача. Данная методика была в=подвергнута тщательной проверкой оценке валидности и надежности ее конструкции и ее измерительных шкал. Теоретическая и эмпирическая смысловая структура разработанной методики находится в соответствии с теоретической схемой Б.С. Братуся О вертикали духовно-нравственного развития; представлений А.Маслоу об иерархической организации потребностей, которые, являясь источником активности, представляют форму связи человека с внешним миром; представлений философско-религиозных В.Соловьева, рассматривающего субъективную сущностную основу, направленность которой определяется ведущей потребностью, субъективным основанием личностной целостности

Каждый уровень описан в контексте деятельности врача и влияния на психо-эмоционльное состояние пациента.

При данном подходе можно говорить о структуре личности врача как об определяющей основе для осуществления «субъект-субъектного» взаимодействия, как основе разрушения или созидания в отношении личности пациента. Таким образом, методика предназначена для исследования целостности этического сознания, являющегося базой выбора меры воздействия на пациента для определения действительной, а не декларируемой позиции личности врача.

Психометрические характеристики методики позволяют использовать ее в исследовании для получения достоверных и значимых результатов. Подтверждением данных результатов явились ВКБ пациентов исследуемых врачей. Основные измерения ВКБ пациентов (гипернозогнозия, эгодистонность, атрибуция ответственности, стыд, возможность утаивания) соответствуют ценностно-смысловой позиции личности лечащего врача.

Список литературы диссертации автор научной работы: кандидат психологических наук , Сорокина, Юлия Викторовна, Калуга

1. Абрамова Г.С. Юдчиц Ю.А., Психология в медицине. - М., 1998г.

2. Абушенко В.А.Ст. Аксиология. Новейший философский словарь. Минск, 2001г.-С. 15-18.

3. Абульханова-Славская К.А.,Гордиенко Е.В. Представления личности об отношении к ней значимых других// Психологический журнал 2001г.-№5-С. 38-47.

4. Авдеев Д.А. Невярович В.К. Наука о душевном здоровье. Основы православной психотерапии. М.: «Рус. хронограф», 2001.- С. 50-54.

5. Аверин В.А. Психология в структуре высшего образования. Автореф. Диссер. С-Пб. 1997г.

6. Акопян Т.А. Дорофеева Т.М. Социально-психологическая компетентность студентов-медиков. Проблемы, возникающие в процессе общения с больными// Мир психологии 2000г. №4 - С. 217220.

7. Ананьев В.А. Психология здоровья: пути становления новой отрасли человекознания. Психология здоровья под.ред С.С. Никифорова СПб: Изд. С-Пб университета, 2000г.- С. 28-30.

8. Андронов В.П. Психологическая основа формирования профессионального мышления. Автореф. Диссер., М., 1992.

9. Арсеньев A.C. Размышления о работе С.А. Рубинштейна: «Человек и Мир»// Вопросы философии, 1993г.- №5 С. 134-143.

10. Арсеньев А. С. Философские основы понимания личности. Автореферат диссертация, М.,2001 г.

11. Асмолов A.C. Философские основания понимания личности. М. 2002г.

12. Бех И. Д. Психологические основы нравственного развития личности. Автореф. диссер., Киев, 1997.

13. Богданов E.H. Нравственные чувства в структуре личности: содержание и функции// Сов. Педагогика. 1986г. - №4 - С.41-46.

14. Богданов E.H. Формирование и развитие профессионально-нравственной культуры будущего учителя: Автореф. диссер. М., 1995г.

15. Бодалев A.A. Психология общения. Москва-Воронеж, 1996.

16. Брушлинский А.Н. Психология субъекта в изменяющемся обществе // Психологический журнал. 1996г. №6 - С. 31-32.

17. Братусь Б.С. «Смысловая вертикаль сознания личности»// Вопросы философии, 1999г. -№11 С. 81-90.

18. Братусь Б.С. К проблеме нравственного сознания в культуре уходящего века// Вопросы психологии 1993г. №1- С. 6-12.

19. Братусь Б.С.К изучению смысловой сферы личности// Вест. Моск. Ун-та. Сер. 14. Психология 1981г. №2 - С. 46-55.

