И.М. Шеина

ЗНАКИ КУЛЬТУРЫ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ

Данная статья является попыткой показать, как теоретическое знание, представленное в современной культурологии и культурной антропологии, может быть использовано для формулировки целей и задач прикладной науки. Формируя у студентов межкультурную коммуникативную компетенцию в рамках дисциплин, связанных с теорией и практикой межкультурной коммуникации, преподаватель должен видеть связь между определениями культуры, описаниями составляющих ее элементов, особенностей и универсалий и практическим результатом, к которому студенты должны прийти.

В своей работе мы опирались на те определения, в которых подчеркивается роль культуры в символической организации и трансляции социально значимого опыта и ценностно-смысловой информации 1. Хотя определение культуры как разделяемой системы символов вряд ли можно назвать исчерпывающим, некоторые открытия, сделанные в рамках этого направления, применимы в теории межкультурной коммуникации.

Для выявления принципов символической организации культуры исследователи прибегают к поиску универсалий, аналогичных существующим феноменам в языке. В результате раскрываются общие механизмы упорядочивания социокультурного опыта в естественном языке и в невербальных знаковых и символических системах. Способность человека отбирать и связывать друг с другом элементы непосредственного опыта приводит к формированию и упорядочиванию представлений на разных уровнях внутреннего мира - в сознании и подсознании. На основе представлений складываются внутренние концепты, организующие зафиксированные характеристики объекта или явления в некоторую структуру или устойчивую совокупность. Когда эта совокупность приобретает внешнюю форму, устанавливается связь между этой формой и обозначаемым элементом реальности.

Описывая механизмы формирования знаковых и символических систем, авторы не разграничивают их, определяя и те, и другие как организующие факторы культурной среды. Б. Бикель в своем исследовании культурного символизма пространственных представлений народа Бель-хар (Непал) также подчеркивает, что его трактовка «символа» отличается от трактовки Ф. Соссюра, поскольку системами символов для него являются культурно регламентированные формы и аспекты поведения в повседневной жизни 2. На наш взгляд, разграничивать термины «знак»

и «символ» все же необходимо. Так, по мнению Н.Д. Арутюновой, одной из граней, отделяющей символ от знака, является отсутствие у первого прагматического аспекта. Символ указывает на смысл, сообщает информацию (при условии, что мы знаем, как правильно его интерпретировать), но он не может передать отношение к тому, что сообщается, так же, как и не может помочь осуществить воздействие для достижения определенной коммуникативной цели 3.

Более точно описать способность культуры к трансляции опыта можно с помощью термина «языки культуры», определяемые как семиотические системы, которые выделяют в жизненном потоке, а затем расчленяют и объединяют представления об объектах, действиях, состояниях, интенциях. Языки культуры обозначают все то, что люди видят, чувствуют, делают и стараются выразить 4. Они указывает на то, чем являются вещи и идеи в определенных социально типичных ситуациях, эксплицируют правила оперирования культурными объектами в таких ситуациях, определяют структуру и характер самих ситуаций, задают критерии оценки этих ситуаций.

Н.Ф. Алефиренко видит в языках культуры форму существования и репрезентации этнокультурного сознания, то есть социально значимой для данного сообщества совокупности знаний, которая формируется в результате осмысления духовно-ценностной деятельности 5.

Помимо этого, языки культуры участвуют в упорядочивании отношений человека с окружающей средой. В результате возникают так называемые «культурные порядки», то есть «определенные области упорядоченности, где деятельность, поведение, взаимодействие, коммуникация особым образом организованы и имеют специфическое символическое выражение» (например, пространственный порядок, институциональный порядок, познавательный порядок и т.п.) 6.

Итак, для более эффективного взаимодействия с реальным миром культура создает системы кодов, обеспечивающие упорядочивание и формализацию не только процессов познания и передачи социально значимой информации, но всех сфер взаимодействия человека с реальным миром. Таким образом, культура одновременно объединяет людей, обеспечивая их социальную интеграцию в сообществе или группе, и разделяет их, создавая каждый раз особый способ совместной жизнедеятельности. Каждый код, или язык, культуры обладает набором единиц, способных вступать в определенные конфигурации. Однако процесс кодирования предполагает и проблему раскодирования, то есть адекватного понимания.

Уникальные особенности организации каждой отдельной культуры не могут не создавать сложностей в процессе межкультурной коммуника-

ции. Эти сложности в первую очередь связаны с тем, что, даже тщательно изучив языки культурных порядков в рамках одной культуры (вместе с ее естественным языком), мы не застрахованы от культурных ошибок (так же, как и языковых). При этом культурные ошибки могут привести к негативным последствиям гораздо быстрее, чем языковые. Вместе с тем анализ тех особенных механизмов, с помощью которых культура выполняет универсальную познавательно-коммуникативную функцию, может, как нам представляется, помочь найти ответы на целый ряд вопросов, связанных с проблемой избежания коммуникативных неудач.

Первая группа вопросов связана с тем, как естественный язык взаимодействует с другими языками культуры в интракультурной коммуникации. К этой группе, например, относятся вопросы о способах и приемах, используемых носителями культуры при интерпретации неязыковых знаков и символов, о том, как информация, получаемая по невербальным каналам, при ее интерпретации «переводится» в вербальные формулы.

Кроме того, если провести параллель между естественными языками и языками культуры, то можно задать вопрос об эффективности создания и применения системных описаний языков культуры. Системное описание естественных языков, как известно, во многом способствовало их более успешному изучению.

Далее возникает вопрос о том, в какой форме наиболее эффективно включить в теорию и практику межкультурной коммуникации системные описания «культурных порядков» (например, временных, пространственных и др.). Причем существующие описания, о которых более подробно будет сказано ниже, явно недостаточны.

Некоторые ответы на поставленные вопросы можно найти в культурно-антропологических теориях, предлагаемых далее к рассмотрению.

Наиболее последовательно параллель между языком и культурой проводится в концепции Э. Холла . По аналогии с языком он выделяет в культуре следующие единицы:

- мельчайшие составляющие, которые не существуют изолированно;

- составные элементы, которые воспринимаются как единое целое;

- структуры (паттерны), образуемые из целостных элементов.

Например, семья является целостным элементом культуры. При этом

в целях изучения ее можно поделить на составляющие, и в то же время она является частью более сложных общественных структур. Следует отметить, что созданный автором список элементов культуры с трудом поддается анализу, так как он включает чрезвычайно разнопорядковые явления, такие, как «форма управления», «слова», «день» (по-видимому, имеется в виду распределение видов деятельности в течение суток) и т.д.

Выдвигаемое Э. Холлом положение о том, что элементы объединяются в категории, мало проясняет ситуацию, так как в качестве примера приводятся лингвистические классификации. Автор мотивирует это наличием зависимости между значимостью того или иного составного элемента в культуре и степенью разработанности лексики, используемой для его означивания. С нашей точки зрения, здесь правомерно задаться вопросом, насколько культурная категоризация может совпадать с языковой и можно ли поставить между ними знак равенства.

Определяя культуру как коммуникацию, а коммуникацию как культуру, Э. Холл проводит параллель между коммуникативными ситуациями и культурными ситуациями. Составные элементы могут изучаться изолированно, как и слова в языке, но подлинное свое значение они обретают только в контексте культуры. Из них создаются сообщения, которые автор объединяет по функциональному признаку в десять основных систем: взаимодействие между индивидами, объединения (группы, классы), поддержание жизнеспособности, отношения между полами, восприятие пространства и отношение к территории обитания, восприятие времени, обучение, игра, оборона и взаимодействие с окружающей средой. Хотя автор называет их «основными системами сообщений» (primary message systems), в рамках теории коммуникации приведенный выше список, скорее всего, характеризует деятельностный, социальный и пространствен-но-времен-ной контекст, в котором происходит передача и восприятие сообщения. Эти системы, по-видимому, частично совпадают с описанными выше «культурными порядками» и «культурными универсалиями», так как их выделение также определяется теми универсальными потребностями людей, для удовлетворения которых существует культура.