20. Братусь Б.С. Опыт обоснования гуманитарной психологии// Вопросы психологии 1990г. №6 - С. 9-17.

21. Братусь Б.С. К проблеме человека в психологии// Вопросы психологии 1997г. №5 - С. 3-19.

22. Братусь Б.С. Христианская и светская психотерапия // Московский психотерапевтический журнал 1997. №4 - С. 5-19.

23. Братусь Б.С. Образ человека в гуманитарной психологии/Психология с христианским лицом: гуманистическая "перспектива в постсоветской психологии. — М.: Смысл, 1997. — С. 6792.

24. Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М.: Роспедагенство, 1994.

25. Брянчанинов И. Творения. Аскетические опыты. Слово о человеке. М., 2001г. С. 217-221.

26. Булгаков С.Н. Философский смысл троичности// Вопросы философии 1989. №2 - С. 90.

27. Валуева М.Н. Произвольная регуляция вегетативных функций организма. М., 1967.

28. Василькова А.П. Эмпатия как один из специфических критериев профессиональной пригодности будущих специалистов-медиков Автореф. диссер., С-Пб, 1998г.

29. Василюк Ф.Е. Уровни построения переживания и методы психологической помощи// Вопросы психологии, 1988. №5 - С. 2737.

30. Василюк Ф.Е. Типология переживания различных критических ситуаций//Психологический журнал. 1995. —№5 —С. 104-114.

31. Василюк А.Г. Психологические особенности профессионального сановления личности Врача. Автор, диссер., М., 1993.

32. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека. — М.: Изд-во МГУ, 1990. 288С.

33. Войно-Ясенецкий В.Ф. Наука и религия. Ростов-на-Дону, 2001г.

34. Войно-Ясенецкий В.Ф. Дух, душа и тело. Ростов-на-дону. 2001г. -С. 231-232.

35. Войцехович В.Э. Духовные основы здоровья// Мир психологии, 2000г.-№4-С. 233-243.

36. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., 1960. -499С.

37. Выготский Л.С. Реальные формы социального поведения. Психология личности. Г. Самара. 2002г. Т.2. -С. 146-150.

38. Вышеславцев Б.П. Сердце в христианской и индийской мистике // Вопросы психологии. 1990г.- №4 С. 77-78.

39. Вышеславцев Б.П. Этика преображенного эроса. — М.: республика, 1994. 368С.

40. Ганнушкин П.Б. Избранные труды. М., 1964. С 264.

41. Гегель. Сочинения. т.1У, М., 1959. С. 212-213.

42. Гиппократ. Избранные книги. М., 1936г. С. 121.

43. Гольбах П.А. Избранные произведения М.: Изд-во соц.-эконом. лит., Т. 1. 1963.

44. Гуревич K.M., Борисова Е.М. Психологическая психодиагностика. Учебное пособие. М., 2000г.

45. Гуревич K.M., Раевский А.М. Личность как объект психологической диагностики// Психологический журнал 2001г.- №5 -С. 29-36.

46. Гусейнов A.A. Статьи. Философский словарь под. Ред. И. Фролова. М., 2001г.-С. 163, 191.

47. Гусейнов A.A. Согласовательное наклонение морали// Вопросы философии. 2001г. №5 - С. 3-33.

48. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М., 200г.

49. Деглин В.Я. Клинические психотерапии неврозов и неврозоподобных состояний. Руководство по психотерапии. Под. Ред. В.Е. Рожнова-Т.: Медицина, 1979. С. 324.

50. Деркач A.A. Зазыкин В.Г. акмеология. Учебное пособие. М., 20003г.

51. Деркач A.A. Зазыкин В.Г., Маркова А.К. Психология развития профессионала. Учебное пособие. М.,- 2000г.

52. Егоров Е. А. Принципы свободы как основание общей теории регуляции // Вопросы философии 2000по №5 - С. 11.

53. Жуков М.И. Социально-психологические факторы успешной деятельности врача. Автореф. диссер. На с. к.п.н., М. 1990.

54. Завьялов A.B., Плотников В.В. О путях вовлечения психологии в практическую медицину// Психологический журнал, 1996 №4 С. 126134.