Анализ концепции Э. Холла приводит нас к выводу о необходимости более глубокого исследования категории контекста в условиях межкультурной коммуникации. В лингвистической теории коммуникации прагматический контекст включается в коммуникативную ситуацию как ее составная часть, поскольку он во многом определяет форму и содержание высказывания 8. Однако механизм учета прагматического контекста в процессе обработки информации и интерпретации вербального сообщения до конца не выявлен. Культурные факторы будут неизбежно участвовать в этом процессе, так как, по мнению многих исследователей, культура действует в качестве «фильтра» или «экрана» между носителем культуры и окружающей средой. Она определяет объем и содержание информации, которую мы отбираем для себя из окружающего мира и из общения с другими людьми.

Роль контекста подробно рассматривается Э. Холлом в работе «Beyond Culture» 9. Контекстуализация (contexting), по его определению,

заключается в способности человеческого мозга восполнить недостающую информацию. Внутренняя контекстуализация основывается либо на фоновых знаниях, либо на сигналах, подаваемых нервной системой. Внешняя контекстуализация - это информация, извлекаемая из контекста ситуации.

Как показывают исследования Э. Холла, различия в способах контек-стуализации приводят к возникновению различий в формах поведения. Так, например, в культурах так называемого «высокого контекста» важная часть информации в процессе общения должна быть извлечена из внешнего контекста ситуации или из представлений собеседников. Говорящий ожидает, что слушатель поймет его проблемы, хотя они не названы и прямо не изложены. В культурах этого типа существует четкое разграничение между «своими» и «чужими», при этом в рамках определенной социальной группы вышестоящие несут ответственность за поступки нижестоящих. Процесс коммуникации в этих культурах протекает экономно, быстро и эффективно, но дополнительное время затрачивается на извлечение скрытой информации. Большое значение имеет не то, что говорится, но то, как это говорится, кто говорит и что стоит за сказанным.

Культуры низкого контекста более открыты для чужих, там возлагаются большие надежды на работу «системы» созданных социальных институтов, а не на личные отношения в группе. В процессе коммуникации вся основная информация при передаче сообщения содержится в нем самом в эксплицитной форме.

Культурный контекст ситуации общения, по-видимому, связан с тем, как организованы в рамках данной культуры отдельные культурные порядки. Информация об этом передается и воспринимается с помощью языков культуры. Если считать единицы этих языков знаками, то правильность интерпретации контекста зависит не только от содержания, передаваемого знаком, но и от прагматической ценности знака. Примером такой прагматической ценности может служить в японской культуре глубина поклона, зависящая от социального статуса и пола собеседника.

Речевая деятельность, которая всегда протекает в рамках определенного культурного контекста, может для удобства исследования отделяться от других видов деятельности, но, как справедливо отмечает М.В. Никитин, она «вместе с тем является продолжением и частью действительного мира и деятельности людей» 10. Информация, получаемая при правильной интерпретации невербальных сообщений, передаваемых языками культуры (организация пространства, одежда собеседников, язык жестов и т.д.), в условиях интракультурной коммуникативной ситуации, позволяет выбрать адекватные вербальные средства (слова, синтаксические конструкции, речевые клише) и избежать коммуникативных неудач.

Таким образом, категория культурного контекста позволяет выстроить модель, представленную на рисунке 1.

Рис. 1. Обмен информацией в культурном контексте

Таким образом, первым ключом к пониманию невербальной информации, передаваемой языками культуры, является знание присущих данной культуре особенностей организации культурных порядков. К сожалению, существующие в теории межкультурной коммуникации описания культурных порядков не обладают той научной четкостью, которая присуща описаниям естественных языков в лингвистике. Тем не менее, рассмотрим некоторые из них.

Э. Холл выделяет два типа культуры в зависимости от особенностей организации деятельности во времени и пространстве. В монохронных культурах время четко сегментировано, деятельность обычно подчинена заданному расписанию. В определенный промежуток времени человек концентрируется на выполнении одной задачи, то есть проблемы решаются по мере их поступления. В полихронной культуре несколько событий проходят одновременно, при этом значение расписания не столь ве-

лико, заранее назначенные встречи отодвигаются, один и тот же человек может быть одновременно вовлечен в несколько видов деятельности.

Описание полихронных культур у Э. Холла подтверждает наше предположение о том, что различия в организации культурных порядков связаны с прагматической ценностью знака в языке культуры: «Заранее назначенные встречи не имеют того значения, которое они имеют в Соединенных Штатах. Они постоянно переносятся» (Перевод наш. - И.Ш) 11.

Если провести параллель между языковым знаком и знаком языка культуры, то следует предположить, что последний, как и первый, обладает семантическим и прагматическим аспектами, то есть свойством не только обозначать, но и выражать отношение пользователя к самому знаку и денотату знака. При этом важно отметить, что в современной лингвистике оба аспекта все чаще рассматриваются во взаимодействии и взаимо-проникновении и «семантика... функционально смыкается с прагматикой» 12. С нашей точки зрения, взаимопроникновение двух аспектов в знаке языка культуры доходит до степени слияния. Например, в одной культуре манера смотреть в глаза собеседнику во время разговора расценивается как проявление искренности и уважения. В другой культуре такая манера расценивается как проявление неуважения. Один и тот же знак обозначает прямо противоположное в разных культурах, но эта противоположность заключается именно в оценке знака собеседником. Оценка в свою очередь обусловлена принятой в культуре системой ценностей, являющейся неотъемлемой частью культурной картины мира.

Факторы, обусловливающие правильную интерпретацию знака языка культуры, можно представить в виде схемы (рис. 2).

Культурная картина мира влияет на все компоненты схемы: организацию культурного порядка, общую систему языка культуры и содержание знака, в котором неразрывно соединились его семантика и прагматика. Язык культуры создается для определенного культурного контекста и вместе с ним определяет содержание знака и его правильную интерпретацию.

Культурная картина мира

Культурный контекст как частный случай проявления определенных культурных порядков

Языки культуры как средство организации культурных порядков

Содержание знака языка культуры (прагмасемантика)

Э. Стюарт предлагает модель, которая в некоторой степени может способствовать выявлению взаимосвязей между особенностями организации культуры и ценностным компонентом культурной картины мира. Он анализирует американскую культуру по четырем параметрам: формы деятельности, формы отношений между людьми, восприятие мира и восприятие себя 13. Модель Э. Стюарта, несомненно, представляет огромный интерес, однако она все же несколько расплывчато представляет взаимосвязи между культурной картиной мира, организацией культурных порядков и языками культуры.

Сделав из его анализа дополнительные выводы, мы можем представить, как ключевые ценности американской культурной картины мира определяют организацию различных форм деятельности. Некоторые из наших выводов представлены в таблице 1.

Э. Стюарт, Э. Холл и многие другие авторы убедительно показывают на примерах, что представители американской культуры, оказываясь в других странах и сталкиваясь с иной системой ценностей, а следовательно и с другими формами организации деятельности, испытывают большие затруднения в интерпретации языков чужой культуры. Так, американцу трудно понять, почему официальное лицо во время заранее назначенной встречи общается не только с ним, но и еще с несколькими людьми 14 Ему, привыкшему считать физические упражнения и заботу о своем здоровье частью цивилизованной жизни, также трудно смириться с тем, что у индейцев Аритама (Колумбия) больной считается чуть ли не священным лицом.

Таблица 1

Ключевые ценности Формы деятельности

Ориентация на осязаемый результат, успех, достижение 1. Определенным образом организованная система принятия решений и разрешения проблем: • необходимо, чтобы в процессе принимали участие все, на ком может сказаться результат; • каждый участник процесса должен занимать активную позицию; • необходимо по возможности принять во внимание последствия данного решения для каждого; • необходимо рассматривать альтернативные пути решения проблемы; • те, кто принимал решение, должны нести за него ответственность; • последующая за принятием решения деятельность представляется как цепочка событий, которые должны быть распланированы. 2. Организация конкуренции между участниками в ходе деятельности для повышения мотивации. 3. Принятие рискованных решений в случае необходимости.

Ориентация на активную трудовую деятельность, осуждение праздности, стремление быть чем-то занятым 1. Построение успешной карьеры, самореализация в профессиональной деятельности. 2. Признание за людьми, добившимися успеха в работе, права на управление другими людьми. 3. Приоритет работы над развлечением с точки зрения затраченных усилий и времени.