55. Зазыкин В.Г. Психолого-акмеологические основы деятельности специалистов в основных условиях. Автореф. дис. М., 1994.

56. Знаков В.В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры// Вопросы Психологии. 1998. №3 - С. 104-114.

57. Зуй М.И. Онтологические предпосылки этики// Философские науки, 1991.- №10.

58. Иванников В.А. Потребности как жизненные задачи»// Вестник МГУ, сер. 14,1997. №2 - С. 14.

59. Иванов Г.П. Акмеологические аспекты формирования профессионально-нравственной культуры педагогов-психологов (на материале Калужской области): Диссер. канд. психол. наук. — Калуга, 1999.

60. Ильенков Э.В. Что же такое личность?/ С чего начинается личность. М.: Изд-во политической литературы. 11984. С. 319-358.

61. Кабанов М.М. Психотерапия И реабилитация в современной клинической медицине. Руководство психотерапии. Т: Мед., 1979. С. 77.

62. Каган М.С. О духовности (опыт категориального анализа)// Вопросы философии 1985. №9.

63. Кассирский И.А. О врачевании проблемы и раздумья. М.: Мед., 1970-271С.

64. Келле В.Ж. Научное познание и ценности гуманизма.//Ценностные аспекты развития наук. Сборник под ре. Н.С. Злобин, В.Ж. Келле, М., 1990. С. 8.

65. Кириллов М.М., Орлова М.М. Методы психологического обследования и психологической помощи реабилитации больных с заболеваниями легких. Учебно-методические рекомендации. Саратов, 1987.

66. Клайн Дж. Религиозная метафизика, В. Соловьева// Вопросы философии, 2000г. №3 - С. 111.

67. Клайн П. Справочное пособие по конструированию тестов. Киев, 1994г.

68. Климов Е.А. Общечеловеческие ценности глазами психолога-профессиоведа// Психологический журнал. 1994. №4. С. 130-0136.

69. Климов Е.А. Психология профессионала. М., 1996г.

70. Клищевская М.В., Солнцева Т.Н. Профессионально важные качества как необходимые и достаточные условия прогнозирования успешной деятельности// Вестник МГУ, сер. 14, 1999г. №4.

71. Ковалев М.А. Духовность в системе профессионального становления специалиста. Автореф. диссер. М., 1997г.

72. Козлов Н.И. Как относиться к себе и людям. М./Новая школа, 1993.-С. 318.

73. Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М./ Политиздат, 1984 336 С.

74. Кон. И.С. Дружба: Этико-психологический очерк. М. Политиздат., 1989. - 350 С.

75. Конева Е.В.Особенности мышления субъект-субъектных видов деятельности// Психологический журнал, 1996г.- №4 С. 82-94.

76. Корниенко H.A. Эмоциональные механизмы нравственного формирования личности. Автореф. диссер. Новоссибирск, 1992.

77. Краткий психологический словарь под ред. A.B. Петровский, М.Г. Ярошевский. Ростов-на-Дону, 1998.

78. Краткий философский словарь. М., 1999г.

79. Кузнецова Е.В. Особенности восприятия и оценки невербального поведения врачей больными сердечно-сосудистой патологией//Прикладная психология, 1999. №1 - С. 49-59.

80. Кузьмина Т.А. Гуманистическая этика. Философский словарь под ред. Фролова, М, 2001г. С. 139.

81. Куляскина Л.Ю. Аксиология: место в системе знаний// Вестник МГУ сер. 7. Философия 2002г. №3 - С. 90-97.

82. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. -МУПолитиздат,. 1997г.

83. Леонтьев А.Н. Проблема деятельности в психологии»// Вопросы философии. 1972г. №9 - С. 95.

84. Леонтьев А.Н. Деятельность и сознание// Мир психологии, 1999. -№1 С. 76-84.

85. Леонтьев Д.А. От социальных ценностей к личностным: социогенез и феноменология ценностной регуляции деятельности// Вестник МГУ, сер. 14,1996г. №4 - С. 35-45.

86. Леонтьев Д.А. Психология смысла. Автореф. диссер. на соиск. д. пс. наук, 1999г.