Ориентация в будущее, которое ассоциируется с прогрессом 1. Монохронная организация труда во времени (см. выше). 2. Повышение благосостояния как критерий прогресса. 3. Использование окружающей среды для достижения материального прогресса.

На самом деле дать системное описание языка культуры по типу лингвистических описаний естественных языков чрезвычайно трудно, о чем свидетельствует неудачный, с нашей точки зрения, опыт Э. Холла. Но возможно установить связь между содержанием знака, особенностями его использования в определенном культурном контексте и ключевыми ценностями, зафиксированными в культурной картине мира. Покажем это на примере, который мы использовали выше, и представим в таблице 2.

Таблица 2

Содержание знака культуры

Знак языка культуры Манера смотреть в лицо собеседнику

Культурный контекст Разговор (то есть вербальный обмен информацией) двух людей.

Содержание знака Уважение, открытое и дружелюбное отношение к собеседнику.

Ценности культурной картины мира Признание равенства людей в обществе, важность открытого проявления дружелюбия.

Отметим, что данная таблица справедлива для культур, в которых отсутствует жесткая иерархия в социальных и возрастных отношениях. Опускание глаз в разговоре с более старшим по возрасту или вышестоящим по социальной лестнице как проявление уважения характерно для культур с иными ценностями. Но предложенная в таблице интерпретация знака обусловлена не только ценностями культурной картины мира, но и культурным контекстом. В иной ситуации, например в общественном транспорте и с незнакомым человеком, данный знак может трактоваться как оскорбление.

Таким образом, правильная интерпретация знака языка культуры предполагает знание культурной картины мира и особенностей организации культурного контекста. Этот вывод, сделанный на основе теоретического анализа, имеет важное практическое значение для курсов теории и практики межкультурной коммуникации. Цели и задачи этих дисциплин должны включать компетенции, позволяющие научиться интерпретировать знаки в процессе межкультурного общения. Эти компетенции включают комплексы умений, основанных на понимании того, что картина мира каждого человека формируется под влиянием определенных культурных норм и ценностей, и на способности преодолевать стереотипы и мифы как в отношении чужой культуры, так и своей собственной. Студенты, завершающие изучение предметов, связанных с теорией и практикой межкультурной коммуникации, должны уметь сопоставлять культурный опыт людей разных национальностей, находить в нем общее и особенное, объяснять, как и почему ценности, нормы, верования людей влияют на принятие экономических и политических решений, как от культурного опыта зависит мировоззрение человека, а также определять те отличия в культурах, которые могут повлечь возникновение стереотипов. Эти умения позволят выпускникам университета непредвзято интерпретировать особенности коммуникативного поведения собеседников, а в тех случаях, когда некоторые формы поведения окажутся непонятными, искать логичные, рациональные объяснения, не преувеличивая негативные аспекты.

1 См.: Гирц, К. Интерпретация культур. - М. : Российская политическая энциклопедия, 2004.

2 См.: Bickel, B. Spatial orientations in deixis, cognition, and culture: where to orient oneself in Behare // Language and conception / ed. by Jan Nuyts and Eric Pedrson. - Cambridge : Cambridge University Press, 1998. - P. 46-83.

3 См.: Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека. - М. : Языки русской культуры, 1999.

4 См.: Морфология культуры. Структура и динамика / под ред. Э.А. Орловой. - М. : Наука, 1994.

5 См.: Алефиренко, Н.Ф. Поэтическая энергия слова: Синергетика языка, сознания и культуры. - М. : Academia, 2002.

6 Морфология культуры. Структура и динамика. - С. 74.

7 См.: Hall, E.T. Beyond culture. - N.Y. : Anchor Books, Doubleday, 1989.

8 См.: Ван Дейк, Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. - М. : Прогресс, 1989.

9 См.: Hall, E.T. Op. cit.

10 Никитин, М.В. Курс лингвистической семантики / Научный центр проблем диалога. - СПб., 1996. - С. 719.

11 Hall, E.T. Op. cit. - P. 18.

12 Никитин, М.В. Указ. соч. - С. 722.

13 См.: Stewart, E. American cultural patterns. A cross-cultural perspective. - Yarmouth, Maine : Intercultural Press Inc., 1972.

14 См.: Hall, E.T. Op. cit.