87. Либих С.С. Психотерапия и медицинская психология. В кн.: Руководство по психотерапии, под ред. В.Е. Рожнова. — Ташкент: Медицина, 1979г.- С. 59.

88. Лобковиц Н. Христианство и культура// Вопросы философии, 1993. — №3. С.72.

89. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии, М. Наука, 1984. - С. 449.

90. Майорова Н.В. Соответствие человека его профессиональной деятельности: (субъектно-деятельностный аспект) Автореф. диссер., М., 1998.

91. Мамардашвили М.К., Пятингорский A.M. Символ и сознание. -М: изд. Русская культура, 1997. С. 134.

92. Марогин В.Г. Автореферат — диссертация. Экпериментально-психологическое исследование ценностно-потребностной сферы личности. 1999г.

93. Маслоу А. Теория личности. Психология личности Т.-l, Самара 2002г.-С. 379-391.

94. Маслоу А. Мотивация и личность. Психология личности. Т.-1; Самара 2002. С. 391-416.

95. Мильман Н.Я., Клишевский JI.E. Некоторые вопросы Рентгенологической деонтологии. М, 1960.

96. Миронова М.Н. О сопряженной доминанте как основе механизма симбиотической связи// Вопросы психологии, 1989. №6 - С. 58-64.

97. Миронова М.Н. Методика изучения смысловых уровней в структуре личности педагога. Калуга, 2002г.

98. Миславский Ю.А. Природа и структура системы саморегуляции и активности личности. Диссер. на соис. к.п.н. М., 1994г.

99. Можейко М.А. Теизм. Новейший философский словарь. Минск, 2001г.-С. 1019.

100. Мошкова Г.Ю. биографический метод и проблема психологии личности ученого// Вопросы психологии 1994 С. 131-141.

101. Мясищев В.Н. Структура личности и отношение человека к действительности. Психология личности. Т.2. Самара 2002г. С. 223227.

102. Мясищев В.Н. Значение проблемы неврозов, ее современное состояние и задачи ее разработки. М., 1965. №5 С. 15-23.

103. Овчаренко С.И., Тхостов А.Ш., Дробижев М.Ю., Ищенко Э.Н., Бевз И.А. Особенности течения бронхиальной астмы // Пульмонология. 1997 - №3 - С. 22-24.

104. Одерышев Б.С. Введение в математическую статистику. С-Пб, 1996г.

105. Ожегов C.JL, Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2002г.

106. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. Парадигмы, проекции, практики: Учебное пособие. — М.: Изд. Центр «Академия» 2002г. С. 272; 43.

107. Орлов А.Б. Личность и сущность: внешнее и внутреннее Я человека // Вопросы психологии. 1995г.- №2.

108. Павлов Н.П. Полное собрание соч. Изд. 2-е, Т. — III, кн. 1-2, М. — 1., 1951.

109. Панков Д.В. Рациональная психотерапия. Руководство по психотерапии. Т.: медицина, 1979г.-С. 199, 194.

110. Петров H.H. Вопросы хирургической деонтологии. Изд-е 5-е, М., 1956.

111. Петровский В.А. Личность как субъект активности. Психология личности. Т.2. Самара 2002г. С.469 488.

112. Петровский A.B. Петровский В.А. Индивид и его потребность быть личностью. Психология личности. Т.-2. Самара 2002г. С. 457467.

113. Писарев Д.М. Основные проблемы врачебной этики и медицинской деонтологии М.: Мед. 1965.

114. Портянко В.Н. Энергетика биологически активных точек в системе свойств иерархической индивидуальности. Автореф. диссер. на зв. к.п.н. Уфа, 1999г.

115. Ракитин М.Н. Психотерапия невроза страха. Руководство по психотерапии. Т.: Медицина, 1979г. С. 392-393.

116. Рожнов В.Е. Либих С.С. Психотерапия в клинике внутренних болезней. Руководство по психотерапии. Т.: Медицина, 1979, С. 525, 531

117. Рожнов В.Е., Мацанов А.К. Психотерапия В онкологии. Руководство по психотерапии Т: Медицина, 1979г. — С.560, 564-566.

118. Рубинштейн С.Л. Самосознание личности и ее жизненный путь. Психология личности, Т.2. Самара, 1997.

119. Сергеев К.К. Структурно-уровненвая психодиагностика, Самара, 1997.

120. Серебрякова Л. Духовные основы здорового образа жизни. С-Пб, 1999 г.- С. 12-13.

121. Сеченов И.М. Психология поведения: Изд. психол. труды/ Моск. психол. ин-т; Изд. ин. прак. психол; Воронеж, 1995. 315С.

122. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии С-Пб, 2002г.

123. Силуянова И. Этика врачевания. Современная медицина и православие М., 2001г.

124. Слободчиков В.Н. Феноменология субъективного духа// Человек 1994.-№5-С. 21-38.

125. Симонов П.В. болезнь неведения. М., 1968.

126. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Индивидуальность как встреча с собой Другим. Психология личности Т.2. 2002г. С. 500-509.

127. Соловьев В. Философские начала цельного знания. Минск, 1999г — С. 482.I

128. Сорокина Ю.В. Факторы «риска», определяющие возникновение и характер течения психосоматического заболевания. Дипломная работа; Калуга, 1999г.

129. Современный философский словарь. Москва, Бишкек, Екатеринбург, 1996г.

130. Сухоруков A.C. Жизнетворчество личности динамике ее смысловой системы. Автореферет диссертация. М., 1996г.

131. Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002г. С. 287.

132. Урванцев JI. П. Индивидуальные различия в практическом мышлении (не материале решений врачом диагностических задач// Психологический журнал, 1996. №4 - С. 97-107.

133. Улыбина Е.В. Обыденное сознание: продуктивность противоречий в развитии сознания» // Мир психологии 1999г.- №1. — С. 128-141.

134. Филимонов С. Церковь, больница, больной. С-Пб, 1999. С. 16.

135. Философский энциклопедический словарь. М. 2000г.

136. Флоренский П. Иконостас. М.2001г. - С. 227, 229-232.

137. Флоренский П. Разум и диалектика// Русская философия: конец IXI начло ХХв.СПб: Изд-во СПб Университета 1993. - С. 333-343.

138. Франкл СЛ. Смысл жизни// Вопросы философии. 1990. №6. -С. 68-131.

139. Фрейд 3. Я и оно. Харьков. Фолео, 1998г.

140. Ценности, смыслы, поступки: материалы философско-психологического семинара памяти К. И. Челпанова// Человек, 1995. -№5-С. 5-24.

141. Чугунов Э.С., Портнов Ф.Н. Характеристики общения в эталоне медицинского работника// Психологический журнал 1987. №5 — С. 84-93.

142. Энциклопедический философский словарь, М., 2000г.

143. Юдин Б.Г. Этика биомедицинских исследований. Сборник, М., 1989.-С.13.

144. Юдин С.С. Творчество хирурга. «Вестник хирургии», 1961, Т-87, №12.

145. Яковленко С.И. Философия незанятости// Вопросы философии. 1996. — №1. С.41-57.

146. Яроцкий А.И. О психотерапии при хронических внутренних болезнях. « Русский врач», 1917. С. 25-28.

147. Abel Т. The nature and use of biograms// Amer. J. of sociology. 1947/ V.N 2. P. 111-118.

148. Albright L.R. Glennon J.R. Personal history correlates of physical scientists career cypiration//J.Appl. Psychol. 1961. V.45. №5. P.281-284.

149. Alexander F.Psychosomatic medicine N.4.1950.

150. Buel W.D. Biographical data and the identification of creative research personnel//J. Appl. Psychol. 1965. V.45. №5. P. 281-284.

151. Cattel R.B. The personality and motivation of the researcher from measurements of contemporaries and from biography// Scientific Creativity. 1963. P. 119-137.

152. Dunbar, F. Psychosomatic diagnosis. N -Y London, 1948.

153. Dombrowski K. Trud istienia. Warszawa, 1975.

154. Maslov A. Toward a psychology of Being. N.Y.: Van Nostrand. 1968.

155. Pogers C.R. Freedom of lean for the SOS. N.Y. Toronto - Sydney. 1983.